продажа диплома Гознак?
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Декстер без Демона" автора Джеффри Линдсей

Скачать книгу "Декстер без Демона" бесплатно

ДЖЕФФРИ ЛИНДСЕЙ

ДЕКСТЕР БЕЗ ДЕМОНА


В НАЧАЛЕ
ОНО ПОМНИЛО УДИВЛЕНИЕ ПЕРЕД ПАДЕНИЕМ, и все. Потом ОНО просто ждало.
ОНО ждало очень долго, но ждать ЕМУ было легко, потому что у НЕГО не было никаких воспоминаний, и никто пока не кричал. ОНО не знало, чего ждет. ОНО не знало, в чем смысл. ОНО просто было, не замечая времени, не имея даже понятия о том, что такое время.
ОНО ждало, и наблюдало. Вначале было мало интересного; огонь, скалы, вода, и наконец несколько ползающих созданий, которые начали постепенно изменяться и становиться все больше. Они занимались только тем, что поедали друг друга и плодились. Но сравнивать было не с чем, так что этого  было достаточно.
Шло время. ОНО наблюдало за тем как большие и маленькие твари бесцельно убивали и поедали друг друга. Наблюдение не приносило ЕМУ большого удовольствия, но больше нечем было заняться, а их  было много. Но ОНО, казалось, не могло ничего, только смотреть. И тогда ОНО начало удивляться: Зачем я наблюдаю за этим?
ОНО не видело никакого смысла в происходящем, но ничего не могло поделать, и пока просто смотрело. ОНО долго думало об этом, но ни к чему не пришло. ОНО еще не нашло пути, по которому направить свои мысли; смысл ЕГО существования пока был неясен. Просто было ОНО и остальные.
Множество остальных, всё больше и больше, прилежно убивающих, едящих и совокупляющихся. Но ОНО было единственным, ОНО не занималось ничем подобным, и ОНО начинало удивляться еще и этому. Почему ОНО было другим? Почему ОНО так отличалось от всех? Чем ОНО было, и если ОНО действительно было чем-то, то что оно должно делать?
Прошло еще время. Несчетные изменения ползающих тварей постепенно делались всё крупнее и искуснее в убийстве друг друга. Вначале это вызывало интерес, но только из-за тонких различий. Они ползали, прыгали, и скользили, чтобы убивать друг-друга – один даже полетел по воздуху, чтобы убить. Очень интересно – но… что с того?
ОНО начало чувствовать себя некомфортно. В чем смысл? Разве на должно ОНО быть частью того, что ОНО наблюдает? Если нет, тогда зачем ОНО здесь?
ОНО решило найти причину, по которой ОНО здесь, какой бы та ни была. Теперь, когда ОНО изучало больших и маленьких, ОНО так же изучало свои отличия от них. Все остальные нуждались в том, чтобы есть и пить чтобы не  умереть. И даже несмотря на то, что они ели и пили, они в конечном счете всё равно умирали. ОНО не умирало. ОНО просто продолжало быть. ОНО не нуждалось в воде и пище. Но постепенно ОНО понимало, что ЕМУ нужно что-то - но что? ОНО чувствовало потребность, и эта потребность росла, но ОНО не могло понять что ЕМУ нужно; просто возникало ощущение, что чего-то не хватает.
С веками сменяющих друг друга черепов и вылупляющихся яиц ответ так и не появился. Убить и съесть, убить и съесть. В чем смысл? Почему Я должно наблюдать за этим, бессильное что-либо сделать? ОНО уже начало слегка киснуть.
А однажды внезапно пришла новая мысль: «Откуда  Я появилось?»
ОНО давно поняло, что яйца, которые высиживали другие, получались после совокупления. Но ОНО появилось не из яйца. Никто не спаривался, чтобы дать ЕМУ жизнь. Нечему было спариваться, когда ОНО впервые очнулось. ОНО было первым и, по-видимому, вечным, не считая смутно раздражающих воспоминаний о падении. Все остальные рождались или были высижены. ОНО - нет. И с этой мыслью стена между НИМ и остальными словно выросла гораздо выше, вытягиваясь на невероятную высоту, отделяя ЕГО от них абсолютно и навсегда. ОНО было одиноким, абсолютно одиноким навеки, и это причиняло боль. ОНО захотело быть частью чего-то. Было только одно ОНО – есть ли способ чтобы ОНО совокуплялось и плодилось?
И эта мысль начала казаться бесконечно важной: МНОГО ТАКИХ КАК Я. Все остальные плодились. ОНО тоже захотело.
ОНО страдало, наблюдая, как безмозглые твари борются за своё раздражающе бессмысленное существование. ЕГО негодование росло, превращаясь в гнев, и наконец гнев перерос в ярость по отношению к глупым, бессмысленным созданиям и их бесконечно глупому, оскорбительному существованию. И ярость кипела и бурлила, пока однажды ОНО не выдержало. Не думая что ОНО делает, ОНО набросилось на одну из ящериц, желая разорвать её. И тут случилась замечательная вещь.
ОНО оказалось в ящерице.
Видя ее глазами, чувствуя то, что чувствовала ящерица.
До тех пор пока ОНО не забыло о ярости.
Ящерица не обратила внимания на то, что у неё появился  пассажир. Она занялась своими делами: убийствами и совокуплением, а ОНО поехало внутри. Было очень интересно оказаться на борту, когда ящерица убивала одного из мелких созданий. В порядке эксперимента ОНО переместилось в жертву. Быть в том, что убивало, было значительно веселее, но не достаточно, чтобы привести к реальной целенаправленной идее. Находиться в том, что умерло, было очень интересно и познавательно, но не слишком  приятно.
Некоторое время ОНО наслаждалось новым опытом. Но хотя ОНО могло ощущать их простые эмоции, они всегда оставались лишь неразберихой. Они все еще не обращали на НЕГО внимания, не имели никакого понятия о том, что… - хорошо, они  просто ни о чем не имели никакого понятия. Они не казались способными понять. Они были такими ограниченными – а еще они были живыми. Они имели жизнь и не знали об этом, не понимали что с ней делать. Это было не честно. И вскоре ОНО снова заскучало, и ЕГО гнев начал нарастать.
И наконец, однажды появились обезьяны. Сначала они не выглядели значительными. Они были маленькими, шумными и трусливыми. Но одно небольшое различие, наконец привлекло ЕГО внимание: у них были руки, позволявшие им делать удивительные вещи. ОНО смотрело, как они изучали свои руки и начинали их использовать. Они использовали их для целого ряда новых действий: мастурбируя, калеча друг друга, и отбирая пищу у меньших своих собратьев.
ОНО заинтересовалось и присмотрелось внимательнее. ОНО смотрело, как они бъют друг друга, а затем убегают и прячутся. ОНО смотрело, как они подкрадываются друг к другу, пока никто не видит. ОНО смотрело, как они делают ужасные вещи друг с другом, а затем притворяются, что ничего не случилось. И пока ОНО смотрело, впервые случилось кое-что замечательное: ОНО засмеялось.
И когда ОНО засмеялось, мысль родилась и выросла до обернутого в радость ясного понимания.
ОНО подумало: Я могу с этим работать.

ГЛАВА 1
НУ ЧТО ЭТО ЗА ЛУНА - НЕ ЯРКАЯ, СИЯЮЩАЯ луна счастливых расчленителей, вовсе нет. О, она ноет и нудит и блестит дешевой имитацией того, как должна сиять, но всё не то. В этой луне нет ветра, уносящего хищников через счастливое ночное небо в экстаз кроши-и-нарезай. Взамен эта луна застенчиво мерцает сквозь до-скрипа-чистое окно, освещая женщину, которая сидит вся такая бодрая и бойкая на краешке дивана и говорит о цветах, канапэ, и Париже.
Париж?
Да, с простодушной лунной серьезностью, Париж – вот о чём она говорит с такой приторно-сиропной интонацией. Она говорит о Париже. Снова.
И это луна, с почти бездыханной улыбкой и усмехающейся каймой на краях? Она робко мнется в окне, но не может оставить в прошлом свои болезненно-приятные трели. И это Темный Мститель просто сидит в комнате, притворяясь что слушает, как бедный Обалделый Декстер сейчас, пока лунный свет озаряет его кресло?
Эта луна должна стать медовым месяцем - развертывание супружеского знамени в общей спальне, сигнал для всех сплотить ряды, еще один сигнал долга в церкви, дорогие друзья – потому что Декстер Смертельно Красивые Ямочки на Щеках женится. Прицеп к фургону блаженства, ведомого прелестной Ритой, которая заявляет, что всю жизнь мечтала увидеть Париж.
Женитьба с медовым месяцем в Париже. Неужели эти слова принадлежат тем же устам, что и все прочие фразы нашего Фантома Фленсера?
Неужели мы увидим здравомыслящего улыбчивого расчленителя у алтаря настоящей церкви, в галстуке от Фреда Астара, надевающего кольцо на обернутый в белое палец, пока аудитория всхлипывает и лучится от счастья? А потом Демона Декстера в туристических шортах, глазеющего на Эйфелеву Башнею и попивающего cafe au lait у Триумальной Арки? Прогуливающегося вдоль Сены за ручки, внимательно рассматривающего каждую аляповатую безделушку в Лувре?
Конечно, я мог бы совершить паломничество в Руэ Морг, священное место серийных расчленителей.
Но давайте побудем хоть на секунду серьёзными: Декстер в Париже? Для начала, американцам всё еще позволяют ездить во Францию? И в конце концов, Декстер в Париже? В медовый месяц? Как может убеждённый полуночник Декстер согласиться с чем-нибудь столь ординарным? Как может некто, считающий секс не более интересным, чем бухгалтерский отчет, желать вступить в брак? Вкратце, что всё это значит для такого нечестивого, мрачного и смертоносного человека, как Декстер?
Замечательные вопросы, и все такие разумные. И воистину, на них тяжело ответить, даже самому себе. Но вот он я - подвергаюсь китайской водной пытке Ритиных ожиданий и гадаю, как Декстеру со всем этим справиться.
Ну хорошо. Декстер сможет пройти через это, потому что должен, в частности, поддерживать и совершенствовать свою маскировку, которая мешает всему миру увидеть кто я есть на самом деле - благодаря которой люди действительно хотели бы сидеть со мной за одним столом, когда погаснет свет - особенно если на столе настоящее столовое серебро. И вполне естественно, требуется немало осторожной работы, чтобы убедиться, что никто не знает о том, что Декстеров Темный Пассажир шелковым голосочком нашептывает с тёмного заднего сиденья, и время от времени пересаживается на место водителя, чтобы принять руль и увести нас в Парк Немыслимых Развлечений. Овцы никогда не должны понять, что Декстер - волк в овечьей шкуре.
Итак, мы с Пассажиром трудимся не покладая рук ради нашей маскировки. В течение нескольких предыдущих лет, мы имели Ходящего на Свидания Декстера, разработанного, чтобы демонстрировать миру бодрое и абсолютно нормальное лицо. Эта милая легенда включала Риту в качестве моей девушки, и всё было почти идеально, пока она была столь же незаинтересована в сексе как и я, и хотела компании Понимающего Джентльмена. Декстер действительно понимает. Не людей, романтику, любовь, и прочий хлам. Нет. Декстер понимает смертельную усмешку со дна, когда среди о-столь-многих кандидатов в Майами находится заслуживший последнее тёмное избрание в скромный Декстеров Зал Трофеев.
Это совершенно не гарантирует, что Декстер - очаровательный компаньон; моё обаяние -  абсолютно искусственный продукт отличных лабораторных навыков, отточенный годами тренировок. Но увы бедной Рите - поврежденной ужасно неудачным и жестоким первым браком - она не способна отличить маргарин от масла.
Все хорошо и замечательно. Два года Декстер и Рита оставляли блестящий след в социальной жизни Майами, всеми замеченные и всех восхитившие. Но затем, в результате ряда совпадений, которые могли бы сделать осведомлённого наблюдателя скептичным, Декстер и Рита случайно оказались помолвлены. И чем дольше я думал о том, как вывести себя из этой нелепой ситуации, тем больше понимал, что это логичный следующий шаг в эволюции моей маскировки. Женатый Декстер - Декстер аж с двумя детьми! – несомненно, намного более далёкий образ от меня настоящего. Квантовый скачок вперед, на новый уровень изображения человека.
А ещё есть двое детей.
Может показаться странным, что тот, чья единственная страсть – вивисекция людей,  может действительно наслаждаться общением с детьми Риты, но это правда. Я наслаждаюсь. Конечно, я не могу сентиментально прослезиться при мысли о выпавшем зубе, поскольку это потребовало бы от меня способности чувствовать, а я достаточно счастлив без подобной мутации. Но в целом, я нахожу детей намного более интересными, чем взрослых, и я становлюсь особенно раздражительным с теми, который пытается им навредить. Фактически, я ищу их. И когда я обнаруживаю таких хищников, и обретаю абсолютную уверенность, что они действительно сделали то, что сделали; я делаю их больше не в состоянии повторить это когда-либо снова – недрогнувшей рукой и с незапятнанной совестью.
Тот факт, что Рита имела двоих детей от её катастрофичного первого брака, совсем меня не отталкивал; особенно когда стало очевидно, что они нуждаются в особом родительском наставлении Декстера, чтобы привязать своих собственных Темных Пассажиров на безопасном уютном Темное Заднем Сиденье, пока не научатся рулить самостоятельно. Возможно в результате эмоционального и особенно физического ущерба, нанесенного Коди и Астор их биологическим отцом-наркоманом, они подобно мне тоже свернули на Темную Сторону. А теперь они станут моими детьми не только юридически, но и духовно. Этого оказалось почти достаточно, чтобы заставить меня почувствовать некую целью в жизни.
Итак, у  Декстера было несколько очень хороших причин, чтобы вытерпеть всё это - но Париж? Я не знаю, откуда произошла идея о том, что Париж романтичен. Помимо французов, неужели кто-то еще считает аккордеон Лоуренса Уелка сексуальным? Неужели не ясно, что они нас не любят? И к тому же, они ведь настаивают, чтобы говорили по-французски?
Возможно, Рите промыли мозги старые фильмы, что-нибудь про задорную блондинку и романтичного брюнета, с модерновой музыкой на фоне того, как они преследуют друг друга вокруг Эйфелевой башни и смеются над причудливой враждебностью грязного, курящего Галуаз человека в берете. Или она однажды услышала запись Жака Бреля и решила, что она запала ей в душу. Кто знает? Но каким-то образом Рита намертво зажала в стальном капкане своего мозга убеждение, что Париж  - мировая столица романтики, и эта мысль не покинет её без основательной хирургии.
Вот так посреди бесконечных дискуссий о цыпленке против рыбы и вине против пива, возник цикл мономаниакальных монологов о Париже. Несомненно, мы могли бы позволить себе целую неделю, чтобы увидеть Жардин дес Тьюлери и Лувр - и возможно что-то из Мольера в Комеди-Франсе. Должен поаплодировать глубине ее познаний. Лично я полностью потерял интерес к Парижу давным-давно, как только узнал, что он находится во Франции.
К счастью для нас, я был спасен от необходимости искать деликатный способ сообщить ей об этом, когда в комнату просочились Коди и Астор. Они не врываются в комнату с веселым шумом, как большинство детей семи и десяти лет. Как я говорил, они отчасти были повреждены своим старым добрым биологическим папой, и одно из последствий этого - вы никогда не увидите, как они приходят и уходят: они просачиваются в помещение исподволь. Только что их не было в поле зрения, а в следующий момент они тихо стоят рядом с вами, ожидая, пока на них обратят внимание.
\"Мы хотим поиграть в прятки,\" сказала Астор. Она была говорящей персоной в паре; Коди никогда не произносил больше четырех слов в течение дня. Он был отнюдь не глупым, ничего подобного. Он просто предпочитал молчать большую часть времени. Сейчас он просто посмотрел на меня и кивнул.
\"О,\" сказала Рита, прервав свои мечты о земле Росси, Кандид и Джерри Льюиса, \"хорошо, почему бы и нет \"
\"Мы хотим поиграть с Декстером,\" добавила Астор, и Коди очень громко кивнул.
Рита нахмурилась. \"Кажется, мы должны были поговорить об этом раньше, но ты не думаешь. что Коди и Астор – то есть они не должны начать называть тебя как-то иначе, я не знаю - не просто Декстер? Это как-то …  \"
\" Как насчет о mon papere?\" спросил я. \"Или Мосье le Comte?\"
\"Как насчет Не дождетесь?\" пробормотала Астор.
\"Мне просто кажется…\" сказала Рита.
\"Декстер подходит,\" сказал я. \"Они так привыкли.\"
\"Это звучит непочтительно,\" возразила она.
Я посмотрел вниз на Астор. \"Покажи своей матери, как ты умеешь говорить ‘Декстер’ с уважением,\"
Она закатила глаза. \"Пужжжалста.\"
Я улыбнулся Рите. \"Видишь? Ей десять. Она ничего не может сказать с уважением.\"
\"Ну да, но… \" сказала Рита.
\"Всё в порядке. Они - в порядке,\" сказал я. \"Но Париж…\"
 \"Пойдем наружу,\" произнёс Коди, и я удивлённо на него посмотрел. Целых два слова - для него это практически речь.
\"Хорошо,\" ответила Рита. \"Если ты действительно думаешь…\"
\"Я почти никогда не думаю,\" сказал я. \"Оно само приходит в процессе.\"
\"Бессмыслица какая-то,\" сказала Астор.
\"Это и не должно иметь смысла. Это - истина,\" ответил я.
Коди потряс головой и сказал: \"Прятки.\" И чтобы не прервать пик его разговорчивости, я просто последовал за ним во двор.

ГЛАВА 2
КОНЕЧНО, И ДО ПОЯВЛЕНИЯ ВЕЛИКИХ ПЛАНОВ РИТЫ жизнь не была сплошной клубникой со сливками. Приходилось и потрудиться. А поскольку Декстер весьма добросовестен, я трудился. Я потратил предыдущие две недели, накладывая последние мазки на свой новый холст. Молодой джентльмен, вдохновивший меня, унаследовал много денег, и очевидно, использовал их для своих гадких смертоносных шалостей, что и меня заставило захотеть стать богатым. Его звали Александр Макоули, но он представлялся как \"Зандр,\" на мой вкус слегка по детски, но возможно, на это и был расчет. Он был типичным хиппи с трастовым фондом, тем, кто никогда не занимался настоящей работой, полностью посвятив себя беззаботным развлечениям того типа, что заставило бы мое пустое сердце забиться сильнее, если бы только Зандр проявил чуть больше вкуса при выборе своих жертв.
Деньги семья Макоули извлекла из обширных стад скота, бесконечных цитрусовых рощ, и сбрасывания фосфатов в озеро Окичоби. Зандр частенько появлялся в бедных районах города, чтобы облагодетельствовать городских бездомных. И нескольких везунчиков, он, по слухам, прочтенным мной в слезогонной газетной статье, отвёз на семейное ранчо и обеспечил работой.
Конечно, Декстер всегда аплодирует духу милосердия. Но обычно, я использую его, поскольку это почти всегда предупреждающий знак того, что под маской Матери Терезы спрятано что-то гнусное, жестокое и забавное. Не то чтобы я когда-либо сомневался, что где-то в глубинах человеческого сердца действительно живет дух доброты и заботливого милосердия, смешанный с любовью к людям. Разумеется, живёт. Я хочу сказать, что уверен, он должен быть где-то там. Я просто никогда его не видел. И поскольку мне недостаёт как человечности, так и настоящего сердца; я вынужден положиться на опыт, который говорит мне, что благотворительность начинается дома, и почти всегда заканчивается у порога.
Так вот, когда я вижу как молодой, богатый, красивый и кажущийся нормальным молодой человек растрачивает свои ресурсы в гадкой клоаке, мне трудно принять его альтруизм по номинальной стоимости, как бы мило он не выглядел. В конце концов, я и сам неплохо притворяюсь невинным очаровашкой, а мы знаем каков я на самом деле, не так ли?
К счастью для моего мировоззрения, Зандр не отличался от других - просто был очень богатым. И унаследованные им деньги сделали его слегка небрежным. Поскольку в обнаруженных мной аккуратных налоговых записях семейное ранчо числилось пустым и заброшенным, куда бы он не отвозил своих дорогих грязных друзей, но явно не к счастливой здоровой жизни в трудах на благо страны.
Что еще лучше для моей цели, куда бы они не отправлялись со своим новым другом Зандром, они пошли туда босиком. Поскольку в его чудесном облицованном кораллами доме, в особой комнате, запертой на несколько очень хитрых и дорогих замков, взлом которых занял у  меня почти пять минут, Зандр сохранил кое-какие сувениры. Глупый риск для чудовища; отлично знаю, поскольку и сам этим грешу. Но если следователь-трудоголик и натолкнётся когда-нибудь на мою коробочку с воспоминаниями, он найдет всего лишь некие стеклышки с единственной каплей крови на каждой, и ничего намекающего на их зловещий смысл.
Зандр не был таким умным. Он сохранил башмаки каждой из своих жертв и рассчитывал,  что много денег и запертая дверь сохранят его секрет.
Ну хорошо. Не удивительно, что чудовища имеют такую плохую репутацию. Это было просто слишком наивно, чтобы сказать вслух – и… обувь? Серьезно, ради всего несвятого, обувь? Я пытаюсь быть понимающим и терпимым к слабостям других, но это слегка чересчур. Что может быть привлекательным в потной заляпанной слизью двадцатилетней кроссовке? Да еще оставлять их так открыто. Это почти оскорбительно.
Конечно, Зандр видимо думал, что если его когда-нибудь поймают, он сможет купить себе наилучшую юридическую помощь в мире, благодаря которой он, несомненно, отделается всего лишь общественными работами – слегка иронично, учитывая, с чего он начинал. Но одну вещь он не учел: вместо полиции его поймал Декстер. И его дело будет рассмотрено в Суде Темного Пассажира, в котором нет адвокатов - хотя я, несомненно, надеюсь, что поймаю одного когда-нибудь – как всегда, с абсолютно окончательным приговором.
Но была ли обувь достаточным доказательством? Я не сомневался в вине Зандра. Даже если бы Темный Пассажир не распевал арии всё время, что я смотрел на ботинки, я отлично понял значение этой коллекции – предоставленный самому себе, Зандр соберёт намного больше обуви. Я был уверен, что он плохой человек, и хотел бы провести с ним дискуссию в лунном свете и оставить ему некоторые комментарии. Но по Кодексу Гарри я должен был быть абсолютно уверен.
Я всегда следовал правилам осторожности, сформулированным Гарри, моим приемным отцом-полицейским, который учил меня, как быть таким, как я - скромно и аккуратно. Он научил меня оставлять место преступления чистым так, как мог только полицейский, и он приучил меня использовать один и тот же тип исследования при выборе партнера на танец. Если бы возникло хоть какое-то сомнение, я бы не смог позвать Зандра поиграть.
И что теперь? Ни один суд в мире не осудит Зандра за что-либо кроме антисанитарного фетишизма, базируясь на его выставке обуви - но ни один суд в мире не имеет экспертного заключения от Темного Пассажира, чей мягкий настойчивый внутренний голос требовал действий и никогда не ошибался. Сложно оставаться спокойным и беспристрастным с этим шипением в моем внутреннем ухе. Я хотел пригласить Зандра на Последний Танец не меньше, чем хотел сделать следующий вдох.
Я хотел, я был уверен - но я знал, что сказал бы Гарри. Этого не достаточно. Он учил меня, что для пущей уверенности хорошо бы увидеть тела, но Зандру удалось спрятать их достаточно хорошо, чтобы помешать мне их обнаружить. А без тел, никакое желание не сделает это правильным.
Я вернулся к своему исследованию, чтобы найти, где он мог припрятать короткую дорожку промаринованных трупов. Его дом отпадал. Я был там и не нашел даже намека на что-нибудь кроме обувного музея, а Темный Пассажир обычно весьма хорош в вынюхивании коллекции  трупов. Кроме того, в доме не было места для них – подвалов во Флориде не строят, и он не мог копаться во дворе или незамеченным вывезти тела в этом районе. Короткая консультация с Пассажиром убедила меня, что тот, кто раскладывает свои сувениры на ореховых полках несомненно должен аккуратно избавиться от останков.
Ранчо было отличной возможностью, но короткая поездка на место не обнаружила никаких следов. Оно явно было давно покинуто; даже проезд зарос.
Я копнул глубже: Зандр владел кондоминиумом в Мауи, но, он был слишком далеко. У него было несколько акров в Северной Каролине - возможно, но мысль о двенадцатичасовой поездки с трупом в багажнике сделала эту идею непривлекательной. Он владел акциями компании, которая пыталась освоить Торо Ки, небольшой островок к югу от мыса Флориды. Но корпоративное место отпадало - слишком много людей могло бродить внутри и вокруг него. В любом случае, я вспомнил попытку высадиться на Торо Ки, когда я был моложе, и вооруженную охрану, отправляющую незваных гостей прочь. Это должно быть где-то еще.
Единственной вещью, подходящей среди множества портфелей и фондов была яхта Зандра, сорокапятифутовая Сигарета. Я знал из своего опыта с предшествующим чудовищем, что лодка даёт замечательные возможности избавляться от останков. Просто прикрепите к телу груз, перебросьте его через поручни, и помахайте вслед волне. Опрятно, чисто, аккуратно; ни суеты, ни сплетен, ни улик.
А также ничего, что послужило бы доказательством для меня. Зандр держал свою лодку  на самой привилегированной частной пристани в Коконат Гроув, в яхт-клубе Роял Бей. Их охрана была хороша, слишком хороша, чтобы Декстер смог проникнуть туда с улыбкой и связкой отмычек. Это была пристань с полным комплектом услуг для смертельно богатых, место, где чистят и полируют ваши борта, едва вы приведете лодку в гавань. Вам даже не нужно самому заправлять яхту топливом; просто позвоните заранее и всё будет готово, вплоть до охлажденного шампанского в кабине. И вооруженная охрана, счастливо улыбаясь, днем и ночью патрулировала территорию, тренируясь в стрельбе на каждом, кто пытался перелезть через ограду.
Яхта была недоступна. Я, как и Темный Пассажир, что даже более важно, был практически уверен, что Зандр использовал её, чтобы избавляться от тел. Но я не видел способа это доказать.
Это раздражало, даже расстраивало, представлять Зандра с его последним трофеем - вероятно  аккуратно упакованным в позолоченный переносной холодильник - бодро названивающего в док и требующего заправить яхту топливом, и затем беззаботно фланирующего по пристани, пока два хрюкающих грузчика занесут ящик на борт и почтительно поклонятся на прощанье. Но я не мог попасть на яхту и доказать это. Без этого последнего доказательства, Кодекс Гарри не позволит мне приступить к процедуре.
Что же мне остается? Я мог бы попытаться застать Зандр на месте преступления в следующий раз. Но я не мог определить, когда это произойдет, и не мог наблюдать за ним все время. Я должен был время от времени появляться на работе, совершать символические появления дома и проходить сквозь все мытарства поддерживания видимости нормальной жизни. Так что в одну из следующих недель или около того, если образец подойдет, Зандр позвонит старшему по доку и закажет подготовить ему яхту.
И старший по доку, являясь эффективным служащим в клубе для богатеев, должен будет отметить, что в точности он делал с яхтой и когда: сколько топлива он залил, какой погрузил сорт шампанского, и сколько Виндекса он использовал на протирку ветрового стекла. Он должен записать все это в файле под именем \"Макоули,\" и сохранить на своем компьютере.
И вдруг мы снова в мире Декстера, и уверенно насвистывающий Пассажир торопит меня к клавиатуре.
Декстер - скромен, даже чересчур, и несомненно осведомлен об ограниченности своего таланта сыщика. Но если и существовал предел того, что я мог обнаружить при помощи компьютера, я его пока не обнаружил. Я откинулся на спинку стула и приступил к работе.
На то, чтобы взломать компьютеры клуба и найти записи у меня ушло меньше получаса. Разумеется, все услуги тщательно записывались. Я проверил записи в дни собраний совета любимой благотворительной организации Зандра, Всемирной Миссии Божественного Света, находящейся на окраине Либерти-Сити. 14 февраля совет пришел в восторг от заявления, что Винтон Аллен должен переместиться из притона разврата под названием Майами на ранчо Зандра, чтобы реабилитироваться честным трудом. А на 15 февраля, Зандр отправился на лодочную прогулку,  и истратил тридцать пять галлонов топлива.
11 марта, Тайрону Миксу было обещано аналогичное счастье. 12 марта Зандр катался на яхте.
Так и шло; всякий раз, как некий счастливый бездомный был избран для счастливой деревенской жизни, через двадцать четыре часа Зандр заказывал обслуживание своей яхты.
Это не осмотр тел - но Кодекс Гарри был создан, чтобы оперировать в трещинах системы, в теневой области идеальной справедливости, а не идеального закона. Я был уверен, Пассажир был уверен, и этого было достаточно, чтобы удовлетворить всех нас.
Зандр отправится в новый круиз в лунном свете, и все его деньги не удержат его на плаву.

ГЛАВА 3
ИТАК, В ОДНУ ИЗ ТЕХ НОЧЕЙ, КОГДА ЛУНА ИСПУСКАЕТ АККОРДЫ маньячной мелодии для своих счастливых кровожадных детей, я напевал, готовясь выйти порезвиться. Работа закончена, пришло время Декстеру поиграть. Собрать мои игрушки и направиться к двери для моего свидания с богатеньким плохишом должно было занять не более минуты. Но разумеется, в тенетах брака ничто больше не было простым. Я даже начал думать, будет ли вообще что-либо снова простым.
Разумеется, я построил отличный почти непроницаемый фасад из сияющей антисептической стали и стекла, покрывающий наружные стены Ужасного Готического Замка Декстера. Так что, я очень хотел помочь уходящему в отставку Старому Декстеру, и следовательно, находился в процессе \"объединения наших жизней,\" как это называла Рита. В данном случае это означало переезд из моего комфортабельного закоулка на краю Коконат Гроув в трех-спальный обращенный к югу дом Риты, что было весьма \"ощутимым\" шагом. Конечно, помимо ощутимости это также означало Неудобства для Мостра. В новом режиме я при всем желании не мог сохранить хотя бы немного приватности. А желание такое, естественно, возникало. Каждый последовательный ответственный людоед имеет свои секреты, и были вещи, которые я не хотел видеть при свете дня в руках кого-то другого.
Например, некие исследования по потенциальным партнерам; а также очень дорогой мне деревянный ящичек, с сорока одним стеклышком с каплей засохшей крови в центре; каждая капля представляла собой одну менее-чем-человеческую жизнь, которая закончилась от моей руки – полный набор воспоминаний о моей тайной жизни. Я не оставляю валяться после себя большие кучи разлагающейся плоти. Я - не беспечно неряшливый безумно кромсающий монстр. Я - чрезвычайно аккуратный безумно кромсающий монстр. Я всегда очень осторожно избавляюсь от останков, и даже самому жестокому неумолимому противнику, заподозрившему во мне гадкое чудовище, которым я и являюсь, придется тяжко потрудиться, чтобы выяснить, чем на самом деле являются мои препараты.
И всё же, объяснения могли вызвать вопросы, которые могли бы в конечном счете оказаться неудобными даже из уст преданной жены – а тем более от жутковатой немезиды, страстно мечтающей о моем уничтожении. Был один такой недавно, полицейский по имени сержант Доакс. И хотя он технически всё еще жив, я думаю о нём в прошедшем времени, поскольку последние злоключения стоили ему его рук, ног и языка. Он определенно был не в той форме, чтобы обрушить на меня заслуженную справедливость. Но я достаточно осведомлён, чтобы понимать: где появился один подобный ему, там рано или поздно появится и другой.
Итак, секретность была важна – не то чтобы я когда-либо беспокоился о том, что кто-то может влезть в мои личные дела. Насколько я знал, никто никогда не видел мой ящичек с препаратами. Но я никогда раньше не имел ни наводящей для меня порядок невесты, ни двоих очень любопытных детей, шныряющих около моих вещей, чтобы научиться быть похожими на Темного Папочку Декстера.
Рита, кажется, поняла мою потребность в личном пространстве, если не её причины, и пожертвовала мне свою комнату для шитья, превратив её в нечто, что она назвала кабинет Декстера. В конечном итоге, здесь поместятся мой компьютер, несколько моих книг и CD и, полагаю, мой палисандровый ящичек с образцами. Но как я могу оставить его здесь? Я достаточно легко смог бы объяснить это Коди и Астор - но что сказать Рите? Попытаться спрятать? Построить тайной ход за фальшивым книжным шкафом, с винтовой лестницей, спускающейся в мою темную берлогу? Или положить ящичек на дно фальшивой упаковки крема для бритья? Это была проблема.
Пока что я уклонялся от необходимости найти решение, оставив за собой свою квартиру. Но я всё же хранил в своем кабинете несколько простых вещей, например, нож со скругленным лезвием и клейкую ленту, которые легко объяснялись моей любовью к рыболовству и свежем воздуху. Решение придёт позже. Прямо сейчас я чувствовал ледяные прикосновения пальцев, щекочущих мой позвоночник, и срочную необходимость не опоздать на встречу с испорченным молодым человеком.
Итак, я направлялся в свой кабинет за спортивной сумкой из темно-синего нейлона, которую я держал для формальных случаев, чтобы положить нож и ленту. Я вытащил её из шкафа, острый привкус ожидания струился на моем языке, и положил мои игрушки для вечеринки: новый ролик клейкой ленты, нож, перчатки, мою шелковую маску, и моток нейлоновой веревки для аварийной ситуации. Полный набор. Я прямо чувствовал блеск стального возбуждения в своих венах, жестокую музыку, поднимающуюся в моём внутреннем слухе, поторапливающий меня рев Пассажирского пульса. Я повернул к выходу… И встретил пару торжественных детей, пристально и ожидающе смотрящих на меня.
\"Он хочет пойти,\" сказала Астор, и Коди кивнул, смотря на меня большими немигающими глазами.
Я честно верю, что те, кто меня знают, думают, что у меня бойкий язык и быстрый разум, но когда я мысленно повторил то, что сказала Астор и попытался понять, не могло ли это означать нечто другое, я смог издать лишь весьма человеческое: \"Он хочт п.йти кда?\"
\"С тобой,\" продолжила Астор терпеливо, словно говоря с умственно отсталой горничной. \"Коди хочет пойти с тобой сегодня вечером.\"
В ретроспективе легко виделось, что эта проблема возникла бы рано или поздно. И, чтобы быть вполне честным с собой, что по-моему очень важно, я этого ожидал - но позже. Не сейчас. Не на грани моей Ночи. Не когда каждый волосок на моей шее вздыбился и чистая необоримая потребность понуждает меня скользнуть в ночь холодной ярости и нержавеющей стали.
Ситуация определённо требовала серьезных размышлений, и хотя все мои нервы кричали, чтобы я выскочил в окно и растворился в ночи - но дети стояли передо мной, так что я сделал глубокий вдох и подумал о них.
Острая блескучая жестянка души Декстера Мстителя выросла из детской травмы столь сильной, что я полностью заблокировал воспоминания о ней. Это сделано меня таким как я есть, и я наверняка несчастно захлюпал бы, если бы сохранил способность чувствовать. И эти двое, Коди и Астор, так же покрывались шрамами от побоев отца-наркомана до тех пор, пока навсегда не отвернулись от солнечного света и леденцов. Как сказал мой мудрый приемный отец, воспитывая меня, это не обратить вспять, как не положить змею обратно в яйцо.
Но это можно направить. Гарри направлял меня, сформировал меня во что-то, что охотится только на других хищников тьмы, других чудовищ и вампиров в человеческой коже рыщущих по городу в поисках развлечений. Я имел навеки неизменную необоримую необходимость убивать, но Гарри научил меня, как находить и избавляться только от тех, кто по его строгим полицейским стандартам действительно этого заслуживал.
Когда я обнаружил, что Коди такой же, я обещал себе, что продолжу Путь Гарри, пройдя который я научу мальчика, выращу его в Правоте Тьмы. Но это была целая галактика осложнений, объяснений, и уроков. У Гарри ушло почти десять лет, чтобы втиснуть в меня всё это, прежде чем он позволил мне поиграть с чем-нибудь более сложным чем домашние животные. С Коди я еще даже не начал - и хотя это заставляло меня чувствовать себя Мастером Джедай, я был не готов начинать сейчас. Я знал, что Коди должен когда-нибудь согласиться стать таким как я, и действительно хотел помочь ему – но не сегодня вечером. Не при луне, так весело зовущей просто выскочить в окно и толкающейся во мне как  мягкий желтый локомотив, прицепившийся к моему мозгу.
\"Я - не, э…\" Я начал говорить, собираясь всё отрицать. Но они смотрели на меня с таким милым сердцу выражением холодной уверенности, что я остановился. \"Нет,\" ответил я наконец. \"Он еще слишком молод.\"
Они обменялись быстрым взглядом, не более, но в нем был целый разговор. \"Я говорила ему, что ты так ответишь,\" сказала Астор.
\"Ты была права.\"
\"Но Декстер,\" сказала она, \"ты обещал, что всё нам покажешь.\"
\"Покажу,\" ответил я, ощущая как темные пальцы медленно движутся по моему позвоночнику в поисках способа направить меня к двери, \"но не сегодня.\"
\"А когда?\" требовательно спросила Астор.
Я посмотрел на них и почувствовал страннейшую комбинацию одновременно дикого нетерпения выйти и, желания завернуть их в мягкое одеяло и убить всё, что окажется около них. И грызущее на краю сознания, просто, чтобы довершить смесь, желание разбить их маленькие толстые головки друг о друга.
Неужели это проснулись отцовские чувства?
Всё моё тело пощипывало холодным огнем необходимости пойти и начать непроизносимое, но вместо этого я сделал еще один глубокий вдох и изобразил нейтральное лицо. \"Завтра в школу,\" сказал я, \"и вам уже пора быть в постели.\"
Они посмотрели на меня так, будто я их предал, и кажется, я сделал это, изменив правила и изобразив Папочку Декстера, когда они думали, что говорят с Демоном Декстером. Все же это было достаточно правдиво. Никто не может взять малолетних детей с собой на полуночное потрошение и ожидать, что они вспомнят алфавит на следующий день. Даже мне было достаточно тяжело появляться в работе утром после одной из моих Ночей, а у меня было преимущество пить кубинский кофе в неограниченном количестве. Кроме того, они действительно были еще слишком молоды.
\"Ты теперь как обычный взрослый,\" сказала Астор с увядающей усмешкой десятилетки.
\"Но я - взрослый,\" сказал я. \"И я пытаюсь делать как лучше для вас.\" Хотя я и произнес это скрипя зубами в борьбе с нарастающей потребностью, я осознавал – нужно сделать что-нибудь, чтобы смягчить идентичные взгляды мрачного неуважения, полученные мной от обоих.
\"Мы думали ты другой,\" сказала она.
\"Представить себе не могу, как я могу быть более другим и все еще выглядеть человеком.\"
 \"Нечестно,\" заявил Коди, и я остановил взгляд на нем, наблюдая, как крошечное темное чудовище поднимает голову и ревет на меня.
\"Да, это не честно,\" подтвердил я. \"Жизнь не справедлива. Честно - это грязное слово, и я буду благодарен вам, если вы не будете использовать его рядом со мной.\"
Коди минуту тяжело смотрел на меня взглядом разочаровавшегося в расчетах. Я никогда не видел его таким прежде, и не знал, хочется ли мне шлепнуть его или дать ему печенья.
\"Нечестно,\" повторил он.
\"Слушайте,\" сказал я, \"это - то в чем я понимаю. И вот вам первый урок. Нормальные дети перед школой ложатся спать вовремя.\"
\"Это нормальные,\" молвил он, втянув нижнюю губу достаточно далеко, чтобы вместить его учебники.
\"В точку,\" сообщил ему я. \"Вот почему вы всегда должны выглядеть нормально, поступать нормально, заставить всех считать вас нормальными. И еще, вы должны поступать в точности как я вам говорю, или я вас не учу.\" Он не выглядел полностью убежденным, но уже слабел. \"Коди,\" сказал я. \"Поверь мне, ты должен делать это по-моему.\"
\"Должен,\" повторил он.
\"Да,\" сказал я. \"Должен.\"
Он смотрел на меня еще один долгий момент, затем перевел пристальный взгляд на оглянувшуюся к нему сестру. Это было чудо беззвучной связи; я мог бы покляться, что у них произошел долгий и очень сложный разговор, но они не издали ни звука, пока Астор не пожала плечами и повернулась ко мне. \"Ты должен обещать,\" сказала она.
\"Хорошо,\" сказал я. \"Обещать что?\"
\"Что ты начнешь учить нас,\" сказала она, и Коди кивнул. \"Скоро.\"
Я перевел дыхание. У меня и прежде не было никаких шансов попасть в весьма  гипотетический, как я считал, рай. Но пройти через это, согласиться превратить этих начинающих маленьких монстриков в опрятных, отлично обученных маленьких монстров – ну, остается только надеяться, что я был прав в части гипотетичности. \"Обещаю\" сказал я. Они посмотрели друг на друга, на меня, и ушли.
А я остался с полной игрушек сумкой, давлением обязательств, и отчасти съежившимся желанием поспешить.
Неужели семейная жизнь такова для всех? Если да, то как они справляются? Зачем вообще люди заводят более одного ребенка, в конце концов? Только что передо мной стояла важная  и переполняющая меня целью, и вдруг я потерял концентрацию словно какая-то мамаша на футболе, и почти забыл о чем думал всего минуту назад. Даже с нетерпеливым рычанием Темного Пассажира - удивительно приглушенного, как будто даже немного растерянного -  у меня ушло несколько минут на то, чтобы снова переключиться с Обалделого Папочки Декстера к Хладнокровному Мстителю. Я обнаружил, что мне трудно вернуться к ледяной грани готовности и опасности; фактически, я с трудом вспомнил, где оставил ключи от автомобиля.
Наконец я их обнаружил, спотыкаясь вышел из своего кабинета, и пробормотав немного сердечной чепухи Рите, окунулся наконец в свободу ночи.

ГЛАВА 4
Я СЛЕДИЛ ЗА ЗАНДРОМ ДОСТАТОЧНО ДОЛГО, ЧТОБЫ УЗНАТЬ ЕГО РАСПОРЯДОК  дня, и точно знал, где он будет ночью в четверг. Каждый вечер четверга он проводил инспекцию во Всемирной Миссии Божественного Света. После примерно девяноста минут улыбок персоналу и заслушивания краткого доклада он выпишет чек пастору, огромному чернокожему мужчине, похожему на игрока НФЛ. Пастор улыбнётся и поблагодарит его, и Зандр тихо скользнёт через запасной выход в свой СУВ, и скромно поедет домой, пылая добродетельным чувством, приходящим только после действительно хорошей работы.
Но сегодня вечером он поедет не один.
Сегодня вечером Декстер и его Темный Пассажир присоединятся к поездке и отправят его в ранее неизведанное путешествие.
Но сначала холодное и осторожное приближение, награда за недели тайной слежки.
Я припарковал свой автомобиль всего через несколько миль от дома Риты у большого старого торгового центра Дэйдленд и прошел на соседнюю станцию метро. Поезд редко бывает переполненным, даже в часы пик, но вокруг было достаточно людей, чтобы никто не обратил на меня внимания. Просто милый парень в модной темной одежде со спортивной сумкой.
Я вышел через одну остановку после делового центра и прошел пешком шесть кварталов до миссии, чувствуя как становлюсь всё острее, приближаясь к необходимой мне готовности. Мы подумаем о Коди и Астор позже. Прямо сейчас, на этой улице, я был абсолютно жестким, спрятавшим сияние. Ослепительный апельсиново-розовый свет специальных уличных фонарей для борьбы с преступностью не мог прогнать прочь темноту, всё туже обволакивающую меня при ходьбе.
Миссия стояла на углу не слишком шумной улицы на месте переделанного магазина. Небольшая толпа собралась у входа – отнюдь не сюрприз, поскольку здесь выдавали пищу и одежду, и все что вы должны сделать, чтобы получить её -  потратить нескольких минут вашего пропитанного ромом времени, выслушав, как доброе преподобие объясняет, почему вы попадете в ад. Даже мне это кажется довольно хорошей сделкой, но я не был голоден. Я прошел мимо, свернув назад на стоянку.
Хотя здесь стояли несколько диммеров, стоянка была все еще слишком ярко освещена для меня, почти затмевая луну, хотя я слышал, как она смеется с небес над нашей крошечной извивающейся хрупкой жизнью, украшенной монстрами, живущими только для того, чтобы отнимать эту жизнь большими, полными боли глотками. Монстрами вроде меня и Зандра. Но сегодня вечером монстров станет на одного меньше.
Я один раз обошел по периметру стоянки. Всё чисто. Никого в поле зрения, никто не сидит или дремлет в автомобиле. Единственным окном с видом на парковку было маленькое, расположенное высоко на задней стене миссии окно уборной, застекленное матовым стеклом. Я приблизился к автомобилю Зандра, синему Доджу Дюранго, стоявшему около запасного выхода, и попробовал ручку замка. Рядом стоял старый Крайслер, автомобиль почтенного пастора. Я переместился за Крайслер и начал свое ожидание.
Я достал белую шелковую маску из своей сумки и надел её, удобно надвинув прорези для глаз. Затем я завязал петлю из рассчитанной на пятидесятифунтовую рыбу лески  и приготовился. Очень скоро начнется Темный Танец. Никем не замеченный Зандр будет увлечен в хищную ночь, ночь острых сюрпризов, полную смертельной и свирепой тьмы. И очень скоро, он тихо-мирно покинет свою жизнь и окажется в моей. А затем ….
Интересно, Коди не забыл почистить зубы? Он несколько раз забывал в последнее время, а Рита не хотела вытаскивать его из постели, если он уже лёг. Но важно привить ему полезные привычки уже сейчас, а чистка зубов – привычка важная.
Я ослабил петлю, позволив ей упасть на мои колени. Завтра в школе Астор будут фотографировать. Она собиралась надеть платье, которое одевала на Пасху в прошлом году, чтобы мило выглядеть на снимке. Подготовила ли она его, чтобы не забыть утром? Она конечно, не будет улыбаться на снимке, но по крайней мере на ней будет красивое платье.
Неужели я действительно сижу здесь ночью, выжидая, чтобы набросить подготовленную петлю, и думаю о таких вещах? Как получилось, что моё ожидание заполнено этими мыслями вместо бритвенно-острого желания Темного Пассажира не упустить о-такого-заслуживающего партнера? Или это предвкушение новой сияющей жизни женатого Декстера?
Я осторожно вздохнул, чувствуя огромную симпатию к В.С. Филдсу. Я не смогу работать с детьми. Я закрыл глаза, чувствуя, как меня заполняет темный ночной воздух, и выпустил его наружу, ощущая возвращение холодной готовности. Декстер медленно уплывал, а Темный Пассажир возвращал себе контроль.
И не мгновением раньше...
Задняя дверь выход щелкнула, открываясь и мы услышали отвратительный животный шум и блеяние действительно ужасного исполнения “Just a Closer Walk with Thee,” достаточно громкого, чтобы любой полез в бутылку. И достаточно громкого, чтобы вынести Зандра за дверь. Он остановился на пороге, одарив оставшихся сияющей улыбкой, затем хлопнула закрывающаяся дверь, он пошел вокруг своего автомобиля к водительскому сиденью и он был наш.
Зандр нашел ключи, замок щелкнул, открываясь, и мы обошли вокруг автомобиля ему за спину. Прежде, чем он понял, что происходит, свистнула петля, скользнувшая вокруг его шеи и мы дернули её достаточно сильно, чтобы сбить его с ног, достаточно сильно, чтобы поставить его на колени, чтобы его лицо потемнело от удушья и это было хорошо.
\"Ни звука,\" произнесли мы, абсолютно холодно. \"Делай в точности как мы говорим, ни единого слова или звука, и проживешь дольше,\" и мы слегка затянули петлю, чтобы показать, что он принадлежит нам и должен делать как мы сказали.
Зандр отреагировал наиболее обнадеживающим способом, скользнув лицом вниз и уже не усмехаясь. Струйка слюны просочилась из уголка его рта и он попытался освободиться из петли, но мы затянули её слишком плотно, чтобы он просунул палец под леску. Когда он почти отрубился, мы слегка ослабили давление, чтобы позволить ему единственный болезненный вдох. \"Теперь на ноги,\" приказали мы, осторожно потянув петлю вверх, чтобы он сделал как сказано. И медленно, процарапывая свой путь наверх на боку своего автомобиля, Зандр подчинился.
\"Хорошо,\" сказали мы. \"Садись в машину.\" Мы переложили петлю в левую руку и открыли дверь автомобиля, затем сели на сиденье за водительским креслом и снова взяли петлю правой рукой. \"Поезжай,\" сказали мы нашим темным и ледяным командным голосом.
\"Куда?\" спросил Зандр хриплым из-за наших небольших напоминаний с петлей шепотом.
Мы снова натянули леску, чтобы напоминать ему о молчании. Когда мы подумали, что до него дошло, мы ослабили петлю. \"На запад,\" ответили мы \" Молчи. Поезжай.\"
Он завел мотор и, несколькими небольшими рывками петли я направил его на запад по скоростной автомагистрали Дельфина. Некоторое время Зандр делал в точности как мы говорили. Время от времени он посматривал на нас в зеркало, но легкие подергивания за леску сохраняло его чрезвычайно послушным до тех пор, пока мы не направили его на север по автомагистрали Пальметто.
\"Послушайте,\" вдруг произнёс он, когда мы проехали аэропорт, \"Я очень богат. Я могу дать вам всё, что вы хотите.\"
\"Да, ты можешь,\" сказали мы, \"и ты дашь\"; он не понял, чего мы хотели, поскольку слегка расслабился.
\"Окей,\" продолжил он все еще грубым из-за петли голосом, \"так сколько вы хотите?\"
Мы захватили взглядом его глаза в зеркале и медленно, очень медленно, чтобы он начал понимать, затянули леску вокруг его шеи. Когда он почти не мог дышать, мы задержали её так на минуту. \"Всё,\" сказали мы. \"Мы получим всё.\" Мы ослабили петлю, совсем чуть-чуть. \"Езжай.\"
Зандр поехал. Он был очень тихим оставшуюся часть пути, но не выглядел таким напуганным, каким должен был. Конечно, он должен верить, что это на самом деле происходит не с ним, не может происходить, только не с ним, живущим в непроницаемом коконе из денег. Всё имело цену, и он всегда мог её оплатить. Скоро он начнет переговоры. Затем он купит себе выход.
И так и будет. В конечном итоге он купит себе выход. Но не деньгами. И не из этой петли.
Всю не слишком длинную дорогу до выбранного нами выезда Хиалеа мы провели в тишине. Но когда Зандр притормозил перед выездной рампой, он уставился на меня в зеркало со страхом в глазах, с вздымающимся ужасом монстра в ловушке, готового отгрызть себе ногу, чтобы сбежать; осязаемый укус его паники искрой осветил теплую тьму Пассажира и сделал нас сильнее и радостнее. \"Вы не…  здесь, здесь не… куда мы направляемся?\" он заикался, слабый и жалкий, и звучал гораздо человечнее, что рассердило нас и мы дернули слишком сильно, пока он на мгновение не завалился на плечо и нам не пришлось ослабить петлю. Зандр съехал на дорогу за строением.
\"Поворачивай направо,\" приказали мы, и он подчинился, неприятное дыхание скрипя вырывалось сквзь его испещренные слюной губы. Но он делал в точности то, что мы ему велели, спустившись вниз по улице и остановившись на маленькой, темной полосе движения у старых складов.
Он припарковал свой автомобиль, как велено, у ржавой двери темного заброшенного здания. Частично сгнивший знак с отломанным концом всё еще гласил ДЖОН ПЛАСТ. \"Паркуйся,\" велели мы, и едва он перевел рычаг на нейтралку, мы вышли наружу и выдернули его на землю, жестко швырнув и наблюдая как он валяется около мгновения прежде чем мы вздернули его на ноги. Слюна запеклась вокруг его рта, в его глазах  оставалось немного веры, когда он стоял безобразный и вызывающий отвращение в прекрасном лунном свете, весь дрожа в надежде что это какая-то страшная ошибка, которую я допустил из-за его денег; и растущее понимание, что возможно он ничем не отличается от тех, с кем он постапал точно также нахлынуло на него и сделало его слабым. Мы позволили ему постоять и отдышаться целую минуту, затем толкнули его к двери. Он поднял руку, ладонью к бетонной стене. \"Послушайте,\" сказал он, и с чисто человеческой дрожью в голосе. \"Я могу дать вам тонну денег. Все, что захотите.\"
Мы промолчали. Зандр облизал губы. \"Хорошо,\" сказал он, и его голос стал сухим, ломким и отчаянным. \"Ну и что вы хотите от меня?\"
\"То же, что вы хотели от других,\" сказали мы, жестче затягивая петлю. \"Кроме обуви.\"
Он вытаращился на меня, отвесив челюсть и обмочив штаны. \"Это не я…,\" сказал он \"Это не то… \"
\"Ты,\" сообщили мы ему. \"Это самое.\" И затянув поводок потуже втолкнули в дверь, в тщательно подготовленное помещение. Там имелись несколько поврежденных ПВХ труб и, что более важно для Зандра, две пятидесяти-галлонных бочки с соляной кислотой, брошенных Джоном Пласти когда он покидал бизнес.
Мы достаточно легко доставили Зандра в расчищенное для него рабочее пространство, и всего через несколько минут он оказался замотан скотчем и привязан к месту, и мы весьма энергично начали. Мы срезали леску и он задохнулся, когда нож оцарапал его горло.
\"Боже!\" воскликнул он. \"Слушайте, вы совершаете большую ошибку.\"
Мы не ответили; у нас была работа, и мы готовились к ней, медленно срезая его одежду и тщательно складывая её на одну из бочек с кислотой.
\"Пожалуйста, бля\" умолял он. \"Серьезно, это не то, что вы подумали - вы не понимаете, что собираетесь сделать.\"
Мы приготовились и показали нож, чтобы он увидел, что мы отлично понимаем, что делаем, и собираемся сделать это.
\"Пожалуйста, приятель\" Страх в нем зашел намного дальше, чем он считал возможным, дальше унижения от описанных штанов и мольбы, дальше, чем он когда-либо себе представлял.
А затем он стал удивительно спокойным. Он посмотрел прямо мне в глаза и с неслыханной от него ранее неуместной ясностью в голосе произнес: \"Он найдет тебя.\"
Мы остановились на мгновение, чтобы подумать что это значит. Но мы были абсолютно уверены, что это всего лишь последний отчаянный блеф, это притупило восхитительный вкус его ужаса и рассердило нас, так что мы заклеили ему рот и приступили к делу.
И когда мы закончили, не осталось ничего, кроме одной из его туфель. Мы подумали было забрать её, но это разумеется было бы неопрятным, так что она плюхнулась в бочку кислоты к остальным частям Зандра.

Это нехорошо, думал Наблюдатель. Они пробыли на заброшенном складе слишком долго, и несомненно, чем бы они там не занимались, это не было общественным делом.
Определенно не одна из тех встреч, что он планировал провести с Зандром. Их собрания всегда были строго деловыми, хотя Зандр, видимо думал о них в иных терминах. Благоговение на его лице при их редких встречах огромными буквами кричало о том, что думал и чувствовал молодой дурак. Он был так горд из-за своего небольшого вклада, так энергично стремился быть около огромной холодной мощи.
Наблюдатель не сожалел ни о чем, что могло случиться с Зандром - его было достаточно легко заменить: реальное беспокойство причиняло то, почему это произошло сегодня вечером, и что это могло значить.
Теперь он был рад, что не вмешался, а просто сел на хвост и наблюдал. Он с легкостью мог бы войти и схватить дерзкого молодого человека, который поймал и полностью расчленил Зандра. Даже сейчас он чувствовал бурлящую в нём неограниченную мощь, силу, которая могла зареветь и смести все преграды перед собой - но нет.
Наблюдатель был терпелив, и это тоже было его силой. Если этот другой представлял реальную угрозу, лучше было подождать и посмотреть, а когда он достаточно узнает об опасности, он нанесёт удар - быстрый, ошеломляющий, и смертельный.
Итак, он наблюдал. Прошло несколько часов прежде, чем другой вышел и сел в автомобиль Зандра. Наблюдатель держался позади, вначале погасив фары, легко держась за синим Дюранго в полуночном движении. И когда другой остановил машину около станции метро и сел в поезд, он последовал за ним, прежде чем закрылись скользящие двери, и сел в дальнем конце вагона, впервые изучая отражение лица.
Удивительно молодой и даже красивый. Аромат невинного обаяния. Не того типа лицо, что  можно было бы ожидать.
Наблюдатель видел, как другой сошел на Дейдленд и подошел к одному из припаркованных автомобилей. Было поздно и на стоянке не было людей. Он знал, что мог бы сделать это сейчас, так легко, просто скользнув за другим, позволить потоку силы пройти через себя, в свои руки и отправить другого во тьму. Он чувствовал медленное, величественное повышение силы внутри, преодолевая расстояние, почти чувствуя вкус  тихого величественного рева убить. А затем он вдруг остановился на пол-пути и медленно винулся прочь с пути другого.
Потому что автомобиль другого имел очень заметную наклейку на лобовом стекле.
Полицейское разрешение на парковку.
Он был очень рад, что проявил терпение. Если другой был полицейским... Это могло оказаться значительно большей проблемой, чем он ожидал. Хорошо, не совсем. Это потребует немного осторожного планирования. И намного больше наблюдений.
Итак, Наблюдатель снова тихо скользнул в ночь, наблюдать и готовиться.

ГЛАВА 5
КТО-ТО КОГДА-ТО СКАЗАЛ, ЧТО ЗЛО НИКОГДА НЕ ОТДЫХАЕТ, и он определенно имел в виду меня, поскольку в течение нескольких дней после того, как я вручил дорогому Зандру его личную награду, бедный Упорный Декстер был загружен до предела. Моя занятость на работе побила даже лихорадочное планирование Риты. Мы словно попали под одно из тех периодических заклятий, поражающих Майами, делающих мысль об убийстве отличной идеей, и я три дня был по уши в брызгах крови.
Но на четвертый день всё стало ещё немного хуже. Я собирался купить пончиков, как обычно - особенно после моих Ночей. По какой-то причине в течение нескольких дней после веселой ночки с Пассажиром я не только чувствую себя более расслабленным, но и ощущаю себя весьма голодным. Наверняка в этом есть глубокий психологический смысл, но я гораздо больше заинтересован в уверенности что получу один или два пончика, прежде чем хищники из судебной лаборатории разорвут их на части. Смысл может подождать своей очереди после пончиков.
Но сегодня утром мне едва удалось схватить один пончик с малиновым джемом - повезло, что не потерял палец в процессе. Весь этаж жужжал, готовясь к выезду на место преступления, и оттенок жужжания дал мне понять, что оно было особенно гнусным, что естественно, меня не радовало. Это означало долгие часы торчания где-нибудь вдали от цивилизации и кубинских сандвичей. Кто знает, закончу ли я до ленча? Учитывая, что я испытывал недостаток пончиков, ленч казался мне важным приемом пищи, и ради всех кого я знал, я собирался как можно раньше разделаться с работой.
Я захватил свой удобный комплект по брызгам крови и направился к двери с Винсом Масукой, который несмотря на свой небольшой рост как-то захапал два пончика с самой ценной начинкой - баварские сливки с шоколадной глазурью. \"Твоя охота была даже  слишком хороша, Могучий Охотник,\" сообщил я ему, кивая на его грабительскую добычу.
\"Боги леса были добры,\" ответил он, и откусил большой кусок. \"Мои люди не будут голодать в этот сезон.\"
\"Но я буду.\"
Он подарил мне свою жутковатую фальшивую улыбку, выглядевшую так, словно он научился изображать её по государственному самоучителю. \"Пути джунглей жестоки, Кузнечик.\"
\"Знаю, знаю,\" ответил я. \"Сначала нужно научиться думать как пончик.\"
\"Ха,\" сказал Винс. Его смех был еще фальшивей его улыбки, звуча словно он громко читал фонетическую орфографию смеха. \"Ах, ха ха ха!\" Бедный парень кажется, притворялся человеком, в точности как я. Но не так хорошо, как я. Неудивительно, что рядом с ним я чувствовал себя комфортно. Это и тот факт, что он достаточно часто приносил пончики.
\"Тебе нужен камуфляж получше,\" сказал он, кивая на мою рубашку, с ярко розовым-и-зеленым гавайским рисунком, дополненным танцующими хула девушками. \"Или хотя бы лучшего вкуса.\"
\"Это было в продаже,\" возразил я
\"Ха,\" снова повторил он. \"Хорошо, довольно скоро Рита переберёт твой гардероб.\" И затем резко отбросив своё жутковатое искусственное веселье, он добавил, \"Слушай, кажется я нашел отличного кейтерер.\"
\"Он делает пончики?\" Спросил я, по правде надеясь спустить на тормозах обсуждение моего грядущего матримониального блаженства. Но я попросил Винса быть моим шафером, и он с энтузиазмом взялся за дело.
\"Парень действительно крут,\" сказал Винс. \"Он вёл MTV Awards, и множество вечеринок шоу-биза и прочей фигни.\"
\"Звучит дорогостояще.\"
\"Ну, он должен мне услугу. Думаю, мы можем получить скидку. Где-то в районе ста пятидесяти баксов с гостя.\"
\"Вообще-то, Винс, я надеялся что мы сможем позволить себе больше одного гостя.\"
\"Про него печатали в Саут Бич Магазин,\" слегка уязвлено сказал он. \"По крайней мере поговори с ним.\"
\"Если честно,\" произнёс я, что разумеется означало что я лгу, \"Рите хочется чего-то простого. Типа буфета.\"
Винс определенно надулся. \"Хотя бы поговори с ним.\"
\"Я поговорю с Ритой,\" сказал я, чтобы закрыть тему. И пока мы ехали на место преступления Винс больше об этом не заикался, так что кажется сработало.
Место преступления оказалось намного легче для меня, чем я предполагал, и я одобрительно кивнул когда оказался на месте. Во-первых, оно находилось в кампусе Университета Майами, моей старой доброй альма матер, и в соответствии с моей давней привычкой притворяться человеком я всегда пытался не забывать показывать будто меня одолевают тёплые чувства к этому месту, когда я был там. Во-вторых, брызг крови было не слишком много, что означало, что я управлюсь с этим в разумное количество времени. Это также означало свободу от противного мокрого красного материала - ибо, как ни странно, я не люблю кровь. Тем не менее я нахожу огромное удовлетворение анализируя брызги на сцене преступления и собирая образцы. Это дело, как я узнал по пути сюда, вряд ли станет вызовом.
Итак, в обычном своём бодром настроении я перешагнул над желтой огораживающей лентой, очаровательная интерлюдия перед бурным рабочим днём…
И замер на следующем шаге.
На мгновение мир стал ярко-желтым и появилось отвратительное ощущение бестелесного толчка через пространство. Я не видел ничто кроме блика на острие ножа. Тихий звук раздался с темного заднего сиденья: чувство подсознательной тошноты смешанное со слепой паникой от царапающего грифельную доску лезвия. Мгновенно пронёсшаяся нервозность, дикая уверенность, что что-то здесь очень не так, и ни единого намека на то, где или что это было.
Мое зрение вернулось в норму и я осмотрелся вокруг. Я не увидел ничего, чего не ожидал бы увидеть на месте преступления: небольшая толпа собралась у желтой ленты, охраняющие периметр полицейские в форме, несколько детективов в дешевых костюмах, и моя группа, царапающие в кустах свои руки и колени судебные эксперты. Все вполне нормально для невооруженного взгляда. Поэтому я подключил свой надежный полностью вооруженный внутренний глаз в поисках ответа.
Что происходит? Молча спросил я, закрывая глаза в ожидании что Пассажир объяснит мне эту беспрецедентно неудобную демонстрацию. Я привык к комментариям своего Темного Коллеги, и довольно часто мой первый взгляд на место преступления сопровождался хитрым шепотком восхищения или веселья, но это – это определённо был звук катастрофы, и я не понимал что его вызвало.
Что? Повторил я. Никакого ответа за встревоженным шелестом невидимых крыльев, так что я встряхнулся и прошел на место преступления.
Два тела, явно сожженных где-то еще, так как поблизости не было никаких признаков барбекю достаточно большого, чтобы так тщательно прожарить двоих женщин среднего роста. Они были брошены рядом с озером, на котором построен кампус УМ, как раз через дорожку вокруг него, и обнаружены парой ранних бегунов. Судя по малому количеству крови, что я обнаружил, головы были отделены после того, как эти двое сгорели до смерти.
Один маленькая деталь заставила меня остановиться. Тела были размещены аккуратно, почти почтительно, со скрещенными на груди обгоревшими руками. И на место отсеченных голов к обоим телам была заботливо положена керамическая голова быка.
Такие штришки всегда вызывали комментарии Темного Пассажира - позабавленный шепоток, тихий смешок, иногда даже укол ревности. Но в этот раз, когда Декстер сказал себе, Ага, голова быка! Что мы об этом думаем?, Пассажир немедленно и решительно …
Промолчал?
Ни шепота, ни вздоха?
Я послал раздраженный вопрос и получил невнятный отклик, как будто Пассажир спрятался в укрытии в надежде незамеченным переждать шторм.
Я открыл глаза от изумления. Я не помнил ни единого раза, чтобы Пассажир не высказался по нашей любимой теме, а сейчас он не только промолчал, но и пытался спрятаться
Я с возникшим уважением оглядел обгорелые тела. Понятия не имею, что это могло бы значить, но такого прежде никогда не случалось, и выяснить в чём дело будет хорошей идеей.
Ангел Батиста-не-родственник на четвереньках на стоял на обочине дорожки, очень тщательно изучая нечто, чего я не видел и чем не интересовался. \"Еще не нашел?\" Спросил я его.
Он не поднял головы. \"Нашел что?\"
\"Понятия не имею. Но оно должно быть где-то здесь.\"
Он сорвал пинцетом травинку, пристально посмотрел на неё и положил в пластиковый пакет, спросив: \"Почему кто-то поместил сюда керамическую голову быка?\"
\"Потому что шоколад бы растаял.\"
Он кивнул, не поднимая глаз. \"Твоя сестра думает, что это Сантерия.\"
\"Вот как,\" сказал я слегка раздосадованный, что эта возможность не пришла мне в голову. В конце концов, это Майами; каждый раз как мы сталкиваемся с чем-то похожим на ритуал включающий головы животных, первая мысль должна быть о Сантерии. Религия афрокубинцев объединившая анимизм Йоруба с католицизмом, Сантерия была широко распространена в Майами. Жертвоприношение животного и системы символов подходили для её последователей, что может  объяснить головы быка. И хотя действительно практикуют Сантерию сравнительно небольшое количество людей, большинство домов в городе украшают одна-две святых свечи или купленные в ботанике ожерелья из ракушек. Преобладающее отношение к этому в городе было таково, что даже если вы в это не верите, проявить немного уважения не помешает.
Повторюсь, это должно было сразу прийти мне в голову. Но моя приемная сестра, теперь старший сержант отдела убийств, подумала об этом раньше, хотя умным в нашей семье должен был быть я.
Я с облегчением узнал о назначении Деборы на это дело, поскольку это означало сведение к минимуму закостеневших глупостей. К тому же я надеялся что это займёт её чем-то более интересным, чем то на что она тратит своё время сейчас. Она круглосуточно хлопотала вокруг своего покалеченного друга Кайла Чацкого, потерявшего парочку незначительных конечностей в недавнем столкновении с сумасшедшим хирургом-любителем, специализировавшемся на превращении людей в визжащий картофель – с тем же негодяем, который искусно удалил так много ненужных частей сержанта Доакса. Он не успел закончить с Кайлом, но Дебс приняла это близко к сердцу, и пристрелив доброго доктора посвятила себя возвращению мужественной силы Чацкого.
Уверен, она набрала немерянно очков по любой этический шкале, но по правде сказать, всё это нехорошо сказывалось на её отношениях с отделом, и хуже всего, бедный одинокий Декстер чувствовал острый недостаток общения с единственной живой родственницей.
Так что назначение Деборы на это дело было отличной новостью, и она уже разговаривала на обочине со своим начальником капитаном Мэтьюзом, обеспечивая его боеприпасами для его постоянной войны с прессой, обычно сводившейся к подбору лучшего ракурса для его персоны.
Фургоны прессы уже прибыли и извергали торопящихся начать съемку корреспондентов. Пара местных бладхаундов уже торжественно вцепилась в микрофон и речитативом произносила траурные речи о трагедии так жестоко оборвавшей две жизни. Я как всегда почувствовал благодарность за то, что живу в свободном обществе, в котором пресса имеет священное право показывать мертвых людей в вечерних новостях.
Капитан Мэтьюз тщательно пригладил свою и так идеальную прическу, похлопал Дебору по плечу, и промаршировал к прессе. А я промаршировал к сестре.
Она стояла там, где её оставил Мэтьюз, и смотрела на его спину, когда он начал преподносить Рику Сангрэ одно из гениальных изречений если-это-кровоточит-это-умирает. \"Ну, сестра,\" сказал я. \"Добро пожаловать в реальный мир.\"
Она потрясла головой. \"Гип-гип ура.\"
\"Как дела у Кайла?\" Спросил я, по опыту зная, что это хорошая тема для  начала беседы.
\"Физически?\" она сказала. \"Он в порядке. Но он постоянно чувствует себя бесполезным. Эти козлы из Вашингтона не позволяют ему вернуться к работе.\"
Мне сложно было судить о способности Чацкого вернуться к работе, поскольку никто никогда не рассказывал мне, чем он в точности занимался. Я смутно подозревал, что его работа была связана с правительством и некими тайными операциями, но не знал никаких подробностей. \"Ну,\" протянул я в поисках соответствующего клише, \"Уверен, ему просто нужно немного времени.\"
\"Да,\" сказала она. \"Конечно.\" Она оглянулась на два обгорелых тела. \"В любом случае, это – отличный повод отвлечься от этих мыслей.\"
\"Фабрика слухов сообщила мне, что ты подозреваешь Сантерию,\" Произнёс я, и она быстро повернула лицо ко мне.
\"А ты так не думаешь?\"
\"Ну, вполне возможно\"
\"Но?\" остро спросила она.
\"Но кое-что не сходится.\"
\"Черт возьми, Декстер, что ты об этом знаешь?\" Пожалуй это был честный вопрос. Я известен тем, что иногда предлагаю хорошие догадки насчет некоторых наиболее жутких убийств, над которыми мы работали. Я приобрел определённую репутацию благодаря своему пониманию способа мышления и поступков извращенных психопатов-убийц – поскольку, чего естественно не знал никто кроме Деборы, я и сам был извращенным убийцей-психопатом.
Хотя Дебора совсем недавно узнала о моей истинной природе, она не стеснялась пользоваться её преимуществами, чтобы помогать себе в работе. Я не возражал; рад помочь. Для чего ещё нужна семья? И мне было наплевать, что мои дорогие монстры оплачивали свои долги перед обществом на Старом Спарки - разумеется, кроме тех, которых я приберегал для своих собственных невинных развлечений.
Но в этом случае мне нечего было сообщить Деборе. Я фактически надеялся, что она может дать мне какую-нибудь информацию; что-то, что сможет объяснить неожиданное и нехарактерное поведение Темного Пассажира. Это, конечно, не было того рода вещью, что я мог сказать Деборе и чувствовать себя комфортно. Но что бы я сейчас не сказал об этой двойной обгорелой инсталляции, она мне не поверит. Она будет уверена, что я имею информацию и некую причину сохранить её при себе. Подозрительнее родственника может быть только родственник-полицейский.
Конечно, она была уверена, что я что-то от неё скрываю. \"Давай, Декстер,\" сказала она. \"Колись. Скажи мне, что ты знаешь об этом.\"
\"Дорогая сестра, я в полном неведении.\"
\"Чушь собачья,\" Парировала она, очевидно не подозревая об иронии. \"Ты что-то скрываешь.\"
\"Никогда в жизни. Лгать своей единственной сестре?\"
Она впилась в меня взглядом. \"Так это не Сантерия?\"
\"Понятия не имею,\" Произнёс я как можно более успокаивающе. \"Это кажется хорошей идеей для начала. Но…. \"
\"Я так и знала.\" Подхватила она. \"Но что?\"
\"Ну,\" начал я. По правде это только что пришло мне в голову, и вероятно ничего не значило, но поскольку я был уже посередине предложения, то продолжил. \"Ты когда-нибудь слышала, чтобы сантеро использовали керамику? И быки – разве обычно они используют не козлиные головы?\"
Мгновение она очень жестко смотрела на меня, затем потрясла головой. \"И всё? Это – всё, что у тебя есть?\"
\"Я же говорил тебе, Дебс, что у меня ничего нет. Это была просто мысль, нечто, только что пришедшее мне к голову.\"
\"Хорошо,\" сказала она. \"Если ты мне не врешь…\"
\"Конечно нет,\" запротестовал я.
\"То ты несешь полную чушь,\" отрезала она и отвернулась к капитану Мэтьюзу, который отвечал на вопросы торжественно выпятив мужественную челюсть. \"Чуть-чуть менее идиотскую, чем та фигня, что пришла в голову мне.\"
Я никогда прежде не понимал, чем чушь умнее фигни, но всегда приятно узнать что-то новое. А пока даже это поразительное открытие не помогло мне ответить на вопрос: Почему Темный Пассажир притворился зайцем и спрятался? В ходе моей работы и моего хобби я видел такое, что большинство людей, кроме тех, кто смотрел показываемый в автошколах ролик о последствиях пьяного вождения, себе даже не представляют. И каждый раз, с какой бы жутью я не столкнулся, мой компаньон из тени высказывал некий выразительный комментарий, как минимум хотя бы зевок.
Но сегодня, столкнувшись всего-то с двумя обгорелыми телами и любительской керамикой, Темный Пассажир умчался прочь подобно испуганному пауку и оставил меня без своего руководства - новое для меня ощущение, и я обнаружил, что оно мне совсем не нравится.
Что же мне делать? Я не знал никого, с кем мог бы поговорить о Темном Пассажире; по крайней мере, если хочу оставаться на свободе. Насколько я понимал, не существует никаких экспертов по этой теме, кроме меня. Но что я в действительности знаю о своем компаньоне? Обладаю ли я достаточными знаниями из-за того что так долго делил с ним пространство? То, что он решил укрыться в подвале заставило меня нервничать, как будто я оказался посреди офиса без штанов. Если смотреть в корень дела, я понятия не имел что такое Темный Пассажир или откуда он взялся, поскольку это никогда не казалось мне важным.
По некоторым причинам это стало важным теперь.

Небольшая толпа собралась у выставленного полицией барьера из желтой ленты. Достаточно народу чтобы Наблюдатель мог стоять в середине группы, не привлекая внимания.
Он наблюдал с холодным голодом, не отображавшимся на его лице - ничто не отображалось на его лице; оно было просто маской, которую он надевал, чтобы скрыть стальную мощь хранящуюся внутри. И люди вокруг него словно чуяли её, нервно поглядывая на него время от времени, как будто они слышали по соседству тигриный рык.
Наблюдатель наслаждался их дискомфортом, наслаждался тем, как они озираются с вызванным им глупым страхом. Это было частью удовольствия от этой силы, и отчасти причиной, по которой он любил наблюдать.
Но прямо сейчас он тщательно и продуманно наблюдал за своей целью, несмотря на то, что они суетились вокруг него как муравьи и чувство нарастающей и изгибающейся внутри него мощи. Ходячее мясо, думал он. Всего лишь овцы, а мы - пастух.
Злорадствуя над их жалкой реакцией на него, он почувствовал щекотку от присутствия другого на грани его чувств хищника. Он медленно повернул голову вдоль линии желтой ленты...
Здесь. Это был он, один из одетых в яркие гавайские рубашки. Он действительно имел отношение к полиции.
Наблюдатель осторожно протянул усик в сторону другого, и как только он его коснулся другой замер на дорожке и закрыл глаза, словно задавая молчаливый вопрос - да. Теперь всё имело смысл. Другой почувствовал тонкое прикосновение; он определённо обладал силой.
Но какова его цель?
Он видел как другой выпрямился, посмотрел вокруг, затем пожал плечами и пересек полицейское ограждение.
Мы сильнее, подумал он. Сильнее их всех. И они это поймут, к своему огромному сожалению.
Он чувствовал нарастающий голод - но ему нужно узнать больше, и он должен ждать подходящего момента. Ждать и наблюдать.
Пока…

ГЛАВА 6
МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ БЕЗ БРЫЗГ КРОВИ ДОЛЖНО было стать для меня настоящей воскресной прогулкой, но я всё никак не мог прийти в достаточно беззаботное настроение, чтобы получить удовольствие. Я немного послонялся вокруг, входя и выходя из огороженной лентой территории, но мне тут было почти нечего делать. И Дебора словно сказав всё что должна была сказать, оставила меня свободным и одиноким.
Разумным было бы вымолить у неё прощение, но я никогда не претендовал на то, чтобы быть разумным, что оставляло мне совсем немного вариантов. Возможно лучше всего было бы сделать паузу и подумать о множестве важных вещей, требовавших моего внимания - дети, кейтерер, Париж, ленч… Даже неудивительно, что Пассажир слегка застеснялся, учитывая длиннющий список вещей о которых мне стоит беспокоиться.
Я снова посмотрел на два пережаренных тела. Они не делали ничего зловещего. Они по прежнему были мертвы. Но Темный Пассажир всё еще хранил молчание.
Я прошел позади стоящей и разговаривающей с Энжелом-не-родственником Деборой. Они оба посмотрели на меня с ожиданием, но ни одно предположение не пришло мне на ум, что весьма символично. К счастью для моей всемирно-известной репутации бодрого стоика, прежде чем я успел действительно помрачнеть, Дебора оглянулась через плечо и фыркнула. \"Ну, бля, наконец.\"
Я проследил за её взглядом до только что подъехавшей патрульной машины, из которой вышел мужчина во всём белом.
Прибыл официальный балабао  города Майами.
Наш честный город существует в постоянно ослепляющей завесе кумовства и коррупции, которая заставила бы захлебнуться завистью Босса Твида; каждый год миллионы долларов выбрасываются на воображаемую консалтинговую работу, на взятки по не начавшимся проектам, чтобы польстить чей-то свекрови, и другие особые статьи расходов важного гражданского назначения, например новые роскошные автомобили для политиков. Так что не удивительно, что город платит жрецу Сантерии жалование и премиальные.
Удивительно - то, что он отрабатывает эти деньги.
Каждое утро на восходе солнца, балабао приходит в здание суда, где он обычно находит одно или два принесённых в жертву мелких животных, брошенных людьми, участвующими в важном судебном процессе. Ни один гражданин Майами в своём уме не станет касаться этих вещей, но конечно же будет очень плохо оставлять дохлых животных разбросанных вокруг храма правосудия Майами. Так что балабао удаляет жертву, раковины коури, перья, цепочки, амулеты, и снимки так, что бы не обидеть оришас, главных духов Сантерии.
Его также время от времени зовут наложить заклятье на важные гражданские объекты, например благословить новый проезд построенный низко-бюджетным контрагентом или проклясть Нью-Йоркские авиалинии. Очевидно, на этот раз его вызвала моя сестра Дебора.
Официальный городской балабао был чернокожим мужчиной около пятьдесяти, шести футов роста с очень длинными ногтями и значительным брюшком. Он был одет в белые брюки, белые guayabera, и сандалии. Он вылез из привёзшей его патрульной машины с брюзгливым выражением лица мелкого бюрократа, оторванного от важной работы. По пути он вытер очки в черной роговой оправе о свою рубашку. Он надел их у самых трупов и, когда он это сделал, увиденное заставило его замереть.
В течение долгой минуты он просто пялился. Затем, всё еще приклеевшись глазами к трупам, он попятился назад. Приблизительно через тридцать футов он развернулся, подошел к патрульной машине и сел внутрь.
\"Какого хера..,\" заявила Дебора, и должен согласиться, она идеально подобрала выражение. Балабао захлопнул дверь и неподвижно уселся на переднем сиденье, пристально глядя прямо вперед через ветровое стекло. Через мгновение Дебора пробормотала, \"Дерьмо,\" и пошла к автомобилю. И поскольку я как все пытливые умы тянусь к знаниям, я пошел следом.
Когда я дошел до автомобиля, Дебора прилипла к стеклу пассажирского сиденья, а балабао все еще пристально смотрел прямо перед собой, выпятив челюсть и притворяясь, что не видит её. Дебс застучала сильнее; он потряс головой. \"Откройте дверь,\" рявкнула она своим наилучшим полицейским бросай-пушку тоном. Он сильнее затряс головой. Она сильнее стукнула в окно. \"Открывай!\".
Наконец он опустил стекло. \"Ничем не могу вам помочь.\"
\"Но что это?\" спросила его Дебора
Он просто потряс головой. \"Я должен вернуться к работе.\"
\"Это Пало Майомбе?\" Спросил я, и Дебс пронзила меня взглядом за то что перебил, но это казалось хорошим вопросом. Пало Майомбе было неким тёмным отростком Сантерии, и хотя я почти ничто не знал о нём, по слухам там было несколько очень плохих ритуалов, вызвавших мой интерес.
Но балабао покачал головой. \"Слушайте,\" сказал он. \" Существует множество вещей, о которых вы ничего не знаете, и не хотите знать.\"
\"И это одна из тех вещей?\" спросил я.
\"Не знаю,\" ответил он. \"Может быть.\"
\"Что вы можете сообщить нам об этом?\" потребовала Дебора.
\"Я ничего не могу сообщить вам, потому что ничего не знаю,\" сказал он. \"Но мне это не нравится и я не хочу с этим разбираться. У меня на сегодня есть важная работа - скажите полицейскому, что я могу уйти.\" И он снова поднял оконное стекло.
\"Дерьмо,\" обвиняюще посмотрев на меня, сказала Дебора.
\"Ну я-то тут ни при чем.\"
\"Дерьмо,\" повторила она. \"Что, чёрт побери, это значит?\"
\"Сам ничего не понимаю.\"  Ответил я
\"Угу,\" абсолютно не убежденно сказала она, что было слегка иронично. Я имею в виду, люди верят мне всё время, когда я говорю нечто не вполне правдивое – а моя собственная приемная плоть и кровь отказывается мне поверить, когда я на самом деле пребываю в полной темноте. Помимо того, что балабао продемонстрировал ту же реакцию, что и Пассажир - и что я должен с этим делать?
Прежде, чем я смог направиться по этому увлекательному направлению мыслей, я понял, что Дебора всё ещё пристально наблюдает за мной с чрезвычайно неприятным выражением лица.
\"Вы нашли головы?\" Задал я, как мне показалось, довольно полезный вопрос. \"Мы могли бы лучше прочувствовать ритуал, если бы увидели, что он сделал с головами.\"
\"Нет, мы не нашли головы. Я не нашла ничего кроме брата, который скрывает от меня информацию.\"
\"Дебора, в самом деле, эта постоянная атмосфера гадкой подозрительности плохо влияет на твою лицевую мускулатуру. У тебя появятся морщины.\"
\"А может у меня появится убийца,\" сказала она, и пошла обратно к обгорелым телам.
Поскольку я определённо исчерпал свою полезность, по крайней мере, как считала моя сестра, мне почти нечего было делать. Я закончил работу, взяв образцы подсохшей черной крови запёкшейся вокруг двух шей, и вернулся в лабораторию как раз ко времени позднего ленча.
Но увы, на спине бедного Неустрашимого Декстера очевидно была нарисована мишень, поскольку мои проблемы только начались. Когда я уже очищал свой стол и готовился принять участие в бодро убийственном движении часа пик, в мой кабинет просочился Винс Масука. \"Я только что поговорил с Мэнни,\" сказал он. \"Он может встретиться с нами завтра в десять утра.\"
\"Чудесная новость,\" сказал я. \" Но ещё чудеснее было бы узнать кто такой Мэнни - и почему он хочет нас видеть.\"
Винс выглядел несколько задетым, одно из нескольких истинных выражений что я когда-либо видел на его лице. \"Мэнни Борк. Кейтерер.\"
\" С МТВ?\"
\"Да, правильно,\" сказал Винс. \" Парень, который завоевал кучу наград, и о котором писали в журнале Гурман.\"
\"О, да,\" Произнёс я, пытаясь потянуть время в надежде, что некая вспышка вдохновения поможет мне избежать этой страшной судьбы. \" Знаменитый кейтерер.\"
\"Декстер, Этот парень великолепен. Он мог бы обслуживать твою свадьбу.\"
\"Хорошо, Винс, по моему это потрясающе, но... \"
\"Послушай,\" сказал он с воодушевлением, которого я никогда не слышал от него прежде, \"Ты сказал, что поговоришь с Ритой об этом и сделаешь как она решит.\"
\"Я так сказал?\"
\"Да, сказал. И я не позволю тебе профукать такую замечательную возможность, зная, что это наверняка понравится Рите.\"
Я не понимал его оптимизма. В конце концов, я женюсь на этой женщине, и понятия не имею какой кейтерер может поразить её и наполнить благоговением. Но сейчас не время спрашивать его, откуда он знает что понравится или не понравится Рите. К тому же человек, нарядившийся Кармен Мирандой на Хеллоуин, наверняка лучше меня разбирается в кулинарных пристрастиях невесты.
\"Хорошо,\" Произнёс я наконец, решив потянуть время и сбежать в поисках лучшего ответа, \"в таком случае я пойду домой и поговорю с Ритой.\"
\"Поговори.\" Он хлопнул бы дверью, если бы она у меня была.
Я закончил прибираться и влился в вечерний поток машин. По пути домой мужчина средних лет в Тойоте СУВ прямо за мной и зачем-то начал гудеть клаксоном. Через пять или шесть кварталов он обогнал меня и вдруг дернулся немного вбок, чтобы напугать меня и выкинуть на тротуар. Я остался на дороге, хотя и восхитился его силой духа. Никогда не пытайтесь понять ход мысли водителей на дорогах Майами. Нужно просто расслабиться и наслаждаться насилием - и конечно, эта часть никогда не была для меня проблемой. Итак, я улыбнулся и вильнул, а он вдавил акселератор в пол и исчез, превысив ограничение скорости примерно на шестьдесят миль в час.
Обычно я считаю хаотичную мешанину вечернего дорожного отличным завершением дня. Зрелище всей этой ярости и жажды убийства расслабляет меня и заставляет почувствовать единение с родным городом и его жителями. Но сегодня вечером я едва смог вызвать малую толику хорошего настроения. Никогда не думал, что это может произойти, но я был обеспокоен.
Хуже всего то, что я не понимал, что вызвало моё беспокойство кроме демонстративного молчания Темного Пассажира на месте преступления. Такого прежде не случалось, и мне оставалось только верить, что сейчас появилось нечто необычное и возможно опасное для Декстера. Но что? И как я мог быть в этом уверен, на самом деле не зная о своём Пассажире ничего, кроме того что он всегда стоит за удачными догадками и даёт комментарии. Раньше мы видели и обгорелые тела, и множество гончарных изделий, но он ни разу не пошевелился, не издал ни щебета. Дело в комбинации? Или что-то особенное с этими двумя телами? Или это случайность, не имеющая ничего общего с тем, что мы видели?
Чем больше я думал об этом, тем меньше понимал, но траффик закружил меня в своих успокаивающих убийственных объятьях, и к тому времени когда я подъехал к Ритиному дому, я почти убедил себя, что беспокоиться не о чем.
Рита, Коди и Астор были уже дома. Рита работала значительно ближе к дому, чем я, а дети гуляли в соседнем парке после уроков, так что они как минимум полчаса ждали возможности разрушить мой с трудом завоеванный душевный покой.
\"Это было в новостях,\" шепнула Астор, когда я открыл дверь, а Коди кивнул и добавил своим мягким, хриплом голосом: \"Мерзко\".
\"Что было в новостях?\" Спросил я, пытаясь пройти в дом и не затоптать их.
\"Ты сжёг их!\" Прошипела Астор, и Коди посмотрел на меня с полным отсутствием выражения на лице, означающим неодобрение.
\"Я что? Кого я… \"
\"Тех двоих, что нашли в колледже,\" сказала она. \"Мы не хотим учиться этому,\" с нажимом  добавила она, и Коди снова кивнул.
\"В-в смысле  - в университете? Я не… \"
\"Университет это - колледж,\" произнесла Астор с непоколебимой уверенностью десятилетней девочки. \"И мы считаем что сжигать людей мерзко.\"
До меня начало доходить, что они увидели в новостях – отчет с места преступления, где я провёл утро, собирая образцы запекшейся крови с двух обгорелых тел. И зная, что я собираюсь ночью поиграть, они почему-то решили, что именно так я проводил время. Даже без странного отступления Темного Пассажира, я был согласен, что это абсолютно мерзко, и обнаружил что меня очень раздражает, что они считают меня способным на такое. \"Послушайте,\" твердо сказал я, \", это не… \"
\"Декстер? - это ты?\" пропела йодлем Рита из кухни.
\"Не уверен,\" отозвался я \"Сейчас посмотрю в бумажнике.\"
Сияющая Рита подскочила и обвилась вокруг меня прежде чем я успел защититься, очевидно собираясь сжимать меня пока я не задохнусь. \"Привет, красавчик. Как прошел день?\"
\"Мерзко,\" пробормотала Астор.
\"Чудесно,\" Произнёс я, пытаясь вздохнуть. \"Множество трупов. Пришлось использовать даже свои ватные палочки.\"
Рита скорчила гримасу. \"Фу. Это… Не знаю, можно ли говорить такое при детях. А вдруг у них будут кошмары?\"
Будь я честным человеком, я должен был бы сказать ей, что её дети гораздо вероятнее вызовут кошмары у кого-нибудь другого, но поскольку я не связан необходимостью сообщать истину, я просто погладил её и сказал, \"Они каждый день слышат гораздо худшее в мультиках. Не так ли, дети?\"
\"Нет,\" мягко произнёс Коди, и я удивлённо посмотрел на него. Он редко вообще что-либо произносит, и меня привело в замешательство что он не только говорит, но еще и спорит со мной. Фактически, весь день пошел под откос, начиная с панического бегства Темного Пассажира сегодня утром, затем тирада Винса о кейтерере и теперь это. Что во имя всего тёмного и ужасного здесь происходит? У меня в ауре дисбаланс? Луны Юпитера выстроились против меня в Стрельце?
\"Коди,\" сказал я. Надеюсь, что в моем голосе прозвучала боль. \"Тебе ведь не будут сниться кошмары?\"
\"У него не будет кошмаров,\" сказала Астор таким тоном, будто все кроме умственно отсталых должны были это знать. \"Ему вообще ничего не снится\"
\"Учту\" ответил я, поскольку и сам никогда не вижу снов, и потому что мне кажется важным иметь как можно больше общего с Коди. Но Рита не понимала ни того, ни другого.
\"Астор, не будь глупышкой,\" сказала она. \"Конечно, Коди снятся сны. Всем снятся\"
\"Мне нет,\" настаивал Коди. Теперь он не только противостоял нам обоим, он практически прервал свой обет молчания. И хотя моё сердце билось только для того, чтобы качать кровь, я ощутил любовь и желание встать на его сторону.
\"Тебе повезло,\" сказал я. \"Продолжай в том же духе. Значение снов очень переоценивают. Они мешают  хорошо выспаться.\"
\"Декстер,\" протянула Рита. \"По моему, мы не должны этому потакать.\"
\"Конечно,\" поддакнул я, подмигивая Коди. \"Ему приснится огонь, мужество, и всё в том же духе.\"
\"Вовсе нет,\"сказал он, и я подивился его вербальной активности.
\"Я знаю, что нет,\" сказал я ему, понизив голос. \"Но мы должны сказать нечто подобное, чтобы твоя мама не волновалась.\"
\"Бога ради,\" сказала Рита. \"Я сдаюсь. Дети, бегите играть на улицу.\"
\"Мы хотим поиграть с Декстером,\" надулась Астор.
\"Выйду через несколько минут,\" ответил я.
\"Тебе стоит,\" мрачно пообещала она. Они исчезли вниз за задней дверью, и я глубоко вздохнул едва они ушли, радуясь что на время избежал жестоких и несправедливых нападок. Разумеется, мне следовало подумать получше.
\"Заходи,\" сказала Рита, подведя меня за руку к дивану. \"Только что звонил Винс\" произнесла она, едва мы устроились на сиденье.
\"Вот как?\" Сказал я с дрожью ужаса представив, что он мог наговорить Рите. \"Что он сказал?\"
Она потрясла головой. \"Он был таким загадочным. Он попросил дать ему знать, как только мы переговорим. А когда я спросила о чём, не ответил. Сказал, что ты сам мне расскажешь.\"
Я едва удержался от немыслимо грубой ошибки повторив: \"Вот как?\" снова. К моему оправданию, должен признать, что в моем мозгу кружились паническое желание спрятаться в каком-нибудь безопасном месте, одновременно с мыслью перед побегом навестить Винса со своими игрушками. Но прежде чем я успел мысленно подобрать подходящее лезвие, Рита продолжила.
\"Если честно, Декстер, тебе повезло иметь такого друга, как Винс. Он действительно серьёзно подошел к своим обязанностям шафера, и у него замечательный вкус.\"
\"А так же замечательно дорогостоящий,\" произнёс я – видимо всё ещё не отойдя от едва не допущенной оплошности с повтором \"Вот как?\" но едва я это произнёс, как понял что именно этого говорить не следовало.  И разумеется, Рита засияла как новогодняя елка.
\"Правда?\" спросила она. \"Ну, наверное так и должно быть. В смысле обычно это взаимосвязано, не так ли? Сколько заплатишь, столько и получишь.\"
\"Зависит от того, сколько придётся заплатить.\"
\"Заплатить за что?\" спросила Рита, и я понял, что попал.
\"Ну,\" сказал я, \"Винсу пришла в голову сумасшедшая мысль, что мы должны нанять одного кейтерера с Саут Бич, весьма дорогостоящего парня, который обслуживает мероприятия со знаменитостями и тому подобное.\"
Рита захлопала в ладоши, лучась от счастья. \"Только не Мэнни Борк!\" вскричала она. \"Винс знаком с Мэнни Борком?\"
Я начал понимать к чему она клонит, но Бесстрашный Декстер не сдается без борьбы, какой бы безнадёжной она не была. \"Я упоминал, что он берёт очень дорого?\" С надеждой произнёс я.
\"О, Декстер, как ты можешь думать о деньгах в такой момент.\"
\"Могу. И думаю.\"
\"Не тогда, когда есть шанс заполучить Мэнни Борка,\" произнесла она с удивительно твёрдой интонацией, которую я слышал прежде лишь когда она сердилась на Коди и Астор.
\"Да, но Рита,\" сказал я, \"бессмысленно тратить такую кучу денег на кейтерера.\"
\"Смысл с этим ничего общего не имеет,\" сказала, и я с этим согласился. \"Если мы можем заполучить Мэнни Борка для проведения нашей свадьбы, то будем сумасшедшими, если не сделаем это.\"
\"Но,\" начал я и замолк, поскольку кроме того, что нужно быть идиотом, чтобы платить королевский выкуп за крекеры с эндивиями нарисованными от руки соком ревеня и выложенными в стиле Дженифер Лопес, я не смог придумать никаких возражений. В смысле, разве одного этого не достаточно?
Очевидно нет. \"Декстер,\" сказала она. \"Сколько раз мы вступаем в брак?\" И моим величайшим достижением было захлопнуть челюсть и не произнести: \"По крайней мере дважды, в твоем случае,\" что полагаю, было невероятно мудро.
Я быстро сменил курс, нырнув прямо в годами отшлифованную привычку изображать человека. \"Рита,\" произнёс я, \"самая важная часть свадьбы - когда я надеваю кольцо тебе на палец. Мне всё равно что кушать потом.\"
\"Это так мило,\"сказала она. \"Значит ты не против, что мы наймём Мэнни Борка?\"
И снова я обнаружил, что растерял все аргументы прежде чем сообразил на каком я свете. Я ощутил сухость во рту, потому что у меня отвисла челюсть, пока мой мозг с трудом пытался найти смысл в происходящем, а затем придумать слова которые нужно произнести, чтобы вернуть всё с небес на землю.
Но было слишком поздно. \"Я позвоню Винсу,\" сказала она, и наклонилась поцеловать меня в щеку. \"О, это так волнующе. Спасибо тебе, Декстер.\"
Ну, в конце концов, разве брак это не череда компромиссов?

ГЛАВА 7
ЕСТЕСТВЕННО, МЭННИ БОРК ЖИЛ НА САУТ БИЧ. Его квартира находилась на верхнем этаже одного из новых многоэтажных строений, что вырастают вокруг Майами как грибы после дождя. Этот стоял на когда-то пустынном берегу, где мы с Гарри и Деб по субботам отдыхали на пляже. Мы находили здесь окаменелости, загадочные деревянные обломки какой-то невезучей лодки, ракушки, рыболовные снасти, а в одно захватывающее утро, чрезвычайно мертвого человека, крутящегося в прибое. Это были драгоценные детские воспоминания, и меня чрезвычайно возмутило, что кто-то воздвиг здесь эту сверкающую хрупкую  башню.
На следующее утро около десяти мы с Винсом ушли с работы и поехали к ужасной новостройке, занявшей место моих юных радостей. Я молча ехал вверх на лифте, наблюдая как суетится и мигает Винс. Не знаю, почему он нервничал перед встречей с человеком, который ваяет скульптуры из рубленой печени, но он определённо нервничал. Капля пота скатилась по его щеке и он дважды судорожно глотнул.
\"Он - кейтерер, Винс. Он не опасен. Он даже не может отобрать твою библиотечную карточку.\"
Винс посмотрел на меня и снова сглотнул. \"Он человек с характером. Он может быть очень требовательным.\"
\"Отлично,\" радостно воскликнул я, \"давай найдем кого-нибудь более разумного.\"
Он выпятил челюсть как человек идущий на расстрел и затряс головой. \"Нет,\" храбро сказал он, \"мы с этим справимся.\" Дверь лифта открылась сразу после его реплики. Он расправил плечи, кивнул и сказал, \"Пошли.\"
Мы прошли до конца коридора, и Винс остановился перед последней дверью. Он сделал глубокий вдох, воздел кулак, и, после легкого колебания постучал в дверь. После длинной паузы он посмотрел на меня и мигнул, все еще с поднятой рукой. \"Может быть…,\"сказал он.
Дверь открылась. \"Привет, Вик!\" пропел некто в дверном проёме, и Винс залился краской и замямлил: \"Я просто...\" Затем он переступил с ноги на ногу, заикаясь выдавил из себя что-то вроде, \"Э мы эээ,\" и отступил на полшага назад.
Это было замечательное и тщательно отработанное представление, и кажется, я был не единственным кто получал удовольствие. Открывший дверь коротышка улыбнулся,  заставляя подозревать что ему нравится находиться в окружении людских страданий, и позволил Винсу корчиться несколько долгих мгновений прежде чем наконец сказать: \"Ну входите же!\"
Мэнни Борк, если это действительно был он, а не какая-то странная голограмма из Звездных Войн, выпрямился во все свои пять футов шесть дюймов роста, от подошв серебристых туфель на высоких каблуках до макушки крашеной в оранжевый цвет головы. Его волосы были коротко подстрижены, за исключением черных прядей, которые разделялись на его лбу подобно хвосту ласточки и спадали на огромные очки с отделанной искусственными бриллиантами оправой. Его длинное ярко-красное дашики, очевидно надетое на голое тело, закружилось вокруг него когда он отступил от двери чтобы впустить нас, а затем быстрыми мелкими шагами прошел к огромному панорамному окну, с видом на воду.
\"Идите сюда, поговорим,\" сказал он, поднимаясь на пьедестал, со стоящим на нём огромным объектом, похожим на отрыгнутый гигантским животным комок, залитый в пластик и раскрашенный аэрозольными красками в стиле граффити Дэй-Гло. Он провел нас к стеклянному столику у окна, вокруг которого стояли четыре… вероятно стула, которые легко было бы перепутать с приваренными к ходулям бронзовыми верблюжьими седлами. \"Садитесь,\" сказал он, экспансивно взмахнув рукой, и я сел на ближайшую к окну стуло-подобную штуку. Винс секунду колебался, затем сел около меня, а Мэнни плюхнулся напротив него. \"Ну,\" изрёк он. \"Как дела, Вик ? Хотите кофе?\" и не дождавшись ответа повернул голову налево и закричал: \"Эдуардо!\"
Винс рядом со мной сделал нервный вдох, но не успел он выдохнуть, как Мэнни развернулся в мою сторону. \"А вы должно быть краснеющий жених!\"
\"Декстер Морган,\" подтвердил я. \"Но я не очень хорошо краснею.\"
\"Ну что ж, по моему Вик старается за вас обоих\". И разумеется, Винс любезно стал настолько алым, насколько позволил цвет его кожи Поскольку меня всё ещё слегка раздражало быть субъектом этого испытания, я решил прийти ему на помощь, отпуская Мэнни испепеляющие ремарки, или даже напоминая ему, что на самом деле Винса зовут \"Винс,\" а не \"Вик.\" Я был уверен, что он отлично знает его имя и просто мучит Винса. Мне было не трудно: дайте Винсу повод – и он при полном попустительстве Риты сядет мне на голову.
Эдуардо суетился, балансируя винтажным кофейным сервизом Фиеставэа ярких цветов на лёгком пластиковом подносе. Он был приземистым молодым человеком шириной в два Мэнни, и был похож на озабоченного маленьким троллем. Он поставил желтую чашку перед Мэнни, и собрался уже поставить синюю перед Винсом, когда был остановлен Мэнни, положившим палец на его руку.
\"Эдуардо,\" Произнёс он шелковым голосом, и парень застыл. \"Желтый? Мы забыли? Мэнни пьёт из синей чашки.\"
Эдуардо чуть не навернулся, крутнувшись вокруг себя, чтобы исправить свой опрометчивый поступок и забрать оскорбительную желтую чашку кофе, заменив её на такую же синюю.
\"Спасибо, Эдуардо,\" сказал Мэнни, и Эдуардо на секунду притормозил, очевидно, чтобы понять действительно ли Мэнни именно это имеет в виду или он сделал неправильно нечто ещё. Но Мэнни просто похлопал его по руке и сказал: \"А теперь обслужи наших гостей, пожалуйста,\" и Эдуардо кивнул и двинулся вокруг стола.
В конце концов я получил желтую чашку, что было мне безразлично, хотя я и подумал, не значит ли это что я им не нравлюсь. Налив кофе, Эдуардо поспешил на кухню и вернулся с небольшой тарелкой с полдюжиной пастелитос. Они не были сервированы в стиле Дженнифер Лопез, хотя и могли бы. Они выглядели как небольшие заполненные кремом дикообразики – с изобилием тёмно-коричневых игл, сделанных из шоколада либо взятых с актинии. По центру были выложены капли оранжевого заварного крема, каждую каплю венчал мазок зеленого, синего, или коричневого.
Эдуардо поставил тарелку в центр стола, и мы все около минуты просто смотрели на это. Мэнни кажется восхищался ими, а Винс, очевидно испытал чувство близкое к религиозному экстазу, поскольку он несколько раз сглотнул и издал звук, будто задыхается. Что касается меня, я не был  уверен, собираемся ли мы это есть или использовать для некого причудливого кровавого ацтекского ритуала; так что я просто разглядывал тарелку, надеясь на подсказку.
Наконец подсказку дал Винс. \"Боже мой,\" выдохнул он.
Мэнни кивнул. \"Они замечательные, не правда ли?\" сказал он. \"Но так-и-и-и-и-е прошлогодние.\" Он взял одну с синим верхом, и начал пристально рассматривать её с выражением отчужденной любви. \" Цветовая палитра действительно утомляет; более того, жуткий старый отель над Индиан Грик начал их копировать. Всё же,\" произнёс он, пожав плечами, и втолкнул это себе в рот. Я с облегчением увидел что это не вызвало сильного кровотечения. \"Молодежь любит придумывать собственные маленькие хитрости.\" Он повернулся и подмигнул Эдуардо. \"Возможно иногда немного слишком любит.\" Эдуардо побледнел и сбежал на кухню, а Мэнни повернулся к нам с широкой крокодильей улыбкой. \"Может, всё же попробуете?\"
\"Я боюсь их кусать,\" сказал Винс. \"Они такие идеальные.\"
\"А я боюсь, что они могут укусить меня в ответ,\" сказал я.
Мэнни обнажил примерно дюжину зубов. \"Если бы я мог обучить их этому,\" сказал он, \"я никогда бы не был одинок.\" Он подтолкнул тарелку ко мне. \"Не стесняйтесь.\"
\"Вы их собираетесь готовить на мою свадьбу?\" Спросил я, надеясь, что хоть кто-нибудь видит во всём этом смысл.
Винс толкнул меня, сильно, но слишком поздно. Глаза Мэнни превратились в узкие щели, несмотря на продолжавшуюся демонстрацию впечатляющей работы его дантиста. \"Я не готовлю,\" сказал он. \"Я творю. И я творю так, как сам считаю наилучшим.\"
\"А я могу заблаговременно узнать что это будет?\" спросил я, \"В смысле, что если у невесты аллергия на заливное васаби с аругулой?\"
Мэнни сжал кулаки так сильно, что мне послышался скрип суставов. На мгновение меня посетил трепет надежды от мысли, что моя заумь избавила меня от кейтерера. Но затем Мэнни расслабился и рассмеялся. \"Мне нравится твой друг, Вик ,\" сказал он. \"Он очень смелый.\"
Винс с улыбкой посмотрел на нас и снова задышал, а Мэнни начал возиться с клавиатурой и бумагами, и в конце подсчётов великий Мэнни Борк согласился обслужить мою свадьбу всего лишь по 250$ за тарелку, учитывая специальную скидку.
Дорого, конечно. Но в конце концов, меня особо проинструктировали не беспокоиться о деньгах. Уверен, Рита придумает как заставить это работать, например, пригласит всего двух или трех человек с работы. В любом случае, у меня не нашлось времени беспокоиться о финансах, поскольку мой сотовый почти сразу же заиграл свой счастливый маленький реквием, и когда я ответил, то услышал как Дебора, даже не попытавшись соответствовать моему бодрому алло,  говорит:  \"Ты нужен мне здесь, и немедленно.\"
\"Я ужасно занят с весьма важными канапэ,\" сообщил я. \"Могу я позаимствовать у тебя двадцать тысяч долларов?\"
Она издала горловой звук и сказала, \"У меня нет времени на эту хрень, Декстер. Двадцать четыре часа начинается через двадцать минут и мне нужно чтобы ты был тут.\" Обычно в отделе убийств все, вовлечённые в расследование собирались через двадцать четыре часа после начала работы, чтобы убедиться, что все знают что делать, и работа организована правильно. Дебс очевидно чувствовала, что я могу предложить им некое озарение – весьма прозорливо, хотя и неверно. Учитывая, что Тёмный Пассажир всё ещё в отпуске, не думаю, что озарение придёт ко мне в ближайшее время.
\"Дебс, у меня действительно нет ни одной толковой мысли об этом.\"
\"Просто приезжай сюда,\" велела она и отключилась.

ГЛАВА 8
ДВИЖЕНИЕ НА 836 БЫЛО ЗАБЛОКИРОВАНО НА ПОЛМИЛИ после того, как в неё вливался поток с Саут Бич по 395. Мы медленно продвигались вперёд, пока не увидели причину: опрокинувшийся на шоссе грузовик с арбузами. Через дорогу пролегал липкий слой в красную и –зеленую полоску добрых шесть дюймов толщиной, местами прерывающийся автомобилями разной степени разрушения. Мимо проехала скорая помощь, сопровождаемая процессией автомобилей, с людьми слишком важными, чтобы ожидать в пробке за рулём. Клаксоны гудели по всей улице, люди кричали и махали кулаками, а где-то спереди мне послышался одинокий выстрел. Как приятно вернуться к нормальной жизни.
Прошло пятнадцать минут пока мы пробились сквозь пробку и выехали на свободные улицы, и еще пятнадцать, чтобы добраться до работы. Мы с Винсом в тишине поднимались на лифте на второй этаж, но когда двери открылись и мы вышли, он остановил меня. \"Ты правильно поступаешь. \"
\"Да \" согласился я. \"Но если я не сделаю это быстро, Дебора меня убьёт.\"
Он схватил меня за руку. \"Я имею в виду Мэнни. Тебе понравится то, что он делает. Это будет нечто особенное.\"
Я уже понял, что особенно это отразится на моем банковском счете, но до сих пор не видел в этом смысла. Неужели кому-то действительно серия явно инопланетных объектов неопределенного назначения и происхождения может понравиться больше холодных закусок?  Я многое не понимаю в людях, но это казалось очевидным как съесть кусочек торта, если у нас будет торт, в чем я совершенно не уверен.
Что ещё я отлично понимал, так это отношение Деборы к пунктуальности. По примеру нашего отца, она считала опоздания непростительным неуважением. Так что я попытался стряхнуть пальцы Винса со своей руки. \"Уверен, мы все будем просто в восторге.\"
Он сжал мою руку. \"Это нечто большее\"
\"Винс…\"
\"Ты закладываешь фундамент на всю оставшуюся жизнь,\" сказал он. \" Действительно хорошие фундамент для вашей с Ритой жизни…\"
\"Моей жизни угрожает опасность,  если я не пойду, Винс.\"
\"Я так счастлив,\" сказал он, и увидеть на его лице подлинное чувство было столь шокирующе, что я в панике упорхнул от него в конференц-зал.
Он был полон народа, поскольку после истерии вечерних новостей вокруг найденных обгорелых безголовых женских тел расследование получило высокий приоритет. Дебора сверкнула на меня взглядом, когда я скользнул внутрь и встал у двери, и я ответил ей, надеюсь, обезоруживающей улыбкой. Она перебила докладчика, одного из патрульных, первым прибывших на место преступления.
\"Хорошо,\" сказала она. \"Мы знаем, что не найдем головы на месте преступления.\"
Я думал, что моё опоздание и убийственный взгляд Деборы заслуживают приз за Самое Драматичное Появление, но я смертельно ошибался. Поскольку попытка Дебс оживить обсуждение, затмило меня как взрыв бомбы огонёк свечи.
\"Ну же, люди,\" сказала сестра-сержант. \"У кого какие идеи?\"
\"Мы могли бы обыскать озеро,\" предложила Камилла Фигг. Тридцатипятилетняя лаборантка обычно хранила молчание, удивительно, что она заговорила. Очевидно некоторые предпочитали чтобы она молчала, потому что тощий настырный коп по имени Корриган тут же на неё набросился.
\"Ерунда,\" сказал Корриган. \"Головы бы всплыли.\"
\"Не всплыли бы – это же кость,\" настаивала Камилла.
\"Особенно у некоторых,\" добавил Корриган, вызвав смешок у аудитории.
Дебора нахмурилась и собралась вставить одно или два авторитетных словца, её прервал шум в коридоре.
КЛАЦ.
Не, что бы громкий, но каким-то образом привлёкший к себе всё внимание в комнате.
КЛАЦ.
Ближе и немного громче, словно погружающий нас в атмосферу низкобюджетного ужастика
КЛАЦ.
По некой причине, которую я не надеюсь объяснить, все в комнате затаили дыхание и медленно повернулись к двери. И я уже начал оборачиваться, чтобы не выделяться из толпы, когда меня остановил легкий внутренний зуд, всего лишь намек на подергивание, и я закрыл глаза и прислушался. Привет? Мысленно произнёс я, и после короткой паузы услышал тихий слегка неуверенный звук, словно прочистку воображаемого горла…
А затем кто-то в комнате пробормотал, \"Боже ты мой,\" с интонацией почтительного ужаса, которая всегда гарантированно привлекала мой интерес, и тихий не-совсем-звук внутри меня чуть-чуть помурлыкал и затих. Я открыл глаза.
Могу сказать лишь, что я был так счастлив снова почувствовать движение Пассажира в темноте заднего сиденья, что на мгновение выпал из реальности. Это всегда опасно, особенно для искусственных людей вроде меня, и раскрыв глаза я получил очередное тому подтверждение.
Это в самом деле был низкобюджетный ужастик, Ночь Живых Мертвецов, только во плоти и  совершенно неподвижный, потому что у двери, прямо передо мной стоял, и пристально смотрел на меня человеком, который должен был быть мёртв.
Сержант Доакс.
Я никогда не нравился Доаксу. Он кажется, был единственным полицейским, который подозревал кто я есть на самом деле. Я всегда считал, что он может видеть сквозь мою маскировку поскольку он и сам был таким же хладнокровным убийцей. Он пытался доказать мою виновность почти во всём, потерпел неудачу, и это также не делало меня дорогим его сердцу.
В последний раз, когда я видел Доакса, врачи скорой помощи загружали его в свою машину. Он был без сознания, от шока и боли от того, что некий талантливый хирург-самоучка отрезал ему язык, руки и ноги, считая, что Доакс его подставил. По правде говоря я осторожно поспособствовал этому заблуждению  доктора, но я по крайней мере сначала убедил Доакса согласиться с этим планом, чтобы поймать бесчеловечного изверга. А еще я почти спас Доакса, подвергая значительному риску свою драгоценную и незаменимую жизнь и конечности. Я не очень хорошо справился с лихим своевременным спасением, на которое, уверен, надеялся Доакс, но ведь я попытался, и не моя вина, что он был скорее мертв, чем жив, когда его увозили прочь.
Так что я не считал, что хочу слишком многого, надеясь хотя бы на скромное признание того огромного риска, которому я подвергся в попытке спасти его. Мне не нужны цветы, медаль, или коробка шоколадных конфет, достаточно просто искреннего похлопывания по спине и слов: \"Спасибо, приятель.\" Конечно ему трудно было бы произнести это без языка, и похлопывание по спине одной из его новых металлических рук было бы болезненным, но он мог бы по крайней мере попытаться. Неужели я хочу слишком многого?
Очевидно да. Доакс уставился на меня взглядом самой голодной собаки в мире на самый последний бифштекс. Я считал, что его обычный взгляд на меня содержит достаточно яда, чтобы угробить целый вид. Но по сравнению с тем, как он смотрел на меня теперь, это был мягкий смех ребенка с взлохмаченными волосами в солнечный полдень. И я знал что заставило Темного Пассажира прочистить горло - это был запах знакомого хищника. Я почувствовал как медленно сгибаются внутренние крылья, возвращаясь к полной рева жизни, вздымающийся вызов в глаза Доаксу. А за его темными глазами ревело и буйствовало его собственное внутреннее чудовище. Мы стояли так долгую минуту, внешне просто смотря друг другу в глаза, пока две внутренних хищных тени вызывали друг друга на бой.
Кто-то заговорил, но мир сузился до нас с Доаксом и две зовущие на битву чёрных тени внутри нас, и ни один из нас не расслышал ни слова, только досадный гул на фоне.
Наконец, сквозь туман прорезался голос Деборы. \"Сержант Доакс,\" решительным тоном сказала она. Наконец Доакс повернул лицо к ней и чары разрушились. И чувствуя самодовольство от силы – о радость и счастье! - Пассажира, а также от мелкой победы что заставил Доакса отвернуться первым, я слился с обоями, отступив на шаг, чтобы осмотреть огрызок своей некогда-могучей немезиды.
Сержант Доакс все еще возглавлял список рекордов департамента по жиму лежа, но не похоже, что в ближайшее время он сможет защитить повторить свой рекорд. Он выглядел изможденным и, за исключением огня, тлеющего внутри глаз, почти слабым. Он неподвижно стоял на двух своих ножных протезах, его руки ровно свисали по бокам, с высовывающимися из запястий сияющими серебристыми штуками, похожими на сложные зажимы.
Я мог бы услышать дыхание всех в комнате, и ни звука больше. Все просто таращились на штуку, бывшую ранее Доаксом, а он пялился на Дебору, которая облизнула губы, очевидно пытаясь придумать связную фразу, и наконец выдала: \"Присаживайтесь, Доакс. Ммм. Вас ввести в курс дела?\"
Доакс долгую минуту смотрел на неё. Затем он неуклюже развернулся, яростно сверкнув на меня, и поклацал прочь, пока странный эхолот его шагов не пропал в коридоре.
В целом, полицейские не любят создавать впечатление, что они могут быть потрясены или напуганы, так что прошло несколько секунд прежде чем кто-нибудь рискнул выказать нежеланные эмоции снова задышав. Вполне естественно что неестественную тишину разрушила именно Дебора. \"Хорошо,\" сказала она, и все вдруг прочистили горло и заерзали на стульях.
\"Хорошо,\" повторила она, \"итак мы не найдем головы на месте преступления.\"
\"Головы не плавают,\" пренебрежительно  настаивала Камилла Фигг, и мы вернулись к тому, на чем закончили перед внезапным полу-появлением сержанта Доакса. И они зажужжали еще примерно на десять минут или около того, с неуклонностью борцов с преступностью доказывая, кто какие бумаги должен заполнять, когда нас снова грубо прервала распахнувшаяся рядом со мною дверь.
\"Извините, что прерываю,\" сказал капитан Мэтьюз. \"У меня есть ээ … по моему, действительно замечательная новость.\" Он хмуро оглядел комнату, так что даже я мог бы сказать, что не с таким лицом надо сообщать замечательные новости. \"Это..., эээ, предупреждение. Сержант Доакс вернулся, и он…, э… Очень важно, чтобы вы поняли что он сильно…, э, был поврежден. У него оставалось всего пару лет выслуги до права получать полную пенсию, так что юристы, эээ… мы подумали, при данных обстоятельствах, ммм…\" Он умолк и посмотрел вокруг. \"Кто-то вам  уже сообщил?\"
\"Сержант Доакс только что был здесь,\" ответила Дебора.
\"О,\" сказал Мэтьюз. \"Ну, тогда…\" Он пожал плечами. \"Отлично. Тогда всё. Возвращайтесь к обсуждению. Можете что-нибудь сообщить?\"
\"Пока никакого прогресса, капитан,\" сказала Дебора.
\"Ну, уверен, вы возьмёте его прежде, чем пресса…, в смысле, часики тикают.\"
\"Так точно, сэр.\"
\" Ну, тогда…\", повторил он. И вновь осмотревшись вокруг, приподнял плечи, и ушёл.
\"Головы не плавают,\" произнёс кто-то ещё, и по аудитории пробежал фыркающий смешок.
\"Господи,\" сказала Дебора. \"Мы можем сфокусироваться на деле, пожалуйста? У нас тут два трупа.\"
И появятся ещё, подумал я, и Темный Пассажир слегка задрожал, будто собираясь со смелостью чтобы не сбежать, но это было всё, и я больше об этом не думал.

ГЛАВА 9
Я НЕ ВИЖУ СНОВ. ХОТЯ ПРЕДПОЛАГАЮ, ЧТО В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ В ТЕЧЕНИЕ СНА, мое подсознание должно показывать какие-то картинки и фрагменты разной чепухи. В конце концов люди утверждают что сны снятся всем. Однако я никогда не помню, что мне снилось, если мне вообще что-то снится, а это говорят ни с кем не случается. Поэтому я допускаю, что мне сны вообще не снятся.
Поэтому, нечто подобное шоку охватило меня, когда я очнулся посреди ночи в объятиях Риты, крича нечто непонятное, и слыша в ответ из ватной тишины только эхо собственного, приглушенного голоса, чувствуя прохладу руки Риты на своем лбу и шепот: \"Все хорошо, милый. Я с останусь тобой\"
\"Огромное спасибо\", прохрипел я и, прочистив горло, сел.
\"Тебе приснился кошмар\", сказала она.
\"Действительно? И о чем?\", я все еще ничего не помнил кроме своего крика и неопределенного чувства опасности, окружающего меня, и еще чувства полного одиночества.
\"Не знаю\", ответила Рита, \"Ты кричал - Вернись! Не бросай меня!\", она прокашлялась и продолжила, \"Декстер, я понимаю, у тебя стресс из-за нашей свадьбы+\"
\"Ничего подобного\", уверил я.
\"Но я хочу чтобы ты знал - я никогда не оставлю тебя\", она протянула руку ко мне, \"Ты навсегда со мной, крепыш. Я всегда поддержу тебя\", она подвинулась и положила голову мне на плечо, \"Не волнуйся, я тебя никогда не оставлю, Декстер\".
Как бы мало я не знал о снах, я был уверен, что не уход Риты так сильно взволновал мое подсознание. То есть мне и в голову не приходило, что она может так поступить, что не было признаком доверия с моей стороны. Я просто об этом раньше не думал. Если уж на то пошло, я понятия не имел, почему она хотела оставаться со мной и поэтому любое, даже гипотетическое прощание было для меня такой же загадкой.
Нет, это было нечто подсознательное. И если оно вопило от боли потери, то я точно знал какой - Темного Пассажира. Мой самый близкий друг, мой постоянный спутник в горе и в радости. Вот какой страх был смыслом этого сна - потерять большую часть самого себя, которая сделала меня таким, каков я есть.
Когда он удрал от меня на месте преступления в университете, это потрясло меня даже сильнее чем я мог тогда подумать. Внезапное и пугающее появление остатков сержанта Доакса создало атмосферу опасности, ну а дальше все просто. Это подстегнуло моё подсознание, которое и выдало сон на волнующую тему. Совершенно ясно - Псих 101, типичный случай, и не о чем волноваться.
Но почему же я все еще волнуюсь?
Поскольку раньше Пассажир никогда не увиливал, я все еще терялся в догадках, почему он выбрал это время. Неужели Рита права насчет стресса перед свадьбой? Или что-то действительно было в тех двух безголовых телах у университетского озера, что явно напугало мое Темное Я?
Я не знал - и, кажется, учитывая что утешения Риты принимают более активную форму, в ближайшее время не узнаю.
\"Иди ко мне, малыш\", прошептала Рита.
В конце концов, как далеко можно убежать с кровати?

Следующее утро застало Дебору поглощенной поисками голов от двух тел, что нашли у университета. Каким-то образом в прессу просочилась информация о том, что департамент полиции разыскивает парочку голов. В конце концов, это Майами и я, в самом деле, считал, что пропажа одной головы поднимет в прессе меньше шума, нежели дорожная пробка на шоссе 95, однако тот факт, что их было две и они принадлежали двум молодым женщинам, произвёл настоящую сенсацию. Капитан Метьюз был из тех людей, кто понимал истинную ценность общения с прессой, однако даже он не был доволен той истерией, что сопровождала расследование.
Поэтому давление проходило сверху - от капитана к Деборе, а она, не теряя зря времени, давила на всех остальных. Винс Масука был убежден что сумеет найти ключ к решению загадки, узнав какая странная религиозная секта могла совершить такое преступление. Это убеждение и привело его ко мне этим утром. Не постучав, он просунул голову в дверь и одарив меня своей самой лучшей притворной улыбкой, твердо и четко произнес: \"Кандомбле\".
\"Постыдись!\", пожурил я его, \"Сейчас не время для французского\".
\"Ха!\", выдал он со своей искусственной улыбочкой, \"Но это оно! Я уверен! Кандомбле это та же Сантерия, только по бразильски.\"
\"Винс, у меня нет причин уверять тебя в обратном, но черт побери о чем ты толкуешь?\"
Он прошел в комнату такой гордой походкой, будто едва сдерживал порыв взлететь. \"У них есть ритуалы где фигурируют головы животных\", гордо сказал он, \"Это есть в Интернете\".
\"Правда?\", ухмыльнулся я, \"а в Интернете не написали, что в этих бразильских ритуалах жарят людей на барбекю, отрезают им головы и заменяют на керамические головы быков?\"
\"Нет\", слегка поник Винс, но тут же с надеждой сказал, \"Но они используют животных\"
\"И как они их используют, Винс?\" спросил я.
\"Ну..\" - протянул он, осматривая комнату, как будто искал повод сменить тему, \"Они, понимаешь ли, часть жертвуют богам, а остальное сьедают\".
\"Винс, ты предполагаешь что кто-то съел эти головы?\", удивился я.
\"Нет\", угрюмо буркнул он, совсем как Астор и Коди, \"но это возможно\".
\"Должно быть это были еще те хрустяшки, не так ли?\"
\"Ладно\", он еще больше помрачнел, \"я только хотел помочь\" и он вышел даже без тени своей фальшивой улыбки на лице.
Но хаос только начался. Как показало мое ночное путешествие в мир грез, я уже находился в достаточном напряжении и без нажима от своей неистовой сестренки. Однако спустя всего несколько минут мой маленький оазис тишины был потревожен снова, на этот раз Деборой, которая, рыча словно её преследовали пчелы-убийцы, ворвалась в мой офис.
\"Поехали\", сердито проворчала она мне.
\"Куда?\", я задал вполне разумный вопрос, но можно было подумать что я просил её побрить голову и покрасить в синий цвет.
\"Просто собери свои штуковины и поехали!\", приказала она и мне оставалось только следовать за ней сначала на парковку а потом сесть в машину.
\"Клянусь богом\", кипятилась она, бешено врезаясь в дорожный поток, \"я никогда не видела чтобы Мэтьюз был таким взбешенным. И я еще виновата!\", она вдавила клаксон до упора, уворачиваясь от фургона с надписью на борту УХОД ЗА ПРЕСТАРЕЛЫМИ ПАЛМВЬЮ. \"Все потому что какая-то задница выболтала прессе про головы!\"
\"Ну, Деб\", сказал я со всем спокойствием, на какое только был способен, \"Я уверен головы найдутся\".
\"Да уж, ты, чертовски прав - они найдутся\", сказала она, почти впритык объезжая велосипедиста - толстого дядьку с полным багажником каких-то железок, \"Потому что я собираюсь узнать из какого долбанного культа этот сукин сын и затем прибить ублюдка\".
Я задумался. Видимо моей дорогой сумасшедшей сестричкой, так же как и Винсом, овладела идея, что обнаружение соответствующей религии приведет к убийце. \"Ага, хорошо\", поддакнул я, \"И где мы его будем искать?\"
Она въехала на бульвар Бискейн и остановившись на парковке, вышла из машины не ответив. Я терпеливо последовал за ней в Центр духовного оздоровления, информационный центр для всех чудесных и полезных вещей, в названии которых присутствуют слова \"холистический\", \"растительный\" или \"аура\".
Центр - маленькое, потрепанное здание на бульваре Бискейн, которое видимо было предназначено для своего рода резервации для проституток и наркодиллеров. Окна были забраны огромными ставнями, которые также имелись и на двери. Дебора сильно ударила по запертой двери и ставни противно задребезжали. Потом толкнула и дверь распахнулась.
Мы вошли. Удушающее облако приторного благовония окутало меня, и надо сказать, что мое духовное оздоровление началось сразу с полной ревизии легких. Сквозь этот дым я смутно видел большой шелковый баннер желтого цвета с надписью МЫ ВСЕ ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ, натянутый вдоль одной из стен. Непонятно только единое целое чего. Звучала мягкая музыка, будто кто-то избавлялся от депрессии, звоня в бубенцы. Где-то на заднем плане журчал водопад, и я уверен, если бы у меня была душа, она бы воспарила. Но так как у меня её не было, всё это меня несколько раздражало.
Однако мы были здесь не для удовольствия и даже не для духовного оздоровления. И, естественно, моя сестра - Сержант всё время помнила о деле. Она промаршировала к стойке, за которой стояла женщина средних лет одетая в длинное платье из крашеных лент, похожих на старую жатую бумагу. Её седеющие волосы торчали в разные стороны в художественном беспорядке, и она хмурилась. Конечно же, это была хмурость божественного просвещения.
\"Чем могу быть полезна?\", поинтересовалась она скрипучим голосом, так что казалось помощи мы не дождёмся.
Дебора показала свой значок. И прежде чем она успела что-либо сказать, женщина вышла из-за стойки, подошла и резко взяла его из рук Деборы.
\"Хорошо, сержант Морган\", сказала женщина, бросая значок на стойку, \"Он, кажется подлинный\".
\"Вы не могли просто изучить ее ауру и сказать это?\", предложил я. Ни одна из них не была готова дать достойную оценку этому замечанию, поэтому я пожал плечами и стал слушать как Дебора ведет свой суровый допрос.
\"Я бы хотела вам задать несколько вопросов\", сказала Дебора, потянувшись к стойке чтобы забрать свой значок.
\"О чем?\", требовательно спросила женщина. Она еще больше нахмурилась и Дебора тоже в ответ насупилась и это сильно стало походить на старомодную сельскую ярмарку Хмурых Гримас, где победитель получал бесплатную инъекцию Ботокса для вечной заморозки нахмуренных бровей.
\"Произошли убийства\", ответила Дебора и женщина дернулась.
\"При чем здесь я?\", удивилась она.
Я мысленно поаплодировал её разуму, но, в конце концов я должен всегда играть за свою команду.
\"Это потому что мы все единое целое\", сказал я, \"Это основа работы полиции\".
Она обратила свое хмурое лицо ко мне и сурово потребовала, \"А вы кто такой, черт возьми? Дайте глянуть ваш значок\".
\"Я её помощник\", ответил я, \"на случай если карма будет не в порядке\", пояснил я ей.
Женщина фыркнула, но хоть не ударила меня. \"Полицейские в этом городе\", ответила она, \"купаются в плохой карме. Я была на съезде ЗСТА (Зона Свободной Торговли Америки) и знаю что вы за люди\".
\"Может вы и правы\", сказала Дебора, \"но наши противники еще хуже, так что не могли бы вы ответить на несколько вопросов?\"
Женщина все еще хмурясь снова посмотрела на Дебору и пожала плечами, \"Думаю могу. Но не понимаю чем я могу помочь. И если вы начнете доставать меня - вызову адвоката\"
\"Отлично\", продолжила Дебора, \"Нас интересует кто-нибудь, кто может вывести нас на лидера местной альтернативной секты, где есть культ быка\".
На секунду мне показалось что женщина улыбнется, но она вовремя остановилась. \"Быки? Боже, да кто только не боготворит их. Взгляните на историю - Шумеры, Крит, все те старые колыбели цивилизации. Многие люди поклоняются быкам. В смысле, быки следующие по популярности после фаллических культов\".
Если женщина надеялась смутить Дебору, то она не так хорошо знала полицейских Майами, как она думала. Дебора просто спросила даже глазом не моргнув: \"Вы знаете какую-нибудь местную секту?\"
\"Не знаю. Какую именно?\", поинтересовалась женщина.
\"Кандомбле\", подсказал я, мысленно поблагодарив Винса за идею, \"Пало Майомби? Или может Викка?\".
\"Эти испанские штучки. Вам надо пойти к Эллегуа на 8 улице. Я об этом не знаю. Мы кое-что продаем викканцам но я вам ничего не скажу без ордера. В любом случае они не имеют отношения к быкам\", она снова фыркнула, \"Они просто стоят себе голышом на Эверглейдс и ожидают манны небесной\".
Дебора настаивала, \"Есть ли еще кто-нибудь?\"
Женщина только покачала головой. \"Я не знаю. То есть, я знаю почти обо всех сектах в городе, но ничего такого, что вам поможет, не могу сказать\", она пожала плечами, \"Может друиды, у них скоро будет весенний праздник. Они использовали в свое время человеческие жертвоприношения\".
Дебора нахмурилась сильнее, \"Когда?\", спросила она.
В этот раз женщина почти улыбнулась, одним уголком рта. \"Приблизительно две тысячи лет назад. Вы немного запоздали, Шерлок\".
\"Что еще может нам помочь, как вы думаете?\", спросила Дебора.
Женщина покачала головой, \"Помочь в чем? Может быть это какой-то псих, который живет на молочной ферме и читает Элистера Кроули. Откуда мне знать?\".
Дебора секунду смотрела на нее, будто решая достаточно ли оснований для ареста за оскорбление, и, видно, в конце концов решила что недостаточно. \"Спасибо что потратили ваше время\", произнесла она и бросила на стойку свою визитку, \"Если вы вспомните что-либо, что могло бы быть полезным, пожалуйста, позвоните мне\".
\"Ага, всенепременно\", ответила женщина, даже не глянув на визитку. Дебора внимательно посмотрела на неё и пошла к двери. Женщина уставилась на меня и я улыбнулся.
\"На самом деле я люблю растения\", сказал я и показав знак мира вышел за своей сестрой.
\"Дурацкая была идея\", пробурчала Дебора пока мы быстро шли к машине.
\"Я бы так не сказал\", ответил я. И это было в какой-то степени правдой - я бы так не сказал. Конечно же это было дурацкой идеей, но сказать это Деб означало попасть ей под горячую руку.
 \"По крайней мере, мы исключили кое-что\".
\"Ага\", произнесла она кисло, \"Теперь мы знаем, что кучка голых придурков здесь ни при чем, разве что они сделали это две тысячи лет назад\".
Она была права, а я считаю своей работой помогать тем, к кому я положительно отношусь. \"Но это уже прогресс\", поддержал я её. \"Мы пойдем проверить тех на 8й улице? Я переведу тебе, если надо\" Несмотря на то что Деб уроженка Майами, по какому-то своему капризу она настояла на том чтобы в школе изучать французский, поэтому по-испански едва могла заказать ланч.
Она покачала головой, \"Пустая трата времени. Я скажу Энжелу, чтобы поспрашивал, но вряд ли это куда-нибудь приведет\".
Она оказалась права. Энжел из своей поездки на 8ю улицу не привез ничего кроме свечи с написанной на ней по-испански молитвой святому Джуду. Это оказалось пустой тратой времени, как и предсказывала Деб.
У нас не было ничего, кроме двух обезглавленных тел и очень плохих предчувствий.
Но это вот-вот изменится.

ГЛАВА 10
СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ НЕ ПРИНЕС НАМ НИЧЕГО НОВОГО И МЫ НИ НА ЙОТУ не приблизились к разгадке убийства возле университета. А жизнь такая нелепая штука, что Дебора всю вину за простой по делу возложила на меня. Она была уверена, что во мне есть некая магическая сила, дающая мне возможность постигнуть самую темную суть любого преступления, и что я скрываю эту силу от неё по каким-то своим, мелким и личным причинам.
Это конечно весьма лестно, однако, совершеннейшая неправда. Единственная вещь в этом деле, которую я смог постичь при помощи своей способности, было то, что Темного Пассажира напугало что-то, и я не хотел, чтобы подобное повторилось. Я решил держаться подальше от этого дела, ведь здесь практически не было крови, что было бы логично, случись это в хорошо организованном мире.
Но увы, наш мир не таков. Наша вселенная управляется случаем, и населена людьми, которые презирают логику. И в настоящий момент руководителем таких людей была моя сестра. На следующее утро она приперла меня к стене в моем маленьком закутке и вытащила на ланч со своим дружком Кайлом Чацким. Я ничего не имел против Чацкого, разве что меня раздражало его постоянное всезнайство. Кроме того, он был столь же приятен и любезен, насколько может быть таковым хладнокровный убийца, и с моей стороны было бы лицемерием не воспринимать его как личность. А так как сестра, казалось, была счастлива с ним, я не видел никаких оснований возражать.
 Итак, я пошел на ланч, во-первых, потому что она моя сестра, а во-вторых, мое тело, как любая мощная машина, постоянно нуждается в топливе.
Чаще всего топливо, что просит мое тело - это медианоче-сэндвич, обычно с поджаренным платанос и огромным количеством молочного коктейля Мами. Я не знаю почему эта непритязательная, простая еда так влияет на мою душу и тело, однако именно так и происходит. Правильно приготовленный сэндвич приводит меня в такой экстаз, на какой я вообще могу быть способен. И нигде не готовят мой любимый сэндвич так хорошо и правильно, как в кафе \"Релампаго\", что напротив головного офиса полиции, и куда с незапамятных времен ходили все Морганы. И даже постоянное раздражение Деборы не могло испортить этот ланч.
\"Проклятье!\", выругалась она с набитым ртом. Было необычно услышать от нее столь литературное выражение, но сказала она это с такой злобой, что даже забрызгала меня крошками бутерброда. Я отхлебнул своего великолепного батидо де мами, в ожидании развития разговора, но вместо этого она еще раз выругалась, \"Проклятье!\"
\"Ты сдерживаешь свои чувства\", сказал я, \"но как твой брат я с уверенностью могу сказать, что тебя что-то сильно волнует\".
Чацкий фыркнул, разрезая свой кубинский стейк, \"Тоже мне, открыл Америку!\" Он хотел ещё что-то добавить, но из его левой руки-протеза выпала вилка. \"Проклятье!\", на этот раз выругался уже он, и в этот момент я понял, что у них есть куда больше общего, чем я думал. Дебора наклонилась к нему и помогла вложить вилку в протез. \"Спасибо\", сказал он и, подцепив вилкой огромный кусок измельченного мяса, откусил.
\"Вот, видите\", воскликнул я, \"Все что вам было нужно это отвлечься от собственных проблем\".
Мы сидели за столом, за которым мы ели уже, наверное сотни раз. И Дебора не сентиментальничала, когда выпрямившись на стуле, хлопнула по изрезанной столешнице ладонью, да так что аж сахарница подпрыгнула.
\"Я хочу знать, кто говорил с этой задницей Риком Сангрэ!\" возмутилась она. Сангрэ был телерепортером на местном ТВ, который считал, что чем кровавей история, тем больше подробностей требует зритель. Судя по тону, каким говорила Дебора, она считала этого Рика моим лучшим другом.
\"Ну, это был точно не я\", ответил я ей, \"И не думаю что это был Доакс\".
 Чацкий ойкнул.
\"И я хочу найти эти грёбаные головы!\", продолжила она с нажимом.
\"Ну, у меня их также нет\", произнес я и спросил, \"А ты проверила в Бюро находок?\"
\"Тебе что-то известно, Декстер\", ответила она, \"Колись, что ты скрываешь от меня?\"
Чацкий поднял глаза на нее и сглотнул, \"Почему он должен что-то знать, чего не знаешь ты?\" Затем спросил у меня, \"Там было много брызг?\"
\"Не было никаких брызг\", ответил я, \"Тела были хорошо прожарены, без крови\".
Чацкий кивнул и поддел вилкой немного риса и бобов. \"Ты больной на всю голову, ты знаешь об этом?\"
\"Он хуже\", выговорила мне Дебора, \"Он что-то от меня утаивает\".
\"О, ты это снова о его хобби?\", сказал Чацкий с полным ртом. Это был небольшой обман; мы сказали ему, что мое хобби скорее аналитическое занятие, нежели практическое.
\"Именно об этом\", проворчала она, \"И он не хочет рассказать что он там надумал\".
\"Тебе трудно поверить, сестрёнка, но я правда ничего не придумал. Разве что..\" Я пожал плечами, но она уже пошла в атаку.
\"Что? Ну, давай уже расскажи, а?\"
Я заколебался. Не было никакой возможности рассказать ей о том, что Темный Пассажир отреагировал на эти убийства совершенно по-новому и как он был обеспокоен. \"У меня просто такое чувство что с этим делом что-то не так\", попытался я объяснить.
Она фыркнула, \"Два безголовых поджаренных тела , а он говорит: что-то не так! По-моему раньше ты был умнее\".
Я откусил свой сэндвич, в то время как Дебора тратила свое драгоценное обеденное время на какие-то хмурые мысли, и спросил, \"Тела уже идентифицировали?\"
\"Да ладно тебе, Декстер! Нет голов - и у нас, соответственно нет зубов. Тела сожгли, и поэтому у нас нет отпечатков пальцев. Вот ведь гадство, мы даже не знаем какого цвета у них были волосы! И что ты от меня хочешь?\"
\"Знаете, а я может быть могу вам помочь\", встрял Чацкий. Он наколол на вилку кусок жареного мадурас и сунул его в рот, \"Я могу поспрашивать у своих\".
\"Мне не нужна твоя помощь\", отрезала Дебора и он пожал плечами.
\"Однако Декстер тебе помогает\", напомнил он.
\"Это другое\".
\"В чем же разница?\", задал он вполне резонный вопрос.
\"Он мне действительно помогает, а ты хочешь решить проблему за меня\", объяснила она.
Они какое-то время молча смотрели друг на друга. Я и прежде видел как они делают такое, и это жутко напоминало невербальные диалоги Астор и Коди. Было приятно наблюдать такое явное доказательство слияния двух душ, хотя это и напомнило мне, что надо бы поволноваться о собственной свадьбе, впридачу с высококлассным и сумасбродным кейтерером. К счастью, Дебора прервала эту мрачную тишину, прежде чем у меня начался зубовный скрежет.
\"Я не хочу быть женщиной которой постоянно нужна помощь\"
\"Но я могу достать информацию к которой у тебя не может быть доступа\", сказал он и накрыл её руку своей здоровой рукой.
\"Что, например?\", поинтересовался я. Признаю, мне было интересно кем же работает Чацкий, или по крайней мере работал до этого несчастного случая. Я знал, что он работал в каком-то правительственном учреждении, которое он сам называл ППА, но я понятия не имел, что это означает.
Он любезно посмотрел на меня и пояснил, \"У меня есть друзья и знакомые во многих местах. Дела такого рода могут оставлять где-то различные зацепки, и я могу просто позвонить и хоть что-то узнать\".
\"То есть позвонить своим парням из ППА?\"
Он улыбнулся, \"Что-то вроде того\".
\"Ради бога, Декстер!\", Дебора воскликнула нетерпеливо, \"ППА это Прочее Правительственное Агенство. Никакого конкретного агентства нет, это просто шутка для посвященных\".
\"Рад что и меня ввели в этот круг\", сказал я, \"А у тебя всё ещё есть доступ к их файлам?\"
Он пожал плечами, \"Официально я в отпуске\".
\"От какой работы отдыхаешь?\", стало мне интересно.
Он механически улыбнулся, \" Тебе лучше этого не знать. Суть в том, что, черт возьми, они все еще не могут решить достаточно ли я здоров, чтобы работать\". Он смотрел на вилку в своей стальной руке, которой шевелил только чтобы видеть что она движется. \"Вот дерьмо\", выругался он.
И поскольку я почувствовал, что наступил момент, когда следует вернуться к волнующей нас теме, спросил, \"А вы нашли что-нибудь в печи для обжига? Может какие-то драгоценности или что-то ещё?\"
\"О чем это ты, черт побери?\", не поняла она.
\"Печи, где были сожжены эти тела\", подсказал я.
\"Ты что не в курсе? Мы не нашли ещё место где их сожгли\".
\"О, я считал, что сожгли их там же, в кампусе, в гончарной мастерской\".
По внезапно застывшему взгляду я понял, что у нее наступило или несварение желудка или она попросту не знала о гончарной мастерской. \"Она всего в полумиле от места где нашли тела. Ну ты знаешь, печи, в которых обжигают глиняные изделия?\"
Дебора сидела уставившись на меня какое-то время, а потом стремительно выскочила из-за стола. Я ещё подумал что это было несколько театральным окончанием беседы, и прошла минута, прежде чем я мог моргнуть.
\"Думаю, она не знала\", сказал Чацкий.
\"Это было первое, что мне пришло в голову. Нам идти за ней?\"
Он пожал плечами и проглотил последний кусок стейка. \"Я собираюсь еще взять фруктовый пирог и кафесита. А потом такси, так как мою помощь отвергли\", пояснил он, и собрав на вилку бобы и рис, продолжил, \"А ты оставайся, если не хочешь возвращаться на работу\".
Если честно, у меня не было ни малейшего желания идти на работу. К тому же у меня всё ещё оставалась половина молочного коктейля и его тоже не хотелось оставлять. Я поднялся и, решив смягчить удар от необходимости снова работать, забрал недоеденный сэндвич Деборы, и вышел в дверь, что всё ещё покачивалась после её ухода.
Вскоре мы уже въезжали в ворота университетского кампуса. Дебора полдороги провела за разговорами по радио, созывая своих людей к печам для обжига, и еще полпути ехала бормоча ругательства сквозь зубы.
За воротами мы сразу повернули налево и проехали по извилистой дороге вниз, к гончарной мастерской. Я когда-то, ещё на первом году учебы, прошел курс гончарного мастерства, с целью расширения своих творческих способностей, однако как потом выяснилось, у меня хорошо получались только стандартные горшки, а оригинальное произведение искусства совершенно не выходило, по крайней мере в гончарном деле. Хотя в своем собственном деле, я льщу себе, я могу быть весьма креативным, что недавно и доказал с Зандром.
Энжел-не-родственник уже был там и осматривал первую печь в надежде найти хоть что-нибудь. Дебора подошла к нему и присела на корточки, оставив меня наедине с недоеденным сэндвичем. Я откусил. Вокруг жёлтой ленты стала собираться толпа. Возможно они надеялись увидеть что-нибудь особенно жуткое: никогда не понимал почему люди так поступают, однако они всегда так делают.
Сейчас Дебора стояла рядом с Энжелом, который сунул голову прямо в печь. Вполне возможно это затянется надолго.
Как только я откусил последний кусок сэндвича, я почувствовал что за мной наблюдают. Естественно на меня часто смотрели - на каждого кто работает за желтой лентой всегда глазеют. Но теперь за мной ещё и наблюдали - Темный Пассажир буквально кричал, что некто проявляет нездоровый интерес к моему специфическому Я, и мне это чувство совсем не понравилось. Как только я проглотил остатки сэндвича и обернулся, мой внутренний голос что-то прошептал в замешательстве, и наступила тишина.
И сразу же на меня накатила волна тошноты и все вокруг окрасилось в ярко-жёлтый цвет, я застыл на секунду, всё внутри кричало об опасности, но я был просто не способен действовать. Всё это длилось мгновение. Я с трудом вынырнул в реальность, внимательно осмотрелся - ничего не изменилось. Горстка людей всё ещё глазела, солнце ярко светило, ветер шелестел листьями. Еще один прекрасный день в Майами, однако, где-то в раю змей уже поднял свою голову. Я закрыл глаза и внимательно вслушался, в надежде услышать хотя бы намёк о природе угрозы, но ничего не услышал кроме отзвука царапанья когтей где-то вдалеке.
Я открыл глаза и снова огляделся. Вокруг была толпа примерно из пятнадцати человек, делающих вид что к запёкшейся крови они совершенно равнодушны, и ни один из них ничем особенным не выделялся. Никто не пытался спрятаться за спину впереди стоящего, или смотреть на нас со злобой, никто даже не пытался прятать базуку под рубашкой. В лучшие времена я мог ожидать, что мой Пассажир увидит темную ауру очередного хищника, но теперь этой помощи не было. Насколько я мог судить, никто в толпе не выглядел угрожающе. Так от чего же врубилась пожарная тревога Пассажира? Я так мало об этом знал; просто было ощущение злого изумления и острого предупреждения. Раньше он никогда не показывал своего замешательства, до тех пор, пока мы не увидели тела у озера. И теперь он снова в растерянности, и это всего за полмили от места преступления.
Было ли что-нибудь в воде? И связаны ли эти сожженные тела с гончарными печами?
Я побрел к месту где работали Дебора и Энжел-не-родственник. Они, кажется, ничего важного не нашли, и из печи не было никаких панических импульсов для Темного Пассажира, где бы там он ни прятался.
Если второй раз его заставило отступить нечто не находящееся передо мной, то что же это было? Что если это некое странное внутреннее повреждение? Возможно мой новый статус жениха и отчима подавляет Пассажира. Я что, стал слишком хорошим, чтобы быть подходящим хозяином? Такая судьба еще хуже, чем чья-либо смерть.
Я осознал что стою внутри жёлтой заградительной ленты и ко мне приближается огромная фигура.
\"Ммм, привет\", промычал он. Это был высокий мускулистый молодой субъект с длинными прямыми волосами и выглядел он будто дышит ртом.
\"Чем могу помочь, гражданин?\", поинтересовался я.
\"А вы, это, типа, коп?\", спросил он.
\"Типа того\", ответил я.
Он кивнул и оглянулся, как будто искал что бы съесть. Сзади на шее у него была одна из тех популярных, но безвкусных татуировок на восточную тему. Там наверняка было написано \"Тугодум\". Он потер тату, как будто понял что я на него смотрю, затем обернулся и выпалил, \"Я искал Джессику\".
\"Конечно\", поддержал я разговор, \"Кто ж её не искал?\".
\"А они не знают это она или нет?\", он спросил, \"Я, типа, её бой-френд\".
Теперь молодой человек всецело захватил моё профессиональное внимание. \"А Джессика пропала?\", спросил я его. Он кивнул, \"Она, типа, работает со мной. Ну, как бы, каждое утро. Бегаем по дорожкам и потом немного конспектов. Но вчера она не появилась. И сегодня то же самое. Поэтому я подумал, ну…\". Он нахмурился, очевидно пытаясь закончить предложение, но его речь на этом остановилась.
\"Как вас зовут?\" поинтересовался я.
\"Курт. Курт Вагнер. А вас?\", спросил он.
\"Декстер\", ответил я, \"Постойте здесь секундочку, Курт\". Я поспешил к Деборе, прежде чем парень снова начал напряжённо размышлять.
\"Дебора, у нас кажется небольшой прорыв\", сообщил ей я.
\"Ну, что ж, это не твои проклятые печки!\", буркнула она, \"Они слишком малы для тела\".
\"Нет\", подтвердил я, \"Зато там стоит парень, который ищет пропавшую девушку\".
 Её голова дёрнулась, она вскочила и тут же встала в стойку охотничьей собаки. Она глядела на типа-бойфренда Джессики, который переминался с ноги на ногу и смотрел на неё. \"Как вовремя, бля\", пробормотала она и двинулась в его сторону.
Я посмотрел на Энжела. Он встал и пожал плечами. Мгновение казалось, что он хочет что-то сказать. Но потом, покачав головой и отряхнув руки, пошёл вслед за Деб послушать что скажет Курт, а я остался в полном одиночестве со своими мрачными мыслями.

Просто наблюдать; иногда этого достаточно. Конечно же существовала полная уверенность и в том, что наблюдение рано или поздно приведёт к жару пролитой крови, всепоглощающему потоку эмоций исходящему от жертвы, и возрастающей мелодии порядка, когда жертва уходит в мир иной… Всё это будет. В настоящее время Наблюдателю достаточно было просто наблюдать и впитывать в себя ощущение максимальной и анонимной власти. Он ощущал себя особенным. И он ощущал тревогу другого. Эта тревога должна как по нотам подняться до чувства страха, а затем и паники и наконец превратится в полноценный кошмар. Всё это будет, в своё время.
Наблюдатель видел как другой осматривал толпу, пытаясь увидеть источник своей тревоги. Конечно, он ничего не нашел. Пока не время. Пока он не назначит время. Пока он не обратит этого другого в бездумную панику. Только тогда он перестанет наблюдать и начнёт действовать.
До тех пор пусть другой слушает музыку страха…

ГЛАВА 11
ЕЕ ЗВАЛИ ДЖЕССИКА ОРТЕГА. ОНА БЫЛА МЛАДШЕКУРНИЦЕЙ и жила в одном из студенческих отелей по соседству. Мы получили номер комнаты от Курта, и Дебора оставила Энжела дожидаться у печей прибытия лабораторного автомобиля.
Я никогда не понимал, почему они называются студенческими отелями вместо общежитий. Возможно потому что они сейчас выглядят такими похожими на гостиницу. Никаких увитых плющом стен, в вестибюле множество растений в керамических и стеклянных горшках, в коридорах чистые и новые ковровые дорожки.
Мы остановились у двери комнаты Джессики. На уровне глаз была приклеена аккуратная маленькая карточка с надписью АРИЭЛЬ ГОЛДМАН & ДЖЕССИКА ОРТЕГА. Ниже, буквами помельче было напечатано ВХОД ТОЛЬКО С ВЫПИВКОЙ. Кто-то подчеркнул \"Вход\" и нацарапывавший ниже ВЫ ДУМАЕТЕ?
Дебора приподняла бровь. \"Тусовщицы.\"
\"Кто-то же должен,\" сказал я.
Она фыркнула и постучала в дверь. Не услышав ответа Дебс подождала три секунды и постучала снова, гораздо сильнее.
Я услышал как за мной открылась дверь и повернулся, чтобы увидеть тоненькую как тростинка девушку с короткими белокурыми волосами в очках, смотрящую на нас. \"Их здесь нет,\" произнесла она с явным неодобрением. \"Уже пару дней. Первые тихие дни за целый семестр.\"
\"Ты знаешь, куда они ушли?\" спросила её Дебора.
Девушка закатила глаза. \"Наверняка куда-нибудь, где есть полный бочонок,\"
\"Когда ты видела их в последний раз?\" спросила Дебора.
Девушка пожала плечами. \"Этих двоих не столько видишь, сколько слышишь. Громкая музыка и смех всю ночь, окей? Заноза в заднице для тех кто действительно учится и ходит на занятия.\" Она потрясла головой, и её короткие волосы образовали рябь вокруг её лица. \"Я действительно это имею в виду.\"
\"Так когда ты слышала их в последний раз,?\" спросил её я.
Она посмотрела на меня. \"- Вы полицейские? Что они теперь натворили?\"
\"Что они делали прежде?\" спросила Дебс.
Она вздохнула. \"Штрафы за парковку. Множество. Один раз вождение в пьяном виде. Эй, не хочу чтобы показалось, будто я стучу на них или типа того.\"
\"Как по твоему, для них необычно отсутствовать так долго?\" спросил я.
\"Для них необычно - если они появляются в классе. Не знаю, как они сдают экзамены. Я имею в виду,\" усмехнулась она, \"я догадываюсь, как они сдают, но \" Она пожала плечами и не поделилась своей догадкой с нами, если не считать усмешку.
\"Какие у них совместные занятия?\" спросила Дебора.
Девушка снова пожала плечами и покачала головой. \"Вам лучше спросить у регистратора,\"
 Путь к регистратору занял не много времени, особенно в темпе установленном Деборой. Мне удалось идти с ней в ногу и сохранить достаточно дыхания, чтобы задать пару вопросов. \"Почему так важно, какие занятия они посещали вместе?\"
Дебора нетерпеливо махнула рукой. \"Если эта девушка права, Джессика и её соседка…\"
\"Ариэль Голдман,\" вставил я.
\"Правильно. Так вот, если они платят сексом за хорошие оценки, то я хочу поговорить с их профессорами.\"
Смысл лежал на поверхности. Секс - один из наиболее общих мотивов для убийства, даже таких, которые на первый взгляд не вполне подходят к тому, что по слухам должно быть связано с любовью. Но был один маленький нюанс, не имевший смысла. \"Зачем профессору обжаривать их и отрезать головы? Почему бы просто не задушить и выбросить тела на свалку?\"
Дебора потрясла головой. \" Не важно как он сделал это. Важно – который из них.\"
\"Хорошо,\" сказал я. \"И как мы убедимся, что жертвы - эти двое?\"
\"Конечно, поговорив с их учителями,\" ответила она. \"Для начала.\"
Мы прибыли в офис регистратора, и Дебс с порога предъявила свой значок. Но прошло добрых полчаса под бормотание Деборы, пока я получил доступ к компьютерным записям от ассистента регистратора. Джессика и Ариэль действительно посещали несколько общих занятий, и я распечатал имена, номера кабинетов, и домашний адрес профессоров. Дебора бросила взгляд на список и кивнула. \"Эти двое, Букович и Халперн, сейчас в своих кабинетах.\" Сказала она. \"Мы можем начать с них.\"
И вновь мы с Деборой вышли на влажный воздух бродить по университетскому городку.
\"Приятно вернуться в кампус, не так ли?\" Сделал я как всегда бесполезную попытку поддержать светскую беседу.
Дебора фыркнула. \"Будет приятно, если мы сможем идентифицировать тела и может быть подойдем немного ближе к аресту того, кто это сделал.\"
Я не считал, что идентификация тел действительно приблизит меня к идентификации убийцы, но мне и прежде случалось ошибаться; в любом случае полицейская работа держится на рутине и традициях, и одной из гордых традиций нашей работы было то, что хорошо бы узнать имя жертвы. Итак, я охотно двинул вместе с Деборой в офисное здание, в котором ждали оба профессора.
Кабинет профессора Халперна находился на первом этаже прямо напротив главного входа, и прежде чем качнулась закрывшаяся дверь, Дебс уже стучала в его офис. Никакого ответа. Дебора подергала ручку двери. Было заперто, так что она снова заколотила в дверь с тем же отсутствием результата.
Человек прошедший мимо нас по коридору и остановившийся у соседнего кабинета, посмотрел на нас, изогнув бровь. \"Ищите Джерри Халперна?\"спросил он. \"По моему, его сегодня нет.\"
\"Вы знаете где он?\" спросила Дебора.
Он слегка улыбнулся. \"Наверное он дома, в своей квартире, раз здесь его нет. А почему вас это интересует?\"
Дебс достала свой значок и показала ему. Он не удивился. \"Понятно,\" сказал он. \"Он имеет какое-то отношение к двум трупам в кампусе?\"
\"У вас есть причина так думать?\" спросила Дебора.
\"Н-н-нет,\" Ответил он, \"никакой причины.\"
Дебора выжидающе посмотрела на него, но он больше ничего не добавил. \"Могу я спросить ваше имя, сэр?\" наконец произнесла она.
\"Я - доктор Уилкинс,\" сказал он, кивнув на дверь, перед которой стоял. \"Это мой кабинет.\"
\"Доктор Уилкинс,\" сказала Дебора. \"Вы не могли бы объяснить мне свою реплику о профессоре Халперне?\"
Уилкинс поджал губы. \"Ну,\" поколебавшись, сказал он, \"Джерри неплохой парень, но если это поможет в расследовании…\" На мгновение он умолк. Молчала и Дебора. \"Ну\" наконец сказал он, \"Кажется в прошлую среду я слышал шум в его кабинете.\" Он покачал головой. \"Эти стены  ужасно тонкие.\"
\"Что за шум?\" спросила Дебора.
\"Крики,\" ответил он. \"Возможно немного борьбы. Во всяком случае, я выглянул за дверь и увидел студентку, молодую девушку, которая выскочила из кабинета Халперна и убежала. Она ээ – её блузка была порвана.\"
\"Вы узнали эту девушку?\" спросила Дебора.
\"Да,\" сказал Уилкинс. \"Я преподавал у неё в последнем семестре. Ее зовут Ариэль Голдман. Красивая девушка, но неважная студентка.\"
Дебора взглянула на меня и я обнадёживающе кивнул. \"Вы думаете, что Халперн пытался изнасиловать Ариэль Голдман?\" спросила Дебора.
Уилкинс склонял голову набок и приподнял руку. \"Я не уверен. Но выглядело похоже на это.\"
Дебора посмотрела на Уилкинса, но он ничего больше не добавил, так что она кивнула и сказала, \"Благодарю вас, доктор Уилкинс. Вы нам очень помогли.\"
\"Надеюсь,\" сказал он, и отвернулся, чтобы открыть дверь и войти в свой кабинет. Дебс уже смотрела на распечатку из регистратуры.
\"Халперн живет примерно в миле отсюда,\" сказала она, и направилась к выходу. Я снова поспешил, чтобы догнать её.
\"Какую теорию мы отбросим?\" спросил я. \"Ту, по которой Ариэль пыталась соблазнить Халперна? Или, что он пытался изнасиловать её?\"
\"Мы ничего не отбрасываем,\" ответила она. \"Пока не поговорим с Халперном.\"

ГЛАВА 12
КВАРТИРА ДОКТОРА ХАЛПЕРНА НАХОДИЛАСЬ МЕНЕЕ ЧЕМ В ДВУХ МИЛЯХ от кампуса, в двухэтажном здании, которое лет сорок назад возможно было красивым. Он открыл сразу же, как только Дебора постучала, и заморгал на нас, будто солнечный свет ему был неприятен. Это был мужчина 35 лет, худой, но неспортивного телосложения, с небритым лицом. \"Да?\", спросил он ворчливым тоном восьмидесятилетнего учёного. Затем прочистил горло и снова спросил, \"В чём дело?\".
Дебора показала свой значок и спросила, \"Мы можем войти?\"
Халперн вытаращился на значок и словно сдулся. \"Я не…А что? Что? Зачем войти?\", проблеял он.
\"Мы бы хотели задать вам несколько вопросов\", ответила Дебора, \"Об Ариэль Голдман\".
Халперн упал в обморок.
Мне не часто доводилось лицезреть удивление Деборы - она всегда хорошо себя контролировала. Это того стоило - увидеть её отвисшую челюсть, когда Халперн, падая, ударился о дверь. Я что-то пробормотал соответствующее ситуации и присел, чтобы пощупать ему пульс.
\"Пульс нормальный\", уверил я её.
\"Давай внесём его внутрь\", посоветовала Дебора, и я втащил его в квартиру.
Квартира выглядела маленькой из-за книжных полок, развешанных по всем стенам и письменного стола заваленного бумагами и ещё бОльшим количеством книг. Оставшееся пространство занимали потрёпанная, убогая двухместная кушетка и мягкий стул с торшером. Я положил Халперна на кушетку, которая скрипнула и опасно прогнулась под его весом.
Я выпрямился и чуть не столкнулся с Деборой, которая стояла, наклонившись и пристально глядя на Халперна. Я ей посоветовал, \"Лучше подождать пока он очнется, прежде чем ты его снова напугаешь\".
\"Этот сукин сын что-то знает\", уверенно сказала она, \"Иначе чего он так хлопнулся?\"
\"Плохое питание?\", предположил я.
\"Приведи его в чувство\", сказала она приказным тоном.
Я посмотрел на неё в надежде что она шутит, однако она, конечно же, была чертовски серьёзна. \"Что ты предлагаешь?\", спросил я, \"К сожалению, я забыл взять с собой нюхательную соль\".
\"Мы не можем просто стоять и ждать\", нетерпеливо ответила она. И наклонилась вперед, будто хотела потрясти его или даже ущипнуть за нос.
К счастью для самого Халперна, он именно в этот момент очнулся. Поморгал несколько раз и взглянув наверх, напрягся всем телом. \"Что вам от меня надо?\", простонал он.
\"Обещание больше не падать в обморок\", тут же вставила Дебора, отодвигая меня локтем.
\"Ариэль Голдман\", добавила она
\"О, господи!\", проскулил Халперн, \"Я знал что это когда-нибудь случится\".
\"Вы оказались правы\", подтвердил я.
\"Вы должны мне поверить\", с жаром сказал он, пытаясь сесть, \"Я этого не делал!\"
\"Прекрасно\", сказала Деб, \"Тогда кто это сделал?\"
\"Она сама и сделала\", произнёс он.
Дебора посмотрела на меня, наверное, в надежде услышать подтверждение своих мыслей о том, что Халперн сумасшедший. К сожалению, я не смог, и она снова глянула на него. \"Она сама и сделала\", пробормотала Дебора с сомнением в голосе.
\"Да! Она хотела чтобы всё выглядело будто я это сделал, тогда я ей бы поставил пятёрку!\", настаивал он.
\"Она сожгла себя\", медленно говорила Дебора, будто разговаривая с трёхлетним малышом, \"Затем отрезала себе голову. А вы бы ей поставили пятёрку\".
\"Надеюсь вы ей поставили по крайней мере четвёрку, за такую-то работу\", развил я мысль.
Халперн вытаращился на нас с открытым ртом, который он пытался закрыть, но не смог, будто лишившись сил. \"Что?\", наконец выговорил он, \"Вы о чём говорите?\"
\"Об Ариэль Голдман\", пояснила Дебора, \"и её соседке по комнате Джессике Ортега. Сожжены. Головы отрезаны. Что вы можете сказать по этому поводу, Джерри?\"
Хэлперн дёрнулся и долгое время молчал. \"Я…Я…Они мертвы?\", наконец прошептал он.
\"Джерри\", сказала Дебора, \"им отрезали головы. Что вы думаете об этом?\"
Я с большим интересом наблюдал за лицом Халперна, на котором проявилась целая палитра выражений смущения, и в конце концов, видимо придя к какому-то выводу, у него снова отвисла челюсть, \"Вы…Вы думаете я… Но вы не можете…\"
\"Боюсь могу, Джерри\", сказала Дебора, \"пока вы мне не объясните почему мне не следует так думать\".
\"Но…Я бы никогда…\"
\"Кто-то это всё же сделал\", произнес я.
\"Да, но…О, боже!\", лепетал он.
\"Джерри, о чём вы думали мы у вас будем спрашивать?\", строго поинтересовалась Дебора.
\"Об изнасиловании\", ответил он, \"Но я её не насиловал\".
Где-то наверное есть мир в котором всё имеет смысл, однако мы живём не в таком мире. \"Вы её не насиловали\", повторила Дебора.
\"Да…Это… Она хотела чтобы я это сделал...О..\", пробормотал он.
\"Она хотела чтобы вы её изнасиловали?\", удивился я.
\"Она…Она…\", пытался он пояснить, и покраснел, \"Она предложила мне заняться сексом за хорошую оценку\", говорил он, глядя в пол, \"Но я отказал\".
\"И тогда она попросила изнасиловать её?\", задал я вопрос, и Дебора пихнула меня локтем.
\"Итак, вы отказали ей, Джерри?\", продолжила она, \"Такой красотке?\"
\"И тогда она..Эээ… Она сказала, что получит отлично тем или иным способом. Затем поднялась, порвала на себе рубашку и стала кричать\", он сглотнул, но глаз так и не поднял.
\"Продолжайте\", бросила Дебора.
\"Она сделала мне ручкой\", и он помахал рукой, как бы прощаясь, \"И выбежала в холл\". Наконец он поднял глаза, \"В этом году у меня заканчивается срок контракта. Если бы обо мне узнали нечто подобное, моей карьере пришёл бы конец\".
\"Понятно\", кивнула понимающе Деб, \"Так вы её убили чтобы сохранить карьеру?\"
\"Что? Нет! Я не убивал её!\", воскликнул он с жаром.
\"Тогда кто же, Джерри?\", спросила она.
\"Я не знаю!\", крикнул он раздраженно, будто его обвиняют в краже печенья. Дебора просто смотрела на него, а он в это время переводил взгляд с неё на меня и обратно, и настаивал, \"Я не убивал!\".
\"Хотелось бы верить вам, Джерри\", сказала Дебора, \"но это не ко мне\".
\"Что вы имеете в виду?\", спросил он с испугом.
\" Вы должны пройти со мной\", просто ответила она.
\"Вы меня арестуете?\", испугался он.
\"Я просто отвезу вас в участок, чтобы задать несколько вопросов. И это всё\", успокоила его она.
\"Боже мой! Вы меня арестуете. Это… Нет! Нет!\", воскликнул он.
\"Давайте по-хорошему, профессор. Мы же не хотим идти в наручниках, не так ли?\", увещевала его Дебора.
Он смотрел на неё какое-то время, а потом резко подскочил и побежал к двери. Но к несчастью для него и его сумасбродного побега ему надо было пробежать мимо меня, и Декстер справедливо похвалил себя за молниеносную реакцию. Я подставил подножку профессору и он воткнулся головой в дверь.
\"Ай!\", вскричал он.
Я улыбнулся Деборе, \"Думаю, наручники всё же понадобятся!\"

ГЛАВА 13
Я НЕ СТРАДАЮ ПАРАНОЙЕЙ. Я НЕ ВЕРЮ, ЧТО ОКРУЖЕН таинственными врагами, которые пытаются схватить, пытать или убить меня. Конечно, я отлично знаю, что если я позволю соскользнуть своей маске и покажу своё настоящее Я - тогда все вокруг приговорят меня к медленной и болезненной смерти, но это не паранойя; это – спокойный трезвый взгляд на окружающую действительность, и я этого не боюсь. Я просто пытаюсь быть осторожным, чтобы этого не случилось.
Но так же большая часть моей осторожности проистекала из тонкого шепотка Тёмного Пассажира, а он всё ещё странно стеснялся высказывать свои соображения. Итак, я столкнулся с новой и неуютной внутренней тишиной, посылавшей короткие импульсы неудобства, делавшие меня очень нервным. Это началось с ощущения наблюдения, даже преследования около печей. А потом, когда мы ехали в участок, я не мог избавиться от мысли, что автомобиль позади следит за нами. Было ли это правдой? У него были зловещие намерения? И если так, относились ли они ко мне или к Деборе, или это было просто желание попугать случайного водителя Майами?
Я следил за автомобилем, белой Тойотой Авалон, через боковое зеркало. Он держался за нами до тех пор, пока Дебора не заехала на стоянку, а потом просто проехал мимо, не снижая скорости и не показав выглянувшего водителя, но я не мог избавиться от нелепого ощущения, что на самом деле он следил за нами. Конечно, я не был уверен, пока Пассажир молчит, - а он молчал, издав нечто вроде свистящего звука от прочистки горла, так что с моей стороны было бы глупым рассказать об этом Деборе.
И затем позже, когда я уходил с работы, чтобы поехать домой спать, у меня снова возникло то же ощущение, что кто-то или что-то следит за мной - но это было ощущение. Не предупреждение, не внутренний шепот из теней, не дрожь готовности невидимых черных крыльев - ощущение. И это меня нервировало. Когда Пассажир говорит, я слушаю. Я действую. Но сейчас он молчал, просто извивался, и я понятия не имел что мне с этим поделать. Так что в отсутствии какой-либо определенной идеи, я поехал на юг в сторону дома, держа глаза в моем зеркале заднего вида.
Неужели быть человеком похоже на это? Идти по жизни с непрекращающимся чувством, что ты лишь мясо для тигров, вынюхивающих твой след? Если так, то мне несомненно нужно пройти долгий путь к пониманию человеческого поведения. Будучи хищником, я очень хорошо понимал чувство могущества от прогулки в маске сквозь стада потенциальных жертв, зная, что в любой момент я могу зарезать любого из стада. Но без известий от Пассажира я его утратил; я действительно стал частью уязвимого стада. Я был жертвой, и мне это не нравилось. Заставляло меня еще больше насторожиться.
И когда я спустился на автомагистраль, то обнаружил белую Тойоту Авалон, следующую за мной.
Разумеется, в мире полным-полно белых Тойот Авалон. В конце концов, Япония проиграла войну, что дает им право доминировать на нашем автомобильном рынке. И несомненно многие из владельцев Авалонов могут отправляться домой по тому же маршруту, что и я. Логично предположить,  что существует множество направлений, и нет ничего странного, что белый Авалон поехал по одному из них. И нелогично предполагать, что кому-то понадобилось следить за мной. Что я такого сделал? В смысле, из того, что кто-нибудь мог бы доказать?
Итак, ощущение, что за мной следят, было абсолютно нелогичным, что не объясняет почему я сделал внезапный правый поворот с Ю.С. 1 в переулок.
А также не объясняет, почему белый Авалон повернул за мной.
Автомобиль держался прямо за мной, как любой хищник загоняющий избранную жертву - или как любой нормальный человек, случайно сделавший тот же поворот. Поэтому с тем же нехарактерным для меня отсутствием логики, я снова вильнул, на этот раз налево, на небольшую улочку.
Спустя мгновение другой автомобиль сделал тоже самое.
Как уже упоминалось, Лихой Декстер не знает слова «страх». Это должно было означать, что ревущее биение моего сердца, пересохший рот и вспотевшие руки были вызваны всего лишь огромным дискомфортом.
Я не наслаждался ощущениями. Я больше не был Рыцарем Лезвия. Мой меч и доспехи остались где-то в подземелье замка, и я оказался на поле битвы без них, неожиданно мягкотелой и аппетитной жертвой, и по причине, которую я не смог бы назвать, я был уверен, что что-то принюхивается к моему аромату раздув ноздри.
Я снова свернул вправо - и уже проехав мимо, обратил внимание на табличку с надписью ПРОЕЗДА НЕТ.
Я свернул в тупик. Я был в ловушке.
По какой-то причине я снизил скорость и подождал автомобиль, следовавший за мной. Думаю, я просто хотел убедиться, что белый Авалон действительно там. Он был. Я остановился в конце улицы, где дорога расширялась в небольшой круг для разворота. У подъезда дома на верху круга не было никаких машин. Я заглушил мотор, ожидая, изумленный биением своего сердца и своей неспособностью сделать что-либо кроме как сидеть и ждать, пока его неотвратимые зубы и когти нагонят меня.
Белый автомобиль подъехал ближе. Замедлился, достигнув круга, замедлился достигнув меня…
И проехал мимо меня по кругу, назад на улицу, в закатное солнце Майами.
Я наблюдал, как он уезжает, и когда задние огни исчезли за углом, неожиданно вспомнил что умею дышать. Я воспользовался преимуществом этого заново открытого знания, и почувствовал себя намного лучше. Как только я восстановил свой кислородный баланс и пришел в себя, я почувствовал себя крайне глупо. Что, в конце концов, произошло? Кто-то следит за мной. Затем уезжает. Был целый миллион причин, почему он ехал по тому же маршруту, что и я, высказанный одним словом: совпадение. И вот, когда бедный Загнанный Декстер залил потом своё сиденье, что сделал большой плохой автомобиль? Он проехал мимо. Он не остановился, чтобы поглазеть, зарычать, или бросить ручную гранату. Он просто проехал мимо и оставил меня сидеть в луже моего собственного нелепого страха.
Раздался стук в моё окно и я ударился головой о потолок автомобиля.
Я повернулся посмотреть. Усатый мужчина средних лет с ужасными шрамами от угрей  смотрел на меня. Я не заметил его раньше, очередное доказательство, что я остался один и беззащитен.
Я приоткрыл окно. \"Могу я вам чем-то помочь?\" спросил мужчина.
\"Нет, благодарю вас,\" ответил я, слегка озадаченный, чем по его мнению он мог бы мне помочь. Но он не стал держать меня в неведении.
\"Вы на моей подъездной дорожке,\" сказал он.
\"О,\" воскликнул я, и тут мне пришло в голову подходящее объяснение. \"Я искал Винни,\" Не блестяще, но сгодится при данных обстоятельствах.
\"Вы приехали не в то место,\" почти триумфально заявил мужчина, что немного подняло мне настроение.
\"Простите,\" сказал я. Я поднял окно и выехал из тупичка, а мужчина стоял и смотрел как я уезжаю, видимо, чтобы удостовериться, что я не прыгну вдруг на него с мачете. Всего через несколько минут я окунулся в кровожадный хаос Ю.С. 1. И когда обычное насилие дорожного движения окутало меня словно теплое одеяло, я почувствовал что снова медленно прихожу в себя. Снова дома, за осыпающимися стенами Замка Декстера, с пустым подвалом и всё.
Я никогда не чувствовал себя глупее - то есть, я чувствовал себя так близко к настоящему человеку, как это вообще было возможно для меня. О чем я только думал? Нет, по правде говоря, я не думал вообще, просто реагируя на случайные порывы паники. Это было слишком нелепо, слишком по-человечески жалко и смехотворно, если бы я был настоящим человеком, который мог бы рассмеяться. А, ладно. По крайней мере, я был действительно нелеп.
Последние несколько миль я проехал в размышлениях о возмутительных вещах, вызвавших такую паническую реакцию, и подъехав к дому Риты я снова пропитался уверенностью, заставившей меня почувствовать себя значительно лучше. Я вышел из машины с чем-то очень близким к настоящей улыбке на лице, вызванной моей радостью от постижения глубины идиотизма Олуха Декстера. И едва я сделал шаг из машины и собрался повернуть к входной двери, как мимо медленно проехал автомобиль.
Белый Авалон,разумеется.
Если есть в мире справедливость, тогда это несомненно был момент воздаяния для меня. Как много раз я наслаждался зрелищем человека стоящего с открытым ртом, совершенно оцепеневшим от удивления и страха; и вот, теперь Декстер стоит в той же глупой позе. Замерев на месте, не в состоянии пошевелиться даже чтобы утереть слюну, я наблюдал за медленно уезжающей машиной, и единственная мысль в моей голове была о том, что я должен был выглядеть очень, очень глупо.
Естественно, я смотрелся бы невероятно глупо, если бы тот, кто бы это ни был в белом автомобиле сделал что-нибудь кроме как медленно проехать мимо, но к счастью для многих людей, которые знают и любят меня - по крайней мере двоих, включая меня самого - автомобиль проехал мимо, не останавливаясь. На мгновение мне показалось, что вижу лицо, смотрящее на меня с водительского сиденья. А затем он прибавил скорость, перестроился на середину улицы, и уехал, блеснув напоследок отражением света от серебристой эмблемы в виде быка.
И я не смог придумать ничего лучше, чем закрыть наконец свой рот, почесать в затылке и ввалиться в дом.
Звучал мягкий, но мощный и весьма глубокий барабанный бой, и нарастала радость, родившаяся из облегчения и ожидания того, что должно прийти. Затем вступили трубы, совсем рядом, всего на мгновение прежде появления этого, и затем всё должно начаться и наконец снова произойти, и когда радостная мелодия стала такой громкой, что исходила словно отовсюду; я почувствовал как мои ноги несут меня туда, где голоса обещали мне блаженство, заполняющее все вокруг этой нарастающей радостью, которая вот-вот переполнит нас экстазом…
Я проснулся с колотящимся сердцем и совершенно неоправданным и непонятным чувством облегчения. Потому что это было не просто облегчение после глотка воды, когда ты хочешь пить или отдыха, когда ты устал, хотя и это там тоже присутствовало.
Но - недоуменно, и глубоко расстраивающее - это было также облегчение, которое приходит после одной из моих Ночей с плохими людьми; облегчение, которое говорит, что ты выполнил потаённые желания своего внутреннего Я, и теперь можешь расслабиться и успокоиться на некоторое время.
И этого не могло быть. Я не мог ощутить столь личного и персонального чувства спящим лежа в постели.
Я посмотрел на часы рядом с кроватью: пять минут после полуночи, не время Декстеру быть на ногах, не в ту ночь, когда он собрался спать.
На другой стороне постели мягко похрапывала Рита, подергиваясь, словно собака которой снится погоня за кроликом.
И на моей стороне постели, ужасно смущенный Декстер. Что-то пришло в мою бессонную ночь и взбаламутило  спокойное море моего бездушного сна. Я не знал что это было, но оно почему-то доставило мне радость, и мне это не нравилось. Мое хобби в лунном свете радует меня моим собственным безэмоциональным способом, и другого мне не надо. Ничего другого никогда не допускалось в этот угол темного подсознания Декстера. Я предпочитал, чтобы все было именно так. Я имел своё собственное небольшое хорошо защищенное место внутри себя, помеченное и запертое, где я чувствовал свою собственную конкретную радость – только в те Ночи и никогда больше. Больше ничто не имело для меня смысла.
Так кто же вторгся, распахнул дверь вниз и затопил мой подвал этим неуместным и нежеланным чувством? Что в мире могло наполнить его столь подавляющим комфортом?
Я откинулся на спину,  чтобы вернуться ко сну и доказать себе, что я всё ещё лежу на кровати, что ничего не случилось, и несомненно, не случится. Это Декстерлэнд, и я здесь главный. Всему остальному вход заказан. Я закрыл глаза и обратился за подтверждением к руководящему гласу изнутри, бесспорному повелителю моих тёмных углов, Тёмному Пассажиру; и я ожидал, что он согласится, просвистев успокаивающую фразу, которая переместит звякающую музыку и фонтан чувств на своё место, из тьмы наружу. Я ожидал, что он скажет что-то, что-нибудь, а он молчал.
И я пронзил тишину сильной раздраженной мыслью: Очнись! Покажи зубы!
А в ответ - тишина.
Я поспешил во все уголки себя, крича от нарастающего беспокойства, зовя Пассажира, но его обиталище было пустым и выметенным дочиста, словно съемная квартира после отъезда жильца. Он пропал, как будто его никогда и не было.
Там, где он обычно находился, я всё ещё слышал отзвуки музыки, отскакивающие от жестких стен немеблированной квартиры и прокатывающиеся сквозь внезапную и очень болезненную пустоту.
Тёмный Пассажир исчез.

ГЛАВА 14
ВЕСЬ СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ Я ПРОВЁЛ В НЕУВЕРЕННОСТИ, СОМНЕНИЯХ И В НАДЕЖДЕ что Пассажир вернётся, но так или иначе знал что этого не случится. И поскольку день тянулся, эта тоскливая уверенность становилась всё крепче и безрадостней.
Внутри меня образовалась огромная, хрупкая дыра, и я не мог обдумать это или как-то справится с той зияющей пустотой, которую раньше никогда не ощущал. Я не мог утверждать, что это была острая тоска, которая всегда выбивала меня из колеи, как человека любящего потакать своим желаниям, однако весь день я прожил в сиропе беспокойного страха и поэтому был совершенно неловок.
Куда делся мой Пассажир? И почему он ушёл? Вернётся ли он? А эти вопросы неизбежно приводили к более волнующим рассуждениям: Кто такой этот Пассажир и почему он пришёл ко мне в первый раз?
Немного приводило в чувство размышление о том, насколько сильно я отделяю того, кто внутри меня, от своего Я - или всё-таки мы одно и то же? Возможно Тёмный Пассажир это всего лишь выдумка больного разума, сплетенная сеть для ловли крошечных бликов отфильтрованных действительностью, созданная чтобы защитить меня от собственной жуткой сущности. Вполне возможно. Я хорошо знаком с основами психологии и по истечении достаточно долгого времени пришёл к выводу, что я не вписываюсь в эти рамки. Со мной всё в порядке; я прекрасно живу и без особого внимания к своему имени.
Или жил до этого момента. И вдруг я остался один, и вещи перестали казаться конкретными и бескомпромиссными. И сначала, мне действительно надо было всё узнать.
Конечно же, не многие профессии предлагают оплаченное время для самоанализа, даже по такой теме как пропавший Тёмный Пассажир. Нет, Декстеру ещё следует разобраться с другой бедой. Особенно когда Дебора уже закусила удила.
К счастью, это была рутина. Я провёл утро со своими друзьями-ботаниками, прочёсывающими квартиру Халперна в поисках чего-нибудь указывающего на его вину. И ещё удачно сложилось то, что этих указателей было полно, так что реальной работы было не очень много.
В глубине его гардероба мы нашли окровавленный носок. Под кушеткой был теннисный туфель с соответствующим пятнышком сверху. В полиэтиленовом пакете в ванной была пара брюк с подпаленными отворотами на штанинах с ещё большим количеством кровавых пятен, подкопченных высокой температурой.
Возможно это и к лучшему, что все эти вещи не пришлось искать, так как Декстер сегодня был не слишком смышленым и энергичным. Я дрейфовал в сером тумане волнения, стоя в гардеробе, держа в руках грязный окровавленный носок и задавался вопросом - вернётся ли Пассажир только для того чтобы выдернуть меня в реальность. Если понадобится настоящее расследование, я не уверен, что смогу соответствовать своим собственным высоким стандартам.
К счастью в этом не было необходимости. Я никогда раньше не видел такого проявления очевидных и явных улик, у кого-то, кто имел, кстати, в запасе несколько дней, чтобы всё подчистить. Когда я радую себя своим маленьким хобби, я чистый, опрятный и совершенно непорочный уже через несколько минут; Халперн же прогулял несколько дней даже не позаботившись об элементарной предосторожности. Всё было почти слишком легко, и когда мы проверяли его машину, я отбросил все \"почти\". На подлокотнике переднего сидения был четко выраженный засохший отпечаток окровавленного пальца.
Конечно же, существовала ещё возможность, что наш лабораторный анализ покажет, что это куриная кровь и Халперн просто баловался невинным хобби, возможно в роли мясника-любителя домашней птицы. Так или иначе, я сомневался в этом. Совершенно ясно, что Халперн кому-то сделал нечто недоброе. И все же, одна маленькая мысль неотступно дёргала меня, мысль о том что всё слишком очевидно и слишком легко. Что-то здесь было не совсем правильно. Но так как у меня теперь не было Пассажира, который указал бы мне правильное направление, я всё держал при себе. В любом случае было бы жестоко разрушить счастливые надежды Деборы. Она практически сияла от удовлетворения, так как результаты уже пришли и Халперн всё больше и больше походил на нашего сумасшедшего.
Дебора практически пела, когда тянула меня на допрос к Халперну, что сдвинуло мою неловкость на новый уровень. Я наблюдал за ней пока мы шли в комнату, где нас ждал Халперн. Я едва могу вспомнить последний раз, когда видел её такой счастливой. Она даже забыла натянуть на себя маску вечного неодобрения. Это беспокоило, это было полным нарушением законов природы, как если бы на шоссе 95 все стали ездить медленно и осторожно.
\"Ну, Джерри\", начала она добродушно, когда мы сели напротив Халперна, \"Не расскажешь ли нам об этих двух девушках?\".
\"Нечего тут рассказывать\", ответил он. Он был очень бледен, почти зелёного цвета, однако выглядел намного решительней, чем когда мы его привезли. \"Вы ошиблись\", сказал он, \"Я ничего не делал\".
Дебора посмотрела на меня с улыбкой, покачала головой, и счастливо повторила, \"Он ничего не делал\".
\"А это возможно\", встрял я, \"Кто-то мог подложить окровавленную одежду, пока он высматривал почтальона\".
\"Так и было, Джерри? Кто-то подложил тебе в квартиру окровавленную одежду?\", обратилась она к нему.
Если такое возможно, то он словно ещё больше позеленел, \"Что окровавленное? О чём вы говорите?\".
Она улыбнулась ему, \"Джерри, мы нашли пару твоих штанов с пятнами крови. Они совпадают с кровью жертв. Мы также нашли носок и туфель опять же с пятнами крови. И ещё окровавленный отпечаток в твоей машине. Твой отпечаток, их кровь\". Дебора откинулась на сидении и сложив руки на груди, спросила, \"Это подтолкнёт твою память, Джерри?\".
Халперн начал трясти головой ещё когда Дебора начала говорить и продолжал трясти ею будто у него это странный рефлекс какой-то и он не замечает что он так делает. \"Нет. Нет. Это даже не…Нет\", бормотал он.
\"Нет, Джерри?\", поинтересовалась Дебора, \"Что значит это твоё нет?\".
Он всё ещё качал головой. Слеза скатилась по его лицу и капнула на стол, и я мог слышать, как тяжело он дышит. \"Пожалуйста\", проговорил он, \"Это сумасшествие какое-то. Я ничего не делал. Почему вы..? Это же чистый Кафка… Я ничего не делал\". Дебора обернулась ко мне и приподняла бровь, \"Кафка?\"
\"Он думает, что он таракан\", объяснил я ей.
\"Я, Джерри, простой коп и не знаю кто такой Кафка, но я узнаю конкретные улики, когда я их вижу. И знаешь что, Джерри? Я их вижу по всей твоей квартире!\", сказала Дебора.
\"Но я ничего не делал\", защищался он.
Дебора пожала плечами, \"ОК, тогда помоги мне. Как всё это могло попасть к тебе в квартиру?\"
\"Это сделал Уилкинс\", вскрикнул он, и удивился, будто сказал это кто-то другой.
\"Уилкинс?\", обратилась ко мне Дебора.
\"Профессор, кабинет, которого следующий по коридору?\", припомнил я.
\"Да, точно\", Халперн вдруг заволновался и наклонился вперед, \"Это был Уилкинс. Это должен быть он\".
\"Это сделал Уилкинс\", повторила Дебора, \"Он одел твою одежду, убил девушек, а потом вернул одежду в твою квартиру\".
\"Да, именно так\"
\"Почему он это сделал?\"
\"У нас у обоих кончается контракт. Только один сможет его продлить\", сказал он.
Дебора посмотрела на него так, будто он предложил ей поплясать нагишом. \"Контракт\", наконец молвила она с интересом в голосе.
\"Точно. Очень важный момент в любой академической карьере\", продолжал он обороняясь.
\"Достаточно важный, чтобы пойти на убийство?\", спросил я.
Он просто смотрел на пятно на столе, \"Это был Уилкинс\".
Дебора глазела на него целую минуту взглядом любящей тётушки на любимого племянника. Он несколько секунд смотрел на неё, потом моргнул, посмотрел на стол, на меня и снова на стол. Когда молчание затянулось, он снова глянул на Дебору. \"Хорошо, Джерри, если это всё что ты можешь сказать, то позвони своему адвокату\", посоветовала Дебора.
Он вытаращился на неё, и, казалось, был не в состоянии что-либо сказать, поэтому Дебора встала и пошла к двери, и я последовал за ней.
\"Мы его взяли. Этот сукин сын готов. Гейм, сет, матч\", сообщила она мне в коридоре.
Он была такой радостной, что я не удержался, \"Если это был он\".
Она лучезарно мне улыбнулась, \"Конечно же это был он, Декс. Господи, не придирайся. Ты проделал большую работу и мы впервые взяли нужного парня сразу же\".
\"Думаю, да\", вздохнул я.
Она вскинула голову и уставилась на меня, всё ещё самодовольно улыбаясь, \"В чём дело, Декс? Замотался со свадьбой?\"
\"Ничего не случилось\", сказал я, \"Жизнь на Земле как никогда совершенна и удовлетворительна. Мне просто…\", и тут же заколебался, так как сам ещё не понимал что там у меня просто. Просто было некое непоколебимое и неоправданное чувство, что что-то здесь не так.
\"Я знаю, Декс\", сказала она сладким голоском, который показался даже неприятным, \"Это кажется слишком легким, правильно? Но только подумай обо всём этом дерьме, с которым мы сталкиваемся каждый день в других делах. Если порассуждать, то время от времени мы должны находить лёгкий путь, не так ли?\"
\"Не знаю. Просто чувствуется, что что-то здесь не правильно\", пробормотал я.
Она фыркнула, \"С тем количеством улик, которое есть на этого парня, никого не заботит что там чувствуется, Декс. Почему бы тебе не остыть и не порадоваться хорошо проделанной работе?\"
Я уверен, что это был правильный совет, но я не мог ему последовать. Хоть мне никто и не нашептывал реплики, но я должен был что-то сказать. \"Кажется, он не лгал\", довольно невнятно пробормотал я.
Дебора пожала плечами, \"Он псих. Это уже не моя проблема. Он это сделал\"
\"Но если он психически болен, почему его прорвало вот так вдруг? То есть, ему тридцать с хвостиком, и это первый раз, когда он что-то натворил? Не стыкуется\".
Она хлопнула меня по плечу и снова улыбнулась, \"Дельное замечание, Декс! Почему бы тебе не влезть в свой компьютер и не поискать на него информацию? Бьюсь об заклад, мы что-нибудь раскопаем\". Она глянула на часы, \"Ты сможешь этим заняться сразу после пресс-конференции, лады? Пошли, нельзя опаздывать\".
И я покорно за ней поплёлся, удивляясь, как я быстро нахожу себе дополнительную работу.
Фактически, пресс-конференция это бесценный дар, который был предоставлен Деборе, ведь обычно капитан Мэтьюз не отдавал её с лёгкостью. Это был первый раз, когда она создавала свою собственную шумиху в СМИ в роли ведущего детектива, и она явно где-то подучилась тому, как говорить и как выглядеть для вечерних новостей. Она стёрла с лица улыбку и другие эмоции и говорила категоричными предложениями прекрасного полицейского. Только тот, кто знал её так же хорошо как я, мог сказать что, за этой деревянной маской скрывалось огромное и нетипичное счастье.
Итак, я стоял позади всех и наблюдал, как моя сестра сделала ряд блестящих заявлений, уверенно добавив, что она арестовала подозреваемого в отвратительных убийствах в университете, и как только она узнает, виновен ли он, ее дорогие друзья из СМИ будут среди первых, кому сообщат об этом. Она была явно горда и счастлива, и с моей стороны было бы совершеннейшей подлостью даже намекнуть, что в виновности Халперна есть сомнения, особенно учитывая, что я не знал, что это должно быть - и было ли вообще что-то.
Она почти была права - Халперн был виновен, а я был глупым и сварливым, отбросил вагон явных доказательств, и всё из-за ухода Пассажира. Эхо его отсутствия доставляло мне беспокойство, а ведь не было никаких сомнений относительно подозреваемого, что в сущности для меня не имело никакого значения. Конечно же, почти не имело…
И снова это почти. Я до этого момента жил жизнью абсолюта - у меня не было опыта с этим \"почти\", и то, что уже не было внутри того уверенного голоса, который подскажет что есть что без сомнений и замешательства, тревожило и сильно мешало. Я начал понимать насколько я беспомощен без Тёмного Пассажира. Даже в моей повседневной работе ничего уже не было просто.
Вернувшись в свой закуток, я сел на стул, откинулся на спинку и закрыл глаза. Есть тут кто-нибудь? Спросил я с надеждой. Никого нет. Только пустота, которая начинала причинять боль, что приходит после оцепенелого удивления. Отвлекаясь на работе, всё же ничего не останавливало меня от самоуглубленной жалости к самому себе. Я был один в темноте, то есть в мире полном подобных мне ужасных существ. Или, по крайней мере, таких, каким я привык быть.
Куда ушёл Пассажир и почему он куда-то ушёл? И если что-то его действительно напугало, что он даже удрал, что это могло быть? Что могло напугать существо, которое живет в темноте и фактически оживает только когда нож в работе?
И это привело к совершенно новой и нежелательной мысли: если это гипотетическое нечто напугало Пассажира - оно его изгнало насовсем? Или же оно все ещё идет по моему следу? Был ли я в опасности, без возможности защитить себя - без способа узнать есть ли угроза за спиной до тех пор, пока слюна хищника не упадет на мою шею?
Я всегда слышал что новый опыт это хорошо, но то что происходит со мной это чистой воды пытка. Чем больше я думал об этом, тем меньше понимал, что со мной происходит, и тем больнее это было.
Хорошо, я знаю верное средство от страданий, и это усердная работа над чем-нибудь бесполезным. Я развернулся к компьютеру и начал действовать.
Всего через несколько минут я уже знал всю подноготную доктора психологии Джеральда Халперна. Конечно же, это было немного сложнее, чем просто набрать имя Халперна в Гугле. Были, например, закрытые файлы протоколов суда, на открытие которых ушло почти 5 минут. Но когда я их открыл, я понял что это стоило затраченных усилий, и задумался, Так так, так…  И так как я был совершенно один в своем закутке, и никто не мог слышать мои задумчивые высказывания, я произнес вслух, \"Так, так, так\".
Отчеты об усыновлении были достаточно интересны - не только потому что я чувствовал некую схожесть детства Хелперна с моим прошлым без родителей. Мне более чем повезло попасть в семью к Гарри, Дорис и Деборе, в отличии от Халперна, который порхал из семьи в семью, пока не приземлился в Сиракузском университете.
Намного интересней, однако, был файл, который никто, как предполагалось, не мог открыть без ордера и постановления суда, и каменной скрижали из рук Господа. И когда я его дважды перечитал, моя реакция была намного глубже. \"Так, так, так\", пробормотал я, слегка обеспокоенный звуками собственного голоса, отлетавшего от стен моего маленького пустого офиса. И так как серьезные открытия всегда более существенны в присутствии аудитории, я взял телефон и позвонил сестре.
Через несколько минут она влетела в мою каморку и села на складной стул. \"Что ты нарыл?\", спросила она.
\"У доктора Джералда Халперна есть секреты в прошлом\", осторожно произнес я, так чтобы она не смогла допрыгнуть до меня и задушить в обьятиях.
\"Мне это известно\", нетерпеливо сказала она, \"Что он натворил?\"
\"Не так важно что он натворил\", продолжил я, \"В данном случае важно что творили с ним\".
\"Хватит кружить вокруг да около!\", прервала она, \"Так что там?\"
\"Начнём с того что он фактически сирота\".
\"Кончай Декс, переходи к сути\".
Я поднял руку чтобы успокоить её, но было очевидно что это не сработало, так как она стала барабанить костяшками пальцев по столу. \"Я пытаюсь нарисовать чёткую картину, сестричка\", сказал я спокойно.
\"Рисуй побыстрее\", буркнула она.
\"Хорошо. Халперн попал в систему усыновления Нью-Йорка, когда его нашли живущим в коробке под автострадой. Нашли и его родителей, которые, к сожалению, были мертвы от недавнего и пренеприятного насилия. Которое, кажется было вполне заслуженным\".
\"Что, к чёрту, это всё значит?\"
\"Родители сдавали его педофилам\", объяснил я.
\"Господи!\", выдохнула Дебора и было заметно что она шокирована. Это было чересчур даже по стандартам Майами.
\"И Халперн ничего не помнит из этих лет. У него сработал блок из-за стресса, так говорится в файле. Это имеет смысл. Такая блокировка была вероятно условным рефлексом на повторяющуюся травму\" сказал я, \"Такое может случиться\".
\"Вот, бля\", Выругалась Дебора и я мысленно поаплодировал её элегантности. \"Так значит, он забывает все это дерьмо. Надо признать, что могут быть приступы. Девушка пытается принудить его к сексу, а он уже на нервах от того, что срок контракта подошёл - итак, он под влиянием стресса убивает её и не помнит этого\".
\"Есть ещё парочка моментов\", произнёс я, и признаюсь, наслаждался драматическим эффектом немного дольше чем этого требовалось. \"Во-первых, смерть его родителей\".
\"А что с ней?\", спросила она без всякой театральщины.
\"Их головы были отрублены и дом сожжён\", рассказал я.
Дебора выпрямилась. \"Дерьмо\", пробормотала она.
\"Я тоже так думаю\".
\"Чёрт тебя побери Декс, это же здорово! Его задница в наших руках!\", обрадовано воскликнула она.
\"Ну, это подходит по всем параметрам\", подтвердил я.
\"Безусловно это так!\", уверенно сказала она, \"Так это он убил родителей?\"
Я пожал плечами. \"Они ничего не смогли доказать. Если бы смогли, Халперн был бы осуждён. Это было так жестоко, что никто не мог поверить, что это сделал ребёнок. Но они уверены, что он был там и видел что случилось\".
Она пристально посмотрела на меня, \"Так что здесь не так? Ты по прежнему думаешь что он не делал этого? Наверняка у тебя что-то есть на уме, верно?\"
Это задело меня за живое, даже больше чем ожидалось, и я прикрыл глаза на секунду. Внутри по-прежнему не было ничего кроме тьмы и пустоты. Мои знаменитые догадки, конечно, были основаны на том, что мне нашёптывал Тёмный Пассажир, а ввиду его отсутствия, я понятия не имел что делать. \"У меня в последнее время нет никаких новых догадок\", признался я, \"Просто что-то беспокоит меня в этом деле. Что-то…\"
Я открыл глаза и увидел, что Дебора уставилась на меня. Впервые за сегодняшний день в её выражении появилось что-то не игриво-счастливое, и в какой-то момент я подумал, что она меня спросит в порядке ли я и что всё это значит. Я не знал, что ей ответить если она всё же спросит меня об этом, так как Темный Пассажир это была не та тема о которой я мог говорить, и идея поделится с кем-нибудь мыслями о нём меня беспокоила.
\"Я не знаю\", слабо отбивался я, \"Просто что-то кажется неправильным\".
Дебора мягко улыбнулась. Я чувствовал бы себя более непринужденно, если бы она брюзжала и посоветовала мне не страдать фигнёй, но она улыбнулась и протянув руки через стол, погладила меня. \"Декс, явных улик более чем достаточно. Биография подходит. Мотив ясен. Ты признаешь что у тебя нет никаких из твоих… догадок\". Она подняла голову, всё ещё улыбаясь, и меня это ещё больше смутило. \"Это справедливо, братик. Что бы тебя не беспокоило, не связывай это с нашим делом. Он сделал это, мы его поймали вот и всё\". Она выпустила мои руки, прежде чем кто-нибудь из нас разрыдался. \"Однако я немного о тебе беспокоюсь\".
\"Я в порядке\", сказал я так фальшиво, что и сам себе не поверил.
Дебора долго на меня смотрела, а потом встала, \"Хорошо. Для тебя я всегда рядом, если вдруг понадоблюсь\", и развернувшись вышла.
Каким-то образом я протащился сквозь серый туман трудового дня и закончил его у Риты дома, где этот туман превратился в желе пониженной чувствительности. Я не знал, что мы ели на ужин и даже кто что говорил. Единственное к чему я прислушивался, это звук возвращения Пассажира, а его всё не было. Поэтому я проплавал в автоматическом режиме весь вечер и наконец попал в кровать, всё еще пребывая Унылым Пустым Декстером.
Меня сильно удивило то, что я узнал - сон не приходит к людям автоматически, даже к такому получеловеку, каким я становился. Другой я, Декстер из Тьмы, прекрасно и с лёгкостью засыпал, просто ложился, закрывал глаза и \"Раз, два, три. ПОЕХАЛИ\". Вуаля, вот и сон.
Но Новой Модели Декстера не так повезло.
Я метался, крутился, я приказывал жалкому себе сейчас же, без промедления заснуть, и всё напрасно. Я не мог заснуть. Я мог только лежать с широко раскрытыми глазами и удивляться.
И поскольку ночь тянулась, я предался ужасному и тоскливому самоанализу. Я заблуждался всю жизнь? Что если я не был Лихим Беспощадным Декстером с его Осторожным Партнёром-Пассажиром? Что если на самом деле я был простым Тёмным Водителем, которому позволили жить в маленькой комнатке большого дома, взамен позволяя возить хозяина на его рандеву? И если в моих услугах больше не нуждаются и хозяин съехал, то кто же я теперь? Кем я был, если Я это не Я?
Это была грустная мысль и она не делала меня счастливее. А также не помогала заснуть. Так как я уже основательно повертелся и совсем не устал, теперь я сконцентрировался на перекатывании с боку на бок, с таким же результатом. Но, в конце концов, около половины четвертого утра, я должно быть нашёл удачную комбинацию этих бессмысленных телодвижений и провалился в поверхностный, неуютный сон.
Звук и запах приготовления бекона разбудили меня. Взглянул на часы - 8.32, это позже чем я когда-либо вставал. Но сегодня, конечно же, была суббота. Рита позволила подремать моему несчастному бессознательному. И теперь она вознаграждала меня за возвращение из мира сна обильным завтраком. Йахуу!
Завтрак действительно вывел из меня немного горечи. Действительно очень трудно поддержать чувство полной личной бесполезности и чрезвычайной депрессии, когда ты полон еды и я бросил это делать на половине великолепного омлета.
Коди и Астор естественно уже давно бодрствовали - субботнее утро для них это неограниченный просмотр телевизора и они обычно использовали это время в своих интересах, чтобы посмотреть кучу мультиков, что конечно было бы невозможно если бы они узнали что такое ЛСД. Они даже не заметили меня, когда я прошёл мимо них на кухню, и они оставались приклеенными к изображению говорящей посуды на экране, пока я заканчивал завтрак, пил кофе и решал дать жизни еще один день, чтобы прийти в себя.
\"Всё хорошо?\", спросила Рита, как только я поставил кофейную кружку на стол.
\"Омлет был прекрасен\", ответил я, \"Спасибо\".
Она улыбнулась и привстала со стула чтобы поцеловать меня в щёку, прежде чем бросить всю посуду в раковину и начать мыть. \"Помни, ты обещал сводить куда-нибудь сегодня Астор и Коди\", сказала она сквозь шум льющейся воды.
\"Я это говорил?\"
\"Знаешь, Декстер, у меня сегодня утром примерка. Моё свадебное платье. Я тебе говорила об этом несколько недель назад, и ты согласился присмотреть за детьми, пока я схожу к Сюзан на примерку, а потом мне действительно нужно к флористу и заняться некоторыми приготовлениями, возможно Винс мне поможет, он сказал что у него есть друг\".
\"Сомневаюсь\", пробормотал я, думая о Мэнни Борке, \"Только не Винс\".
\"Но я сказала нет, спасибо. Я надеюсь, что это ничего?\"
\"Прекрасно\", сказал я, \"У нас есть один дом для продажи, чтобы оплатить всё это\".
\"Я не хочу задевать самолюбие Винса, и уверена, что его друг замечателен, но я всегда ходила к Гансу за цветами, и он был бы убит горем, если бы я заказала цветы на свадьбу где-то в другом месте\".
\"Ладно\", успокоил я её, \"Я присмотрю за детьми\".
Я надеялся на шанс посвятить некоторое время собственным страданиям и найти способ решить проблему отсутствия Пассажира. Так как затея провалилась, было бы лучше просто немного расслабиться, даже может быть урвать кусочек драгоценного сна, который я не получил сегодняшней ночью, и это было моё священное право.
В конце концов, была суббота. Многие уважаемые религии и профсоюзы, как известно, рекомендовали использовать субботу для расслабления и личного роста; для того, чтобы провести время вдалеке от беспокойной сумятицы, в заслуженном отдыхе и расслаблении. А Декстер был теперь более или менее семейным мужчиной, что, как я понял, изменило многое. И Рита закрутилась, как торнадо с белокурой чёлкой, с разными свадебными приготовлениями, так что это был явный приказ для меня, чтобы собрать Коди и Астор и утащить их из этой свистопляски в убежище санкционированное обществом как соответствующее для взрослого и ребенка, проводящих вместе время.
После тщательного рассмотрения моих вариантов, я выбрал Музей Науки и Планетарий Майами. В конце концов, там будет полно других семейных групп, которые поддержат мой обман - и сами также будут обманывать окружающих. С тех пор как кто-то запланировал ступить по Тёмному Пути, следует помнить что чем ты ненормальней, тем важнее казаться нормальным.
И поход в музей с Любящим Папочкой Декстером был самым что ни на есть нормальным для всех троих. В этом также была и ещё одна отличительная черта - то что официально Хорошо Для Них имеет большое преимущество, и совсем неважно насколько сильно они пытаются отвертеться от этого.
Таким образом, мы втроём загрузились в мой автомобиль и поехали на север шоссе Ю.С.1, обещая вихрем крутящейся Рите, что мы возвратимся к обеду целыми и невредимыми. Я проехал по Коконат Дроув и перед Рикен Козвей повернул на парковку перед музеем. Тем не менее мы не пошли послушно в этот прекрасный музей. На парковке Коди вышел из машины и просто встал. Астор какое-то время посмотрела на него и повернувшись ко мне, спросила, \"Почему мы должны туда идти?\"
\"В образовательных целях\", ответил я ей.
\"Фу\", сказала она, и Коди кивнул в знак согласия.
\"Важно чтобы мы вместе проводили время\", объяснял я.
\"В музее?\", задала вопрос Астор, \"Это жалко\".
\"Какое интересное слово\", удивился я, \"Где ты его услышала?\"
\"Мы не пойдём туда\", продолжила она, \"Мы хотим заняться делом\".
\"Вы когда-нибудь были в музее?\"
\"Н-е-т\", произнесла она это слово в три высокомерных звука, как может только десятилетняя девочка.
\"Ну, вы можете удивиться. Вы действительно чему-нибудь научитесь\".
\"Это не то, что мы хотим изучать\", настаивала она, \"Не в музее\".
\"А что вы хотели бы изучать?\", спросил я, и удивился что смог произнести это как очень терпеливый взрослый.
Астор скорчила рожицу, \"Ты знаешь. Ты обещал на показать всякое\".
\"Откуда вы знаете, что я этого не сделаю?\"
 Секунду она неуверенно смотрела на меня, затем обернулась к Коди. Чтобы они там не хотели сказать друг другу, слова им не потребовались. Через мгновение она обернулась ко мне, вся деловая и самоуверенная, \"Ни за что\".
\"А что вы знаете о том, что я собираюсь вам показать?\"
\"Декстер, зачем бы мы просили тебя показать нам это?\"
\"Потому что вы об этом ничего не знаете, а я знаю\".
\"Тоже мне, новость!\".
\"Ваше образование начинается в том здании\", сказал я с самым серьёзным видом, \"Следуйте за мной и учитесь\". Я посмотрел на них какое-то время, наблюдая, как растёт их неуверенность, потом повернулся и направился к музею. Возможно я был несколько раздражён из-за ночи без сна, и я не был уверен, что они последуют за мной, но я должен был сразу же установить основные правила. Они должны были делать так, как я велю, так же как я давным-давно понял, что надо слушаться Гарри и делать то что он велит.

ГЛАВА 15
ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЛЕТ ВСЕГДА НЕЛЕГКИЙ ВОЗРАСТ, ДАЖЕ ДЛЯ искусственных людей. В этом возрасте природа берет своё, и даже когда четырнадцатилетний, о котором идет речь больше заинтересован в клинической биологии, чем в росте популярности среди одноклассников из Понс де Леон Джуниор Хай, природа всё равно правит железной рукой.
Одним из категорических императивов пубертатного периода, относящихся даже к молодым монстрам является то, что никто старше двадцати ничего не понимает. И поскольку Гарри тогда было уже далеко за двадцать, я вступил в краткий период протеста против его безрассудных ограничений моих вполне естественных и полезных желаний нарубить моих одноклассников на маленькие кусочки.
Гарри разработал изумительно логичный план, как научить меня сливаться с окружением, и обращаться с вещами - или людьми – аккуратно и правильно. Но логика ничто по сравнению с желанием Тёмного Пассажира впервые расправить свои крылья, сломать прутья клетки, вылететь на свободу и броситься на жертву, словно удар молнии из острой стали.
Гарри знал так много вещей, которым мне нужно было научиться, чтобы стать благополучным и тихим мной, чтобы превратиться из дикого расцветающего чудовища в Темного Мстителя: как притворяться человеком, как действовать уверенно и осторожно, как наводить порядок потом. Он знал всё это так, как мог знать только старый полицейский. Я понял это, но тогда – тогда всё это  казалось таким скучным и необязательным.
В конце концов Гарри не мог действительно знать всё. Он не мог знать, например, о Стиве Гонсалесе, особенно прелестном образце человеческого подростка, который привлёк моё внимание.
Стив был выше меня, и на год или два старше; у него уже было нечто на верхней губе, что он называл усами. Он был в моем классе по физкультуре и считал своим священным долгом сделать мою жизнь настолько несчастной, как только возможно. Если он не ошибался, то Бог должен был быть польщён теми усилиями, которые он для этого прикладывал.
Это было задолго до того, как Декстер превратился в живой Ледяной Куб, и некоторое количество пыла и жестоких чувств ещё кипело во мне. Они требовали помочь Стиву и вывести его на новые вершины творческой энергии в его преследовании кипятящегося юного Декстера. Мы оба знали, что это может закончиться только одним способом, но к сожалению для него, не тем, который имел в виду Стив.
Итак, однажды в полдень, некий к несчастью трудолюбивый уборщик ввалился в кабинет биологии Понс де Леон, и обнаружил Декстера и Стива, разбирающихся со своим личным конфликтом. Это был не тот классический школьный мордобой - ругательства и размахивание кулаками - который скорее всего имел в виду Стив. Но он не смог противостоять молодому Темному Пассажиру, так что уборщик обнаружил надежно примотанного к столу скотчем Стива с заклеенным клейкой лентой ртом, и стоящего над ним со скальпелем в руке Декстера,  который пытался вспомнить тот урок по биологии, когда они препарировали лягушку.
Гарри приехал за мной на полицейской машине и в униформе. Он выслушал возмущенного зам.директора, который описал сцену, ссылаясь на записи в записной книжке, и потребовал у Гарри ответа, что он собирается с этим делать. Гарри просто смотрел на зам.директора, пока его слова не начали стихать до полной тишины. Он посмотрел на него еще минуту для эффекта, и перевёл свои холодные синие глаза на меня.
\"Ты сделал то, что он сказал, Декстер?\" спросил он меня.
Не было никакой возможности уклониться от ответа или солгать под давлением этого взгляда. \"Да,\" ответил я, и Гарри кивнул.
\"Вот видите?\" возмутился зам.директора. Он порывался сказать что-то ещё, но Гарри оглянулся на него и он снова замолк.
Гарри обернулся ко мне. \"Почему?\"
\"Он меня доставал.\" Это прозвучало как-то хиловато, даже для меня, так что я добавил, \"Часто. Все время.\"
\"И, ты приклеил его к столу,\" произнес он почти без выражения.
\"Угу.\"
\"И взял скальпель.\"
\"Я хотел, чтобы он прекратил,\" сказал я.
\"Почему ты никому не сказал?\" спросил Гарри.
Я пожал плечами, что было значительной частью моего словарного запаса в те дни.
\"Почему ты не сказал мне?\"
\"Я сам мог об этом позаботиться,\"
\"Похоже, что ты не так уж хорошо позаботился об этом,\" сказал он.
Поскольку я не мог на это возразить, вполне естественно, что я уставился себе под ноги. Их созерцание мало что могло добавить к дискуссии, так что я снова посмотрел на них. Гарри всё ещё наблюдал за мной немигающим взглядом. Он не выглядел рассерженным, и я его практически не боялся, что каким-то образом делало ситуацию ещё более дискомфортной.
\"Мне очень жаль,\" Произнёс я наконец. Я не был уверен что мне действительно жаль - что касается этого, я вообще не уверен, что могу сожалеть о чем-либо. Но кажется это была подходящая вежливая реплика, и больше ничего не всплыло из глубин моего подросткового мозга, набитого бурлящей кашей из гормонов и неуверенности. И хотя я был уверен, что Гарри не поверил в моё раскаяние, он снова кивнул.
\"Пошли отсюда,\" сказал он.
\"Минуточку,\" возмутился зам.директора. \"У нас ещё есть, что обсудить.\"
\"Вы имеете в виду тот факт, что вы позволили известному хулигану травить моего мальчика, пока их конфликт не вышел из-под контроля? Сколько раз того, другого мальчика призывали к порядку?\"
\"Дело не в этом\" попытался возразить зам.директора.
\"Или мы поговорим о том, что вы оставили скальпели и другое опасное оборудование незапертыми и легко доступными для учеников в классе без присмотра?\"
\"Но, офицер…\"
\"Вот что я вам скажу,\" произнёс Гарри. \"Я обещаю игнорировать ваше чрезвычайно скудное участие в этом деле, если вы согласитесь приложить все усилия, чтобы исправиться.\"
\"Но этот мальчик…\" попытался продолжить он.
\"Я разберусь с этим мальчиком,\" сказал Гарри. \"А вы разберетесь с исправлением этих вещей, чтобы мне не пришлось звонить в школьный совет.\"
И это, конечно, было так. Никто не мог противостоять Гарри, будь то подозреваемый в убийстве, президент Ротари Клуб, или юный монстр. Зам.директора несколько раз открыл и закрыл свой рот, но не смог извлечь ни звука, кроме комбинации брызг с прочисткой горла. Гарри минуту смотрел на него, затем повернулся ко мне. \"Пошли,\" повторил он.
Гарри молчал на всем пути до автомобиля, и эта тишина не была дружелюбной. Он не произнес ни слова, когда мы выехали из школы и повернули на север по Дикси Хайвей вместо того, чтобы объехать вокруг школы в сторону Гранады, на Харди и к нашему маленькому домику на Гроув. Я смотрел на него, когда он сворачивал, но он все еще молчал, и выражение на его лице не располагало к разговорам. Он смотрел прямо вперед на дорогу и ехал - быстро, но не настолько чтобы включать сирену.
Гарри повернул налево на 17-ю авеню, и несколько иррациональных мгновений я думал, что он везет меня в Оранж Боул. Но мы миновали поворот к стадиону и продолжали ехать, над Майами Ривер, затем вправо на Норд Ривер Драйв, и теперь я понял, куда мы направляемся, но не понимал зачем. Гарри всё ещё не говорил ни слова и не смотрел в моем направлении, и я начинал чувствовать определенное давление, наползающее со стороны полудня, и не имевшее ничего общего с грозовыми тучами, которые начинали собираться на горизонте.
Гарри припарковал машину и наконец произнёс: \"Наружу.\" Я посмотрел на него, но он уже выходил из автомобиля, так что я тоже вышел, и смиренно последовал за ним в место заключения.
Гарри здесь отлично знали, как и везде, где могли знать хорошего полицейского. Его сопровождали приветствия \"Гарри!\" и \"Эй, сержант!\" на всём пути через приемную и по коридору ведущему к камерам. Я просто тащился за ним с нарастающим жутким дурным предчувствием. Зачем Гарри привёз меня в тюрьму? Почему он не отругал меня, не сказал, как он во мне разочарован, не придумал для меня суровое, но справедливое наказание?
Он не сделал ничего подобного и игнорировал все мои попытки завести разговор. Итак, следовал за ним. Наконец, мы остановились возле одного из охранников. Гарри приблизился к нему и тихо заговорил; охранник посмотрел на меня, кивнул, и провел нас в конец тюремного блока. \"Он здесь,\" сказал охранник. \"Наслаждайтесь.\" Он кивнул на номер камеры, окинул меня коротким взглядом, и ушел, оставив нас с Гарри в неуютной тишине.
Гарри сперва не сделал ничего, чтобы прервать тишину. Он повернулся и посмотрел внутрь камеры, и бледный человек внутри зашевелился, встал и подошел к решетке. \"Кого я вижу – сержант Гарри!\" радостно воскликнул он. \"Как дела, Гарри? Как мило, что ты заскочил.\"
\"Привет, Карл,\" ответил Гарри. Наконец он повернулся ко мне и добавил: \"Это - Карл, Декстер.\"
\"Какой ты красивый парень, Декстер,\" сказал Карл. \"Рад с тобой познакомиться.\"
Глаза Карла смотревшие на меня были яркими и пустыми, но за ними я увидел намёк на огромную тёмную тень, и что-то во мне дернулось и попыталось ускользнуть от большой свирепой штуки, живущей там, за решеткой. Он не был особенно высок или свиреп на вид – у него была даже  приятная внешность: аккуратно причесанные белокурые волосы и тому подобное - но было в нём что-то, что тревожило меня.
\"Карла привезли вчера,\" сказал Гарри. \"Он убил одиннадцать человек.\"
\"О, ну,\" скромно произнёс Карл, \"более или менее.\"
За пределами тюрьмы громыхнул раскат грома и пошел дождь. Я смотрел на Карла с настоящим интересом; теперь я знал, что взбудоражило моего Тёмного Пассажира. Мы только начинали, а здесь был кто-то, кто уже побывал там и вернулся, одиннадцать раз, более или менее. Впервые я понял, как мои одноклассники из Понса чувствовали бы себя, встретившись лицом к лицу с квотербеком НФЛ.
\"Карл любит убивать людей,\" прозаично добавил Гарри. \"Ведь так, Карл?\"
\"Это помогало мне занять время,\" радостно ответил Карл.
\"До тех пор, пока мы тебя не поймали,\" прямо сказал Гарри.
\"Ну, да, это конечно. До тех пор… \" он пожал плечами и фальшиво улыбнулся Гарри, \"было весело, пока оно длилось.\"
\"Ты был небрежен\" сказал Гарри.
\"Да,\" согласился Карл. \"Откуда я знал, что полиция будет такой тщательной?\"
\"Как ты это сделал?\" Сболтнул я.
Карл ответил \"Это не так трудно.\"
\"Нет, в смысле - мм, как ты это сделал?\"
Карл испытующе посмотрел на меня, и я почти услышал мурлыканье из тени позади его глаз. На мгновение наши взгляды скрестились и мир наполнился черной песнью двух хищников, столкнувшихся над одной маленькой беспомощной жертвой. Наконец Карл произнёс \"Ну, ну. Неужели?\" Он повернулся к Гарри как раз когда уже был готов начать извиваться. \"Так я должен был стать предметным уроком, - не так ли, сержант? Напугать твоего мальчика, и направить его на узкий путь добра?\"
Гарри ответил безмолвным, ничего не выражавшим взглядом.
\"Ну, боюсь, что должен огорчить тебя, но не существует способа сойти с этого конкретного пути, дорогой бедняга Гарри. Когда ты имеешь дело с этим, оно остаётся с тобой на всю жизнь, и возможно после неё, и ни ты, ни я, ни твой дорогой ребенок ничего не сможет с этим поделать.\"
\"Кое-что сможет,\" сказал Гарри.
\"Вот как,\" произнёс Карл, и медленное черное облако словно вздыбилось вокруг него, оскалившего зубы в улыбке, и протянуло свои крылья к нам с Гарри. \"И что же именно, ответь, умоляю тебя?\"
\"Не попадаться,\" ответил Гарри.
Чёрное облако замерло на мгновение, затем втянулось назад и исчезло \"О Боже,\" простонал Карл. \"Как бы я хотел уметь смеяться.\" Он медленно потряс головой из стороны в сторону. \"Ты серьезно, не так ли? О Боже. Какой ты замечательный папа  - сержант Гарри.\" И он улыбнулся нам такой широкой улыбкой, что она выглядела почти искренней.
Гарри перевёл свой полный синего льда взгляд на меня.
\"Он попался,\" сказал мне Гарри, \"потому что не понимал, что делал. И теперь он попадёт на электрический стул. Потому что он не знал, как работает полиция. Потому что,\" абсолютно не мигая и ровным голосом добавил Гарри, \"у него не было подготовки.\"
Я посмотрел на Карла, наблюдающего за нами слишком яркими пустыми мертвыми глазами через толстые прутья решетки. Попался. Повернулся к Гарри. \"Я понял,\" сказал я.
И я понял.
Это стало концом моего подросткового протеста.
И только сейчас, спустя так много лет – замечательных лет, полных резни, хруста костей и пряток от правосудия - я на самом деле понял, как замечательно Гарри обыграл моё знакомство с Карлом. Я не надеюсь, что когда-нибудь достигну его уровня исполнения - в конце концов, Гарри руководствовался чувствами, которых у меня никогда не было - но я могу последовать его примеру и заставить Коди и Астор подчиняться правилам. Я должен сыграть, так же как и Гарри.
Они либо пойдут за мной, либо нет.

ГЛАВА 16
ОНИ ПОШЛИ.
Музей был переполнен группами любопытных граждан в поисках знаний – или, может быть, туалета. Большинству посетителей было где-то от двух до десяти и казалось, что на семь детишек здесь только один взрослый. Они с одинаково громким каркающим звуком носились вперёд-назад мимо витрин как великое красочное скопление попугаев, несмотря на то, что всё это звучало на трёх языках. Международный язык детей.
Коди и Астор казались немного напуганными толпой и держались поближе ко мне. Это был приятный контраст по отношению к их авантюрному духу БезДекстера, который, кажется, управлял ими остальную часть времени, и я попытался использовать это в своих интересах, немедленно направив их к витрине с пираньями.
\"Как они выглядят?\", спросил я их.
\"Отвратительно\", тихо сказал Коди, не мигая уставившись на многочисленные зубы рыбок.
\"Это пираньи\", объяснила Астор, \"Они могут съесть целую корову\".
\"Если бы вы плавали и увидели пираний, что бы вы сделали?\", спросил я.
\"Убил\", отрезал Коди.
\"Их очень много\", вновь пустилась в объяснения Астор, \"Нужно от них убежать, и никогда больше не приближаться\".
\"Итак, когда вы увидите этих злобных рыбок, вы или убьёте их или убежите?\", задал я вопрос. Они оба закивали. \"Если бы рыбы были действительно разумны, как люди, что бы они сделали?\"
\"Замаскировались бы\", хмыкнула Астор.
\"Точно\", подтвердил я и даже Коди улыбнулся. \"Какую маскировку вы предлагаете? Бороду или парик?\"
\"Декс-тер\", фыркнула Астор, \"Это рыбы. Рыбы не носят бороды\".
\"О, значит они всё ещё хотят выглядеть как рыбы?\"
\"Конечно\", ответила она таким тоном, словно я был слишком тупым, чтобы понимать простые слова.
\"И какими рыбами они хотят быть? Большими? Как акулы?\", продолжал я задавать вопросы.
\"Нормальными\", ответил Коди. Его сестра посмотрела на него и кивнула.
\"Такими как большинство вокруг\", подхватила она, \"Такими, чтобы не испугать тех, кого они хотят съесть\".
\"Ага!\"
Они оба в молчании рассматривали рыб ещё некоторое время. Первым всё понял Коди. Он нахмурился и посмотрел на меня. Я ободряюще улыбнулся. Он что-то прошептал Астор, которая выглядела поражённой. Она открыла было рот чтобы сказать что-то, но остановилась.
\"Да ну?\", вы
рвалось у неё.
\"Именно\", подтвердил я, \"Да ну!\"
Она посмотрела на Коди, который снова разглядывал пираний. И снова они ничего не говорили вслух, но беседу явно вели. Я позволил им пообщаться, пока они оба не посмотрели на меня. \"Чему пираньи нас научили?\", тут же поинтересовался я.
\"Не выглядеть жестокими\", сказал Коди.
И Астор неохотно добавила, \"Выглядеть нормальными. Но, Декстер, рыбы это не люди\".
\"В точку\", одобрил я, \"Потому что люди выживают благодаря тому что узнают опасность. И рыбка поймана. Но мы же не хотим этого?\". Они серьёзно посмотрели на меня, затем снова на рыб. И спустя секунду я снова спросил, \"Итак, что ещё мы выучили сегодня?\"
\"Не попадаться\", ответила Астор.
Я вздохнул. По крайней мере, начало положено, хотя ещё надо много работать. \"Пойдёмте, посмотрим другие экспонаты!\", предложил я.
Я не очень-то знаком с музеями, возможно из-за того, что у меня не было детей, которых надо туда водить. Так что я в основном импровизировал, ища то, что могло бы подтолкнуть их к обдумыванию и изучению правильных вещей. Пираньи были подарком судьбы, я признаю, что они просто попались на глаза, и мой гигантский мозг разработал правильный урок. Наткнуться на следующий такой счастливый случай оказалось нелегко, и мы полчаса мрачно таскались среди убийственной толпы детей и их жутких родителей, прежде чем добрались до витрины со львами.
И снова хищная внешность и такая же репутация оказались очень привлекательными для Коди и Астор, и они остановились у витрины. Это, конечно же, были чучела львов, из тех что, кажется, называют диорамой, но они привлёкли их внимание. Самец стоял гордо над телом газели, широко раскрыв пасть и сверкая клыками. Возле него были две львицы и львёнок. У витрины висело пояснение на двух страницах и где-то на половине второй страницы я нашёл то, что нужно.
\"Вот\", сказал я, \"Разве мы не рады, что мы не львы?\"
\"Нет\", буркнул Коди.
\"Здесь говорится, что когда новый самец приходит в львиную семью…\", процитировал я.
\"Это называется прайд, Декстер\", поправила Астор, \"Это показывали в Короле-Льве\".
\"Хорошо\", согласился я, \"Когда приходит новый папочка-лев, он убивает всех львят\".
\"Это ужасно\", воскликнула Астор.
Я улыбнулся, показывая ей свои острые зубы, \"Нет, это совершенно естественно. Это нужно, для самозащиты и чтобы удостовериться, что именно его детеныши задают тон. Многие хищники так поступают\".
\"И как это касается нас?\", заинтересовалась Астор, \"Ты ведь не собираешься убить нас, когда женишься на маме?\"
\"Конечно же нет!\", воскликнул я, \"Вы теперь мои детёныши\".
\"Тогда как?\", допытывалась она.
Я открыл рот, чтобы ответить и почувствовал, как весь воздух вышел из меня. Рот был открыт, но я не мог сказать ни слова, потому что в мозгу закружилась мысль настолько неправдоподобная, что я даже не потрудился отрицать её. Многие хищники так поступают, услышал я свои слова. Чтобы защитить себя, так я сказал.
Что бы не сделало меня хищником, оно жило в Тёмном Пассажире. И теперь что-то спугнуло Пассажира. Возможно ли что это, это…
Что это? Новый Пассажир-папочка испугал моего Пассажира? Я сталкивался со многими людьми в своей жизни, у которых было нечто схожее со мной и никогда ничего не случалось с ними кроме взаимного признания и беззвучного рычания. Даже думать об этом было глупо - у Пассажиров нет папочек.
Или есть?
\"Декстер, ты пугаешь нас\", прервала мои мысли Астор.
Я согласился, так как и сам испугался. Мысль о том, что у Пассажира есть родитель, преследующий его со смертельными намерениями, была ужасающе глупа; но откуда тогда, в конце концов, взялся Пассажир? Я был уверен, что он нечто большее, чем психотический вымысел моего расстроенного мозга. Я не был шизофреником, мы оба были уверены в этом. Факт, что он теперь ушёл, доказал, что он существовал независимо от меня.
И это означало, что Пассажир откуда-то появился. Существовал где-то до меня. Есть какой-то источник, как его ни называй - родитель или что-то ещё.
\"Земля вызывает Декстера\", позвала меня Астор, и я сообразил, что всё ещё стою столбом перед ними, в непривычно глупой позе с открытым ртом, как будто зомби.
\"Да\", отозвался я, \"Я просто задумался\".
\"Это так больно?\", поинтересовалась она.
Я закрыл рот и посмотрел на неё. Она стояла передо мной с выражением отвращения десятилетнего человека, размышляющего о том насколько тупыми могут быть взрослые, и на сей раз я был с ней согласен. Я всегда считал Пассажира само собой разумеющимся, поэтому я никогда не задавался вопросом, откуда он прибыл, или как он появился на свет. Я был самодовольным, был по-дурацки рад делиться с ним, просто был доволен что был я и он, а не какой-то другой, более пустой смертный, и теперь когда небольшое самопознание, возможно, спасло день, я лишился дара речи. Почему я никогда не думал об этом? И почему я должен был впервые подумать об этом именно сейчас, в присутствии саркастичного ребенка? Мне нужно некоторое время чтобы подумать но, конечно, сейчас было не время, и не место.
\"Извините\", сказал я, \"Пойдём в планетарий\".
\"Но ты собирался рассказать нам о львах нечто важное\", запротестовала она.
По правде говоря, я уже не помнил, чем важны львы. Но к счастью для моей репутации, зазвонил мой сотовый. \"Минутку\", сказал я и достал телефон из чехла. Я взглянул на экран и увидел, что звонит Дебора. В конце концов, семья есть семья, и я ответил.
\"Нашли головы\", сообщила она.
Мне потребовалось время, чтобы уяснить что она сказала, но Дебора зашипела мне в ухо, и я понял, что надо что-то ответить, \"Головы? От тех тел возле университета?\".
Дебора сердито прошипела в ответ, \"Господи, Декс, в городе не так уж много пропавших голов\".
\"Ну, а городской совет…\", пошутил я.
\"Тащи сюда свою задницу, Декстер. Ты мне нужен\".
\"Но, Дебора, сегодня суббота и я на…\"
\"Сейчас же\", отрезала она и отключилась.
Я посмотрел на Коди и Астор, обдумывая своё затруднительное положение. Если бы я повёз их домой, то я доберусь до Деб не меньше чем через час, и кроме того мы потеряем наше драгоценное совместное субботнее время. С другой стороны, даже я знал, что привести детей на место убийства считается несколько эксцентричным.
Однако это может быть поучительно. Они должны быть впечатлены тем, насколько дотошными бывают копы, когда всплывает труп, и это была такая же хорошая возможность как и любая другая. В итоге, даже учитывая, что моя дорогая сестричка может прийти в ярость, я решил, что лучше всего будет просто загрузить их в автомобиль и привезти к их первому расследованию.
\"Хорошо\", решил я и положил телефон в чехол, \"Нам надо идти\".
\"Куда?\", спросил Коди.
\"Помочь моей сестре\", ответил я, \"Вы запомните всё, что мы сегодня узнали?\"
\"Да, но ведь это просто музей\", скривилась Астор, \"Это не то чему мы хотим учиться\".
\"Да. И вы должны мне доверять и слушаться, иначе я не буду вас учить\", я нагнулся, чтобы заглянуть им обоим в глаза, \"Без выкрутасов\".
Астор нахмурилась. \"Декстеррр\", проворчала она.
\"Я серьёзно. Всё должно быть только так, как я скажу\".
Астор и Коди снова обменялись взглядами. Затем он кивнул и она повернулась ко мне. \"Хорошо. Мы обещаем\", уверила она меня.
\"Потерпим\", сказал Коди.
\"Мы понимаем\", подтвердила Астор, \"Когда мы начнём изучать крутые вещи?\"
\"Когда я скажу. По любому, нам надо сейчас уходить\", поторопил их я.
Она сразу же превратилась в высокомерную десятилетку, \"И куда мы должны идти?\".
\"Мне надо на работу\", ответил я, \"Поэтому я вас беру с собой\".
Она с надеждой спросила, \"Посмотреть на тело?\".
Я покачал головой, \"Только голову\".
Она глянула на Коди и тоже покачала головой, \"Маме это не понравится\".
\"Вы можете подождать в машине, если хотите\", посоветовал я.
\"Давай съездим\", произнёс Коди свою самую длинную речь за весь день.
И мы поехали.

ГЛАВА 17
ДЕБОРА ЖДАЛА МЕНЯ У СКРОМНОГО ДОМИШКИ ЗА 2 МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ с частным тупичком в Коконат-Гроув. Улица была наглухо забита прямо от кабины охраны до самого дома, примерно на полпути вниз слева, и толпа негодующих жильцов дымящимся роем общества низкой арендной платы стояла вокруг на своих тщательно подстриженных газонов и дорожках, осуждая вторжение полицейских в свой маленький кусочек рая. Дебора была на улице, указывая видеооператору что снимать и с какого угла. Я с Коди и Астор следующими за мной по пятам поспешил присоединиться к ней.
\"Что за нахуй?\" вопросила Дебора, прищурившись на детей около меня.
\"Это называется дети,\" сообщил я. \"Они зачастую являются побочным продуктом брака, вот почему ты можешь быть незнакома с ними.\"
\"Ты что, бля, совсем с нарезки съехал, что привел их сюда?\"
\"Ты не должна говорить такие слова,\" ликующе сообщила Астор Деборе. \"Ты должна мне пятьдесят центов за то, что это сказала.\"
Дебора раскрыла рот, покраснела, и снова закрыла. \"Ты должен увезти их отсюда,\" произнесла она наконец. \"Они не должны это видеть.\"
\"Мы хотим это увидеть,\" сказала Астор.
\"Тихо,\" велел я. \"Вы обе.\"
\"Господи Боже, Декстер,\" сказала Дебора.
\"Ты велела мне приехать немедленно,\" сказал я. \"Я приехал.\"
\"Я не могу няньчиться с парой детишек,\" сказала Дебора.
\"Тебе и не придется,\" ответил я. \"С ними всё будет в порядке.\"
Дебора уставилась на них; они уставились на неё. Ни один не мигнул, и на мгновение мне показалось, что моя дорогая сестра сжуёт свою нижнюю губу. Затем она потрясла головой. \"Хуй с ним,\" сказала она. \"У меня нет времени для препирательств. Вы оба ждите там.\" Она показала на свой автомобиль, припаркованные через улицу и схватила меня за руку. Она потащила меня к дому, около которого бурлила кипучая деятельность. \"Глянь-ка,\" сказала она, указав на фасад здания.
По телефону Дебора сообщила мне что они обнаружили головы, но по правде говоря, пришлось бы приложить серьёзные усилия, чтобы пропустить их. Короткая подъездная дорожка перед домом огибала пару вытесанных из коралла столбов, заканчиваясь в маленьком дворике с фонтаном посередине. Наверху каждого столба стояла вычурная лампа. На дорожке между столбами мелом было написано что-то вроде MLK, если я правильно прочитал этот странный почерк. И, чтобы убедиться, что никому не придется слишком долго искать смысл сообщения, на верхушке каждого столба…
Ну что же. Хотя я должен признать некоторую примитивную бодрость и неоспоримый драматический эффект этой демонстрации, на мой вкус, она была слишком непроработана. Хотя головы очевидно тщательно почистили, от жара веки запали и рты сложились в странную улыбку, и это создавало неприятное впечатление. Несомненно никто из присутствующих моим мнением не интересовался, но я всегда чувствую, куда не стоит помещать останки. Это было неопрятно, и демонстрировало серьёзную нехватку творческого воображения. И бросить эти головы вот так, у всех на виду -  было просто хвастовством, выдававшим слишком грубый подход к проблеме. Впрочем, чёткого определения вкуса не существует. Я всегда готов допустить, что моя техника не является единственно верной. И как всегда в эстетических вопросах, я подождал согласного свистящего шепотка Тёмного Пассажира - но разумеется, не дождался.
Ни мурлыканья, ни трепета крыла, ни взгляда. Мой компас исчез, покинул меня в самом неудобном положении, требующем держать его в моей руке.
Конечно, я не был абсолютно одинок. Рядом с мной стояла Дебора, и я внезапно осознал, что пока я размышляю над исчезновением своего тёмного компаньона, она что-то мне говорит.
\"Они были на похоронах сегодня утром,\" сказала она. \"Вернулись и увидели это.\"
\"Кто они?\" спросил я, кивнув в сторону дома.
Дебора ткнула мне локтем под ребро. Больно. \" Семья, придурок. Семья Ортега. Что я только что сказала?\"
\"Так это случилось при свете дня?\" Почему-то от этого вид стал казаться ещё более отвратительным.
\"Большинство соседей тоже были на похоронах,\" сказала она. \"Но мы всё ещё ищем кого-нибудь, кто мог что-то видеть.\" Она пожала плечами. \"Кто знает, вдруг нам повезет.\"
Я не знал, но по некоторым причинам я не верил, что что-нибудь связанное с этим принесёт нам удачу. \"Полагаю, это создает небольшое сомнение в виновности Халперна.\"
\"К счастью, нет,\" ответила она. \"Этот засранец виновен.\"
\"А,\" сказал я. \", Так ты думаешь, что кто-то другой обнаружил головы, и, э… \"
\"Блядский род, я не знаю. Возможно, у него был сообщник.\"
Я просто покачал головой. Мы оба понимали, что это не имеет смысла. Кто-то способный задумать и воплотить сложный ритуал двойного убийства должен был сделать это в одиночестве. Подобный акт всегда очень личный, каждый его шаг исполнен уникальной внутренней необходимости, так что идея двух человек, разделяющих одно и то же мировоззрение была почти абсолютной бессмыслицей. Странный способ церемониальной демонстрации голов вполне подходил к способу, каким были оставлены тела - две части одного ритуала.
\"Это не похоже на правду.\" Сказал я.
\"А что похоже?\"
Я смотрел на головы, так заботливо посаженные сверху фонарей. Они конечно обуглились в том же огне, что спалил тела, и на них не было никаких видимых следов крови. Шеи похоже отрезаны очень аккуратно. Кроме этого, у меня не было никаких озарений – особенно в присутствии выжидательно смотрящей на меня Деборы. Тяжело иметь репутацию способного проникать взглядом в самое сердце тайны, когда вся она основана на тёмных указаниях внутреннего голоса, который в данное время пребывал где-то в другом месте. Я чувствовал себя марионеткой чревовещателя, от которой вдруг потребовали сыграть всю пьесу в одиночестве.
\"Обе головы - здесь,\" сказал я, четко понимая, что должен хоть что-то сказать. \"Почему не в доме другой девушки? Той, у которой был парень?\"
\"Ее семья живет в Массачусетсе,\" ответила Дебора. \"Здесь было легче.\"
\"И вы проверили его, верно?\"
\"Кого?\"
\"Дружка мёртвой девушки,\" медленно и тщательно произнёс я. \"Парня с татуировкой на шее.\"
\"Господи, Декстер, разумеется мы проверяем его. Мы проверяем каждого, кто хотя бы проходил в полумиле от этих девушек за всю их ёбаную короткую жизнь, и ты…\" Она сделала глубокий вдох, но кажется, это её не слишком успокоило. \"Слушай, мне не нужна помощь в обычной полицейской работе, окей? Что мне нужно – разобраться с той странной сраной жутью, в которой ты должен понимать.\"
Мило с её стороны признать меня Королем Сраной Жути, но я гадал, как долго смогу удержаться на троне без своей Тёмной Короны. Но я должен был осмелиться высказать какое-нибудь гениальное предположение чтобы поддержать репутацию, так что я нанёс маленький бескровный укол.
\"Ну,\" сказал я. \"С точки зрения странной сраной жути, двое убийц с одинаковым ритуалом не имеют смысла. Так что либо Халперн убил их, и некто обнаруживший головы подумал: какого чёрта, почему бы мне не подвесить эти головы - или в тюрьме сидит не тот парень.\"
\"Что за херня?\" спросила она.
\"Какая часть?\"
\"Обе, черт возьми!\" воскликнула она. \"Оба эти варианта хуже некуда.\"
\"Вот дерьмо,\" произнёс я, удивив нас обоих. И поскольку я почувствовал, что меня начинают раздражать и Дебора, и я сам, и все эти безголовые обгоревшие трупы, я сделал единственный логичный разумный поступок. Я пнул кокосовый орех.
Замечательно. Теперь у меня ещё и нога болит.
\"Я проверяю подноготную Голдманов,\" резко сказала она, кивнув на дом. \"Пока что, он – обычный дантист. Владеет офисным зданием в Дэйви. Но это… это пахнет кокаиновым ковбоем. И это тоже не имеет смысла. Проклятье, Декстер,\" сказала она. \"Дай мне хоть что-нибудь.\"
Я удивлённо посмотрел на Дебору. Каким-то образом она снова вернулась к теме, болью отозвавшейся в моём колене, а я не имел абсолютно ничего кроме очень сильной надежды, что Голдман окажется торговцем наркотиками, притворяющимся зубным врачом. \"Я совершенно пуст,\" произнес я печальную правду.
\"Вот дерьмо,\" сказала она, глядя мимо меня на край собирающейся толпы. Прибыл первый из журналистских фургонов, из которого не дожидаясь остановки выскочил репортер и начал отдавать указания оператору, готовясь к долгой съемке. \"Будь оно проклято,\" выдохнула Дебора и разобраться с ними.
\"Тот парень - страшный, Декстер,\" сообщил тихий голосок за моей спиной, и я быстро развернулся.  Коди и Астор снова подкрались ко мне незаметно. Они стояли рядом, и Коди кивком показал на небольшую толпу, которая собралась за ограждающей место преступления лентой.
\"Который из них страшный?\" спросил я, и Астор ответила, \"Там. В оранжевой рубашке. Не заставляй меня показывать, он смотрит.\"
Я поискал в толпе оранжевую рубашку, но заметил лишь вспышку цвета в дальнем конце тупика, словно кто-то садился в машину. Это был небольшой синий автомобиль, не белый Авалон - но я обратил внимание на знакомый мазок дополнительного цвета, качнувшийся в боковом зеркале, когда автомобиль выехал на главную дорогу. И хотя трудно быть уверенным, но я практически не сомневался, что это был преподавательский пропуск на парковку Университета Майами.
Я повернулся к Астор. \"Хорошо, теперь его нет,\" сказал я. \"Почему ты назвала его страшным?\"
\"Он так сказал,\" произнесла Астор, указав на Коди, и Коди кивнул.
\"Он был,\" сказал Коди почти шепотом. \"У него была большая тень.\"
\"Я сожалею, что он напугал вас,\" сказал я. \"Но теперь он ушел.\"
Коди кивнул. \"Можно посмотреть на головы?\"
Дети такие интересные, правда? Только что Коди был напуган чем-то столь иллюзорным как чья-то тень, и тут же он как никогда на моей памяти энергично готов взглянуть поближе на конкретный пример убийства, ужаса и человеческой смертности. Конечно, я не виню его за желание посмотреть, но не думаю, что могу публично разрешить ему это. С другой стороны, я так же понятия не имел, как им это объяснить. Я слышал, что например турецкий язык имеет нюансы, которые я даже представить себе не могу, но английский определенно не подходил для соответствующего ответа.
К счастью для меня, как раз вернулась Дебора, бормоча, \"Никогда больше не буду жаловаться на капитана.\" Маловероятно что она сдержит слово, на говорить об этом показалось мне не вежливым. \"Он умеет поиметь этих кровососущих ублюдков из прессы.\"
\"Может быть ты просто не публичный человек,\" сказал я.
\"Эти засранцы не люди,\" возразила она. \"Всё что они хотят, это сделать несколько чёртовых кадров своей отличной блядской прически на фоне голов, чтобы они могли отправить материал в сеть. Какая тварь захочет на это смотреть?\"
Я мог на это ответить, поскольку прямо сейчас выгуливал парочку, да и себя, по правде говоря, мог отнести к этой категории. Но похоже, я должен уклониться от ответа и вернуть наше внимание к более насущной проблеме. Итак, я подумал о том, что делало страшного парня Коди страшным, и о том факте, что он имел нечто выглядящее очень похожее на университетский пропуск на парковку.
\"Я тут подумал,\" сказал я Деборе, и она развернулась так круто, будто я сказал, что она стоит на питоне. \"Но это не сочетается с твоей теорией наркодилера под личиной зубного врача,\" предупредил я.
\"Одной из теорий,\" процедила она сквозь зубы.
\"Кто-то был здесь и напугал детей. Он уехал в машине с преподавательским пропуском на парковку.\"
Дебора уставилась на меня жесткими непрозрачными глазами. \"Дерьмо\" мягко выдохнула она. \"Как там Халперн сказал, его зовут?\"
\"Уилкинс,\" напомнил я.
\"Нет,\" сказала она. \"Не может быть. Только потому, что детей что-то напугало? Нет.\"
\"У него есть мотив.\"
\"Получить работу, Бога ради? Спустись на землю, Декс.\"
\"Мы не должны считать это важным,\" сказал я. \"Они должны так считать.\"
\"Итак, чтобы получить работу,\" произнесла она, встряхнув головой, \"он вламывается в квартиру Халперна, крадёт его одежду, убивает двух девушек…”
“А затем направляет нас к Халперну,\" сказал я, вспомнив как он стоял в холле и предложил это.
Дебора дернула головой лицом ко мне. \"Чёрт,\" сказала она. \"Он ведь так и сделал, помнишь? Сказал нам повидать Халперна.\"
\"И всё же получение жалкое контракта могло послужить мотивом,\" сказал я, \"в этом больше смысла, чем в работающих над общим маленьким проектом Дэнни Роллинсе и Тэде Банди, верно?\"
Дебора пригладила волосы удивительно женственным жестом для того, кого я начал считать Каменным Сержантом. \"Пожалуй, могло,\" сказала она наконец. \"Я не достаточно хорошо знаю Уилкинса, чтобы сказать определённо.\"
\"Мы пойдём поговорить с ним?\"
Она потрясла головой. \"Сначала я хочу снова увидеться с Халперном.\"
\"Сейчас заберу детей,\" сказал я.
Совершенно естественно, что они не ждали поблизости того места, где должны были. Но я достаточно легко их обнаружил; они подобрались к месту с наилучшим видом на головы, и  возможно это лишь игра моего воображения, но мне показалось, что я заметил в глазах Коди искру профессионального интереса.
\"Пошли,\" велел я, \"нам пора ехать.\" Они развернулись и неохотно последовали за мной, но я расслышал как Астор со вздохом пробормотала, \"По крайней мере лучше чем дурацкий музей.\"

Он наблюдал с дальнего края группы собравшейся посмотреть тот же спектакль, тщательно притворяясь просто одним из толпы зевак, ничем не отличаясь от остальных, никем не замеченный. Прийти сюда было рискованно для Наблюдателя – его могли узнать, но он желал мспытаь судьбу. И конечно, полюбоваться реакцией на свою работу; небольшой порыв тщеславия, который он себе позволил.
К тому же ему было любопытно, что они сделают с оставленной им простенькой зацепкой. Другой был умён - но он пока что проигнорировал её, пройдя совсем рядом, и позволив своим сослуживцам осматривать и фотографировать. Возможно ему следовала бы сделать намёк чуть более очевидным – но у него полно времени всё сделать правильно. Никакой спешки, и важность подготовить другого, чтобы схватить его когда придёт подходящий момент – это перевесило всё остальное.
Наблюдатель немного приблизился,  чтобы рассмотреть другого, возможно увидеть какие-то признаки его реакции. Заинтересовался двумя детьми, которых другой привёз с собой. Они не выглядели особенно обеспокоенными зрелищем двух голов. Возможно они привыкли к таким вещам, или…
Нет. Это невозможно.
Перемещаясь с величайшей осторожностью, он двинулся ближе, стараясь прокладывать свой путь через толпу вместе с естественным приливом и отливом зрителей, пока не подошел к желтой ленте так близко к детям как только мог.
И когда мальчик поднял взгляд и их глаза встретились, возможность ошибки была исключена.
На мгновение когда их взгляды встретились, все чувства исчезли под жужжание тёмных крыльев. Мальчик просто стоял там и смотрел на него с узнаванием - не того кто он был, а того чем он являлся, и его маленькие тёмные крылья развевались от панической ярости. Наблюдатель не мог удержаться; он придвинулся ближе, позволив мальчику увидеть его и окружающую его ауру тёмной мощи. Мальчик не показал ни малейшего страха - просто вернул взгляд и продемонстрировал собственную мощь. Затем мальчик отвернулся, взял сестру за руку, и они порысили к другому.
Пора уходить. Дети несомненно укажут на него, а он не хотел, чтобы видели его лицо, пока нет. Он поспешил в машину и поехал прочь, но без малейшего беспокойства. Ничуточки. Вообще то, он радовался больше, чем имел на это право.
Из-за детей, разумеется. Не только потому что они должны сообщить другому о нём и перевести его на несколько небольших шагов ближе к необходимому уровню страха. Но также потому что он действительно любил детей. С ними было замечательно работать, они транслировали такие мощные эмоции, и выделяли достаточно энергии, чтобы перевести ситуацию на высший план.
Дети – это замечательно.
Это начинало становиться действительно приятным.

Какое-то время ему было достаточно ездить в обезьяноподобных вещах и помогать им убивать. Но с каждым простым повторением это становилось всё скучнее, и  у НЕГО снова возникло желание чего-то большего. Было какое-то соблазнительное трепыхание чего-то неопределимого в момент убийства; ощущение, что что-то шевельнулось чтобы пробудиться и вновь уснуло, и желание узнать что же это было.
Но как ОНО не старалось, сколько бы обезьяноподобных не сменило, ОНО ни разу не смогло приблизиться к этому ощущению, ни разу не зашло  достаточно далеко, чтобы понять его. И это еще больше распаляло ЕГО любопытство.
Шло время, и ОНО снова начало киснуть. Обезьяноподобные были слишком просты, и  что бы ОНО с ними не делало, этого было не достаточно. ЕГО начинало возмущать их глупое, бессмысленное, бесконечно однообразное существование. ОНО проникало в них всего раз или два, желая наказать за их тупое, лишенное воображения страдание, и заставляло своего хозяина убивать целые семейства, целые племена себе подобных. А когда все умирали, замечательным намёком было зависнуть вне пределов досягаемости и снова скользнуть в спячку.
ОНО было ужасно расстроено; должен же быть какой-то способ прорваться, обнаружить это неуловимое нечто и сделать его реальным.
И вот наконец обезьяноподобные начали меняться. Изменения нарастали очень медленно, так медленно, что ОНО даже не поняло что происходит, пока процесс не пошёл по накатанной. И вот, в один замечательный день, когда ОНО вступило в нового хозяина, тот встал на задние лапы и, пока ОНО гадало что происходит, спросил, \"Кто ты?\"
 За глубоким потрясением этого момента последовало гораздо более глубокое удовольствие.
ОНО больше не было одиноким.

ГЛАВА 18
ПОЕЗДКА В ТЮРЬМУ ПРОШЛА ГЛАДКО, но если за рулём Дебора, то это просто означало, что никто сильно не пострадал. Она спешила, а она была, прежде всего, копом из Майами, который учился удирать от копов Майами. Это значит, что она считала дорожное движение некой природной жидкостью, и поэтому разрезает поток машин как горячее железо рассекает масло, вклиниваясь в промежутки, которых на самом деле не было, тем самым показывая другим водителям принцип - или езжай или умри.
Коди и Астор, пристёгнутые на заднем сидении, были очень довольны. Они сидели выпрямившись насколько возможно, вытянув шеи, чтобы видеть всё впереди. И что удивительно, Коди даже почти улыбнулся, когда мы едва избежали столкновения с 350-фунтовым мужчиной на мини-байке.
\"Включи сирену\", потребовала Астор.
\"Это вам не чёртова игра!\", прорычала Дебора.
\"А для сирены должна быть чёртова игра?\", спросила Астор, и Дебора, густо покраснев, сильно дёрнула руль, сворачивая с шоссе Ю.С.1, почти коснувшись побитой Хонды, едущей на шинах-пончиках.
\"Астор, не говори таких слов\", строго сказал я.
\"Она сама говорит эти слова всё время!\", возмутилась Астор.
\"Когда будешь в её возрасте сможешь говорить как захочешь\", учил я её, \"Но не в десять лет\".
\"Это глупо. Если это плохие слова, то не важно сколько тебе лет\", ответила она.
\"Правильно. Но я не могу учить сержанта Дебору как разговаривать\".
\"Это глупо\", повторила Астор, и добавила, сменив тему, \"Она и правда сержант? Это лучше чем полицейский?\"
\"Это значит что она полицейский босс\", пояснил я.
\"Она говорит другим в синей форме что надо делать?\"
\"Да\".
\"И у неё есть пистолет?\"
\"Да\".
Астор наклонилась вперёд насколько ей позволял ремень безопасности, и уставилась на Дебору почти с уважением, чувство которое не часто можно было видеть на её лице, \"Я не знала, что девушки могут иметь пистолет и быть полицейским боссом\".
\"Девушки могут делать чёр… всё, что могут и парни\", огрызнулась Дебора, \"Обычно даже лучше\".
Астор посмотрела на Коди, потом на меня, \"Всё?\"
\"Почти всё. Профессиональный футбол, возможно, не в списке\", подтвердил я.
\"Ты стреляла в людей?\", спросила Астор у Деборы.
\"Ради бога, Декстер!\", взмолилась Дебора.
\"Иногда она стреляет в людей, но не любит говорить об этом\", объяснил я Астор.
\"Почему?\"
\"Стрелять в кого-то это очень личное дело\", ответил я, \"Думаю, она считает, что это никого не должно касаться\".
\"Ради Христа, прекратите говорить обо мне словно я лампа\", со злостью сказала Дебора, \"Я сижу здесь!\".
\"Я знаю\", сказала Астор, \"А ты расскажешь в кого ты стреляла?\"
Вместо ответа Дебора, с визгом шин, круто завернула на парковку перед центром. \"Мы на месте\", рявкнула она и выскочила из машины будто убегая из горящего муравейника. Она поспешила к зданию, а мы, как только я отстегнул Коди и Астор, последовали за ней более спокойной походкой.
Дебора разговаривала с дежурным у стойки, пока я устраивал Коди и Астор на стоящих в ряд стульях. \"Ждите здесь\", предупредил я, \"Вернусь через несколько минут\".
\"Просто ждать?\", спросила Астор дрожащим голосом.
\"Да. Мне надо поговорить с плохим дядей\", ответил я.
\"А почему нам нельзя пойти?\", настаивала она.
\"Это против правил. Ждите здесь, как я вам сказал. Пожалуйста\".
Они не выражали сильного энтузиазма, но, по крайней мере они не прыгали со стульев и не нарезали круги по холлу с диким криком. Я воспользовался их сотрудничеством и присоединился к Деборе.
\"Пошли\", она потянула меня с собой, и мы направилась к одному из пресс-центров внизу. Через несколько минут охрана ввела Халперна. На него надели наручники, и он выглядел еще хуже, чем тогда, когда мы его взяли. Он не брился, и его волосы были как крысиное гнездо, и в его глазах было затравленное выражение, как банально это бы не прозвучало. Он сел на самый краешек стула, куда охранник толкнул его, и уставился на свои руки, лежащие на столе.
Дебора кивнула охраннику и он вышел, оставшись снаружи.Она подождала пока качающаяся дверь закрылась и обратила внимание на Халперна, \"Ну, Джерри,\" сказала она, \"надеюсь, ты хорошо отдохнул этой ночью\".
Он дёрнул головой, будто дёрнули за верёвочку, и вытаращился на неё, \"Что… Что вы имеете ввиду?\"
Дебора подняла брови, \"Ничего я не имею ввиду, Джерри. Просто пытаюсь быть вежливой\".
Он смотрел на неё какое-то время, а потом снова опустил голову, и сказал тихим, дрожащим голосом, \"Я хочу домой\".
\"Конечно ты хочешь, Джерри. Но я не могу сейчас тебя отпустить\".
Он только тряхнул головой и пробормотал что-то едва слышно.
\"Что такое, Джерри?\", терпеливо поинтересовалась Дебора.
\"Я сказал, что не думаю, что я что-то совершил\", промычал он не поднимая головы.
\"Ты так не думаешь? Разве нам не надо быть в этом уверенными, чтобы тебя отпустить?\", продолжала она спрашивать.
Он, в этот раз очень медленно поднял на неё глаза, \"Прошлая ночь… Это что-то невозможное находится здесь…\", он потряс головой, \"Я не знаю. Я не знаю\".
\"Ты раньше бывал в таком месте, да, Джерри? Когда был маленьким\", спросила Дебора и он кивнул, \"Это место тебе что-то напомнило?\"
Он дернулся, словно она плюнула ему в лицо, \"Я не… Это не память. Это был сон. Это должен быть сон\".
Дебора понимающе кивнула, \"О чем был сон, Джерри?\"
Он снова дернул головой и уставился на неё с отвисшей челюстью.
\"Тебе поможет поговорить об этом. Если это просто сон, чем он может повредить?\", он продолжал трясти головой, \"Так о чём был сон, Джерри?\", она спросила снова, немного более настойчиво, но всё ещё очень мягко.
\"Там большая статуя\", вырвалось у него, и он даже перестал качать головой удивляясь, что эти слова сказаны.
\"Хорошо\".
\"Она… Она очень большая\", продолжал он, \"И еще есть… горящий огонь в её животе\".
\"У неё есть живот?\", удивилась Дебора, \"Какая это статуя?\"
\"Она очень большая\", рассказывал он, \"Бронзовая, с двумя руками поднятыми вверх и двумя опущенными вниз к…\". Он замолк и затем что-то пробормотал.
\"Что ты сказал, Джерри?\"
\"Он говорит, что у неё бычья голова\", когда я произнёс это, то почувствовал как у меня волосы на затылке встали дыбом.
\"Руки опускаются вниз\", рассказывал он дальше, \"И я чувствую… себя очень счастливым. Не знаю почему. Пою. И я кладу двух девушек на эти руки, я зарезал их ножом, и руки поднимают их ко рту, и заталкивают их внутрь. В огонь…\"
\"Джерри\", ещё мягче заговорила Дебора, \"на твоей одежде была кровь и она запеклась от огня\", он промолчал и она продолжила, \"Мы знаем что у тебя бывают провалы в памяти когда ты сильно нервничаешь\", он ничего не ответил, \"Может ли такое быть, что у тебя, Джерри, был провал в памяти, ты убил девушек и вернулся домой? Ничего не помня?\"
 Он снова начал медленно и как будто механически трясти головой.
\"Ты можешь предложить что-то получше?\", спросила она.
\"Где бы я нашел подобную статую?\", проговорил он, \"Это… как я мог, ну, найти статую, развести в ней костёр и притащить туда девушек, и… как это вообще возможно? Как я мог всё это провернуть и ничего не помнить об этом?\"
Дебора посмотрела на меня, и я пожал плечами. Это было справедливое замечание. В конце концов, конечно же, должен быть некий предел того, что вы можете делать во время хождения во сне, и, казалось, что это преступление превышало такие лимиты.
\"Тогда, Джерри, откуда же пришёл твой сон?\", допытывалась Дебора.
\"Все видят сны\", оправдывался он.
\"И как же кровь попала на твою одежду?\"
\"Это Уилкинс\", твердо произнёс он, \"Это должен быть он, других вариантов нет\".
Тут в дверь постучали и вошёл сержант.
Он, наклонившись к уху Деборы что-то тихо говорил, и мне пришлось подвинуться к ним поближе чтобы услышать, \"Адвокат этого парня создаёт проблемы. Он говорит, если головы найдены в то время как парень здесь, значит он невиновен\", он пожал плечами, \"Я не могу держать его здесь\".
\"Хорошо. Спасибо, Дейв\", ответила она. Он снова пожал плечами, выпрямился и покинул комнату.
Дебора взглянула на меня. \"Ну, по крайней мере, теперь это не кажется слишком лёгким делом\", подвёл я итог.
Она повернулась к Халперну, \"Хорошо, Джерри, мы поговорим как-нибудь в другой раз\". Она встала и вышла из комнаты, а я последовал за ней.
\"И что мы обо всём этом думаем?\", задал я ей вопрос.
Она покачала головой. \"Господи, Декс, я не знаю. Мне нужна отправная точка в этом деле\", она остановилась и посмотрела мне в лицо, \"Либо этот парень действительно сделал это в беспамятстве, то есть натворил все эти чудеса совершенно не зная что делает, что невозможно\".
\"Наверное\", протянул я.
\"Либо кто-то умудрился рассчитать момент провала памяти, и устроить всё так чтобы подозрение пало на него\".
\"Что тоже невозможно\", подсказал я услужливо.
\"Да, я знаю\", вздохнула она.
\"А статуя с головой быка и огнём в животе?\"
\"Японский бог! Это просто сон. Должен быть!\"
\"А где же сожгли девушек?\"
\"Ты хочешь показать мне гигантскую статую с бычьей башкой и встроенной барбекюшницей? Где ты её спрятал? Найдешь такую и я поверю что она существует\", разозлилась она.
\"Мы теперь должны отпустить Халперна?\"
\"Проклятье, нет! Я всё ещё могу задержать его за сопротивление при аресте\", Она развернулась и пошла в приёмную.
Коди и Астор сидели с сержантом, когда мы вернулись в холл, и хотя они не остались там где я их просил ждать, я был благодарен уже за то, что они ничего не подожгли. Дебора нетерпеливо наблюдала как я их забираю и мы вместе пошли к выходу. \"Теперь куда?\", спросил я.
\"Нам, естественно, надо поговорить с Уилкинсом\", ответила она.
\"И спросим у него - есть ли на его заднем дворе статуя с бычьей головой?\", сыронизировал я.
\"Нет, это фигня\".
\"Это плохое слово. Ты должна мне 50 центов\", тут же отреагировала Астор.
\"Уже поздно. Мне надо вернуть детей домой, иначе их мать зажарит меня\", спохватился я.
Дебора внимательно посмотрела на Коди и Астор, потом на меня, \"Отлично\".

ГЛАВА 19
Я УСПЕЛ ДОСТАВИТЬ ДЕТЕЙ ДОМОЙ ПРЕЖДЕ ЧЕМ РИТА ОКОНЧАЛЬНО ВЫШЛА из себя, но достаточно близко к этому, что не облегчило ситуацию когда она обнаружила, что они могли видеть отрезанные головы. Однако они очевидно невнимательны и даже возбуждены своим днём, и новое желание Астор стать Мини-Мы моей сестры Деборы кажется отвлекло Риту от впадания в настоящую ярость. В конце концов, ранний выбор карьеры может сначала сэкономить много времени и навредить позднее.
Было ясно, что котел терпения Риты перегрелся и мы были на пути к Баблфест. Обычно я просто улыбаюсь,  киваю и позволяю ей спустить пар. Но сейчас я был не в настроении для чего-либо столь обычного. В течение последних двух дней, я просто хотел найти какое-нибудь тихое местечко и время, чтобы попытаться вычислять, куда делся мой Пассажир, а взамен меня тянули в разные стороны Дебора, Рита, дети, даже моя работа, и все одновременно. Моя маскировка трещала по швам, и мне это не нравилось. Но если бы я мог миновать Риту и выйти за дверь, у меня наконец появилось бы немного времени для себя.
Итак, прикрываясь работой над важным делом, которая не могла подождать до утра понедельника, я выскользнул за дверь и поехал в офис, наслаждаясь относительным миром и спокойствием движения Майами в субботний вечер.
Первые пятнадцать минут поездки я не мог избавиться от ощущения, что за мной следят. Нелепо, я знаю, но я никогда раньше не оставался наедине с ночью и чувствовал себя очень уязвимым. Без Пассажира я был тигром с забитым носом и выпавшими клыками. Я чувствовал себя глупым и медлительным, а по спине непрестанно ползали мурашки. Это было общее ощущение ползучей угрозы, чувсчтво, что мне развернуться и обнюхать свои следы, потому что где-то там притаился кто-то голодный. А на грани восприятия эхом отзывалась странная музыка из моего сна, заставляющая мои ноги непроизвольно подёргиваться, словно они собирались пойти куда-то без меня.
Это было ужасно, и если бы я был способен на чувства, то наверняка пережил бы момент пугающего откровения, которое заставило бы меня сесть на землю, закрыть лицо руками и мучительно пожалеть о всём том времени когда я выслеживал добычу и вызывал это ужасное чувство у других. Но я не создан для мучений - по крайней мере, не себя самого - так что я всего лишь подумал о своей очень большой проблеме. Мой Пассажир пропал, и я был пуст и беззащитен в случае если кто-то действительно меня выслеживал.
Это должно быть просто воображение. Кому нужно преследовать Деятельного Декстера, влачащего абсолютно обычное искусственное существование со счастливой улыбкой, двумя детьми и новой закладной для оплаты кейтерера? Просто, чтобы убедиться в этом, я взглянул в боковое зеркало.
Никого разумеется; никто не притаился с топором и куском гончарного изделия с именем Декстера. Я становился глупым в своем одиноком слабоумии.
На обочине скоростной автомагистрали Пальметто горел автомобиль, и большинству водителей приходилось либо объехать его слева по обочине, ругаясь и нажимая на клаксон. Я свернул и поехал мимо складов у аэропорта. На складе в самом конце 69-й авеню без конца завывала сигнализация, и трое мужчин неторопливо загружали коробки в грузовик. Я улыбнулся и вильнул рулём; они меня проигнорировали.
Я начал привыкать к этому ощущению – в последнее время все игнорировали бедного пустого Декстера, кроме, конечно, моего безымянного преследователя, если он не плод моего воображения.
Но говоря о пустоте; способ, которым я уклонился от конфронтации с Ритой оставил меня без обеда, а голод - не то, что я охотно терплю. Сейчас я хотел есть почти так же сильно, как дышать.
Я остановился у Полло Тропик и купил половинку цыпленка на вынос. Запах немедленно заполонил машину, и последнюю пару миль всё на что я был способен – продолжать вести машину вместо того, чтобы с визгом тормозов остановиться и вцепиться зубами в цыпленка.
Это накрыло меня на парковке, и заходя внутрь я нащупывал свои документы грязными пальцами с налипшей на них фасолью. Но я был значительно счастливее, устроившись за своим компьютером, а от цыпленка остались лишь кучка костей и приятные воспоминания.
Как всегда раскочегарить по полной мой великолепный мозг оказалось намного легче с полным желудком и чистой совестью. Темный Пассажир исчез; видимо это означает, что он мог каким-то образом существовать независимо от меня. Это значит, что он откуда-то появился, и вполне возможно, вернулся туда. Итак, моя первая задача состоит в том, чтобы узнать всё что можно о его происхождении.
Я отлично знал, что мой Пассажир не был единственным в мире. В течение моей долгой и плодотворной карьеры я сталкивался с несколькими хищниками, обёрнутыми в невидимое черное облако, выдававшего попутчика вроде моего. И разумеетсяся, они получили его где-то и когда-то, не одновременно со мной. К стыду своему, я никогда не задумывался над происхождением или причиной появления этих внутренних голосов. Теперь у меня была целая ночь в тишине и спокойствии судебной лаборатории, чтобы исправить эту трагическую оплошность.
Итак без единой мысли о собственной безопасности, я бесстрашно набросился на Интернет. Конечно, поиск по словам \"Тёмный Пассажир\"  ничего полезного не принёс. В конце концов, это мой личный термин. Я всё же попробовал, просто чтобы удостовериться, и обнаружил всего лишь несколько онлайн-игр и парочку блогов, о которых кто-нибудь действительно должен сообщить в соответствующую инстанцию, отвечающую за безопастность подростков.
Я набрал: \"внутренний компаньон,\" \"внутренний друг,\" и даже \"направляющий дух.\" Результат снова был весьма любопытным, что заставило меня задуматься о том, куда катится наш усталый старый мир, но ничего что помогло бы с моей проблемой. Но как мне известно, в сети можно найти всё что угодно, просто я не задал правильные критерии поиска, чтобы найти то что мне нужно.
Очень хорошо: \"Внутреннее руководство.\" \"Внутренний консультант.\" \"Скрытый помощник.\" Я перебрал все комбинации, которые смог придумать, меняя прилагательные с помощью списка синонимов, и дивясь как псевдо-философия Нью-Эйдж заполонила Интернет. Но я всё ещё не нашел ничего более зловещего, чем способ подключить моё могучее подсознание к тому чтобы добиться успеха в ремесле риэлтора.
Тем не менее, нашлась одна очень интересная ссылка на Соломона, библейскую знаменитость, где было сказано, что старый мудрый парень проводил секретные совещания со неким внутренним голосом. Я поискал несколько битов информации о Соломоне. Кто бы мог подумать, что текст Библии может оказаться важным и интересным? Но очевидно, что когда мы считаем его мудрым веселым стариканом с бородой, ради шутки предложившим разрезать младенца надвое, мы упускаем добрую часть истории.
Например, Соломон построил храм некоему божеству под названием Молох, видимо одному из гадких старых богов; и убил собственного брата из-за сидящей в нём \"злобы\". Как я понимал, в библейской перспективе, внутренняя злоба могла быть отличным описанием Тёмного Пассажира. Но если здесь имелась связь, неужели действительно имеет смысл, что кто-то с \"внутренним голосом\" начал убивать других из-за внутренней злобы?
У меня голова пошла кругом. Готов ли я поверить, что сам Царь Соломон обладал собственным Тёмным Пассажиром? Или поскольку он предположительно являлся одним из хороших парней Библии, я должен интерпретировать это как то, что он обнаружил одного из них внутри своего брата и потому его убил? Или вопреки всему во что нам предлагалось верить, он совершенно серьёзно предлагал разрубить младенца надвое?
Важнее всего, какая мне польза от того, что случилось несколько тысяч лет тому назад на другом краю света? Даже если Царь Соломон и имел одного из изначальных Тёмных Пассажиров, как это поможет мне вернуться к чрезвычайно милому себе? Что мне делать со всей этой увлекательной исторической информацией? Ничего из этого не скажет мне откуда появился Пассажир, что он из себя представляет, или как вернуть его обратно.
Я иссяк. Ну, хорошо, очевидно пришло время сдаться, принять свою судьбу, отдаться на милость правосудия и принять роль Декстера: тихого семьянина и бывшего Тёмного Мстителя. Уйти в отставку означало, что я никогда больше не почувствую жёсткое холодное прикосновение лунного света к своим наэлектризованным нервам, пока я скольжу в ночи подобно воплощению холодной, острой стали.
Я попытался придумать что-нибудь вдохновляющее, что открыло бы новые горизонты в моём исследовании, но вспомнил только строку из стихотворения Редьярда Киплинга: \"Если вы можете сохранить свою голову когда все вокруг её потеряли…,\" или что-то типа того. Кажется, этого не достаточно. Возможно Ариэль Голдман и Джессике Ортеге следовало изучать Киплинга. В любом случае, мой поиск не привёл меня ни к чему полезному.
Отлично. Как ещё можно назвать Пассажира? \"Сардонический комментатор,\" \"система сигнализации,\" \"внутренний болельщик.\" Я проверил всё. Некоторые результаты по запросу о внутреннем болельщике были совершенно потрясающими, но не имели ничего общего с тем что я искал.
Я попробовал: \"наблюдатель,\" \"внутренний наблюдатель,\" \"тёмный наблюдатель,\" \"скрытый наблюдатель.\"
И последний рискованный вариант, вероятно возникший из-за того что мои мысли снова повернулись к еде, но тем не менее вполне оправданный: \"голодный наблюдатель.\"
Результаты по большей части был очередной Нью-Эйджевской ерундой. Но моё внимание привлекла ссылка на один блог, и я кликнул её. Я прочитал открывшийся параграф и, хотя и не воскликнул \"Бинго\" вслух, именно это слово пришло мне на ум.
\"Снова в ночь с Голодным Наблюдателем,\" начинался текст. \"Преследуя жертву по темным улицам, медленно проезжая с ожиданием жатвы, чувствуя приливы и отливы кровавой волны, что скоро поднимется, чтобы захлестнуть нас удовольствием...\"
Хорошо. Возможно, проза была слегка пурпурной. И часть насчёт крови была несколько неприятной. Но помимо этого, это было довольно хорошим описанием того как я чувствовал себя, начиная очередное приключение. Похоже, я обнаружил родственную душу.
Я продолжил чтение. Текст полностью соответствовал моим ощущениям когда я путешествовал сквозь ночь с нетерпеливым ожиданием под шепоток дающего указания свистящего внутреннего голоса. Но затем, когда повествование продошло к тому моменту, когда я обычно набрасывался и начинал резню, автор статьи сделал ссылку на \"другой сайт,\" сопровождавшуюся тремя незнакомыми символами из неизвестного мне алфавита.
Или всё же знакомыми?
Я лихорадочно зашарил по столу в поисках папки с делом двух обезглавленных девушек. Выдернул стопку фотографий, перелистал их - и нашел это.
Нарисованные мелом на проезде к дому доктора Голдмана три буквы, похожие на корявые МЛК.
Я взглянул на монитор: такие же, никаких сомнений.
Это не могло быть совпадением. Это определённо означало что-то очень важное; возможно это было даже ключем к пониманию всего этого хаоса. Да, весьма важный знак, с одной лишь маленькой проблемкой: Знак чего? Что это значит?
И что важнее всего, почему этот конкретный ключ меня огорчает? Я пришел поработать над  своей собственной персональной проблемой пропавшего Пассажира - пришел поздно вечером, чтобы меня не отвлекали ни сестра, ни другие рабочие обязанности. И теперь, очевидно, что если я хочу разобраться со своей проблемой, я должен делать это с помощью работы над делом Деборы. Куда делась справедливость в этом мире?
Ну, если и была в этой жизни, заполненной страданием и словоблудием, какая-нибудь награда за мои усилия, то я её пока не увидел. Так что остаётся только брать что дают и посмотреть куда это меня приведёт.
Для начала, на каком языке это написано? Китайский или японский я отбросил сразу - но как насчет какого-нибудь неизвестного мне азиатского алфавита? Я открыл онлайн-атлас и начал проверять страны: Корея, Камбоджа, Тайланд. Ни в одной из них не было даже смутно похожего алфавита. Что остаётся? Кириллица? Достаточно легко проверить. Я открыл страницу, содержащую полный алфавит. Я долго изучал его; некоторые буквы показались похожими, но в конце концов, я пришел к выводу что они не подходят.
Что ещё? Что остаётся? Что бы такого действительно умного сделать, в стиле себя прежнего, или хотя бы в стиле мудреца всех времён и народов Царя Соломона?
На задворках моего мозга раздалась тихая трель, и я слушал её несколько секунд прежде чем ответить. Да, верно, я сказал Царь Соломон. Парень из Библии с внутренним голосом. Что? О, правда? Связь, говоришь? Уверен в этом?
Рискованная догадка, но достаточно легко проверяемая, что я и сделал. Соломон должен был говорить на древнем иврите, который конечно же, легко нашёлся в сети. И выглядел лишь отдалённо похоже на то, что я искал. Так что никакой связи: ipso facto, или какая-нибудь другая столь же убедительная латинская поговорка.
Но подождите-ка: ведь оригинальным языком Библии был не иврит, а какой-то другой? Я зверски напряг серые клетки своего мозга, и наконец припомнил. Да, это было что-то что я узнал из безупречного источника знаний: фильма \"Искатели Потерянного Ковчега\". Нужный мне язык назывался арамейским.
И снова, в сети легко обнаружился сайт, обучающий писать на арамейском. И едва попав на него я с энтузиазмом начал учиться, поскольку несомненно одно – те три буквы в точности совпадали. Это был арамейский аналог букв МЛК.
Я прочитал дальше. Арамейский, подобно ивриту, не использовал гласные. Читателю приходилось подставлять их самостоятельно.  Довольно сложно, действительно, потому что вы должны были знать слово прежде, чем прочитать его. Следовательно, МЛК могло означать молоко или милик или малик или любую другую комбинацию, ни одна из которых не имела смысла. По крайней мере для меня, что казалось мне наиболее важным. Но я всё равно попробовал, пытаясь ощутить смысл этих букв. Милок. Молак. Молек…
В подсознании снова что-то забрезжило, я схватил это, вытянул на свет и присмотрелся повнимательнее. Это опять оказался Царь Соломон. Как раз перед тем, как убить своего брата с внутренней злобой, он построил храм Молоха. И конечно, предпочтительной альтернативой написания слова Молох был Молик, известный как отвратительный бог аммонитов.
На этот раз я поискал \"поклонение Молоху,\" и просмотрев около дюжины несоответствующих ссылок, кликнул по нескольким, сообщившим мне то же самое: для поклонения была характерна экстатическая потеря самоконтроля и человеческие жертвоприношения. Очевидно люди пребывали в экстазе, не понимаю, что какой-нибудь Джимми будет убит и зажарен, не обязательно в таком порядке.
Ну, я не совсем понимаю экстатическую потерю контроля, даже после присутствия на футбольном стадиона в день розыгрыша Кубка Оранж. Так что признаюсь, мне было любопытно: как они проделывали этот трюк? Я прочитал немного подробностей, и обнаружил, что в ритуале использовалась музыка, доводящая до исступления почти автоматически. Как именно достигался такой эффект было несколько неоднозначно - самым понятным описанием, которое я сумел найти был перевод с арамейского с массой примечаний, гласивший, что \"Молох посылал музыку впереди себя.\" Я предположил, что это означало оркестр его жрецов, марширующий по улицам с трубами и барабанами.
Почему с трубами и барабанами, Декстер?
Потому что именно их я слышал во сне. Барабаны и трубы, пение, сливающееся в радостный хор и чувство, будто чистая вечная радость стоит прямо за дверью.
Что кажется неплохим рабочим описанием экстатичной потере контроля, не так ли?
Хорошо, рассуждал я: просто в порядке аргумента, допустим что Молох вернулся. Или может быть он никогда не уходил. Итак, трехтысячелетний отвратительный бог из Библии послал музыку для того, чтобы, мм – для чего? Украсть моего Темного Пассажира? Убить молодых женщин в Майами, этой современной Гоморре? Я даже извлёк своё недавнее озарение в музее и попытался добавить его в мозаику: если Соломон обладал исходным Тёмным Пассажиром, который теперь появился в Майами, и, подобно самцу льва, возглавившему прайд, пытается убить существующих здесь Пассажиров, потому что... ммм, собственно почему?
Или я действительно должен поверить, что плохой парень из Ветхий Завета появился из глубины веков специально чтобы схватить меня? Не пора ли мне просто зарезервировать себе комнату с мягкими стенами?
Я рассмотрел это со всех сторон и ничего не обнаружил. Возможно мой мозг начал разваливаться  вместе с остальной частью моей жизни. Может быть я просто устал. Всё равно это бессмысленно. Мне нужно узнать побольше о Молохе. И поскольку я сидел за компьютером, я поискал веб-сайт, посвящённый Молоху.
Чтобы выяснить это не потребуется много времени, так что я набрал Молох в строке поиска, и пролистывал список набитых жалостью к себе самодовольных блогов, онлайн фентези-игр, и заумных параноидальных фантазий пока не обнаружил что-то подходящее. Когда я кликнул по ссылке, очень медленно начала загружаться картинка, и пока она открывалась…
Глубокий, мощный барабанный бой, взмывающие ввысь звуки труб, следующие за пульсирующим ритмом до тех пор, пока нельзя больше скрыть голоса, обещающие предвкушение радости за пределами познания - это была музыка, которую я слышал во сне.
Затем посередине страницы медленно проявилась дымящаяся голова быка с двумя поднятыми руками по бокам и те же три арамейских буквы сверху.
И я сидел и таращился и мигал вместе с курсором, ощущая как музыка ворвалась в меня и вознесла к жарким высотам неизведанного экстаза, обещавшего мне самое ослепительное восхищение когда-либо возможное в мире тайных радостей. Впервые на моей памяти, когда эти страстные странные ощущения нахлынули на меня, омыли и наконец схлынули прочь - впервые в жизни я почувствовал нечто новое, необычное, и нежеланное.
Я был напуган.
Я не мог сказать почему, или кого я боюсь, что делало ситуацию значительно хуже, одинокий неведомый страх прокатился внутри меня эхом отозвавшись в пустоте и унёс с собой всё кроме картинки этой бычьей головы и паники.
Это ерунда, Декстер, сказал я себе. Изображение животного и несколько случайных нот не самой хорошей мелодии. И я был полностью с собой согласен - но не мог заставить свои руки прислушаться к гласу разума и отцепиться от колен. Что-то в этом переходе между предположительно не связанными миром сна и бодрствования делало невозможным отделить сон от яви, как будто то, что появилось в моем сне, а затем на мониторе компьютера было слишком могущественным, чтобы сопротивляться и у меня не было шанса побороть это, и просто наблюдал как меня тащит вниз в языки пламени.
Во мне больше не было чёрного могущественного голоса, чтобы сделать меня крепче стали и швырнуть словно копьё во что бы это ни было. Я была один, напуган, беспомощен, и растерян; Декстер во тьме, с  букой и прочими монстрами под кроватью, готовыми вытащить меня из этого мира в горящие земли полных ужаса воплей боли.
Далеким от изящества движением я дернулся через стол и выдернул шнур электропитания компьютера из розетки, затем загнанно дыша, я снова дернула назад на стул словно кто-то приложил электроды к моим мускулам, так быстро и неуклюже, что вилка на конце шнура хлестнула мне по лбу чуть выше левой брови.
В теченни нескольких минут я едва дыша наблюдал как пот стекает с моего лица и капает на стол. Я понятия не имел, зачем я прыгнул со стула как атакующая барракуда и выдернул шнур из розетки, как и то, почему мне показалось необходимо сделать это, и я не мог понять откуда появилось это желание, всплывшее из новой тьмы между моими ушами и пронзившее меня своей неотложностью.
Итак, я сидел в своем тихом офисе и глазел на мертвый экран, гадая кто я, и что только что произошло.
Я никогда не боялся. Страх был чувством, которых Декстер был лишен. Испугаться веб-сайта было настолько за гранью глупости и бессмыслицы, что даже эпитетов не подобрать. А я никогда не поступал иррационально, когда не притворялся человеком.
Так почему я выдернул штекер, и почему у меня дрожат руки всего лишь от короткой бодрой мелодии и карикатуры коровы?
Ответа не было, и я не был уверен что хочу его найти.
Я поехал домой, убежденный, что за мной следят, несмотря на то, что всю дорогу зеркало заднего вида оставалось пустым.

Другой действительно был совершенно особенным, гибким в некотором отношении, чего Наблюдатель не встречал уже давно. Этот оказался значительно более интересным чем его предшественники. Он даже начал чувствовать некое родство с другим. Печально, правда. Если бы только мир был устроен иначе. Но в неизбежности судьбы другого была и некая красота, и это тоже было хорошо.
Даже на значительном расстоянии от автомобиля другого, он замечал признаки начинающихся расшатываться нервов: ускорение и замедление, возню с зеркалами. Хорошо. Беспокойство было только началом. Ему нужно было провести другое далеко за грань беспокойства, и делал это. Но сначала существенно было убедиться,  что другой знал что приближается. А он пока не мог быть в этом уверен, несмотря на подсказки.
Ну хорошо. Наблюдателю оставалось просто повторять привычную последовательность действий, пока другой не узнает, что за сила пришла за ним. После этого у другого не останется выбора. Он придёт, как счастливый ягнёнок на бойню.
До тех пор даже наблюдение имело цель. Позволить ему почувствовать слежку. Ему не поможет, даже если он увидит лицо своего преследователя.
Лица могут меняться. В отличии от того, кто наблюдает.

ГЛАВА 20
ЕСТЕСТВЕННО В ЭТУ НОЧЬ Я НЕ СПАЛ. Следующее воскресенье прошло в тумане усталости и беспокойства. Я повёл Коди и Астор в соседний парк и сидя на скамье, попытался осмыслить эту груду несовместимой информации и предположить с чем я столкнулся. Кусочки мозаики никак не хотели складываться в мало-мальски осмысленную картинку. Даже если бы я сколотил их в более-менее складную теорию, мне это вряд ли помогло понять где искать моего Пассажира.
Лучшее что я смог придумать это, своего рода полусформировавшееся понятие, что Тёмный Пассажир и такие как он слоняются вокруг по крайней мере уже три тысячи лет. Но почему мой должен был удрать от кого-то другого - этого я не мог сказать, тем более, что сталкиваясь с ними прежде, я не встречал никакой другой реакции кроме поднятой на загривке шерсти. Моё замечание о новом папочке-льве казалось особенно неправдоподобным в приятном солнечном свете парка, на фоне орущих детей. Согласно статистике  разводов у приблизительно половины из них были новые папы, и они, казалось, процветали.
Я позволил отчаянию захлестнуть меня, что в такой прекрасный день в Майами казалось немного абсурдным. Пассажир ушёл, я остался один, и единственное что я смог придумать это начать изучать арамейский. Я мог только надеяться, что если кусок замороженных фекалий с пролетающего самолета упадет мне на голову то это выведет меня из моего мучительного состояния. Я взглянул на небо, но и там, как и везде, меня ждала неудача.
 И снова практически бессонная ночь, прерванная повторяющейся странной музыкой, которая вошла в мой сон и разбудила меня, так что я сел на кровати, чтобы пойти за ней. Я не знал почему мне показалось хорошей идеей последовать за музыкой и даже больше - я не знал куда она меня ведёт, но очевидно я собирался идти. Ясно, что я разваливался, быстро скользя вниз, в серое, пустое безумие.
Утром в понедельник, ошеломленный и разбитый Декстер пошатываясь направился в кухню, где на меня немедленно и яростно напал ураган по имени Рита, которая атаковала меня махая перед носом огромной пачкой каких-то бумаг и дисков. \"Мне надо знать что ты думаешь\", взволнованно заговорила она, что сбило меня с толку, учитывая глубокое однообразие моих мыслей. Ей это совершенно не надо знать. Но прежде чем я смог сочинить хоть какую-то слабую отговорку, она усадила меня на кухонный стул и стала раскладывать на столе бумаги.
\"Это икебана, которую хочет использовать Ганс\", начала она, тут же демонстрируя мне фотографии которые, фактически, были готовым гербарием. \"Это для алтаря. Может быть это чересчур….О, я не знаю\", несчастно вздохнула она. \"Не начнут смеяться от того, что так много белого?\"
Хотя у меня с юмором всё в порядке, на ум пришло не слишком много шуток про белый цвет, однако прежде чем я смог хоть как-то переубедить её, Рита уже начала перелистывать страницы.
\"Ладно\", продолжала она, \"это карточки мест за столом. Которые очень хорошо стыкуются с тем, что делает Мэнни Борк. Может нам следует отдать их Винсу и Мэнни, чтобы они проверили?\"
\"Ну..\"
\"О, боже! Посмотри на часы!\", воскликнула она и прежде чем я успел произнести хоть какой-то звук, бросила мне на колени пачку дисков, \"Я выбрала эти шесть групп\", объяснила она, \"Ты можешь их послушать сегодня и сказать мне что ты думаешь о них? Спасибо, Декс\", она потянулась ко мне, поцеловала в щёку и направилась к двери, уже намереваясь выполнить следующее дело из её списка. \"Коди!\", крикнула она, \"Нам пора идти, сладкий. Пойдём!\"
Прошло ещё три минуты беспокойства в течение которых Астор и Коди прощались со мной, просунув головы в дверь кухни, и только потом входная дверь хлопнула и наступила тишина.
И в этой тишине, мне показалось что я мог слышать, совсем как слышал это ночью, слабое эхо музыки. Я понял что мне нужно встать со стула и выйти за дверь с ножом в зубах - выйти в яркий день и найти это, что бы это ни было, смело выступить против, в его же логове, и убить...но я не мог.
Сайт Молоха внушил мне страх, и даже зная как это глупо, неправильно и непродуктивно, совсем не по-декстеровски, я не мог с этим совладать. Молох. Просто глупое древнее имя. Старый миф, исчезнувший тысячи лет назад, разрушенный вместе с храмом Соломона. Это было ничто, вымысел доисторического воображения, даже меньше чем ничто - за исключением того, что я этого боялся.
Казалось, что мне ничего не остается делать кроме как прожить день с опущенной головой и надеждой что оно не захватит меня полностью, чем бы это не оказалось. Я устал до мозга костей, и может быть это тоже добавляло мне беспомощности. Хотя я так не думаю. Я чувствовал, что нечто очень плохое бродит вокруг, вынюхивая меня и приближаясь всё ближе, и я почти чувствовал его острые зубы на своей шее. Всё что я мог, это сделать эту последнюю игру чуть-чуть длиннее, но рано или поздно я почувствую его челюсти на своем теле, и затем я буду блеять как овечка, бить пятками в пыли, и умру. Мне не хотелось бороться; мне, если честно почти ничего не хотелось; во мне остался только некий человеческий рефлекс который говорил мне что пора идти на работу.
Я собрал диски Риты и вышел из дома. И пока я замыкал входную дверь, белый Авалон медленно отъехал от тротуара, с такой ленивой дерзостью, что это прорвало мою усталость и отчаяние, и вонзило в меня копье настоящего ужаса, от которого я отпрянул к двери и все диски посыпались из рук.
Машина проехала медленно до знака остановки. Я наблюдал, бессильный и оцепенелый. И когда тормозные огни выключились и машина тронулась с места и поехала дальше, маленькая часть Декстера проснулась и очень рассердилась.
Должно быть, это совершенно наглое неуважительное поведение Авалона подействовало, но видимо мне действительно нужен был такой удар адреналина в поддержку утренней чашечке кофе. Что бы это ни было, меня это завело так, что прежде чем я решил, что дальше делать, я уже это делал. Я бежал к своей машине и прыгнул за руль. Воткнул ключи в зажигание, завёл мотор и погнал за Авалоном.
Я проигнорировал знак остановки, проехал через перекрёсток и увидел машину, поворачивающую направо в нескольких кварталах впереди. Я мчал так быстро, как мне не следует, и увидел как он поворачивает налево, на шоссе Ю.С. 1. Я поднажал и погнал ещё быстрее, боясь упустить его в сумасшедшем движении в час-пик.
Я был примерно в квартале от него, когда он повернул на север по Ю.С.1. Я ехал за ним, не обращая внимания на скрип тормозов и оглушительные аккорды клаксонов других машин. Авалон был в десяти машинах от меня, и я воспользовался всеми своими навыками езды по Майами чтобы подобраться поближе, сконцентрировавшись только на дороге и игнорируя разделительные линии переулков, а также великолепную языковую изобретательность в выражениях водителей из соседних авто. Червяк вернулся и хотя у него были не все зубки на месте, он готов был к битве, к той самой битве червей. Я был зол - еще одна новость для меня. Меня вытащили из моей тьмы, а затем бросили в ярко освещённый угол, где стены сужались, но этого достаточно! Настало время Декстеру нанести ответный удар. И хотя я не представлял себе, что я буду делать когда догоню эту машину, я совершенно точно собирался это сделать!
Я был на пол-квартала позади, когда водитель Авалона засёк меня и сильно увеличив скорость, резко повернул в левый переулок, где было так мало места что машина ехавшая за ним, притормозила и пошла юзом. Две машины за ней столкнулись, и гул сигналов и тормозов проткнул мне уши. Я рванул резко вправо, объезжая аварию, и затем свернул в освободившийся проезд к левому переулку. Авалон был на квартал впереди и набирал скорость, но я вдавил педаль газа и погнал за ним.
Несколько кварталов расстояние между нами не менялось. Когда Авалон догнал поток машин, который шел уже после аварии, я приблизился к нему. Я был в двух авто от него, когда смог различить большие чёрные очки водителя, который смотрел на меня через боковое зеркало. Как только я оказался всего за одну машину от него, он вдруг резко крутанул руль влево заставляя автомобиль выскочить на разделительную полосу и скользя боком вниз к движению встречной полосы. Я проехал его, так как не успел даже среагировать. Я почти слышал его язвительный смешок в спину, в то время как он катил прочь к Хоумстеду.
Но я не собирался его отпускать. Поимка этой машины вряд ли даст мне ответы на мои вопросы, однако мне кажется что это правильное действие. И я не думал о правосудии или о другом каком-то абстрактном понятии. Нет, это было чистым гневным возмущением, исходившем из некоего неизвестного закоулка в моем ящеричном мозгу  и растекающегося по всему телу. То, что я действительно хотел сделать, это вытащить парня из его грязной маленькой тачки и надавать по морде. Желание физически причинить вред в пылу гнева было совершенной сенсацией для меня, оно было опьяняющим, и достаточно сильным, чтобы отбросить в сторону остатки логики, и заставить меня пересечь дорогу и продолжить преследование.
Мой автомобиль жутко заскрипел когда я резко вывернул на разделительную полосу и проехал дальше на другую сторону. Огромный цементовоз едва не задел меня, но я уже был далеко впереди, сидя на хвосте у Авалона на незагруженной дороге в южном направлении.
Боги дороги были ко мне благосклонны и я продвинулся сквозь поток постоянно движущихся машин почти на полмили, прежде чем впервые притормозил на красный свет. Несколько машин выезжали из проулков на дорогу и не было никакой возможности их объехать… если только я не повторю свой фокус проезда по разделительной полосе. Я так и поступил. Я выехал на разделительную полосу и пересёк перекрёсток едва избежав серьёзного столкновения с ярко жёлтым Хаммером, который совершенно по-дурацки пытался использовать дорогу по назначению. Он сильно накренился, чтобы не столкнуться со мной и у него это почти получилось. Я аккуратно стукнул его в передний бампер и помчал дальше под новые взрывы автомобильных сигналов и воплей водителей.
Авалон должно быть уже где-то на четверть мили впереди, если он вообще ещё оставался на трассе Ю.С.1, и я не горел желанием ещё больше увеличить разделяющее нас расстояние. Я летел как паровоз в своем надёжном и маленьком автомобиле, и через полминуты в моём поле зрения оказались две белые машины - один был Шевроле СУВ, а второй - минивэн. Моего Авалона нигде не было видно.
Я на секунду снизил скорость - и тут же краем глаза снова засёк его, выезжающего со стоянки позади какого-то продуктового магазина. Он свернул направо. Я мгновенно надавил на педаль газа, развернулся на 180 градусов, проехал два проулка и помчал на стоянку. Водитель другой машины увидел меня; увеличил скорость и вылетел на примыкающую к шоссе улицу, удаляясь на восток с такой скоростью, на какую только был способен. Я пролетел через стоянку и поехал за ним.
Я проехал за ним через жилой район примерно милю, затем мы свернули и проехали парк, где программа по уходу за детьми была в полном разгаре. Я подобрался ближе к его машине и как раз вовремя, чтобы заметить мамашу с младенцем и двумя малышами уже начавшую переходить дорогу прямо перед нами.
Авалон быстро выехал на тротуар, а женщина продолжала медленно идти по дороге всматриваясь в меня, словно я был доской с расписанием, которое она не могла прочесть. Я вильнул, чтобы объехать её со спины, но тут один из её малышей кинулся назад прямо под мою машину. Я нажал на тормоза. Мою машину занесло и на мгновение мне показалось что машина скользит прямо на эту медленную группу идиотов, стоящих на дороге и безучастно наблюдающих за мной. Но наконец мои шины перестали скользить и я вывернув руль и поддав газу, пролетел по газону у дома через улицу от парка. Потом выехал на дорогу в облаке травы и помчал за Авалоном, который был уже далеко впереди.
Несколько кварталов расстояние между нами оставалось прежним, пока мне не представился счастливый случай. Авалон впереди меня проскочил очередной знак остановки, но в этот раз за ним погнался полицейский патруль, с включенной сиреной. Я не был уверен, следует ли мне радоваться или бесится от такой компании, но в любом случае гораздо легче было ехать за мигалками и звуком сирены, поэтому я продолжил преследование.
Две машины впереди проделали серию крутых поворотов, и я было подумал что пора бы поближе подобраться, как вдруг Авалон исчез и полицейская машина плавно остановилась. Через пару секунд я уже тормозил рядом и выскочил из машины.
Полицейский впереди уже бежал по подстриженному газону, на котором были видны следы шин, ведущие за дом и дальше в канал. Авалон был в воде, ближе к противоположному берегу, и было видно как человек из машины вылез через окно и проплыл несколько ярдов к противоположному берегу. Полицейский поколебался какое-то время, затем прыгнул в воду и поплыл к полузатонувшей машине. Когда он это делал я услышал звук тормозов позади. Повернулся посмотреть.
Рядом с моей машиной остановился желтый Хаммер и мужчина с красным лицом и песочными волосами выпрыгнул из него и начал на меня орать, \"Ты ублюдочный сукин сын! Ты поцарапал мою машину! О чем, чёрт тебя дери, ты думал?\"
Я не успел ответить, как зазвонил мой мобильный. \"Простите\", произнес я и меня удивило что этот мужчина с песочными волосами тихо стоял и ждал пока я поговорю по телефону.
\"Ты где, мать твою, шляешься?\", требовательно спросила Дебора.
\"На Катлер Ридж, любуюсь каналом\", ответил я.
Это заставило её на минуту задуматься, но потом она сказала, \"Давай, обсыхай и тащи свою жопу к кампусу. У нас ещё один труп\".

ГЛАВА 21
МНЕ ПОТРЕБОВАЛОСЬ НЕСКОЛЬКО МИНУТ, ЧТОБЫ ОТДЕЛАТЬСЯ ОТ ВОДИТЕЛЯ желтого Хаммера, и я вероятно был бы всё ещё там, если бы не полицейский, который прыгнул в канал. Он наконец вылез из воды и подошел туда, где я  стоял не обращая внимания на безостановочный поток угроз и не слишком оригинальных оскорблений. Я пытался проявить вежливость - мужика душила ярость, и я не хотел, чтобы он получил психологическую травму подавляя её, но в конце концов у меня неотложное полицейское дело. Я попытался указать на это,  но очевидно он был одним из тех индивидуумов, которые не могут одновременно орать и прислушиваться к голосу разума.
Так что появление несчастного и чрезвычайно мокрого полицейского ознаменовало собой долгожданную паузу в граничащим со скучным монологом разговоре. \"Я действительно хотел бы узнать, что вы разузнаете о водителе этого автомобиля,\" сказал я полицейскому.
\"Да уж конечно,\" ответил он. \"Могу я увидеть ваши документы, пожалуйста?\"
\"Я должен ехать на место преступления,\" сказал я.
\"Вы уже на одном из них,\" сообщил он мне. Итак, я показал ему свои верительные грамоты и он внимательно их осмотрел, капая водой из канала на ламинированное фото. Наконец он кивнул и сказал, \"Окей, Морган, проезжайте.\"
По реакции водитедя Хаммера можно было бы подумать, что полицейский предложил расстрелять Папу Римского. \"Вы не можете вот так просто его отпустить!\" завизжал он. \"Этот вонючий козёл раздолбал мою машину!\"
Но полицейский, благословли его Боже, просто посмотрел на мужчину, уронил каплю воды, и спросил: \"Могу я увидеть ваши права и техпаспорт, сэр?\" Похоже на великолепное разрешение ехать, и я с удовольствием им воспользовался.
Мой бедный изношенный автомобиль издавал весьма несчастные звуки, но я направил его на дорогу в университет – выбора всё равно не было. Он доставит меня туда, как бы сильно не поврежден. Это заставило меня почувствовать определенноё родство с моим автомобилем. Вот они мы, два великолепно сконструированныих куска машинерии, выбиты из нашего изначально великолепного состояния непредвиденными обстоятельствами. Это был замечательный повод для жалости к себе, и нескольких минут я предавался ей. Гнев, который я чувствовал всего несколько минут назад схлынул прочь, пролился на газон словно канальная вода с полицейского. Наблюдать как водитель Авалона переплывает канал, вылезает из воды, и уходит прочь было в духе последних дней; стоит подобраться немного ближе как земля уходит из под ног.
И вот теперь новое тело, а мы ещё даже не разобрались что делать со старыми. Мы были похожи на борзых на собачьих бегах, гоняющихся за фальшивым кроликом, который всегда чуть-чуть впереди, отдёргиваясь прочь каждый раз когда бедная собака думает что вот-вот схватит его зубами.
Около университета уже стояли два автомобиля команды, и четверо офицеров образовали кордон вокруг Музея Искусств, отталкивая растущую толпу. Приземистый, сильный на вид коп с бритой головой вышел встретить меня, и провёл к задней стороне здания.
Тело лежало в группе растительности за галереей. Дебора разговаривала с кем-то похожим на студента, а Винс Масука усевшись на корточки рядом с левой ногой тела и тщательно тыкал шариковой ручкой куда-то в щиколотку. Тело не было видно с дороги, но и сказать, что оно спрятано тоже было нельзя. Оно было зажарено как предыдущие, и было положено так же как  первые два, в жестко закрепленном положении, с керамической головой быка вместо головы. И снова, когда я это увидел, я рефлекторно ожидал какой-нибудь реакции изнутри. Но я не услышал ничего кроме мягкого бриза, овевающего мой мозг. Я до сих пор оставался один.
Пока я задумчиво стоял, появилась Дебора и вызверилась на меня. \"Я звонила тебе давным давно,\" зарычала она. \"Где ты был?\"
\"На занятиях по макраме,\" ответил я. \"Этот такой же, как другие?\"
\"Выглядит похоже,\" сказала она. \"Что скажешь, Масука?\"
\"Кажется, на этот раз у нас прорыв,\" произнёс Винс.
\"Вовремя, мать его,\" сказала Дебора.
\"На щиколотке надет браслет,\" сказал Винс. \"Он не оплавился, потому что сделан из платины.\" Он улыбнулся Деборе своей ужасно фальшивой улыбкой. \"На нём написано Тамми.\"
Дебора нахмурилась и посмотрела в боковую дверь галереи. Там с с одним из полицейских стоял высокий мужчина в легкой куртке из полосатой ткани и галстуке-бабочке и с нетерпением смотрел на Дебору.
\"Кто этот парень?\" спросила она Винса.
\"Профессор Келлер. Преподаватель истории искусства. Он обнаружил тело.\"
Все еще хмурясь, Дебора встала и поманила полицейского в форме, чтобы он привел профессора.
\"Профессор ?\" сказала Дебора.
\"Келлер. Гас Келлер,\" ответил профессор. Он был красивым мужчиной лет шестидесяти со шрамом словно после дуэли на левой щеке. Но лицезрение тела его не впечатлило.
\"Это вы обнаружили тело\" сказала Деб.
\"Совершенно верно. Я шел посмотреть на новую выставку прикладного искусства –Месопотамского, которое действительно должно было быть интересным - и увидел это в кустарнике.\" Он нахмурился. \"Около часа тому назад, кажется.\"
Дебора кивнула как будто ей всё это уже известно, включая Месопотамскую часть: стандартный полицейский трюк, побуждающий людей активно добавлять новые детали, особенно если они чувствуют себя слегка виноватыми. С Келлером это не сработало. Он просто стоял и ждал следующего вопроса, а Дебора стояла и пыталась его придумать. Я справедливо горжусь своими тяжким трудом отработанными фальшивыми навыками общения, поэтому прочистил горло, чтобы прервать неловкое молчание, и Келлер перевёл взгляд на меня.
\"Что вы можете рассказать нам о керамической голове?\" спросил я его. \"С художественной точки зрения.\" Дебора бросила на меня убийственный взгляд, впрочем, возможно просто из ревности, что я придумал вопрос раньше неё.
\"С художественной точки зрения? Не очень,\" сказал Келлер, смотря вниз на голову быка около тела. \"Выглядит будто её вылепили из сырой глины, и обожгли в достаточно примитивной печи. Может быть даже просто в обычной большой печи. Но с исторической точки зрения, это намного интереснее.\"
\"В каком смысле интереснее?\" перебила Дебора, и он пожал плечами.
\"Ну, ручаться не могу,\" протянул Келлер. \"Но похоже кто-то пытался создать стилизацию под очень старый дизайн.\"
\"Насколько старый?\" спросила Дебора. Келлер приподнял бровь и пожал плечами, будто считал,  что она задала неправильный вопрос, но всё же ответил.
\"Три или четыре тысячи лет.\"
\"Очень старый,\" услужливо высказался я, и они оба посмотрели на меня с выражением, заставившем меня подумать что следует добавить что-нибудь хотя бы наполовину умное, так что я спросил, \"И в какой части света он появился?\"
Келлер кивнул. Я снова показал себя молодцом. \"Средний Восток,\" сказал он. \"Мы находили аналогичные мотивы в Вавилонии, и еще раньше около Иерусалима. Голова быка относится к культу одного из древних богов. Довольно гадкого, по правде говоря.\"
\"Молох,\" сказал я, и звук этого имени больно царапнул мне горло.
Дебора впилась в меня взглядом, в полной уверенности что уж сейчас я точно что-то от неё скрываю, но затем вновь отвернулась на звук Келлерова голоса.
\"Да, вы правы,\" произнёс он. \"Молох любил человеческий жертвоприношения. Особенно детские. Это было стандартной сделкой: принесите в жертву вашего ребенка и божество гарантирует вам хороший урожай, или победу над врагом.\"
\"Ну, похоже, мы можем рассчитывать на очень хороший урожай в этом году,\" Сказал я, но никто из них не удосужился хотя бы слабо  улыбнуться. Ну хорошо, я делаю что могу, чтобы привнести немного радости в этот мрачный мир, и если люди отказываются реагировать на мои попытки, чтож, им же хуже.
\"А какой смысл в сжигании тел?\" требовательно спросила Дебора.
Келлер коротко улыбнулся типичной профессорской спасибо-что-спросили улыбкой. \"Это ключевая часть ритуала,\" сказал он. \"В культе Молоха существовала огромная статуя быка, одновременно бывшая печью.\"
Я вспомнил Халперна и его \"сон.\" Он знал о Молохе заранее, или знание пришло к нему тем же путём, что музыка ко мне? Или Дебора всё это время была права и он действительно был у статуи и убил девушек – каким бы невероятным это не казалось?
\"Печь,\" сказала Дебора, и Келлер кивнул. \"И они бросали в неё тела?\" произнесла она с выражением лица, свидетельствующим о том, что она не может в это поверить, причём по его вине.
\"О, более того\" сказал Келлер. \"Они включили в ритуал элемент чуда. Очень умный ход, по правде говоря. Именно поэтому Молох был популярен так долго, потому что это было волнующе и убедительно. У статуи были руки, протянутые в сторону паствы. Когда жертву укладывали на эти руки, Молох словно оживал и пожирал жертву – руки с жертвой медленно поднимались и клали её в его рот.\"
\"И в печь,\" добавил я, желая ничего больше не упустить, \"под звуки музыки.\"
Дебора удивлённо посмотрела на меня, и я понял что никто не упоминал о музыке, но Келлер пожал плечами и ответил.
\"Да, вы правы. Трубы и барабаны, пение, все очень гипнотизирующе. Кульминация наступала когда бог поднимал тело ко рту и бросал внутрь. В рот и внутрь печи. Живьём. Не слишком весело для жертвы.\"
Я верил сказанному Келлером - я слышал вдали мягкое биение барабанов, и мне тоже было не слишком весело.
\"Кто-нибудь до сих пор поклоняется этому парню?\" спросила Дебора.
Келлер покачал головой. \"Не в последние две тысячи лет, насколько мне известно.\"
\"Ну тогда, какого чёрта,\" сказала Дебора. \"Кто это делает?\"
\"Это не секретная информация,\" ответил Келлер. \"Это – довольно хорошо задокументированная часть истории. Кто угодно может провести небольшое исследование и обнаружить достаточно, чтобы сделать нечто подобное.\"
\"Но зачем кому-то делать такое?\" спросила Дебора.
Келлер вежливо улыбнулся. \"Я не знаю наверняка.\"
\"Ну и что хорошего это мне даёт?\" спросила она тоном, намекавшим на то, что Келлеру неплохо бы иметь ответ.
Он по профессорски любезно улыбнулся. \"Узнать что-то новое никогда не повредит.\"
\"Например,\" произнёс я, \"мы знаем, что где-то должна быть большая статуя быка с печью внутри.\"
Дебора дёрнула головой в мою сторону.
Я нагнулся к ней поближе и мягко произнёс, \"Халперн.\" Она мигнула и я понял, что про это она пока не подумала.
\"Думаешь, это был не сон?\"
\"Я не знаю что думать. Но если кто-то воплощает в жизнь ритуалы Молоха, почему бы ему не делать этого с соответствующим оборудованием?\"
\"Проклятье,\" сказала Дебора. \"Но где можно спрятать такую штуку?\"
Келлер деликатно кашлянул \"Боюсь, дело не только в этом.\"
\"То есть?\" требовательно спросила Дебора.
\"Ну, пришлось бы как-то скрыть запах,\" сказал он. \" Запах жареного человеческого мяса. Он устойчивый, и определённо незабываемый.\" Он немного смущенно пожал плечами.
\"Итак, мы ищем гигантскую вонючую статую с печью внутри,\" бодро заявил я. \"Это будет не слишком трудно.\"
Дебора сверкнула на меня взором, и я снова почувствовал лёгкое разочарование её неуклюжим подходом к жизни – в особенности потому что я несомненно присоединюсь к ней в качестве постоянного жителя Мрачного мира, если Тёмный Пассажир откажется появиться и выйти из своего укрытия.
\"Профессор Келлер,\" сказала она, отворачиваясь и полностью игнорируя своего бедного брата, \"есть что-нибудь ещё полезное во всём этом бычьем дерьме?\"
Это была несомненно умная реплика, и я почти захотел, чтобы её произнёс я, но оказалось, что она не впечатлила ни Келлера, ни саму Дебору, которая казалось даже не подозревала, что сказала что-то примечательное. Келлер просто покачал головой.
\"Боюсь, это не совсем моя область,\" сказал он. \"Я знаю эту тему лишь постольку, поскольку она повлияла на историю искусства. Вам стоит поговорить с кем-нибудь с кафедры философии или сравнительной религии.\"
\"Например, с профессором Халперном,\" снова шепнул я, и Дебора кивнула, не отводя глаз.
Она повернулась, чтобы уйти, но к счастью вовремя вспомнила о манерах; вернулась к Келлеру и сказала, \"Вы нам очень помогли, доктор Келлер. Пожалуйста сообщите, если вспомните что-нибудь ещё.\"
\"Конечно,\" ответил он, и Дебс схватила меня за руку и потащила за собой.
\"Мы идём в кабинет регистратора?\" вежливо спросил я, чувствуя как затекает моя рука.
\"Да,\" ответили она. \"Но если Тамми училась у Халперна, я не знаю, что сделаю.\"
Я потянул излохмаченные останки своей руки из её зажима. \"А если она у него не училась?\"
Она просто покачала головой. \"Пошли.\"
Но когда я в очередной раз проходил мимо тела, что-то схватило меня за брючину, и я посмотрел вниз.
\"Кхм,\" сказал Винс. Он прочистил горло. \"Декстер,\" произнёс он, и я приподнял бровь. Он понял и отпустил мои брюки. \"Нам нужно поговорить.\"
\"Обязательно,\" сказал я. \"Это может подождать?\"
Он потряс головой. \"Это очень важно\"
\"Ну хорошо.\" Я сделал три шага назад, туда, где он сидел на корточках рядом с телом. \"Что случилось?\"
Он глядел в пространство с ещё более невыразительным лицом, чем обычно, когда он не изображал какие-нибудь эмоции. \"Я говорил с Мэнни.\"
\"Замечательно. И ты даже остался с полным комплектом конечностей.\"
\"Он, эмм,\" промямлил Винс. \"Он хочет внести несколько изменений. Эммм. В меню. Твоё меню. Для свадьбы.\"
\"Ага,\" сказал я, как бы банально не звучало это \"Ага\" когда произносишь его рядом с трупом. Я просто не мог удержаться. \"Кстати - это дорогостоящие изменения?\"
Винс взглянул на меня. Кивнул. \"Да. Он говорит что на него снизошло вдохновение. Что-то действительно новое и необычное.\"
\"По моему, это потрясающе,\" сказал я, \"но не думаю, что могу позволить себе вдохновение. Мы должны ему отказать.\"
Винс снова затряс головой. \"Ты не понимаешь. Он позвонил только потому, что ты ему нравишься. Он говорит, что контракт даёт ему право делать всё что он захочет.\"
\"И он хочет чуть-чуть увеличить цену?\"
Винс определенно покраснел. Он что-то пробормотал и попытался прикинуться ветошью. \"Что?\" переспросил я. \"Что ты сказал?\"
\"Вдвое,\" очень тихо, но по крайней мере разборчиво произнёс он.
\"Вдвое,\" повторил я.
\"Да.\"
\"Это 500 $ за тарелку,\" сказал я.
\"Уверен, это будет просто прелесть,\" сказал ярко-красный Винс.
\"За 500 баксов с тарелки это должно быть более чем просто прелесть. За эти деньги он должен убраться в зале, припарковать автомобили, и сделать каждому гостю массаж спины.\"
\"Это последний писк моды, Декстер. Возможно, про твою свадьбу напишут в журнале.\"
\"Ага, в журнале Банкротство Сегодня. Мы должны поговорить с ним, Винс.\"
Он затряс головой, продолжая смотреть на траву. \"Я не могу,\" сказал он.
Люди - замечательная комбинация глупости, невежества, и безропотности, не правда ли? Даже те, кто большую часть времени притворяется, вроде Винса. Этот бесстрашный судебный гик сидит всего в нескольких дюймах от жестоко убитого тела, обращая на него не больше внимания чем на пень, и одновременно его парализует от ужаса при мысли о встрече с коротышкой, зарабатывающим на жизнь ваянием из шоколада.
\"Хорошо,\" сказал я. \"Я сам с ним поговорю.\"
Он наконец поднял глаза на меня. \"Будь осторожен, Декстер.\"

ГЛАВА 22
Я ДОГНАЛ ДЕБОРУ, КОГДА ОНА РАЗВОРАЧИВАЛА СВОЮ МАШИНУ, и к счастью она помедлила секунду, чего было достаточно чтобы я подсел к ней. Мы поехали к регистрационному зданию. За всю короткую дорогу туда она не проронила ни слова, а я был очень занят своими проблемами чтобы об этом заботиться.
Быстрый поиск по записям с помощью моей новой подруги в приемной показал, что ни одна Тамми на занятия к Халперну не ходит. Но Дебора, шагающая туда-сюда по комнате, в ожидании результатов была готова к этому. \"Посмотри последний семестр\", попросила она. Что я и сделал, и снова ничего.
\"Ладно\", мрачно сказала она, \"Посмотри в группах Уилкинса\".
Это была прекрасная идея, и в доказательство к этому я сразу наткнулся на запись: мисс Коннор посещала семинар Уилкинса по ситуативной этике.
\"Хорошо. Запиши её адрес\".
Тамми Коннор жила в общежитии неподалеку, поэтому Деборе не пришлось тратить много времени чтобы довезти нас туда. Она припарковалась в запрещенном месте - прямо перед кампусом. Она вышла из машины и шагала к входу, прежде чем я успел только открыть дверь, но я поспешил за ней так быстро как мог.
Комната была на третьем этаже. Дебора предпочла пойти по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, чем тратить время на ожидание лифта, и так как этот подьем сбил мое дыхание я даже не смог пожаловаться. Я добрался до места как раз в вовремя чтобы увидеть как дверь комнаты Тамми распахивается и невысокая темноволосая девушка в очках хмуро отвечает, «Да?»
Дебора кивнула, \"Вы Тамми Коннор, мисс?\"
\"Нет, нет конечно, не я\", быстро сказала она, \"Я Эллисон, мы живем в одной комнате\".
\"Ты знаешь где Тамми, Эллисон?\"
Девушка втянула нижнюю губу и пожевала её, и ответила энергично мотая головой, \"Нет\".
\"Как давно ее нет?\"
\"Два дня\".
\"Два дня?\", Дебора в удивлении приподняла брови, \"Это необычно для неё?\"
Казалось Эллисон собирается сжевать свою губу, однако продолжая беспокойно ее терзать, выдержала довольно долгую паузу и изрекла, \"Я ничего не собираюсь рассказывать\".
Дебора долго смотрела на нее, и наконец сказала, \"Я думаю ты должна нам рассказать, Эллисон. Мы считаем что у Тамми неприятности\".
Мне показалось что это довольно сдержанный способ сказать о наших подозрениях что Тамми мертва, но я оставил все как есть, потому как стало очевидно, что эти слова сильно подействовали на Эллисон.
\"О!\", выдохнула она , \"О, я знала что это произойдёт!\"
\"Что ты думала произойдёт?\", задал я вопрос.
\"Их поймали…\", воскликнула она, подскакивая на месте, \"Я ей говорила!\"
\"Я уверен ты так и делала. Так почему бы и нам не сказать?\"
Она подпрыгнула чуть выше и прощебетала, \"О, у неё связь с одним профессором. О, боже, она прибьёт меня за это!\"
Лично я не думал что Тамми кого-нибудь сможет прибить, но чтобы быть уверенным до конца спросил, \"Тамми носила драгоценности?\"
Она посмотрела на меня будто я был умалишённым. \"Драгоценности?\", она произнесла это слово так словно оно было из иностранного языка, например, из арамейского.
\"Да, именно\", подтвердил я, \"Кольца, браслеты – что-нибудь подобное?\"
\"Вы имеете ввиду её платиновый ножной браслет?\", поинтересовалась она, очень вежливо, как мне показалось.
\"Точно\", сказал я и продолжил, \"на нем были какие-нибудь надписи?\"
\"Ну да, её имя\", ответила она, \"Господи, как она разозлится на меня!\"
\"Эллисон, ты знаешь с каким профессором она крутит?\", спросила Дебора.
Эллисон отпрянула назад, тряся головой, \"Мне не следует это рассказывать\"
\"Это профессор Уилкинс?\", спросил я, и даже невзирая на упрек во взгляде Деборы, ответ Эллисон на этот вопрос был очевиден.
\"О боже! Клянусь, я этого не говорила!\"

Один звонок по мобильному и у нас был адрес скромного жилища доктора Уилкинса на Коконат Гроув. Оно находилось в районе под названием Муринги, что могло означать или что наша альма-матер платит профессорам гораздо больше чем в былые времена, или что у профессора Уилкинса есть левые доходы. Когда мы повернули на эту улицу, начался послеобеденный косой дождь, который то уменьшался, то усиливался.
Мы легко нашли его дом. Номер мы увидели на жёлтой семифутовой стене, окружавшей дом. Дорогу преграждали ворота из кованого железа. Дебора остановила машину прямо напротив ворот, мы вышли и заглянули сквозь ворота внутрь. Дом был довольно скромным, не более 4.000 квадратных футов, и располагался по меньшей мере в 75 ярдах от воды, так что, возможно, не так уж и богат был этот Уилкинс.
Пока мы разглядывали ворота в поисках звонка, чтобы дать знать хозяину что мы приехали и хотим войти, передняя дверь дома отворилась и оттуда вышел мужчина в ярко-жёлтом дождевике. Он прошёл к стоящему на дорожке голубому Лексусу.
Дебора крикнула, \"Профессор! Профессор Уилкинс!\"
Мужчина посмотрел на нас из-под капюшона, \"Да?\"
\"Вы не могли бы уделить нам минутку?\"
Он медленно пошел в нашу сторону, наклонив голову и глядя на Дебору, \"Зависит от того кто вы\".
Дебора полезла в карман за значком и профессор Уилкинс осторожно приостановился очевидно боясь, что она достанет ручную гранату.
\"Мы – это полиция\", уверил я его.
\"Мы…?\", произнес он, и когда повернулся в мою сторону его полуулыбка застыла как только он увидел меня, погасла совсем, а затем он совершенно фальшиво улыбнулся снова. Так как я спец по фальшивым эмоциям и выражениям, я был совершенно уверен что увидев меня он был поражён, скрывая это под поддельной улыбкой. Но почему? Если он виновен, то вид полиции у ворот для него был бы хуже чем Декстер у двери. Но вместо этого он просто посмотрел на Дебору и протянул, \"О, да, мы встречались возле моего офиса\".
\"Точно\", сказала Деб, выудив наконец свой значок.
\"Извините, это надолго? Я спешу\"
\"У нас просто пара вопросов, профессор. Это займет всего минутку\".
\"Хорошо\", сказал он, глянув на значок, поднял на меня глаза, и тут же опустил, \"Хорошо\". Он открыл и распахнул ворота, \"Проходите\".
Хоть мы и промокли до нитки все же идея уйти с дождя показалась очень привлекательной. Мы прошли вслед за Уилкинсом в ворота, поднялись по дорожке и вошли в дом.
Интерьер дома был сделан в стиле, который я бы назвал Классический Стиль Обычного Богача с Коконат Гроув. Я не видел такого с детских лет, когда вице-мэр Майами сделал этот район доминирующим декоративным образцом застройки. Но это было давно, когда район ещё назывался Нат Гроув за свой свободный богемный дух.
Полы были покрыты красно-коричневой плиткой, начищенной до такого блеска что можно было бриться глядя в неё. Также в гостином уголке стояла обитая кожей кушетка и справа у большого венецианского окна два стула из того же гарнитура. Возле окна находился бар с большим, застеклённым и оснащённым терморегулятором отделением для вина. Возле него на стене висела картина в стиле ню какого-то абстракциониста.
Уилкинс провёл нас мимо двух горшков с цветами и остановившись не дойдя до кушетки, сказал с сомнением, \"Ах, мы намочим кожаную мебель\", и продолжил снимая капюшон, \"Могу я вам предложить присесть у бара?\". Он указал жестом на стоящие у бара стулья.
Я посмотрел на Дебору и она пожала плечами, \"Мы можем постоять. Это не продлится долго\".
\"Хорошо\", сказал Уилкинс. Он развёл руками и улыбнулся Деборе, \"Что случилось такого важного, что вас прислали в такую погоду?\"
Дебора даже покраснела немного, то ли от раздражения или чего-то ещё, не знаю. \"Как давно вы спите с Тамми Коннор?\", резко спросила она.
Счастливая улыбка исчезла и на мгновение холодное, неприятное выражение появилось на лице Уилкинса, \"Кто вам сказал?\"
Было видно что Дебора пытается вывести его из себя, и так как это одна из моих специализаций, я вмешался, \"Вы должны будете продать этот дом, если срок контракта не продлят?\"
Он стрельнул в меня глазами и в его взгляде ничего приятного не было. И к тому же он молчал. Наконец он произнёс, \"Мне следовало догадаться. Таким было признание Халперна, да? Это сделал Уилкинс?\".
\"Так значит вы не спали с Тамми Коннор?, снова заговорила Дебора.
Уилкинс взглянул на неё и с видимым усилием, вернул мягкую улыбку на лицо. Затем покачивая головой произнёс, \"Извините, никак не привыкну к вашей прямолинейности. Довольно успешная техника для ведения допроса, вы не находите?\"
\"Не очень. Вы не ответили ни на один вопрос\", не согласился я.
Он кивнул. \"Хорошо\", продолжил он, \"А Халперн рассказывал вам как он вломился ко мне в офис? Я нашёл его когда он прятался у меня под столом. Бог его знает что он там делал\".
\"Зачем, как вы думаете, он вломился в ваш офис?\"
Уилкинс пожал плечами, \"Он сказал что я подделал его бумаги\".
\"А вы это сделали?\"
Он посмотрел на Дебору, потом перевёл взгляд на меня на какой-то непродолжительный неприятный момент, и снова глянул на неё, \"Офицер, я пытаюсь помочь вам всеми силами. Но вы обвиняете меня в стольких вещах, что я даже не знаю на какой из вопросов отвечать\".
\"И поэтому не ответили ни на один из них?\", спросил я.
Мой вопрос он проигнорировал. \"Если вы мне скажете что общего между Тамми Коннор и бумагами Халперна, я с радостью вам помогу чем могу. В противном случае мне пора идти\".
Дебора посмотрела на меня в поисках совета или же просто устав разглядывать Уилкинса, понятия не имею, поэтому я пожал плечами в своём самом лучшем стиле и она снова посмотрела на него, \"Тамми Коннор мертва\"
\"О, боже!\", воскликнул он, \"Как это произошло?\"
\"Так же как и с Ариель Голдман\"
\"И вы знали их обеих\", поддержал я сестру.
\"Полагаю что многие люди знали их обеих. Включая Джерри Халперна\", тут же отчеканил он.
\"Профессор Халперн убил Тамми Коннор из тюремной камеры, так по вашему профессор Уилкинс?\", поинтересовалась Дебора.
Он пожал плечами, \"Я просто говорю что он тоже их знал\".
\"И он тоже с ней спал?\", задал я вопрос.
Уилкинс ухмыльнулся, \"Скорее всего нет. В любом случае не с Тамми\".
\"Что это значит, профессор?\"
Он снова пожал плечами, \"Просто слухи. Студенты болтают. Говорят что Халперн голубой\".
\"Меньше конкуренции для вас. Например в случае с Тамми Коннор\", подсказал я.
Уилкинс хмуро посмотрел на меня, и будь я второкурсником я бы испугался, \"Вам следует определится что вас волнует – убивал ли я своих студенток или трахал\".
\"Почему бы и ни то и другое?\"
\"Вы учились в колледже?\", спросил он.
\"Конечно, а что?\"
\"Тогда вам следовало бы знать что некоторые студентки сексуально домогаются своих профессоров. Тамми уже исполнилось восемнадцать, я не женат…\"
\"Вы не находите что это несколько неэтично иметь сексуальные отношения со своими студентками?\"
\"С бывшими студентками\", проговорил он со злостью, \"Мы встречались в прошлом семестре после окончания занятий. Нет никакого закона запрещающего встречаться с бывшими студентками. Тем более если она сама падает к тебе в объятия\".
\"Славная добыча\", подытожил я.
\"Вы подделывали бумаги Халперна?\", продолжила задавать вопросы Дебора.
Уилкинс снова посмотрел на Дебору и улыбнулся. Было интересно наблюдать за кем-то кто так же хорошо как и я мог переключать эмоции. \"Детектив, вы когда-нибудь встречали образец совершенства? Послушайте, Джерри Халперн прекрасный парень но…не слишком уравновешенный. И весь этот стресс повлиял на него, он решил будто я задумал целый заговор против него, чтобы всё мне одному досталось..\", он опять пожал плечами, \"Не думаю что я настолько хорош\", он улыбнулся, \"По крайней мере не в заговорах\".
\"Итак, вы думаете это Халперн убил Тамми Коннор и остальных?\", спросила Деб.
\"Я этого не говорил\", сразу ответил он, \"Эй, но ведь это он псих, а не я\". Он сделал шаг к двери и вопросительно поднял бровь, глядя на Дебору, \"А теперь, если позволите, я должен идти\".
Дебора протянула ему визитку, \"Спасибо что уделили нам время. Если вы вспомните что-нибудь, что сможет нам помочь, пожалуйста, позвоните мне\".
\"Обязательно\", сказал он улыбнувшись и положив руку ей на плечо. Ей удалось не вздрогнуть. \"Я действительно очень не хочу возвращать вас в такой дождь, но…\" Дебора, как мне показалось, быстро убрала плечо из-под его руки и двинулась к двери. Я последовал за ней. Уилкинс провёл нас к воротам, затем выпустил нас и вернулся к машине, стоящей на подъездной дорожке, сел в неё и уехал. Дебора стояла под дождём и наблюдала как он уезжал, словно ожидая что он занервничает под этим её взглядом, выскочит из машины и признается во всём. Мне это казалось чрезмерным и я ждал её в машине.
Когда голубой Лексус исчез, она наконец села рядом со мной. \"Бля, меня от этого парня в дрожь бросает\".
\"Ты думаешь он убийца?\", спросил я. Было странно и в то же самое время жутко интересно узнать может ли кто-нибудь кроме меня заглядывать под маску хищника.
Она покачала головой с раздражением. Вода с её волос упала на меня. \"Я думаю он грёбаный отморозок. Как ты думаешь?\", обратилась она ко мне.
\"Совершенно с тобой согласен\".
\"Он не отрицал что спал с Тамми Коннор. Тогда почему он солгал что она была в его группе в прошлом семестре?\"
\"Рефлекс? Потому что он в состоянии стресса от окончания контракта?\", предположил я.
Она побарабанила по рулевому колесу, затем решительно выпрямилась и завела машину, \"Я приставлю к нему хвост\", решила она.

ГЛАВА 23
КОГДА Я НАКОНЕЦ ДОБРАЛСЯ ДО РАБОТЫ, НА МОЕМ СТОЛЕ ЛЕЖАЛ отчет о происшествии и я понял, что кто-то ожидает, что я сегодня буду продуктивно трудиться несмотря ни на что. В последние несколько часов произошло так много событий, что принять идею о нависающем надо мной с длинными острыми зубами долгом рабочем дне было нелегко, так что я пошел налить себе чашку кофе перед тем, как отдаться в рабство. Я наполовину надеялся, что кто-нибудь мог привезти пончиков или печенья, но конечно это была глупая мысль. Не было ничего, кроме полутора чашек обжигающего и очень тёмного кофе. Я налил себе чашку-оставив остальное для кого-нибудь истинно отчаявшегося - и пробрался к своему столу.
Я взял рапорт и приступил к чтению. Очевидно кто-то загнал автомобиль, принадлежащий мистеру Дариусу Старжаку в канал и сбежал с места происшествия. Мистера Старжака до сих пор не могут допросить из-за его отсутствия. У меня ушло несколько долгих минут мигания и потягивания гадкого кофе, чтобы понять что это был рапорт об утреннем инциденте с моим участием, и ещё несколько минут, чтобы понять, что мне с этим делать.
Имя владельца автомобиля зачастую бывает неплохой зацепкой чтобы двигаться дальше – но практически пустой, если автомобиль был украден. Но допустить это и ничего не сделать хуже, чем попытаться и прийти в никуда, так что я снова приступил к работе за компьютером.
Для начала стандартные сведения: регистрация автомобиля, давшая мне адрес на въезде Олд Катлер в относительно дорогой район. Затем, полицейские записи: отчеты о задержаниях, неоплаченные штрафы, алименты на ребенка. Ничего подобного. Мистер Старжак видимо был гражданином, не вступавшим в контакт с длинной рукой закона.
Ну хорошо; само имя, \"Дариус Старжак.\" Дариус не слишком распространённое имя - по крайней мере, в Соединенных Штатах. Я проверил иммиграционные записи. И к удивлению, немедленно получил результат.
Прежде всего, он оказался доктором, а не мистером Старжаком. Он получил степень доктора философии по философии религии в Университете Хейдельберга, и до недавнего времени был штатным профессором в Университете Кракова. Копнув ещё чуть-чуть, я обнаружил что он был уволен из-за какого-то сомнительного скандала. Я не слишком хорошо знаю польский, разве что \"колбасу\" в мясной лавке могу заказать. Но если я правильно перевёл, Старжак был уволен за членство в незаконном сообществе.
В файле не упоминалась причина, по которой европейский ученый, потерявший работу по такой мутной причине захотел преследовать меня и загнать свою машину в канал. Похоже на значительное упущение. Тем не менее, я распечатал фотографию Старжака из иммиграционного досье. Я прищурился на фото, пытаясь представить его лицо наполовину скрытым большими солнцезащитными очками, которые я видел в боковом зеркале Авалона. Это мог быть он. Это мог быть Элвис. Насколько я знаю, у Элвиса не меньше чем у Старжака причин преследовать меня.
Я копнул немного глубже. Для зубрилы из судебной лаборатории нелегко получить доступ к Интерполу без официального запроса, даже если он умный и очаровательный. Но через несколько минут онлайн-версии \"вышибал\"  я попал в центральный архив, и обнаружил кое-что интересное.
Доктор Дариус Старжак находился в тревожном списке  в четырех странах, в отличие от  Соединённых Штатов, что объясняло почему он живёт здесь. Хотя не было никаких доказательств, что он что-нибудь сделал, были подозрения, что он знает больше чем говорит о движении послевоенных сирот из Боснии. В досье так же вскользь упоминалось, что определить текущее местонахождение этих детей невозможно. На языке официальных полицейских документов это означало, что кто-то подозревает, что он мог их убить.
Прочитав это, я должен был наполниться трепетом холодного торжества, хищной вспышки острого ожидания - но не ощутил даже тусклого эхо мельчайшей искры, ничего. Однако я почувствовал короткий возврат того же человеческого гнева, который почувствовал сегодня утром когда Старжак преследовал меня. Это не было адекватной заменой для нарастающей тёмной, дикой уверенности Пассажира, которую я использовал прежде, но по крайней мере это было что-то.
Старжак делал плохие вещи с детьми, и он - или кто-то использующий его автомобиль - пытался сделать их со мной. Ну хорошо. До сих пор я носился туда-сюда как шарик от пинг-понга, и я принимал это пассивно и без претензий, погружённый в вакуум несчастного подчинения, поскольку я был покинут Тёмным Пассажиром. Но здесь было кое-что, что я мог понять, и даже лучше, что-то на что я мог воздействовать.
Досье Интерпола сообщило мне, что Старжак был плохим человеком, как раз такого типа, каких я обычно подыскиваю для своего хобби. Кто-то преследовал меня в его автомобиле, а затем пошел на крайние меры, загнав машину в канал, чтобы скрыться. Была вероятность, что кто-то украл автомобиль и Старжак абсолютно невиновен. Я так не думал, и рапорт Интерпола свидетельствовал против этого. Но просто чтобы убедиться, я проверил сообщения об угоне. Никаких записей о Старжаке и его автомобиле.
Хорошо: я был уверен, что это он, и это подтвердило его вину. Я знал что с этим делать: неужели я не смогу сделать это только потому что остался один?
Тёплое сияние уверенности мерцало под гневом, доводя его до медленной, уверенной плохо сдерживаемой ярости. Это был не тот золотой стандарт уверенности, который я всегда получал от Пассажира, но несомненно более чем простая догадка. Это было правильно, я была уверен. Если у меня нет того твердого доказательства, которое я обычно находил, тем хуже для него. Старжак довёл ситуацию до точки, где я больше не сомневался, и переместился на верх моего списка. Я должен разыскать его и превратить в плохое воспоминание и каплю засохшей крови в моём маленьком палисандровом ящичке.
И поскольку я впервые работал на эмоциях, я позволил разгореться слабой искре надежды. Разобраться со Старжаком и проделать все те вещи, которые я никогда прежде не делал в одиночку, могло бы вернуть Тёмного Пассажира. Я ничего не знал о том, как это работает, но это имело определенный смысл, не правда ли? Пассажир всегда подталкивал меня к тому, что ему нужно – что если он появится, если я просто создам ситуацию в которой он нуждается? И разве Старжак прямо передо мной не напрашивается, чтобы с ним разобрались?
Если Пассажир не вернётся, почему бы мне не начать быть самим собой? Я нёс на себе тяжкое бремя – смогу ли я продолжать нести его в своём опустошенном состоянии?
Все ответы щелкнули по сердитому красному \"да.\" На мгновение я даже автоматически замер в ожидании привычного довольного шипения из темноты в углу - но конечно, его не последовало.
Неважно. Я могу сделать это и один.
В последнее время я так часто работал допоздна, что Рита совершенно не удивилась, когда после ужина я сказал ей, что должен вернуться в офис. Конечно, я не сразу отцепился от Коди и Астор, которые хотели пойти со мной и заняться чем-нибудь интересным, или хотя бы остаться дома и попинать банки. Но после некоторого количества расспросов и невнятных угроз я от них отвязался и выскользнул в ночь. Моя ночь, последний друг что у меня остался, с хилым полумесяцем, мерцающим в тусклом мокром небе.
Старжак жил в маленькой хижине в районе с воротами, но низкооплачиваемой охраной - скорее увеличивающей цену недвижимости, чем способной защитить от кого-нибудь с опытом и голодом Декстера. Однако это всё же означало небольшую пешую прогулку после того, как я оставил свою машину на дороге у караульной, добро пожаловать зарядке. Я в последнее время слишком часто ложился поздно и рано вставал, и идти на своих двоих к стоящей цели было по настоящему приятно.
Я медленно кружил по району, обнаружил адрес Старжака и прошёл мимо, будто обычный гуляющий по вечерам сосед. В комнате, выходящей на фасад горел свет и на подъездной дорожке стоял одинокий автомобиль; у него были флоридские номера с надписью Округ Мэнэти внизу. В округе Мэнэти живут всего 300,000 человек, но автомобилей там зарегистрировано по крайней мере вдвое больше. Это уловка агенств по аренде автомобилей, призванная замаскировать тот факт, что водитель взял машину в аренду – и следовательно, является туристом и законной добычей любого хищника в поисках легкой жертвы.
Я почувствовал лёгкое нарастание горячего нетерпения. Старжак был дома, и то, что взял автомобиль напрокат, лишний раз подтверждало что именно он загнал свой автомобиль в канал. Я прошёл мимо дома, высматривая любые признаки того, что меня заметили. Никого, только где-то по соседству слышится слабый звук телевизора.
Я обошел квартал и обнаружил неосвещенный дом с поднятыми ставнями от урагана, что было хорошим признаком того, что никого нет дома. Я пересёк тёмный двор до высокого кустарника, огораживающего дом Старжака. Я проскользнул в брешь в кустарнике, надел на лицо чистую маску, натянул перчатки и подождал, пока приспособятся глаза и уши. И пока я это делал, мне вдруг подумалось, как нелепо я наверное буду выглядеть, если кто-то меня застукает. Прежнего меня это никогда не беспокоило; Пассажирский радар отлично работал и всегда предупреждал меня о нежелательных зрителях. Но теперь, без подсказок изнутри, я почувствовал себя голым. И пролившись надо мной, это ощущение разбудило другое: чистую, беспомощную глупость.
Что я делаю? Я нарушаю почти все свои жизненные правила, поступаю спонтанно, без обычной своей осторожной подготовки, без каких-либо реальных доказательств и без Пассажира. Это безумие. Я просто напрашиваюсь на то, чтобы быть обнаруженным, схваченным, или нарубленным на кусочки Старжаком.
Я закрыл глаза и прислушался к бушующим во мне новым чувствам. Чувства – поистине человеческая шутка. Осталось только присоединиться к команде по боулингу. Зарегиться в чате и поболтать о само-помощи в стиле Нью Эйдж и альтернативном траволечении геморроя. Добро пожаловать в род человеческий, Декстер, бесконечно бесполезный и бессмысленный человеческий род. Надеемся, вы насладитесь вашим коротким и болезненным пребыванием.
Я открыл глаза. Я могу сдаться, принять тот факт, что дни Декстера прошли. Или – я могу справиться с этим, несмотря на риск и подтвердить что я всегда был самим собой. Принять меры, которые либо вернут Пассажира либо научат меня жить без него. Даже если в Старжаке и не было абсолютной уверенности, он был близко, я был здесь, и ситуация была неотложной.
По крайней мере это был простой выбор, что-то, чего у меня не было уже некоторое время. Я сделал глубокий вдох и беззвучно как только мог двинулся сквозь изгородь во двор Старжака.
Держась в тени и я дошел до двери в гараж. Заперто - но Декстер смеётся над запорами, и мне не нужны советы Пассажира, чтобы открыть этот замок и шагнуть в тёмный гараж, тихо закрыв дверь за собой. У дальней стены стоял велосипед, и рабочий верстак с аккуратным висячим набором инструментов. Я сделал мысленную пометку, пересёк гараж и на долгую минуту приложил ухо к двери, ведущей в дом.
Слабое гудение кондиционера, звук телевизора и ничего больше. Я послушал ещё немного, для уверенности, а затем очень осторожно начал открывать дверь. Замок открылся гладко и без звука, и я оказался в доме Старжака бесшумный и тёмный тень.
Я скользнул по коридору в сторону пурпурного свечения телевизора, прижимаясь к стене, болезненно беспокоясь, о том, что он может оказаться у меня за спиной по какой-нибудь причине, которую я блестяще пропустил. Но когда я подошел к телевизору, я увидел голову возвышающуюся над спинкой дивана и понял, что он попался.
Я приготовил петлю из рассчитанной на пятидесятифунтовую рыбу лески  и подобрался поближе. Началась рекламная пауза и голова немного сдвинулась. Я замер, но он снова переместил голову в центр и я набросил на него свиснувшую вокруг его шеи петлю, и плотно затянул её как раз над его адамовым яблоком.
Некоторое время он очень удовлетворительно дёргался, но только затянул петлю туже. Я наблюдал как он дёргается и хватается за горло, и хотя это было приятно, я не почувствовал той холодной, дикой радости что обычно сопровождала подобные моменты. Однако это было лучше чем смотреть рекламу и я позволил ему продолжать, пока его лицо не побагровело и конвульсии не превратились в беспомощное трепыхание.
\"Не дёргайся и сиди тихо,\" сказал я, \"и я позволю тебе дышать.\"
Он поверил и сразу же прекратил свои хилые попытки. Я чуть-чуть ослабил петлю и прислушался к его дыханию. Всего один вдох - и затем я затянул леску и поставил его на ноги. \"Пошли,\" велел я, и он пошёл.
Я шёл за ним, держа натяжение лески достаточно тугим чтобы он мог немного вдохнуть, если достаточно сильно постарается, и провёл его по коридору в заднюю сторону дома и в гараж. Когда я толкнул его к верстаку, он упал на одно колено, споткнувшись или в глупой попытке сбежать. В любом случае я был не в настроении для этого, и потому затянул петлю настолько туго, что его глаза вылезли из орбит, лицо потемнело и он без сознания свалился на пол.
Мне же легче. Я уложил его тушку на рабочую поверхность верстака и надёжно примотал скотчем пока он ещё валялся в беспамятстве. Тонкая струйка слюны стекла из уголка его рта и дыхание было очень хриплым, даже после того, как я ослабил петлю. Я смотрел на Старжака, приклеенного к столу с его неприятным лицом, и вдруг подумал, что таковы мы все. Вот так всё и проходит. Мешок мяса дышит, потом прекращает и не остаётся ничего кроме гниющих отбросов.
Старжак начал кашлять, и ещё немного слизи вылетело из его рта. Он дёрнулся в клейкой ленте, обнаружил, что не может двигаться, и широко раскрыл глаза. Он сказал что-то непонятное, содержащее слишком много согласных, а затем закатил глаза и увидел меня. Конечно он не мог рассмотреть моё лицо под маской, но у меня возникло очень нехорошее ощущение что он всё равно меня узнал. Он несколько раз пошевелил губами, но ничего не сказал пока наконец не опустил глаза к ногам и не произнёс сухим скрежещущим голосом с центрально-европейским акцентом, совсем не так эмоционально как можно было ожидать, \"Вы совершаете большую ошибку.\"
Я поискал автоматический зловещий ответ и ничего не нашёл.
\"Вот увидите,\" сказал он своим хриплым ровным голосом. \"Он всё равно вас достанет, даже без меня. Для вас уже слишком поздно.\"
Это было оно. Практически то самое, необходимое мне  признание, что он следил за мной со зловещими намерениями. Но единственный вопрос что я смог придумать, был: \"кто - он?\"
Он забыл что приклеен к столу и попытался покачать головой. Это не сработало, но и не слишком ему помешало. \"Они найдут вас,\" повторил он. \"Уже скоро.\" Он немного дёрнулся, словно пытаясь махнуть рукой, и сказал, \"Продолжайте. Убейте меня. Они вас найдут.\"
Я смотрел вниз на него, такого пассивно приклеенного и готового к проявлению особого внимания, и был полон ледяным восхищением от предстоящей мне работы - и я не был. Я не был полон, ничем кроме пустоты и чувства безнадежной бесполезности, которое пришло ко мне когда я ждал за пределами дома.
Я встряхнулся и заклеил Старжаку рот. Он слегка вздрогнул, но помимо этого продолжил бесстрастно смотреть прямо перед собой.
Я поднял нож и взглянул на свою неподвижную жертву. Я всё ещё слышал его ужасное хлюпающее дыхание, вдох и выдох через ноздри и хотел прекратить это, погасить его свет, отключить эту вредную штуку, разрезать на куски и упаковать в аккуратные сухие мусорные мешки, неподвижные куски компоста, которые больше не смогут угрожать, есть, испражняться и колотиться в лабиринте бессистемной человеческои жизни…
И не смог.
Я молчаливо воззвал к знакомому биению тёмных крыльев, чтобы они развернулись внутри меня и наполнили мой нож диким сиянием предназначения, но ничего не появилось. Ничто не двигалось внутри меня с мыслями об острых и необходимых вещах, которые так много раз делали меня счастливым. Единственная вещь что заполняла меня, была пустотой.
Я опустил нож, развернулся и вышёл в ночь.

ГЛАВА 24
НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ Я С ТРУДОМ ВЫЛЕЗ ИЗ КРОВАТИ И ЗАСТАВИЛ СЕБЯ РАБОТАТЬ, не обращая внимания на острое чувство унылого отчаяния которое расцвело во мне целым садом хрупких шипов. Я чувствовал себя окутанным в одеяло глухой боли, которая присутствовала лишь ради того чтобы напоминать о себе, о том как всё бессмысленно. Казалось что не было никакого смысла завтракать, ехать на работу, вообще никакого смысла кроме глупой рабской привычки. Но я всё это проделал, позволив своей мускульной памяти усадить меня на стул у рабочего стола, включить компьютер и утащить в серую бездну рутинной работы.
Я облажался со Старжаком. Я уже не был собой и понятия не имел кто или что я теперь.
Когда я добрался до дома, Рита ждала меня в дверях с выражением беспокойства в глазах.
\"Мы должны что-то решить с группой\", сказала она, \"Их уже пора заказывать\".
\"Хорошо\", согласился я. Почему бы и не решить проблему с группами? Это было также бессмысленно как и всё остальное.
\"Я собрала диски там где ты их бросил вчера и рассортировала их по стоимости приглашения\".
\"Я их послушаю сегодня вечером\" уверил её я, и хотя Рита все еще казалась раздраженной, в конечном счете вечерняя рутина поглотила её, она успокоилась и занялась готовкой и уборкой, пока я слушал рок-группы, исполняющие \"Танец цыплят\" и \"Электрическую лавину\". Я уверен что обычно это занятие ни чуть не веселее зубной боли, но так как сейчас я не могу придумать ничего стоящего, я усердно прослушал всю пачку дисков с записями и вскоре снова настало время ложится спать.
В час ночи ко мне вернулась музыка, и я не имею в виду \"Танец цыплят\". Это были трубы и барабаны и хор голосов которые накатывали на меня сквозь сон, унося к небесам. Я проснулся на полу, всё еще слыша эхо этой музыки в голове.
Я долго лежал на полу, неспособный сформировать хоть сколько-нибудь последовательную теорию что всё это может значить, и к тому же боясь снова уснуть - вдруг оно вернётся? В конце концов я снова залез под одеяло, и кажется даже уснул, так как проснулся от солнечного света и звуков идущих из кухни.

Было субботнее утро, и Рита приготовила черничные блинчики, которые были хорошим началом дня. Коди и Астор впивались в лепёшки с таким энтузиазмом, что в любой другой обычный день я поступил бы так же. Но сегодня был не обычный день.
Без преувеличения шок должен быть очень сильным, если Декстер не может принимать свою пищу. У меня очень быстрый метаболизм который требует постоянного топлива чтобы поддерживать такое замечательное устройство, коим я являюсь, а блинчики Риты это как высококлассный бензин. И все же, снова и снова я глазел на вилку которая зависала между тарелкой и ртом и был совершенно бессилен собрать достаточно сил и закончить движение - положить еду в рот.
Скоро все уже закончили с едой, а я всё ещё сидел уставившись на свою почти полную тарелку. Даже Рита заметила что не всё в порядке в Царстве Декстера.
\"Ты совсем ничего не съел\", обеспокоено сказала она, \"Что-то случилось?\"
\"Это дело над которым я сейчас работаю\", объяснил я, что наполовину было правдой, \"Постоянно думаю о нём\".
\"О! Ты уверен, что … В смысле, это очень жестокое преступление?\"
\"Не в этом смысле\", ответил я, и мне стало интересно, что же она хотела услышать в ответ, \"Просто это… очень запутанно\".
Рита кивнула, \"Иногда когда перестаешь думать о чём-то на время, то ответ сам приходит\".
\"Может ты права\", протянул я.
\"Ты собираешься доедать свой завтрак?\"
Я посмотрел на кучку надкушенных блинчиков и полузасохшего сиропа. С научной точки зрения, я сознавал что они ещё съедобны и очень вкусны, но в этот момент они мне показались комком старой мокрой газеты. \"Нет\", отказался я.
Рита смотрела на меня с тревогой. Когда Декстер не заканчивает свой завтрак, мы находимся на неизвестной территории. \"Почему ты не поплаваешь на своей лодке?\", спросила она, \"Это всегда помогало тебе расслабиться\". Она подошла и положила свою руку мне на плечо с агрессивным беспокойством, а Коди и Астор посмотрели на меня с такой надеждой покататься на лодке, что внезапно я почувствовал будто меня засасывают зыбучие пески.
Я встал. Это было уже слишком. Я не смог оправдать даже свои собственные надежды, а исполнять ещё и их желания было выше моих сил. Было ли тому причиной то что я облажался с Старжаком, или музыка преследовавшая меня, или то что меня засасывала рутина семейной жизни, я не знаю. Может это было комбинацией всех этих составляющих, которая сначала жестоко разрывала меня на куски будто в изменённом гравитационном поле, а потом склеивала эти частицы в вихре стандартности. Это побуждало меня заорать, в то время как я был неспособен даже шептать. Что бы это ни было, я должен уйти отсюда сейчас же.
 \"У меня дело. Мне бежать надо\", сказал я, и они все с удивлением посмотрели на меня.
\"О! А что за дело?\"
\"Свадебные дела\", произнес я, даже не подозревая что сказать дальше, но доверился своей интуиции. И к счастью, по крайней мере одно было верным - я вспомнил как разговаривал с краснеющим и запинающимся Винсом Масукой. \"Мне надо побеседовать с кейтерером\".
Рита просияла, \"О, ты будешь говорить с Мэнни Борком? О, это ведь…\"
\"Точно\", уверил я её, \"Вернусь поздно\". И вот в прекрасное субботнее утро, в без пятнадцати десять, я сказал прощай грязной посуде и домашним делам, и сел в свою машину. Было необычно тихо на утренней дороге. Не было видно ни насилия, ни правонарушителей, пока я ехал к Саут Бич, что было сродни увидеть снег на Фонтенбло. Из-за событий последнего времени, я всё время смотрел в зеркало заднего вида. На минуту мне показалось что маленький красный джип следит за мной, но как только я снизил скорость он проехал мимо. Движение по-прежнему было тихим, и было всего десять пятнадцать, когда я припарковался, прокатился в лифте и постучал в дверь Мэнни Борка.
За дверью стояла тишина, и я постучал уже более громко. Я уже собирался помахать на прощание закрытой двери, как вдруг она распахнулась и совершенно сонный, да к тому же практически голый Мэнни Борк захлопал глазами, \"Сиськи господни! Который час?\"
\"Десять пятнадцать\", мягко произнёс я, \"Почти ланч\".
Может он ещё не проснулся или просто думал что это забавно, но он ещё раз пробормотал, \"Сиськи господни!\"
\"Можно войти?\", вежливо спросил я, и он поморгав, распахнул дверь пошире.
\"Это должно быть что-то стоящее\", проворчал он, и я проследовал за ним внутрь, мимо отвратительного произведения искусства к высокому карнизу у окна. Он запрыгнул на свой стул, а я сел напротив.
\"Нам надо поговорить о моей свадьбе\", сказал я, он сердито кивнул и вдруг завизжал, \"Френки!\". Ответа не последовало и он оперся на свою крошечную ручку, а вторую вытянул на столе. \"Лучше бы этому маленькому сучёнку...Чёрт побери, Френки!\", взревел он снова.
Мгновение спустя в глубине квартиры раздался быстрый звук и к нам выскочил юноша, на ходу запахивая халат и зачёсывая назад свои каштановые длинные волосы. Он остановился напротив Мэнни, \"Привет+То есть, ты понял - доброе утро\".
\"Быстро приготовь кофе!\", не глядя на него приказал Мэнни.
\"Ага, хорошо, сделаю\", проблеял Френки. Задержался он всего на секунду, но этого оказалось достаточно, чтобы Мэнни грохнул своим крохотным кулачком по столу и заорал, \"Сейчас же, черт тебя возьми!\". Френки сглотнул и помчался на кухню, а Мэнни вновь опёрся на кулак всем видом излучая раздражительность, со вздохом прикрыв глаза словно его мучали бесчисленные орды настоящих сумасшедших демонов.
Когда стало очевидно, что без кофе разговора не получится, я начал смотреть в окно и наслаждаться открывшимся видом. На горизонте были видны три фрахтовщика, выпускающие облака дыма, ближе к берегу виднелась россыпь яхт, многомиллионных игрушек, направляющихся на Багамы, а почти у самого пляжа группа виндсёрферов. Яркая желтая лодка летела к фрахтовщикам. Солнце светило, чайки летали в поисках мусора, а я ждал пока Мэнни получит свой кофе.
Из кухни донёсся грохот и приглушенный вопль Фрэнки, \"Вот дерьмо!\". Мэнни попробовал ещё сильнее зажмурить глаза, как будто хотел закрыться от окружавшей его ужасной глупости. Несколько минут спустя Френки вошёл с кофейным сервизом - серебряным горшком непонятной формы и тремя приземистыми керамическими чашками взгроможденными на прозрачном жестком диске в форме палитры художника.
 Дрожащими руками Фрэнки поставил перед Мэнни чашку и наполнил её до краёв. Мэнни сделал маленький глоток, тяжело вздохнул без малейшего признака облегчения и наконец открыл глаза, \"Хорошо\" пробурчал он. И поворачиваясь к Фрэнки, он добавил, \"Иди и всё там убери! И если я наступлю на разбитое стекло, я богом клянусь, выпущу тебе кишки!\" Френки спотыкаясь исчез, а Мэнни снова отхлебнул кофе и только потом обратил свой сонный взгляд на меня. \"Итак ты хочешь поговорить о своей свадьбе\", произнёс он таким тоном будто не мог в это поверить.
\"Точно\", подтвердил я, и он кивнул.
\"Такой симпатичный парень как ты… С какой стати тебе жениться?\", спросил он.
\"Мне нужны налоговые льготы\", отмахнулся я, \"Мы можем обсудить меню?\"
\"В такую рань ещё и в субботу? Ну, нет!\" воскликнул он, и продолжил, \"Это жуткий, бессмысленный и примитивный ритуал\". Я понадеялся что он говорил о свадьбе, а не о меню, хотя с Мэнни нельзя быть уверенным на все сто. \"Я потрясён что кто-то идёт на это добровольно! Однако, на свадьбах я, по крайней мере, имею возможность экспериментировать\".
\"Меня интересует, нельзя ли сделать эксперименты немного дешевле?\".
\"Можно\", он впервые показал свои зубки, хотя это вряд ли можно назвать улыбкой, разве что вы считаете что мучить животных забавно, \"но этого не будет\".
\"Почему?\"
\"Потому что я решил что буду делать и вам уже меня не остановить \".
По правде говоря я знал несколько способов остановить его, но ни один из них - какими бы они не были приятными - не подпадал под Кодекс Гарри, так что я не мог ими воспользоваться.
\"И даже сладкие речи не помогут?\", спросил я с надеждой.
Он искоса посмотрел на меня, \"Насколько сладкие?\"
\"Ну я собирался сказать пожалуйста и широко улыбнуться\"
\"Этого не достаточно\", отрезал он, \"Не в таком важном деле\".
\"Винс сказал что вы подсчитали по 500 долларов за тарелку?\"
\"Я не подсчитываю!\", рассердился он, \"И мне по барабану ваши чёртовы копеечные подсчёты!\"
\"Естественно\", попытался я его успокоить, \"В конце концов это не ваши копейки\".
\"Твоя подружка  подписала чёртов контракт! И я могу потратить хренову тучу ваших денег на то что мне в голову взбредёт!\", выкрикнул он.
\"Но может я могу что-то сделать чтобы вы чуть снизили цену?\", с надеждой на чудо снова спросил я.
Его злые глаза стали хитрыми, \"Не на стуле\".
\"Тогда что же мне делать?\"
\"Если ты имеешь в виду, что ты можешь сделать чтобы я изменил своё решение, то ничего! Ни черта! Люди выстраиваются в очередь длиной в квартал, чтобы заполучить меня - у меня всё расписано на 2 года вперёд, и тебе я делаю огромное одолжение!\". Его хитрый взгляд стал уж совсем сверхъестественным, \"Так что готовься лицезреть чудо. И очень приличный счет\".
Я поднялся. Этот маленький гном очевидно не собирался отступать и я ничего не мог с этим поделать. Мне жутко хотелось сказать нечто вроде, \"Ты ещё меня не знаешь!\", но в любом случае это было бессмысленно. Поэтому я просто улыбнулся, попрощался, \"Тогда пока\", и вышел из квартиры. Как только дверь за мной закрылась я услышал, как он орёт на Френки, \"Ради бога! Шевели своей большой задницей и убери всё это дерьмо с моего пола!\".
Когда я шёл к лифту я вдруг почувствовал прикосновение холодного стального пальца к моей шее и на мгновение мне показалось как что-то во мне тихонько шевельнулось, будто Тёмный Пассажир пальцем ноги попробовал ледяную воду и в испуге отскочил от неё. Я застыл и медленно осмотрел коридор.
Ничего. В дальнем конце коридора какой-то мужчина возился с газетой у двери. В остальном, коридор был пуст. Я закрыл глаза. Что это? Мысленно я задал вопрос. Но ответа не было. Я по-прежнему одинок. И даже если кто-то подглядывает за мной в замочную скважину одной из дверей, всё равно это ложная тревога. Или, что более вероятно, попытка выдать желаемое за действительное.
Я вошёл в лифт и спустился вниз.

Дверь лифта закрылась, скрывая Наблюдателя, который выпрямился, держа в руках только что поднятую с циновки газету. Газета была хорошей маскировкой, и возможно это сработает и в другой раз. Он посмотрел вдоль коридора и подумал, что же в той квартире было интересного, однако это не имело значения. Потом он всё узнает. Чем бы другой не занимался, он обо всём узнает.
Он медленно посчитал до десяти и не спеша пошел по коридору к двери из которой вышел другой. Узнать зачем приходил он туда было делом нескольких минут. А потом…
Наблюдатель пока не представлял что творится в голове другого, но это и не случалось так быстро. Настало время для толчка, чего-то существенного, что сможет прорвать пассивность другого. Он уже чувствовал медленно нарастающий сквозь облако власти ритм игривого желания и слышал взмахи тёмных крыльев внутри себя.

ГЛАВА 25
ИССЛЕДУЯ ЛЮДЕЙ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ, Я ОБНАРУЖИЛ, что как бы они не старались, они не в силах предотвратить приход утра понедельника. Они пытаются, конечно, но понедельник всегда наступает, и все марионетки вынуждены заполонить свои мрачные будни бессмысленным трудом и страданиями.
Эта мысль всегда меня подбадривает, и поскольку я люблю распространять счастье везде, где  нахожусь, я внёс свой небольшой вклад в борьбу с утром понедельника, прийдя на работу с коробкой пончиков, которые с чрезвычайно ворчливым исступлением исчезли прежде, чем я добрался до своего стола. Я серьёзно сомневался, что у остальных была лучшая причина для злости чем у меня, но побоялся вдаваться в детали, посмотрев как они бурча хватают мои пончики.
Винс Масука кажется не избежал общего чувства понедельничных мук. Он ввалился в мой закуток с выражением ужаса и удивления на лице; выражением, которое должно было указывать на что-то очень личное, поскольку выглядело почти натуральным. \"Боже, Декстер,\" сказал он. \"О, Иисус Христос.\"
\"Я пытался оставить для тебя один,\" сказал я, думая, что страдальческое выражение на его лице по поводу пустой упаковки из-под пончиков. Но он затряс головой.
\"О, Боже, я не могу поверить в это. Он мёртв!\"
\"Уверен, это не имеет ничего общего с пончиками,\" сказал я.
\"Боже мой, и ты собирался сходить к нему. Ты ходил?\"
В любом разговоре есть момент, когда по крайней мере один из собеседников должен узнать о чём собственно идёт речь, и я решил, что этот момент настал.
\"Винс,\" сказал я, \"Я хочу, чтобы ты сделал глубокий вдох, начал с самого начала и притворился что мы с тобой разговариваем на одном и том же языке.\"
Он уставился на меня как лягушка на цаплю. \"Дерьмо,\" сказал он. \"Ты ещё не знаешь? Срань господня.\"
\"Твои лингвистические навыки деградируют,\" сказал я. \"Разговаривал с Деборой?\"
\"Он мёртв, Декстер. Они обнаружили тело вчера поздно вечером.\"
\"Ну хорошо, уверен он останется мёртвым достаточно долго, чтобы ты мог сообщить мне о ком чёрт побери ты говоришь.\"
Винс мигнул, его глаза вдруг стали огромными и влажными. \"Мэнни Борк,\" выдохнул он. \"Его убили.\"
Признаюсь, у меня были смешанные чувства. С одной стороны, я ни в коей мере не сожалел что кто-то другой убрал мелкого тролля способом, который я сам был не в состоянии применить по этическим причинам. Но с другой стороны, мне теперь придётся искать нового кейтерера - и о, да, мне видимо придётся разговаривать с каким-нибудь детективом. Досада сражалась с облегчением, но затем я вспомнил, что ещё и пончики пропали.
Так что в моей реакции преобладало раздражение, что вызывало беспокойство. Гарри всё таки выучил меня достаточно хорошо, чтобы знать, что это - не слишком подходящее для демонстрации чувство для человека, услышавшего о смерти знакомого. Поэтому я сделал всё возможное, чтобы изобразить на своём лице нечто среднее между потрясением, озабоченностью, и беспокойством. \"Ух ты,\" сказал я. \"Понятия не имел. Уже известно кто это сделал?\"
Винс покачал головой. \"У него не было врагов,\" сказал он, явно не осознавая как фальшиво его формулировка звучит для каждого, кто когда-либо встречал Мэнни. \"В смысле, все его просто обожали.\"
\"Я знаю,\" сказал я. \"Он был в журналах и всё такое.\"
\"Не могу поверить, что кто-то сделал с ним это,\" продолжил.
По правде говоря, я не мог поверить, что кто-то ждал так долго, но мне показалось невежливым говорить это вслух. \"Ну, уверен, что убийцу найдут. Кому поручили вести дело?\"
Винс посмотрел на меня словно я спросил, встаёт ли солнце по утрам. \"Декстер,\" изумлённо сказал он, \"его голова была отрезана. Так же, как и у троих из университета.\"
Когда я был молод и пытался вписаться, я некоторое время играл в футбол, и однажды пропустил сильный удар в живот и не мог дышать в течении нескольких минут. Сейчас я почувствовал себя примерно так же.
\"О,\" выдавил я.
\"Поэтому естественно, дело поручили твоей сестре,\" сказал он.
\"Естественно.\" Внезапная мысль ударила мне в голову, и поскольку я пожизненный поклонник иронии, я спросил, \"Он не был зажарен, как другие?\"
Винс покачал головой. \"Нет.\"
Я встал. \"Пойду лучше поговорю с Деборой.\"
Когда я пришёл в квартиру Мэнни, Дебора была не в настроении для разговоров. Она наклонилась над Камиллой Фигг, снимавшей отпечатки пальцев с ножек столика около окна. Она не подняла взгляд, так что я заглянул на кухню, где Энжел-не-родственник склонился над телом.
\" Энжел,\" позвал я, и обнаружил, что не верю своим глазам, поэтому спросил, \"Здесь действительно лежит голова девушки?\"
Он кивнул и ткнул в голову ручкой. \"Твоя сестра думает, что в\'зможно это девушка из Музея Лоу. Они положили её здесь, потому что этот парень был той ещё сволочью.\"
Я бросил взгляд на два разреза, один сразу над плечами, другой чуть ниже подбородка. Разрез под головой, соответствующей найденному ранее телу был сделан аккуратно и тщательно. Но разрез на теле, которое вероятно принадлежало Мэнни был значительно грубее, как будто был сделан в спешке. Края двух разрезов были тщательно соединены вместе, но конечно не совсем соединялись. Даже сам по себе, без тёмного внутреннего голоса, я мог сказать, что это было сделано как-то иначе, и ледяной палец, погладивший мой загривок, напомнил мне, что отличие может быть очень важным - возможно даже для моей текущей проблемы - но я не ощутил ничего помимо неудобства от этого неопределённого призрака подсказки.
\"Есть ещё трупы?\" спросил я, помня о бедном запуганном Фрэнки.
Энжел пожал плечами не поднимая головы. \"В спальне,\" сказал он. \"Просто проткнули ножом для мяса. Голову не отрезали.\" Он звучал немного обиженно из-за того, что кто-то бродит по округе и разбрасывается головами, но кажется помимо этого ему было нечего сообщить мне, так что я вернулся к сидящей на корточках рядом с Камиллой сестре.
\"Доброе утро, Дебс,\" произнёс я с бодростью, которой совершенно не чувствовал, причём не только я, потому что она даже не посмотрела на меня.
\"Проклятье, Декстер,\" ответила она. \"Если у тебя нет чего-нибудь действительно хорошего для меня, лучше уйди нахер.\"
\"Не то чтобы совсем хорошее,\" произнёс я. \"Но парня в спальне зовут Фрэнки. А этого - Мэнни Борк, про него писали во множестве журналов.\"
\"Откуда ты знаешь?\"
\"Ну, это немного неудобно,\" сказал я, \"но возможно я был одним из последних, кто видел этого парня в живых.\"
Она выпрямилась. \"Когда?\"
\"В субботу утром. Около десяти тридцати. Прямо здесь.\" И я указал на чашку кофе, которая всё ещё стояла на столике. \"На этой - мои отпечатки.\"
Дебора неверяще посмотрела на меня и потрясла головой. \"Ты знал этого парня,\" произнесла она. \"Он был твоим другом?\"
\"Я нанял его обслуживать мою свадьбу,\" ответил я. \"Кажется, он был в этом очень хорош.\"
\"Хмм?\" протянула она. \"Ну и что ты здесь делал в субботу утром?\"
\"Он поднял цены,\" ответил я. \"Я хотел убедить его снизить их.\"
Она осмотрела квартиру и посмотрела в окно с видом на миллион долларов. \"И сколько он запросил?\"
\"Пятьсот долларов за тарелку.\"
Её голова резко дёрнулась в мою сторону. \"Ни х…,\" выдохнула она. \"За что?\"
Я пожал плечами. \"Он не захотел сообщить мне, и не захотел снизить цену.\"
\"Пятьсот долларов за тарелку?\" повторила она.
\"Немного дороговато, правда? Или вернее сказать, было.\"
Долгую минуту Дебора не мигая жевала свою губу, а затем схватила меня за руку и потащила подальше от Камиллы. Я ещё мог разглядеть одну маленькую ногу, высовывающуюся из кухонной двери, где дорогой умерший встретил свою несвоевременную кончину, пока Дебора не увела меня в дальний конец комнаты.
\"Декстер,\" произнесла она, \"поклянись, что не убивал этого парня.\"
Как я упоминал прежде, у меня нет настоящих чувств. Я долго и упорно практиковался реагировать как большинство людей почти в каждой из возможных ситуаций - но это застало меня в расплох. Какое правильное выражение лица для того, кого собственная сестра обвинила в убийстве? Потрясение? Гнев? Неверие? Насколько мне известно, этого нет ни в одном из справочников.
\"Дебора,\" сказал я. Совершенно не умно, но больше мне ничего не приходило в голову.
\"Потому что это тебе с рук не сойдёт,\" сказала она. \"Не в таком деле.\"
\"Я бы никогда,\" сказал я. \"Это не… \" Я потряс головой,  это всё было так несправедливо. Сначала меня бросил Тёмный Пассажир, а теперь моя сестра и очевидно мой мозг тоже сбежал. Все крысы сбежали с корабля по имени Декстер, медленно скользящего на дно морское.
Я сделал глубокий вдох и попытался собраться. Дебора была единственным человеком на свете, знавшим что я такое на самом деле, но даже понимая, что она всё ещё привыкает к  идее, я считал что она понимает установленные Гарри границы, и понимает, что я никогда их не пересеку. Очевидно я ошибался. \"Дебора,\" сказал я. \"С какой стати я…\"
\"Прекрати это дерьмо,\" перебила она. \"Мы оба знаем, что ты мог сделать это. Ты был здесь в то самое время. И у тебя был неплохой мотив - не платить ему почти пятьдесят штук. Или это, или я должна поверить, что это сделал тот парень из тюрьмы.\"
Поскольку я являюсь искусственным человеком, то большую часть времени я сохраняю чрезвычайно ясную, не замутненную эмоциями голову. Но сейчас я почувствовал сеья так, будто пытаюсь смотреть сквозь сыпучий песок. С одной стороны, я был удивлен и немного разочарован, что она подумала, будто я мог сделать нечто столь неряшливое. С другой стороны, я хотел успокоить ее, сказав что этого не делал. Я хотел было сказать, что если бы я сделал это, она бы об этом никогда не узнала, но это показалось мне не совсем дипломатичным. Поэтому я сделал очередной глубокий вдох и выдохнул: \"Клянусь.\"
Моя сестра посмотрела на меня долгим жёстким взглядом. \"Честно,\" добавил я.
Наконец она кивнула. \"Хорошо. Лучше тебе говорить мне правду.\"
\"Я…,\" сказал я. \"Я этого не делал.\"
\"Гмм?,\" сказала она. \"Тогда кто сделал?\"
Это действительно нечестно, не правда ли? В смысле, вся эта жизнь. Только что мне пришходилось защищаться от обвинения в убийстве – выдвинутом моей собственной приемной плотью и кровью! - и тут же меня просят раскрыть это преступление. Должен признать быстроту ума, позволившую Деборе выполнить этот акт церебрального переворота, но ещё я захотел пожелать ей направить своё креативное мышление на кого-нибудь другого.
\"Я не знаю кто это сделал,\" сказал я. \"И у меня… у меня нет никаких…ммм… идей насчёт этого.\"
Она действительно сурово на меня уставилась. \"И почему я должна в это верить?\"
\"Дебора,\" сказал я, и запнулся. Подходящее ли сейчас время, чтобы сообщить ей о Тёмном Пассажире и о его пропаже? Очередная серия неуютных ощущений, нахлынувшая на меня словно предвестник гриппа. Может быть, это эмоции, атакующие беззащитное побережье Декстера подобно огромным приливным волнам токсичных отходов? Если так, то не удивительно, что людьми такие несчастные созданиями. Это было ужасным опытом.
\"Послушай, Дебора,\" снова сказал я, пытаясь придумать с чего начать.
\"Да слушаю я, Христа ради,\" сказала она. \"Но ты ничего не говоришь.\"
\"Трудно сказать,\" произнёс я. \"Я никогда раньше об этом не рассказывал.\"
\"Отличное время, чтобы начать.\"
\"Я, э… У меня есть эта штука внутри,\" сказал я, понимая что это звучит абсолютно по-идиотски и ощущая прилив странного жара в щеках.
\"В каком смысле,\" встревожилась она. \"У тебя рак?\"
\"Нет, нет, это… Я слышу, ммм… Оно сообщает мне разное,\" сказал я. По какой-то причине мне понадобилось отвести взгляд от Деборы. На стене висела фотография обнаженного мужского торса; я снова посмотрел на Дебору.
\"Боже,\" сказала она. \"Ты слышишь голоса? Боже мой, Декс.\"
\"Нет,\" сказал я. \"Это не как слышать голоса. Не совсем.\"
\"Ну тогда какого хера?\"
Мне пришлось снова посмотреть на обнаженный торс, а затем сделать долгий выдох прежде, чем я сумел посмотреть на Дебору. \"Когда я получаю одно из своих предчувствий, ну, знаешь. На месте преступления,\" сказал я. \"Это происходит из-за того, что оно мне сообщает.\" Лицо Деборы застыло абсолютно неподвижно, как будто она слушала признание в чём-то страшном; собственно, так и было.
\"Так что оно тебе говорит?\" спросила она. \"Эй, это сделал кто-то, кто считает себя Бэтменом?\"
\"Типа того,\" сказал я. \"Просто, ну знаешь. Небольшие подсказки, которыми я могу воспользоваться.\"
\"Можешь воспользоваться\" повторила она.
Я действительно должен был снова отвести взгляд. \"Оно пропало, Дебора,\" сказал я. \"Что-то во всём этом деле с Молохом напугало его и прогнало. Такого никогда раньше не было.\"
Она взяла долгую паузу, и я не видел причин заговорить вместо неё.
\"Ты когда-нибудь рассказывал папе об этом голосе?\" наконец спросила она.
\"Не понадобилось,\" ответил я. \"Он уже знал.\"
\"И теперь твои голоса пропали.\"
\"Всего один голос.\"
\"И поэтому ты ничего не сказал мне обо всём этом.\"
\"Да.\"
Дебора клацнула зубами достаточно громко, чтобы я услышал. Затем она выдохнула не разжимая челюсти. \"Или ты врёшь мне, что не делал этого,\" прошипела она, \"или ты говоришь правду и ты грёбанный псих.\"
\"Дебс…\"
\"И во что по-твоему я должна поверить, Декстер? А?  Во что?\"
Я не верю, что способен почувствовать настоящий гнев с тех пор как был подростком, и возможно, даже тогда я не был способен на настоящее чувство. Но Тёмный Пассажир исчез и я покатился под уклон к настоящей человечности, все старые барьеры между мной и нормальной жизнью истончились, и сейчас я почувствовал нечто, по-видимому очень близкое к настоящему чувству. \"Дебора,\" сказал я, \"если ты мне не доверяешь и предпочитаешь думать что это сделал я, то я за твоё доверие и крысиного хвостика не дам.\"
Она уставилась на меня, и впервые за долгое время, я вернул ей взгляд.
Наконец она заговорила. \"Я всё ещё должна сообщить об этом. Официально ты не можешь находиться поблизости от этого места.\"
\"Ничто не сделает меня счастливее,\" ответил я. Она ещё минуту пялилась на меня, затем поджала губы и вернулась к Камилле Фигг. Я немного посмотрел на её спину и направился к двери.
Не было никакого смысла тут слоняться, особенно после того как мне сообщили, официально и неофициально, что мне тут не рады. Было бы к месту сказать, что мои чувства задеты, но к удивлению, я был всё ещё слишком рассержен чтобы чувствовать обиду. И по правде говоря, меня всегда настолько шокирует, что я нравлюсь всем вокруг, что было почти облегчением увидеть разумную реакцию Деборы.
Это было хорошее время для Декстера, но по какой-то причине я не чувствовал себя победителем, направляясь к двери и к изгнанию.
Я ждал лифт, когда меня оглушил хриплый возглас \"Эй!\"
Я обернулся и увидел подбегающего ко мне жуткого и очень сердитого старика в сандалиях и черных носках, натянутых почто до его старых коленок. На нём так же были мешковатые шорты,  шелковая рубашка и выражение праведного возмущения. \"Вы полиция?\" требовательно спросил он.
\"Не вся,\" ответил я.
\"Как насчет моей проклятой газеты?\"
Лифты такие медленные, не правда ли? Но я пытаюсь быть вежливым когда это неизбежно, так что я успокаивающе улыбнулся старому психу. \"Вам не понравилась ваша газета?\"
\"Я не получил свою проклятую газету!\" закричал он, покраснев от усилия. \"Я позвонил и сообщил вашим людям, а цветная девушка по телефону сказала звонить в газету! Я видел как парнишка украл её, а она меня отключила!\"
\"Парнишка украл вашу газету,\" повторил я.
\"А я о чём только что сказал?\" воскликнул он, добавив немного визга, что так же не сделало ожидание лифта более приятным. \"Какого дьявола я плачу налоги, чтобы слушать, как она со мной так обращается? А она смеялась надо мной, чёрт побери!\"
\"Вы могли бы купить другую газету,\" успокаивающе сказал я.
Кажется, это его не успокоило. \"Какого хрена я должен покупать другую газету? Субботнее утро, я в пижаме, и я должен идти за другой газетой? Почему вы просто не можете поймать преступников?\"
Лифт издал приглушенный мелодичный звук, объявляя о своём прибытии, но меня это больше не интересовало, потому что у меня появилась мысль. Иногда у меня возникают мысли. Большинство из них никогда не появляются на поверхности, вероятно из-за постоянных попыток казаться человеком. Но эта мысль медленно всплыла вверх как пузырёк болотного газа и лопнула яркой вспышкой в моём мозгу. \"Субботнее утро?\" спросил я. \"Вы помните в какое время?\"
\"Конечно я помню время! Я сообщил его, когда звонил: десять тридцать, утро субботы, и парнишка украл мою газету!\"
\"Откуда вы знаете, что это был парень?\"
\"Я смотрел через глазок, вот откуда!\" закричал он на меня. \"Я должен выходить в холл не смотря, учитывая как вы работаете? Забудьте об этом!\"
\"Когда вы говорите \'парнишка\',\" спросил я, \"какой возраст вы имеете в виду?\"
\"Послушайте, мистер,\" ответил он, \" по мне, каждый моложе семидесяти - парнишка. Но этому парню было около двадцати, и у него был рюкзак, какие они все носят.\"
\"Вы можете его описать?\"
\"Я не слепой,\" ответил он. \"Он стоял тут с моей газетой, и у него была одна из тем проклятых татуировок, которые они все теперь имют, прямо сзади шеи!\"
Я почувствовал легкое касание пробежавших по загривку металлических пальчиков и спросил, уже зная ответ. \"Что за татуировка?\"
\"Глупая штука, один из тех японских символов. Мы выбивали из япошек дерьмо для того, чтобы покупать их автомобили и татуировать их проклятые буквы на наших детях?\"
Он кажется, только начал разогреваться, и хотя я действительно восхищался потрясающей для  его возраста выносливостью, я почувствовал, что пора обратить его внимание к авторитетным специалистам вроде моей сестры, что зажгло во мне маленький огонёк удовлетворения, поскольку это не только давало ей подозреваемого лучше бедного Лишенного прав Декстера, но ещё и заставляло её возиться с этим старпёром в небольшого наказания за то, что она вообще меня подозревала. \"Пойдёмте со мной,\" сказал я старику.
\"Никуда я не пойду.\"
\"Вы не хотите поговорить с настоящим детективом?\" Спросил я, и часы потраченные на отработку моей улыбки окупились сполна, потому что он нахмурился, оглянулся вокруг, буркнул \"Ну хорошо,\" и вместе со мной проделал обратный путь туда, где Сестра Сержант рычала на Камиллу Фигг.
\"Я велела тебе держаться подальше,\" сказала она, со всем теплом и обаянием которые я от неё  ожидал.
\"Окей,\" ответил я. \"Мне забрать свидетеля с собой?\"
Дебора открыла рот, закрыла и снова открыла несколько раз, словно пытаясь научиться дышать как рыба.
\"Ты не можешь - это не – чёрт тебя побери, Декстер,\" наконец вымолвила она.
\"Я могу, это да, и он наверняка меня поберёт,\" сказал я. \"Но между прочим, этот милый старикан может сообщить тебе кое-что интересное.\"
\"Да кто ты такой, чтобы звать меня стариканом?\" возмутился он.
\"Это - детектив Морган,\" сообщил я ему. \"Она здесь главная.\"
\"Девушка?\" фыркнул он. \"Неудивительно, что они не могут никого поймать. Девушка-детектив.\"
\"Не забудьте рассказать ей о рюкзаке,\" напомнил я ему. \"И о татуировке.\"
\"Какой татуировке?\" потребовала она. \"Какого чёрта ты несёшь?\"
\"Рот умой,\" сказал старик. \"Как не стыдно!\"
Я улыбнулся сестре и пожелал: \"Приятной беседы.\"

ГЛАВА 26
Я НЕ БЫЛ УВЕРЕН, ЧТО МЕНЯ СНОВА ОФИЦИАЛЬНО ПРИГЛАСЯТ на эту вечеринку и поэтому не желая уходить слишком далеко, решил не упускать шанса и дождаться извинений своей сестрицы. Я задержался в передней бывшей квартиры Мэнни Борка, где в подходящий момент меня легко можно было найти. К сожалению, убийца не украл это жуткое произведение искусства - гигантский шар, похожий на кучу животных экскрементов, стоящий на пьедестале прямо возле входной двери. Он стоял прямо по курсу моей прогулки по прихожей и мне пришлось любоваться им всё время пока я ждал.
Мне было интересно сколько времени понадобится Деборе чтобы опросить старика о татуировке и сложить дважды два. Как раз когда я задавался этим вопросом, я услышал как она повысила голос прощаясь со стариком официальным тоном, и напоследок инструктировала его позвонить ей если вдруг что-то ещё вспомнит. И когда они оба подошли к входной двери, Дебора твёрдо держала старика за локоть и упорно направляла его к выходу.
\"Но как же мои газеты, мисс?\", запротестовал он, как только она открыла дверь.
\"Мисс Сержант\", поправил его я, и Дебора глянула на меня.
\"Позвоните в газету и они выплатят вам возмещение\", она практически вытолкнула его в дверь, где он остановился едва сдерживаясь от злости.
 \"Плохие парни всегда побеждают!\", прокричал он, и Дебора, ко всеобщему облегчению, наконец закрыла дверь.
\"А ты знаешь, он прав\", задумчиво протянул я.
\"Так, чёрт тебя дери, не обязательно светится от счастья из-за этого!\"
\"Кстати, ты со своей стороны как раз должна выглядеть чуть посчастливей. Это ведь он, тот дружок, как там его звали?\"
\"Курт Вагнер\", сердито ответила она.
\"Вот и славно. Комплексная проверка подтвердит, это Курт Вагнер, и ты это знаешь\".
\"Ни хрена я не знаю!\", она сказала зло, \"Это всё может быть простым совпадением\".
\"Конечно, всё может быть. И есть даже математический шанс, что солнце взойдёт на западе, хотя это маловероятно. А кто ещё у тебя есть?\"
\"Этот чёртов урод, Уилкинс\".
\"За ним следят, да?\", спросил я.
Она фыркнула, \"Ага, да ты ведь знаешь этих ребят- они могут заснуть или вообще свалить, а потом клясться, что не спускали с парня глаз. А он в это время уже режет по кусочкам девчонок из команды поддержки\".
\"Так ты действительно веришь что он убийца? Даже сейчас когда мы знаем что тот парень был здесь именно в тот момент когда убили Мэнни?\"
\"Ты тоже был здесь в это время\", огрызнулась она, \"И потом это убийство не такое как остальные. Больше похоже на дерьмовое подражание\".
\"Тогда что же здесь делает голова Тамми Коннор?\", напомнил я, \"Деб, это Курт Вагнер, это должен быть он\".
\"Ладно, может и он\".
\"Может?\", искренне удивился я. Всё указывало на парня с тату на шее, а Деб чего-то колебалась.
Она долго смотрела на меня и во взгляде её не было ни родственной любви, ни тепла. \"Вполне возможно что это можешь быть и ты\", медленно проговорила она.
\"Так арестуй меня!\", предложил я, \"Разве это не самое разумное в данном случае? Капитан Мэтьюз будет в восторге, потому что ты провернула арест, пресса полюбит тебя за то, что ты схватила собственного брата. Потрясающее решение, Дебора. Это порадует даже настоящего убийцу\".
Дебора ничего не сказала, просто развернулась и ушла. После нескольких секунд размышлений я решил что это хорошая идея. Так что и я развернулся и ушёл, только в другом направлении - вон из квартиры, назад на работу.
Остаток дня был гораздо насыщеннее. Двое мёртвых белых мужчин были найдены в БМВ, припаркованном на обочине автомагистрали Палметто. Когда кто-то захотел угнать оставленную машину, были обнаружены эти тела и в полицию поступил звонок, однако только после того как вытащили стереосистему и подушки безопасности. Причина смерти была очевидна - многочисленные огнестрельные ранения. В газетах любят использовать термин \"мафиозные разборки\", для таких убийств, которые показывают определённую ясность и организацию. На сей раз нам не надо искать банду. Оба тела и салон автомобиля были буквально залиты кровью, словно убийца не знал какой стороной следует держать оружие. Судя по пулевым отверстиям в окнах авто, проезжающие мимо автомобилисты просто чудом остались живы.
Занятой Декстер по идее должен быть Счастливым Декстером, к тому же вокруг было достаточно жуткой засохшей крови как в машине так и на тротуаре, но к своему удивлению я не чувствовал себя таковым. Столько всего со мной приключилось в последнее время, а тут ещё эта размолвка с Деб. Неверно было бы утверждать что я люблю Дебору, ведь я не способен любить, но я к ней привык и хотел бы чтобы она была рядом и даже чтобы была довольна мной.
Кроме нескольких обычных ссор брата и сестры в детстве, мы с ней редко имели серьёзные разногласия, и я был немного удивлён тем, что эта последняя ссора так меня взволновала. Несмотря на то, что я бездушный монстр, которому нравится убивать, меня задело то, что она такого обо мне мнения. Особенно после того как я дал честное слово людоеда, что я невиновен, по крайней мере в этот раз.
Я хотел ладить со своей сестрой, однако меня также немного раздражало что она так восторженно относится к своим обязанностям представителя Совершенной Власти Закона, и не очень-то хочет быть моей напарницей и другом.
Конечно для меня имело смысл потратить впустую какое-то время на справедливое негодование. Мне ведь совершенно нечем заняться в последнее время. Такие вещи как свадьба, мистическая музыка, мой пропавший Пассажир, сами собой уладятся, не так ли? А брызги крови - такое простое ремесло которое не требует высокой концентрации. Чтобы доказать это, я позволил своим мыслям блуждать без дела, так как моё внутренне состояние было совершенно плачевным. Поэтому я и поскользнулся на сгустившейся крови и упал на колено прямо возле БМВ.
Шок от контакта с дорогой немедленно отозвался внутренним шоком, толчок страха и холодного воздуха пронизал меня насквозь, поднявшись из этого жуткого месива прямо в пустоту моего внутреннего Я. Прошло немало времени прежде чем я смог снова дышать. Вот тебе и Непоколебимый Декстер, подумал я. Это всё стресс, просто маленькое, болезненное напоминание о том кто есть ты и откуда ты пришёл. И ничего возвышенного в этом нет.
Мне удалось подняться не захныкав, однако брюки были порваны, колено болело и одна штанина была заляпана мерзкой полузасохшей кровью.
Я действительно не люблю кровь. Глядя на то что она на моей одежде, непосредственно на мне, я думал о том что, суматошный круговорот жизни которой я живу последнее время, плюс душевная пустота без Пассажира - всё замкнула в круг эта кровь. Я определённо испытывал какие-то чувства в этот момент, и они не были приятными. Я дрожал и мне хотелось кричать, но с трудом всё же сумел собраться с духом, отряхнуться и продолжить этот день.
Мне было нехорошо, но полегчало когда я переоделся в чистую одежду, которую смышлёные эксперты по крови хранят на работе, а затем наконец настало время идти домой.
Когда я ехал на старом Катлере к Рите маленький красный Джио прилепился ко мне и не отставал. Я посмотрел в зеркало но лицо водителя не смог разглядеть. Я задавал себе вопрос - совершил ли я нечто, что могло рассердить водителя и этого не заметил? Мне очень хотелось затормозить и будь что будет, однако совершенно не был уверен что разбив свою машину улучшу свои дела. Я попытался проигнорировать этот автомобиль, ещё одного полудурка из Майами с какими-то своими тайными делишками.
Но он не отставал, ехал буквально в сантиметрах от меня, и мне стало интересно что там у него за тайные замыслы. Я увеличил скорость. Джио тоже ускорился и по-прежнему висел на моём заднем бампере.
Я снизил скорость и Джио тоже.
Я пересёк два перекрёстка, провожаемый хором сигналов и рядом поднятых средних пальцев. Джио следовал за мной.
Кто он? Чего он от меня хочет? Возможно ли что это Старжак? Узнал что это я его спеленал и теперь ехал за мной на незнакомой машине чтобы отомстить? Или это кто-то другой? Но кто? И зачем? Я не мог заставить себя поверить что это сам Молох вёл за мной слежку. Как древний бог смог бы получить даже ученические права? Но кто-то ведь ехал за мной, и собирался преследовать меня и дальше, и я понятия не имел кто это. Я метался в поисках ответа и чувство пустоты и неопределённости усиливало мою неуверенность, злость и беспокойство. Тут я понял что с трудом дышу сквозь сжатые зубы, что руки мои стиснули руль и покрылись липким потом. По моему достаточно, сказал я себе.
И как только я решил ударить по тормозам и выпрыгнув из машины превратить рожу этого нахала в кровавое месиво, красный Джио вдруг отлепился от моего бампера и повернув направо исчез в ночи в каком-то проулке Майами.
Ерунда всё это. Совершенно обычный психоз часа пик. Какой-нибудь водитель-сумасброд, желая убить скуку долгой поездки домой решил поиграть с впереди идущим автомобилем.
А я был ни чем иным как ошеломленным, разбитым параноиком, бывшим монстром, который скрежещет зубами и бешено сжимает руль.
Я поехал домой.

Наблюдатель оторвался, а затем вернулся на ту же дорогу. Теперь он ехал незамеченным и повернул к дому далеко позади другого. Ему понравилось быть так близко, вызывая у другого тихую панику. Он спровоцировал его чтобы проверить готовность, и то что он увидел удовлетворило его. Это был хорошо отработанный процесс который приведёт другого в правильное состояние. Он столько раз проделывал это и уже знал все признаки. Нервозный, но ещё не на самом краю пропасти, где ему ещё не время быть.
Самое время его подтолкнуть.
Сегодня вечером случится нечто особенное.

ГЛАВА 27
КОГДА Я ПРИЕХАЛ К РИТИНОМУ ДОМУ, ОБЕД БЫЛ УЖЕ ГОТОВ. Учитывая, через что я прошел и что передумал, вы могли бы предположить, что я никогда не смогу снова есть. Но едва я открыл дверь, в мои ноздри ударил аромат; Рита пожарила свинину, брокколи, рис и фасоль, и лишь немногоие вещи в этом мире могут сравниться с жареной свининой Риты. Итак, Декстер, оттолкнувший тарелку и поднявшийся из-за стола, был отчасти размякшим. И воистину, остальная часть вечера тоже слегка успокаивала. Я поиграл в салочки с Коди, Астор и другими детьми пока не пришло время ложиться спать, а затем мы с Ритой сидели на диване и до поздней ночи смотрели шоу о ворчливом докторе.
Нормальность вовсе не так уж и плоха, если Рита будет жарить мне свинину, а Коди с Астор будут удерживать мой интерес. Возможно я мог бы жить, наблюдая за ними, как старый бейсболист, ставший тренером когда его время прошло. Им столько нужно узнать и обучая их я мог бы снова пережить дни моей угасшей славы. Печально, да, но хоть такая скромная компенсация.
Засыпая, я поймал себя на мысли, что может быть в конце концов всё не так уж и плохо.
Это глупое понимание продлилось до полуночи, когда я проснулся и увидел Коди, стоящего в ногах кровати. \"Кто-то снаружи,\" сказал он.
\"Хорошо,\" ответил я в полусне, совершенно не интересуясь, зачем ему надо было сообщать мне об этом.
\"Они хотят войти,\" сказал он.
Я сел. \"Где?\"
Коди развернулся и пошел в прихожую, я последовал за ним. Я была наполовину уверен, ему просто приснился плохой сон, но в конце концов, это Майами и такое тоже случается, хотя и несомненно реже, чем пять или шесть сотен раз за ночь.
Коди подвёл меня к задней двери. Примерно в десяти футах от двери он замер, и я остановился вслед за ним.
\"Там,\" тихо произнёс Коди.
И действительно. Это не был плохой сон, по крайней мере не того типа, который стоит видеть во сне.
Дверная ручка шевелилась, как будто кто-то снаружи пытался открыть дверь.
\"Разбуди свою маму,\" шепнул я Коди. \"Скажи ей, чтобы звонила 9-1-1.\" Он посмотрел на меня так, будто был разочарован, что я не собираюсь выйти за дверь с ручной гранатой и позаботиться обо всём самостоятельно, но послушно пошел в сторону спальни.
Я тихонько и осторожно подкрался к двери. На стене рядом с ней был выключатель прожектора, который освещал задний двор. Когда я дотронулся до выключателя, дверная ручка перестала поворачиваться. Но я всё равно включил свет.
И тут же, как по сигналу, кто-то начал колотиться в дверь.
Я развернулся и побежал к внешней стороне дома - и на полпути встретил стоящую в холле Риту. \"Декстер,\" сказала она. \"Что… Коди сказал…\"
\"Вызывай полицию,\" велел я. \"Кто-то пытается вломиться в дом.\" Я посмотрел на Коди за её спиной. \"Бери свою сестру и все идите в ванную. Заприте дверь.\"
\"Но, кому… мы же не…\" лепетала Рита.
\"Иди,\" сказал я, и протолкнулся мимо неё к передней двери.
Я снова включил свет снаружи, и снова шум немедленно прекратился.
Только для того, чтобы начаться снова около кухонного окна.
И вполне естественно, когда я достиг кухни, шум уже прекратился, даже прежде, чем я включил свет.
Я медленно подошел к окну над раковиной и аккуратно выглянул наружу.
Никого. Только ночь, изгородь, соседский дом и абсолютно ничего больше.
Я выпрямился и постоял минутку, ожидая что шум снова начнётся в каком-нибудь другом углу дома. Не начался. Я понял, что не дышу, и перевёл дыхание. Что бы это ни было, оно прекратилось. Оно ушло. Я разжал кулаки и сделал глубокий вдох.
А затем Рита закричала.
Я обернулся достаточно быстро, чтобы вывихнуть щиколотку, но всё же доскакал до ванной так быстро как мог. Дверь была заперта, но было слышно, как кто-то скребётся в окно. Рита крикнула, \"Уходите!\"
\"Откройте дверь,\" сказал я, и мгновением позже Астор широко её распахнула.
\"Это в окне,\" сказал она, достаточно спокойно, как я подумал.
Рита стояла в центре ванной, прижав ко рту крепко сжатые кулаки. Коди стоял впереди неё, защищающим жестом подняв туалетный вантуз, и они оба пристально смотрели в окно.
\"Рита,\" позвал я.
Она повернулась ко мне с широко распахнутыми от страха глазами. \"Что им от нас надо?\" спросила она, будто я мог на это ответить. И возможно, в обычной жизни – \"обычной\" означает то время, когда Пассажир составлял мне компанию и нашептывал страшные секреты, я знал бы ответ. Но сейчас я знал только, что они хотят попасть внутрь, и понятия не имел, почему.
Я не знал, чего они хотят, но в текущий момент это казалось не настолько важно, как то, что они очевидно чего-то хотят и думают, что у нас это есть. \"Идём,\" сказал я. \"Выходите отсюда.\" Рита двинулась ко мне, но Коди застыл неподвижно. \"Пошли,\" повторил я, Астор взяла Риту за руку и поспешила за дверь. Я положил руку в плечо Коди и подтолкнул вслед за матерью, осторожно вынув вантуз из его рук, а затем посмотрел на окно.
Шум продолжался, скрежещущий звук, как будто кто-то царапал стекло когтями. Без единой сознательной мысли я шагнул вперёд и постучал по окну резиновой головкой вантуза.
Звук прекратился.
В течение долгой минуты не было никаких звуков за исключением моего дыхания, которое, как я отметил, было быстрым и неровным. А затем я услышал неподалёку полицейскую сирену. Я вышел из ванной, поглядывая в окно.
Рита сидела на кровати с Коди по одну сторону и Астор по другую. Дети выглядели совершенно спокойными, но Рита был явно на грани истерики. \"Всё хорошо,\" сказал я. \" Полицейские почти приехали.\"
\"Это сержант Дебби?\" спросила Астор, и с надеждой добавила, \"Она кого-нибудь пристрелит?\"
\"Сержант Дебби спит в своей кроватке,\" ответил я. Сирена звучала уже близко, и наконец патрульная машина с визгом шин остановилась перед нашим домом. \"Они здесь,\" сообщил я, и Рита дернулась на матрасе, обхватив детей руками.
Все трое последовали за мной из спальни и когда мы подошли к парадной двери, в неё уже вежливо, но твердо стучали. Поскольку жизнь учит меня осторожности, я сначала спросил \"Кто там?\"
\"Полиция,\" ответил мужской голос. \"У нас есть сообщение о возможном взломе.\" Звучало по настоящему, но я на всякий случай оставил цепочку на двери прежде чем открыть и выглянуть наружу. Вполне убедительно – двое полицейских в форме, один смотрит на дверь, а другой осматривает двор и улицу.
Я закрыл дверь, снял цепочку, и снова открыл. \"Входите, офицер.\" На его именной табличке было написано Рамирес, и понял, что немного его знаю. Но он не двинулся с места; просто уставился на мою руку.
\"Так какого типа неотложная ситуация у вас возникла, шеф?\" спросил он, кивая на мою руку. Я посмотрел и понял, что до сих пор держу вантуз.
\"О,\" сказал я. Я положил вантуз за дверь на стойку для зонтиков. \"Простите. Это для самозащиты.\"
\"Хмм?,\" сказал Рамирес. \"Кажется, вам он помог.\" Он вошел в дом, кинув через плечо своему напарнику, \"Осмотри двор, Уильямс.\"
\"Йоу,\" ответил Уильямс, жилистый черный мужчина под сорок. Он вышел во двор и исчез за углом дома.
Рамирес встал посреди комнаты, глядя на Риту и детей. \"Так что здесь случилось?\" спросил он, и прежде, чем я успел ответить, прищурился на меня. \"Откуда я могу вас знать?\"
\"Декстер Морган,\" представился я. \"Я работаю в судебной лаборатории.\"
\"Точно,\" сказал он. \"Ну, так что здесь произошло, Декстер?\"
И я ему рассказал.

ГЛАВА 28
КОПЫ ПРОБЫЛИ У НАС МИНУТ СОРОК. Они осмотрели наш и соседние участки и ничего не нашли, что совершенно не удивило ни их, ни меня. Когда они закончили, Рита напоила их кофе и угостила овсяным печеньем собственного приготовления.
Рамирес был уверен что это какие-то подростки, которые хотели нас попугать, и если это так, то им это удалось.
Вильямс усиленно пытался нам внушить что это был чей-то глупый розыгрыш и что все позади, а перед уходом Рамирес добавил что до утра они еще несколько раз проедутся по нашей улице. Но даже после этих утешительных слов Рита осталась сидеть на кухне с чашкой кофе, не в силах заставить себя лечь спать. Что до меня, то я поворочался в кровати около трех минут, прежде чем вернулся в страну снов.
И как только я полетел с высокой черной скалы в царство сна, снова заиграла музыка. И было такое приятное и радостное чувство, а потом я почувствовал жар на своем лице…
Каким-то образом я оказался в холле с Ритой, которая трясла меня и звала по имени. \"Декстер, проснись! Декстер!\"
\"Что случилось?\", удивился я.
\"Ты ходил во сне\", испуганно произнесла она, \"И пел. Пел во сне\".
А затем рассвет нащупал нас своими розовыми пальцами на кухне, сидящими за столом и пьющими кофе. Когда наконец зазвонил будильник в спальне, она встала, пошла его выключить, вернулась и посмотрела на меня. Я тоже посмотрел на неё, но оказалось что говорить нам не о чем.. А потом в кухню пришли Астор и Коди и нам ничего не оставалось кроме как окунуться в утреннюю рутину и пойти на работу, прикидываясь что всё идет как всегда.
Но ничего, конечно же, не было как обычно. Кто-то пытался залезть ко мне в голову, и у них это получалось слишком хорошо. А теперь они пытались забраться ко мне в дом, а я даже не знал кто это и чего они хотят. Я вынужден был признать, что так или иначе все это было связано с Молохом, а также с отсутствием моей Сущности.
Практически всё указывает на то, что кто-то пытается со мной что-то сделать, и для этого подбирается ко мне всё ближе и ближе.
Я понял, что совершенно не склонен даже рассматривать идею о том, что реальный живой древний бог пытался убить меня. Начнём с того, что они не существуют. А если даже и существуют, то с чего бы один из них приставал ко мне? Ясно же, что какое-то человеческое существо использовало все эти молоховы штучки чтобы иметь побольше важности и власти и чтобы его жертвы верили в его магическую силу.
Как, например, способность войти в мой сон и заставить меня услышать музыку. Хищник - человек не в состоянии этого сделать. И это всё равно не испугало бы Тёмного Пассажира.
Единственно возможный ответ был невозможным. Возможно усталость нанесла вред моим умственным способностям, но я не мог придумать ничего более подходящего.
Когда я приехал на работу, я и не мечтал таком подарке как срочный звонок о двойном убийстве в наркоманском доме в Гроув. Двое подростков были связаны, порезаны, затем застрелены каждый по несколько раз, видимо для полной уверенности. И хотя, уверен, что такое должно считаться ужасным, я был фактически очень благодарен за эту возможность осматривать трупы которые не жарили и не обезглавливали. На какое-то время всё вокруг показалось мне таким нормальным, даже мирным. Я распрыскивал свой люминол тут и там, почти счастливый от удовольствия заниматься делом которое заставило отвратительную музыку отступить хоть на время.
И я использовал это время, чтобы поразмыслить, чем я и занялся. Такие сцены как эта, я видел практически каждый день, и в девяти случаях из десяти убийца говорит нечто вроде, \"Я сорвался\" или \"Пока понял что натворил было уже поздно\". Всем известные отмазки, мне они казались немного забавными, потому что я всегда знал что я делаю, с кем и почему.
И наконец пришла мысль - ведь я оказался не в состоянии вообще что-либо сделать со Старжаком без своего Тёмного Пассажира. Это означало что весь мой талант у Пассажира, а вовсе не у меня самого. Что в свою очередь значило - все те, кто \"сорвался\" временно принимали в себе нечто подобное, разве не так?
До сих пор мой Пассажир никогда не покидал меня; он всегда был со мной, он не шлялся по улицам и не ездил автостопом в первом попавшемся рассерженном бедняге.
Ладно, пока оставим это. Предположим некоторые Пассажиры кочевники, а некоторые оседлые. Могло ли это быть тем, что Халперн видел во сне? Могло ли нечто завладеть им, заставить его убить двух девушек, притащить его домой, положить в кровать и уйти?
Я не знаю. Но я точно знал, если представить что эта идея - болото, то меня в нем уже засосало.
К тому времени, когда я возвратился в офис, ланч заканчивался и меня ждал звонок от Риты с напоминанием что у меня сегодня в 2:30 встреча с её министром.  И под словом \"министр\" я не имею в виду должность в правительстве. Как бы неправдоподобно это ни казалось, но я имел в виду \"министра\" - пастора, которого вы найдете в церкви, если вас туда когда-нибудь занесёт. Со своей стороны, я всегда считал, что если бы бог существовал, то он бы никогда не позволил такому как я жить и процветать. А если я ошибаюсь, то алтарь должен бы развалиться, как только я вошёл бы в церковь.
Но теперь мне не удастся избежать похода в церковь, так как Рита изъявила желание чтобы её знакомый пастор провёл свадебную церемонию и как оказалось ему потребовалось проверить меня и все мои верительные грамоты прежде чем согласиться на проведение нашей свадьбы. Естественно, в прошлый раз он свою работу выполнил плохо, потому как первый муж Риты был первостатейным нариком который регулярно избивал свою жену, а священник этого не заметил. И если в прошлом пастор упустил нечто очевидное, то его желание быть со мной бдительней, меня совершенно не радовало.
Однако, Рита придавала большое значение этому человеку, так что мы поехали в старую церковь из кораллового камня, стоящую на заросшем участке в Гроув, всего в полумиле от места преступления, где я работал сегодня утром. Рита рассказала что здесь прошла её конфирмация и что этого пастора она уже знает давно. Очевидно это важно, предполагаю что должно быть важно, учитывая что я знал нескольких слуг господних, которые попали в поле моего зрения из-за моего хобби. Прежнего хобби, вот так.
Преподобный Жиль ждал нас в своем кабинете, или как там это называется - обитель или пристанище? Для меня ректорий   звучит как название места где принимает проктолог. А может его называют ризница - признаю я не силен в религиозной терминологии. Моя приёмная мать, Дорис, действительно пыталась приучить меня к церкви, когда я был маленьким, но после нескольких прискорбных инцидентов стало очевидно, что это не для меня, и Гарри вмешался.
В кабинете священника повсюду стояли ряды книг с невероятными названиями, явно советующие приобщиться к таким вещам, которых бог совершенно точно советовал бы избегать. Среди них были книги предлагающие изучать душу женщины, правда не было ясно какой именно, справочник \"Как заставить Христа делать деньги\", я понадеялся что работать он будет не за минимальную зарплату. Была даже одна по христианской химии, что показалось бы мне интересным, если только это не очередные фокусы с превращением воды в вино.
Гораздо интересней была книга с написанным готическим шрифтом названием на обложке. Я повернулся чтобы прочесть название, просто из любопытства, но когда прочёл, внутри что-то взорвалось и у меня всё заледенело.
\"Одержимость дьяволом: выдумка или факт?\", прочёл я, и как только это сделал, где-то в голове отчетливо что-то щёлкнуло и до меня дошло.
Для стороннего наблюдателя несложно, качнув головой, сказать что Декстер - глупец если об этом до сих пор не задумывался. Но это правда - я не думал об этом! У дьявола ведь столько имён, не так ли? А когда тёмная Сущность присутствует, нет надобности определять её всеми этими заумными терминами. Только сейчас, когда она исчезла мне понадобились объяснения. И почему бы не это? Оно было немного старомодным, но в этом что-то есть, и его древность, казалось, подтверждала связь со всей этой чепухой о Соломоне и Молохе и тем, что случилось со мной сегодня.
Был ли Тёмный Пассажир демоном? Означает ли его отсутствие что его изгнали? И если так, то кто или что? Нечто чрезвычайно праведное? Я не могу припомнить ничего подобного за последние годы моей жизни. Фактически, даже наоборот.
Но разве может нечто очень, очень плохое изгнать демона? То есть, существует ли что-нибудь хуже демона? Может Молох? Или может демон способен сам себя изгонять?
Я пытался порадоваться тому, что сейчас, по крайней мере, вопросы у меня возникали нормальные, однако меня это не сильно успокоило. И тут мои мысли были прерваны когда дверь отворилась и в комнату вбежал, его преподобие Жиль, сияя и бормоча, \"Так, так, так\".
Святому отцу было около пятидесяти и он был довольно упитан, что наводило на мысль о прекрасном десятинном бизнесе. Он подошёл прямо к Рите, обнял её и поцеловал в щёку, и только потом обернулся ко мне и сердечно пожал руку.
\"Итак\", настороженно улыбаясь, обратился ко мне он, \"Вы и есть Декстер\".
\"Похоже я\", подтвердил я, \"И это уже не изменишь\".
Он понимающе кивнул. \"Присаживайтесь, пожалуйста, расслабьтесь\", предложил он и обойдя стол сел в большое вращающееся кресло.
Я последовал его совету и откинулся в красном кожаном кресле напротив, а Рита нервно присела на самый краешек стоящего рядом кресла.
\"Рита\", произнес он снова улыбаясь, \"Так, так. Ты готова попробовать ещё раз, не так ли?\"
\"Да. Я… просто… то есть, думаю да\", проговорила краснея Рита, \"Да\", она глянула на меня с улыбкой, \"Да, я готова\".
\"Хорошо, хорошо\", и он переключил своё добродушие на меня, \"А вы, Декстер? Я бы очень хотел немого о вас узнать\".
\"Итак, начнём с того что меня подозревают в убийстве\", сказал я скромно.
\"Декстер!\", воскликнула Рита и покраснела ещё больше.
\"Полиция считает что вы кого-то убили?\", спросил преподобный Жиль.
\"Ну, не все так думают. Только моя сестра\"
\"Декстер криминалист\", выпалила Рита, \"Его сестра детектив. Он просто так шутит\".
И снова он кивнул мне, \"Чувство юмора помогает в любом виде отношений\".
Он сделал паузу, задумался, и при этом выглядел ещё более искренним, и спросил, \"Что вы чувствуете по отношению к детям Риты?\"
\"О, Коди и Астор обожают Декстера!\" поспешила ответить Рита, радостная от того что мы больше не обсуждаем мой статус разыскиваемого преступника.
\"А что сам Декстер чувствует?\", настаивал он мягко.
\"Они мне нравятся\", просто сказал я.
Преподобный кивнул, \"Это хорошо. Очень хорошо. Иногда дети становятся обузой. Особенно если они не твои\".
\"Коди и Астор великолепны в роли обузы\", сказал я, \"Да я, собственно,и не возражаю\".
\"Их постоянно нужно наставлять на путь истинный, они ведь столько пережили\", произнес он.
\"О, да, я их наставляю\", успокоил его я, и подумал хорошо бы не слишком выделять себя, поэтому добавил, \"Они сами стремятся к просвещению\".
\"Вот и отлично\", сказал он, \"Мы ведь познакомимся с этими ребятами в воскресной школе, правда?\" Мне показалось что это своего рода неприкрытый шантаж, при помощи которого он надеялся пополнить свой список новичков, однако Рита тут же согласно кивнула и мне пришлось согласится и с этим. Кроме того, я был совершенно уверен, что бы там кто ни говорил, Коди и Астор найдут душевное спокойствие уж точно не здесь.
\"А теперь поговорим о вас двоих\", продолжил он, откидываясь на спинку кресла и потирая ладони, \"Отношения в современном мире должны основываться на крепкой вере\", говорил он глядя на меня с надеждой, \"У вас как с этим, Декстер?\"
Итак, вот оно. Уж, поверьте - рано или поздно, священник всегда найдет способ так повернуть разговор, что он коснётся именно его области. Не знаю, что хуже - лгать священнику или кому-то другому, но я действительно хотел быстро и без обид закончить этот разговор. Получится ли это, если я расскажу ему правду? Предположим, я сказал правду, сказал что-то типа \"Да, я действительно верую, святой отец. В человеческую жадность и глупость. В безмятежность острой стали в лунном свете. Я верю в невидимую, тёмную и холодную радость своей тени внутри. В абсолютную чистоту и ясность своего ножа. О да, я верю, преподобный, и даже больше, моя вера это уверенность, потому что я вижу холодный практический результат и я знаю что вот это реально. Это реальность, в которой я живу\".
Но в сущности, вряд ли мне удастся переубедить этого человека, тем более мне не стоит волноваться о том что я попаду в ад, если солгу священнику. Если ад и существует, то я уже практически купил билет в первый ряд. Поэтому я просто сказал, \"Вера это очень важно\". И казалось, этого ему было достаточно.
\"Вот и славно\", пробормотал он и украдкой взглянул на часы. \"Декстер, у вас есть какие-нибудь вопросы?\"
Хороший вопрос, но он захватил меня врасплох, так как я, как раз обдумывал как бы получить ответы на мои вопросы не задавая их. Я был готов увиливать по крайней мере еще час. А действительно, о чём можно его спросить? Они используют виноградный сок или настоящий кагор? У них даровница металлическая или деревянная? Правда ли что танцевать грешно? Я просто не был готов! А он, к тому же, казалось искренне хотел ответить. Поэтому я спросил преподобного Жиля с улыбкой на лице, \"Фактически, я хотел бы знать что вы думаете об одержимости дьволом\".
\"Декстер!\", поперхнулась Рита и нервно улыбаясь стала оправдываться, \"Это не… Ты же не можешь действительно…\"
Преподобный поднял руку, \"Всё нормально, Рита\". \"Думаю я понял о чём Декстер спрашивает\". Он откинулся и кивнул, улыбнулся, и обратился ко мне с милым и всезнающим выражением на лице, \"Вы долгое время не бывали в церкви, да, Декстер?\"
\"Ну, это правда\", признал я.
\"Думаю, вы считаете что новая церковь очень хорошо подходит к современной жизни. Однако главный критерий - любовь нашего Господа - не изменился. Но вот понимание этой любви у людей может изменяться\". И он даже подмигнул мне, \"Думаю вы понимаете что демоны это для Хеллоуина, а не для воскресной службы\".
Ну, всё равно хорошо получить ответ, пусть даже не тот какого ожидал. По правде сказать, я не думал, конечно, что преподобный Жиль тут же вытащит какой-нибудь колдовской талмуд и начнёт читать заклинания, но надо признать - я был несколько разочарован. \"Ну, тогда ладно\", вздохнул я.
\"Ещё вопросы?\", снова спросил он, довольный разговором, \"Религиозные или может о самой церемонии?\"
\"Нет, ничего. Всё кажется довольно ясно\", заверил я его.
\"Мне тоже так кажется\", сказал он и продолжил, \"Если Господь в нашем сердце, то всё остальное приложится\".
\"Аминь\", прошептал я с иронией, и Рита бросила на меня быстрый взгляд, но преподобный видимо воспринял нормально.
\"Вот и славно\", сказал он, встал и протянул руку, \"Итак, дата - 24 июня\". Я тоже поднялся и пожал ему руку. \"Но надеюсь увидеть вас пораньше. У нас каждое воскресенье в 10 утра начинается служба\". Он снова подмигнул и пожал руку уже как настоящий мужчина, \"Если поспешите домой - ещё поспеете на футбол\"
\"Всенепременно\", сказал я, думая как хорошо что деловые люди всегда идут навстречу клиенту.
Отпустив мою руку, он тут же схватил Риту и сжал её в объятиях, \"Рита, я так за тебя рад!\".
\"Спасибо\", прорыдала Рита ему в плечо. Она еще какое-то время повисела у него на плече, посопела, затем выпрямившись, шмыгнула носом и обернулась ко мне, \"Спасибо тебе, Декстер\". За что я так и не понял, но мне было приятно что меня не забыли включить в список.

ГЛАВА 29
ВПЕРВЫЕ ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОТЕЛ добраться до своей клетушки. Не потому что меня прикалывали брызги крови - из-за идеи пришедшей ко мне во время встречи с Преподобным Жилем. Одержимость демоном. В этом был определенный смысл. Я никогда не чувствовал себя одержимым, если не считать притязаний Риты. Но это было хоть какое-то объяснение происходящему, и я горел от нетерпения исследовать это.
Сначала я проверил свой автоответчик и электронную почту: никаких сообщений кроме обычного ведомственного напоминания о необходимости поддерживать чистоту в зоне кофеварки. Никаких извинений от Дебс. Я сделал несколько осторожных звонков и обнаружил, что она пытается отловить Курта Вагнера, что было облегчением, поскольку означало, что она не следит за мной.
Проблема решена, и я с чистой совестью начал изучать вопрос демонической одержимости. Снова старый добрый Царь Соломон. Очевидно он был добольно близко знаком со множеством демонов, большинство которых имели непроизносимые имена с несколькими \'з\'. И он повелевал ими, словно послушными слугами, заставляя их собирать и переносить строительные материалы, и строить его великий храм, что немало потрясло меня, поскольку я всегда считал храмы хорошей штукой; несомненно там по-видимому был какой-то закон о выборе места для труда демонов. Я имею в виду, что если нас так расстраивают нелегальные иммигранты, собирающие апельсины, разве все те богобоязненные патриархи не должны были издать какой-нибудь указ против демонов?
Но здесь была и чёрная и белая сторона. Царь Соломон достаточно комфортно устроился в качестве повелителя демонов. Им не слишком нравилось получать от него приказы, конечно, но они подчинялись его воле. Из этого следовал любопытный вывод, что возможно кто-нибудь еще был способен управлять ими и попытался сделать это с Тёмным Пассажиром, который, следовательно сбежал из непреднамеренного рабства. Я сделал паузу и подумал об этом.
Самый большой недостаток этой теории был в том, что она не объясняла всепоглощающее чувство смертельной опасности, которое нахлынуло на меня с самого начала, когда Пассажир ещё был на борту. Я, как и любой другой, легко могу понять нежелание заниматься навязанной работой, но это не имеет ничего общего со смертным ужасом, поднявшемся во мне.
Значит ли это, что Пассажир не был демоном? Значит ли это, что всё происходящее со мной было простым психозом? Целиком и полностью выдуманной параноидальной фантазией о преследовании жажды крови и надвигающегося ужаса?
И всё же, в каждой из мировых культур было верование о чем-то наподобие одержимости. Я просто не мог понять, как это связано с моей проблемой. Я чувствовал, что близок к чему-то, но никакой великой идеи у меня не возникло.
Внезапно оказалось, что уже пол-шестого и более озабоченный, чем обычно, я покинул офис и направился к сомнительному святилищу домашнего очага.

На следующий полдень я сидел в своей клетушке, печатая отчет о весьма скучном групповом убийстве. Даже в Майами совершаются обычные убийства, и это было одним из них - вернее тремя с половиной, если быть точным, поскольку три тела лежали в морге и еще одно в интенсивной терапии в госпитале Джэксона. Это была обычная перестрелка в одном из районов города с низким уровнем жизни. Не было смысла тратить на это слишком много моего времени, учитывая многочисленных свидетелей согласных с тем, что некто по кличке \"Ублюдок\" получил поделом.
Но протокол нужно соблюдать, и я истратил полдня на месте преступления, проверяя, что никто не выпрыгнул и не нарубил жертв мачете, пока в них стреляли из проезжающего мимо автомобиля. Я пытался придумать интересный способ сказать, что брызги крови соответствуют  оружейному огню из движущегося источника, но скука этого занятия заставила мои глаза собраться в кучу, и пока праздно таращился на экран, я почувствовал нарастающий звон в ушах,  сменившийся лязгом гонгов и ночная музыка зазвучала снова, на чистую белую страницу текстового редактора вдруг закапала ужасная липкая кровь и пролилась на меня, затопила офис и заполнила весь обозримый мир. Я подпрыгнул на стуле и несколько раз моргнул, пока это не прекратилось, оставив меня трясущимся и гадающим что только что произошло.
Это добралось до меня при свете дня, за моим столом в полицейском участке, и мне это совершенно не понравилось. Либо это становится сильнее и ближе, либо я дошел до ручки и окончательно свихнулся. Шизофреники слышат голоса – слышат ли они музыку? И можно ли считать Тёмного Пассажира голосом? Был ли я сумасшедшим всё это время и сейчас просто наступил безумный конец искусственной исправности Сомневающегося Декстера?
Я в это не верил. Гарри выправил меня, убедившись, что я настроен как надо - Гарри знал бы, если бы я был сумасшедшим, а он говорил мне, что это не так. Гарри никогда не ошибался. Так что я в порядке, просто отлично, благодарю вас.
Так почему я слышу эту музыку? Почему трясутся мои руки? И почему мне нужно цепляться за призрак, чтобы не сидеть на полу, засунув указательный палец в рот?
Ясно, что никто в здании ничего не слышал - только я. В противном случае коридоры должны были быть заполнеными танцующими или кричащими людьми. Нет, страх вполз в мою жизнь, скользя быстрее чем я мог убежать и заполнил огромную пустоту во мне, возникшую когда исчез Пассажир.
Мне не с чем продолжать; нужна внешняя информация, если я надеюсь понять это. Множество источников верили, что демоны реальны - Майами был полнон людьми, которые всю свою жизнь  упорно трудились, чтобы держать их подальше. Например, балабао, сказавший что он ничего со всем этим не может поделать и умчавшийся прочь как можно быстрее; кажется, он знает что это было. Я не сомневался, что Сантерия включает одержимость. Но неважно: Майами - замечательный и разнообразный город, и я определённо смогу найти какое-нибудь место, чтобы задавать вопрос и получить совершенно другой ответ - возможно как раз тот, который я искал. Я вышел из своей клетушки и направился к парковке.
Древо Жизни находилось на краю Либерти Сити, не самого хорошего района Майами для вечерних экскурсий туристов из Айовы. Этот конкретный квартал был заселён иммигрантами с Гаити, и многие здания были раскрашены в несколько ярких цветов, как будто одного цвета им было не достаточно. Некоторые дома украшали росписи, изображающие жизнь на Гаити. Петухи, кажется, и козы.
На внешней стене Древа Жизни было нарисовано большое дерево, соответственно, и под ним вытянутые изображения двух мужчин, колотящих в высокие барабаны. Я припарковался прямо перед магазином и вошёл через экранную дверь, которая звякнула маленьким колокольчиком и захлопнулась за моей спиной. В подсобке за занавесом из стекляруса женский голос что-то произнёс по креольски, и я встал около стеклянного прилавка и подождал. Магазинчик был уставлен полками, содержавшими многочисленные банки с загадочными штуками, жидкостью, твердым телом, и чем-то неопределимым. Предметы с одной или двух банках, кажется, были до сих пор живыми.
Через минуту сквозь нити стекляруса внутрь магазина пробралась женщина. На вид около сорока, тонкая как тростинка, с высокими скулами и цветом кожи как выбеленное солнцем красное дерево. Она носила развевающееся красно-желтое платье и подходящий по цвету тюрбан на голове. \"Ах,\" выдохнула она с густым креольским акцентом. Она недоверчиво осмотрела меня и слегка встряхнула головой. \"Чем я могу помочь вам, сэр?\"
\"Ээээ, ну,\" сказал я, и смолк. С чего, в конце концов, мне следует начать? Я ведь не мог сказать, что считаю, что был одержим демоном и хочу вернуть его обратно - бедная женщина может забрызгать меня куриной кровью.
\"Сэр?\" нетерпеливо подсказала она.
\"Я хотел узнать,\" сказал я, достаточно близко к правде, \"есть ли у вас книги про одержимость демонами? Эээ.. на английском?\"
Она неодобрительно поджала губы и энергично затрясла головой. \"Это не демоны,\" сказала она. \"Почему вы спрашиваете - вы репортер?\"
\"Нет,\" ответил я. \"Я просто, ммм, интересуюсь. Мне любопытно.\"
\"Интересуетесь вуду?\"
\"Только частью про одержимость,\"
\"Хм?,\" сказала она с ещё более сильным неодобрением. \"Почему?\"
Кто-то очень умный наверняка уже говорил, что когда всё остальное потерпело неудачу, надо попробовать правду. Звучало настолько хорошо, что я был уверен, что не мне первому пришла в голову эта мысль, и кажется это единственное, что мне осталось. Я сделал попытку.
\"Я думаю,\" сказал я, \"В смысле, я не уверен. Я думаю, что возможно был одержим. Некоторое время назад.\"
\"Хм,\" сказала она. Она долго и жёстко рассматривала меня, затем пожала плечами. \"Может быть.\" Наконец сказала она. \" Почему вы так думаете?\"
\"Я просто, ммм… У меня было чувство, ну знаете. Что было нечто другое, эээ. Во мне? Наблюдало?\"
Она сплюнула на пол, довольно странный жест для такой изящной женщины и покачала головой. \"Белые,\" сказала она. \"Вы крадете нас и привозите сюда, обираете нас до нитки. И затем, когда мы делаем что-то из ничего, что вы нам оставили, вы хотите быть частью этого. Хa.\" Она погрозила мне пальцем, словно учитель нерадивому ученику. \"Слушай меня, белый. Если дух войдёт в тебя, ты об этом узнаешь. Это не похоже на то, что показывают в кино. Это величайшее благословение, и…\" сказала она со слабой усмешкой, \"оно не случается с белыми.\"
\"Ну, вообще-то,\" начал я.
\"Нет,\" отрезала она. \"Если ты не желаешь, если ты не просишь благословения, оно не придёт.\"
\"Но я желаю,\" сказал я.
\"Ха,\" сказала она. \"Это никогда не придёт к тебе. Не трать моё время.\" И она развернулась и ушла за занавеску на склад.
Я не видела никакого смысла ждать, пока она передумает. Это казалось не возможным-и невозможным казалось, что колдовство даст мне какие-либо ответы о Тёмном Пассажире. Она сказала, что это приходит только когда его зовут, и назвала это благословением. По крайней мере это был другой вариант, хотя я не помнил, чтобы когда-либо просил Тёмного Пассажира войти в меня - он просто всегда был там. Но для полной уверенности, я остановился на обочине за пределами магазинчика и закрыл глаза. Пожалуйста, вернись, позвал я.
Никакого ответа. Я сел в машину и поехал на работу.

Какой интересный выбор, подумал Наблюдатель. Вуду. В этой идее была определенная логика, он не мог отрицать. Но действительно интересным было то, что это говорило о другом. Он двигается в правильном направлении - и он близок к цели.
И когда всплывёт следующая небольшая подсказка, другой будет намного ближе. Мальчик должен был корчиться от паники. Но он не напуган; он может быть весьма полезен и теперь встал на путь к своему тёмному вознаграждению.
Как и другие до него.

ГЛАВА 30
КАК Я ТОЛЬКО УСТРОИЛСЯ НА СВОЁМ СТУЛЕ, ДЕБОРА ВОШЛА В МОЙ ЗАКУТОК и уселась на раскладной стульчик напротив стола.
\"Курт Вагнер пропал\", чётко произнесла она.
Я подождал немного, но она ничего больше не сказала, поэтому кивнул и ответил, \"Я принимаю твои извинения\".
\"Никто его не видел с субботы\", продолжила она, как ни в чём не бывало, \"Его сосед по комнате рассказал что видел как тот приходил. Он вёл себя очень странно, ничего не сказал, только переобулся и тут же ушёл. Вот и всё\", она немного поколебалась и добавила, \"Он оставил свой рюкзак\".
Признаю, я чуток ободрился и спросил, \"Что в нём было?\"
\"Следы крови\", ответила она таким тоном, будто призналась, что съела последнее печенье, \"Совпадает с кровью Тамми Коннор\".
\"Теперь всё понятно\", пробормотал я. Мне показалось не стоит упрекать её в том что она воспользовалась услугами другого спеца по крови. \"Это действительно хорошая ниточка\".
\"Ага. Это он! Это должен быть он! Итак, он угрохал Тамми, унёс её голову в рюкзаке и уделал Мэнни Борка\", сказала она.
\"Очень на то похоже\", подтвердил я, \" И как не вовремя - я только стал привыкать к мысли что это сделал я\".
Но Дебора тут же пожаловалась, \"Но в этом ни хрена нет смысла! Парень-отличный студент, член команды по плаванию, из хорошей семьи и всякое такое\".
\"Он такой приличный мальчик\", съязвил я, \"Не могу поверить что он такое мог натворить!\"
\"Та ладно! Я всё это, мать твою, прекрасно понимаю! Банально до усрачки, но какого хера? Парень ведь убивает свою девчонку, а может ещё и её соседку по комнате, потому что она что-то такое увидела. Но зачем других? И вся эта долбаная хрень с кострами и бычьими бошками? Что это? Какой-то Моллюск?\"
\"Молох\", поправил я, \"Моллюск это из отряда мягкотелых\"
\"Один хер!\", огрызнулась она, \"Всё равно не имеет смысла, Декс. То есть…\", она оглянулась, и на какой-то миг я подумал, что она собирается всё-таки извиниться, но ошибся, \"Если в этом есть смысл, то это по твоей части. То, о чём ты прекрасно знаешь\". Она внимательно смотрела на меня и казалось была смущена, \"Ну то, ну ты знаешь… Хочу сказать, то… хм… оно вернулось? Ну тот твой..? Уфф\"
\"Нет, он не вернулся\"
\"Вот гадство\", выругалась она.
\"Ты объявила Курта Вагнера в розыск?\"
\"Я знаю как выполнять свою работу, Декс!\", резко ответила она, \"Если он шарится в округе Майами, то мы его найдём, и в списках ДЗНФ  он тоже есть. Если же он где-то в штате Флорида, то кто-то его всё равно возьмёт!\"
\"А если он за пределами штата?\"
Она тяжело глянула на меня и я увидел тот же взгляд, какой был у Гарри после долгих лет работы полицейским, до того как он заболел: взгляд усталого и привыкшего к постоянным поражениям человека, \"Тогда он смоется, а я буду вынуждена арестовать тебя, чтобы прикрыть свою задницу\".
\"Тогда вот что\", подбодрил я её, усиленно стараясь чтобы в голосе прозвучала жизнерадостность в пику её серой мрачности, \"Будем надеяться что у него очень заметный автомобиль\".
Она шмыгнула носом, \"У него красный Джио. Из этих маленьких,\"паркетных\" джипов\".
Я закрыл глаза. Какое странное чувство! Казалось вся кровь из тела перелилась в ноги. \"Ты сказала красный?\", я услышал свой удивительно спокойный голос.
Ответа не было и я открыл глаза. Дебора пристально смотрела на меня с таким подозрением, что оно казалось осязаемым.
\"Это что за лабуда? Один из твоих голосов?\"
\"Прошлым вечером меня преследовал красный Джио, и той же ночью кто-то пытался ворваться ко мне в дом\", ошарашил я её.
\"Япона мать! Ты когда, конь педальный, собирался мне это сказать?\"
\"Сразу как только ты начнешь со мной разговаривать\".
Лицо Деборы приняло очень приятный розовый оттенок и она стала разглядывать свои туфли, \"Я была занята\", буркнула она, впрочем, не очень убедительно.
\"Значит это Курт Вагнер\", подытожил я.
\"Да, чёрт возьми\", согласилась она и я сразу понял что лучшего извинения мне не видать. \"Да, он красный. Вот же дерьмо!\", выругалась она, не поднимая глаз, \"А ведь тот старик был прав! Плохие парни выигрывают\".
 Мне не нравилось видеть мою сестру такой подавленной. Я чувствовал что надо сказать что-то ободряющее, что-то что снова заставит петь её сердце, но, увы, я сам был совершенно опустошен. \"Ну, если плохие парни побеждают, то у тебя уйма работы\".
 Наконец она посмотрела на меня без тени улыбки, \"Ага, какой-то псих на Кендалл пристрелил свою жену и двоих детей. Надо разобраться с этим\". Она встала, медленно выпрямляясь, и хоть немного стала на себя похожа. \"Ура нам-трудоголикам!\", устало произнесла она и вышла.

С самого начала это было идеальное партнёрство. Новые существа имели сознание и это облегчало управление ими, что было очень полезно для НЕГО. Они и убивали друг друга гораздо охотнее, поэтому ЕМУ не потребовалось долго ждать нового хозяина, а также думать о воспроизведении. ОНО нетерпеливо подгоняло хозяина к убийству, и ОНО ждало, страстно желая вновь испытать наплыв этого прекрасного и удивительного чувства.
И когда это чувство пришло, то просто коснулось слегка, пощекотало ЕГО едва уловимым движением и исчезло без следа.
ОНО было озадачено. Почему воспроизведение не сработало в этот раз? Должна быть причина! И ОНО было аккуратным и тщательным в своих поисках ответа. Долгие годы, за которые существа выросли и изменились, ОНО экспериментировало. И постепенно ОНО нашло те условия в которых воспроизведение срабатывало без сбоев. Потребовалось несколько убийств прежде чем ОНО было удовлетворено тем что, наконец, нашло ответ на свой вопрос. Каждый раз, воспроизводя заключительную формулу, некое новое понимание возникало и исчезало в мире боли и страха, но ОНО этим удовлетворялось.
Лучше всего это работало, когда хозяева были немного возбуждены, или от спиртного, которое они научились создавать, или же в состоянии транса. Жертва должна сознавать, что к ней идёт и, если случалась возможность пообщаться, то их эмоции сливались с ЕГО опытом и делали воспроизведение намного мощнее.
Потом огонь - огонь лучший способ убить жертву. Он, казалось, освобождал их сущность в едином вопящем толчке восхитительной энергии.
И наконец, всё это лучше работало с юными особями. Их эмоции зашкаливали, особенно в отношении к родителям. Это было великолепнее всего что ОНО могло себе представить.
Огонь, транс и юные жертвы. Простая формула.
ОНО стало учить своих хозяев как создавать и сохранять надолго эти условия. И, удивительно, но хозяева с огромным желанием соглашались с НИМ.

ГЛАВА 31
КОГДА Я БЫЛ МАЛЕНЬКИМ, Я ВИДЕЛ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ ВЫСТУПЛЕНИЕ ВАРЬЕТЕ. Человек устанавливал несколько металлических дисков на концы гибких прутьев и удерживал их в воздухе, вращая прутья и крутя тарелки. И если бы он замедлился или оглянулся назад, хотя бы на мгновение, то хотя бы один из дисков непременно зашатался бы и рухнул на землю, обвалив за собой и все остальные.
Потрясающая метафора жизни, вы не находите? Вы прилагаете огромные усилия к тому, чтобы закрутить свои диски в воздухе, но едва они там окажутся, вы не можете отвести от них взгляд и вынуждены бесконечно продолжать вращать их. К тому же, в жизни кто-то постоянно добавляет диски, убирает прутья, и изменяет силу тяжести, пока вы не видите. И каждый раз, когда вы думаете, что все ваши диски отлично крутятся, вы вдруг слышите ужастный лязгающий звук и целая стопка дисков, о которых вы и не подозревали рушится на землю.
Например, я глупо предположил, что трагическая смерть Мэнни Борка уменьшила количество дисков, о которых мне нужно волноваться, и теперь я могу приступить к поиску кейтерера, который снабдит мою свадьбу холодными закусками и полным холодильником содовой всего по $65 за тарелку. Я смогу сконцентрироваться на настоящей и весьма важной проблеме сборки свой личности воедино. И думая, что на домашнем фронте затишье, я отвернулся всего на мгновение и был награжден грандиозной аварией за моей спиной.
Метафорический диск, о котором идет речь, рухнул, когда я приехал в дом Риты после работы. Было так тихо, что я подумал, что никого нет дома, но быстрый осмотр показал нечто гораздо более тревожное. Коди и Астор неподвижно сидели на диване, а Рита стояла за ними с лицом, способным заставить молоко скиснуть.
\"Декстер,\" возгласила она с отзвуками неизбежного рока, \"нам нужно поговорить.\"
\"Хорошо,\" ответил я; после взгляда на её лицо даже мысль о беззаботном ответ рассыпалась прахом и улетела в порыве ледяного ветра.
\"Эти дети,\" сказала Рита. Очевидно это была законченная мысль, поскольку она сверкнула взглядом и больше ничего не сказала.
Но я разумеется знал, каких детей она имеет в виду, поэтому просто ободряюще кивнул. \"Да.\"
\"Оооо,\" простонала она.
Ну, если это лишило Риту дара речи, то легко понять почему дома было так тихо, когда я вошел. Совершенно ясно, что Дипломату Декстеру потребуется всё его искусство ведения переговоров, чтобы выжать из неё хотя бы семерку слов до обеда. Итак, я со всей своей отвагой ринулся напролом. \"Рита,\" спросил я, \"что случилось?\"
\"Оооо,\" снова простонала она, что не придавало храбрости.
Даже такой одарённый переговорщик как я мало что может узнать из одного слога. Поскольку от Риты подсказки ждать было явно бесполезно, я обратил свой взор на Коди и Астор, которые не пошевелились с тех пор как я вошел. \"Ну,\" спросил я. \"Может вы двое скажате мне, что с вашей матерью?\"
Они обменялись одним из своих знаменитых взглядов, а затем повернулись ко мне. \"Мы не хотели,\" сказала Астор. \"Это была случайность.\"
Не слишком много, но по крайней мере это было полным предложением. \"Очень рад это слышать,\" сказал я. \"Что за случайность?\"
\"Нас поймали,\" сказал Коди, и Астор пихнула его локтем.
\"Мы не хотели,\" повторила она с нажимом, и Коди посмотрел на неё прежде, чем вспомнил, о чём они договорились; она сверкнула на него взглядом, он мигнул и медленно кивнул мне.
\"Случайность,\" сказал он.
Зрелище детишек, твёрдо гнущих свою линию единым фронтом, было милым, но я до сих пор ни на шаг не приблизился к разгадке темы разговора, а мы потратили уже не меньше нескольких минут – важный показатель времени, учитывая что приближался час обеда, а Декстеру требуется регулярное питание.
\"Вот и всё, что они говорят,\" заявила Рита. \"И этого отнюдь не достаточно. Я не представляю себе как вы могли случайно связать кошку Виллегасов.\"
\"Она же не умерла,\" сказала Астор самым тихим голосом, который я когда-либо от неё слышал.
\"И для чего вам понадобились садовые ножницы?\" вопросила Рита.
\"Мы их не использовали,\" ответила Астор.
\"Но собирались, не так ли?\" сказала Рита.
Две маленьких головки повернулись ко мне, и мгновением позже Рита к ним присоединилась.
Уверен, это было абсолютно непредумышленно, но картинка начала проясняться, и это был отнюдь не мирный пейзаж. Ясно, детишки пытались провести независимый эксперимент без меня. И хуже того, каким-то образом  это стало моей проблемой; дети ожидают, что я буду их выгораживать, а Рита уже приготовилась передернуть затвор и открыть по мне огонь. Разумеется, это было нечестно; я всего лишь пришёл домой с работы. Но из личного опыта я знаю, что жизнь сама по себе нечестна, и в ней не существует отдела претензий, так что мы можем только принять случившееся, навести порядок, и идти дальше.
Что я и попытался сделать, хотя и подозревал бесполезность своих усилий. \"Уверен,  этому есть разумное объяснение,\" сказал я, и Астор тут же просияла и начала энергично кивать.
\"Это была случайность,\" радостно выпалила она.
\"Никто не может случайно связать кошку, привязать её в верстаку и встать над ней с садовыми ножницами!\" воскликнула Рита.
Честно говоря, ситуация усложнилась. С одной стороны, я был очень рад получить такую четкую картину проблемы. Но с другой стороны, эту картинку было несколько неудобно объяснить, и я не мог справиться с чувством, что Рите было бы намного лучше ничего подобного не знать.
Я думал, что доходчиво объяснил Астор и Коди, что они не должны летать соло, пока я не научу их пользоваться крыльями. Но они очевидно решили этого не понимать, и, хотя они и пострадали от последствий своего поступка, мне всё равно придётся их как-то отмазывать. По крайней мере, до тех пор, пока они не поймут, что ни при каких обстоятельствах не должны повторять этого снова - и не должны отклоняться с Пути Гарри, на который я направил их стопы – вот тогда я с радостью позволю им самостоятельно ловить ветер.
\"Вы знаете, что поступили плохо?\" спросил я их. Они кивнули в унисон.
\"А знаете, почему это был плохой поступок?\" добавил я.
Астор очень неуверенно взглянула на Коди, а затем ляпнула, \"Потому что нас поймали!\"
\"Вот видишь?\" на грани истерики взвизгнула Рита.
\"Астор,\" сказал я, глядя на неё очень внимательно и даже не мигая, \"сейчас не время для шуток.\"
\"Рада, что кому-то это кажется забавным,\" сказала Рита. \"Но только не мне.\"
\"Рита,\" произнёс я, со всем спокойствием, какое мог собрать, а затем добавил, используя трюк, разработанный мной за все те годы, пока я притворялся взрослым человеком, \"Я думаю, это может быть одной из тех ситуаций, о которых говорил преподобный Жиль, когда я должен сыграть роль наставника.\"
\"Декстер, эти двое просто – я понятия не имею - и ты - !\" всхлипнула она, и несмотря на то, что она была близка к тому, чтобы залиться слезами, я была счастлив увидеть, как возвращаются её  речевые навыки. К тому же как раз вовремя я вспомнил одну сцену из старого кинофильма, и в точности знал, что в такой ситуации должен предпринять настоящий человек.
Я подошёл к Рите, и с лучшим своим серьёзным лицом положил руку на её плечо.
\"Рита,\" сказал я, и гордясь тем, как глубоко и мужественно звучит мой голос, \"ты слишком лично к этому относишься, и потому позволяешь чувствам помешать тебе найти решение. Этим двоим нужно немного твёрдой перспективы, и я могу им её дать. В конце концов,\" произнёс я, радуясь что не сбился в ритма, когда меня осенило, \"я должен стать им отцом.\"
Мне следовало догадаться, что эта реплика вызовет из Риты целый водопад слёз; и она вызвала, поскольку мгновенно после того, как я это сказал, её губы задрожали, гнев исчез с её лица, и по обеим щекам побежали ручьи.
\"Хорошо,\" прорыдала она, \"пожалуйста, я … просто поговори с ними.\" Она громко всхлипнула и поспешно выскочила из комнаты.
Я дал Рите время на драматический выход прежде, чем обошел вокруг дивана и уставился на двух своих злодеев. \"Итак,\" спросил я. \"что случилось с Мы понимаем, Мы обещаем, Мы будем ждать?\"
\"Ты заставляешь нас ждать слишком долго,\" ответила Астор. \"Мы ничего не делали кроме этого раза, к тому же ты не всегда бываешь прав и мы считаем, что нам не нужно больше ждать.\"
\"Я готов,\" сказал Коди.
\"Вот как,\" сказал я. \"Тогда, наверное, ваша мама - величайший детектив в мире, потому что вы готовы, а она вас всё равно поймала.\"
\"Декс-терррр,\" заныла Астор.
\"Нет, Астор, ты помолчишь и послушаешь меня.\" Я посмотрел на неё своим самым серьёзным взглядом, и на мгновение мне показалось, что она собираестя сказать что-то ещё, но вместо этого в нашей гостиной случилось чудо. Астор передумала и закрыла рот.
\"Хорошо,\" сказал я. \"Я говорил, что вы должны делать это по-моему. Вы не должны верить, что я всегда прав,\" - тут Астор издала звук, но больше ничего не сказала. \"Но вы должны делать то, что я говорю. Или я не буду вам помогать, и вы закончите в тюрьме. Нет другого способа. Окей?\"
Вполне возможно, что они не знали, как реагировать на этот новый тон и новую роль. Я не был больше Декстером Рубахой-парнем, я стал кем-то совсем другим, кем-то кого они никогда не видели прежде: Декстером Темным Наставником. Они неуверенно переглянулись, и я ещё чуть-чуть поднажал.
\"Вы попались,\" сказал я. \"Что будет, когда вас поймают?\"
\"Домашний арест?\" неуверенно спросил Коди.
\"Угу?,\" спросил я. \"А если вам по тридцать?\"
Возможно, впервые в жизни Астор не нашла ответа, а Коди уже израсходовал свой лимит в два слова. Они посмотрели друг на друга, а затем уставились на свои ноги.
\"Моя сестра, сержант Дебора, и я целый день ловим людей, которые делают подобные вещи,\" сказал я. \"И когда мы ловим их, они попадают в тюрьму.\" Я улыбнулся Астор. \"Домашний арест для взрослых. Только гораздо хуже. Вы сидите в маленькой комнате размером с вашу ванную, взаперти, дни и ночи. Писаете в дырку на полу. Едите заплесневелый мусор, и ещё там есть крысы и куча тараканов.\"
\"Мы знаем, что такое тюрьма, Декстер,\" сказала она.
\"Действительно? Тогда почему вы так торопитесь попасть в неё?\" спросил я. \"Вы знаете что такое Старина Спарки?\"
Астор снова уставилась на свои ноги; Коди не поднимал глаз.
\"Старина Спарки – это электрический стул. Если вас поймают, то привяжут к Старине Спарки, прилепят на голову электроды, и поджарят как бекон. Весело звучит?\"
Они отрицательно покачали головой.
\"Поэтому самый первый урок – не попадайтесь,\" сказал я. \"Помните пираний?\" Они кивнули. \"Они выглядят свирепыми, поэтому люди знают, что они опасны.\"
\"Но Декстер, мы не выглядим свирепыми,\" возразила Астор.
\"Нет, не выглядите,\" сказал я. \"И вы не должны хотеть. Мы притворяемся людьми, а не пираньями. Но идея та же - нужно выглядеть похожим на что-то, чем вы не являетесь. Потому что когда происходит что-нибудь плохое, в первую очередь все ищут свирепых людей. Вам нужно выглядеть похожими на милых, славных, нормальных детей.\"
\"А можно мне делать макияж?\" спросила Астор.
\"Когда повзрослеешь,\" ответил я.
\"Ты так говоришь обо всём!\" воскликнула она.
\"Именно всё я и имею в виду,\" ответил я. \"На этот раз вас поймали, потому что вы занялись самодеятельностью, и не знали что нужно делать. А не знали вы что нужно делать, потому что не слушали меня.\"
Я решил, что пытка длилась достаточно долго и сел на диван между ними. \"Больше не делайте ничего без меня, окей? И когда вы обещаете на этот раз, лучше вам не нарушать обещание.\"
Они оба медленно подняли на меня взгляд и кивнули. \"Мы обещаем,\" тихо сказала Астор и Коди тихим эхом подтвердил, \"Обещаем.\"
\"Ну хорошо,\" сказал я. Я взял их за руки и мы обменялись торжественным рукопожатием.
\"Отлично,\" скомандовал я. \"А теперь пошли извиняться перед вашей мамой.\" Они подпрыгнули от  облегчения, что тяжкое испытание позади, и я проводил их из комнаты, ощущая чувство гораздо ближе к ощущению довольства собой, чем я когда-либо помнил.
Может быть, что-то есть во всём этом отцовстве, в конце концов.

ГЛАВА 32
Сунь ЦЗЫ ОЧЕНЬ УМНЫЙ МУЖИК, НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО ОН давным-давно умер. Он написал книгу \"Искусство войны\", и одно из его наиболее интересных утверждений гласит: когда с вами случается что-то ужасное - если правильно смотреть на вещи, то всегда есть способ извлечь из этого выгоду. Это вам не калифорнийская Полианна  нового поколения, утверждающая что если жизнь подсовывает вам лимон - сделайте из него лимонад. Нет, это нечто иное. Это очень практичный совет который пригодится вам гораздо чаще чем вы можете себе представить.
В данный момент меня мучила проблема - возможно ли дальнейшее обучение Коди и Астор по Пути Гарри? Ведь они были пойманы с поличным собственной матерью! И в поисках решения этой проблемы я вспомнил о старом, добром Сунь Цзы и попробовал представить - как бы он поступил в этом случае? Естественно он был генерал и он, наверное, атаковал бы своей кавалерией левый фланг или что-то в этом роде, но ведь основные принципы не изменились!
Итак, я привел детей к их плачущей матери, а сам отправился на охоту в тёмные мысленные дебри, прямо к Декстеру в мозг, в поисках какой-нибудь маленькой птички-идеи, которую одобрил бы старик-генерал. И когда мы втроём стояли перед сопящей Ритой, мне в голову пришла идея и я поспешил за неё ухватиться.
\"Рита\", произнёс я тихо, \"Думаю я знаю как всё уладить, прежде чем это выйдет из-под контроля\".
\"Ты что не понял? Всё уже вышло из-под контроля!\", всхлипнула она.
\"У меня есть идея\", я продолжал гнуть своё, \"Надо чтобы ты завтра привезла их ко мне на работу сразу после школы\".
\"Но это не - Разве всё это не началось из-за - ?\"
\"Ты ведь смотрела теле-шоу \"Фактор страха\"?\"
Она посмотрела на меня долгим взглядом, всхлипнула и затем посмотрела на детей.
Вот почему на следующий день, в половину четвёртого, Коди и Астор толкались у микроскопа в криминалистической лаборатории.
\"Это что, волос?\", удивлённо спрашивала Астор.
\"В точку!\"
\"Он такой огромный!\"
\"В теле человека всё большое. Особенно если разглядывать в микроскоп\", объяснил я, \"Посмотри на тот, что лежит рядом\".
Наступила пауза, прерванная только однажды, когда Коди стал дёргать её за рукав, на что она ответила, \"Хватит, Коди\" и оттолкнула его.
\"Что ты увидела?\", задал я вопрос.
\"Они не одинаковые\", удивилась она.
\"Точно\", кивнул я, \"Первый это твой, а второй - мой\".
Она ещё какое-то время смотрела в микроскоп, потом оторвала взгляд от окуляра, \"Можешь не рассказывать, видно, что разные\".
\"Ну вот, уже лучше\", порадовался я, \"Коди, дай мне свой ботинок\".
Коди послушно уселся на пол и стянул левый кроссовок. Я взял его и протянул руку, \"Пойдём\". Я помог ему встать и он поскакал за мной на одной ноге до ближайшего стола. Я подсадил его на стул и держа кроссовок таким образом чтобы он видел, сказал, \"Твой кроссовок. Чистый или грязный?\"
Он внимательно рассмотрел его, \"Чистый\".
\"Это ты так думаешь\", ухмыльнулся я, \"Смотри!\". Я взял небольшую проволочную щётку и тщательно протёр подошву кроссовка, осторожно соскребая практически невидимые частицы грязи, застрявшие в рифленой подошве прямо в чашку Петри. Положил маленький кусочек этой грязи на стеклянную пластину и поместил в микроскоп. Тут же Астор попыталась первой протиснутся к микроскопу, но Коди прыгнул быстрее, \"Моя очередь!\", твёрдо заявил он, \"Мой ботинок!\". Он оглянулся на меня и я кивнул.
\"Это его ботинок. Ты сможешь посмотреть после него\", успокоил я Астор. Она явно посчитала это справедливым и отступила на шаг, давая Коди возможность забраться на стул. Я посмотрел в окуляр, сфокусировал его как можно лучше. \"Вот\", удовлетворённо сказал я и отступил, \"Теперь скажи мне что ты видишь, юный джедай\".
Нахмурив брови Коди смотрел в микроскоп несколько минут, пока Астор, пританцовывая от нетерпения, не привлекла наше внимание. Мы оба посмотрели на неё. \"Слишком долго. Теперь моя очередь!\", скулила она.
\"Ещё минутку\", успокоил я её и обернулся к Коди, \"Расскажи, что ты увидел\".
Он покачал головой, \"Мусор\".
\"Хорошо\", кивнул я, \"Теперь я скажу вам\". Я снова глянул в окуляр и начал, \"Во-первых, шерсть животного, возможно из семейства кошачьих\".
\"То есть кот\", подхватила Астор.
\"Потом видны следы почвы с высоким содержанием азота - скорее всего земля для комнатных растений\", я говорил всё это не поднимая головы от микроскопа, \"Где вы поймали кота? В гараже? Где мама любит копаться в своих растениях?\"
\"Да\", коротко ответил Коди.
\"Ага, так я и думал\", я снова посмотрел в микроскоп, \"Ух ты, поглядите-ка! Синтетическое волокно, с чьего-то ковра. Синее\". Тут я глянул на Коди и приподнял одну бровь, \"Какого цвета ковёр у тебя в комнате, Коди?\"
Его глаза округлились, \"Синий\".
\"Да, так вот. Если бы я захотел, я бы сравнил его с образцом из твоей комнаты. И ты готов! Я смог бы доказать что это ты был с котом\", я снова глянул в окуляр, \"О боже, кто-то недавно ел пиццу - ага, и ещё вижу маленький кусок жареной кукурузы. Помнишь кино на прошлой неделе?\"
\"Декстер, я хочу посмотреть! Уже моя очередь!\", ныла Астор.
\"Ладно\", я устроил её на стуле рядом с Коди, и она смогла посмотреть в микроскоп.
\"Я не вижу попкорна\", тут же сказала она.
\"Круглая коричневая штучка в верхнем углу\", подсказал я, и она минуту молча смотрела в микроскоп, затем подняла на меня глаза.
\"Ты не можешь всё это знать\", не поверила она, \"Столько не узнаешь глядя в микроскоп!\"
С удовольствием признаю, что я немного рисовался, но в конце концов, я это затеял с определённой целью, так что я был готов. Я сгрёб подготовленные заранее три блокнота и разложил на столе. \"Могу. И намного больше. Смотрите\". Я открыл страницу на которой были фотографии типов шерсти различных животных, тщательно отобранных, чтобы показать большое разнообразие. \"Вот кошачий волос. Совершенно отличается от козлиного, видите?\", я перевернул страницу, \"И волокна ковра. Ничего общего с тканью рубашки или вот с этой тряпкой для мытья\".
Оба толкаясь уставившись в блокноты, пролистали более десяти страниц, которые я специально для них соединил, чтобы показать им, что да, действительно, я реально могу сказать все это. Всё это я организовал с единственной целью - показать что криминалист чуть больше всевидящий и всесильный чем Волшебник страны Оз. По правде говоря, в действительности мы можем сделать намного больше, чем я показал им. Хотя практически это не часто помогает в поимке преступников, но зачем им это знать и портить такое волшебное утро?
\"Посмотрите ещё раз в микроскоп\", попросил я их через какое-то время, \"и скажите, что ещё вы видите\". Они сделали это с таким нетерпением, что на некоторое время казались очень счастливы.
Когда наконец они оторвали взгляд от микроскопа я улыбнулся и сказал, \"И всё это с чистого кроссовка\". Я закрыл блокнот и дал им время обдумать то что я сказал. \"И только с помощью микроскопа\", продолжал я, кивая головой на остальную мерцающую аппаратуру в комнате, \"Подумайте что мы можем выяснить, если мы используем все эти причудливые штуки\".
\"Да, но мы можем быть и босиком\", возразила Астор.
Я кивнул, как будто её слова были разумными. \"Конечно можете. Тогда я сделаю вот что - дай мне свою руку\"
Астор смотрела на меня несколько секунд, будто боялась что я отрублю ей руку, но затем медленно протянула её. Я взял её за пальчик и используя маникюрные щипчики выскреб немного ткани из-под ногтей. \"Подожди и ты увидишь что у тебя здесь есть\".
\"Но я мыла руки!\", возмутилась Астор.
\"Не имеет значения\", сказал я ей. Я поместил маленькие пятнышки материала на другое стекло и установил его в микроскоп, \"Теперь...\"
КЛАЦ.
Хоть фраза \"мы застыли\" звучит мелодраматично, но именно так и случилось. Дети смотрели на меня, а я на них и мы все даже не дышали.
КЛАЦ.
Звук приближался, а мы даже забыли что находимся в полицейском участке и в полной безопасности.
\"Декстер\", прошептала Астор дрожащим голосом.
\"Мы в полицейском участке и в безопасности\", попытался я успокоить их и себя.
КЛАЦ.
Шум стих очень близко от нас. У меня на затылке волосы зашевелились, когда я повернулся на звук медленно открываемой двери.
Сержант Доакс. Он стоял в дверном проеме, выкатив глаза, что теперь наверное было его постоянным выражением. \"Тыыы\", вырвался жуткий, как и вся его внешность, звук из его безъязыкого рта.
\"Конечно это я\", ошарашено проговорил я, \"Молодец, что помнишь\".
Он неуклюже шагнул в комнату, и Астор вскочила со стула и отбежала к окну, как можно дальше от двери. Доакс остановился и уставился на неё. Затем его глаза повернулись к Коди, который тоже сполз со стула и стоял, не мигая глядя на Доакса.
Доакс уставился на Коди, а Коди уставился на Доакса. Затем Доакс воспроизвел звук Дарта Вэйдера из \"Звёздных войн\", повернулся ко мне лицом и шаркнул в попытке сделать быстрый шаг ко мне, чуть не потеряв равновесие, \"Тыыы!\", прошипел он, \"Деши!\"
\"Деши?\", озадаченно переспросил я и не думая дразнить его. Думаю, если он желает шаркать тут и пугать детей, то по крайней мере мог бы взять с собой блокнот и карандаш, чтобы писать на нём свои угрозы.
Очевидно что нормальное общение не входило в его планы. Вместо этого он снова вздохнул как Дарт Вэйдер и медленно вытянул свою стальную клешню в сторону Коди, \"Деши\", повторил он и ощерился.
\"Он обо мне\", понял Коди. Я повернулся к Коди, удивлённый что он тут вот стоит и разговаривает с Доаксом - ожившим кошмаром. Ах, да, Коди ведь не снятся кошмары. Он просто стоял и смотрел на Доакса.
\"А что с тобой?\", спросил я.
\"Он видел мою тень\", просто ответил Коди.
Сержант Доакс сделал ещё один шаркающий шаг ко мне. Его правая клешня тянулась ко мне, словно он хотел атаковать меня. \"Тыыы. Елаииш. Тёёмы. \"
Становилось очевидно, что он что-то хочет сказать, но лучше бы он молча смотрел, иначе совершенно невозможно было понять это шамканье исходящее из его изувеченного рта.
\"Шооо. Тыыыы. Еелааииш\", снова прошипел он, и такое явное осуждение к Декстеру я услышал в этих звуках, что наконец понял - он обвиняет меня в чём-то.
\"Ты о чём?\", удивился я, \"Я ничего не сделал\".
\"Малшик\", произнёс он указывая на Коди.
\"Ну, да\", удивился я, \"Учу вот\". Признаюсь, я преднамеренно неправильно понял его: он говорил \"мальчик\", а выходило \"малшик\", ведь у него не было языка. Но, действительно, кто ж такое выдержит?! Доакс обязан понимать что его возможности устной речи весьма ограничены, но он упорно пытается говорить. Разве у человека не должно быть хоть какого-то чувство такта?
К счастью для всех нас разговор был прерван грохотом раздавшимся снаружи, и в кабинет ворвалась Дебора. \"Декстер!\", почти прокричала она и замолчала уставившись на жуткую картину - Доакс с поднятой на меня клешней, Астор, забившаяся в угол у окна, Коди встающий со стула со скальпелем в руке, направленным на Доакса. \"Что за чертовщина? Доакс?\"
Он медленно опустил руку, но глаз от меня не отвёл.
\"Я искала тебя, Декстер. Ты где шлялся?\"
Я был так благодарен ей за её своевременное появление, что даже не заметил всей глупости вопроса, \"Я был здесь, обучал детей. А вот ты где была?\"
\"На пути к кафе Динер Ки\", ответила она, \"Нашли тело Курта Вагнера\".

ГЛАВА 33
ДЕБОРА ЛЕТЕЛА ПО ШОССЕ СО СКОРОСТЬЮ ИВЕЛА НИВЕЛА.  Я пытался придумать вежливый способ заметить, что мы собираемся увидеть труп, который от нас не сбежит, так что она вполне могла бы ехать помедленнее, но мне никак не приходила на ум фраза, после которой она  не захочет оторвать руки от руля и обхватить ими мою шею.
Коди и Астор были слишком молоды, чтобы понимать что они в смертельной опасности, и они кажется, наслаждались поездкой на заднем сиденье, радостно возвращая приветствия других автомобилистов,  в унисон с ними поднимая средний палец всякий раз, когда мы кого-нибудь подрезали.
На Ю.С. 1 около ЛеДжун была куча-мала из трех автомобилей, замедлившая ненадолго движение, и вынудившая нас снизить темп. Поскольку мне больше не надо было тратить всё своё дыхание на подавление криков ужаса, я попытался выяснить у Дебора, что же такое мы так торопимся увидеть.
\"Как он был убит?\" спросил я.
\"Так же как и остальные,\" ответила она. \"Сожжён. И голова отрезана.\"
\"Ты уверена, что это Курт Вагнер?\"
\"Могу ли я доказать это? Пока нет,\" сказала она. \"Уверена ли я? Да, чёрт побери.\"
\"Почему?\"
\"Неподалёку нашли его машину.\"
Я был практически уверен, что нормальный я точно знал бы, отчего кто-то сделал себе фетиш из отрезанных голов, и знал бы, где их найти и почему. Но конечно, теперь, когда я остался один, ничего нормального больше не осталось.
\"Это не имеет смысла,\" сказал я.
Дебора зарычала и треснула по рулю обеими руками. \"И не говори.\"
\"Курт наверняка должен был убить предыдущих жертв,\" сказал я.
\"А кто убил его? Его бойскаутский вожатый?\" рявкнула она, ударив по сигнал и выскочив на встречную полосу. Она объехала автобус, вдавила газ и виляла по встречке примерно пятьдесят ярдов, пока мы не миновали аварию. Я сконцентрировался на том, чтобы не забывать дышать и на мысли, что мы все всё равно когда-нибудь умрём, так что какая разница, если нас угробит Дебора? Это не слишком успокаивало, но по крайней мере, удержало меня от криков и попытки вынырнуть из окна автомобиля, пока Дебора не вернулась снова на правильную полосу движения на дальней стороне Ю.С. 1.
\"Было весело,\" заявила Астор. \"Можно ещё раз?\"
Коди с энтузиазмом закивал.
\"И мы могли бы в следующий раз включить сирену,\" сказала Астор. \"Почему ты не используешь сирену, сержант Дебби?\"
\"Не зови меня Дебби,\" сломалась Дебора. \"Я просто не люблю сирену.\"
\"Почему?\" настойчиво спросила Астор.
Дебора тяжело вздохнула и покосилась на меня уголком глаза. \"Это честный вопрос,\" сказал я.
\"Она слишком громкая,\" ответила Дебора. \"Теперь не мешай мне водить, окей?\"
\"Ладно,\" согласилась Астор, хотя и не слишком убеждённо.
Мы проехали в тишине по всему Большому Авеню, и я попыталась подумать о деле - выяснить, не придумаю ли я что-нибудь полезное. Ничего не вышло, но мне пришла в голову одна стоящая упоминания вещь.
\"Что, если убийство Курта - просто совпадение?\" спросил я.
\"Даже ты в это не веришь,\" ответила Деб.
\"Но если он пытался сбежать,\" сказал я, \"он мог попытался получить поддельные документы у не тех людей или контрабандой выбраться из страны. При данных обстоятельствах он мог встретить множество плохих парней.\"
Это звучало не слишком правдиво, даже для меня, но Дебора всё равно задумалась об этом на несколько секунд, прикусив губу и рассеянно ударяя по клаксону, когда она объезжала вокруг фургона одного из отелей.
\"Нет,\" наконец сказала она. \"Он был зажарен, Декстер. Подобно первым двум. Они ни за что не смогли бы скопировать это.\"
Я снова ощутил небольшое движение в мрачной пустоте внутри себя, в которой прежде обитал Тёмный Пассажир. Я закрыл глаза и попытался отыскать хотя бы клочок моего компаньона, но ничего не нашел. Я открыл глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дебора обгоняет ярко-красный Феррари.
\"Люди читают газеты,\" сказал я. \"Всегда бывают убийства подражателей.\"
Она подумала ещё немного, затем покачала головой. \"Нет,\" наконец сказала она. \"Я не верю в совпадения. Не в такие. Оба обезглавлены и зажарены, и это - совпадение? Ни за что.\"
Надежда всегда умирает последней, но даже я должен признать, что она скорее всего права. Обезглавливание и сжиганием действительно не были стандартными процедурами для нормального убийцы - синего воротничка, и большинство людей гораздо вероятнее ограничились бы тем, что просто тюкнули вас по голове, привязали якорь к ногам и бросили вас в залив.
Так что по всей вероятности, мы собирались увидеть тело кого-то, кого мы считали убийцей, и он был убит тем же способом, как его собственные жертвы. Если бы я был бодрым старым самим собой, я несомненно, насладился бы восхитительной иронией, но в моём текущем состоянии это казалось очередным раздражающим оскорблением нормального существования.
Но Дебора не дала мне времени на рефлексию и ворчание; она выскользнула из движения в центре Коконат Гроув и въехала на парковку рядом с Парком Бэйфронт, где уже собрался знакомый цирк. Три полицейских автомобиля уже стояли на месте, и Камилла Фигг присыпала порошком для снятия отпечатков пальцев изношенный красный Гео, припаркованный неподалёку – возможно, автомобиль Курта Вагнера.
Я вышел и осмотрелся вокруг, и даже без внутреннего голоса, нашёптывавшего подсказки, я сразу же обратил внимание, что что-то в этой картинке неправильно. \"Где тело?\" спросил я у Деборы.
Она уже шла к воротам яхт-клуба. \" На острове.\"
Я моргнул и вылез из автомобиля. По причине, которую я не смог бы назвать, мысль о трупе на острове приподняла волоски на моем загривке, но когда я посмотрел над водой в поисках ответа, я получил лишь полуденный бриз, который дул от окружавших Динер Кей островов прямо сквозь пустоту во мне.
\"Двигай давай,\" Дебора подтолкнула меня локтем.
Я взглянул на Коди и Астор на заднем сиденье, которые уже справились со сложностями освобождения от пристяжных ремней и тонкой струйкой вытекли из автомобиля. \"Оставайтесь здесь,\" сказал я им. \"Я скоро вернусь.\"
\"Куда ты идёшь?\" спросила Астор.
\"Я должен поехать на этот остров.\"
\"Там мёртвый человек?\"
\"Да.\"
Она посмотрела на Коди, а потом снова на меня. \"Мы хотим с тобой,\" сказала она.
\"Ни за что,\" ответил я. \"В прошлый раз у меня было достаточно проблем. Если я позволю вам увидеть очередной труп, ваша мать превратит меня в один из них.\"
Коди нашел это весьма забавным и издал тихий звук, тряхнув головой.
Я услышал восклик и взглянул сквозь ворота на пристань. Дебора была уже в доке, собираясь завести привязанный там полицейский катер. Она махнула мне рукой и крикнула, \"Декстер!\"
Астор топнула ногой, чтобы привлечь моё внимание, и я повернулся к ней. \"Вы должны оставаться здесь,\" сказал я, \"а я должен идти.\"
\"Но Декстер, мы хотим покататься на лодке,\" сказала она.
\"Ну, сейчас нельзя,\" сказал я. \"Но если будете себя хорошо вести, я покатаю вас на своей лодке в выходные.\"
\"И покажешь мёртвого человека?\" спросила Астор.
\"Нет,\" ответил я. \"Некоторое время мы не будем смотреть на трупы.\"
\"Но ты обещал!\"
\"Декстер!\" снова закричала Дебора. Я помахал ей, что очевидно не было тем ответом, которого она ожидала, поскольку она бешенно зажестикулировала в мою сторону.
\"Астор, мне пора,\" сказал я. \"Побудьте здесь. Мы обсудим это позже.\"
\"Всегда позже,\" пробурчала она.
На пути к воротам я остановился и заговорил с одетым в униформу полицейским, высоким плотным мужчиной с черными волосами и низким лбом. \"Вы не могли бы присмотреть одним глазком за моими детьми?\"
Он уставился на меня. \"Я что. Похож на патрульную няньку?\"
\"Всего на несколько минут,\" сказал я. \"Они будут очень хорошо себя вести.\"
\"Слушай, парень,\" начал он, но прежде, чем он успел завершить фразу, послышался шелест шагов и рядом с нами появилась Дебора.
\"Проклятье, Декстер!\" рявкнула она. \"Тащи свою задницу в лодку!\"
\"Извини,\" возразил я. \"Я должен найти кого-то присмотреть за детьми.\"
Дебора заскрипела зубами. Затем уставилась на полицейского и прочла его имя на табличке. \"Сачински,\" велела она. \"Присмотри за грёбанными детьми.\"
\"Да ладно вам, сержант,\" сказал он. \"Иисус Христос.\"
\"Присмотри за детьми, чёрт побери. Может, чему-нибудь научишься. Декстер – садись в проклятую лодку, живо!\"
Я смиренно поспешил в проклятую лодку. Дебора обогнала меня и уже уселась, когда я перепрыгнул на борт, и полицейский управляющий лодкой направился к одному из мелких островков, лавируя между стоящими на якоре яхтами.
Несколько маленьких островков снаружи пристани Динер Кей, обеспечивают защиту от ветра и волн, одну из вещей, что делает её такой хорошей якорной стоянкой. Конечно, это хорошо только при обычных обстоятельствах, как доказывали сами острова. Они были замусорены разбитыми лодками и прочей морской рухлядью, принесённой последними ураганами, и сейчас скваттеры   иногда устраивают себе хижины из разбитых лодочных частей.
Остров, на который мы направлялись был одним из самых маленьких.  Половина сорокафутовой рыбачей лодки лежала на берегу под сумашедшим углом, на растущих по берегу соснах висели куски пенопласта, разорванной ткани, тонкие клочья пластиковой обшивки и мусорных мешков. Помимо всего того, что бросили здесь исконные американцы, мирный кусок земли покрывали ветви австралийской сосны, презервативы и пивные банки.
Исключая, конечно, тела Курта Вагнера, которое скорее всего оставили здесь отнюдь не исконные американцы. Он лежал в центре острова в небольшом клиринге, и подобно другим, был размещен в формальной позе, с руками, сложенными на груди и сжатыми вместе ногами. Тело было без головы и без одежды, обгорелым, очень похожим на предыдущие - кроме одного небольшого дополнения. Вокруг шеи был обмотан кожаный шнурок с оловянным медальоном размером с яйцо. Я наклонилась посмотреть поближе; это была голова быка.
И снова я почувствовал странное ощущение в пустоте, как будто какая-то часть меня распознала, что это важно, но не знало почему или как выразить это – в одиночку, без Пассажира.
Винс Масука присел на корточки около тела, изучая сигаретный окурок и Дебора опустилась на колени рядом с ним. Я обошел вокруг них один раз, смотря на это с разных углов: Натюрморт с Полицейскими. Полагаю, я надеялся найти маленькую, но значительную зацепку. Можетбыть, водительские права убийцы или подписанное признание. Но ничего подобного, один песок, рябой от несчетных ног и ветра.
Я опустился на одно колено рядом с Деборой. \"Ищете татуировку, верно?\"
\"Первым делом,\" ответил Винс. Он подсунул руку в резиновой перчатке и немного приподнял тело. Она была там, наполовину засыпанная песком, но всё ещё видимая, только верхний край был обрезан и остался с отсутствующей головой.
\"Это - он,\" сказал Дебора. \" Татуировка, его автомобиль на пристани – это он, Декстер. И я хотела бы знать, какого хера означает эта татуировка.\"
\"Это по арамейски,\" сказал я.
\"Откуда, нахер, ты это знаешь?\" спросила Дебора.
\"Провёл исследование,\" ответил я и присел на корточки около тела. \"Взгляни.\" Я поднял с песка небольшой сосновый прутик и использовал его как указку. Часть первой буквы отсутствовала, отрезанная вместе с головой, но остальные были хорошо видимыми и соответствовали моим языковым изысканиям. \"Это левая половина M, Л, и K.\"
\"И какого хера это значит?\" требовательно спросила Дебора.
\"Молох,\" произнёс я, чувствуя иррациональный холодок, просто сказав это слово при свете дня. Я попытался стряхнуть его, но чувство неудобства осталось. \"В арамейском не используются гласные. Так что буквы МЛК означают Молох.\"
\"Или молоко,\" сказала Дебора.
\"Действительно, Дебс, если ты думаешь, что наш головорез вытатуировал себе на шее \"молоко\", тебе пора вздремнуть.\"
\"Но если Вагнер - Молох, кто его убил?\"
\"Вагнер убил остальных,\" сказал я, очень стараясь звучать одновременно внимательно и уверенно, что было нелегкой задачей. \"А затем, ммм… \"
\"Да,\" сказала она. \"Я уже поняла, что \'ммм…\'\"
\"И вы следите за Уилкинсом.\"
\"Мы следим за Уилкинсом, Христа ради.\"
Я снова посмотрел на тело, но не увидел ничего, чего бы я не знал, что составляло практически ничего. Я не мог разорвать порочный круг; если Вагнер был Молохом, и теперь Вагнер мёртв, и был убит Молохом…
Я встал. На мгновение я почувствовал головокружительный, как будто на меня обрушился яркий свет, и я услышал в отдалении эту ужасную музыку,  залившую полдень и в этот момент я не  сомневаться, что где-то поблизости меня призывает божество - реальный бог и слегка психотичный проказник.
Я потряс головой, чтобы заглушать это и чуть не упал. Я чувствовал как чья-то рука схватила мою руку, удержав меня на ногах, но была ли это Дебс, Винс, или лично Молох, я не мог сказать. Далёкий голос звал меня по имени, пел его в ритме нарастающем до слишком-знакомого ритма этой мелодии. Я закрыл глаза, почувствовал тепло на лице и музыка стала громче. Кто-то потряс меня и я открыл глаза.
Музыка смолкла. Тепло было просто солнцем Майами, с ветром, хлещущим полуденные облака. Дебора держала меня за локти и трясла, снова и снова терпеливо повторяя моё имя.
\"Декстер,\" говорила она. \"Эй, Декс, приди в себя. Декстер. Декстер.\"
\"Я тут,\"  произнёс я, хотя и не был полностью в этом уверен.
\"Ты в порядке, Декс?\"
\"Кажется, я встал слишком быстро.\"
Она не поверила. \"Угу.\"
\"Действительно, Дебс, со мной уже всё в порядке,\" сказал я. \"В смысле, я так думаю.\"
\"Ты так думаешь,\" повторила она.
\"Да. В смысле, я просто слишком быстро встал.\"
Она смотрела на меня ещё немного, затем отпустила и отступила назад. \"Окей,\" сказала она. \"Тогда если ты сможешь добраться до лодки, пошли обратно.\"
Возможно из-за того, что голова всё ещё кружилась, но в её словах я не уловил смысла, как будто они были слеплены из произвольных слогов. \"Пошли?\" переспросил я.
\"Декстер,\" сказала она. \"У нас шесть тел, и наш единственный подозреваемый лежит на земле без головы.\"
\"Верно,\" подтвердил я, и услышал слабый барабанный бой в своём голосы. \"Так куда мы собираемся?\"
Дебора сжала кулаки и стиснула зубы. Она посмотрела вниз на тело, и на мгновение мне показалось, что она действительно собирается плюнуть. \"Как насчет парня, которого ты загнал в канал?\" наконец спросила она.
\"Старжак? Нет, он сказал… \" Я остановился, но недостаточно быстро, потому что Дебора набросилась на меня.
\"Он сказал? Когда это вы с ним успели поговорить?\"
Честно говоря, у меня всё ещё кружилась голова, я ляпнул не подумав и оказался в неудобном положении. Не мог же я рассказать своей сестре, что поговорил с ним в ту ночь, когда я прикрепил его к верстаку и попытался разрезать на аккуратные маленькие кусочки. Но видимо кровь снова прилила к моему мозгу, поскольку я очень быстро исправился, \"В смысле, он выглядел. Он выглядел, будто просто эээ… не знаю. Мне кажется, это было личным, вроде мести за то, что я подрезал его на дороге.\"
Дебора бросила на меня сердитый взгляд, но кажется, поверила, потому что отвернулась и пнула по песку. \"Ну, больше у нас ничего нет,\" сказала она. \"Проверить его не повредит.\"
Сообщить ей, что я уже проверила его достаточно тщательно, значительно за рамками обычной полицейской процедуры, показалось мне плохой идей, поэтому я просто согласно кивнул.

ГЛАВА 34
БОЛЬШЕ НА ЭТОМ МАЛЕНЬКОМ ОСТРОВЕ СМОТРЕТЬ БЫЛО НЕ НА ЧТО. Винс с остальными ботанами выявят что-нибудь новенькое и без нас, и наше присутствие может только помешать им. Деборе не терпелось вернуться на материк, чтобы попугать подозреваемых, поэтому мы вышли на берег и, усевшись в полицейскую моторку, совершили короткую поездку обратно к докам. Мне стало гораздо лучше, когда я вышел у доков и прошел на парковку.
Я не увидел Астор и Коди и поэтому подошел к офицеру Низкий Лоб. \"Дети в машине\", сказал он, не дожидаясь моего вопроса, \"Они хотели поиграть в копов и грабителей, но я не подписывался на роль няньки\".
Очевидно он был убежден, что эта фраза про няньку настолько забавна, что её стоит повторить, поэтому не желая услышать это снова, я просто кивнул, поблагодарил его и пошел к машине Деборы. Коди и Астор не было видно, пока я не подошел к машине вплотную и на секунду мне даже подумалось что они в другой машине. Но тут я увидел их, сжавшихся на заднем сидении и смотрящих на меня широко раскрытыми глазами. Я попытался открыть дверцу, но она была закрыта. \"Можно войти?\", спросил я через стекло.
Коди повозился с замком и распахнул дверцу.
\"В чём дело?\", поинтересовался я.
\"Мы видели жуткого парня\", ответила Астор.
Поначалу я не понял, что она имела в виду, поэтому и удивился, почувствовав как по спине побежали капли пота. \"Что значит жуткий парень? Ты про того полицейского?\"
\"Декстеррр!\", нетерпеливо сказала она, \"Не тупой, а жуткий! Как в тот раз, когда мы смотрели головы\".
\"Тот самый жуткий парень?\"
Они снова обменялись взглядами и Коди пожал плечами, \"Вроде того\".
\"Он видел мою тень\", сказал Коди тихим, хриплым голосом.
Хорошо что парень так открыт передо мной, и даже лучше, потому что теперь я понял, отчего пот струился по моей спине. Он говорил о своей тени раньше, а я проигнорировал. Теперь самое время послушать его. Я уселся рядом с ними на заднем сидении.
\"Откуда ты знаешь, что он видел твою тень, Коди?\"
\"Он сам сказал\", ответила за него Астор, \"А Коди увидел его тень\".
Коди кивнул, подтверждая. Он неотрывно смотрел на меня со своим обычным осторожным выражением, которое могло значить что угодно. И все же было видно, что он верит мне, верит что я позабочусь об этом, что бы это ни было. Хотелось бы мне разделить его оптимизм.
\"Когда ты говоришь о тени, ты имеешь в виду ту, что лежит на земле когда светит солнце?\", осторожно спросил я.
Коди отрицательно покачал головой.
\"У тебя есть другая тень\", прокомментировал я.
Коди глянул на меня так, словно я спросил, надел ли он штаны, но кивнул. \"Внутри. Как у тебя была\".
Я откинулся на спинку сидения и позволил себе вдохнуть. \"Внутренняя тень\". Это было идеальное описание - элегантное, краткое и точное. К тому же то, что у меня была такая тень придает остроты, и как мне кажется, довольно непостоянной.
Конечно, от перемен нет никакой реальной пользы, поэтому я обычно стараюсь избегать их. Я мысленно встряхнулся и задался вопросом, что же случилось с гордыми, высоченными башнями Крепости Декстера, на которых когда-то развевались шелковые знамёна чистого разума?! Я отчётливо помню, что я был когда-то умным и все же умудрился довольно долгое время игнорировать нечто очень важное. Ведь вопрос не в том чтобы понять о чем говорит Коди. Настоящяя загадка это - почему я раньше его не слышал и не понимал?
Коди увидел другого хищника и распознал его, когда темная сущность услыхала рычание собрата. Так же и я узнавал других, когда мой Пассажир был дома. И тот, другой, узнал Коди таким же образом. Но почему это так напугало Астор и Коди? Настолько, что они даже спрятались в машине?
\"Он что-нибудь сказал?\", поинтересовался я у них.
\"Он дал мне это\", ответил Коди и протянул мне визитку тёмно-жёлтого цвета.
На карточке была нарисована стилизованная голова быка, похожая на ту что я видел на шее у мёртвого Курта на острове. Под ней была точная копия тату Курта - MLK.
Дверца распахнулась и Дебора села за руль. \"Поехали\", скомандовала она, \"Садись на своё место\". Она сунула ключи в замок зажигания и рванула машину прежде чем я успел набрать воздуха для ответа.
\"Подожди минуту!\", смог я сказать, после того как вдохнул.
\"Нет у меня ни единой сраной минуты!\", как обычно огрызнулась она. \"Поехали!\"
\"Он был здесь, Деб\", просто сказал я.
\"Ради бога, Декс! Кто был здесь?\"
\"Не знаю\", недоумённо признал я.
\"Тогда откуда же ты, едрит твою налево, можешь знать что он был здесь?\"
Я наклонился вперёд и протянул ей визитку.
\"Он оставил вот это\".
Дебора взяла её, быстро глянула и бросила на переднее сидение как будто визитка была отравлена змеиным ядом. \"Дерьмо\", проговорила она и выключила двигатель. \"Где он это оставил?\"
\"Отдал Коди\", ответил я.
Он вывернула шею и смотрела на нас троих по очереди. \"Почему он оставил это ребёнку?\"
\"Потому что…\", начала Астор, но я закрыл ей рот ладонью.
\"Не перебивай, Астор\", поспешил сказать я, прежде чем она начнёт говорить о тенях.
Она вздохнула, но подумав получше, согласилась помолчать в этот раз, и тихо сидела, недовольная тем что ей заткнули рот. Мы все четверо сидели и молчали. Одна большая несчастная семья.
\"Почему бы просто не прилепить на ветровое стекло или послать по почте?\", продолжала Дебора, \"Зачем, чёрт его дери, он вообще это оставил? Зачем он вообще это напечатал! Ради чего?\".
\"Он дал это Коди, чтобы запугать нас\", объяснил я, \"Понимаешь? Типа, я могу добраться до вас, я знаю где вы уязвимы\".
\"Рисуется\", поняла Дебора.
\"Да, думаю так\".
\"Итак, это первый раз, когда этот мудак сделал что-то имеющее смысл\". Она ударила руль ребром ладони, \"Он хочет поиграть в игру всех психов догони-меня-если-сможешь\'? Ну так, клянусь богом, я поиграю! И поймаю этого сукиного сына!\" Затем обернулась ко мне, \"Положи визитку в пакет для вещдоков и попробуй получить его описание у детей\". Она открыла двурцу и выпрыгнув из машины, направилась к громиле Сачински.
\"Ну, вы помните как он выглядел?\", обратился я к Коди и Астор.
\"Да\", ответила Астор и тут же спросила, \"Мы что правда будем играть с ним, как сказала твоя сестра?\"
\"Она говорила не про обычную игру, как например вы пинаете банку, нет. Он скорее нагло пытается заставить нас его ловить\".
\"А чем это отличается от игры с банкой?\", спросила она.
\"Никто не умирает, пиная банку\", отрезал я, \"Так как он выглядел?\"
Она пожала плечами, \"Он старый\".
\"То есть действительно старый? Седые волосы и морщины?\"
\"Да нет. Старый как ты\", пояснила она.
\"Ага, значит старый\", понял я, чувствуя как ледяные пальцы смерти слегка коснулись моего лба, оставляя след своей слабой и дрожащей руки. Это был не лучший старт для получения описания, но она, в конце концов, десятилетняя девочка, и для неё все взрослые одинаково неинтересны и стары. Стало ясно, что Дебора поступила умно , выбрав разговор с офицером Бестолковым вместо детей. Это безнадёжно. Но я должен попытаться.
Внезапно меня озарило - или, во всяком случае, учитывая мою текущую нехватку интеллектуальной мощи, нечто что можно назвать озарением посетило меня. Это по крайней мере имело бы смысл, если страшным парнем был Старжак, идущий за мной. \"Что - нибудь еще о нем вы помните? У него был акцент, когда он говорил?\"
Она покачала головой, \"Ты имеешь в виду французский или какой другой язык? Нет, он обычно говорил. А кто такой Курт?\"
Было бы преувеличением сказать, что мое маленькое сердце перевернулось от этих её слов, но я действительно почувствовал некоторую внутреннюю дрожь. \"Курт это тот мёртвый парень на которого я только что ходил смотреть. Почему ты спрашиваешь?\"
\"Мужчина сказал\", Астор старательно вспоминала, \"Он сказал, что когда-нибудь Коди станет гораздо лучшим помощником, чем Курт\".
Внезапный жуткий холод ворвался во внутренний мир Декстера. \"Правда?\", пробормотал я, \"Какой милый дядя\".
\"Он совсем не милый, Декстер. Мы же сказали тебе! Он жуткий!\"
\"Но как он выглядел, Астор?\", сделал я очередную безнадёжную попытку, \"Как мы его найдём, если не знаем, какой он?\"
\"А тебе не придётся его ловить, Декстер\", снова раздражённо сказала она, \"Он сказал - ты найдёшь его, когда прийдёт время\".
Мир замер на мгновение, достаточно долгое, чтобы почувствовать как ледяные капли выступили из всех пор, словно внутри меня забил родник. \"Что конкретно он сказал?\", спросил я, когда мир вернулся на своё место.
\"Он просил сказать тебе, что ты найдешь его, когда прийдёт время\", повторила она, \"Как я только что сказала\".
\"Как он это сказал? Скажи папе? Скажи тому мужчине? Как?\", нетерпеливо задавал я вопросы.
Она вздохнула, \" Скажи Декстеру\", повторила она медленно, чтобы я понял, \"Это ты. Он сказал: \"Скажи Декстеру, что он найдёт меня, когда прийдёт время\"\".
Я думал что испугаюсь ещё сильнее, но как ни странно я не был напуган. Даже наоборот, я почувстовал себя лучше. Теперь я уверен - кто-то действительно преследует меня. Бог или смертный, теперь это не имеет значения. И он доберётся до меня ,когда придёт время, что бы это ни значило.
Если только я не доберусь до него первым.
Это была глупая мысль, прямо из раздевалки средней школы. Я пока не показал абсолютно никакой способности быть впереди него хоть на полшага, кем бы он ни был, не говоря уже о том чтобы его найти. Я ничего не мог сделать. Только наблюдать как он преследует меня, пугает и охотится, как вводит меня в состояние такого глубокого возбуждения, какого я еще никогда не испытывал.
Он знал кто я, что делаю и где нахожусь. А я не знал даже как он выглядит. \"Пожалуйста, Астор! Это очень важно!\", умолял я её, \"Он высокий? У него была борода? Он кубинец? Чёрный?\"
Она снова пожала плечами, \"Да знаешь... Белый. В очках. Обычный дядька. Понимаешь?\"
Я не понимал, но от подтверждения этого факта меня спасла Дебора, которая резко дёрнув дверцу, скользнула в машину. \"О господи! Как мужик может быть таким тупым и всё ещё самостоятельно завязывать шнурки?\"
\"Это значит что офицер Сачински рассказал не много?\"
\"Он много чего наговорил. Но всё это умопомрачительная хрень. Ему показалось что парень был за рулём зелёной машины. И это всё по делу\"
\"Синяя\", вдруг произнёс Коди и мы все на него уставились, \"Она синяя\".
\"Ты уверен?\", спросил я и он кивнул в ответ.
\"И кому верить? Маленькому мальчику или копу с пятнадцатилетним стажем и дерьмом вместо мозгов?\", взмолилась Дебора.
\"Ты не должна ругаться. За это ты должна мне пять с половиной долларов\", поучительно сказала Астор, \"И кстати, Коди прав, это была синяя машина. Я её тоже видела, и она была синяя\".
Я смотрел на Астор, но почувстовал взгляд Деборы и повернулся к ней.
\"Итак?\", спросила она.
\"Итак. Без ругательств. Эти двое очень смышлённые дети, а офицера Сачински никогда не пригласят в Менса\".
\"Думаю им можно верить\", сказала она.
\"Я верю\".
Дебора пережевывала это, буквально двигая челюстями, будто размалывала твёрдую пищу. \"Окей. Теперь я знаю, что он водит синюю машину, как каждый третий в Майами. Скажи мне, как это нам поможет?\"
\"Уилкинс ездит на синей машине\", подсказал я.
\"Уилкинс, мать его, под наблюдением\"
\"Позвони им\", посоветовал я.
Она глянула на меня, пожевала губу, и, взяв свою рацию, вышла из машины. Она что-то говорила несколько секунд и потом я услышал, как она повысила голос. После этого она снова выругалась, и Астор посмотрев на меня покачала головой. Дебора ввалилась обратно в салон.
\"Сукин сын!\", прорычала она.
 \"Они его потеряли?\"
\"Нет, сейчас он дома\", нервно пояснила она, \"Он только что приехал и вошёл в дом\".
\"А куда он ездил?\"
\"Они не знают! Они потеряли его во время пересменки!\"
\"Что?\"
\"ДеМарко пришёл как раз когда Белфор отмечался в конце смены\", рассказывала она, \"Он выскользнул во время пересменки! Они клянутся, что он уходил не больше чем на десять минут\".
\"Его дом в пяти минутах езды отсюда\"
\"Я знаю\", со вздохом произнесла она, \"Ну и что нам делать?\"
\"Продолжать наблюдение за Уилкинсом. А ты между тем сходи поболтать со Старжаком\".
\"Ты ведь со мной пойдёшь?\"
\"Нет\", сказал я, думая о том, что я совершенно не хочу встречаться со Старжаком, да и в этот раз у меня есть идеальное оправдание, \"Мне надо детей отвезти домой\".
Она мрачно на меня посмотрела, \"А что если это не Старжак?\"
Я покачал головой, \"Не знаю\".
\"Ага. Я тоже не знаю. Садись на своё место\".Она завела мотор.

ГЛАВА 35
МЫ ВЕРНУЛИСЬ В ШТАБ-КВАРТИРУ ГОРАЗДО ПОЗЖЕ ПЯТИ, и несмотря на весьма кислый вид Деборы я загрузил Коди и Астор в свою скромную машину и повёз домой. Они оставались подавленными большую часть пути, видимо всё ещё немного шокированные своим столкновением со страшным парнем. Но они были гибкими детьми, что демонстрировал тот факт, что они всё ещё умели разговаривать, несмотря на то, что с ними сделал их биологический отец. Так что примерно в десяти минутах езды от дома Астор начала возвращаться в норму.
\"Я бы хотела, чтобы ты ездил как сержант Дебби,\" сказала она.
\"Я предпочитаю пожить подольше,\" ответил я.
\"Почему у тебя нет сирены?\" требовательно спросила она. \"Ты не захотел?\"
\"Судебным экспертам не выдают сирену\" сказал я. \"И нет, я никогда не хотел её получить. Я не хочу выделяться.\"
В зеркало заднего вида я увидел, как она нахмурилась. \"В каком смысле?\"
\"Это означает, что я не хочу привлекать к себе внимание,\" сказал я. \"Я не хочу, чтобы люди обращали внимание на нас,\" и добавил: \"Это – нечто, что вы двое должны понять.\"
\"Все хотят привлечь к себе внимание,\" возразила она. \"Люди постоянно делают что-нибудь, чтобы заставить остальных посмотреть на них.\"
\"Вы двое - другие,\" сказал я. \"Вы всегда будете другими, и никогда не будете похожими на кого-то ещё.\" Она надолго замолчала и я покосился на неё в зеркало. Она рассматривала свои ноги. \"Это  не обязательно плохо,\" сказал я. \"Какое ещё значение у слова нормальный?\"
\"Не знаю,\" уныло ответила она.
\"Обычный,\" сказал я. \"Ты действительно хочешь быть обычной?\"
\"Нет,\" гораздо веселее сказала она. \"Но зато если мы не обычные, люди нас заметят.\"
\"Вот почему вы должны научиться не выделяться,\" объяснил я, втайне радуясь пути, по которому пошел наш разговор. \"Вы должны притворяться действительно нормальными.\"
\"И мы никогда не должны позволить узнать, чтобы мы другие,\" сказала она. \"Никому.\"
\"Правильно,\" поощрил я.
Она посмотрела на своего брата, и у них завязалась очередная долгая молчаливая беседа. Я наслаждался тишиной, лавируя сквозь вечерний поток машин и жалея себя.
Через несколько минут Астор снова заговорила. \"Это значит, что мы не должны говорить маме, что мы сегодня делали.\"
\"Можете рассказать ей о микроскопе,\"
\"Но не об остальном?\" спросила Астор. \"Не о страшном типе и гонке с сержантом Дебби?\"
\"Верно.\"
\"Но мы никогда не думали, что придётся врать,\" сказала она. \"Особенно нашей маме.\"
\"Вот почему вы не скажете ей всего,\" объяснил я.  \"Ей не нужно знать вещи, которые заставят её слишком сильно волноваться.\"
\"Но она любит нас,\" сказала Астор. \"Она хочет, чтобы мы были счастливы.\"
\"Да,\" сказал я. \"Но она должна думать, что вы счастливы в том смысле, который она может понять. В противном случае она не сможет быть счастливой.\"
После очереднойц долгой паузы перед самым поворотом к дому Астор наконец спросила, \"У страшного парня есть мама?\"
\"Почти наверняка,\" ответил я.
Рита наверное ждала нас у двери, потому что едва мы подъехали и припарковались, дверь распахнулась и она появлялась нам навстречу. \"Ну привет,\" бодро сказала она. \"И чем вы оба сегодня занимались?\"
\"Мы видели грязь,\" сказал Коди. \"С моего ботинка.\"
Рита мигнула. \"Вот как.\"
\"И ещё кусочек попкорна,\" добавила Астор. \"И мы смотрели в микрофон и могли сказать, где мы были.\"
\"Микроскоп,\" поправил Коди.
\"Без разницы,\" Астор пожала плечами. \"А ещё там было видно, откуда взялся волос. Например, от козла или от ковра.\"
\"Ух ты,\" ошеломлённо и слегка неуверенно воскликнула Рита, \"Похоже, вы неплохо провели время.\"
\"Да,\" ответил Коди.
\"Ну хорошо,\" продолжила Рита. \"Почему бы вам не начать делать уроки, и я принесу вам перекусить.\"
\"Окей,\" ответила Астор и они с Коди промчались в дом. Рита наблюдала за ними, пока они не скрылись из виду, затем повернулась ко мне, взяла меня под руку и мы неторопясь последовали за ними.
\"Так всё прошло хорошо?\" спросила она меня. \"В смысле, с э… - они казались очень, ммм…\"
\"Да,\" ответил я. \"Мне кажется, они начали понимать, что у таких игр есть последствия.\"
\"Ты ведь не показывал им ничего слишком жуткого, правда?\"
\"Ничего такого. Даже крови не показывал.\"
\"Хорошо,\" сказала она, и положила мне голову на плечо, что похоже является частью цены, которую приходится платить за то, что собираешься вступить с кем-нибудь в брак. Возможно это был просто способ пометить ее территорию; полагаю, в этом случае мне следует радоваться, что она решила не делать это традиционным животным способом. Во любом случае, я не очень хорошо разбираюсь в отображении влечения через физический контакт, и я чувствовал себя немого неловко, но обнял её, потому что знал, что это правильная человеческая реакция, и мы последовали за детьми в дом.

Я вполне уверен, что называть это сном неправильно. Но ночью в мою бедную усталую голову снова проник этот звук, музыка и пение и лязг металла, которые слышал раньше, и ощущение тепла на лице и дикая радость, поднимающаяся с особого места, которое уже так долго пустовало. Я очнулся стоя у двери с рукой на дверной ручке, залитый потом, довольный, переполненный, и совсем не такой встревоженный как должен быть.
Разумеется, я знал термин \"лунатизм\". Но из лекций по психологии для первокурсников я так же знал, что причины хождения во сне как правило не имеют отношения к слушанию музыки. И ещё в глубине души я понимал, что мне следует быть озабоченным, обеспокоенным, разбитым из-за тех вещей, что происходят в моем бессознательном мозгу. Они не принадлежали мне, не могли быть там - и всё-таки были. И я был рад иметь их. И это пугало сильнее всего.
Музыку не приглашали в Аудиторию Декстера. Я не хотел её. Я хотел, чтобы она ушла. Но она появилась, и сыграла, и сделала меня сверхъестественно счастливым против моей воли, а затем подпащила меня к двери, очевидно пытаясь вывести меня наружу и …
И что дальше? Словно монстр-из-под-кровати пнул эту мысль прямо в мой ящеричный мозг , но…
Было это случайным импульсом, неисследованным движением моего бессознательного, что подняло меня с постели и подвело к двери? Или было чьей-то попыткой убедить меня открыть дверь и выйти наружу? Он сказал детям, что я найду его когда придёт время – прищло ли оно сейчас?
Кто-то в ночи хочет заполучить одинокого бессознательного Декстера?
Это была замечательная мысль, и я был ужасно горд, что подумал об этом, поскольку это означало, что я страдаю от повреждения мозга и не могу нести ответственность. Я снова оставлял следы на территории глупости. Это была невозможная, идиотская, порожденная стрессом истерия. Никто на свете не стал бы так бездарно растрачивать своё время; Декстер не нужен никому, кроме самого Декстера. И чтобы доказать это, я включил прожектор над внешней стороной крыльца и открыл дверь.
На другой стороне улицы примерно в пятьдесяти футов к западу завелся автомобиль и поехал прочь.
Я закрыл дверь и дважды повернул ключ в замке.
И вот я снова сижу за кухонным столом, потягиваю кофе и размышляю над великой загадкой жизни.
Часы показывали 3:32 когда я сел, и 6:00 когда Рита наконец зашла в комнату.
\"Декстер,\" сонно удивилась она.
\"Во плоти,\" С огромным трудом поддерживая свой искусственно бодрый вид ответил я.
Она нахмурилась. \"Что случилось?\"
\"Ничего,\" сказал я. \"Просто не могу заснуть.\"
Рита опустила голову, подошла к кофеварке и налила себе чашку. Затем она села за стол напротив меня и сделала глоток. \"Декстер,\" сказала она, \" иметь резервирование совершенно нормально.\"
\"Конечно,\" сказал я, понятия не имея, к чему она клонит, \"в противном случае не получишь столик.\"
Она покачала головой со слегка утомленной улыбкой. \"Ты знаешь, что я имею в виду,\" сказала она, что было далеко от истины. \"Насчет свадьбы.\"
Слабый огонёк забрезжил внутри  моего черепа и я чуть не воскликнул Ага!. Разумеется, дело в  свадьбе. Человеческие самки одержимы свадьбами, даже чужими. А когда речь заходит о  своей собственной, мысли о ней занимают каждое мгновение с момента пробуждения до вечернего сна. Рита видела все вокруг через окрашенные свадьбой очки. Если я не могу заснуть, то только из-за дурных снов, навеянных нашей предстоящей свадьбой.
Я, с другой стороны, совершенно по этому поводу не расстраивался. У меня было много более важных причин для беспокойства, и свадьба была чем-то, находящемся на автопилоте. Есть  некая точка в пространстве, где я должен появиться, это произойдёт, и всё. Конечно, я не мог предложить Рите разделить со мной эту точку зрения, какой бы разумной она мне не казалась. Нет, я должен найти правдоподобную причину своей бессоницы, и кроме того мне нужно успокоить ее относительно моего энтузиазма из-за замечательного грядущего события.
Я огляделся в поисках подсказки и наконец заметил две коробки для ленча, сложенные рядом с раковиной. Отличное место для начала: я покопался в глубинах своего отсыревшего мозга и извлёк оттуда единственный не заплесневевший предлог, который смог отыскать. \"Что если я не достаточно хорош для Коди и Астор?\" сказал я. \"Как я могу быть их отцом, когда на самом деле им не являюсь? Что если у меня просто не получится?\"
\"О, Декстер,\" сказала она. \"Ты - замечательный отец. Они тебя обожают.\"
\"Но,\" продолжил я борьбу за достоверность, \"но они ещё маленькие. Однажды они вырастут. И захотят узнать о своём настоящем отце\".
\"Они знают всё, что им когда-либо нужно знать об этом сукином сыне,\" перебила Рита. Я удивился: никогда не слышал, чтобы она ругалась. Вероятно так и было на самом деле, поскольку она покраснела. \"Ты - их настоящий отец,\" сказал она. \"Вы - человек, на которого они равняются, кого слушают, и кого любят. Ты - тот отец, который им нужен.\"
Полагаю, что как минимум частично  это было правдой, поскольку я был единственным, кто мог научить их Пути Гарри и другим вещам, которые им нужно знать, но подозреваю, что Рита имела в виду нечто иное. Но возражать показалось мне невежливым, так что я просто сказал, \"Я очень хочу с этим справиться. Я не могу потерпеть поражение, даже на минуту.\"
\"Ох, Декс,\" сказала она, \"люди постоянно терпят поражения.\" Это было правдой. Я неоднократно замечал, что поражения, похоже, являются одной из определяющих характеристик вида. \"Но мы продолжаем пытаться, и в конце концов получается как надо. Правда. У тебя всё получится, вот увидишь.\"
\"Ты действительно так считаешь?\" спросил я, немного пристыженный тем, как позорно я переигрываю.
\"Я знаю,\" заявила она со своей патентованной улыбкой. Она потянулась над столом и взяла меня за руку. \"Я не позволю тебе потерпеть поражение. Ты теперь мой.\"
Это было смелым заявлением: отбросить Принципы Эмансипации и сказать, что она владеет мной. Но похоже, что это удобно закрыло неловкий момент, так что я спустил это на тормозах. \"Ну ладно,\" сказал я. \"Давай позавтракаем.\"
Она наклонила голову на бок, посмотрела на меня долгим взглядом, и я понял, что видимо взял неверный тон, но она просто несколько раз моргнула, сказала, \"Хорошо,\" и встала, чтобы начать готовить завтрак.

Другой продошел к двери ночью, а затем в страхе захлопнул её – никакой ошибки. Он чувствовал страх. Он услышал зов и пошел, и был испуган. И у Наблюдателя не осталось сомнений.
Время пришло.
Пора.

ГЛАВА 36
Я УСТАЛ ДО МОЗГА КОСТЕЙ, СБИТ С ТОЛКУ И ДАЖЕ, ЧТО ХУЖЕ ВСЕГО, ДО СИХ ПОР ИСПУГАН. От каждого безобидного звука сигнала я подпрыгивал и пытался найти хоть какое-нибудь оружие, чтобы защититься. Каждый раз, когда какая-нибудь машина проезжала в нескольких дюймах от моего бампера, я вглядывался в зеркало заднего вида, ожидая какого-либо враждебного действия или взрыва этой ненавистной музыки из моего сна.
Что-то преследовало меня. Я по-прежнему не знал зачем и что это такое, кроме этой неопределённой связи с древним богом, но я знал что оно следует за мной, и даже если оно не схватит меня прямо сейчас, то наверняка приведёт меня к такому состоянию что капитуляция для меня станет истинным облегчением.
Какое хрупкое создание - человек! А я без Пассажира, который был практически всем, и вовсе жалкая имитация человека. Слабый, мягкий, медленный и глупый, слепой, глухой и неосведомлённый, беспомощный, безнадёжный и измотанный. Да, я уже был готов лечь и пусть оно захватит меня, что бы это ни было. Впустить его в себя, позволить музыке затянуть меня в радостный водоворот огня и чистое счастье смерти. Не будет никаких переговоров, никакой борьбы, ничего, просто конец всему что есть Декстер. И через несколько таких ночей, как сегодняшняя, это может случится.
Даже на работе не было облегчения. Дебора будто сидела в засаде ожидая меня, и выскочила как только я вышел из лифта.
\"Старжак пропал\", выпалила она. \"В почтовом ящике почта за пару дней, газеты на дорожке+ Он исчез\".
\"Но это же хорошие новости\", сказал я, \"Раз он сбежал, это ли не доказательство его вины?\"
\"Ни хрена это не доказательство!\", взорвалась она, \"Также было и с Куртом Вагнером, и нашли мы его мёртвым. Откуда я знаю, может то же случилось и со Старжаком?\"
\"Надо просмотреть списки разыскиваемых\", предложил я, \"Мы должны найти его первыми\"
Дебора пнула ногой стенку, \"Да мы ни фига не находим первыми! Мы не можем даже сделать это вовремя! Декс, помоги мне!\", взмолилась она, \"Меня все это уже выводит из себя!\"
Я мог бы сказать ей, что меня это выводит гораздо сильнее, но это было бы немилосердно. \"Я попытаюсь\", пообещал я вместо этого, и Дебора, сутулясь пошла дальше.
Я не дошёл даже до своего кабинета, как меня поймал Винс Масуока с притворным хмурым выражением на лице, \"А где пончики?\", спросил он обвиняюще.
\"Какие пончики?\", недоумённо спросил я.
\"Так ведь твоя очередь\", проинформировал он, \"Ты должен был принести сегодня пончики\".
\"У меня была тяжёлая ночь\".
\"И теперь у нас будет тяжёлое утро?\", спросил он, \"И где справедливость?\"
\"Я не делаю справедливость, Винс. Я просто работаю с брызгами крови\".
\"Хмм\", хмыкнул он, \"Очевидно что и пончики тоже не делаешь\". И он пошёл дальше с почти убедительной имитацией негодования на лице, оставив меня с мыслью, что я не помню другого такого случая когда Винс одержал бы верх надо мной в любом виде словесного поединка. Ещё один показатель того, что поезд тронулся! Может ли это означать конец для бедного Распадающегося Декстера?
Остальная часть рабочего дня была длинна и ужасна, и как всем известно - рабочие будни именно такими и должны быть. Хотя это никогда не было проблемой для Декстера; я всегда на работе был чем-то занят и неестественно весел, и никогда не жаловался и не смотрел на часы. Я наслаждался своей работой, возможно из-за того что сознавал - это часть игры, часть Большой Шутки Декстера на пути к становлению человеком. Но для действительно хорошей шутки нужно по крайней мере что-то ещё иметь внутри, а так как я был теперь совсем одинок, без своего внутреннего зрителя, казалось что вся \"соль\" шутки ускользала от меня.
Я мужественно тащился сквозь это утро, съездил на труп в центре города, вернулся для бессмысленой лабораторной работы. Я заканчивал этот день оформляя заказы и заканчивая отчёт. Когда я убирался на столе перед уходом домой, зазвонил телефон.
\"Мне нужна твоя помощь!\", голос сестры прозвучал довольно грубо.
\"Естественно\", сказал я, \"Хорошо что ты это понимаешь\".
\"Я сегодня на дежурстве до полуночи\", продолжила она, игнорируя мою остроумную реплику, \"А Кайл сам не сможет повесить ставни\".
Как часто в этой жизни бывает только в середине беседы я начинаю понимать что не имею понятия о чём собственно разговор. Это очень тревожный факт и если бы другие это тоже понимали, особенно те, которые сидят в Вашингтоне, то этот мир был бы гораздо лучше.
\"А зачем вообще Кайлу вешать ставни?\", поинтересовался я.
\"Господи, Декстер! Ты чем занимался весь день? На нас надвигается ураган!\", воскликнула Дебора в трубку.
Может быть лучше было бы ей сказать, что чем бы я ни занимался в этот день, но у меня не было ни минуты, чтобы спокойно посидеть и послушать прогноз погоды. Вместо этого я просто сказал, \"А, точно, ураган. Как волнующе! Когда прийти?\"
\"Постарайся к шести. Кайл будет ждать тебя\".
\"Ладно\", согласился я, но Дебора уже повесила трубку.
Думаю этот короткий телефонный разговор с Деборой мне следует воспринимать как своего рода формальное извинение за её недавнюю бессмысленную враждебность. Весьма возможно что она готова принять моего Тёмного Пассажира, особенно когда его больше нет. По идее это должно меня радовать. Но учитывая какой у меня был день, это была просто ещё одна заноза под ногтем несчастного Растоптанного Декстера. Вдобавок к этому, совершенная наглость со стороны урагана выбрать именно этот момент для своей бессмысленной агрессии. Настанет ли конец когда-нибудь всем этим страданиям и боли?
А, ну да! Существовать это значит утопать в страданиях! И я пошёл на встречу с любовником Деборы.
Прежде, чем завести машину я отзвонился Рите, которая по моим подсчётам уже должна быть дома.
\"Декстер\", ответила она запыхавшись, \"Не могу припомнить сколько у нас воды в запасе, а на стоянке у Пабликс совершенно негде поставить машину!\".
\"И ладно, мы будем пить пиво\", вставил я.
\"Думаю консервов у нас достаточно, кроме говяжьей тушенки, которой уже два года\", продолжала она говорить, вряд ли сознавая что кто-то что-то сказал. Поэтому я дал ей возможность нестись дальше, надеясь что она сама в конце концов иссякнет, \"Фонарики я проверяла две недели назад. Помнишь как отключалось электричество на сорок минут? И запасные батарейки в холодильнике на нижней полке. Сейчас со мной Коди и Астор, завтра нет продлёнки, но кто-то в школе им рассазал про ураган Эндрю и думаю Астор немного напугана, ты может с ними поговоришь об этом, когда вернёшься? И объясни им что это как большая гроза, и с нами всё будет в порядке, что будет просто сильный ветер и грохот, и не будет света какое-то время. И если ты по дороге домой увидишь какой-нибудь магазин, где не слишком много народу, заскочи и купи несколько бутылей воды, сколько сможешь взять. И лёд, кажется переносной холодильник всё ещё лежит на полке над стиральной машиной, мы можем положить туда лёд и скоропортящиеся продукты. О, а как твоя лодка? С ней ничего не будет? Или что-то надо с ней сделать? Думаю мы можем убрать всё со двора до темноты, я уверена что всё будет нормально, и может быть до нас и не достанет\".
\"Хорошо\", вклинился я в этот монолог, \"Я буду поздно\".
\"Ладно. О, поглянь-ка, магазин Вин-Дикси кажется не сильно забит. Мы попробуем зайти, тут есть свободное место на стоянке. Пока!\".
Никогда не думал что такое возможно, но Рита очевидно научилась говорить на одном дыхании. Или может она как кит, выплывает каждый час за порцией воздуха. Однако, это было захватывающее представление и после него мне стало легче подготовится к установке ставней с одноруким дружком моей сестрёнки. Я завёл машину и влился в дорожное движение.
Если движение в час пик это совершеннейший беспредел, то движение в час пик в ожидании урагана это буквально конец света, безумие в стиле мы-все-умрём-но-ты-первый. Люди вели машины так словно они точно прикончат каждого, кто помешает им достать фанеру и батарейки. До маленького дома Деборы на Корал Гейблс было не так уж далеко, но когда я наконец подъехал к нему, я чувствовал себя так, будто выдержал испытание мужественности апачей.
Когда я выходил из машины, входная дверь распахнулась и появился Чацкий. \"Здорово, братан\", крикнул он. Он помахал своим крюком вместо левой руки и спустился к дорожке встретить меня. \"Я, честно, ценю твою помощь. С этим проклятым крюком довольно сложно закручивать гайки\".
\"Еще труднее ковырять в носу\", буркнул я, немного раздражённый его веселым страданием.
Но вместо того чтобы обидеться, он рассмеялся, \"Точно. И труднее всего вытирать себе задницу. Ну, пошли. Я всё сложил на заднем дворе\".
 Я прошел с ним за дом, где у Деборы был маленький заросший внутренний дворик. Но к моему огромному удивлению, он больше не был заросшим. Деревья, нависавшие раньше над двориком, были обрезаны, и сорняки, растущие между каменными плитами, исчезли. Остались только три аккуратно подстриженных розовых куста и клумба каких-то садовых цветов, а также в углу стоял начищенный до блеска гриль для барбекю.
Я посмотрел на Чацкого подняв брови в удивлении.
\"Ну да, знаю\", как бы оправдываясь сказал он, \"Попахивает голубизной, да?\". Он пожал плечами. \"Я совсем заскучал здесь, да и я больше твоей сестры люблю порядок\".
\"Симпатичненько\", поддержал я его любовь к порядку.
\"Угу\", сказал он, как будто я действительно обвинил его в том, что он гей. \"Хорошо, давай начнём\". Он кивнул в сторону сложенных у стены дома ставен из рифлёной стали. Морганы были жителями Флориды во втором поколении и Гарри научил нас использовать только крепкие ставни. Сэкономив деньги на хороших ставнях, можно потом разориться на восстановлении дома.
Недостаток высококачественных ставен Деборы был только в том, что они были очень тяжёлыми и с острыми краями. Были необходимы толстые перчатки, или в случае с Чацким, одна перчатка уж точно. Не думаю что деньги сэкономленные на перчатках принесли ему пользу. Работал он намного усерднее чем ему положено, специально показывая мне что не такой уж он и инвалид и что моя помощь не очень-то ему и нужна.
В любом случае, мы всё установили и закрепили за сорок минут. Чацкий бросил последний взгляд на ставни, прикрывающие французские двери, выходящие в патио, и, очевидно удовлетворенный нашим выдающимся мастерством, поднял левую руку, чтобы смахнуть пот с бровей, поймав себя в самый последний момент прежде, чем он протаранил крюком свою щеку. Он горько засмеялся глядя на свой крюк.
\"Всё никак не привыкну к этой штуке\", пояснил он, качая головой, \"Иногда просыпаюсь ночью от того, что несуществующие пальцы зудят\".
Трудно было придумать что-нибудь умное или просто какое-либо приемлемое утешение в ответ на это. Никогда не читал ничего по поводу что нужно говорить человеку, который рассказывает как он чувствует свою ампутированную руку. Чацкий, казалось, почувствовал неловкость, и фыркнул.
\"Ну, в общем\", сказал он, \"Старый мул ещё может полягаться\". Мне показалось что он неудачно выбрал слова, так как у него не было левой ноги и его способность лягаться была под вопросом. Однако, я был рад видеть, что он выходит из своей депрессии, так что трудно было с ним не согласиться.
\"Никто и не сомневается. Уверен ты справишься\", поддержал его я.
\"Угу, спасибо\", не очень уверенно ответил он, \"Во всяком случае, мне не нужно тебя убеждать в этом. У меня есть парочка знакомых старых друзей на Белтвэй. Они предложили работу в офисе, но…\", и он пожал плечами.
\"Да, ладно. Ты же не думаешь что сможешь вернуться к своей шпионской работе?\"
\"Это то, что я хорошо умею делать. Недавно я ведь был самым лучшим в этом деле\".
\"Может ты просто растерял свой адреналин\".
\"Может быть. Как насчёт пивка?\"
\"Спасибо, но мне было указание сверху достать бутилированной воды и лёд до того как наступит конец света\".
\"Ясно\", сказал он, \"Все боятся, что придется пить махито без льда\".
\"Одна из самых ужасных опасностей урагана\", поддакнул я.
\"Спасибо за помощь\", попрощался он.
Когда я возвращался домой, движение на дороге стало, пожалуй, ещё хуже. Люди так неслись с драгоценными листами фанеры на крышах своих авто, словно они только что ограбили банк. Они были раздражены от напряжения, которое пережили стоя в очередях часами, боясь что кто-то может влезть без очереди или же гадая, останется ли что-нибудь для них, когда подойдёт их очередь.
Остальные же спешили занять своё место в тех же самых очередях и ненавидели тех, кто был в первых рядах и наверное уже купил последнюю батарейку во всей Флориде.
В целом, это была восхитительная смесь враждебности, гнева, и паранойи, и это должно было бы очень меня радовать. Но надежда на хорошее настроение исчезла, как только я сообразил что напеваю какую-то знакомую мелодию и не могу остановится. И когда я наконец узнал эту мелодию, вся радость праздничного вечера была разрушена.
Это была мелодия из моего сна.
Музыка, которая играла в моей голове вызывала чувство жара и пахла чем-то горелым. Это была простая, повторяющаяся, не сильно цепляющая мелодия, но напевая её про себя, проезжая по Саут Дикси Хайвэй, я чувствовал себя уютно от этих повторяющихся нот, будто это была колыбельная, которую мне пела мама.
И я по-прежнему не понимал, что всё это значит.
Я был уверен, что независимо от того, что приключилось с моим подсознанием, причина была простой, логичной и понятной. С другой стороны, я не мог придумать никакой простой, логичной и понятной причины того что я во сне слышу музыку и ощущаю жар на лице.
Мой телефон завибрировал и, так как движение на дороге замедлилось, я ответил на звонок.
\"Декстер\", просипела Рита, и я едва узнал её голос. Она говорила таким потерянным и разбитым голосом, \"Коди и Астор. Они пропали\".

Дела продвигались действительно хорошо. Новые хозяева чудесно подходили. Они стали группироваться, и после недолгих уговоров, они легко слушались ЕГО советов по поводу правильного поведения. Они построили большие каменные здания, чтобы чтить ЕГО потомков, выдумали сложные церемонии с музыкой, чтобы вводить себя в транс. И они делали это с таким энтузиазмом, что вскоре их стало слишком много. Если у хозяев было всё в порядке, то они убивали некоторых из благодарности. Если всё шло ужасно, они убивали в надежде, что ЭТО улучшит их дела. И всё что надо было делать ЕМУ это позволить, чтобы это случилось.
Теперь, имея свободное время, ОНО стало обдумывать результаты ЕГО воспроизведения.
Сначала, когда всё набухало и затем взрывалось, ОНО приходило к новорожденному, успокаивало его, уменьшало его страх и срасталось с ним сознаниями. И новорожденный отвечал приятным рвением, быстро и счастливо учился всему, чему ЭТО учило, и с удовольствием участвовал во всём. И затем их стало четверо, потом восемь, шестьдесят четыре - и вдруг их стало слишком много. С таким количеством было трудно. Новые хозяева стали ссориться по поводу нужного количества жертв.
 ОНО было практичным, и ничего более. ОНО сразу увидело в чём проблема, и решило ее, уничтожив почти всех кого породило. Несколько спаслось и затерялось в мире, в поисках новых хозяев. ОНО оставило всего нескольких возле СЕБЯ, и тогда всё наконец встало на свои места.
Какое-то время спустя, те что спаслись, стали наносить ответные удары. Они основали свои конкурирующие храмы и придумали свои ритуалы. Они посылали свои армии на НЕГО, и их было много. Переворот был огромен и продлился очень долгое время. Но ОНО было самым старым, опытным и самым мудрым и поэтому, в конечном счете ОНО победило других, кроме нескольких, кто смог скрыться.
Другие, скрывшиеся в разных хозяевах, вели себя тихо, и поэтому многие выжили. Но ОНО, наученное тысячелетиями, знало, что терпение важно. У НЕГО было много времени, и ОНО могло себе позволить быть терпеливым, не спеша отлавливая и убивая убежавших. И медленно, осторожно выстраивая великий и великолепный культ в честь самого СЕБЯ.
ОНО сохраняло СВОЙ культ; тайно, но он жил.
И ОНО ждало других.

ГЛАВА 37
КАК МНЕ ХОРОШО ИЗВЕСТНО - МИР ЭТО НЕ ОЧЕНЬ-ТО СЛАВНОЕ МЕСТО. Существует бесконечное количество ужасных вещей, которые могут приключиться с человеком, особенно с детьми: их может забрать незнакомец, друг семьи, или даже разведённый папаша; они с лёгкостью могут пойти погулять и потеряться, провалиться в водосточный колодец, утонуть в бассейне у соседей, а с приближением урагана, таких возможностей стало ещё больше. Этот список может ограничиться только их собственным воображением, а у Коди с Астор воображение было что надо.
Но когда Рита сообщила, что они исчезли, я даже не задумывался о водосточных канавах, дорожных авариях или бандах мотоциклистов. Я знал что случилось с Коди и Астор. Знал это со всей холодной, твёрдой уверенностью, которая была даже крепче шепота моего бывшего Пассажира. Одна единственная мысль билась у меня в голове и я совершенно не подвергал её сомнению.
Полсекунды ушло, чтобы зафиксированные слова Риты слились в моём мозгу в калейдоскоп картинок: преследующая меня машина; ночные визитёры, рвущиеся в двери и окна моего дома; жуткий парень, оставивший визитку детям, и самое главное - слова профессора Келлера: \"Молох любит человеческие жертвоприношения. Особенно детей\".
Я не понимал, почему Молоху понадобились именно мои дети, но совершенно не сомневался, что он, она или оно взяло их. А ещё отчётливо понимал, что это не очень полезно для Коди и Астор.
Мгновенно я рванул домой, вклиниваясь в движение, как настоящий уроженец Майами, и уже через несколько минут выходил из машины. Рита стояла под дождём в конце подъездной дорожки, похожая на маленькую, несчастную мышку.
\"Декстер\", прошептала она бесцветным голосом, \"Пожалуйста! О, боже, Декстер, найди их!\"
\"Запри дом. Поедем\", тихо приказал я.
Она взглянула на меня так, будто я приказал бросить детей и идти развлекаться в боулинг. \"Давай! Я знаю где они, но нам понадобится помощь\".
Рита развернулась и побежала в дом, а я достал телефон.
\"Ну чего?\", ответила Дебора.
\"Мне нужна твоя помощь\", сказал я.
Наступило короткое молчание, а затем в трубке раздался громкий смех. \"Боже мой! Скоро нагрянет ураган, плохие парни выстроились в очередь, поджидая нужный момент, чтобы выскочить и набедокурить! А тебе нужна моя помощь!\"
\"Коди и Астор исчезли. Их взял Молох\", быстро проговорил я.
\"Декстер\", выдохнула она.
\"Я должен их найти быстро и мне нужна твоя помощь\".
\"Давай сюда\", отрезала она.
Как только я убрал телефон, из дома выскочила Рита и пробежала прямо по уже образовавшимся лужам. \"Всё закрыла\", сказала она, \"Но, Декстер, а вдруг они вернутся, а нас нет?\"
\"Сами они не вернутся. Только мы сможем их вернуть\". Очевидно это были не те слова, которых она ждала. Она в испуге сунула почти весь кулак в рот, изо всех сил стараясь не закричать. \"Садись в машину, Рита\", подтолкнул я её и открыл дверцу. Она смотрела на меня большими, испуганными глазами поверх почти откушенных суставов на пальцах. \"Давай же\", снова подтолкнул я и она наконец села в машину. Я сел за руль, завел машину и выехал с дорожки.
\"Ты сказал…\", запинаясь, пробормотала она, \"Ты сказал, что знаешь где они\". Я с облегчением отметил, что она наконец вытащила свой кулачок изо рта.
\"Точно\", подтвердил я, не глядя сворачивая на главное федеральное шоссе, и как только позволяла обстановка на дороге, набирая скорость.
\"Где они?\"
\"Я знаю у кого они. Дебора поможет нам узнать где они\".
\"Господи, Декстер\", Рита стала тихонько всхлипывать. Даже если бы я не был за рулём, я и тогда не знал бы что следует говорить и делать в таких случаях, поэтому я просто сконцентрировался на вождении, стараясь довезти нас до участка в целости и сохранности.

В очень уютно обставленной комнате зазвонил телефон. И это не было дурацкое чириканье или мелодия сальсы, и даже не фрагмент Бетховена, что обычно звучит в современных мобильниках. Вместо этого звучал простой телефонный звонок, как трель старых стационарных телефонов.
И такой консервативный звук очень гармонировал с обстановкой этой элегантной комнаты. В ней стоял кожаный диван и в тон ему два обтянутых кожей стула, такой хорошей, что сразу вспоминается пара любимых кожаных ботинок. Телефон лежал на тёмном журнальном столике красного дерева, стоящем в дальнем углу, возле бара из соответствующего дерева.
В целом эта комната выглядела как старомодный, добротный клуб для богатых джентльменов, где можно приятно расслабится не замечая времени, за исключением одной детали: всю стену между буфетом и диваном занимал огромный деревянный шкаф со стеклянными дверцами - нечто среднее между трофейными витражами и книжными полками для редких книг. Однако вместо плоских полок он был оснащен сотнями войлочных ниш. И более половины из них были наполнены керамическими бычьими головами в натуральную величину.
В комнату не спеша, но и без лишней старческой нерешительности, вошёл пожилой мужчина. В его походке чувствовалась уверенность, что присуще более молодым представителям мужского пола. Его волосы были седы и густы, а кожа на лице была такой гладкой, словно отполированной сухим ветром пустыни. Он шёл к телефону, полный уверенности, что кто бы не звонил, он не бросит трубку пока не ответят. И он оказался прав, так как телефон всё ещё звонил когда мужчина поднял трубку.
\"Да\", произнес он и голос его бы молодым и сильным. Слушая своего собеседника, он взял в руку нож, лежащий возле телефона. Нож был из старинной бронзы. Ручка ножа была в виде головы быка, вместо глаз которого были два больших рубина, а на лезвии были выгравированы золотом буквы очень похожие на МЛК. Как и этот пожилой мужчина, нож был намного старше и крепче нежели выглядел. Он лениво водил пальцем по лезвию, пока на пальце не появилась капля крови. Казалось что мужчину это не испугало. Но нож он опустил.
\"Отлично\", проговорил он, \"Привези их сюда\". Какое-то время он ещё слушал, слизывая кровь с пальца. \"Нет\", сказал он, и провёл языком по нижней губе, \"Остальные уже собрались. Ураган не помешает Молоху и его людям. За тысячи лет мы видали и похуже, однако мы всё ещё здесь\".
Он снова послушал ответ и резко перебил, \"Нет! Никаких отсрочек! Пусть Наблюдатель привезёт их сюда. Время настало\".
Мужчина положил трубку и какое-то время стоял в раздумье. Затем снова поднял нож и на его старом, гладком лице появилось какое-то выражение.
И это была почти улыбка.
 

Ветер с дождём бил сильными порывами и большая часть жителей Майами уже сидела дома и заполняла страховки на будущие повреждения. Так что движение на дорогах не было интенсивным. Один из сильных порывов чуть не сдул нас с трассы, но кроме этого случая мы доехали довольно быстро.
Дебора ожидала нас за первым столом. \"Пойдём ко мне в офис. Расскажете что произошло\", пригласила она и мы прошли с ней в лифт и поднялись вверх.
Называя \"офисом\" место своей работы, Дебора явно преувеличивала. Это была одна из похожих друг на друга кабинок в большой комнате. Всё пространство заполняли стол, стул и еще два складных стула для гостей, на которые мы и присели. \"Итак, что произошло?\", наконец задала свой вопрос Дебора.
\"Они… Я послала их на двор собрать игрушки и всякие вещи. Из-за урагана\", тихо проговорила Рита.
Дебора кивнула и спросила, \"И что потом?\"
\"Я прибиралась в доме. И когда вышла за ними… их не было. Я не… меня не было всего несколько минут, а они…\", Рита заплакала, прикрыв лицо руками.
\"Ты видела кого-нибудь рядом с ними? Может какие-нибудь незнакомые машины поблизости? Что-нибудь странное?\".
\"Нет. Ничего. Они просто исчезли\", отрицательно покачала головой Рита.
Дебора посмотрела на меня, \"Что за чёрт, Декстер? Это и всё? Вся история? Откуда ты знаешь что они не играют у соседей в Нинтендо? \"
\"Ты что, Дебора? Если ты очень загружена работой, то так и скажи! Или прекрати нести чушь. Ты знаешь так же хорошо как и я, что…\"
\"Я ни хрена не знаю! Так же как и ты, впрочем\", огрызнулась Деб.
\"Значит ты просто не обратила внимания\", и удивился, что я повысил тон почти как она. Эмоции? У меня? \"Та визитка, которую он оставил Коди, говорит нам всё!\".
\"Кроме имени, места и причины. И мне всё ещё нужны какие-нибудь зацепки по этому делу\", проворчала она в ответ.
Даже при том, что я был готов поспорить с ней, в сущности спорить было не о чем. Она была права. Исчезновение Коди и Астор совершенно не значит, что у нас появилась новая информация о нашем убийце. Это только означало, что цель наша далеко, а времени у нас всё меньше.
\"А что там с Уилкинсом?\", вспомнил я.
Она махнув рукой, ответила, \"За ним следят\".
\"Как в прошлый раз?\"
\"Подождите. О чем вы толкуете?\", голос Риты почти срывался на истерику, \"Если есть какой-нибудь способ чтобы... хоть что-нибудь…\", она начала всхлипывать, и Дебора перевела взгляд на неё. Рита простонала, \"Пожалуйста\".
Как только её голос отозвался во мне, он, казалось, был последней каплей боли, и я почувствовал опустошающее головокружение одновременно с далёкой музыкой.
Я встал.
Покачнулся, услышал как Дебора назвала меня по имени, и тут пришла музыка. Мягко, но настойчиво она звучала во мне, словно всегда была здесь, только ждала момента когда я смогу услышать её не отвлекаясь ни на что. Когда я прислушался к барабанному бою, я понял что он меня зовёт, как звал всегда, но сейчас более нетерпеливо. Звук нарастал, близкий к финальному экстазу, и словно говорил мне - приходи, иди ко мне, следуй за музыкой.
Я помню, что был рад этому и тому что время наконец пришло. И даже сознавая, что Рита с Деборой пытаются что-то мне сказать, не думал что то, что они говорят важнее, зовущей и обещающей абсолютное счастье, музыки. Так что я улыбнулся, и кажется даже сказал им, \"Извините\", и вышел из комнаты нисколько не заботясь о выражении изумлении на их лицах. Выйдя из здания, я прошёл на дальний конец стоянки, туда, откуда шла эта музыка.
Там меня ждала машина и это сделало меня ещё счастливее. Я спешил к ней, скользя по волнам музыки, и когда подошёл к ней, задняя дверца распахнулась… и больше ничего я не помню.

ГЛАВА 38
НИКОГДА Я НЕ БЫЛ ТАК СЧАСТЛИВ!
Счастье летело ко мне как комета, сверкающая и огромная. Прочеркнув тёмное небо и ввинчиваясь в меня на неимоверной скорости, поглощая всего меня и обещая унести в безграничную вселенную экстаза и всезнающего единства, любви, и бесконечного счастья понимания, во мне, надо мной и всех вокруг меня. Навсегда.
И счастье укутало меня под девственно ночным небом тёплым, ослепительным одеялом ликующей любви и качало меня в колыбели бесконечной радости, радости, радости. И когда я, кружась всё выше и всё быстрее, всё больше переполнялся каждой возможной частичкой счастья, громкий хлопок прервал мой полёт и я открыл глаза. Я находился в маленькой тёмной комнате без окон, с бетонными стенами и таким же полом, и понятия не имел где я и как сюда попал. Единственный луч света исходил откуда-то выше двери, и я лежал на полу в этом пятне света.
Счастье исчезло, всё до капли, и вместо этого чувства нахлынуло осознание, что где бы я не находился некому было возвращать мне ни ушедшую радость, ни потерянную свободу. И хотя в комнате не было никаких бычьих голов - ни керамических, ни каких-либо других, не было никаких, разбросанных по полу, журналов на арамейском, не составляло труда сложить дважды два. Я последовал за музыкой, поддался эйфории и потерял контроль над своим сознанием. А это значило, что все несоответствия сходились - Молох меня заполучил, независимо от того реальный он или мифический.
Однако, не следует считать это доказанным. Вполне возможно что я ходил во сне, зашёл в какой-то чулан и стоит мне только повернуть ручку двери и я свободен. Я с некоторой трудностью поднялся на ноги, чувствуя себя словно после хорошего возлияния и пошатываясь. Я подумал, что бы не привело меня сюда, тут не обошлось без наркотиков. Я постоял немного, пытаясь сконцентрироваться на том чтобы комната не кружилась, и после нескольких глубоких вдохов мне это удалось. Сделав шаг в сторону я наткнулся на стену: очень крепкая бетонная стена. Кажется дверь тоже крепкая и к тому же хорошо заперта; она даже не дрогнула когда я ударил её плечом. Я обошёл комнату - она действительно была размером с чулан. Посредине комнаты находился слив, и это было единственной особенностью обстановки которую я обнаружил. И это не обнадёживало, так как могло означать как то что я могу использовать этот слив для справления нужды, так и то что я не задержусь надолго в этой камере, чтобы захотеть в туалет.
Если дело обстояло так, то у меня возникают проблемы с верой в то, что я выберусь отсюда быстро.
Невзирая каковы у них планы на меня, не похоже на то что я мог что-нибудь сделать. Я читал Графа Монте-Кристо и Узника Зенды, так что знал - если бы я имел нечто вроде ложки или пряжки от пояса, то у меня был бы шанс вырыть себе путь на свободу за каких-нибудь пятнадцать лет. Но, кем бы они ни были, они неосмотрительно оставили меня без ложки, а также и без пряжки. И это рассказало мне о них многое. Они были очень осторожны, что вполне могло означать - опытны, и у них напрочь отсутствовало малейшее понятие о скромности, так как их совершенно не озаботил тот факт, что без пояса у меня спадут штаны. Впрочем, мне всё равно не было понятно кто они и что собираются со мной делать.
Ничего из этого не было утешительным.
И ничего из этого не подсказывало мне что же делать дальше, разве что сесть на пол и ждать.
Я так и сделал.
Размышления хороши для души. Во все века люди пытались найти тихое и спокойное место и выделить время, чтобы без помех поразмышлять. А здесь я имел как раз то что надо - покой и тишину. Никто не мешал, но мне всё же было трудно предаваться размышлениям в этой уютной бетонной камере.
Начать с того, что я вовсе не уверен что у меня есть душа. Если же она всё-таки есть, то о чём она себе думает, позволяя мне делать все эти ужасные вещи в течение долгих лет? Может Тёмный Пассажир занимал место этой гипотетической души? Возможно в его отсутствие у меня появится настоящая и я наконец стану человеком в полном смысле этого слова?
Так или иначе, но я всё же начал размышлять, хотя это не привело меня ни к чему. Я мог думать об этом хоть до посинения, но это не помогло бы мне понять, куда делся мой Пассажир или же где находятся Астор и Коди. Да и выбраться из этой маленькой комнаты мне это тоже не поможет.
Я снова встал и обошел комнату ещё раз, только уже более тщательно высмотреть хоть что-нибудь, что поможет мне. В углу я обнаружил встроенный кондиционер - отличный способ выбраться, только если ты размером с хорька. Возле двери была электрическая розетка. И это всё.
 Я встал у двери и ещё раз проверил её. Она была крепкой и толстой, что не оставляло мне ни крупицы надежды на то что я смогу сломать или как-то по-другому открыть её, не прибегая к помощи взрывчатки или дорожного грейдера. Я осмотрел комнату и не обнаружил здесь ни того ни другого.
Пойманный в ловушку, запертый, захваченный, изолированный, заточённый. Даже большой выбор синонимов не делал меня счастливей. Я приложил ухо к двери. А действительно зачем надеяться? На что? Снова попасть в мир, где у меня больше не было никакой цели? Не лучше ли для всех кто знал меня, считать, что Декстер Побеждённый исчез в небытии?
Сквозь толщину двери я услышал нарастающий шум, который приближался. И когда звук был совсем близко, я узнал его: мужской голос спорил с другим - высоким и настойчивым, который мне был знаком.
Астор!
\"Глупости!\", говорила она, проходя мимо моей двери, \"Я не обязана…\" И голоса пропали.
\"Астор!\", как можно громче закричал я, хоть и понимал что она меня вряд ли услышит. И словно доказывая свою совершеннейшую глупость забарабанил двумя руками в дверь и снова завопил, \"Астор!\"
Конечно никакого ответа не последовало, кроме слабой боли в пальцах. И так как я больше ничего не смог придумать, я сполз по двери и приготовился умереть.
Я не знаю, сколько времени просидел облокотившись на дверь. Признаю тупое сидение у двери не показывает во мне героя. Я знаю, что я должен был вскочить на ноги, вытащить свое кольцо с секретом и просочиться сквозь стену при помощи своей радиоактивной силы. Но я выдохся. Дерзкий голосок Астор за дверью был последней каплей. Тёмного Рыцаря не стало. От меня ничего не осталось. Я был как пустой, не заклеенный конверт.
Итак, я сидел, прислонившись к двери, и ничего не происходило. У меня был почти готов план как повесится на выключателе, как вдруг я почувствовал толчки снаружи двери. Потом кто-то попытался её открыть.
Я, естественно, препятствовал ему, и он довольно ощутимо стукнул прямо в самый низ моего человеческого достоинства. Я соображал медленно и поэтому меня стукнули ещё раз. И я снова почувствовал боль. И, как первый весенний цветок, расцвела от полученной боли великолепная идея.
Я озверел.
Был не просто раздражён, а просто озверел от мысли, что кто-то использует мой зад как дверную пружину. Я был зол, разгневан, разъярён от недостатка хоть какого-то уважения к моей персоне. От предположения, что я был всего лишь ничтожным предметом, который можно закрыть в чулане и любому пихать! Не имеет значения, что совсем недавно я сам о себе был подобного мнения - это вообще не в счёт - я озверел, стал в полном смысле слова безумным, и без раздумий, изо всех сил, пнул дверь в ответ.
После небольшого сопротивления замок двери снова защёлкнулся. Я поднялся, подумав: \"Вот оно!\", не имея понятия что это значит. И увидев что дверь снова отворяется, я опять толкнул её, закрывая. Это у меня прекрасно получилось и я почувствовал себя лучше. Но поскольку часть чистого слепого гнева я выпустил, мне пришло в голову что, по большому счёту, толкание двери это бесполезное занятие и рано или поздно я проиграю. Ведь у меня не было никакого оружия или инструмента, а у того кто снаружи, кто бы он ни был, теоретически был неограниченный выбор.
Пока я это всё обдумывал, дверь снова почти открылась, ударившись о мою ногу, и в то время как я автоматически пнул её обратно, меня посетила интересная мысль. Это конечно была глупость, настоящий выпад в духе Джеймса Бонда, но это могло и сработать. В любом случае мне терять нечего. Они там наверняка ожидали что я буду снова разъярённо сопротивляться - я как раз толкнул дверь плечом, но я отошёл от двери к стене и стал ждать.
Мгновение спустя дверь, не встретив сопротивления с моей стороны, широко распахнулась, грохнув о стенку. В комнату влетел человек в одежде похожей на униформу. Я схватил его за руку, этого оказалось достаточно, чтобы со всей силы повернуть и швырнуть его прямо лицом в стенку. Раздался звук удара, словно я шмякнул огромную дыню на пол кухни. Затем он отскочил от стены и рухнул лицом в бетонный пол.
И посмотрите! Вот стоит Декстер-возрождённый и торжествующий! Гордо стоит на ногах и поверженный враг лежит у ног его, а дверь ведущая к свободе, искуплению, и вполне возможно к лёгкому ужину открыта!
Я быстро обыскал охранника: забрал у него связку ключей, большой карманный нож и автоматический пистолет, который не скоро ему понадобится. Затем закрыв за собой дверь, осторожно вышел в коридор. Где-то здесь Коди и Астор ждут меня, и я найду их. Что делать дальше я не знал. Но это и не имело никакого значения - главное я найду их!

ГЛАВА 39
ЗДАНИЕ ОКАЗАЛОСЬ ПО РАЗМЕРУ КАК СТАНДАРТНЫЙ БОЛЬШОЙ ДОМ МАЙАМИ-БИЧ. Я осторожно крался по длинному коридору, с дверью в конце, схожей на ту у которой я только что изображал быка с кольцом в носу. На цыпочках я подошёл к ней и приложил ухо. Ничего не услышал, но это и не удивительно - дверь была слишком толстой.
Взявшись за ручку, я медленно повернул её. Заперто не было и я толкнул дверь.
Я заглянул сквозь открывшуюся щель внутрь и не увидел ничего угрожающего. Разглядел мебель, которая, кажется, была обтянута настоящей кожей, и подумал что надо бы потом сообщить в PETA   Это была довольно элегантно обставленная комната, и когда я открыл дверь пошире, приметил в дальнем углу великолепный бар из красного дерева.
Но гораздо интересней для меня был шкаф для трофеев, что стоял возле бара. Шкаф был около двадцати футов, и за его стеклянными дверцами я разглядел множество полок с различного вида бычьими головами. Каждая голова была уложена в отдельной нише. Я не считал, однако их там было не менее сотни. И не успев войти в комнату я услышал голос - холодный и бесстрастный, едва похожий на человеческий.
\"Свидетельства\", я подпрыгнул и развернул оружие на звук голоса. \"Мемориальная стена, посвященная богу. Каждый представляет душу, которую мы отдали ему\". В комнате сидел пожилой мужчина, просто сидел и смотрел на меня. Но не ожидая увидеть его я испытал почти физический удар. \"Мы создаём новую голову в честь каждой жертвы\", объяснял он в это время, \"Проходи, Декстер\".
Я не почувствовал угрозы в голосе этого старика. Его фактически и видно-то не было за спинкой высокого кожаного стула, где он сидел. Он медленно, с осторожностью старого человека, поднялся и повернулся ко мне лицом, которое было гладким как отшлифованный водой речной камень.
\"Мы ждали тебя\", сказал он, хотя кроме него в комнате никого не было, \"Проходи\".
До сих пор не знаю, то ли было что-то в его голосе, когда он говорил, то ли это была его манера говорить, но когда он произнёс эти слова мне вдруг стало трудно дышать. Вся энергия моего чудесного спасения вдруг вылилась из меня и стеклась в лужицу у ног. Огромная звенящая пустота заполнила меня, так что казалось в мире ничего кроме бессмысленной боли не существует, а он является причиной этого.
\"Ты доставил нам много проблем\", тихо произнёс он.
\"Это радует\", ответил я. Это не очень соответствовало действительности - мне совсем не было радостно, но по крайней мере это заставило его немного встревожиться. Он шагнул ко мне и я отпрянул. \"Кстати\", стараясь не подавать вида, что меня что-то тревожит, бросил я, \"А кто это мы?\"
Он склонил голову набок, \"Думаю ты знаешь. Ты достаточно долго нас искал\", он сделал ещё шаг ко мне, и мои колени задрожали, \"Однако ради приятной беседы.... Мы почитатели Молоха. Наследники Короля Соломона. В течение трех тысяч лет мы поддерживали веру нашего бога и охраняли его традиции, как и его власть\".
\"И снова мы…\"
Он кивнул, от чего неприятно кольнуло, \"Да, здесь есть другие. Но мы это значит Молох. Думаю, тебе это прекрасно известно. Он существует внутри меня\".
\"Значит именно вы убили этих девушек? И за мной следили тоже вы?\", спросил я и удивился про себя - мог ли этот старый человек проделать все эти вещи?
Фактически он улыбался, но в улыбке не было ни капли доброты, что совсем не радовало, \"Лично я не делал этого, нет. Всё делали Наблюдатели\".
\"То есть….он может покидать вас?\", я был удивлён.
\"Ну, конечно! Молох переходит из одного в другого как пожелает. Это не одно существо и он не живёт в одном человеке. Он бог. Он покидает меня, чтобы войти в кого-то другого по мере надобности. Чтобы наблюдать\".
\"Хорошо, когда есть хобби\", сказал я. Понятия не имею чем мог закончится наш разговор. Возможно моя драгоценная жизнь скоро закончится, так что я задал первый пришедший на ум вопрос, \"Зачем же вы оставили тела там, в университете?\".
\"Разумеется чтобы найти тебя\", от этих слов я окаменел.
А он продолжал, \"Ты привлёк наше внимание. Но нам нужно было быть уверенными. Мы должны были уверится, что ты узнаешь ритуал или признаешь нашего Наблюдателя. И, конечно же, нам нужно было направить полицию на след Халперна\".
Я не знал с чего начать, \"Так Халперн не ваш человек?\"
\"Нет, конечно\", ответил мужчина мягко. \"Как только его освободят из-под стражи, он займёт свое место здесь, среди других\", и он кивнул на шкаф с бычьими головами.
\"Значит девушек убил не он?\"
\"Он. Когда внутри него был один из Детей Молоха. Ты, как никто другой, можешь понять о чём я, не так ли?\"
Конечно, это я понимал. Но это не давало ответа ни на один из главных вопросов, \"Пожалуйста, давайте вернемся к тому месту в нашем разговоре, где я привлёк ваше внимание?\" вежливо напомнил я, думая о том, как я старался чтобы не привлекать внимания, и вот на тебе!
Мужчина посмотрел на меня словно на полоумного, \"Ты убил Александра Макоули\".
Все тумблеры в мозгу Декстера замкнуло, \"Зендер был одним из вас?\"
Он согласно кивнул: \"Младший помощник. Он поставлял нам жертв\".
\"Он привозил вам пьянчужек, а вы убивали их!\", - дошло до меня.
Он пожал плечами: \"Мы, Декстер, приносим жертву, а не убиваем. И когда ты взял нашего Зендера, мы вычислили тебя и узнали, кто ты есть на самом деле\".
\"Кто я на самом деле?\" Я стоял и взволнованно думал, о том что наконец-то передо мной человек который может ответить на вопрос, что я задаю себе всю сознательную жизнь. Но когда дождался его ответа - во рту внезапно пересохло и чувство, схожее на панический страх охватило меня. 
Его взгляд стал острым, \"Ты - отклонение. Таких как ты вообще не должно быть\"
Следует отметить что бывали времена когда я бы с ним согласился, но сейчас явно не тот момент. \"Не хотелось бы показаться грубым, но мне нравится быть\"
\"Это уже не тебе выбирать. В тебе живёт нечто что представляет для нас угрозу, и мы намерены избавиться от него, как впрочем и от тебя\"
\"Если быть честным\", - разоткровенничался я, резонно предположив что он говорит о моём Тёмном Пассажире, - \"то это нечто уже не живёт во мне\"
\"Мне это известно\", - слова прозвучали несколько раздражённо, - \"но появилось оно в тебе вследствие серьёзной травмы и настроено именно на тебя. Однако будучи побочным отпрыском Молоха, ты также в состоянии настроиться и на нашу волну\" - Он ткнул пальцем в меня. - \"Именно поэтому ты услышал музыку: твой Наблюдатель помог наладить связь. И как только ты начнёшь биться в агонии, это тут же вернётся к тебе, как моль летит к источнику света\"
Мне жутко не понравились эти слова, да к тому же я почувствовал что разговор выходит из-под моего контроля. Однако вовремя вспомнил что у меня в руках оружие. Я направил на него пистолет и выпрямился во весь свой рост, стараясь не дрожать.
\"Мне нужны мои дети!\"
Пистолет, нацеленный в живот, казалось совершенно не впечатлил его, что как мне думается верх самоуверенности. К тому же у него на бедре висел здоровый нож, но он даже не подумал воспользоваться им.
\"Дети теперь не твоя забота\", - спокойно произнёс он. - \"Они теперь принадлежат Молоху. Он любит вкус детской плоти \"
\"Где они?\"
Пренебрежительно взмахнув рукой, он честно ответил, - \"Они здесь, в Торо Ки, но ты опоздал - ритуал уже не остановить!\"
Торо Ки находился далеко от материка и к тому же был частным островом. Однако, невзирая на то что знать своё местонахождение это прекрасно - в данный момент эти знания порождали кучу вопросов. Таких как, например, где же Коди и Астор? И как я смогу уберечь наши жизни, если мне известно что конец может наступить в любой момент?
\"Если вы не возражаете, пожалуй я заберу их домой\", - сказал я и повертел перед ним пистолетом, чтобы он понял, что я не шучу.
Он даже не пошевелился. Он просто смотрел на меня. И в его глазах я увидел бьющиеся, желающие вылететь наружу, огромные черные крылья. Прежде чем я смог нажать на курок, сделать вдох или даже моргнуть, барабанный бой накрыл меня, взывая к уже живущей во мне музыке, и горны зазвучали в такт, поднимая хор в счастливую высь. Я замер под этим натиском.
Моё зрение было в порядке, все остальные чувства вроде тоже не нарушены, но я слышал только музыку и делал только то, что мне приказывала музыка. А она говорила мне что истинное счастье ждёт меня где-то за пределами этой комнаты. Она говорила мне идти туда и загребая руками, наполнить свою душу бесконечным счастьем, всепоглощающей радостью. Я увидел себя как бы, со стороны - вот я поворачиваюсь к двери и ноги несут меня вперёд, к моей счастливой судьбе.
Как только я подошёл к двери, она распахнулась и в комнату вошёл профессор Уилкинс. У него тоже было оружие, проходя мимо он едва глянул на меня. Подойдя к старику, он поклонился и произнес, - \"Всё уже готово\". Я едва услышал его сквозь дикий рёв чувств и звуков, кипящих во мне, и в нетерпении продолжил свой путь.
Где-то глубоко, заглушённый громкой музыкой, пищал тоненький, пронзительный голосок Декстера. Он пытался докричаться и обратить внимание на то, что всё вокруг неправильно, что надо идти в другую сторону. Но это был такой тихий голос, а музыка такая громкая! Она была громче всего, что может звучать в этом бесконечном и прекрасном мире, и у меня не возникало никаких сомнений в том, что мне следует делать.
Я шёл к двери в такт вездесущей музыке, смутно сознавая что старик идёт за мной, но меня это не очень интересовало. Оружие всё ещё было при мне - они даже не позаботились отобрать его у меня, да и мне совершенно не хотелось им пользоваться. Ничего не имело значение. Нужно было только следовать за музыкой.
Старик прошёл вперёд и открыл дверь. В лицо мне подул жаркий ветер, и я увидел бога, во всей его красоте. Вот он - источник музыки! Начало всех начал! Передо мной находился неисчерпаемый и прекрасный фонтан наслаждения с большими бычьими рогами. Его огромная бронзовая голова возвышалась над землёй на двадцать пять футов, его крепкие руки тянулись ко мне, а в животе его пылал божественно красивый огонь. Моё сердце переполнилось радостью и я двинулся к нему, почти не замечая группы людей, наблюдающих за мной, среди которых была и Астор. Глаза её вылезли из орбит когда она увидела меня и даже что-то попыталась сказать, но я её не слышал.
Крошка Декстер внутри меня кричал всё громче. Этого было достаточно, чтобы я его услышал, но недостаточно чтобы я мог ему повиноваться. Я шёл к божеству, глядя прямо на его пышущий жаром живот, наблюдая как языки пламени танцуют на ветру. И когда я подошёл так близко как только позволял жар из его печи, я остановился и стал ждать. Понятия не имея, чего я жду, но точно зная, что скоро настанет время и придет нечто, и уведёт меня в прекрасную страну вечного счастья. Этого я и ждал.
Показался Старжак. Мимо нас он протащил за руку Коди к пьедесталу. Астор увидев его, попыталась вырваться из рук державших её охранников. Меня это совершенно не трогало - передо мной был бог, который простирал ко мне свои руки, приглашая пасть к нему в прекрасные и тёплые объятия. Я дрожал в предвкушении этого счастья, больше не слыша пронзительного, бессмысленного голоса Крошки Декстера, не слыша ничего кроме божественного зова звучащего сквозь музыку.
Огонь метался от порывов ветра, Астор рвалась в мою сторону, прижимая меня к статуе божества и я ощутил жар исходящий из печи внутри статуи. Я отпрянул от огня немного раздражённый, а затем снова как завороженный смотрел на опускавшиеся руки, будто жаждущие обнять Астор, которую толкали в эти бронзовые объятия стражники. А затем я учуял запах чего-то горелого и боль пронзила мои ноги. Я глянул вниз - мои брюки горели.
Эта боль в ногах пронзила меня, словно сто тысяч стрел, и паутина, сковывающая меня будто исчезла. Внезапно музыка стала просто звуком из громкоговорителя, а мысль что Коди и Астор в опасности вернулась. Как будто прорвало плотину и настоящий Декстер вернулся с хлынувшем из неё, потоком. Я развернулся и отшвырнул охранника от Астор. Он удивлённо посмотрел на меня, и падая схватил за руку, так что мы свалились вместе. Хорошо что он отцепился от Астор, к тому же падая, он выронил нож, и схватив его, я вонзил этот нож прямо в солнечное сплетение охранника.
И тут огонь взобрался выше по моим штанам и мне пришлось сконцентрироваться на их тушении: я катался по земле, хлопая руками по штанам до тех пор пока они не потухли. Погасить огонь на собственный штанах это конечно хорошо, но это также дало время Старжаку и Уилкинсу подбежать ко мне. Я схватил пистолет и вскочил на ноги.
Когда-то давным-давно Гарри учил меня стрелять. Вот и сейчас я будто слышу его голос, становясь в нужную позицию для стрельбы, затаив дыхание и нажимая на курок: \"Целься в центр и стреляй дважды\". Старжак падает. \"Перемести прицел на Уилкинса, повтори\". И вот я уже вижу на земле два тела, слышу крики людей разбегающихся от страха в разные стороны. Я стою один перед божеством и вокруг ничего не слышно кроме завывания ветра. Надо бы осмотреться.
Старик держал Астор, сжимая её шею несколько сильнее чем могло выдержать её маленькое тело. Он подтолкнул её ближе к печи, \"Брось оружие, иначе она сгорит\".
Я не сомневался что он сделает то о чём сказал, и к тому же я не мог придумать как ему помешать. Вокруг никого не было кроме нас.
\"Если я брошу оружие, как я могу быть уверен что ты всё равно не кинешь её в огонь?\", - надеюсь голос мой звучал твёрдо.
Он скривился, словно почувствовал приступ боли, \"Я не убийца! Всё должно быть сделано правильно или это будет простое убийство\".
\"Не уверен что заметил разницу\".
\"И не увидишь. Ты же отклонение от нормы\".
\"Откуда мне знать что ты всех нас не убьёшь?\"
\"Ты единственный, кого я хотел бы скормить огню! Брось оружие и ты спасёшь девчёнку\".
\"Не убедил\", произнёс я, надеясь потянуть время.
\"Мне это и не обязательно. Это не безвыходное положение, потому что на острове есть ещё мои люди и они скоро будут здесь\", - спокойно сказал он. \"Ты не сможешь всех перестрелять. И бог всё ещё с нами. Однако если тебе нужны доказательства, то что если я порежу эту девочку? Её кровь убедит тебя?\" Он опустил руку себе на бедро и не найдя ничего, нахмурился, \"Мой нож!\" Внезапно выражение замешательства на его лице сменилось сильным удивлением. Он широко открыл рот, будто хотел спеть мне арию.
Потом он нахмурился и упал на колени, открывая моему взору нож торчащий у него из спины, а также стоящего за ним Коди, который тихо улыбался, наблюдая за падением старика.
Затем Коди посмотрел на меня, \"Говорил же - я готов!\"

ГЛАВА 40
УРАГАН СВЕРНУЛ НА СЕВЕР И НАПОСЛЕДОК ударил по острову шквалом дождя. Он ушёл на север от Торо Ки, а мы с Коди и Астор провели остаток ночи в изящной комнате, заблокировав одну дверь кушеткой, а вторую большим мягким креслом. Я позвонил Деборе по телефону, который нашёл здесь же, и устроил из диванных подушек неплохую постель за барной стойкой, справедливо считая, что в случае чего толстое красное дерево послужит дополнительной защитой.
Защита пока не требовалась. Я просидел всю ночь с пистолетом в руке, следя за спящими детьми и карауля входы. И так как нас никто не тревожил, а мой мозг был включен на полную катушку, я размышлял.
Я думал над тем, что скажу Коди когда он проснётся. Когда он вонзил нож в старика, он изменил всё. Что бы он себе ни думал, он готов не достаточно уже потому, что он это сделал. Фактически он совершил то, что ему ещё не по плечу. Путь для него обещал быть долгим и тяжёлым, и я не знал, смогу ли удержать его на этой дороге. Я не Гарри, и никогда не смог бы быть таким как Гарри. Гарри управлял мною при помощи любви, у меня же совсем другая система.
И что теперь? Кто такой Декстер без Демона?
Как я вообще мог жить, уже не говоря о том чтобы учить детей? Как мне жить дальше с этим серым вакуумом внутри? Старик тогда сказал что Пассажир вернётся если я буду испытывать сильную боль. Мне что замучить себя пытками, чтобы он вернулся домой? И как мне это сделать? Я только что стоял в горящих штанах, наблюдая как Астор практически бросили в печь, однако этого было не достаточно чтобы вернуть Пассажира.
Я всё ещё не нашёл ответов, когда прибыла Дебора с полицейским спецназом и Чацким. Они никого не нашли на острове, и ни единой зацепки куда все подевались. Тела старика, Уилкинса и Старжака были осмотрены, упакованы и мы все забрались в вертолёт береговой охраны, чтобы лететь на большую землю. Астор и Коди конечно были взволнованы, однако превосходно скрывали своё возбуждение. И после всех слёз и объятий которые обрушила на них Рита, после вздоха облегчения за хорошо проделанную работу среди остальных, жизнь вернулась на круги своя.

Вот так просто: Жизнь продолжалась. Нового ничего не случилось, во мне ничего не переменилось, и никаких новых путей решения я не нашёл. Возобновилась моя простая, обычная жизнь, которая угнетала меня даже больше чем вся мировая физическая боль. Возможно старик был прав в том, что я был отклонением. Но я уже и этим больше не мог быть.
Я словно сдулся. Не просто пустой, а будто потерявший всё. Как будто то, зачем я пришёл в этот мир уже выполнено и мне здесь делать нечего. Словно пустая оболочка которая просто живёт воспоминаниями.
Я всё ещё жаждал найти ответ на вопрос о пустоте внутри. И всё ещё не получил его. Теперь мне казалось что никогда и не получу. Из-за неумения чувствовать я никогда не смогу узнать чувство глубокой, сильной боли, чтобы позвать обратно своего Пассажира. Мы все в безопасности, плохие парни мертвы или сбежали, но это как бы и не касалось меня. Даже если это звучит самолюбиво, я могу точно сказать что я никогда не прикидывался никем кроме как эгоистом, по крайнеё мере когда я на виду. Теперь, конечно, мне придётся научиться жить в новой для меня роли, и понимание этого наполняло меня отвратительно холодным отвращением, от которого я не мог избавиться.
Это чувство оставалось со мной ещё несколько дней, пока наконец не растворилось во мне до такой степени, что я воспринимал его как постоянную часть самого себя. Декстер Подавленный. Мне бы научиться идти по жизни опустив голову, одеваться в серое, терпеть насмешки детей, потому что я бы стал таким грустным и скучным. И наконец, в годы такой мрачной старости, я просто упал бы и рассыпался, позволив ветру разбросать мой прах по улице.
Жизнь продолжалась. Дни превращались в недели. Винс Масука развил бешеную деятельность: нашёл нового, подходящего кейтерера; занялся пошивом смокинга для меня, и наконец, в день свадьбы привёз меня в огромную церковь на Коконат Гроув вовремя.
Итак, я стоял оцепеневший у алтаря, слушая орган и, терпеливо ждал Риту, идущую по проходу ко мне, чтобы связать себя узами брака навечно. Это была довольно симпатичная картинка, если бы я только был состоянии оценить это. Церковь была полна красиво одетых людей, и честно скажу - я не знал что у Риты так много друзей! Наверное мне тоже теперь надо насобирать себе друзей, чтобы в этой новой, серой жизни был кто-то рядом. Алтарь утопал в цветах, а Винс, стоящий рядом, нервно потел и постоянно вытирал ладони о собственные брюки.
Орган взревел особенно громко, все встали и обернулись к входу. И тут вошли они: сначала Астор - в великолепном белом платье, с красиво уложенной прической и огромной корзиной цветов в руках. За ней шёл Коди, в крошечном смокинге, с зализанными волосами, держа в руках маленькую бархатную подушечку с кольцами.
За ними шла Рита. И как только я увидел её с детьми, мне предстала перед глазами вся картина всей моей будущей серой и мучительной жизни: со встречами Родительского Комитета, катанием на велосипедах, ипотекой, посиделками Сообщества Соседей, бойскаутскими и герлскаутскими приключениями, новыми ботинками, футболом и скобами на растущих зубах. Это была настолько яркая картинка, что я прочувствовал всю безжизненность, ощутил всю скуку такого прозябания. Я так остро и мучительно пережил это видение, что казалось больше я не могу вынести. Это накрыло меня таким ощущение муки, подвергло меня такой пытке! Боль была настолько ощутимой что я зажмурился…
И почувствовал какое-то шевеление внутри, нечто вроде нарастающего удовлетворения, чувства что всё идет так как надо, сейчас и до скончания веков. Ко мне пришло озарение - что однажды слилось воедино никогда не разделить.
Поражённый этим чувством правильности происходящего, я открыл глаза и увидел как Коди и Астор уже поднимались по ступеням чтобы встать рядом. Астор сияла и такого счастья на её лице я ещё не видел. Это наполнило меня умиротворением и подобием спокойствия. А Коди был полон достоинства, торжественно и осторожно ступая своей спокойной, размеренной походкой. Я заметил как он что-то мне прошептал и удивлённо посмотрел на него. Он снова зашептал и я нагнулся к нему, чтобы лучше слышать.
\"Твоя тень\", прошептал он. \"Она вернулась\"
Я медленно выпрямился и на секунду закрыл глаза. Этого оказалось достаточно чтобы услышать едва слышимое приветственное хихиканье.
Пассажир вернулся!
Я открыл глаза и посмотрел на мир, который снова стал таким каким ему положено быть. Не цветы и счастливые улыбки были тому причиной; и не Рита, идущая ко мне и мечтающая соединится со мной навечно. Мир просто собрался воедино, как удачно сложенный пазл. Стал тем местом, где славная луна поёт гимны, и где темнота под ней шепчет о совершенной гармонии, прерываемые только в унисон звучащим дуэтом отточенной стали и охотничьего азарта.
Нет больше серости! Жизнь вернулась в мир сияющего лезвия и тёмных теней. Мир снова стал тем местом, где Декстер мог прятаться при свете дня, а под покровом ночи выходить и быть тем кем он на самом деле является - Декстер-Мститель, Тёмный Водитель для того кто, снова вернулся.
Я почувствовал как улыбка расползается по моему лицу, в то время как Рита поднималась ко мне. Эта улыбка оставалась на моём лице на протяжении всей церемонии - я счастливо улыбался во время всех этих держаний за руки и обещаний быть рядом в горе и в радости. Потому что я снова и бесконечно могу это говорить!
Да! Я буду! Я действительно буду!
И очень скоро!

ЭПИЛОГ
ВЫСОКО НАД БЕССМЫСЛЕННОЙ И СТРЕМИТЕЛЬНОЙ ЖИЗНЬЮ ГОРОДА ОНО наблюдало и ОНО ждало. Отсюда было на что посмотреть и ОНО не спешило. ОНО так делало и раньше, и будет так делать и впредь, вечно. Для этого ОНО и жило. Сейчас было много разных вариантов, но пока не ясно кого выбрать, за ними следует просто понаблюдать. А потом ОНО начнёт всё сначала, соберёт верующих, даст им сверкающего идола и сможет снова почувствовать удивительную радость от пронизывающей их боли.
И так будет. Это просто вопрос времени.
Ведь ЕМУ принадлежит всё время мира.