сколько стоит бланк диплома
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Белое сияние" автора Кэролайн Карвер

Скачать книгу "Белое сияние" бесплатно

 

Кэролайн Карвер

Белое сияние


Долгая холодная зима на Аляске не сулит ничего доброго. Попав в снежную бурю, бесследно исчезает изобретательница Лиза Макколл. Бросив все, ее старшая сестра Эбби прилетает из Англии, чтобы присоединиться к спасателям. Вот уже четыре года после ужасной ссоры она не разговаривает с сестрой, и теперь вдруг становится ясно, что у них, возможно, уже не будет случая помириться. Одна в промерзшей сторожке, переживая собственную личную драму, Эбби изо всех сил пытается разобраться, как и почему исчезла Лиза. И вскоре понимает, что все намного страшнее, чем кажется. Но если она хочет выжить, ей придется докопаться до истины.





Кэролайн Карвер

\"Белое сияние\"


Кристине и Патрику

Быть может, однажды вы прочтете эту книгу





1


Была глубокая ночь. Лиза выбилась из сил — уже пять часов она скрывалась от погони. Ветер и мороз усиливались. В последние годы на Аляске столбик термометра в апреле редко опускался до минус двадцати восьми, но из-за жуткого ветра, который, казалось, дул из далекого прошлого, выходило все тридцать пять. Согреваться становилось все труднее, страшно мерзли руки и ноги. Лиза знала: если в ближайшее время не удастся найти укрытие, и она, и ее собаки погибнут.

Сквозь завывания ветра она слышала, как снег стегал по капюшону куртки, скрипел под лыжами и как поскрипывала собачья упряжка. Ни звука, похожего на гул мотора. Но она не сомневалась: преследователи где-то недалеко. У них снегоходы, рация и оружие. Много оружия.

В ушах звучало эхо выстрела из пистолета сорок пятого калибра, перед глазами стояла фигура человека в зимнем камуфляже. Он бы нашел ее и убил, если бы не верные хаски Роскоу и Моук.

_Не_думай_об_этом._Главное_сейчас_—_бежать,_бежать,_бежать._Снегоход_будет_двигаться_ровно_столько,_сколько_хватит_топлива,_а_собакам_бензин_не_нужен._Когда_мы_будем_в_безопасности,_я_подумаю,_что_делать_дальше._Но_только_когда_опасность_останется_позади._

Они подъехали к замерзшей реке, Лиза приказала собакам не останавливаться, а сама внимательно вглядывалась в лед, чтобы упряжка не угодила в темную предательскую полынью. Река начала вскрываться на прошлой неделе, когда воздух наконец прогрелся до плюс четырех. Днем природа то оттаивала на солнышке, то снова оказывалась в объятиях арктической зимы. Лиза никак не ожидала, что лед под ногами будет твердым, как асфальт.

Она повернула упряжку в сторону хребта Уайлдвуд-Ридж и вдруг перестала что-либо различать перед собой. Линия горизонта исчезла: тяжелые облака и бесконечная белая горная гряда слились в единую снежную массу — ни полутонов, ни теней. Она не могла понять, что впереди — поворот или яма.

Не было никакого смысла искать лыжню: ее скрыл снег. Значит, преследователи собьются со следа, но с другой стороны, она и сама может никогда отсюда не выбраться.

Собаки уже по грудь утопали в мягком снегу, увязая в нем. Лиза чувствовала, как холод проникает внутрь, пробирает до костей. Она понимала, что теряет тепло быстрее, чем вырабатывает. Становилось все труднее передвигать лыжи, ее все больше охватывало непреодолимое желание лечь и заснуть. Оставалось полагаться только на собственную волю: она не позволит им одержать победу. Лучше сгинуть здесь.

Ветер, подхватывая комья снега и острые льдинки, бил прямо в лицо. Все трое из последних сил двигались вперед, с невероятным трудом одолевая каждый сантиметр. Они уткнулись в подъем. Собаки обернулись на нее в недоумении и с легкой укоризной в глазах. Они как будто говорили, что устали и хотят отдохнуть. Лиза вдруг страшно захотела, чтобы сейчас с ними была Эбби. Она бы сумела заставить их легко преодолеть гору.

И тут Лиза ее увидела. Сестра стояла прямо перед ней. Лиза успела забыть ее широкоплечую, будто высеченную из мрамора, фигуру скандинавской спортсменки и снова почувствовала восхищение.

_Перед_глазами_замелькали_картинки_из_детства._Вот_Эбби_склонилась_над_ее_кроваткой,_улыбаясь_во_весь_рот;_вот_они_играют_в_прятки._С_огорода_принесли_цветную_капусту,_они_извлекают_из_нее_гусениц_и_с_визгом_бросают_друг_в_друга._Кувыркаются_в_воде._Красят_друг_другу_ногти._И_последняя_картинка_четырехлетней_давности_—_после_ужасной_ссоры_Эбби_хлопает_дверью._

Эбби улыбалась ей, не замечая бури. Она простила! Лиза ощутила невероятное облегчение. Хотела заплакать, но слезы превращались в льдинки, не успевая выкатиться. Хотела сказать Эбби, как устала, но губы не слушались. Она утопала по пояс в снегу, вокруг пронзительно выл ветер. Ей казалось, что голова отделяется от тела; Лиза медленно опустилась на колени. Ее все больше засыпало снегом; стало удивительно спокойно и хорошо, будто сестра перед сном заботливо укутывает ее одеялом. Безмятежность разлилась по всему телу. Снег покрывал ресницы; она перестала видеть, но улыбающаяся Эбби по-прежнему стояла рядом.

Собаки склонились над ней, встревоженно тычась носами в лицо, но Лиза этого уже не видела и не чувствовала.

Она видела только Эбби.




2


Сбросив туфли на высоченных каблуках, Эбби в чулках вприпрыжку бежала по улице, не обращая внимания на удивленные взгляды многочисленных прохожих. Костюм промок насквозь, волосы прилипли ко лбу. Какое же блаженство без туфель шлепать по мокрому теплому асфальту! Она больше не наденет их ни за какие деньги.

Дождь шел почти весь день — пресловутая серая английская изморось, — но это не останавливало гостей, приехавших в Оксфорд. Окна ее кабинета смотрели на восток, прямо на колледж Модлин, внизу зонты туристов покрывали Хайстрит. Таков Оксфорд — крупный торговый и деловой центр с лужайками и древними колледжами: здесь никогда не бывает выходных.

Держа туфли в одной руке, а портфель в другой, Эбби нырнула в «Золотой дракон» и с наслаждением вдохнула стоявший в кафе божественный запах чеснока и жареного лука, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не изойти слюной. Она обедала часов шесть назад — несколько сандвичей без верхней аппетитной корочки — и сейчас проглотила бы целую утку. Капли с мокрой одежды стекали на линолеум. Тони записал заказ: две порции жареной утки, блинчики, соевый соус, огурцы и лук. Парень, которого она раньше здесь не видела, взял с нее деньги и передал пакет с едой, осматривая ее с головы до ног.

— Ты такая высокая, — заключил он.

— Оригинальное замечание, — отозвалась она, удивляясь тому, что он говорит об очевидном.

— И сильная, да?

Он как будто оценивал ее, как рабыню, которую можно продать на рынке, и похоже, уже был готов ее ощупать и проверить зубы. Эбби вышла из кафе.

Опустив голову, она зашагала домой. Скорее бы снять мокрую одежду и набросить на себя что-нибудь уютное и теплое. Черт бы побрал этого Хью! На работу она обычно ходит в джинсах и кроссовках, не пытаясь поразить воображение клиентов, но на этот раз начальник настоял на том, чтобы она отказалась от привычной формы и надела что-нибудь более деловое и женственное. Как только некоторые женщины умудряются целый день ходить на каблуках — в них даже стоять невозможно! Ей казалось, что она полдня занималась тяжелой атлетикой, а не представляла комиссии план реконструкции парка XIX века.

Войдя в дом, она бросила портфель в холле и крикнула:

— Я дома!

— Приводи себя в порядок и заходи ко мне, — донесся до нее голос матери.

Эбби включила в кухне свет и, развернув пакет, сунула утку в духовку, чтобы она не остыла, отнесла туфли к мусорному ведру, но вдруг засомневалась: а что, если они ей еще пригодятся? После недолгого размышления она решила проявить благоразумие и поставила туфли у духовки — все-таки стоит их подсушить.

Зазвонил телефон, она не стала поднимать трубку — сначала нужно переодеться, к тому же у матери телефон всегда под рукой — она крикнет, если позвонят дочери. А еще она может нажать красную кнопку громкой связи над головой, и тогда звонок будет слышен по всему дому. Правда, мать это делала в исключительных случаях.

К счастью, Эбби не услышала ни зова, ни сигнала громкой связи — тишину в доме нарушал только шум дождя за окном да шуршание шин по мокрому асфальту, потом к ним добавился отдаленный звук сирены «скорой помощи». Поднимаясь к себе в комнату, Эбби с удовольствием вдыхала едва уловимый запах дров в камине и аромат пчелиного воска, предвкушая, как устроится перед телевизором в пижаме. Она не понимала людей, которые после работы идут не домой, а в какой-нибудь паб. Разве можно сравнить уютный ужин дома с неудобствами кафе!

Не успела Эбби снять промокший пиджак, как раздался сигнал громкой связи.

Она ринулась вниз с криком «Иду!». За последний месяц мать воспользовалась красной кнопкой всего дважды: в первый раз она упала с кровати и не могла подняться, а во второй — нечаянно уронила зажженную спичку в мусорную корзину с ненужными бумагами, и та загорелась.

У нее начался рассеянный склероз, когда Эбби была еще совсем ребенком, болезнь прогрессировала, но мать держалась стоически. Она не сдалась, когда не смогла больше водить машину — не делая из этого трагедии, пересела на мотороллер, предназначенный для людей, которым трудно передвигаться самостоятельно. Потом ей пришлось отказаться от чтения лекций и проведения семинаров в университете, но профессор биологии Джулия Макколл не собиралась уходить на покой — она продолжала работать над четырьмя научными исследованиями. Одно из них готовилось к публикации в конце года. В нем она в пух и прах разбивала взгляды последователей креационизма, опровергая очередную теорию проявления высшего разума.

Эбби влетела в комнату матери. Джулия сидела в кровати с ноутбуком на коленях. Вокруг, как всегда, валялись карандаши и всевозможные справочники и бумаги. На секунду ей показалось, что тревога ложная, но тут она увидела безжизненный взгляд бледной как полотно матери.

Последний раз Эбби видела ее такой, когда однажды, очень давно, они вернулись с Лизой из школы и узнали, что отец бросил их ради другой женщины. Он получил повышение по службе, став руководителем отдела экспорта в крупном издательстве, поехал в командировку в Австралию и вернулся оттуда совершенно изменившийся и по уши влюбленный в австралийку — инструктора по фитнесу. Начались скандалы, вопли и слезы; когда он все-таки от них уехал, казалось, даже стены вздохнули с облегчением. Джулия хотела, чтобы дочери общались с отцом, но это оказалось невозможным. И не только потому, что девочки были страшно оскорблены, но и потому, что папенька, похоже, не пылал энтузиазмом от перспективы общения с собственными детьми. Он как будто не желал, чтобы что-то напоминало ему о прежней жизни, и вскоре их общение сократилось до взаимных поздравлений с днем рождения и Рождеством. Но вот уже пару лет он и открытки не посылал.

— Мама! Что случилось?!

— Лиза… Ей нужна твоя помощь.

Эбби изумилась. За четыре года они с сестрой даже словом не перемолвились. Видимо, мать в очередной раз пытается их помирить.

Она уже собиралась выйти из комнаты, когда Джулия прошептала:

— Только что звонила женщина из полиции. С Аляски. Она сказала, что Лиза пропала.

Эбби увидела, что Джулия трясется как в ознобе, кусая губы, чтобы не разрыдаться. У нее сжалось сердце — мать никогда не плакала, даже когда болезнь отдавалась болью в каждой клеточке.

— Мамочка! — Эбби присела на край кровати. — Ты же знаешь Лизу! Я больше чем уверена, что через пару недель она объявится сама.

Джулия покачала головой и попыталась что-то сказать, но тут же разрыдалась. Дрожащая рука потянулась ко рту, потом прикрыла глаза.

— Помнишь, когда мы отдыхали в Хорватии, она исчезла с яхты, которую мы брали в аренду? — мягко возразила Эбби. — Мы все тогда решили, что она утонула, а она просто-напросто поплыла к берегу: у нее, видите ли, было свидание с официантом, который ей понравился.

А четыре недели спустя, когда они обедали в ресторане «У Брауна», Лиза снова исчезла. Она нашла более интересного собеседника, но даже не подумала предупредить остальных, что придет позже.

«Господи, Эбби, что за паника? Зачем так нервничать и переживать!» — говорила Лиза.

Эбби начинала объяснять сестре, что надо уважать чувства других людей, та кивала с видом кающейся грешницы, но ничего не менялось. Наверное, и это исчезновение — ее очередная выходка.

У Джулии сквозь прижатые к глазам худые пальцы текли слезы и падали прямо на клавиатуру ноутбука. Эбби мягко оторвала ее руку от глаз. Рука была холодной как лед. Она прижала ее к своей щеке, пытаясь согреть, Джулия улыбнулась сквозь слезы; сделав над собой усилие, глубоко вздохнула и перестала плакать.

— Лиза поехала на лыжах за собачьей упряжкой, — наконец сказала она, — но в горах началась снежная буря. Буран. Прошло четыре дня — ее нет.

У Эбби округлились глаза:

— Ты меня разыгрываешь!

Джулия покачала головой.

— Прости! — Эбби потерла переносицу и вздохнула. — У меня такое чувство, что подобное уже бывало не раз.

— В субботу Лиза должна была зайти к одному из друзей, кажется к леснику, но не зашла, — продолжала Джулия. — Он ждал несколько часов, а потом сам к ней отправился. Но в сарае не было ни снаряжения, ни собак…

— Честное слово, она торчит где-нибудь в баре со своим снаряжением и со своими собаками. На нее это очень похоже.

— Эбби, знаю, ты всегда нетерпима по отношению к сестре… но сейчас выслушай меня, пожалуйста.

Эбби опустила голову.

— Этот лесник и заявил о том, что она пропала. Женщина из полиции сказала по телефону, что Лиза иногда пользуется какой-то сторожкой; она ушла из дома, но в сторожку не пришла… Я не могла сосредоточиться на ее рассказе…

Эбби все-таки думала, что Лиза вовсе никуда не пропадала, а тайно встретилась где-нибудь с очередным любовником.

— Они точно знают, что пропала именно Лиза?

Вопрос остался без ответа. Эбби понимала, что проявляет черствость, но ничего не могла с собой поделать. Лиза вечно во что-нибудь вляпывается, а потом пытается из этого выбраться.

— Сейчас ее ищут, — нарушила молчание Джулия. — Похоже, они делают все возможное, но я не очень в это верю, Эбби. У меня такое чувство, что мне что-то недоговаривают.

На секунду Джулия отвела взгляд, потом вновь посмотрела на старшую дочь:

— Я хочу, чтобы ты туда поехала. Свяжись с полицейскими в Лейкс-Эдж и проследи, как идут поиски.

Эбби почувствовала себя парашютистом, у которого не раскрылся парашют.

— Лейкс-Эдж? — почти закричала она. — А разве она не возвратилась в Фэрбенкс с Грэгом?

Джулия снова отвела взгляд:

— Они поссорилась. Грэг уехал в Фэрбенкс без Лизы.

— Ты хочешь, чтобы я отправилась в Лейкс-Эдж?

Джулия упорно не смотрела ей в глаза. Эбби не верила своим ушам. Ну почему Лиза не пропала в каком-нибудь другом месте! В комнате повисло молчание. Они молчали минуты две, но казалось, прошел целый час.

— А что Томас? — Эбби спрашивала об университетском руководителе Лизы в Фэрбенксе. — Неужели его устраивает, что она живет у черта на куличках!

— Да, вполне. — Джулия вытащила из коробочки возле кровати салфетку и высморкалась. — Ведь Лейкс-Эдж находится внутри какого-то мощного магнитного поля, которое они исследуют. В Фэрбенкс она ездит каждый месяц и останавливается у него в доме. Это устраивает всех. Ты же знаешь, она обожает дикие места, к тому же ей не нужно весь день напролет сидеть в лаборатории, ведь основную часть работы она делает на компьютере.

Джулия скомкала салфетку. Глаза покраснели от слез, она по-прежнему была бледна, но уже взяла себя в руки:

— Доченька, я знаю, ты не хочешь туда возвращаться, но может быть, в твоем возвращении нет ничего страшного. Вы сможете помириться. Пожалуйста, Эбби, поезжай.

Внутри у нее топала ногами упрямая девчонка: «Не хочу!»

— Обо мне позаботится Ральф.

Вдовец-полковник, недавно вышедший в отставку, Ральф жил на другом конце улицы и был, сколько Эбби себя помнила, частью ее жизни. Он устраивал для детей праздники на улице, жег с ними костры у себя на огороде, а однажды, когда от них ушел отец, даже пригласил Джулию на свидание, но та ему решительно отказала, а остолбеневшей Эбби заявила, что он недостаточно умен и похож на посудомоечную машину, полезную, но очень скучную. Он нисколько не обиделся и тут же предложил приглядеть за девочками, пока Джулия будет на симпозиуме в Венеции. Эбби страшно обрадовалась, когда Джулия согласилась, но не показала виду. Она обожала Ральфа: как-то само собой получилось, что на следующие несколько лет он заменил ей отца.

Как только речь заходила о Ральфе, она вспоминала долгие прогулки на природе, его любимое пиво и то, как смешно прилипала пена к его аккуратно подстриженным усам. Жаль, что Лиза никогда не испытывала к нему такой же привязанности, но в конце концов сестра, уехав на Аляску, нашла человека, который и заменил ей отца. Эбби была убеждена: только благодаря Томасу Лиза пустила там такие глубокие корни.

— Кажется, Ральф собирался во Францию на встречу с друзьями.

— Ну и что! — Джулия судорожно вздохнула. — Пойми, сейчас не время упрямиться.

— Я не упрямлюсь! Просто считаю, что моя поездка ничего не изменит.

— Эбби, Лиза твоя сестра. Ей нужна помощь.

Эбби оглядела уютную комнату Джулии, старинные лампы, мягко освещающие акварели на стенах, тяжелые, янтарного цвета шторы, полки с рядами плотно стоящих книг. Она вспомнила, как у нее много работы: местный совет с нетерпением ожидает ее проект прибрежного сквера; она занимается еще и реконструкцией городского парка; а ее любимые клиенты Джоан и Али Прайс ждут не дождутся, когда она возьмется за дизайн их сада в итальянском стиле, который они хотят заложить до наступления лета.

Потом она взглянула на мать — тревога пролегла глубокими морщинами вокруг ее глаз и рта — и поняла, что выбора нет.

— Хорошо, — сказала она тихо, — я поеду.

Глаза Джулии наполнились слезами, она сжала руку старшей дочери:

— Спасибо, родная.

Эбби закусила губу.

— Мне дали номер телефона, по которому можно звонить. — Джулия передала Эбби листок бумаги с нацарапанным в углу номером. — Нужно предупредить их о твоем приезде.

Эбби набрала номер. Несколько секунд в трубке слышался треск, затем раздался сигнал вызова. После двух длинных гудков на другом конце рявкнул женский голос:

— Демарко, слушаю вас.

Эбби представилась, голос женщины тут же смягчился.

— Я разговаривала с вашей матерью. К сожалению, пришлось сообщить ей неприятную новость. — Голос звучал сочувственно. — Ваша мама рассказала, что произошло?

— Она сказала, что пропала моя сестра.

— Да, и мы начали поиски, как только об этом узнали. Центр координации спасательных операций привлек службу Гражданского аэронавигационного патруля, а они, как обычно в подобных случаях, предоставляют самолеты. Мы подключили и наш вертолет из Фэрбенкса. Уверяю вас, поиск ведется самым тщательным образом, но… — на другом конце провода закашляли, — шансы у Лизы невелики. Она отсутствует слишком долго, и мы не знаем, что с ней. Поэтому мы и позвонили вам как ближайшим ее родственникам.

У Эбби упало сердце: они считают, что Лиза погибла. Неудивительно, что Джулия хочет, чтобы она туда поехала.

— А вы уверены, что она пропала? Что-то подобное происходило с ней и раньше.

— Я об этом ничего не знаю. Могу только сказать, что мы не начинаем широкомасштабные поиски, пока у нас нет веских доказательств того, что человек в беде. Лесник пошел по ее следам и выяснил, что в одной сторожке на пути она останавливалась, а до другой не дошла. Он считает, что с ней что-то случилось где-то между этими двумя пунктами. Среди деревьев он обнаружил собачью упряжь.

— А не мог этой сторожкой воспользоваться кто-то другой?

— Нет. Здесь дело серьезное. Одна из собак прогрызла упряжь и вернулась домой. У нее обморожения на ушах и в паху. Она, судя по всему, много времени провела в горах.

— Может быть, собака заблудилась? — Эбби подумала, что сейчас Демарко потеряет терпение, но та, следует отдать ей должное, сохраняла спокойствие.

— Нет, эта собака знает горы вдоль и поперек. Она работает с щенячьего возраста. — Демарко начала шумно откашливаться. — Вам, возможно, это не понравится, мисс Макколл, но у нас собак заводят не только для забавы. Они способны на настоящий подвиг. Знаете, как много жизней они спасли! Ее появление означает, что в горах что-то произошло. Мы не можем не учитывать это.

Наступила длительная пауза, во время которой Эбби пыталась переварить услышанное. Настал ее черед откашливаться.

— Мы тут решили… — Она взглянула на Джулию — та ободряюще кивнула. — Я лечу к вам.

— В этом нет необходимости. — Голос Демарко звучал твердо. — Мы скоро ее найдем и тут же известим вас.

— Я хочу встретиться со спасателями и с вами, чтобы держать маму в курсе дела.

— Знаете, для всех нас будет лучше, если вы останетесь дома. Ваше появление не улучшит положение дел и никак не поможет вашей сестре. Мы профессионалы и знаем, что делаем.

— Обещаю, что не буду вмешиваться.

По молчанию в трубке Эбби поняла, что Демарко ей не верит, но она не собиралась сдаваться.

— Ждите меня послезавтра, — скороговоркой выпалила Эбби и бросила трубку прежде, чем Демарко успела что-нибудь возразить.




3


Эбби тряслась от холода. Она дышала в перчатки, согревая руки, и пританцовывала на месте, пытаясь размять окоченевшие ноги. Неприятно щемило под ложечкой; чтобы не вырвало, она несколько раз сглотнула слюну. Уши ломило от холода. Она подняла высокий воротник свитера до подбородка. Понятно, почему человек, загружавший самолет, был в меховых наушниках. Ледяной ветер легко продувал свитер и непромокаемую куртку; она уже не раз пожалела, что не запаслась более теплой одеждой.

Стоял апрель, она полагала, что все вокруг будет таять, но снежные бури, явно запоздавшие, словно повернули время вспять. Ей никогда в жизни не было так холодно: в умеренном климате, дома, даже зимой температура редко опускалась ниже пятнадцати градусов.

Тошнота усилилась, когда она оглядела потрепанный, покрытый ржавчиной самолет на лыжах. Сейчас ее больше волновал следующий этап пути, чем местонахождение сестры. Лыжи выглядели такими крохотными, что казалось, они тут же отвалятся, как только самолет начнет одолевать горбатую взлетную полосу по льду замерзшего озера. Порыв ветра — и эта колымага превратится в груду металлолома. Салон наверняка не отапливается. Но что делать, если ближайший пассажирский рейс местной авиалинии в Лейкс-Эдж только в конце недели!

— Летите с Маком, — бодро сказала ей девушка с черной косой. — Сегодня вечером он отвозит приятеля, который высадится недалеко от Лейкс-Эдж. Он может и вас захватить. Вы будете в надежных руках — Мак очень опытный летчик.

Эбби молила Бога, чтобы девушка оказалась права. Она ненавидела самолеты, даже комфортабельные боинги-747, полагая, что место человека на земле, а не в воздухе; если же он оказывается на высоте свыше трехсот метров, значит, отправился в горы. Она хотела нанять машину, но дорога на север была закрыта из-за бурана, и у нее не было выбора. Наверное, в штате с территорией, вдвое большей Техаса, с единственной железнодорожной веткой и скромным числом шоссейных дорог передвижение по воздуху считалось нормой, но эта норма была не для нее.

Не то что для Лизы, которая летала не только на самолетах, но и на воздушном шаре; она обожала прыгать с парашютом, даже совершала затяжные прыжки. Самым опасным приключением, на которое решилась Эбби, была вылазка в горы в Уэльсе.

Она снова затопала на месте, глядя на горные вершины вдали, упиравшиеся прямо в небо. Неужели Лиза _действительно_ затерялась где-то там? Она отказывалась в это верить. Во время перелета через океан ей пришлось пережить немало неприятных минут. Когда самолет из Британии приземлился в Фэрбенксе, она ожидала, что перед ней хотя бы извинятся за неразбериху и путаницу, через которые ей пришлось пройти, но с извинениями почему-то никто не подошел. Она вздохнула, забрала багаж, напрасно надеясь, что уж сейчас, перед тем как она окажется в Лейкс-Эдж, к ней точно подойдут и объяснят, что произошло с сестрой.

Натянув шарф на рот и нос, она передала свою единственную сумку Маку — огромному, как медведь, человеку с копной светлых волос и похожими на щетку густыми усами. Он легко подхватил ее, подержал на весу, как будто проверяя, на сколько она потянет, и бросил на землю.

— Сегодня нас всего трое, — сказал он. — Хорошо, что вы едете налегке — у другого моего пассажира вещей побольше.

Он кивнул в сторону кучи снаряжения, ящиков и коробок на снегу. Там были лопаты, топоры, лыжи, унты, ружья, коробки с патронами, свернутый в рулон брезент, один ящик с бананами, один — с сигнальными ракетами и другие никак не обозначенные емкости, в которых могло оказаться все, что угодно, — от гелигнита для ведения подрывных работ под водой до туалетной бумаги.

Она даже подумала, не полярный ли исследователь летит с ними, и тут увидела второго пассажира. Он шел к ним с пистолетом в руке, на нем была красная меховая куртка, подбитые мехом голубые брюки, заправленные в высокие резиновые сапоги, на голове — меховая шапка-ушанка. Серая многодневная щетина на лице явно не соответствовала аккуратно подстриженным волосам и по-военному развернутым плечам.

— Чего уставилась? — сказал он грубо.

— Просто так. Извините.

Он окинул ее внимательным взглядом с головы до ног.

— Черт! — прорычал он и сплюнул на землю. — Я и не знал, что с нами полетит кто-то еще.

Эбби разозлила его враждебность, и она начала придумывать, что бы съязвить в ответ, но мужчина отвернулся, посмотрел на ее сумку, словно на мешок со змеями, и процедил сквозь зубы:

— Надеюсь, мы из-за вас не упадем.

— А вы, видимо, полагаете, что сумеете засунуть в самолет весь этот скарб? — заметила она уязвленно. — Так ли нужны вам три канистры пива? Их и поставить-то некуда.

— Шесть, — уточнил он. — Я их туда воткну, когда Мак вытащит баки с запасным топливом.

Эбби решила, что он просто неудачно пошутил, но к ее полнейшему ужасу, минут через десять Мак действительно вытащил из самолета баки с запасным топливом, место которых заняли канистры с пивом. От ужаса у нее пересохло во рту, и она всерьез решила, пока еще не поздно, отказаться от опасного перелета и дождаться, когда можно будет ехать на машине.

— Вы, судя по всему, не боитесь летать, да? — спросил он. В его голосе она услышала издевку, которую он и не пытался скрыть.

Она гордо вскинула голову и уставилась в небо:

— Нисколько! Меня просто немного беспокоит мысль, что произойдет, если нам вдруг придется совершить внеплановую посадку, скажем для дозаправки.

— Пойдем пешком, — последовал лаконичный ответ.

Она посмотрела на неприветливые, покрытые снегом горы и содрогнулась. А что, если мужик прав? Она, конечно, не одобряет поведения сестры, но ей совсем не хочется, чтобы Лиза сгинула где-то там в горах.

— Ведь вы бы и минуты не продержались?

— Да, — призналась она.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

— Вы совсем не похожи на сестру.

Ее словно ударили в солнечное сплетение.

_— Сестру?_

— Вы ведь Эбигейл Макколл, да?

— Откуда вы…

— Видел план полета. Там черным по белому написано, что в Лейкс-Эдж, где случилась беда с Лизой Макколл, летит Эбигейл Макколл. — Он криво усмехнулся. — Это же ясно как дважды два.

Он смотрел на нее, как на навозную кучу, в которую нечаянно угодил ногой. Господи, что такого она сделала ему в предыдущей жизни? А может быть, дело вовсе не в ней, а в сестре, которая что-то натворила в Лейкс-Эдж?

К радости Эбби, его внимание отвлек Мак:

— Послушай, Виктор! Тебе и вправду нужно это каноэ? Мы можем привязать его к брюху самолета, но когда мы поднимемся в воздух, твоя лодочка устроит нам развеселую жизнь.

Мужчины закрепили лодку; Мак посадил Эбби за Виктором — тот занял кресло второго пилота, передал ей летные наушники с микрофоном и начал предполетную проверку двигателя. От волнения у нее вспотели ладони, она в полном отчаянии смотрела в иллюминатор, но похоже, там, на земле, никто не собирался запрещать полет и извиняться перед ней за отнятое время и потрепанные нервы. Она летит в Лейкс-Эдж на этой развалюхе и не в силах ничего изменить.

Она вдруг поняла, что самолет разгоняется по льду озера. На секунду он оторвался от земли, затем снова плюхнулся на лед. Берег приближался с невероятной быстротой.

— Тяжеловата сегодня машина, но мы справимся, — услышала она голос Мака. В горле застрял крик — она поняла, что это конец, но в последнюю минуту машина взмыла вверх.

Эбби сидела прямо, сжав зубы, боясь пошевелиться, и старалась сосредоточиться на дыхании. Надо дышать ровно и медленно, говорила она себе. Потом она решила, что, возможно, выйдет из оцепенения, если попытается смотреть в иллюминатор на знакомые места. Ей действительно стало немного легче, когда внизу она увидела ленту дороги, ведущей в аэропорт. Машин на ней было мало, они медленно плыли по грязному подтаявшему снегу.

— Эбби!

Она вздрогнула от неожиданности, услышав в наушниках голос Мака.

— Что? — Голос был хриплым от не покидавшего ее ужаса, но Мак сделал вид, что ничего не заметил.

— Виктор говорит, вы здесь раньше бывали.

Она тут же забыла, что от земли ее отделяет не одна сотня метров. Откуда, черт побери, Виктор об этом знает? Ею овладела настоящая паника. Неужели ее помнят все жители Лейкс-Эдж! Что им говорила Лиза?

«Пора с этим смириться, — сказала она себе. — От прошлого никуда не деться. Оно будет следовать за тобой, как тень».

Конечно, в Лейкс-Эдж ее должны прекрасно помнить, разве что его обитатели страдают массовой потерей памяти.

— Боролись за охрану природы? — предположил Мак.

— Четыре года назад я занималась здесь технико-экономическим обоснованием проекта.

Она не любила предаваться воспоминаниям о том лете, но порой запах какого-нибудь сильного противомоскитного средства или мяса, жаренного на вертеле, возвращали ее на хребет Брукс, к его суровым вершинам, сверкавшим в длинных лучах летнего полярного солнца.

Тогда, в июле и августе, в составе группы ученых-исследователей она работала в одном из последних величайших и пока не изуродованных человеком заповедников дикой природы, который простирается почти по всей ширине Аляски. Вертолет доставил их из Лейкс-Эдж прямо в сердце хребта, где они и разбили лагерь. Каждое утро на протяжении двух месяцев группа вылетала в новое место, где они чертили схемы и карты, собирали и упаковывали образцы самых разных растений, составляли описание флоры и фауны. Вечером вертолет отвозил их обратно в лагерь, где на вертеле готовился ужин. Она ненавидела эту машину с пропеллером, но каждый день, проведенный в экспедиции, доставлял ей невероятную радость, и она вернулась в Лейкс-Эдж счастливейшим человеком. Она загорела и окрепла, но самое главное — была по уши влюблена.

Вспомнив те два месяца, проведенные с Кэлом, Эбби покраснела от стыда. Он сопровождал их группу как охотник и проводник, обучая премудростям жизни в Арктике и ограждая от чересчур близких контактов с медведями. Надо же ей было влюбиться в проводника! До чего это глупо и банально. Она чувствовала себя полной идиоткой.

Мак быстро обернулся к ней в кресле и переспросил:

— Каким обоснованием?

— Мы проводили полевые исследования для одного проекта. Изучали условия тундры, чтобы воссоздать их в Англии для желающих с ними познакомиться.

Мак презрительно фыркнул:

— Хотят познакомиться с условиями тундры — пусть приезжают сюда.

Авторы проекта «Райское место» в Корнуолле в конце концов пришли к такому же выводу. И дело не только в том, решили они, что в Арктике живет мало людей, но и в том, что арктическая растительность, по их мнению, для потенциальных клиентов недостаточно волнующая и эротичная. Эбби рассказывала комиссии об удивительных растениях тундры, о том, как приятно прикасаться и проводить рукой по влажному шелковистому рыхлому мху и упругому лишайнику, но комиссия посчитала кактусы и скалы пустыни более подходящими для своего проекта.

Набравшись мужества, она в очередной раз выглянула в иллюминатор: они летели над Ченой — река грязно-белой веревкой вилась между приземистыми зданиями. Город оставался позади. Самолет попал в небольшую воздушную яму, но потом снова выровнялся. На борту было прохладно, но с Эбби градом лил пот.

«Он опытный летчик, — повторяла она про себя, — так мне сказала в аэропорту девушка с косой. Ты в надежных руках».

— Смотрите в иллюминатор, — сказал ей Мак, взяв курс на северо-запад. — Может, увидите пару мишек. На прошлой неделе было довольно тепло, и они начали вылезать из берлог. Зимняя спячка закончилась.

Эбби посмотрела вниз, но из-за серой тучи ничего не смогла разглядеть. Прошло два часа, монотонно гудел мотор, несколько раз она даже пыталась подремать, но стоило самолету хотя бы немного накрениться, она вздрагивала, впивалась пальцами в ручку кресла и мысленно прощалась с жизнью.

Ну почему она нисколько не похожа на свою не ведающую страха сестру! Эбби не переставала удивляться тому, насколько они разные. Лиза закончила физико-математический факультет, ее нынешние исследования были для Эбби так же недоступны, как теория относительности. Ее никогда не занимали отвлеченные понятия, она не любила рассуждать на философские темы — ее мысль работала исключительно в практическом направлении. Поэтому она без всякого сожаления оставляла Лизу корпеть над вычислениями, а сама ходила на луг собирать огромные букеты из веток ивы с мягкими и пушистыми желтыми сережками. Ее особенно волновало прикосновение к земле, которая давала жизнь такому чуду.

Самолет начал резко снижаться, глаза Эбби расширились от ужаса.

— Идем на посадку! К черту на кулички! — прокричал Мак. — Место назначения Виктора.

Эбби резко выпрямилась в кресле.

Снижаясь, самолет вынырнул из тучи. Эбби приглушенно вскрикнула. Господи! Да они не более чем в тридцати метрах от поверхности какого-то озера, поблескивающего слоем явно подтаявшего льда. Мак спустился еще немного, выбирая место для посадки, но потом резко взмыл вверх:

— Ну уж нет.

— Да ладно тебе, Мак! — возразил Виктор. — Ты и не в таких местах сажал самолет — бывало и хуже.

— Лед слишком тонкий, это опасно.

— Отличный лед, что ты!

— Да? А что это за трещины там, у берега, — ландшафтный дизайн?

— Сделай круг — давай еще разок посмотрим.

Мак взглянул на Виктора:

— Тебе так нужно достать эту штуку со дна озера, что ты готов высадиться прямо здесь?

— Да.

— Надо же!

Мак повернул самолет, снизился и начал всматриваться в поверхность льда. Эбби увидела зловещие черные трещины, о которых говорил Мак, и решила, что он откажется от безумной затеи посадить самолет, но машина почему-то начала резко сбрасывать скорость. Эбби не верила собственным глазам. Сбывались ее худшие опасения — они шли на посадку.

В горле застрял крик; буквально через несколько секунд самолет, подпрыгивая, заскользил по льду и наконец остановился перед высокой скалой, поросшей древними соснами.

Наверное, летом здесь проходит узкая береговая линия, но сейчас все было покрыто снегом. Вершины неприветливых безлесых гор, обступивших озеро, скрывали тучи. Прямо под утесом притулилась крохотная сторожка, утонувшая в снегу. Вокруг ни души. Ни одного следа хоть какого-то зверя, ни одной птицы в небе — только унылая, лишенная растительности холодная пустыня. Для Эбби так и осталось загадкой, что мог здесь искать Виктор.

Мак не стал выключать мотор.

— Скоро стемнеет — поторопись, Виктор.

Эбби вздохнула с некоторым облегчением: чем скорее они избавятся от Виктора и его груза, тем безопаснее будет следующий этап пути. Она спрыгнула на землю, вытащила из самолета ломик и пошла к озеру. Шею и лицо тут же начал щипать мороз, ноги через пару минут окоченели. Она осторожно ступила на лед, покрывавший озеро, и почувствовала, что он слегка пружинит.

— Ну пока! — Мак похлопал Виктора по плечу. — Берегись гризли.

Виктор погладил ствол своего ружья и зашагал прочь, не попрощавшись и даже не посмотрев в ее сторону. Эбби нахмурилась: хорошо бы больше никогда не встречаться с этим человеком.

— Следующая остановка — Лейкс-Эдж, — крикнул Мак. — Поехали!




4


Минут через десять полета в западном направлении Мак ткнул пальцем в сторону Лейкс-Эдж. Эбби посмотрела вниз, на видневшееся вдалеке селение на берегу озера, и у нее снова закружилась голова. Городок располагался в глубокой долине между двумя горами. Она бы ни за что его не увидела, если бы не знала, в какую сторону смотреть.

Мак снизил самолет, и она рассмотрела знакомые ели, знакомую главную улицу, знакомую паутину дорожек между домами — сейчас они были протоптаны в снегу.

— Хотите получить удостоверение?

— Что?

— Мы пересекли Северный полярный круг. Многие из приезжающих хотят получить его на память о севере.

— Спасибо, Мак, у меня оно есть. — Она, правда, не могла вспомнить, куда его сунула. Скорее всего, сожгла, когда избавлялась от вещей, напоминавших ей об Аляске. Эбби придвинулась к иллюминатору. К югу от поселка она увидела очищенную от снега темную взлетно-посадочную полосу.

— Когда ее построили? — спросила она, указывая вниз.

— Года два назад.

— Разве у вас нет самолета на колесах?

— Есть, конечно, но на нем я бы не сумел доставить Виктора к его сторожке.

— Лед на озере не подтаял?

— Не волнуйтесь. Перед полетом я это уточнил, к тому же здесь мы ближе к северу и выше в горах. Для Виктора я не мог этого сделать — некого было спросить, но ему срочно нужно было туда лететь…

Поверхность озера приближалась. У Эбби перехватило дыхание. Мак посадил самолет мягко, как перышко, но она разжала пальцы, только когда машина плавно подкатила к понтону.

Да, судьба весьма бесцеремонно вытолкнула ее из уютной оксфордской жизни и заставила пережить леденящий кровь полет в эти дикие места. Эбби про себя решила, что довольно сносно перенесла столь резкую перемену обстановки, но она чуть не потеряла сознание, когда увидела бескрайнюю белую картину: гигантские снежные шапки на горных вершинах и ледяные валуны, казалось, готовые с грохотом скатиться вниз по склонам.

Если женщина, говорившая с ней и матерью по телефону, не ошибается, значит, Лиза пропала где-то в этих горах. Ее ищут. У спасателей самолеты, собаки; с ними работают охотники-профессионалы, но в полиции считают, что Лиза погибла. Хочешь не хочешь, приходится признать, что все очень и очень серьезно.

Пряча руки под мышки, Эбби осторожно выбралась из самолета и огляделась. Мороз к вечеру усиливался. Деревья и постройки словно прогибались под шапками недавно выпавшего снега. Городок как будто вымер — на улице не было ни души.

Не глуша мотор, Мак выпрыгнул из самолета с ее сумкой в руках. Удивительно, но за недолгую поездку Эбби успела привыкнуть к нему и немного расстроилась, когда он протянул ей руку на прощание.

— Вы разве не остаетесь?

— Мне завтра рано утром лететь в Глетчер.

Эбби посмотрела на небо:

— Неужели самолеты здесь летают и ночью?

Он широко улыбнулся, под щеткой усов блеснули ослепительно белые зубы.

— Это очень быстро — долечу обратно еще засветло.

— Могу я вам позвонить, если мне нужно будет лететь обратно?

— Уверен, вас кто-нибудь подвезет. Фэрбенкс не так далеко отсюда — вы за день доберетесь на машине.

— Но ведь все дороги закрыты.

— Исключительно из-за бурана. Но главное шоссе очень скоро расчистят.

Он уже собрался вернуться в самолет, но она остановила его:

— Вы знаете, как добраться до полиции?

— Здесь нет полицейского участка. Ближайший в Колдфуте. — Мак кивнул в сторону поселка. — Не волнуйтесь, Демарко вас встретит. Надеюсь, вы найдете сестру.

— Я тоже, — сказала она еле слышно.

Он дружески похлопал ее по плечу и, прыгая в самолет, бросил на прощание:

— Удачи!

Самолет, взревев, развернулся, заскользил по льду и взмыл в воздух. Звук постепенно удалялся, и через несколько минут наступила такая тишина, что у Эбби зазвенело в ушах.

— Вы мисс Макколл?

Голос женщины звучал неуверенно, но Эбби почувствовала, что в ней поднимается знакомая волна раздражения: как очень многие до нее, та посчитала, что они с Лизой непременно должны быть похожи. Сестра пошла в мать — такая же миниатюрная брюнетка с вьющимися волосами, стремительными движениями, от которых со столов падали вазы и журналы. Эбби всегда считала себя бледной тенью по сравнению с ними.

Мать говорила, что старшую дочь ей подарили эльфы, чем приводила ту в замешательство и растерянность. Но однажды (Эбби тогда было лет тринадцать) Джулия устроила в доме генеральную уборку, и девочка наткнулась на пожелтевшую фотографию своей прабабки: слегка раскосые голубые глаза, маленькая родинка в уголке рта. Если бы она не знала, что это фотография норвежки Марики Шикоры, вышедшей замуж за Дьюитта Макколла, она бы решила, что это ее собственное изображение.

— Да, я Эбби Макколл.

Эбби с ног до головы оглядела молодую женщину, одетую в полицейскую форму: брюки темно-синего цвета с золотой полоской по бокам, такого же цвета толстая меховая куртка с множеством карманов; на одном бедре пистолет, на другом — рация. Из-под бобровой шапки выбивается кудрявая каштановая прядь. Проницательные карие глаза. Помада теплого бежевого оттенка. Женщина не отрываясь смотрела на ее волосы. Эбби так и хотелось ей сказать — нет, они не крашеные; да, мне нравится белый колючий ежик на голове. Зато ей почти не нужна расческа, а феном она не пользуется вовсе.

— Я из полиции, меня зовут Демарко, — наконец произнесла женщина, закончив изучение внешности Эбби.

— Очень приятно.

— Надеюсь, вы нормально добрались. — Она смотрела Эбби прямо в глаза. — Все-таки не ближний свет.

Эбби прекрасно поняла тайный смысл сказанного: послушались бы лучше меня и сидели дома, а не тащились в такую даль.

Демарко улыбнулась, будто прочитав ее мысли.

— Я на машине, — сказала она любезно. — Вообще-то я живу и работаю в Фэрбенксе, но прилетела сюда вертолетом, как только узнала о случившемся. Народ здесь щедрый — мне выделили автомобиль.

Они зашагали в сторону машины, на которую указала Демарко.

— Я отвезу вас в школу и введу в курс дела. Мы там устроили временный штаб в учительской. Здесь у нас нет полицейского участка, только ПООП — пост охраны общественного порядка.

На большой скорости «форд эксплорер» заскакал по ухабам, под колесами весело хрустел снег и грязный лед — поездка больше напоминала езду в груженой бетономешалке. Видимо, накануне дорогу чистила снегоуборочная машина, так как по обеим сторонам высились почти двухметровые сугробы, но больше никаких машин видно не было.

— Насколько я понимаю, — сказала Демарко, — вы бывали здесь раньше.

Эбби молча кивнула. Ей не хотелось говорить об этом, и она уткнулась в окно. На настилах и наклонных крышах бревенчатых домов, стены которых украшали оленьи рога, лежал толстый слой снега, но вокруг не было ни души. Город словно вымер — ни людей, ни даже собак на улицах.

Они миновали ряд магазинчиков с сувенирами, бар «Северный олень» со сверкающими неоновыми надписями: «Горячий кофе», «Завтрак, который насытит на весь день», «Пиво „Бадвайзер“, „Предлагаем ночлег и завтрак“. Все было до боли знакомым, но в то же время далеким, как в кино. Единственное новшество, которое она заметила, — когда-то небольшой туристический центр, предлагающий прогулки в горы, прогулки на каноэ с рыбалкой, расширился, заняв соседний магазинчик. Витрины магазинов наглухо закрывали деревянные ставни: настоящий наплыв туристов начнется только в конце мая.

Наконец машина повернула направо и остановилась у одноэтажного здания, не похожего на жилое. Правда, строение больше напоминало тюрьму, а не школу. Эбби отстегнула ремень безопасности и вышла из машины. В лицо ударил морозный воздух. Вслед за Демарко она поднялась по бетонным ступенькам и вошла в широкие двери. В коридоре пахло хлоркой. Стены покрывали нарисованные мелом медведи, киты и цветы, из классов доносился радостный гомон ребятишек, и Эбби на минуту почувствовала мир в душе. Да, но где же родители учеников? Почему город кажется таким пустынным?

Демарко решительно открыла дверь в конце коридора и пропустила Эбби вперед, в душную, похожую на квадратную коробку комнату с побеленными стенами. Там стояли четыре стула, заваленный бумагами алюминиевый стол и помятый, будто его сбросили с крыши, картотечный шкаф. На небольшом столике у окна теснились бумажные стаканчики и грязные кружки, валялись пакетики с сахаром и чаем. На двери сиротливо висело расписание занятий, напоминавшее входящим, что когда-то здесь была учительская. Наверное, его забыли снять, когда вывозили вещи.

Демарко налила в чашки кофе из кофеварки и предложила Эбби присесть, но та отказалась: проведя на ногах около суток, она боялась, что, едва присев, тут же заснет в этой душной комнате.

Демарко села за стол и, взяв в руки зеленую папку-скоросшиватель, пробежала глазами первую страницу, словно сверяя факты, затем мрачно посмотрела на Эбби. Та поставила чашку на подоконник и оперлась о теплую бетонную стену.

— Нашли? — хрипло выдохнула она.

Демарко покачала головой:

— Пока нет. Ее ищут, люди сейчас там.

Эбби посмотрела в окно на пустынную улицу:

— Все?

— Почти все. А народ из Уайзмена и Колдфута собирает деньги. На земле ищут собаки, а Рон и Лу, то есть супруги Уолмзли, облетают территорию на самолете. — Демарко глянула на телефон на столе, потом в сторону. — Люди вернутся с наступлением темноты.

— Где ее ищут?

Демарко взяла с пола помятую карту, расстелила ее на столе поверх бумаг. Эбби тут же вспомнила своего бывшего ухажера, картографа по имени Роберт. Он тогда только что развелся, был невероятно галантен и даже взял ее с собой в Озерный край, что на северо-западе Англии, где обучал ориентированию на местности. Она чуть не умерла от ужаса, когда он предложил ей пожить вместе.

„Обязательность не такое плохое слово, — печально вздыхал он. — Не все мужики сволочи — некоторые даже очень неплохи, если дать им возможность проявить себя“.

Когда он поставил перед ней условие — либо переезжай ко мне, либо мы расстаемся, она выбрала последнее. Она не была уверена, что он не вернется к бывшей жене, которой названивал чуть ли не каждый день. После Кэла она вообще не доверяла мужчинам и не шла на сближение.

— Мы находимся здесь, — Демарко показала на Лейкс-Эдж, потом переместила палец к юго-западу, — а ищем вот здесь. — Палец уткнулся в место, обозначенное на карте как „Лесотундра“.

Эбби начала внимательно рассматривать зеленые, белые и коричневые заплатки на карте, обозначавшие ледники, ледниковые отложения, расселины, родники, лесные массивы, водопады и изогнутые контуры гор. Только несколько рек имели имена; горные вершины, за исключением наиболее высоких, были безымянны — лишь крохотные точки с указанием высоты: _1369 м,_1620 м._

— В выходные ваша сестра должна была встретиться с лесником Джо Ченегой. Они друзья и иногда вместе ходят на рыбалку. Он давал ей уроки выживания в этих местах. Она собиралась забрать у него нарты, которые он для нее починил. Но в условленное время она не пришла, и он сам к ней пошел. Осмотрев сарай, он решил, что она уехала на лыжах за собачьей упряжкой.

— На лыжах за собачьей упряжкой, — эхом отозвалась Эбби. Она припомнила, что Джулия действительно что-то такое говорила, но тогда не обратила на это внимание.

— Человек встает на лыжи за упряжкой, а вещи и провиант кладет в рюкзак либо привязывает к небольшим санкам. Лиза время от времени совершает подобные вылазки, но раньше она никогда не попадала в беду.

Эбби сжала зубы: „Еще как попадала, она чуть ли не с рождения постоянно попадает в какие-нибудь переделки“.

— Вы знакомы с моей сестрой?

— Нет, но здесь ее знают очень хорошо.

Демарко извлекла бумажную салфетку из одного из своих многочисленных карманов и громко высморкалась.

— Помните, я рассказывала вам о собаке? Кажется, я говорила, что она получила обморожения и очень ослабла после того ужаса, который ей пришлось пережить.

Она продолжала что-то говорить, но Эбби перестала ее слушать. Она вдруг отчетливо увидела Лизу, которая из последних сил ползет по снегу: нежное личико посинело от мороза, на губах запеклась кровь.

— Вы меня слушаете?

Эбби облизнула пересохшие губы и с трудом отогнала видение. Лиза всегда справляется с трудностями. То, что собака перекусила упряжку и пришла домой одна, не означает, что сестра погибла. Вполне возможно, она, живая и невредимая, в этот момент тоже возвращается с гор.

— Джо очень хорошо знает, когда с людьми может случиться беда. После бурана он заходил в сторожку, — Демарко показала на один из черных квадратиков, которыми на карте обозначались строения или их остатки, — и убедился, что туда кто-то не так давно наведывался… Ваша сестра любит „M&Ms“, верно? И курит „Мальборо“?

Да, про себя сказала Эбби, но с упрямым цинизмом вслух произнесла:

— Моя сестра не единственный человек в мире, который курит именно эти сигареты и балуется именно этими шоколадными шариками.

Демарко достала из ящика стола небольшую пластиковую коробочку и протянула Эбби:

— Это мы тоже там нашли.

Секунду Эбби казалось, что у нее галлюцинация. В коробочке лежало ее собственное ожерелье, которое она купила на деньги бабушки Розы на свое шестнадцатилетие. Тоненькая серебряная цепочка с капелькой бирюзы. Эбби не носила его уже несколько лет и понятия не имела, где оно находится. Лиза имела обыкновение брать его без спроса, чем доводила Эбби до бешенства. Похоже, на этот раз произошло то же самое. Интересно, когда сестра стащила ожерелье — недавно или много лет назад, еще ребенком?

— Это Лизина вещь?

— Вообще-то она моя, но вам, наверное, все равно, — сказала Эбби сухо.

Демарко кивнула и сунула украшение в ящик. Эбби хотела попросить отдать его ей, но поняла, что придется подождать, пока Лиза не подтвердит ее заявление.

Демарко вернулась к карте:

— Потом она должна была отправиться вот сюда, но похоже, не дошла. В эту сторожку никто не заходил с осени.

Эбби провела пальцем по карте: добрых восемьдесят километров по долинам, через озера, леса и горы.

— Не могла же она проделать этот путь за один день.

— Она ночевала в пути.

В глазах Эбби, наверное, мелькнуло недоверие, потому что Демарко добавила:

— Между сторожками давно проложена лыжня. Посмотрите, можно совершить небольшой крюк и вернуться в Лейкс-Эдж. Всего-то каких-нибудь три-четыре дня пути. Насколько мне известно, после поездок, особенно в Фэрбенкс, она частенько делает подобные вылазки. Джо говорит, она любит проветриваться.

Судя по всему, Лиза совершенно не изменилась. Эбби помнила, как, придя из школы, она бросала портфель в кухне и исчезала в саду. В теплое время года сестра забиралась в шалаш на дереве и по крайней мере полчаса отсиживалась там, прежде чем с кем-то заговорить. Эбби считала Лизу не от мира сего, для отца ее поведение было непостижимым, а мать называла девочку необыкновенным ребенком.

— Джо говорит, Лиза вернулась из Фэрбенкса в пятницу, значит, можно предположить, что она ушла из дома в субботу утром, очевидно забыв, что вечером того же дня собиралась с ним встретиться.

Эбби подошла к окну. На город опускался вечер, и улица казалась совершенно безликой. Возможно, утром, когда вернутся люди, отправившиеся на поиски, картина не будет столь безрадостной. Она вздрогнула, когда зазвонил телефон.

Демарко взяла трубку.

— Алло! Говорите громче… _Что_ вы обнаружили? Господи… — Прижав телефон к уху, она вновь расстелила на столе карту. — Это же за много километров отсюда.

Наступила долгая пауза.

— Да-да, конечно. Договорились.

Опустив трубку на рычаг, она с мрачным видом склонилась над картой.

— Что случилось? Нашли Лизу?

Демарко подняла голову и в упор посмотрела на Эбби.

— Да, кое-что нашли… Но это очень далеко от того места, где пропала ваша сестра… — Она замялась и отвела глаза.

— _Что_ нашли?

Демарко начала медленно сворачивать карту, не глядя на Эбби.

Эбби не понравилась такая уклончивость. Она взяла кружку, но поняв, что кофе остыл, снова поставила на подоконник.

— Мисс Макколл…

— Называйте меня Эбби.

— Эбби, я тут подумала, что вы сможете переночевать в домике своей сестры. Здесь недалеко, я вас подброшу. А завтра, когда отдохнете, мы снова встретимся, хорошо?

Эбби вышла за Демарко в холодную неуютную тишину, глядя на ее прямую спину. Женщина легко ступала по снегу, глаза заблестели, на губах появилось некое подобие улыбки. Эбби поняла — это всплеск адреналина.




5


Лизино жилище выделялось из массы других сборных типовых домов. Она жила в бревенчатом, обычном для этих широт домике. На покрытой снегом крыше высилось с десяток черных, размером с тарелку для супа, приемников солнечной энергии, обращенных в небо. Четыре года назад их не было, и Эбби не могла представить, для чего они там установлены.

Демарко отдала ей ключ от входной двери с брелоком в виде оленя.

— Люди здесь обычно не запирают входные двери, но ваша сестра — исключение. У Дианы хранится запасной ключ. — Демарко внимательно посмотрела на Эбби. — Она хозяйка „Северного оленя“ и Лизина подруга. Вы ее помните?

— Не очень, — Эбби съежилась от страха. — Я ночевала там всего пару раз. — Она отвернулась, чтобы скрыть краску стыда при этом воспоминании: Диана входит в номер, чтобы поменять постельное белье, и застает их с Кэлом в постели. Группа вернулась из экспедиции накануне вечером. Он собирался остановиться у друзей, но поздно ночью прошмыгнул к ней в комнату. Они только-только оторвались друг от друга, отдыхая после бурной ночи любви: взмокшие волосы, блуждающие глаза. Диана, бросив взгляд на парочку, швырнула чистые простыни на пол и вылетела из номера, гневно хлопнув дверью.

— Сами справитесь? — прервала ее воспоминания Демарко, не выключая мотор.

Эбби кивнула и выбралась на морозный воздух. Джип тут же рванул с места и, взметая снег, скрылся из виду на скорости раза в три выше той, на которой они ехали к дому.

Мороз не ослабевал. Еще не стемнело, а на чистом небе одна за другой начали появляться звезды. Эбби взяла сумку и поставила на широкий помост перед домом. По одну сторону входной двери стояли скамейка и небольшой круглый стол с ржавой консервной банкой, которую Лиза приспособила под пепельницу: в ней было полно окурков. Четыре года назад сестра так хотела бросить курить! У Эбби закружилась голова от вновь нахлынувших воспоминаний.

Эбби ощутила миниатюрное упругое тело сестры, которую крепко обняла, когда четыре года назад прилетела в Фэрбенкс, почувствовала запах ее волос — Лиза пользовалась апельсиновым шампунем. У нее был звонкий заразительный смех, люди смотрели на них и улыбались: так было всегда, когда их видели вместе. Согреваясь в лучах сестры, Эбби тоже хохотала. Лиза находилась рядом, будто не было четырех лет молчания.

Сердце отозвалось глубокой тянущей болью, будто чья-то гигантская рука сжимала грудь. Она не могла поверить, что с Лизой случилось что-то ужасное. Жизнь била в ней ключом, ее невозможно представить мертвой — нужно все время об этом помнить, иначе сердце расколется, как кубик льда под каблуком.

Она повернула ключ в замке и осторожно толкнула дверь. В доме было настолько тихо, что тишина давила на барабанные перепонки. Чтобы избавиться от неприятного ощущения, Эбби постучала ногами о порог, сбивая с обуви снег, и вошла внутрь. На нее пахнуло таким холодом, будто здесь не топили по меньшей мере несколько месяцев. Нащупала выключатель. В дальнем углу зажглась тусклая лампочка.

Взгляд упал на груду серого меха перед печкой. Волк! Она инстинктивно отпрянула назад, но волк не двинулся с места — это была всего лишь волчья шкура.

— О Господи! — выдохнула она. Сердце по-прежнему бешено колотилось в груди. Зачем Лизе понадобилась волчья шкура! На вешалке возле печки висела мужская длиннополая шуба, меховая шапка и перчатки. Интересно, чьи это вещи и как часто этот человек здесь бывает?

Она оглядела огромную гостиную, которая была также и кухней, и столовой. Как всегда у Лизы, везде царил беспорядок: горы немытой посуды, пакеты с просыпавшимися хлопьями, которые валялись повсюду, хлебные крошки, открытые банки с джемом. Дверцы шкафов распахнуты, на полу клочья рваных журналов и бумаг… Нет, это не обычный для Лизы беспорядок. По коже побежали мурашки: _здесь_что-то_искали!_

С лестницы, ведущей во двор, вдруг потянуло холодом. Она сбежала по ступеням и обнаружила распахнутую заднюю дверь. Замок был выломан, вокруг валялись щепки и опилки. Она осторожно выглянула на улицу, но не заметила никаких свежих следов на снегу — лишь слегка припорошенное небольшое пепелище. Перед тем как прикрыть дверь, она снова окинула взглядом представшую перед глазами картину. С какой стати в это время года Лиза жгла во дворе костер? Если ей понадобилось что-то сжечь, почему она не воспользовалась печкой в доме?

Откинув ногой снег с пепелища, она увидела обугленные компьютерные диски и металлические кольца от скоросшивателей — металл почернел и покорежился. Какого черта!.. Несколько секунд Эбби смотрела на эту бесформенную кучу, потом ринулась к дому. В одной спальне явно что-то искали, в другой, одновременно служившей Лизе кабинетом, — тоже: на столе у окна ни одной тетради, ни одной папки в столе; пропал компьютер и диски.

Она еще раз оглядела взломанную дверь, ощущая гулкие удары сердца. Здесь явно был грабитель — не Лиза же сорвала с крючков одежду и оставила открытой дверцу холодильника. Но почему жгли ее записи? Кто? Она сама или тот же грабитель? А Томас — знает ли об этом ее любимый руководитель?

Трясясь от холода, Эбби поднялась наверх в поисках телефона. Свой мобильный она оставила дома, потому что здесь, на Аляске, мобильная связь не работала. Что касается радиосвязи, она действовала, только если говорящие находились в поле зрения друг друга, в противном случае можно было с таким же успехом перекрикиваться. Даже обычные проводные телефоны трещали и не всегда обеспечивали надежную связь, поэтому жители сельских районов предпочитали любительское коротковолновое радио.

Она извлекла телефон из-под стола, где горой лежали научные журналы. В телефонном справочнике на страничке „Лейкс-Эдж“ были указаны всего двадцать два номера, включая номер местного Совета племен, несколько номеров Общества анонимных алкоголиков, почтовой службы США, школы и Службы национальных парков — что угодно, только не номер полиции. Она уже хотела звонить в Службу спасения 911, но вспомнила, что Демарко говорила ей о ПООП, и набрала номер. Трубку сняла женщина. Эбби представилась и объяснила, что произошло.

— Я свяжусь с Демарко по радио. Подождите секунду.

Женщина с кем-то поговорила, но слов, кроме своего и Лизиного имени, Эбби не могла различить, после этого раздался щелчок, и женщина сказала:

— Она говорит, что подъедет к вам, как только освободится.

Демарко заехала буквально на полчаса, осмотрела сломанный замок, сделала в блокноте несколько пометок и сказала Эбби, что кражи со взломом в этих местах хоть редко, но случаются.

Она уже направилась к выходу, когда Эбби спросила:

— А вы не хотите вызвать кого-нибудь, чтобы снять отпечатки пальцев?

— У нас, к сожалению, нет такой возможности, — ответила та сухо. — Я, Эбби, здесь одна. Если мне покажется, что это необходимо, я вызову сюда ребят из криминалистической лаборатории, но неужели, по-вашему, это нам что-нибудь даст?

Эбби покачала головой.

— Ну тогда я пошла.

К тому, что осталось на пепелище от дисков и скоросшивателей, она отнеслась не очень серьезно, но Эбби уже поняла, что Демарко не любит делиться информацией и не стоит принимать видимое отсутствие реакции за ее точку зрения.

Она приладила к многострадальной двери щеколду и решила принять душ. Лизин халат на полу напоминал небольшой бассейн с разлитой в нем желтой краской. Сестра обожала яркие, насыщенные краски и могла надеть наряд, в котором были собраны зеленый, оранжевый, лиловый и красный цвета, не обращая внимания на то, сочетаются они или нет. Лиза не раз повторяла: „Попробуй-ка, надев что-нибудь ярко-розовое, чувствовать себя несчастной. Это просто невозможно“.

Сердце как будто упало на дно глубокой каменной расселины, она сжала зубы. С Лизой все будет хорошо — другого просто не может быть.

Она натянула на себя синий мужской халат, висевший на полотенцесушителе, подогрела банку супа-пюре и начала есть, уставившись в пустой экран телевизора. В голове было так же пусто, тело вело себя как в замедленной съемке; казалось, кровь движется по сосудам в два раза медленнее.

Очень не хотелось звонить матери — Эбби с трудом подносила даже ложку ко рту, — но надо, иначе Джулия сойдет с ума от переживаний. Она отсчитала назад восемь часов — в Англии было два часа дня.

— Привет, мам, это я.

— Где Лиза? С тобой?

Эбби глубоко вздохнула:

— Поиски продолжаются.

Она, конечно, знала, что у матери вряд ли начнется истерика, но услышав ее спокойный, хотя и слегка дрожащий голос, испытала некоторое облегчение.

— А как ты, Эбби?

— Жутко устала. — Положив голову на руку и прикрыв глаза, она начала рассказывать Джулии о перелете в Лейкс-Эдж, о знакомстве с Демарко. Она решила не говорить ни о сожженных документах, ни о взломе — не стоит добавлять к ее переживаниям за дочь лишние волнения.

— Я видела карту местности, куда, по их предположениям, она поехала на лыжах за собаками.

— Она обожает этих собак, — сказала Джулия, — но любимец у нее Роскоу. Она мне даже его фото прислала. Эбби, дорогая… — голос матери вдруг зазвучал неуверенно, что ей было несвойственно.

— Да, мама?

— Я хочу, чтобы ты знала — я рада, что ты сейчас там. Если бы я только могла поехать…

— Знаю, мама. Я тоже рада, что сюда приехала, — солгала она и тут же переменила тему. — Как там Ральф?

— Изводит меня своими плоскими шутками.

Эбби почувствовала, как в ней поднимается волна любви к этому человеку. Он бросил все, чтобы им помочь. Он, как и Эбби, хорошо знал: если Джулию оставить одну, она не будет о себе заботиться. Именно поэтому после окончания факультета ландшафтного дизайна в университете Лидса Эбби подыскала себе работу в Оксфорде и стала жить с матерью. Честно говоря, она сделала это больше для себя, чем для нее: она гораздо меньше переживала, зная, что каждый день после работы будет рядом с ней.

Эбби немного поговорила с Ральфом, потом повесила трубку. Не в силах усидеть на месте, она перемыла гору грязной посуды, потом попробовала хоть немного привести в порядок комнату. Занимаясь уборкой, она одновременно пыталась почувствовать Лизин дух, но ее не покидало ощущение, что она в совершенно чужом доме. На прикроватной тумбочке стоял стеклянный ночник в форме выпрыгнувшего из воды дельфина и лежала замусоленная книга в бежевой мягкой обложке. Видимо, книгой пользовались постоянно.

Эбби взяла ее в руки. Напечатанная военным издательством, она, похоже, содержала сведения обо всем, что только можно себе представить, — от ориентирования на местности, организации поиска и патрулирования до разведения костров и приготовления пищи. В книге было бесчисленное количество диаграмм и рисунков капканов для животных и силков для птиц, прикрытых деревьями ям и скелетов животных. А еще статьи о том, как построить идеальное убежище во время бурана. „Уроки выживания в Арктике“ — книжка, которую лично она перед сном не стала бы листать, но для Лизы это было любимое чтение. Сколько Эбби себя помнила, Лизу всегда очень интересовал вопрос выживания в экстремальных условиях, что в конце концов привело ее к изучению вопросов защиты окружающей среды. Или все было наоборот? Эбби отложила книгу.

Она выдвинула верхний ящик, ожидая увидеть в нем бумажные салфетки или, может быть, кучу презервативов, но то, что там оказалось, заставило ее ловить ртом воздух, будто ей перекрыли кислород.

Из ящика на нее смотрели ее собственные письма.

Она резко задвинула ящик и уставилась на него, как на опасное ущелье, в которое вот-вот упадет.

Призвав на помощь все свое мужество, она снова открыла ящик, вытащила оттуда стопку перевязанных ленточкой писем, развязала и начала их перебирать. Некоторые она писала на листочках, вырванных из школьных тетрадей, — одни были испещрены рисунками, сделанными детской рукой, другие аккуратно написаны на специальной почтовой бумаге. Здесь были открытки, которые она посылала сестре из Уэльса, с севера Франции, из Парижа — наверное, все-все ее почтовые отправления.

Пальцы наткнулись на собственные дурацкие рисунки, которые она, вероятно, бездумно нацарапала, разговаривая по телефону, — Лиза даже их сохранила.

У нее закружилась голова, и она опустилась на кровать. Сама она не оставила ни одного Лизиного письма. Вернувшись с Аляски четыре года назад, она в тот же вечер торжественно сожгла их все до последнего. Почти онемевшими пальцами она выдвинула следующий ящик.

Он был доверху забит их детскими фотографиями. Вот они на велосипедах; катаются на пони; возле палатки в саду; открывают рождественские подарки; обедают в любимом кафе. А вот одна из них в детском пластиковом бассейне бьет по воде ладошкой, брызги блестят на солнце, вторая стоит рядом — обе загорелые, с улыбками во весь рот. В ушах зазвучал их счастливый детский визг.

Как же она любила младшую сестру! Ну почему они стали чужими! Она сердито смахивала катившиеся слезы. Похоже, она так устала от многочасового перелета и резкой смены часовых поясов, что превратилась в сентиментальную чувствительную барышню. Нужно поспать, и к ней вернутся привычное равновесие и рассудительность. Запихнув фотографии в ящик, она свернулась калачиком под одеялом и выключила свет.



Эбби проснулась от мерного стука по дереву. Ей показалось, что кто-то зовет ее по имени. Она открыла глаза — сквозь стекла в комнату проникали бледные лучи солнца.

Завернувшись в халат и сонно щурясь, она посмотрела на часы. Десять утра! Она уж и не помнила, когда так долго спала. Не переставая зевать, со слезящимися глазами, чувствуя, что ей не тридцать один год, а все шестьдесят, она посмотрела в окно. На пороге стояла, пританцовывая от холода, Демарко. Изо рта и носа валил пар.

Эбби даже взвыла от досады. Черт, они же с ней договорились в девять позавтракать в „Северном олене“!

Она открыла дверь, продолжая отчаянно зевать. Господи, как же на улице холодно! Она уже хотела пригласить Демарко войти, чтобы напоить кофе, но тут увидела выражение ее лица. Сразу же заныло в груди.

Демарко сняла с головы меховую шапку и, по-военному держа ее перед собой, откашлялась и посмотрела Эбби прямо в глаза.

_Господи,_только_не_это._Пожалуйста,_сделай_так,_чтобы_Лиза_была_жива._Она_мое_прошлое,_моя_жизнь,_она_все_обо_мне_знает._Пожалуйста,_Господи!_

— Мне нелегко вам говорить это, Эбби, но в горах мы обнаружили труп женщины.




6


Она сидела в хвостовой части ревущего вертолета, глядя вниз на холодную тундру, кое-где поросшую ельником. Ее подташнивало, руки и ноги вдруг стали ватными. Это состояние было очень похоже на то, которое ей довелось пережить лет в тринадцать. Мать привезла их с сестрой в Блэкпул на знаменитые аттракционы. Эбби никогда не забудет, что испытала и как себя чувствовала, когда их кабинка на американских горках наконец остановилась. Лиза прыгала и восторженно визжала от радости и счастья, что ей удалось покорить самые высокие, самые страшные, самые крутые американские горки на свете, а Эбби с трудом заставила себя открыть глаза и разжать зубы: ее чуть не вырвало.

Мать, увидев ее позеленевшее лицо, тут же повела обеих покупать мороженое — обычное семейное средство от любых неприятностей. О Боже! Как сказать Джулии, что Лиза погибла?

Сделав глубокий вдох, Эбби попыталась справиться с охватившим ее паническим страхом и заставила себя углубиться в изучение карты, которую ей передала Демарко.

На карте крестиком было отмечено место, где нашли тело: между двумя небольшими заливами у подножия безымянной горы высотой, как указывала карта, 1791 метр. Эбби не могла отыскать лыжню, которую ей вчера показала Демарко. Продолжая разворачивать карту, она начала искать два черных квадратика, изображавшие сторожки, но перед глазами все поплыло. Она отложила карту в сторону.

Вертолет резко накренился вправо и начал снижаться. Демарко сочувственно обернулась к ней.

— Мы почти на месте, — прокричала она.

Эбби увидела в иллюминаторе несколько голых тополей и похожий на призрак белый заливчик с замерзшим водопадом. Вертолет продолжал снижаться, она затянула потуже ремень безопасности. Она вытягивала шею то влево, то вправо, но не заметила внизу ни полицейской, ни какой другой машины, а через пару секунд, когда лопасти вертолета подняли настоящую снежную бурю, она уже вообще ничего не видела. Как будто они садились на дно огромной гремящей бутылки с молоком.

Лиза от этого была бы в восторге.

Эбби на секунду прикрыла глаза и прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Ей хотелось завыть от горя, но она не могла. Придется подождать, когда она окажется одна.

Рев двигателя постепенно стихал, поднятый лопастями снежный вихрь оседал на землю. Открылись двери, люди начали спрыгивать вниз.

Пилот повернулся к ней:

— Очень вам сочувствую. — Его глаза светились добротой.

Эбби кивнула. Негнущимися пальцами расстегнула ремень безопасности. Спрыгнув на мягкий снег, она почувствовала, как от резкой смены температуры у нее образовался комок в горле. Обмотав шарф вокруг головы, она позволила Демарко проводить ее вдоль берега заливчика мимо замерзшего водопада. В полной тишине раздавался только скрип шагов по снегу.

Мороз забирался под джинсы и в ботинки, ноги тут же немели от холода. Свитер, который она прихватила в Лизином доме, спасал не больше, чем хлопчатобумажная простыня. Тело замерзало на ходу.

Неподалеку стоял вертолет с надписью на борту „Полиция штата Аляска“. Через открытую дверь она увидела внутри большие желтые пластиковые пакеты для трупов. Рядом припарковались два снегохода; лыжня, проложенная к вертолету и от него, терялась где-то у берега залива.

Возле ярко-желтого пакета с человеческим телом молча стояли двое полицейских, от их дыхания поднимался густой пар. Эбби поскользнулась, едва не упав на колени. Демарко придерживала ее за локоть, что-то говоря, видимо пытаясь успокоить. Они подошли к полицейским.

Эбби еще не приходилось видеть покойников, и она не знала, как на это отреагирует. Ее вырвет? Она закричит? Упадет в обморок? Ей сказали, чтобы она ни в коем случае не прикасалась к телу, а она боялась, что захочет поцеловать сестру. Но сейчас у нее было единственное желание — убежать отсюда далеко-далеко. Она проглотила слюну. Ноги дрожали, но она высвободилась из объятий Демарко. Она все сделает сама, причем достойно. Она выдержит и не упадет в обморок.

Снег скрипел под ногами. Один из полицейских отступил назад, второй поднял голову, она чувствовала на себе его взгляд, хотя не смотрела в его сторону. Она не отрываясь смотрела на тронутую снегом шапку коротких темных волос. Молния на пакете была спущена до уровня груди женщины. Эбби успела рассмотреть красную водолазку, крупную золотую сережку в левом ухе и золотой крестик под подбородком.

Один полицейский, пробормотав что-то, отступил на несколько шагов назад. Она услыхала мягкий щелчок и ощутила запах сигареты.

Эбби внимательно смотрела на лицо мертвой женщины. Глаза закрыты, ресницы белые от мороза; кожа синюшного цвета, потрескавшиеся черные губы, лед на темных, почти черных волосах.

Глядя на труп, Эбби ничего не чувствовала. Это была не Лиза.




7


Очнувшись, Лиза решила, что она в каменном склепе. Как она ни моргала, различить ничего не могла. Было темно — хоть глаз выколи, а воздух холодный и колючий, как сухой лед. Вокруг по-прежнему бесновалась вьюга, она слышала, как ревел, подвывая, ветер, но лицо и тело ничего не чувствовали.

Ни боли, ни неудобства.

Должно быть, она умирает.

Она читала, что смерть от переохлаждения довольно безболезненная. Все начинается с того, что у человека путаются мысли, он теряет дорогу и ходит по кругу, через какое-то время наступает апатия, а потом его одолевает невероятное желание заснуть. Температура тела падает, кровь не достигает конечностей, пульс замедляется, руки и ноги деревенеют и перестают повиноваться. Некоторые замерзают, пытаясь развести костер, — их так и находят сидящими на санях или прислоненными к дереву.

Конец не так плох, если незачем больше жить. Но она еще не все завершила в этой жизни. Она должна довести до конца нечто очень важное.

Она попыталась пошевелиться и дотянуться до упряжки, поискать папку с документами, но тело отказывалось повиноваться. Тепло неотвратимо уходило из тела, несмотря на ее отчаянные попытки держать себя в руках. Она понимала, что превращается в кусок замерзающего мяса.

Где-то в самой глубине угасающего сознания проплыла мысль о сестре. Прилетит ли она на Аляску, когда узнает о ее исчезновении? Вряд ли — после ссоры четырехлетней давности. Но потом она вдруг вспомнила: как-то на Рождество они тоже страшно поссорились — она не смогла вспомнить причину, — и Эбби сказала, что никогда в жизни больше с ней не заговорит. Но через полтора месяца Лизу с приступом аппендицита увезли на „скорой“ в больницу, и Эбби была первым человеком, которого она увидела рядом, очнувшись от наркоза.

— А я решила, ты больше никогда не захочешь меня видеть, — сказала Лиза слабым голосом.

— Я просто не могла отказать себе в удовольствии поговорить с тобой, когда ты ничего не сможешь возразить, — ответила Эбби. — Так хорошо, когда ты молчишь.

Лиза закрыла глаза. Дыхание начало замедляться. Из последних сил она стала молиться, чтобы Эбби продолжала ее ненавидеть. Пусть жгучая ненависть не позволит ей вылететь к ней на помощь.




8


В полицейском „эксплорере“, который то и дело заносило, они возвращались в Лизин дом, а женский труп был отправлен самолетом в Анкоридж на вскрытие.

— Мы должны были соблюсти формальности, — злилась Демарко.

— Но должны же вы хотя бы предполагать, кто эта женщина, — настаивала Эбби. — Разве никто не заявлял о ее исчезновении?

Демарко хмыкнула, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю, но казалось, что она готова лупить по нему изо всех сил. Она наверняка предпочла бы, чтобы найденное тело оказалось телом Лизы, потому что этот труп явно прибавил ей хлопот.

— Она была одна или с ней был кто-то еще?

Демарко не ответила, надавила на тормоза, и машину резко повело в сторону.

— Что, по вашему мнению, она делала в горах?

Демарко пожала плечами.

— На ней не было теплой одежды, — не унималась Эбби. — Или все-таки была? Может быть, вы нашли меховую куртку, шубу или еще что-то?

Демарко выпятила подбородок, и на миг Эбби показалось, что она готова ответить, но та снова только пожала плечами.

— Возможно, она приехала на машине, — предположила Эбби, — а машина сломалась, и ей пришлось пойти пешком…

Эбби переключила внимание на карту, расстеленную на коленях, и увидела обозначенную на карте тропу, ведущую к небольшому Волчьему заливу. Тропа пролегала через снежную пустыню: ледники, скованные льдом озера и реки — никаких строений или развалин домов. Она прикинула, что между тем местом, где нашли тело, и тем, где пропала Лиза, по крайней мере километров шестьдесят пять, и сказала об этом Демарко, но та упрямо смотрела вперед, оставив без ответа и это ее замечание.

— В горах пропадают две женщины, — не успокаивалась Эбби, — это, конечно, не простое совпадение.

Демарко снова крутанула руль и лихо объехала огромную яму на дороге.

— Где-то в половине второго в „Северном олене“ общее собрание. Хотите, я сначала подброшу вас к Лизиному дому, чтобы вы передохнули?

— Вы уже знаете имена грабителей?

— А потом отвезу на командный пункт спасателей, — продолжала Демарко, — посмотрите, как ведутся поиски Лизы.

— Хорошо, — сказала Эбби, уступая упрямой спутнице. Иногда, как, например, сегодня, она жалела, что так мало похожа на сестру. Та не позволила бы Демарко отмалчиваться, извела бы ее вопросами и наверняка добилась бы ответов. Эбби огорченно вздохнула: по сравнению с Лизой власти над людьми у нее не больше, чем, скажем, у занавески в ванной.



Вернувшись, Эбби позвонила домой. Минут двадцать она разговаривала с матерью, вертя телефонный шнур.

— Да, мама, у меня все хорошо. Обещаю…

— Значит, они не знают, кто эта женщина? — в сотый раз спрашивала Джулия.

— Пока не знают. Мамуль, я должна идти.

— Прости, дорогая. — Мать готова была расплакаться.

— Ты, пожалуйста, держись, ладно?

— Со мной Ральф, он очень меня поддерживает. Целую тебя, доченька.

Эбби быстро повесила трубку и, схватив сумочку, выскочила на улицу. Она не хотела опаздывать. Интересно, сумеет она туда добежать минут за десять-двадцать? Глянув на две почти засыпанные снегом машины во дворе — красную и бежевую, — она вернулась в дом за ключами, нашла на микроволновке целую связку и решительно направилась к красному внедорожнику — Лиза ни за что бы не села за руль бежевого автомобиля.

Водительская дверь, которую она освободила от снега, оказалась незапертой. Она прыгнула внутрь и попыталась вставить ключ в замок зажигания, но безуспешно. Черт, не те ключи!

Прежде чем отправиться на поиски других ключей, она решила проверить, не подойдут ли эти к бежевой машине, но у той дверь оказалась закрытой, а замок обледенел.

Решив не сдаваться, Эбби порылась в красной машине, извлекла банку с антифризом из-за сиденья водителя и пшикнула на замок. Лед растаял, ключ из связки вошел в замок, как горячий нож в кусок масла.

Она забралась внутрь и тут же увидела на переднем пассажирском сиденье тяжелую золотую сережку.

Эбби в сердцах чертыхнулась, аккуратно взяла ее в руки и осмотрела со всех сторон. Точно такая же висела в левом ухе мертвой женщины. Если это ее сережка, почему она здесь?

Она огляделась и заметила чек, прикрепленный к зеркалу заднего вида. Положив сережку на сиденье, она открыла бардачок и извлекла оттуда договор об аренде на тонкой белой бумаге на имя Мари Гилмоут из штата Вирджиния.

Припомнив, как Демарко пожимала плечами на все ее вопросы, она прикусила губу. Она всегда была законопослушной барышней, предпочитая особо не высовываться и не рисковать, но разве могла она сейчас оставить без внимания эту сережку, учитывая, что ее хозяйка мертва, а Лиза пропала.

Она вернулась в дом, сняла трубку. Поколебалась. Укрепившись в собственной решимости, откашлялась и набрала номер в Фэрбенксе, указанный в верхней части договора. Ей ответила женщина.

— Здравствуйте, я бы хотела взять в аренду автомобиль — такой же, как у моей подруги. — Она взглянула на дату. — В субботу, третьего апреля, она получила у вас „шеви блейзер“. Помните?

— Нет, в тот день дежурил Куртис.

— Могу я с ним поговорить?

Бросив трубку на стол, женщина на другом конце провода громко закричала:

— Эй, Куртис, боров ленивый! Тебя к телефону!

Эбби повторила ему то, что раньше сказала его коллеге.

— Надеюсь, она жива-здорова?

— Конечно-конечно. — Эбби бросило в жар, ладони вдруг стали потными и липкими. — Она очень хорошо о вас отзывалась.

— Ваша подруга очень милая женщина, — удовлетворенно заметил Куртис.

Эбби решила выудить из него как можно больше информации — оставалось потянуть за нужную ниточку.

— Могу я взять в аренду точно такую же машину?

— Вы где?

— В Лейкс-Эдж.

— Значит, тоже боитесь летать? — спросил он весело.

— В самую точку! — с чувством произнесла она. Да уж, полет на ржавом самолетике Мака сократил ей жизнь лет на десять.

— В жизни не видел, чтобы человека так трясло от страха. Она собиралась лететь с Тоддом — он отличный летчик, а потом глянула на его самолет, струхнула и тут же прибежала к нам за машиной. Взяла бежевую. Очень симпатичная, — он смущенно кашлянул. — Я говорю о вашей подруге.

— Послушайте, мы говорим об одной и той же особе? — спросила Эбби, изобразив сомнение. — Высокая, рыжеволосая?

— Да нет! Она небольшого роста, с короткими темными волосами.

Эбби повесила трубку, дрожа от возбуждения. Теперь она точно знает, что погибшую зовут Мари Гилмоут и она взяла напрокат внедорожник, припаркованный у Лизиного дома. Эбби ощутила прилив гордости за то, что сумела, преодолев себя, сделать самостоятельный шаг.

Оставалось надеяться, что Демарко не рассердится, когда она расскажет ей о своем небольшом расследовании.



Как и сам поселок, „Северный олень“ мало изменился. Он по-прежнему больше напоминал охотничий домик, чем бар. С бревенчатых стен печально смотрели на посетителей набитые соломой головы лося и горного барана. Прямо у входа стояло то же чучело гигантского медведя с шкурой цвета грязной соломы и когтями длиной с ладонь взрослого человека. Высокий потолок покоился на тех же деревянных перекладинах, а камин в центре больше напоминал жерло вулкана, выплевывающего огонь и жар. Не изменилась и табличка на стене за прилавком: „Проносить огнестрельное оружие запрещается“.

У прилавка сидел один-единственный человек и пил кофе. Это был эскимос огромного роста. Подбитая мехом куртка висела на спинке стула, а обувь стояла у двери. Эбби припомнила, что эти большие белые, на резиновой основе сапоги, которые предпочитали носить местные жители, называются унтами.

— А где Демарко из полиции? — спросила его Эбби. — Ушла?

Огромный человек обернулся и начал молча ее изучать. Глаза смотрели из-под широкого лба и густых черных бровей. Возникало ощущение, что перед ней бизон.

— Где она? — Эбби нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.

— Она попросила меня отвезти вас к спасателям. На командный пункт.

Он приподнял свою кружку — она решила, что он хочет допить кофе.

— Мы не опоздаем?

Он внимательно посмотрел на нее черными глазами, лицо оставалось бесстрастным.

— Меня зовут Джо Ченега, — сказал он и протянул ей пятерню размером с хорошую сковородку, — здесь многие называют меня Большим Джо.

— Вы тот самый человек, с которым Лиза должна была встретиться в выходные? — удивилась Эбби.

Он кивнул.

Она ответила на рукопожатие — его рука была сильной и теплой. Большинство эскимосов невысокого роста, но этот человек явно был исключением — он напоминал крепкий высокий дуб. Прозвище ему очень подходило.

Большой Джо перегнулся через прилавок, взял кофейник, налил кофе в кружку и жестом пригласил Эбби сесть на табурет рядом с ним. Она продолжала стоять, глядя в окно на замерзшее озеро.

„Лиза, Лиза, Лиза, — повторяла она, как молитву, имя сестры. — Помоги ей, Господи!“

Большой Джо в три глотка допил кофе и поднялся.

— Ждите здесь, я схожу за машиной, — сказал он.

— Демарко сейчас в лагере спасателей, да? Я должна сообщить ей нечто важное.

Он кивнул и вышел на улицу. Она вдруг почувствовала себя как в тумане: смена часовых поясов еще давала о себе знать. Дома сейчас пять утра. Сквозь слипающиеся веки она увидела, как в помещение поспешно вошла женщина с подносом, на котором стояли стаканы. Она была небольшого роста, крепкого телосложения, талию перетягивало розово-белое полотенце. Взглянув на Эбби, она чуть не выронила поднос.

— Какого… — начала она и осеклась. На лице отразилась внутренняя борьба, как будто кислота жгла ей горло.

— Диана? — осторожно спросила Эбби.

— Эбби? — Черные, слегка раскосые глаза смотрели с некоторой опаской, будто женщина ожидала от нее какого-то подвоха. — Кофе хочешь?

Обрадовавшись такому предложению о мире, Эбби сказала:

— Конечно.

Диана на минуту отвела взгляд, кусая губы.

— Садись у камина. Я принесу сюда.

Благодарная за относительное миролюбие женщины, Эбби бросила сумку на пол, скинула куртку и устроилась у камина в одном из кожаных кресел с лоснящимися подлокотниками. Слева на стене висела голова оленя размером с холодильник. Стеклянные глаза смотрели на нее с самодовольством Большого Джо. Она отвернулась.

Диана принесла кофе. Казалось, она хотела что-то сказать, но передумала и только вымученно улыбнулась.

— Устраивайся поудобнее. Тебе, похоже, нужен хороший отдых.

— Диана, я… Спасибо…

Не говоря больше ни слова, Диана пошла прочь — у талии мерно закачалась черная блестящая коса.

Она страшно удивилась, что Диана не опрокинула на нее кофе. Значит ли это, что эскимоска ее простила? Когда в то утро она застала их с Кэлом в постели, ее трясло от гнева, правда, в ту минуту Эбби не поняла причину подобной реакции. Да это ее и не волновало. После того как Диана хлопнула дверью, она снова удобно устроилась под одеялом и тут же забыла о неуравновешенной и плохо воспитанной горничной с ворохом белья в руках.

Эбби откинулась на спинку кожаного кресла и прикрыла глаза. В баре пахло так же, как четыре года назад, когда они сидели здесь с Кэлом: горящими дровами, кофе и жареным беконом. После того как Диана в гневе покинула комнату, Кэл быстро сбросил простыни и одеяло, бормоча что-то о кофе. Она наблюдала, как он тянется за одеждой, висевшей в ногах кровати: широкие плечи, узкая талия, красивые сильные ноги, а две упругие округлости пониже талии всегда пробуждали в ней желание укусить его, как яблоко. Обнаженным он был до неприличия хорош.

Он вышел за кофе и горячими булочками, а Эбби отправилась в душ. Его не было почти час, только позже она поняла, что он разговаривал с Дианой. Он вернулся, и они сели завтракать на балконе с видом на прозрачное озеро с голубой водой. Эбби говорила об экспедиции, предполагала, чем могут заниматься сейчас ее коллеги, но Кэл будто не слушал ее и думал о чем-то своем. Наконец он поднялся и сказал, что ему надо идти.

— Мы сегодня ужинаем вместе?

По его лицу пробежала туча.

— Что случилось?

— Я… я… это… — Он взъерошил волосы на голове, потом схватился за лицо. — Я должен кое-что сделать.

— Что?

Он не смотрел ей в глаза, кусая губы.

— Ничего. Мне просто нужно… время. До завтра, да?

Она ничего плохого не заподозрила, потому что он наклонился к ней и поцеловал в губы. Он шел по улице, она смотрела вслед, снова и снова вспоминая их разговор об экспедиции и о том, что он, возможно, приедет к ней в Англию. Она ощущала себя такой счастливой, как никогда раньше, и через час, ворвавшись к Лизе, радостно обняла сестру.

— С ума сойти! — протянула Лиза, оглядывая ее с головы до ног. — Что с тобой?

— Я познакомилась с одним человеком, — выпалила Эбби.

Лиза улыбалась:

— Очевидно, этот человек снабжает тебя таблетками счастья и их у него неистощимый запас.

Она потащила Эбби на кухню и достала из холодильника бутылку вина.

— Судя по тому, как ты радостно виляешь хвостом, это дело надо отметить.

Было только одиннадцать, но они сели за стол — тогда столом служили четыре пенька, на которых лежал лист ДСП, который тут же поднимался вверх, если с другой стороны на него слишком сильно облокачивались. Восторгу Эбби не было предела — не умолкая, она говорила о том, что даже не предполагала, что способна на такое чувство, о том, что он собирается приехать в Англию. Лиза попросила ее притормозить и начать все с самого начала.

И Эбби начала рассказывать. Она еще толком ничего не сказала, когда Лиза перебила ее:

— Как его зовут? Я не ослышалась? Ты сказала, _Кэл?_

— Он был у нас проводником. Вообще-то он сейчас открывает страховую компанию, но когда-то ходил с охотниками…

— Черт! — Лиза в ужасе уставилась на сестру. — Не может быть! Скажи, ты пошутила! Ты _влюблена_в_Кэла_Пегати?_

Эбби растерянно заморгала:

— А в чем дело? Что в этом плохого?

— Господи помилуй, но почему именно _он?_ — Она всплеснула руками. — Неужели у вас там не нашлось другого мужика, который бы захотел с тобой спать?

— Погоди-ка! У нас все не так, как ты думаешь!

— Уж конечно! Так я тебе и поверила. Расселась тут и делаешь вид, что Сэффрон вроде не существует. — Лиза медленно поднялась из-за стола, гневно сверкая глазами. — Она здесь лучше всех, она красавица, и вдруг оказывается, что ее и в расчет не берут!

Эбби пожала плечами, хотя ей показалось, что она где-то слышала это имя.

— А кто это — Сэффрон?

— Моя лучшая подруга и самый замечательный человек на свете.

Эбби смотрела на Лизу, ничего не понимая.

— Она первая по-настоящему приняла меня здесь. Помогла найти жилье, познакомила со всеми. Мы с ней любили ходить за ягодами, на рыбалку…

— А какое отношение имеет твоя подруга ко мне и Кэлу?

— Да так — совсем небольшое, вроде того, что они с Кэлом женаты вот уже восемь лет.

— Он _женат?_

— Ой-ой-ой! Только не делай вид, что ничего не знаешь! Женатых мужиков сразу видно. Не вешай мне лапшу на уши — не получится!

— Честное слово, я не знала!

— Лучше моли Бога, чтобы это не выплыло наружу. — Лиза сжала кулаки. — Сэффрон _не_вынесет_ этого, если узнает. Для нее Кэл — все на свете, она для него живет. Пойми ты, они с детства дружат. И тут являешься ты — довольная, как слон, — и толкуешь о том, что забираешь его в свою идиотскую Англию!

— Лиза, погоди…

— Будь добра, держись от него подальше. Он, конечно, классный мужик, но пойти на все, чтобы только его получить! Не ожидала от тебя.

Эбби вскочила на ноги, лицо ее горело:

— Да как ты смеешь меня осуждать! Это _ты_ через пять минут знакомства под любого готова лечь! Не я, а ты спишь с кем попало! Да ты разбила больше семей, чем я съела горячих обедов.

— Нечего читать мне нотации! Самодовольная дура, которая считает, что она само совершенство и ей все позволено, потому что она заботится о матери!

— Ну ты и _сука_! — выдавила Эбби, оглушенная происходящим.

— Нет, это ты сука. — Лизин тон обжигал, как кислота. — Похотливая тварь, которая спит с мужем моей лучшей подруги… Сэффрон этого не заслужила. Может быть, ты это сделала специально, чтобы мне отомстить?

— Ах, вот в чем дело! Ты, мерзавка, думаешь только о себе! Ты не из-за Сэффрон так рассвирепела, а из-за себя, любимой! Ты всегда должна быть в центре внимания, тебе наплевать на всех. В том числе на собственную сестру…

— Вот здесь, черт побери, ты права! Ты сестра, а Сэффрон — друг. — Лиза провела рукой по лицу. — Почему, по-твоему, я сбежала из Англии? Ради карьеры? Во имя профессиональных успехов? Как бы не так!

Эбби захлестнула волна ужаса:

— Ты уехала из-за _меня?_

— Только не рассказывай, что ты страшно расстроилась, узнав, что я уезжаю.

— Я не расстроилась, а _порадовалась_ за тебя, потому что думала, что ты этого хочешь.

— Ты всю жизнь так говоришь. _Радуешься_ за меня! Ты меня достала! Уезжай! Я тебя ненавижу!

Эбби вдруг ощутила удивительное спокойствие. Она молча рассматривала сестру, глядя на ее неровно постриженные волосы, маленький шрам на лбу, сильные мускулистые руки, потом направилась к двери:

— Всего хорошего.

Уже в три часа дня Эбби летела домой в Англию.




9


Эбби привиделась мертвая женщина. Синяя кожа, снежинки на ресницах и волосах. Водолазка — красная, как горячие угли, как языки пламени, которые танцевали вокруг мертвых глаз.

— Джо! Джо, черт тебя побери!

Она подпрыгнула от неожиданности и уронила кружку на пол. Эбби сонно смотрела на кружку, радуясь, что та пуста. Интересно, сколько она спала. Наверное, минуты две, не больше.

— Джо! — Голос звучал протестующе.

К ней направлялся Большой Джо, за ним неотступно, как слепень за лошадью, следовала Демарко. Эбби с трудом поднялась с кресла.

— Она должна вам кое-что сообщить. — Большой Джо выжидающе смотрел на Демарко. — Если она промолчит, я сделаю это за нее.

Демарко смотрела на Джо так, будто у него вдруг выросли рога и хвост.

— Полиция здесь не привыкла, чтобы эскимосы их в чем-то опережали. — Он обращался к Эбби, но по-прежнему внимательно смотрел на Демарко. — Мы обычно остаемся в тени и говорим и делаем только то, что необходимо. Мы избегаем конфликтов — такова наша культура. Но сегодня я молчать не намерен.

Демарко посмотрела на него долгим взглядом, потом произнесла:

— Давайте присядем.

— Вы нашли Лизу?

Демарко покачала головой и села в кресло рядом с Эбби. Большой Джо изваянием стоял у камина, торжественно сложив руки на груди, снег с унтов ручейком стекал вниз, образуя на полу небольшую лужицу.

— Я не сказала вам об этом сразу, — начала Демарко, — потому что тогда это было… совершенно необязательно. То есть когда вы осмотрели труп и сказали, что это не ваша сестра.

Она посмотрела на Большого Джо и отвела взгляд:

— Но события развиваются очень быстро. Мы сейчас знаем, кто она, знаем, что она приезжала к вашей сестре.

— Ее зовут Мари Гилмоут.

— Вы ее знаете? — разволновалась Демарко.

— Нет. Я просто узнала, что машину, припаркованную у Лизиного дома, взяла в аренду Мари Гилмоут.

Демарко густо покраснела. Она молчала, и Эбби видела, что она пытается взять себя в руки.

— Как я уже сказала… я вам не говорила об этом раньше… Но наверное, вы должны знать, что в женщину, тело которой вы видели в горах, стреляли. Нет никакого сомнения в том, что это убийство.

По спине Эбби пробежал холодок:

— Убийство! Мари Гилмоут была убита?

— Двумя выстрелами в грудь с близкого расстояния.

Эбби, ничего не соображая, не мигая смотрела на Демарко.

— Если бы не дикие звери, — продолжила Демарко, — тело, вероятно, никогда бы не нашли. Его очень хорошо спрятали в снегу, втиснули в расщелину в леднике, но волки сумели до него добраться. Кто-то из спасателей нашел фрагмент руки; после тщательного осмотра территории вокруг находки мы в конце концов отыскали все остальное. Тонкая одежда и полное отсутствие следов крови вокруг позволили предположить, что это не простая смерть. Синяки на теле это подтверждают. Мы сразу же поняли, что после смерти тело несколько раз перемещали. Ее убили не в горах — ее привезли туда с места преступления.

Демарко не отрываясь смотрела на Эбби.

— Номера на „шеви блейзере“ совпадают с номерами машины, которую Мари Гилмоут арендовала в Фэрбенксе. Мы сейчас оформляем ордер на проведение обыска в доме вашей сестры.

Эбби попыталась что-то сказать, но из горла донеслось только какое-то бульканье:

— Вы думаете, Лизу тоже убили?

— Мы пока ничего не можем сказать. Именно поэтому необходимо осмотреть дом. Возможно, после этого что-то прояснится. А пока вам не стоит туда возвращаться.

— А как же мои вещи?

— Мы вам все вернем, когда закончим осмотр. Вам придется поискать другое место для ночлега.

Демарко встала, кивнула Большому Джо и вышла на улицу.

Эбби вжалась в кресло. Взяла кружку и поставила прямо на пол перед собой. Руки дрожали. Она слышала, что Большой Джо что-то говорил Демарко, но не могла разобрать слов. У нее будто заложило уши.

Она очнулась, только когда Большой Джо присел перед ней на корточки и протянул стакан, в котором, похоже, плескалось виски. Эбби одним глотком осушила его — алкоголь тут же обжег горло. Джо взял у нее стакан и поставил рядом с кружкой.

— Лиза жива, — сказал он.

Эбби посмотрела ему в глаза, но ничего не сумела в них прочитать.

— Откуда вы знаете?

— Просто знаю, и все.

Уверенное спокойствие его взгляда вызвало у нее удивительное облегчение. Он как будто понял, что она почувствовала, кивнул и поднялся с места:

— Поехали за вашими вещами.

— Да, но Демарко сказала…

— У нее пока нет ордера на обыск. Давайте опередим ее.

Эбби подхватила сумочку и пошла за ним, ощущая, что мысли у нее слегка путаются. Большой Джо сказал, что Лиза жива. Она шла за ним и повторяла про себя: „Большой Джо говорит, что Лиза жива“. Появился лучик надежды, а с ним начала проясняться голова.

На стоянке было только четыре машины, она сразу же поняла, какая из них принадлежит Джо. Большой человек — большая машина. В огромный белый джип „додж рэм“ с кузовом могло поместиться содержимое и ее, и Лизиного дома.

— Классная тачка, — сказала она. Он пожал плечами.

Когда они подъехали к Лизиному дому, Эбби увидела, что Демарко успела вызвать подкрепление — вокруг ходил полицейский в униформе, на вид лет шестнадцати, не больше. Он представился Уэйдингом, был корректен, но тверд. Нет, он не может разрешить им войти в дом. Ничего не поделаешь, приказ есть приказ.

Эбби выругалась про себя, Большой Джо развернул машину. Эбби попросила его остановиться в конце длинного ряда почтовых ящиков. Их было пятнадцать, но Эбби легко нашла Лизин, потому что когда-то сама перекрасила его в желтый цвет, а верх — в красный. Ящик не пришлось открывать ключом. Эбби вытащила оттуда почту и сунула кипу бумаг в сумочку. Большой Джо не сказал на это ни слова. Они поехали в сторону его дома — там, по его словам, надо было сделать нечто важное.

— Разберете почту, и тогда мы начнем помогать поисковикам.

Эбби заглянула в сумочку. Хорошо, что она взяла ее с собой, а то Демарко конфисковала бы и ее.

— Вы не могли бы сначала подбросить меня к супермаркету? — спросила она. — Мне нужно купить самое необходимое.

Пока она в спешке покупала зубную пасту, щетку, шампунь, мыло и дезодорант, Большой Джо ждал в машине. Возможно, Диана не будет возражать, если она остановится в „Северном олене“ — все остальные гостиницы пока закрыты. У кассы она попросила две пачки „Мальборо“ и зажигалку. Она бросила курить лет шесть назад, но как только узнала об исчезновении Лизы, постоянно боролась с желанием сесть и выкурить целую пачку.

Вернувшись в машину и спросив у Джо разрешения, она опустила стекло и закурила. Во рту появился привкус горелой резины, пепла и химических добавок. Сигарета была столь отвратительна, что принесла небольшое облегчение — это было похоже на самоистязание.

Большой Джо жил километрах в десяти от города, Эбби всю дорогу ехала, уставившись в окно и пытаясь совладать с возрастающим страхом. Почему убита Мари? Кто спрятал ее тело в горах? Может, в Лизу тоже стреляли, а теперь где-то прячут? Что за диски и файлы жгли во дворе Лизиного дома? Кто их жег — сама Лиза или кто-то другой?

Она с силой потушила окурок в пепельнице и засунула руки между коленями — руки были как ледышки и страшно тряслись, она никак не могла их остановить.

Машина тяжело переваливалась с боку на бок, как корабль на море. Из-за глобального потепления началось таяние вечных льдов, дорога превратилась в неровную полосу препятствий из ям и пригорков, даже дома начали двигаться. Но жилище Большого Джо оставалось незыблемым. Небольшое деревянное строение казалось таким же крепким, как его хозяин. Долгие годы Джо достраивал его, приделывал к нему какие-то навесы, сараи и кладовки — теперь все сооружение растянулось на довольно большой территории. На металлическом крючке под навесом висела оленья туша. Джо не стал приглашать ее в дом, он поднял шлагбаум на воротах и исчез.

Эбби выбралась из машины на холод. В животе сердито урчало, напоминая, что она еще ничего не ела. Чтобы ослабить чувство голода, она снова закурила, глубоко затянулась и выпустила облачко дыма. Оно неподвижно застыло над головой.

Она раздавила окурок ногой, когда увидела Большого Джо. Тот возвращался, бережно неся в руках ворох одеял, из которых сыпалась шерсть. Он аккуратно разложил их в кузове. Сначала она подумала, что это шкура какого-то животного, но потом из этого вороха шерсти на нее, моргнув, посмотрели два голубых глаза. Цветом они напоминали голубой лед в черной оправе, словно специально подрисованной карандашом для век.

— А у него такого же цвета, — сказал Джо, глядя на нее.

— Что вы сказали?

— У вас и Моука одинаковые глаза.

— Это Лизина собака? Та, которая перегрызла упряжку и пришла назад?

— Да.

— Привет, дружок, — сказала она, обращаясь к собаке. Легкое позвякивание металлической цепи сказало ей, что собака виляет хвостом. — Ты молодец.

— Вы часто разговариваете с собаками?

— Нет. Конечно нет. Просто я хотела… в общем, ничего не хотела. Не обращайте внимания.

С бесстрастным лицом Джо опустил шлагбаум, но ее мучило подозрение, что он над ней тихонько посмеивается.



Большой Джо припарковал машину у небольшого бревенчатого строения через четыре дома от „Северного оленя“ с красными занавесками на окнах. С широкого козырька над входом свисала шапка снега.

— Дом в вашем распоряжении, — сказал он, кивая в сторону строения. — Он всю зиму был закрыт, поэтому сначала его придется как следует протопить. Подбрасывайте все время в печку дрова, и будет тепло.

Эбби изумленно уставилась на него.

— Это дом Лизиного друга. Его зовут Майкл Флинт. Он сказал, что вы можете жить здесь, сколько захотите.

— Кто он такой, этот Майкл Флинт?

— Я же сказал. Ее друг.

— Что за друг? Кавалер? Бывший любовник? Новый любовник? Кто?

Большой Джо поджал губы и вышел из машины. Эбби последовала за ним по тротуару — высокому деревянному помосту, который весной защищал прохожих от активного таяния снега. Она поняла, что гораздо легче добыть алмаз из льдинки, чем ответ у Джо, если он не хочет говорить.

— Как насчет оплаты?

— Увидите его, тогда и спросите.

В доме была всего одна большая комната, которая казалась еще просторнее из-за высокого потолка. На столах лежали разноцветные индейские коврики с традиционными узорами. В одном углу находилась уютная на вид софа и крохотная кухонька с табуретками, в другом — стоял широкий топчан с матрасом, настолько чистым, что она от радости, что будет жить в уютном, опрятном месте, потеряла дар речи.

— Ванная в задней части дома, вы ее и сами найдете.

Он направился к выходу. Она поспешила следом.

— Через двадцать минут я за вами заеду и отвезу в лагерь спасателей. Они расскажут, где, по их мнению, мы должны искать.

— Джо, вы не представляете, как я вам благодарна.

Он, как водится, кивнул, а она оперлась о ворота и потрепала Моука по густой шерсти за ушами. Пес закрыл глаза и тихонько зарычал — она решила, что именно так собаки урчат от удовольствия.

— Куда вы его везете?

— К ветеринару.

— Подлечить?

— Нет, усыпить. Ужас сковал ее лицо.

— Вы не можете так поступить!

— Это еще один рот, который нужно кормить. К тому же совершенно бесполезный.

Она, конечно, не сделала вывод, что Большой Джо бессердечный человек, — вероятно, таковы местные нравы. Если собака не может отрабатывать пищу, она никому не нужна. Моук терся носом о ее руку, требуя внимания, и у нее перехватило дыхание.

— А мы не можем?.. — Эбби прикусила губу. — Лиза не расстроится, узнав, что вы умертвили ее собаку?

Джо удивленно вскинул брови:

— Хотите ее забрать?

— Но у меня никогда не было собаки. Я не знаю, как с ними…

Не успела она договорить, как Джо осторожно извлек Моука из машины, на руках отнес в дом и заботливо уложил на подстилку, которую уже, похоже, заранее приготовили на кухоньке.

— Он ваш.

— А вам не кажется, что Майклу Флинту может не понравиться…

— Майкл сказал, что не возражает. — Он передал ей баночку с мазью и упаковку таблеток, потом ткнул пальцем в мешок на табурете. — Собачий корм. Не забывайте подливать ему воды. Когда он немного окрепнет, ему захочется спать на улице. В помещении становится слишком жарко. — Он посмотрел на ее ноги. — А вот обувь ваша никуда не годится — в горы не пойдешь. В конце улицы есть спортивный магазин. Купите себе что-нибудь более подходящее.

Сказав это, Джо повернулся и зашагал к машине, а Эбби осталась в доме и смотрела на собаку, раскрыв рот от изумления.



Штаб спасателей располагался в вагончике на краю широкого неровного ледяного поля с пожухлой травой. Лагерь окружала низкая деревянная изгородь, с одной стороны к нему подбирался лес, с другой — блестел замерзший заливчик. На горизонте плотной стеной стояли горы, упираясь вершинами в белые облака, которые напоминали острова в океане, воздух был прозрачен и морозен.

В июне это место будет забито палатками туристов, но сейчас вокруг стояли самые разнообразные транспортные средства на четырех колесах: аляскинский вариант квадроцикла или вездехода, снегоходы. Неудивительно, почему в городке она не увидела ни одной машины — все, оказывается, были здесь.

Большой Джо одобрительно посмотрел на ее обувь. Она надела новые высокие ботинки на меху. В них было очень тепло и удобно. Если верить этикетке, до уровня щиколоток они вообще не пропускали воду.

— Отличный выбор, — похвалил он, и Эбби почувствовала себя ребенком, которому собираются вручить почетную грамоту за победу в математической олимпиаде. Только вот с математикой у нее всегда были нелады в отличие от Лизы — та была прямо-таки ходячим калькулятором.

— Давайте узнаем, какой участок они отвели нам, — сказал Джо и направился в сторону вагончика.

Эбби пошла за ним, ощущая ласковое тепло новой обуви. На ней были утепленные брюки на подкладке, тоже приятно ее согревающие, меховая куртка с отделанными мехом капюшоном и манжетами; толстая меховая шапка закрывала уши, на руках поверх перчаток были варежки.

Люди ели бутерброды и пили чай прямо из термосов, громко обсуждая подробности утренних вылетов. Голоса звенели на морозном воздухе. Время от времени ее взгляд встречался с взглядом то одного, то другого спасателя, но они не отводили глаза. Они или кивали ей, или приветственно поднимали руку, что означало: они знают, кто она, но не хотят ранить ее чувства.

Она почувствовала, как в ней поднимается волна благодарности к этим совершенно незнакомым ей людям. Они шли сюда, за десятки километров от дома, чтобы помочь Лизе, которую не знали. Зато они знали, каково это — остаться одному в снежной холодной пустыне.

Двое парней с эмблемой „скорой помощи“ на груди сидели на ступеньках вагончика и ели булочки, запивая дымящейся жидкостью из легких пластиковых чашек, способных долго удерживать тепло. Они подвинулись, пропуская Эбби, и подняли в знак приветствия свои чашки; поздоровались с Джо, который кивнул в ответ.

Внутри было жарко, душно и царил полный беспорядок. Карты висели на стенах, лежали на столах; повсюду были свалены кучи шапок, перчаток и длиннополых шуб; на всех столах стояли чашки и пепельницы. Разговаривали люди, трещали радиоприемники и рации, а откуда-то доносились звуки банджо.

Эбби скользнула взглядом по фигуре парня в дальнем конце помещения — он говорил по радиотелефону. На какую-то долю секунды замерло сердце. Сделав глубокий вдох, она отругала себя за то, что ей мерещится бог знает что. Ей почти удалось справиться с собой, но тут мужчина обернулся.

На этот раз сердце действительно перестало биться.

Это был Кэл Пегати.

Он тоже смотрел на нее, не веря своим глазам.

Эбби быстро отвела взгляд, сердце снова забилось, но при этом со скоростью в три раза выше обычной; ее бросило в жар. Что он тут делает, черт побери! Он еще тогда говорил, что больше не будет работать проводником, что он жутко устал от охотников: тем нужны только шкуры и головы убитых животных и они, будь их воля, оставляли бы туши гнить в лесу. Он собирался сменить ружье на компьютер и даже показывал ей снимки офиса, который арендовал в Фэрбенксе.

Краем глаза Эбби видела, что Кэл отложил радиотелефон и поднялся. Она тут же сделала вид, что поглощена изучением карты на стене. Спокойно, говорила она себе. Не показывай ему, что он тебе небезразличен.

— Эбби!

— Здравствуй, Кэл. — Она изо всех сил старалась оставаться невозмутимой. — Как дела?

— Как у всех, — он кивнул в сторону группы людей, которые, похоже, вводили Большого Джо в курс дела. — Беспокоимся о твоей сестре.

— Какой же ты молодец, что участвуешь в поисках, — сказала она. — Тебе ведь пришлось добираться сюда из Фэрбенкса. Я так понимаю, ты по-прежнему там работаешь?

— Да. — Кэл провел рукой ото лба к затылку, и короткие волосы встали ежиком. Он не брился уже пару дней, она заметила белые короткие пружинки в щетине, которых раньше не было.

— Слушай, Эбби, я должен тебе что-то сказать. Я здесь как официальное лицо.

— У тебя нет собственного дела?

— Конечно, есть. Но у меня задание — оно связано с Лизой.

Он шагнул к ней и оказался так близко, что она почувствовала запах горящих дров от его меховой куртки. Она тут же вспомнила: когда последний раз они были вместе, он целовал ее спину пониже талии, легонько прикасаясь губами, от чего вся растительность на ее теле стояла дыбом и ее бросало в жар. Она отступила назад, чтобы оказаться подальше от него.

— Ладно. — Кэл протянул к ней руку. — Давай поговорим на улице.

Морозный воздух помог мало; она продолжала отчаянно бороться с собой. Прислонилась к стене вагончика и скрестила ноги, всем своим видом демонстрируя, что он для нее просто хороший знакомый.

— Ты вроде бы занялся страховым делом? — как можно вежливее спросила Эбби и осталась вполне довольна своим тоном.

— Угу.

— Но ведь это совсем не то что постоянно находиться на свежем воздухе на природе.

— Для лесных прогулок остаются выходные. — Выражение его лица стало печальным. — Кроме того, мне тут как-то пришла в голову мысль, что на старости лет я не смогу справляться с гризли так же лихо, как раньше.

Она знала, что многие жители Аляски имеют две работы. Четыре года назад она познакомилась с почтальоном, который одновременно работал в команде спасателей. Но с трудом верилось, что отличный охотник и следопыт, который прекрасно ориентируется по звездам и может запросто вырыть яму, чтобы поймать медведя, превратился в клерка, который должен сидеть в кабинете и работать с бумажками. Такого просто не может быть.

— Почему же ты не пошел в местные авиалинии? Разве им не нужны летчики?

— Я хочу работать на себя, Эбби. Не знаю, поверишь ты или нет, но в летном деле лучше выступать страховым агентом, чем перевозить по Аляске грузы на арендованном самолете, вечно по уши в долгах.

Повисло молчание, которое прерывал только гул двигателя снегохода, потом к нему присоединился треск радиоприемника.

У нее пересохли губы, но она заставила себя снова заговорить как ни в чем не бывало:

— Ты говорил, что представляешь здесь организацию?

— Я выступаю как следователь по страховому делу по поручению одной из крупных компаний „Фэлкон Юнион“. Они и раньше ко мне обращались. Несколько раз. Мы неплохо сотрудничаем.

— Наверное, и платят неплохо?

— Да, конечно. — Кэл снова взъерошил волосы. Она хорошо помнила это движение — оно означало, что он чувствует себя не в своей тарелке, что он в замешательстве. Она тогда не сказала ему об этом маленьком открытии, решив, что ей легче будет разбираться в его чувствах.

— Ну и?

То же движение, потом глубокий вздох:

— Меня наняли, чтобы я провел расследование в связи с исчезновением твоей сестры.

Пару секунд она смотрела на него, пытаясь понять, что он имеет в виду.

— Расследование?!

— Видишь ли, полгода назад она застраховала свою жизнь. — Снова движение руки по волосам. — Речь идет об очень крупной сумме. В „Фэлкон Юнион“ обеспокоены, что, возможно… все не так, как кажется.

Эбби прищурилась:

— А как?

— На карту поставлена очень солидная сумма. Два миллиона четыреста тысяч долларов.

До нее вдруг дошел истинный смысл сказанного:

— Ты считаешь, Лиза намеренно застраховала свою жизнь, а потом исчезла?

Он переминался с ноги на ногу, не глядя на нее.

Ярость вдруг взорвалась в ней с такой силой, что она почти услыхала, как этот взрыв, усиленный нервным напряжением последних дней, эхом пронесся по горам. Ее вдруг перестала волновать собственная уязвимость, она подскочила к Кэлу и изо всех сил ткнула его кулаком в грудь.

— Как ты смеешь даже думать об этом? Лиза бывает неуправляемой, но она не преступница! Да, время от времени она может улизнуть куда-нибудь, никому не сказав ни слова, но это только потому, что она просто об этом _не_думает._ Да, она иногда проявляет эгоизм, не считаясь с другими людьми, чем изводит окружающих, но пытаться ограбить страховую компанию, симулируя собственную смерть в горах? Господи, о _чем_ ты говоришь!

Кэл отступил на шаг, но она не отставала от него и продолжала колотить кулаками в грудь.

— Можно, конечно, считать, что кругом одни мошенники, но нужно сначала на себя посмотреть. Так что шел бы ты со своими работодателями куда подальше! Не сочиняйте то, чего быть просто не может!

— Но некоторые из-за такой суммы на многое пойдут.

— Господи! Да о чем ты, Кэл! Ты соображаешь, что говоришь? Лиза не „некоторые“.

— Агент, застраховавший Лизу, рассказывал мне, что Лиза говорила — если только человек, указанный в завещании, доберется до этих денег, она восстанет из гроба, не позволив ему единолично распоряжаться страховой суммой.

— Это могла быть только _шутка!_ Ты же знаешь, какая она насмешница! Кроме того, если бы она действительно собиралась ограбить страховую компанию, она бы никогда ничего подобного не сказала. Она может что-нибудь ляпнуть не подумав, но она, извини, не идиотка.

— Я тоже так считал, — сказал он неохотно.

— Какой молодец! — с нескрываемым сарказмом сказала она и лучезарно улыбнулась. — Ты уже начинаешь понимать, что у медали две стороны. Что ж, это другое дело.

Он посмотрел на ее руку у себя на груди, потом ей в глаза.

— Закончила?

Она тут же убрала руку.

— Значит, ты возвращаешься в Фэрбенкс и говоришь им, что это никакое не мошенничество, да?

— Нет. У меня работа, и я должен ее сделать, хочешь ты этого или нет.

Снова повисло молчание. Эбби пыталась придумать, как ей уговорить Кэла вернуться домой, и тут он снова выдал свою растерянность, проведя рукой по волосам.

— Эбби, мы можем поговорить о том, что было четыре года назад?

Она резко развернулась и бросила через плечо:

— Нам не о чем разговаривать. Я тебе верила, а ты меня обманул, — что тут обсуждать!




10


На следующее утро Эбби чувствовала себя разбитой и физически, и морально. Руки и ноги не гнулись, мышцы болели. Вместе с Большим Джо и двумя спасателями она провела на ногах всю вторую половину дня, останавливаясь время от времени только затем, чтобы в бинокль постараться разглядеть хоть что-нибудь, способное привести их к Лизе. Они ничего не нашли.

Моук стоял у двери с мольбой в глазах. Еле держась на ногах, она выпустила его на улицу, поставила на плиту ковшик с молоком; покопавшись в буфете, извлекла небольшую шоколадку. Очень хотелось чего-нибудь сладкого и калорийного, чтобы хоть частично восполнить потраченные силы.

Она подбросила в печку сухих дров и прочитала инструкцию к лекарствам, которые Большой Джо дал ей для Моука. Впустив собаку в дом, она смазала мазью обмороженные места, дала ему нужные таблетки, сунув их в хлебный мякиш. Намазала маслом хлеб, надкусила и поняла, что аппетит пропал. К радости Моука, она бросила в его миску почти целый бутерброд. Достала сигарету и закурила, глядя в окно на замерзшую гладь озера.

Где же ты, Лиза? Где ты, черт тебя побери!

Прикурив другую сигарету, она взяла почту, которую вытащила из Лизиного почтового ящика, и устроилась на диване. Там было полно ненужных проспектов и рекламных листовок, предлагавших абсолютно все — от возможности покрасить дом в невероятно красивый цвет до кардинального средства от облысения. Из этого вороха макулатуры она вытащила и отложила в сторону несколько счетов. А вот письмо, адресованное сестре.

Написанное на компьютере, оно было от некоей Тессы, которая в конце желала „всего наилучшего“ и поместила строчку из крестиков, обозначающих поцелуи. Начиналось письмо словами, набранными заглавными буквами: „СТОИТ ЛИ РАССТРАИВАТЬСЯ ИЗ-ЗА МЕРЗАВЦА!“

Эбби прочитала письмо, но мало что поняла из его содержания.



Ты же знаешь, здесь никого не волнует, что случилось с тобой в прошлом. Половина наших добропорядочных граждан приехали сюда, пытаясь от чего-то убежать. Если бы против этого существовал закон, у нас на Аляске не было бы ни одного политика.


Далее еще полстраницы в том же духе, после чего Тесса делала вывод:



Не забудь, это всего лишь небольшое нарушение, поэтому не паникуй и не делай из мухи слона. Мы тебя любим. Никому нет дела до того, что где-то когда-то что-то произошло. Нам на это уж точно наплевать.


Эбби покрутила листок в руках, но не нашла ни адреса, ни телефона; изучила конверт и вздохнула с облегчением. Оно было отправлено второго апреля, на конверте стоял штамп компании „Пик Приключений“ в Фэрбенксе. Она схватила телефон и набрала номер.

— Компания „Пик Приключений“, — ответила трубка бодрым женским голосом.

— Здравствуйте, могу я поговорить с Тессой?

— Ее сегодня нет. Что ей передать?

Эбби представилась, и женщина тут же спросила:

— Вы нашли Лизу?

— Пока нет.

— Я очень надеюсь, что найдете. Нам здесь ее ужасно не хватает… мы ее так любим. Знаете что, позвоните Тессе домой. У нее сегодня нет группы. Она охотно с вами побеседует.

Прежде чем набрать номер Тессы, Эбби закурила третью сигарету. Тесса подняла трубку со второго гудка. Узнав, кто такая Эбби и что Лизу до сих пор не нашли, она долго говорила, как она беспокоится. Эбби курила, слушая ее длинный монолог. В конце концов ей удалось задать несколько вопросов. Тесса познакомилась и подружилась с Лизой через „Пик Приключений“: она сопровождает клиентов на вертолете компании, который доставляет их на горные вершины и ледники по всей стране, где они совершают восхождение или многодневные пешие переходы.

— В прошлом году она одолела Мак-Кинли, а это, между прочим, самая высокая вершина Северной Америки. Если ей Мак-Кинли по плечу, она легко справится с горой пониже. Ваша сестра отлично в этом разбирается и все умеет делать. Уверена, она не потеряется.

Эбби неопределенно хмыкнула, после чего призналась, что прочла письмо, адресованное сестре. Это известие не рассердило Тессу, а скорее озадачило:

— Как это может помочь?

Эбби решительно затушила сигарету и рассказала ей об убийстве Мари Гилмоут. В трубке потрясенно молчали, и Эбби тут же заполнила паузу:

— Поэтому я должна кое-что узнать. Вы были знакомы с Мари?

Трубка молчала.

— Тесса, вы меня слышите? — Эбби даже подумала, что их разъединили.

— Да, я здесь. Какой ужас, не могу поверить!

Эбби дала ей время прийти в себя, потом повторила вопрос.

— Никогда не слышала этого имени.

— Понятно. А что означает эта строчка о прошлом и о том, что из-за мерзавцев расстраиваться не стоит?

— Из-за „мерзавца“. В единственном числе. — Тесса вздохнула. — Речь шла о Питере Сантони. Он когда-то работал с Лизой. Они всегда недолюбливали друг друга, а сейчас она и вовсе терпеть его не может, когда узнала, что он в курсе ее судебного разбирательства.

— О каком судебном разбирательстве вы говорите?

— Лиза просила никому об этом не говорить. Черт! Наверное, лучше, чтобы вы это знали. С чего бы начать… В общем, шесть лет назад вашу сестру вызывали в окружной суд в связи с обвинениями преподавателя из ее университета по фамилии Кроу.

Ну кем была Лиза шесть лет назад! Ей было всего двадцать три, она работала над кандидатской диссертацией, которую собиралась защищать в Вашингтоне, но так и не защитила. А Кроу? Весьма уважаемый университетский преподаватель.

— В чем Лизу обвиняли?

— Преподаватель собирался получить в суде запретительное предписание.

Эбби смотрела на тлеющий в пепельнице окурок, не веря собственным ушам. Черт возьми!

— Чем все закончилось?

— Лиза проиграла дело. Согласно постановлению суда, она могла угодить в тюрьму, если подойдет к истцу ближе чем на сто метров.

— Что же такое Лиза натворила?

— Обвиняла Кроу в убийстве.

От потрясения Эбби не могла вымолвить ни слова. Тесса продолжила рассказ:

— А вот что произошло пятнадцать лет назад. Молодой человек по имени Джаред — фамилии не припомню — погиб во время экспедиции в горах. Это был блестящий юноша, один из тех гениев, которые в своих исследованиях на многие годы опережают других ученых. Но он погиб, не успев представить свою кандидатскую в диссертационный совет. Его работа бесследно исчезла. Джаред тогда дружил с Кроу, у них даже был общий руководитель. Лиза каким-то образом отыскала работу Джареда — она удивительно напоминала исследование Кроу, представленное совету сразу же после его гибели. А когда Лиза узнала, что эти двое были в горах вместе, она обвинила Кроу в убийстве и присвоении чужого научного труда.

Эбби выкурила уже пять сигарет. Она пребывала в состоянии шока от услышанного. Тесса сказала, что и Лиза, и Кроу были вынуждены уйти из университета.

— Кто еще об этом знает?

— Насколько мне известно, никто. Сантони иногда напоминал ей об этом, чтобы поиздеваться, — таким образом он ощущал себя сильнее.

Повесив трубку, Эбби заходила по комнате. Моук внимательно следил за ней своими голубыми глазами. Значит, Лиза солгала и ей, и матери. Ее _вышвырнули_из_университета,_ а не предложили на Аляске работу, о которой она мечтала всю жизнь.

Она остановилась и посмотрела в окно на расстилавшуюся перед глазами снежную даль. И что теперь?



В варежках было тепло и уютно. Эбби подошла к Лизиному дому. Дорога перед домом была забита машинами, упиравшимися в высокие сугробы. Последним стоял черный „додж рэм“, отличавшийся от машины Джо только цветом. Между тонкими металлическими прутьями по всему периметру дома была натянута ярко-желтая лента, образовавшая нечто вроде забора. Эбби остановилась: ее смутила не хлипкая пластиковая ленточка, а повторяющиеся, как заклинание, слова: „не переступать полицейское заграждение не переступать полицейское заграждение не переступать…“

Перед ней возник юный полицейский Уэйдинг в надвинутой почти на глаза бобровой шапке. Эбби спросила его о Демарко, юноша побежал к дому. За Лизиным домом открывалась удивительная картина: сосны и ели убегали вдаль, на другой стороне сверкающего льдом озера возвышались молчаливые скалы. Понятно, почему Лиза купила этот дом: здесь ей не было тесно, на нее ничто не давило, она ощущала полную свободу, упивалась простором. Лизе всегда нужно было много места.

Она растерялась, увидев, что юноша вернулся с Кэлом.

— А где Демарко?

— Занята.

— Почему тебя пустили внутрь — ты же не полицейский!

— Я вхожу в состав следственной группы, но стараюсь не мешать полиции вести расследование на месте преступления.

— На месте преступления?! — Эбби встревожилась не на шутку.

Кэл несколько секунд внимательно на нее смотрел:

— Пожалуй, я введу тебя в курс дела, но только если ты согласишься что-нибудь со мной выпить.

— Это шантаж, — собравшись с духом, сказала она, — но меня это почему-то не удивляет.

— Можешь называть это каким угодно словом, но, уверяю тебя, от копов ты вряд ли что-нибудь узнаешь. По крайней мере, пока они не разберутся, в чем дело.

— Что ж, я согласна, если нет другого выхода, — сказала она торопливо, — но расплачиваешься ты.

— Я уже четыре года расплачиваюсь, — сказал он глухо.

Повисло молчание: Эбби не знала, как реагировать на его последние слова.

— Ты на машине? Или тебя подвезти?

Эбби посмотрела на часы — девять утра.

— Ты, кажется, предлагал не чашечку кофе.

— Можешь заказать себе бутылку виски — мне все равно. Так ты едешь или нет?

Эбби посмотрела на мальчишку-полицейского — тот, казалось, не обращал на них никакого внимания. На его лице блуждала безмятежная улыбка — он был поглощен созерцанием гор на противоположной стороне озера.

— Куда ты хочешь ехать?

— Открыто только одно место.

— Хорошо, — сказала она и глубоко вздохнула.



Долговязому парню, который их обслуживал в „Северном олене“, она упрямо заказала виски. Желательно из лучших и самых дорогих, вроде шотландских „Гленморанжа“ или „Макаллана“.

— А что-нибудь из дорогих американских сортов подойдет?

— Спасибо, конечно. И горячий шоколад, пожалуйста.

С кружкой горячего шоколада в руках она подошла к одному из кожаных кресел у камина. За столом у стены завтракали двое парней в рабочих рубашках и джинсах. Они подняли голову, собираясь поздороваться, но, увидев сначала Эбби, потом Кэла, застыли.

Ее щеки запылали, но она не отвела взгляд, а зло посмотрела на них, поняв, о чем они подумали. Они тут же опустили глаза.

Она села в кресло, красная от возмущения, и принялась сосредоточенно добавлять сливки в шоколад.

— Послушай, Эбби, — Кэл нагнулся к ней, обхватив обеими руками свою кружку с кофе. — Я бы очень хотел поговорить с тобой о Лизиной страховке…

— Она никого не обманывает, Кэл, — устало повторила Эбби. — Лиза может поступать неразумно, но она не злой человек и не стала бы ставить людей под удар.

— Да, но когда она ее брала…

— Бога ради, — она протестующе подняла руку, — не желаю слышать твои обвинения. Я хочу знать, что там происходит.

Кэл прикусил нижнюю губу.

— Ради этого я и поехала с тобой, — напомнила ему Эбби. — Чтобы ты рассказал мне все про место преступления.

Он поставил кружку, потом снова взял ее в руки, посмотрел сначала на нее, потом на голову лося на стене и наконец заговорил, обращаясь скорее к сохатому, чем к ней:

— Ну, во-первых, они извлекли из стены застрявшую там пулю. Стреляли из полуавтоматического оружия сорок пятого калибра. Пулю отослали на баллистическую экспертизу, чтобы проверить, соответствует ли она пуле, которой убита женщина, найденная в горах. Мари Гилмоут.

Хорошо, что Эбби сидела, иначе она бы грохнулась на пол.

— Мари убита в доме Лизы?!

— Во-вторых, найдены следы крови и тоже отправлены в лабораторию, чтобы уточнить, чья она — Мари… или Лизы.

— Но я не видела в доме никакой крови, — с трудом выдавила она.

— Для этого используют люминол. Его наносят на поверхность, после чего ее полируют до блеска.

Эбби смотрела на него, ничего не понимая.

— Это вещество, на фоне которого кровь становится видна.

В голове у Эбби помутилось. Что, если это Лизина кровь? Она тоже убита? А если это кровь Мари? Что это может значить? Женщины что-то не поделили?

— Как Мари познакомилась с Лизой?

— Мы точно не знаем, но они, похоже, дружили. За диваном мы нашли ее сумку.

— Но как они познакомились? Мари живет на юго-востоке США в штате Вирджиния. Это не ближний свет.

— По работе: может быть, на какой-нибудь конференции. Они обе занимались серьезными научными исследованиями.

Эбби вспомнила об искореженной куче расплавленных в огне дисков и файлов и подумала о Лизином боссе:

— Томас знаком с Мари?

— Не знаю.

Эбби решила в тот же день поговорить с Томасом. Он чудный человек и, между прочим, как ее сестра, обожает драже „M&Ms“. Даже его передвижения по институту можно проследить по брошенным то здесь, то там ярким фантикам от любимого лакомства. Может быть, он сумеет пролить свет на то, почему уничтожен Лизин труд.

Некоторое время они сидели молча. В печке потрескивали поленья; Эбби слышала приглушенные голоса других посетителей, позвякивание ножей и вилок.

— Чья одежда висит у нее в доме? — нарушила молчание Эбби.

— Точно не известно. После ссоры с Грэгом Лиза какое-то время встречалась с Джеком Молваром. Грэга она бросила больше года назад, с тех пор, судя по всему, у нее никого не было.

Эбби не могла в такое поверить — у Лизы всегда кто-то был, а иной раз и _не_один._

— Джек рассказывал, у них была жуткая ссора и Лиза выставила его на улицу босиком, — сказал Кэл с кривой усмешкой. — Он, бедолага, даже подумал, что придется топать по снегу в носках, но потом вслед полетели и унты.

Что там она говорила Кэлу несколько минут назад? _Лиза_может_поступать_неразумно,_но_она_не_злой_человек…_

Она почему-то вспомнила, как однажды они играли в прятки с соседскими мальчишками. Лиза уговорила ее спрятаться в багажнике машины родителей мальчиков. Лизе тогда было всего шесть, а Эбби восемь, но она уже привыкла подчиняться более подвижной и энергичной младшей сестре и поэтому тут же не колеблясь залезла внутрь.

Как только крышка багажника захлопнулась, она сжалась от страха. В кромешной тьме она не увидела даже собственную руку, которую поднесла к лицу. В нос бил сладковатый запах машинного масла. С улицы не долетало ни звука — ни голосов искавших ее мальчишек, ни даже шума транспорта на дороге.

Ее начало трясти, ей хотелось стучать по крышке и кричать, чтобы ее выпустили, но она знала, что Лиза никогда не простит ее за то, что она выдала свое местонахождение. Какое-то время она лежала, свернувшись калачиком, и тихо плакала: слезы текли по лицу и попадали прямо в рот, но потом, измученная, уснула.

Она еще больше испугалась, когда проснулась. В панике попыталась открыть крышку, изо всех сил толкая ее кулаками и ногами, но никто ее не слышал, никто не спешил на помощь. Как Эбби позже узнала, Лиза сказала отцу, где она, только через три часа. Достав из багажника несчастную, мокрую от слез Эбби, он накинулся на Лизу и так на нее кричал, что лицо у него покраснело, а вены на лбу страшно вздулись.

Лизе до конца недели разрешали выходить из комнаты только поесть и в туалет, но в первую же ночь, когда родители уснули, она потихоньку проникла в комнату Эбби. Она принесла ей свою любимую игрушку — набитую тряпками лошадку по имени Мягкое Копытце, к которой никогда не разрешала даже притрагиваться. Маленькое личико сморщилось, и она горько заплакала.

— Папа говорит, что я очень плохая девочка и что я больше не должна так поступать, но ведь они тебя так и не нашли, хотя ты была прямо перед их носом… Я не хотела тебя обидеть, честное слово, не хотела… Я не хотела, чтобы ты плакала…

Стало очень грустно. Лизе нужен был брат — этакий маленький разбойник, который бы бесстрашно реагировал на все ее выходки и не терпел бы молча, как Эбби.

— Эбби!

Его голос резко вернул ее в настоящее. Кэл наклонился вперед, глядя на нее с некоторой настороженностью.

— Насчет Лизиной страховки.

— О Господи, Кэл…

— Лиза указала в страховке, что в случае ее смерти деньги получаешь ты.




11


Кэл настоял на том, чтобы проводить ее до дома. Как будто она не в состоянии сама туда дойти! Но возражать не было сил: в ушах шумело, руки были словно резиновые.

Если бы она страховала свою жизнь, назвала бы она сестру в завещании? Конечно нет. Она бы завещала деньги матери. Или своему шефу Хью. Она бы скорее вписала в завещание Холли — секретаршу, регистрирующую посетителей в их компании, но сестре не оставила бы ни пенни.

Прямо у входа стояла машина Демарко, из которой вылез Уэйдинг, когда они подошли ближе. Кажется, с ней собираются побеседовать сотрудники Бюро расследований штата. Он может отвезти ее на место. Это в школе, там ее ожидают Демарко и какой-то сержант из Фэрбенкса.

— Вы не подождете несколько минут? — обратилась она к юноше. — Я должна вывести собаку.

Он кивнул и юркнул обратно в теплую машину.

— Ты уверена, что выдержишь? — наклонился к ней Кэл. — Ты такая бледная.

— Это мой обычный цвет.

— Если уверена…

Не успела Эбби открыть дверь, как оттуда, оттолкнув ее, пулей выскочил Моук. Он рычал, скалил зубы, казалось, готовый вцепиться в Кэла.

— Фу, Моук, фу! — закричала она.

Моук остановился как вкопанный буквально в десяти сантиметрах от его ног — шерсть дыбом — и глухо зарычал.

— Ничего себе! — Кэл уставился на собаку. Эбби похлопала ощетинившегося пса по загривку:

— Спокойно, Моук, свои.

Моук успокоился, обнюхал Кэла со всех сторон. Потом, не спуская с него глаз, отошел на пару шагов в сторону, деловито поднял лапу, после чего сосредоточенно заработал задними ногами, расшвыривая снег. Эбби не смогла удержаться от смеха.

— Ты находишь это смешным? Натравила тут на меня своего пса — я чуть инфаркт не получил.

— Прости. Не ожидала от него такого. До сих пор он вел себя как большая мягкая игрушка. Наверное, дело пошло на поправку. Впредь надо быть осторожней.

— Уж пожалуйста, — сказал он сухо. — А то он и поговорить с тобой не даст.

Он улыбнулся, в уголках глаз появились веселые морщинки. Это отозвалось резкой тянущей болью в низу живота, она отвернулась.

— Увидимся?

— Конечно.

По-прежнему улыбаясь, он с опаской обошел Моука и направился в сторону машины.

Эбби смотрела вслед. Сердце разрывалось на части, в горле стояли слезы. Опять вспомнилась их последняя ночь, как будто это было вчера. Природа словно специально выточила их тела друг для друга…

— Мисс Макколл! — Уэйдинг высунулся из машины.

Она вздрогнула.

— Вы готовы ехать?

Эбби кивнула. Моука, к величайшему его негодованию, она закрыла в доме.

В школе, куда они приехали, царила удивительная тишина. Наверное, она просто насмотрелась сериалов — ей казалось, что вокруг должны сновать следователи, шумно обсуждая всевозможные версии, постоянно звонить куда-то, бесконечно пить кофе, сосредоточенно жевать жвачку и беспрестанно курить, сопоставляя информацию и собранные факты. И наконец, должны найти ее сестру. Господи! Помоги им это сделать как можно скорее.

— А где все? — спросила она.

— Вот здесь… здесь и идет вся работа.

Он проводил ее все в ту же учительскую с побеленными стенами. Единственное, что указывало на то, что сейчас здесь занимались расследованием преступления, была специальная переносная доска, которую, едва она вошла, Демарко начала спешно поворачивать к стене. Она, правда, успела краем глаза заметить три колонки: „Версии — один, два, три“.

Три версии и всего два копа. Тому могло быть только одно объяснение — Аляска не располагает такими ресурсами, как Скотленд-Ярд или Полиция Майами.

Демарко закончила манипуляции с доской и повернулась к ней лицом, потом посмотрела на своего коллегу, снова на Эбби, словно не зная, как себя вести.

Взглянув на напарника Демарко, Эбби внутренне сжалась. Она видела этого человека совсем недавно, но тогда на его лице была двухдневная щетина, в руках пистолет, в глазах — враждебность. Сейчас это был гладко выбритый, деловой человек в отглаженных брюках и теплой рубашке темно-серого цвета.

— Виктор? — произнесла она неуверенно.

Он хмыкнул и подошел, протянув руку. Рукопожатие было крепким, он сдавил ее ладонь так, будто выжимал сок из яблока.

— Сержант Пегати.

Она вздрогнула. Кэл не слишком распространялся о родителях, но она смутно помнила, что его мать была из атапасков — североамериканских индейцев. Когда Кэл появился на свет, отец сменил военную форму на полицейскую.

— Вы _отец_ Кэла?

Он коротко кивнул.

— Демарко помогает мне вести расследование.

Демарко выдавила улыбку, видимо, пытаясь как-то подбодрить Эбби, и, скрестив руки на груди, встала спиной к окну.

Виктор сел за стол и жестом указал ей на стул напротив. Эбби не пошевельнулась. Он откинулся на спинку стула и начал рассматривать свои пальцы.

— Мы бы хотели задать вам несколько личных вопросов.

Она едва удержалась, чтобы не спросить, предоставят ли ей адвоката — похоже, он ей точно понадобится, если учесть, что Виктор смотрит на нее, как кролик на удава. Про себя она удивлялась кардинальным изменениям в его внешности. И дело было не только в форме — он даже разговаривал по-другому.

— Что ж, начнем. Скажите, откуда у вашей сестры на банковском счете сто двадцать три тысячи долларов?

— Сколько-сколько? — переспросила Эбби потрясенно. У Лизы просто не может быть таких денег. Хроническое безденежье — ее обычное состояние.

Виктор упрямо повторил вопрос.

— Откуда я знаю, — пожала она плечами. — Мы с ней четыре года не общались.

— Ах да, я слышал об этом. — Он выжидающе приподнял бровь. — Наверное, поссорились?

Эбби почувствовала, как кровь приливает к щекам. Она украдкой глянула на Демарко, но та была поглощена изучением расписания уроков на двери.

— Это было очень давно.

— Очень давно или не очень давно, я хочу услышать от вас, что произошло.

— Обычное дело между родственниками. Мы всегда ссорились. Последняя ссора просто переполнила чашу моего терпения.

— Какова была причина?

— Ничего особенного.

— Мой сын так не считает.

Теперь ее лицо не просто горело — оно пылало. Пытаясь как-то взять себя в руки, она присела на стул, положила ногу на ногу, сняла несколько волосинок собачьей шерсти с брюк.

— Знаете, носил бы ваш сын обручальное кольцо, мы бы сейчас с сестрой жили душа в душу. — Она окинула его ледяным взглядом. — Лично я считаю, что у женатых мужчин нужно на лбу высекать слово „женат“. Это бы очень облегчило существование нам, бедным незамужним женщинам.

— Понятно, — сказал он уже не так самоуверенно.

— Очень сомневаюсь, что вы понимаете. — Ее голос звучал холодно.

Он несколько секунд внимательно смотрел на нее, потом шумно откашлялся, снова уставился на нее, пару раз кивнул — очевидно, собственным мыслям.

— Как вы планируете распорядиться деньгами?

Она глянула на него, совершенно не понимая, о чем идет речь.

— Два миллиона четыреста тысяч долларов — сумма немалая.

Волна возмущения накрыла ее, кровь снова бросилась в лицо.

— Господи, ну о чем вы! Я уже сказала Кэлу — это полная чушь. Лиза не могла инсценировать собственную гибель. К тому же разве может страховая компания выплатить деньги, если не найдено тело?

— И в такого рода делах бывают исключения. Например, смерть от несчастного случая.

Она замолчала, пытаясь переварить услышанное.

— То есть, предположим, человек выходит в море — и об этом все знают, — его накрывает волной… пустую лодку прибивает к берегу… Значит ли это, что страховая компания признает человека погибшим в результате несчастного случая и выплатит деньги, даже если тело не найдено?

— Да.

Ага, теперь, по крайней мере, понятно, почему компания „Фэлкон Юнион“ занялась собственным расследованием: они решили, что Эбби получит страховку и отправится в горы, где ее ожидает Лиза, живая и невредимая.

— Но это совсем другое дело! Лиза не такая.

— А какая!

Она прищурилась. Он пытается сбить ее с толку? В чем-то уличить?

— Мне казалось, вы знаете мою сестру.

— Я хотел бы услышать ваше мнение.

— С ней может быть очень трудно, она может выдвигать непомерные требования. Она то видеть никого не хочет, то становится душой общества — в зависимости от настроения. Человек крайностей, очень беспокойная, но очень привлекательная и как женщина, и как личность. — Она вдруг вспомнила Лизу на одной вечеринке: запрокинув голову, она заразительно хохочет в окружении толпы. Эбби, в отличие от сестры, никогда не стремилась оказаться в центре внимания. Если с ней кто-то хочет познакомиться, пусть подходит и представляется.

— А вы какая?

— Мы очень разные.

— Гм… и как же ваша сестра относится к деньгам?

— Беспечно.

— А вы?

— Не столь беспечно, — осторожно сказала она, ожидая подвоха.

— Вы часто покупаете лотерейные билеты?

— Иногда покупаю.

— Значит, вы не стали бы возражать против пары миллионов долларов, да?

Она бросила на него уничтожающий взгляд, поняв, куда он клонит, но его глаза смотрели настолько бесстрастно, что ей захотелось наотмашь ударить его по лицу.

— Как можно думать, что мы в сговоре, если мы не общаемся вот уже…

— Знаете, — вкрадчиво перебил ее Виктор, — очень любопытно наблюдать, как люди, на которых как гром среди ясного неба сваливается богатство, мечтают, на что его потратить. — Он демонстративно порылся в каких-то бумагах, вытащил листок и вслух прочел: — „Переоборудованный навес для сена в Сомерсете с прилегающим к нему садом теперь стоит один миллион долларов“. — Потом пробежал страничку до конца. — Нет, кажется, я ошибся. Вы-то собираетесь заняться благоустройством домика с несколькими сотками леса. Отличная мысль — собственный лес для прогулок.

Он бросил листок через стол. Она тут же его узнала — страничка вырвана из ее записной книжки, с которой она никогда не расставалась. В журнале „Дом и сад“, который она листала в самолете, ей попалась симпатичная реклама. Следующие два часа пути она рисовала для дома эскиз идеального сада. Нашлось место для обнесенного невысокой стеной огородика, на дереве расположился домик и для детей и для взрослых, к прудику в саду прилетали дикие утки, а еще она решила посадить там гигантские диковинные деревья. Картинка получилась просто сказочная и совершенно оторванная от действительности.

Потрясение сменилось гневом и возмущением оттого, что рылись не только в Лизиных, но и в ее вещах.

— Это личное, — процедила она сквозь зубы.

— При расследовании преступления не может быть ничего личного.

Эбби схватила рисунок, быстро сложила вчетверо и сунула в карман. Она думала, Виктор начнет возражать, но он промолчал — наверняка уже сделал несколько копий.

— А вы довольно честолюбивы, да?

— Разве мечтать — это преступление? У вас, сержант, бывают какие-нибудь желания? Устремления?

— Я, по крайней мере, никогда не хотел лишить страховую компанию двух миллионов четырехсот тысяч долларов.

— Боже мой, вы не можете говорить об этом серьезно!

Он отвел от нее глаза, взгляд заскользил по алюминиевому столу, упал на видавший виды картотечный шкаф.

— Скажите, у Лизы были враги?

— Ее любят все, — тут же ответила она, но сразу вспомнила рассказ Лизиной подруги о ее университетском профессоре. — Впрочем, один человек, пожалуй, есть, — добавила она, но тут же осеклась, недоумевая, какая может быть связь между происходящим и Лизиным профессором.

— Говорите, враг? — Виктор явно заинтересовался.

— Ссора зашла слишком далеко, пришлось вмешаться суду; сестре запретили приближаться к этому человеку.

Виктор удивленно вскинул брови.

— Лет десять тому назад Лиза обвинила профессора в убийстве сокурсника еще в студенческие годы, а затем в присвоении его научного исследования.

Виктор попросил ее продолжать, и она пересказала то, что услышала от Тессы.

— Как зовут профессора?

— К сожалению, я не знаю имени — только фамилию. Кроу.

Виктор что-то записал в блокноте.

— Думаю, узнать имя будет нетрудно. Что еще вы знаете?

— Вроде бы больше ничего, — сказала она, думая о сестре и ее способности идти напролом, если она в чем-то уверена. Но обвинять кого-то в преступлении — Эбби с трудом могла поверить, что Лиза действительно это сделала.

Она вздрогнула от телефонного звонка. Виктор взял трубку, минуту слушал молча, потом поднялся, кивнул Демарко и со словами „Продолжайте без меня“ вышел из комнаты.

Демарко сняла пиджак и повесила на спинку стула, на котором только что сидел Виктор.

— Хорошо бы, чтобы на улице было так же тепло, как здесь, — сказала она дружелюбно. — Скорее бы зима закончилась. Все-таки восемь месяцев — это очень долго.

Эбби облизнула губы:

— Вы хорошо знаете Виктора? То есть я хотела сказать, сержанта Пегати?

— Мы не первый раз вместе работаем. — Демарко села рядом.

— Вы сейчас передо мной играете доброго следователя? — Она так и не смогла выдавить улыбку.

Демарко засмеялась:

— Стоит узнать его поближе, как понимаешь, что он неплохой человек. А еще он хорошо раскрывает преступления.

Эбби вдруг поняла, что стены и потолок начинают на нее давить. Она отодвинула стул, подошла к окну и прислонилась к стеклу. Стекло тут же запотело от ее дыхания.

— Ничего не понимаю. Сказали, что Лиза пропала в горах, но вы находите в горах труп Мари Гилмоут… Что происходит? Мне кажется, я попала в какой-то кошмарный сон наяву.

— Мы докопаемся до истины, — успокоила ее Демарко тоном профессионала.

— Не может быть, чтобы Виктор думал, что мы с Лизой пытаемся ограбить страховую компанию.

— Пусть вас это не беспокоит, — сухо посоветовала Демарко. — Ему просто нравится выводить людей из себя.

Эбби резко повернула голову и удивленно взглянула на Демарко.

— Но это не значит, что нас не интересует вопрос страховки, — добавила та осторожно. — Хотелось бы знать, что у Лизы было на уме, когда она заключала договор.

Лиза знала, что скоро умрет? Не может быть, чтобы она все это спланировала, это невозможно. Она слишком любит жизнь.

— Эбби, скажите, неужели вам никогда не казалось несправедливым, что Лиза отправилась учиться так далеко от дома — за океан, в Вашингтон, — и оставила вас с больной матерью на руках?

— Нет.

И это была правда. Эбби всегда была домоседкой, ей было по-настоящему хорошо только в родных стенах.

— Но у вас такая эмоциональная нагрузка. Вряд ли найдется другой человек, который был бы так предан своей семье.

Эбби заморгала:

— В этом нет ничего особенного, я самый обыкновенный человек. Вокруг полно людей, которые делают намного больше и несут гораздо больший груз ответственности.

Демарко задумчиво барабанила пальцами по стулу.

— Расскажите о Лизиных друзьях. Еще по университету. Они помогли бы ей, если бы она вдруг к ним обратилась?

— Вы считаете, она покинула Аляску? — спросила Эбби потрясенно.

— Пока, насколько нам известно, нет. Мы перекрыли аэропорты, но она могла заплатить кому-нибудь и улететь на частном самолете — деньги у нее есть. Или пересечь где-нибудь границу. — Демарко достала из кармана визитную карточку. — Позвоните мне, пожалуйста, если вам что-то станет известно, хорошо? — Кивнув в сторону аппарата на столе, она нацарапала на обороте номер. — Звоните по этому телефону. Мой сотовый здесь плохо берет сигнал.

Эбби положила визитку в карман. Они обе обернулись, когда дверь с грохотом открылась. Виктор кивком вызвал Демарко в коридор и плотно закрыл за собой дверь. До Эбби доносились голоса, но она не могла разобрать слов. Она на цыпочках подошла к двери, приложила ухо к косяку, но так ничего и не услышала.

Раздался глухой звук шагов, она одним прыжком вернулась на место и села прежде, чем открылась дверь. Демарко сняла пиджак со спинки стула, Виктор сел, пошуршал бумагами, откашлялся.

— Вы не знаете, над чем работала Лиза?

— Нет.

— Кто такая Мэг?

Эбби пожала плечами.

— Лиза не называла при вас это имя?

— Нет, насколько я помню. А в чем дело? Эта женщина убила Мари Гилмоут?

Виктор облокотился на стол.

— Вы ведь знаете, что в доме вашей сестры мы обнаружили следы крови.

Она кивнула. Да, благодаря Кэлу ей это известно. Он, очевидно, тут же доложил об этом отцу.

— Это кровь Мари Гилмоут. Пуля, которую мы извлекли из стены, выпущена из того же пистолета сорок пятого калибра, из которого убили Мари. В связи с убийством Мари Гилмоут мы получили ордер на арест вашей сестры.

Эбби почувствовала, как кровь отхлынула от головы.




12


Лиза с угрюмой решимостью тяжело шла по склону горы. Роскоу медленно брел рядом. Она сосредоточенно переставляла ноги, мелкими шагами продвигаясь вперед, не думая об испытаниях, которые выпали на ее долю, — она боролась с приступами головокружения от изнеможения и голода.

Час за часом они шли через бесконечную цепь гор, долин и заливов, то поднимаясь в гору, то спускаясь вниз. Единственным утешением было то, что она пока никого позади себя не заметила.

Но это не значит, что они отказались от преследования. Враги жестоки, коварны и полны решимости расправиться с ней — их ничто не остановит. Они уже показали, на что способны, убив Мари. Но похоже, они мало знакомы с тундрой. Они могли надеть маскхалаты, но, уйдя из дома, она ни разу не заметила хоть что-нибудь, прямо или косвенно указывающее на троих мужчин. У нее было явное преимущество: она хорошо знала местность — в каком направлении текут реки, тянутся горы; она умела определять путь по наземным ориентирам. Днем она могла определить, где находится, по положению солнца, ночью — передвигаться по звездам. У преследователей были только ее следы, иногда и следы исчезали, когда она пересекала ледники, вынуждая их расширять поиск.

У нее сжималось сердце, когда Роскоу останавливался и оборачивался со скорбным выражением в глазах. Он искал Моука.

— Он ушел домой, дружок. — Она старалась утешить его. — Прости, милый.

Только благодаря Моуку она тогда не замерзла там, где упала. Сквозь буран в ее цепенеющее сознание проникла мысль, что кто-то сильно тянет ее за лямки, прикрепленные к поясу: Моук грыз упряжку. Видимо, он решил, что она умирает, но сам не собирался сдаваться без боя. Его решимость заставила ее шевелиться.

Она поползла за Роскоу, тот притащил ее к узкой расщелине в скале. Она протиснулась внутрь и сразу почувствовала, что стало немного теплее: ветер выл снаружи, но достать ее не мог. Из последних сил она прижималась к горе окоченевшим телом, чтобы согреться, но не бросала драгоценный груз — ноутбук и несколько дисков. Если ей суждено погибнуть, она умрет, не выпуская их из рук.

Она захотела развести огонь, но, подтянув санки к себе и потратив на это последние силы, потеряла сознание — словно провалилась в бездонную белую яму — ни мысли, ни воспоминания.

Она проснулась на рассвете и тут же решила, что в пещере произошел обвал и она оказалась зажатой между пластами породы. Она задыхалась, но когда попыталась перекатиться на спину, пласты зашевелились и посмотрели на нее двумя парами глаз. Собаки спасли ей жизнь: они всю ночь согревали ее своими телами.

Понадобилось довольно много времени, прежде чем она смогла добраться до пакета с предметами первой необходимости и разжечь огонь. Она растопила снег в железном ковшике и, чтобы согреться изнутри, попила горячей воды. Прекрасно зная, что низкие температуры обезвоживают организм, она сдавила кожу собак на загривке. Слава Богу, кожа тут же расправилась. Растопив еще немного снега, она напоила собак. Шоколад съела сама, хотя собаки смотрели на нее голодными глазами. За пределами пещеры продолжал бесноваться ветер.

Щеки начали немилосердно гореть: из-за обморожения кожа пылала — казалось, она вот-вот расплавится и стечет вниз. Она пока ничего не могла с этим поделать — оставалось только защищать от холода обмороженные места, и она старалась повыше натягивать шарф, утешаясь тем, что уцелела, хотя мороз мог ее и убить.

Голова все больше прояснялась — она начала думать, как обмануть преследователей. Подозвав Моука поближе, она как следует рассмотрела упряжку в том месте, где он пытался ее перегрызть. Ударом ножа она закончила за него работу и, вцепившись зубами в отрезанный край, начала с остервенением его жевать. Минут через двадцать она осталась довольна результатом. Джо Ченегу это не обманет, зато всех остальных убедит в том, что Моук самостоятельно перекусил ремни.

Потом она вытолкнула Моука из пещеры и скомандовала:

— Домой, Моук!

Моук стоял как вкопанный и рванул с места, только когда Лиза подобрала пару камней, чтобы запустить в него.

Прижав к себе Роскоу, она смотрела вслед убегающему псу и молила Бога, чтобы он сумел добраться до дома. Моук был у нее недолго, но это была отличная собака. Она знала, что он может вернуться только в Лейкс-Эдж — больше ему идти некуда. Ее мог бы обвинить в жестокости только человек, не знающий, что поставлено на карту.



В лесу она двигалась по деревьям. Мысленно проведя линию между парой деревьев, она шла к намеченному дереву, а дойдя до него, мысленно соединяла его со следующим. При иных обстоятельствах она бы оставляла на деревьях метки на случай, если придется идти обратно, но сейчас нельзя было рисковать: преследователи могли заметить ее зарубки.

Она медленно и упрямо двигалась вперед, то и дело прислушиваясь к звукам вокруг и стараясь не тревожить ни птиц, ни животных, которые могли ее выдать. На снегу петляющие следы белок и зайцев вели к оставленным ими запасам еды, а к следам оленей и лосей добавлялись следы койотов, рысей и волков.

Она остановилась, когда впереди между деревьями серым облачком мелькнула тень и из-за покрытого шапкой снега валуна следом скользнула другая. Лиза обернулась и увидела еще четверых волков, которые осторожно крались за ней.

Она схватила лежавшее на санках ружье, зарядила и приготовилась защищаться — пальцы одеревенели от холода, сердце бешено колотилось.

Роскоу зарычал, шерсть на загривке встала дыбом. Волки сделали шаг вперед. Они сильно отощали за зиму: сквозь висящую клоками шерсть торчали кости. Она знала, что на нее они вряд ли нападут — волки слишком хорошо знают человека и на что он способен. Они побоялись бы напасть, даже если бы умирали от голода. Их интересовал Роскоу.

Лиза медленно подняла ружье, прижала к плечу. Она не хотела стрелять, потому что выстрел могли услышать, но у нее не было выбора. Без Роскоу у нее практически не осталось бы шансов выжить. Но стрелять нужно наверняка — патроны следует беречь. Она выделила из группы крупную темно-серую волчицу и прицелилась. Если удастся напугать вожака, остальные напасть не посмеют.

Палец уже готов был нажать курок, но вдруг картина изменилась. В середине стаи откуда-то появился еще один волк и стал внимательно наблюдать за Лизой. Огромный серебристо-серый зверь с широкой, как у мастифа, грудью — одно ухо порвано, на шее и груди следы боевых ранений.

Лиза опустила ружье пониже:

— Привет, Кинг.

Холодные глаза смотрели на нее не отрываясь.

— Джо много рассказывал о тебе. Между прочим, он тобой по-настоящему восхищается. Он переживает из-за того, что застрелил твоего отца, но тот начал творить в поселке бог знает что. Да ты и сам знаешь, правда?

Волк не отводил взгляд.

— Большой Джо наверняка не хочет, чтобы я тебя убила. Может, ты лучше поищешь какого-нибудь симпатичного оленя или лося и твои близкие смогут утолить голод? Роскоу трогать нельзя, извини.

Кинг не мигая смотрел на нее, будто читая ее мысли.

Лиза по-прежнему держала ружье на уровне глаз. Кинг умело верховодил своей стаей вот уже тринадцатый год, она надеялась, что и сейчас он проявит волчью мудрость и не тронет Роскоу.

Прошло несколько минут.

Уходи! Уходи, черт тебя побери! Если стая вдруг сорвется с места, собаке конец.

Кинг вдруг издал лающий звук и потрусил в обратном направлении. Стая последовала за ним.

Дрожащими руками Лиза уложила ружье на санки. Рядом Роскоу, высунув язык, тяжело и быстро дышал. Она заговорила с ним монотонным голосом, чтобы его успокоить:

— Ты, конечно, большая собака, но в самой глубине своей собачьей души ты трусливый зайчишка. Если бы я тебя отвязала, ты бы сбежал. Но для тебя, дружок, это была бы верная гибель.

Она вспомнила сестру, которую во дворе никто никогда не дразнил. Она всегда была крупнее остальных детей, но тоже невероятная трусиха. Лиза попробовала вспомнить хоть один случай, когда Эбби проявила бы храбрость, и не смогла.

Старшая сестра просто была _рядом_ — всегда была, надежной скалой возвышаясь за спиной. Она могла сказать Лизе, что ненавидит ее, но в следующее мгновение начинала ее обнимать.

Она сделала еще несколько шагов. Взгляд почему-то зацепился за почти симметричную деревянную рогатину. Лиза подползла ближе и, укрывшись за обрубком сосны, начала всматриваться вперед. К своему изумлению, среди леса она вскоре разглядела хижину, покрытую еловым лапником вместо крыши. Окон в хижине не было — только дверь. Между бревнами торчал мох. Лачуга больше напоминала большой гниющий пень. Из ржавой трубы на крыше поднимался легкий дымок.

Ей рассказывали об этом месте и его обитателе — Полоумном Мэлоуне, но она его ни разу не видела. Знакомиться с ним сейчас тоже не очень хотелось. Судя по всему, женщины у него не было лет двадцать, местные сплетники говорили, что если он доберется до женщины, то для забавы прикует цепями голую в своей берлоге.

Он охотился, ставя на зверя капканы, жил без воды в доме, без электричества, никогда не стригся и не мылся, но у него, если верить Большому Джо, было необыкновенное хобби. Если так, оно может спасти ей жизнь.

Лиза осторожно изучила домик, взвешивая про себя за и против.

— Сидеть, — тихо приказала она собаке.

Сбросив лыжи, она быстро извлекла из санок завернутые, чтобы не отсырели, в пластиковый пакет и промасленную кожу ноутбук и диски и спрятала в снегу. Сверху бросила веточку, чтобы быстро отыскать это место. Она собиралась идти до конца и выиграть эту битву. Это самое малое, что она могла сделать в память о Мари. Когда цель будет достигнута, семья Мари, возможно, поймет, что ее смерть была не напрасной.

Прихватив ружье, она подкралась к двери и оглянулась. От двери в сторону леса вели свежие следы, следов обратно не было — Полоумный Мэлоун, судя по всему, отсутствовал.

На всякий случай она постучалась в дверь. Тишина. На двери не было никаких замков, только жуткого вида деревянная ручка, которая, громыхнув, повернулась, когда Лиза за нее потянула. С бешено колотящимся сердцем она осторожно вошла в хижину.

Внутри было темно и зловонно. Она оставила дверь слегка приоткрытой, чтобы привыкнуть к темноте, и, осторожно ступая, пошла вдоль стены единственной комнаты. Слева возвышалась метровая куча звериных шкур, на полу у печки валялось что-то окровавленное. Присмотревшись, она поняла, что это недавно освежеванный заяц. Надо будет прихватить его для Роскоу.

Глаза различили деревянную поверхность стола, инструменты, ножи. Ага, вот он во всей своей красе, с рычагами и кнопками — любительский коротковолновый радиоприемник.

Покопавшись с переключателями, она нашла наконец нужную волну и собралась с мыслями. Ее могут услышать и посторонние, поэтому надо быть осторожной, чтобы не выдать себя.

Пытаясь скрыть британское произношение, она очень громким голосом заговорила в микрофон, по-американски растягивая слова:

— Браво, Иерихон! Узнаешь меня? Это Кинг.

Она молила Бога, чтобы Джо узнал ее голос.

Когда последний раз они ходили в горы, он рассказывал ей о волке и о том, что назвал его Кингом. А еще он сказал, что она и сама похожа на волчицу, потому что у нее такой же неукротимый нрав и она так же, как волки, любит лес и свободу. Только бы он вспомнил об этом. В ответ ни звука.

Лиза продолжала свои попытки, пока в приемнике не раздался сухой треск.

— Кинг? Который терпеть не может пиццу с анчоусами?

Лиза облегченно вздохнула. Он не только узнал ее голос, но еще и припомнил анчоусы, чтобы удостовериться, что это она.

— Ты же знаешь, я их обожаю. А насмехаешься потому, что я всегда их таскаю с твоей пиццы.

— Ты жива?

— Конечно, а как же иначе!

— Мне тебя не хватает.

— Да. Мне тоже. Ну что там у вас новенького?

— Тут тебя ждет сюрприз. — Короткая пауза. — Волчица по имени Альфа. Из той же стаи.

— Альфа? — хриплым от волнения голосом переспросила она. Господи, неужели он говорит о Эбби?

— Да. Она здесь уже дня два и пойдет на все, что угодно, чтобы тебя увидеть.

На Лизу нахлынула волна чувств — она не знала, смеяться ей или плакать. Эбби здесь, на Аляске. Она ищет ее.

— Как она?

Джо не успел ответить — Лиза услыхала за дверью легкий скрип снега.

— Все, Джо, конец связи.

Она быстро развернулась и прислушалась. Еще один такой же еле различимый звук. У нее перехватило дыхание. Господи, пусть это будет Роскоу, который нарушил приказ. Я не хочу встречаться с Полоумным Мэлоуном.

С ружьем в руках она на цыпочках подкралась к двери. Теплый ствол позволял чувствовать себя в большей безопасности. Она осторожно направила дуло наружу.

Вокруг стояла полная тишина.

Кровь стучала в ушах. Она чуть шире приоткрыла дверь, но вдруг чья-то рука выхватила ружье из ее рук. Она потеряла равновесие и рухнула лицом в снег, в ту же секунду почувствовав, что дуло упирается в затылок с такой силой, что кожа вот-вот треснет.

Тяжелое зловоние волной накрыло ее, она закашляла.

— Вот это да! — От того, что он долго ни с кем не разговаривал, голос скрипел, как несмазанная телега. — Вот это удача! Повезло так повезло!




13


Эбби наконец решилась позвонить матери. В голосе Джулии звучали волнение и страшная тревога. Эбби знала, как плохо стресс отражается на ее здоровье, и все время повторяла, что Лиза найдется, что все будет хорошо и нужно думать только об этом, предоставляя полиции во всем разобраться.

— Ты знаешь, над чем Лиза работала в последнее время? — спросила Эбби. — Меня спрашивали об этом в полиции, а я понятия не имею.

— Когда была маленькой, она могла поделиться своими секретами, что-то рассказать, но выросла и стала чересчур скрытной. — Джулия вздохнула. — Пожалуй, это у нее от меня. Я никому не даю даже взглянуть на свою работу, считаю это совершенно невозможным, пока она не напечатана. Твоя сестра, наверное, тоже так думает.

Пока Эбби соображала, о чем бы еще спросить, Джулия поинтересовалась:

— Ты спрашивала у Мэг?

— Мэг? — переспросила Эбби.

— Она работала с Лизой. Когда Лиза звонила в подавленном либо, наоборот, приподнятом настроении, то всегда упоминала Мэг, или превознося ее до небес, или кляня почем зря. Должна сказать, странное это существо — Мэг, с ней, наверное, непросто работать. Сегодня она несносна, а на следующий день — просто прелесть.

У Эбби складывалось впечатление, что Мэг — Лизина сестра-близнец, и она почти торжествовала при мысли, что сестре приходится терпеть выходки, так похожие на ее собственные. Чем не лекарство для строптивой сестры? Молодчина, Мэг! Так держать!

— Мам, а ты не знаешь ее фамилию?

— Лиза никогда не называла Мэг по фамилии.

Они еще немного поговорили о Лизиной чрезмерной скрытности, и Эбби сменила тему:

— Ты никогда не слышала от нее о преподавателе по фамилии Кроу?

— Конечно, слышала. Помнится, сначала где-то с год они были лучшими друзьями и тесно сотрудничали, потом между ними произошла какая-то размолвка. Лиза так и не рассказала, что за кошка между ними пробежала; может быть, Лиза услышала критику в свой адрес. Ты же знаешь, как болезненно твоя сестра воспринимает критические замечания.

— А она что-нибудь говорила о суде?

— О суде? — встревожилась Джулия.

— Не волнуйся, ничего страшного, — поспешила успокоить ее Эбби. — Если ты об этом ничего не знаешь, значит, это не то, что я подумала. Я просто кое-что для себя проясняю.

Итак, Лиза не сказала матери ни о своих обвинениях в адрес Кроу, ни о последовавшем судебном предписании. Сестра не любила распространяться не только о своей работе, но и о других делах.

— Как Ральф?

— Он почти поселился здесь, но я особенно не возражаю. Рыбный пирог у него получается отменный.

Эбби растерянно заморгала. Джулия позволяет Ральфу для себя готовить? А говорят, чудеса бывают только в книжках.

— Он рядом?

— Нет, ушел за газетами. Ты же знаешь, он дня прожить не может, чтобы не узнать последние новости.

Эбби повесила трубку, чувствуя безмерную благодарность Ральфу, и снова погрузилась в изучение толстого справочника. На этот раз, просмотрев телефонные номера Фэрбенкса, она набрала номер университета и попросила к телефону Мэг.

— Какая Мэг? Какой факультет?

— Извините, я не помню ее фамилии. Может быть, институт Джона Росса?

Последовала пауза — женщина уточняла информацию, а Эбби вспоминала институт, в котором работала сестра. Жуткая парковка, но помещения светлые, в лабораториях полным ходом идет работа. Впрочем, сотрудники всегда готовы остановиться и поболтать с тобой минуту-другую. Институт назван в честь Джона Росса, который в 1830-е годы обнаружил Северный магнитный полюс. После Николы Теслы с его многочисленными изобретениями в электротехнике и радиоэлектронике и Фрэнка Уиттла, который сконструировал газотурбинный двигатель, он был любимым героем Лизы.

— К сожалению, — ожила трубка, — не могу отыскать никого с таким именем… Погодите-погодите… У нас есть Мэган Уилсон в Геофизическом институте. Соединить вас?

— Да, пожалуйста, — сказала Эбби, хотя Лиза не занималась геофизикой.

В трубке щелкнуло, потом пошел сигнал вызова, но никто не подходил к телефону. Эбби положила трубку — что ж, она позвонит туда попозже.

А пока надо связаться с Томасом, Лизиным начальником, другом и учителем. Но на коммутаторе ей сказали, что он в отпуске и вернется только через три дня. Не успела она еще о чем-то спросить, как женщина отсоединилась.

Эбби сбегала в местный супермаркет, купила сигареты, вино, хлеб, джем и кое-какие консервы, потом вернулась домой и снова собралась звонить Мэг, как вдруг Моук громко залаял — низко, раскатисто. От неожиданности и страха Эбби выронила трубку, волосы встали дыбом, сердце начало бешено колотиться.

— Господи, Моук! В чем дело?

Ухватив пса за холку, она велела ему замолчать. На пороге в лучах солнца стояла Диана, она была в джинсах и легкой рубашке. Наверное, по местным понятиям, резко потеплело, правда, Эбби этого на себе пока не почувствовала. В руках Диана держала листок бумаги, выглядела она растерянной.

Моук сердито зарычал.

— Прекрати! — велела Эбби, и Моук, тут же перестав рычать, вопросительно посмотрел на нее, будто желая уточнить, верно ли он понял команду.

— Вот это да! — Диана уставилась на пса. — Я знала его еще щенком — он никогда не рычал. Ни разу. Наверное, считает, что тебя нужно защищать или что-то в этом роде.

— Скорее всего, второе, — уныло заметила Эбби. — Лично я считаю, что на него больше повлиял бутерброд с маслом, который я дала ему сегодня утром.

Она внимательно посмотрела на Диану, но не заметила в ее поведении ничего такого, что могло бы ее насторожить. Диана дружила с Сэффрон с самого детства, еще до школы. Узнав об этом, Эбби поняла, почему Диана тогда так бурно отреагировала, увидев ее с Кэлом. Никто ничего ей не сказал в лицо, зато за спиной злословили и поносили.

— Хочешь кофе? — отважилась предложить Эбби, пытаясь закрепить пока еще столь зыбкий мир с Дианой, которая вчера первая сделала шаг навстречу.

— Нет… спасибо. — Она улыбнулась одними губами, глаза оставались бесстрастными.

— Диана, ты знала Мари Гилмоут?

Диана покачала головой.

— Лиза никогда о ней не говорила?

— Я услышала это имя, только когда обнаружили тело. Извини, ничем помочь не могу, — сказала она и протянула Эбби сложенный вчетверо листок. — Я пришла, чтобы передать тебе вот это.

Эбби развернула вырванный из школьной тетрадки листок и начала хватать ртом воздух: у нее тут же перехватило дыхание.



Приезжай к Полоумному Мэлоуну. Все знают, где он живет. Только никому ни слова. Я позабочусь о тебе, обещаю. Целую, Лиза.


Нарисованное вокруг слова „целую“ сердечко обрамляли значки поцелуев — точно так же она подписывалась, когда они обменивались записками во время контрольных в школе.

Дыхание к ней вернулось, но тут же закружилась голова. Господи! Господи! Как же мне тебя благодарить!

_Лиза_жива._

— Откуда это у тебя? — Эбби втащила Диану в дом. Руки дрожали.

— Дядя принес. — Диана смотрела вниз, куда-то в пол. — Его зовут Мэлоун Фишер, но здесь называют Полоумный Мэлоун. Он охотник — ставит капканы на зверя. Живет в горах. Людей не очень жалует. Люди его тоже недолюбливают, поэтому хорошо, что он там живет. Он приходит в город раза два-три в год, только чтобы пополнить запасы. Пришел вчера поздно вечером, весь какой-то взбудораженный. Болтал без умолку. — Диана нервно теребила свою косу. — Сказал, ему нужно „кое-что женское“ и попросил меня помочь.

Она перевела дух.

— Когда я спросила, что он имеет в виду, он ответил, что я женщина, поэтому должна знать… Я посмеялась и спросила, уж не прячет ли он у себя подружку. С ним чуть удар не приключился. Он заставил меня поклясться, что я никому ничего не скажу, особенно копам…

— Ты читала записку? — спросила Эбби сурово.

— Лиза, между прочим, моя подруга.

— Как найти твоего дядю?

— Ты ведь не сообщишь в полицию? — прищурившись, спросила Диана.

Эбби никак не могла собраться с мыслями. Она, конечно, должна это сделать, но Лиза просит ее молчать, кроме того, сестру разыскивают по подозрению в убийстве. Найдут — тут же отправят за решетку. Нет, сначала она встретится с Лизой и сама во всем разберется.

Она была в полном смятении.

— Мэлоун меня прибьет, если у его дома появится полиция. — Диана кусала ногти. — Он, скорее всего, будет стрелять. Совсем не хочется, чтобы он угодил в тюрьму. Ты же сможешь поехать одна, как она просит? У меня есть снегоход.

— У тебя не будет неприятностей?

— Нет, если ты никому не скажешь. Решайся. Пошли ко мне, я покажу тебе, как туда добраться.

Эбби посмотрела на карту и пришла в ужас. Она ни за что туда не поедет одна, в какой бы страшной опасности Лиза ни находилась.

— Диана, ты должна поехать со мной.

— Не могу.

— Я потеряюсь, заблужусь. Для меня найти какую-то занесенную снегом избушку в горах — все равно что искать иголку в стоге сена.

А волки и медведи? — пронеслась в голове страшная мысль. А трещины в ледниках, а тонкий лед? Нет, Лиза просит о невозможном.

— Я не могу оставить бар — он должен всегда работать, — сказала Диана. — Сестра сможет заменить меня только завтра.

Они стояли на территории наполовину очищенной от снега парковки позади „Северного оленя“. Солнце грело затылок, с крыш капало. Эбби снова посмотрела на карту. Жилище Мэлоуна находилось в шестидесяти пяти километрах к северо-западу от Лейкс-Эдж на склоне безымянной горы „1855 м“. Диана предположила, что на снегоходе можно добраться до места за пару часов, но Эбби представляла себе более долгий путь, особенно если она заблудится или машина по дороге застрянет в каком-нибудь огромном сугробе.

— Вы ведь _друзья_, — взмолилась Эбби.

— Она просила, чтобы ты ехала одна, — упрямо повторила Диана.

Эбби посмотрела на снегоход и вдруг поняла, что даже не представляет, как заводится этот агрегат, не говоря о том, чтобы на нем куда-то ехать. А что, если начнется еще один буран? „Ведь вы бы и минуты не продержались“, — вспомнила она слова Виктора, которые он бросил ей на пути из Фэрбенкса.

Эбби снова пожалела, что так мало похожа на сестру. Лиза, ни секунды не сомневаясь, тут же вскочила бы в снегоход и помчалась ее искать. Но она не Лиза. Она жуткая трусиха.

Эбби ткнула пальцем в кружок с буквой „Н“ внутри километрах в пятнадцати от сторожки.

— Что это?

— Территория, не подтвержденная для посадки. — Диана наклонилась к карте. — Кажется, это место относится к участку возле охотничьего дома Флинта. Помнится, он нанимал бульдозеры, когда несколько лет назад его купил. Наверное, там сейчас все отлично оборудовано.

— Майкл Флинт? Хозяин дома, в котором я сейчас живу?

Диана кивнула.

— Большой Джо говорит, он Лизин друг. Он из местных жителей?

— Его здесь хорошо знают. Вообще-то он живет то в Анкоридже, то в своем охотничьем доме в горах. У него собственный самолет, поэтому он прилетает и улетает когда вздумается.

— Чем он занимается?

— Очень многим. У него компания по добыче золота и цинка, несколько гостиниц, а еще консервный завод.

— Какой вездесущий человек, нигде без него не обойтись, — задумчиво сказала Эбби.

— Да уж. — Диана смотрела на значок на карте и улыбалась. — Помню, Лиза как-то зашла туда и решила подшутить. Его как раз там не было. Она опустошила полки с едой, поспала в его постели, а потом ушла, оставив записку „Спасибо от трех медведей“. Ему это совсем не показалось забавным, но это было давно, когда они еще… когда они еще не были друзьями.

Как же это похоже на Лизу — вести себя, будто ей девять, а не двадцать девять лет.

— У него несколько сторожек в лесу. Она пользуется ими совершенно свободно… — Диана вдруг радостно улыбнулась. — Как же я не подумала об этом раньше!

— О чем?

— Черт, ну почему я сразу об этом не вспомнила? Флинт отлично знает те места. Мэлоун, возможно, не будет в него стрелять, потому что он в прошлом году закрыл глаза на то, что дядя завалил лося до начала охотничьего сезона.

— Я могу ему доверять? — Эбби вдруг охватили coмнения. — Он не сообщит в полицию?

— Нет. Он сделает то, что в Лизиных интересах. Я его позову.



На Флинте были такие же, как на Эбби, ботинки, теплые брюки и желто-голубая меховая куртка. Высокого роста, темноволосый, гладко выбритый, он мог бы сойти за красавца, если бы не покрасневшие глаза и измученный вид. Создавалось впечатление, что он неделю не спал.

Он пожал ей руку, сказал, что ему приятно с ней познакомиться. Отмахнувшись, когда она начала рассыпаться в благодарностях за предоставленное жилище, и пропустив мимо ушей предложение заплатить за постой, он сразу перешел к делу:

— Диана говорит, что Лиза прислала вам записку.

— Вы ведь не расскажете об этом копам?

Он покачал головой.

— И почему же вы этого не сделаете?

— Ее арестуют.

— А как насчет Мари Гилмоут? — продолжала настаивать Эбби. — Вы ее знали?

— Нет.

— Могла Лиза ее убить?

— Конечно нет. Послушайте, давайте с вашими вопросами разберемся позже. Надо ехать.

Флинт осмотрел снегоход Дианы — масло, мотор, ремни, гусеницу, горючее — и подготовил предметы первой необходимости: нож, ракетницу, пистолет и патроны, фонарь, сухой хворост, а в карман положил спички и зажигалку в непромокаемом пакете. Он показал Эбби, как пользоваться ручным спутниковым навигатором, который, по его словам, он всегда берет в дорогу.

Была бы у нее такая штука, сердито подумала Эбби, можно было бы обойтись и без провожатых. Навигатор определял местонахождение человека в любой точке планеты с точностью до ста метров. Но с другой стороны, если она застрянет где-то в пути или, не дай бог, попадет в снежную бурю, разве будет иметь значение, что она знает, где находится? Да уж, по сравнению с Лизой ее навыки выживания не лучше, чем у керамической плитки.

Снегоход был готов, Флинт углубился в карту.

— Не нравится мне это, — нахмурился он. — Мэлоун живет за много километров от того места, где мы ищем.

Эбби посмотрела на карту: справедливое замечание. Лыжня по тундре и по лесу и сторожка с фантиками от „M&Ms“ находятся к югу от Лейкс-Эдж и дома Большого Джо, а Мэлоун живет в противоположной стороне.

— Лиза смогла бы дойти до Мэлоуна, только если бы у нее вдруг выросли крылья, — сказал Флинт.

Они молча уставились в карту.

— Может, она вовсе и не поехала на лыжах за собаками, — предположила Диана. — Может, она _хотела_ попасть к Мэлоуну?

Снова молчание, во время которого все трое переваривали это предположение.

— Но ведь на дороге нашли собачью упряжь, — напомнила Эбби.

— Что, если кто-то пытается сбить нас со следа? — сказал Флинт. Его глаза сощурились, рот превратился в узкую твердую щель.

Эбби уставилась на него, ощущая, как сердце сжимает тревога.

— Кто, например?

Промолчав в ответ, он сложил карту и сунул в карман куртки.

— К вечеру мы должны вернуться, — сказал он Диане. — Если мы не появимся завтра к полудню, езжай за нами.

— Присмотри, пожалуйста, за Моуком, — попросила Эбби Диану.

Та кивнула, и Эбби рассказала, как давать собаке лекарство.

— Лизина собака у вас? — потрясенно спросил Флинт.

— Я думала, вы знаете.

— Я слышал, что у вас собака, но _какая_, не знал.

— Просто Большой Джо хотел его усыпить, а я… я… — Эбби так и не закончила предложение.

Он улыбался и теперь уже не выглядел изможденным.

— И вы ему поверили?

Так она и знала — ее обвели вокруг пальца. Продолжая улыбаться ее наивности, Флинт оседлал снегоход, машина взревела, Эбби устроилась сзади, и в ту же секунду они сорвались с места, лихо заскользив по покрытой льдом парковке до заснеженной тропы, ведущей в сторону от главной улицы.

Флинт пронесся мимо старенького „шевроле“, трактора с одной шиной, ржавых бензобаков, кучи сломанных двигателей, запетлял между домами и деревьями. Вскоре город остался позади, и они оказались в мире сияющего белизной снега и льда. Над бесконечными рядами покрытых шапками снега елей распахнулось ярко-голубое небо, солнце блистало той же белизной, что и снег.

Они ехали в гору, пока подъем не стал чересчур крутым. Чтобы добраться до вершины, Флинту пришлось двигаться зигзагами. На вершине он остановил снегоход и оглянулся. Она автоматически повторила его движение. Перед ними открылась картина, на которую действительно стоило посмотреть. Можно было представить, что она летит с Маком и рассматривает сверху паутину дорожек, соединяющих дома, скованную льдом реку, впадающую в озеро с одной стороны и вытекающую из него с другой. От этого пейзажа захватывало дух. Разве сумела бы она увидеть и оценить это великолепие, если бы поехала одна! Конечно нет — слишком сильно она была напугана.

— Едем дальше?

— Едем.

— Хватайтесь за меня, если начнет слишком сильно трясти. Не хочу, чтобы вас выбросило из снегохода.

Не дожидаясь ответа, он завел мотор и помчался сначала по вершине горы, затем понесся вниз по склону. Она чуть не выскочила из сиденья, когда машина резко завернула за полутораметровую кочку. Отбросив свою английскую чопорность, она обвила его руками. Возникло странное, не очень приятное ощущение близости с совершенно незнакомым человеком. Она уже собиралась убрать руки, но он легонько ободряюще похлопал ее по руке, и Эбби успокоилась.

Километр пролетал за километром в шумных вихрях снега и льда. Вокруг, насколько хватало глаз, все искрилось и сверкало. Ледяная гладь отражала снегоход, переливаясь на солнце голубым, розовым и желтым. Воздух был холодный, но сладкий. Она вдруг поняла, что улыбается — впервые с тех пор, как приехала на Аляску, улыбается от восторга, опьяненная дивной красотой вокруг и скоростью, с которой они мчались по этому великолепию.

Наконец Флинт снизил скорость. Машина нырнула в лес. По лицу начали хлестать еловые ветки, приходилось пригибаться и уворачиваться. Эбби прислонилась щекой к спине Флинта — очень не хотелось сломать нос или остаться без глаза.

Вскоре он остановился и выключил двигатель. Эбби накрыла неожиданная тишина. Она слезла со снегохода и, чтобы не упасть, ухватилась за сиденье. Мышцы в пути ослабли и обмякли, как переваренные макароны.

— Пойду-ка я сначала разведаю, что да как. — Флинт достал пистолет, зарядил его и легким щелчком поставил на предохранитель. — Проверю, все ли в порядке.

— В каком смысле? — спросила Эбби.

— Вы пока останетесь здесь.

Он начал крадучись двигаться влево, прячась между елями, а потом вдруг исчез. Она тщетно пыталась расслышать скрип снега под его ботинками. Вокруг воцарилась такая тишина, что ее затрясло от страха. Она не хотела идти за Флинтом, опасаясь, что там может подстерегать опасность, но одной оставаться было еще страшнее. Где же Лиза? В жутком страхе Эбби тихонько двинулась по следам Флинта.

Она остановилась, когда ей показалось, что сзади кто-то есть. Она резко повернулась, широко раскрыв глаза. Господи, а если это медведь? Зимняя спячка закончилась, они сейчас страшно голодны после долгой зимовки и могут бродить вокруг в поисках пищи.

С бешено бьющимся сердцем Эбби прислонилась к стволу дерева и прислушалась. Слышно было только, как с деревьев падали капли тающего снега да покачивались на легком ветру сосны.

Нос уловил отвратительный запах тухлятины и отбросов, она повернула голову, ожидая увидеть труп какого-нибудь зверя, и вскрикнула: возле нее стояло странное существо.




14


Его с ног до головы покрывали звериные шкуры, на голове красовалась шкура зайца. Он смотрел голодными глазами человека, давно не видевшего еды.

— Тс-с-с! — он приложил палец к губам.

— Какого… Вы кто?

— Где он?

— Вы Мэлоун? — ее голос дрожал.

— Он пошел в сторожку?

— Где Лиза?

— Он ведь за ней пришел? Я с ним разберусь. Подонок!

Глядя на пистолет, висевший у него на боку, Эбби подумала, что с этим человеком лучше не ссориться.

— Я дружу с Дианой. Она ваша племянница, верно? Она отдала мне записку от Лизы. Мы сестры.

Мэлоун изучающим взглядом медленно окинул ее с головы до ног:

— Не очень-то ты на нее похожа.

— Да, мы совсем не похожи, — выдавила она.

— Стой здесь. Я сейчас вернусь.

Он развернулся и пошел вслед за Флинтом.

— Мэлоун, постойте! Где Лиза?

Он даже не оглянулся. Ее вдруг бросило в жар. Она немного постояла, а затем как можно тише двинулась за ним. Она должна предупредить Флинта — но как? Если крикнуть, услышат оба. И где же все-таки Лиза? В сторожке у Мэлоуна? Или тоже бродит где-то рядом с пистолетом в руках?

Высоко на дереве крикнул ворон. Эбби крадучись обошла блестевшую под снегом скалу и увидела сторожку, больше напоминавшую убогую лачугу, примостившуюся на небольшой поляне. Мэлоуна видно не было, зато она увидела Флинта.

Тот шел к домику без пистолета, подняв руки вверх, будто собираясь сдаваться.

— Флинт! — громким шепотом позвала она, но он был слишком далеко и не услышал.

Где-то наверху снова подал голос ворон.

— Мэлоун! — позвал Флинт. — Ты где?

— Флинт! — уже громче повторила она, и он, резко повернувшись, вздрогнул от неожиданности, потому что в ту же секунду между деревьями внезапно возник Мэлоун с направленным на него пистолетом.

— Мэлоун, опусти, пожалуйста, пушку. Это я, Майкл.

Мэлоун даже бровью не повел.

— Мы ищем Лизу Макколл. — Голос Флинта звучал спокойно и буднично, как будто не было направленного на него пистолета. — Она недавно пропала. В записке, которую ты отдал Диане, говорится, что она здесь.

Эбби с ужасом наблюдала, как Мэлоун подошел к Флинту настолько близко, что уперся дулом ему в грудь. У нее тут же пересохло в горле. Вдруг он выстрелит? Господи, что тогда делать!

— Мы просто хотим знать, не случилось ли с ней чего-нибудь плохого. — Флинт продолжал тем же ровным, невозмутимым тоном: — Мы за нее беспокоимся, ведь был такой сильный буран.

— Да уж, буран был хоть куда! — сказал Мэлоун хрипло, но оружие не опустил.

— Мы оставим тебя в покое, если ты сообщишь, жива ли Лиза. Все думают, что она сгинула в горах.

— Она жива, — сказал Мэлоун и немного опустил пистолет, — по крайней мере, была, когда я ее видел.

Известие не принесло Эбби особого облегчения — ее внимание целиком сосредоточилось на оружии в руках Мэлоуна. Теперь оно было направлено Флинту прямо в пах.

— Когда это было?

— Вчера, когда я уходил в город.

— Ты ведь отправился в город, чтобы кое-что для нее купить. Диана нам рассказывала. Знаешь, ты просто молодец.

— Она очень даже ничего, симпатичная.

— И Эбби тоже симпатичная. — Флинт повернулся и кивком подозвал ее, но она будто приросла к тому месту, где стояла. Пока Мэлоун держит пистолет, она никуда не двинется.

— Да, — Мэлоун бросил на нее быстрый взгляд, — и та хороша, и эта.

Наконец он отвел пистолет, повесил его на левую руку, а правую протянул к Эбби. Она подалась вперед, чтобы ее пожать. Рука была темно-коричневая, с въевшейся грязью и черным трауром под ногтями. От его одежды исходил такой жуткий запах, что она едва не отскочила в сторону. Было непонятно, откуда исходило зловоние — от него самого или от скрепленных вместе шкур, которые свисали с него, как охотничьи трофеи.

— К сожалению, она ушла. Твоя сестра очень-очень устала, но все равно рассказала мне парочку смешных анекдотов.

— Куда она отправилась? — спросил Флинт. Мэлоун прищурился, взглянул на небо, потом окинул взглядом поляну.

— Бог ее знает. Вчера вечером шел снег. Следы замело.

— Но почему она ушла? — простонала Эбби. — Почему она меня не дождалась?

— Откуда мне знать. — Мэлоун нерешительно и растерянно потоптался на месте. — Я пришел только вчера вечером, но к этому времени ее уже давно здесь не было.

— Кто-нибудь еще видел записку? — Эбби достала листок и помахала перед его носом. — Кому, кроме Дианы, вы говорили, что она здесь?

Не глядя ей в глаза, он поводил вокруг себя ногой в потрепанной обуви.

— Мэлоун, пожалуйста, скажите мне!

— Ну, я это… зашел в „Северный олень“ попить пивка — знаете, давненько я его не пил — и наткнулся на Хэнка и Билли-Боба, а потом на Большого Джо… я же знаю, как Большой Джо переживает… а потом еще эта женщина со мной заговорила… между прочим, тоже симпатичная. Я решил ее угостить, купил выпить, но она отказалась, не успел я ей предложить. — Взгляд Мэлоуна сделался мечтательно-печальным. — Может, в следующий раз она мне не откажет.

Эбби смотрела на него в ужасе:

— И все эти люди узнали, что Лиза здесь?!

— Нет, конечно нет! — Мэлоун так затряс головой, что она подумала, что сейчас заяц спрыгнет на землю. — Только Большой Джо. Он ее друг.

Эбби не поверила. Наверняка Мэлоун захмелел от первой же выпитой в этом году кружки и тут же всем все разболтал. Вот почему Лизы здесь не оказалось. Кто-то их опередил. Успела она скрыться или ее застрелили, как Мари?

— А когда вы уходили, как она себя чувствовала? — взволнованно спросила она.

— Несколько обморожений, что совсем неудивительно. Некоторое время она приходила в себя — уж очень была слаба.

— Как она здесь оказалась? — спросила Эбби. — Мы искали совсем в другом месте, за много километров отсюда.

Мэлоун уставился на свою потерявшую форму обувь и неожиданно напрягся:

— Она не разрешила никому говорить. Я пообещал.

— Что именно?

— Это очень личное.

— Мэлоун, ей грозит опасность, — взмолилась Эбби. — Ей нужна наша помощь. Убита одна женщина, и Лиза как-то с этим связана.

Мэлоун удивленно вскинул глаза:

— Кто ее убил? Ты знаешь?

— Пока нет.

— Значит, это сделал он.

— Кто?

Мэлоун снова замялся:

— Человек, от которого она убегала.

— Что за человек?

— Ее муж.

Флинт от удивления отступил на шаг.

— Кто-кто?! — выпалила Эбби.

— Ты плохо слышишь?

— Она _замужем?_— Новость совершенно ошеломила Эбби.

Мэлоун многозначительно на нее посмотрел:

— Странно, что она тебе не рассказала. Наверное, была причина.

— Кто он? Как его зовут? — Эбби была настроена весьма решительно.

— Она не называла имя.

— И давно она замужем?

Мэлоун посмотрел куда-то в небо, словно обдумывая вопрос, потом покачал головой:

— Не говорила.

— Он из местных? Американец? Англичанин?

Она видела, как Флинт качает головой, но сделала вид, что не замечает его знаков.

— Ну же, Мэлоун, она наверняка хоть что-то сказала о нем.

Мэлоун подумал немного:

— Он летчик.

— А кто здесь не летчик, — сухо заметил Флинт.

— Какой? — спросила Эбби. — Он летает на самолете или на вертолете? Или на том и другом? У него частная машина или нет? — Возможно, она сумеет его отыскать в реестре летчиков.

— Не возражаешь, если я посмотрю вокруг? — спросил Мэлоуна Флинт. — Может быть, пойму, в каком направлении она пошла.

— Я уже это делал, — голос Мэлоуна звучал оскорбленно, но Флинт сделал вид, что ничего не заметил, и отправился на поиски.

— Можно мне посмотреть, где она спала? — Эбби нетерпеливо смотрела в сторону лачуги.

— Это личное владение. — Мэлоун снова начал переминаться с ноги на ногу.

— Очень прошу.

— Ошибаешься, если думаешь, что она прикована там цепями. — Его голос звучал враждебно.

— Господи, Мэлоун, о чем вы! Я не хотела вас…

— Черт! — Он сплюнул на снег. — Живешь себе своей собственной жизнью, никого не трогаешь, а люди считают, что ты придурок. Что ж, иди и смотри. Но чтобы ни к чему не притрагивалась!

Мэлоун приоткрыл дверь, и она заглянула внутрь. Он стоял у нее за спиной, будто опасаясь, что она что-нибудь украдет. Ну что можно было у него украсть! Парочку теснившихся на полке черепов каких-то зверей? Или вонючие мокасины размером с боевой корабль, стоявшие у кресла-качалки?

Она вошла внутрь, стараясь не дышать глубоко, чтобы не задохнуться от запаха нестираной одежды и сохнущих шкур. В помещении без окон было очень сумрачно и грязно, но удивительно тепло.

— Где она спала?

Он ткнул грязным указательным пальцем в сторону единственного спального места в углу, на котором кучей возвышались шкуры и одеяла, и заморгал, будто отгоняя от себя воспоминание о свернувшейся комочком на его постели хрупкой женщине.

— А я спал на стуле.

Эбби осматривала комнату, пока не наткнулась взглядом на большой черный ящик с многочисленными ручками и кнопками. Значит, у него есть любительский радиоприемник.

— Лиза с кем-нибудь разговаривала?

— Может быть, разговаривала. При мне — нет.

Мэлоун начал оттеснять ее назад к двери. Пистолет по-прежнему был у него в руках.

— Эта штуковина, — кивнул он на радио, — помогает оставаться в своем уме. Знаешь, с кем я только не разговаривал! Однажды я даже беседовал с королем Иордании. Когда он был жив, конечно. Зимой с приемником очень хорошо — совсем не скучно.

Эбби продолжала скользить взглядом по комнате:

— Она ничего не оставила?

Словно больше не в состоянии терпеть ее навязчивое присутствие в своем жилище, Мэлоун взял ее за плечо и вытолкал наружу, тут же убрав руку, когда они оказались на улице.

— Много чего оставила из того, что было у нее с собой. Между прочим, она прихватила с собой мой старый пистолет и патроны к нему. Но написала расписку — говорит, потом за него расплатится.

— Пистолет?

— С ним удобнее охотиться на всякую мелочь вроде куропатки. Но ружье лучше, если стреляешь с большого расстояния. — Он одобрительно кивнул. — Теперь она точно без еды не останется.

Эбби продолжала подробно расспрашивать Мэлоуна, но единственное, что ей еще удалось из него выудить, — это то, что Роскоу проявлял живейший интерес к освежеванному зайцу и псу очень понравилось, когда Мэлоун чесал у него над хвостом. Она отчаянно пыталась задать такой вопрос, который дал бы ей больше сведений о Лизе или ее муже, но тут вернулся Флинт. Он протянул Мэлоуну руку на прощание, и тот начал энергично ее трясти.

— Подождите, — запротестовала Эбби. Она не хотела уходить, боясь оборвать тоненькую ниточку, связывавшую ее здесь с сестрой. За прошедшие четыре года это опосредованное общение было у нее с Лизой самым близким.

Флинт дотронулся до ее локтя:

— Эбби, ее здесь нет.

— Знаю, но… — Ее сердце готово было разорваться.

— Надо ехать, — мягко сказал он.

На глаза навернулись слезы. Она подошла к Мэлоуну и чмокнула его в щеку:

— Спасибо вам за сестру.

Он прикоснулся рукой к щеке в том месте, куда пришелся поцелуй, как будто щека горела.




15


На обратном пути в Лейкс-Эдж Эбби снова и снова прокручивала в голове то, что Мэлоун рассказал ей о Лизе: анекдоты, которыми она его веселила, историю с волками. Все это неизменно возвращало ее к невероятному облегчению, которое она испытывала вновь и вновь, — Лиза _жива_. Она еще и _замужем_.

Но куда она исчезла? Она не могла уйти далеко — у нее только одна собака, да и сама она, как сказал Мэлоун, очень слаба. Эбби подумала о приемнике в сторожке у Мэлоуна. Связывалась ли сестра с кем-нибудь и кто это мог быть? Почему Лиза ушла до ее появления? Передала для нее записку и ушла? Может быть, кто-то вынудил ее уйти? Полиция?.. Она тут же почему-то припомнила, как вмиг посуровело лицо Флинта, когда он изучал карту перед поездкой к Мэлоуну.

Она похлопала его по плечу. Он остановил снегоход и обернулся, вопросительно глядя на нее.

— Что вы имели в виду, когда сказали, что кто-то, вероятно, пытается сбить нас со следа?

— Ничего особенного, — он явно пытался придать голосу некоторую беспечность. — Можете называть это психозом, навязчивой идеей.

Он тут же снова рванул с места, и Эбби ничего не оставалось, как смотреть ему в спину. Он солгал. Почему? Она прикрыла глаза. В лицо дул студеный ветер, обжигая щеки и подбородок. Большой Джо и Диана сказали, что Флинт Лизе друг, но может ли она верить его словам? Может ли она вообще ему доверять?



Когда они вернулись в Лейкс-Эдж, небо не растеряло еще остатки света, который длинными синими полосами ложился на снежные дорожки.

Дома освещали маленькие рождественские лампочки, превращавшие тени кустов и покрытых инеем деревьев в драгоценные камни на снегу. Насколько веселее, подумала она, темными зимними вечерами видеть в окне не бесконечную тоскливую черноту, а эти удивительные снежные скульптуры.

Совершенно окоченевшая и разбитая, она не сразу сообразила, что ответить, когда Флинт предложил ей чего-нибудь выпить.

— Я не кусаюсь. — В темноте блеснула его белоснежная улыбка.

Она понимала, что, наверное, стоило с ним пойти и, возможно, больше узнать о его дружбе с Лизой, но она так устала, так мечтала оказаться внутри своих четырех теплых стен, в уюте собственных, хотя и немногочисленных вещей, что готова была разрыдаться.

— Как-нибудь в другой раз, — сказала она, стуча зубами от холода. — Спасибо, что подвезли.

Она с трудом вытащила онемевшие ноги из снегохода.

— Что собираетесь делать?

— Постараюсь узнать что-нибудь о Лизином муже.

— Здесь почти одиннадцать тысяч летчиков и у всех имеется официальное разрешение летать. А это, между прочим, каждый пятнадцатый житель Аляски, — предостерег Флинт. — Желаю удачи.

Это известие вызвало у Эбби некоторое уныние.

— Примите-ка сейчас горячую ванну, — посоветовал Флинт. — А я тем временем встречусь с сержантом Пегати. Скажу ему, что Лиза жива.

Она посмотрела на него с возмущением и протестом.

— Не забывайте, спасатели прочесывают горы. Откуда только люди сюда не собрались на поиски Лизы! Все они сейчас испытывают страшные неудобства — и во имя чего? Кроме того, — на губах мелькнула улыбка, — ее давно там нет. Полиция никогда ее не найдет, если Лиза этого не захочет, — в этом с ней невозможно тягаться.

— Правда?

— Чистая правда. Вы не могли бы отдать мне записку? Она мне понадобится.

Эбби вытащила листок и, не снимая варежек, расправила его в руках. Сердце сжалось, когда она снова взглянула на сердечко, обрамленное крестиками-поцелуями.

— Простите меня, Эбби.

Она нехотя передала Флинту драгоценный кусочек бумаги.

— Спасибо.

Он завел мотор, но она остановила его:

— Вы случайно не знаете Мэг? Лиза с ней работала?

На какую-то долю секунды в его глазах мелькнуло нечто похожее то ли на ужас, то ли на испуг — она не успела понять.

— Мэг? — переспросил он сдавленным голосом. — Почему вас это интересует? Кто-то спрашивал?

— В полиции спрашивали.

Несколько секунд он смотрел на нее в упор, но как будто не видел. Казалось, он пытается взять себя в руки.

— Эбби, — наконец мягко произнес он, — я хочу дать вам один совет. Вы, пожалуйста, к нему прислушайтесь. Постарайтесь как можно реже произносить это слово.

— А что? Кто она? Что она дел…

— Пообещайте, что вы больше никогда не произнесете его вслух. — На его лице появилось свирепое выражение. — Ни-ког-да!

— Но я…

— Эбби, вы мне симпатичны. Я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось.

Мотор взревел, проглотив ее слова, и прежде чем она могла как-то остановить Флинта, снегоход унесся прочь, окатив ее волной выхлопных газов.



Эбби лежала в горячей ванне во флигеле, где были еще рукомойник и туалет. Флигель был построен во дворе в нескольких метрах от задней двери дома. Моук растянулся на коврике перед ванной и не отрывал от нее глаз. Ему не очень понравилось сидеть в одиночестве, поэтому он старался присматривать за ней на случай, если она вновь попытается оставить его дома.

Прикрыв глаза, она наслаждалась приятно обжигающим жаром. Иногда местные условия жизни казались ей просто замечательными.

Позади флигеля был скрыт огромный резервуар, который снабжал водой весь дом. Воду сюда регулярно привозили в огромных цистернах. А еще здесь был унитаз с бачком. Она по достоинству оценила сейчас все эти удобства, оказавшиеся как нельзя кстати.

Она была благодарна и за то, что ей вернули дорожную сумку. Вернувшись от Мэлоуна, она обнаружила ее небрежно брошенной на кровати. Никакой записки с извинениями за то, что все перевернуто вверх дном, ни от Демарко, ни от Виктора. Но она невероятно обрадовалась, что вещи снова оказались при ней, причем, кажется, ничего не пропало.

Постепенно вода остывала, она вытащила пробку и выскочила из ванны, сделала педикюр, намазалась увлажняющим кремом, обернулась в полотенце и по тающему снегу в сопровождении Моука, который следовал за ней неотступно, ринулась в дом. Ступни горели, тело покрылось гусиной кожей. Она с визгом влетела в дом. Господи, как же люди это делают в разгар зимы!

Она накормила Моука, растопила печь, начала расчесывать собаку и тут поняла, что просто тянет время. Правда, от того, что она это поняла, события не ускорились, и ей понадобился еще час, чтобы отважиться позвонить матери.

Сначала она все-таки отрепетировала, что сказать. Завернувшись в любимый уютный и непомерно вытянувшийся свитер из козьей шерсти, надев пару теплых носков и теплые брюки от тренировочного костюма, она забралась с ногами на диван, поставила рядом бутылку вина и положила пачку сигарет — таким образом Эбби подготовилась к разговору, который мог затянуться далеко за полночь.

Едва она поздоровалась, как Джулия, не давая ей сказать ни слова, выпалила:

— Дорогая, ты только, пожалуйста, не волнуйся, но ко мне сегодня приходил человек, который спрашивал о коллеге Лизы, Мэг.

Эбби тут же не на шутку встревожилась:

— Что за человек? Он тебе угрожал? С тобой ничего не случилось?

— Эбби, успокойся, пожалуйста.

Она говорила сейчас таким же тоном, как Лиза, и Эбби это почему-то рассердило:

— Я абсолютно спокойна.

— Вот и хорошо, — оживилась Джулия. — Я не собиралась тебе это рассказывать, чтобы не беспокоить по пустякам, но Ральф настоял. Он говорит, что, поскольку ты сейчас занимаешься поисками Лизы, нужно рассказывать тебе все, что ее касается, даже если это кажется незначительным…

— И?

— Этот человек сказал, что он Лизин друг, но я о нем никогда не слыхала, а мне кажется, я знаю имена всех ее друзей. А еще тех, кто ей нравится и кого она недолюбливает, — Джулия фыркнула, — я даже знаю, как зовут женщину, которая приходит убирать у Томаса, и как зовут его кота. Но имени Мэтью Эванс что-то не припомню. Ни разу о нем не слышала.

— Как он выглядит?

— Довольно крупный мужчина лет сорока пяти — сорока шести. Каштановые волосы, карие глаза. На затылке волосы редкие. Ничего особенного во внешности, если тебя интересует именно это. Правда, на нем были очень дорогие модные очки, но почему-то с темными стеклами. Мне это показалось довольно странным, потому что день был пасмурный.

— Он британец?

— Нет, американец. Ральфу показалось, что он с Западного побережья, но он не берется утверждать наверняка.

— Не с Аляски?

Эбби услыхала, что мать задает вопрос в сторону, и поняла, что Ральф сейчас с ней рядом. Она почувствовала невероятное облегчение оттого, что мать под надежной защитой.

— Он не знает, — снова услыхала она голос в трубке. — Он никого с Аляски не знает и сравнить не может. В общем, этот Мэтью очень-очень интересовался, где Мэг. Еще он спрашивал, о чем мы с Лизой говорили, когда она в последний раз звонила и не присылала ли мне чего-нибудь. Между прочим, он о ней очень много знает, причем такие подробности, о которых известно только близким. Например, как звали ее плюшевого медвежонка. Ну когда в нашем доме последний раз произносили имя Пушистика — тысячу лет назад! Меня это очень смутило.

— Может быть, у нее с ним был роман, но она тебе ничего не рассказывала?

Джулия фыркнула:

— Лизу никогда не интересовали мужчины, которые сиднем сидят дома или торчат у телевизора. Похоже, этого Эванса хватает только на то, чтобы выйти в магазин. Да, он еще и беспрерывно курит. В доме никак не выветрится этот ужасный запах.

Эбби украдкой глянула на окурок в пепельнице. Мать и не знает, что старшая дочь… Господи, она чувствовала, что ей лет четырнадцать и ее чуть не застукали на месте преступления.

— А как он себя вел?

— Очень приятный, обходительный, но что-то в нем _не_так…_

Для Джулии, у которой интуиция развита не больше, чем у репы, признать такое — все равно что подавать сигналы бедствия.

— Господи, — выдохнула Эбби, — прежде чем мы продолжим обсуждать эту тему, я должна тебе сообщить, что Лиза жива. Правда _жива._ Она не погибла во время бурана. Насколько мне известно, она чувствует себя нормально, хотя у нее есть обморожения, но в целом нормально.

— Жива! — эхом повторила Джулия. — Моя девочка жива!

Эбби выкурила четверть пачки и выпила два бокала вина, пока рассказывала матери о Мэлоуне и отвечала на ее вопросы.

— Мама, Лиза не вышла замуж?

— Эбби, помилуй, неужели ты думаешь, я бы тебе не сказала? Конечно нет. — Но тут в голосе послышалось некоторое сомнение. — Если она, конечно, не сделала глупость, о которой потом сожалела. Например, влюбилась в какого-нибудь парня из Лас-Вегаса и тут же выскочила за него замуж.

— В этом я сомневаюсь, — заверила ее Эбби. — Я просто поинтересовалась, и все. На всякий случай.

Повесив наконец трубку, она почувствовала себя измотанной, как будто ей пришлось пройти через допрос спецслужб.

— Ненормальные, честное слово, — сказала она Моуку, голова которого в течение всего разговора лежала у нее на коленях. Она только сейчас поняла, что гладит его, — вот вам и подсознательный уровень. — Я говорю о своих родственниках, — продолжала она, — они у меня ненормальные.

Моук распахнул свои голубые, цвета льда, глаза и смотрел на нее не мигая, как бы говоря: „А у кого они нормальные?“

Она ласково почесала у него за ушами. Большой Джо говорил, что хозяином Моука когда-то был человек, который летом присматривал за лесным домом Флинта. Прошлой осенью он попал под бензопилу и потерял ногу, поэтому всех его собак пришлось раздать.

— Он не больно-то о них заботился, — сказал тогда Большой Джо. — Троих пришлось усыпить — они не смогли поладить с новыми хозяевами.

— А Моук? — спросила она тогда. Он долго смотрел на собаку.

— Пес отличный, но он никогда не был особенно привязан к Лизе. Иначе он бы не оставил ее, даже если бы она его подожгла. А он ушел от нее в поселок.

Интересно, что двигало Моуком, когда он отчаянно бежал домой, решив, что лучше вернуться к своим друзьям, чем погибать с нынешней хозяйкой?

Она опустошила еще один бокал, чтобы хоть как-то заглушить беспокойство, потом ненадолго выпустила собаку на улицу, налила себе на ночь воды и заползла под одеяло. Она лежала, погрузив руку в густой мех хаски, и смотрела в темноту. Из глаза выползла слезинка и покатилась по щеке. Эбби смахнула ее. Нет, плакать она совсем не хочет.




16


— Эй! Здесь живет Эбби Макколл?

Эбби придержала Моука за холку — он рычал низким голосом на незваного гостя — и открыла входную дверь. На пороге стояла грузная женщина с копной золотисто-каштановых волос. С плеч свисали многочисленные шарфы.

— Да, Эбби Макколл — это я.

— Слава богу, я вас нашла. Меня зовут Конни, Конни Баухманн. Я Лизина подруга. — Женщина крепко держала огромную сумку, но тут же бросила ее и протянула Эбби обе руки. Эбби позволила ей подхватить свою руку и ответила на рукопожатие.

— Как вы все это терпите! Впрочем, надо сказать, выглядите вы отменно — наверное, от свежего воздуха. Знаете, и у меня здесь цвет лица тут же становится здоровым.

— Приятно познакомиться.

— Понимаю, через какие круги ада вам сейчас приходится проходить, но я хочу узнать вас поближе и предложить свою помощь. От всего этого прямо с ума можно сойти. Я и сама до сих пор не могу поверить. Страшно представить, что переживаете вы!

— Да, ощущения не из приятных, — согласилась Эбби. Ей как-то сразу понравилась эта женщина с круглым, как золотистый блин, веселым лицом и улыбкой до ушей.

— Я умирала от беспокойства. Кому только не звонила — вдруг Лиза отправилась к кому-нибудь из своих друзей. У нее же есть дурная привычка время от времени куда-то исчезать. Но то, что произошло, никакому описанию не поддается. — Она вдруг хохотнула. — Никто _ничего_ не знает. Я готова сделать все, чтобы помочь вам ее найти. Не знаю, правда, что можно сделать. В голову приходит только одна мысль — запустить в горы воздушный шар с огромным плакатом: „Лиза! Возвращайся, пожалуйста!“

Эбби очень хотела задать нежданной собеседнице вопрос о Мэг, но, вспомнив слова Флинта, прикусила язык.

— Честное слово, я бы сейчас _придушила_ вашу непутевую сестру за то, что мне из-за нее приходится терпеть. Аляска — это такая дыра, я ее ненавижу.

— Я готова предложить вам кофе, но только попозже. Извините, мне сейчас нужно кое с кем встретиться.

— Если вы о следователях, то никуда бежать не надо и ваши извинения излишни. Они утром улетели.

Эбби подняла глаза в небо, словно пытаясь разглядеть там вертолет.

— Я имею в виду Пегати и Демарко, — внесла окончательную ясность Конни. — Они отправились в горы к какому-то отшельнику.

Эбби поняла, что речь идет о Мэлоуне, которого они, очевидно, хотят расспросить о визите Лизы.

Конни теперь смотрела на нее вопросительно и с надеждой: может, теперь-то ей позволят войти.

— Проходите, — пригласила Эбби.

Конни тут же вознаградила ее широкой радостной улыбкой и, едва переступив порог, живо наклонилась и подняла с пола варежку.

— Кажется, ваша?

— Ой, спасибо.

— Миленькие зверушки, — кивнула Конни на узор: на запястье варежки плясали стилизованные волки. — Но ведь на самом деле их такими не назовешь, верно? Мне о них рассказывали прямо-таки кошмарные истории…

Конни бросила саквояж на пол у дивана, сняла длинную, до колен, куртку и, звеня браслетами, начала развязывать шарфы.

— А медведи! Жуть! Лиза мне рассказывала об одной своей подруге, которая как-то зимовала в лесной сторожке. Представляете, однажды медведь снес входную дверь — следующие две недели вместо двери висело одеяло… Ой, какая прелесть! — ее глаза плотоядно засветились, когда Эбби достала из холодильника кексы с черничным джемом.

Эбби разлила кофе, положила на тарелку кексы и устроилась на диване рядом с Конни. Проникавшие через окно солнечные лучи падали на разноцветные коврики, превращая узоры в голубые сапфиры и ярко-красные рубины. Она вдруг почувствовала, что вот он — ее дом, и даже не сразу вспомнила, как выглядит ее комната в Оксфорде: по сравнению с ее здешним жилищем она была серой и скучной.

— И откуда же вы знаете Лизу? — Эбби перешла прямо к делу. — Вы познакомились в Англии? Вы говорите, как англичанка.

— Неужели! — Конни растерянно захлопала ресницами. — Надо же, а я думала, что у меня не осталось акцента, я ведь уехала оттуда еще ребенком.

— Дело не в акценте, а скорее в том, как вы строите фразы.

Конни виновато улыбнулась:

— Видимо, от прошлого не так-то просто избавиться.

Да, Эбби это очень хорошо понимала.

— Так откуда вы знаете мою сестру? — повторила она вопрос, не дав Конни покопаться в своих английских корнях.

— Я полгода с ней работаю. С ней и с Томасом. — Она покрутила перед носом кексом. — Вы ему звонили? Он не отвечает на звонки, а он мне так нужен.

— Томас в отпуске.

— Наверное, он еще не знает, что Лиза пропала. Представляю, как он расстроится. Они ведь не разлей вода, правда?

„Томас для меня как отец, которого у меня не было, — вспомнила Эбби слова Лизы. — Он меня понимает, как никто другой“.

— Что-то у меня из-за него сердце не на месте, — сказала Конни, откусывая кекс. — И за МЭГ тоже переживаю.

— Мэг?! — Эбби испуганно отшатнулась.

— Только, пожалуйста, не говорите, что впервые слышите это слово. — Она сверлила Эбби взглядом.

— Нет… то есть да, слышала. — Эбби вконец растерялась.

— Я бы, конечно, рассказала вам обо всем подробнее, но я дала Томасу слово.

— Кто такая Мэг? — резко перебила Эбби.

— Извините, Эбби, — Конни глубоко вздохнула, — но слово надо держать. Если я в своем деле начну нарушать обещания, то разорюсь через неделю.

— Я сестра Лизы и имею полное право быть в курсе дела, — сказала Эбби, делая ударение на каждом слове.

Конни заерзала на диване.

— Знаете, вчера к моей матери заходил человек и интересовался Мэг. Ей даже стало не по себе. _Я_должна_знать,_в_чем_дело._

Она видела, что Конни колеблется. Та поняла, что Эбби заметила ее сомнения, и отвернулась.

— Эбби, это слово даже произносить опасно. И Томас, и Лиза это знают.

Эбби почувствовала, как внутри зашевелился червячок сомнения: о Мэг знает и Флинт. Конни глубоко вздохнула.

— Ладно, раз вы настаиваете… Только имейте в виду, любая информация о МЭГ совершенно секретна. Если мне вдруг станет известно, что вы проболтались, и я, и Томас, и _ваша_собственная_сестра_ — мы вам кишки выпустим. Понятно?

Стараясь не думать ни о Демарко, ни о сержанте Пегати, Эбби пообещала никому ничего не говорить.

— Хорошо. Потому что никто — ни одна живая душа — не должен узнать о МЭГ, а то всем нам придется ой как туго. — Конни наклонилась к ее уху, словно их могли подслушать. — Видите ли, МЭГ — это не кто, а _что_. МЭГ — это мотор энергетической генерации, первый в совершенно новом поколении двигателей.

— Томас и Питер, я говорю о Питере Сантони, — продолжила она, — разрабатывали его многие годы, то есть так долго, что стали для окружающих чуть ли не посмешищем. Сантони однажды дал мне посмотреть чертежи и расчеты, но технология показалась мне настолько зыбкой, что я посчитала все это дурацкой затеей.

Эбби сразу вспомнила, что Тесса писала Лизе о Сантони. Тот знал о судебном иске Кроу в отношении Лизы. Эбби наконец сформулировала для себя вопрос: откуда он узнал? Кто-то ему сказал об этом? Она вдруг поняла, что перестала слушать рассказ Конни, и решила больше не отвлекаться.

— …Лиза подключилась к работе значительно позже, но внесла в проект свежие мысли, свежий взгляд — называйте как угодно. Она никогда не отличалась уважением к классике. Но она, как мне кажется, обладает удивительной способностью мыслить неординарно и делать совершенно неожиданные выводы, которые в конце концов ведут к настоящему прорыву в исследованиях. Другие ученые могут только мечтать о таком полете мысли. Через некоторое время Лиза страшно поругалась с Сантони.

Наверное, в этом нет ничего удивительного — они ведь такие разные. Дело в том, что Сантони тщательно взвешивает все свои выводы, он методичен и скрупулезен, а Лиза… вы же знаете свою сестру. Она дразнила его Сантони-Дерьмони. Он страшно психовал.

Конни потянулась за очередным кексом. Ела она изящно, как-то по-кошачьи откусывая кекс.

— Сантони начал требовать, чтобы Лизу отстранили от участия в проекте, но Томас не пожелал ее терять и сказал Сантони, что если его настолько не устраивает положение дел, пусть уходит сам. Развернулась настоящая битва — они страшно ссорились, орали друг на друга, хлопали дверями, но Томас не сдавался, продолжая настаивать на своем. В конце концов сдаться пришлось Сантони!

Эбби взглянула на Моука — тот подошел к миске и попил воды.

— Короче, Томас и Лиза перестали пускать Сантони в лабораторию, повесили там новый замок и, куда бы ни выходили, запирали за собой дверь… И этот бедолага — когда-то активный разработчик проекта — вдруг оказался не у дел. Он до сих пор на них сильно обижен. — Она поднесла пальцы ко рту и быстро слизнула с них крошки. — Его, между прочим, можно понять.

Эбби мысленно согласилась с этим утверждением. Теперь, по крайней мере, кое-что вставало на свои места — ясно, почему Сантони так носился с этой грязной историей о Лизе.

— И что это за МЭГ?

— Помните, на чем была буквально помешана ваша сестра?

— Полеты, — тут же отозвалась Эбби. — Теслу она считала своим кумиром, ну а Уиттла, который изобрел реактивный двигатель, вообще боготворила…

Она вспомнила Лизины слова: „Мы топчемся на месте. То, чем мы сейчас занимаемся, всего лишь вариации на одну и ту же тему. Чтобы действительно сделать шаг вперед, человечеству нужен еще один Уиттл. И тогда мы сумеем всего за два часа долетать из Лондона до Сиднея, причем без горючего“.

Конни внимательно следила за ней взглядом своих желтоватых глаз — Эбби казалось, что ее гипнотизирует огромная львица.

После довольно долгого молчания Конни заулыбалась.

До Эбби начал доходить смысл сказанного.

— Они создали новый реактивный двигатель?!

Конни торжествовала. Теперь ее лицо сияло широченной улыбкой, а глаза превратились в щелочки, скрывшись за складками жира.

— Реактивный двигатель — и ни одной движущейся детали!

— Не может быть!

Лицо Конни продолжало сиять.

— Ну не здорово ли!

Впервые в жизни Эбби действительно не знала, что сказать. Сказать „здорово“ — ничего не сказать.

Гениально — вот подходящее слово. Ее взбалмошная сестра оказалась причастной к изобретению чего-то по-настоящему _полезного!_ И не просто полезного — если верить Конни, МЭГ совершит настоящую революцию в аэронавтике.

— Эбби! Что с вами? — Конни встревоженно смотрела на нее.

— А… ничего-ничего, просто я… несколько удивлена.

Конни рассмеялась глубоким раскатистым смехом.

— Разве это вас всего лишь удивило?

— Нет, не только, — поспешила заверить Эбби. У нее тут же засосало под ложечкой от страха. — Конни, а вы что-нибудь слышали о Мари Гилмоут? Знаете, что с ней произошло?

— Конечно, знаю. Ну а почему я здесь? Как только услыхала об этом, тут же вылетела из Сан-Франциско. Чуть с ума не сошла, подумав, какая куча деньжищ может пропасть.

— Деньжищ? — переспросила Эбби.

— Милая моя, я ведь вложила деньги в этот проект.




17


Конни пила кофе, а Эбби смотрела в окно на скованное льдом озеро, радуясь, что у нее появился союзник. Да еще такой жизнерадостный. Конни, как и она сама, самым решительным образом настроена найти Лизу и докопаться до сути происходящего. Она возглавляла отдел в электрической компании „Брайтлайт Ютилитиз“, которая вкладывает средства в развитие энергетики.

— Да, но это значит, что они изобрели двигатель для самолета. — Эбби почувствовала некоторое замешательство. — Какое это имеет отношение к электричеству?

— Мы полагаем, МЭГ откроет новую главу в развитии энергетики, в том числе для нужд каждого человека.

По крайней мере, теперь стало понятно, откуда возникла сумма в сто двадцать три тысячи долларов: три месяца назад „Брайтлайт Ютилитиз“ выделила их на разработку проекта, пообещав в течение года добавить еще сто тысяч. И оно того стоило, если учесть, _что_ компания получала взамен.

Эбби понимала: гораздо больше, чем ее сестра, Конни волнует судьба этих денег и, естественно, судьба МЭГ. Пропал не только опытный образец, но и вся научно-техническая документация, а она, как печально заметила Конни, не менее важна для получения патента на изобретение. Без всех этих документов невозможно доказать первенство разработки, если кто-то вдруг заявит свои права на МЭГ. В этом случае дело может зайти в тупик. Конни до смерти пугала мысль, что и сам образец, и чертежи могли попасть не в те руки и что как раз в эту минуту этот кто-то оформляет заявку на получение патента.

— Значит, МЭГ еще не запатентован? — в ужасе воскликнула Эбби.

Конни с тяжелым стоном обхватила голову руками.

— Томас уперся и ни в какую не соглашался, как его Лиза ни умоляла. У него появилась настоящая мания — ему все казалось, что кто-нибудь украдет у них идею и доведет дело до конца. Он постоянно вспоминал историю Белла и Грея. Слыхали об этом?

И Конни рассказала, что в один и тот же день и Александер Белл, и Элиша Грей подали заявки на получение патента на телефонный аппарат. Буквально через несколько дней в заявке Белла появился абзац, которого сначала там не было, — он почти слово в слово повторял текст Грея. Чиновник, принявший заявки у обоих, позже признался, что продал идею Грея адвокатам Белла. Грей, хотя и пытался судиться, так ничего и не сумел доказать. Белл сказочно разбогател и оставил после себя гигантскую телефонную империю, а Грей умер в нищете и безвестности.

— Я не раз говорила Томасу, что Патентное бюро Соединенных Штатов недавно изменило процедуру подачи заявок, но он не желал меня слушать и остался при собственном мнении. Дело в том, что сейчас важно не столько то, кто подал _заявку_ на изобретение, сколько то, кому _первому_ пришла в голову идея. Вот почему документы и чертежи так важны: в них задокументирована тридцатидвухлетняя работа Томаса над изобретением.

Эбби смотрела в окно отсутствующим взглядом, мозг автоматически фиксировал очень красивый день — солнце отражалось на снегу россыпью алмазов. Но душа не радовалась этой неземной красоте — Эбби по-прежнему пыталась в полной мере охватить то, что означал для мира МЭГ.

— А Мари Гилмоут? Кто она?

— Мари из Патентного бюро. Оно находится в Арлингтоне, в штате Вирджиния.

— Черт!

— Вот именно, — эхом отозвалась Конни.

— Кто ее убил? У вас есть хоть какие-то предположения?

Конни пожала плечами:

— Я наверняка знаю только одно: год назад Лиза обратилась в Патентное бюро, но Томас заартачился. Потом Лиза и Мари подружились и с тех пор общались через Интернет.

Могла ли Мари попытаться выкрасть МЭГ? Неужели Лиза в нее стреляла? Способна ли она на такое?

— В Патентном бюро знают о МЭГ?

— Слава богу, нет. Знала только Мари. Но, — Конни положила руку на сердце и подняла глаза к потолку, — Мари даже больше Томаса паниковала из-за МЭГ, если такое возможно. Перед тем как вылететь сюда, я переговорила кое с кем из ее коллег и поняла, что она приехала сюда, чтобы взглянуть на образец и по возможности убедить Лизу начать процесс патентования.

— Почему же они с Лизой не встретились в Фэрбенксе? Не легче бы это было, чем арендовать там машину, а потом ехать в такую даль?

— Я тоже хотела бы это знать, — сказала Конни.

Моук сидел у порога и выжидающе смотрел на Эбби. Она открыла ему дверь, он выскочил на улицу и начал сосредоточенно бегать и принюхиваться в поисках подходящего местечка, где можно было бы задрать лапу.

— Знаете, я еще кое-что хочу вам сказать. Вы должны об этом знать, — сказала Конни, перебирая браслеты. — В полиции я сообщила лишь о том, что осуществляю инвестирование их проекта, и больше ничего. Я даже слова о МЭГ не решилась произнести.

— А разве мы не должны им об этом рассказать? — потрясенно спросила Эбби.

Конни наклонилась к ней, буравя взглядом:

— Если мы расскажем полиции, об этом станет известно всему городу, новость тут же просочится в газеты, и ваша сестра окажется в еще большей опасности. — Она схватила Эбби за руку и крепко, до боли, сжала ее. — А ведь они с Томасом _столько_ об этом мечтали. Если Лиза узнает, что из-за собственной сестры вся ее работа пошла прахом… ей-богу, мне вас жаль.

Эбби высвободила руку и потерла запястье. Конечно, не следовало бы скрывать от полиции информацию, но еще больше не хотелось разрушать дело жизни Лизы.

— Если в полиции знают, что вы инвестор Лизы, разве они не узнают о МЭГ?

— За многие годы в нашей компании научились придерживать нужную информацию. Я просто заморочила им головы научной терминологией. Сказала, что мы инвестировали разработку ЭВентов. Э и В — заглавные буквы, если хотите знать. — Конни неожиданно заулыбалась. — Вы бы видели выражение лица этой девочки из полиции, когда я спросила ее, знает ли она, как можно сблизить один миллиард электронов. Она понятия не имела, о чем я толкую.

Эбби подозвала Моука и дала ему печенье для собак, которое тот сразу же проглотил.

— Конни, кто еще знает о МЭГ?

— Насколько мне известно, больше никто, — сказала Конни, скрестив пальцы от сглаза.

А как же Флинт, снова вспомнила Эбби, и мороз пробежал у нее по коже. Если это такой секрет, как он узнал о МЭГ? Она начала мучительно соображать, что делать дальше. Понятно, что Конни заинтересована в том, чтобы никто ничего не узнал. Но и она не может рассказать о МЭГ Демарко или Виктору. Или все-таки должна? Она наморщила лоб, не зная, что решить. Нет, надо сначала поговорить с Томасом. МЭГ — его изобретение, может быть, он знает, как о нем стало известно Флинту.

— Конни, я позвоню Томасу.

— Отлично. И скажите ему, что я хочу с ним увидеться, ладно?

— Да, конечно.

Конни поднялась с места:

— Не хочу вам мешать.

— Нет-нет, что вы! Вы совсем не мешаете.

Эбби набрала номер, на другом конце провода включился автоответчик. Она записала на пленку просьбу срочно ей перезвонить. Потом позвонила в университет, ей сказали, что Томас в отпуске.

— Мне казалось, он должен был вернуться на работу сегодня.

— Минутку, — она слышала, как на том конце провода зашуршали бумаги. — Ага, вот она, эта записка… Он будет завтра.

Эбби положила трубку и наткнулась на встревоженный взгляд Конни.

— Господи! Он еще в отпуске? — Конни быстро поднесла ладонь ко рту. — Он, конечно, не знает, что случилось с Лизой, иначе уже был бы здесь. Наверное, он сейчас у одного своего друга в горах. А там ни радио, ни телевизора, не говоря уже о газетах. Он считает, что это и есть полноценный отдых. Лично я назвала бы это чем-то вроде одиночного заключения.

У Эбби упало сердце: ее совсем не радовала перспектива сообщать Томасу новость об исчезновении его любимицы.

— Эбби, дорогая, мы ведь можем поехать в Фэрбенкс. Я на машине. Мне кажется, это не телефонный разговор. А так мы вместе все ему расскажем.

Эбби покачала головой. Она относилась к Томасу с большим уважением, но уезжать не хотела — Лиза снова могла дать о себе знать.

— Нет, я буду звонить.

— Предположим, вы ему позвоните, но вы же должны понимать, что по телефону он ни за что не станет обсуждать проект. Не забывайте, как он печется о безопасности. Он прямо-таки зациклился на секретности своих исследований. Единственная возможность разобраться в том, что происходит, — это обсудить их непосредственно с ним. Иначе он ничегошеньки не скажет. По электронной почте от него тоже ничего не добьешься — я это на собственном опыте знаю.

Конни начала собираться.

— Я еду в Фэрбенкс завтра. Если от него можно что-то узнать, только встретившись с ним, то…

Эбби колебалась. Конечно, она могла бы попросить Конни позвонить ей и рассказать о разговоре с Томасом, но разве это можно сравнить с тем, что он может сообщить сам! Она тут же припомнила, как не хотела Конни говорить о МЭГ, и подумала, что та может попытаться еще что-нибудь скрыть от нее. Если же она сама поговорит с Томасом, то будет знать, что делать дальше. Может быть, она даже увидит МЭГ. И она приняла решение:

— Я поеду с вами.

— Отлично, — сказала Конни. — Встречаемся завтра после завтрака.

После ее ухода Эбби позвонила Демарко и сказала, что она дома.

— Спасибо, что позвонили, — сказала Демарко.

Стало немного теплее, и с чашечкой кофе Эбби села на деревянной террасе перед домом. Моук лежал рядом, положив морду ей на колени. Она смотрела на ледяную даль озера, не чувствуя ничего, кроме волнения перед лицом неизвестности.

Потом она снова сварила кофе и снова вышла на солнышко. Надо что-то предпринять, чтобы помочь Лизе, но что? Может, стоит подробнее разузнать о Майкле Флинте? Или о том, с кем мог Мэлоун говорить о Лизе?

Эбби прислушивалась, ожидая звонка от Томаса, но в глубине души понимала, что попросту пытается оправдать собственное бездействие. Она паниковала, но не желала признаваться в этом даже себе самой.



На следующее утро снова ярко светило солнце, и Эбби почувствовала, что стало гораздо теплее. Конечно, до футболки она бы вряд ли разделась, но для местных жителей пришла весна: прохожие были в рубашках. Снег быстро таял, и дорога из города превратилась в настоящее месиво. Во все стороны фонтаном летела грязь, когда колесо попадало даже в небольшую ямку. А колдобины на пути встречались то и дело. Конни вела машину довольно неаккуратно — грязь забрызгала даже ветровое стекло.

— Эй, осторожнее, — сказала Эбби, когда Конни, не сбавляя скорости, в очередной раз так крутанула руль, что машину отнесло в сторону. — Вдруг на дорогу выйдет лось!

Конни пропустила замечание мимо ушей, и Эбби судорожно проверила ремень безопасности. Хорошо, что машина снабжена воздушными подушками на случай аварии. Она подалась вперед, всматриваясь в зеркало бокового вида в надежде, что за ними нет никакой машины, а то вдруг Конни резко ударит по тормозам. Сзади следовал белый джип, но, к счастью, на довольно приличном расстоянии.

— Как ваша мама все это переносит? — спросила Конни.

— Тяжело.

— Да уж, особенно если учесть, что у нее рассеянный склероз и вас нет рядом.

Чтобы отвлечься от залихватской езды, Эбби стала смотреть вокруг.

— Не потому ли вы с Лизой рассорились, что она не приезжает помочь вам приглядывать за мамой?

Эбби вздохнула. Они с Лизой настолько разные — даже странно, что они когда-то общались. Но только здесь, когда она пыталась понять, что же все-таки происходит, она с ужасом начала осознавать, насколько широка разделявшая их пропасть. Попробовать понять, что сестра может сейчас делать, совершенно невозможно — все равно что отправиться покорять Эверест без запаса кислорода да еще босиком.

Она даже выпрямилась в кресле от вдруг посетившей ее мысли. Может, попытаться представить себя на месте сестры? Итак, Мари убита. Лиза прихватила деньги и _сбежала_. Она почему-то не позвонила в полицию. А вдруг полиция тоже как-то замешана? От этой мысли ее тут же прошиб пот.

Что можно сказать о Мари? Зачем она приехала к Лизе? Чтобы убедить ее запатентовать МЭГ или украсть его? То, что они регулярно переписывались и Мари, приехав, остановилась у Лизы, означало, что сестра считала ее другом. Но это все равно никак не проливало свет на вопрос, почему Мари сама явилась в Лейкс-Эдж. Не потому ли, что здесь Лиза чувствовала себя в большей безопасности? И где сейчас оказавшийся не у дел уязвленный Питер Сантони?

Она вернулась на землю как раз в ту минуту, когда Конни на полной скорости собиралась вписаться в следующий поворот.

— Конни, притормозите! Дорога может оказаться скользкой.

— Что ж вы такая паникерша! — воскликнула Конни, но слегка сбавила скорость. Эбби порадовалась, что хоть на этот раз ее на повороте не так подбросило. — Вы переживаете даже больше, чем Скотт, а уж он-то как паникует — не дай бог. Ни один из моих прежних мужей не имел ничего против моего вождения.

— Мужей? — Эбби постаралась скрыть удивление.

— У меня их было двое. А потом я встретила настоящую любовь, — сухо заметила Конни. — Я всегда говорю: бог любит троицу.

Они миновали длинный ряд почтовых ящиков. Никаких домов поблизости. Что люди могут делать посреди тундры, она не могла понять. Охотиться, как Мэлоун? Собирать ягоды?

— Вам повезло, — сказала она.

— Да, до сих пор не верю своему счастью, — мечтательно протянула Конни. — Сначала было немного не по себе. Я никак не хотела признавать, что влюбилась в собственного босса, но что тут поделаешь!

Эбби сочувственно кивнула: после истории с Кэлом она понимала, какими могут быть превратности любви.

— Мы оба играем в хоккей — с этого все и началось. — Она тихо засмеялась. — Я била по воротам, но вместо этого попала ему клюшкой по ноге. Бедолага, он неделю ходить не мог — так что я безраздельно завладела его вниманием.

Эбби попыталась вспомнить, каким образом она добивалась внимания Кэла. Она просто стояла и смотрела в его глаза. Химическая реакция на физическом уровне.

Конни снова разогнала машину, не обращая внимания на приближавшийся поворот.

— Пожалуйста, Конни, не гоните так!

— А разве мы еще не выезжаем на трассу?

Эбби заглянула в карту.

— Нет, еще несколько километров и…

Она не успела договорить — Конни резко ударила по тормозам с криком: „Черт бы тебя побрал!“

Посередине дороги, перекрывая путь, стояли трактор и трейлер. Краем глаза Эбби успела заметить человека, наблюдавшего за ними из-за сугроба. Машину понесло, женщины закричали, и Эбби уже приготовилась к страшному удару, но машина вдруг остановилась не более чем в полуметре от заднего колеса грузовика.

— Господи! — выдохнула Эбби.

— Идиот! — Конни ловила ртом воздух. — Я ведь чуть в него не врезалась. Эбби, вы как? Целы?

— Да, но вас за это благодарить не буду. Теперь-то вы, надеюсь, поедете осторожнее. Хотя бы тормозите до поворота.

— Ладно-ладно. Извините, — виновато бормотала Конни.

Эбби трясло, она готова была непрерывно кричать, чтобы как-то справиться с собой. Конни вжалась в водительское кресло, чувствуя безмерную вину. Чтобы взять себя в руки, она решила на несколько минут выйти из машины и отстегнула ремень безопасности.

У окна метнулась тень. Это был тот самый человек, который наблюдал за ними из-за сугроба. Он резко рванул дверь, вытолкнул наружу Эбби и заорал:

— Марш в машину сзади! Бегом!




18


Эбби пыталась вырваться, но ее крепко держали за воротник куртки и за локти.

— Какого черта!.. Уберите руки!

В следующую секунду она уже лежала лицом в снегу, один из нападавших сел ей на ноги, другой заломил руки за спину. Она отчаянно брыкалась, пытаясь их сбросить, но они оказались слишком тяжелыми. Ей связали руки за спиной.

— Эй, коровища! А ну, открывай капот! — заорал тот же голос.

Отплевываясь от снега, Эбби повернула голову, чтобы разглядеть этих людей, и увидела направленный на Конни пистолет. Конни открыла капот, и мужчина, наклонившись, резко выдернул кучу проводов, превратив машину в бесполезную груду металла.

— Слушай сюда, корова! Тебе крупно повезло: прогуляешься обратно на своих двоих.

Эбби охватил ужас: Конни отпускают, а ее, похоже, собираются похитить.

Она изо всех сил лягнула одного, тот взвизгнул и согнулся пополам. Она продолжала дергать ногами, пока второй не схватил ее за ворот куртки. Он встряхнул ее и потащил к багажнику белого джипа. Она вертела головой, кусалась, пытаясь хоть как-то им помешать, но они, конечно, были сильнее, а у нее к тому же были связаны руки. И все-таки она отчаянно боролась за собственную свободу и непрерывно кричала.

— Заткни ей глотку!

Эбби завопила еще сильнее, но вдруг поняла, что ее отпустили. Она качнулась в сторону, попыталась сохранить равновесие, а потом бежать, но тут удар в челюсть свалил ее на землю.

В глазах потемнело, в ушах раздался звон, потом она почувствовала, что ей заклеили сначала рот, затем глаза. Она сопротивлялась из последних сил. Ее поставили на ноги, а потом куда-то поволокли. Она ничего не видела и с трудом дышала, ноги не слушались. Без особого труда ее сунули на заднее сиденье машины. Она уперлась в сиденье плечом и не сгибала ноги, чтобы они не могли закрыть дверь.

— Вот зараза, — услыхала она, после чего оба нажали на дверь и, как она ни старалась, закрыли машину.

Она тяжело дышала, пот катился градом. Лежа ничком, она терлась лицом о коврик на сиденье, пытаясь содрать пленку. Она услышала крик Конни, когда передние двери машины сначала открылись, а потом закрылись, но видеть ничего не могла.

Пленка не поддавалась. Машина тронулась с места. Она беззвучно рыдала от отчаяния, страха и полного бессилия, выкручивала руки, чтобы хоть немного ослабить путы.

— Не дергайся, дамочка, а то еще раз врежу, — услышала она голос и тут же притихла.

— Какой поставить? — спросил тот же голос.

— Нет, не этот. Вон тот.

Через пару секунд в салоне, как в прокуренном зале ночного клуба, зазвучал саксофон. Странный выбор — от них скорее можно было ожидать что-то вроде тяжелого рока.

В конце пятой мелодии машина ненадолго остановилась, после чего резко свернула налево — под колесами зашуршал гравий. Очевидно, они свернули на трассу. Шоссе Дэлтона. Господи, куда ее везут? На берег Северного Ледовитого океана, к белым медведям. По дороге по крайней мере на несколько сотен километров ни одного населенного пункта. Конечный пункт — Прудоу-Бей, откуда через весь штат змеится нефтепровод до южного аляскинского порта Валдиз.

Наконец диск с блюзом закончился; следующий оказался сборником песен в стиле кантри в исполнении приятного женского голоса. В конце третьей песни Эбби перестала бороться с пленкой на лице. Видимо, они воспользовались особо прочной изолентой на тканевой основе, которой заклеивают трещины в трубах, — той самой, которой она так восхищалась. Сейчас она проклинала тот день, когда ее изобрели.

Руки болели, челюсть ныла. Со связанными за спиной руками невозможно устроиться на сиденье так, чтобы даже в таком положении можно было лежать. Время от времени машина подпрыгивала на ухабах, больно толкая ее в спину, бедра и локти.

Казалось, все тело покрывается синяками и ссадинами.

Закончился второй диск, некоторое время они ехали в полной тишине. Эбби даже удавалось подремать, пока машина вдруг не начинала прыгать или скользить.

— Здесь, — сказал один из похитителей.

Машина замедлила ход, затем повернула и покатилась по шершавой поверхности. По звуку шин Эбби поняла, что они повернули на заснеженный тракт. Она прикинула, далеко ли они уехали, но без диска посчитать было трудно. Могло показаться, что прошло полдня, хотя на самом деле — всего часа два-три. Так или иначе, они сейчас по меньшей мере в полутораста километрах от Лейкс-Эдж.

— Ну наконец приехали, — в голосе звучало удовлетворение человека, который после долгого пути видит впереди родной дом.

Она предприняла очередную безуспешную попытку освободиться от пут. Кто эти люди? Чего хотят? Что собираются с ней сделать?

Машина остановилась. Эбби слышала, как похитители выбрались из машины и пошли куда-то назад. Она хотела убежать от них — но что толку делать это с закрытыми глазами. Она врежется в первое же дерево. Дверь с ее стороны открылась, она ощутила струю холодного воздуха.

— Давай выходи!

Эбби перевернулась и свесила ноги. Ее подхватили под локти и поставили на землю. Ноги встали на снег, покрытый коркой льда.

— Сюда давай. — Та же рука толкала ее вперед, она двигалась, качаясь и спотыкаясь, как пьяная, пока не ударилась обо что-то голенью. — Залезай.

Куда залезать? Она на всякий случай подняла ногу повыше.

— Дура! В сани залезай!

Он толкнул ее, она упала на колени, больно ударившись о пластик, и неуклюже заползла в скользкую емкость. Ноги уперлись в бортик не выше пятнадцати сантиметров.

— А теперь попробуй-ка отсюда выпрыгнуть, — предостерег голос, — будешь метров триста лететь — мало не покажется. Ясно?

Она кивнула.

Раздался скрип удаляющихся шагов, потом она услыхала звук заводимого мотора и застыла от ужаса. Это же снегоход! Они собираются тащить ее в санях за снегоходом? Боже, куда ее везут?

В голове не осталось ни одной мысли, как только сани двинулись вперед, сначала медленно, а потом набирая скорость. Эбби вжалась в пластиковое корыто.

Почти в ту же секунду сани занесло влево.

Она всем телом инстинктивно подалась вправо, чтобы их выровнять.

Потом сани подпрыгнули. Ее подбросило, но она тут же шлепнулась обратно. Слава Богу, она не выпала и не разбилась о скалы.

Комья колючего снега, вылетая из-под полозьев снегохода, больно лупили по лицу. Она втягивала голову в плечи, но тут сани снова ударялись о какое-нибудь очередное препятствие, она вытягивала шею и билась головой о жесткую посудину.

Боже, на ней же никакого шлема. Оставалось только молиться, чтобы не сорвался какой-нибудь камень и не размозжил ей голову.

Еще удар, на этот раз сильнее прежних. Сани резко повело в сторону.

Она пыталась балансировать, выравнивая их телом, но с завязанными руками и залепленными глазами сделать ничего не могла. Главное — не выпасть.

Ледяной ветер пробирал до костей, она начала замерзать. Тело все меньше ее слушалось и больше напоминало куль, который мотался из стороны в сторону. При очередном ударе она едва не выпала из саней.

Пронзительный звук мотора вдруг сменился на низкий рев, сани перестали болтаться из стороны в сторону и рывками полезли вверх. Слава Богу, похитители сбавили скорость. Запястья онемели, она судорожно хватала носом воздух. Тело буквально наливалось холодом. Через пару минут ее прижало к спинке — они поднимались в гору.

Она перестала ощущать страх — только дикий холод и смертельную усталость. Когда снегоход остановился, в ушах звенело так, будто она стояла возле усилителей на концерте рок-музыки.

— Вытряхивайся!

Эбби попробовала выбраться через невысокий борт из саней, но ноги не слушались.

Ее подхватили под руки и поставили на снег. Она пошатнулась, но ей почему-то не дали упасть. Наверное, им надоело постоянно ее поднимать.

Они повели ее в гору по глубокому снегу, взяв под руки с двух сторон. Подъем был очень крутой, очевидно, с таким снегоход справиться не мог. У нее заплетались ноги, но спутники крепко ее держали, и она не падала.

Наконец они остановились. Один остался рядом, другой пошел куда-то в сторону. Послышался металлический перезвон, потом щелчок и скрип деревянной двери. Ее толкнули в спину, и она сделала несколько неверных шагов вперед.

— Входи!

Воздух внутри был спертым и почему-то казался холоднее, чем на улице.

— Вот и славно. Стой спокойно.

Она почувствовала, что ей развязали руки, потом снова сильно толкнули в спину. Она упала на колени и стала судорожно сдирать пленку со рта и глаз. Дверь заскрипела и, не успела она повернуть голову, с грохотом захлопнулась. Послышался звук запираемого засова.

Эбби бросилась к двери, схватилась за ручку и начала толкать дверь плечом, но та не поддавалась.

— Выпустите меня! Я вам заплачу, честное слово! Пожалуйста, не оставляйте меня здесь!

Она бешено колотила кулаками по толстому дереву так, что руки заныли, но дверь даже не пошатнулась, легко поглощая удары.

— Пожалуйста! У меня много денег! Я никому ничего не расскажу, если вы меня выпустите.

Она приложила ухо к двери, но ничего не услышала — только кровь стучала в висках да в ушах звенело. Она продолжала кричать, умолять, но тут до слуха донесся отчетливый звук заводимого мотора.

Снегоход взревел, потом звук начал постепенно удаляться, пока не растворился вдалеке. Эбби оказалась в полной тишине.

Дрожа всем телом, она потерла руки, потом начала растирать горевшее лицо. Вокруг стояла мертвая тишина, в которой громко стучало только ее собственное сердце.

Постепенно, насколько могла, она взяла себя в руки и огляделась. Ее заточили в сторожке. Здесь была только одна комната. Ни единого окошка в толстых бревенчатых стенах. Вдоль одной стены лежали дрова, стояла печь, лежанка, сорокалитровая емкость с водой и несколько банок с консервами. В углу примостилось ведро с рулоном туалетной бумаги рядом.

Эбби смотрела на все это, с ужасом начиная понимать, что здесь ей придется провести какое-то время.




19


Лиза притянула к себе Роскоу и стала внимательно изучать в бинокль окрестности. Когда она перешла на другую сторону Бобровой горы, оставив позади владения Кинга, ей чаще стало попадаться всякое зверье. Лоси и олени питались здесь нераспустившимися почками и молодыми ветками, а горные бараны и козы выщипывали сухую прошлогоднюю траву или мох, как только ветер сдувал снег со склонов.

Местами снег таял на дневном солнце, но ночью снова подмораживало. Она заметила бегущего во весь опор через ледяную поляну зайца и улыбнулась, вспомнив о Мэлоуне, — если бы он сейчас оказался здесь, этот заяц завтра же варился бы у него в кастрюле.

Хороший он человек, этот Мэлоун. Слава Богу, все, что о нем говорят, оказалось чепухой. Он охотно отправился в город, чтобы выполнить ее поручение. Правда, она просила лично вручить сестре записку и ни с кем не разговаривать, а он зашел попить пива и переговорил, похоже, со всем городом, а не только с Большим Джо. Там был Билли-Боб, там был Хэнк, а еще ему приглянулась какая-то женщина. Потом кто-то из этих людей поговорил с кем-то третьим, и вот этот третий явился к Мэлоуну.

К счастью, она предусмотрела такой вариант: готовая в любую минуту скрыться среди деревьев, притаилась с Роскоу на вершине горы, у подножия которой и стояла сторожка. Лизу плотно закрывали кроны деревьев, поэтому с воздуха ее невозможно было разглядеть, но когда до слуха донеслось отдаленное жужжание мотора, ей пришлось сделать над собой серьезное усилие, чтобы не пуститься наутек.

Жужжание становилось все громче, она узнала звук винтов вертолета.

Она выудила из санок ружье, зарядила, поставила на предохранитель и положила на колени. С Роскоу да еще с заряженным ружьем она чувствовала себя в большей безопасности.

Вертолет приближался, лес зашумел, заволновался. Лиза инстинктивно присела на корточки и пригнулась. Машина летела прямо над тропой, ведущей к сторожке Мэлоуна.

Господи, до чего же низко он летит — всего метрах в пятидесяти над головой! Он то сильно накренялся носом вперед и кружил над сторожкой, то взмывал вверх и повисал над лесом гигантским шершнем.

Она осторожно подняла бинокль и начала всматриваться в кабину вертолета, но солнце, отражаясь в лобовом стекле, не давало разобрать, кто сидел внутри.

Вертолет постепенно снижался, пока не показалось, что он практически касается вершин елей, потом накренился вперед, потом еще и еще, нарезая круги вокруг сторожки. Она поняла — кто бы ни находился в кабине, он изучал территорию самым тщательным образом. Они ищут следы. Следы миниатюрной женщины, которые бы выдали ее присутствие.

Она поздравила себя с маленькой победой — все это она предусмотрела заранее. Она настолько искусно замела собственные следы, оставив только следы Мэлоуна, что найти ее было совершенно невозможно. Для того чтобы понять, что она была здесь, нужно спуститься на землю, а они не могли приземлиться по меньшей мере в радиусе полутора километров. Ну а пока дойдут сюда от места приземления, ее и след простынет.

Вертолет продолжал медленно исследовать территорию, потом вдруг взмыл в небо, опустил нос вниз и улетел прочь.



И вот теперь она почти у цели. Лопатой расчистила снег с порога задней двери сторожки. Последний раз она была здесь с Сэффрон в конце лета — самое время сбора клюквы. Замечательные стояли деньки — они шли, солнце мягко грело спину. Может быть, это было вовсе не с ней?

Она взяла ломик и с его помощью подняла щит от медведей. Кто-то развесил вокруг банки из-под консервов, заполненные салом и средством от насекомых, но для отпугивания опасного зверья достаточно куска фанеры, утыканной гвоздями.

Внутри было холодно и пахло дымом, хотя огонь в печи не разводили многие месяцы. Она прошла на кухню, где, она знала, стояли радиоприемники — длинноволновый, коротковолновый и любительский, то есть на все случаи жизни.

— Браво, Иерихон! Ты все правильно понял. Это снова Кинг.

Наверное, Большой Джо находился где-то рядом со своим приемником, потому что она тут же услышала его голос:

— Кинг, мы волнуемся.

— Прости. Как там твоя новая волчица? Кажется, Альфа?

— Ее нет. Мне кажется, кто-то держит ее и не выпускает. Вокруг все говорят, что ее украли.

Лизе показалось, что она сидит в лыжном подъемнике, у которого вдруг лопнул трос. Произошло то, чего она как раз больше всего боялась: Эбби похитили.

Даже сквозь шорох радиопомех она услышала беспокойство и тревогу в голосе Джо:

— Как ее вернуть?

— У меня есть кое-какие соображения. Только тебе придется выступить посредником, если ты, конечно, не возражаешь.

Они тут же разработали небольшой план действий, правда, с точки зрения Лизы, чересчур опасный, но выбора не было. Она не могла рисковать жизнью сестры. Это все равно что отрубить собственную руку.

Она вызволит Эбби во что бы то ни стало. Даже если это будет последнее, что она сможет сделать в этой жизни.




20


Возможно, Эбби трясло от пережитого, но и холод пробирал до костей, поэтому она переключилась на решение практических задач, которые были сейчас самыми важными. В первую очередь необходимо согреться, значит, следует затопить печь.

Возле печки стояли два ящика с щепками для растопки и лежали два коробка спичек. Она растопила печь и продолжила изучение помещения; нашла свечи, еще спички, нож для открывания консервов, кастрюлю, ложку и спальный мешок. Если поддерживать огонь в печи, то с имеющимися запасами можно провести здесь… Эбби опустилась на лежанку, прикидывая в уме… по крайней мере недели две.

Она зажгла свечу и начала исследовать свою темницу. Может быть, сделать подкоп? Но пол тверд, как гранит, под ним промерзшая земля, а крыша плотно лежит на стенах и между ними — ни малейшего отверстия. Если бы не узкие щели в двери, сквозь которые проникал свет, конструкцию можно было бы считать абсолютно герметичной.

Эбби все-таки сунула в щелочку ложку и слегка на нее нажала. Ложка тут же согнулась. Она еще раз проверила содержимое коробок в поиске ножа, куска стекла — чего-нибудь, чем можно было бы ковырять стены или пол. Нож для консервов оказался самым твердым приспособлением, но им рисковать нельзя, иначе умрешь голодной смертью.

По-прежнему дрожа всем телом, Эбби проверила карманы куртки, но нашла там только бумажные салфетки и тюбик гигиенической помады, правда, в таком виде, что использовать их было уже невозможно. Она подтащила спальный мешок к печи, залезла в него и свернулась внутри, пытаясь согреться. По крайней мере, организаторы ее похищения, кем бы они ни были, не хотят, чтобы она здесь скончалась от жажды, голода и холода.

Неплохо было бы сейчас закурить, чтобы немного успокоиться, но пачка осталась в сумочке, поэтому придется обходиться без сигарет. В конце концов, когда-то она уже бросала курить, почему бы не сделать это снова. Эбби мрачно улыбнулась своим мыслям. Можно подумать, у нее есть выбор!

Она вспомнила о Конни.

„Тебе крупно повезло: прогуляешься обратно на своих двоих“ — так сказал Конни один из нападавших.

Возможно, ее новая приятельница уже добралась до Лейкс-Эдж и предупредила полицию. Может быть, ее уже ищут. Чего хотят добиться похитители? И вдруг ее осенило — она даже вздрогнула от пронзившей ее мысли. Ее здесь держат, чтобы она рассказала им о МЭГ! Комок застрял в горле. Никто не увидит, как ее будут убивать, ни одна душа не услышит ее криков.

_Не_думай_об_этом,_а_то_сойдешь_с_ума._

Интересно, Лиза сейчас отсиживается в такой же сторожке или уже перешла границу и подалась в один из больших городов, где сможет легко затеряться? Она надеялась на второе. Имея сто двадцать три тысячи долларов, Лиза может себе позволить любой, даже самый шикарный отель.

Вдруг в тишине раздался нестройный волчий вой, от которого сердце в груди сначала замерло, а потом застучало так, словно приготовилось вырваться наружу. Эбби вскочила и уставилась на дверь. Вой прекратился, но через пару минут мертвой тишины возобновился — в ночном морозном воздухе он звучал особенно пронзительно. Она не спускала глаз с двери, будто ожидая, что сейчас к ней ворвется стая волков — так отчетливо слышались их голоса.

Постепенно хор уступил место одному-двум голосам, которые время от времени напоминали о себе. Потом к ним присоединился третий голос — низкий протяжный вой. Хор тут же его поддержал. Волосы вставали дыбом — никогда в жизни ей не доводилось слышать звук, вселяющий такой ужас.

Эбби поспешно подбросила в печь еще пару чурок, но они, видимо, отсырели и не загорались. Сложенные у стены дрова оказались в таком же состоянии. Боже, если не поддерживать тепло в этом помещении, она может умереть от переохлаждения.

Сторожку снова заполнил знакомый низкий вой — страшный, очень сильный голос. Она представила собаку Баскервилей, которая на лету выбивает дверь сторожки. Вой прекратился. Наступила полная тишина.

Свернувшись на полу перед печкой, она не отрываясь смотрела на горящие дрова, опасаясь, что они могут выпасть наружу и поджечь ее тюрьму. Знает ли о случившемся Джулия? Лучше бы ей не знать, а то она будет с ума сходить от волнения — это приведет к новому серьезному обострению болезни. Дело может закончиться больницей. Нет, у сестры все-таки нет ни стыда ни совести. Ведь все из-за нее: куда-то сбежала, где-то скрывается. Если бы не Лиза, сидела бы сейчас Эбби у себя дома с пультом в руках, заботясь лишь о том, на какую кнопку нажать.

Она смахнула навернувшиеся слезы. Она не имеет права отчаиваться, она не имеет права сдаваться. Нужно поддерживать в себе силу духа и готовиться к побегу.

Волки больше не подавали голоса. Очень хотелось надеяться, что они ушли, но бог весть почему она была уверена, что они где-то рядом: она почти физически ощущала их присутствие. Она подумала о Моуке и его теплой шубе. Если бы он сейчас был рядом, согревая ее своим теплом. С ним было бы не так страшно.

Было слишком холодно, чтобы она могла заснуть, зато ей удавалось дремать, даже несмотря на ноющие конечности и горевшее лицо в тех местах, с которых она содрала пленку. Она вздрогнула, когда снаружи раздался низкий лающий звук, похожий на команду. Она прислушалась: за дверью слышался едва различимый звук ступающих по снегу мягких лап.

Эбби ближе придвинулась к своему жалкому очагу, неотрывно глядя на дверь. Она дрожала всем телом, хотя понимала, что волки не смогут проникнуть внутрь.

Еще один душераздирающий звук — настолько близко, что казалось, она могла бы вытянуть руку и дотронуться до зверя. Свеча догорела. Комната освещалась лишь мерцающими в печи углями. Она встала с пола, стуча зубами, и дрожащими руками подбросила в печь дров. Она изо всех сил старалась вспомнить, что ей говорил о волках Кэл.

Он очень уважал этих зверей за ум и крепкие семейные узы. Волки, говорил он, редко нападают на людей. Они могут наброситься на человека, только оказавшись в капкане, что в общем можно понять.

Она прикрыла глаза, вспоминая, как Кэл каждый вечер разводил в лагере костер. Для растопки он пользовался лишайником и гнилушками, от которых шел едкий, удушливый дым, потом добавлял березовые щепки, которые быстро сгорали благодаря смоле, после чего поддерживал огонь более крупным хворостом и ветками, а уже потом клал толстые чурки.

Надеясь, что память ее не подводит, она взяла большую чурку, мокрую и мягкую, ободрала ее до гнилой сердцевины, устроила под дровами что-то вроде гнезда из хвороста, лишайника и гнилушки, бросила туда бумажную салфетку из кармана, несколько сосновых шишек и затем все подожгла.

Минут через двадцать огонь весело трещал в печи. Чтобы дрова не горели слишком быстро, она подбрасывала в печь ветки с листьями и мокрые гнилушки. Она и не предполагала, что со времен экспедиции помнит столько полезного. Но вот надо же — нужда заставила, и память услужливо предоставила необходимую информацию. Она не помнила, как заснула, не знала, сколько проспала, но когда открыла глаза, вокруг была кромешная тьма — только в печи продолжал жить огонь, горячий, сильный, красный. За дверью стояла глубокая ночь.

В печь больше не нужно было подбрасывать дров: небольшое помещение без окон нагрелось достаточно, чтобы не замерзнуть в спальном мешке, а если переусердствовать, можно превратить его в сауну. Очень хорошо, что печь снабжена хорошим дымоходом, а то можно было бы угореть. Остаток ночи она провела, поглядывая на огонь и прислушиваясь к передвижению волков, круживших вокруг сторожки.



На следующий день при помощи жестяной крышки она пыталась расширить самую крупную щель в двери, но к свободе не продвинулась ни на сантиметр. На обед открыла консервы с куриным супом, а потом поставила банки с провизией в алфавитном порядке и разложила в сторожке таким образом, чтобы их легко можно было нащупать в темноте.

Она размышляла о том, что ей известно об убийстве Мари Гилмоут, и много думала о МЭГ, призванном сменить реактивный двигатель. На каком же топливе он должен работать? Она вспоминала, как Лиза ругала нефтяные компании: они не видят дальше собственного носа, очень скоро запасы нефти иссякнут, а пока каждые четыре барреля нефти потребляются, чтобы добыть один. Лиза была убеждена, что человечество стоит на пороге настоящего энергетического кризиса, но мало кто действительно беспокоится об этом и что-то предпринимает. Все из-за кучки нефтяных магнатов из шикарных замков и особняков, которые знать ничего не хотят.

Эбби долго ломала над этим голову. Лиза была страстной защитницей окружающей среды, разве стала бы она изобретать очередной реактивный двигатель?

Она старалась не думать о том, что похитители не вернутся, что они могут разбиться на снегоходе где-то в горах — от таких мыслей можно свихнуться. Ковыряя щель в дверях, она мечтала о ноже и пообещала себе приобрести подходящий, как только выберется отсюда. На всякий случай. Чтобы никогда не оставаться без столь необходимого орудия труда.

Желание закурить практически не возвращалось. Она тут же почувствовала, что во рту, несмотря на отсутствие зубной щетки, нет этого противного привкуса смолы и никотина. Она конечно же снова бросит курить, теперь уж навсегда. Только бы выбраться отсюда.

Она думала о Кэле, в который раз удивляясь, почему он не носит обручальное кольцо. Некоторые мужчины терпеть не могут драгоценности, другие не выносят ярлыков, третьи попросту делают вид, что не женаты. Кэл, похоже, относился к третьей категории. Он бродит вокруг с тех пор, как она приехала, но еще ни разу не вспомнил о жене. А ведь у них и дети могли появиться. Интересно, как Сэффрон относится к его долгому отсутствию? Смотрит сквозь пальцы или сходит с ума от ревности?

А еще этот Лизин муж. Кто он, черт возьми! Имеет ли отношение к происходящему? Таинственный Лизин муж не выходил у нее из головы и во время еды. Она только что перекусила подогретой фасолью, как вдруг услышала какой-то странный звук. Она приложила ухо к двери, решив, что возвращаются ее похитители. Не слыша гудения мотора, она почти вжалась ухом в дверь. И наконец уловила легкое поскрипывание снега, потом кто-то хрюкнул, тяжело задышал, после чего дверь содрогнулась от мощного удара.

Эбби отскочила и пронзительно закричала.

Хрюканье возобновилось, но к нему добавилось низкое рычание. Дверь тряхнуло от очередного мощного толчка.

Это не человек. И это не волк. Это, должно быть, медведь.

— Иди, мишка, домой, — завопила она. — Это мой дом, моя еда! Иди домой!

Медведь хрюкнул и пошел вокруг сторожки.

Она тут же снова вспомнила Кэла. Он говорил, что запасы пищи нужно складывать так, чтобы медведь не смог ни унюхать, ни достать еду. В палатке, например, нельзя держать даже жвачку, даже зубную пасту.

Эбби поспешно освободила от остатков пищи кастрюлю и банку, но было поздно — зверь был слишком голоден после зимней спячки и наверняка почуял, что здесь можно кое-чем поживиться.

Она слышала, как он нарезает круги вокруг сторожки, то и дело останавливаясь и колошматя по деревянным стенам. Эбби молила Бога, чтобы тот, кто построил это убежище, сделал его надежным и крепким, способным выдержать подобное нападение. Она вспомнила, что рассказывала Конни о случае в сторожке.

„Представляете, однажды медведь снес входную дверь…“

У нее пересохло в горле, когда она представила, какой незваный гость может к ней вломиться.

Она придвинула к себе пустые консервные банки, алюминиевую ложку и кастрюлю. Кэл вроде бы говорил, что медведь может струсить и убежать, если его напугать чем-то, что ему совершенно неизвестно и что он посчитает опасным. А что, если начать изо всех сил барабанить алюминиевой ложкой по пустым банкам и кастрюле? Может, это на него подействует. Если нет, он ее просто слопает.

Снова близко-близко заскрипел снег; дверь опять содрогнулась от удара.

— Убирайся! — бешено заорала она. — Оставь меня в покое!

Медведь продолжал беспрестанно пыхтеть и хрюкать.

Она представила, как его поросячьи глазки ищут подходящую щель, чтобы запустить туда мощные десятисантиметровые когти и выдрать дверь.

Дверь скрипела и сотрясалась от его ударов, потом вдруг все стихло.

Эбби уставилась на нее, вцепившись в ложку и кастрюлю. Сердце бешено колотилось. Что, если у медведя созрел новый план? Сейчас он разгонится и со всей силы шарахнет всем своим весом по двери. Или…

Она вздрагивала от каждого звука, который издавал медведь. С нее градом лил пот. Вдруг хрюканье и фырканье начали удаляться. Похоже, зверь убирался восвояси, зато она услыхала новый звук…

Сердце подпрыгнуло в груди.

Это был ровный гул приближающегося снегохода. Она не верила собственным ушам. Они возвращаются через какие-то тридцать восемь часов после похищения.

Она подождала, пока выключится мотор, и начала считать секунды. Десять, двадцать… пятьдесят девять… Только через три минуты возле дома послышались шаги.

Она тут же начала барабанить в дверь и кричать:

— Выпустите меня! Пожалуйста! Я сделаю все, что хотите, только выпустите!

— Успокойся, истеричка! Замолкни, а то мы тебя здесь бросим, — раздалось из-за двери.

— Я спокойна, честное слово, — заверила она их и порадовалась, что не надо проходить через детектор лжи. Никогда в жизни она не была так далека от правды.

— Черт возьми, ты только глянь! — подал голос другой. — Вот это следы! Как у слона.

— Заткнись!

— Господи! — роптал голос. — Я здесь, на фиг, мерзну даже в этом хреновом костюме. Я в нем похож на придурка, прям космонавт! В следующий раз возьму работенку где-нибудь в Майами. Там хотя бы снега нет.

— Ты же сам согласился на эту работу, поэтому заткнись и молчи в тряпочку. Лучше покарауль у двери, чтобы девка не сбежала.

Они начали открывать замки, снимать болты и задвижки, потом голос рявкнул:

— Марш к дальней стене! Руки за голову! Мы вооружены, так что если побежишь, получишь пулю в задницу.

— Да, я уже у дальней стены.

Дверь постепенно открылась, сторожку залил яркий дневной свет. Прищурившись, она смотрела, как внутрь заходит человек с пистолетом в руках. Он закашлялся и заткнул нос рукой:

— Черт! Как же тут воняет!

— Извините, но здесь вместо туалета ведро.

Эбби моргала, привыкая к яркому свету. У двери она увидела второго с ружьем в руках.

— Лицом к стене! Руки на стену вверх!

Эбби повиновалась.

— Только пошевелись — подстрелю. Пальну в ногу. От этого ты не подохнешь, но знаешь, как будет больно!

— Я не буду двигаться, — пообещала она, заметив, что он старается встать так, чтобы она не могла его разглядеть. Возможно, это означает, что он ее отпустит, ведь она не сможет потом его узнать. Она действительно понятия не имела, как он выглядит, разве что он высокого роста, потому что ему приходилось пригибать голову у двери. Она позволила ему завязать себе тряпкой глаза, чувствуя невероятное облегчение оттого, что теперь это не изолента.

— Сядь на кровать! — скомандовал он.

Она села и услышала, что он отошел в сторону, потом сказал:

— Звони.

Она хотела спросить, кому, но поняла, что он, вероятно, говорит со своим спутником. Голова пошла кругом. Они хотят потребовать за нее выкуп?

Минут десять ничего не происходило. До нее доносился запах сигаретного дыма. Она слышала, как скрипит у них под ногами снег. Потом зазвонил телефон.

— Да. Ладно.

К ней подошли и что-то приложили к уху — очевидно, телефон. Сначала она решила, что это мобильник, но потом по крупному размеру поняла, что телефон спутниковый.

— Скажи „алло“, — поступил приказ.

— Алло!

— Эбби?

Ей показалось, что ее выбросили из космического корабля в открытый космос. Это была Лиза.

— Эбби, ты жива? Ответь! С тобой все в порядке? Эбби, черт тебя побери, отвечай же!

— Да. — Как же она хотела заорать во все горло: „Да, Лиза, это я!“

— Они над тобой издевались? Пожалуйста, скажи…

— Нет. Честное слово…

— Я тебя вытащу, слышишь? — Лиза начала быстро говорить. — Ты где?

У нее вдруг отняли телефон. Эбби подалась вперед и закричала:

— В горах! Я в горах — это на севере, если ехать по трассе.

Ее толкнули в плечо, она завалилась на одну сторону, продолжая кричать, но сильная рука обхватила ее за шею и прикрыла ладонью рот. Она замерла.

— Заткнись, коза!

Эбби лежала, дрожа всем телом, глубоко дыша, сжимая и разжимая кулаки.

— Да, — сказал голос, и Эбби предположила, что он говорит с Лизой. — У Развилки, как договаривались. В шесть. Ты должна быть там, а то мы с ней сделаем то, что обещали.

После недолгого молчания он сказал Эбби:

— Поднимайся.

Она встала.

— Только дернись, пристрелю! Поняла?

— Да. Можно мне надеть куртку и шарф? Они на крючке на двери.

Он подошел к двери и вернулся, сунув вещи ей в руки. Она оделась, и он вытолкнул ее наружу.

Эбби вдохнула свежий морозный воздух. Было очень тихо, только иногда высоко в кроне деревьев путался ветер. После спертой смеси запахов дыма и фекалий ей показалось, что она в раю.

Руки на этот раз ей не связали, и толкал ее вперед только один человек. Ноги то ступали по твердой снежной корке, то вдруг проваливались по колено в снег. Очевидно, днем снег быстро таял.

Они прошли не очень много, как вдруг до них донесся громкий пронзительный крик, похожий на плач, который может издавать раненое животное.

— Что за хренота!

Все трое остановились. Наступила тишина.

— Кто ж его знает! — ответил другой голос. — Но лучше поскорее делать ноги. У меня от этого места мурашки по коже!

Снова тот же звук, потом раздалось фырканье и хрюканье, которое Эбби тут же узнала. Опять медведь. Ей стало так страшно, что она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Если этот крик-плач принадлежит медвежонку, тогда им всем угрожает смертельная опасность. Медведица защищает детеныша и готова убить всякого, кто может на него покуситься. Если гризли решит напасть, шансов на спасение не останется, независимо от того, побежит она или не тронется с места.

— Это медведь, — сказала она, обращаясь к спутникам, голос дрожал. — Во имя всего святого, не двигайтесь.

Она сорвала повязку, ожидая, что сейчас ее ударят, но удара не последовало.

Она мельком глянула на похитителей — один с бородой, другой без, — но те на нее не смотрели. Их взгляды были прикованы к гризли метрах в двадцати. Огромная медведица тоже неотрывно смотрела на них.

Казалось, это была самая крупная медведица-гризли на свете. Сквозь густую зимнюю шубу торчали ребра. На морде виднелись следы старых ран. Весила она никак не меньше четырехсот килограммов.

Слева из-за ее спины показался медвежонок.

— Пожалуйста, — умоляла Эбби, — стойте и не двигайтесь.

— Сейчас я ее! — сказал бородатый и вскинул ружье.

Медведица тут же встала на задние лапы и застыла, громадиной возвышаясь над тундрой. Она низко зарычала, обнажив огромные желтые зубы.

— Пожалуйста, не стреляйте, — умоляла Эбби. — Просто не двигайтесь, и она уйдет. Мы не должны ее провоцировать.

Эбби начала мелкими шагами отступать назад, прикидывая, далеко ли придется бежать, чтобы укрыться в лесу, и моля Бога, чтобы похитители не наделали глупостей, в которых медведица почует угрозу для малыша. Хорошо, что они не оказались между ней и медвежонком, но если они что-то сделают не так, зверь нападет на них.

Медведица захлопнула рот с таким звуком, будто закрылась духовка.

— Вот зараза! — сказал бородатый и, к ужасу Эбби, выстрелил в медведицу.

Та тут же опустилась на четвереньки и ринулась на обидчика.




21


Огромное мохнатое тело двигалось быстрее охотничьей собаки.

Эбби стремглав бросилась в сторону леса, не оглядываясь и вкладывая в бег все свои силы. Сзади прогремело несколько выстрелов, после каждого раздавалось страшное рычание. В горле застрял крик, она летела по склону горы, но снег мешал двигаться.

Очередной рык. Вопль напуганного до смерти медвежонка.

Она рискнула бросить взгляд через плечо. Один на бегу палил куда ни попадя, другой был в нескольких метрах от нее. Медведица почти настигала их, из пасти капала пена.

Господи, она совсем рядом!

Всплеск адреналина в крови, и Эбби помчалась еще быстрее. Оглядываться некогда. _Добраться_до_деревьев!_Попытаться_в_них_спрятаться._

Еще один выстрел. Она уже была в лесу и пробиралась сквозь мелкий кустарник. Ветки хлестали по лицу, рвали одежду, цеплялись за волосы, пальцы кровоточили. И тут она услыхала нечеловеческий крик одного из своих похитителей:

— Стреляй же! Слышишь, стреляй!

Сквозь кусты она видела, как медведица набросилась на него. Выстрел из другого пистолета не остановил зверя. Она подцепила когтями его правую руку и с ужасным хрустом оторвала от тела.

Эбби парализовало от ужаса. Медведица глянула на свой трофей, отшвырнула его и набросилась на человека, с ревом и ворчанием хватала его когтями, топила в снегу. Она пыталась добраться до головы. Кровь била фонтаном.

Наконец медведица потеряла интерес к своей жертве. Из пасти капала кровь. Эбби казалось, что она не шевелилась, даже не моргала, но, к ее ужасу, медведица повернула голову в сторону деревьев и посмотрела ей прямо в глаза. Между ними было не больше десяти метров.

Эбби застыла на месте.

Если побежать, медведица нападет. Залезть на дерево — медведица полезет следом. Если помахать рукой, говорил Кэл медведице, может показаться, что человек становится выше ростом, тогда она его точно убьет.

Эбби медленно опустила глаза. Так она представляла меньшую угрозу для зверя.

— Кит! Кит! Ты жив?

Голос нарушил слабое перемирие между ней и медведицей. Зверь опустил голову и пошел на нее.

Эбби на секунду показалось, что все это происходит не с ней, но потом в голове вдруг зазвучал голос Кэла.

„Притворись мертвой!“ — кричал он.

Медведица уже была готова одним прыжком подмять ее под себя, но тут Эбби закрыла глаза и бесформенным кулем опустилась на землю.

Медведица остановилась возле нее, пыхтя и фыркая.

У Эбби от страха отнялись руки и ноги.

Она почувствовала дыхание зверя у щеки. От медведицы несло гнилым червивым мясом, но Эбби даже бровью не повела. Она не шелохнулась, даже когда сверху на нее закапало что-то теплое.

„Я мертва, — твердила она себе. — Я труп, который тут неделю валяется. Я как та лисья шкура в сторожке у Мэлоуна“.

Медведица легко перевернула ее на бок. Силища в ней чувствовалась невероятная: Эбби будто попала в ковш экскаватора. Еще переворот, и медведица начала ее обнюхивать. Наверное, подумала Эбби, она хочет разобраться, жива ли я и не представляю ли для нее угрозу. Она успела зарыться лицом в снег, надеясь, что гризли не поймет ее маленькую уловку.

Снова фырканье. Очередной переворот в снегу. Она с трудом сдерживалась, чтобы не завопить. Откуда-то издалека донесся жалобный плач медвежонка. Медведица подняла голову, потом зарычала и ткнула Эбби в плечо лапой размером с хорошую сковороду. Эбби показалось, что из легких вышел весь воздух. Она приготовилась к самому худшему, но тут медвежонок снова подал голос.

С фырканьем и хрюканьем медведица пошла на зов детеныша.

Эбби лежала не двигаясь, пока не поняла, что медведица от нее далеко. Она осторожно подняла голову и огляделась. Никого. Встала на четвереньки, ноги были ватные — чтобы подняться, пришлось ухватиться за ель.

После того что произошло, она никак не могла прийти в себя.

Она снова оглянулась и в кустах заметила еще одного гризли с шерстью цвета сена. Этот был явно меньше медведицы и отличался большей проворностью. Медведь крался в сторону сторожки.

У Эбби от страха расширились глаза. Господи, сколько же еще медведей здесь разгуливает? Она приказала себе выбираться из этого ужасного места и, быстро миновав деревья, вышла на поляну и оглянулась. Ни бородача, ни гризли видно не было. Внизу почти вертикального склона она разглядела снегоход.

Она раскинула руки и, стараясь не терять равновесия, ринулась к снегоходу, моля Бога, чтобы в зажигании остался ключ и чтобы ей не попался еще один гризли, который разорвет ее как цыпленка.

Она врезалась в машину и радостно вскрикнула — ключи торчали в замке зажигания. Эбби прыгнула на сиденье и вдруг услыхала, что откуда-то сверху грянул выстрел.

Бородач с криками несся с горы, на бегу вскидывая оружие.

Он бежал очень быстро.

Она повернула ключ, мотор взревел. Чтобы ее не выбросило из снегохода, она не стала сразу переключаться на высокую скорость.

Бородач был уже метрах в десяти от нее.

Обхватив ногами сиденье, она увеличила обороты, и машина рванула вперед. Она собиралась вписаться в первый поворот, когда он поднял пистолет и прицелился.

— Стой! — закричал он. — Стой, а то застрелю!

В мозгу молнией пронеслась картинка: он изолентой заклеивает ей глаза и рот. Она резко развернула снегоход, включила максимальную скорость и ринулась на своего обидчика.

— Стой! — орал он.

Эбби пригнулась к рулю. Ветер хлестал в лицо, мотор ревел, как дикий зверь.

_Щелк!_

Пуля ее, слава Богу, не задела. Снегоход, подпрыгивая, летел прямо на него, она видела, как он снова заряжает пистолет.

Стреляй, мерзавец, стреляй! — кричал голос внутри. — Стреляй, иначе я тебя раздавлю, как гадину.

_Щелк!_Щелк!_

Она услыхала металлические щелчки, когда была не более чем в метре от него. Раскинув руки, он вдруг резко всем телом подался влево с безмолвным криком на губах.

Но было слишком поздно.

Снегоход, боднув его, подбросил тело вверх. Лицо перекосило от ужаса, ноги болтались в воздухе, руки раскинулись, как у гигантской птицы. Казалось, он завис над ней на несколько секунд, а потом камнем упал прямо на нее.

Эбби отпустила руль, отстранилась, пытаясь оторваться от снегохода, но машина высоко подпрыгнула, стукнулась о землю, снова подскочила вверх и со страшным грохотом ухнула вниз. Наступила полная тишина.

К ней вернулось дыхание. Хватая ртом воздух, она попыталась встать, но что-то тяжелое лежало на ногах. Она подняла голову и огляделась. Поперек нее лицом вниз лежал бородач. Он не двигался. Снегоход валялся на боку, полозьями к ней, мотор заглох.

Эбби ощупала ноги — переломов не было. Она легко отделалась, если не считать разбитой коленки и пульсирующей боли в руке. Толкая в плечо, она перевалила тело на бок, высвободила ноги, встала на четвереньки, тяжело дыша и глядя на распластавшегося на снегу бородача.

Несколько секунд она смотрела на поверженного врага. Дотрагиваться до него было страшно — вдруг он снова попытается на нее напасть, но и в таком положении его оставлять нельзя. Он, в общем-то, не так плохо с ней обращался. Правда, и не очень хорошо. Но он ее не бил до потери сознания, не насиловал. Странно, но сейчас она даже испытывала что-то вроде благодарности к этому человеку.

У него были короткие волосы, за которые она не могла ухватиться, поэтому пришлось, опустив руку в снег, нащупать его подбородок, после чего она повернула его лицо вверх. Голова была тяжелой, как шар для боулинга. Рана на лбу кровоточила, кровь стекала по лицу и бороде. Глаза были закрыты. Она не знала, жив ли он, но на всякий случай расчистила снег вокруг, чтобы он не задохнулся. Больше она ничего для него сделать не может. И ему, и его приятелю теперь придется уповать только на чудо.

Она посмотрела на вершину горы и прислушалась — кругом ни звука. Пора выбираться из этого проклятого места.

Эбби попробовала вытащить снегоход, навалилась всем телом на верхнюю лыжу, но машина даже не сдвинулась с места — она зарылась глубоко в снег.

Сначала она решила вернуться в сторожку за провизией, но тут же передумала. Совсем не хотелось снова встречаться с медведицей и ее отпрыском. Она повернулась и пошла вниз по склону, держась следов снегохода.

Ей не сразу удалось восстановить дыхание, справиться с дрожащими ногами и руками. Джинсы вымокли в снегу, рубашка взмокла от пота. Деревья и горы с удивительной четкостью выделялись на фоне снега и неба. Интересно, ее зрение обострилось потому, что она два дня сидела в полной темноте, или потому, что ей удалось обмануть саму смерть?

Дорога убегала вниз, к подножию, на одной стороне стеной стоял густой лес, на другой — снежное поле резко уходило вниз. Синее-синее небо простиралось насколько хватало глаз, вокруг возвышались вершины гор, покрытые снегом, начинающие оттаивать замерзшие водопады влажно блестели на солнце. Она вспомнила панику в Лизином голосе.

Отправилась ли она к Развилке одна, чтобы встретиться с похитителями? Или вместе с копами разрабатывает сейчас план действий и готовит для них ловушку?

Нет, Лиза все-таки будет действовать в одиночку.

Эбби прикидывала, как долго они ехали в гору — кажется, около часа. Это означало, что до снежной дороги почти полсотни километров, потом еще километра полтора до трассы. Она посмотрела на часы — без четверти четыре — и тут же поняла, в каком тяжелом положении оказалась.

Солнце начнет садиться около восьми, температура упадет, снова начнет подмораживать. Ей придется идти ночью, может, даже бежать, чтобы не замерзнуть. Если бы у нее был нож, она бы устроила себе в снегу гнездо из еловых веток. Но нет у нее этого чертова ножа. А волки? Что делать с волками? Конечно, Кэл говорил, что они редко нападают на людей, но она тут же вспомнила, как они всю ночь бродили вокруг сторожки. Сколько их могло быть — трудно представить. Они могут напасть на нее, посчитав легкой добычей. А о медведях она и вспоминать боялась — если об этом думать, она от страха и метра не пройдет.

Эбби ускорила шаг. Всему свое время — она будет справляться с трудностями по мере их появления. А пока надо двигаться, а не стоять и размышлять. Возможно, в пути она наткнется на какую-нибудь сторожку, где сумеет укрыться ночью.

Она шла уже час, не видя вокруг никаких признаков жизни. Если бы не лыжня в снегу, можно было бы подумать, что здесь никогда не ступала нога человека. Кругом было первозданно чисто, очень красиво и… очень страшно.

Солнце начало опускаться к кронам деревьев, вершины гор, казалось, приближались, принимая какие-то странные, угрожающие очертания, будто хотели ее раздавить. Пытаясь согреться, Эбби потерла руки и обернула шарф вокруг головы. Пальцы не желали согреваться, кончики ушей мерзли немилосердно.

Тьма постепенно сгущалась, она молила Бога, чтобы ночью не было сильного мороза, тогда у нее останется хоть какой-то шанс выжить. И тут началось что-то совершенно невероятное.

Краем глаза она заметила в небе какую-то тень. Что это — след реактивного самолета, одинокая серая тучка? Она подняла глаза вверх, и у нее тут же перехватило дыхание.

С причудливой мерцающей дуги, протянувшейся через все небо, полились потоки полупрозрачного бледно-зеленого света, разворачиваясь в невесомую кисею из тончайшего переливающегося шелка, — как осенняя паутина, она струилась по воздуху, соединяя небо и землю. Эбби позабыла обо всем на свете: о холоде, о волках и медведях — она смотрела на это чудо, не в силах отвести взгляд. Северное сияние! Она никогда не думала, что ей доведется увидеть это волшебство — и вот оно перед ней как на ладони.

Чудо еще и двигалось! Как балет в замедленной съемке. Эбби протянула руку — казалось, оно так близко, что можно до него дотронуться. Словно почувствовав тепло руки, оно заволновалось, отпрянув, а потом снова развернулось, разбросавшись по небу гигантскими широкими мазками.

Эбби охватил благоговейный трепет и одновременно чувство единения с землей, небом — со всей вселенной. В душе воцарились удивительный мир и покой.

Это были минуты прозрения, озарения, Божественного откровения. Она начала шептать обещания. Я помирюсь с Лизой и больше никогда не буду настаивать на том, чтобы она стала такой, как хочется мне. Позволю Кэлу высказать все, что у него на душе, и наконец по-настоящему прощу его. А еще я соберу у себя в этом году всех-всех на рождественский обед, отстою ночную службу и поблагодарю Тебя, кто бы Ты ни был, за то, что позволил мне увидеть это Чудо.

Она вернулась мыслями к Кэлу и тут же засомневалась, что сможет выполнить связанное с ним обещание. До слуха донесся характерный шорох полозьев по снегу, потом она услышала скрип дерева и перезвон колокольчиков. В голову тут же пришла мысль о Санта-Клаусе в санях. Похоже, у нее начинаются галлюцинации.

— Вперед, ребятки! Давай, давай, давай! — прорезал тишину громкий мужской голос.

Судя по звуку, он был очень близко, Эбби хотела уже сорваться и помчаться к деревьям, чтобы укрыться, как вдруг из-за поворота выскочила упряжка из восьми собак. Сзади на санях стоял управлявший ею человек с фонарем, прикрепленным ко лбу. Он весело погонял упряжку, но едва завидев Эбби, скомандовал собакам остановиться.

Он быстро нагнулся, что-то отстегнул, потом подбежал к ней. Широкоскулое лицо выражало обеспокоенность.

— Я слышал выстрелы, — тяжело выдохнул он. — Как вы? Я видел гризли. У меня тут есть бинокль, а сам я был вон там, — он махнул рукой в другую сторону долины, — обучал своих собак. Я тут же помчался сюда, но по дороге застрял. Нас задержал лось. Вы не представляете, как мои собаки любят гонять лосей, — насилу с ними справился.

Пожалуй, Эбби никогда в жизни никому не была так рада, как этому человеку. Она была готова обнять его и расцеловать.

— Меня зовут Уолтер, — добавил он.

Его лицо напоминало сухой фиговый лист. Глубокие морщины как будто были выжжены на нем холодом, ветром и солнцем. Он был эскимос, как и Большой Джо, с миндалевидными глазами и черными как смоль волосами. Во всем остальном он, так же как она, был похож на человека с запада: на нем была длинная меховая куртка и обитые овечьей шкурой высокие ботинки.

— Уолтер, вы мой _спаситель_! — воскликнула она. — Я думала, мне придется идти пешком всю ночь.

— А где ваш снегоход?

— Сломался.

Она рассказала ему о своих злоключениях — о похищении, плене, нападении гризли и побеге.

Уолтер раскрыл от изумления рот, обнажив кучу гнилых зубов и две дырки впереди.

— Вы — та самая женщина, которую похитили недалеко от Лейкс-Эдж?

— Да.

— Ах, как же мне повезло! — Его лицо засветилось от радости. — Друзья не поверят моей удаче! Вас все кругом ищут. По телевизору, по радио, в газетах — везде только о вас и говорят. Прямо с ума сойти! — Уолтер гордо вскинул голову. — А я буду тем самым героем, который вас спас.




22


Он развернул упряжку. При столь узкой лыжне сделать это было довольно трудно: пришлось отвязывать собак, вручную поднимать и поворачивать сани. Он посадил Эбби перед собой и укутал ей ноги оленьей шкурой мехом внутрь.

— Так лучше греет, — деловито сказал он, а потом нахлобучил ей на голову огромную меховую шапку с ушами размером с крышку большой кастрюли. — Не даст замерзнуть.

Упряжка тронулась вниз по склону горы.

— Если мы срежем круг, то через пару часов доберемся и позвоним в полицию, — сказал он.

Уолтер рассказал, что его деревня называется Воронья Бухта, что он единственный из коренных жителей, у кого осталась собачья упряжка.

— Все остальные перешли на снегоходы. Как только появились эти машины, лыжня исчезла. С отцом чуть удар не случился, когда он увидел, как резко меняется уклад нашей жизни.

Собаки ускорили бег. Лапы мерно стучали по плотной лыжне. В отличие от пластиковых санок, в которых ее везли похитители, эти были деревянные и вызывали доверие своей прочностью и основательностью. Езда невероятно успокаивала. От собачьих морд поднимались облачка пара и растворялись у них над головой. Это были очень сильные собаки с густой длинной шерстью, как у Моука. По тому, как дружно они махали хвостами, можно было судить, что и сами они получают от работы немалое удовольствие.

— От снегоходов толк невелик, — продолжал Уолтер, — особенно если всерьез осваивать тундру. Они весят чуть ли не тонну, среди ущелий, оврагов и заливов управлять ими невозможно. Если температура опускается ниже тридцати, мотор начинает барахлить. А по слабому льду… Лучше и не вспоминать. Попробуйте-ка вытащить его из снега, если он там застрял.

Они доехали до долины, упряжка резко свернула влево, и след полозьев от снегохода похитителей остался позади. Упряжка набирала скорость. Высоко в небе над елями и бесконечными вершинами гор холодно мерцали звезды. Вскоре они подъехали к широкой замерзшей реке.

— Здесь мы срежем, — объявил Уолтер. — Если объезжать, то будем ехать всю ночь.

Она забеспокоилась, выдержит ли лед такой груз.

Уолтер рассмеялся:

— Я еще под стол пешком ходил, а уже мог различать лед по цвету. Но лучшие проводники — собаки. Они лапами чувствуют смену влажности и сами выбирают путь. Снегоход этого делать не может.

Пока они подпрыгивали на гребнях замерзшей воды, он рассказывал, как отличить тонкий лед, как нужно обходить темные гладкие пятна и держаться белых неровных участков, которые способны выдержать грузовик в шесть-семь тонн.

— Узкие прогалины между ними могут треснуть даже под ногами человека, — закончил он инструктаж.

Река осталась позади, и собаки, едва касаясь лапами земли, помчались к Вороньей Бухте. Она засмотрелась на грациозные движения их мускулистых тел.

Первым признаком того, что они подъезжают к населенному пункту, была покрытая гравием взлетно-посадочная полоса с возвышающимися по обе стороны огромными сугробами. Начал ложиться туман, бледным покрывалом скрывая от глаз звезды и вершины гор. Они ехали по главной улице деревни. К упряжке пристраивались бродячие собаки, приветствуя собратьев радостным лаем. Собаки в упряжке залаяли в ответ, сани запрыгали из стороны в сторону, колокольчики зазвенели весело и нестройно. В нескольких домах открылись двери, выпуская на снег желтый гостеприимный свет.

В конце улицы Уолтер скомандовал собакам остановиться. Они встали у такого же, как у всех других, бревенчатого домика, возле которого на западной стороне располагались среди елей десять собачьих будок. Четыре хаски рвали цепь, пронзительно повизгивая, скуля и подвывая. Упряжка радостно к ним присоединилась — у Эбби даже уши заложило от поднявшейся какофонии.

На передней стене дома Эбби заметила спутниковую тарелку. Она посмотрела вперед — точно такие же тарелки висели почти на всех домах. Это означало, что у всех было электричество, а поскольку вдоль улицы тянулись телеграфные столбы, телефоны тоже наверняка имелись.

— Идите в дом, — сказал Уолтер и легко, как пушинку, вытащил ее из саней. — Грейтесь.

Скомандовав собакам стоять на месте, он впустил ее в дом. В нос тут же ударила жуткая вонь — смесь затхлой одежды, немытых тел, тушеного мяса, мочи и, как ей показалось, тухлятины, которой пахнет в мясной лавке. Она заметила на стене шкуру недавно убитого лося, с которой все еще капала кровь, и огромную мясную тушу на полу.

Уолтер познакомил ее с женой Кэти и с детьми — их у него было пятеро. Ребятишки смотрели на нее во все глаза, как на марсианку. Помещение казалось слишком крохотным для такой семьи, она огляделась и поняла, что дети, очевидно, спят в одной кровати, вторая кровать, видимо, принадлежит родителям. В углу стояло ведро для естественной надобности и светился телеэкран. По телевизору показывали какую-то игру.

Кухни не было вовсе. В печи весело потрескивали дрова. На печи в кастрюле варилось мясо, рядом на лавке стояла емкость с водой. На секунду она растерялась: здесь нет ни холодильника, ни водопровода, ни нормального туалета, даже уборной на улице — зато есть спутниковое телевидение.

— Кэти, эту девушку зовут Эбби. Она голодна. — Уолтер хлопнул рукой по телефонному аппарату. — Я звоню в полицию.

Эбби стояла возле него, держа миску, в которой плескался подозрительного вида мясной бульон, и раздумывала, что же с этим делать. Кэти энергичными жестами показала, что надо поесть, и Эбби слегка пригубила содержимое миски. Мясо было жилистым и жестким, но, к ее радости, оказалось съедобным. Пока она ела, Уолтер звонил сержанту Пегати и рассказывал, что спас Эбби, — да-да, она здесь рядом и выглядит неплохо.

— Нет, к нам можно только прилететь… Нет, сейчас ложится туман… — Он молча послушал, потом сказал: — Хорошо, передаю. — И передал Эбби трубку. — Он хочет поговорить с вами.

Уолтер вышел из дома и начал вытаскивать из саней огромные куски мяса, дверь он не закрыл, и морозный воздух заполз внутрь. Виктор попросил Эбби описать похитителей, место, где ее держали, где именно на горе на них напал гризли, — наверное, он расстелил перед собой карту. Потом расспросил о белом джипе и о том, как именно ей удалось бежать.

Наконец ей тоже удалось задать вопрос:

— Вам звонила Лиза?

— Да, звонила и сказала, что намерена связаться с похитителями. Попросила не вмешиваться.

— Как же она с ними…

— Через посредника. Не спрашивайте — мы ничего пока о них не знаем. Мы думаем, что они держат друг с другом связь при помощи любительской радиосвязи. Для них это единственный безопасный способ, даже местное радио они, видимо, посчитали чересчур доступным, а потому небезопасным.

Эбби вцепилась в трубку. Кто у Лизы выступает посредником? Ее муж или кто-то еще? Почему этот кто-то не сказал ей, что связывается с Лизой?

— А теперь, Эбби, мы хотим знать, где была назначена встреча. Вполне возможно, что имеется третий, и он ожидает обмена.

Мысли в голове понеслись галопом. Где сейчас Лиза? У Развилки? Ведь она не знает, что Эбби спасли. Она прикусила губу. Да, она хочет, чтобы похитителей арестовали, но совсем не желает Лизиного ареста, если она все еще там.

Она вдруг вспомнила, как когда-то Лиза ждала ее на вокзале в Оксфорде: Эбби ехала из Лидса на каникулы, опоздала на поезд и задерживалась часа на три. У них тогда не было мобильных телефонов, но Лиза домой не ушла, а сидела на скамеечке с книжкой на коленях и терпеливо ждала.

— Не знаю, — солгала она. Ей показалось, что Виктор чертыхнулся в сторону, начал с кем-то приглушенно разговаривать, потом снова обратился к ней, но тут подошел Уолтер:

— Передайте ему, что видимость нормальная всего лишь в радиусе полутора километров. Я бы не стал рисковать с вылетом и подождал до утра.

Эбби передала Виктору эту предполетную сводку, на что тот сказал:

— Как только сможем, мы вышлем за вами вертолет, хорошо?

— За это время похитители не скроются?

— Мы уже отправили в горы машину, может быть, они еще там. По описанию Уолтера мы легко при свете найдем сторожку, в которой вас держали.

— Вы не знаете, где Конни? Как она?

— У миссис Баухманн вроде бы все в порядке. — Впервые в его голосе она услышала страшную усталость. — Правда, ее до сих пор трясет при воспоминании о нападении и, конечно, о том, что почти двадцать пять километров пришлось идти пешком.

Эбби представила, какой словесный поток лился из Конни. Она будет годами смаковать эту историю.

Конни осталась, продолжал Виктор, с третьим человеком, который тут же уехал, когда похитители увезли Эбби. Он забрал у нее телефон и укатил на тракторе, бросив на дороге у сломанной машины. На трассе они и нашли этот трактор — там он, видимо, пересел в другую машину — она либо уже ждала его там, либо за ним кто-то приехал.

— Они неплохо все организовали, — заметил он. — За похищением стоят три или четыре человека. Они хотели обменять вас на вашу сестру.

— То есть?

— Это наше предположение. Мы считаем, что им нужна ваша сестра, поэтому похитили вас. Они хотели таким образом выманить ее.

У Эбби закружилась голова, к горлу начала подкатываться тошнота. Она оказалась права — похитители охотятся за МЭГ.

— Я уже как-то задавал вам этот вопрос. Вы действительно не знаете, над чем работала Лиза?

— К сожалению, нет, — снова солгала она и тут же постаралась завершить разговор. Она слишком устала — вдруг возьмет и проговорится?

Она повесила трубку и оглянулась на Кэти и Уолтера:

— Можно я позвоню матери в Англию? Я вам заплачу.

Уолтер не возражал и вышел устраивать собак на ночлег. Она посмотрела на часы — в Оксфорде час дня. Отлично. У нее перехватило дыхание, едва она услышала голос Джулии. Та, несколько раз сказав „алло“, уже готова была повесить трубку, когда Эбби все-таки справилась с собой:

— Мамочка, это я. Мне удалось сбежать, и сейчас я в безопасности.

Джулия тут же расплакалась. Судорожно всхлипывая от облегчения, страха и беспокойства, она начала засыпать ее вопросами, спрашивая в основном о ее самочувствии. В конце концов она стала успокаиваться:

— Господи, Эбби, девочка моя, я чувствую сейчас такое облегчение — передать не могу… Да, у нее все в порядке, — сказала Джулия кому-то, кто находился рядом. — Да, нормально. Представляешь, она сумела от них вырваться!

Эбби услыхала голос Ральфа, который что-то говорил в ответ.

— Он весь сияет от счастья, прямо как Чеширский Кот, и посылает тебе большой-пребольшой привет и поцелуи.

Они еще немного поуспокаивали друг друга, после чего Эбби подробно рассказала им о похищении. Когда она закончила, Джулия осторожно спросила:

— Может, вернешься домой?

— Не могу, пока не найду Лизу.

После недолгого молчания Джулия продолжила:

— Я не хочу потерять вас обеих.

— Знаю.

В дом с клубами морозного пара вошел Уолтер и начал стягивать обувь.

— Ты очень смелая девочка, — сказала Джулия.

— Кто угодно, только не смелая, — вздохнула Эбби. — Я самая большая трусиха на свете.

— Нет, ты очень храбрая. — Голос матери стал более уверенным. — Я так тебя люблю… Пожалуйста, дорогая, будь осторожна, хорошо?

— Обещаю.

Эбби повесила трубку, искренне восхищаясь матерью. Сколько же душевных сил нужно иметь, чтобы после всего, что произошло, не требовать от Эбби срочного возвращения домой! Вот это женщина!

— Все хорошо? — спросил Уолтер, с беспокойством глядя на нее глубокими черными глазами. Силы тут же оставили ее, она поняла, что сейчас просто упадет в изнеможении.

— Спать… — сказала она слабеющим голосом. — Мне нужно хоть немного поспать, и все будет хорошо.

Кэти засуетилась и, несмотря на протесты Эбби, начала стелить ей на кровати детей.

— На полу поспят, — сказал Уолтер. — Ничего, они привыкли.

Детей эта новость, по всей видимости, совершенно не расстроила. Они не смотрели на экран телевизора, а по-прежнему зачарованно глазели на эту, как с неба свалившуюся, высоченную девицу, похожую на скандинавскую крестьянку. Кэти устроила в кровати что-то вроде гигантского гнезда из вонючих одеял и звериных шкур. Эбби больше не трогал кошмарный запах — главное, она теперь в тепле и безопасности.

Она положила голову на волчью шкуру и задремала. Сквозь дрему она услыхала, как Уолтер позвал собак, угощая их добрым куском лосятины — от этой „улики“ нужно было избавиться до прибытия копов. Наверное, сквозь сон лениво размышляла Эбби, на лосей в это время года охотиться нельзя.

Когда его верные помощники лихо разделались с контрабандой, Уолтер сел на стул с любительским радиоприемником и начал рассказывать, похоже, всей Аляске, какой он герой. Она провалилась в глубокую яму, когда рассказ начал обрастать невероятными подробностями, как в приключенческом романе.



— Факелы! — вдруг завопил Уолтер, и Эбби испуганно подскочила в кровати, бешено моргая. — Быстро, факелы!

Экран телевизора продолжал светиться, в доме тоже горел свет. От крика отца дети разбежались по углам.

— Сейчас глубокая ночь! Какой идиот… Придет же в голову! Кэти, закрывай дверь на все замки и готовь оружие. — Он глянул на Эбби: — Так, на всякий случай, — и выскочил на улицу.

— Что случилось? — спросила она Кэти, но та молча выполняла указания мужа: закрыла дверь на все засовы, зарядила пистолет и встала лицом к двери, держа оружие обеими руками.

— Кэти?

— Самолет, — пояснила женщина. — В темноте садиться плохо. Нельзя. — Она зыркнула на ребятишек — старший тут же выключил телевизор и начал укладывать младших в родительскую кровать.

— Уолтер пойти зажигать огни для самолета. Помочь пилота сесть. — Она все-таки глянула на Эбби. — Он не знать, какой человек летит — хороший или плохой.




23


До Эбби донесся отдаленный гул. Господи! Снова похитители? Неужели по следам саней они поняли, куда ее отвез Уолтер, и каким-то образом раздобыли самолет? Она вскочила с постели и подбежала к окну. В конце улицы за Уолтером во весь опор бежали еще несколько вооруженных людей. Если за ней прилетели похитители, их ждет достойный прием!

Следующие несколько минут Эбби напряженно вглядывалась в темноту за окном. Казалось, она отчетливо слышит, как постепенно умолкает двигатель приземлившегося самолета. Потом наступила полная тишина. Кэти с заряженным пистолетом в руках молча стояла рядом.

В конце улицы они разглядели группу неспешно шагающих людей с ружьями через плечо. Постепенно группа редела — люди расходились по домам, осталось только двое: Уолтер и высокий человек с пистолетом.

Они приблизились. Не может быть! Эбби часто заморгала и стала протирать глаза. Человек, сопровождавший Уолтера, был не кто иной, как Кэл Пегати.

Они потоптались на пороге, отряхивая снег, потом вошли — сначала Уолтер, потом Кэл. Не глядя на Эбби, Кэл положил пистолет у стены.

— Какого черта ты здесь делаешь?

— Я тоже рад тебя видеть, Эбби.

— Но ведь в темноте нельзя летать!

— Поверь, я не стал бы этого делать, но, видишь ли, непонятно почему народ переживает за твою судьбу. Я был неподалеку, поэтому прилетел. Вот и все.

— Разве можно было рисковать машиной! — недовольно бурчал Уолтер. — Вы с ума сошли!

У Кэла на скулах заходили желваки.

— Нет, если учесть, что Воронья Бухта — место глухое и похитителям не составит особого труда отыскать и деревню, и Эбби. А поскольку кое-кто, — с нажимом сказал Кэл и посмотрел на Уолтера, — как сорока разболтался по радио о ее спасении, очень даже возможно, что они именно сейчас сюда и направляются.

Уолтер горестно повесил голову, а Эбби удивленно посмотрела на Кэла:

— Ты прилетел, чтобы меня защищать?

— Сестра с тобой связывалась? — уклонился он от ответа.

— А ты думал, она со мной?

Кэл посмотрел на нее, прищурившись:

— Все возможно.

— Ее здесь нет, — огрызнулась Эбби, — так что можешь уезжать. Ты выполнил свою миссию.

— Боюсь, в соответствии с ПВП Лейкс-Эдж сейчас вне досягаемости.

Она вопросительно посмотрела на него.

— Я говорю о правилах визуального полета. Я улечу, только когда получу разрешение на вылет. И тебя заберу с собой.

— Тебя послал отец, верно?

Кэл промолчал. Он стоял, скрестив на груди руки, всем видом показывая, что сыт по горло ее вопросами. Она посмотрела на Кэти — та снова суетилась у кровати, на которой спала Эбби. Кэти подняла на нее глаза.

— Ты и ты — вы спите здесь. Кровать большая. Места хватит.



Эбби лежала на самом краешке кровати, стараясь отодвинуться от Кэла как можно дальше. Она бы предпочла спать на улице в одной из собачьих будок и сказала об этом вслух. Она понимала, что таким образом обижает гостеприимных хозяев, но ей было все равно.

Но Кэл, сам того не подозревая, помог ей отказаться от этой перспективы.

— Не волнуйся, — ухмыльнулся он, — я разденусь, только если ты меня об этом попросишь.

— Пожалуй, можно спать и в одной постели, поскольку ты для меня столь же притягателен, как протухшая рыбина, — разозлилась она.

Как предсмертная клятва, подумала она и подвинулась к самому краю кровати, балансируя, чтобы не скатиться в середину. Она ощущала, как ее накрывают волны, исходящие от него, ощущала запах адреналина и высохшего пота после очень трудного перелета над тундрой.

Она была уверена, что он не спит, потому что он ни разу не пошевелился. Он всегда ворочался перед сном, то натягивая, то сбрасывая одеяло, но сейчас лежал как поваленное дерево. Наверное, он тоже уставился в потолок и жалеет, что он не за тысячу километров отсюда.

От нее так мерзко пахнет; наверное, этот запах даже перебивает здешний. В сторожке она использовала воду только для питья, опасаясь, что похитители могут не вернуться. Она чувствовала, что от нее воняет. Потом она вспомнила их совместную ночь в палатке во время экспедиции четырехлетней давности. Она тогда два дня не мылась, от нее пахло потом и грязью, но он не возражал.

При этом воспоминании в ней начала подниматься горячая волна, она хотела стряхнуть с себя наваждение, но боялась пошевелиться. Она не хотела, чтобы Кэл понял, что она не спит.

В печи осели горящие дрова, осыпавшись на пол фейерверком оранжевых искр. Она подумала о Сэффрон и о том, что он мог ей сказать, когда сюда летел. Что сделает Сэффрон, узнав, что они спали в одной постели? Отлупит его скалкой? Наверняка. После всего, что произошло раньше, она не поверит, будто на этот раз между ними ничего не было.

Она посмотрела на детей: трое уже легли в кровать к родителям. Когда она предложила двум оставшимся лечь с ней, они испуганно вытаращили на нее глазенки, и она отказалась от попытки убедить их, что не кусается. Самый старший и самый младший спали у печки, скрытые кучей шкур, из которых высовывалась только бледная ручонка младшего да черные как смоль волосы старшего.

Она никак не могла поверить, что Кэл рядом. Действительно ли Виктор послал его защитить ее? Потом она вспомнила его вопрос о Лизе. Он же знает, что Лиза жива. Почему он продолжает ее искать? Чтобы представить страховой компании? Правда, какими бы ни были его мотивы, она все-таки была рада, что он прилетел. Может, ей стало спокойнее, потому что он положил под подушку огромный блестящий пистолет. По крайней мере, если объявятся похитители, он встретит их во всеоружии.

Она закрыла глаза, отгоняя от себя воспоминания о том, как, засыпая, Кэл накрывал рукой ее грудь. Она глубоко вздохнула.

— Не спится? — прошептал Кэл. Она вся напряглась, но промолчала.

— Мне тоже, — печально сказал он. — Интересно, почему?

Эбби старалась дышать ровно и глубоко, хотя сердце колотилось в груди бешено и гулко.

— Спокойной ночи, Эбби.

Он перевернулся на другой бок, потянув одеяло на себя. Она не пошевелилась, хотя на шее и плечах почувствовала струю холодного воздуха.

Она не знала, сколько лежала без сна, когда вдруг услышала глубокое и мерное дыхание Кэла. Он никогда не храпел.




24


Солнце скрылось за горизонтом, и снова стало холоднее, на тундру опускался мороз. Роскоу, чтобы не мерзнуть, свернулся калачиком, спрятав нос под хвост. К сожалению, Лиза не могла сделать то же самое. Она пока не могла себе позволить даже небольшой отдых.

Она оказалась у Развилки на час раньше и, тщательно изучив место встречи, выбрала себе наблюдательный пункт — возвышение, с которого отлично просматривался поворот с трассы и место встречи. Это было совершенно плоское заснеженное поле, на котором не росли деревья, поэтому все было видно как на ладони.

Она глянула на часы — встреча должна была состояться три часа назад. Голубой „форд экспедишн“ подъехал вовремя; машина стояла с работающим двигателем, но оттуда никто не вышел.

В салоне сидел только один человек. Волосы по-военному коротко пострижены, белый камуфляж поверх теплой одежды — она узнала в нем одного из тех, кто стрелял в Мари. Она заметила номер машины, стараясь не обращать внимания на накатывавшее волнами беспокойство.

Где Эбби? Почему он не привез ее для обмена? Почему в машине только один человек?

Она размышляла, стоит ли его убивать, если он выйдет из машины. Она могла подстрелить зайца, оленя, лося — но сможет ли стрелять в человека? Можно, конечно, его слегка ранить, а потом заставить говорить. Подумав некоторое время, она отказалась от этой мысли. Лиза неплохо стреляла, но все равно это было рискованно: в последнюю минуту он мог как-нибудь так развернуться, что она задела бы жизненно важный орган. Нет, этого делать нельзя. По крайней мере, пока.

Прежде чем выйти из машины, мужчина сидел в ней, как она посчитала, сорок минут двадцать секунд. В руках у него была боевая винтовка. Она спрятала голову, пока он осматривался вокруг, не отходя далеко от машины. Благоразумный парень — знает, что она будет за ним следить, что она, возможно, вооружена.

Потом он уехал. Она слушала, как тает звук двигателя, после чего наступила полная тишина и вокруг не осталось ничего, кроме безрадостной ледяной пустыни.

Ей хотелось кричать от отчаяния, бить кулаками об лед, но она загнала злость и страх поглубже. Ее истерика Эбби не поможет — здесь нужен ясный, трезвый ум.

Порывшись в рюкзаке, она вытащила плитку особого высококалорийного энергетического шоколада — спасибо Большому Джо. Когда они ветретились на трассе, он сразу же спросил, не голодна ли она, и протянул пакет всякой вкуснятины. Она целую вечность не ела сладкого, шоколад приятно таял во рту.

Она жевала и перебирала в памяти последние события. Торопиться некуда. Она может, если захочет, просидеть здесь всю ночь. Она хорошо подготовилась: можно разжечь костер, пищи и патронов достаточно, оленья шкура, меховые перчатки и шапка не дадут замерзнуть.

Закурив, Лиза начала мысленно перебирать самые разнообразные сценарии развития событий: Эбби ранили; над ней издевались; сестра умирает. Как у истинной оптимистки, все варианты у Лизы завершались одним и тем же — а что, если Эбби удалось спастись!

Сестра никогда не отличалась особой смелостью и решительностью, но если нужда заставит, могла свернуть горы.

Если Эбби знает о месте и времени встречи, если она поймет, что есть хоть какая-то возможность увидеть там Лизу, она ни перед чем не остановится, чтобы сюда попасть.

Лиза решила дождаться ее, каким бы долгим ни было ожидание.




25


Рука Кэла лежала как раз посередине ее груди. Она чувствовала на щеке его теплое дыхание. Сначала она решила, что ей снится сон, но тут совсем рядом блеснула пара черных глаз, которые с любопытством за ней наблюдали.

Один из сыновей Уолтера.

Она опустила глаза, увидела, что обеими руками прижимает к себе руку Кэла, и вскочила как ошпаренная. Кэл тут же резко сел на постели — волосы всклокочены, взгляд мутный — и выхватил из-под подушки пистолет.

— В чем дело? — голос звучал решительно.

— Ничего, — Эбби постаралась придать голосу беззаботность. — Мне нужно… — она бросила взгляд в сторону ведра в углу, — выйти ненадолго.

— Одна никуда не пойдешь.

Кэл выбрался из кровати, сунул ноги в ботинки, а пистолет засунул за пояс.

— У тебя есть разрешение на ношение оружия?

Он посмотрел на нее непонимающе:

— С чего ты взяла, что мне нужно разрешение?

— Ты хочешь сказать, здесь кто угодно может таскать с собой пистолет?

— Да. Конечно, существуют определенные правила, вроде того что у тебя должно быть официальное разрешение на ношение оружия, ты должен проинформировать об этом местные власти и не имеешь права брать его с собой в бар или проносить на территорию школы. Да, и еще — должен быть старше двадцати одного года и не иметь судимости. Как ты думаешь, я удовлетворяю всем этим требованиям?

— Кроме последнего, — пробормотала она, натягивая обувь.

— Эбби, это удар ниже пояса, — простонал он.

— Ты сам себя поставил в такое положение.

— Господи! — Он выскользнул на улицу. Эбби последовала за ним мимо собачьих будок.

Ей казалось, что накануне она пробежала марафонскую дистанцию — мышцы болели ужасно. Завидев их, собаки начали радостно повизгивать и лаять, прыгать и носиться вокруг будок, громыхая цепями и бешено виляя хвостами. Она остановилась и похлопала одну по загривку — та тут же бухнулась на спину, прижав передние лапы к груди и предоставив Эбби чесать ей живот.

— Жаль, что ты не Моук, — сказала она псу. — Он у меня просто чудо.

Правда, Моук был все-таки Лизиной собакой. Он до конца останется Лизиной собакой, потому что сестра никогда не отдавала без боя то, что принадлежало ей. Она вдруг с болью поняла, что будет жутко скучать по этому существу, когда вернется в Англию.

Кэл проводил ее до деревьев и, так же как во время экспедиции, отошел к дальнему дереву, чтобы ее не смущать. Она изрядно замерзла, пока справляла нужду. Сквозь стволы деревьев к деревне подкрадывался туман, но солнце не собиралось сдаваться и постепенно пробивало себе дорогу.

Когда они вернулись в дом, она позволила Кэти приготовить кофе и, взяв кружку, вышла во двор, подальше от спящих и стоявшей в доме вони.

— Что это? — спросил Кэл, показывая на ее лоб.

— Ты о чем?

Она не успела отстраниться — он протянул руку и нежно провел пальцами по ее бровям.

— Что такое? — заволновалась она.

— Прости, — он почувствовал неловкость. — Ты давно в зеркало смотрелась?

— А что такое, черт побери!

— Брови… они, как бы это сказать, не совсем такие, как раньше.

Она тут же вспомнила, как срывала с лица изоленту и как всю первую ночь в плену нестерпимо ныло лицо.

— Ты хочешь сказать, бровей у меня совсем нет?

— Нет, кое-что осталось, — попытался он ее успокоить, — просто они не такие густые, как раньше.

Решив не смотреться в зеркало, пока не отрастут брови, Эбби рассказала ему об изоленте, которой ее связали похитители. Она не стала рассказывать, как ее заперли в сторожке, боясь, что задрожит голос и она выдаст себя. Она не хотела, чтобы он ее жалел. Он как будто это почувствовал и стал смотреть в небо.

— Через часок распогодится. Надо предупредить копов, что ты летишь со мной.

Эбби покрутила кружку в руках:

— Можешь сначала подбросить меня кое-куда?

— Только после того, как ты пообщаешься с Бюро расследований штата Аляска.

— А если я скажу тебе, что знаю, где сейчас Лиза? Тогда отвезешь?

— Это зависит от обстоятельств, — сказал он после долгого молчания.

Эбби решила во что бы то ни стало уговорить его. Она рассказала о намеченной встрече, о том, что не хочет, чтобы Лизу арестовали, если она по-прежнему там.

— Знаешь, где находится Развилка?

— Знаю. — Он смотрел под ноги, по выражению лица невозможно было догадаться, какое он принял решение.

— Отвезешь или нет?

— Развилка — это не поселок, не деревня. Это место, немного к югу от Глетчера, где сходятся пять небольших дорог. Я очень сомневаюсь, что там кто-то может остаться на ночь. Там холодно, ветрено и мрачно.

Эбби подумала о Лизиных вылазках на лыжах за собаками, о том, что она может переночевать даже под открытым небом, и уверенно сказала:

— Я точно знаю, что она там. Кэл недоверчиво смотрел на нее.

— Поехали, Кэл. Хотя бы проверим.

— Знаешь, кое у кого это особой радости не вызовет. Особенно у моего отца. Получается, ты не только солгала полиции — мы ведь можем на месте преступления натоптать и уничтожить следы.

Эбби ждала, пока Кэл, хмурясь, взвешивал все за и против. Туман понемногу рассеивался. Эбби увидела, как несколько ребятишек бегут в сторону крошечной школы, построенной, как и другие дома, из бревен. Она уже знала, что Уолтер — единственный учитель в школе, помещавшейся в одной комнате, но его это вполне устраивало: должность высокооплачиваемая, к тому же на Аляске учителям платят больше, чем в других штатах.

— Уговорила, — сказал он наконец, — но имей в виду, ты мне должна.

Она повернулась, собираясь идти в дом, но он остановил ее, дотронувшись до руки:

— Я хотел бы поговорить о том, что произошло четыре года назад.

— Не сейчас, Кэл.

— Почему не сейчас?

— Потому что мы собирались звонить сотрудникам Бюро расследований штата.

Она зашла в дом, но успела заметить, что он расстроен. Ей стало почти жаль его, но недоверие к нему оставалось прежним. Желание простить, возникшее, когда она оказалась один на один с северным сиянием, рассеялось как туман.



Демарко согласилась встретить Эбби прямо у трапа самолета.

— Расчетное время прибытия в Лейкс-Эдж четырнадцать часов… — Кэл глянул на часы. — Да, я знаю, что здесь час лету, но время остается тем же. Нет… Да… — Взгляд был тревожным. — Расчетное время прибытия в Лейкс-Эдж четырнадцать часов, — твердо повторил он и положил трубку, хотя там продолжалось кудахтанье.

— Господи! — Он провел ладонью по лицу. — Она мечет громы и молнии и никак не может взять в толк, зачем нам столько времени, чтобы добраться до Лейкс-Эдж.

— Ты не сказал ей?

— Нет.

Она подошла к нему и дотронулась до руки:

— Спасибо.

Он посмотрел на ее руку.

— Посадят меня за решетку из-за тебя.



Они подъехали к Развилке, когда было только начало первого. Свою „Сессну“ Кэл посадил в Глетчере, где уговорил одного из местных жителей за пятьдесят долларов одолжить ему машину.

Выходя из дома Уолтера, они почти не разговаривали, поэтому она очень удивилась, когда Кэл начал посвящать ее в предполетную рутину, объясняя каждый свой шаг простым языком, не вдаваясь в техническую терминологию. Она заинтересовалась и начала задавать вопросы. Доехав до края взлетно-посадочной полосы, он остановился и рассказал, что собирается делать дальше, когда самолет начнет набирать обороты, когда он потянет рычаг, чтобы поднять машину в воздух.

Сделал он все так, как говорил, и хотя Эбби по-прежнему от страха вжималась в кресло, она была готова к воздушным ямам. Сильные руки твердо держали штурвал, он был совершенно спокоен, а пока они находились в воздухе, он показывал на основные рычаги и педали, чтобы она хотя бы в общем понимала, для чего они предназначены. Она по-прежнему была как натянутая струна, но тем не менее чувствовала себя чуть-чуть спокойнее. Только чуть-чуть. Вряд ли она когда-нибудь будет чувствовать себя в небе уютно, передвигаясь на легком самолетике.

— Спасибо, — сказала она, когда они приземлились в Глетчере. — Было не так страшно, как могло бы.

— Я решил не проявлять излишнюю суровость. — Он рассмеялся. — Отец рассказывал, как вы летели с Маком. Говорит, ты кричала.

— Неправда!

— Ну ладно, просто вскрикнула. Но он высоко оценил твою выдержку. — Он перестал смеяться, наклонил голову и посмотрел на нее с уважением. — Ты храбрая женщина, Эбби Макколл. Мне это очень в тебе нравится.

Она покраснела, не зная, что на это сказать, и посмотрела себе под ноги.

— А _мне_ бы очень хотелось, чтобы ты поскорее, если, конечно, тебе не очень трудно, отвез меня к Развилке.

— Прежде чем мы туда отправимся, может быть, все-таки остановимся и я скажу тебе то, что хочу сказать? — Тон был не очень серьезный, но она знала, что он имеет в виду: „Давай поговорим о нас с тобой“.

— Разве это не может подождать? Я хочу узнать, там ли Лиза.

— Хорошо. Поговорим об этом, когда будем лететь в Лейкс-Эдж.

Эбби отстегнула ремень безопасности и открыла дверь. Надо же какой настойчивый!



Развилка находилась в шестидесяти пяти километрах от Лейкс-Эдж и всего в километре от трассы; она оказалась, как и предупреждал Кэл, холодным, ветреным и мрачным местом. Под белым влажным небом на десятки километров простиралась снежная тундра, где пахло льдом. Воздух был невероятно чист. Ей показалось, что спрятаться здесь негде — ни деревьев, ни кустарника, ни камней. Эбби почувствовала, как у нее падает настроение. Для подобных встреч место подходило идеально — машину можно увидеть издалека, откуда бы она ни двигалась. Может быть, Лиза приехала сюда, а они ее похитили?

Кэл начал рассматривать человеческие следы и следы от колес. Эбби нашла место, где сходились пять дорог, покрытых нетронутым слоем снега. Она огляделась, пытаясь представить, что тут могло произойти.

— Эбби! — крикнул Кэл. — Посмотри сюда. — Он стоял рядом со следами машины метрах в двадцати от стыка дорог. — Машина стояла здесь с включенным двигателем. — Кэл ткнул пальцем в несколько обледенелых заплаток там, куда попадала вода от выхлопов. — Из машины выходили, человек огляделся, но далеко не отошел.

Он посмотрел в небо, потом снова на нее.

— Давай разделимся — тогда мы сможем осмотреть большую территорию. Надо поискать хоть какие-то следы Лизиного пребывания.

Эбби заскрипела по снегу. Местность представляла собой болото с сухой замерзшей травой высотой в полметра. Идти было очень сложно — нужно обязательно смотреть под ноги. Кругом торчали камни и зияли ямы, их приходилось либо обходить, либо перескакивать. Не хватало только вывихнуть тут ногу! Беспрерывно останавливаясь, она внимательно смотрела вокруг в поиске хоть каких-нибудь следов, но место хранило первозданную чистоту и нетронутость. Тишина стояла холодная и густая, как взбитые сливки, и она слышала, как в висках стучит кровь.

Через час Кэл снова ее позвал. Она обернулась и увидела, что прошла значительно дальше, чем предполагала, Кэл ушел западнее от машины, на которой они приехали. Машину частично скрывал едва заметный подъем. Кэл махал ей рукой, подзывая к себе.

Она подошла, он молча показал на вытоптанную в виде круга небольшую площадку, усеянную окурками от „Мальборо“. Лиза, похоже, выкурила целую пачку, находясь на этом пятачке.

— Она выбрала очень хорошее место для наблюдения, — заметил Кэл. — Во-первых, она все время их прекрасно видела, во-вторых, если пригнуться, они ее не могли заметить. На нее можно было случайно наткнуться взглядом, если бы они резко обернулись, а она бы не успела пригнуться. Но они, скорее всего, решили бы, что им это просто показалось, потому что в следующую секунду ее бы снова не было видно.

— Следы довольно свежие, — заметила Эбби.

— Она могла уйти и две минуты, и два часа назад. По моим предположениям, она ушла на заре. Она очень мерзла.

Он посмотрел на машину, на которой они приехали.

— Тому, кто был в машине, наверное, позвонили и сказали, что ты сбежала, или этот человек уехал, не дождавшись твоего появления в назначенное время. В укрытие и из него ведут одни и те же следы, так что можно с полной уверенностью утверждать, что Лизу не заметили и она не пострадала.

Эбби обвела взглядом огромную территорию, будто надеясь, что Лиза вдруг появится из-за какой-нибудь кочки, но вокруг ничего даже не шелохнулось.



Всю дорогу назад в Глетчер Эбби молчала. С одной стороны, она чувствовала невероятное облегчение, потому что Лиза жива и, судя по всему, здорова, с другой — испытывала слабость и испуг. Где Лиза сейчас? С собой ли у нее МЭГ и документы? От размышлений, кто мог быть Лизиным посредником, а кто ее мужем, у нее даже разболелась голова.

Вскоре они уже летели на самолете в сторону Лейкс-Эдж. Эбби смотрела в окно: все вокруг до сих пор покрывал снег, но темные пятна на поверхности озер и рек увеличились. По словам Уолтера, это предупреждение: лед тает.

Колдфут она узнала сразу — запомнила, еще когда летела с Маком. Значит, до Лейкс-Эдж и горячей ванны остается двадцать минут. Скорее бы. Так хочется, чтобы от нее пахло, как от человека, а не как от мертвого лося.

— Эбби, — услышала она в наушниках голос Кэла. — Давай поговорим о нас. Видишь ли, тогда, во время экспедиции, со мной что-то произошло. Я думал, это всего лишь… всего лишь физическое влечение, но на самом деле мои чувства оказались куда сильнее…

Она повернулась к нему и увидела его профиль. Он смотрел вперед, не поворачивая головы.

— Как поживает супруга?

Он на секунду прикрыл глаза:

— Она умерла.




26


Выехав на трассу, Лиза прибавила скорость. Она ругала себя за глупость. Господи, ну почему прошедшие четыре года ее так ничему и не научили! Лиза сидела в своем крошечном убежище, когда приехала Эбби. С Кэлом. Как же она могла допустить такую ошибку!

Она не пыталась представить себя на месте Эбби — тогда бы она поняла, что та могла чувствовать или думать. Она полагала, что Эбби попросит кого-нибудь показать ей Развилку на карте и приедет одна, потому что сама она так бы и поступила.

Конечно, Эбби должна была кого-то взять с собой — она же здесь ничего не знает и не чувствует себя в безопасности в этих девственных местах. Сестра, конечно, была в восторге от экспедиции на хребет Брукс и отлично там себя чувствовала, но ведь у них имелась постоянная база с удобствами; кроме того, двадцать четыре часа в сутки они находились под бдительным оком вооруженного проводника.

Она чуть не выскочила из укрытия, когда увидела сестру, но крик восторга и радости замер в горле: она заметила характерную выпуклость в заднем кармане Кэла. Он был вооружен.

Лиза прибавила скорость, из-под колес в разные стороны полетел гравий. Наверное, Кэл все-таки ее не заметил. Хотя кто его знает — у него ведь глаз как у сокола. Она не посмела дать Эбби знать о своем присутствии: вдруг Кэла подкупили. МЭГ стоит такую кучу денег, что даже друзья могли предать.

Придется искать другой путь, чтобы связаться с Эбби. Причем сделать это нужно как можно скорее.

Времени остается катастрофически мало.




27


Эбби не мигая смотрела в лобовое стекло самолета. Она не знала, что сказать.

— Сэффрон умерла через полгода после твоего отъезда. Я написал тебе об этом, но это письмо, как и все мои письма, вернулось обратно неоткрытым.

Она с ужасом вспомнила слова Лизы: „Сэффрон не вынесет этого, если узнает“.

— Она знала? — с трудом выдавила Эбби.

— Нет, — покачал головой Кэл. — Почему ты не отвечала, Эбби? Я с ума сходил, когда ты уехала.

— Я не разрушаю семейные очаги. — Она очень хотела узнать, почему умерла женщина, с которой он был знаком с детства, которая дружила с Дианой и Лизой, но решила не проявлять любопытства. Она тогда уехала и потом отвергала любые попытки Кэла связаться с ней — так что для Сэффрон она сделала все, что могла. Известие о ее смерти застало Эбби врасплох и выбило из колеи, но, по крайней мере, она знала, что в этом ее вины нет.

Кэл посмотрел на приборы, потом на нее:

— Эбби, ты должна знать: я не собирался заводить роман на стороне. Эта мысль никогда не приходила мне в голову, но когда мы с тобой познакомились, я вдруг начал делать то, что, как мне казалось, не сделаю никогда…

Он замолчал. Эбби откинулась в кресле, на нее накатила волна усталости, ее как будто покинули силы. Она бы сейчас, наверное, не смогла даже зубочистку поднять, не говоря о том, чтобы бороться с Кэлом.

— Продолжай, — с некоторым раздражением сказала она. — Выговорись, наконец, и покончим с этим.

Он бросил взгляд в потолок, словно пытаясь найти там подходящие слова, потом долго откашливался.

— Сэффрон родом из междуречья Юкона и Кускокуима у их впадения в море…

— То есть она из коренных жителей?

— Да. И я действительно ее любил. — Он не пытался оправдываться, в голосе не было нерешительности — он констатировал факт.

— Дело в том, что… Я не оправдываюсь… Нет, получается, все равно ищу оправдания… Черт!.. В общем, в детстве она серьезно болела: все время кашляла, у нее была астма, но потом родители увезли ее оттуда и она почувствовала себя значительно лучше. Когда мы познакомились, она была здорова, потом снова заболела. Она болела шесть лет, мы были женаты восемь.

Она почувствовала на себе его взгляд, но упорно продолжала смотреть вперед.

— Это было… страшно. — У него перехватило дыхание. — Больницы, больницы… врачи оказались бессильны… Я ухаживал за ней, но ничего сделать не мог. Помню, я как-то забирал из аэропорта приятеля, подошел к кассам Аляскинских авиалиний и чуть не купил билет до Лос-Анджелеса: так мне не хотелось возвращаться домой и видеть ее в этом состоянии. Она когда-то была такой сильной и жизнерадостной, а теперь изо дня в день ей приходилось бороться за каждый вдох… Он на секунду прикрыл глаза:

— А потом я встретил тебя.

— Понимаю. — Звук собственного голоса ее поразил: он был мягким, понимающим. А иначе и быть не могло. Она ухаживала за больной матерью и хорошо знала, что такое больной человек на руках. Ею овладевало отчаяние не один и не два раза.

— Я допустил ошибку. — Голос зазвучал монотонно. — Я тогда впервые за три года оказался с людьми, которые не знали о Сэффрон, с людьми, которые не мучили меня постоянными вопросами о ее здоровье и не смотрели на меня с жалостью. Мне казалось, что жизнь ко мне вернулась, хотя это, конечно, было не так. Но я продолжал обманывать себя. Я бросился в эту экспедицию с головой, не думая о последствиях. Уже много лет я не чувствовал такой раскрепощенности, я _жил_… Меня особенно не трогало, что я… что я что-то про себя недоговаривал. Так было вплоть до того дня, когда мы вернулись в Лейкс-Эдж. Тогда я понял, что натворил.

Они несколько минут летели молча. Самолет слегка качнуло вправо, но машина быстро выровнялась.

— Я не успел тогда ничего объяснить — ты улетела.

— Значит, виновата я?

— Нет, я. Но если бы ты не бросила все и не уехала… — Он горестно вздохнул и надолго замолчал.

Эбби размышляла о том, что могло бы произойти, если бы она тогда его выслушала. Вряд ли что-то изменилось бы, как бы сильно она его ни любила. Все возвращалось к одному и тому же: он был _женат_.

— Я писал тебе.

Три его письма она, не открывая, отослала обратно. Два года он не давал о себе знать — теперь понятно, он был в трауре после смерти жены. Потом почти год присылал письма раз в месяц. Эбби и тогда не нашла в себе мужества их прочесть. Что бы он там ни писал, она знала, что будет очень больно, и отсылала назад и эти письма. В конце концов он сдался и перестал писать. Следует отдать ему должное — несмотря на болезнь и смерть жены, он все-таки пытался загладить свою вину.

— Теперь ты можешь меня простить?

Она сплела пальцы. Она хотела простить, но все еще не могла. Она не ответила. Кэл не стал ее торопить.

Остаток пути они молчали.



Когда они приземлились, Демарко и Виктор ждали их прямо у взлетно-посадочной полосы. Кэл стал записывать в журнале информацию о полете, а она пошла поздороваться.

— Рада вас видеть в добром здравии, — сказала Демарко и пожала ей руку.

— Я тоже рада вас видеть, — с чувством ответила Эбби.

— Вы такая молодчина, что убежали. Это очень смелый поступок. Мы вами гордимся.

Виктор смотрел на нее, словно не зная, как себя вести и что сказать, поэтому сначала откашлялся, а потом пожал ей руку со словами:

— Вы отважная девочка. Молодец.

Демарко проводила ее до своего „форда“, а Виктор подошел к Кэлу. Она не могла слышать из машины, о чем они говорили, но жесты, которыми сопровождался разговор, свидетельствовали, что их беседа не из приятных. Виктор резал рукой воздух, а Кэл смотрел куда-то мимо отца.

Эбби стала рассматривать самолеты, стоявшие на летном поле. Когда она прилетела сюда с Маком, здесь был только вертолет „АСТ“, а сейчас неподалеку стояли еще два: „Белл-205“ и „Астар-350Б“ со словами „Оазис Ойл“ на двери.

— Посмотрите, что я для вас захватила.

Эбби удивленно смотрела на свою сумочку, которую привезла Демарко. Внутри лежал кошелек, тушь, зажигалка и сигареты. Ничего не пропало.

— Вам повезло — они не стали брать ее с собой. — Она высунулась в окно и крикнула Виктору, чтобы он поторопился. Виктор покрутил пальцем у носа Кэла и бегом направился к машине.

Он сидел с Эбби на заднем сиденье, Демарко была за рулем. Сзади ехал Кэл на своем „додже“.

Демарко приоткрыла окно, чтобы глотнуть свежего воздуха, и Эбби съежилась на сиденье. От нее сейчас пахнет, как от Мэлоуна.

— Прошу прощения, — сказала она. — Уверяю вас, после ванны все будет гораздо лучше.

Демарко посмотрела в зеркало заднего вида, лицо ее смягчилось.

— Страшно представить, что вам пришлось пережить. Не знаю, как бы я себя повела в таких условиях. Остаться одной, взаперти, не зная, что происходит… Если вы почувствуете, что вам нужна консультация психолога, скажите сразу — мы найдем вам хорошего специалиста.

Эбби полагала, что разговоры вряд ли помогут осознать, что с ней произошло, — ей самой сейчас казалось, что это был дурной сон, ночной кошмар, что все происходило не с ней, а с кем-то другим.

— В штабе мы все обсудим, — сказал Виктор. — Наверное, сейчас вы не готовы к разговору? Мы не хотим заставлять вас вспоминать то, что может причинить боль и нанести душевную травму.

Она не чувствовала никакой душевной травмы — только бесконечную усталость. Может быть, позже она действительно начнет сходить с ума, но сейчас она чувствовала себя вполне нормально.

Виктор внимательно посмотрел на нее.

— Вы сможете поговорить с нами сейчас? Я не хочу давить на вас, но мы полагаем, что чем свежее воспоминания, тем лучше восстанавливаются события.

— Да, конечно. Если вы сумеете выдержать этот запах.

В уголках его глаз появились легкие морщинки.

— Отлично. — Теперь улыбались не только глаза. Он несколько раз кивнул, потом отвернулся к окну.

Она украдкой изучала Виктора. Интересно, сможет ли она доверять этому новому Виктору? Может быть, тот Виктор — суровый и враждебный охотник — устраивал ее больше? По крайней мере, тогда она знала, чего от него ожидать.

Демарко свернула направо и понеслась к поселку. Машина скакала на ухабах. Эбби клацала зубами в такт прыжкам, у Виктора на поясе колокольчиками заливалась связка ключей.

— Я много размышляла в той сторожке, — начала Эбби, когда машина перестала скакать. — Хотите, поделюсь мыслями?

Виктор от удивления широко раскрыл глаза и стал так похож на Кэла, что Эбби отвела глаза в сторону — ей было тяжело на него смотреть.

— Мне кажется, за всем этим делом стоит Питер Сантони. Томас и Лиза когда-то работали с ним, но потом перестали допускать его к исследованиям. Он оскорблен и обижен еще и потому, что сам долгое время занимался этим проектом.

— Мы тоже об этом слышали, — сказал Виктор, кивая.

Эбби заморгала от удивления: надо же, он в чем-то с ней _соглашается_.

— Вы знаете, что это за проект? — спросил Виктор. — Нам никак не удается это выяснить. И Томас, и ваша сестра держали его в строжайшем секрете.

Она хотела рассказать ему о МЭГ, но после предостережений Конни не решилась. Она не могла растоптать Лизину мечту и раскрыть карты. По крайней мере, пока. Не вдаваясь в длинные разговоры, она пожала плечами и пробормотала, отводя глаза:

— К сожалению, не знаю. — Она никогда не умела лгать и сейчас боялась, что Виктор, который прекрасно разбирался в людях, может вывести ее на чистую воду.

Машина еще раз повернула, с шумом расплескивая вокруг грязную жижу.

— Сантони из того же университета, что и ваша сестра, — продолжал Виктор. — Мы сначала думали, что он как-то связан с тем преподавателем, которого Лиза обвиняла в убийстве, но эта версия не подтвердилась. Он уехал задолго до того, как все произошло.

— Вы нашли Кроу?

Он покачал головой.

Машина оказалась на льду, ее начало бросать из стороны в сторону. Эбби ухватилась за ручку двери и уперлась коленями в спинку водительского сиденья.

— Простите за виражи, — сказала Демарко, глянув на нее в зеркало заднего вида.

Эбби ободряюще ей улыбнулась — все нормально — и решила воспользоваться установившейся благожелательной атмосферой:

— Вам удалось найти похитителей?

— Когда мы прибыли на место, их там уже не было, — сказал Виктор, — но тот, на которого напал гризли, сегодня рано утром обратился в больницу в Фэрбенксе. Медведь оторвал ему руку.

— Неужели он жив? — недоверчиво спросила Эбби.

— Его приятель явно когда-то прошел специальную подготовку. Мы полагаем, он из военных. Иначе парень отдал бы концы.

— А медведица? Она не пострадала?

Несмотря на то что медведица едва ее не убила, она не хотела, чтобы со зверем случилась беда. В конце концов, она защищала свое дитя, а горы, между прочим, ее дом.

— Лесник, которого мы туда отправляли, говорит, что медведицу, похоже, даже не ранили. Крупный медведь представляет собой неплохую мишень, но, убегая от него, можно легко промахнуться из-за ужаса, который при этом испытываешь.

— А второй похититель, которого я сбила снегоходом?

— Мы предполагаем, что он позвонил третьему, и тот приехал за ними к вашей сторожке. Они оставили приятеля в больнице, а сами скрылись в неизвестном направлении.

— По крайней мере, один у вас есть. Он заговорит?

— Еще как, — сказал Виктор со стальной уверенностью в голосе, что Эбби очень порадовало.

Очень скоро они подъехали к домам на окраине Лейкс-Эдж. Эбби заулыбалась при виде указателя с названием и текстом: к деревянному шесту огромными гвоздями были прибиты четыре щербатые дощечки с белыми пляшущими буквами на каждой, как будто их писал человек, неделю не выходивший из „Северного оленя“:



ВАС ЖДЕТ

КРАСИВЕЙШЕЕ МЕСТО

ЦЕНТР

ЛЕЙКС-ЭДЖ


Она почувствовала, как в ней поднимается волна нежности к этому месту. Возможно, подумала она с грустью, это потому, что пришлось пережить страшное потрясение.

Подъезжая к школе, Демарко резко ударила цо тормозам.

— Вот чертовщина! Как такое могло произойти? В этой дыре всем все моментально становится известно. Вы, кажется, говорили, что никто не знает о том, что мы привезем Эбби?

— Нечего на меня смотреть с укоризной, — сказал Виктор сухо, — я тут ни при чем. Сохранить приезд Эбби в тайне — то же самое, что сохранить в тайне полет на Луну, и вы это прекрасно знаете.

— Простите, — буркнула Демарко. — Подъехать к заднему крыльцу?

На ступеньках переднего входа толпились люди. Она узнала среди них Большого Джо, Конни, Диану. Там был даже Мак, с которым она летела в Лейкс-Эдж из Фэрбенкса. Сначала ей показалось, что она никого больше не знает, но вглядевшись в лица, поняла, что уже видела многих из них. Эти люди искали в горах Лизу и, по словам Кэла, искали Эбби, когда Конни наконец добралась до городка после нападения похитителей. Чувство локтя и коллективизма у них было развито невероятно, и Эбби накрыла волна любви и признательности ко всем этим едва знакомым ей людям.

— Конечно, подъезжайте к заднему. Нужно дать Эбби время, чтобы…

— Нет-нет, — перебила она его, — давайте здесь. Все они мои друзья.

— Как хотите, — Виктор искоса глянул на нее и пожал плечами.

Толпа громко приветствовала ее, когда она выбралась из машины. Демарко и Виктор все-таки немного сдерживали людей, боясь, что ее помнут. Ей жали руки, хлопали по плечу; вокруг сияли улыбки и слышался радостный смех. Конни заключила ее в объятия — Эбби тут же показалось, что ее обнимает гигантская пуховая подушка.

— Дорогая, я так за тебя переживала!

— А сама-то ты как?

— Если не считать, что я в кровь стерла ноги, я просто на пике формы…

Потом ее крепко обняла и расцеловала готовая расплакаться Диана:

— Знаешь, мне сначала было трудно с тобой общаться… из-за Сэффрон. Но когда эти негодяи тебя увезли, я поняла, какая я сволочь. Если бы Лиза знала, она бы меня убила.

Эбби не успела ничего ответить, потому что тут же оказалась в медвежьих объятиях Мака, который почти оторвал ее от земли.

— Мы собираемся отметить твое возвращение. Диана устраивает праздничную вечеринку, — сказал он.

— Огромное спасибо вам всем. — Она была тронута до слез. — Вы все такие замечательные, честное слово!

К ней подскочил человек с горящими от возбуждения глазами и диктофоном в руках:

— Вы знаете, кто вас похитил? Вы испугались?

— Заткнись ты, Фрэнк, — вмешался Мак. — Шел бы ты со своим интервью знаешь куда…

Но от Фрэнка, единственного представителя прессы в городе, было не так-то легко избавиться. Он махал микрофоном прямо перед ее носом.

— Вы рады, что вернулись?

Толпа начала улюлюкать, пытаясь помешать Фрэнку, но Эбби жестом остановила людей.

— Я очень рада, что снова здесь, — сказала она в микрофон. — И хотя это нельзя назвать лучшим приключением на свете, я довольно неплохо себя чувствую. Сейчас мне нужен лишь хороший обед и хороший сон — и я продолжу искать сестру. Уверена, я ее найду.

Люди закивали с посерьезневшими лицами. Эбби посмотрела поверх голов на Большого Джо.

— Как Моук? — спросила она одними губами. Он загадочно кивнул ей в свойственной ему манере, что она расценила как хороший знак — с собакой все отлично.

В школьном коридоре было тихо, как в пустой церкви.

— Ну а теперь наша очередь спрашивать. Есть хотите? Пить? — спросила Демарко.

— Можно какое-нибудь печенье или пирожок, — сказала Эбби, — я, знаете ли, не завтракала.

Демарко удалилась, Эбби последовала за Виктором в комнату-штаб с той же самой переносной доской. Как и в прошлый раз, доску развернули от нее, и она не увидела, как развиваются три первоначальные версии. Виктор сел на свое место, она заняла стул напротив.

— Значит, вас увезли на белом внедорожнике, — начал Виктор, записав с ее слов описание машины, потом спросил, как выглядели нападавшие. Он перестал задавать вопросы, когда вошла Демарко, неся пакет с еще горячим печеньем. Два Эбби проглотила тут же.

Виктор нахмурился, когда зазвонил телефон. Он извинился и рявкнул в трубку:

— Пегати слушает!

Демарко тоже взяла печенье и захрустела им на всю комнату, не спуская с Виктора глаз, а он, прижав трубку к уху, смотрел в никуда.

Он вдруг прикрыл глаза и тяжело вздохнул.

Демарко перестала жевать. Эбби сжала кулаки так, что онемели пальцы.

— Буду через два часа, — сказал Виктор и медленно повесил трубку. Лицо посерело от тревоги.

— Что произошло? — заволновалась Эбби. Виктор посмотрел на Демарко, потом на Эбби, после чего его взгляд остановился где-то между ними.

— Боюсь, у нас плохие новости.

Он взял со стола большой бумажный конверт и тут же положил обратно.

— В чем дело, Виктор? — спросила Демарко.

— Вчера идентифицировали тело Томаса Клэра. Его обнаружили в сгоревшей машине на окраине Анкориджа.

Эбби слышала слова, но почему-то смысл сказанного никак до нее не доходил. Комната показалась вдруг нестерпимо душной. Ей не хватало воздуха.

— Лиза и Томас уехали из Фэрбенкса одновременно. — Виктор обращался к Демарко. — Это было в пятницу второго апреля. Они разъехались в противоположных направлениях: Лиза поехала на север, в Лейкс-Эдж, а Томас отправился на юг, в Анкоридж. Судя по всему, с Томасом был некто по имени Мэг.

Эбби вздрогнула. Томас взял МЭГ с собой в Анкоридж? Значит ли это, что опытный образец сейчас в руках убийцы?

— Я выясню, кому принадлежит это имя, — сказала Демарко.

Виктор уставился в окно отсутствующим взглядом.

— Сержант! — позвала его Демарко.

Он стряхнул с себя оцепенение и повернулся к Эбби:

— Вы хорошо знали Томаса Клэра?

— Пару раз его видела. В университете в Фэрбенксе и на обеде. У него дома.

Он тогда жарил на вертеле картошку и недавно пойманную семгу, но стряпня вдруг загорелась.

Огонь перекинулся на его бороду, что показалось ему невероятно забавным. Эбби и Лиза приложили к его щекам мазь, потом заказали по телефону пиццу и пиво на дом, после чего все вместе долго смеялись, особенно когда они с сестрой при помощи маникюрных ножниц пытались привести в божеский вид обуглившуюся растительность на его лице.

— Мне он очень нравился, — сказала она вдруг охрипшим голосом. Он ей не просто нравился — она относилась к нему с глубоким уважением и трепетом не только потому, что он практически удочерил такого трудного человека, как ее сестра, но и потому, что он был исключительным, редким человеком, добрым и щедрым душой. У него было огромное сердце. Как у Ральфа.

Виктор посмотрел на нее, заметил слезы и начал тереть переносицу.

— Прошу извинить меня… Мы не могли вам этого не сказать. Лучше вам узнать это от меня, чем из газет.

Он глубоко вздохнул и сказал:

— Его подожгли в машине, чтобы тело было трудно опознать. Непонятно, был ли он мертв, когда поджигали машину. Череп не поврежден, остальные кости тоже целы. Он был прикован цепями к рулю.

Виктор сжал зубы.

— Криминалисты считают, что его сожгли заживо.

Сердце Эбби сжалось от ужаса.

— Боже мой! — выдохнула Демарко и закрыла глаза.

— Вы точно знаете, что это Томас? — спросила Эбби.

— Криминалистическая экспертиза зубов гарантирует стопроцентную точность.

— Такое не мог сделать нормальный человек. Наверное, это был какой-то маньяк… — бормотала Эбби, не в силах осознать случившееся.

— Ваша сестра больше не пыталась с вами связаться? — спросил Виктор. — Может, по радио? Нам нужно знать, где она и что с ней ничего плохого не случилось.

Она резко подалась вперед:

— Вы по-прежнему считаете, что она убила Мари?

Виктор смотрел ей прямо в глаза. Она не поняла, что именно было в этих глазах. Жалость? Сочувствие? Что бы там ни было, это был взгляд человека с железной логикой и волей.

— Мы пока не делаем никаких выводов, но нам с ней непременно нужно встретиться и поговорить. В основе всего этого дела — ее научные разработки.

— Значит, ордер на ее арест остается в силе?

Он примирительно развел руками:

— По правде говоря, мы не считаем, что ваша сестра могла убить Мари. Они дружили, стремились к одной цели — запатентовать некое изобретение, над которым Лиза работала с Томасом.

Виктор поднялся.

— Прошу извинить, но перед отъездом я должен переговорить с Демарко. — Он снял куртку с крючка, прибитого к двери, и набросил ее на себя.

— Постойте, — подскочила Эбби. — А что насчет Питера Сантони? Того ученого, которого Лиза и Томас изгнали из лаборатории?

— Мы сейчас его разыскиваем.

Эбби уставилась на Виктора:

— Вы хотите сказать, что не знаете, где он сейчас?

Он не ответил, что она расценила как признание этого печального факта.

— Сантони исчез?

Виктор вернулся к столу, взял три конверта из плотной коричневой бумаги и начал засовывать их в портфель.

— К сожалению, на прошлой неделе он отправился в Джуно, столицу штата, и мы пока не можем его разыскать.

— Вам это не кажется подозрительным?

— Да, это очень подозрительно. — Виктор вынул из портфеля один из конвертов и извлек оттуда несколько фотографий.

— Вы знаете кого-нибудь из этих людей?

Эбби просмотрела фотографии, но ни на одной из них не нашла никого, похожего на похитителей. Она вернула их Виктору, тот вытащил из пачки одну фотографию и попросил внимательно на нее посмотреть. Она долго изучала неприветливое лицо человека, разменявшего шестой десяток, аккуратно подстриженную седую бороду, широкий курносый нос, узкий рот, потом пожала плечами:

— К сожалению, ничего не могу сказать. А кто это?

— Питер Сантони.

Она еще раз внимательно посмотрела на фото — нет, этого человека она не видела ни разу в жизни.




28


Эбби сидела на топчане у себя в домике, а в голове проносились самые пестрые воспоминания: Томас в белом халате в лаборатории, кругом металлические коробочки с какой-то проволокой, жужжат компьютеры, выплевывая бесконечные столбики цифр; дыхание сестры с запахом шоколада.

Как это случилось? Мари и Томас убиты, сестра скрывается. Мари и Томаса убил один и тот же человек? Может, этот человек уже нашел Лизу и тоже ее убил?

В дверь постучали — она как будто не слышала, дверь открыли — она не пошевелилась.

— Входи, — услыхала она раздраженный мужской голос. — Ты что, не понимаешь, что я тебе говорю? Место!

Она услышала легкий стук когтей по полу, и тут же к ней в ноги метнулось мохнатое серо-белое существо, которое бешено мело хвостом и шумно дышало, высунув язык.

Плотно сжатые губы Эбби расплылись в улыбке. Моук извивался и радостно повизгивал, он то зарывался головой в ее колени, то отскакивал и снова бросался в ноги, постанывая от удовольствия.

— Встреча друзей, — констатировал Кэл. — Я все знаю, Эбби. Вот и подумал, что надо тебя немного взбодрить.

Эбби запустила пятерню в густую длинную шерсть на холке и легонько потрепала Моука.

— Спасибо, — сказала она Кэлу. Напряжение начало понемногу отпускать.

— Что, дружок, как дела?

Моук ответил по-своему, по-собачьи: со всего маху облизал ей лицо. Она в эту минуту была готова крепко обнять Кэла. Моук был самым лучшим лечением.

— Не возражаешь, если я войду?

Он продолжал неуверенно топтаться в дверях. Она поднялась с топчана.

— Я приготовлю кофе.

Они молчали, пока закипал чайник, — просто стояли рядом и смотрели в окно. На тротуарах и мостовой по-прежнему лежал снег, но улица все равно таяла, покрываясь грязью. Вот-вот должен был вскрыться лед на реках и озерах.

Эбби насыпала в кружки кофе и залила кипятком. Она достала из холодильника молоко и понюхала — как ни странно, оно не прокисло. Неужели она отсутствовала всего несколько дней! Ей казалось, что прошло несколько месяцев.

— Тебе, как всегда, с сахаром? — спросила она у Кэла.

Он пожал плечами.

— Отец рассказал мне о Томасе. Печальное известие.

— Очень. — Она тщательно размешивала жидкость в кружке, стараясь удержаться от слез. — Он был удивительный человек. Как же он умел поднимать настроение!

Моук обнюхивал ее, словно никак не мог поверить, что она вернулась. Кэл посмотрел на пса:

— Не забывай, дружище, у тебя ответственная работа.

— О чем ты?

— Он будет тебя охранять. — Он провел ладонью по лицу. Эбби даже услышала, как зашуршала под рукой щетина. — Демарко готова приставить к тебе целый взвод полицейских, чтобы они не допустили новое похищение. Но Уэйдинг вернулся в Колдфут, а отец полетел в Анкоридж… Здесь больше никого, кроме нее, не остается.

У Эбби по коже побежали мурашки. Она и не предполагала, что похитители могут вернуться за ней.

— Обещаешь, что он всегда будет при тебе? Двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, ладно?

Согласиться на такую просьбу было не очень трудно.

— Конечно.

Он кивнул, прихлебнул кофе и уставился через окно на озеро.

— Эбби, — осторожно сказал он.

— Да, Кэл.

— Ты знаешь, над чем работала Лиза?

Она отвернулась к окну.

— Она никому не говорила. Никому, даже маме.

— Странно, — сказал Кэл, — откуда же это известно тебе?

— Мне ничего неизвестно.

— Да? — переспросил он. Похоже, он ей не поверил.

— Правда, я ничего не знаю, — упрямо повторила она.

— Будь осторожна, Эбби!

В его тоне было что-то такое, от чего она вздрогнула. Она, правда, не могла понять, от того ли, что он так за нее переживает, или от того, что эти слова звучали как предостережение.

— Боже мой, — сказала она печально, — ты делаешь такие же мрачные прогнозы, как Майкл Флинт.

— Флинт? — эхом отозвался Кэл и как-то странно посмотрел на нее. — Откуда ты его знаешь?

— Я, между прочим, живу в его доме.

— Этот человек… — он покачал головой, — создается впечатление, что этот человек вездесущ. Будь с ним, пожалуйста, осторожна.

Эбби напряглась:

— Почему?

— Отец запросил распечатки телефонных переговоров Лизы здесь и в ее кабинете в Фэрбенксе. За прошедший год Флинт ей очень часто звонил.

— И что?

— Неужели не знаешь? — Он насмешливо поднял бровь.

— Нет, Кэл, не знаю, поэтому ты мне сейчас все расскажешь.

Кэл вздохнул и сделал еще один глоток кофе.

— Его семья владеет нефтедобывающим гигантом „Оазис Ойл“. Он там занимает руководящий пост. Жутко богат, но ему все мало — он постоянно приумножает капитал.

Она тут же вспомнила вертолет с надписью „Оазис Ойл“ на двери.

— Тебе известно, что экономика Аляски сейчас переживает не лучшие времена? — спросил Кэл.

Эбби удивилась. Она полагала, что поскольку жители штата не платят налоги, значит, у них все хорошо.

— Странно, но почему, если все так плохо, в штате не введут подоходный налог или налог на продажи?

— Введение и того и другого налога неизбежно, а пока наша самая большая надежда на оздоровление экономики — это по-прежнему нефть. К сожалению, запасы месторождения в Прудоу-Бей на побережье Северного Ледовитого океана истощаются. По сравнению с тем, что было пятнадцать лет назад, производство нефти упало вдвое, а выплаты за право разработки природных ресурсов сократились втрое… — Он провел ладонью по волосам. — Майкл Флинт возглавляет полемику, которая сейчас идет в стране, о необходимости открытия для нефтедобычи береговой линии Государственного арктического заповедника.

У Эбби в голове вихрем закрутились самые противоречивые мысли.

— Я думала, они с Лизой друзья.

— Кто тебе сказал эту чушь! — изумился Кэл.

— Диана.

— Зачем она такое говорит! Всем известно, как Лиза и Флинт ненавидят друг друга… — Он нахмурился. — Не понимаю.

Эбби вконец растерялась:

— Почему же он ей так часто звонил?

— Он утверждает, что они улаживали разногласия. Вели „горячие споры“ — так он это назвал. Но мы не очень ему верим. Мы полагаем, он мог пытаться получить у нее информацию о том, над чем она с Томасом работала…

Он внезапно замолчал, словно ему в голову пришла неожиданная мысль.

— Эбби, если ты знаешь, над чем работает Лиза, пожалуйста, не говори об этом Флинту.

Флинт об этом уже знает, но Эбби ничего не сказала. До слуха донесся отдаленный гул снегохода. Она поставила кружку с кофе на стол, так и не сделав ни одного глотка.

— Спасибо, что ввел меня в курс дела, — тихо сказала она.

Кэл кивнул и залпом опрокинул в себя остатки кофе.

— Я увижу тебя в „Северном олене“? Не забудь, в честь тебя там готовят небольшой праздник.



Эбби лежала в горячей ванне, а Моук — на коврике перед ванной. Стоило ей посмотреть на него, как он поднимал голову и энергично бил хвостом по полу. Все здесь оставалось таким же, как в прошлый раз: те же стены, потолок, то же мыло и туалетные принадлежности теснились между кранами.

Как много всего произошло за последние несколько дней! С самого возвращения ее не отпускало напряжение, она жила как в тумане, с ощущением нереальности происходящего. Она понимала, что сказывается крайнее истощение сил, но понимание помогало мало. Сейчас бы недельку полного покоя и отдыха в каком-нибудь милом, безопасном, теплом месте, желательно за тысячи километров отсюда. Например, на Гавайях.

Взгляд заскользил по потолку, отмечая в углах паутину. Она пыталась понять, что все-таки происходит.

Почему Диана солгала, что Лиза дружит с Флинтом? Этого она никак не могла понять. Бедный Томас — заживо сгореть в машине! Вздрогнув от этой мысли, Эбби погрузилась в воду до самого подбородка. Она вспомнила, что говорил Виктор об отъезде Томаса в Анкоридж: он отправился туда с МЭГ, а Лиза в тот же день вернулась в Лейкс-Эдж.

Потом она вспомнила о деньгах на банковском счете сестры. Неужели она планировала побег? Вдруг у нее все похолодело внутри: что, если поездка Томаса в Анкоридж с МЭГ — всего лишь отвлекающий маневр, чтобы убийца не охотился за Лизой? У нее появилось бы тогда более чем достаточно времени, чтобы тайно вывезти прибор в далекий Лейкс-Эдж, передать его Мари, а потом исчезнуть. Как только МЭГ оказался бы в Патентном бюро в Арлингтоне, она бы снова объявилась, поскольку убивать ее уже не имело бы смысла, раз открытие запатентовано.

Но Мари убита, убийцы продолжают охотиться за Лизой, значит, передать Мари опытный образец не удалось. Эбби готова была поклясться, что МЭГ по-прежнему у сестры.



С мокрыми волосами Эбби помчалась по снегу в дом и натянула на себя теплые брюки, любимый вытянутый свитер, толстые носки и ботинки. Днем было тепло, но к вечеру температура все время резко падала.

Когда она, подняв ногу, надевала второй ботинок, Моук подскочил к двери и бешено залаял.

— Боже мой, Моук! — вздрогнула она. — Что случилось?

Эбби посмотрела в окно — на пороге топтались двое в темных костюмах. Оба высокие, примерно одного роста, но одному, похоже, было слегка за тридцать, в нем был с десяток килограммов лишнего веса, эти лишние килограммы расположились на животе; второй был лет на двадцать старше, но он, видимо, занимался спортом и выглядел куда здоровее коллеги. Она вздохнула с облегчением, увидев, что ни тот ни другой не похож на ее похитителей.

Эбби постучала по стеклу, привлекая к себе внимание, и крикнула:

— В чем дело? Кто вы такие?

Гости подошли к окну и с самым серьезным видом стали рассматривать ее через стекло. Тот, что потолще, приложил к стеклу удостоверение. У нее мурашки побежали по телу — перед ней стояли два сотрудника НАСА — Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства.

— Мы хотели бы поговорить с вами о вашей сестре, — прокричал он.

Эбби открыла дверь. Ей пришлось придержать Моука, который чуть не вцепился в коленку одного из вошедших.

— Фу, Моук! Нельзя!

— Симпатичный песик, — заметил толстый с дрожью в голосе.

— Извините, пожалуйста, он слишком сильно печется о моей безопасности и все время пытается меня защитить. Моук, место!

Моук несколько секунд оценивал гостей взглядом, потом развернулся и исчез.

— Вы Эбигейл Макколл?

— Да.

— Меня зовут Бен Элиссон, а это Феликс Карелла, — представился молодой.

У Элиссона были не только лишние килограммы, он еще носил неровно подстриженную бороду, повторявшую очертания подбородка. На галстуке расплылось пятно, очень похожее на пролитый кетчуп. Этот неопрятный тип был полной противоположностью своему коллеге, который и выглядел безупречно, и одет с иголочки.

— Понимаю, что на этой неделе вам пришлось пройти через страшные испытания, но мы не отнимем у вас слишком много времени. — Элиссон смотрел на нее с теплой сочувственной улыбкой, от которой его взгляд стал липким, как сахарный сироп. — Нам очень важно с вами переговорить. Может, предложите нам кофейку?

Эбби никак не могла решить, стоит ли приглашать их в дом. Что они могут с ней сделать? Усыпить хлороформом и увезти в своей машине? Пока она раздумывала, как поступить, Феликс Карелла ухватил ее за руку повыше локтя. Не делая резких движений и не прилагая никаких видимых усилий, он развернул ее на сто восемьдесят градусов; в следующую секунду они уже вошли в дом и закрыли за собой дверь. Моук подскочил, встал рядом и зарычал.

— Ах, какая хорошая собачка, — сказал Элиссон и потянулся к Моуку, но Карелла рывком отвел его руку.

— Я бы не стал этого делать, — сказал он и бросил взгляд на Эбби. — Уберите собаку.

— Фу, Моук! Место! — скомандовала она, решив, что в любой момент может призвать пса на помощь: тот, слава Богу, с огромным энтузиазмом взялся за работу телохранителя.

Всем своим видом Моук демонстрировал разочарование, но с места не двинулся.

— Хороший мальчик, — похвалила она его. Она слышала гулкие удары своего сердца.

— Может быть, присядем? — улыбнувшись, Элиссон приподнял на коленях брюки, будто собираясь присесть, но ответной улыбки не дождался.

— Да, конечно. Присаживайтесь.

Как выяснилось, ни тот ни другой кофе не хотели.

Карелла принес из кухни табурет и поставил перед телевизором. Элиссон сел, а Карелла встал позади, сложив на груди руки. Эбби села на диван и тут же поняла, в каком невыгодном положении оказалась: ей приходилось смотреть на них снизу вверх.

— Мы сочувствуем вам в связи с тем, что произошло с Лизой, — Элиссон обхватил колени обеими руками. — Она нам нравится. Очень симпатичная дама. Живой, интересный собеседник.

Она вздохнула с некоторым облегчением, когда Моук подошел и улегся на ковер между ней и непрошеными гостями — славный барьер с острыми клыками.

— Вы с ней знакомы? — более уверенным голосом спросила она.

— Да, конечно. Встречались несколько раз.

Все это казалось весьма подозрительным. Ей очень не понравилось то, как они ловко проникли в дом, не нравилось и то, что они знали сестру.

— Вы ведь знаете о МЭГ? — продолжал Элиссон.

Она слегка нахмурила брови.

— Впервые слышу. — Лучше держаться как можно ближе к правде.

— Гм… Ну хорошо. Как вам, возможно, известно, МЭГ — чрезвычайно важный проект. Промышленности в целом его применение сулит невероятные блага, а что касается космических полетов… трудно даже вообразить, чего мы могли бы достичь с его помощью. Через какие-нибудь двадцать лет человек смог бы вырваться за пределы нашей Солнечной системы. Мы могли бы изучать планеты, до которых, как нам сейчас кажется, добраться невозможно. — Взгляд его глаз сделался мечтательным, и ему пришлось несколько раз моргнуть, чтобы вернуться с небес на землю. — Но сейчас нас чрезвычайно беспокоит его сохранность. Дело не только в том, что исчезли двое ученых, которые внесли наибольший вклад в разработку проекта, но и в том, что исчезла вся научно-техническая документация.

Знают ли они о том, что Томас убит? Она решила об этом не говорить.

— Нет данных лабораторных исследований. Пропали и компьютеры, и диски. Мы не нашли ни одной бумажки. Из лаборатории вынесено все, кроме кофеварки, сломанного принтера и пучка проводов.

— Лабораторию ограбили?

— Лабораторию?! Сильно сказано — это больше похоже на крохотный чулан, — развеселился Элиссон.

— Видимо, на них, в отличие от вас, не лились финансовые потоки, — оскорбилась Эбби за труд Лизы и Томаса.

— Вы все правильно говорите, — он еще раз улыбнулся.

Как бы Эбби хотелось, чтобы Моук цапнул его зубами так, чтобы эта противная улыбка сползла с его губ.

Карелла уставился на нее хищным взглядом:

— Что вы можете рассказать о Мари Гилмоут?

Она не знала, куда он клонит, и решила сначала обдумать ответ.

— Мне мало о ней известно. Полиция говорит, что они с Лизой подруги. Мари вроде бы боялась летать, поэтому она взяла напрокат машину и…

— А еще, — перебил он, — вам, наверное, известно, что она работает в Патентном бюро США, верно?

Эбби, нервно сглотнув, кивнула.

— Нам стало известно, что Томас и Лиза изготовили опытный образец. А родители Гилмоут утверждают, что она поехала в Лейкс-Эдж, чтобы что-то забрать. — Карелла бросил взгляд на коллегу. — Так что вывод напрашивается сам собой.

Эбби уставилась на пятно от кетчупа на галстуке Элиссона. Ее предположение подтверждается — Мари приехала, чтобы отвезти МЭГ в безопасное место. Но ее мучил еще один вопрос, на который она раньше не находила ответа. Когда Лиза рассталась с Томасом в Фэрбенксе, почему она не вывезла МЭГ с Аляски на самолете? Она ведь могла встретиться с Мари уже в Арлингтоне. Может быть, она опасалась, что ее снимут с рейса? Например, вот эти самые ребята? Может, они уже выкрали МЭГ?

— Итак, Мари Гилмоут приехала, чтобы забрать МЭГ, согласны? — сказал Карелла, не мигая глядя на Эбби.

Эбби неохотно кивнула.

— Значит, убийца, кто бы он ни был, хотел забрать его себе, верно? Чего мы пока не знаем — это где сейчас МЭГ: удалось ли Мари где-то его спрятать или он у Лизы. Если его спрятала ваша сестра, вероятно, вы можете предположить, в каком месте?

Эбби покачала головой:

— К сожалению, нет. Понятия не имею.

Элиссон нервно барабанил пальцами по ноге.

— Нам действительно очень нужно добраться до опытного образца, — с отчаянием в голосе сказал он.

— А ведь он может оказаться где угодно, — в голосе Кареллы слышалось разочарование, — особенно если учесть, что он не может быть ни крупным, ни тяжелым, раз Гилмоут собиралась вот так запросто отвезти его в Арлингтон.

У Эбби округлились глаза. Боже, она ведь ни разу не подумала о его размерах. Реактивный двигатель — конечно, подобный агрегат должен быть просто огромным. Но им, вероятно, удалось создать двигатель поменьше, и его можно сунуть, скажем, в рюкзак? Она откинулась на спинку дивана и потерла виски. Да, все это очень сложно и запутанно!

— Как же вы сами-то о МЭГ узнали? — спросила она. — О нем ведь не знают даже в полиции.

В глазах Кареллы появился жадный блеск, и она тут же пожалела, что задала этот вопрос.

— Будем надеяться, что они так и останутся в неведении.

Элиссон гневно взглянул на подчиненного, тот невольно сделал шаг назад.

— А это не секрет, — заявил он. — На одной из научных конференций три года назад с Лизой познакомился наш ученый Перри Торгесон. Перри тогда участвовал в разработке принципиально новой модели реактивного двигателя. Они обменивались мыслями, вели теоретические споры, дискутировали — короче, общались как коллеги-ученые. В конце концов нам стало известно, над чем она работает… — Элиссон запустил пальцы в свою неопрятную бороду и почесал подбородок. — Мы… пытались связаться с Томасом Клэром, но он от встречи с нами отказался. Нам показалось, что с вашей сестрой договориться легче. Мы предложили Лизе весьма внушительную сумму за изобретение, но она ответила отказом.

— Она назвала причину? — поинтересовалась Эбби. Сестра тогда искала инвесторов, ведь Конни появилась в ее жизни всего лишь полгода назад.

Элиссон с улыбкой глянул на Кареллу:

— Хочешь — отвечай на этот вопрос.

Тот смотрел прямо перед собой, как на военном параде.

— Она сказала, что хочет, чтобы работа шла только на пользу человечеству, — жестко ответил он.

— Понятно, — сказала Эбби.

Все замолчали. Моук, лежавший между Эбби и непрошеными гостями, приподнялся и начал с остервенением чесать за ухом задней лапой.

— Предложение, которое мы сделали вашей сестре, — добавил Карелла, — остается в силе.

— Мы по-прежнему заинтересованы в инвестировании ее работы, — внес завершающий штрих Элиссон.

— Уважаемые господа, — обратилась к ним Эбби и встала, но ни тот ни другой даже не пошевелились, — извините, но мне кажется, вы зря тратите на меня свое драгоценное время. Я ничем не могу вам помочь.

— А если вы найдете МЭГ? — спросил Карелла. В его глазах снова блеснул жадный огонек. — Если найдете образец и всю документацию?

— Вряд ли это произойдет, — помолчав, сказала Эбби.

— Как вы тогда поступите? — не унимался Карелла.

— У меня его нет, поэтому стоит ли рассуждать…

— Видите ли, — мягко вмешался Элиссон, — дело в том, что предложение, которое мы делали Лизе, распространяется и на вас.

У нее пересохло во рту.

— Понятно, — бросила она небрежно. — И насколько же щедра сумма, которую вы готовы заплатить, если я вдруг каким-то образом обнаружу МЭГ и документы, в чем я, правда, очень сомневаюсь? О какой сумме идет речь?

Карелла назвал восьмизначное число, от которого у нее подкосились ноги.

— Извините, — выдавила Эбби и на ватных ногах пошла на кухню. Снова возникло странное ощущение, что все происходит не с ней. Цифры прямо-таки астрономические — стоит ли удивляться, что погибло столько людей! Она слышала, как Карелла настойчиво повторял ее имя, потом вмешался голос Элиссона. Ей стало очень холодно, словно она стояла голой на холодном снежном ветру.

— Эбби.

Это был Элиссон, Она почувствовала, что он коснулся ее руки, и передернулась.

— Не прикасайтесь ко мне!

Ей вдруг захотелось зарыдать, завыть. Судьба Лизы никому не интересна — всех волнует лишь ее изобретение. Они за него кого угодно готовы убить.

— Посмотрите на меня, Эбби, — голос Элиссона звучал мягко и ненавязчиво.

Она с трудом и ненадолго подняла на него глаза.

— Подумайте, как много добрых дел можно сделать при помощи таких денег. Заняться благотворительностью, спасать китов, купить виллу во Франции, наконец, повозить по миру вашу матушку. Могу поспорить, она не откажется от части этих денег. Вы можете сами спроектировать для нее дом, а потом построить его на берегу моря, где за ней двадцать четыре часа в сутки будут ухаживать профессионалы, а это развяжет вам руки, и вы…

— Вон отсюда, — сказала она тихо, с угрозой в голосе.

— Зачем торопиться с выводами? Я просто рассказываю вам, как вы могли бы…

— Моук! — позвала она. Пес тут же встал возле ног и внимательно на нее посмотрел. Она показала на Элиссона, и Моук зарычал, обнажая клыки.

Элиссон побелел от ужаса и молитвенно сложил руки.

— Вы же не станете натравливать его на меня, — заныл он. — Пожалуйста!

Эбби кивнула в сторону Кареллы, который продолжал памятником стоять перед телевизором. Моук повернулся к нему и снова зарычал. Тот со злостью смотрел на собаку, раздувая ноздри. Он был похож на быка, которому мешает напасть только жесткое кольцо в носу.

Моук угрожающе наклонил голову и сделал шаг в сторону Элиссона, нацелившись на его колени.

— Ладно-ладно, — сказал тот, тяжело дыша. — Спокойно — мы уходим, честное слово. — Он потихоньку подобрался к двери и открыл ее. За ним последовал Карелла.

Эбби смотрела, как они поспешно закрывают за собой дверь. Когда они ушли, Моук подошел к ней и потерся носом о ногу.

— Молодец! Ах молодец! — Ее голос дрожал. Дрожь била по всему телу. — Увидишь их еще раз — можешь кусать.




29


Поднявшийся холодный ветер кружил колючие комья снега и швырял Лизе в лицо. Она вернулась с Роскоу в сторожку и закрыла дверь. Открыла пакет молока и поставила на печь подогревать.

Засунув руки под мышки, она стояла у окна, из которого был виден только лес, снег и гранитные вершины гор вдалеке. Солнце скрылось за плотными тучами, начало подмораживать. Она не могла припомнить, когда последний раз в апреле стоял такой дикий холод. Лед теперь обычно вскрывается на восемь дней раньше, чем восемьдесят лет назад, и хотя большинство жителей Аляски совсем не против того, что зима стала хоть на неделю короче, Лиза негодовала, потому что это происходило из-за глобального потепления.

Она поглядывала на молоко и сожалела, что в сторожке нет ни телефона, ни радио. А еще было бы неплохо иметь здесь телевизор, библиотеку, сауну и массажистку. Больше всего ее сейчас раздражало отсутствие человеческого общения. Она могла неделями ни с кем не разговаривать, но когда считала, что насладилась одиночеством, то была вне себя, если не удавалось посидеть с друзьями за бутылочкой хорошего вина.

Сейчас она медленно сходила с ума. Она беспокоилась за Эбби. Она уже знала, что сестра вернулась в Лейкс-Эдж, но как она себя чувствует после пережитого кошмара? Разве с жертвами похитителей не должны часами работать психологи? Ведь они могут переживать посттравматический синдром.

Она налила горячее молоко в кружку с шоколадным порошком и начала взбалтывать смесь. На глаза навернулись слезы, и она тут же прогнала мысли о сестре, переключившись на Томаса. Сумел ли он организовать доставку документов, как они договаривались? Оставалось только молить Бога, чтобы у него это вышло, потому что если завтра кто-нибудь попытается получить патент на МЭГ, без них она не сумеет оспорить такое заявление. В надежном ли они месте? А вдруг с них сняли копии и уничтожили?

Господи! Она кругом виновата. Если бы не ее язык, МЭГ по-прежнему был бы в надежном месте и Эбби ничто бы не угрожало. Томас просил ее еще какое-то время не распространяться о МЭГ, но она не смогла удержаться, чтобы гордо не сказать Сантони, как далеко они без него продвинулись в своих исследованиях. Сантони, который пытался заинтересовать НАСА одним из своих жалких изобретений, очевидно, рассказал им о МЭГ, потому что вскоре позвонил Перри и предупредил, что ею интересуются.

Перри работал в НАСА над проектом нового реактивного двигателя. Года два назад они познакомились на конференции в Солт-Лейк-Сити. Перри — высокий блондин с небрежно спадающими на плечи длинными волосами. У него довольно своеобразное чувство юмора, которое очень соответствует ее острому язычку. Они прекрасно провели время, хохотали до упаду, потешались над чересчур серьезными коллегами и друг над другом. Это ни к чему не обязывающее общение могло перерасти и в нечто большее, если бы он не жил так далеко — в Хантсвилле, в южном штате Алабама. Ни она, ни он никуда переезжать не желали. Расставание обоих устроило, но они остались добрыми друзьями.

Она допила шоколад, продолжая смотреть на холодный, покрытый снегом лес за окном.

Если бы она не похвасталась тогда перед Сантони, Эбби сейчас была бы в безопасности.

Роскоу подошел к ней, ткнулся носом и начал крутиться вокруг. Она опустилась на колени, обняла его, зарывшись лицом в тепло его длинной шерсти, как будто в поисках защитника.

Черт побери! Она сама виновата во всем.




30


Когда Эбби пришла в „Северный олень“, бар был заполнен до отказа, все столики заняты. Люди танцевали под громкую музыку, гремевшую из двух колонок на стене. Казалось, все хотели ее обнять, угостить, настроение у нее поднялось, она их тоже радостно обнимала и чувствовала себя так, будто вернулась в семью, в родной дом.

Первый же бокал пива ударил в голову, ей сразу показалось, что внутри что-то отпустило, словно кто-то разрезал готовую лопнуть натянутую проволоку. Она проглотила бифштекс, целую миску чипсов, выпила еще два бокала пива и пошла танцевать с Маком, чувствуя удивительную легкость и беззаботность, одновременно веря и не веря, что она _здесь_, а не в сторожке посреди тундры, где пытается не сойти с ума от страха. К ней подскочила Конни.

— Эбби, дорогая! — закричала она с сияющими глазами и улыбкой до ушей.

Судя по всему, она не знала об убийстве Томаса. Об этом, кажется, знали только копы, Кэл да она сама. Она решила ничего Конни не говорить.

Женщины обнялись. Эбби заметила возле стойки крупного господина с прямыми волосами. На джинсах были заглажены стрелки, на голове восседали очки от Гуччи. Он улыбался, но как будто чувствовал себя не в своей тарелке.

— Познакомься, это Скотт, — сияла Конни, — мой муж.

Эбби пожала протянутую им руку, потом он посмотрел на царящий кругом бедлам и беспомощно взглянул на Конни.

— Ему не по душе подобные мероприятия, — сказала Конни, — но я хотела, чтобы вы, дорогие мои, познакомились, прежде чем мы перекусим. Скотт прилетел, как только услышал о нашем злоключении. Он страшно рад, что тебе удалось от них вырваться.

Эбби улыбнулась Скотту, тот улыбнулся в ответ и посмотрел на жену, показывая взглядом, что им пора.

— До завтра, — громко крикнула она Эбби, перекрывая лившийся из динамиков джаз. — Я забегу к тебе утром.

Эбби кивнула и позволила Маку закружить себя в танце. Она видела маячившего в зале Кэла. Он пришел раньше, но держался поодаль. Она не могла точно сказать, нравится ей его присутствие или раздражает. Он сидел с угрюмым лицом и еще больше помрачнел, когда Мак ущипнул ее пониже талии.

Счастливая и пьяная, Эбби без сил упала на табурет возле бара, вытирая платком вспотевший лоб. Диана налила ей еще пива и крикнула:

— За счет заведения!

Эбби поблагодарила, подняла бокал, тут же чуть его не выронила и решила, что выпила, пожалуй, достаточно.

Мак уселся рядом на табурет и начал рассказывать о своем последнем пассажире, который так боялся лететь, что его пришлось усыпить и связать толстыми веревками. К несчастью, в середине пути пассажир очнулся от летаргии и начал хулиганить. Не желая применять к нему оружие, Мак вынужден был посадить самолет прямо на поверхность озера. Он разрубил веревки и выбросил пассажира за борт. Трехсоткилограммовый бурый медведь потопал в сторону берега и вскоре скрылся из виду.

Они еще немного поговорили о медведях, то восхищаясь ими, то ужасаясь, пока какая-то симпатичная зеленоглазая девица не утащила Мака танцевать. Место Мака тут же занял какой-то парень.

— Привет, — сказал он ей.

Ему было за двадцать; как большинство парней, он носил джинсы и плотную рубашку, его лицо огрубело от холода и ветра и загорело на солнце. Он был сильным и мускулистым, как горный лев — пума.

— Привет, — ответила она. Она его раньше не видела, но он ее, судя по всему, знал. Да ее тут знали все, подумала она, вздыхая. Она стала местной знаменитостью, причем не только из-за похищения и не только из-за исчезновения Лизы. История с таким мощным зарядом может потопить боевой корабль.

— Выпить хочешь? Я тут задолжал несколько бокалов твоей сестре. Можешь выпить вместо нее.

— Кажется, я выпила достаточно, но все равно спасибо, что предложил.

— Знаешь, мне ее не хватает. — Он прищурился, глядя в бокал на свое пиво. — Где-то около года назад у нас с ней был жуткий скандал. Что за женщина — прямо дикая кошка. Эта зараза выбросила меня на улицу зимой. Босого выбросила, прикинь! Со мной чуть инфаркт не случился. Я думал, что отморожу все пальцы на ногах и мне их ампутируют.

Эбби захлопала глазами:

— Ты Джек? Джек Молвар?

— Угадала, — засмеялся он. — К счастью, через минуту вслед полетели мои унты, а то мы бы вряд ли остались друзьями.

Эбби пожалела, что слишком много выпила. Она хотела задать отставному ухажеру сестры кучу вопросов, но в эту минуту не могла вспомнить ни одного.

— Она всегда говорила, что вы не похожи внешне, но я даже не предполагал, что вы такие разные, — хохотал он. — Она коротышка, а ты… ты прямо богиня.

Эбби горестно показала на его стакан:

— Тебе, кажется, тоже хватит пить.

— Привет, Эбби. — На плечо опустилась чья-то рука. Она обернулась и увидела Майкла Флинта. В голубой рубахе и джинсах он смотрелся отлично. Глаза лучились от радости. — Как же я рад вас видеть! — Он нагнулся и поцеловал ее в щеку. — Просто не верится, что вы разделались с этими подонками. Молодчина!

— Вообще-то мы беседуем, — громко вмешался Джек Молвар. — Это если ты вдруг не заметил.

Флинт холодно посмотрел на него:

— Вы кто?

— Джек Молвар.

Флинт окинул парня с головы до ног и остановился взглядом на его ботинках. Он не сказал при этом ни слова, но атмосфера накалилась.

— Тебе что-то надо, да? Что надо? — пьяно прорычал Джек.

— Ничего, успокойся, — вздохнул Флинт и обратился к Эбби, — я к вам подойду попозже, ладно?

— Дерьмо, — процедил Джек вслед растворившемуся в толпе Флинту.

— А по-моему, очень приятный человек, — сказала Эбби в надежде, что Джек выболтает что-нибудь лишнее. — Мне он нравится.

— А твоей сестре — нет.

— Интересно, почему? — Она поставила локти на стойку бара. Вдалеке она заметила мужа Конни с сигаретой в руке. Он углубился в чтение меню, помещавшегося на одной стороне листа.

— Да потому, что она из „зеленых“ — из защитников, а этот стервец с нефтью… — Джек замолчал и начал рыться в карманах, завидев приближавшуюся официантку. — Эй, Дорин, мне пива. Спасибо.

— Они терпеть друг друга не могут, — вмешался в разговор старик слева от Эбби. Растительность у него на лице была цвета мокрой золы, вокруг рта оставались следы пивной пены. — Лиза защищает природу, а господин Флинт Всемогущий пытается ее разрушить. Это превратилось в личную взаимную ненависть — столько грязи они друг на друга вылили. Журналисты просто обожали об этом писать.

— Когда это было?

— С год назад. В конце концов все как-то сошло на нет. — Мужчина внимательно смотрел на нее слезящимися глазами. — Ваш роман с Кэлом продолжается?

— Конечно нет, — вознегодовала Эбби.

— Зачем обижаться, я ведь всего лишь спрашиваю. Многие тут осуждали ваши отношения, но я считал, что парню тогда это было очень нужно. Его надо было как-то встряхнуть, и вам это на сто процентов удалось.

Эбби безучастно смотрела на него.

— Знаете, ведь его жена долго болела, — продолжал он. — Моя жена Ширали тоже долго болела перед смертью. Честное слово, я был бы не против, если бы тогда кто-то вроде вас скрасил мои дни. — Он покачал головой. — Что уж тут хорошего, если человек женится, а жена заболевает и потом все время болеет. Сердце разрывается такой ее видеть. А уж какая она у него была красавица и во что превратилась во время болезни! Такая жизнерадостная. Она всегда была независимой и знала, чего хочет. Очень вспыльчивая, но сердце у нее было доброе и характер мягкий, как масло. А сильная какая была, хотя едва доходила до сих пор. — Он поднял руку на уровень груди. Значит, они с Лизой почти одного роста.

Ну и пусть Сэффрон была настоящей красавицей! Зато ростом не вышла, подумала Эбби и вдруг поняла, как она жестока.

— Она могла разделать тушу лося, починить мотор, подготовить к рейсу грузовик, на котором ездила, сварить клюквенное варенье. Она и стреляла отлично, и рыбу ловила неплохо.

Что нашел Кэл в ней, в Эбби, она никак не могла понять, ведь она явно проигрывала в сравнении с этой женщиной, которая, оказывается, умела делать все. А от Эбби здесь пользы не больше, чем от бумажной салфетки.

— Это ужасно. Мне ее очень жаль, — пробормотала Эбби и уткнулась в свое пиво, стараясь избавиться от мук ревности. Какая же она дура! Разве можно ревновать к мертвым!

Та же официантка, женщина с красивым мужественным лицом и легким черным пушком над верхней губой, хмыкнув, вмешалась в разговор:

— Ой, только не надо рассказывать сказки! Ей жаль — ха-ха!

— Эй, — Эбби откинулась назад. — Постойте-ка…

— Вы, чужаки, все одинаковые. Вам неважно, женаты наши мужчины или нет. Вы его хотите, вы его получаете и сматываетесь — вас не волнует, что он подхватил от вас какую-нибудь заразу, которой наградит потом свою жену.

— Дорин, — сказал ей старик, — не лезь не в свое дело! Я не с тобой разговариваю!

Но заткнуть Дорин рот оказалось не так просто:

— Да она решила заполучить его, как только увидела! А он, бедолага, не смог устоять.

— Заткнись, Дорин, — подскочила к ней Диана. — Я же тебе говорила, что все было не так.

— А ты, конечно, все знаешь! — прошипела Дорин.

— Да, потому что Кэл рассказал Лизе, а Лиза мне.

— Да твоя Лиза — настоящая акула! Все так про нее говорят. Она как та паучиха — сначала спаривается, а потом откусывает любовнику башку.

В комнате вдруг воцарилась тишина — ни музыки, ни криков. Полная тишина. Эбби во все глаза смотрела на официантку: на ее тяжелый подбородок, широкие скулы, маленький рот и злые глаза. Потом она медленно поднялась с табурета и тихо сказала:

— Еще одно слово — и ты об этом пожалеешь.

— Ого! — крикнул сзади мужской голос. — Сейчас бабы драться будут!

В ту же секунду ее окружили мужчины, улюлюкая и подначивая:

— Давай-давай, Эбби! Врежь-ка ей как следует!

— А ну-ка покажи, как ты бьешь справа!

Кто-то схватил ее за правую руку, но она вырвалась.

— Эбби, это я! — Она обернулась и увидела Флинта, который держал пустой правый рукав ее куртки и пытался поймать ее руку. — Пойдем отсюда!

Она ухватилась за него, как утопающий, глотая ртом воздух и тяжело дыша. Он потащил ее к выходу.

Они подошли к двери, за спиной раздался крик официантки:

— Еще одного захотела! Никак успокоиться не можешь?!

Эбби пыталась повернуться на голос и что-нибудь прокричать в ответ, но не смогла вырваться из железных тисков Флинта — уже в следующую секунду он вытолкнул ее на улицу.

— Вам явно пора домой, — сказал он.

— Господи! — выдохнула она. — Что там произошло!

— Вы чуть не вышли из себя. — Флинт внимательно на нее смотрел. — Это неудивительно после того, что вам пришлось пережить, а тут еще столько пива выпили…

— Надо же! — Ей стало стыдно: она напилась до такой степени, что готова была избить официантку. Определенно, ей пора домой. Надо отрезветь и лечь спать.

— Я вас провожу, — сказал Флинт, — чтобы с вами по дороге ничего не случилось.

Холодный воздух освежил голову, но ноги не слушались и вели себя так, будто ей не принадлежат. Не говоря ни слова, Флинт заставил ее взять себя под руку и медленно повел по скользкому тротуару, будто делал это ежедневно.

— Оказывается, вы такая же хулиганка, как ваша сестра, — заключил он, но в его устах это не звучало осуждающе — в голосе слышались теплые нотки.

— Это она хулиганка, а я хорошая.

— Да, я знаю. — Он смотрел на нее, пока она не подняла на него глаза. — Лиза не замужем. Это я вам говорю так, на всякий случай, — вдруг вы продолжаете рыться в справочниках и адресных книгах.

— Откуда вы знаете?

— Она придумала эту историю, чтобы Мэлоун ей посочувствовал и принял у себя. Мне кажется, она сказала ему, что муж ее обижает и она от него прячется. Знаете, здесь такое нередко случается. Поэтому, когда мужчина заявляет о пропавшей женщине, полиция начинает поиск, только когда есть веские основания полагать, что она не сбежала от мужа.

Эбби вспомнила жестокий блеск в глазах Мэлоуна и его слова: „Я с ним разберусь. Подонок!“

— Мэлоун был готов вас убить. Он решил, что вы ее муж.

— Я этого не знаю, но что бы она там ему ни сказала, это возымело на него действие. Молодчина Лиза. — У него был довольный вид. — Знала, как привлечь его на свою сторону.

Эбби все еще сомневалась:

— Но она ведь могла выйти замуж. Особенно за летчика — она обожает летать.

— Вы мне не верите, — вяло констатировал он.

Эбби не знала, кому и чему верить. Ее обуревали самые противоречивые чувства, причем не только из-за похищения. Она узнала о Сэффрон — рассказ об этой Суперженщине Тундры нанес ощутимый удар по ее самолюбию.

Флинт молча проводил ее до двери и спросил, справится ли она. Эбби кивнула и начала рыться в карманах в поиске ключей, потом попыталась вставить непослушный ключ в замок. Он взял ключ у нее из рук, с первого раза вставил в замок, повернул и начал открывать дверь, но она его остановила.

— Нет, не надо. Там собака.

Она слышала, как с обратной стороны скребся и скулил Моук. Флинта, судя по всему, не тронуло ее предупреждение.

— Идите домой, Эбби, — мягко сказал он, обернувшись. — Вам и без того досталось слишком много. Если не будете осторожны, попадете в беду.

Она окончательно запуталась и в смятении смотрела на Флинта. Одна ее часть хотела ему доверять, но другая протестовала. Она безуспешно пыталась как-то справиться с парами алкоголя и заставить голову работать.

— Я слышала, вы с Лизой ссорились. Она пыталась защитить от вас природу, которую вы разрушаете.

В его глазах мелькнули веселые искорки.

— Да, это когда-то изрядно меня забавляло.

Эбби отчетливо представляла, как шли эти бои: сестра мечет громы и молнии, а Флинт спокойно отпускает колкости.

— Сейчас все это позади. Мы стали друзьями. — Он неопределенно махнул рукой. — Даже ведем кое-какие совместные дела.

— Но ведь она вас терпеть не может, верно?

Что-то мелькнуло в его взгляде:

— Вы знаете о МЭГ, да?

Эбби отступила на шаг.

— Нет, — с трудом выдавила она, — честно говоря, нет.

Он снова внимательно посмотрел на нее, потом бросил взгляд в тот и другой конец улицы, будто убеждаясь, что никто за ними не следит.

— Послушайте, вам надо кое-что знать. — Он близко подошел к ней и понизил голос. — Но об этом никому ни слова, иначе вы окажетесь в опасности. И я тоже. Обещайте, что сохраните это в тайне.

Она неуклюже перекрестилась, пытаясь справиться с охватившей ее неловкостью оттого, что он вдруг стал разговаривать с ней, как заговорщик.

— Я заполнил заявку в Патентном бюро от имени Лизы.

Эбби от удивления открыла рот.

— У них имеется электронная система регистрации заявок. Сейчас у Лизы есть соответствующий номер и электронный сертификат. Остается только предъявить опытный образец, соответствующую документацию, и она получит патент на изобретение.

— Без нее вам не разрешили бы это сделать, — возразила Эбби. — Необходимо ее личное присутствие.

— А что, если я вам скажу, что у меня есть доверенность?

Эбби остолбенела.

— Если вы знаете, где образец, мы могли бы отвезти его в Патентное бюро в Арлингтон и обмануть убийц.

— Кто — мы? — прохрипела Эбби.

— Вы и я. — Он поднял и опустил руку. — Эбби, вы знаете, где он?

— Нет.

— Даже если бы знали, все равно не сказали бы мне, да? Вы мне не доверяете, — снова повторил он. — Как же вы все усложняете! Эбби, ну почему вы не отправитесь домой в Англию! — с отчаянием в голосе закончил он.

Ее пронзил страх, она сделала несколько шагов назад, но он уже удалялся прочь, полы длинного пальто развевались на ветру, как крылья ворона.




31


Перед сном Эбби выпустила Моука на улицу и тупо следила за его передвижениями. Она пила воду, слабо надеясь, что это вернет ей способность соображать. Тогда она бы сумела обдумать слова Флинта.

Неужели он действительно оставил заявку на изобретение? Или таким образом решил выудить у нее информацию о МЭГ? Ведь будь он Лизиным другом, деловым партнером или кем бы то ни было еще, разве бы он не знал, где находится образец?

Эбби стояла покачиваясь и думала о Лизе и Флинте. Следовало признать, он недурен собой. Вся проблема заключалась в его бизнесе. Когда-то Лиза встречалась с однокашником по университету. Парень ей действительно очень нравился, но как только она узнала, что его отец владеет заводом для сжигания промышленных отходов, она его тут же без сожаления бросила. В вопросах защиты окружающей среды у Лизы не было полутонов — только белое или черное. Любой, кто хотя бы отдаленно был связан с деятельностью, которую она осуждала, немедленно терял ее расположение. Эбби не представляла, как сестра могла сблизиться с человеком, связанным с нефтяной промышленностью, каким бы привлекательным он ни был.

Она попыталась как можно точнее воспроизвести в памяти слова Флинта о патентном бюро, как вдруг в нескольких метрах от себя заметила промелькнувшую тень. _Медведь!_ Чувство самосохранения завопило в ней, она хотела бежать, звать Моука, но сознание и тело, одурманенные алкоголем, не слушались. Она в панике бросила стакан, развернулась, запуталась в собственных ногах и растянулась на дощатом тротуаре.

— Бог мой! — Кэл нагнулся к ней, поднял и поставил на ноги. — Какие же мы пьяные!

Эбби с трудом огляделась: Моук наблюдал за Кэлом, но она не заметила, чтобы он как-то ощетинился или попытался ее защитить.

Кэл почти втащил ее в дом и опустил на кровать, потом развязал шнурки, стащил ботинки. Ей вдруг захотелось запустить руку в его густую, жесткую шевелюру. Она отвела глаза, чтобы справиться с искушением. Он вышел на улицу, поднял стакан, который, к счастью, не разбился, сполоснул, снова наполнил водой и поставил рядом с топчаном на пол.

— Ну как, хорошо с Флинтом прогулялась? — спросил он сердито.

Она захлопала ресницами:

— Ага.

— Я же просил тебя, Эбби, быть осторожнее… — Он раздраженно вздохнул. — У тебя найдется лишнее одеяло?

Она снова захлопала ресницами, не понимая, чего он от нее хочет.

— Что ты сказал?

— Я ложусь на диване. — Он вытащил пистолет и положил под подушку. — У меня нет никакого желания всю ночь морозить задницу в машине, защищая тебя от возможных похитителей.

Эбби замотала головой, но стены начали кружиться, и она остановилась. Черт, только бы ее не вырвало.

— Ведро подать? — хмуро спросил он.

Вместо ответа она заползла под одеяло и закрыла глаза. Последнее, что она услышала, прежде чем провалиться в глубокую яму, — Кэл наливал Моуку воду.



Утром, когда она проснулась, Кэл готовил тосты. К счастью, он не стал комментировать ее состояние — лишь торжественно передал в руки стакан воды и две очень сильные таблетки от головной боли. Согласившись, что свежий воздух тоже может пойти на пользу, Кэл ушел. Она устроилась на стуле на террасе. Моук лег рядом.

Ничего не помогало. Голова раскалывалась от пульсирующей боли, рот был словно забит песком, а уши ватой, и больше никаких ощущений. Такое похмелье случилось с ней второй раз в жизни. Первый раз она так напилась в Лидсе после окончания университета.

С нее градом лил пот — то ли на улице стало так жарко, то ли вчерашнее пиво давало о себе знать. Снег почти сошел, солнце пригревало, и она слышала, как с крыши и деревьев капало. От мягкого глухого удара у нее подпрыгнуло сердце, но это был не гризли, а всего лишь снежный ком, свалившийся с ветки на машину.

Конечно, она бы ни за что столько не выпила, но она так переживала за Лизу, так разволновалась после визита молодцов из НАСА, что не подумала о последствиях.

Вдруг Моук напрягся и заворчал.

Она глянула на приближавшуюся фигуру.

— Фу, Моук! Свои, — скомандовала она, и пес тут же замолчал.

— Эбби, дорогая моя, как ты?

Эбби с завистью смотрела на Конни, которая твердо держалась на ногах и, несмотря на грузное тело, легко, как конькобежка по ледовой дорожке, передвигалась по снегу.

— Когда я уходила, ты пила за Англию. Наверное, ты ужасно себя чувствуешь. Глянь, я тут принесла тебе кое-какие таблетки и кока-колу. Это же лучшее лекарство.

Эбби с трудом поднялась на ноги, Конни тяжело взобралась на террасу и чмокнула ее в щеку.

— Спасибо, ты такая внимательная.

— Разве можно тебя обвинять в том, что ты так опьянела! Наверное, ты почувствовала невероятное облегчение. Не представляю, как бы справилась с этим я — уж точно сошла бы с ума. Не переношу одиночества. А ты — ты такая сильная, настоящий герой, прямо-таки крепость, честное слово!

Эбби пошла в дом, Конни последовала за ней.

— Спасибо Скотту. Если бы он не приехал, я бы, наверное, сорвалась. Он держал меня за руку, вселяя мужество. А сегодня улетел домой. — Конни освободилась от части шарфов и бросила их на табурет, сумку поставила на пол. — Я заметила, что тебя провожал домой Майкл Флинт. Он, конечно, очень симпатичный, но тебе не кажется, что с ним надо быть осторожнее?

— Он просто проводил меня до двери, только и всего. — Эбби почувствовала в собственном голосе раздражение оттого, что Конни лезет к ней со своими советами, но попыталась сдержаться.

— Надеюсь, он не интересовался МЭГ? — обеспокоенно спросила Конни.

Эбби сделала вид, что занята на кухне. Может ли она нарушить данное Флинту обещание и рассказать Конни о том, что он говорил ей о подаче заявки на патент? Эбби прикусила губу. В конце концов, Конни — инвестор Лизы, и если Флинт солгал…

— Эбби, — мрачно позвала Конни.

Эбби повернулась и глянула в большие желто-карие глаза.

— Я должна кое-что тебе рассказать. Прими это как мое извинение. Видишь ли, я не была с тобой до конца откровенна, говоря о МЭГ.

— Что ты имеешь в виду?

— Знаешь, я считала, что тебе не будет угрожать слишком большая опасность, пока ты не знаешь, что такое МЭГ. Но я ошиблась — тебя похитили. — Она потерла рукой лоб. — Надо же быть такой идиоткой!

Эбби уставилась на Кони:

— Ты мне солгала?

— Да, но, как видишь, совершенно напрасно. Я все равно не смогла уберечь тебя от опасности. Прости.

Эбби попыталась собраться с мыслями, чтобы как-то разобраться в происходящем.

— Ты хочешь сказать, что МЭГ — это вовсе не реактивный двигатель?

— Да, про реактивный двигатель я соврала. Какая же я была дура! — Глаза Конни наполнились слезами, губы дрожали. — Ты сможешь меня простить?

Эбби на секунду прикрыла глаза.

— Эбби, — забеспокоилась Конни.

— Расскажи мне, что такое МЭГ.

Конни оседлала табурет, свесив с него толстые ноги-бревнышки. В лучах утреннего солнца клубились столбики мельчайшей пыли. Включившийся холодильник завел монотонную песню, но его урчание не могло заглушить звон в ушах Эбби.

— МЭГ — это магнитный энергогенератор. Он преобразует магнитное излучение в электрическую энергию. — Конни наклонилась к ней, лицо было очень серьезное. — Это может означать, что для получения энергии миру больше не понадобятся ни дизельное топливо, ни нефть, ни газ, ни электричество. Это не просто невероятно дешево — здесь _вообще_ не нужно никакого специального топлива, а значит, никаких тебе выхлопов и углекислого газа. Он коренным образом и очень легко решает задачи снабжения энергией реактивных двигателей…

— Только на Аляске, например, среднегодовая температура выросла на семь градусов, а толщина морского льда сократилась на сорок процентов по сравнению с тем, что было еще лет двадцать назад. Но МЭГ, — Конни раскинула руки, лицо засветилось восторгом, — способен решить для мира и проблемы загрязнения, и проблемы потепления. Ему нужен лишь небольшой моторчик — никаких тебе особых источников энергии. Он в состоянии снабдить энергией легковые машины и грузовики, самолеты, даже космические корабли, при этом не нанося никакого ущерба природе. А что он сделает для „третьего мира“… Эбби, ты обратила внимание на тарелки на крыше?

Эбби кивнула, не в состоянии сосредоточиться.

— Они собирают магнитную энергию, когда нет солнца. В такие места, как это, больше не нужно будет тянуть электрические провода. Лейкс-Эдж не понадобится общегородской генератор — в каждом доме собственный небольшой МЭГ даст и тепло, и свет, и энергию, чтобы готовить, смотреть телевизор — да что угодно.

Конни расплылась в счастливой улыбке.

— Лиза даже считает, что его можно использовать для восстановления окружающей среды! Представляешь!

Как ни странно, Эбби могла это представить без особого труда. Куда легче поверить, что сестра пытается создать что-то, чтобы защитить природу, чем в то, что она придумала очередной реактивный двигатель.

— Значит, нефтяная промышленность разорится? — предположила Эбби.

— Да, все идет именно к этому, — согласилась Конни. — Лизе угрожает серьезная опасность, потому что столько людей настроены против.

— Но ведь очень много таких, кто этого _хочет_. — Эбби вспомнила Элиссона и Кареллу из НАСА и их восьмизначное предложение.

— Да, но к какому бы лагерю они ни относились, все хотят одного: найти МЭГ и либо его уничтожить, либо украсть, чтобы стать богаче Креза.

Эбби обхватила себя руками. Ее знобило. Что ж, надо отдать должное Конни, она неплохо все продумала. Поняв, что Мари убили, потому что она знала правду о МЭГ, она насколько могла обезопасила и себя и ее, сочинив для нее историю о реактивном двигателе и навешав полиции лапшу на уши о том, что „Брайтлайт Ютилитиз“ инвестирует разработку ЭВентов.

— Эбби, дорогая, я вчера кое-что услышала. Интересно, ты в курсе?

— В курсе чего?

— Ходят слухи, что Лиза спала с Флинтом.

Эбби уставилась на Конни в полной растерянности.

— Как ты думаешь, это правда?

— Конечно нет.

— Почему ты так в этом уверена?

— Да это просто невозможно: нефтяной магнат и защитница окружающей среды…

— Почему же он тогда зачастил в свой охотничий дом в лесу?

— Что ты имеешь в виду?

Соскочив с табурета, Конни наклонилась к сумке, выудила оттуда карту и расстелила на столе в кухне.

— Видишь вот здесь? — Она ткнула толстым указательным пальцем в кружок с буквой „Н“ внутри рядом с безымянной горной вершиной „1235 м“.

— Не подтвержденная для посадки территория, — тихо сказала Эбби.

— А это на участке залива Прозрачных Вод, где стоит один богатый дом. Знаешь ли ты, кому принадлежит этот дом в лесу? Кто его хозяин?

Эбби уставилась на Конни.

— Майкл Флинт. — Конни театрально взмахнула рукой. — Думаю, Лиза скрывается именно там. У него в доме.

Эбби судорожно облизала губы. С чего бы Лизе там находиться?

— Видишь ли, до первого июня Флинт обычно там не бывает. Весной он нанимает местных жителей, чтобы они готовили дом к летнему сезону, следили за порядком и так далее. Сам туда приезжает, когда погода налаживается. Но в последнее время он что-то туда слишком часто наведывается.

Эбби внимательно рассматривала карту. Если считать по прямой, дом Флинта находится в шестидесяти километрах от сторожки Мэлоуна. Могла ли ослабевшая Лиза преодолеть это расстояние, имея всего одну собаку?

— А разве туда можно попасть в это время года? — спросила она. — Кругом все в снегу? Все дороги, наверное, перекрыты?

— Я точно так же рассуждала. Туда путь не близкий и не легкий, да еще обратно надо добираться. Это можно сделать только ради чего-то очень значительного. — Конни посмотрела ей прямо в глаза. — А что, если они и сейчас спят?

Эбби покачала головой, но потом вспомнила спокойную уверенность в голосе Флинта, когда он говорил, что Лиза не замужем.

— Эбби! Это тоже нельзя так просто исключать… Флинт мог отправиться туда, чтобы проверить, нет ли ее там. — Конни провела пальцем между домом Флинта и сторожкой Мэлоуна.

И тут Эбби как громом поразило.

Она вспомнила улыбку на губах Дианы и ее рассказ о том, как Лиза шутки ради однажды воспользовалась его домом от имени трех медведей.

В прятки Лиза побеждала всегда.

„Самое лучшее место, где можно спрятаться, — вспомнила Эбби слова сестры, — под носом у противника. Он там ни за что не догадается посмотреть“.

Господи! Она готова на что угодно поспорить, что Конни права. Лиза прячется у Флинта, но не по тем причинам, о которых думает Конни.

— Это невозможно, — сказала она деловито, чтобы Конни не поняла, что она лжет. Что ей всегда говорил Ральф? Говори уверенно, твердо, будь настойчивой — тогда ты кого угодно обведешь вокруг пальца и заставишь поверить в свои слова. — Мэлоун сказал, что она потеряла много сил. Она не смогла бы одолеть такое расстояние.

— Даже с этим своим упрямством, которое всех нас сводит с ума? — нахмурилась Конни.

Эбби кивнула:

— В хорошую погоду при двух собаках это может сделать только абсолютно здоровый человек, но давай-ка вспомним, где все это находится… Чтобы туда добраться, ей пришлось бы постоянно сходить с собственной лыжни, обходить глубокие опасные овраги и реки, а это дополнительно не один десяток километров. — Она замолчала и глубоко вздохнула. — Вокруг глубокий снег. Нет, у нее на это не нашлось бы сил.

— Куда же она отправилась?

— Если бы я знала, — в голосе Эбби зазвенело раздражение, — разве я болтала бы сейчас тут с тобой!

Конни повесила голову.

— Я ее придушу, когда увижу, — пообещала она.

— Я тоже, — сказала Эбби, и хотя голос ее звучал сердито, она почти зачарованно смотрела на карту. Ай да Лиза! Разве можно было забывать, что сестра найдет самое надежное место, где можно спрятаться!

Теперь остается только один человек, из-за которого стоило волноваться, — Майкл Флинт. Друг он Лизе или враг?




32


Эбби отправилась в „Северный олень“. После ухода Конни она позвонила Диане и спросила, где можно арендовать или взять напрокат машину, но та тут же предложила свою и даже слышать не хотела о деньгах.

— Только, пожалуйста, заправь ее, когда она тебе будет не нужна.

Сделка была явно выгодной для Эбби, ведь бензин на Аляске в несколько раз дешевле, чем в Великобритании.

По дороге в бар Эбби мысленно составляла список самого необходимого для задуманной поездки. Вечером она заправит машину и подготовит рюкзак, куда обязательно положит фонарь, спички, побольше теплой одежды. И конечно, шоколад. Если Лизе суждено еще раз попасть в беду, пусть лучше это случится в более гостеприимном месте — скажем, в графстве Дорсет на побережье Ла-Манша.

Дом Флинта находился приблизительно в пятидесяти километрах к северу от Лейкс-Эдж и в тридцати от трассы. На машине туда ехать намного дольше, чем лететь на самолете. Дорога петляла между многочисленными реками, речушками, лесами и горами, высокими и не очень. А еще она огибала огромное озеро, уходя километра на три к северу. Там нужно было пересечь по мосту небольшой заливчик, а потом еще несколько километров ехать в южном направлении. Неудивительно, что у Флинта была взлетно-посадочная полоса.

Ей становилось страшно при одной мысли, что придется ехать туда на машине, но на этот раз она собиралась проявить мужество и никого с собой не брать. Лиза, похоже, не желает, чтобы Эбби кто-то сопровождал. Недаром в записке, которую она передала с Мэлоуном, сестра просила никому ничего не говорить. За прошедшие несколько дней вряд ли что-то изменилось. К тому же, решила Эбби, они вполне обойдутся без словесных потоков Конни и ее эмоциональных всплесков. Она ни с кем не хотела делить сестру в первые минуты после долгой и мучительной разлуки. Лиза должна принадлежать ей одной.

К своему удивлению, подходя к „Северному оленю“, она увидела, что два сувенирных магазина открыты, а в кафе поодаль сняли ставни и вынесли на улицу несколько столов. Наступившая весна встречала первых гостей перед летним наплывом туристов — охотников покорять суровые горные вершины.

Она шла мимо группы людей, покупавших открытки, когда услышала свое имя. Повернувшись, она увидела направлявшуюся к ней Демарко.

— Эбби, можно вас на пару слов?

Туристы оторвались от открыток и поочередно смотрели то на женщину в полицейской форме, то на Эбби. Эбби покраснела: от взглядов ей стало не по себе, будто она в чем-то виновата.

— Конечно.

Чтобы туристы не услышали их разговор, Демарко прошла по тротуару вперед.

— Пегати попросил меня рассказать вам, что нам удалось поговорить с вашим похитителем, который сейчас в больнице Фэрбенкса. Он согласился на наши условия. Мы уже располагаем именами и адресами двух других, сейчас их ищут. Очень скоро, думаю, мы их арестуем. Их наняли, чтобы вас похитить. Они и раньше этим промышляли, поэтому имеют кое-какой опыт в такого рода делах.

Демарко перевела дух:

— Их наняли и чтобы убить Лизу. Когда они приехали в Лейкс-Эдж, они ничего не знали о Мари… Они приняли ее за Лизу. Никаких документов из дома Лизы они вынести не смогли, поскольку там уже ничего не было.

— Понятно. Значит, Лиза сожгла все, что не могла унести с собой.

— Похоже на то.

Демарко посмотрела на нее своим проницательным взглядом.

— Они поддерживали связь с помощью электронной почты. Оплата шла, естественно, телеграфом. Это довольно трудно восстановить, но теперь, когда парень начал говорить, мы сумеем из отдельных фактов составить полную картину похищения.

— Кто их нанял?

— Адрес электронной почты принадлежит Питеру Сантони.

Новость совершенно не удивила Эбби.

— Вы его арестовали?

— Не совсем.

— Что значит _не_совсем_?

— Это значит, что мы обнаружили его… — Демарко отвела глаза и посмотрела куда-то поверх плеча Эбби. — Он мертв. Тело удалось идентифицировать только сегодня утром.

— _Что_ вы обнаружили?

Демарко по-прежнему не смотрела ей в глаза, но не стала повторять — она прекрасно знала, что Эбби все слышала.

Эбби не верила собственным ушам.

— От чего он умер?

— Машину обнаружили недалеко от столицы штата — Джуно. Его приковали к рулю, облили бензином и подожгли.

Эбби прикрыла глаза:

— Господи, какой ужас.

— Поэтому-то его и не сразу опознали. Сожженные трупы так просто не идентифицируешь. Сначала трудно было даже понять, мужчина это или женщина. Только потому, что подобным образом убили Томаса Клэра, возникла мысль о связи между преступлениями, и мы начали выяснять, кто еще из его коллег пропал.

Эбби начала судорожно соображать:

— Когда его убили?

— Точно определить трудно, но есть подозрения, что Томаса убили позже.

Эбби содрогнулась. Сантони убили, когда Томас ехал в Анкоридж, а Лиза направлялась в Лейкс-Эдж.

— Вы хотите сказать, что за всем этим стоит не Сантони?

— Выходит, что так. Во всей этой истории много непонятного. Эбби, вы должны знать — нам сейчас очень нужна помощь вашей сестры. Без нее разгадку найти трудно. Она могла бы помочь нам восстановить недостающие звенья цепи.

Демарко замолчала и посмотрела на Эбби, но та смотрела мимо — куда-то на улицу, убегавшую к центру.

— Вы ведь дадите нам знать, если она снова с вами свяжется?

— Конечно, — откликнулась Эбби и для пущей убедительности улыбнулась, вложив в свою улыбку максимум теплоты. Она не собиралась сдавать сестру полиции до тех пор, пока эти звенья не будут восстановлены. — Вы кого-нибудь подозреваете?

— Есть кое-кто.

— Например, Майкл Флинт? — предположила Эбби.

Демарко вздрогнула от неожиданности:

— Что вам о нем известно?

— Я слышала, что они с Лизой враги.

Демарко подалась к ней с напряженным выражением лица:

— Хочу вас предостеречь.

Эбби испуганно посмотрела на нее:

— От чего?

— Кэл говорит, что пытается оградить вас от возможных неприятностей, но если его нет поблизости, обещайте, что будете держать ухо востро.

— За всем этим стоит Флинт?

Казалось, Демарко не знала, говорить или нет, но после некоторого колебания приняла решение и добавила:

— Мы знаем наверняка только то, что Майкла Флинта видели на территории университетского городка в Фэрбенксе в тот день, когда Лиза встречалась там с Томасом. Правда, он говорит, что ездил к профессору геологии, что тот, кстати, подтверждает.

— Но вас это не убедило?

— Знаете, вам лучше поговорить с сержантом. Он приедет сюда во второй половине дня.

Она задумчиво потерла щеку и добавила:

— Есть еще кое-что. Через СМИ мы обратились за помощью к населению. На наш призыв откликнулся один водитель, который проезжал по трассе незадолго до назначенной встречи с похитителями у Развилки. Он обратил внимание на припаркованный неподалеку белый „додж рэм“. Он его запомнил, потому что хочет такую же машину.



Если Большой Джо и удивился ее появлению, он никоим образом этого не показал. Внимательно посмотрел на нее с обычным бесстрастным выражением на иссеченном непогодой лице, потом неопределенно хмыкнул, возможно, имея в виду, что она выглядит вполне сносно, а может, наоборот — что ей стоило бы запастись парочкой накладных бровей.

— Кофе хотите? — предложил он.

— Спасибо, можно чашечку.

Прежде чем сесть за стол, она подошла к окну посмотреть, что там поделывает Моук. Он переместился с заднего сиденья красной, как кетчуп, машины Лизы на место водителя и внимательно смотрел в окно.

Эбби присела в кухне на табуретку-пенек и огляделась: здесь была раковина, масляная печка для приготовления пищи и обычная, которая топилась дровами. На оленьих рогах, прикрепленных рядом с дверью, висели меховые куртки и безрукавки. По всему полу разбросана обувь, носки и игрушки. Она слышала голоса детей, которые играли с матерью во дворе на солнышке.

Напиток получился крепким и бодрящим.

— Отличный кофе, — сказала Эбби. Большой Джо сидел, привалившись к стене и прижимая кружку к груди.

— Им известно, кто вас похитил?

— Это были профессионалы. Им, похоже, заплатил ученый, который когда-то работал с Томасом и Лизой, — Питер Сантони.

Большой Джо кивнул.

— Вы его знаете?

Он покачал головой:

— Что там говорить — он ведь мертв.

Если она рассчитывала получить от него какую-то однозначную реакцию, то явно занималась самообманом. На его лице не дрогнул ни один мускул. Она решила подойти с другой стороны:

— Джо, почему у Развилки в то время, на которое была назначена встреча с похитителями, стояла ваша машина?

Снова никакой реакции.

Эбби поставила кружку и положила руки на стол. В голове билась догадка. Она вспомнила, как он дал ей выпить виски, когда она узнала о гибели Мари. Припомнила его спокойную уверенность в том, что Лиза жива.

— Вы ведь помогаете Лизе?

Он внимательно посмотрел на нее своими черными глазами и кивнул.

Она поднялась с места и встала перед ним:

— Господи, Джо, ну почему вы мне сразу этого не сказали? Только не говорите, что промолчали потому, что я не спрашивала! А то я вас ударю.

— Мы пытались… — он явно подбирал слова, — оградить вас от опасности.

— Господи, — снова сказала она. — Вы знаете, где Лиза сейчас?

Он покачал головой.

— Как же вы поддерживаете связь?

— Никак, — он произнес это совершенно ровным голосом. — Она всего пару раз сама со мной связывалась.

— А что там было возле сторожек? — У нее участилось дыхание. — Вы специально там оставили бумажки от „M&Ms“ и ожерелье, чтобы сбить всех со следа? Да еще остатки собачьей упряжки?

— Нет, я этого не делал.

— Кто же тогда, если не вы?

И тут она в первый раз заметила, что на его лице отразились эмоции. Она с удивлением обнаружила, что он встревожен.

— Не знаю.

— Вы знали о гибели Мари?

Он покачал головой:

— Я, конечно, понимал, что что-то происходит, потому что Лиза мне поручила кое-что спрятать. Когда она это не забрала в субботу, как мы договорились, я отправился к ней домой, но ее уже там не было. После этого я поднял тревогу, и начались ее поиски.

Она вскочила с места и ошеломленно на него уставилась:

— МЭГ у вас?

— Уже нет. Я отдал его Лизе на трассе, чтобы у Развилки она могла обменять его на вас. МЭГ сейчас у нее.

Эбби настолько поразило услышанное, что она с трудом вернулась на свою табуретку. Она попробовала привести мысли в порядок при помощи глотка кофе, но кровь стучала в висках, а мысли шарахались в стороны, не желая выстраиваться в логическую цепочку.

— Джо, ну почему вы не сказали мне всего этого раньше!

Он отвел глаза и почесал затылок:

— Лиза запретила. Она уверена, что тот, кто охотится за МЭГ, убьет всякого, кто хоть что-то о нем знает… Опасность может миновать только после получения патента.

— Почему же вы мне рассказываете об этом сейчас?

Большой Джо пошаркал ногами:

— Потому что я считаю, что вы должны знать. Потому что, если Лиза… я вам помогу. Другого просто быть не может. — Снова шарканье по полу.

Эбби поняла, _что_ он не сумел выразить словами: если Лиза погибнет, он хочет, чтобы Эбби довела дело сестры до конца.

Эбби обхватила голову руками. Лишь бы убийцы не узнали, что ей и Большому Джо известно о МЭГ!

— Джо, как долго МЭГ находился у вас?

Он немного подумал:

— Пару недель. Они с Томасом решили, что за МЭГ охотятся, и она отдала его мне на хранение.

— Значит, пока Лиза ждала, когда за МЭГ приедет Мари, — Эбби начала рассуждать вслух, — Томас для отвода глаз отправился в Анкоридж. Но все пошло не так, как было задумано. Лиза не успела забрать у вас МЭГ и передать Мари — Мари убили, а Лизе пришлось срочно спасать свою жизнь, и она бежала.

— Видно, так все и было.

— Где же Лиза сейчас?

— Она не сказала.

— Понятно. Ну а куда она отправилась после несостоявшейся встречи с похитителями?

— На север.

— Вверх по трассе?

— Да.

Эбби не нуждалась в подтверждении своих догадок о местонахождении Лизы, но такая информация лишней никогда не бывает. Дом Флинта как раз в этом направлении.

— В каком она была состоянии?

— Вполне сносном, если не считать легких обморожений.

— Что она собирается предпринять?

Джо глубоко вздохнул и шумно выпустил весь воздух из легких, как пар из трубы паровоза.

— Она хочет дождаться, когда полиция найдет убийц. Только после этого она окажется в безопасности и сможет сама отвезти МЭГ в Арлингтон.

— А записи лабораторных испытаний, научная документация — все это тоже сейчас у Лизы? Они ведь представляют такую же ценность.

Большой Джо, похоже, снова заволновался:

— Она мне ничего о них не говорила.

Эбби быстро провела рукой по полированной поверхности стола, прикидывая, стоит ли хранить секрет Флинта, и тут же решила — не стоит.

— Майкл Флинт говорит, что от имени Лизы он уже составил запрос на получение патента.

Наступило напряженное молчание, во время которого Большой Джо усиленно изучал пространство за плечами Эбби.

— Я слыхала, у них с Лизой вроде роман.

Он снова глубоко вздохнул:

— Если верить всему, что говорят, можно считать, что у нее и со мной роман.

Эбби сидела, молча глядя на лежавшую на полу красную детскую туфельку с застежкой в виде маргаритки. Разве можно во всем этом разобраться! Как все перепуталось! На Эбби навалилась страшная усталость, голова отказывалась соображать.

Она заставила себя не думать о Флинте и его словах, потому что внезапно у нее родилась идея, которой она тут же поделилась с Джо:

— А что, если я сама отвезу МЭГ в Патентное бюро? Преступники знают, что он не у меня, поэтому вряд ли будут мной интересоваться. — Чем больше она об этом думала, тем больше эта мысль ее захватывала. — Можно сделать вид, что я возвращаюсь домой в Англию. Куплю билет из Анкориджа до Лондона на рейс через Сиэтл, а в Сиэтле пересяду на самолет до Арлингтона. Мы обманем преступников.

Большой Джо помолчал, размышляя над ее словами, потом сказал:

— План неплохой, но сначала вы должны отыскать Лизу.

Лицо Эбби расплылось в улыбке:

— Не волнуйтесь, Джо. Я знаю, где ее искать.




33


Сразу после полуночи Эбби решила, что пора ехать. Не включая свет, она выбралась из постели и потянулась за одеждой. Потрепала по загривку подошедшего Моука, после чего тот выжидающе сел у двери.

Она взяла ключи от машины, кошелек, потом натянула меховую куртку. Возле чайника она положила записку, написанную накануне, — так, на всякий случай. Вряд ли в течение двадцати четырех часов ее кто-нибудь прочтет, но лучше подстраховаться.

Она еще раз проверила, все ли взяла. У нее не было пистолета, зато был нож. Гризли таким оружием, конечно, не убьешь, но, прикрепив его к ноге, она отчего-то почувствовала себя в куда большей безопасности.

Она открыла дверь и в сопровождении Моука вышла на улицу. Ночная тишина была настолько густой, что казалось, до нее можно дотронуться. С темного, совершенно чистого неба ярко светили звезды. Луны почему-то не было. Она аккуратно закрыла за собой дверь и направилась к машине.

Моук устроился на заднем сиденье, Эбби завела машину и медленно выехала из поселка.



Года два назад ей казалось, что она сможет вычеркнуть сестру из памяти, но сейчас на нее нахлынули воспоминания — Лиза стояла перед глазами, будто они расстались только вчера. Шапка кудрявых волос, энергичные движения — она не двигалась, только когда крепко спала. Твердый, решительный подбородок, небольшой шрам на лбу — память о том, как она врезалась в стену на „карте“ — гоночной малолитражке, прямые черные брови и большой улыбающийся рот.

На фоне событий последних двух недель причина, по которой они когда-то разошлись, казалась глупой и мелкой. Она начинала понимать то, чего не понимала раньше: ей всегда хотелось, чтобы Лиза была тем, кем она никогда не была. Она хотела иметь младшую сестру, с которой можно делиться секретами, на которую можно положиться.

Выехав на трассу, она свернула налево, на север. Машина покатилась по дороге, покрытой гравием, мелкие камешки стучали по дну, фары рассекали темноту.

Она вспомнила, сколько электронных писем от Лизы она уничтожила, даже не читая. Да это было настоящей трусостью с ее стороны! И потом, разве можно так долго носиться со своим гневом и обидами — она ничем не лучше Лизы, которую осуждала.

Пришло время попросить у сестры прощения за все, что сама натворила.

Эбби не заметила, как проехала нужный поворот. Она все время смотрела на счетчик километража — когда тот показал шестьдесят четыре километра, она сбросила скорость и повернула назад, вглядываясь в черноту и пытаясь рассмотреть следы шин сбоку от дороги. Она в очередной раз промахнулась и готова была заплакать от злости и отчаяния, но снова развернула машину и поехала уже гораздо медленнее.

— Не нужно торопиться, — сказала она, обращаясь к Моуку, — а то мы всю ночь будем ездить туда-сюда.

Собака никак не отреагировала на ее голос. Эбби обернулась: Моук крепко спал, вытянувшись во всю ширину сиденья.

На этот раз она сумела заметить нужный поворот. Осторожно съехала с дороги прямо в следы шин, которые оставила проезжавшая здесь до нее машина — машина Майкла Флинта.

У нее возникло странное ощущение от того, что она едет по его следам, но поскольку он, как большинство жителей Аляски, имел богатый опыт движения по снегу, она была уверена, что выбранный им путь — самый лучший, самый безопасный.

Время от времени машина начинала скользить, а сердце — бешено колотиться. Вдруг машина наткнулась на какое-то препятствие, и Эбби бросило вперед. Теперь она видела только снег, который чередовался с участками прошлогодней высохшей травы и обледенелыми серыми камнями, с которых снег уже сошел.

К трем часам ночи глаза начали гореть и слезиться.

Наконец дорога ушла на север. Слева было замерзшее озеро, от которого ее отделял полутораметровый обрывистый берег, справа простиралась снежная пустыня. Очень хотелось держаться от обрыва подальше, но она не решалась съехать с проторенного Флинтом следа. Он местность знал, а вот она — нет.

Она снова вернулась мыслями к сестре. Интересно, у Лизы сейчас длинные волосы или она по-прежнему носит короткую стрижку? Ага, вот она — самая северная оконечность озера, невдалеке показался мост. Слава Богу — больше половины пути преодолено.

Она осторожно поехала по толстым доскам, которые гнулись и поскрипывали под тяжестью машины. Дорога ушла резко вверх — это означало, что необходимо прибавить ходу, иначе машина скатится с горы назад.

Эбби на скорости километров двадцать в час аккуратно вела машину, как вдруг колеса заскользили к озеру, прямо в сторону обрыва. У берега лед начал подтаивать, машина тут же ушла бы под лед.




34


Она с ужасом поняла, что под ней замерзшее озеро, которое начало уже подтаивать, что лед в любой момент может треснуть и машина окажется на дне. _Не_паниковать,_ приказала она себе, _не_паниковать!_ Ты идешь след в след с Флинтом — он жив и здоров, так что с тобой тоже ничего не случится.

Умирая от страха, Эбби бешено крутила руль, надеясь таким образом зацепиться шиной за какой-нибудь небольшой сугроб, за камень — хоть за что-нибудь, но под колесами был сплошной лед. Машина не останавливалась и продолжала скользить по поверхности.

— Господи, только не это! — завопила она. Моук поднялся на сиденье.

Она попыталась остановить машину при помощи ручного тормоза, потом попробовала еще больше сбросить скорость. Никакой реакции. Под тяжестью собственного веса внедорожник неумолимо приближался к обрыву, как в замедленной съемке.

В голове одна за другой пронеслись мысли. Может быть, стоит выпрыгнуть, пока не поздно, — на такой скорости это не опасно. А как же Флинт? Он-то _как_ с этим справился?

Озеро все ближе.

Она уже была готова повернуться, чтобы открыть дверь для Моука, прежде чем выпрыгнуть самой, как вдруг заметила впереди на льду несколько темных заплаток, словно там рассыпали золу. Попав на одну из них, машина тут же встала как вкопанная.

Эбби отъехала подальше от опасного участка.

— Моук, ты остаешься, — приказала она ему.

Она выбралась из машины, хватая ртом морозный воздух, на ватных ногах прошла назад по дороге к темным обледенелым участкам. Видимо, гравий разбросал Флинт.

Боже милостивый! Если бы она ехала на большей скорости, машина перелетела бы посыпанное гравием место и плюхнулась в озеро. Он, наверное, этого и хотел? Зачем засыпать гравием всю дорогу, если ничего не подозревающий водитель может попасть в ловушку?

Поднявшаяся внутри волна гнева помогла ей совладать с собой. Когда вернется, она больше не позволит себя дурачить. Ни за что на свете! Она взяла несколько толстых сухих веток и оттащила к наледи, потом снова и снова возвращалась за ветками, пока опасный участок не превратился в безопасный. Моук наблюдал за ней из окна, удивленно сдвинув брови и наклоняя голову то влево, то вправо.

Когда она вернулась в машину, руки уже не тряслись. Хитрый мерзавец, подумала она, трогаясь с места. Заставил меня ехать по своим следам. Что ж, теперь я, сукин сын, готова к твоим пакостям — меня не обманешь.

Как ни странно, дорога вдоль другого берега озера, а затем вокруг леса не принесла особенного беспокойства: на пути больше не попадались обледенелые участки, и Эбби вскоре оказалась в месте назначения, поражаясь, что сумела добраться сюда живой и невредимой.

Звезды на небе начали гаснуть, густое черное небо серело. Приближался рассвет. Она вышла из машины и огляделась. Владения Флинта состояли из большого, видимо главного, дома, вокруг которого полукругом располагалось пять построек поменьше. Все бревенчатые, с двускатными крышами. Шапки снега делали всю эту картину невероятно романтической. Заснеженная взлетно-посадочная полоса уходила внутрь еще одного строения, возле которого стояли две легковые машины и снегоход. Значит, хозяин обеспечен транспортом круглый год. На его земле росли тополя и хвойные деревья, там были заливы и реки. Летом здесь будет полно живности — рай для охотников и рыбаков: медведи и лоси в лесу, лосось в речке.

Она выпустила Моука. Он пробежал немного вперед, понюхал воздух, бросился назад к ней, радостно выпрыгивая из снега, потом рванул в сторону дома.

Ну конечно, он ведь прекрасно знает это место: его бывший хозяин присматривал за владениями Флинта. Наверное, для собаки это было чем-то вроде возвращения домой после долгой разлуки. Она вытащила из машины фонарь и подошла к дому.

Сквозь стекла Эбби рассматривала кухню размером с Британский музей, столы с гранитными столешницами, потом подошла к окнам комнаты, где был камин, в котором можно зажарить целого буйвола. На стенах висели шкуры и головы диких зверей, повсюду лежали коврики и циновки. Жилище было вполне деревенским и очень мужским, но насколько она могла судить, там сейчас никто не жил.

Эбби обошла все строения на участке.

Лизы нигде не было видно, и все же Эбби ощущала ее присутствие.

Она обогнула главный дом, обращенный одной стеной к лесу. Кругом царили тишина и спокойствие. Ветра не было, деревья стояли не шелохнувшись. Ни шороха, ни крика птицы. В мертвой тишине звук ее собственного дыхания был подобен звуку урагана, а шаги звучали как выстрелы.

К стене была прислонена задвижка от медведей. Кто-то недавно снял ее с двери: на дереве остались свежие отметины. Эбби потянула на себя дверь и, к своему изумлению, поняла, что она не заперта. Она посветила фонарем вокруг. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Из дома прямо в лес вели свежие следы снегохода — они были видны так же хорошо, как освещенное шоссе.

Она вспомнила слова Дианы: „У него в лесу несколько сторожек. Она пользуется ими, как своими собственными“.

Если Лиза прячется в лесу, означает ли это, что она время от времени совершает набеги на владения Флинта, чтобы пополнить запасы? Но разве он мог не заметить следы? Мог, конечно, если их оставили недавно. Сначала, наверное, нужно обследовать дом: не прячется ли Лиза там. В лес можно будет углубиться, если она не найдет сестру в доме.

Она шла сначала по плитке, а затем по бревенчатому полу — в тишине шаги отзывались гулким эхом. Было холодно, от дыхания вверх поднималось облачко пара. Лиза никак не может скрываться в этом промороженном насквозь доме, но проверить все-таки нужно. Ускорив шаг, Эбби почти бегом обежала нижний этаж. Здесь давно не разжигали огонь, но в воздухе еще витал запах горящего дерева. На кухне сохли сковороды, одинокая тарелка, нож и вилка. Она взбежала наверх, осматривая спальни и ванные комнаты, едва замечая великолепно декорированные стены, над которыми работал профессиональный дизайнер, бронзовые фигуры волков и орлов в натуральную величину на лестничных пролетах.

Она открывала шкафы, заглядывала внутрь, а в голове звенел Лизин детский голосок: „Ага! Я тебя нашла!“

Лиза всегда побеждала в игре в прятки.

Снизу доносился стук лап Моука по деревянному полу. Эбби заглянула в главную спальню, где увидела смятую постель и валявшееся на полу в ванной красное банное полотенце. Почему-то она представила восьмилетнюю Лизу, которая спряталась на чердаке и хихикает в кулак над бесцельно слоняющимся внизу Флинтом. Эбби невольно подняла глаза к потолку, но никаких сдвигающихся панелей не заметила.

Внизу Моук обследовал сени. Рыбацкие снасти, болотные сапоги, противомоскитная сетка, холодильники и морозильные камеры, пустой сейф для хранения оружия безмолвно наблюдали за ней из всех углов. Пока она все это изучала, какое-то смутное воспоминание не давало ей покоя. Она снова внимательно посмотрела на кипу карт на подоконнике, непромокаемую одежду и трости на вешалке и вспомнила взломанный замок на двери в домике Лизы. Пальто, куртки и шарфы кучей валялись на полу, а дверца морозильной камеры была открыта настежь.

_Морозильные_камеры._

Все три были оборудованы замками. Эбби не могла понять, зачем нужны замки: может, в летнее время там запирали заднюю часть туши лося или двадцатикилограммовых лососей, чтобы на них не покушались посторонние? В конце концов, это сейчас не так уж важно, но она заметила, что из двух замков торчали ключи, а в третьем ключа не было. Кроме того, штепсельная вилка от него не была вставлена в розетку, а валялась на полу.

Эбби дернула за ручку — дверца не поддавалась. С какой стати закрывать на ключ пустой морозильник? Она открыла два других — они были пусты. Этот тоже должен быть пуст. Неспроста он закрыт. А может быть, ключ от него просто потерян?

Моук с любопытством наблюдал за ней своими ярко-голубыми глазами.

— Извини меня, дружок, но придется пойти на взлом, — сказала Эбби, обращаясь к собаке.

Она отложила варежки и начала оглядываться в поисках подходящего орудия. На глаза попались молоток и отвертка. Она сунула отвертку в замок и стала бить по ней молотком, пока замок не щелкнул.

Она открыла дверцу и заглянула внутрь. Изнутри на нее смотрели четыре картонные коробки.

„Только наш корм способен обеспечить полноценное питание вашей собаке. Здоровье вашего любимца в наших руках“.

— Черт побери! — воскликнула она в сердцах. Похоже, Майкл Флинт предусмотрительно засунул в морозильник собачью еду, чтобы ее не унюхали гризли, не вломились в дом и не полакомились на дармовщинку. Как ребенок, которому не понравился принесенный подарок, но он продолжает рыться в пакете в надежде найти там что-нибудь получше, Эбби надорвала верхнюю коробку.

— Черт! — В коробке была не собачья еда, а диски. Она поднесла к глазам один и прочла: „Институт имени сэра Джона Росса“.

Она тут же почувствовала слабость в коленях.

— О Господи!

Она вскрыла следующую коробку — в ней лежала стопка скоросшивателей с металлическими кольцами. Она вытащила одну папку и взглянула на обложку.

Надпись на ней гласила: „Ежемесячные отчеты. Заметки. Описание экспериментов. Выводы“.

Все страницы имели дату и подпись.

И имели один и тот же заголовок — „МЭГ“. Она нашла отчеты о результатах лабораторных экспериментов.



Эбби начала углубляться в лес по следам снегохода. Моук маячил впереди. Неужели Лиза сама спрятала здесь отчеты? Если так, то это был очень смелый и рискованный шаг. Но как же это на нее похоже. Потом она припомнила рассказ Демарко, что Флинта видели в студгородке университета в Фэрбенксе в тот день, когда уехала Лиза.

Может быть, отчеты украл Флинт, а потом последовал за Томасом в надежде, что МЭГ у него? Эбби с отвращением вздрогнула, вспомнив, как она во время поездки с Флинтом на снегоходе обхватила его, чтобы не упасть, как он предупреждал ее о МЭГ. А еще он посоветовал ей возвращаться домой в Англию.

Она шла по лесу и через каждые несколько шагов вслух говорила: „Уходите, гризли, к себе в берлогу“, но от страха у нее была гусиная кожа. Уж лучше столкнуться с шайкой похитителей, чем потревожить гризли.

Эбби сунула руки в карманы, решив надеть варежки, но нащупала только одну. Она остановилась и посветила назад: варежки не было. Это не смертельно, решила Эбби: одну руку можно держать в кармане.

Следы снегохода вели все глубже в лес, слабый свет нарождающегося дня не мог совладать с темнотой густых деревьев. Они обступали ее с обеих сторон. Напряженный слух фиксировал каждый звук вокруг. Кровь стыла в жилах от страха, дыхание было коротким и прерывистым.

— Моук! — крикнула она, хлопая по ноге. — Рядом!

Пес остановился и обернулся, глядя на нее в недоумении, потом снова потрусил вперед. Похоже, он не чувствовал никаких медведей, но ведь не было даже малейшего ветерка — как же ему их учуять? Она была убеждена, что всего в паре метров от нее сладко посапывает огромный медведь.

Эбби продолжала шагать, стараясь держаться как можно увереннее, время от времени покрикивая и предупреждая медведей о своем присутствии. Она чувствовала, как из подсознания поднимается волна паники, как внутри пронзительно кричит от страха ее трусливая душа: „Зачем я здесь? Я не должна здесь находиться!“

Она начала замечать, как светлеет небо, но вокруг было непривычно тихо. В Оксфорде с первыми лучами солнца заводили песню дрозды, малиновки, начинали отчаянно чирикать воробьи, радуясь окончанию ночи. Здесь этот факт, похоже, никого не радовал. Было так тихо, что казалось, это последний рассвет на земле.

Вдруг Моук остановился. Лапы напряглись, хвост опустился; он сделал пару шагов вперед и, ощетинившись, снова встал.

Что это, черт возьми?

Он глухо зарычал.

Совсем рядом она услышала ответный рык.

— Уходи, мишка, домой! Не трогай нас! — в ужасе завопила Эбби.

Рык перешел в настоящий рев, Моук ответил громким лаем, скаля зубы и разбрасывая снег лапами.

— Фу, Моук! Фу!

Раздался еще один рык, после чего из-за деревьев прямо на Моука полетела тень.

Она услышала глухой звук от удара двух тел друг о друга. Они сплелись в один гигантский рычащий мохнатый клубок, в котором мелькали оскаленные зубы. Эбби начала тихонько отступать, готовая пуститься наутек, как вдруг клубок распался. Двое животных стояли друг против друга и терлись носами.

Это был не медведь, а _собака_.

Вздохнув с облегчением, Эбби стала смотреть, как радостно собаки обнюхивают друг друга, после чего Моук резко прыгнул вперед и рявкнул низким голосом. Эбби уже знала, что так Моук приветствует других. Очевидно, второй собаке это тоже было известно, потому что в следующую секунду они уже бежали рядом, счастливо вывалив языки и дружно махая хвостами, время от времени то покусывая друг друга за холку, то кувыркаясь в снегу.

— Роскоу? — позвала она не слишком уверенно.

Собаки тут же прекратили веселую возню и встали, глядя на нее.

— Моук! — уже уверенно крикнула Эбби. — Роскоу!

Собаки подбежали к ней. Моук прижался к ногам, глядя на нее снизу вверх, а Роскоу в это время начал ее обнюхивать, фыркая и лениво помахивая хвостом. Но наверное, она все-таки не успела заслужить его доверие, потому что он отступал каждый раз, когда она пыталась потрепать его по загривку.

— Что ж, мальчики, — сказала Эбби, — пошли. Нам предстоит еще одна приятная встреча с…

Она не успела договорить, потому что сзади кто-то резко бросился ей под ноги, ударив под колени. Она упала как подкошенная и тут же начала извиваться и болтать ногами, пытаясь подняться, но что-то лежало поперек, прижимая ее к земле. Она уже собиралась позвать Моука, как вдруг увидела ружье.

Двуствольный пистолет. Он не был направлен на нее, но она не сомневалась, что он заряжен и готов выстрелить.

— Эбби?!

Ее накрыла волна такого облегчения, что захотелось плакать.

— Лиза!

— Ты с кем приехала?

— Ни с кем. Одна, — выдохнула она, — я приехала одна.

Наконец она увидела лицо сестры. Лиза сильно похудела, лицо осунулось и вытянулось, глаза ввалились. На щеках были темно-серые пятна, но Эбби не обратила на них внимания. Сестра сидела на ней верхом, крепко держа пистолет.

— Ты не обманываешь? — спросила Лиза, озираясь по сторонам. — Эбби, у которой вместо мозгов опилки, догадалась, где я прячусь?!

Эбби страшно разозлилась.

— Да пошла ты! — взорвалась она, как прорвавшаяся дамба. — Тебе все кажется, что ты такая умница-разумница, а я взяла да отыскала тебя! Ты такая крутая, зато Эбби, у которой вместо мозгов опилки, — вот она здесь, перед твоим глупым носом! Ну что — выкусила!

Она тут же выбила пистолет из рук сестры и сбросила ее с себя. Это оказалось нетрудно — Лиза была легкая как пушинка. Она охнула от неожиданности: теперь Эбби восседала сверху, но Лиза тут же вывернулась из-под нее, и они начали мутузить друг друга, щипать, катаясь по снегу. Снег попал Эбби за шиворот, лицо тоже было в снегу, она толкала Лизу, та то оказывалась под ней, то сверху — они возились в снегу, как в детстве.

Эбби в очередной раз оседлала Лизу, тяжело дыша:

— Сдаешься?

— Ни за что!

— От тебя одни неприятности да головная боль, — сказала Эбби. — Я тут, понимаешь, стараюсь, а мне в ответ тычут в лицо оружием.

— Не преувеличивай — не в лицо.

— Ну почти в лицо.

Они несколько секунд помолчали.

— Извини.

— Ты все время извиняешься, но ничего не меняется, да?

— Это риторический вопрос? Если да, то можно мне подняться? Ты меня раздавила.

— Нет.

— Ладно. — Лиза помолчала немного, потом сказала: — Как же я рада тебя видеть!

Эбби ничего не ответила. Она чувствовала, как под ней тяжело дышит сестра. Ей казалось, что она сейчас потеряет сознание. У нее кружилась голова. Лиза ей что-то говорила, но она ее не слышала. Лицо было открытым и доверчивым, как всегда. Будто ее совершенно не волнует, что Эбби раза в два ее тяжелее и восседает сверху. Так было всегда. Бесстрашная девочка, которая держит себя в руках, владеет ситуацией и не чувствует никакого раскаяния. Она лежала в снегу, ожидая, когда Эбби придет наконец в себя. Потом они посмеются над тем, что произошло, и оставят все в прошлом.

— Но только не в этот раз, — сказала Эбби вслух.

— Нет, — согласилась с ней Лиза. — Слишком далеко все зашло.

Эбби растерянно заморгала.

— Ты читаешь мои мысли?

— Эбби, опомнись! Не забывай, что я знаю тебя с самого своего рождения. Мое первое детское воспоминание связано с тобой — как ты потихоньку подсматриваешь за мной, когда я лежу в коляске. Следующая картинка — ты пытаешься накормить меня шпинатом…

— Ты терпеть его не можешь.

— Да, никогда не любила. Поэтому я набирала полный рот, потом бежала к унитазу и все выплевывала.

— А отец страшно сердился, — включилась в воспоминания Эбби.

— На тебя — никогда, — вздохнула Лиза. — Все всегда злились только на меня.

Эбби вдруг представила себя на месте Лизы. В четыре года, в шесть, в десять — отец всегда орал на Лизу, при этом лицо его страшно краснело, на шее и вокруг носа вздувались вены. И все время говорил, чтобы она шла в свою комнату. На Эбби он никогда не повышал голос. Только на Лизу.

— Господи, — выдохнула Эбби.

— Да уж, — Лиза улыбалась. — Он так и не понял, что я — это я. Что я от него отличаюсь.

— И от меня тоже.

— От тебя не намного.

Эбби не верила собственным ушам.

— Знаешь, ведь мы с тобой две упрямые ослицы, тебе не кажется? Каждая всегда была убеждена в собственной правоте. Как я могла подумать, будто ты, зная, что Кэл женат, крутишь с ним роман! Я ведь всегда знала о твоих твердых моральных принципах. И что на меня нашло?

— Это извинение?

— Не успела ты уйти, как я поняла, что перегнула палку. Я поддалась первому порыву и наговорила много лишнего — того, чего говорить не хотела… но ты сбежала в Англию. Я ничего не успела тебе объяснить. Господи, какой же ты, Эбби, бываешь занудой!

— Ты тоже. Ты никогда _не_слушаешь._

— Да, знаю, грешна. Но ты не имела права вот так все бросить и уехать.

— Я не могла перенести этого предательства. Я так сильно его любила.

— Я это поняла.

Роскоу ткнулся носом в Лизино плечо и заскулил.

— Спокойно, дружок, все в порядке, — подбодрила его Лиза, потом вскинула глаза на Эбби. — Могу я теперь встать, а то ведь совсем задницу отморожу?

Эбби подала сестре руку и помогла подняться.

— Я и забыла… — в Лизином голосе звучало удивление.

— Забыла что?

— Какая ты сильная. — Лиза начала стряхивать снег с одежды. — Я всегда тебе завидовала и терпеть не могла свой маленький рост. Я, знаешь, часто в детстве мечтала, что стала такой, как ты, — высокой, уверенной в себе и спокойной, что мне не нужно постоянно пытаться быть в центре внимания… — она не договорила и отвела взгляд. Эбби увидела, что в ее глазах заблестели слезы.

— Господи, как же я хотела быть тобой!

У Эбби перехватило дыхание, а в горле образовался жесткий комок. Она аккуратно подняла пистолет, разрядила его и повесила на локоть, как это делал Мэлоун.

— Я тебя ненавидела, — сказала Лиза хрипло.

— Я тоже тебя ненавидела.

Лиза обернулась и посмотрела на нее снизу вверх. В глазах стояли слезы, она печально улыбалась.

— Да, значит, в чем-то мы все-таки похожи.




35


Сторожка, в которой отсиживалась Лиза, если бы не окна, была бы почти точной копией той, в которой похитители держали Эбби. В одном углу стоял топчан, в другом находилось что-то наподобие кухоньки, посредине печь. Правда, туалетом служило не ведро в углу, а небольшое деревянное строение позади сторожки, поэтому внутри не было жуткого запаха человеческих испражнений — только тянуло дымом. Вдоль стен, слава богу, не громоздились ряды консервов — это спасало от неприятных воспоминаний.

Желтый свет керосиновых ламп падал на кресло, заваленное одеждой, рядом стояли две грубо сколоченные табуретки, на окнах висели выцветшие занавески, в стену вбиты толстые крючки, а столом служил круглый пень от огромного дерева. Его поверхность отшлифовывали годами люди, находившие здесь убежище, поэтому сейчас она блестела, будто по ней разлили растительное масло. На топчане лежало пуховое одеяло и четыре подушки.

— Прямо-таки номер люкс, — восхитилась Эбби.

— Сразу видно специалиста, — отозвалась Лиза с насмешкой в голосе.

Эбби застыла, оскорбленная обычным Лизиным ехидством.

— Черт, — Лиза сконфуженно закрыла лицо ладонями. — Прости. Знаешь, я думала, что когда мы снова встретимся, мы затискаем друг друга до смерти и будем говорить что-то вроде: простим друг друга, все позади, теперь все будет иначе и так далее. Но все оказалось не так-то просто, да?

— Да.

— Ладно, проехали. — Лиза подбросила дрова в печь. — Знаешь, что действительно меня поражает?

Эбби посмотрела на маленькую жилистую фигурку своей несгибаемой сестры и вдруг почувствовала невероятную слабость во всем теле.

— Что?

— Твой пес.

Удивленная этим замечанием, Эбби потрепала Моука по загривку.

— Но это не мой пес, а твой.

— Почему же за последние полчаса он от тебя и на шаг не отошел?

Надо же, а Эбби и не заметила его присутствия — наверное, потому, решила она, что уже привыкла к нему.

— Я ведь его кормлю.

— Я тоже его кормила.

— Он любит спагетти. — Эбби зевнула; Моук, глянув на нее снизу вверх, тоже широко и с чувством начал открывать рот.

— Вот это да, — рассмеялась Лиза. — Он даже движения твои повторяет.

Эбби пожала плечами в недоумении, позвякивая в карманах извлеченными из пистолета патронами: она об этом не задумывалась.

— Тебе приготовить кофе? — предложила Лиза. — Хочешь — у меня есть и шоколад?

— Тогда шоколад.

Эбби подвинула табуретку поближе к столу, Моук распластался у ее ног, а Роскоу удобно устроился у печки. Она смотрела на сестру, пока та доставала кружки, открывала пакет молока и ставила на печь небольшую кастрюльку. Заострившиеся черты, темные пятна на щеках — очевидно, следы обморожения. Если бы она не знала об этом, то приняла бы их за румяна необычного оттенка.

— Не переживай — пластическая хирургия сегодня творит чудеса, — весело заметила Лиза.

— Болит?

— Сначала саднило, но мне крупно повезло. Мороз меня только слегка пощипал. Я сейчас все время мажу щеки ромашковым кремом — похоже, помогает.

Когда молоко разогрелось, Лиза залила им шоколад, тщательно перемешала и передала Эбби ее кружку. Потом подошла к окну, выглянула на улицу, вернулась к столу и закурила. Эбби протянула руку.

— Не возражаешь, если я стащу у тебя одну?

— Только если это не первая твоя сигарета за много лет. Не хочу, чтобы из-за меня ты закурила.

— Как видишь, закурила.

— Ну надо же! — И Лиза протянула сестре пачку.

Эбби закурила. Последний раз она курила в день похищения, поэтому у нее тут же слегка закружилась голова.

Лиза приспособила под пепельницу крышку от майонезной банки.

— Значит, по моей милости мы снова попали в переплет, да?

— Похоже на то. — Эбби покрутила сигарету между пальцами. — Есть идеи, что делать дальше?

— Что-нибудь придумаем, — уклонилась Лиза от прямого ответа.

— Джо сказал, что МЭГ у тебя?

Лиза промолчала, но Эбби заметила, как затуманился ее взор при упоминании о МЭГ.

— Ты знаешь, что случилось с Томасом? — спросила Эбби осторожно.

Лиза опустила глаза:

— Да, Большой Джо мне сказал. Я вчера разговаривала с ним по радио.

— Не могу поверить, что его нет.

— Я тоже. — Лиза держалась изо всех сил. — Он для меня был… как отец.

— Знаю.

— Как мама?

— А ты как думаешь?

— Все настолько плохо?

— Ты же понимаешь, какая для нее это пытка!

— Прости.

Эбби глубоко вздохнула:

— Вообще-то состояние ее стабильно. Она дома и в больницу ложиться не собирается. Сейчас возле нее Ральф. Он удивительный человек.

— И как она относится к его присутствию?

— Похоже, не против.

Лиза улыбнулась воспоминаниям:

— Может быть, он все-таки дождется ее на свидание?

— Как знать…

Лиза стряхнула пепел в импровизированную пепельницу:

— Ты выяснила отношения с Кэлом? Большой Джо говорит, он постоянно крутится возле тебя.

— Что тут можно выяснять? Он мне лгал.

— Бедный мужик!

Эбби с такой силой стукнула кружкой по столу, что пролила шоколад себе на руку, но даже не почувствовала это.

— Он позволил мне думать, что свободен, а на самом деле это была ложь. Вряд ли я смогу это простить.

— Прям судья и присяжные в одном лице! — Лиза затянулась и выдохнула струю голубого дыма.

Эбби посмотрела на нее с некоторой обидой:

— Такое простить нельзя. Он и о жене не подумал. Ты сама тогда сказала, что она бы умерла, если бы узнала.

Лиза глубоко затянулась:

— Только не рассказывай, что во время обострения маминой болезни у тебя никогда не возникало желания все бросить и бежать куда глаза глядят.

— Это совсем _другое_. Ведь я при этом никого не обманывала!

— Не говори глупости, Эбби. Ну, совершил парень ошибку, и что теперь — всю жизнь мстить?

— Я не могу его простить — он слишком далеко зашел, поэтому никогда…

— И с тех пор платит по счетам, — перебила ее Лиза. — Он места себе не находил, когда ты сбежала. И прекрасно понимал, что натворил глупостей, но разве ты стала бы слушать! Конечно нет, ты ведь у нас…

— Говоришь, места не находил! — Эбби нервно засмеялась. — Не рассказывай сказки!

— ЗАТКНИСЬ! — заорала Лиза так, что и Эбби, и собаки подпрыгнули на месте. — Какого черта ты все время перебиваешь? Я четыре года над этим думала и пыталась разобраться, в чем дело, почему все пошло наперекосяк, так что теперь я не позволю тебе снова нести всякую чушь!

Сердце Эбби бешено заколотилось в груди.

— Я тогда наговорила тебе много обидных слов, — Лиза бесстрашно смотрела на нее, не отводя глаз, — да и ты не отставала: мне от тебя крепко досталось. И Кэлу. Скажи, а ты никогда не задумывалась, что и ты можешь делать слишком поспешные выводы?

Сигарета в ее пальцах догорела до фильтра, но Лиза этого словно не замечала.

— Ты в одну секунду потеряла двух любивших тебя людей из-за своего идиотского упрямства, из-за того, что думала только о себе. Остальные тебя не заботили.

Эбби наконец сумела что-то вставить:

— Кто бы говорил!

— Да, это говорю тебе я, — с удовлетворением в голосе сказала Лиза. — Ты когда-нибудь задумывалась о том, чего ты терпеть не можешь во мне? Почему ты это так ненавидишь?

Она по-прежнему смотрела ей прямо в глаза:

— Да потому, что ты точно такая же. И в себе ты это тоже ненавидишь. Я в себе терпеть не могу те же черты. — Лиза удовлетворенно закурила еще одну сигарету. — Знаешь, сколько я размышляла, чтобы наконец это понять!

— Мы разные, — упрямо повторила Эбби.

— Да, разные, — Лиза тяжело вздохнула. — Но ты не можешь отрицать очевидное.

Лиза молча докурила сигарету. Эбби мысленно возвращалась к ее словам, которые начали звучать в мозгу набатом: „Мне от тебя крепко досталось“.

— Прости, — услышала она звук собственного голоса. Это слово в ее устах прозвучало очень уж непривычно, она даже не сразу поняла, что сама его произнесла. Странное ощущение.

Лиза сделала движение рукой, будто заправляя за ухо выбившуюся прядку — жест, который остался у нее с детства, когда она носила длинные волосы. Эбби его прекрасно помнила.

— Я давным-давно тебя простила, — пробормотала она. — Теперь тебе, сестренка, осталось простить себя за собственный идиотизм.

Эбби почувствовала комок в горле. Лиза раскинула руки:

— Давай обнимемся, сестра.

Они обнялись: Лиза — маленький хрупкий воробышек, но у этого хрупкого создания были крепкие объятия. Волосы пахли дымом. Эбби почувствовала, что глаза наполняются слезами. Она тоже крепко-крепко обняла сестру.



— Итак, что мы делаем дальше? — спросила Эбби через некоторое время, высморкавшись и вытирая мокрые от слез глаза. Она ни разу не плакала с того самого дня, когда узнала, что сестра пропала, и теперь ей трудно было остановиться — будто прорвало плотину.

— Мы должны отвезти МЭГ в Патентное бюро. Это единственный способ заставить убийц прекратить охоту.

Эбби поделилась с Лизой планом действий, о котором она рассказала Большому Джо. У Лизы тут же загорелись глаза:

— И ты действительно ради меня готова это сделать? Да?

— А ты действительно готова доверить мне МЭГ? Да?

Лиза сначала посмотрела на нее в недоумении, а потом расхохоталась. У нее, как всегда, был заразительный веселый смех, а рот расплылся до ушей. Эбби тоже захохотала. Ничего не изменилось — она, как всегда, вторила смеху сестры.

— Да, — весело сказала Лиза, — я доверю тебе МЭГ.

Эбби вдруг страшно захотелось увидеть изобретение, которое вызвало такой переполох и из-за которого произошло столько трагических событий, но она не отважилась попросить Лизу показать его ей. Она начала вытирать следы слез салфетками, которые потом аккуратно сложила в корзину для мусора.

— Пошли? — спросила Лиза, сунув ноги в унты и готовясь выйти из дома.

— Конечно.

Они обошли сторожку, и Лиза протянула ей лопату, стоявшую у задней стены. Потом она показала в сторону огромной сосны за уборной.

— Хочешь увидеть МЭГ, придется рыть землю.



Опытный образец был величиной с коробку из-под обуви и весил не больше двух килограммов.

— Он не нуждается ни в каком особом уходе, — в голосе сестры звучала гордость, — он в состоянии обеспечивать энергией дом. На фабриках и заводах начнут использовать более крупные МЭГи. В будущем ими можно будет оснащать даже самолеты. У него нет никакого мотора — он просто использует энергию магнитного поля Земли.

Они пошли назад в сторожку, Моук и Роскоу снова начали радостно возиться в снегу, соревнуясь в силе и ловкости. Лиза бережно, как младенца, держала МЭГ в руках.

— Он не загрязняет ни воздух, ни воду — он безопасен экологически. — Лиза нежно похлопала рукой по свертку. — Дитя Томаса.

— И Питера Сантони, — добавила Эбби.

— Уж конечно! — фыркнула Лиза. — Сантони-Дерьмони. Он в состоянии додуматься только до этих своих ЭВентов — электронных вентилей, подумаешь! Только дерьмо всякое и способен создать. Кстати, представь себе — он назвал изобретение именем собственного кота! Клапан Куртиса — каково! Томас чуть живот не надорвал от смеха, когда об этом узнал.

Лиза постучала ногами о порожек, сбивая с унтов снег, вошла в сторожку и положила сверток на стол. Эбби провела рукой по холодной металлической поверхности.

— Сантони мертв, — сказала она. — Его убили. Лиза резко обернулась:

— Не может быть!

— Его сожгли заживо. Полиция говорит, преступник не хотел, чтобы тело опознали.

— Боже, какой ужас! Они нашли убийцу? Почерк тот же — наверное, теперь его будет легче поймать.

Эбби открыла было рот, чтобы рассказать о последнем разговоре с Демарко, но тут на улице залаял Моук.

Они тут же повернулись к двери.

Собака продолжала лаять — лай был низким, переходящим в рычание. Так Моук предупреждает об опасности.

Они тревожно переглянулись.

К Моуку подключился Роскоу.

— Черт, там что-то происходит. Они кого-то заметили! — В глазах Лизы плескалась тревога.

Она подхватила МЭГ и сунула его в рюкзак, стоявший у двери. Крепко затянула все узлы и затолкала под топчан. Приложив палец к губам, она на цыпочках подкралась к окну. Эбби подошла к другому. Из окна были хорошо видны их с сестрой следы, ведущие из леса, а потом вокруг сторожки к уборной. Она начала всматриваться в лес, пытаясь разглядеть хоть какое-то движение между деревьями и моля Бога, чтобы это был всего лишь какой-нибудь зверь, пусть даже волк.

Лай перешел в истерический визг — видимо, Моук уже охрип.

Эбби жестом показала, что надо запереть дверь. Лиза покачала головой и одними губами произнесла: „Это же лесная сторожка“. Черт побери! Это означает, что дверь в нее остается всегда не запертой на случай, если у кого-то возникнет необходимость укрыться от холода, дождя или хищников. Сторожки запираются только снаружи.

Раздался сухой щелчок выстрела, и лай прекратился, утонув в душераздирающем вое, от которого волосы встали дыбом.

— Роскоу! — сказала Лиза.

— Моук! — одновременно с ней выдохнула Эбби. Они смотрели друг на друга, парализованные ужасом, вой продолжался, но тут раздался еще один выстрел, и все стихло.

Эбби закрыла ладонью рот и начала кусать пальцы, чтобы сдержать покатившиеся слезы.

— Эбби! — свистящим шепотом предостерегла ее Лиза, указывая глазами на дверь.

Сердце оборвалось — дверь начала тихо открываться.

— Прячься быстрее.

Эбби послушно скрылась за печкой, а Лиза встала прямо за дверью.

Проем в двери увеличивался — Эбби увидела лицо стоявшего на пороге человека. У него был пистолет. Такой же пистолет лежал у него под подушкой в доме Уолтера. И тогда, и сейчас этот пистолет был готов в любую минуту выстрелить.

И тут она поняла, какую страшную допустила ошибку: она оставила Лизино оружие в сенях.




36


— Эбби, — позвал Кэл. — Ты здесь?

Лиза изо всех сил затрясла головой, давая понять, что нужно молчать. Широко расставив ноги, она держала в руках деревянную чурку — создавалось впечатление, что она приготовилась отразить удар битой во время игры в бейсбол.

Кэл шире раскрыл дверь и осторожно ступил внутрь:

— Эбби! Лиза! Вы где? Отзовитесь!

Еще пара осторожных шагов. В руках он крепко сжимал пистолет. И тут он увидел Эбби. Лицо его тут же просветлело, но пистолет он не опускал.

— Эбби, что ты… — начал он, но договорить не успел: Лиза вышла из укрытия, размахнулась, чтобы изо всех сил ударить Кэла деревяшкой по затылку.

Эбби не пошевелилась и ничего не сказала, чтобы остановить сестру и защитить Кэла.

_Он_убил_кого-то_из_собак._

Кэл, похоже, не подозревал о присутствии Лизы, но в последнюю секунду словно что-то почувствовал и хотел обернуться.

— Кэл, посмотри на меня! — крикнула Эбби. Он тут же повернулся к ней, и Лиза нанесла удар. Эбби услышала тупой громкий стук чурки о череп. Голова Кэла мотнулась назад, рот раскрылся, как будто он удивился происходящему, потом он закатил глаза и грузно осел на пол, как мешок с песком, прямо на свой пистолет.

Эбби смотрела, как на полу растекается кровь, пачкая волосы. Густые жесткие волосы, в которые она так любила запускать пятерню и наматывать на пальцы. Она опустилась на колени возле бездыханного тела и нерешительно дотронулась до его волос. Они остались такими же, какими она их помнила.

— Какого черта он тут делает? — Лиза смотрела на него сверху.

Эбби вспомнила, как он упрямо искал Лизу, как предупреждал ее быть осторожней. Он ведь знал, что Эбби имеет представление о МЭГ.

— Я ему не верю, — отрезала Лиза и начала носиться по сторожке, швыряя вещи на рюкзак с МЭГом. Эбби продолжала сидеть, в оцепенении склонившись над Кэлом и гладя его по волосам.

— Он шел за тобой по пятам, черт тебя побери! — Лиза была вне себя. — Ты думаешь, ты такая крутая… Господи, за что ты мне послал такую сестру! Кто за ним стоит, ты можешь сказать? Нам нужно срочно отсюда рвать когти… Эбби, какого хрена ты тут расселась! _Шевелись!_

Лиза уже перебросила рюкзак через плечо. Она схватила Эбби за руку и потянула к себе, пытаясь поднять, но ей это было явно не под силу — словно мышь, которая пытается поднять тушу убитого медведя. У Эбби не было сил пошевелиться. Сердце разрывалось от боли.

— Если ты останешься здесь, они придут и _убьют_ тебя — ты ведь знаешь о МЭГ. Надо отсюда сматываться, ты меня слышишь?

Похоже, Лизе все-таки удалось достучаться до сестры — Эбби начала понемногу приходить в себя. Нет, умирать она не собирается. Даже от разбитого сердца.

Она медленно поднялась на ноги.

— Надевай куртку. У меня за сторожкой укрыт готовый к поездке снегоход. Оденься теплее — будет холодно.

Эбби повиновалась, наблюдая, как сестра летает по комнате и запихивает в специально подготовленные непромокаемые пакеты все самое необходимое: спички, щепки для растопки, сухой паек. Все это она рассовывала по карманам куртки, когда Эбби вдруг услыхала металлический щелчок. Кто-то только что зарядил их же пистолет.

Мороз пробежал по коже, она на минуту застыла, не в силах пошевелиться. С трудом повернув голову в сторону двери, она с облегчением вздохнула.

— Все в порядке, то есть с ним-то не все в порядке, — заговорила она сбивчиво, — потому что Лиза огрела его чуркой. Он лежит и не двигается. Может быть, он умер?

— Слава Богу, — сказала Конни и вошла в сторожку. В руках она держала пистолет, хотя не направляла его ни на нее, ни на Лизу. Вспоминая, как безбашенная Конни водит машину, Эбби слегка подалась назад. Ей совсем не хотелось, чтобы пистолет случайно выстрелил.

— Можешь теперь опустить эту штуку, — сказала Эбби.

— Всему свое время.

— Он застрелил Моука, — продолжала Эбби, — или Роскоу. Я должна пойти посмотреть, что с собаками.

— Собаку пристрелила я, — сказала Конни совершенно спокойным голосом, — а если ты еще раз дернешься, я выстрелю в твою сестру.

Эбби, ничего не понимая, уставилась на Конни. Пистолет теперь был направлен прямо на Лизу. Лиза побелела так, что казалось, ее сейчас вырвет.

— Какого черта…

— Я говорю совершенно серьезно, — нетерпеливо перебила ее Конни. — Не успеешь и глазом моргнуть, как я тебя продырявлю без всякой жалости.

Эбби показалось, что она вдруг очутилась в каком-то театре абсурда — настолько нереальным было происходящее. Ужас постепенно проникал в нее, разливался по всему телу. Она была на грани обморока.

Лиза смотрела на Конни, не отводя глаз.

— Ты?! — сказала она. Всего одно слово, но Эбби услышала, с каким чувством произнесла это слово сестра — в нем были презрение, отчаяние, ненависть.

— Да, дружочек, — Конни улыбалась, — это я собственной персоной. Но на этот раз я выйду победителем. Где МЭГ?

— Бог мой! Что произошло с твоей фигурой? — Лиза, похоже, сумела с собой справиться, голос снова звучал уверенно и сильно. — Была такая худенькая, а сейчас ты невероятно толстая. Жирная, оплывшая. В чем дело? Случилось что-нибудь? Наверное, лопаешь слишком много плюшек, пока рыскаешь в поисках идей, которые можно спереть?

— Ты ошибаешься, если считаешь, что своими оскорблениями как-то облегчишь себе жизнь. Итак, где МЭГ?

— Пока я жива, ты его не получишь, — зло сказала Лиза.

До Эбби доносились голоса, но она никак не могла понять, о чем они говорят.

— Но ведь Конни твой инвестор, — пролепетала Эбби.

Лиза глухо рассмеялась.

— Ты, судя по всему, не растеряла своей способности вызывать у людей доверие, — сказала она Конни. — Ты всегда была вдохновенной лгуньей.

Эбби беспомощно переводила взгляд с Конни на сестру, пытаясь сообразить, в чем дело.

— „Брайтлайт“, — наконец выдавила она, — они ведь дали тебе деньги.

Лиза вздрогнула:

— „Брайтлайт“ инвестировал в изобретения Сантони. ЭВенты и клапаны Куртиса. Так эта мерзавка и узнала о МЭГ. Через Сантони.

— „Брайтлайт“ лгала полиции? — сказала Эбби и вспомнила Скотта, супруга и начальника Конни, который, очевидно, выполнял ее поручения и вместе с ней охотился за МЭГ. Она вспомнила, как он стоял у барной стойки и курил, а еще она вспомнила, что ей говорила Джулия о приходившем к ней человеке, который задавал вопросы о Лизе.

_Довольно_крупный_мужчина_лет_сорока_пяти_—_сорока_шести._Каштановые_волосы,_карие_глаза…_Ничего_особенного_во_внешности,_правда,_на_нем_были_очень_дорогие_модные_очки,_но_почему-то_с_темными_стеклами…_

Тогда в баре на Скотте тоже были очки от Гуччи с темными стеклами. Наверное, к матери в Оксфорд приезжал именно он. А Сантони снабдил его такими подробностями из жизни Лизы, которые нужны были, чтобы представиться близким другом. Непонятным остается только одно:

— Кто же твой инвестор, если не Конни? Лиза посмотрела на сестру уничтожающим взглядом — Эбби втянула голову в плечи. Надо же быть такой идиоткой! Конечно, Лиза не хочет, чтобы Конни знала, иначе она может убить и этого человека.

— Я уже знаю ответ на этот вопрос, — вмешалась Конни. — Это так очевидно, что даже ребенок способен догадаться. Я же не дура.

— Нет, дура, — с презрением в голосе сказала Лиза. — Ты не просто дура — ты дура настолько непроходимая, что не можешь отличить Куртиса от клапана. У тебя ни разу в жизни не возникло ни одной оригинальной мысли — ты воровала их у других. Ты их обманывала, обирала, манипулировала ими, ты даже пошла на преступление и убила своего же коллегу только ради того, чтобы завладеть его диссертацией…

— Да кого это волнует, — прервала ее Конни, — Джаред мертв. Ты тоже, если не отдашь мне МЭГ, станешь покойницей.

— Так убей меня, горе-ученый! Ты ведь убийца, Кроу! Мне плевать.

Эбби дернулась всем телом, будто ее ударило током. Господи! Перед ней Лизин старинный враг, которого она обвиняла в убийстве. Это известие оглушило ее, она не верила собственным глазам и ушам. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы заставить себя соображать. Она находилась в метре от Конни. Может, удастся выбить из ее рук пистолет, прежде чем та выстрелит? Она должна сделать _хоть_что-нибудь._

— Ты никогда не найдешь МЭГ, — говорила Лиза. — Я его спрятала. Я спрятала результаты лабораторных испытаний — все спрятала. Ты со своими куриными мозгами не догадаешься, где их искать. Так что привыкай к мысли, что тебе никогда не добиться славы, о которой ты так мечтаешь. Умрешь толстой, в одиночестве и безвестности, как ты этого и заслуживаешь.

Эбби чувствовала, как кровь начинает стучать в висках, она вся напряглась, приготовившись прыгнуть и свалить Конни на землю, но вдруг та, как дикая кошка, резко развернулась и бросилась на нее. Эбби инстинктивно подняла руки, пытаясь защититься, но тут же почувствовала сильный удар по голове. Ее обожгло, как огнем, в голове зашумело, ноги подкосились, и в следующую секунду она рухнула на пол. Лиза закричала; словно сквозь туман, Эбби увидела, как сестра ринулась к Конни.

Эбби хотела крикнуть „Нет!“, но тут Конни нажала на спусковой крючок, и Лиза, схватившись за живот, со страшным стоном упала и задергала ногами.

Стараясь не обращать внимания на тошноту, Эбби попыталась подняться, но у нее потемнело в глазах.

Последнее, что она увидела, — Конни прячет пистолет за пояс.




37


Эбби казалось, что она задыхается.

Рот и нос были чем-то закрыты, и хотя она судорожно вдыхала воздух, ей все равно его не хватало.

— Спокойнее, Эбби, спокойнее, — услыхала она голос Конни. — Перестанешь дергаться, сумеешь дышать.

Эбби повернула голову и тут же поняла, что вокруг шеи крепко затянута веревка. Она попыталась пошевелиться и не смогла. Она сидела на полу со связанными ногами, руки, перехваченные за спиной веревкой, были непонятным образом прикреплены к стене. Ее охватила страшная паника, и она забила ногами. На голове был какой-то колпак. Воздуха не хватало. Она же умирает от удушья!

— Эбби, делай так, как она говорит, — голос Лизы дрожал от боли. — На тебе эта наволочка уже минут пять — ты ведь дышала, правда?

Задыхаясь и давясь тряпкой, Эбби пыталась успокоиться, но мысль о том, что ее пытаются придушить, заставляла сопротивляться еще отчаяннее.

— Я сниму ее с твоего лица, только если ты скажешь, где МЭГ.

— В уборной, — сквозь наволочку сдавленно завопила Эбби.

— Как? Он здесь? — Конни поразило это известие.

— Да! Да! — кричала Эбби.

— Он зарыт в снегу? Надеюсь, он не в выгребной яме? Честное слово, мне надоело иметь дело с Лизиным дерьмом.

— Сними! — закричала Эбби, задыхаясь. — Я ведь сказала тебе!

— Не сниму, пока точно не скажешь.

— Не говори, Эбби! — подала голос Лиза.

— В выгребной яме! — Эбби задрыгала ногами, то втягивая в себя наволочку, то пытаясь ее выплюнуть. — Под слоем извести.

Она услышала звук удаляющихся шагов Конни.

— Сними с меня это! — закричала ей Эбби вслед, но та уже выскочила из сторожки.

Эбби отчаянно извивалась на полу, но никак не могла освободиться от крепко удерживавших ее пут.

— Эбби, успокойся, — тут же заговорила Лиза, — от этого никакого толку — только хуже будет.

Часто и тяжело дыша, Эбби всем телом бросилась вперед, надеясь, что физическая сила поможет ей освободиться от того, что так крепко ее удерживало сзади.

— Ты привязана к металлической петле в стене. Вряд ли тебе удастся ее вырвать. Майк говорит, она тут уже лет двадцать торчит.

— Майк? — повторила Эбби, продолжая попытки освободиться.

— Майкл Флинт. Он и есть мой инвестор.

Лиза вдруг охнула от боли, и у Эбби сжалось сердце:

— Куда ты ранена?

— В живот.

Господи, пуля могла задеть желудок, почки, печень или селезенку — что угодно.

— Майк мой тайный инвестор, — продолжала Лиза. — Он пока не хочет, чтобы об этом знали его родственники или его компания… Знаешь, я не понимала твоих чувств к Кэлу, пока не познакомилась с Майком. Только тогда до меня дошло, почему ты была в такой ярости. Мы собираемся пожениться… Как только я отсюда выберусь.

Эбби вспомнила, как Майкл Флинт с темными кругами под глазами бродил вокруг дома Мэлоуна в поисках Лизы.

— Томас должен был отдать ему записи лабораторных испытаний. Не знаю, успел ли он это сделать.

— Они у него в охотничьем доме, — успокоила сестру Эбби, подумав, что Флинт мог бы их освободить. — Майк знает, что ты здесь?

— Нет. Я не хотела, чтобы кто-то связывал его имя со мной или с МЭГ. Только так я могла обезопасить его жизнь.

Что ж, у нее это получилось. Конни показалось странным, что нефтяной магнат крутится возле Лейкс-Эдж, но она не сделала никаких выводов, пока до нее не дошли слухи, что у них с Лизой роман.

— Как Кэл? — спросила Эбби сквозь горячую от ее судорожного дыхания наволочку. — Что с ним?

— Ни разу еще не пошевелился.

— Лиза, ты можешь подползти и развязать меня?

— Никак не могу — она привязала меня к печке.

— Попробуй распутать узлы.

— Сама попробуй. Она связала меня этой прочной изолентой.

Черт побери! Но ведь должен же быть какой-то выход! И вдруг ее словно озарило: нож, у нее же с собой нож. Как она могла о нем забыть! Она поскребла ногой по полу, но в том месте, куда его сунула, не почувствовала знакомого бугорка. Извиваясь всем телом, она попробовала дотянуться до лодыжки, но не смогла.

— Что ты хочешь сделать? — спросила Лиза слабеющим голосом. Наверное, у нее кровотечение, может начаться заражение или что там еще происходит, когда у человека пуля в животе.

— У меня там нож.

— Она его вытащила, — тихо сказала Лиза.

Страшно обозлившись, Эбби снова начала дергаться всем телом, яростно борясь с кольцом в стене, пока окончательно не выбилась из сил.

Эбби затихла, стараясь равномерно вдыхать и выдыхать сквозь наволочку. Наконец легкие перестали судорожно напрягаться, сердцебиение восстановилось.

_Я_буду_бороться._Я_не_сдамся._Не_сдамся._

— Кэл связан?

— Только руки.

— У него был пистолет. Он на него упал…

— Он на нем и лежит.

— Кэл, — позвала она, — пожалуйста, очнись. Давай же! Ты меня слышишь? Очнись!

В ответ ни звука.

— Дверь открыта? — спросила она Лизу.

— Да.

— Моук! — позвала она. — Роскоу! Кэл, черт тебя побери! Кто-то из вас троих, помогите же нам!

Сквозь наволочку она до боли в горле звала собак, Кэла и продолжала кричать, пока не почувствовала рядом мохнатое тело.

— Моук, — выдохнула она, опустив голову, — помоги мне. Помоги, малыш.

Моук, поскуливая, прижался к ней всем телом.

— Ко мне, Моук! — позвала Лиза. — Я тебе объясню, что сделать.

Но Моук не отходил от Эбби. Он то дотрагивался лапой до ее ноги, то упирался головой в плечо, словно прося ее подняться.

Эбби услышала знакомые шаги в сенях.

Моук заворчал.

— Молодец, — похвалила она собаку. — Умница! Ворчание переросло в глухое рычание.

— Молодец! А теперь фас! Взять ее!

Пес бросился к дверям, Конни испуганно вскрикнула и выстрелила. Эбби затаила дыхание, но не услыхала ни собачьего визга, ни звука борьбы.

— Мерзкая псина! — заорала Конни, тяжело дыша. — Погоди, доберусь до тебя! Выпущу кишки наружу!

Эбби поняла, что Конни промахнулась. Слава Богу, она не попала в Моука. Слава Богу, подумала она и тут же внутренне съежилась, почувствовав рядом ее присутствие.

— Эбби, ты мне солгала.

Эбби чувствовала запах экскрементов, исходивший от Конни. Цепенея от страха, она внутренне торжествовала, так как заставила Лизиного врага рыться в дерьме.

— Что ты! — забормотала она. — Мне Лиза сказала, что он там.

— Гм, — Эбби почти отчетливо увидела, как Конни озирается вокруг, что-то прикидывая в уме. — Лично мне кажется, он зарыт где-то в снегу рядом со сторожкой. А ты как думаешь?

— Не знаю. — Голос Эбби дрожал.

Вдруг она почувствовала руку Конни на своем лице, она дернула головой, но Конни крепко схватила ее за нос, перекрывая дыхание и пытаясь засунуть ей что-то в рот.

Лиза закричала, а Эбби почувствовала, что Конни с силой вдавливает ей в губы и зубы что-то металлическое. Нет, она ни за что не позволит засунуть эту штуку себе в рот, ни за что, но, черт возьми, она не может дышать!

— Открывай-ка рот, Эбби.

Эбби отчаянно боролась, но Конни, будто щипцами, сдавила ей ноздри. Эбби судорожно глотала, решив, что лучше умрет, чем откроет рот, но ее собственный организм принял другое решение.

Эбби инстинктивно открыла рот, чтобы вдохнуть, и тут же почувствовала во рту дуло пистолета.

Зубы противно заскрипели от соприкосновения с металлом, ей показалось, что дуло уперлось прямо в горло, хотя она языком пыталась вытолкнуть его обратно. Она в ужасе застыла.

Ей очень хотелось быть сильной и храброй — такой, как Лиза, но она почувствовала предательскую теплую струйку между ног и заплакала от отчаяния.

— Лиза, — голос Конни звучал как ни в чем не бывало. — Расскажи-ка, подружка, где ты спрятала МЭГ, а то сейчас мозги твоей сестренки растекутся по этой стене. Мне безразлично, будет она жить или нет, но если я уйду отсюда с МЭГ, я оставлю ее в живых. Я не говорю, что оставлю в живых тебя, потому что это было бы слишком, да ты бы мне и не поверила. И хотя она по-своему девица отважная и решительная, я на сто процентов уверена — как только я доберусь до Арлингтона, у нее не хватит силенок со мной тягаться. Она будет совершенно беспомощна.

Конни самодовольно хохотнула.

— Ты можешь себе представить, чтобы Эбби удалось убедить Патентное бюро, что она знает о МЭГ? Сейчас в Интернете сотни сайтов и все заявляют, что сумели справиться с энергией магнитного поля, — свои сведения она могла почерпнуть из этих источников. Она понятия не имеет о том, как он действует, поэтому угрозы для меня не представляет.

Эбби точно знала, что это блеф: Конни ни за что не выпустит ее живой. Лиза, конечно, тоже это понимала.

_Кэл!_ — кричала она про себя, ощущая во рту вкус металла и оружейной смазки.

— Итак, Лиза, каково твое решение?

— Открой ей лицо и развяжи ее.

— Нет.

Дуло снова противно заскрипело на зубах.

— Что ж, так тому и быть, — сказала Лиза. — Стреляй. Только этим ты ничего не добьешься. Ты ведь уже сказала, что не оставишь меня в живых. Так есть ли у меня резон говорить тебе, где МЭГ, если ты убьешь Эбби?

Повисло долгое молчание. Эбби старалась не шевелиться, пот градом катился по лицу и спине.

— Я не скажу тебе, где МЭГ, пока ты ее не освободишь. Не забывай, мы сестры. Ой, прости, как же я могла забыть!.. — В Лизином голосе зазвучали издевательские нотки. — Испорченное единственное чадушко! Что ты можешь знать о родных братьях и сестрах! Ты даже представить себе не можешь, что означает для нас кровная связь.

Эбби поняла, что задумала сестра: если Конни ее освободит, она сможет добраться до пистолета Кэла.

— Нет, — голос Конни ничего не выражал.

В снова наступившей тишине Эбби пыталась расслышать дыхание Кэла, но слышала только, как стучит кровь у нее в висках. Бешено колотилось сердце.

— Эбби, любимая моя сестричка! — услыхала она ласковый голос. — Прости меня, родная. Не думай, что я тебя не люблю… — голос предательски дрогнул. — Я тебя очень-очень люблю. Ты даже не представляешь, как сильно. Но впереди тупик, из которого нет выхода.

Эбби услышала, как она шумно сглотнула, после чего голос зазвучал уверенно и сильно:

— Стреляй, Кроу! Убей мою сестру!




38


Конни резко выдернула пистолет изо рта Эбби, и он больно стукнул ее по зубам. Эбби облизала губы — во рту пересохло. Она почувствовала, как Конни снимает с шеи веревку, потом убирает с глаз наволочку. Слепо щурясь, она жадно вдыхала восхитительный холодный воздух.

Она тут же увидела сестру, согнувшуюся от боли возле печки; с мокрого кровавого пятна размером с тарелку капало на джинсы. Она бросила взгляд на Кэла — тот лежал не двигаясь. Она снова заморгала. Руки у него были связаны за спиной. Кажется, когда он упал, ноги были раскинуты в стороны. Но что-то не похоже, чтобы он пришел в сознание — не видно даже, чтобы он дышал.

— Развяжи ее, — потребовала Лиза.

— Это вряд ли возможно, — сказала Конни и почему-то вышла из сторожки.

— Лиза, ты как?

Лиза ответила не сразу.

— Бывало и лучше. — Ее голос дрожал. У Эбби сжалось сердце от того, что сестра пытается еще и шутить.

Эбби снова взглянула на Кэла.

— Очнись, Пегати, а то мы все здесь станем пушечным мясом! Под тобой оружие… Господи, Кэл, очнись!

Ей показалось, что его пальцы шевельнулись. Но может быть, она выдает желаемое за действительное? Снова и снова, напрягаясь всем телом, она пыталась выдернуть кольцо из стены, пока мышцы не начали гореть от бесплодных усилий. Кэл не двигался. Она перестала дергать веревку, едва в сторожку вернулась Конни, волоча за собой канистру с бензином.

У Эбби все внутри упало.

Конни открутила колпачок, подошла к Лизе и начала поливать бензин ей на голову, на плечи, на колени. Лиза закашлялась, хватая ртом воздух и дрыгая ногами.

— Не говори ей, — дернулась она в сторону Эбби. — Обещай. Не говори ей!

Конни отступила на шаг и достала из кармана коробок спичек, вытащила спичку и, высоко подняв руку, приготовилась чиркнуть ею о коробок.

— Теперь твоя очередь, Эбби. Скажи, где МЭГ, или Лиза сгорит заживо. Зрелище не из приятных, но все закончится очень быстро. Она попадет в собственный маленький ад и будет орать, как Томас, когда я бросила горящую спичку в его машину.

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Эбби.

— Эбби, в твоем распоряжении пять секунд.

— Не говори ей, — продолжала просить Лиза.

— Четыре секунды, три, две…

Эбби пронзил настоящий ужас, когда Конни чиркнула спичкой.

— Стой! Я скажу. Убери спички. Пожалуйста… — взмолилась Эбби и тут же выпалила: — Он под топчаном.

— Не может быть.

— Сама посмотри, — в голосе звучала мольба. — Он в рюкзаке.

Лиза оперлась о печку и тихо зарыдала.

Эбби сверлила взглядом лежавшего Кэла, мысленно взывая к нему: очнись, очнись же!

Конни подхватила рюкзак и вывернула его содержимое на пол рядом с Кэлом. Подняла выпавший оттуда МЭГ, почти с благоговением повернула в руках.

— Наконец, — выдохнула она.

У Эбби перехватило дыхание: она была готова поклясться, что Кэл шевельнул пальцами! Вставай же, кричала она ему беззвучно, встань и пристрели эту суку!

— Эбби, дорогуша, — обратилась к ней Конни, нежно, как котенка, поглаживая металлическую поверхность МЭГ. — Я и не предполагала, каким ты можешь оказаться следопытом. Спасибо, что вывела меня на записи лабораторных испытаний. — И она широко улыбнулась Эбби. — Ни за что бы не догадалась заглянуть в коробку из-под собачьего корма, если бы ты не обронила рядом свою варежку.

Лиза посмотрела на сестру так, что Эбби отвернулась, — это было невыносимо. Из глаз полились слезы, в сердце как будто вонзили нож. Она подвела сестру. Как же она подвела сестру!

С МЭГ под мышкой Конни вышла из сторожки, но затем вернулась и подняла канистру, расплескала бензин по полу, плеснула на топчан. В нос ударил едкий запах, заслезились глаза.

— Ну и кто же среди нас умный? — Конни поставила канистру на пол.

— Конни, пожалуйста, — умоляла Эбби, но тут же осеклась. Кэл дернул плечами, потом руками. Господи, помоги ему! Пусть он пристрелит Конни.

— Представляешь, завтра я буду в Вирджинии. Правда, сначала придется позаботиться о Майкле Флинте. Он, бедолага, ни о чем не подозревает. От него избавиться будет о-о-чень легко — все равно что подстрелить утку на яйцах.

„Кэл! — мысленно вопила Эбби. — _Ну_помоги_же!“_

Конни подошла к Лизе, вылила остатки бензина ей на голову, потом вытащила коробок. Эбби с ужасом поняла, что сейчас случится.

Она страшно закричала, видя, как Конни бросает зажженную спичку на колени сестре.




39


Эбби пришла в себя и поняла, что не переставала кричать.

Потеряла ли она сознание от жуткого потрясения, что сейчас прямо у нее на глазах заживо сгорит сестра, или организм выключился, отказываясь бороться с охватившей ее паникой, но когда она очнулась, топчан горел. Пламя жадно пожирало дерево, подушки; по сторожке плыли клубы густого черного дыма. В кухоньке с треском обвалился буфет, пламя мигом слизнуло занавески на окнах, огонь подпрыгивал к потолку. Воздух был настолько горячим, что ей показалось, будто кожа начинает пузыриться. Пламя подбиралось по ковру к ногам.

Захлебываясь от дыма, она высматривала Лизу, но ее нигде не было.

Не веря собственным глазам, она вдруг увидела, как к ней, повесив голову на грудь, на четвереньках ползет Кэл. Одежда на нем свисала лохмотьями, лицо было в крови и золе. В руке он сжимал нож.

В голове мелькнул лучик надежды.

Он спас Лизу?

Половина топчана рухнула, разбрасывая фонтаны искр и горячей золы. Волна огня и дыма отбросила Кэла в сторону.

— Поторопись, Кэл! — прохрипела Эбби. — Бога ради, быстрее!

Он начал разрезать пленку, обмотанную вокруг ее ног, потом вдруг отвернулся. Она закричала на него, требуя не останавливаться, но у него началась рвота.

Вокруг плясало пламя и неровной линией двигалось прямо на них.

— Быстрее, Кэл!

Он разрезал пленку у нее на руках. Как только он ее освободил, она тут же вскочила и, пригнувшись, бросилась к двери.

Она обернулась и увидела, что Кэл рухнул на пол. Ботинки загорелись, пламя лизало лодыжки. Кашляя и заливаясь слезами от дыма, Эбби сорвала с себя куртку, бочком проскочила мимо стены огня, ринулась к раковине на кухоньке, на всю мощь отвернула краны и сунула куртку в воду. Она рванулась к Кэлу и накрыла мокрой курткой его ноги, потом схватила за руки и потянула на себя. С таким же успехом можно было бы попытаться сдвинуть с места лежащего буйвола.

Широко расставив ноги и собрав все свои силы, она медленно, рывками, поволокла его к двери.

Вокруг, как в адском танце, плясало пламя, она кашляла, задыхалась и орала на него как бешеная:

— Я тебе, мерзавец, умереть не дам!

Еще один шаг, еще… градом катил пот, заливая лицо. Еще рывок. Потом другой.

У него дернулись плечи и началась сухая рвота. Изо рта свисала тонкая нитка слюны.

— Вставай же ты! Уже совсем рядом! — Она подхватила его под мышки и потянула так, чтобы он мог встать на четвереньки. — Давай, давай! Иди вперед! Только вперед, не останавливаться!

Она то ругалась последними словами, то уговаривала его, то тянула на себя, то подталкивала сзади, пока наконец они не оказались сначала на пороге домика, а потом на улице. Свежий воздух подействовал, как сильнодействующий наркотик, — Кэл медленно поднялся, сделал несколько шагов вперед на дрожащих ногах, но ноги тут же подкосились, и он опустился на колени.

— По-собачьи тоже можно, — прерывисто и тяжело дыша, подбодрила она его, — главное — не останавливайся.

Только когда они оказались на безопасном расстоянии от горящей сторожки, она сказала, что можно передохнуть, и он тут же тяжелым мешком рухнул в снег.

— Кэл! — она склонилась над ним, заглянув в глаза. Зрачки превратились в две едва видимые точки — он был без сознания.

Со стороны леса она услыхала легкое поскрипывание снега, это заставило ее пригнуться. Она в ужасе подумала, что вернулась Конни, но это был Моук.

Со страшным грохотом рухнула крыша, сторожка превратилась в огромный огненный шар, от которого во все стороны летели искры и поднимался огромный столб дыма. Горячая волна обожгла кожу, она с трудом поднялась на ноги, пряча лицо и стараясь не вдыхать жуткий запах горящей плоти. И тут она увидела Лизу.

Она лежала на снегу в том месте, куда ее дотащил Кэл.

На голове не было волос, лицо больше напоминало кусок сырого мяса с кровью. Одежда будто растворилась в коже и грязными черными лохмотьями прилипла к шее, плечам и рукам.

Эбби упала на колени. Ей показалось, что она теряет рассудок.

Лиза не может умереть! Ее нельзя уничтожить!

Она осталась жива, когда в детстве с зонтом в руках спрыгнула с крыши их дома в Оксфорде. Она не погибла, когда в школьной лаборатории проводила опасные опыты и устроила пожар. Не разбилась, лазая по скалам и прыгая с парашютом в затяжных полетах.

Что общего могло быть у ее беспокойной, жадной до опасных приключений сестры с этим кровоточащим телом, больше похожим на бесформенную кучу!

— Эбби…

Странный звук, похожий не то на кваканье, не то на скрип:

— Господи… Эбби…

Эбби бросилась на колени рядом с сестрой:

— Лиза? Ты звала меня?

— Да.

Эбби не верила собственным ушам.

— Ты жива! — Ее начало трясти. — Господи, сестренка, ты жива… Потерпи, Лиза… чуть-чуть… Мы отвезем тебя в больницу, там тебя вылечат. — Эбби начала беспомощно озираться вокруг, не понимая, _что_ она хочет найти. Перед глазами замелькали бинты, капельницы, медсестры, но реальная картина была совершенно другой: догорающая сторожка и Кэл на коленях — его рвало.

— Эбби…

— Я сейчас сбегаю за снегоходом. — Эбби с трудом поднялась на ноги. Сердце бухало в груди. Колени дрожали. — Сгоняю в охотничий дом Майка и по радио попрошу помощи.

— Постой… — Лиза подняла руку, с нее капала кровь. — Сначала… ты должна… кое-что сделать.

— Нет времени, Лиза. — В мозгу громко, как сирена „скорой помощи“, гремели слова „Найти помощь! Как можно скорее! Немедленно!“. Лизе срочно нужна медицинская помощь — без бригады врачей она долго не протянет. — Я должна ехать прямо сейчас.

— Пожалуйста, — Лиза смотрела на нее умоляюще.

Эбби замолчала, пытаясь справиться с охватывающей ее паникой.

— Ты должна… остановить Конни.

— Лиза! _Времени_ на это нет…

— Время есть… только на это. Не дай ей уйти. Не думай обо мне, о Майке… — Лиза с трудом открывала рот. — Подумай о Томасе… о нашей мечте. Мы хотим дать миру МЭГ. Подарить и ничего не просить взамен.

Лиза попыталась приподняться, но со стоном упала назад в снег.

Эбби опустилась рядом с сестрой.

— Пожалуйста, сестренка, не двигайся…

— МЭГ важнее, чем я, — проскрипела Лиза. — Ты должна понимать, как он… нужен. Всем…

— Нет, нет, — глаза Эбби наполнились слезами. — Ты не можешь просить меня об этом. _Я_не_оставлю_тебя_здесь_умирать._

— Ты должна. — Лиза попыталась улыбнуться, но захрипела от боли.

— Я не могу, — с нее снова градом покатился пот.

— Дашь ей уйти… клянусь, никогда в жизни… с тобой… не заговорю. — Лиза закрыла глаза. — Я тебя возненавижу… Буду ненавидеть всегда. Кто отдал ей документы? Ты!

— Нет, — заблеяла Эбби.

— Да, — выдохнула Лиза.

— Господи… — Эбби была в полном смятении. Волна эмоций захлестнула ее с головой. — Я не могу тебя здесь оставить, — зарыдала она.

— Ты передо мной в долгу.

Эбби продолжала причитать:

— Пожалуйста, не надо…

Лиза смотрела на нее в упор. Наполненные кровью глаза, казалось, проникали насквозь, глядели прямо в душу.

— Господи, Лиза… только ты можешь такое со мной творить…

Обожженные черные губы растянулись в улыбке.

— Ты сделаешь это для меня?

Эбби кивнула, по щекам ручьем катились слезы.

— Поклянись.

— Умру, но клятву не нарушу.




40


Трудно сказать, сколько понадобилось времени, чтобы отыскать Лизин снегоход, усадить позади себя Кэла и доехать до охотничьего дома Флинта.

На холодном ветру легкие как будто съеживались, она все время кашляла и чувствовала, что силы готовы ее покинуть, но приказывала себе сосредоточиться и не терять самообладания.

Прежде чем уехать, они как можно лучше укутали Лизу в меховую куртку Кэла, но не осмелились сдвигать ее с места. Кэл должен вернуться к ней, как только узнает, что врачи выехали на помощь. Оставалось только молить Бога, чтобы Лиза сумела дождаться.

Эбби поехала по следам, которые оставила сначала она сама, потом Кэл и Конни. Значит, к дому Флинта они все приехали на машинах, а потом по следу, оставленному в лесу предыдущим гостем, один за другим вышли к сторожке, где скрывалась Лиза.

Она остановила снегоход перед домом Флинта и выключила двигатель. Ветер усиливался, раскачивая верхушки деревьев. Снег с деревьев мягко шлепался на крышу. Окно справа от входной двери было разбито, пустая рама, скрипя, покачивалась на ветру. На снегу она увидела следы Конни.

Чтобы не терять время в поисках ключей, она решила залезть туда через окно и уже собралась прыгнуть туда, как вдруг к ней подлетел Моук. Он слегка отстал от снегохода и теперь, снова увидев ее, радовался так, будто она отсутствовала по крайней мере год.

— Стоять! — приказала она ему и осторожно, стараясь не порезаться о разбитое стекло, забралась внутрь и распахнула дверь на улицу.

Кэл поднял капот и склонился над машиной.

— Я сейчас найду радио, чтобы вызвать бригаду медиков! — крикнула Эбби.

Он кивнул, не оборачиваясь.

Из гостиной она побежала в комнату отдыха. Моук следовал за ней по пятам. Где же радио? В холле, на кухне? На одном из кухонных столов валялось то, что осталось от радио…

Конни все предусмотрела.

Эбби чуть не завыла от отчаяния. Если срочно не прибудет помощь, Лиза умрет. Она пробежала по другим комнатам, Моук не отставал. В горле закипали слезы. Она выглянула наружу. Кэл, оставив и свою машину, и машину, на которой приехала Эбби, возился возле снегохода Флинта.

— Кэл! Она уничтожила все приемники — ни один не работает.

— Черт, — в сердцах сказал Кэл, продолжая ковыряться в двигателе. Он отложил плоскогубцы и начал сосредоточенно скручивать какие-то провода. — Она вытащила из наших машин аккумуляторы и повредила снегоход. Но снегоход я починить смогу. Потом поеду за помощью.

— Ты уверен, что у тебя получится?

— Да.

Она взяла его за подбородок и повернула лицом к себе. Зрачки по-прежнему оставались маленькими черными точками.

— У тебя сотрясение мозга.

— Бывало и хуже, Эбби. Я справлюсь.

Только сейчас она увидела висевшую на нем обугленную одежду, кровь на лице, ожоги на шее и груди. Руки тоже были обожжены. Ею снова овладела паника.

— Ты ранен!

— Со мной все нормально, — упрямо повторил он и отвернулся к снегоходу.

Эбби заставила себя успокоиться.

— Ах, какие мы крутые, — сказала она, стараясь придать голосу бодрости. — Будь по-твоему.

Он хмыкнул в ответ.

— Кэл, в какое время ты подошел к Лизиной лесной сторожке?

— В семь сорок пять.

Она глянула на часы: без пятнадцати девять. Она теряет время, надо торопиться. Нужна карта. Она ринулась в прихожую.

Дверца морозильной камеры, где когда-то лежали документы, словно в насмешку была распахнута настежь.

— Нечего издеваться, — сказала она, обращаясь к морозильной камере. — Я их верну.

Она обернулась теплым шарфом, нашла какие-то перчатки и меховую шапку-ушанку, залезла в необъятный теплый комбинезон — туда без труда мог поместиться еще и Кэл. Плевать: она не на модную тусовку идет — главное, чтобы было тепло.

Она стала собирать самое необходимое: спички с кухни, обернутые полиэтиленом, немного сухого хвороста для растопки из корзины возле камина. Нож, несколько плиток шоколада, пакет сухофруктов.

Развернув карту, Эбби начала изучать извилистую дорогу, ведущую к трассе. Она попробовала восстановить по времени последние два часа. Итак, Конни шла к сторожке Лизы пешком, пешком она шла и обратно. Эбби здорово сэкономила время, доехав сюда на снегоходе. Конни не могла быть слишком далеко. Она снова уткнулась в карту, пытаясь разработать оптимальный для себя маршрут. Если ее предположение верно, Конни сейчас где-то возле леса, потом ей придется взять ближе к северу, отклоняясь от прямого пути, снова вернуться, добраться до реки и снова сделать крюк. Потом озеро.

Она бросилась назад, к Кэлу. Ветер бил в лицо острыми иголками-снежинками. Похоже, начинался снегопад.

— Сам справишься? Я отправляюсь вслед за Конни.

Он резко повернулся к ней, с тревогой в глазах окинул ее наряд.

— Ты не можешь так поступить, — сказал он.

— Я пообещала сестре.

Видимо, что-то в ее взгляде сказало ему, что ее не остановить. На его лице отразился ужас.

— Но ведь она останется совершенно одна.

— Я знаю, — она отвела глаза, в горле застрял твердый комок, дыхание перехватило.

— Господи, Эбби, а если я… — он махнул рукой в южном направлении в сторону Лейкс-Эдж, — ее нельзя оставлять одну. Я могу отсутствовать не один час.

— Я знаю.

Она подняла на него глаза, несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

— Боже, — он прикрыл глаза, лицо нервно дернулось. — Мне кажется, это не ты.

— Я и сама себя не узнаю.

— Если бы я приехал пораньше… — голос задрожал. — Я так старался… Прости, что не сумел.

Она подняла было руку, но не решилась дотронуться до обожженной кровавой щеки.

— Я знаю.

— Я и не предполагал, что Конни следует за мной по пятам. — Он судорожно глотнул. — Не надо было лететь очертя голову — надо было думать, но я так за тебя испугался. Я ведь нашел твою записку. Позвонил Большому Джо, он тоже стал волноваться.

— Какое контрольное время ты ему назвал?

— Сегодня вечером.

Кэл доберется до поселка раньше, чем Большой Джо начнет бить тревогу. Доживет ли Лиза, справится ли? Она постаралась об этом не думать, чтобы страшные мысли не разорвали сердце на мелкие кусочки.

Кэл бережно взял ее руки в свои.

— Жаль, что мы не можем вернуться на сутки назад. Мы бы сделали все по-другому.

— Да, — эхом отозвалась Эбби.

Она посмотрела в его глаза, пронизанные болью, ощутила тепло его рук и вдруг поняла, что ее жизнь безвозвратно изменилась. Назад ходу нет. Выживет Лиза или умрет — отныне все будет иначе. Она тут же почувствовала, что не хочет с ним разговаривать, не желает. Чья-то жесткая холодная рука проникла прямо в мозг и отключила ту пульсирующую беспокойную часть сознания, которая переживала, видела красоту вокруг, — остался только холодный чистый расчет.

Жизнь Лизы отныне в руках Всевышнего.

Пора выполнять обещание.




41


Эбби проехала пару километров, когда поняла, что сзади бежит Моук. Она собиралась повернуть, чтобы срезать угол, автоматически глянула через плечо, будто проверяя, нет ли сзади и сбоку машин, и увидела двигавшуюся за ней черную точку.

Без всякого сожаления она отвернулась и продолжила путь. Сердце оставалось холодным, словно его только что достали из морозильной камеры.

Время от времени она снова выезжала на дорогу, но в основном ехала прямиком через снежную пустыню, тем самым значительно сокращая расстояние.

Ветер усиливался, сердитые серые тучи почти полностью закрыли небо. Ветер собирался с силами, чтобы обрушиться на землю снежным бураном. Еще вчера это напугало бы ее до полусмерти, но сейчас она хладнокровно размышляла, какую пользу можно из этого извлечь.

Наконец снегоход достиг берега реки, она остановилась, изучая гладкую поверхность льда и горбатые неровные места из снежных глыб, а потом направила машину к бесформенным снежным валунам над замерзшей водой. Что там говорил Уолтер? Что такая комковатая поверхность выдерживает семитонный грузовик?

Снегоход подпрыгивал на снежных кочках, но лед под ним не заскрипел, не треснул, не провалился. Впереди, насколько хватало глаз, торчали такие же снежные глыбы. Вера в собственные силы крепла в ней все больше. Через каждые несколько секунд Эбби поглядывала на берег, вдоль которого в южном направлении могла двигаться машина Конни.

Она пересекла реку всего минут за десять, сэкономив на переправе гораздо больше времени, чем предполагала, а когда поехала напрямик, не объезжая гору и лес, к сэкономленному времени добавилось еще минут двадцать. Так, с Божьей помощью, она, глядишь, опередит Конни.

Эбби прибавила скорость на подъеме в гору, из-под полозьев в стороны полетели комья снега, блеснул причудливого вида валун, покрытый инеем.

Чем выше в гору она поднималась, тем глубже становился снег, тем труднее было преодолевать подъем. Деревья мельчали. И вот снегоход вскарабкался на самую вершину. Здесь ветер чувствовал себя особенно вольготно — она оказалась единственным препятствием на его пути, и он испытывал на ней всю свою силу. Она внимательно рассматривала дорогу внизу.

Она вспомнила о Моуке, но не увидела позади знакомой серой точки. Вдруг внизу очень далеко она заметила какое-то движение и внутренне напряглась. Нет, это не Моук. Это Конни.

Она сначала не поверила собственным глазам — неужели Конни от нее отставала? Ей еще нужно было доехать по берегу реки до горы, с которой за ней наблюдала Эбби, а потом обогнуть эту гору снизу. Вряд ли она увидит следы снегохода. Если же, заметив их, остановится, чтобы разглядеть поближе, у Эбби появится дополнительное время.

Эбби торжествовала. Она готова была кричать от восторга, но сдержалась: силы нужно экономить. До деревянного моста и той самой предательской наледи оставалось каких-то двести метров.

Она неслась на предельной скорости и не заметила, что за снежным выступом впереди гора резко уходит вниз. Снегоход взмыл в воздух.

Несколько секунд невесомости. Она увидела внизу озеро, ели, хороводом окружавшие подножие гор, серое небо над головой. Невероятно, но она парила на своем снегоходе.

Снегоход, взревев мотором, ринулся вниз. Она инстинктивно всем телом подалась назад, не давая машине зарыться носом при падении. Мощный удар о землю, от которого хрустнуло в спине, снегоход резко накренился, потом еще раз подпрыгнул, но уже не так высоко, плюхнулся на снег, выровнялся и зайцем поскакал вниз по склону. Эбби приросла к сиденью, крепко держась руками за руль.

Снова прыжок, несколько секунд в воздухе и ощущение невесомости, резкое возвращение на землю, скачки вниз. Спуск закончился. Хотелось остановить снегоход и отдышаться после неожиданных полетов и не очень мягких приземлений, но этого делать нельзя, потому что Конни буквально наступает на пятки.

Пришлось заставить себя не сбрасывать скорость. Нужно быть смелой и отважной — такой же, как Лиза. А еще внимательной, чтобы не пропустить еще какой-нибудь такой же резкий обрыв впереди. Если снова взлечу, подумала она, у меня, пожалуй, вырастут крылья. Она рискнула оглянуться на дорогу внизу — Конни была не более чем в полутора километрах позади. Надо торопиться.

Она резко оттолкнулась и направила снегоход прямо к мосту. Она остановит Конни, чего бы ей это ни стоило!

Моля Бога, чтобы та ее не заметила, Эбби ринулась вниз по склону. Мотор ревел, снегоход подпрыгивал и скользил вниз, дорога приближалась. Она сбросила скорость, и снегоход выехал на дорогу. Она вздохнула с облегчением, когда ей удалось вписаться в поворот, ведущий к мосту. Она поставила снегоход у подъема на мост, надеясь, что Конни заметит его только в последнюю секунду.

Ветер усиливался, Эбби вышла на дорогу и, чтобы проверить, насколько ее снегоход виден с дороги, поднялась в том направлении, откуда должна была появиться машина Конни. Черт, торчит руль, значит, Конни с высокого сиденья машины его тоже увидит.

Выругавшись, Эбби бросилась назад, тяжело дыша. Поскользнулась, со всего маху завалилась на бок и несколько секунд беспомощно смотрела перед собой.

Вставай, приказала она себе, нечего нюни распускать, действуй! Конни совсем рядом.

Она поднялась, переместила снегоход поглубже в поворот, развернула его боком, почти перекрыв дорогу. Сунув в карман ключи зажигания, она бросилась собирать сучья и ветки, которые сама же притащила, когда ехала сюда утром, и пошвыряла их с высокого берега. Обнажилась серая скользкая наледь. Она уже слышала звук приближающегося мотора. Времени больше нет — надо срочно спрятаться.

Она беспомощно оглянулась. Гул мотора с каждой секундой нарастал — слишком поздно было бежать через дорогу, чтобы укрыться среди деревьев. Она прыгнула вниз, к берегу озера, и помчалась к куче бревен метрах в двадцати. Конни ни в коем случае не должна ее видеть.

Эбби еще одним прыжком достигла какого-то пня и присела за ним. Сердце так бешено колотилось, словно готово было выпрыгнуть из груди. Она осторожно выглянула из-за пня и сквозь кучу сухих веток увидела, как мимо проскочила машина Конни, двигаясь в сторону опасного поворота. Не дыша, она ждала, когда звук мотора изменится из-за того, что Конни, заметив снегоход, перекрывший путь, ударит по тормозам, но мотор продолжал гудеть так же ровно.

Эбби полезла наверх и, выглянув из-за сугроба, посмотрела вниз на дорогу.

Конни вписалась в поворот на слишком высокой скорости. На это Эбби и рассчитывала.

Она увидела, что включились задние сигналы и машину понесло прямо на снегоход. Она ударила снегоход в бок, тот отлетел в одну сторону, а внедорожник, вихляясь, дернулся в другую. Передние колеса были направлены влево, а не в сторону озера.

По-прежнему горели тормозные огни, но сцепление не сработало. Внедорожник грациозно, как в вальсе, сделал гигантский круг и недовольно, обиженно урча, задними колесами завис над поверхностью озера.

Через несколько секунд Конни выключила двигатель, опустила стекло и выглянула наружу, чтобы посмотреть на причину своих неприятностей. Ситуация была не настолько опасна, как казалась. Мотор в машине впереди, он, как противовес, удержит ее на краю, — упасть вниз машина может, если подцепить ее экскаватором, только Конни-то пока этого не знает.

Эбби увидела страх на ее лице, но не почувствовала никакого торжества — мозг холодно и расчетливо фиксировал происходящее. Конни осторожно открыла дверь, словно боясь, что от резкого движения машина скатится вниз, бочком выбралась наружу и встала на дороге перед капотом. В руках у нее был пистолет, но МЭГ и документы остались в салоне.

Конни озиралась по сторонам. Эбби скатилась вниз к озеру и, скрываясь за камнями и валунами, молилась, чтобы Конни не заметила ее раньше, чем она окажется как можно дальше от ее пистолета.

Потом она пустится бежать — уж конечно, Конни ее не догнать.

— Эй, кто там? — крикнула Конни. — Что вам нужно?

Эбби обошла лежавшее на снегу бревно, потом груду камней. Слышен был только поднимающийся ветер. Быстрее, приказывала она себе, быстрее! Надо двигаться быстрее.

Все ощущения обострились. Вот под ногами замерзший сухой лист с белыми прожилками. Валуны под тающей корочкой льда. Скрип собственных шагов.

Пошел снег, острые мелкие градинки хлестали по лицу, стучали по костюму. Конни бежала сзади и была всего метрах в двадцати от нее с пистолетом наготове.

Холод все глубже проникал в вены.

Как остановить Конни?

Эбби внимательно посмотрела на поверхность озера, где местами поблескивала вода, на темные трещины во льду и снова глянула в сторону Конни.

Может, попробовать выманить ее на озеро? Заставить пройтись по тонкому льду? Осмелится ли Конни весом с хорошего бизона ступить на лед?

Эбби встала одной ногой на лед. Тут же раздался угрожающий треск и нога по щиколотку провалилась в ледяную воду.

Господи!

Быстрый взгляд назад.

Конни была уже менее чем в двадцати метрах от нее и, замедляя шаг, начала поднимать пистолет.

И вдруг внутри раздался голос сестры. Поклянись!

_Умру,_но_клятву_не_нарушу._

Эбби обеими ногами осторожно встала на лед.




42


Она прыгнула на горбатую белую заплатку; значит, лед здесь мог выдержать ее вес. Лед под ней оказался твердым, как асфальтовая дорожка к почтовому ящику в задней части сада ее матери в Оксфорде. Она продолжала передвигаться по льду — нужно отойти на такое расстояние, где пуля Конни ее не достанет.

— Эбби?!

Это был даже не крик, а настоящий рев. Казалось, Конни стоит с ней рядом и кричит прямо в ухо, настолько быстро ветер доносил звук. Та неслась во весь опор вдоль берега.

Ветер рвал на Эбби лыжный костюм, град больно колол щеки. Эбби аккуратно, но споро переставляла ноги. Вспоминая все, что говорил Уолтер, она выбирала на своем пути белые заплатки и старалась избегать черных.

Она услышала два щелчка.

Выстрелы звучали странно тихо, будто встречный порыв ветра проглотил их двумя быстрыми глотками. Эбби оглянулась — Конни стояла на берегу и смотрела на озеро.

— Где Лиза? — крикнула Конни.

— Ты убила ее! Ты убила Кэла! Я ненавижу тебя!

Она не хотела, чтобы Конни вернулась и застрелила Кэла. Пусть думает, что между ней и грядущей оглушительной славой осталось последнее препятствие — Эбби.

— Я еду в полицию, — крикнула Эбби, — тебе дадут пожизненное заключение.

Конни не двигалась с места.

— Так что остаток жизни ты проведешь за решеткой!

Эбби развернулась и продолжила свое движение. Град прыгал по льду, выбивая дробь. Этот звук становился все громче. Возле дороги деревья давали какое-то укрытие, но здесь от ветра защиты не было. Съежившись от холода, Эбби увидела впереди длинную темную заплатку ненадежного льда. Она осторожно обогнула ее, обернулась и не поверила собственным глазам: Конни следовала за ней. Она передвигалась по льду без видимых усилий, почти грациозно, как на коньках, скользя по поверхности гораздо быстрее Эбби.

Эбби застыла в ужасе.

„Мы оба играем в хоккей — с этого все и началось, — пронеслись в мозгу слова Конни. — Я била по воротам, но вместо этого попала ему клюшкой по ноге“.

Как она могла забыть об этом! Конни играла в хоккей и, конечно, не в хоккей на траве.

Почти не глядя, она облетела опасный участок, который Эбби так старательно обходила.

Расстояние между ними неумолимо сокращалось.

Надо двигаться так, как это делает Конни, чтобы та ее не догнала.

Конни трижды выстрелила — Эбби услышала три характерных щелчка и тут же над ухом что-то чиркнуло.

В панике она бросилась бежать. Она _не_должна_ умереть. Ей нельзя умирать _сейчас_.

Ветер резко сменил направление и дул теперь прямо в лицо, снег летел в глаза.

Еще один металлический щелчок, потом еще и еще. Дай Бог, чтобы у Конни карманы не были набиты патронами.

Она вглядывалась вперед сквозь снежную завесу, но снегопад уже сделал свое дело. Она продолжала двигаться вперед, стараясь держаться белых горбатых заплаток, но становилось все труднее отличить спасительные участки от опасных. Эбби прибавила скорость, двигаясь теперь почти наугад. Господи, помоги, не дай мне провалиться под лед!

Она снова быстро оглянулась и вздрогнула. Конни была всего метрах в десяти. В правой руке поблескивал нож. Она скользила, как профессионал, с сосредоточенным выражением лица, неумолимо сокращая расстояние между собой и Эбби.

Снег бил прямо в глаза, Эбби побежала галопом, думая только о том, чтобы не поскользнуться и не упасть, шарахаясь в стороны, когда подбегала к подтаявшим островкам. Она бежала слишком быстро и не заметила приближавшуюся черную, как грозовая туча, проплешину, слегка припорошенную снегом.

Лед под ногами начал со страшным скрипом прогибаться. На секунду она в ужасе остановилась, но инстинкт, как сержант в армии, отдавал команды не останавливаться и двигаться вперед.

Она широко расставила ноги, чтобы распределить на них вес, и по сантиметру двинулась вперед, не отрывая ног от поверхности.

Под ней раздался жуткий треск — она тут же осела, легла на живот и поползла. Сквозь трещину потекла вода, лед с одной стороны приподнялся.

Она ухватилась за толстый кусок льда впереди, подтянулась к спасительному горбатому участку и начала подниматься на ноги. Вдруг она услышала позади дикий крик.

Эбби обернулась. Конни была всего метрах в трех от нее, прямо посредине черной грозовой тучи. Она не встала на четвереньки, чтобы уменьшить давление на лед, не скользила вперед — она стояла столбом и не двигалась.

— Эбби! — в панике завопила она. — Он ходит ходуном, он сейчас провалится! Боже мой, нет, боже…

Она отшвырнула нож и раскинула руки.

Эбби смотрела на эту картину сквозь снежную пелену — сердце даже не дрогнуло.

Конни начала опускаться на колени. Похожая на огромную морскую звезду, она медленно двинулась в сторону Эбби.

Лед зарычал, Эбби даже ногами почувствовала этот рев. Потом раздался звук, похожий на трещащий по швам шелк.

На лице Конни отразился невыразимый ужас. Глаза готовы были вылезти из орбит.

Эбби не двигалась с места и наблюдала за Конни.

Та вдруг подскочила, всем телом рванулась к Эбби, но тут лед со страшным треском провалился.

Мягкий всплеск упавшего в воду тела.

Конни бешено задвигала руками и ногами, пытаясь выбраться из воды, но лед продолжал трещать, полынья расширялась.

— Эбби, — выдохнула она, — спаси меня!

Холод из сердца Эбби разлился по всему телу. Конни всхлипывала и задыхалась, но очень скоро ее беспорядочная борьба прекратилась. Через минуту-полторы ноги безвольно повисли в воде.

— Эбби, — ее движения постепенно становились вялыми и ленивыми, голос ослабел — ледяная вода делала свое дело. — Помоги мне. _П-п-пожалуйста._ Я зап-п-лачу… с-с-сколько скажешь… л-л-любые д-деньги…

Снег сыпал на плечи, Эбби стояла и смотрела, как Конни умирает.

Она повторила „пожалуйста“ еще раза три и затихла. Теперь уже и руки перестали двигаться. Голова запрокинулась, вода покрыла рот. Она засыпала сном смерти.

Эбби больше не могла здесь стоять. Ветер усиливался. Через пару часов начнется настоящий буран. Нужно выбираться на берег, чтобы довести до конца начатое дело.

Она огляделась и поняла всю сложность своего положения. Темная туча накрыла озеро, и она не видела даже на пять метров вперед.

В голове раздался голос Лизы: „Господи, Эбби, ты даже глупее, чем я думала“.

Она не взяла с собой компас.




43


Эбби обогнула коварную прорубь и попробовала отыскать на снегу свои собственные следы и следы Конни. Вот! Явный отпечаток ноги. Она прошла несколько шагов, ступая след в след, только в обратном направлении, и вдруг следы оборвались. Лед покрывал слой снега.

Ветер дул в щеку, она внимательно изучала только что выпавший снег, пытаясь различить под ним характерные вмятины. Здесь мог разобраться только коренной житель, которого этому учат с пеленок. Ей лично казалось, что вокруг простирается совершенно белое, лишенное полутонов поле.

Она решила, что если повернуться к ветру правой щекой, то, двигаясь на запад, можно добраться до берега, если, конечно, ветер снова не сменит направление. Горы заставляли погоду делать странные вещи, оставалось молиться, чтобы на этот раз ветер дул в одну сторону.

Она посмотрела на часы: половина одиннадцатого. Утро, а темно, как вечером. Если она не дойдет до берега к полудню… Нет, нет, об этом лучше пока не думать.

Она двинулась вперед, стараясь идти как можно быстрее. Она не может находиться здесь слишком долго — несмотря на теплый лыжный костюм, она уже страшно замерзла. Если срочно не согреться, может начаться переохлаждение.

Эбби махала руками и шлепала себя по бокам. Жаль, что нельзя перейти на легкий бег. Стало бы теплее, но лед под ней может треснуть. Прислушиваясь к тому, что творилось под ногами, она ритмично заскользила вперед.

Мир для нее сократился до очертаний пепельной тучи на снегу, ветер со снегом бил в лыжный костюм. Легкие болели от холода. Она потерла лицо, но ничего не почувствовала. Может, как и у Лизы, у нее обморожены щеки?

Она дрожала всем телом. Что ж, это не так уж плохо: значит, организм борется и пока вырабатывает тепло быстрее, чем она его тратит.

На какую-то долю секунды ветер прекратился, будто решив передохнуть. Она посмотрела вдаль, пытаясь разглядеть берег, и ничего не увидела, кроме густой серой тучи. Ветер задул с новой силой. Становилось все холоднее.

Эбби продолжила путь. Дойдя до темной проплешины, она посмотрела на часы: почти двенадцать, но ей показалось, что она шла значительно дольше — полдня. Скорее бы добраться до берега. Там она сможет укрыться в лесу, разжечь костер и переждать буран. Она начала обходить тонкий лед и вдруг увидела посередине черную дыру проруби, в которой плавало что-то огромное и бесформенное.

Эбби вглядывалась в черноту. Господи, это же труп Конни. Значит, она сделала огромный круг и вернулась на прежнее место.

Она упала на колени и закричала:

— Черт возьми! Я здесь, наверное, сдохну!

Что делать дальше? Ветер все-таки сменил направление. Без компаса она так и будет ходить кругами, пока не замерзнет окончательно. Она подняла глаза — небо превратилось в сплошную темно-серую тучу.

Что делать! Сестра, истекая кровью, умирает в горах, а она посередине огромного озера погибает от мороза. Она громко выругалась.

Нет, она не хочет умирать возле плавающего в проруби трупа Конни. Она вообще не хочет умирать. А сейчас еще и не имеет права, пока не завершила задуманное.

Она поднялась на ноги. Ей показалось, что сквозь пургу она слышит что-то еще — какое-то покашливание, что ли. Она прислушалась — ничего. Наверное, начались слуховые галлюцинации.

Она стала рассматривать прорубь с плавающим трупом, пытаясь определить, где может находиться запад. Снова покашливание, на этот раз близко и очень отчетливо. На медведя не похоже — ни один мишка не полезет на середину трескающегося по швам озера, да еще в такую погоду.

— Эй, кто там! — крикнула она. — Отзовитесь!

Вдруг словно из ниоткуда перед ней материализовалась тень и бросилась под ноги.

— Моук?! _Моук!_

Пес налетел на нее, подмял под себя, тяжело дыша; он радостно ворчал и бешено крутил хвостом. Она запустила окоченевшие пальцы в его густую шерсть, затрясла его из стороны в сторону.

— Бог мой, ты все это время шел за мной! Невероятно! Ты ненормальная псина! Что на тебя наехало?

Он с размаху лизнул ее в лицо.

— Да, я тоже тебя люблю, но ты сумасшедший пес, слышишь! Ну что, поможешь отсюда выбраться? Уолтер говорил, что лучше собак никто в этом не разбирается. Так что давай показывай.

Эбби стояла и ждала, что Моук поведет ее, но тот не двигался. Он стоял рядом, глядя ей в глаза, уже не так энергично махая хвостом. Она начала двигаться в западном направлении — он не двинулся, в северном — та же реакция. Навострив уши, он продолжал на нее смотреть, словно пытаясь прочесть ее мысли.

Она сделала несколько шагов на юг. Он тут же обогнал ее и пошел впереди. Может, это вовсе и не юг, подумала она. Совершенно определенно, он знал что-то такое, что ей неведомо. По крайней мере, она очень на это надеялась.

Моук повел ее сквозь свистящую, движущуюся тучу, то ускоряя, то замедляя шаг. Как только он видел, что она отстает, он останавливался и, поглядывая через плечо, ждал, пока она не подойдет ближе. Потом снова уверенно пускался в путь.

У нее было впечатление, что они ходят кругами теперь уже вдвоем. Правда, при этом они ни разу не наткнулись на участки с тонким льдом, поэтому она полностью доверилась собачьему чутью. Вдруг Моук сделал резкий поворот. Она пошла за ним след в след и увидела, что он обошел место, где на поверхность вышла вода. Вода, конечно, сейчас замерзла, но лед под ней был очень тонким.

Пальцы на ногах и руках перестали гнуться и ничего не чувствовали. Она снова замахала руками, как мельница, захлопала в ладоши, пытаясь реанимировать окоченевшие руки, но это ничего не дало. Она ощущала, что постепенно замерзает.

Моук остановился, оглянулся, словно пытаясь что-то ей сказать.

— Что случилось, малыш?

Он повернулся и легким галопом понесся вперед, потом прыгнул, довольно неуклюже приземлился, скатился вниз, поднялся и выжидающе посмотрел на нее.

Эбби увидела перед собой трещину во льду около метра шириной. Моук стоял на противоположной стороне, за ним качались на ветру кусты и сухая осока, возвышались валуны и камни. Берег!

Она не могла так же резво одолеть преграду и пошла вправо, чтобы ее обойти. Моук шел параллельно по берегу, потом остановился и подошел к ней. Это был участок льда, который тянулся до самого валуна, окруженного со всех сторон сухой мерзлой травой.

Как только Эбби почувствовала под ногами мягкий снег, она изо всех сил начала карабкаться по крутому склону, чтобы как можно быстрее отойти от озера, подальше от смертельно опасного предательского льда. Наверху оказалась дорога, по другую сторону которой тянулись деревья.

Она посмотрела в обе стороны, но место выглядело совершенно незнакомым. Вообще-то она надеялась, что Моук возвращается по собственному запаху или по ее запаху к деревянному мосту, но моста не было видно.

Где же она, черт подери, находится? Где, черт подери, машина Конни, а вместе с ней — МЭГ и документы?

Моук уверенно потрусил вперед, гордо задрав хвост, словно прекрасно знал, куда держит путь. У Эбби не было выбора — она последовала за псом.



Через два часа она уже с трудом переставляла ноги. Она съела последнюю плитку шоколада, но сердце билось лениво, а ноги словно налились свинцом. Конечно, пес выведет ее к спасению — по крайней мере, к спасению в его собственном понимании, но как долго продлится этот путь и на сколько у нее хватит сил?

Ветер понемногу затихал, над головой появились прогалины голубого неба, но лучше от этого не стало. Она выбилась из сил, чувствовала себя уязвимой и совершенно беспомощной в этом бесконечном серо-белом мире.

Она остановилась. Огляделась. Все вокруг было белым, кроме разве что нескольких черных кусочков оттаявшей земли. Моук подошел к ней, потянул за варежку, отбежал на несколько шагов. Снова вернулся, залаял и опять отбежал.

Эбби собрала остатки сил и побрела за собакой.

В три часа до нее донесся приглушенный шум, похожий на отдаленный звук приближающегося поезда. Понятно, локомотиву здесь взяться неоткуда — на холоде любой звук становится сильнее.

Она точно знала, что это звук мотора.

Он приблизился, превратился в рев, а потом начал удаляться — точно так же в своей комнате в Оксфорде она прислушивается к движению транспорта на улице.

Это же грузовик, черт его подери!

Из последних сил она, спотыкаясь, бросилась бежать, Моук, обогнав ее, летел впереди.

Она тяжело дышала. Дорога под ногами превращалась в смесь снега и гравия. С бега Эбби перешла на шаг, перед ней был Т-образный перекресток.

Моук стоял впереди посередине широкой дороги — дороги, покрытой гравием и усиленной вечной мерзлотой, с линией сугробов по обеим сторонам.

Бело-серый пес смотрел на нее, смешно сдвинув брови и высунув язык.

Он вывел ее прямо к трассе.




44


В кабине грузовика, который их подобрал, неприятно пахло перекисшим сыром и гнилым мясом. Эбби понимала, что нос так реагирует потому, что последние часов шесть она провела на морозном чистом воздухе, но все-таки открыла окно со своей стороны и высунулась наружу.

Моук сидел между ней и водителем и внимательно смотрел на дорогу, будто контролируя водителя, чтобы тот вез их в правильном направлении.

Водитель грузовика по имени Джерри, услышав ее историю о том, что ее снегоход перевернулся, придавив приятеля, тут же пустил ее в кабину.

— Ближайший населенный пункт — Лейкс-Эдж, там помогут.

— У вас есть радио?

— К сожалению, сломалось. Если сейчас попробовать его починить, мы отсюда никогда не выберемся.

Джерри надавил на педали, и машина рванула с места. Он дал Эбби термос с горячим кофе и стопку бутербродов. Горячий напиток согрел изнутри и вернул к жизни. Через некоторое время она даже опустила молнию на куртке и сняла шапку и шарф. Она была рада, что Джерри занят дорогой и не пристает к ней с расспросами. Ей совсем не хотелось говорить. Она ничего не чувствовала внутри, кроме страшной пустоты.

Наконец грузовик ворвался в поселок, Джерри нажал на тормоза у „Северного оленя“, и машина, взвизгнув, встала как вкопанная. Эбби с трудом выбралась наружу, хотела побежать, но тело отказалось повиноваться, и она пошла, шаркая ногами.

Она ввалилась в бар. Там было тепло — весело горел огонь в печи, деревянный пол блестел чистотой. В баре никого не было, кроме огромного эскимоса, потягивавшего кофе за стойкой, и женщины, с которой он разговаривал.

Большой Джо и Диана обернулись на звук.

— Кровь, — сказала Диана встревоженно, — Эбби, у тебя на голове кровь…

Эбби дотронулась до того места, куда Конни ударила ее рукояткой пистолета. На волосах запеклась кровь. Почти в ту же секунду рана начала сильно болеть. Наверное, до этого обезболивающим средством служил холод; холод да сосредоточенность на невероятно важном деле.

Она бросила на пол шапку и шарф.

— Кэл здесь?

Большой Джо поднялся с места:

— Он должен быть сейчас с тобой.

— Значит, он не сумел добраться? — Ее накрыла волна ужаса. — Господи… Нужно ему помочь. И Лизе… У Кэла сотрясение, он, возможно, потерял сознание… потерялся в лесу… а Лиза… с ней очень плохо. Они возле охотничьего дома Флинта.

И тут ее прорвало. Пока она рассказывала, слезы струились по щекам, но она не всхлипывала и не рыдала. Она говорила и говорила, а Диана уже куда-то звонила. Большой Джо все это время заботливо держал ее руки в своих.

— Джо, я хочу вас кое о чем попросить. Чтобы вы сделали это прямо сейчас, пока копы не знают, что я здесь.

Она изложила суть дела, он кивнул и вышел на улицу. У нее было почти непреодолимое желание упасть в кресло у огня и заснуть, но она пока не могла себе этого позволить.

Она оставила Моука в баре и тоже вышла наружу; пересекла парковку и направилась по главной улице в южную часть поселка. Снег таял на глазах, ноги то проваливались в грязь пополам со снегом, то скользили по мокрому льду, то ступали по гравию, напоминая о том, как она чуть не утопила в озере внедорожник Дианы.

Дойдя до взлетно-посадочной полосы, она остановилась. Вдалеке шумел мотор снегохода, где-то над головой каркал ворон — и никаких других звуков. Вокруг не было ни души.

Эбби присела на старую, покрытую ржавчиной бочку из-под масла. Солнце грело настолько хорошо, что она расстегнула молнию до пояса, не переставая думать о том, сколько времени понадобится Джо, чтобы выполнить обещание.

Через полчаса она услыхала рев двигателя. К ней на огромной скорости, разбрасывая в разные стороны щебень и грязь, летела машина. Водитель ударил по тормозам, выскочил из машины и помчался к ней. От волнения лицо его было белым как полотно.

— Она жива?

— Не знаю.

Он поднял глаза к небу, сжав кулаки.

Эбби подошла к Флинту и обняла его. Он ухватился за нее, как утопающий за соломинку. Его трясло как в ознобе.

Она крепко держала его в объятиях. Рассказала, что они должны сделать.

— Мне казалось, ты ненавидишь полеты.

— Не то слово!



За считаные минуты Флинт подготовил вертолет к вылету. Он не уточнил погодные условия, никому не сообщил о полете. Вряд ли его вертолет так быстро взлетал и так быстро летел, как сегодня.

Она все время смотрела вниз, надеясь увидеть Кэла. Снегоход мог врезаться в гигантский сугроб или сорваться в какое-нибудь ущелье, но внизу среди сплошной снежной пустыни кое-где мелькали кусочки мерзлой прошлогодней травы да поблескивали инеем валуны.

Вскоре они уже летели над озером в сторону видневшегося вдалеке моста. Глядя на озеро сверху, она поняла, что Моук выводил ее к трассе кратчайшим путем. Когда она вернется в поселок, она непременно угостит его целой банкой спагетти болоньезе. Это самое меньшее, чего он заслуживает.

Вертолет начал снижаться. Он мог приземлиться только у южной оконечности озера, на покрытом галькой берегу. Эбби осталась у вертолета, а Флинт побежал к машине Конни. Силы у нее иссякли. Она безучастно смотрела ему вслед, прислонив голову к фюзеляжу. Ему понадобилось минут сорок, чтобы принести МЭГ и книги лабораторных исследований, но ей показалось, что прошел месяц.

Они прилетели к дому Флинта. Начавшийся сильный снегопад очень быстро закончился. Двое огромных парней вынесли Лизу из леса на носилках и сейчас загружали в военный вертолет. Кэл стоял рядом, низко опустив голову.

Эбби подбежала к вертолету.

— Снегоход никак не хотел заводиться, — повторял он стоявшему рядом отцу. Кэл готов был разрыдаться. — Эта сволочь, пропади она пропадом, никак не заводилась…

Виктор держал его за плечи:

— Ты сделал все, что мог, сынок. Все, что только было возможно.

Эбби метнулась к Лизе.

— Мы сейчас летим прямо в клинику Фэрбенкса, — сказала Демарко. — Там уже ждут.

Демарко что-то продолжала говорить, Флинт кивал, но Эбби точно знала, что он ничего не слышит. Все его внимание, все мысли были прикованы к Лизе.

Лиза была вся в тампонах и бинтах — лицо, шея, плечи, руки… Из-под марли и ваты высовывались только кончики пальцев.

— Привет, сестренка, — негромко сказала Эбби, — это я. Майк тоже здесь, он рядом со мной. Ничего не говори… Мы тебе кое-что привезли…

Эбби поднесла МЭГ к Лизиной руке, чтобы кончики ее пальцев коснулись металлической крышки генератора.

Лиза судорожно вздохнула.

— Я выполнила обещание, — сказала Эбби. — Я остановила Конни.




45


Сбросив туфли на высоченных каблуках, Эбби вприпрыжку бежала по улице, не обращая внимания на удивленные взгляды многочисленных прохожих. Асфальт был мокрый и грязный, но ее это совершенно не волновало. Нужно было выбросить эти идиотские туфли еще в прошлый раз, когда она захотела это сделать.

Никому ни за что она их не отдаст, чтобы не обрекать на муки несчастную, которая вдруг захотела бы их взять. Она шагнула к урне возле автобусной остановки и с размаху опустила туда туфли.

Через пять минут Эбби легко вбежала в дом и крикнула:

— Я дома!

— Переодевайся и заходи ко мне, — донесся голос матери.

— Белого или красного? — спросил Ральф, выглядывая из кухни.

— Пожалуй, белого. Спасибо. — Она отпила половину бокала, после чего к ней вернулось самообладание.

— Трудный день? — В голосе Ральфа звучало сочувствие. Он никак не прокомментировал то, что она босиком.

— Сплошные встречи и переговоры. — Она сделала еще один глоток. — Но ведь в мои обязанности это не входит. Я должна работать вне здания, а не сидеть взаперти в кабинетах.

— Бедная девочка. — Он искренне ее жалел. — Приготовлю-ка я что-нибудь такое, что тебя приободрит. Ты ведь любишь спагетти с соусом „песто“?

— Чудесно. — Она отвернулась от Ральфа, чтобы он не увидел выражение ее лица. Стоило только кому-то упомянуть о спагетти, как она тут же вспоминала Моука и ей хотелось плакать. Надо же, она заботилась о собаке всего недели две, а так жутко по ней скучает.

— Иди к маме. Ужин через полчаса.

Эбби побрела по коридору, прислушиваясь к знакомому звуку машин на улице, вдыхая запах сладкого горошка и пчелиного воска. Как же она раньше любила проводить вечера дома! Но после возвращения с Аляски ей было тесно даже в стенах родного дома, она и полчаса с трудом могла усидеть на одном месте.

— Привет, ма!

— Добрый вечер, дорогая.

Она подошла к матери и поцеловала ее в щеку. Джулия, как всегда, работала.

— Ральф тебя встретил? — Она посмотрела на дочь из-под очков.

— Как обычно.

— Знаешь, тебе совсем не нужно никуда от нас уезжать. Ему нравится, что ты с нами.

— Нет, мама, — запротестовала Эбби. — Я просто _должна_ переехать. Трое в доме — уже толпа.

— Мы не собираемся ни жениться, ни детей заводить, — фыркнула Джулия.

— Но вы живете под одной крышей, — снова, уже в который раз, возразила Эбби. — А это значит, из-за меня вы даже нагишом походить не можете.

Джулия рассмеялась.

— Да уж, об этом стоит подумать.

— Я и квартиру подходящую подыскала.

— Подходящую — и только?

Эбби подумала о квартире, которую недавно нашла себе: высокие потолки, много воздуха и света. Но ей все равно не хватало ни этого воздуха, ни этого света.

— Квартира отличная, — солгала она.

Она уже собралась идти наверх, чтобы принять душ, но Джулия задержала ее руку:

— Звонила Лиза.

— Как она там?

— У нее все хорошо. — Джулия сняла очки и потерла переносицу. — Она хочет, чтобы ты приехала на пару недель. Ничего срочного, просто она считает, что тебе нужен отпуск, да и ей немного поможешь скоротать вынужденный отдых. Составишь ей компанию, а то она безумно скучает без работы.

У Эбби екнуло в груди:

— Но я не могу — у меня полно работы.

— Я ей так и сказала.

— К выходным я должна закончить проекты трех частных садов. А тут еще имение лорда и леди Кьюник…

— Конечно, ты слишком занята. — Джулия водрузила очки на нос и снова уткнулась в экран компьютера.

— Нет, мама, это совершенно невозможно.




46


Мак летел низко над грязной взлетно-посадочной полосой, изучая направление ветра по качанию веток ольхи внизу.

— Ну что, кажется, можно садиться.

В конце взлетно-посадочной полосы стояли „Сессна“ и „Пайпер Супер Каб“, но хотя Эбби все время твердила себе, что раз те не разбились при приземлении, то и Мак это сделает без особого труда, костяшки пальцев на руках у нее все равно побелели. Она уже слегка подзабыла, как сильно боится летать, и сейчас очень пожалела, что все-таки уехала из Оксфорда. Нет, надо было оставаться дома.

Мак сделал широкий разворот, потом сбросил высоту. Самолет коснулся гравия, слегка подпрыгнул, урча покатил к стоявшим там самолетам и лихо развернулся всего в паре метров от них.

Эбби расстегнула ремень и спрыгнула. С трудом сдержавшись, чтобы не расцеловать землю, она затопала по гравию, с облегчением снова ощущая под ногами твердую почву.

Мак вытащил ее сумку и одобрительно посмотрел вокруг.

— Отличное место, — сказал он.

Когда она была здесь в прошлый раз, она не успела оценить ту красоту, среди которой располагался дом Майкла Флинта. Ею тогда двигали страх и адреналин, она видела только то, что помогало делать главное. В памяти осталась черно-белая картинка: большой дом с пятью строениями поменьше напротив и навесом для машин и снегоходов.

Картина мягкого солнечного сентябрьского дня была совершенно иной. Стволы деревьев отливали теплым медовым цветом, а кроны переливались золотом, багрянцем и зеленью. Повсюду, куда ни падал взгляд, блестели шапки огненно-красных ягод. Было тихо-тихо, она слышала, как гудят осы вокруг да неподалеку журчит по камням ручей. Вверху над тополями-великанами парили два орла.

— Эбби, — шепотом позвал Мак, — посмотри туда.

По краю леса шла, уткнувшись в землю носом в поисках вкусных листьев и корней камнеломки, лосиха. Вдруг она резко подняла голову — из-за дома пулей выскочила огромная серая тень. Лосиха тут же бросилась наутек. Эбби сделала то же самое. Зрелище не для слабонервных, когда огромная хаска летит прямо на тебя.

Моук — а это был он — на лету сбил ее с ног. Она упала на спину и захохотала, пытаясь увернуться от его собачьих ласк и бурного выражения восторга и любви.

— Я же говорила тебе, что это твой пес.

Эбби с трудом поднялась на ноги, чтобы обняться с сестрой. Последний раз она видела Лизу в июле в Лос-Анджелесе накануне первой серии пластических операций. Она тогда вся была в бинтах и тампонах, а руки защищали огромные пластиковые перчатки. Майк потом рассказал, что операции прошли успешно, но насколько успешно, она могла убедиться только сейчас. Ни бинтов, ни перчаток. Кожа все еще напоминала сырое мясо и была неровной — эти шрамы вряд ли когда-нибудь исчезнут полностью, — но темные глаза лучились от счастья.

— Как тебе моя новая прическа?

Эбби посмотрела на ярко-розовый парик:

— Тебе идет.

— Майк тоже так считает. — Лиза повернулась к Маку. — Как насчет чашечки кофе?

— Нет, спасибо. Мне надо срочно лететь в Лейкс-Эдж. Рад был повидаться. Ты, как всегда, классно выглядишь.

— Стараюсь, Мак, — со смехом отозвалась Лиза.

Эбби стояла рядом с сестрой и, поглаживая Моука, смотрела, как Мак взлетает. Через футболку и джинсы солнце приятно согревало кожу.

— Ты заметила это чудо в перьях? — спросила Лиза, махнув рукой в сторону „Сессны“ на краю взлетно-посадочной полосы.

Эбби кивнула.

— Этот идиот приземлился сегодня утром без всякого разрешения. Он ничего не сообщил о своем полете…

— У него что-то случилось?

— Пока нет, — Лиза внимательно посмотрела на сестру. — Но, судя по всему, может.

— Это почему же? Кто это?

— Кэл Пегати.

— Господи, Лиза! Я, кажется, тебя просила…

— Ты сначала узнай, в чем дело, а потом уже обвиняй меня во всех смертных грехах. Я не говорила ему, что ты прилетаешь. Он мог узнать от Дианы. Или от Виктора, или от Мака. Да мало ли от кого еще! Ты же знаешь, как здесь распространяются новости.

— Черт!

— Ладно, не злись. Я пойду соберу ягоды к столу, а ты иди к нему. Выясните наконец отношения. — Лиза сурово посмотрела на сестру. — Только, пожалуйста, перестань думать, что он в чем-то виноват. _Это_не_его_вина._

Одна ее часть понимала, что Лиза права, но другая никак не могла простить Кэлу, что в тот апрельский день он не очнулся раньше. Она же ясно видела, что он шевелил пальцами буквально за минуту до того, как Конни вылила на голову Лизе остатки бензина. Она то и дело мысленно проигрывала всю сцену, представляя, как Кэл поднимается и убивает Конни. Но он вовремя не встал. Разве она сможет теперь смотреть на него и не вспоминать при этом, через какие испытания пришлось пройти ее сестре!

Сердце бешено заколотилось, едва она увидела его на пороге. Она не знала отчего: сдавали нервы или он просто чертовски хорош собой. Моук скакал рядом, высунув язык и крутя хвостом.

— Как ты думаешь, парень, — Кэл потрепал Моука по загривку, — она будет с нами разговаривать?

Рукава рубашки были закатаны до локтей, ворот оголял загорелую шею. Нигде ни капли жира. Ожоги зажили, она с трудом удержалась, чтобы не дотронуться до темного пятна на его щеке.

— Я не отниму у тебя много времени, — сказал он.

Она пожала плечами.

— Ты ведь уехала так быстро, что я не успел с тобой попрощаться. Снова не успел.

Эбби отвела глаза в сторону.

— Извини.

— Сейчас я хочу попрощаться как следует.

Она испуганно взглянула на него, их глаза встретились.

— Я больше не буду утомлять тебя своими преследованиями. Я знаю, как ты ко мне относишься. Но я также знаю, как отношусь к тебе я — и, наверное, чувства мои не изменятся.

Он нежно взял ее за подбородок, притянул к себе и прижался губами к ее губам. Приоткрыл рот и привычно, как когда-то, заключил ее губы в свои. Глаза он закрыл, поцелуй был мягким и нежным.

Она уже готова была ответить на него (господи, как же она этого хотела!), но тут Кэл оторвался от нее и посмотрел прямо в глаза:

— Прощай, Эбби.

Она потрясенно смотрела, как он направляется к „Сессне“. Эбби не понимала, что чувствует, но точно знала — она не хочет, чтобы он улетал. Моук пустился следом за ним, потом остановился, оглянулся на Эбби и застыл в нерешительности.

Кэл прыгнул в самолет. Пока она размышляла, хватит ли у нее мужества броситься за ним, заработал двигатель. Он высунулся из кабины и позвал:

— Моук!

Пес беспомощно замотал головой, глядя то на Эбби, то на Кэла. Хвост безрадостно повис. Эбби вдруг поняла, что собака все это время, очевидно, жила у Кэла: когда она уехала, заботы о Моуке он взял на себя.

— Моук! Ко мне, кому говорят!

Моук бросил на нее последний взгляд и галопом понесся к самолету.

Эбби неуверенно шагнула вслед. У нее еще есть в запасе пара минут, чтобы поразмыслить, ведь Кэл должен сначала произвести предполетную проверку…

Но к ее ужасу, „Сессна“ сразу начала разбег по взлетно-посадочной полосе.

Эбби бросилась за самолетом. Господи, сделай так, чтобы он меня увидел! Останови его, Господи! Она бежала изо всех сил. Он обязательно увидит ее, когда повернет самолет в сторону Лейкс-Эдж. Он не может ее не увидеть.

Она пробежала половину полосы, когда Кэл повернул машину и сразу же прибавил обороты. Он смотрел на панель управления, потом в окно, потом снова на панель…

Эбби бежала, махала руками и кричала:

— Кэл, подожди! Не улетай!

Машина стремительно взмыла вверх. Кэл увидел ее в последнюю секунду. Он улыбнулся ей и махнул рукой.

И вот его уже нет.




47


На ужин подали стейки из семги и салаты, за которыми последовали ореховый пирог и взбитые сливки. Вкуснотища невозможная, но Эбби кусок не лез в горло. Она все время дотрагивалась до губ. Удивительно, как один-единственный поцелуй всколыхнул все внутри. А вдруг это всего-навсего реакция тела, ведь у нее больше года у нее не было мужчины?

— Не может быть, чтобы между вами было все кончено просто потому, что он захотел попрощаться, или из-за чего он там еще приехал, — заметил Майкл.

— Ты должна к нему поехать, — в сотый раз повторяла Лиза. — Он с ума по тебе сходит, ты по нему с ума сходишь — в чем же дело? Конечно, он любил Сэффрон, да и она его любила, но ведь прошло уже четыре года… — Лиза глубоко вздохнула и виновато улыбнулась. — Извини, но мне иногда ее очень не хватает. Когда я бываю в Фэрбенксе, я иду на кладбище и разговариваю с ней. Ее похоронили там, так что она не очень далеко.

— Я слышала, она была потрясающим человеком, — осторожно вставила Эбби.

— Да. Но ведь и ты совершенно потрясающий человек, — улыбнулась Лиза.

— Но я не могу свежевать лося.

— Боже мой, какой существенный недостаток! Да Кэл оглянуться не успеет, как ты освоишь и эту премудрость.

Лиза доела второй кусок пирога, потом поднялась из-за стола.

— Слушай, давай ненадолго забудем о Кэле, — сказала она. — Мы с Майком хотим тебе кое-что предложить. Пойдем в соседнюю комнату.

В соседней комнате в камине жарко горел огонь, защищая помещение от осенней прохлады. На стенах висели головы оленей и лосей, а на полу лежала шкура огромного медведя. Картины на стенах и толстый ковер на полу переливались разноцветьем.

Лиза подошла к столу, на котором стоял макет поселка: крошечные бревенчатые избушки с соломенными крышами, ручейком и прудиком, в котором плавали миниатюрные уточки; тут же была церковка; вокруг простирались поля, на которых колосилась рожь, зеленели пастбища для скота. Удивительно симпатичный сельский пейзаж — Эбби обратила на него внимание, как только приехала.

— Это поселок Медвежья Лапа, — сказала Лиза, — первая по-настоящему жизнеспособная эко-деревня на Аляске.

Эбби удивленно подняла бровь.

— Деревня пока только в макете, но у нас уже есть земля и разрешение на строительство. — Лизино лицо светилось радостью, у Майка блестели глаза.

— Она будет находиться севернее Фэрбенкса, то есть довольно близко отсюда. Деревня абсолютно автономна и способна полностью обеспечивать свое существование. Туда проведен водопровод с чистой водой, там имеются кое-какие полезные ископаемые, растут сельскохозяйственные культуры… Как ты думаешь, откуда жители будут получать энергию?

— Наверное, МЭГ? — предположила Эбби.

— Именно так.

Пока Лиза боролась за жизнь, Майкл отвез МЭГ в Арлингтон. Имея доверенность, он зарегистрировал изобретение на получение патента. Никто не опротестовал право Лизы на изобретение. Два месяца назад пришло подтверждение на патент.

Скотт, супруг Конни, заявлял о своей невиновности, но его заключили в тюрьму без права освобождения под залог вплоть до судебного процесса, который намечен на октябрь. Суд решил, что он опасен и может сбежать.

— Прежде чем подарить МЭГ миру, нужно быть на сто процентов уверенным, что он выполняет свои задачи, — продолжала Лиза. — Экодеревня лучше всего продемонстрирует МЭГ в действии.

Она вздохнула:

— И все-таки нужен специалист, который может консультировать нас в вопросах, в которых мы не очень хорошо разбираемся. Видишь ли, я ученый-физик, Майк возглавляет проект… Необходимо, чтобы был человек, который разбирается в растениях, в том, что здесь можно выращивать, что нельзя, что пригодно, что нет…

— То есть вам нужен архитектор-дизайнер по природному ландшафту.

Лиза повернулась к Майклу:

— Ну что? Какова!

— Да, Эбби права, — кивнул тот.

— Вы полностью перешли на позиции „зеленых“? — с любопытством спросила Эбби. — И теперь пользуетесь исключительно органическими красками, органическим клеем — то есть никакой химии? Глиняная черепица на крышах… — Она снова взглянула на макет. — Сколько людей вы планируете здесь поселить? Ведь необходимо обеспечивать их жизнь, значит, нужно разработать некий план развития этого поселка.

Эбби сурово посмотрела на сестру и зятя:

— Вы уверены, что все предусмотрели?

— Конечно, — весело отозвалась Лиза. — Правда, это зависит от того, захочет ли с нами работать один человек. Этот человек не будет воровать, он прекрасно справится с работой. В общем, этому человеку мы с Майком верим как себе.

Эбби уставилась на сестру, потом перевела взгляд на Флинта — они оба лукаво улыбались.

— Вы говорите обо мне?

— А почему бы нет? — сказала Лиза игриво. — Мы будем хорошо платить, то есть очень хорошо. К тому же тебе такая работа придется по душе. Не нужно торчать в четырех стенах. Ты постоянно будешь на воздухе: станешь контролировать строительство, посадку растений, разбираться с рекой — да мало ли что еще…

Это было невероятно заманчивое предложение — Эбби не верила собственным ушам.

— Честное слово, не знаю.

— Да что с тобой! Ты же сама говорила, что скучаешь, что тебе не хватает этого простора, этой огрожносттш.

— Обещай, что подумаешь, — сказал Майкл.

— Обещаю. — Она не могла отвести глаз от макета и не находила слов от волнения.

В холле хрюкнуло радио. Оттуда донеслось что-то вроде: „Хайк, выхохи на хвях“. Эбби решила, что это могло означать: „Майк, выходи на связь“.

Майкл вернулся через несколько секунд.

— Это тебя, — сказал он Эбби.

— Меня?! — Интересно, кто на Аляске мог вызывать ее по радиосвязи?

Лиза посмотрела на Майкла и улыбнулась:

— Наверное, Большой Джо. Он же хотел пообщаться с тобой. Может, решил пригласить в „Северный олень“ и угостить пивом?

Эбби вышла на кухню, подошла к радио, взяла микрофон и нажала на нужную кнопку:

— Алло, слушаю вас.

— Означает ли твоя пробежка по взлетно-посадочной полосе, что на следующей неделе ты составишь нам с Моуком компанию за обедом?