сколько стоит настоящий диплом
Авторы
На этой странице можно бесплатно скачать и прочитать онлайн книгу "Клан Инугами" автора Ёкомидзо Сэйси

Скачать книгу "Клан Инугами" бесплатно

 

Сэйси Ёкомидзо

 

КЛАН ИНУГАМИ






ПРЕДЫСТОРИЯ


Сахэй Инугами, один из крупнейших предпринимателей района Синсю, основатель «Корпорации Инугами», прозванный Королем японского шелка, умер в феврале 194… года на своей приозерной вилле в Насу в почтенном возрасте восьмидесяти одного года. По его смерти Фонд Инугами собрал и опубликовал все, что десятилетиями писали газеты и журналы об этом самородке, — все истории в жанре «из грязи в князи». На данный момент «Биография Сахэя Инугами» — наиболее полное и достоверное описание его жизни.

Согласно этой книге, Сахэй с малолетства остался сиротой, а у озера Насу оказался, когда ему исполнилось семнадцать. Он не знал ни места своего рождения, ни своих родителей, ни даже было ли его необычное имя — «собачье божество» — унаследовано от предков или дано каким-то человеком с буйным воображением.

Большинство людей, добившись богатства или известности, стараются приукрасить свое родословное древо, а вот Сахэй Инугами даже не пытался сделать это.

— Всяк человек рождается гол как сокол, — любил повторять он. — До семнадцати лет я был побирушкой, бродил с места на место, — говорил он, ничуть не смущаясь. — Ну а когда оказался в Насу и господин Нономия приютил меня в своем доме, тут судьба мне наконец-то улыбнулась.

Дайни Нономия был жрецом святилища Насу, синтоистского храма, украшающего берега озера Насу. Сахэй по гроб жизни почитал себя у него в долгу. Щедрость Дайни так впечаталась в его сознание, что обычно дерзкий и надменный Сахэй, чуть только упоминалось имя Нономия, всегда почтительно расправлял плечи. Его неизменная благодарность и преданность семье жреца, безусловно, достойна похвалы. Однако Сахэй так и не смог понять, что все — даже благодарность — имеет пределы, которые не следует преступать, не смог предусмотреть, что эта чрезмерная благодарность к семье Нономия вовлечет его собственную семью в череду кровавых событий после его смерти. Пусть это послужит уроком нам всем: даже к самым благим намерениям следует относиться с величайшей осмотрительностью, иначе и они могут привести к, большой беде.

Когда эти два человека впервые встретились, юный Сахэй был, как сам он позднее рассказывал, нищебродом. Однажды он, совсем обессиленный, забрался под настил Зала Поклонения в святилище Насу. Стояла поздняя осень. В такую пору в этом суровом, холодном озерном крае невозможно прожить без жаровни, а Сахэй, одетый в одно лишь ветхое отрепье, подвязанное веревкой, уже три дня почти ничего не ел. Измученный голодом и стужей, он понимал, что умирает. Так оно и случилось бы, когда бы Дайни обнаружил его чуть позже — Сахэй наверняка бы умер как собака.

Обнаружив под полом Зала Поклонения юного нищего, Дайни удивился и отнес его к себе в дом, чтобы там о нем позаботилась его жена Харуё. Так начались необычные отношения между этими людьми. Согласно «Биографии Сахэя Инугами», Дайни в то время было сорок два года, а Харуё была молодой женщиной двадцати двух лет. Сахэй потом говаривал, что она была добра сердцем, как святая, и хороша собой, как небожительница.

От природы наделенный крепким телосложеньем и окруженный неусыпными заботами этой четы, Сахэй вскоре совершенно оправился. Однако Дайни, узнав о его бедственном положении, не захотел отпустить его и уговорил остаться. Сумел уговорить, потому что Сахэю тоже не хотелось покидать теплое пристанище, в котором он случайно оказался. Так он и жил с жрецом святилища Насу и его женой не то чтобы нахлебником, но и не совсем слугой. Поняв, что Сахэй ни единого дня своей жизни не провел в школе, что он совершенно неграмотен, Дайни взял его под свое крылышко и усердно занялся его образованием. Он воспитывал его, как отец воспитывает сына.

Почему Дайни столько внимания уделял Сахэю? Может быть, он предчувствовал, какую будущность сулит Сахэю острый ум? Что ж, это возможно. Но поговаривают, что была тому иная, более темная, причина, не упомянутая даже в «Биографии»: Сахэй был необычайно красивым молодым человеком. Он был ослепительно красив и сохранил следы былой привлекательности даже в преклонные годы. Блеск юности прельстил жреца. Люди шептались о гомосексуальных отношениях между ними и указывали на то, что Харуё, несмотря на всю ее мягкосердечность и смирение, через год с небольшим после появления Сахэя покинула мужа и вернулась в дом своих родителей. Дайни, судя по слухам, был так опьянен юношей, что совершенно не уделял ей внимания.

Однако после того, как Сахэй нашел себе другое жилье, отчуждение между мужем и женой, видимо, прошло, и Харуё вскоре вернулась. Возможно, супруги сблизились даже больше прежнего, потому что через несколько лет у Харуё родилась дочь Норико. В конце концов Норико вышла замуж и была благословлена дочерью, получившей имя Тамаё, — она-то и станет одним из главных действующих лиц нашей истории.

Когда Сахэй покинул дом жреца, тот помог ему найти работу на маленькой шелковой фабричке. Кто бы мог предположить, что столь скромное начало приведет к созданию «Корпорации Инугами», одной из крупнейших в Японии? Толковый и расторопный, Сахэй за год успел освоить то, на что другим требуются годы и годы. К тому же, даже покинув дом Дайни, он оставался там частым гостем, и жрец продолжал обогащать ум Сахэя, постепенно превращая его в образованного и культурного человека. Даже Харуё, которая некогда оставила мужа из-за Сахэя, очевидно, пришла в согласие со своими чувствами, потому что, говорят, обращалась с ним как с братом, заботясь о его насущных потребностях, когда бы он ни появился.

В 1887 году, когда Сахэй впервые нанялся на шелковую фабрику, промышленное производство шелка-сырца было в Японии в зачаточном состоянии. Юноша быстро постиг тонкости всего процесса, а когда решил обзавестись собственным делом, именно Дайни Нономия снабдил его необходимым начальным капиталом.

Предприятие Сахэя росло не по дням, а по часам. Япония в течение китайско-японской, русско-японской и Первой мировой войны упрочила свои позиции, шелк-сырец стал главным предметом экспорта, а «Шелковая компания Инугами» приобрела прочную репутацию делового партнера высочайшего уровня.

Жрец Дайни Нономия умер в 1911 году шестидесяти восьми лет от роду. Он был первым, кто вложил деньги в предприятие Сахэя, однако упорно отказывался от своей доли в огромных прибылях «Корпорации Инугами». Сколько ни протестовал Сахэй, Дайни согласился принять лишь ту сумму, которую вложил изначально, плюс небольшие проценты. До конца своих дней он жил в благородной бедности. Вскоре после смерти Дайни Сахэй подыскал для Норико достойного мужа — человека, пожелавшего через брак войти в семью Нономия и стать преемником Дайни, жрецом святилища Насу. Долгое время у Норико и ее мужа не было детей, но в 1924 году, через десять с лишком лет после свадьбы, их брак был благословлен дочерью, которой дали имя Тамаё.

Однако Тамаё не исполнилось и двадцати, когда и Норико, и ее муж умерли. А поскольку бабка Тамаё, Харуё, умерла еще до ее рождения, оказалось, что молодая женщина осталась безо всякого попечения. Тогда Сахэй взял ее в семью Инугами и следил за тем, чтобы с осиротевшей внучкой почитаемого им хозяина и наставника обращались так, как должно обращаться с почетным гостем.

Сам Сахэй по какой-то неизвестной причине так и не женился. Он произвел на свет троих детей — трех дочерей — всех от разных женщин, ни одну из которых не сделал своей законной женой. Его три дочери вышли замуж и родили детей, при этом их молодые мужья вступили в клан Инугами, приняли семейное имя, и каждый был назначен управляющим одной из контор компании. Муж старшей дочери, Мацуко, получил должность управляющего центральной конторой Насу, муж второй дочери, Такэко, конторой токийского отделения, и третий, муж младшей дочери, Умэко, конторой отделения Кобе. Однако до самой своей смерти Сахэй отказывался передать полную власть над «Корпорацией Инугами» кому-либо из зятьев.

Восемнадцатого февраля 194… года почти весь клан Инугами собрался у ложа умирающего Сахэя. Мацуко, старшей дочери, было чуть больше пятидесяти, и в это время она была самой одинокой из членов клана. Муж ее умер несколько лет тому назад, а единственный сын Киё еще не вернулся с войны. Он остался в живых, это ей было известно, потому что вскоре после окончания войны от него пришло письмо из Бирмы, но когда ему разрешат вернуться домой — этого она не знала. Из трех внуков Сахэя только Киё отсутствовал в тот день.

Рядом с Мацуко сидела вторая дочь, Такэко, ее муж Тораноскэ и их дети, Такэ и Саёко. Такэ было двадцать восемь, а его сестре Саёко — двадцать два. Позади них расположилась младшая дочь Сахэя, Умэко, ее муж Кокити и их единственный сын Томо, который был на год младше Такэ. Эти девять человек — восемь присутствующих плюс отсутствующий Киё — были родственниками Сахэя и составляли весь клан Инугами.

Однако там присутствовал еще один человек, чья судьба была тесно переплетена с судьбой Сахэя, — человек, который постоянно бодрствовал у его смертного ложа. То была единственная из живущих членов семьи Нономия — Тамаё. Ей было двадцать шесть.

Все сидели молча, прислушиваясь к слабеющему дыханию старика. И вот что странно: теряя близкого человека, они не выказывали ни малейших признаков горя. Вовсе не скорбь — нетерпение, какое-то ужасающее нетерпение отображалось на лицах у всех, кроме Тамаё. Они сидели там, ждали, гадали, и каждый пытался исподтишка выяснить, что на уме у остальных. То один, то другой, оторвав взгляд от быстро угасающего старика, мельком оглядывал лица присутствующих.

Причиной их нетерпения была полная неосведомленность. Кто из них возглавит обширную «Корпорацию Инугами» после смерти старика? Как будет поделено его огромное состояние? Сахэй ни разу не намекнул на это. Был у них ещё один, особый, повод для раздражения и беспокойства: по неведомым причинам старик вовсе не испытывал любви к своим дочерям и — больше того — ни на йоту не верил их мужьям.

Дыхание Сахэя стало еще слабее, и доктор пощупал его пульс. Не в состоянии больше сдерживаться, Мацуко наклонилась вперед.

— Последнее слово, отец? Мы ждем вашего последнего слова.

Сахэй, очевидно, услышал — глаза его чуть приоткрылись.

— Отец, если у вас есть последнее пожелание, просим вас, откройте его нам. Мы все хотим знать, что вы скажете.

Должно быть, старик понял истинное значение слов Мацуко, потому что, слабо улыбнувшись, указал дрожащим пальцем на человека, сидевшего в дальнем конце комнаты. Подчиняясь этому знаку, Кёдзо Фурудатэ, поверенный клана Инугами, тихо кашлянул и проговорил:

— Последняя воля господина Инугами и его завещание хранятся у меня.

Сообщение Фурудатэ бомбой взорвалось в тишине приближающейся смерти. Все, за исключением Тамаё, с потрясенным видом повернулись к адвокату.

— Значит, есть завещание… — Тораноскэ тихо ахнул и, вынув из кармана носовой платок, утер пот со лба, взмокшего, несмотря на февральский холод.

— Когда же будет прочитано завещание? Сразу после смерти хозяина? — Кокити тоже не мог скрыть нетерпения.

— Нет, боюсь, что нет. В соответствии с волей господина Инугами, завещание будет прочитано только тогда, когда вернется господин Киё.

— А когда он еще вернется, господин Киё?.. — недоуменно пробормотал Такэ.

— Очень неприятно это говорить, но что, если Киё не вернется? — сказала Такэко.

Мацуко грозно глянула на свою единокровную сестру.

— Такэко права, — подхватила Умэко. — Положим, сейчас он жив, но путь из Бирмы неблизкий. Кто знает, что может случиться, пока он доберется до Японии? — В ее голосе звучала ярость, ей словно и дела не было до чувств Мацуко.

— Что ж, при таких обстоятельствах, — сказал поверенный, кашлянув, — я уполномочен вскрыть завещание в первую годовщину смерти господина Инугами. До того времени управление делами и всем состоянием Инугами полностью переходит в ведение Фонда Инугами.

Воцарилось неловкое молчание. На всех лицах — на всех, за исключением лица Тамаё, — читалось беспокойство, дурные предчувствия и явная враждебность. Даже Мацуко смотрела на умирающего со смесью надежды, волнения, ожидания и ненависти.

Однако Сахэй молчал, и губы его кривились в слабой улыбке. Широко раскрыв глаза, которые уже застлались туманом, он оглядел по очереди всех членов своего клана, начиная с Мацуко. Наконец его взгляд добрался до Тамаё. И остановился. Доктор, державший пульс Сахэя, торжественно объявил, что он умер.

Таков был конец Сахэя Инугами — конец бурной жизни длиною в восемьдесят один год. Теперь-то, глядя в прошлое, мы знаем, что смерть его привела к веренице кровавых убийств в семье Инугами.




ЖЕНЩИНА НЕОБЫЧАЙНОЙ КРАСОТЫ


Восемнадцатого октября, спустя восемь месяцев после смерти Сахэя, в гостинице под названием «Трактир Насу», стоявшей на самом берегу озера, появился человек. Выглядел он, мягко говоря, более чем невзрачно: лет тридцати пяти, худощав, с непокорной копной волос, в немодном кимоно из саржи и плиссированных хакама с широкими штанинами — и то и другое было сильно помято и поношенно. А еще он немного заикался. В книгу регистрации он вписал имя — Коскэ Киндаити.

Кто читал о подвигах Киндаити в серии хроник, которые начались с «Убийств в Хондзине», те, без сомнения, уже с ним знакомы. Читателям же, еще не встречавшимся с ним, я коротко его представлю.

Коскэ Киндаити — частный сыщик. Что-то в нем есть такое, непостижимое, — как будто он витает высоко над всеми заботами и страстями мира. Внешне этот заикающийся скромный малый ничем не примечателен, но о его выдающихся логических способностях и умении делать выводы свидетельствуют расследования убийств в Хондзине, на острове Гокумон и в деревне Яцухака. Когда он волнуется, его заикание становится заметней, и он начинает с пугающим остервенением чесать свою взъерошенную голову. Привычка не очень приятная.

Едва служанка ввела его в устланную татами комнату на втором этаже, откуда открывается вид на озеро, Киндаити немедленно схватил телефон и попросил оператора дать внешнюю линию.

— Да, значит, через час. Прекрасно. Буду вас ждать. — Он положил трубку и оглянулся на служанку. — Я жду кое-кого, примерно через час. Когда он придет и спросит меня, пожалуйста, проводите его в эту комнату. Моя фамилия? Киндаити.

Наскоро омывшись в гостиничной ванне, Киндаити вернулся в свой номер. Потом, хмурясь, вынул из портфеля книгу и письмо. Книга эта — «Биография Сахэя Инугами», изданная Фондом Инугами в прошлом месяце, письмо же — от человека по имени Тоёитиро Вакабаяси из «Юридической конторы Фурудатэ» в Насу.

Киндаити вытащил кресло на балкон, выходящий на озеро, и принялся листать уже сильно замусоленные страницы книги. Потом, отложив ее, вынул из конверта и заново перечитал вот такое странное письмо:



Уважаемый господин Киндаити,

с великим сожалением я, не имевший до сих пор удовольствия быть с вами знакомым, беспокою вас столь неожиданным посланием, но есть некие обстоятельства, принуждающие меня обратиться к вам с просьбой. Речь идет, в частности, о ныне живущей семье не кого иного, как Сахэя Инугами, чью биографию беру на себя смелость прислать вам в отдельном конверте. Меня крайне тревожит то, что в ближайшем будущем клан Инугами может оказаться в великой опасности. Под великой опасностью я имею в виду угрозу кровавых инцидентов, которые, как я полагаю, относятся к сфере вашей профессиональной деятельности. Мысль о том, что члены этой семьи один за другим могут стать жертвами, эта мысль не дает мне уснуть по ночам. На самом деле речь идет не о будущем — все уже происходит в настоящий момент. Не представляю себе, какая ужасная катастрофа произойдет, если не обратить на это внимания сейчас. Вот почему, понимая всю дерзость моей просьбы, я пишу, чтобы просить вас приехать в Насу и провести расследование этого дела, дабы предотвратить возможную трагедию. Прочтя это письмо, вы, вероятно, усомнитесь в моем душевном здоровье. Однако разрешите вас заверить, я не сумасшедший. Не безумие, но крайнее беспокойство, страх и ужас понуждают меня умолять вас о помощи.

Если по приезде вы соблаговолите позвонить мне по номеру «Юридической конторы Фурудатэ», указанному на этом конверте, я немедленно встречусь с вами. Коленопреклоненно умоляю не пренебречь моей просьбой.

С наилучшими пожеланиями, Тоёитиро Вакабаяси.

P.S. Прошу вас хранить содержание этого письма в полнейшей тайне.


Письмо было написано неловко, будто человек, привыкший к канцелярскому стилю, очень старался перейти на разговорный. Даже Киндаити — а его мало что могло привести в смятение — даже он был сильно озадачен, прочитав это послание. «Я не сумасшедший», написал автор письма, но все говорило о противоположном. Поначалу Киндаити даже подумалось, не шутка ли все это.

Слова «угроза кровавых инцидентов» и «члены этой семьи один за другим могут стать жертвами» означали, что пишущий предполагает серию убийств. Но если так, откуда ему это известно? Человек, замышляющий убийство, не стал бы разглашать своей тайны, да и убийство, если кто-то и замыслил его, совершить не так-то просто. Полная уверенность автора в том, что предполагаемые преступления обязательно произойдут, придавала его словам оттенок безумия.

Хорошо, допустим, что такой план действительно существует и этот Вакабаяси что-то о нем узнал. Почему бы ему в таком случае не сообщить об этом потенциальным жертвам? Предположим, он не считает возможным заявить в полицию, поскольку преступление еще не совершено, однако предупредить тайком тех несчастных, кого он считает потенциальными жертвами, безусловно, мог бы. Если по какой-то причине он не может переговорить с ними лично, есть ведь и другие способы — например, анонимные письма.

Киндаити хотел было посмеяться над этим посланием. Однако одна фраза чем-то смущала его. «На самом деле речь идет не о будущем — все уже происходит в настоящий момент». Имел ли автор письма в виду, что некое страшное событие уже произошло? Кроме того, Киндаити насторожил тот факт, что Вакабаяси, судя по всему, работает в юридической конторе, а значит, скорее всего, сам является юристом или стажером — то есть действительно имеет возможность открыть семейную тайну и обнаружить замысел убийцы.

Вот почему Киндаити внимательно перечитал письмо, а потом изучил «Биографию», присланную Вакабаяси. Семейные обстоятельства клана Инугами, подробно описанные в книге, сразу же пробудили в нем интерес. Киндаити было известно, что старый Сахэй Инугами умер ранней весной. Но тут ему вспомнилось, что оглашение завещания Сахэя, как он где-то слышал, было отложено до репатриации одного из внуков, и его любопытство разгорелось еще сильнее. Киндаити поспешил завершить дело, которым был занят, и с небольшим чемоданчиком в руке внезапно появился в Насу.

С письмом и книгой на коленях Киндаити рассеянно размышлял над этой ситуацией.

Тут в комнату вошла служанка с чаем, поставила чашку на стол, повернулась и уже направилась к двери, когда Киндаити окликнул ее:

— Эй, барышня, барышня, где находится имение Инугами?

— Его отсюда видно.

Посмотрев в направлении, указанном служанкой, он увидел в нескольких кварталах от гостиницы красивую виллу европейской архитектуры, окрашенную в кремовый цвет, и здание в японском стиле, увенчанное крышей со сложным смешением углов. Задний двор простирался до самого озера и был связан с водой большим каналом.

— Понятно. Действительно, великолепное здание. Кстати, я читал где-то, что один из внуков господина Инугами еще не вернулся с войны. Не случилось ли чего-нибудь с тех пор? Нет ли еще известий?

— На самом деле говорят, что господин Киё на днях прибыл в Хакату. Его мать, конечно, страшно обрадовалась и поехала навстречу. Рассказывают, будто сейчас они остановились в их доме в Токио, а через пару дней прибудут в Насу.

— А, значит, он вернулся в Японию. — От такого нежданного совпадения сердце Киндаити затрепетало.

В этот самый момент водяные ворота имения Инугами бесшумно поднялись, и весельная лодка выскользнула на озеро. В лодке сидела молодая женщина — и больше никого. Какой-то мужчина взбежал на дамбу за воротами, словно хотел сопроводить ее; они обменялись несколькими словами, она помахала на прощание, и мужчина побрел назад. Женщина гребла ровно, умело работая веслами. Это явно доставляло ей удовольствие.

— Эта женщина — одна из Инугами? — спросил Киндаити.

— О, это барышня Тамаё, — ответила служанка. — Нет, она не член семьи, но я слышала, будто она в родстве с человеком, бывшим когда-то хозяином старого господина Инугами. Она просто немыслимо хороша. Все в один голос твердят: в Японии не найти большей красавицы.

— Да ну? Неужели такая красотка? Ладно, давайте хорошенько разглядим ее.

Киндаити позабавила чрезмерная восторженность служанки, он вынул из чемоданчика бинокль и направил его на женщину в лодке. Однако, едва в поле его зрения оказалось хорошенькое личико, приближенное линзами, по спине у него пробежала дрожь. Служанка не преувеличила. Киндаити тоже никогда в жизни не видел такой необыкновенной красоты. Тамаё взмахивала веслами, слегка откинув голову, полностью отдавшись удовольствию, и краса ее казалась почти неземной. Волосы, доходящие до плеч, легко завивались на концах, щеки округлые, пышущие здоровьем, длинные ресницы, хорошо очерченный нос и неотразимые, очаровательные губы. Спортивный костюм плотно облегал гибкое тело, а изящные линии фигуры — их описать словами просто невозможно.

Такое совершенство в женщине порою может испугать, даже ужаснуть. Киндаити смотрел на Тамаё, затаив дыхание. Вдруг выражение ее лица изменилось. Тамаё перестала грести, глянула на днище лодки. Потом почему-то вскрикнула, бросила весла, отчего лодка накренилась и заплясала на воде. Вот женщина вскочила, глаза ее расширились от ужаса, и она отчаянно замахала руками над головой. Лодка под ней быстро погружалась в воду. Киндаити тоже вскочил со своего плетеного кресла.




ГАДЮКА В СПАЛЬНЕ


Киндаити ни в коем случае не забыл о Вакабаяси, которого ожидал, но, как он полагал, гость появится еще не скоро. Кроме того, разве мог он допустить, чтобы кто-то утонул у него на глазах? Киндаити бросился сломя голову из комнаты и вниз по лестнице. Позже выяснилось, что это был первый случай, помешавший его расследованию дела Инугами. Если бы именно в этот час Тамаё не начала тонуть в воде и если бы Киндаити не бросился спасать ее, он, без сомнения, разобрался бы в этом деле гораздо быстрее.

Киндаити скатился на первый этаж, служанка не отставала от него.

— Сюда, господин!

Она, не обувшись, выбежала во двор и помчалась к задним воротам. Киндаити летел следом. Берег озера был рядом, и к маленькому причалу были привязаны несколько лодок для постояльцев, желающих покататься по озеру.

— Вы умеете грести, господин?

— Да, не волнуйтесь.

Он знал, что он хороший гребец. Киндаити прыгнул в одну из лодок, и служанка быстро развязала причальную веревку.

— Будьте осторожны, господин.

— Ладно.

Взявшись за весла, Киндаити принялся грести изо всех сил. Оглянулся — на середине озера увидел лодку, уже наполовину погрузившуюся в воду, и Тамаё, отчаянно зовущую на помощь.

Глубина озера Насу невелика, но сама эта мелководность делает его еще более коварным. Водоросли, спутанные, как женские волосы, поднимаются со дна почти к самой поверхности, а потому неудивительно, что даже опытный пловец, случайно попавший в них, может утонуть. По той же причине порою требуется немало времени, чтобы поднять тело на поверхность.

Похоже, что и другие услышали крики Тамаё, — вскоре после того, как Киндаити отчалил, несколько лодок отошли от причала на другом берегу озера, где была станция проката лодок. Гостиничный приказчик и другие слуги-мужчины, выскочившие на крики служанки, с шумом били веслами в других лодках. Впереди всех отчаянно греб Киндаити. И вдруг он заметил человека — того самого, которого уже видел, когда тот провожал Тамаё. Человек взбежал от ворот канала на дамбу и, осознав, что происходит на озере, тут же скинул куртку и штаны. С плеском бросившись в воду, он поплыл к тонущей лодке.

Плыл он с удивительной скоростью. Руки его вращались, как колеса водяной мельницы, поднимая фонтаны брызг. Оставляя за собой длинный, подобный серебряной змее, скользящей по поверхности воды, след, он держал курс прямо на лодку.

В итоге именно он первым добрался до Тамаё. К тому времени, когда Киндаити наконец оказался возле лодки, та уже погрузилась по планшир и мужчина поддерживал девушку, которая в изнеможении оседала в воду.

— Забирайтесь скорее ко мне.

— Спасибо, господин. Помогите вот барышне, ладно? Я придержу лодку.

— Хорошо, давайте ее сюда.

Тамаё поблагодарила Киндаити и, ухватившись за его руки, с трудом поднялась в лодку.

— Теперь ваша очередь, — сказал Киндаити мужчине. — Залезайте.

— Ага, спасибо. Ничего не имею против. Только не лучше ли вам сесть на тот борт, а то лодка перевернется.

Он ловко перевалился через борт, в этот момент Киндаити впервые обратил внимание на его лицо, и оно его неприятно поразило: человек был невероятно похож на обезьяну. Низкий лоб, глубоко сидящие глаза, необычайно впалые щеки — все обезьянье, иначе и не скажешь. Лицо неприятное сверх всякой меры, однако каждое движение этого человека свидетельствовало об его искренности.

— Вот видите, барышня, я же вам говорил, — укоризненно обратился он к Тамаё. — Говорил же, говорил, сколько раз толковал — нужно быть осторожней. Ведь это уже в третий раз.

Третий раз? Эти слова громом отдались в ушах Киндаити.

Вид у Тамаё был испуганный, как у ребенка, которому выговаривают за непослушание, и, как ребенок, она в ответ наполовину засмеялась, наполовину захныкала:

— Но, Макака, при чем же тут я? Откуда мне было знать, что лодка дырявая?

— Дырявая? — Киндаити невольно уставился на Тамаё круглыми от удивления глазами.

— Да, мне так кажется. Там в днище, похоже, была дырка, и кто-то чем-то ее заткнул. Чем заткнули, не знаю, только затычка выскочила, и…

В этот момент гостиничный приказчик и толпа клиентов лодочной станции подплыли ближе. Киндаити некоторое время сидел, погруженный в свои мысли, а потом обратился к приказчику:

— Не могли бы вы кое-чем помочь мне? Можно ли как-нибудь поднять эту лодку и вытащить на берег? Мне бы хотелось потом осмотреть ее.

Управляющий согласился, хотя на лице его выразилось некоторое недоумение. Не обратив на это внимания, Киндаити повернулся к Тамаё.

— Ладно, давайте отвезем вас домой. Как только окажетесь дома, советую забраться в горячую ванну и согреться, не то простудитесь.

— Хорошо, — ответила она. — Очень вам благодарна.

Оставив гомонящих, кричащих наперебой приказчика и зевак, Киндаити взялся за весла и медленно двинулся с места. Тамаё и Макака сидели напротив. Положив голову на широкую грудь Макаки, Тамаё, казалось, совершенно успокоилась и была довольна. У Макаки было ужасно неприятное лицо, но тело крепкое, точно скала, и, глядя на то, как он бережно держит в своих толстых, мощных руках Тамаё, Киндаити вспомнил о хрупкой виноградной лозе, припавшей к старой сосне.

Вблизи красота Тамаё оказалась еще более замечательной. Привлекательность ее лица не подлежала сомнению, но слабое, молодое сияние ее мокрой кожи было совершенно ослепительно. Даже Киндаити, который редко поддавался женскому очарованию, почувствовал, как у него забилось сердце.

Некоторое время он сидел и мечтательно смотрел на лицо Тамаё, однако поняв, что она заметила его взгляд и вспыхнула, он огорчился и взял себя в руки. Несколько сконфузившись, он обратился к Макаке.

— Вы только что сказали что-то странное — будто это уже третий раз. Подобное уже случалось и раньше?

В глазах Макаки вспыхнуло подозрение. Пристально вглядываясь в лицо Киндаити, он угрюмо проговорил:

— Ага, много необычайного произошло за последнее время. Вот что меня беспокоит.

— Необычайного?

— Ах, на самом деле ничего особенного, — вмешалась Тамаё. — Макака, ты просто глупый. Ты все еще думаешь об этом? А это просто случайности.

— Случайности? Барышня, вы ведь запросто могли погибнуть. Я думаю, что все это очень странно.

— Что вы имеете в виду? Что именно произошло?

— Один раз в постели у барышни оказалась змея, лежала, свернувшись кольцом. Хорошо хоть барышня ее сразу заметила, потому как если бы змея ее укусила, ну, может, она бы и не померла, но сильно хворала бы. Потом, в другой раз, кто-то испортил тормоза ее машины, и они отказали. Чуть не свалилась под обрыв, вот оно как.

— Нет-нет, все было не так. Все это — чистая случайность. Макака, ты просто слишком много беспокоишься.

— А если это продолжится — кто знает, что может случиться еще? Я думаю об этом, и это меня очень беспокоит.

— Глупый. Что еще может случиться? Мне везет. Я и вправду везучая, поэтому для меня всегда все кончается благополучно. Не беспокойся так, а то ты и меня растревожишь.

Пока Тамаё и Макака препирались таким образом, лодка подошла к водяным воротам поместья Инугами.

Киндаити оставил их на дамбе. Они поблагодарили его, и он погреб обратно к гостинице. По дороге он размышлял о том, что услышал от Макаки. Гадюка в спальне, испорченные тормоза, а теперь — дырка в лодке. Случайное стечение обстоятельств, как настаивает Тамаё? Или работа чьей-то безжалостной воли? А последнее может значить только одно: кто-то покушается на жизнь Тамаё. И нет ли связи между этими так называемыми совпадениями и зловещими предчувствиями Вакабаяси? Да, надо расспросить Вакабаяси, как только тот прибудет в гостиницу. Киндаити налег на весла.

Когда он вернулся в гостиницу, оказалось, что Вакабаяси уже прибыл. Служанка сообщила:

— Ваш гость спрашивал вас, господин, и я провела его в вашу комнату.

Киндаити поспешил на второй этаж, но в его номере Вакабаяси не было. Он явно побывал здесь, потому что в пепельнице лежала еще дымящаяся сигарета и незнакомая шляпа была брошена в углу комнаты, устланной татами. Должно быть, вышел в туалет, решил Киндаити и опустился в плетеное кресло. Он подождал, но посетитель так и не появился. Ждать дольше у Киндаити не хватило терпения, он позвонил и вызвал служанку.

— Что случилось с моим гостем? Он как будто исчез.

— Вот как? Интересно, что случилось? Может быть, он вышел в туалет?

— Это вероятно, но даже если так, он отсутствует слишком долго. Может быть, он по ошибке ждет в какой-то другой комнате? Попробуйте найти его, хорошо?

— Странно. Интересно, куда он мог деться?

Недоумевающая служанка вышла. Прошло совсем немного времени, когда Киндаити услышал ее пронзительные крики. В тревоге выскочив, он побежал на голос и обнаружил ее перед туалетом: она вся съежилась, а в лице ее не осталось будто ни единой кровинки.

— Ч-ч-что случилось?

— Господин, господин, ваш гость…

Киндаити взглянул туда, куда она указывала. Сквозь щель приоткрытой двери туалета виднелись мужские ноги, раскинутые на полу. Резко набрав воздуху, он открыл дверь и вошел. И замер на месте.

Мужчина в темных очках лежал ничком на белом плиточном полу туалета. Должно быть, перед смертью он корчился в страшных муках — воротник его пальто и шарф были смяты, пальцы скрючены, словно он в отчаянье царапал пол. Белые плитки забрызганы кровью, которую он отхаркнул.

Киндаити некоторое время стоял в оцепенении, потом осторожно приблизился к телу и пощупал руку. Пульса, конечно, не было. Он снял с лица человека темные очки, потом обернулся к служанке.

— Вы его узнаете?

Служанка боязливо вгляделась в лицо мертвеца.

— Ах да — это господин Вакабаяси!

Сердце у Киндаити замерло. Он так и застыл, совершенно ошеломленный.




ГОСПОДИН ФУРУДАТЭ


Худшего позора Киндаити не мог себе представить. Он всегда считал, что отношения между частным детективом и клиентом похожи на отношения между жрецом и исповедующимся. В точности как грешник на исповеди изливает душу и отдает себя в руки жреца, ожидая от него помощи, так и клиент поверяет детективу тайны, которые никогда не открыл бы никому другому. Для этого клиент должен полностью доверять детективу, а детектив обязан оправдать доверие клиента. Таков был символ веры Киндаити, и он гордился тем, что не бывало такого случая, чтобы он не оправдал доверия. А тут, едва клиент успел обратиться к нему за помощью, как был убит, и именно после того, как зашел в комнату Киндаити. Могло ли быть большее унижение для Киндаити?

Но если посмотреть на случившееся с другой стороны? Совершенно ясно, что человек, убивший Вакабаяси, знал о том, что жертва собирается открыть по крайней мере часть его тайны детективу по имени Киндаити, и столь безжалостным способом предотвратил такую возможность. А это, в свою очередь, означает, что убийце известно, кто такой Киндаити, и он, убийца, бросил ему, Киндаити, вызов. Размышляя таким образом, Киндаити почувствовал, как закипает в его жилах кровь и яростное желание схватки разгорается в нем.

Поначалу Киндаити отнесся к этому делу довольно скептически, он не верил, что события, которых боялся Вакабаяси, могут произойти на самом деле. Однако теперь все сомнения отброшены прочь. Оказалось, корни этого дела простираются куда глубже, чем можно было судить даже по письму Вакабаяси.

Как бы то ни было, но Киндаити с самого начала попал в довольно неловкое положение. Он, в конце концов, не Шерлок Холмс: его известность не проникла во все уголки земли, включая данный. Поэтому Киндаити было непросто объяснить создавшуюся ситуацию начальнику полиции Насу и следователю, которые примчались в гостиницу, как только узнали о случившемся. Больше того, немедленно обнародовать содержание письма Вакабаяси ему не очень хотелось, а как еще объяснить полиции причину своего появления в Насу, он не знал.

В результате у следователя появились некоторые подозрения на его счет. Он дотошно выспрашивал у Киндаити все подробности его отношений с Вакабаяси. И Киндаити в конце концов уклончиво сообщил, что его пригласили провести некое расследование, но теперь, когда клиент умер, он не может выяснить даже, о чем шла речь. Следователь же, хотя и в очень осторожных выражениях, дал понять, что Киндаити придется на некоторое время задержаться в Насу. Против этого Киндаити не имел возражений, он и сам твердо решил не покидать город, пока не разберется в этом деле.

Вскрытие тела Вакабаяси было произведено в тот же день, и причина смерти была установлена. Его действительно отравили. Странность же заключалась в том, что яд обнаружили не в пищеварительном тракте, а в тканях легких. Короче говоря, Вакабаяси не выпил яд, а вдохнул его.

В связи с этим сигаретный окурок, который погибший оставил в пепельнице, сразу же привлек к себе внимание. Это был заграничный сорт, и пробы показали, что яд был примешан к табаку. Любопытно, что в портсигаре Вакабаяси осталось еще несколько сигарет, но ни одна из них не была отравлена — смертоносной оказалась только та, в пепельнице. Другими словами, убийце не требовалось, чтобы Вакабаяси погиб в какой-то определенный день и час, но было необходимо, чтобы он рано или поздно умер.

Способ убийства не слишком надежный, зато весьма необычный и хитроумный, поскольку отравителю нет необходимости находиться поблизости от жертвы, и тем самым он оберегает себя от подозрений.

Киндаити не мог не подивиться столь дьявольской изобретательности. Человек, бросивший ему такой вызов, был не легким противником.

На следующий день после смерти Вакабаяси к Киндаити в «Трактир Насу» явился посетитель. На карточке, которую принесла служанка, было написано: «Кёдзо Фурудатэ».

Киндаити вздрогнул, узнав это имя, и прищурился. Этот Фурудатэ, должно быть, глава «Юридической конторы Фурудатэ», семейный поверенный клана Инугами, которому было поручено хранить завещание Сахэя Инугами. С нехорошими предчувствиями Киндаити велел служанке немедленно привести его.

Фурудатэ оказался смуглым господином средних лет с несколько суровым лицом. Все время осторожно разглядывая Киндаити своими острыми, проницательными глазами юриста, он тем не менее прибег к самым вежливым выражениям, чтобы представиться и извиниться за неожиданный визит.

Киндаити по привычке энергично почесал в затылке.

— Должен сказать, вчера я был просто потрясен. Но и для вас это, должно быть, сильный удар.

— Да, это так необычно. Все еще не могу поверить, что это правда. Вот и пришел, потому что хочу кое-что узнать в связи с этим.

— Да?

— Мне только что сообщили в полиции, что Вакабаяси намеревался поручить вам расследовать какое-то дело.

— Да, это так. Но его убили прежде, чем он успел рассказать мне, что это за дело, поэтому, к сожалению, я никогда не узнаю, на что он хотел обратить мое внимание.

— У вас, конечно, должны быть какие-то соображения по этому поводу. То есть мне представляется, что он должен был связаться с вами — письмом или каким-либо другим способом.

— Ну да… — Киндаити устремил внимательный взгляд на адвоката. — Господин Фурудатэ, вы ведь поверенный клана Инугами, не так ли?

— Да, это так.

— В таком случае вы заинтересованы в том, чтобы честь этой семьи не пострадала?

— Разумеется.

— По правде говоря, господин Фурудатэ, — Киндаити понизил голос, — я кое-что утаил от полиции, поскольку тоже не желаю повредить репутации этого семейства. Решил, что будет лучше не говорить ничего необязательного. Но — вот письмо, которое я получил от господина Вакабаяси. — Киндаити вынул письмо, передал его Фурудатэ и внимательно вглядывался в его лицо, пока тот читал.

Изумление мелькнуло на лице адвоката. Глубокие морщины прочертили смуглый лоб, и капельки пота выступили на нем. Руки, державшие письмо, задрожали.

— Господин Фурудатэ, вам что-нибудь известно о том, что написано в этом письме?

Оцепеневший от потрясения Фурудатэ вздрогнул, услышав вопрос Киндаити.

— Пожалуй, нет…

— Все это кажется очень странным. То есть, даже если и были какие-то признаки того, что членам семьи Инугами что-то грозит, откуда господин Вакабаяси узнал об этом? Из письма же ясно, что он был в этом совершенно уверен. У вас есть какие-нибудь соображения, почему он был так уверен?

На лице Фурудатэ отразилось чрезвычайное волнение. Он явно что-то знал.

Киндаити подался вперед.

— Господин Фурудатэ, может быть, вы знали, что господин Вакабаяси послал это письмо и попросил меня что-то расследовать?

— Ничего подобного. Хотя теперь я понимаю — в его поведении была какая-то странность. Как будто что-то его беспокоило и он чего-то боялся.

— Боялся?

— Да. Хотя я осознал это только после того, как его убили.

— Чего он мог бояться, как вы думаете?

— Ну, что касается этого… — Фурудатэ, казалось, обсуждал что-то с самим собой. Приняв решение, он продолжил: — На самом деле я пришел затем, чтобы обсудить с вами именно это. Это касается завещания Сахэя Инугами.

— А что с его завещанием?

— Завещание заперто в сейфе в моей конторе. Вчера, после того, что случилось с Вакабаяси, я встревожился и заглянул в сейф. И обнаружил признаки того, что кто-то вскрыл пакет и прочел.

— Кто-то прочел завещание?

Фурудатэ серьезно кивнул. Киндаити спросил, затаив дыхание:

— Значит, если кто-то прочел завещание, это может привести к каким-то проблемам?

— Ну, рано или поздно оно все равно должно быть вскрыто и прочтено. Теперь, когда Киё наконец-то вернулся, оно, разумеется, будет прочитано через несколько дней. Но я всегда опасался, что само завещание станет причиной множества неприятностей.

— В завещании есть что-то необычное?

— Необычайное! — с чувством проговорил Фурудатэ. — Оно не просто необычно — оно иррационально. Я сделал все возможное, чтобы переубедить старика, я говорил ему, что завещание заставит членов его семьи возненавидеть друг друга, — но он был очень упрям.

— Вы можете сообщить мне, что в нем сказано?

— О нет. — Фурудатэ поднял руку. — Это было бы против правил. В соответствии с пожеланием усопшего, содержание завещания ни в коем случае не должно быть раскрыто, пока Киё не вернется домой, в Насу.

— Понимаю. В таком случае не буду на этом настаивать. Но единственные люди, кого интересует его содержание, это члены клана Инугами. Значит, если завещание, предположим, было прочитано, стало быть, вскрыл его один из них…

— Это невозможно. Не представляю себе, каким образом кто-то из Инугами смог бы вскрыть этот сейф. Нет, как я понимаю, кто-то, должно быть, подкупил Вакабаяси. Он мог открыть сейф, поэтому кто-то из семьи Инугами попросил его сделать копию завещания. Потом, когда в доме начали твориться странные вещи, Вакабаяси, вероятно, испугался.

— Что вы подразумеваете под странными вещами?

Фурудатэ внимательно посмотрел в лицо Киндаити.

— Думаю, вы уже кое-что заподозрили. Вчера, например, как я слышал, что-то странное случилось на озере.

Киндаити дернулся.

— Лодка…

— Да. Как я слышал, вы осмотрели лодку.

— Осмотрел. Кто-то пробуравил дырку в днище и заткнул ее чем-то вроде замазки. Значит, эта женщина, Тамаё, упомянута в завещании?

— Да. Она в нем центральная фигура. Судьба наследства Инугами полностью в ее руках. Пока она жива, она одна может решить, кто унаследует семейное состояние.

Воспоминания о вчерашней красавице нахлынули на Киндаити. Какую участь Сахэй Инугами уготовил этой женщине редкостной красоты, этому ослепительному божеству? Мысленным взором Киндаити снова увидел лодку, быстро тонущую в свете послеполуденного солнца, в лодке Тамаё, отчаянно машущую руками — и огромную, призрачную темную руку, угрожающе маячащую позади нее.




ВОЗВРАЩЕНИЕ КИЁ


Первого ноября 194… года. Миновало две недели, как Киндаити прибыл сюда. С самого утра город Насу, приютившийся на берегах озера Насу в округе Синсю, полнился зловещим шепотом. Новость распространилась по всему городу: Киё Инугами, вероятный наследник престола Инугами, который по неизвестным причинам задержался в Токио после репатриации из Юго-Восточной Азии, наконец-то вернулся вчера поздно вечером в Насу со своей матерью Мацуко, которая ездила встречать его.

Благосостояние Насу полностью зависело от судьбы клана Инугами. Если клан процветал, процветал и город. В прошлом убогая приозерная деревня в горной местности, изнуренная плохим климатом и постоянными недородами, Насу стала городом с населением более ста тысяч человек только потому, что клан Инугами с его огромным капиталом когда-то посеял в эту почву свои семена. Семена проросли, всходы потянулись вверх и расцвели, и вся округа тоже расцвела, дав начало теперешнему состоянию Насу.

Среди жителей Насу и его округи не было человека, как непосредственно связанного с деятельностью «Корпорации Инугами», так и не связанного с нею, которому само ее присутствие так или иначе не шло бы на пользу. Тем или иным способом все кормились крохами со стола предприятий клана, так что Инугами воистину были настоящими хозяевами Насу.

И неудивительно, что добрые люди в Насу чрезвычайно интересовались семейством Инугами. Можно сказать без всякого преувеличения, что после ухода старого Сахэя судьба клана стала заботой всех и каждого, живущего в этой местности. Судьба же клана Инугами была в руках единственного сына Мацуко, Киё, чье возвращение — и это было известно всем — наконец позволит обнародовать завещание Сахэя. Поэтому все ждали репатриации Киё с не меньшим — нет, наверное, с еще большим — нетерпением, чем члены семьи Инугами.

Наконец прошел слух, что Киё вернулся в Японию. Весть о том, что он прибыл в Хакату, разнеслась по городу, как электрический ток по проводам. Город ждал того, кто, похоже, станет его господином и хозяином, и все надеялись, что он без промедления появится в Насу.

Однако, вопреки ожиданиям, Киё не спешил домой. Он и его мать Мацуко, которая отправилась встречать его в Хакате, остановились в своем особняке в Токио, и не было никаких признаков того, что они собираются покинуть его. Два дня задержки — это народ Насу еще мог понять, но прошла неделя, потом десять дней, и люди встревожились.

Почему Киё не едет домой? Почему он не примчался сразу и не потребовал, чтобы завещание его деда было вскрыто? Его мать Мацуко лучше всех остальных сознавала, насколько вся ситуация зависит от ее сына.

Может быть, предположил кто-то, Киё был болен и поправляет здоровье в токийском доме? Нет, возражали другие, как это может быть? Сельский воздух Насу для здоровья куда полезней токийского. Кроме того, если у него хватило сил проделать путь из далекой Хакаты до Токио, то проехать еще немного до Насу не составило бы труда. Такие богатеи, как Инугами, если им трудно добраться по железной дороге, всегда могут нанять машину. Что же касается врачей, у семьи хватило бы средств, чтобы пригласить в Насу самых лучших из Токио. Кроме того, Киё никогда, даже в детстве, не нравилось жить в большом городе. Он всем сердцем любил окрестности озера Насу — их природу, климат и людей — и был сильно привязан к приозерной вилле, где родился. Если долгая война и пребывание в плену истощили и разрушили его здоровье, разве есть лучшее место, где он мог бы отдохнуть и восстановиться, чем родной дом у озера Насу? Значит, говорили люди, продолжительное пребывание Киё и Мацуко в Токио трудно объяснить болезнью.

В конце концов никому не удалось найти внятного ответа на вопрос, что задержало мать и сына в Токио. И с какой стати Киё и Мацуко так мучают остальных членов семьи и жителей Насу?

Если таковы были чувства горожан, нетрудно вообразить, какое нетерпение испытывали родственники. Отправившись в Хакату встречать сына, Мацуко телеграфировала двум своим единокровным сестрам через их мужей, чтобы те ждали ее и Киё в Насу. Такэко, Умэко и их семьи бросились в Насу соответственно из Токио и Кобэ и с раздражением день за днем ждали возвращения Мацуко и Киё.

Невозможно было понять, почему Мацуко и Киё, не распаковав вещи в своем токийском особняке, оставались там, вне досягаемости, более двух недель. Когда семья посылала им послания, прося их ускорить возвращение, они отвечали телеграммами, что выезжают сегодня, потом завтра, но на деле не было даже намека на то, что они намерены двинуться с места.

Недоумение возросло, когда Такэко и Умэко, будучи больше не в состоянии пребывать в подвешенном состоянии, тайком наняли детектива, поручив ему проследить за передвижениями матери и сына, а тот доложил, что совершенно ничего не может сообщить: Мацуко и Киё живут уединенно в своем городском доме и нигде не показываются. Их сидение в Токио вызывало все большие подозрения и вместе с убийством Вакабаяси бросало мрачную тень на весь город Насу.

Утром 1 ноября Киндаити заспался и только что — а было уже одиннадцать — завершил поздний завтрак. Он вытащил кресло на балкон, выходящий на озеро, и рассеянно ковырял в зубах зубочисткой, когда к нему явился совершенно нежданный гость, поверенный клана Инугами, Кёдзо Фурудатэ.

— Ну-ну, здравствуйте! Вот уж не ждал, что зайдете сегодня, — приветствовал его Киндаити с присущей ему вежливой усмешкой.

Фурудатэ, как всегда, выглядел озабоченным и строгим.

— Что вы имеете в виду?

— Что? Да просто я слышал, что он приехал. Если это так, то, по моему разумению, Инугами должны были бы немедленно организовать оглашение завещания и заставить вас носиться взад-вперед с вытаращенными глазами.

— О, значит, новость уже дошла до вас?

— Конечно. Городок такой маленький. И потом, клан Инугами здесь — единственный господин и хозяин. Вести о том, что происходит в этой семье важного или пустякового, распространяются по городу, как пожар. Служанка пришла сегодня, как только я проснулся, и выкрикнула: «Экстренный выпуск! Последние новости!» — объяснил он и весело рассмеялся. — Ах, где моя вежливость? Прошу вас, садитесь.

Фурудатэ слегка кивнул головой, но остался стоять, глядя с балкона на виллу Инугами. Потом, вздрогнув и подняв плечи, бесшумно уселся напротив Киндаити.

Киндаити заметил, что Фурудатэ одет в утренний костюм и под мышкой у него большой портфель. Осторожно положив портфель на плетеный чайный столик, адвокат некоторое время сидел молча. Киндаити тоже молчал, поглядывая на него. Но в конце концов, усмехнувшись и почесав голову, спросил:

— Что случилось? Вы, кажется, совершенно погружены в собственные мысли. Куда вы так приоделись?

— Ну, — Фурудатэ кашлянул, словно внезапно вернулся к реальности, — говоря по правде, я собираюсь отправиться на виллу Инугами. Но мне вдруг очень захотелось повидаться перед этим с вами.

— Могу вам быть чем-нибудь полезен?

— Нет, мне, собственно, не о чем просить вас, однако… — промямлил Фурудатэ. Но тут же, словно рассердившись на себя, продолжил более уверенно: — Разумеется, нет нужды объяснять вам, с какой целью меня вызвали сегодня на виллу Инугами. Вы сами только что сказали — читать завещание Сахэя. Так что мой единственный долг — пойти прямо туда и прочесть завещание перед собравшейся семьей. На этом моя работа завершится. И у меня не должно быть совершенно никаких сомнений. Откуда же во мне такая неуверенность? Почему я в такой нерешительности? И почему я пришел сюда к вам с такими глупостями? Не понимаю. Я уже и самого себя больше не понимаю.

Киндаити, ошарашенно глядя на адвоката, с шумом перевел дыхание и сказал:

— Господин Фурудатэ, вы устали. Я уверен, все это от усталости. Вам действительно следует поберечь себя. Однако, — тут глаза его проказливо блеснули, — на вопрос, почему вы здесь оказались, я могу ответить. Потому что — сознаете вы это сами или нет — вы потихоньку начинаете доверять мне.

Фурудатэ поднял брови и сердито посмотрел на Киндаити, но вскоре заставил себя криво улыбнуться.

— Знаете, вы, возможно, и правы. Пожалуй, господин Киндаити, я должен перед вами извиниться.

— Извиниться?

— Говоря по правде, я попросил знакомого коллегу-адвоката из Токио навести о вас справки и сообщить мне.

Услышав это, Киндаити удивленно округлил глаза. Некоторое время он сидел, раскрыв рот, а потом разразился громким хохотом.

— Л-ладно, ладно! Известный с-следователь оказывается под следствием! Нет, нет, вам не нужно извиняться, господин Фурудатэ. Право же, вы преподали мне хороший урок. Понимаете, сам за собой я этого как-то не замечал, но, очевидно, во мне много тщеславия — мне казалось, что все в Японии должны знать имя Коскэ Киндаити. Хе! — усмехнулся он. — Нет, нет, я, конечно, шучу. Но все равно, что рассказал вам ваш друг?

— Ну, по правде говоря, — Фурудатэ поерзал в кресле, словно оно стало неудобным, — он дал вам безоговорочно благоприятную характеристику. Он уверил меня, что я могу доверять вам полностью и в профессиональном отношении, и лично. — Говоря это, адвокат все же не смог стереть со своего лица выражение сомнения.

— Благодарю вас. Для меня услышать от вас такие слова — большая честь. — И как всегда, когда что-то восхищало его, Киндаити остервенело взъерошил непокорную копну волос. — Так вот почему вы зашли ко мне перед встречей с семьей, с которой вы не знаете, как управиться.

— Да, можно сказать и так. Я уже говорил вам, мне не нравится это завещание. Мне не следовало бы делать никаких замечаний, положительных или отрицательных, о волеизъявлении клиента, но это завещание просто слишком невероятно. Оно вовлечет членов клана Инугами в водоворот междоусобицы. Какая буря поднимется после его прочтения! Смутное предчувствие беды живет во мне с той поры, как меня впервые попросили подготовить это завещание. Потом убийство Вакабаяси. А теперь, когда дело все еще не улажено, возвращается Киё — что само по себе вовсе не плохо. Обрадует ли возвращение Киё его родственников из клана Инугами или нет, это, конечно, большая удача, что человек, который так долго страдал за морями, наконец вернулся домой. Однако почему Киё вернулся тайком, избегая всех? Почему ему так не хочется, чтобы люди видели его лицо? Вот отчего мне не по себе.

Киндаити внимательно слушал взволнованную речь Фурудатэ, но на этом месте вдруг поднял брови.

— Киё не хочет, чтобы его видели?

— Это так.

— Он не хочет, чтобы видели его лицо?

— Это так, господин Киндаити. Разве вы еще не знаете об этом?

Киндаити, бессмысленно уставясь на собеседника, покачал головой. Тот, подавшись вперед, наклонился над чайным столиком.

— Честно говоря, я сам услышал об этом от одного из слуг Инугами. Мацуко и Киё вернулись в поместье вчера ночью — неожиданно и никого не предупредив. Они, должно быть, приехали из Токио на последнем поезде. Было очень поздно, когда зазвонил звонок, и мальчик-привратник пошел открыть ворота, удивляясь, кто бы это мог явиться в такой час. И еще больше удивился, увидев Мацуко. Следом за ней в ворота вошел какой-то мужчина, подняв воротник пальто, и голова у этого мужчины, сказал мальчик, была полностью покрыта чем-то вроде черного капюшона.

Глаза Киндаити широко раскрылись. Он слушал рассказ адвоката и чувствовал, как кровь леденеет у него в жилах.

— Капюшона?

— Да. Мальчик застыл, оторопев, а Мацуко сказала только: «Это Киё», и быстро провела сына через вестибюль в свои личные покои. Конечно, остальные члены семьи узнали от привратника, что случилось, и пришли в страшное волнение. Это и понятно, Такэко, Умэко и их семьи просидели на вилле столько дней и с таким нетерпением ждали приезда этой пары. Они немедленно бросились в комнату Мацуко, которая расположена в дальнем флигеле дома, но она не разрешила им видеть Киё, сказав, что и она и Киё устали и поговорят с ними утром. Это было вчера ночью, но лица Киё еще никто не видел. Только один человек, служанка, видела, как кто-то, кого она приняла за Киё, выходит из ванной, но даже тогда на голове у него был черный капюшон. Очевидно, в этом капюшоне есть два отверстия для глаз, и увидев, как они сверкают, служанка так испугалась, что едва не упала в обморок.

Необычайный восторг охватил Киндаити. Что-то происходит: необъяснимая задержка Мацуко и Киё в Токио, Киё, прячущий лицо. Он чуял, что-то здесь не так, что-то ненормально. И чем сильнее становился противоестественный душок, тем больше возбуждался профессиональный аппетит Киндаити.

Киндаити восторженно почесал голову.

— Но, господин Фурудатэ, Киё не может прятать лицо вечно. Рано или поздно ему придется снять свой капюшон и доказать, что он действительно Киё Инугами.

— Конечно. Вот хоть сегодня, к примеру. Я не могу прочесть завещание, пока не удостоверюсь, что человек, прибывший сюда, действительно Киё. Поэтому я собираюсь настоять на том, чтобы он снял свой капюшон. Но когда я воображаю, что мы можем увидеть под ним, меня, знаете ли, начинает подташнивать.

Киндаити некоторое время хмурился, обдумывая ситуацию, потом сказал:

— Однако может оказаться, что беспокоиться вообще-то и незачем. Я хочу сказать, он ведь воевал, и его лицо может быть в шрамах, или что-то вроде этого. — Неожиданно он наклонился над чайным столиком. — Но перейдем к господину Вакабаяси. Вы узнали, кому он выдал содержание завещания?

— Еще нет. Полиция, кажется, тщательно изучила его дневник и тому подобное, однако ничего такого пока не обнаружила.

— Но кто из семьи Инугами был с ним в самых тесных отношениях? Другими словами, кто из них имел наилучшую возможность подкупить его?

— Ни малейшего понятия не имею, — признался Фурудатэ, нахмурив лоб. — Все члены клана оставались в Насу некоторое время после смерти старого Сахэя, и с тех пор они собирались несколько раз на поминальные службы. Так что возможность подкупить Вакабаяси была у всякого, кто этого хотел.

— Но даже господин Вакабаяси не мог продаться кому угодно. Нет ли среди них кого-то особенного, кого-то, ради кого он мог бы свернуть с пути истинного?

Вопрос был непредумышленный, но Фурудатэ словно громом поразило, у него перехватило дыхание. Некоторое время он сидел, вперив взгляд в пространство, но в конце концов вынул носовой платок и принялся нервно вытирать шею, говоря:

— Нет, нет. Этого не может быть. В конце концов, именно ей с тех пор несколько раз грозила опасность.

Пришла очередь удивиться Киндаити. Он уставился на Фурудатэ, затаив дыхание. Потом прошептал хрипло:

— Г-господин Фурудатэ, вы имеете в виду эту женщину, Тамаё?

— Ну да. Из дневника Вакабаяси ясно, что он был тайно влюблен в нее. Я уверен, он сделал бы все, о чем она ни попросила бы.

— Кажется, господин Вакабаяси побывал в доме Инугами как раз перед тем, как прийти сюда на встречу со мной. Он виделся с Тамаё в тот раз?

— Об этом я ничего не знаю, но если даже и так… такая красивая женщина, как она? Дать ему сигарету с ядом? Нет, не могу в это поверить… — Фурудатэ запнулся и вытер вспотевший лоб. — И потом, тогда в доме собрался весь клан Инугами — кроме Мацуко, конечно, которая была в Токио.

— Господин Фурудатэ, кто этот человек, которого зовут Макака? Он, кажется, крайне предан Тамаё.

— А, этот. Это… — Фурудатэ поспешно взглянул на часы и сказал: — Уже столько времени! Господин Киндаити, мне жаль, но я должен идти. Меня ждут на вилле.

— Господин Фурудатэ, — окликнул Киндаити адвоката, побежав за ним, когда тот, прихватив портфель, бросился из комнаты. — Вы сможете сказать мне о содержании завещания после того, как прочтете его на вилле Инугами?

Фурудатэ резко остановился, вздрогнув, и оглянулся на Киндаити.

— Разумеется. С этим не будет никаких проблем. Я зайду на обратном пути и сообщу вам.

С этими прощальными словами Фурудатэ, держа портфель под мышкой, быстро спустился по лестнице, словно от чего-то убегая. В этот момент Киндаити даже не подозревал, что получит возможность узнать о содержании завещания гораздо раньше.




ТРИ ФАМИЛЬНЫЕ РЕЛИКВИИ


Фурудатэ ушел, а Киндаити, внешне невозмутимый, продолжал сидеть на балконе, откинувшись на спинку плетеного кресла. В этом горном районе была уже глубокая осень, и приятный ветерок веял, скользя над лазурно-зеленой поверхностью озера. Был самый полдень, и там, за дорогой, осеннее солнце сверкало на цветных стеклах виллы Инугами в европейском стиле. Мирный пейзаж, мгновение, запечатленное на гравюре. И все же, глядя на огромное здание над озером, Киндаити не мог не почувствовать, как по спине у него пробежал холодок.

В этот самый момент завещание Сахэя — завещание, содержание которого, по словам Фурудатэ, было чревато взрывом — вот-вот будет вскрыто. Что случится внутри этого элегантного дома, когда станет известна последняя воля Сахэя?

Киндаити снова взялся за «Биографию Сахэй Инугами». Он просидел так около часа, наугад листая страницы книги, как вдруг со стороны озера послышался чей-то голос, и Киндаити удивленно поднял голову. Одинокая лодка причалила к гостиничному пирсу, а в ней, маша рукой, стоял человек, которого звали Макакой. Киндаити нахмурился и перегнулся через балкон, потому что Макака, казалось, делал ему какие-то знаки.

— Вы зовете меня?

Макака усиленно закивал головой. Со странным предчувствием дурного Киндаити скатился по гостиничной лестнице к причалу.

— Что такое?

— Господин Фурудатэ велел мне привести вас, — ответил Макака в своей обычной отрывистой манере.

— Господин Фурудатэ? Что-нибудь случилось у Инугами?

— Вот уж не знаю. Он сказал, что сейчас будет читать завещание и желает, чтобы вы пришли, если вам охота.

— Понятно. Одну минуту. Подождите меня здесь, ладно?

Поспешив обратно в свою комнату, Киндаити сменил гостиничную одежду на собственное кимоно и штаны хакама. Как только он вернулся и сел в лодку, Макака ударил веслами.

— Макака, а членам семьи известно о моем приходе?

— Ага, это было приказание госпожи.

— Госпожи? Вы имеете в виду госпожу Мацуко, которая вернулась вчера ночью?

— Верно.

Фурудатэ, наверное, обратился к Мацуко, сославшись на то, что случилось с Вакабаяси в ее отсутствие, да и на свои собственные тревожные предчувствия, и предложил ей пригласить Киндаити на всякий случай, чтобы предотвратить возможные дурные последствия оглашения завещания.

Сердце у Киндаити забилось. Одному он был рад — неожиданной возможности так скоро познакомиться с кланом Инугами.

— Макака, хорошо ли себя чувствовала барышня Тамаё после происшествия с лодкой?

— Ага, спасибо вам.

— Кстати, о лодке — все Инугами плавают по озеру на этой лодке?

— Не-а, это лодка барышни. Только она пользуется вот этой самой лодкой.

Ответ Макаки встревожил Киндаити. Если этой лодкой пользуется исключительно Тамаё, тогда нет сомнений, что человек, просверливший дырку в ней, посягал на ее, и только ее, жизнь.

— Макака, вы сказали на днях что-то удивительное, будто с барышней Тамаё за последнее время произошло несколько несчастных случаев.

— Ага.

— С какого времени начали происходить эти несчастные случаи?

— С какого? Ну, наверное, где-то с конца весны.

— Сразу же после смерти господина Инугами?

— Ага.

— Кто бы это мог играть с ней такие шутки? У вас есть какие-нибудь предположения, Макака?

— Если бы я знал, — глаза у Макаки сверкнули, — уж я бы постарался, они бы от меня не ушли.

— В каких именно отношениях вы состоите с барышней Тамаё?

— Это моя дорогая, бесценная барышня. Господин Инугами велел мне охранять ее всю мою жизнь, — гордо заявил Макака, обнажив зубы в свирепой усмешке.

При взгляде на могучую, словно каменную, грудь и мощные руки этого противного великана, Киндаити стало не по себе. Без сомнения, Макака охраняет Тамаё, как верный пес, и если кто-то попытается повредить хоть волос на ее голове, он бросится на преступника и сломает ему шею.

— Кстати, Макака, я слышал, вчера ночью вернулся Киё?

— Ага. — Макака снова стал неразговорчив.

— Вы его видели?

— Не-а, его никто не видел.

— А что, Киё… — но задать следующий вопрос Киндаити не успел — лодка миновала ворота канала и скользнула в лодочный сарай поместья Инугами.

Обширный сад, в котором Киндаити оказался, выйдя из лодочного сарая, поразил его изобилием крупноцветных хризантем, растущих в горшках по всему саду. Киндаити не был тонким знатоком садового искусства, однако и он не мог не подивиться этим великолепным растениям в самом их расцвете. В углу сада была целая грядка хризантем, прикрытая от заморозков решетчатым бумажным экраном.

— Какое великолепие! Чья это работа?

— За ними ухаживаю я. Хризантемы — одна из семейных реликвий Инугами.

— Реликвий? — переспросил Киндаити, но Макака, не отвечая, поспешил дальше и провел его в вестибюль особняка.

— Здесь гость! — крикнул Макака, и откуда-то из глубин дома мгновенно появилась служанка.

— Прошу вас, входите. Вас ждут.

Она повела Киндаити по длинному-длинному коридору, который, казалось, никогда не кончится, потом дальше по лабиринту других коридоров с входами в бесчисленные комнаты, устланные татами. Но ни в одной из них не было ни души — дом как будто замер в напряженном ожидании, и было в нем тихо, как на кладбище.

Служанка наконец дошла до комнаты, где собрался клан Инугами.

— Ваш гость прибыл, — сказала она, став на колени и коснувшись руками пола, потом выскользнула за дверь.

Киндаити почувствовал, что все глаза разом устремились на него. Фурудатэ поблагодарил его взглядом и сказал:

— Благодарю вас, что пришли. Пожалуйста, садитесь вот здесь. Надеюсь, вы не возражаете против того, чтобы сидеть в задней части комнаты.

Когда Киндаити слегка поклонился и сел, Фурудатэ продолжал:

— Господа, это господин Коскэ Киндаити, о котором я только что вам рассказывал.

Каждый из Инугами приветствовал Киндаити легким кивком головы. Киндаити подождал, пока взгляды присутствующих вновь не обратились к адвокату, после чего не торопясь оглядел комнату.

Это было обширное помещение, составленное из двух в двенадцать циновок комнат, перегородки между которыми были сняты. На простом деревянном алтаре в главной части комнаты стояла фотография покойного Сахэя Инугами, украшенная крупными хризантемами. Перед алтарем сидели трое молодых мужчин в официальных черных кимоно. При взгляде на одного из них, занимавшего почетное место, сердце Киндаити смятенно забилось, — голова его была покрыта черным капюшоном с двумя прорезями для глаз. Человек этот сидел понурившись и глядя в пол, так что Киндаити ничего не удалось разглядеть за этими отверстиями. Это, должно быть, только что вернувшийся Киё.

Лица двух молодых мужчин, сидевших рядом с Киё — Такэ, сына второй дочери Сахэя, Такэко, и Томо, единственного ребенка третьей дочери, Умэко, — были знакомы Киндаити по фотографиям в «Биографии». Такэ — плотный квадратный мужчина, Томо — стройнее и, кажется, деликатного телосложения. Всем своим непроницаемым надменным видом Такэ демонстрировал презрение к миру, а глаза Томо, хитрые и лживые, бегали туда-сюда. Эти два человека были полной противоположностью друг другу.

Несколько в отдалении от трех этих мужчин сидела изящная хрупкая Тамаё. Спокойствие и сдержанность, казалось, еще больше подчеркивали ее красоту. В отличие от того дня, она была одета в черное, и только у шеи выглядывал белый кусочек нижнего кимоно. Она казалась старше, но теперь ее красота стала более одухотворенной.

Фурудатэ сидел немного в стороне от Тамаё. Лицом к Тамаё сидели по порядку: Мацуко, Такэко и ее муж Тораноскэ; их дочь Саёко; Умэко и ее муж Кокити.

Саёко тоже была весьма привлекательной особой и вполне могла бы сойти за красавицу, если бы в этой же комнате не было Тамаё. Рядом с редкой красотой Тамаё внешность Саёко страшно проигрывала. Сама Саёко, видимо, сознавала это, потому что взгляды, которые она бросала на Тамаё, были исполнены угрожающей враждебности. Ее красота скрывала шипы.

Фурудатэ, слегка кашлянув, взял толстый конверт, лежавший у него на коленях.

— Сейчас я прочту последнюю волю и завещание господина Сахэя Инугами. Но перед этим мне хотелось бы обратиться с просьбой к госпоже Мацуко.

Мацуко молча смотрела на Фурудатэ. Это была женщина пятидесяти лет, которая, казалось, привыкла сама выбирать свой путь.

— Как вам известно, — продолжал Фурудатэ, — я уполномочен открыть и прочесть это завещание только после того, как господин Киё будет репатриирован и все члены семьи соберутся вместе.

— Это мне известно. Вот он, Киё, как видите.

— Но… — проговорил адвокат несколько неуверенно, — я не могу сказать, на самом ли деле это… Конечно, я не сомневаюсь в ваших словах, но если бы я мог увидеть его лицо…

Глаза Мацуко сверкнули яростью.

— Что? Вы полагаете, господин Фурудатэ, что Киё — самозванец? — Голос у нее был глубокий и хриплый, и в нем скрывалась злоба.

— Нет-нет. Я не это имел в виду. А как все остальные? Вы будете возражать, если мы так это и оставим?

— Конечно, будем, — мгновенно вмешалась Такэко.

В противоположность своей старшей единокровной сестре Мацуко, обладавшей тонким, но, казалось, крепким, как бамбук, телосложением, Такэко, низкорослая и тяжелая, с двойным подбородком, похожа была на кочку и казалась очень энергичной. При этом в ней не было ни капли добросердечия, которое так характерно для полных женщин. Она полнилась злобой так же, как ее сестра.

— Умэко, а как ты полагаешь? Тебе не кажется, что Киё должен снять капюшон и показать нам лицо?

— Разумеется, — без колебаний ответила Умэко. Из трех сестер она была самой привлекательной, но злобности и в ней хватало.

Муж Такэко Тораноскэ и муж Умэко Кокити выразили свое согласие. Тораноскэ, приземистый человек пятидесяти с чем-то лет с цветущим лицом, выглядел надменным и взгляд имел грозный. Очевидно, что Такэ унаследовал свое тело и манеру держаться от отца. По сравнению с Тораноскэ муж Умэко Кокити был гораздо субтильней и бледней и на вид казался помягче, однако беспокойные глаза, такие же, как у его сына, свидетельствовали о том, что в мыслях его угнездилось зло. Легкая улыбка никогда не покидала его губ.

На мгновение в комнате стало тихо, потом Мацуко внезапно закричала:

— Киё, сними свой капюшон — пусть они видят!

Голова в капюшоне дернулась. Потом, после долгих колебаний, дрожащая правая рука Киё поднялась и стала приподнимать капюшон. Да, это было лицо Киё — Киндаити помнил его по фотографии в «Биографии», — но какое необычное лицо! С застывшими чертами, совершенно неподвижными. Это лицо было — если воспользоваться мрачным сравнением — лицом мертвеца. Лицо безжизненное, лишенное человеческого тепла.

Саёко вскрикнула, и комнату охватило смятение, а истерический голос Мацуко, неистовый от ярости, взвился над шумом:

— Киё получил ужасную рану, поэтому я велела сделать для него эту маску. Вот почему мы оставались в Токио так долго. Я велела сделать маску, которая выглядела бы точно так, как бывшее лицо Киё. Киё, приподними маску — пусть видят!

Киё коснулся подбородка дрожащей рукой и начал стягивать маску вверх с подбородка, словно сдирал с лица кожу. Саёко снова резко вскрикнула. Киндаити не мог унять дрожь в коленях. И желудок словно наполнился свинцом.

Из-под искусно сделанной гуттаперчевой маски появились челюсть и губы, казавшиеся в точности такими же, как на маске. Они выглядели совершенно обычными. Однако, когда Киё поднял маску выше, Саёко вскрикнула в третий раз.

У Киё отсутствовал нос. На месте носа была мягкая красновато-черная масса плоти, которая выглядела так, как огромный лопнувший нарыв.

— Киё, этого достаточно! Надень маску!

Киё вновь натянул маску, и все почувствовали, что видели достаточно. Еще немного, и от созерцания этой отвратительной, бесформенной массы плоти их просто вырвало бы.

— Итак, господин Фурудатэ, вы удовлетворены? Не может быть сомнений, что это Киё. Его лицо, возможно, несколько изменилось, но я его мать и гарантирую: это мой сын Киё. Так что, пожалуйста, поторопитесь и вскройте завещание.

Фурудатэ сидел в полном ошеломлении, у него перехватило дыхание, но слова Мацуко вдруг вернули его к реальности, он огляделся. Никто больше не осмеливался возражать. Потрясенные Такэко, Умэко и их мужья, утратив самообладание, забыли о своей обычной мелочности.

— Что ж… — Фурудатэ дрожащими руками вскрыл заветный конверт. Низким, но звучным голосом он начал читать завещание:

— «Я, Сахэй Инугами, сим объявляю, что это моя последняя воля и завещание.

Статья первая. Я отдаю и завещаю три реликвии клана Инугами — топор, цитру и хризантемы, — которые символизируют право на всю мою собственность и все деловые предприятия, которыми я владею, Тамаё Нономия на условиях, изложенных ниже».

Краска сбежала с прекрасного лица Тамаё. Остальные тоже побледнели, и их полные ненависти взгляды пронзали Тамаё, как зажженные стрелы.

Однако Фурудатэ, не обращая на это внимания, продолжал:

— «Статья вторая. Тамаё Нономия должна выйти замуж за одного из моих внуков, Киё Инугами, Такэ Инугами или Томо Инугами. Выбор принадлежит ей. В случае, если она откажется выйти замуж за кого-либо из них и предпочтет выйти за другого, она утратит свое право унаследовать топор, цитру и хризантемы».

Другими словами, вся собственность и все дело Инугами достанутся тому из трех внуков Инугами — Киё, Такэ или Томо, — кто завоюет любовь Тамаё. Киндаити охватило непонятное волнение, но завещание таило в себе еще более удивительные вещи.




ЗАВЕЩАНИЕ, ЧРЕВАТОЕ КРОВЬЮ


Дрожащим голосом Фурудатэ продолжал читать:

— «Статья третья. Тамаё Нономия должна избрать в мужья либо Киё Инугами, либо Такэ Инугами, либо Томо Инугами в течение трех месяцев со дня оглашения этого завещания. В случае, если тот, кого она изберет, откажется жениться на ней, он потеряет все права на мое состояние. Стало быть, если Киё, Такэ и Томо все откажутся жениться на Тамаё или все трое умрут раньше нее, Тамаё будет освобождена от условия, изложенного в статье второй, и будет вольна выйти за любого, за кого пожелает».

Атмосфера в комнате все больше накалялась. Тамаё, белая как простыня, низко опустила голову, но дрожащие плечи выдавали ее крайнее напряжение. Взгляды, бросаемые в ее сторону, становились все более откровенными и злобными. Если бы взглядом можно было убить, Тамаё умерла бы на месте.

В этой густой грозной атмосфере дрожащий, но звучный голос Фурудатэ продолжал чтение, точно выводил песнь, вызывающую злых духов из глубин преисподней.

— «Статья четвертая. В случае, если Тамаё Нономия лишится права унаследовать топор, цитру и хризантемы или если она умрет до или в течение трех месяцев после дня оглашения этого завещания, все деловые предприятия, которыми я владею, должны перейти к Киё Инугами. Такэ Инугами и Томо Инугами будут помогать Киё в управлении делами на тех же должностях, которые ныне занимают их отцы. Остальная часть моего состояния должна быть разделена Фондом Инугами поровну на пять частей, с тем чтобы по одной части было отдано Киё, Такэ и Томо, а две оставшиеся части были отданы Сизуме Аонума, сыну Кикуно Аонума. При этом каждый, получивший долю в моем наследстве, должен внести двадцать процентов этой доли в Фонд Инугами».

Сизума Аонума, сын Кикуно Аонума? Киндаити скривился — еще два новых имени. Но его удивление нельзя было сравнить с потрясением, испытанным остальными, для кого новость оказалась сокрушительной. Все побледнели, едва Фурудатэ произнес эти имена. Но сильней всего это ударило по Мацуко, Такэко и Умэко, у которых был такой пришибленный вид, будто на них обрушилась сила, способная в своей ярости свалить их с ног в самом буквальном смысле.

Но через некоторое время они обменялись взглядами, в которых читалась ненависть — ненависть, не уступающая той, что закипела в них, когда они узнали, что все наследует Тамаё.

Кто этот Сизума Аонума? Киндаити многажды и самым внимательным образом прочел «Биографию Сахэя Инугами», но ни разу не встретил этого имени. Сизума, сын Кикуно Аонума, — чем таким он был связан с Сахэем, что удостоился столь баснословной щедрости? И еще, почему Мацуко, Такэко и Умэко загорелись ненавистью, услышав это имя? Просто ли их разъярило, что кто-то посягает на часть богатства их сыновей? Нет, Киндаити был уверен, что этому есть более глубокая причина.

Киндаити сидел и рассматривал лица клана Инугами со смесью сильнейшего интереса и любопытства, а Фурудатэ тем временем откашлялся и продолжил чтение завещания:

— «Статья пятая. Фонд Инугами сделает все возможное, чтобы обнаружить Сизуму Аонума в течение трех месяцев со дня оглашения этого завещания. Если окажется невозможным обнаружить его за это время или если поиски подтвердят его смерть, вся доля моего состояния, которую он должен был бы получить, будет пожертвована Фонду Инугами. Если Сизума Аонума не будет найден живым в пределах Японии, но при этом обнаружится вероятность, что он живет за границей, указанная сумма должна храниться Фондом Инугами в течение трех лет со дня оглашения этого завещания. В случае, если Сизума Аонума вернется в Японию в течение этого времени, его доля будет передана ему; если же он не вернется, его доля перейдет Фонду Инугами».

В комнате все стихло; это была опасная немота. От злобы, которой была напоена эта мертвая тишина, кровь застыла в жилах Киндаити.

После паузы Фурудатэ продолжил:

— «Статья шестая. Если Тамаё Нономия утратит право унаследовать топор, цитру и хризантемы, или если она умрет раньше или в течение трех месяцев с даты оглашения этого завещания, и если Киё, Такэ или Томо также умрут, вся моя собственность и все предприятия, которыми я владею, должны управляться следующим образом.

Первое. Если Киё умрет, все предприятия, которыми я владею, должны перейти к Такэ и Томо на равных правах. Они будут обладать равной властью вести дела и согласовывать усилия для дальнейшего их развития. Доля оставшегося моего состояния, которая должна перейти к Киё, перейдет к Сизуме Аонума.

Второе. Если или Такэ, или Томо умрут, освободившаяся доля также перейдет к Сизуме Аонума. Если же все трое моих внуков умрут, доля, которую должны были получить покойные, перейдет к Сизуме Аонума. Эта доля будет управляться, как обозначено в статье пятой, в зависимости от того, жив или умер Сизума. Однако если Киё, Такэ и Томо все умрут, обе части моего состояния и все предприятия, которыми я владею, перейдут к Сизуме Аонума вместе с тремя реликвиями, то есть топором, цитрой и хризантемами».

Завещание Сахэя в действительности намного длиннее, точно трактат, исследующий все возможные комбинации смерти и выживания пятерых людей, названных в завещании — Тамаё, трех двоюродных братьев — Киё, Такэ и Томо и человека по имени Сизума Аонума. Опущу дальнейшие повторения, потому что это слишком утомительно и отвлекает от сути. Удовлетворимся главным — почти абсолютное преимущество положения Тамаё сразу же поняли все.

Совершенно невероятно, чтобы Тамаё, в расцвете лет и здоровая, могла умереть в течение ближайших трех месяцев. А в результате — только ей предстоит решить, кто именно унаследует все состояние и дела Инугами. Другими словами, судьбы Киё, Такэ и Томо зависели от ее решения.

Кроме власти, данной Тамаё, другая примечательная сторона завещания была связана с именем Сизума Аонума, потому что всякому, внимательно изучившему завещание, стало бы ясно, что он занимает второе место после Тамаё. Киё, Такэ и Томо могут получить часть дедова наследства независимо от Тамаё только при условии, что она утратит свои права или умрет; но если это случится, в игру тут же вступит этот самый Сизума.

Конечно, он не сможет принимать участия в делах Инугами, но при разделе состояния его доля будет в два раза больше, чем доля каждого из троих. Больше того, если Сизума умрет, Киё и оба его кузена ничего не выиграют, зато, если случится противоположное, то есть если либо Киё, Такэ или Томо умрут, доля каждого из умерших перейдет прямиком в карман Сизуме. И того больше — если Тамаё и все три кузена умрут, тогда все — все состояние Инугами и все его предприятия — перейдут к этому таинственному человеку по имени Сизума Аонума.

Короче говоря, в соответствии с условиями завещания, все состояние Сахэя и его предприятия будут сперва под контролем Тамаё, а потом — если до этого дойдет — могут полностью перейти Сизуме. По этой схеме получалось, что ни Киё, ни Такэ, ни Томо не имели ни малейшей возможности получить в единоличное владение собственность и предприятия клана Инугами. Даже если один из них выживет, а все остальные, включая Тамаё и Сизуму, умрут, он все равно не получит все состояние семьи, поскольку доля Сизумы будет отдана Фонду Инугами.

Какое странное завещание! Злое проклятье, а не завещание! Теперь Киндаити понял, почему Фурудатэ боялся, как бы оно не вовлекло членов клана в распрю, в семейную междоусобицу.

В здравом ли уме Сахэй писал это завещание? Если да, то почему он так холоден к своим кровным внукам и при этом так добр к Тамаё, даже если она и потомок почитаемого им благодетеля, да и к этому незнакомцу Сизуме Аонума тоже? Нет, не только к трем внукам Сахэй выказал пренебрежение завещанием: с их матерями и отцами он посчитался еще меньше — по сути, полностью обошел их. Мацуко, Такэко и Умэко — родные дочери Сахэя остались совершенно ни с чем.

Всем известно, что при жизни Сахэй не благоволил к своим дочерям, но чтобы его неблаговоление достигло такой степени… Киндаити, охваченный неописуемым ужасом, сидел и вглядывался в их лица.

Мертвая, противоестественная маска не позволяла Киндаити увидеть лицо Киё, но сила потрясения, которое тот испытал, очевидна: плечи дрожат, руки, лежащие на коленях, дико, как в лихорадке, дергаются и пот начал просачиваться из-под его маски, стекая по подбородку на шею.

Квадратный Такэ уставился в одну точку на полу, широко раскрыв изумленные глаза. Даже этот надменный кичливый человек, похоже, ошеломлен необычным завещанием своего деда. Лицо его тоже мокро от пота.

Томо, хитрец и лицемер, напротив, все время дергается. Качает ногой — со стороны смотреть на это очень неприятно — и перебегает глазами, заглядывая в лица остальных. Однако взгляд его, как магнит, притягивает Тамаё, тонкие губы изгибаются в легкой улыбке, выражающей и надежду, и опасения.

Саёко, младшая сестра Такэ, сидит, сосредоточив все свое внимание на Томо. Затаив дыхание, вся напружинившись, она следит за хитрыми маневрами своего кузена, посылая ему безмолвные мольбы и призывы. Но вот, не получив отклика и видя, как он вновь и вновь пялится на Тамаё, она закусила губу и грустно опустила глаза.

Мацуко, Такэко и Умэко — воплощенная ярость. Такое впечатление, что они сейчас лопнут от переполнившего их темного чувства — чувства ненависти, без сомнения, к покойному Сахэю. Однако, вспомнив, что объекта их ненависти больше не существует, они перенаправили всю свою злобу на Тамаё. Какие гневные взгляды мечут они на бедную девушку!

На первый взгляд может показаться, что Тораноскэ, муж Такэко, держит себя в руках, но его и без того багровое лицо еще больше побагровело и залоснилось от скрытого бешенства. Вид у него такой, словно его вот-вот хватит удар. Он мечет злобные взгляды, как отравленные копья, во всех, кроме собственной жены и детей.

У Кокити, мужа Умэко, глаза — как у бездомной собаки, которую били и мучили всю жизнь. Явно поджав хвост, он нервно и трусливо заглядывает в лица присутствующих. Ну да, а чуть копни, и под поверхностью обнаружится вероломная сущность, от которой нелегко избавиться. Он ненавидит всех, кроме своего сына Томо. Он даже на жену смотрит с неприязнью.

Наконец, Тамаё. Вот на нее, когда оглашение завещания наконец закончилось, стоило посмотреть. Пока Фурудатэ перебирал статьи одну за другой, она постепенно взяла себя в руки, и к тому времени, когда он кончил, была все еще бледна, но ни в коем случае не испугана и не возбуждена. Тамаё сидела совершенно спокойно, безмолвна и одинока, как прекрасная глиняная статуэтка. Неужели она не замечает взглядов ненависти, которыми клан Инугами осыпает ее, как стрелами? Она сидит, безмолвная и спокойная, но в ее глазах сияет странный свет, словно, погрузившись в транс, она видит сон.

Вдруг кто-то закричал:

— Не верю! Не верю! Подделка!

Киндаити удивился — кто бы это мог быть? Это была старшая дочь Сахэя, Мацуко.

— Нет! Нет! Это не настоящее завещание отца. Кто-то… кто-то… — Она перевела дыхание. — Это чей-то заговор, чтобы украсть состояние Инугами. Это очевидная фальшивка! — Ее резкий голос наполнил комнату.

Брови у Фурудатэ задергались, он закашлялся, одновременно что-то мямля. Но, быстро взяв себя в руки, вынул носовой платок, утер рот и произнес подчеркнуто спокойным, увещевающим тоном:

— Госпожа Мацуко, я тоже не могу не пожелать, чтобы это завещание оказалось фальшивым. А также, если оно и отражает истинные желания господина Инугами, чтобы в нем обнаружились какие-то формальные промахи и ошибки, которые сделали бы его по закону недействительным. Но, госпожа Мацуко, — нет, позвольте мне объяснить это не только госпоже Мацуко, но и всем вам, — это завещание совершенно подлинное и полностью удовлетворяет всем законным требованиям. Если у кого-то из вас имеются какие-либо возражения против этого завещания и он намерен оспорить его через суд, это ваше дело. Но хочу заметить, вы, скорее всего, проиграете дело. Это завещание совершенно обязательно для исполнения. Что бы вы ни говорили, но смыслу этого завещания должно следовать буквально и его указания выполнить полностью.

Фурудатэ втолковывал это медленно, отчетливо выговаривая каждое слово и переводя взгляд с одного члена семьи на другого, начав с маски Киё. Наконец взгляд его добрался до Киндаити. Прочитав в глазах Фурудатэ смущение, тревогу, страх и больше того — безмолвную мольбу, Киндаити слегка кивнул. Потом, еще раз посмотрев на руки адвоката, стиснувшие документ, он почувствовал невыразимый ужас. Ему почудилось, будто сквозь страницы завещания проступает кровь.




ФАМИЛЬНОЕ ДРЕВО


— Итак?.. — Слово, словно длинная капля, скопившаяся на краю крыши, одинокое и безрадостное, сорвалось с губ Киндаити.

— Итак?.. — повторил чуть погодя Фурудатэ, точно так же беспомощно, мрачно и уныло.

И снова оба молчали, глядя на великолепную виллу Инугами над озером, и быстро надвигающиеся осенние сумерки окрашивали огромное поместье в теплые коричневые тона. Однако Фурудатэ эти горные сумерки скорее всего представлялись черной вуалью зла, которая постепенно окутывает окрестность, — Киндаити заметил, что ноги адвоката мелко дрожат.

Наверное, поднялся ветер, потому что мелкая зыбь пробежала и рассыпалась по поверхности озера. Фурудатэ, как всякий человек, только что переживший кризис, отдался на волю усталости. Казалось, еще немного, и он полностью утратит способность что-либо соображать.

— Итак?.. — повторил он унылым, механическим голосом.

После чтения завещания они, откланявшись, покинули дом Инугами. На душе у них было невыносимо тяжело от той безнадежной, неумолимой враждебности, которую породило завещание, и оба, молча и совершенно не задумываясь, направили свои шаги к «Трактиру Насу». Потом, оказавшись в номере Киндаити, уселись в плетеные кресла на балконе и долго сидели так, не говоря ни слова.

С губ Киндаити свешивалась сигарета, давным-давно погасшая, а он, очевидно, даже не понимал, что ее надо бы раскурить заново. Наконец, швырнув сигарету в пепельницу и скрипнув креслом, он подался вперед.

— Итак, господин Фурудатэ, что вы обо всем этом думаете? Вы огласили завещание, и теперь ваш долг исполнен. Больше нечего скрывать, так что, пожалуйста, расскажите мне о завещании все, чего не могли сказать прежде.

Фурудатэ ответил Киндаити мрачным, почти испуганным взглядом.

— Господин Киндаити, вы совершенно правы. Теперь больше нет нужды что-либо таить. Но с чего мне начать?

— Давайте продолжим с того, на чем мы остановились, — ответил Киндаити тихим, но твердым голосом. — С того, о чем мы говорили в этой комнате прежде, чем вы отправились на виллу Инугами. Господин Фурудатэ, вы подозреваете, что это Тамаё подкупила господина Вакабаяси и тайком прочла завещание, да?

Фурудатэ вздрогнул, словно кто-то коснулся болезненного нерва, но тут же возразил еле слышно:

— Почему вы так говорите? Нет, у меня не было ни малейшего представления о том, кто подкупил Вакабаяси или кто прочел завещание. Я даже не уверен, что это вообще было.

— Послушайте, господин Фурудатэ, теперь уже поздно отказываться от собственных слов. Не думаете же вы, что все эти происшествия с Тамаё в самом деле могут быть случайностью? Разумеется, вы так не думаете…

— Вот именно. — Фурудатэ, по-видимому, удалось собраться с силами. — Именно это я имел в виду. Разве так называемые случайности не доказывают, что не Тамаё подкупила Вакабаяси? Значит, можно предположить, что кто-то другой подкупил Вакабаяси и прочел завещание.

Киндаити многозначительно улыбнулся.

— Предположим, что так. Но тогда почему именно Тамаё столько раз попадала в опасные положения и с ней произошло столько происшествий, каждое из которых вполне могло завершиться ее гибелью?

— Потому что кто-то, прочитавший завещание, пытался убить ее. В конце концов, Тамаё — как колючка в теле клана Инугами. Пока она жива, именно она будет решать, кто унаследует семейное состояние.

— Но если это так, то почему же ни одна из попыток не увенчалась успехом? Гадюка в спальне, испорченные тормоза и третий случай на днях, с лодкой, — все покушения на ее жизнь не удаются. Почему преступник не сделает свое дело получше?

Фурудатэ уставился на Киндаити диким взглядом, расширив ноздри, лоб его взмок от пота. Наконец он прошептал хриплым голосом:

— Господин Киндаити, я вас не понимаю. О чем вы…

Киндаити медленно покачал головой.

— Все вы понимаете, господин Фурудатэ. Вы понимаете, но отрицаете это. Я знаю, что вы тоже должны были прийти к выводу, что человек, который бросил гадюку в спальню, человек, который испортил тормоза, человек, который пробуравил дыру в лодке и заткнул ее замазкой — не кто иной, как сама Тамаё.

— Но для чего? Зачем ей все это?

— Чтобы подготовить почву для будущих событий.

— Будущих событий?

— Тройного убийства Киё, Такэ и Томо.

Фурудатэ вспотел еще сильнее, пот сбегал со лба по щекам многочисленными ручейками. Даже не пытаясь вытереть лицо, он вцепился обеими руками в плетеное кресло, словно чтобы не выпрыгнуть из него.

— Тройное убийство Киё, Такэ и Томо? Кто, по-вашему, собирается убить их? И как все это связано с несчастными случаями с Тамаё?

— Выслушайте меня спокойно, господин Фурудатэ. Тамаё подарили огромное состояние. Ей завещали громадную власть. Но к этому добавлено некое условие: она должна выйти за Киё, Такэ или Томо — то есть если все трое не умрут или не откажутся на ней жениться. Последняя возможность, конечно, совершенно невероятна. Тамаё на редкость красива, и, больше того, тот, кто женится на ней, обретет огромное состояние и власть клана Инугами — нужно быть сумасшедшим или дураком, чтобы отказаться от такого брака. Уже сегодня, в той комнате, где мы все сидели, я собственными глазами видел, как Томо прямо-таки рванулся к Тамаё. Значит…

— Значит? — отозвался Фурудатэ. Он словно бросил вызов Киндаити.

— Значит — что будет, если Тамаё не нравятся все трое? Или если у нее есть другой возлюбленный? Давайте предположим, что Тамаё не хочет выходить ни за кого из этих троих, но, конечно, она не хочет потерять и состояние Инугами. А ведь Тамаё ничего не получит, если эти трое не умрут. Итак, она решает убить их, одного за другим, и подстроила все эти несчастные случаи, чтобы сыграть роль еще одной предполагаемой жертвы, когда убийства действительно произойдут.

— Господин Киндаити… — Фурудатэ дышал часто, словно поперхнулся красной горячей массой. Наконец возмущенно выговорил: — Вы ужасный человек. Как можно держать такие страшные мысли в голове? Неужели все люди вашей профессии столь подозрительны?

Киндаити грустно улыбнулся и покачал головой.

— Это не подозрительность. Я просто рассматриваю вероятность такого сценария. С тем же успехом мы можем рассмотреть вероятность противоположного. Скажем, странные происшествия с Тамаё на самом деле не являются притворством или обманом с ее стороны, но кто-то действительно пытается убить ее. В таком случае, кто является преступником и что он или она задумал?

— Хорошо, — повторил Фурудатэ, — кто же в таком случае является преступником?

— В таком случае все трое мужчин — Киё, Такэ и Томо — попадают под подозрение. Иначе говоря, если один из них не уверен, что сможет заполучить Тамаё, станет ли он сидеть сложа руки и спокойно наблюдать, как Тамаё выбирает мужа из двух остальных? Как только Тамаё станет женой одного, двое полностью лишатся наследства Инугами. Вот и выходит: убить Тамаё значит получить по крайней мере хоть какие-то деньги.

— Вы страшный человек, господин Киндаити. Страшный. Однако все это лишь фантазия. Только в романах человек может быть столь хладнокровен.

— Нет. Этот человек, он или она, уже показал свое хладнокровье. Вспомните, кто-то ведь преспокойно убрал господина Вакабаяси. Кстати, если мы продолжим рассматривать сценарий, о котором я говорю, то не только Киё, Такэ и Томо подпадают под подозрение, но также их родители и даже сестра Такэ. Добившись того, чтобы их сын или брат наверняка получил долю в наследстве, они сами тоже получают долю. И тогда встает вопрос: у кого из них была такая возможность — подбросить гадюку в спальню Тамаё, испортить ее машину и пробуравить лодку? Имеются ли у вас какие-нибудь соображения на этот счет, господин Фурудатэ?

Фурудатэ снова с ужасом и в полном смятении уставился на Киндаити.

— Так, господин Фурудатэ, я вижу, у вас в голове вертится имя. Кто это?

— Нет-нет, не знаю. А у кого была такая возможность? Она была у всех.

— У всех?

— Да, за исключением Киё, который только что вернулся. Господин Киндаити, все члены семьи ежемесячно собирались здесь, в Насу, чтоб совершать поминальный обряд по Сахэю. Разумеется, они приезжали не для того, чтобы почтить старика. Они приезжали сюда раз в месяц потому, что хотели выяснить, что собираются делать другие, и потому, что никто из них не желает потерпеть поражение. А происшествия с Тамаё всегда случались, когда они были здесь. На этот раз тоже…

Киндаити присвистнул и энергично почесал в затылке.

— Это д-действительно очень интересное д-дело, г-господин Фурудатэ. Кто бы ни был этот злоумышленник, загадку он загадал нам непростую.

Киндаити задумался, отчаянно ероша волосы, отчего шевелюра его совсем встала дыбом. Наконец, вспомнив о присутствии Фурудатэ, он повернулся к адвокату, который изумленно взирал на него, и робко улыбнулся.

— Пожалуйста, простите меня, — засмеялся он. — Это у меня такая привычка, когда я волнуюсь. Надеюсь, вы не обиделись. В общем, как я уже сказал, мы рассматриваем две вероятности — вероятность того, что странные происшествия с Тамаё являются инсценировками, и вероятность, что они не являются таковыми. Кстати, если последняя верна, тогда есть еще один серьезный подозреваемый. А вот был ли у него шанс прочесть завещание, это другой вопрос.

— Кто это?

— Сизума Аонума.

Фурудатэ тихонько ахнул.

— Оставим в стороне вопрос, был ли у него такой шанс или нет, но он больше, чем все остальные, может желать смерти Тамаё. Если она не умрет, он вообще исключается из этой схемы наследования. У него нет возможности заставить Тамаё отвергнуть внуков Сахэя, значит, он должен убить ее, если он хочет получить свою долю. А если после этого умрут все трое внуков, он получает все — все состояние Сахэя и бизнес. Господин Фурудатэ, — с ударением сказал Киндаити, — кто такой Сизума Аонума? Какое отношение он имеет к Сахэю? И почему Сахэй так к нему благоволил?

Фурудатэ глубоко вздохнул. Вытерев липкий лоб носовым платком, он уныло покивал головой.

— Сизума Аонума был причиной того, что в последние годы на сердце у Сахэя было столько горечи и боли. Неудивительно, что тот отвел Сизуме столь важную роль в завещании. Сизума — это… — Слова словно застряли в горле у Фурудатэ. Потом, откашлявшись, он пробормотал, почти запинаясь: — Сизума — это незаконный сын Сахэя.

Киндаити удивленно выгнул брови.

— Сын?

— Да. Единственный сын.

— Но тогда почему?.. Я имею в виду, что о нем нет ни малейшего упоминания в «Биографии».

— Разумеется. Написать об этом — значило бы выставить напоказ то, что сделали Мацуко, Такэко и Умэко — их жестокий неприглядный поступок. — Фурудатэ начал свой рассказ бесстрастным голосом, словно читая по памяти: — Сахэю было уже за пятьдесят, когда он впервые в жизни полюбил. До того у него было три любовницы, которые родили Мацуко, Такэко и Умэко, но ни к одной из них он не испытывал серьезного чувства. Он просто держал их при себе, чтобы удовлетворять свои телесные потребности. Но потом, когда ему перевалило за пятьдесят, он впервые в жизни глубоко полюбил женщину. Ее звали Кикуно Аонума, и она работала на шелковой фабрике Инугами. Говорят, она была даже моложе Мацуко. Спустя некоторое время Кикуно забеременела, отчего три дочери Сахэя впали в панику. Поскольку они были от разных матерей, они никогда, даже в детстве, не были близки. Наоборот, они постоянно враждовали и воевали друг с другом, как самые заклятые враги. Но в данном случае они объединились и направили все свои силы против Кикуно — слишком их огорчила ее беременность.

— Почему? Какое им дело до ее беременности?

Фурудатэ слегка улыбнулся.

— Разве это не очевидно? Что, если у Кикуно будет мальчик? Сахэй был совершенно опьянен ею, и если бы она подарила ему сына, которого он всегда хотел, он мог вступить с ней в законный брак. И тогда мальчик отобрал бы у них все состояние Инугами.

— Понятно. — Киндаити поборол подступающую дрожь. Он кивнул медленно и серьезно.

— Поэтому три дочери заключили союз и начали травить Кикуно, мучить ее, и делали это со всей яростью и жестокостью самым неподобающим образом. В конце концов Кикуно не выдержала. Она решила, что, если так будет продолжаться, эти трое замучат ее до смерти. И она ушла. Мацуко, Такэко и Умэко возликовали, но потом, после ухода Кикуно, выяснилось, что Сахэй передал ей три реликвии Инугами: топор, цитру и хризантемы.

— Да, я хотел спросить об этом. Что это за топор, цитра и хризантемы?

— С вашего разрешения, об этом чуть позже. В завещании говорится, что эти реликвии Инугами означают право на получение наследства. Сестры узнали, что Сахэй отдал их Кикуно и сказал ей, что, если у нее родится сын, она может вернуться с этими реликвиями и предъявить свои права. Неудивительно, что сестры впали в еще большую панику. Узнав, что Кикуно действительно благополучно родила мальчика, они не смогли совладать со своей яростью и, точно демоны из преисподней, бросились к ней. Кикуно еще не оправилась после родов, а они заставили ее подписать заявление, что Сахэй не был отцом ребенка. Потом, отобрав три реликвии, победоносно вернулись домой. Вот почему в последние годы с Мацуко, Такэко и Умэко Сахэй был холоден как лед.

Киндаити вспомнил злобные лица трех женщин. А представив себе, какими они были в молодости, когда у них было еще больше злобы и сил, он почувствовал, как по спине побежали мурашки.

— Понятно. Что случилось с Кикуно и ребенком?

— Ну, эти ужасные события, конечно же, произвели на Кикуно сильнейшее впечатление. Она подписала это заявление, но кто знает, как еще ей могут навредить? И вот она взяла ребенка, Сизуму, и исчезла бесследно. Даже теперь мы понятия не имеем, где мать и сын. Если Сизума жив, ему должно быть двадцать девять, столько же, сколько Киё.

Фурудатэ кончил свой рассказ и тяжко вздохнул.

Смутная мысль мелькнула в голове Киндаити. А что, если завещание Сахэя с самого начала писалось с ужасающим умыслом? Не нарочно ли старик сотворил такое странное завещание, чтобы вызвать разлад между Мацуко, Такэко и Умэко — кровавую вражду, которая будет длиться годы и годы? Киндаити обдумывал услышанное, подавленный тяжкими мыслями, но в конце концов, вынув ручку и бумагу, начал набрасывать фамильное древо Инугами. Долго он сидел, глядя на эту схему, словно в ней можно было отыскать разгадку.








Итак, вот что стало отправной точкой ряда загадочных убийств, произошедших в клане Инугами. Занавес поднялся, начался первый акт этой кровавой трагедии.




ТАИНСТВЕННАЯ ОБЕЗЬЯНА


Необычное завещание Сахэя быстро стало горячей темой для алчных журналистов. Благодаря усилиям некоего агентства новостей вся страна узнала из газет о содержании завещания и непримиримой вражде, которую оно породило в семье. Разумеется, центральные ежедневники не уделяли большого места столь частному делу, зато страницы всех без исключения второ- и третьеразрядных газетенок были заполнены сенсационными, лживыми и тенденциозными материалами на эту тему. В результате вопрос о наследовании состояния Сахэя Инугами перестал быть местной проблемой, но разросся до масштабов общенациональных. Всякий, кого хоть что-то интересовало, с любопытством следил за развитием событий, и все гадали, кого же эта Тамаё Нономия выберет в мужья. А многие даже бились об заклад и делали ставки на того или другого.

Между тем вилла Инугами, оказавшись в центре всенародного внимания, по-прежнему безмолвная, как будто вымершая, стояла у озера Насу. Такэко и Умэко с их семьями все еще оставались там, но с Мацуко и Киё почти не общались. И все они, когда случалось им встретиться на нейтральной территории, пытались понять, что на уме у других. В доме назревало четыре тайфуна, при этом связанных между собой сложнейшим переплетением интересов — Мацуко с Киё, семья Такэко, семья Умэко и Тамаё. Невозможно представить себе, в каком ужасном положении оказалась Тамаё. Мацуко, Такэко, Умэко с их семьями ненавидели друг друга как заклятые враги и, несмотря на это, были едины в своей ненависти к Тамаё. Но никто из них не выказывал этих чувств в открытую. Кинжалы ревности таились в душах трех сестер, но что касается Тамаё, с ней они были — сплошная лесть и улыбки. Их страшно злила сама необходимость осыпать эту молодую сироту лживыми похвалами, и от этого их ненависть к ней удваивалась.

Само собой разумеется, что, науськанные своими родителями, Такэ и Томо ежедневно являлись к Тамаё с изъявлениями своего ей почтения. Такэ — воплощенное чванство — с самого начала демонстрировал полную уверенность в себе и не рассыпался в явно лживых комплиментах, зато хитрец и пролаза Томо вилял, как собака, хвостом — того и гляди, отвалится. Он бегал вокруг Тамаё, засиживался допоздна и вежливо скулил, стараясь снискать ее расположение.

А Тамаё была великолепна. Хотя всем своим существом она чувствовала ненависть семьи, и проклятия, посылаемые на ее голову, ощущались ею, как разряды электрического тока, все же это ее словно бы не касалось. Она оставалась изящной и благородной, и ее отношение к самоуверенному Такэ и к изворотливому Томо после оглашения завещания почти или даже вовсе не изменилось, разве что теперь она никогда не забывала держать Макаку поблизости, когда кто-то из них посещал ее в ее комнатах.

Тамаё не чуралась и Киё с его маской. Поскольку он по собственному почину никогда не приходил навестить ее, она время от времени заходила в его комнату, и встречи эти, по слухам, были необычайно странными. И опять-таки Тамаё в таких случаях сопровождал Макака. Да и Киё, принимая Тамаё, никогда не бывал один, всякий раз рядом с ним оказывалась его мать. Таким образом, встречи Киё и Тамаё всегда проходили в присутствии Мацуко и Макаки. Это, разумеется, не способствовало беседе, и то и дело наступало неловкое молчание.

Киё, очевидно понимая, насколько он отвратителен в своей злобной маске, по большей части отмалчивался. Говорила Тамаё. Но когда в ее словах звучал хотя бы намек на вопрос или они касались прошлого Киё, Мацуко тут же вмешивалась и отвечала за сына, ловко и ненавязчиво переводя разговор на другую тему. И всякий раз Тамаё явно бледнела и порой вздрагивала.

Так она и жила в одном доме с Такэ и Томо, которые жаждали поскорей заручиться ее любовью, и только присутствие Макаки спасало ее от беды. Самым простым и быстрым способом овладеть Тамаё было, если понадобится, насилие — оба этих человека имели достаточно подлости, чтобы решиться и на такое. Не раз они готовы были сделать ей похотливые предложения. Останавливало их только присутствие Макаки. Попытайся кто-нибудь из них совершить что-либо неподобающее, безобразный великан, без сомнения, сломал бы ему шею.

— Вы хотите кое-что узнать о Макаке? — Так Фурудатэ начал рассказ об этом таинственном человеке. — Это, разумеется, не настоящее его имя. Вы сами видели, внешне он совершенная обезьяна, вот его и прозвали так, когда он был еще мальчишкой. Прозвище прилипло к нему и стало его настоящим именем. Я и сам уже не помню, как его зовут по-настоящему. Он осиротел в раннем детстве, и мать Тамаё из жалости взяла его на воспитание. Да, они с Тамаё росли вместе с очень раннего возраста. И когда родители Тамаё умерли, а Сахэй взял ее в дом Инугами, Макака пришел с ней. У него не все в порядке с головой, но он слепо предан Тамаё и служит ей с абсолютной преданностью. Он готов на все, чего бы она ни попросила. Если она прикажет ему убить, он сделает это с радостью.

Последние слова сорвались с губ Фурудатэ, похоже, нечаянно. Он просто хотел подчеркнуть, насколько Макака предан Тамаё. Но едва они были произнесены, как и говоривший и слушающий, словно их нежданно разбудили, подняли глаза и посмотрели друг на друга.

Фурудатэ, явно сожалея о сказанном, неловко кашлянул, а Киндаити, желая его успокоить, переменил тему разговора.

— Кстати, я слышал, что именно Макака ухаживает за хризантемами в поместье Инугами.

— О да, вы их видели? Этот человек, может, и не слишком умен, но что касается выращивания хризантем — тут он замечательно талантлив. Отец Тамаё, жрец в святилище Насу, обучил его этому делу — а хризантемы почитаются реликвией не только в святилище Насу, но и в клане Инугами. Помните: топор, цитра и хризантемы?

— Пожалуйста, расскажите, что за история связана с тремя этими предметами? Имеют ли они отношение к святилищу Насу?

— Да. Топорик _ёки_, которым колют дрова; цитра _кото_ о тринадцати струнах; и хризантема _кику_. Изначально это были три священных предмета святилища Насу. Понимаете, если произнести эти слова слитно, получается — _ёкикотокику_ — «пришли благие вести». Сколько помню, так звучал семейный девиз Кикугоро, известного актера Театра кабуки. Однако уверен, что реликвии святилища Насу не имеют никакого отношения к Театру кабуки или актерству. Дайни Нономия — благодетель Сахэя и дед Тамаё, как вам известно, — решил, что это словосочетание благоприятно, и заказал кузнецу выковать золотой топор, цитру и хризантему, сделав их священными реликвиями святилища. А уже потом, когда Сахэй открыл свое дело, Дайни подарил их ему, а с ними и сам девиз в знак благопожелания. Так они стали наследными реликвиями клана Инугами.

— И где они теперь?

— Хранятся в Фонде Инугами. В конце концов, когда Тамаё выйдет замуж за Киё, Такэ или Томо, реликвии перейдут к ее мужу. А сами реликвии — это маленькие золотые миниатюрки, размером чуть больше пяди каждая.

Фурудатэ продолжал, хмурясь:

— Так оно и есть — топор, цитра и хризантемы изначально принадлежали Дайни, и мне кажется, я понимаю, почему старик Инугами пожелал, чтобы по его смерти они вернулись к потомку Дайни. Однако все чрезвычайно усложнилось — теперь весь капитал и вся недвижимость Инугами связаны с этими предметами. Поневоле задаешься вопросом, благие ли вести оставил по себе Сахэй? — со вздохом пробормотал Фурудатэ.

Киндаити, раздумывая, проговорил:

— Понятно. Значит, есть звукосочетание топор — цитра — хризантемы — _ёкикотокику_, — а сами вещицы ничего не значат, лишь символизируют право наследования богатств Инугами.

— Вот именно. Реликвии позолочены, но это всего лишь накладное золото, так что стоят они совсем недорого. Значимость их в том, что они собой олицетворяют, — закивал головой Фурудатэ.

Однако теперь, оглядываясь назад, мы понимаем, что вывод этот был очень далек от истины, потому что топор-цитра-хризантемы — _ёкикотокику_ — сами эти слова впоследствии потрясут их своим ужасающим смыслом.

_Ёкикотокику_. Этот благоприятный девиз действительно помогал клану Инугами, пока Сахэй был жив. Защищал ли он его по-прежнему своей силой теперь, когда старик умер? Нет, оглядываясь на все, что произошло, мы можем сказать, что он больше не защищал, но, напротив, теперь стал проклятием клана Инугами. Но даже наш проницательный Киндаити совершенно не сознавал этого, по крайней мере пока ряд кошмарных происшествий постепенно не открыл ему глаза.

— Кстати, какова вероятность того, что вы отыщете Сизуму Аонума?

— Не знаю. Еще до оглашения завещания я приказал искать его по всей стране, но пока что никаких следов мы не нашли. Даже если он благополучно вырос, кто же может знать, пережил ли он войну, которая только что закончилась?

Возможно, демоны преисподней были в проказливом настроении, но внезапно Киндаити поразила необыкновенная мысль. Смущенный явной смехотворностью своей идеи, он все же не мог выбросить ее из головы.

— Господин Фурудатэ, вы сказали, что Макака сирота, да? И одного возраста с Сизумой. Хорошо ли известна история семьи Макаки?

Услышав вопрос Киндаити, Фурудатэ выпучил глаза от ужаса. Некоторое время он смотрел на Киндаити, потом воскликнул:

— Что такое вы говорите, господин Киндаити? Вы хотите сказать, что Макака — это Сизума? Вот уж нелепость.

— Без сомнения, вы правы. Эта мысль промелькнула у меня в голове — только и всего. Нет, я с радостью беру назад свой вопрос. Сегодня я никак не могу сосредоточиться. Я просто подумал: а не мог ли Сахэй попросить мать Тамаё воспитать его незаконного ребенка? Но, разумеется, если бы это было так, кто-нибудь об этом давным-давно проведал бы.

— Вот именно. И потом, я не раз уже говорил вам — Сахэй был необычайно хорош собой. Кикуно тоже, хотя я никогда не встречался с ней, должна была быть хорошенькой, если учесть, что Сахэй потерял из-за нее голову. Эти двое никак не могли произвести на свет столь уродливого ребенка, как Макака. Он просто садовник — мастер выращивания хризантем, который не блещет умом. А сейчас он с головой ушел в создание хризантемовых кукол.

— Хризантемовых кукол? — скривился Киндаити.

— Ну, вы же знаете, это такие куклы, у которых кимоно и все прочее делается из хризантем разных цветов. Однажды Макака по приказанию Сахэя сделал целую группу хризантемовых кукол, представляющих сцены из жизни Сахэя. У него в памяти, наверное, это как-то запечатлелось, потому что он все время твердит, что в этом году снова займется куклами, хотя, конечно, не с таким размахом, как в тот раз. Вообще, если Макаку не сердить, он ничего — ни пользы от него, ни вреда. Но знаете, сейчас, размышляя об этом, я вдруг понял, что совершенно ничего не слышал о его семье. Так что я выясню обстоятельства его рождения, чтобы у вас не осталось никаких сомнений.

И лицо у Фурудатэ тоже постепенно стало тревожным.




МОЛЕБНЫЙ ОТПЕЧАТОК РУКИ


Пятнадцатое ноября — спустя полмесяца со дня возвращения Киё и почти целый месяц с приезда Киндаити в Насу, — день, когда впервые пролилась кровь Инугами, день, когда дьявол взялся за дело. Однако сначала следует рассказать о событиях, которые, возможно, были прелюдией к смерти, потом уж о самом убийстве.

Вытащив, как обычно, плетеное кресло на балкон, Киндаити сидел, погруженный в размышления и почти клюя носом.

— Господин Киндаити, к вам гость, — ворвался в его сонные мысли голос служанки.

Было около трех часов пополудни.

— Гость? Кто?

— Господин Фурудатэ.

— Если это господин Фурудатэ, попросите его подняться наверх.

— Нет, он ждет вас в машине. Он говорит, что куда-то едет и хотел бы, чтобы вы поехали с ним, если вы не возражаете.

Киндаити выпрыгнул из кресла. Сменив халат на поношенное кимоно и хакама, он набросил на свои спутанные волосы шляпу, измятую до неузнаваемости, и бросился к парадному входу гостиницы. У входа стояла машина, из окна которой высовывал голову Фурудатэ.

— Извините, что заставил вас ждать. Куда мы едем? — Рысцой подбежав к машине, Киндаити беззаботно поставил ногу на подножку и застыл изумленный. Фурудатэ был не один. С ним в машине сидели коренастый Такэ и похожий на лису Томо. — А, здравствуйте. Не знал, что вы тоже едете.

— Садитесь, садитесь, — сказал Фурудатэ, пересев на откидное сиденье и уступив Киндаити место рядом с Томо.

Машина рванула с места.

— И куда мы едем? — спросил Киндаити.

— В святилище Насу.

— В святилище? Для чего?

— Позвольте мне рассказать об этом, когда мы туда прибудем.

Очевидно, в присутствии шофера Фурудатэ не хотел отвечать и неловко закашлялся. Такэ сидел молча, скрестив руки, сердито сжав губы, а Томо непрерывно качал ногой и, отвернувшись к окну, что-то насвистывал. Томо качал ногой, машину трясло, а Киндаити ерзал на своем сиденье.

Святилище Насу расположено километрах в четырех от центра города. Они уже выехали за пределы города и мчались вдоль голых тутовников. За тутовниками простирались рисовые поля, но урожай уже был убран, вода спущена, и черная стерня торчала из грязи. Еще дальше, за рисовыми полями, можно было рассмотреть озеро, его вода блестела, как зеркало. От него порывами дул колючий студеный ветер. Вот-вот в район Синсю придет зима. Вершина Фудзи, возвышаясь вдали над тутовниками, была уже бела от снега.

В скором времени машина остановилась перед большими непритязательными воротами.

Святилище Насу имеет долгую и славную историю. Высокие криптомерии раскинулись над его просторными садами, и ряды его каменных фонарей поросли мхом. Ступая по дорожке, усыпанной галькой, хрустящей под ногами, Киндаити впитывал бодрящую атмосферу этого места. Такэ, как всегда, недовольно хмурился, глаза Томо бегали по сторонам, и все молчали. Наконец подошли к конторе святилища.

— Здравствуйте. Услышал машину и решил, что это, скорее всего, вы. — Человек средних лет в белом кимоно и бледно-желтых хакама вышел из конторы. Коротко остриженный и в очках с металлической оправой, он казался непримечательным, но, как вскоре узнал Киндаити, это был Тайскэ Ояма, жрец святилища Насу.

Жрец провел их в глубину здания, в сверкающую чистотой комнату о восьми татами. Посреди комнаты жаром дышала жаровня. А сад за окном, полный великолепных цветущих хризантем, наполнял воздух слабым ароматом.

Едва успели усесться и обменяться приветствиями, как Томо нетерпеливо наклонился вперед и сказал:

— Господин Ояма, не хочу вас торопить, но не могли бы вы показать нам то, ради чего мы пришли?

Жрец с сомнением взглянул на Киндаити.

— А этот господин?..

— О, не стоит беспокоиться по поводу господина Киндаити, — вмешался Фурудатэ. — Это господин Коскэ Киндаити, он помогает нам во всем этом деле. А теперь, если уж этим двум господам так не терпится, не могли бы вы?..

— Да, разумеется. Пожалуйста. Подождите минутку здесь.

Жрец вышел и вскоре вернулся, почтительно неся простой деревянный столик для жертвоприношений, на котором лежали три свитка, завернутые в золотую парчу. Жрец, поставив столик перед собравшимися, стал вынимать свитки из чехлов.

— Это свиток господина Такэ, а это ваш, господин Томо.

— Нас не интересуют наши свитки. Покажите свиток Киё, — раздраженно поторопил его Томо.

— Вот свиток господина Киё. Прошу вас, взгляните.

Угрюмо сжав зубы, Такэ принял свиток у жреца, развернул и стал рассматривать, потом быстро передал его Томо. Шириной свиток был в две пяди и длиной в три, и руки Томо, когда он перенимал свиток у Такэ, заметно дрожали.

— Такэ, ты уверен, что это свиток Киё, а? — спросил Томо.

— Совершенно. Почерк по верхнему полю принадлежит деду, и, без сомнения, это подпись Киё.

— Хорошо. Взгляните, господин Фурудатэ.

Когда Томо передал свиток адвокату, Киндаити, сидевший рядом с ним, наконец смог рассмотреть его. То, что он увидел, его поразило.

На белом шелке свитка была отпечатана ладонь правой руки. По верхнему полю каллиграфической кистью было начертано: «Удача в сражении», а в левом написано «6 июля 1943, Киё Инугами, 23 года, мужчина, родился в год Петуха».

Отпечаток ладони принадлежал Киё — тому, кто утратил свое лицо! Тут-то Киндаити и понял, зачем они пришли в святилище, и сердце у него забилось от волнения.

— Господин Киндаити, желательно, чтобы вы тоже как следует рассмотрели это. — Фурудатэ подал свиток Киндаити.

— Да, считайте, что я его видел. Но что вы собираетесь с ним делать?

— Разве не ясно? — вскинулся Томо. — Мы собираемся выяснить, этот человек в маске, который вернулся, он на самом деле Киё или нет. Не бывает двух людей с одинаковыми отпечатками пальцев, и отпечатки эти не меняются в течение всей жизни. Даже вам это должно быть известно.

Киндаити наблюдал, с какой алчностью говорит Томо — это была алчность зверя, который заметил свою жертву и облизывается в предвкушении. Лоб Киндаити покрылся липким холодным потом.

— Чего я не понимаю, так это откуда в святилище взялся отпечаток руки?

— В этой части страны, господин Киндаити, — принялся объяснять Фурудатэ, — есть такой обычай: всякий, кто идет на войну, приходит в это святилище и оставляет вощеную дощечку с отпечатком своей ладони как молитву об удаче в сражении. Господин Такэ и господин Томо, как и господин Киё, поступили так же, но они настолько тесно связаны со святилищем Насу, что оставили вместо дощечек эти свитки. Они хранились в святилище, и мы совершенно забыли о них, но господин Ояма вспомнил и был так любезен, что дал знать об этом господину Такэ и господину Томо, на тот случай, если это может быть полезным.

— Господин Ояма дал знать им?

Заметив, что Киндаити искоса глянул на него, жрец заволновался.

— Да… ну, на самом деле… поскольку о господине Киё после его возвращения ходят слухи, я подумал, что так будет лучше, если что-то удастся проверить…

— Значит, вы все подозреваете, что этот человек не настоящий Киё?

— Конечно. Как мы можем доверять человеку, у которого лицо разворочено? — сказал Томо.

— Но его мать, госпожа Мацуко, заявляет совершенно…

— Господин Киндаити, вы не знаете мою тетку. Если Киё мертв, она не задумываясь найдет ему замену. Она не желает, чтобы Такэ или я завладели состоянием Инугами. Ради этого она готова на все, даже принести клятву, что самозванец — ее настоящий сын.

По спине у Киндаити пробежал холодок.

— Итак, господин Фурудатэ, прошу вас написать ваше имя рядом с отпечатком этой ладони. Господин Киндаити, вы тоже, если не возражаете. Мы хотим взять свиток с собой, получить оттиск руки этого человека в маске, а потом сравнить оба отпечатка, и вовсе не хотим, чтобы кто-либо обвинил нас в обмане. Прошу вас, распишитесь здесь как свидетель.

— Но… но что, если Киё откажется дать вам отпечаток своей руки?

— Ха, он не откажется, — наконец пошевелился и подал голос Такэ. — Пусть попробует — я его заставлю силой. — Голос его не походил на человеческий, но был ревом зверя, у которого кровь капает с клыков.




НЕДОБРАЯ ВЕСТЬ


Шестнадцатое ноября. В то утро Киндаити заспался, как никогда. И хотя было уже начало одиннадцатого, он все еще нежился между простынями на своем хлопчатобумажном матрасе. Заспался он потому, что накануне вечером лег поздно.

Накануне, заполучив отпечаток руки Киё в святилище Насу, Такэ и Томо грозились, что, вернувшись на виллу, получат отпечаток ладони у человека в странной маске и наверняка выяснят, тот ли он на самом деле, за кого себя выдает. Они просили Киндаити присутствовать при этом в качестве свидетеля, но тот отказался. Если бы что-нибудь, требующее его профессиональных услуг, уже произошло с кем-либо из членов семьи Инугами, он поступил бы иначе, а так он не хотел совать нос в их личные дела, рискуя вызвать недоверие любого, не важно, кого из них, — нет, это ему ни к чему.

Массивный Такэ тут же с этим согласился:

— Ладно. Ничего страшного, у нас есть господин Фурудатэ.

Но лиса Томо настаивал:

— Но если под вопросом окажется подлинность этого свитка, вы подтвердите, что мы взяли его из святилища Насу, не так ли?

— Разумеется. Раз моя подпись стоит там, где я ее поставил, я не отступлюсь. Кстати, господин Фурудатэ…

— Да?

— Мне и вправду кажется, что присутствовать при этом в качестве свидетеля было бы нехорошо с моей стороны, но мне хотелось бы как можно скорее узнать, чем все завершится. Не могли бы вы, как только у вас появится такая возможность, сообщить мне о результатах, действительно ли человек в маске — это Киё или нет?

— Хорошо. Заеду к вам на обратном пути.

Киндаити завезли в гостиницу, и машина помчалась прямиком к поместью Инугами.

Было около десяти вечера, когда Фурудатэ, верный своему слову, вошел в комнату Киндаити. Едва увидев адвоката, тот спросил:

— Что случилось? — Слишком уж мрачным было суровое лицо Фурудатэ.

Покачав головой, поверенный ответил:

— Ничего хорошего.

— Что? Что вы имеете в виду?

— Мацуко не позволила нам получить отпечаток руки Киё.

— Она отказала?

— Да, решительно. Она просто не стала слушать Такэ и Томо. И уверен, что не передумает — во всяком случае, в ближайшее время. Единственный способ заполучить отпечаток у Киё — получить его насильно, как и заявил Такэ, но не думаю, что кто-то захочет зайти так далеко. Таким образом, мы не смогли узнать ничего определенного.

У Киндаити екнуло сердце.

— Но… но… — Он облизнул пересохшие губы. — Но это лишь усилит подозрения Такэ и Томо.

— Именно так. И поэтому я до синевы уговаривал Мацуко. Но она не из тех, кого можно уговорить. Нет, она только разъярилась и наговорила мне всяких гадостей. Если эта упрямая женщина что-то заберет себе в голову, ее трудно заставить передумать.

Фурудатэ мрачно вздохнул и, словно отплевываясь, начал рассказывать Киндаити о событиях этого вечера. Слушая адвоката, Киндаити смог живо нарисовать в воображении всю сцену.



Все произошло в той же комнате в двенадцать татами, где оглашалось завещание. Весь клан Инугами собрался перед фотографией Сахэя, стоявшей на простом деревянном алтаре, — Киё, в своей жуткой гуттаперчевой маске, и Мацуко, а напротив них сидели полукругом Такэ, Томо, их родители и сестра Такэ. Там же сидели Фурудатэ и Тамаё.

Свиток, привезенный из святилища Насу, был положен перед Киё вместе с пустым листом бумаги, тушечницей с красной тушью и кистью. Маска не позволяла разглядеть выражения его лица, но легкое дрожание его плеч обличало волнение. Все члены семьи вперили взгляды в маску, и глаза их были полны подозрения и ненависти.

— Итак, тетя Мацуко, вы говорите, что решительно запрещаете Киё сделать оттиск своей руки? — после затяжного, чреватого грозой молчания заговорил Такэ. Это был рев зверя, у которого кровь капает с клыков.

— Решительно, — сдавленным голосом отвечала Мацуко. Потом, сверкая глазами, она оглядела остальных присутствующих. — Это возмутительно. Пусть лицо у него изменилось, но не может быть никаких сомнений — это Киё. Я это гарантирую — я его мать, и мне ли не знать его. Какое еще нужно доказательство? А вы ходите и слушаете эти смехотворные слухи. Нет, я запрещаю. Я этого не потерплю.

— Но, Мацуко, — вмешалась в разговор сидевшая рядом Такэко, мать Такэ. Это был спокойный, тихий голос, но вибрирующий от преизбытка злобы. — Тем более Киё должен сделать оттиск руки. Нет, я не хочу сказать, что сомневаюсь в том, что это он. Но эти сплетни, от них так просто не избавишься. Вот я и думаю, для пресечения этих глупых слухов будет лучше, если Киё даст нам отпечаток своей руки — нет ничего проще. Умэко, ты как полагаешь?

— Согласна с Такэко. Если ты и Киё сейчас откажетесь, у людей появится лишний повод для недоверия. Скажите все, разве это не так?

— Именно так, — вступил в разговор муж Такэко Тораноскэ. — И не только у посторонних. Если вы с Киё будете упорствовать, у нас тоже могут возникнуть кое-какие подозрения. Кокити, а ты что скажешь?

— Д-да, это верно, — как-то испуганно заикаясь, заговорил Кокити, муж Умэко. — Конечно, не хочется верить, что члены нашей семьи… Но если Мацуко и Киё будут продолжать в том же духе, нам…

— …поневоле придется поверить, что вам есть что скрывать, — договорила Такэко с ядовитой усмешкой.

— Молчите! Молчите! Молчите! — вскричала тут Мацуко, и голос ее дрожал от ярости. — Понимаете ли вы, что вы говорите? Киё, по крайней мере на данный момент, глава клана Инугами. Если бы отец не написал такого смехотворного завещания, вся слава и состояние Инугами достались бы одному Киё. Он глава клана. В старые дни он был бы вашим хозяином и повелителем. А вы, Такэ и Томо, вы были бы всего лишь его вассалами, и все же… все же вы… Как вы смеете требовать у него оттиска руки, отпечатков его пальцев, словно у какого-нибудь преступника? Нет, я ни за что не позволю сыну участвовать в такой мерзости. Ни за что и никогда. Киё, идем отсюда, здесь нам нечего делать.

Мацуко вскочила.

Лицо Такэ исказила гримаса ярости.

— Стало быть, тетя Мацуко, вы решительно отказываетесь…

— Самым решительным образом! Идем, Киё.

Киё в маске неуверенно поднялся. Мацуко взяла его за руку.

— В таком случае, тетя Мацуко, мы… — скрипнув зубами, злобно бросил Такэ вслед уходящим Мацуко и Киё, — в таком случае мы отказываемся считать этого человека за Киё.

— А это как вам угодно!

Ведя человека в маске за руку, Мацуко, тяжело ступая, удалилась за раздвижную дверь.



— Хм. — Услышав отчет Фурудатэ о происшедшем, Киндаити принялся отчаянно ерошить волосы. — Безвыходное положение.

— Воистину, — мрачно согласился Фурудатэ. — Совершенно непонятно, почему Мацуко так упорно отказывается. Правда, Такэ мог бы подойти к этому делу поделикатней. Он ведь с самого начала обращался с Киё как с преступником. А Мацуко — гордая, вот она и разъярилась. И поскольку она из тех, кто ничего не слышит, когда заупрямится, думаю, она сама ничего не могла с собой поделать. Но в таком случае… если это настоящий Киё — а я, безусловно, уверен, что это так, — было бы гораздо лучше, если бы она повела себя по-людски и дала бы им то, чего они хотят.

— Иначе говоря, реакцию Мацуко можно объяснить двумя способами. Либо обращение Такэ и Томо обидело ее и заставило заупрямиться, либо, как подозревают Такэ и Томо, этот человек в маске — не Киё, и, больше того, Мацуко это знает.

Фурудатэ с мрачным видом кивнул.

— Безусловно, я бы предпочел первый вариант, но пока Мацуко не уступит и мы не получим отпечатков пальцев Киё, я не смогу выбросить из головы и второй — это ужасное подозрение, как бы омерзительны сами по себе ни были подобные мысли.

Разговор с Фурудатэ затянулся почти до полуночи. Вскоре после его ухода Киндаити улегся, однако и погасив свет, долго лежал не смыкая глаз. Фантастическая фигура человека в гуттаперчевой маске и отпечаток правой руки на шелковом свитке плавали перед ним в темноте, не давая уснуть.



Вдруг пронзительно зазвонил телефон, еще с вечера поставленный в изголовье, и Киндаити мгновенно проснулся. Лежа ничком под одеялом, он подтянул к себе телефон и поднес трубку к уху. Звонил дежурный от стойки у входа.

— Комната номер семнадцать? Господин Коскэ Киндаити? Звонок от господина Фурудатэ.

— Да, пожалуйста, соедините.

Тут же раздался голос Фурудатэ:

— Алло? Господин Киндаити? Простите, что разбудил вас, прошу вас приехать… как можно скорее… немедленно.

Голос Фурудатэ был необычайно высок и дрожал. Сердце у Киндаити замерло.

— Приехать? Куда приехать?

— На виллу… виллу Инугами. Я вышлю за вами машину. Пожалуйста, приезжайте прямо сейчас.

— Хорошо, я понял. Господин Фурудатэ, что-то произошло?

— Да, произошло. Произошло нечто ужасное. Предсказание Вакабаяси сбылось, и… и… самым необычным способом. Во всяком случае, прошу вас, приезжайте немедленно. Вы все поймете, когда приедете. До встречи.

Раздался громкий щелчок — Фурудатэ бросил трубку. Киндаити вскочил и, открыв одну из ставней, выглянул наружу. Было темно и облачно, словно серая вуаль опустилась на мир, и холодный дождь траурно ударял по водам озера.




САД ХРИЗАНТЕМ


Как частному детективу Киндаити приходилось заниматься всевозможными делами, и на своем веку он повидал немало жутких трупов — материала, из которого ткутся ночные кошмары. Расследуя хондзинские убийства и дело на острове Гокумон, он видел новобрачных, плавающих в собственной крови после первой брачной ночи, и тело молодой девушки, висящее вверх ногами на сливовом дереве, и ее мертвую сестру, которую задушили внутри огромного храмового колокола. В деле «Лунатика» он видел трупы мужчины и женщины с отрубленными головами, а в деревне Яцухака стал свидетелем отравления либо удавления множества людей. И Киндаити стал нечувствителен к трупам, какой бы ужасающий вид они ни имели, но это необычайнейшее убийство в клане Инугами все же повергло его в шок.

Машина из поместья Инугами прибыла вскоре после звонка Фурудатэ, Киндаити как раз успел проглотить миску риса и спуститься вниз. По дороге на виллу он попытался вытянуть что-нибудь из шофера, но либо ему было приказано держать язык за зубами, либо он действительно мало что знал, — во всяком случае, толку от этих расспросов было немного.

— Правда, господин, сам почти ничего не знаю. Слышал, будто кого-то убили, но понятия не имею, кого. Как бы то ни было, все поместье в страшном волнении.

Машина вскоре остановилась у парадных ворот. Полиция, очевидно, уже прибыла, потому что полицейский в форме и детективы в штатском с мрачными лицами сновали туда-сюда. Фурудатэ уже спешил навстречу.

— Господин Киндаити, слава Небу, вы приехали. Вот оно и произошло, в конце концов это произошло… — Он был в таком возбуждении, что не смог продолжить, только схватил Киндаити за руку.

Киндаити недоумевал, что могло так расстроить этого обычно владеющего собой адвоката.

— Господин Фурудатэ, так что же случилось…

— Пойдемте. Сами увидите. Это ужасно… просто ужасно… ни один человек в здравом уме… нужно быть безумцем или самим дьяволом. Кому понадобилось так жутко шутить…

Фурудатэ говорил несвязно. С выпученными налитыми кровью глазами он походил на одержимого, и казалось, сейчас на губах у него выступит пена, а рука, вцепившаяся в запястье Киндаити, была обжигающе горячей. Киндаити хранил молчание, пока его наполовину вел, наполовину тащил вперед Фурудатэ. От ворот к парадным дверям тянулась длинная подъездная аллея. Но Фурудатэ спешил не туда, а через боковые ворота в сад.

Вилла, построенная поначалу, когда Сахэй убедился, что его компания крепко стала на ноги, была совсем небольшой. Но позже, когда дело Инугами разрослось и Сахэй разбогател, он принялся скупать землю вокруг и воздвигать все новые постройки, пока в конце концов усадьба не превратилась в сложный комплекс из множества флигелей. Это был настоящий лабиринт, и Киндаити, будь он один, наверняка бы здесь заблудился.

Однако Фурудатэ, очевидно, ориентировался здесь прекрасно, он уверенно увлекал Киндаити все глубже и глубже в сад. Наконец, миновав сад в европейском стиле, они вошли в японский внутренний сад, по которому рыскала в поисках чего-то толпа промокших под дождем полицейских.

Этот сад они тоже пересекли и миновали изящную бамбуковую калитку — и тут глазам Киндаити открылся великолепный сад хризантем. Хотя Киндаити не был склонен к любованию подобными вещами, но даже он не мог не подивиться его пышности.

По ту сторону чисто выметенной площадки из белого песка стояло изысканное строение, вероятно, чайный домик. Его окружали ряды хризантем, укрытых решетчатым экраном.

Крупные цветы разных сортов — помпонные, плакучие, игольчатые — наполняли намокший сад своим ароматом.

— Это здесь. Ужасное зрелище… — прошептал Фурудатэ высоким нервным голосом, все еще держа Киндаити за руку.

Перед хризантемами лицом ко входу в чайный домик застыли в молчании несколько полицейских. Фурудатэ потащил Киндаити к ним.

— Взгляните, господин Киндаити. Взгляните на это лицо.

Растолкав полицейских, Киндаити остановился перед хризантемами. Он вспомнил слова Фурудатэ: «Макака? Он просто садовник — мастер выращивания хризантем, который не блещет умом. А сейчас он с головой ушел в создание хризантемовых кукол». Да, там стояли хризантемовые куклы Макаки, стояли, представляя сцену из спектакля Театра кабуки «Сад хризантем», спектакля об одном из легендарных героев Японии.

В центре возвышался старый генерал Киити с длинными волосами, завязанными за спиной. Рядом с ним — его дочь, принцесса Минадзуру, в развевающемся кимоно с длинными рукавами. Молодой слуга Торадзо и еще один слуга, Тиэнаи, застыли в поклоне перед Киити по правую и по левую руку от него, а сзади в полумраке, как злой дух, стоял злодей Танкай.

Одним взглядом окинув сцену, Киндаити сразу понял, что хризантемные куклы сделаны похожими на членов семьи Инугами. Главное действующее лицо Киити — покойный Сахэй, а принцесса Минадзуру — Тамаё. Молодой слуга Торадзо, на самом деле переодетый герой самурай Усивака, очень походил на Киё в маске, а слуга Тиэнаи, на самом деле оруженосец, — на Томо. Зато Танкай, злодей, напоминал…

Киндаити вгляделся в смутный полумрак, вздрогнул и оцепенел, словно сквозь его тело пропустили электрический разряд.

У злодея Танкая, конечно, было лицо Такэ. Но… но… но хотя Танкаю полагалось иметь длинные волосы, у этого Танкая волосы были коротко подстрижены и аккуратно разделены пробором слева, как у человека нашего времени. И какое реалистически бледное, мрачное лицо!

Киндаити дернулся, словно получил еще один удар током. Разряд пронзил его, он невольно сделал шаг ближе.

— Это… это… — Он онемел, язык словно прилип к небу.

Киндаити перегнулся через перила, вцепившись в ее зеленые бамбуковые перекладины так, словно собирался переломить их. И в этот момент голова Танкая качнулась раз, потом другой, словно кивая, и скатилась с плеч на землю.

Киндаити запищал, как лягушка, на которую наступили, и невольно отскочил назад.

Голова Танкая — нет, голова Такэ, отрезанная, лежала на земле, и из обрубка шеи, покрытой запекшейся черно-красной кровью, вываливалась бесформенная масса внутренностей. Это была кошмарная голова, явившаяся из преисподней.

— Это, это… — После нескольких секунд оцепенелого молчания Киндаити, задыхаясь, смог выговорить: — З-значит, Такэ убит.

Фурудатэ и полицейские молча кивнули в ответ.

— Убийца отрезал ему г-голову и пристроил на место головы хризантемовой куклы.

Адвокат и полицейские снова кивнули.

— Н-но зачем так себя затруднять?

Никто не произнес ни слова.

— Не припомню, чтобы такое случалось раньше, чтобы голову лишали тела. Тела без голов время от времени встречаются. Но в таких случаях убийца отсекает голову, чтобы затруднить опознание тела, и всегда прячет ее. А здесь? Зачем эту голову выставили напоказ?

— В том-то и дело, господин Киндаити. Преступник, кто бы это ни был, убил Такэ и почему-то решил не просто бросить тело, а отрезать ему голову, принести ее сюда и пристроить на хризантемовой кукле. Зачем?

— Действительно, зачем? — повторил Киндаити. — С какой целью?

— Вот и мне хотелось бы это знать. — Слова эти произнес начальник полицейского управления Насу, инспектор Татибана, по прозвищу Барсук, кряжистый, пузатый, но весьма представительный человек с маленькой седой головой, насаженной на плотное тело.

Инспектор Татибана и Киндаити были уже знакомы. Читатель помнит, что наш детектив был допрошен полицией Насу после убийства Тоёитиро Вакабаяси. Татибана позже навел справки в токийской полиции о Киндаити и, должно быть, получил ответы необычайно лестные для частного детектива, потому что стал, хотя все еще с сомнением, но уже и с любопытством и даже с некоторым трепетом поглядывать на этого заикающегося человека, всегда столь неуместно одетого, мелковатого в кости и с нечесаными волосами.

Киндаити снова оглядел хризантемовые куклы. Обезглавленный Танкай стоял, точно злой дух, в мглистой глубине сцены, а у ног его — чудовищная голова Такэ, а впереди куклы, похожие на Сахэя и Тамаё, на Киё и Томо, одетые в кимоно из прекрасных хризантем, застывшие в пристойных и надменно-важных позах. Унылый стук дождевых капель по решетчатому навесу аккомпанировал этой немыслимой сцене.

Киндаити вытер пот со лба.

— Итак…

— Итак?

— Итак, где же тело? Что сталось с остальной частью от шеи и ниже?

— Мы его ищем. Оно не должно быть далеко отсюда. Видите, эта группа из «Сада хризантем» не сильно попорчена, значит, само преступление совершено в другом месте. Как только мы узнаем, где…

Инспектор Татибана смолк на середине фразы, заметив нескольких детективов, с шумом поспешающих в их сторону. Один из них подбежал и прошептал что-то на ухо начальнику, тот вздернул брови, потом резво повернулся к Киндаити.

— Нашли место преступления. Пойдемте с нами.

Киндаити и Фурудатэ двинулись плечо к плечу вслед за инспектором и его людьми, показывающими дорогу.

— Господин Фурудатэ!

— Да?

— Кто первый нашел это… голову Такэ?

— Макака.

— Макака? — встревоженно переспросил Киндаити.

— Да. Каждое утро Макака обходит сад, ухаживая за хризантемами. А сегодня, придя сюда, он — ну, вы сами видели, что он здесь нашел. И тут же вызвал меня. Было чуть больше девяти. Я сразу примчался, а тут уже полное смятение. Все члены клана собрались перед хризантемовыми куклами, Такэко стенала и кричала так, словно сошла с ума. Но кто ее может упрекать за это?

— А что Мацуко и Киё?

— Они тоже были. Но едва взглянули на голову Такэ и тут же ушли в свои комнаты, ни слова не сказали. Поверьте, для меня иметь дело с этими людьми очень трудно. Лицо Киё всегда скрыто под маской, а Мацуко, это вам уже известно, достаточно умна, чтобы никогда не выказывать своих чувств. Не представляю себе, что они почувствовали, когда увидели голову Такэ.

Киндаити молча обдумывал ситуацию, но вскоре, словно что-то вспомнив, сказал:

— Кстати, тот свиток, с отпечатком руки Киё. Не случилось ли так, что вчера вечером он был у Такэ?

— Ни в коем случае. Его для сохранности отдали мне. Он здесь, у меня в портфеле. — Фурудатэ похлопал по портфелю у себя под мышкой и продолжал вдруг охрипшим голосом: — Господин Киндаити, вы считаете, что Такэ убили из-за этого свитка?

На вопрос Киндаити ответил вопросом:

— Все ли члены клана Инугами знали, что свиток находится у вас?

— Да, все, кроме Мацуко и Киё. После того как эти двое ушли, мы всё обсудили и решили, что свиток должен храниться у меня.

— Значит, Мацуко и Киё не знали.

— Это верно. Разве что кто-то сказал им об этом.

— Кто бы это мог быть? Нет, думаю, что такое маловероятно. Ведь они только что расстались после столь эмоционального разговора, не так ли?

— Да, верно. Но не могу поверить, чтобы они…

К этому времени инспектор Татибана и его люди подошли к лодочному сараю на берегу озера. Именно здесь Киндаити впервые ступил на землю поместья Инугами в тот день, когда должно было быть оглашено завещание Сахэя и Макака привез его сюда на лодке. Прямоугольный лодочный сарай, похожий на коробку, был построен полностью из армированного бетона, а крыша его представляла собой крытую наблюдательную площадку.

Инспектор и его команда поднялись на площадку по узкой лестнице, Киндаити с Фурудатэ двигались следом. Они еще стояли на верхней ступеньке, когда Киндаити увидел нечто, отчего глаза у него полезли на лоб. На площадке стоял круглый плетеный стол, окруженный пятью-шестью такими же стульями. Один из стульев был опрокинут. И огромная лужа крови виднелась на полу.

Ошибиться было невозможно — убийство совершено здесь. Однако тела здесь не оказалось.




ХРИЗАНТЕМОВАЯ БРОШЬ


— Господин начальник, вот где все произошло. Убийца, должно быть, прикончил Такэ, отрезал ему голову, а потом сбросил тело в воду? Видите?

Действительно, узкий красный след вел от лужи крови к краю наблюдательной площадки. Там след обрывался, а внизу плескалась озерная вода, и дождь вычерчивал унылые круги на волнах, колышущихся у стены здания.

— Проклятие, — недовольно пробормотал инспектор Татибана, глядя в воду. — Придется искать тело в озере.

— Здесь глубоко?

— Нет, не особенно, но посмотрите вон туда. Видите рябь на воде? — Место, куда ткнул пальцем инспектор, находилось метрах в пятидесяти от берега. — Это у нас называется «Семь котлов», там на дне горячий источник. Он создает в этой части озера медленное, но постоянное круговое течение. И если тело было брошено в воду здесь, его, без сомнения, уже снесло довольно далеко.

В этот момент к Татибана подошел один из детективов.

— Господин начальник, посмотрите, что мы нашли. — Это была золотая брошь в виде хризантемы примерно трех сантиметров в диаметре с крупным рубином в середине. — Это лежало вон там, возле опрокинутого стула.

Фурудатэ приглушенно вскрикнул, Татибана и Киндаити повернулись к нему и увидели, что он оторопело уставился на брошку.

— Господин Фурудатэ, вы что-нибудь знаете об этой брошке?

Фурудатэ вынул носовой платок и обтер вспотевший лоб.

— Похоже, да…

— Чья она? — требовательно спросил Татибана.

— Кажется, она принадлежит Тамаё.

— Тамаё? — Киндаити подался вперед. — Но даже если эта вещь действительно принадлежит Тамаё, это ведь не обязательно значит, что сама Тамаё связана с убийством, а? Она могла обронить ее задолго до вчерашней ночи.

— Но…

— Что — но?

— Но это не так. Точно помню — вчера вечером на ней была эта брошка. Да, совершенно точно. Вчера вечером, уходя, я случайно столкнулся с Тамаё и зацепился за эту самую брошку. Потому-то я и запомнил ее.

Фурудатэ нервно утер пот с шеи, а инспектор и Киндаити обменялись многозначительными взглядами.

— Когда примерно это было?

— Около десяти. Я как раз уходил.

Значит, Тамаё приходила на наблюдательную площадку после этого небольшого инцидента с Фурудатэ, но какое дело могло привести ее сюда в такой поздний час?

Тут на лестнице послышались шаги, и снизу появилось безобразное лицо Макаки.

— Эй, господин Фурудатэ.

— Да? Что вам нужно? — Фурудатэ подошел к Макаке, обменялся с ним несколькими словами и сразу же вернулся. — Мацуко хочет меня видеть, — сказал он. — Я сейчас вернусь.

— Хорошо, — сказал инспектор Татибана. — Да. Если уж вы идете туда, не сочтите за труд попросить Тамаё прийти сюда?

— Будет сделано.

Фурудатэ удалился, но Макака и не думал уходить, стоял на середине пролета лестницы, обводя глазами наблюдательную площадку.

— Макака, вам еще что-нибудь нужно?

— Ага, ну… случилось кое-что… этакое.

— Этакое? — переспросил инспектор Татибана.

— Ага, одна лодка пропала.

— Лодка?

— Ага. Каждое утро осматриваю сад, ну, вроде как проверяю, все ли в порядке. Но нынче, как только встал, пришел сюда, а ворота канала открыты. Точно помню, ворота я вчера закрывал, еще засветло, вот и подумал, что-то тут не так. Заглянул в лодочный сарай, и точно, одна из трех лодок исчезла.

Инспектор Татибана и Киндаити удивленно переглянулись.

— Значит, ты хочешь сказать, что кто-то ночью выехал на этой лодке?

— Чего не знаю, того не знаю. Знаю только, что одна из лодок пропала.

— И ворота канала были открыты?

Макака мрачно кивнул.

Киндаити инстинктивно оглянулся на озеро, однако на воде, исполосованной дождем, не было ничего похожего на лодку.

— Ваши лодки как-нибудь помечены?

— Ага, у них у всех на борту черной краской написано «Инугами».

Инспектор взмахнул рукой, и три детектива бросились вниз по лестнице — несомненно, отправились искать исчезнувшую лодку.

— Очень вам благодарен, Макака. Если заметите еще что-нибудь, пожалуйста, дайте мне знать.

Макака неловко поклонился и затопал вниз.

Инспектор Татибана повернулся к Киндаити.

— Господин Киндаити, что вы об этом думаете? Может быть, убийца погрузил тело Такэ в лодку и куда-то отвез его?

— Не уверен, — сказал Киндаити, вглядываясь в туманную дымку над озером. — Но если это так, значит, убийца — человек посторонний, потому что он уплыл в лодке и не вернулся.

— Не обязательно. Он мог привязать к телу груз и бросить его в озеро, потом догрести до берега, высадиться и вернуться сюда через холмы.

— Но это слишком рискованно. Если преступник заранее решил выставить отрезанную голову вот так, напоказ, как он это сделал, ему незачем было рисковать, скрывая тело.

— Хм. Похоже на то.

Татибана бессмысленно уставился на отвратительную лужу крови и вдруг неистово замотал головой.

— Господин Киндаити, не нравится мне это. Зачем было отрезать голову? Зачем насаживать голову на куклу? Мне это совсем не нравится. Меня от этого дрожь пробирает.

В этот момент по лестнице поднялась Тамаё. Взгляд ее больших глаз затуманился, она, однако, от этого не стала менее привлекательной. Напротив, испуг и некоторая беспомощность только усилили ее красоту, нежную и печальную — подобную хрупкому цветку, истомившемуся под дождем.

Татибана кашлянул и сказал:

— Благодарю вас, что пришли. Прошу вас, садитесь.

Тамаё глянула на жуткую лужу крови, глаза ее на мгновение расширились от страха, она поспешно отвернулась и неловко присела на плетеный стул.

— Я попросил вас прийти, чтобы выяснить, узнаете ли вы эту вещь.

Увидев брошку на ладони Татибана, Тамаё на мгновение окаменела.

— Да, узнаю. Это… это моя.

— Понятно. А не можете ли сказать, когда вы ее потеряли?

— Могу. Очевидно, вчера вечером.

— Где?

— Скорее всего, здесь.

Татибана и Киндаити быстро обменялись взглядами.

— Значит, вы были здесь вчера вечером?

— Да.

— В какое примерно время?

— Думаю, около одиннадцати.

— Что заставило вас прийти в такое место в столь поздний час?

Тамаё вертела в руках носовой платок, вертела и теребила так долго, что казалось, сейчас он разорвется пополам.

— Послушайте, если сказали одно, почему бы не сказать остальное? Расскажите нам все. Зачем вы пришли сюда?

Словно приняв решение, Тамаё резко подняла голову.

— Говоря по правде, вчера вечером я встретилась здесь с Такэ. Хотела обсудить с ним кое-что наедине.

Кровь совершенно схлынула с ее лица.

Татибана бросил на Киндаити еще один взгляд.




ОТПЕЧАТОК ПАЛЬЦА НА ЧАСАХ


— Вы встретились здесь с Такэ вчера вечером?

В глазах инспектора Татибана мелькнуло подозрение. Киндаити смутился и тоже нахмурился, уставившись на бледную, без кровинки в лице, Тамаё, в профиль похожую на загадочного сфинкса.

— Какое у вас было к нему дело? Ах да, я так полагаю, это Такэ попросил вас прийти.

— Нет, вовсе нет, — живо заявила Тамаё. — Это я попросила его прийти, обещала быть здесь часов в одиннадцать. — Сказав это, она отвела глаза и принялась разглядывать озеро. Дождь, очевидно, усилился, капли били по воде все сильнее и беспорядочней, это предвещало бурю.

Татибана и Киндаити снова переглянулись.

— Так, понятно. — Татибана закашлялся. — И что? Какое у вас было к нему дело? Вы сказали, что хотели что-то обсудить с ним наедине.

— Да, это так. Хотела кое-что сообщить Такэ по секрету, чтобы никто больше этого не знал.

— И что это было?

Тамаё вдруг оторвала взгляд от озера и посмотрела прямо в лицо инспектору.

— Что ж, теперь, после того, что произошло, могу сказать вам все честно и откровенно, — проговорила она твердо, словно приняв решение, и рассказала любопытную историю. — Господин Инугами был очень добр ко мне. Еще когда я была ребенком, он всегда обращался со мной с любовью и нежностью, словно я была его внучкой. Уверена, что вы оба уже знаете об этом.

Действительно, Киндаити и Татибана очень хорошо это знали. Привязанность старика к Тамаё была очевидна из содержания его завещания.

Оба молча кивнули, и Тамаё продолжила, глядя куда-то, то ли в даль, то ли в себя.

— Однажды господин Инугами подарил мне часы. Не теперь, а давно, когда я еще носила косички. Карманные часы «Таванна», карманные часы с крышкой, те, что были у господина Инугами. Это не дамские часы, но я была ребенком и почему-то полюбила их, и всякий раз, оказавшись рядом с господином Инугами, просила его достать их из кармана и позволить мне потрогать их. Потом, как-то раз, он рассмеялся и сказал: «Если они тебе так нравятся, Тамаё, я их тебе подарю. Это мужские часы, так что ты не сможешь носить их, когда вырастешь, но… Но вот что: думаю, ты сможешь подарить их тому, за кого выйдешь замуж. До той же поры береги их хорошенько, ладно?» Он, конечно, шутил, но с этими словами отдал мне свои часы.

Инспектор Татибана и Киндаити с недоумением взирали на прекрасный профиль Тамаё. Какая связь между этими часами и событиями прошлой ночи? Однако мужчины не решились прервать ее. Они молча ждали, заметив, что, несмотря на всю мерзость нынешней ситуации, как только Тамаё заговорила о покойном Сахэе, ее брови, глаза и губы засвидетельствовали ее глубочайшую любовь к нему.

Все еще с мечтательным выражением на лице Тамаё продолжала свой странный рассказ.

— Я была в восторге. Всегда носила часы при себе, даже клала рядом с подушкой, когда ложилась спать. Тик-так, тик-так — слышать этот четкий, острый звук — это был такой восторг. Я берегла их. Но все-таки я была ребенком, и как-то умудрялась ломать их — то слишком сильно заведу пружину, то случайно намочу. И вот, когда такое случалось, чинил их Киё.

При упоминании этого имени волшебная сказка Тамаё из далеких времен начала приобретать реальные очертания. Слушатели удвоили внимание.

— Между Киё и мной всего три года разницы, но у него всегда были умелые руки, даже в детстве, и он любил возиться со всякими механизмами. У него это очень хорошо получалось — собрать радиоприемник или сделать электрический поезд. Так что починка моих часов для него была делом самым приятным. «Тамаё, ты снова сломала часы? Стыдись!» — возмущался он. Но видя, какой у меня грустный вид, говорил: «Ладно, починю. Завтра будут готовы; ради тебя займусь ими вечерком». И на другой день он клал часы мне в руку, совсем как новенькие, всегда улыбаясь и посмеиваясь: «Тамаё, тебе следует бережней обращаться со своими часами. В конце концов, ты ведь собираешься подарить их своему будущему мужу, да? Ты просто обязана заботиться о них, холить их и лелеять», — говорил он, ласково тыча указательным пальцем мне в щеку.

Тамаё рассказывала, и лицо ее слегка порозовело. И прекрасные глаза заблестели ярче, словно увлажнились.

Киндаити представил себе Киё в зловещей гуттаперчевой маске. В нынешнем его обезображенном лице не осталось ничего от прежнего, однако сами черты маски, точной копии его прежнего лица, при всей ее жуткости, были невероятно красивы. Его фото в «Биографии» тоже говорило о том, что Киё когда-то был необычайно привлекательным молодым человеком. Без сомнения, он унаследовал эту красоту от своего деда Сахэя, перед которым когда-то не смог устоять даже покойный дед Тамаё, Дайни Нономия.

Эпизод, о котором рассказала Тамаё, вероятно, имел место, когда она еще ходила в начальную школу, а Киё — в среднюю. Какие чувства зарождались в этой юной, похожей на куколок, паре? И какие планы, глядя на них, строил Сахэй?

Вдруг Киндаити вспомнил хризантемовых кукол Макаки. В пьесе кабуки «Сад хризантем» старый генерал Киити одаривает молодого самурая Усивака, который вошел в его дом переодевшись слугой, не только своим тайным трактатом о военной тактике, но и дочерью, принцессой Минадзуру. Макака сделал Киити похожим на Сахэя, в то время как юный герой Усивака напоминал Киё, а принцесса Минадзуру — Тамаё. Значило ли это, что Сахэй уже давно задумал поженить Киё и Тамаё и даровать им не тайную книгу о военной тактике, как в пьесе, но топор, цитру и хризантему — право унаследовать состояние Инугами?

Конечно, кукол сделал Макака, а не Сахэй, поэтому Киндаити не мог быть уверен, что они отражают желания Сахэя. Кроме того, Макака человек не вполне нормальный. Однако разве не может быть такого: природным чутьем, которым наделены подобные одиночки, чутьем, которое зачастую у них бывает острее, чем у обычных людей, Макака подсознательно угадал чувства Сахэя? Или, может быть, любя наивную прямоту Макаки, Сахэй тайком поделился с ним своими планами? Если это так, тогда Макака мог сделать этих кукол в качестве комментария к теперешней ситуации в клане Инугами. Оставим в стороне вопрос о возможных намерениях Сахэя. Ведь Макака, к примеру, мог и сам чувствовать, что Киё должен стать мужем Тамаё и что три семейные реликвии следует отдать им, и только им. Но Киё…

Но Киё уже не тот Киё, каким был. Того прекрасного лица уже нет.

Вспомнив ужасающе изуродованную, отвратительную массу плоти, которую он видел, Киндаити содрогнулся от ужаса и предался печали. Однако извилистое течение его мысли вскоре было прервано — Тамаё, надолго умолкнувшая, заговорила снова:

— Во время войны с моими часами что-то опять случилось, но того, кто всегда чинил их, уже не было дома. Его призвали в армию, и он воевал где-то в Юго-Восточной Азии.

Голос Тамаё немного дрогнул, но, быстро оправившись, она продолжила:

— Отдать часы в ремонт я считала просто невозможным. Хотя бы потому, например, что не раз слышала, будто, получив такие прекрасные часы, часовщик подменял механизм их на другой, худший. Но дело было еще в том, что мне казалось, я просто чувствовала, что единственный, кому можно доверить эти часы, — это Киё. Мне не хотелось отдавать их кому-то еще, хотя бы на короткое время. С тех пор часы так и шли неправильно. Но вот Киё наконец вернулся и… — Тамаё немного помедлила, но, как бы подстегнув себя, продолжила: — И кажется, вполне освоился. Несколько дней тому назад я отдала ему часы и попросила починить их.

Киндаити вдруг стало очень интересно. По своей привычке, разволновавшись, он начал яростно чесать голову. Он еще не понял, что хочет сказать Тамаё или какие мысли бродят у нее в голове. Тем не менее что-то его очень взволновало, и он продолжал чесать голову с бешеной страстностью.

— Н-ну и как, К-Киё п-починил вам часы?

Тамаё медленно покачала головой.

— Нет, он взял их в руку и некоторое время смотрел на них, потом сказал, что не уверен, что сможет починить их сейчас, и сделает это как-нибудь в другой раз. И вернул их мне.

Сказав это, Тамаё замолчала.

Татибана и Киндаити, ожидая продолжения, смотрели на Тамаё, затаив дыхание, но она отвернулась к озеру и словно воды в рот набрала.

Татибана в смущенье почесал мизинцем за ухом.

— Понятно. А какое отношение это имеет к событиям вчерашней ночи?

На этот вопрос Тамаё не ответила, но резко повернула разговор в другом направлении.

— Вы оба наверняка знаете, что случилось вчера вечером на этой вилле. Страшный скандал. Такэ и Томо привезли из святилища Насу отпечаток руки Киё и попытались воспользоваться им для — как бы это сказать… — Тамаё запнулась, — опознания — да, хотя слово неприятное — для опознания личности Киё. А госпожа Мацуко почему-то наотрез отказалась позволить Киё дать им отпечаток своей руки, и все старания Такэ и Томо ни к чему не привели. И тогда я кое-что вспомнила. На днях, я уже говорила, я попросила Киё починить мои часы, и он отказался. Вернувшись в свою комнату, я случайно открыла крышку часов и вдруг увидела — на ее внутренней стороне четко отпечатался большой палец Киё.

Киндаити вздрогнул. Вот, значит, что его так взволновало. И он снова принялся ерошить свою шевелюру, да так, что она вся встала дыбом. Инспектор Татибана некоторое время испуганно взирал на него, но в конце концов повернулся к Тамаё:

— Почему вы уверены, что это отпечаток Киё?

Глупый вопрос! Разве это не очевидно? Тамаё сказала, что отпечаток пальца Киё оказался на часах случайно, и обнаружила она его тоже случайно — как это может быть? Ясное дело, она все продумала заранее и устроила Киё ловушку, с самого начала надеясь получить отпечаток его пальца на часах. Да, именно это и взволновало Киндаити — какая умная и в то же время хитрая женщина эта Тамаё.

— Думаю, здесь не может быть ошибки. Я начисто вытерла и отполировала часы, прежде чем отдать их Киё, и после этого только два человека держали часы в руках — он и я. Поскольку это не мой отпечаток…

Я прав, решил Киндаити. Тамаё вытерла часы, намереваясь получить отпечаток Киё. Как, однако, она ловко все устроила. Где еще можно так хорошо сохранить отпечаток пальца, как на обратной стороне крышки?

Татибана тоже наконец пришел к такому же выводу.

— Понятно. И что?

— Да, и… — Тамаё продолжала подыскивать слова. — Судя по вчерашнему настроению госпожи Мацуко, нет никакой надежды получить отпечаток руки Киё в ближайшее время — так я подумала. Но если все останется как есть, это вызовет у Такэ и Томо и у их родителей еще большие подозрения. И вот, вспомнив об отпечатке большого пальца Киё на часах, я подумала, что будет лучше, если все выяснится как можно скорее, и хотя с моей стороны это могло показаться дерзостью, решила попросить Такэ сравнить этот отпечаток с оттиском руки на свитке.

— Понятно, и вы попросили Такэ прийти сюда, чтобы поговорить с ним об этом.

— Да.

— Около одиннадцати часов вечера?

— Ровно в одиннадцать я вышла из своей комнаты. Я знала, что если Макака узнает об этом, он обязательно решит пойти со мной. Мне этого не хотелось, поэтому я сначала ушла к себе в спальню, а потом дождалась одиннадцати и улизнула потихоньку.

— Минутку, — Киндаити впервые вмешался в разговор. — Не могли ли бы вы рассказать, что случилось, поподробней? Если вы вышли из своих покоев ровно в одиннадцать, значит, примерно в две-три минуты двенадцатого пришли сюда. Такэ уже был здесь?

— Да. Он стоял здесь, у края, смотрел на озеро и курил сигарету.

— Вы поднялись по лестнице на площадку. Был ли здесь или поблизости еще кто-нибудь?

— Не знаю. Я никого не заметила. Ночь была темная, небо в облаках — вряд ли я могла бы кого заметить, даже если там кто-то и был.

— Понятно. Итак, вы рассказали Такэ о часах.

— Да.

— А часы?

— Я отдала их ему. Он обрадовался и сказал, что попросит господина Фурудатэ принести свиток завтра как можно раньше и сравнит отпечатки.

— Что сделал Такэ с часами?

— Наверное, положил их в карман жилета.

Поскольку тело Такэ все еще не нашли, узнать, при нем ли еще часы, не представлялось возможным.

— И как долго вы оставались тут и разговаривали?

— Не больше пяти минут, как мне кажется. Мне не хотелось оставаться наедине с Такэ в таком месте, и я изложила ему все как можно короче.

— Понятно. Значит, вы расстались примерно в семь-восемь минут двенадцатого. Кто ушел первым?

— Я.

— Значит, Такэ остался здесь один. Что он делал?

Тамаё вдруг вспыхнула. Некоторое время она смотрела прямо перед собой блестящими глазами, вертя в руках носовой платок. Вдруг она покачала головой неистово, словно рассердившись, и сказала:

— Такэ вел себя очень грубо. Я уже уходила, когда он вдруг накинулся на меня и… Наверное, именно тогда я и потеряла брошку. Если бы не Макака, не знаю, что со мной сталось бы.

Татибана и Киндаити обменялись взглядами.

— Значит, Макака тоже был здесь.

— Да. Я думала, что мне удалось проскользнуть так, что он не заметил, а он заметил и пошел вслед за мной. Но теперь я так ему благодарна за это. Если бы он не появился…

— Что сделал Макака с Такэ?

— В точности не могу сказать. Когда Такэ обхватил меня, а я пыталась вырваться, он вдруг вскрикнул и упал. Да, тогда-то и опрокинулся стул. Такэ упал, а я смотрю — Макака. Он помог мне, и я бросилась прочь, не помня себя. Такэ все еще стоял на полу на коленях, бормоча ругательства.

— Понятно, после этого, должно быть, явился убийца, убил Такэ и отрезал ему голову. Вы никого не заметили, когда уходили?

— Нет, не заметила. Я уже говорила, темно было — хоть глаз выколи. И потом, я слишком была расстроена.

Рассказ Тамаё подошел к концу.

— Ну что же, большое вам спасибо, — сказал инспектор Татибана. — Простите, что мы вас побеспокоили.

Тамаё уже встала, когда Киндаити обратился к ней:

— Минутку. Еще один вопрос. Что вы думаете об этом человеке в маске? Вы считаете, что это действительно Киё или…

Кровь сбежала с лица Тамаё. Она долго стояла, уставясь на Киндаити, но потом ответила совершенно бесстрастно:

— Конечно, уверена — это Киё. Подозрения Такэ и Томо нелепы.

И при этом Тамаё нарочно устроила ему ловушку, чтобы получить его отпечаток!

— Большое вам спасибо. Значит, это все.

Тамаё поблагодарила Киндаити взглядом и спустилась с площадки. Только она ушла, как вернулся Фурудатэ.

— А, вы все еще здесь. Мацуко просит вас всех в дом.

— Какая-то особая причина?

— Да, — сказал Фурудатэ, на лице у которого было несколько недоуменное выражение. — Это, знаете ли, насчет отпечатка руки. Она говорит, что хочет, чтобы Киё сделал оттиск своей руки в присутствии всех.




БРОШЕННАЯ ЛОДКА


Порывистый ветер, все усиливаясь, стал штормовым, по озеру заходили темные волны, и дождь лупил по воде с неистовой яростью. Буря в горах всегда порождает особое ощущение нереальности. Низкие тучи давят к земле, озеро стонет, словно одержимое, а темная, мутная вода вздымается, пенясь, и бьется о берег с диким ожесточением. Всякий, осмелившийся вглядеться в глубины озера, содрогнулся бы при виде жуткой массы темных водорослей, сплетающихся, скручивающихся и трущихся друг о друга, как женские волосы. Одинокая птица, подталкиваемая ветром, промчалась наискосок над озером, точно дух.

Буря бушевала снаружи, но и в комнате о двенадцати татами на вилле Инугами нарастало напряжение. В зловещем молчании члены клана Инугами снова собрались перед фотографией Сахэя, и в душе у них кипела буря не менее бешеная, чем за окнами. Во главе комнаты сидели Мацуко и Киё со свитком из святилища Насу. Лист белой бумаги, тушеница с красной тушью и кисть были положены перед ними. Такэко, мать убитого Такэ, обмякшая и скорбная, с глазами, покрасневшими от слез, по-прежнему с ненавистью взглядывала на Мацуко. Томо то непрестанно грыз ногти, то качал ногой, и в глазах его стоял страх.

Киндаити по очереди всматривался в лица собравшихся, однако больше всех остальных его интересовала Тамаё. Но даже он не мог разглядеть, что творится у нее в душе — она просто была бледна и оледенело-прекрасна. Безусловно, у нее были самые серьезные сомнения относительно человека в маске, иначе она не пошла бы на хитрость, чтобы добыть отпечатки его пальцев, но теперь, когда он сам добровольно согласился на это, она должна быть в смятении. И все же она сидела, как обычно, холодная и изящная.

В комнату вошел человек, в котором без труда можно было распознать полицейского. Он молча поздоровался со всеми и уселся рядом с инспектором Татибана. Это был ведущий полицейский эксперт, и звали его Футзисаки.

— Госпожа Мацуко, — спокойно сказал Татибана, давая ей знак начинать.

Мацуко кивнула:

— Прежде чем я попрошу Киё сделать отпечаток своей руки, я хочу, чтобы все услышали кое-что. — Она прочистила горло. — Уверена, инспектор Татибана, вам уже известно, что вчера в этой самой комнате происходило то же, что и сейчас. Такэ и Томо пытались заставить Киё сделать отпечаток руки. Самым решительным образом я отказала им в этом, потому что они вели себя непристойно, обращаясь с Киё как с преступником. Это было оскорбительно, и я поклялась себе, что никогда, никогда не позволю Киё подвергаться столь унизительной проверке. Однако теперь все изменилось, Такэ постигла ужасная участь, и… — Мацуко глянула на Такэко, — и, похоже, эти люди думают, что я и Киё имеем к этому какое-то отношение. Хотя они молчат, но для меня не секрет, о чем они думают и что чувствуют. Они молчат, а я все вижу по их глазам. И после того, что случилось, могу их понять. Должна признать, мы сами отчасти виноваты. Если из-за того, что вчера я категорически запрещала Киё делать отпечаток, они заподозрили, будто нам есть что скрывать, или решили, что мы причастны к смерти Такэ, значит, вчера мы были не правы. Сожалею о моем поступке и понимаю, что в данных обстоятельствах мне не должно упорствовать дальше. Итак, решено, пусть Киё сделает отпечаток своей руки при всех, а инспектор Татибана будет этому свидетелем. Надеюсь, теперь все понятно, почему я это делаю.

Мацуко оглядела собравшихся, но в ответ не прозвучало ни слова. Только инспектор Татибана кивнул головой.

— В таком случае, Киё, приступим.

Киё в маске вытянул правую, дрожащую, вне всяких сомнений от волнения, руку. Мацуко обмакнула кисть в тушь и нанесла ее на ладонь его руки. Ладонь стала ярко-красной.

— Теперь бумага. — Киё растопырил пальцы и положил ладонь на лист бумаги. С силой придавив его руку сверху, Мацуко злорадно оглядела присутствующих. — Вот, смотрите все, — сказала она. — Отпечаток руки Киё. Никакого обмана, никаких уловок. Инспектор Татибана, вы готовы засвидетельствовать это?

— Да, конечно. Можете поднять руку.

Киё оторвал ладонь от бумаги, а Татибана, подойдя, взял ее.

— Где свиток?

— У меня. — Фурудатэ вынул свиток из портфеля и вручил инспектору.

— Вот и хорошо, теперь дело за вами, Футзисаки, — сказал Татибана. — Когда у вас все будет готово?

— Ну, для подробной экспертизы мне понадобится некоторое время, но определить идентичность отпечатков я успею за час.

— Отлично. Тогда действуйте. Должен сообщить всем присутствующим, что Футзисаки — специалист по отпечаткам пальцев. Хотя он и работает здесь, в нашей глуши, но на его опыт можно положиться. Итак, Футзисаки, мы ждем вашего решения.

— Так точно, господин инспектор.

Футзисаки встал и уже направился к двери, унося оба отпечатка, когда Мацуко остановила его.

— Постойте. Вы сказали, час?

— Да, через час я буду здесь с результатом.

— Прекрасно. В таком случае не могли бы вы все собраться в этой комнате через час? Инспектор Татибана, господин Фурудатэ, господин Киндаити, я велела приготовить вам угощение в другой комнате, так что прошу вас, подкрепитесь. Пойдем, Киё. — Мацуко взяла за руку Киё, и они встали.

Остальные тоже стали расходиться, на лицах у них можно было прочесть самые разные чувства. Татибана явно почувствовал облегчение.

— Ну что же, это недурно. Думаю, подкрепиться после такого не помешает. Господин Фурудатэ, господин Киндаити, давайте воспользуемся гостеприимством этого дома.

Ведомые служанкой, трое мужчин ушли в другую комнату. Едва успели покончить с едой, как туда ввалились два детектива, вымокшие до нитки, — двое из посланных на поиски пропавшей лодки.

— Инспектор, можно с вами поговорить?

— В чем дело? — спросил Татибана. — Вы, наверное, голодны. Нам тут приготовили поесть, почему бы и вам не подкрепиться?

— Непременно так и сделаем, но сначала вам надо бы кое на что взглянуть.

По лицам детективов было ясно, что они что-то обнаружили.

— Ладно. Господин Киндаити, не пойдете ли с нами?

Буря еще усилилась, ветер и дождь хлестали вовсю. Следуя за детективами, двое мужчин, наклонив зонты против ветра, дошли до ворот канала. Две лодки, связанные веревкой, подпрыгивали на бурлящей воде, как два листочка. Та, что шла на буксире, была накрыта брезентом.

— Нашли, значит.

— Да, была брошена неподалеку от мыса Каннон в Нижнем Насу, вот мы и привели ее сюда. Повезло — еще немного, и дождь смыл бы важные улики.

Забравшись в первую лодку, один из детективов притянул за веревку другую, шедшую на буксире, потом снял брезент. Татибана и Киндаити уставились на жуткое зрелище. Борта лодки изнутри были забрызганы темной кровью, и тяжелая жидкая масса покрывала днище.

Некоторое время они, затаив дыхание, смотрели на эту отвратительную жижу, но в конце концов инспектор неловко кашлянул и повернулся к Киндаити.

— Господин Киндаити, боюсь, что на этот счет вы ошиблись. Убийца все же отвез обезглавленное тело в лодке.

Киндаити рассеянно созерцал, как дождевые капли стучат по луже крови.

— Да, вы правы. Должен признаться, я ошибся. Но, инспектор, — сказал Киндаити, и его глаза внезапно стали тревожными, — зачем это понадобилось убийце? Зачем выставлять голову напоказ и при этом полагать необходимым спрятать тело? За этим мне чудится что-то очень серьезное.

— Не знаю. Но теперь, когда мы уверены, что оно было перевезено в этой лодке, нам определенно придется искать тело в озере. Детектив, проследите за этим, как только перекусите.

— Будет сделано, инспектор. Кстати, мы выяснили еще кое-что довольно странное.

— Странное?

— Да. Савай должен был привести свидетеля, но… А, вот и он.

Сопровождаемый третьим детективом, под потоками дождя появился человек лет сорока, одетый в темно-синее хлопчатобумажное кимоно и темно-синий передник. По словам детектива, его звали Кюхэй Сима и он держал дешевую гостиницу под названием «Касивая» в Нижнем Насу.

Это теперь Насу — единый город, а еще лет десять тому назад он делился на Верхний и Нижний. Поместье Инугами было расположено на краю Верхнего Насу и отделялось от Нижнего незастроенной полоской земли, простирающейся по берегу озера километра на два.

Хозяин гостиницы «Касивая» начал свой рассказ:

— Я уже сообщил вот этому детективу, что вчера ночью к нам занесло странного гостя.

По словам хозяина гостиницы, на нем были военная форма и армейские сапоги, а за плечами висел вещевой мешок. Вообще-то не было ничего необычного в том, что здесь появился репатриированный солдат. Странно другое — то, что пилотку он надвинул на лоб низко, по самые брови, а толстый шарф, повязанный вокруг шеи и лица, закрывал даже нос. Видны оставались одни глаза.

Поначалу, однако, ни хозяина, ни служанку это никак не насторожило, и по его просьбе ему предоставили комнату. Но вот, когда служанка вернулась, отнеся обед ему в комнату, она уже встревожилась:

— Странный какой-то человек. Он и в комнате не снял свой шарф, а когда я попыталась подать ему рис, велел мне уйти. Похоже, он не хочет, чтобы видели его лицо.

Сообщение служанки вызвало у хозяина некоторые опасения. Он отправился наверх с книгой регистрации и обнаружил, что человек этот, покончив с обедом, снова прикрыл лицо шарфом. Больше ничего необычного не было, но когда хозяин положил книгу регистрации перед незнакомцем, тот сказал: «Запишите за меня», — и продиктовал сведения.

— Вот эта запись. — Хозяин гостиницы раскрыл книгу и продемонстрировал инспектору Татибана: — «Сампэй Ямада, 30 лет, безработный, 3-21, Кодзимати, Токио».

— Савай, вы записали эти сведения? — обратился Татибана к молодому детективу.

— Да, записал.

— Проверьте в Токио, хотя это, скорее всего, ложный адрес. Прошу вас, рассказывайте дальше.

Подбодренный инспектором, хозяин гостиницы продолжал:

— Да, совсем забыл сказать, что появился этот человек часов в восемь вечера. Потом, около десяти, он сказал, что пойдет навестить кого-то знакомого, живущего поблизости, и ушел. А лицо, само собой, так и прятал под пилоткой и шарфом. Часа через два, где-то около полуночи, я подумал: а пойду-ка я запру входную дверь, и пошел, а тут он как раз и вернулся. Тогда-то мне было ни к чему, а сейчас вспоминаю, что был он вроде как малость расстроен.

— Подождите минутку, — перебил его Киндаити. — Лицо он по-прежнему прятал?

— Само собой. Вот и получилось, что лица его я так и не видел, потому как сегодня пораньше, часов этак в пять, он вдруг сказал, что должен ехать, и был таков. Счет он, правда, оплатил еще вечером, ну, а мы все толковали о том, что за странный гость у нас побывал и что бы все это значило, как вдруг служанка — она пошла прибираться в его комнате — принесла вот это.

Хозяин развернул тонкое хлопчатобумажное полотенце, Татибана и Киндаити оторопело уставились на него. Полотенце, на котором было оттиснуто «Вернувшимся ветеранам от друзей. Хаката» (это было одно из тех полотенец, которые раздавались репатриированным солдатам в Хакате), было замазано густой темной кровью. Ясно, что им пользовались, чтобы вытереть окровавленные руки.

Киндаити и Татибана обменялись взглядами. Им одновременно пришла в голову одна мысль: Киё, человек в маске, совсем недавно тоже вернулся через Хакату. Однако с восьми до десяти часов вчерашнего вечера этот самый Киё вроде бы находился вместе с другими членами клана Инугами в комнате на вилле.




ТАИНСТВЕННЫЙ ИКС


Неожиданное свидетельство хозяина гостиницы набросило на первое трагическое событие в клане Инугами покров еще большей тайны. Вкратце его рассказ сводился к следующему.

Вчера вечером некий репатриированный солдат появился в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу, примерно в двух километрах от поместья Инугами. Он снял комнату на ночь. Пока что будем называть его Иксом.

Было около восьми вечера, когда Икс прибыл в гостиницу.

Икс старательно скрывал свое лицо.

Икс назвался Сампэем Ямадой, безработным, живущем по адресу 3-21, Кодзимати, Токио.

Икс вышел из гостиницы примерно в десять часов, сказав, что идет навестить знакомого, живущего поблизости.

Икс вернулся в гостиницу около полуночи, казался немного взволнованным.

Икс ушел из гостиницы около пяти часов на другое утро, сказав, что вспомнил о каком-то деле.

В комнате, где останавливался Икс, было найдено окровавленное полотенце с оттиснутыми на нем словами «Вернувшимся ветеранам от друзей. Хаката».



Вот и все сведения о том, что делал Икс со вчерашнего вечера до сегодняшнего утра. И некоторые любопытные совпадения наводят на мысль о его возможной причастности к вчерашнему убийству в поместье Инугами. Во-первых, судя по рассказу Тамаё, убийство Такэ могло произойти после одиннадцати часов десяти минут. Икс ушел из гостиницы «Касивая» примерно в десять и вполне мог успеть добраться до поместья Инугами к этому времени.

Во-вторых, лодка. Лодка, залитая кровью, найдена поблизости от мыса Каннон в Нижнем Насу, всего в пяти минутах ходьбы от гостиницы. Стало быть, если предположить, что кто-то затащил обезглавленное тело Такэ в лодку и, отплыв от лодочного сарая примерно в одиннадцать тридцать, выгреб на середину озера, бросил тело в воду, а потом направился к мысу Каннон, он вполне мог добраться до гостиницы «Касивая» к полуночи. Иначе говоря, раскладка по времени известных действий Икса и убийцы во многом совпадает.

— Дело становится еще более странным, господин Киндаити. Может быть, этот человек приехал в Насу, чтобы убить Такэ?

— Инспектор, делать выводы еще рано. — Киндаити говорил, устремив взгляд будто в бездну: — Но если оставить в стороне вопрос, пришлый или свой человек убил Такэ, ясно одно: он погрузил обезглавленное тело в лодку и уплыл отсюда. И это мне представляется крайне интересным.

— Что вы имеете в виду? — спросил инспектор Татибана, внимательно глядя на Киндаити.

— По-прежнему не могу понять, зачем — зачем убийце понадобилось прятать обезглавленное тело? В конце концов, если голова выставлена на всеобщее обозрение на хризантемовой кукле, прятать тело — совершенная бессмыслица. И все же убийца совершил это дело, которое кажется бессмысленным, при этом сильно рискуя. Зачем? Что за нужда у него такая была? Я размышлял об этом все время, а теперь, после того, что рассказал хозяин гостиницы, кажется, понял причину.

— И что это за причина?

— Инспектор, как вы думаете, почему хозяин гостиницы поторопился сообщить в полицию об этом Иксе? Да потому, что Икс оставил после себя явный след, нечто такое, чего никак нельзя не заметить: окровавленное полотенце. Если бы не полотенце, думаю, хозяин не побежал бы в полицию, даже если этот Икс вызывал у него некоторые подозрения. Такие люди больше всего боятся быть втянутыми в полицейские дела. Учитывая все это, следует признать, что Икс оставил полотенце нарочно, словно приказ хозяину гостиницы немедленно донести в полицию, — разве такой вывод не напрашивается сам собой? Да никогда я не поверю, чтобы такую важную улику оставили по случайности.

— Понимаю. Вы хотите сказать, что Икс сознательно оттягивает внимание на себя?

— Именно. То же самое можно сказать об этой лодке — увезти обезглавленное тело, не имея на то никаких причин, и бросить окровавленную лодку у мыса Каннон рядом с гостиницей?

Татибана вдруг распахнул глаза, не отрывая взгляда от Киндаити, — до него наконец начало доходить, что тот имеет в виду.

— Вы хотите сказать, что этот человек пытался кого-то прикрыть?

Киндаити молча кивнул.

— Кого? Кого он прикрывал? — нетерпеливо вопрошал инспектор Татибана, но Киндаити только качал головой.

— Этого не знаю. Важно другое — тот, кого он прикрывал, ясное дело, живет в этом доме, потому что все действия Икса направлены на то, чтобы отвлечь внимание отсюда. Он пытается представить дело так, будто убийца явился откуда-то извне. Поэтому мы можем предположить, что убийца — кто-то с этой виллы

— Икс, стало быть, только сообщник, а настоящий убийца — кто-то живущий здесь, на вилле.

— Да, именно так.

— Но кто же этот Икс? И как он связан с кланом Инугами?

Киндаити запустил пальцы в свою шевелюру.

— В-вот в этом и состоит з-задача, инспектор. Кто такой Икс? Когда мы это узнаем, мы найдем и убийцу. — Киндаити взглянул на Татибана. — А знаете, о чем я сейчас думаю?

Татибана скривился, и Киндаити ответил кривой улыбкой:

— Вчера вечером весь клан собрался в той комнате, надеясь получить отпечаток руки Киё. Им это не удалось, но они спорили об этом примерно с восьми до десяти. Тем временем Икс появился в гостинице около восьми и, по словам свидетеля, оставался там примерно до десяти. Этот факт нам кое-что дает. Прежде всего, спасает от лишней работы. Если бы Икс все это время не сидел в гостинице, нам пришлось бы проверить алиби каждого члена клана, чтобы выяснить, не мог ли кто-то из них явиться в гостиницу под видом этого Икса.

Инспектор опять выпучил глаза.

— Вы что, полагаете, что Икс тоже из этого дома?

— Нет, я был бы рад считать так, но, как я уже сказал, это невозможно: у них у всех есть алиби. И все же меня удивляет, почему Икс так старательно прятал лицо. Убийство еще не было совершено, когда Икс появился в гостинице, так зачем же ему скрывать лицо? Мне приходят в голову две причины, по которым человек может хотеть, чтобы другие не видели его лица. Одна — если у него на лице какой-нибудь отвратительный шрам или другой дефект — ну, к примеру, как у Киё. Другая — если нужно, чтобы тебя не узнали люди, которые тебя знают.

— Понятно. Членов клана Инугами здесь все знают в лицо.

Инспектор Татибана принялся грызть ногти. У него, когда он размышлял, похоже, такая была привычка.

— Значит, господин Киндаити, вы полагаете, что два человека из этого дома действуют совместно и один из них появился в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу вчера вечером под видом Икса. Этот Икс вернулся сюда около половины двенадцатого, погрузил обезглавленное тело в лодку, избавился от тела на озере, доплыл до мыса Каннон и вернулся в гостиницу на ночь. И все ради того, чтобы навести на мысль, что убийца пришел со стороны. Потом, уже сегодня утром, Икс покинул гостиницу, оставив в качестве улики окровавленное полотенце, незаметно вернулся в дом и сидит себе, словно ничего не случилось. Такова, очевидно, ваша версия?

— Но я же сказал, семейное сборище вчерашним вечером дает всем алиби.

Вдруг лицо Татибана посуровело.

— Интересно. Интересно, действительно ли у всех есть алиби.

Теперь уже Киндаити удивленно уставился на инспектора.

— А разве есть кто-то без алиби?

— Да, есть. Конечно, это нужно проверить, но кое-кому, похоже, трудновато будет доказать свое алиби.

— Кое-кому, инспектор? Кому именно?

— Макаке.

Киндаити словно громом ударило. Руки, ноги у него задрожали, холодок пробежал по спине. Некоторое время он смотрел на инспектора, потом тихо, еле слышно, прошептал:

— Но, инспектор, по словам Тамаё, когда Такэ попытался напасть на нее, появился Макака и…

— На рассказ Тамаё полагаться нельзя, — невозмутимо начал Татибана, но тут же, словно смутившись резкости своих слов, закашлялся и продолжил совсем иным тоном: — Конечно, это только предположение. Просто я имею в виду, что такое предположение логично, если придерживаться нашей версии. Сами посудите: коль скоро, к примеру, Тамаё и Макака — соучастники, стало быть, ее рассказу нельзя доверять, — это же первое, что приходит в голову, верно? Но даже если ее рассказ правдив, ведь Макака, выйдя из Нижнего Насу около десяти, мог добраться сюда к одиннадцати. В одном я уверен точно — Макака не присутствовал на семейном собрании, а поскольку все были так заняты этим событием, вряд ли кто-нибудь обратил внимание на то, что он делает. Конечно, для верности я прикажу своим людям тщательно расспросить всех, но готов поспорить, ни единая душа не сможет сказать, где был этот человек вчера ночью. Естественно, кроме той же Тамаё.

Тамаё и Макака! Подозрения Татибана вполне основательны. В конце концов, у Тамаё есть очень весомые причины желать смерти Такэ, и в то же время вчера у нее была превосходная возможность покончить с ним. Именно Тамаё вызвала Такэ на эту площадку, именно она назначила время, к которому Икс, выйдя из гостиницы в Нижнем Насу в десять часов, мог успеть добраться до поместья. Кроме того, Макака управляется с лодкой лучше любого другого.

Но не только эти детали разожгли подозрения инспектора Татибана. Куда больше подозрений вызывала сама Тамаё. Она достаточно хитра, чтобы придумать такой план, а Макака слепо предан ей и готов сделать все, что она прикажет. Представив себе эту пару — изящная красавица и уродливый великан, — Киндаити поежился от безымянного страха, и мурашки побежали у него по коже.




НАСТАВНИЦА ИГРЫ НА КОТО


Приозерная вилла Инугами представляла собой сложный лабиринт, а Мацуко с Киё жили в пристройке в самом центре этого лабиринта. Их жилье представляло собой как бы тупик, однако тесным его никак нельзя было назвать — целых пять комнат. Кроме того, будучи связано коридором с главным домом, оно к тому же имело отдельный вход. Иначе говоря, всякий раз, когда отношения с другими обитателями виллы осложнялись, жителям этих покоев достаточно было перекрыть коридор железным, в буквальном смысле, занавесом, и они могли жить своей жизнью, совершенно независимо от остальных. Больше того, к пристройке примыкал еще флигелек, две комнаты поменьше, похожие на чайный домик, служившие прибежищем Киё.

Вернувшись на виллу после репатриации, Киё почти не выходил из своих комнат. День за днем он оставался там, редко разговаривал даже со своей матерью Мацуко. Красивая, но совершенно безжизненная гуттаперчевая маска всегда неподвижно смотрела в темный угол комнаты, и никому не дано было представить, какие мысли кипят под ней. Само его присутствие вызывало у домочадцев невыразимый ужас.

Даже Мацуко, его мать, чувствовала, как по телу у нее бегут мурашки всякий раз, когда взглядывала на ту молчаливую гуттаперчевую маску. Да, даже Мацуко боялась этого человека, хотя старалась скрыть свои чувства.

И сегодня Киё сидел у низкого письменного стола в своей комнате, устланной татами, неподвижно глядя на бурлящие воды озера за круглым окном с распахнутой бумажной ставней. Дождь и ветер свирепствовали все сильнее, озеро пенилось и бурлило, однако среди волн, бросив вызов стихии, плясали катер и несколько моторок — там, несомненно, искали тело Такэ.

Вот Киё, опершись ладонями о стол, чуть приподнялся и подался вперед, чтобы лучше видеть происходящее за окном. И тут услышал голос матери, донесшийся из центральной части пристройки:

— Киё, закрой окно. Дождь зальет комнату.

Киё дернулся, услышав этот голос, но послушно закрыл стеклянную оконную раму, плечи его уныло опустились. И он заметил нечто такое, отчего снова весь напрягся. На прекрасно отлакированной поверхности стола четко выделялись десять отпечатков, оставленных его пальцами, когда он оперся о стол, чтобы выглянуть в окно. Киё словно застыл от страха, глядя на эти следы, потом, спохватившись, вынул платок из рукава кимоно и принялся стирать их — тщательно, раз за разом, словно опасаясь, что одного раза не хватит.

В то время, как Киё занимался этим, Мацуко в центральной части жилья принимала некую странную гостью — женщину примерно ее возраста, быть может, немного старше, а быть может, чуть моложе, с коротко подстриженными волосами, одетую в простой темный плащ поверх простого темного кимоно. Один глаз у нее был вытаращен, как бывает при зобе, другой провалился и погас, да, в придачу ко всему, на лбу у нее красовался грубый шрам. Ее внешность можно было бы назвать отталкивающей, тем не менее женщина производила впечатление утонченное и благородное — вот что значит умение держать себя и культура.

Это была Кокин Миякава, наставница игры на цитре _кото_ из школы Икута, приезжавшая из Токио иногда раз в квартал, иногда раз в полгода. В этих местах и в окрестностях Ина у нее было немало учеников, и, приезжая в Насу, она всегда останавливалась на вилле Инугами, чтобы уже отсюда навещать дома своих подопечных.

— Итак, когда вы приехали, госпожа Миякава?

— Вчера вечером. Думала направиться прямо сюда, но час был слишком поздний, не хотелось вас беспокоить. Вот и решила остановиться в «Трактире Насу».

— О, вам не следовало проявлять такую щепетильность. Вы знаете, здесь вам рады в любое время.

— Я бы не постеснялась прийти, когда бы вы, госпожа Мацуко, были на вилле одна, но, как мне известно, сейчас здесь живут ваши родственники. — Щуря свои почти не видящие глаза, Кокин говорила спокойно и тихо, голосом тонким и деликатным. — На самом деле хорошо, что остановилась в гостинице, потому что, говорят, вчера здесь случилось нечто ужасное.

— Значит, вы уже наслышаны об этом?

— Да, наслышана. Какое страшное событие! Вот и решила, что вы, должно быть, очень заняты, поэтому я поеду прямо в Ина, но мне не хотелось уезжать, не поздоровавшись. И в самом деле, какое ужасное событие.

— Простите, что приходится вас затруднять, но если уж вы здесь, мне бы хотелось взять урок. И даже если вы собираетесь в Ина, не могли бы вы остаться в Насу немного подольше, если сможете?

— Что ж, пожалуй, могу.

В этот момент появилась служанка, обслуживающая покои Мацуко.

— Простите, госпожа, но инспектор Татибана и господин Киндаити хотели бы повидать вас на минутку.

Услышав это, Кокин поднялась.

— Мне пора, госпожа Мацуко. Однако если я все-таки решу поехать в Ина, то зайду повидаться с вами или позвоню перед отъездом.

В дверях они и встретились — наставница игры на цитре и входящие в комнату Татибана с Киндаити. Оглянувшись на ее миниатюрную фигурку, Киндаити заметил:

— Какая странная гостья!

— Да, это музыкантша, обучающая меня играть на кото.

— У нее плохо с глазами?

— Нельзя сказать, что она совсем слепа, но… — Мацуко повернулась к Татибана. — Что с отпечатками, инспектор, — вы получили результат?

— Нет, пока нет. Но мне хотелось бы показать кое-что господину Киё.

Мацуко некоторое время испытующе вглядывалась в них, но в конце концов позвала Киё. Тот немедленно появился из своей комнаты.

— Простите, что беспокою вас, господин Киё, — обратился к нему инспектор, — но не могли бы вы взглянуть вот на это?

Когда Татибана развернул окровавленное полотенце, Мацуко отпрянула, Киё сохранил спокойствие.

— О, Небо, где вы это нашли?

Инспектор Татибана коротко пересказал историю хозяина гостиницы.

— Понимаете, на нем начертано «Возвращающимся ветеранам от друзей. Хаката», вот я и подумал, может, господин Киё знает чего-нибудь об этом.

Киё сидел молча и размышлял, потом повернулся к Мацуко:

— Матушка, где вещи, которые мне дали в Хакате, когда я вернулся в Японию?

— Я все сложила в кладовку.

Открыв кладовку, Мацуко вынула завернутый в ткань сверток и, развернув его, предъявила различные вещи — военную форму, пилотку, вещевой мешок Киё открыл мешок и вынул оттуда полотенце.

— Мне дали вот это.

На полотенце было начертано: «Возвращающимся ветеранам от соратников. Хаката».

— Понятно. Значит, там раздают разные полотенца. Но, господин Киё, не знаете ли вы кого-нибудь, у кого могло оказаться такое полотенце? Он назвал себя Сампэем Ямадой и дал свой адрес — 3-21, Кодзимати, Токио.

— Что? — резко вскрикнул Киё. — 3-21, Кодзимати?

— Именно так. Госпожа Мацуко, говорит ли вам что-нибудь этот адрес?

— Разумеется. Это наш токийский адрес.

Киндаити пронзительно присвистнул и принялся чесать в голове. Инспектор Татибана тоже насторожился.

— Понятно. Значит, вероятность того, что человек из гостиницы как-то связан со вчерашним убийством, увеличивается. Господин Киё, у вас нет никаких соображений, кто бы это мог быть? Ну, скажем, фронтовой друг, приехавший повидаться с вами после возвращения в Японию? Или кто-то, у кого есть на вас зуб?

Киё медленно покачал головой:

— Нет, мне нечего сказать по этому поводу. Конечно, мы там были долго, я, может быть, и сообщил кому-нибудь свой токийский адрес, но кто бы это мог приехать сюда, в Насу, — ума не приложу.

— Кроме того, инспектор Татибана, — вмешалась Мацуко, — вы сказали, что этот кто-то затаил зло на Киё. Но вспомните, ведь убит Такэ, а не Киё.

— Совершенно верно. — Инспектор почесал в затылке — Кстати, господин Такэ тоже служил в армии?

— Да, конечно. Но ему повезло, он все время находился в Японии. В конце войны, мне кажется, он служил в войсках противовоздушной обороны в Тиба или что-то в этом роде. Такэко должна знать лучше.

— Что ж, я у нее и спрошу. Еще одно, госпожа Мацуко. — Татибана искоса глянул на Киндаити, словно ища поддержки. — Это насчет Макаки. Полагаю, он тоже был призван?

— С его-то телосложением? Разумеется.

— И где он был в конце войны?

— Кажется, на Тайване. Ему повезло, он очень быстро вернулся в Японию. Кажется, это было в ноябре прошлого года. А при чем тут Макака?

Татибана на вопрос не ответил, но продолжил:

— Если он был на Тайване, стало быть, тоже вернулся через Хакату?

— Может быть и так. Я, право, не помню.

— Госпожа Мацуко, — спросил Татибана немного иным тоном — На вчерашнем собрании присутствовали только члены семьи?

— Разумеется. Правда, Тамаё нам не родственница, но она нам как родная. И господин Фурудатэ присутствовал.

— Господин Фурудатэ присутствовал по долгу службы. А вот Макаки, полагаю, не было, да?

— Что? — Мацуко уставилась на него так, словно он спятил. — С какой это стати ему там быть? Он всего лишь слуга, из тех, кто в таких случаях работает за кулисами.

— Понимаю. Мне просто хотелось выяснить, где был Макака и что он делал вчера вечером. Вряд ли вы это знаете.

— Нет, не знаю. Вчера вечером он выпросил у меня старую струну от кото, так что, скорее всего, он латал невод.

По словам Мацуко, Макака отменный рыбак. Еще когда был жив Сахэй, Макака ходил с ним на рыбалку, и не только на озеро, но и куда дальше, даже на реку Тенрю. Во время войны, однако, трудно было купить невод, а в конце концов стало сложно отыскать хотя бы нужную для починки нить. Тогда Макаку вдруг осенило, и он придумал вместо нити использовать старые струны. И это ему так понравилось, что по сей день он использует только их.

— Не поверите, какие у него умелые руки. Еще вопросы о Макаке будут?

— Нет, никаких особенных вопросов нет.

В этот момент в комнату ворвался один из детективов. Нашли тело Такэ.




МОЛЧАНИЕ ТАМАЁ


Только благодаря буре тело было найдено так скоро. Порывистый ветер с дождем, все время мешавший расследованию, словно в возмещение причиненных им неудобств, поднял тело со дна на поверхность гораздо раньше, чем этого можно было ждать.

Услышав об этом, Киндаити с инспектором бросились к воротам канала и оказались там как раз в тот момент, когда какой-то человек — с его широкополой непромокаемой шляпы и по длинному плащу струями сбегала вода, — выбравшись из своей моторки, шествовал мимо толпящихся детективов и полицейских.

— Здравствуйте! Рад снова вас видеть.

Киндаити, застигнутый врасплох этим приветствием, удивленно уставился на человека. Где-то он уже видел это лицо и эти очки в проволочной оправе, но никак не мог вспомнить, где. Заметив смущение Киндаити, тот усмехнулся:

— Неужто забыли? Настоятель святилища Насу.

И Киндаити сразу вспомнил. Да, это он, настоятель Ояма.

— П-прошу меня простить. Вас трудно узнать.

— Не вы один так говорите, — рассмеялся настоятель. — Но не расхаживать же мне в храмовом облачении под таким дождем. Во время войны я научился вот этому трюку, — сказал он, хлопнув по толстой сумке, которую держал под мышкой. Именно там находилось его жреческое облачение.

— Вы на моторке?

— Да, все же быстрее. Сомневался, стоит ли выходить на озеро в такую непогоду, но ведь так или эдак промокнешь. Поэтому и выбрал путь по озеру, а в результате наткнулся по дороге на что-то совершенно немыслимое.

— Тело Такэ?

— Да, на него-то я и наткнулся. Больше того, оно оказалось без головы. Подумать страшно… — Настоятель скривился и встряхнулся, как собака.

— Уверен, полиция будет вам благодарна за такую находку.

— Что ж, до свидания.

Настоятель еще раз стряхнул с себя воду и уже двинулся дальше вместе со своей сумкой, когда Киндаити окликнул его:

— Господин Ояма, еще минутку.

— Чем могу быть полезен?

— Хотел бы расспросить вас кое о чем — можно ли повидаться с вами попозже?

— Конечно, в любое время, — ответил настоятель. — До свидания.

Он ушел, а Киндаити наконец-то взглянул на озеро. Полицейский катер и несколько моторок у ворот канала подпрыгивали на волнах, как сорванные с дерева листья. Тело, скорее всего, находилось на катере — там сновали мрачные полицейские. Там же была и Тамаё.

Киндаити задумался, что же ему делать дальше, и решил не ходить на катер. Само тело его не очень интересует. Врач и Татибана проведут все необходимые следственные действия, а присутствовать при этом весьма неприятном зрелище без крайней необходимости вовсе не стоит.

Так Киндаити стоял и ждал, пока с катера не сошел Татибана, утирая с лица пот.

— Очень противно, а?

— Что делать, это моя работа. Но, по правде говоря, глаза бы мои больше такого не видели. — Инспектор скривился, все еще утирая лоб платком.

— Это точно тело Такэ?

— В конце концов нам придется просить кого-то из членов семьи опознать его, но, к счастью, доктор Кусуда несколько раз осматривал Такэ раньше и клянется, что это он.

Кусуда — городской врач и по совместительству половину рабочего дня исполнял должность судебно-медицинского эксперта.

— Понятно. Значит, ошибки нет. А причина смерти уже известна? На голове ведь не было никаких особых повреждений.

— Да, единственная колотая рана в спину, направленная в сердце. Врач говорит, что если Такэ застали врасплох, он, скорее всего, умер мгновенно и без звука.

— Оружие?

— Он считает, что это какая-то разновидность самурайского меча. В этом доме, кажется, их несколько штук. Сахэй какое-то время был страстным коллекционером.

— Значит, убили ударом меча, а потом отрезали голову. Что насчет усекновения головы?

— Любительская работа. Врач говорит, что убийце, очевидно, пришлось попотеть.

— Понятно. Кстати, инспектор, — с внезапным напором спросил Киндаити, — ваше впечатление об этом теле? Не заметили чего-нибудь такого, что могло бы вызвать у преступника желание спрятать его?

В ответ Татибана скривился и почесал висок:

— Нет, ничего необычного. Не могу понять, зачем ему понадобилось так утруждать себя и топить тело в озере.

— В жилетный карман, полагаю, вы заглянули. Это насчет часов, которые Тамаё, как она утверждает, передала ему.

— Разумеется, мы их искали, но часов при нем нет. Возможно, их взял убийца, а может быть, они лежат на дне озера. Как бы то ни было, не думаю, что убийца стал бы столько возиться и топить убитого только ради того, чтобы скрыть часы. Нет, этому есть одно объяснение — то, которое выдвинули вы, господин Киндаити.

Татибана все еще задумчиво потирал подбородок, когда из потоков дождя вынырнул один из детективов.

— Инспектор, прибыл господин Футзисаки с экспертизой отпечатков.

— Хорошо. — Татибана, явно волнуясь, глянул на Киндаити, тот ответил ему таким же взглядом и с трудом сглотнул. — Мы сейчас будем. Попросите членов семьи собраться в той же комнате.

— Да, инспектор.

Татибана подробно проинструктировал своих подчиненных и присоединился к Киндаити. Они снова оказались в той же комнате, где недавно встречались с семьей. Никого из членов клана там еще не было. Зато в одиночестве сидел Ояма в парадном облачении, спокойно держа в руках деревянный жреческий жезл.

Когда мужчины вошли в комнату, настоятель, щурясь, глянул на них сквозь стекла очков в проволочной оправе:

— Еще раз здравствуйте. Что, в этой комнате что-то будет?

— Да, но милости просим — останьтесь. Вы же имеете отношение к этому делу.

— Ч-то такое? Что здесь будет?

— Это связано с отпечатком руки, тем самым, который мы получили у вас. Мы сравниваем его с другим, который сделал Киё, и сейчас будут объявлены результаты.

— Понимаю. — Настоятель немного поерзал на месте и неловко кашлянул.

Вот тут Киндаити и спросил, остро взглянув на Ояму:

— Кстати, я хотел вас кое о чем спросить. Это была ваша идея, господин Ояма, сравнить отпечатки рук?

Настоятель испуганно покосился на Киндаити. Но сразу же отвел глаза и, вынув платок из-за пазухи кимоно, торопливо утер пот со лба. Киндаити не сводил с него глаз.

— Так я и думал, — сказал он. — Значит, это вам кто-то подсказал. Мне с самого начала показалось странным, чтобы такой человек, как вы, человек, которого, кажется, совсем не интересуют расследования преступлений, детективные романы и все такое прочее, вдруг подумал о такой специфической вещи, как отпечатки пальцев. Кто вас надоумил?

— Именно так — надоумил, потому что никак нельзя сказать, чтобы кто-то на меня давил. Просто третьего дня в святилище явился посетитель и попросил показать ему молебный отпечаток руки господина Киё. Сам я давным-давно забыл, что такой свиток существует, а тут мне напомнили. У меня не было оснований отказывать, поэтому я принес свиток, человек некоторое время молча его рассматривал, потом поблагодарил меня и ушел. Вот и все. Хотя на самом деле мне это показалось странным — я ведь был в курсе происходящего. И никак не мог избавиться от вопроса, зачем кому-то понадобилось рассматривать отпечаток руки господина Киё? Как вдруг мне в голову пришли слова «отпечатки пальцев». Поэтому вчера я рассказал господину Такэ и господину Томо о свитке.

Киндаити и Татибана переглянулись.

— Понятно. Значит, этот человек пришел посмотреть на свиток, чтобы навести вас на мысль. Кто же это был, господин Ояма?

Настоятель помолчал в нерешительности, но потом твердо произнес:

— Это была Тамаё. Как вы знаете, она родилась и выросла в святилище Насу, так что частенько навещает нас.

Услышав это имя, Киндаити с Татибана обменялись еще более многозначительными взглядами. Опять Тамаё! Нет, не просто опять — все в этом деле связано с Тамаё! Какие помыслы скрываются за ее чарующим личиком?



И снова та же комната, и снова Тамаё сидит, все такая же бесстрастная, загадочная, подобная сфинксу. Другие члены клана Инугами, расположившись перед Киё в маске и Мацуко, заметно волнуются, она одна остается чопорно-изящной и возвышенно-спокойной. Это ее спокойствие казалось Киндаити мерзким, ее бесстрастность — отвратительной, и больше того, ее необычайная красота — ужасающей.

В комнате воцарилась тишина и напряженность ожидания; даже судебный эксперт Футзисаки как будто нервничал и неловко покашливал.

— Итак, мне хотелось бы огласить результаты экспертизы. Подробный доклад будет представлен господину инспектору позже, а сейчас, полагаю, лучше сообщить о результатах, не прибегая к сложной научной терминологии.

Футзисаки снова откашлялся.

— Эти два отпечатка руки идентичны. Стало быть, человек, который сидит здесь, бесспорно является господином Киё Инугами. Отпечатки пальцев самым убедительным образом об этом свидетельствуют.

Тишина стояла такая, что можно было бы услышать, как говорится, падение булавки на пол. Никто не проронил ни слова. Все сидели, тупо глядя перед собой, словно не слышали ни слова из сказанного Футзисаки. Но Киндаити смотрел на нее — на Тамаё, и заметил, как шевельнулись ее губы, словно она хотела что-то сказать. Но тут же рот ее крепко сжался, глаза опустились, и снова она превратилась в загадочного и бесстрастного сфинкса. Киндаити с трудом справился с невероятным напряжением, охватившим его. Что же она хотела сказать?




КИТАЙСКИЙ СУНДУЧОК


Вот и все. Сравнение отпечатков руки без всяких сомнений доказало, что человек в странной маске— это Киё Инугами. Такэ и Томо попросту строили воздушные замки, предполагая, хотя и с малой долей вероятности, что вернулся не Киё, а какой-то самозванец. Но почему же, несмотря на ясно вынесенный приговор, в воздухе по-прежнему витает неудовлетворенность? Почему у всех такой вид, будто еще не прозвучало все, что должно быть сказано?

Хорошо, пусть отпечатки сходятся. Но разве невозможно как-то подделать отпечатки пальцев? Пусть даже это невозможно сделать, но нет ли здесь какого-то трюка или обмана?

Неудивительно было читать такие сомнения на враждебных лицах остальных членов клана, но почему — вот странно — даже у Мацуко, матери Киё, какой-то смущенный вид? Почему в тот момент, когда Футзисаки объявил, что человек, сидящий рядом с ней, без сомнения, ее сын, на лице ее мелькнуло необъяснимое волнение?

Однако Мацуко была слишком хладнокровна, чтобы дать своей тревоге проявиться дольше, чем на мгновение. Тут же взяв себя в руки, она окинула остальных язвительным, привычно злобным взглядом и заговорила в своей обычной раздраженной манере:

— Вы все слышали результаты. Есть ли у кого-нибудь возражения? Если есть, прошу высказать их здесь и сейчас.

Конечно, возражения были у всех. Они просто не знали, как их сформулировать. Все выжидающе молчали, и тогда Мацуко повторила, чтобы они как следует запомнили смысл ее слов:

— Молчание доказывает, что сказать вам нечего, а стало быть, можно считать, что ни у кого возражений нет. Иначе говоря, вы признаете, что этот человек— Киё. Инспектор Татибана, благодарю вас. Что ж, Киё, пойдем?

Мацуко встала, за ней — Киё в маске. Интересно, потому ли, что от долгого сиденья на татами у него затекли ноги, двигался он как-то неуверенно?

И в этот момент Киндаити снова заметил, как Тамаё приоткрыла рот, будто собралась что-то сказать. Затаив дыхание, он внимательно смотрел на Тамаё, но и на этот раз она крепко сжала губы и опустила глаза.

Мацуко и Киё в комнате уже не было.

Так чего же не сказала Тамаё? Она собиралась что-то произнести — и не один раз, а дважды, и в эти моменты само ее лицо свидетельствовало о чрезвычайной важности того, что она хочет сказать. Вот почему ее нерешительность страшно разозлила Киндаити. Уже потом, оглядываясь назад, он понял, что должен был сделать так, чтобы она заговорила, даже если бы ему пришлось заставить ее заговорить, потому что это дало бы ему возможность уладить по крайней мере полдела прямо на месте и в тот же момент. Больше того, он мог бы предотвратить преступления, которым суждено было свершиться.

— Ну что ж, — облегченно вздохнул инспектор Татибана, когда члены семьи удалились, — по крайней мере, теперь нам кое-что точно известно — кто этот человек в маске. В делах такого рода невозможно поступать иначе, как только отшелушивать тайны одну за другой, как луковицу.

В тот же день вынутое из озера тело Такэ подверглось вскрытию и вернулось на виллу Инугами. Согласно данным вскрытия, причиной смерти стала единственная колотая рана в спину по направлению к сердцу, и смерть, вероятно, наступила между одиннадцатью и двенадцатью часами предыдущей ночи. Интересно другое: по виду раны эксперты сделали вывод, что Такэ был заколот не мечом, но чем-то вроде кинжала.

Именно этот вывод чрезвычайно заинтересовал Киндаити. В самом деле, кинжалом можно лишить человека жизни, но отделить голову от тела — затруднительно. Значит ли это, что убийца имел наготове два орудия — кинжал и что-то еще для отделения головы?

Во всяком случае, тело Такэ было возвращено семье, и ночью на вилле Инугами настоятель святилища Насу Ояма отслужил поспешную заупокойную службу в соответствии с синтоистской верой семьи Инугами. Киндаити тоже присутствовал на службе, там и услышал от настоятеля любопытнейшую историю.

— Знаете, господин Киндаити, на днях я обнаружил нечто интересное.

Ояма, должно быть, опьянел от выпитого вина, иначе как объяснить, зачем ему понадобилось подсесть именно к Киндаити да еще с волнением рассказать ему то, что он рассказал?

— Что же такое вы обнаружили?

Настоятель плутовато усмехнулся.

— Ну, наверное, мне не следовало употреблять слово «интересное», когда речь идет о тайне старого Сахэя. Хотя и тайной это не назовешь — в наших краях она всем известна. Только вот подтверждение я нашел совсем недавно.

— О какой же тайне господина Инугами вы говорите? — В Киндаити зашевелилось любопытство.

Маслянистое лицо Оямы сморщилось в тонкой ухмылке.

— Вы же знаете, о чем я говорю. А может быть, и не знаете. Нет, вы, конечно, должны знать. В конце концов, всякий раз, когда люди рассказывают историю Сахэя Инугами, они приберегают его тайну напоследок, — сказал Ояма с намеком. — Вы знаете, что между Сахэем и дедом Тамаё, Дайни Нономия, были гомосексуальные отношения, не так ли?

— Ч-то? — выпалил Киндаити, но тут же пришел в себя и огляделся. К счастью, остальные присутствующие на службе собрались в дальнем конце комнаты, и никто не обращал на Киндаити никакого внимания. Оторопев, он выпил одним глотком пиалу чая.

Для Киндаити откровение настоятеля было как гром среди ясного неба. Об этой стороне жизни Сахэя в «Биографии Сахэя Инугами» не упоминалось, и Киндаити услышал об этом впервые.

В свою очередь, удивленный изумлением Киндаити, Ояма заморгал.

— Значит, вы ничего не знаете?

— Нет, не знаю. В «Биографии Сахэя Инугами» об этом ничего не говорится, хотя и сообщается множество подробностей об отношениях Сахэя с Дайни Нономия.

— Разумеется. О таких вещах люди предпочитают не говорить в открытую, но у нас об этом знают все. Разве господин Фурудатэ ничего не сообщил вам?

Фурудатэ — благородный человек и, ясное дело, воздержался от того, чтоб открывать чужие личные секреты. Хотя сам факт гомосексуальных отношений между Дайни и Сахэем все же имел какое-то отношение к теперешнему делу.

Некоторое время Киндаити сидел в задумчивости, уставясь взглядом в одну точку, словно в бездну. Наконец он поднял глаза.

— Вы говорите, что нашли какое-то подтверждение этому. Какое именно?

Настоятель как-то вдруг засмущался своей откровенности, но отказаться от возможности поделиться с кем-то своим открытием все же не смог.

— Да, подтверждение… — начал он, подавшись вперед и дыша в лицо Киндаити винным перегаром.

По словам Оямы, он недавно приводил в порядок кое-какие вещи, хранившиеся в ризнице святилища, и нашел там китайский сундучок. Сундучок был завален всяким пыльным хламом, и потому он никогда прежде не обращал на него внимания, а тут заметил, что крышка сундучка аккуратно опечатана полоской бумаги, на которой тушью что-то написано. Бумага так почернела от времени и копоти, что поначалу ему никак не удавалось прочесть надпись, но после долгих усилий он наконец разобрал следующие иероглифы «Запечатано в присутствии Дайни Нономия и Сахэя Инугами 25 марта 1911».

— Двадцать пятое марта тысяча девятьсот одиннадцатого года. Эта дата о многом говорит. Вы ведь читали «Биографию», а стало быть, знаете, что Дайни Нономия умер в мае тысяча девятьсот одиннадцатого. Выходит, китайский сундучок был запечатан этими двумя людьми незадолго до кончины Дайни. Вероятно, Дайни понимал, что жить ему остается недолго, и он вместе с Сахэем что-то заложил в сундучок. Так я подумал.

— И вы сорвали печать?

Уловив укоризну в голосе Киндаити, настоятель поспешно замахал рукой в знак протеста.

— Нет, нет. Обвинять меня в том, что я сорвал печать, было бы неправильно. Я же говорю, бумага была очень ветхая, так что сундучок открылся, вот так, едва я попробовал приподнять крышку.

— Понятно. Вы случайно заглянули внутрь. И что же обнаружили?

— Целую кипу документов — сундучок забит ими доверху. Письма, счетные книги, дневники, записные книжки — все на пожелтевшей бумаге, ведь с тех пор сколько времени прошло. Я прочел несколько писем и увидел, что это, хм, любовные письма, которые писали друг другу Дайни и Сахэй. Само собой, тогда он не был старым Сахэем, он был крепким молодым человеком. — Так сказал Ояма и усмехнулся, словно что-то доставило ему удовольствие.

И тут же продолжал, словно оправдываясь:

— Господин Киндаити, не хочу, чтобы вы подумали, будто мной руководило этакое пошлое любопытство. Я уважаю Сахэя Инугами. Я преклоняюсь перед ним. В конце концов, он был не только благодетелем всех жителей Насу, но и самым выдающимся человеком в районе Синсю. Мне просто хочется знать, каким на самом деле был этот великий человек. Да-да, мне хочется когда-нибудь написать его биографию. Дать его настоящий, а не выхолощенный портрет, как в «Биографии». Уверен, это ни в коей степени не повредит его памяти, но только покажет его истинное величие. Вот почему я намереваюсь исследовать содержимое китайского сундучка самым тщательным образом. Полагаю, что в нем найдутся ценные документы, о которых еще никто не знает.

Это была всего лишь пьяная болтовня. Ояма воодушевлялся своими собственными словами, но сам же им не верил. Однако после того, как завершилась вся эта история, Киндаити долго еще содрогался, когда вспоминал нечто, вскоре обнаруженное настоятелем в китайском сундучке и еще больше осложнившее ситуацию.




ГРАНАТ


Полноценные, длящиеся всю ночь заупокойные службы в наши дни стали редкостью. В большинстве случаев они завершаются часов в десять, одиннадцать. Это, если хотите, не заупокойные, а полуупокойные службы. Больше того, из всей семьи Инугами (такое бывает и в других семьях, где родственники презирают друг друга) остаться на всенощное бдение у тела сочли нужным только родители и сестра покойного. Да и то правда, не очень-то приятно сидеть рядом с трупом, у которого голова пришита к телу на живую нитку. Поэтому по предложению поверенного Фурудатэ служба завершилась около десяти.

Буря к тому времени почти улеглась, но чернильно-черные облака все еще мчались по небу, и время от времени ветер, словно спохватившись, вновь начинал швыряться косым дождем. Киндаити и Фурудатэ, уходя, как раз и попали под такой дождь, а после их ухода на вилле Инугами опять случилось неладное.

По сравнению с убийством Такэ в предыдущую ночь и с двумя убийствами, которые еще произойдут, этот случай на первый взгляд можно было бы почесть заурядным, однако важность его в полной мере обнаружилась позже. И опять все было связано с Тамаё.

Как только поминки закончились, Тамаё вернулась в свой флигель. Эта пристройка, так же как жилье Мацуко и Киё, была связана с центральной частью виллы коридором и тоже состояла из пяти комнат, имела отдельный вход и ванную. Единственная разница состояла в том, что флигель Тамаё был построен в европейском стиле. Уже не первый год Тамаё жила в нем вместе с Макакой.

Когда Тамаё направилась к себе, за ней увязалась Саёко, младшая сестра Такэ, сказав, что им нужно поговорить. После всего, что произошло в тот день, страшно уставшая Тамаё хотела одного — принять ванну и поскорее лечь спать. Однако отказать Саёко в просьбе она посчитала невозможным. Поэтому, как рассказывала Тамаё, она провела Саёко в свою гостиную.

О чем они говорили?

— Просто хотела расспросить ее о брате, — объясняла Саёко. — Слышала, что он виделся с Тамаё перед тем, как его убили, и хотелось услышать от нее самой об этой ночи.

Так она говорила, когда ее расспрашивали в полиции на следующий день, и Тамаё подтвердила ее слова. Хотя всякий, хоть немного осведомленный о некоторых подробностях личных отношений в клане Инугами, наверняка предположил, бы, что разговор касался чего-то большего.

Саёко хотела выяснить, как относится Тамаё — как она относится к Томо. Саёко была несчастна. Ее ни в коем случае нельзя было назвать невзрачной, и на самом деле красота ее была незаурядна. Однако на этой же вилле жила баснословная красавица, несравненное, необычайное создание, и красота Саёко бледнела рядом с ней, совсем как звезды блекнут в сиянье луны.

Несомненно, до оглашения завещания Сахэя она вовсе не считала себя ниже Тамаё. Нет, правильней будет сказать, что она презирала Тамаё как полное ничтожество. Что толку Тамаё от ее красоты? Нищая сирота, нахлебница, живущая из милости у чужих людей. Зато она, Саёко, пусть и не так красива, но есть у нее другие достоинства — она внучка Сахэя Инугами и, несомненно, когда-нибудь получит часть его состояния. Если бы кто и вздумал выбирать между нею и Тамаё, при условии, что он не дурак и не сумасшедший, он наверняка отдал бы предпочтение ей, Саёко, в этом она была уверена. В конце концов, ведь Томо так и поступил.

Саёко с самого детства была привязана к нему. С возрастом это чувство постепенно превратилось в любовь. Томо, со своей стороны, не чувствовал к Саёко неприязни, но весьма сомнительно, чтобы его чувства были так же серьезны, как ее. Тем не менее он принимал ее любовь. Расчетливые родители Томо, полагая, что брак этот послужит гарантией получения большей части наследства Инугами, делали все, чтобы снискать расположение Саёко и понуждали своего сына к тому же.

Но вот все изменилось. Саёко, эта курочка, которая должна была принести золотые яички, вдруг стала не нужна, зато вокруг Тамаё, которую прежде просто не замечали, засиял золотой ореол. Неудивительно, что Томо и его родители тут же переменились: стали холодны как лед с Саёко и принялись бесстыдно лебезить перед Тамаё.

В тот вечер Саёко, очевидно, пришла, чтобы разузнать, какие чувства таит в своем сердце Тамаё. Должно быть, для нее это было невыносимым унижением, но она не смогла удержать себя и не прийти, потому что с самого утра душу ее терзали боль и тревога. Теперь, когда Такэ умер, вероятность того, что Тамаё выберет в мужья Томо, возросла многократно, потому что из двух оставшихся претендентов один — Киё — был уродом с обезображенным лицом.

Однако какими словами обменялись две женщины в покоях Тамаё, для нас навсегда останется тайной. Легче было бы вызвать на откровенность каменную статую, чем принудить Саёко говорить об этом; а Тамаё, и без того скрытная, молчала, не желая своими словами опозорить Саёко.

Как бы то ни было, разговор двух женщин продолжался около получаса. Проводив Саёко, Тамаё тут же направилась к дверям спальни. Ее флигель, как уже говорилось, был устроен на западный манер, и в спальне имелся один-единственный вход — через гостиную. Тамаё не терпелось лечь и уснуть, и поэтому, как только Саёко удалилась, она вошла в спальню и щелкнула выключателем, находившимся на стене возле двери. И тут же в ужасе закричала.

Вот как на следующий день Тамаё описала происшедшее инспектору Татибана:

— Да, именно так. Едва включила свет, как кто-то бросился из спальни прочь. Это было так неожиданно, что я не разглядела деталей, но, совершенно точно, это был мужчина в солдатской форме. Пилотка у него была надвинута на лоб, а лицо он закрывал шарфом. Так что единственное, что я четко помню, — это его горящие глаза. Он налетел на меня, как вихрь, и я закричала. Тогда он отшвырнул меня в сторону и бросился из гостиной в коридор. Об остальном вы знаете от других.

— Зачем этот человек прятался в вашей комнате? Как вы думаете?

— Есть одно предположение, — ответила Тамаё. — Вчера ночью, вернувшись к себе, я сначала этого не заметила, потому что со мной была Саёко, и только потом поняла, что кто-то рылся в гостиной. Хотя ничего и не пропало, думаю, он что-то искал здесь, а тут появились мы с Саёко, и он спрятался в спальне. Видите ли, в спальню ведет единственная дверь, а окна в ней все закрыты. Если бы он попытался открыть окно, это было бы слышно. И ему ничего другого не оставалось, как только ждать там, пока не уйдет Саёко.

— Понятно. В этом есть смысл. Но что искал этот человек? Что именно ему могло понадобиться?

— Понятия не имею. Но, что бы это ни было, это должно быть что-то очень небольших размеров, потому что он открывал даже ящички, в которых могут поместиться только кольца и серьги.

— И все же ничего не пропало.

— Ничего.

А теперь вернемся к рассказу о действиях незваного гостя после того, как он выбежал из комнаты Тамаё. Крик Тамаё был услышан даже в самых отдаленных уголках просторной виллы Инугами, и, что важно, именно это обеспечило всем членам семьи алиби. Во-первых, Киё был в своей комнате во флигеле Мацуко — факт, который подтвердили не только Мацуко, но также и настоятель Ояма. Ояма остался ночевать на вилле Инугами и был занят разговором с Мацуко у нее в комнате, когда они услышали крик.

Настоятель так описал случившееся:

— Да, было это где-то в половине одиннадцатого. Мы с госпожой Мацуко беседовали в ее комнате, как вдруг услышали громкий женский крик. Господин Киё выбежал из своей комнаты и сказал, что это голос барышни Тамаё, и, не обувшись, прямо так, босиком, бросился в сад. Мы удивились и вышли за ним на веранду, но его уже не было видно. Тьма была такая, хоть глаз выколи, да еще, к несчастью, как раз в этот момент опять полил дождь.

С другой стороны, Тораноскэ вместе с Такэко все еще бодрствовал у тела сына — это подтвердили три служанки, которые прибирались после службы. Тораноскэ, услышав крик, даже не пошевелился.

И наконец, Томо и его отец Кокити собирались уйти к себе. Это засвидетельствовала не только жена Кокити, Умэко, но две служанки, пришедшие стелить постель. Томо, услышав крик, побелел как простыня и бросился из комнаты, не слушая предостережений матери. Кокити побежал за ним.

Ближе всех к тому месту была, конечно, Саёко. Она вышла из комнаты Тамаё, успела дойти до середины коридора, ведущего в центральную часть дома, когда, услышав крик, в тревоге бросилась обратно. Открыв дверь в пристройку Тамаё, она увидела две тени, борющиеся в дальнем конце коридора. Одна тень — человек в военной форме, другая — Макака.

— Что? Вы хотите сказать, что Макака боролся с человеком в военной форме? — спросил инспектор Татибана.

Понятно, чему он так удивился. Заподозрил, что человек в форме был Макака, и вдруг его версия развалилась.

— Да, никаких сомнений. Я не только видела их собственными глазами, я даже разговаривала с Макакой сразу же после того, — пояснила Саёко.

Во время схватки мужчины поменялись местами, и, воспользовавшись своим положением, человек в форме выпрыгнул в окно — в конце коридора было французское окно, за ним балкон, ведущий в сад.

— Я бы мог догнать его, но побоялся за барышню, — объяснил Макака, описывая свои действия в тот вечер.

Слишком много нехорошего произошло в последнее время, вот Макака и решил в ту ночь ходить вокруг виллы дозором. Он ошибся, думая, что поминальная служба продлится до утра, а потому и не знал, что она уже закончилась и Тамаё вернулась к себе. Потом он услышал крик.

— Я чуть из кожи не выскочил, вот что. Взбежал на балкон, потом внутрь через балконную дверь и налетел на этого парня — одежка на нем была солдатская. Не, лица я не разглядел. Он прятал его за шарфом.

Макака и Саёко, которая поспешила в гостиную, хлопотали вокруг Тамаё, когда прибежали Томо и его отец Кокити. Все спорили о том, что делать, как вдруг раздался другой крик — высокий протяжный вопль откуда-то снаружи. Все в ужасе уставились друг на друга.

— Кажется, это кричал мужчина, — охнула Тамаё.

— Да, — пробормотал Томо с испуганными глазами, — где-то в стороне лодочного сарая.

— Наверное, это Киё, — прошептала Саёко дрожащим голосом, а Тамаё вскочила на ноги.

— Идемте, — сказала она. — Идемте туда. Макака, возьми фонарик.

Лило как из ведра. Все выскочили под дождь, и тут к ним присоединились Тораноскэ и Ояма.

— Что случилось? Что за крик? — рявкнул Тораноскэ.

— Не знаем, — ответил Томо. — Мы подумали, что это может быть Киё.

И они бегом пустились к наблюдательной площадке.

Оказалось, кричал действительно Киё. Он лежал на спине у подножия лестницы, ведущей на площадку; первой на него наткнулась Тамаё, точнее, споткнулась в темноте о распростертое тело и чуть не упала.

— Здесь кто-то лежит, — сказала она. — Макака, дай фонарик.

Едва луч фонаря осветил лицо Киё, все вскрикнули и инстинктивно отпрянули. Киё не был мертв, только без сознания. Но когда он упал, маска, должно быть, слетела. Он лежал, выставив на всеобщее обозрение свое отвратительное лицо; оно было точно созревший и лопнувший гранат — красновато-черная бесформенная масса плоти вместо носа и щек. Саёко вскрикнула и закрыла глаза. Но Тамаё почему-то продолжала внимательно всматриваться в ужасающее лицо.




ТОМО ТОЧИТ КОГТИ


На другой день Киндаити был вызван в поместье Инугами и, услышав от инспектора Татибана о событиях минувшей ночи, стал как-то слишком задумчив.

— А что рассказал Киё, инспектор?

— Он говорит, что услышал крик Тамаё и бросился из дома, увидел, как кто-то бежит к наблюдательной площадке. Пустился за ним, но у подножия лестницы его вдруг свалил сильный удар.

— Понятно.

— Сегодня утром он совершенно расстроен тем, что все вволю нагляделись на его изуродованное лицо, пока он лежал без сознания. Может быть, и не тем, что его видели другие, а тем, что его видела Тамаё, — вот что его страшит.

— Никто не знает, куда делся человек в военной форме?

— Нет, пока нет, но не беспокойтесь, у нас маленький город, и мы обязательно все и скоро узнаем.

— Есть доказательства тому, что он пробрался в дом снаружи?

— Да. Он наследил грязными ногами по всей гостиной Тамаё и в спальне, а вот снаружи ничего не найдешь. Сами понимаете, ночью еще лило, и следы смыло дождем, так что сказать, как он вошел в дом и куда сбежал, невозможно.

— Ночное происшествие, инспектор, говорит о многом. Доказывает, что этот человек, репатриированный солдат, упорно скрывающий свое лицо, действительно существует, и он не житель этого дома, разыгрывающий две роли, как мы думали.

— Да, я это уже понял. Но, господин Киндаити, кто он такой? Какую роль играет в этой пьесе?

Киндаити покачал головой.

— Не знаю. Знал бы, смог бы раскрыть это дело. Одно ясно: это кто-то, тесно связанный с кланом Инугами. Он ведь сообщил в гостинице токийский адрес Инугами. А этой ночью смог найти комнату Тамаё.

Татибана озадаченно уставился на Киндаити.

— А это значит, что он прекрасно знает план виллы?

— Вот именно. Эта вилла устроена так странно и сложно, что я, к примеру, хотя и бывал здесь уже не раз, до сих пор не могу в ней разобраться. Если он задумал обыскать именно комнату Тамаё, значит, план дома ему хорошо знаком.

Татибана молчал, размышляя. Потом, глубоко и с шумом вздохнув, заявил решительно, словно стараясь убедить самого себя:

— Все это выяснится, как только мы его поймаем. Да, изловить его — вот лучший выход из положения. Поначалу, должен признаться, мы кое-что в расследовании упустили, полагая, что он живет в доме и разыгрывает две роли. Однако теперь-то нам известно, что все обстоит иначе. Уж теперь-то мы изловим его, очень скоро.

Однако дело пошло не совсем так, как наметил инспектор. Несмотря на все старания, полиции не удалось разнюхать, куда подевался репатриированный солдат. Зато очень скоро выяснилось, откуда он явился.

Немало людей видело, как человек, соответствующий описанию, сошел с поезда в Верхнем Насу вечером пятнадцатого ноября, то есть в день убийства Такэ. Скорее всего, он приехал из Токио, поскольку поезд был токийский. Больше того, несколько свидетелей видели, как он тащился по дороге из Верхнего Насу к Нижнему.

Эти факты вроде бы указывают на то, что ему что-то было нужно именно в Верхнем Насу, а не в Нижнем. В Нижнем Насу поезд тоже останавливается, так что он спокойно мог бы проехать еще одну остановку, чтобы попасть туда. Однако путь от Верхнего Насу до Нижнего он проделал пешком и остановился в гостинице «Касивая», и у него наверняка были причины, по которым он не остановился в Верхнем Насу.

Еще несколько человек заметили солдата после того, как он покинул гостиницу, и трое из них клялись, что видели его в горах за городом. Полицейские обшарили те места, но снова вернулись с пустыми руками. Наверное, покинув гостиницу, он весь день скрывался в горах и с наступлением ночи вернулся на виллу Инугами. Там он обшарил комнату Тамаё, оглушил Киё и сбежал. Однако где он скрывается, так и осталось неизвестно.

Словом, прошло пять дней, семь дней — полиция сбилась с ног в поисках, — и вот наступило двадцать пятое ноября, десятый день после убийства Такэ. В этот день произошло второе страшное убийство. И причиной его стала опять красавица Тамаё.

К двадцать пятому ноября горы над озером Насу уже приобрели зимний облик. День ото дня вершины хребта Хидо, вдали за озером, становились все белее, иной раз по утрам вода у берега подергивалась тонким ледком. Но выдавались и погожие дни, такие светлые и ласковые, какие, верно, бывают только в это время года, когда воздух, быть может, чересчур прохладен, зато солнце согревает человеческую душу.

В тот день Тамаё хотелось солнечного света, и она вышла покататься по озеру на своей гребной лодке. Разумеется, одна, ни слова не сказав даже Макаке, потому что после того случая с лодкой он наотрез отказывался отпускать ее на озеро. Несмотря на запрет, она все-таки улизнула, как ребенок, который тайком сбегает из дома, чтобы поиграть.

После того случая Тамаё чувствовала себя как крепость в осаде. День за днем она подвергалась артиллерийскому обстрелу со стороны подозрительных полицейских, а члены клана Инугами испепеляли ее взглядами ненависти, злобы и неистовой ревности. Она уже задыхалась в этом окружении.

Но оскорбительней всего был брак, который Томо и его семейство пытались навязать ей. Раньше они и смотреть на нее не хотели, а теперь бесстыдно, если так можно сказать, виляют хвостами и таскаются за ней по пятам. Тамаё передергивало от отвращения.

На озере впервые за долгое время Тамаё почувствовала, как светлеет у нее на душе. Она даже подумала: вот бы бросить все, забыть обо всем и плыть, плыть, все дальше и дальше и без конца. Ветер был немного свеж, но солнце теплое и ласковое. Вскоре она оказалась на середине озера. Сезон осеннего лова рыбы, наверное, уже закончился, потому что на озере не было ни единой лодки, кроме рыбацкого баркаса, забросившего сети у Нижнего Насу. Вокруг царили покой и молчание послеполуденного часа.

Тамаё осушила весла, легла на спину и вытянулась. Давненько она не смотрела вот так в небо, такое восхитительно высокое, недостижимое. Она лежала, глядя в зенит, и ей казалось, что она возносится на небеса. Тамаё медленно прикрыла веки. И слезы, брызнув, увлажнили ее ресницы.

Она и сама не знала, сколько времени так пролежала, как вдруг вдали послышался шум моторки. Сначала Тамаё не обратила на это внимания, но шум приблизился, она села и огляделась. Это был Томо.

— Вот вы где. А я вас обыскался.

— Что-нибудь случилось?

— Пришли инспектор Татибана и этот Киндаити, хотят, чтобы мы все собрались, у них какое-то важное сообщение.

— В таком случае я возвращаюсь.

Тамаё снова взялась за весла.

— Нет, на гребной лодке слишком долго, — сказал Томо, подъезжая ближе. — Садитесь. Инспектор, кажется, очень торопится. Говорит, нельзя терять ни минуты.

— Но лодка…

— Мы после пошлем за ней кого-нибудь. Давайте-давайте, садитесь. Нельзя задерживаться, не то инспектор, чего доброго, рассердится.

Ни в словах Томо, ни в его поведении не было ничего неестественного, да и то, что он говорил, казалось вполне правдоподобным. Тамаё попалась на крючок.

— Хорошо. Будь по-вашему.

Тамаё подгребла к моторке.

— Положите весла в лодку, — сказал Томо. — Если их унесет, потом не отыщешь. Я придержу моторку, а вы переходите Осторожно…

— Да, все в порядке.

Тамаё казалось, что она все делает правильно, шагнула — и в этот момент одна из лодок сильно накренилась.

— Осторожно!

Она споткнулась и налетела на Томо. Он протянул руку, словно чтобы помочь ей. Но тут же рука закрыла ей нос носовым платком, смоченным в какой-то жидкости.

— Что вы делаете? — Тамаё отчаянно сопротивлялась, но Томо держал ее крепко, и мокрый платок прижимался плотнее и плотнее к ее носу. Она вдохнула, и кисло-сладкий запах бросился ей в голову.

— Нет… нет… — Сопротивление Тамаё постепенно слабело, и вскоре она в объятиях Томо погрузилась в глубокий сон.

Томо осторожно отвел растрепавшиеся волосы с ее лица, потом легко поцеловал в лоб и оскалился в усмешке. В глазах его горело желание, он сглотнул и облизал губы, как голодный зверь. Потом уложил Тамаё на днище лодки, нагнулся, заводя мотор, и направил моторку в сторону, противоположную вилле Инугами.

Кроме одинокого ястреба, парившего в поднебесье медленными, ленивыми кругами, никто ничего не видел.




ЧЕЛОВЕК ИЗ ТЕНИ


Километрах в четырех от Насу на противоположном берегу озера есть уединенная деревушка под названием Тоёхата. Небогатая деревушка, в которой еще можно было выжить во времена хорошего спроса на шелковичный кокон. Теперь же, когда экспорт шелка упал, как никогда, деревня словно вымерла. Конечно, не только Тоёхата — все деревни в окрестностях озера Насу оказались в таком же бедственном положении.

По западной околице деревни протекал ручей, и там, где он впадал в озеро, земля и песок, приносимые им, образовали отмель, которая с каждым годом расширялась, наступая на озеро. Отмель покрывали заросли тростника, сейчас засохшего и уныло колышущегося на ветру.

Среди этих зарослей и проскользнула лодка в устье ручья. Томо убавил газ и огляделся своими наглыми глазками — вокруг только мертвый неприютно качающийся тростник. Ни души ни на рисовых, ни на шелковичных полях — урожай давно убран. Только все тот же одинокий ястреб, кружа в небе, глядит на него с высоты.

Ухмыльнувшись про себя своей удаче, Томо пригнулся, словно прячась от чужих глаз, и направил лодку вверх по извилистой протоке между зарослями. Вскоре впереди, поднимаясь из тростника, показался дом в европейском стиле, когда-то, очевидно, великолепный, но теперь пришедший в полный упадок.

Откуда взяться такому дому в таком месте? Всякий, впервые его увидевший, задавался этим вопросом, но все очень просто. Деревня Тоёхата — то самое место, откуда вышел клан Инугами, а дом среди деревьев — первоначальное их обиталище. Однако неудобства деревенской жизни в конце концов понудили Сахэя перевести центр управления делами в Верхний Насу. Там он и построил новую виллу.

С того времени дом в деревне Тоёхата пустовал, сохраняясь лишь как некий семейный памятник. Однако во время войны на его поддержание не хватало сил, и когда его последний хранитель был призван в армию, другого выхода не нашлось, как только дать ему потихоньку разрушаться. А уж после смерти Сахэя старый дом стал вовсе никому не нужен, его бросили, и он все больше и больше ветшал. Деревенские говорили, что в нем водятся привидения. К этому-то дому и направлялся Томо.

Ясно, что когда-то, в прежние дни, дом стоял прямо у озера. Но со временем растущая отмель отделила его от воды, и теперь он высился, одинокий, всеми брошенный, среди тростниковых будыльев.

Поднявшись вверх по ручью, Томо вогнал лодку в тростниковую гряду у дома. Здесь было мелко, зато илисто, и это сильно затрудняло продвижение. Наконец Томо удалось провести моторку сквозь тростниковые дебри, он спрыгнул на сухой берег, спугнув при этом каких-то птиц — они с шумом взлетели из зарослей.

— Проклятие! Что за… — испугался и разозлился Томо.

Так просто оставить моторку не годится — ее могут заметить, поэтому, взявшись за причальный тросик, он завел ее поглубже в тростники, где и спрятал. Наконец, расслабившись, утер пот со лба и взглянул на лицо Тамаё, лежащей без сознания на дне лодки. И весь затрепетал. Как она красива в своем невинном сне! Волосы чуть растрепаны — следы недолгой борьбы, пока не подействовало снотворное, — но даже это не портит ее красоты. Солнечные лучи, проникшие сквозь тростник, золотыми зайчиками танцевали на ее щеках, чуть влажных от пота. Дыхание у нее было слегка учащенное.

Томо сглотнул в предвкушении, затем торопливо оглянулся, словно кто-то смотрел через его плечо на эту восхитительную красу. И снова застыл, сидя на корточках на тростниковой кочке и пожирая глазами спящую в лодке Тамаё. С одной стороны, это было зрелище, созерцать которое он никогда не устал бы; а с другой, он никак не мог решиться и потому волновался. Согнувшись среди тростников, Томо кусал ногти и всматривался в лицо спящей Тамаё. Он был как ребенок, затеявший какую-то шалость, но страшащийся довести ее до конца. Необычайная красота его жертвы нервировала его все сильнее.

— А, наплевать! Какое это имеет значение? Все равно рано или поздно она будет моей. — Бормоча про себя, Томо схватил Тамаё и поднял на руки. Моторка резко накренилась, гольцы замельтешили в иле среди тростника.

Тяжелое теплое тело на его руках, девственный запах, подобный аромату свежесорванного плода, биение крови под ее шелковистой кожей — Томо задохнулся от вожделения. С раздувающимися ноздрями и налитыми кровью глазами он нес Тамаё сквозь тростник. Он взмок, пот струился по его лицу, несмотря на свежесть ноябрьского воздуха.

В зарослях тростника виднелись остатки деревянной изгороди, некогда выкрашенной в белый цвет, а теперь упавшей и гниющей под слоем ила и земли. То, что было за изгородью, выглядело не менее удручающим — сад, погребенный под мертвыми листьями. Торопливо перешагнув через изгородь, Томо с Тамаё на руках осторожно ступал по мертвой листве, подкрадываясь все ближе и ближе к пустому дому, точно лиса с добычей в зубах. Ему совсем не нужно, чтобы его увидели, никто не должен его видеть — он поминутно останавливался и настороженно оглядывал то озеро, то берег.

Вдруг, затаив дыхание, замер. Целую вечность стоял он так, пригнувшись среди тростника, неподвижный, как камень, и поводил глазами. Его охватило сильнейшее ощущение — кто-то откуда-то за ним наблюдает.

Минута, другая. Сердце у Томо бешено билось. Жгучий маслянистый пот выступил на лбу. Но нет, ничего не происходит. Все тихо, как прежде, и единственное, что слышно — шелест тростника на ветру. Томо поднял голову и пристально вгляделся в одно из окон дома. Он был уверен: что-то шевелится в том окне.

Дуновение ветра, и, словно в ответ, отсыревшие занавески затрепетали в оконном проеме. Уже не тряпки, а жалкие ошметки тряпок бились о раму при малейшем движении воздуха. Их даже не украли, такие они были драные, единственные уцелевшие в этом старом брошенном доме.

Увидев пляску занавесок, Томо раздраженно щелкнул языком и двинулся дальше. Потом, оглядевшись, с быстротой зверя выпрыгнул из тростника и бросился через веранду в прихожую.

Запах плесени ударил в нос. Паутина свисала со стен и потолка, как праздничные гирлянды. Озеро было обиталищем бесчисленных насекомых, и пауки повсюду раскидывали свои тенета, ожидая богатой добычи. Едва Томо ворвался в дом, все пленные создания, еще живые, принялись бить крыльями, отчего края свисающей паутины бешено задрожали, как в бурю. Его чуть не оглушил отвратительный запах, похожий на вонь протухшей рыбы

Томо оглядел прихожую и начал подниматься по лестнице, как вдруг заметил нечто, от чего похолодел и замер. Кто-то недавно поднимался по этой лестнице — на ступени отпечатался грязный след.

Томо, не дыша, в ужасе уставился на этот след, как будто увидел чудовище. Но вскоре, заметив, что вся прихожая и лестница испещрены множеством свежих следов, успокоился и глубоко вздохнул. Конечно, вспомнил он, ведь полицейские осматривали этот пустой дом в поисках репатриированного солдата. Значит, следы, скорее всего, принадлежат им. С облегчением Томо поднялся по лестнице, стараясь как можно меньше шуметь, потому что даже скрип подошвы, отдаваясь эхом по всему дому, леденил ему кровь.

Второй этаж казался таким же ветхим, как первый. Все стекла разбиты, и не осталось ни единой целой двери.

Наверное, Томо изучил дом заранее, потому что он прямиком направился к одной из дверей, пинком ноги распахнул ее и вошел в комнату с Тамаё на руках. Унылая, пустая комната, лишенная каких бы то ни было украшений, — только и была в ней кровать со стальной рамой и крепкий на вид стул в углу. На кровати лежал продранный соломенный матрас, из которого клочками торчала набивка, ну и, само собой разумеется, никаких там простыней и одеял. Комната являла собой образ разрухи и запустения.

Томо осторожно положил Тамаё на соломенный матрас. Вытирая пот, струящийся по лицу, он продолжал озираться. Все, кажется, идет гладко. Никто не знает, что он привез Тамаё в тот заброшенный дом. Все будет решено здесь и сейчас, и когда все кончится, остальное пойдет по его плану, сколько бы Тамаё ни кричала и ни сетовала. А потом и эта женщина, и деньги, и власть — все будет принадлежать ему.

Томо затрепетал от волнения, точно воин, идущий в битву, во рту пересохло, колени ослабели. Дрожащими руками он снял галстук, сорвал с себя куртку и рубаху, бросил их на стул. В комнате было слишком светло, от этого ему стало как-то не по себе, но, к его сожалению, на окне не осталось ни ставней, ни занавесок. Кусая ногти, Томо некоторое время оглядывал комнату, пытаясь приступить к задуманному, потом пробормотал:

— Ха, да какое это имеет значение? Никто не видит. И потом, сама дама крепко спит.

Наклонившись над кроватью, Томо начал снимать с Тамаё одежду, один предмет за другим. Когда нежная покатость ее плеч и очертания пышных грудей открылись перед ним, Томо уже не мог сдерживаться. Пальцы его дрожали, как в лихорадке, дыхание прерывалось.

Вот тут-то он и уловил один-единственный звук — что-то стукнуло, потом скрипнула половица. Томо отпрыгнул от кровати, как кузнечик, и сосредоточился, слушая и глядя, застыв в ожидании атаки. Но больше ничего не услышал.

Однако тревога не отпускала Томо, и он решил осмотреть дом. Ничего подозрительного не нашлось — только крысиное гнездо в углу кухни, полное новорожденных крысят.

«Так вот что это было — крысиный писк», — подумал он.

Щелкнув языком от отвращения и снова поднявшись по лестнице, Томо подошел к двери комнаты. И тут же замер. Минуту назад, выходя, он оставил дверь открытой. Как же получилось, что теперь она закрыта? Может быть, захлопнулась от порыва ветра?

Взявшись за ручку, Томо осторожно отворил дверь. В комнате как будто ничего не изменилось. Успокоившись, он подошел к кровати, как вдруг его как молнией ударило. Кто-то прикрыл обнаженные груди Тамаё ее же одеждой!

Томо застыл как вкопанный, не смея пошевелиться. Прямо скажем, человеком смелым он не был; нет, на самом деле он был необычайно труслив. Стало быть, сегодняшнее предприятие потребовало от него чудовищной решимости, но даже начав осуществлять свой замысел, он постоянно дергался.

Томо взмок, во рту пересохло, в горле саднило. Он хотел что-то произнести, но язык у него словно узлом завязался, и он смог наконец выдавить из себя только одно:

— Кто… кто здесь?

И тут, словно в ответ, он услышал, как по другую сторону двери, ведущей в соседнюю комнату, скрипнула половая доска. Да, в другой комнате кто-то был. Почему он не посмотрел раньше? Глаза, которые следили за ним из окна, не были плодом его воображения. Кто-то, неизвестно кто, прятался в этом доме, в соседней комнате. Почему он не проверил раньше?

— Кто тут? Выходите! Кто тут прячется?

Дверь начала открываться — медленно, мало-помалу. Потом Томо увидел фигуру мужчины, стоявшего там — мужчины, похожего на репатриированного солдата, в пилотке, низко надвинутой на лоб, и лицо его скрывалось под шарфом.



Час спустя на вилле Инугами Макака получил странную телефонограмму.

— Алло. Это Макака? Я должен быть уверен, что разговариваю с Макакой. Я? Не важно, кто я. Я просто хочу сообщить вам о барышне Тамаё. Вы найдете ее в брошенном доме в деревне Тоёхата. Вы ведь знаете дом, в котором когда-то жили Инугами. Поднимитесь по лестнице, первая комната налево. Пожалуйста, приезжайте за ней немедленно. Но тревоги не поднимайте, потому что ей будет неловко, если люди об этом узнают. Так что лучше вам проделать все одному; да, еще вы, наверное, найдете ее крепко спящей, но не волнуйтесь. Действие снотворного кончится, и она проснется. Понятно? Я на вас рассчитываю. Помните, приезжайте как можно скорее. До свидания.




СТРУНА КОТО


Чириканье птиц, которое Тамаё слышала во сне, постепенно стало реальным, и она наконец начала выходить из своего глубокого сна. Пытаясь оттолкнуть удушающую тяжесть, давившую на нее, она бессознательно вытянула руки, чтобы сесть, и окончательно проснулась. Но и проснувшись, не сразу поняла, где она, и некоторое время бессмысленно смотрела перед собой. Тупо болела голова, суставы затекли. Даже чтобы сесть, требовалось усилие, совсем не так, как обычно. Она подумала, уж не заболела ли.

Никак не могла собраться с мыслями — и вдруг вспомнила, что произошло на озере. Вот моторка качнулась, вот она попадает в объятия Томо, а потом мокрый платок… И больше ничего, — пустота.

Тамаё резко выпрямилась на постели. И едва удержалась от крика. Она придушила крик, но справиться с дрожью во всем теле не могла. Ее бросало то в жар, то в холод. Плотно запахнув ночное одеянье, она замерла, прислушиваясь к себе. Головная боль, оцепенение — не признаки ли того самого? Не признаки ли того, что ее изнасиловали? Она затряслась от неистовой ярости. Вслед за яростью пришли, поднявшись из глубин, неописуемая печаль и отчаянье. Тамаё неподвижно сидела в постели, уставясь в пространство, и отчаянье, как внезапная тьма, поглотило ее.

Все же в конце концов Тамаё заметила, что находится в своей собственной комнате, лежит в своей собственной постели и на ней ее собственная ночная одежда. Как это может быть? Не принес ли Томо ее в эту комнату, чтобы обесчестить? Нет, это немыслимо. Значит, он принес ее сюда после того, как осуществил свое злодеяние? Сердце у Тамаё чуть не разорвалось от нового приступа печали и гнева.

Послышался шорох по ту сторону двери. Тамаё поспешно прикрылась одеялом и окликнула:

— Кто там?

Ответа не последовало, и она спросила еще раз:

— Кто там?

— Извиняюсь, барышня. Меня беспокоит, как вы себя чувствуете?

Это голос Макаки. Искренний и простецкий, как всегда, но в нем звучит ласковая озабоченность. Тамаё не смогла сразу ответить ему. Знает ли Макака? Знает ли он, что Томо, наверное, подверг ее наихудшему бесчестью, которое может выпасть на долю женщины?

— У меня все в порядке. Все хорошо.

— Вот и ладно. Кстати, барышня, тут у меня есть кое-что, одним словом, вам надо бы на это глянуть. Ага, я так думаю, вам надо на это глянуть, да поскорее. Чем скорее вы это увидите, тем скорее успокоитесь.

— Что это?

— Клочок бумаги. Крошечный клочочек бумаги.

— И этот клочок бумаги меня успокоит?

— Именно так, барышня.

Тамаё призадумалась.

— Тогда подсунь его под дверь, — сказала она.

Ей не хотелось никого видеть. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь, даже Макака, видел ее лицо.

— Ладно. Так я и сделаю. А вам, как это увидите, так сразу и полегчает. А потом я все расскажу, только сперва вы малость успокойтесь, лягте и полежите тихонько, ладно?

Он говорил совсем как няня, ласково, утешительно. На глаза у Тамаё навернулись слезы.

— Макака, а сколько времени?

— Самое начало одиннадцатого.

— Да… я знаю… но… — в замешательстве пробормотала Тамаё, глядя на часы у постели, и Макака наконец понял, чего от него ждут.

— Ох, барышня, извиняюсь. И вправду, откуда вам знать? Сегодня-то — уже завтра. Прошла ночь, а теперь одиннадцатый час утра. Понимаете?

— Да, понимаю.

— Я подсуну бумажку под дверь, а вы прочтете, а потом еще поспите, ладно? А я пошел, меня инспектор зовет.

Когда шаги Макаки, удаляясь, стихли в коридоре, Тамаё выскользнула из постели. Уголок бумаги торчал из-под двери. Она подняла его и вернулась в постель. Это был маленький листок, словно вырванный из записной книжки, и на нем было написано что-то неразборчивое. Она включила лампу.

Писавший, должно быть, пытался изменить почерк — иероглифы имели странно жесткое и неуклюжее начертание. Тамаё прочла, и снова ее бросило сначала в холод, потом в жар:



Томо не добился своего. Я свидетельствую, что Тамаё осталась чиста и невинна, как прежде.

_Человек_из_тени_


Неужели это правда? Кто этот «Человек из тени»? И главное, откуда у Макаки этот клочок бумаги?

— Макака! Макака! — тут же закричала Тамаё, но его уже след простыл.

Некоторое время она размышляла над всем случившимся, затем встала и поспешно оделась. Дурман еще не совсем прошел, но это не может ее остановить, она должна избавиться от неопределенности — от этой ужасной неопределенности — и немедленно.

Одевшись и наспех приведя себя в порядок, Тамаё вышла в коридор и стала искать Макаку, но его нигде не было.

Ну да, конечно, вспомнила она, он ведь что-то говорил об инспекторе, будто тот его ждет. Идя по коридору к главной части дома, она увидела раскрытую дверь комнаты, где было полно людей.

— Тамаё! — первой ее заметила Саёко и бросилась к ней через всю комнату. — Сказали, что тебе нездоровится. У тебя все в порядке? Ты бледна.

Сама Саёко тоже выглядела не слишком здоровой.

— Да, спасибо, Саёко. — Тамаё заглянула в комнату и нахмурилась. — Что, опять что-то случилось?

Там были инспектор Татибана, Киндаити и все члены клана Инугами. Кроме одного — Томо. А странное напряжение, которое она заметила на лице Макаки, вызвало у нее дурные предчувствия.

— Похоже на то… — Саёко вопросительно посмотрела на Тамаё. — Томо не видели со вчерашнего вечера.

Тамаё вспыхнула. Неужели Саёко знает о вчерашнем и пытается вытянуть из нее сведения?

— И что?

— Тетя Умэко и дядя Кокити забеспокоились и позвонили инспектору… подумали, а вдруг опять… опять случилось что-нибудь такое.

Лицо бедной Саёко исказила боль. Похоже, не родителей, а именно Саёко по-настоящему встревожило исчезновение Томо.

В этот момент к двери подошел улыбающийся инспектор Татибана.

— Барышня Тамаё, слышал, вам нездоровилось. Как вы себя чувствуете?

— Ничего, благодарю вас.

— В таком случае не присоединитесь ли вы к нам? Мы нуждаемся в вашей помощи.

Тамаё посмотрела на Татибана, потом перевела взгляд на Макаку. Тот ответил ей хмурым взглядом. Тамаё вновь повернулась к инспектору и, запинаясь, спросила:

— Что… что все это значит?

— Войдите. Прошу вас, войдите.

Тамаё не могла отказаться, вошла и села на стул, указанный инспектором. Встревоженная Саёко тут же стала с ней рядом. Родители Томо, Такэко и Тораноскэ, Мацуко и Киё уже сидели, а Киндаити стоял немного в стороне, с небрежным видом наблюдая за всеми и каждым.

— Барышня Тамаё, нам нужна ваша помощь. Барышня Саёко, очевидно, уже сообщила вам о том, что господина Томо не видели со вчерашнего вечера. Скорее всего, беспокоиться тут не о чем, но, поскольку дела у нас обстоят так, как они обстоят, его родители забеспокоились и обратились к нам с просьбой найти его как можно скорее. И… — Татибана внимательно посмотрел на Тамаё, — после некоторых расспросов мы получили информацию от других слуг, что Макака должен кое-что знать об этом. Мы стали его расспрашивать, но он отказывается говорить, утверждая, что это касается вас и он ничего не скажет, пока не получит вашего разрешения. Вот и помогите нам, попросите Макаку рассказать все, что он знает.

Тамаё похолодела — наконец до нее дошло, в какое положение она попала. Татибана ничего не известно. И только поэтому он столь настойчиво, столь безжалостно требует от нее невозможного. Тамаё даже зажмурилась от стыда, но тут же почувствовала, как кто-то с силой сжал ее руку. Подняв глаза, она увидела глаза Саёко, полные слез и мольбы. Непроизвольно Тамаё крепче сжала в кулаке записку от «Человека из тени».

— Да-да, я тоже очень хочу расспросить Макаку. Но прежде хотелось бы, чтобы вы выслушали меня. Без этого многое может показаться непонятным и лишенным логики.

Тамаё была бледнее смерти, руки на коленях слегка дрожали. Несмотря на это, она без колебаний изложила все, что произошло на озере минувшим днем, да и рассказать она могла немногое.

Тамаё говорила, и все глаза были обращены на нее. Все были потрясены. Умэко и Кокити, родители Томо, переглядывались. Инспектор Татибана, сообразив, какую ошибку он совершил, заставив Тамаё прилюдно поведать эту жестокую историю, неловко покашливал. Саёко тем временем не отпускала руки Тамаё; глаза ее расширились от волнения.

— Вот почему мне ничего не известно о случившемся после того, как я перешла в моторку, — ни куда Томо отвез меня, ни что он сделал. — Она на мгновение запнулась, но снова собралась с духом. — Не помню ничего, но, проснувшись, я обнаружила, что лежу в своей постели. Больше того, мне кажется, Макака знает, как я в нее попала. И мне больше, чем кому бы то ни было здесь, необходимо услышать рассказ Макаки. Я хочу услышать, я хочу узнать, что сделал со мной Томо.

Тамаё изо всех сил старалась держать себя в руках, но в ней, точно сине-белое пламя, разгоралась неудержимая ярость, и к концу голос ее звенел и дрожал от напряжения. Саёко все еще грустно держала ее за руку.

— Что ж, Макака, рассказывай. Ни к чему молчать Я хочу, чтобы ты сообщил мне все, что знаешь. Как бы это ни было ужасно, лучше уж мне все узнать наверняка и немедленно.

— Барышня, вы прочли ту бумажку?

— Да, прочла. Мне бы хотелось узнать и об этом.

Макака нервно облизнул губы и, то и дело спотыкаясь на словах, начал рассказ о вчерашнем. Вообще не привыкший много говорить, он не мог последовательно изложить свою историю. Инспектору Татибана и Тамаё все время приходилось помогать ему наводящими вопросами.

По словам Макаки, вчера около четырех часов дня ему позвонил неизвестный и сообщил, где находится Тамаё. Макака не совсем понял, о чем идет речь, только сказано было, чтобы Макака не поднимал шума, потому что это смутит Тамаё; чтобы он отправился за ней тайно, никому не говоря. Потом этот звонивший повесил трубку.

— И вы поехали искать барышню Тамаё?

— Ага, он сказал никому не говорить, вот я и вышел тихонько на лодке.

— И вы нашли ее в пустом доме, в деревне Тоёхата, как и сказал звонивший?

— Ага.

— Не могли бы вы точнее описать, что вы там обнаружили? Господина Томо там уже не было?

— Барышня лежала на кровати. Я уже совсем решил, что она померла, такая она была бледная. Потом понял, что она не мертвая, а просто надышалась какой-то отравы и спит. Уж очень сильный запах был — вот я и учуял.

— Но Томо, что случилось с Томо? — истерический голос Умэко пронзил тишину.

В ответ Макака резко повернулся и посмотрел на нее сверкающими глазами.

— Томо? Вы имеете в виду этого ублюдка? Ага, этот ублюдок тоже был там, в той комнате. Но он ничего не мог сделать. Он был наполовину раздет и привязан к стулу веревкой крест-накрест. Да еще во рту у него был кляп. В жизни не видел более плачевного зрелища.

— Это вы связали его, Макака? — спокойно вмешался Киндаити.

— Не-а, не я. Не я. Наверное, это Человек из тени, который мне звонил.

— Человек из тени? — нахмурился Татибана. — Кто это?

— Барышня, у вас с собой тот клочок бумаги?

Тамаё, не говоря ни слова, подала инспектору клочок бумаги. Татибана прочел его, удивленно поднял брови и передал Киндаити. Киндаити тоже скривился.

— Макака, где вы нашли эту бумагу?

— Она была приколота к одежде барышни английской булавкой.

— Понятно. Возьмите, инспектор, и берегите эту улику получше.

— Да, пусть пока побудет у меня. — Сунув бумажку в карман, Татибана продолжал: — Итак, что вы сделали дальше, Макака? Вы привезли барышню Тамаё домой?

— Ага. Приплыл, значит, на лодке, а вернулся на моторке. Решил, поделом этому ублюдку, возьму его лодку.

— А Томо… что с Томо? — снова воскликнула Умэко.

— Томо? А он, наверное, там и сидит, в той комнате. Не мое это дело, отвозить его домой, — презрительно скривился Макака

— Он до сих пор связан и с кляпом? — воскликнула Умэко.

— Ну да. Связанный и с кляпом. И полуголый еще. Мне с ним говорить не хотелось — такой он был мерзкий, вот я и не обращал на него внимания, а он все вырывался и стонал. Нет, постойте-ка. Это не совсем правда. Я все же обратил на него внимание, когда уходил — хорошенько влепил ему по морде, — сказал Макака и расхохотался.

Умэко подпрыгнула и закричала в безумной ярости:

— Хоть кто-нибудь, идите, идите, спасите его! Мое дитя, он замерзнет до смерти!

Вскоре из ворот канала поместья Инугами на озеро вылетела моторная лодка. В ней сидели инспектор Татибана, Киндаити, отец Томо Кокити и Макака в качестве проводника. С ними была и Саёко — настояла на своем, поехала.

В дельте ручья у деревни Тоёхата среди тростниковых зарослей они увидели гребную лодку, там, где ее накануне оставил Макака. Судя по этому, Томо все еще находится в заброшенном доме.

Да, Томо находился в заброшенном доме.

Когда группа, ведомая Макакой, вошла в пустую комнату, все увидели Томо — оголенный до пояса, со связанными сзади руками, он сидел на стуле, свесив голову на грудь.

— Ха! Ублюдок потерял сознание! Ничего, будет уроком, — с ненавистью бросил Макака.

Кокити подбежал к сыну, выдернул кляп изо рта и приподнял ему голову. И тут же с криком выпустил — голова снова упала на грудь, словно висела на сломанной шее. Тогда-то они и увидели это — какую-то странную полосу на шее Томо.

Это была струна кото. Струна трижды обвила шею Томо и так глубоко впилась в нее, что плоть вокруг посинела. Раздался громкий крик, и кто-то рухнул на пол. Это была Саёко.




БЕДНАЯ САЁКО


Струна кото. Именно струна кото. На место происшествия была вызвана полиция из Насу. Киндаити безучастно смотрел на всю эту суету с фотографированием, а в голове у него вертелась ужасная мысль. Когда убили Такэ, его голову отделили от тела и водрузили на хризантемовую куклу, и тогда Киндаити мучился, не понимая, зачем это было сделано. Теперь, при взгляде на струну кото, затянутую на шее этого, второго трупа, в голове его, как молния, полыхнуло ужасное подозрение.

_Ёкикотокику_ — топор, цитра и хризантема. Уже две из трех реликвий клана Инугами оказались явно связаны с убийством — вот она, струна кото, впившаяся в шею Томо. Есть ли здесь на самом деле какая-то связь? Конечно, есть — должна быть. Первое убийство с хризантемовой куклой можно было приписать случайности, но струна кото — это слишком много для случайного совпадения.

Эти убийства должны быть тесно связаны с девизом Инугами и реликвиями, и преступник нарочно выставляет эту связь напоказ. Так размышлял Киндаити и вдруг похолодел от нового ужаса. Хризантема и цитра уже использованы, не будет ли следующим — топор? А если да, то кто же окажется жертвой? Он живо представил себе фигуру Киё в маске: если хризантема _кику_ предназначалась Такэ, цитра _кото_ — Томо, то естественным было бы ожидать, что топор _ёки_ сужден их еще живому двоюродному брату. От такого вывода у Киндаити по коже мурашки побежали — он слишком хорошо понимал, кто останется в выигрыше, если все трое мужчин умрут.

Как раз тогда, когда полицейские фотографы под предводительством инспектора Татибана закончили свою работу — сняли на пленку тело Томо под всеми возможными углами, — в комнату вбежал медицинский эксперт Кусуда.

— Что, инспектор, еще один?

— Здравствуйте, доктор. Скверное дело. Прискорбно, что приходится заниматься этим. Отвязать его?

— Нет, подержите минутку. — Кусуда тщательно осмотрел тело, все еще прикрученное к стулу, а закончив, повернулся к Татибана. — Теперь можете развязать. Вы сделали фото?

— Да, сделали. Кавада, развяжите веревку, — позвал инспектор одного из детективов.

— Постойте. Пожалуйста, одну минутку, — на этот раз остановил его Киндаити. — Инспектор, можно ли позвать сюда Макаку? Хочу кое-что еще раз проверить, прежде чем его отвяжут.

Появился Макака, вызванный одним из детективов. Лицо у него застыло от напряжения.

— Макака, хочу задать вам еще один вопрос, просто чтобы удостовериться. Вы уверены, что вчера, когда вы пришли сюда, Томо был привязан к этому стулу?

Макака мрачно кивнул.

— И он был определенно жив в то время?

— Ну да.

— Он что-нибудь сказал?

— Ага, он пытался, но с кляпом во рту не очень-то поговоришь.

— Вы даже не вынули кляп.

Макака сердито глянул на Киндаити, но тут же отвел глаза, буркнув:

— Конечно, если бы я знал, что такое случится, я бы вынул кляп и развязал бы его. Но тогда я просто обезумел от ярости.

— И вы его ударили.

Макака снова мрачно кивнул, очевидно вовсе не жалея о своем поступке.

— Ладно, понимаю. А сколько было времени, когда вы уехали отсюда с барышней Тамаё?

— Примерно половина пятого, ну, может, чуть позже. На улице уже было темно.

— Значит, Томо был жив между половиной пятого и пятью. Полагаю, вы не прикончили его на прощание.

— Что-о? Нет, конечно, нет. Я только хорошенько врезал ему.

Макака принялся с жаром отрицать обвинение. Киндаити успокоил его.

— Один последний вопрос. Находился ли Томо точно в таком же положении и так же ли сидел на стуле, когда вы его оставили? Вот, к примеру, посмотрите на узел.

— Не могу сказать точно. Я же не разглядывал его и все такое, и насчет узла ничего не знаю, только мне кажется, сидел он примерно так же.

— Ладно, спасибо. Теперь можете идти. Мы позовем вас, если понадобится.

Выждав, пока Макака уйдет, Киндаити повернулся к Татибана.

— Инспектор, взгляните. Хочу, чтобы вы внимательно посмотрели на это, пока еще веревка не развязана. Видите, по всему туловищу Томо остались ссадины? Явные следы веревки. Но чтобы от веревки остались такие следы, она должна быть не слишком туго затянута. А теперь посмотрите на это… — Киндаити подсунул палец под веревку, которая связывала Томо. — Веревка такая тугая, так впилась в тело, что палец с трудом подсунешь. А стало быть, откуда взялись эти ссадины?

Татибана выпучил глаза.

— Господин Киндаити, что же это значит?

— Не знаю, инспектор, я сам в недоумении. — Киндаити рассеянно поскреб голову. — Весьма странное противоречие — ссадины на туловище и тугая веревка. Думаю, об этом не следует забывать. Как бы то ни было, простите, что заставил вас ждать. Прошу вас, приступайте, развяжите его.

Труп Томо отвязали и уложили на кровать. Когда Кусуда осматривал тело, в комнату просунул голову какой-то детектив.

— Господин инспектор!

— Да, что такое?

— Тут есть кое-что, надо бы вам посмотреть.

— Иду. Кавада, оставайтесь здесь и помогите доктору, если ему что понадобится. И кстати, доктор…

— Да?

— Там, в соседней комнате, лежит в обмороке дама. Посмотрите ее, когда кончите здесь, ладно? Это Саёко из семьи Инугами.

Киндаити пошел следом за инспектором, и детектив привел их в туалетную комнату, примыкавшую к ванной рядом с кухней. Там, на деревянном полу, они с удивлением обнаружили маленькую глиняную печку для готовки, сковороду, горшок для варки риса, чайник и картонную коробку, наполовину наполненную углем. Очевидно, кто-то здесь недавно готовил пищу.

— Дело вот в чем, господин инспектор, — сказал детектив, обращаясь одновременно к Татибана и Киндаити, — мы ведь осматривали этот дом сразу же после убийства Такэ, чтобы выяснить, не прячется ли здесь тот репатриированный солдат, который останавливался в гостинице «Касивая». Так вот, я совершенно уверен, что ничего такого здесь тогда не было. Так что если кто-то и проник в дом, это произошло после нашего обыска.

— Понятно.

Весело почесывая в голове, Киндаити сказал:

— Очевидно, он решил, что самым безопасным будет укрыться здесь после того, как полиция обшарит дом.

— Да, точно. Я тоже так думаю. Но если так, значит, этот парень знал, что мы обыскали дом. Как он мог об этом узнать?

— Д-да, д-детектив, верно замечено, и это мне кажется чрезвычайно любопытным. Стало быть, сведения обо всем, что делается у вас в полиции, как-то дошли до него.



Казалось, Киндаити был очень доволен, зато Татибана, напротив, насупился и возразил:

— Что вы имеете в виду, господин Киндаити? Вы, как я понимаю, полагаете, что человек, бывший здесь, это тот, кого мы ищем? Но ведь это не факт, а? Это может быть какой-нибудь бродяга.

— Но, инспектор, тут вот еще что. — Детектив открыл дверь в ванную. — Посмотрите. Тот, кто прятался здесь, мыл овощи и кухонные принадлежности в ванной. Он мог бы и еду готовить здесь, но не стал, потому что огонь был бы виден снаружи. То же и с кухней. Вот почему он готовил пищу в туалете, потому что отсюда ничего не видно. Больше того, посмотрите сюда, в ванную.

Детективу не нужно было продолжать. На белом кафеле, покрытом разбросанными очистками, остался след — явный отпечаток солдатского сапога, да такой четкий и ясный, словно кто-то нарочно топнул ногой. Инспектор Татибана даже застонал.

— Конечно, только то, что он носит солдатские сапоги, не обязательно означает, что он тот, кого мы ищем, но, судя по обстоятельствам… Мы, разумеется, подошли к такой возможности на шаг ближе, но… Нисимото, проследите, чтобы сделали слепок с этого следа.

Отвернувшись от Киндаити, инспектор заговорил в неистовой ярости:

— Итак, господин Киндаити, что же имеем? Томо привез Тамаё сюда, не зная, что этот репатриированный солдат прячется здесь, они схватились, и в результате Томо оказался привязанным к стулу; связав Томо, человек, который скрывался здесь, позвонил Макаке и сказал, что Тамаё находится в этом доме; затем Макака приехал и отвез Тамаё домой, а Томо оставил привязанным к стулу. Вот что мы имеем. Но если это так, — почти выкрикнул инспектор, — то кто же убил Томо? Макака уехал, а солдат вернулся и задушил его, что ли?

Киндаити весело ерошил волосы.

— Инспектор, вот и я о том же. Если этот человек хотел убить Томо, почему он не сделал этого прежде, чем звонить Макаке? Он же понимал, что заброшенный дом непременно окажется в центре внимания, как только он переговорит с Макакой. К счастью или к несчастью, Макака сделал все, что должен был, и никому ничего не сказал до самого утра, но тот, кто здесь прятался, разумеется, не мог быть в этом уверен. Значит, возвращаться в этот дом после разговора с Макакой ему было опасно. И потом… нет, лучше я помолчу, пока не станет известно время смерти Томо.

Татибана помолчал, размышляя, потом повернулся к своему детективу и спросил:

— Нисимото, еще что-нибудь есть?

— Так точно, начальник. Еще кое-что. Вам стоило бы заглянуть в сарай.

Сарай оказался пристройкой, примыкавшей к кухне. В одном углу помещения с земляным полом, забитого разного рода хламом, лежала большая охапка свежей соломы. Киндаити и Татибана удивленно взирали на нее.

— Он, должно быть, спал здесь.

— Да. Урожай только что убрали, так что везде стоят стога соломы. Щипни немного отсюда, немного оттуда, и никто не заметит. И потом, — сказал детектив, топнув ногой по соломе, — здесь ее столько, что в нее можно зарыться, спать в ней куда теплее, чем под каким-нибудь дешевым одеяльцем.

— Это понятно, — Татибана рассеянно оглядел соломенное ложе. — Только вот интересно, значит ли это, что кто-то на самом деле здесь прятался? Думаю, не уловка ли это…

— Уловка?

Услышав в голосе своего детектива нотку недоверия, Татибана распалился:

— Что тут непонятного? Ведь о том, что случилось здесь вчера, мы по-настоящему ничего не знаем. Да, нам известны показания Тамаё и Макаки, и выглядят они вполне правдоподобно. Но кто знает, правдивы ли они на самом деле? По словам Тамаё, Томо использовал что-то вроде хлороформа и привез ее в этот дом, но, может быть, — это всего лишь предположение, — сама Тамаё соблазнила Томо и обманом заманила его сюда? Макака утверждает, будто ему звонил неизвестный и только потом он приехал сюда, но и это может быть ложью, а на самом деле он прятался здесь, поджидая Томо. Господин Киндаити, вы же наверняка помните, что Макака использует старые струны кото для починки своей сети.

Детектив Нисимото изумленно взирал на инспектора.

— Значит, господин инспектор, вы считаете, что все эти разные улики, найденные нами, были сфабрикованы и что Тамаё и Макака сговорились убить Томо?

— А вот этого я не говорил. Я всего лишь сказал, что улики не бесспорны. И след сапога тоже — он кажется слишком явным и четким, словно его припечатали. Но… да ладно, не важно, идите и продолжайте расследование. Господин Киндаити, наверное, доктор Кусуда уже освободился. Пойдемте?

В комнате на втором этаже врача не было, только детектив стоял на страже у трупа.

— Кавада, где доктор Кусуда?

— Он в той комнате, осматривает даму.

— А, хорошо. А каковы результаты осмотра трупа?

— Он сказал, что подробный рапорт представит после вскрытия. Но основные данные таковы, — детектив заглянул в записную книжку, — смерть наступила семнадцать—восемнадцать часов назад. Стало быть, можно считать, что умер он вчера между восьмью и девятью вечера.

Вчера между восьмью и девятью вечера. Инспектор Татибана и Киндаити уставились друг на друга. По словам Макаки, он ушел из этого дома где-то между половиной пятого и пятью. Если так, значит, Томо, привязанный к стулу, после ухода Макаки оставался в живых еще три или четыре часа.

Детектив продолжал, поглядывая то на одного, то на другого:

— Да, начальник, вчера между восьмью и девятью вечера. Но есть еще кое-что. Доктор Кусуда говорит, что струна кото оказалась на шее убитого после наступления смерти, а на самом деле его удавили чем-то более толстым, чем-нибудь вроде веревки.

— Что! — Инспектор Татибана буквально подпрыгнул от удивления, но в это же мгновение, словно в ответ на его восклицание, из другой комнаты раздался женский визг.

Киндаити и инспектор в ужасе смотрели друг на друга. Ясно, что кричит Саёко, но слишком уж жалостным, душераздирающим был этот крик.

— Инспектор, пойдемте посмотрим, что случилось.

За третьей по счету дверью, выходящей в коридор, над Саёко хлопотали Макака и Кокити. Киндаити с Татибана вошли в комнату и застыли на месте при виде открывшегося им зрелища: Макака и Кокити с двух сторон удерживали Саёко, и по лицу ее было ясно, что она не в себе. Глаза закатились, лицо дергается, и сила ее бешенства была такова, что время от времени ей удавалось вырваться даже из рук могучего Макаки.

— Макака, держите ее крепче. Я вколю ей еще дозу. Надеюсь, еще одной хватит, — сказал врач, делая ей последнюю из серии инъекцию.

Еще три жалобных, душераздирающих вопля вырвались из уст Саёко, затем наркотик, очевидно, подействовал, она начала успокаиваться и наконец уснула, как дитя, на груди у Макаки.

— Бедная девушка, — грустно пробормотал Кусуда, отложив шприц: — Нервы у нее, наверное, просто сорвались. Надеюсь, это пройдет.

Эти слова встревожили Татибана.

— Что вы имеете в виду, доктор, — что ей грозит безумие?

— Наверняка ничего не могу сказать. Потрясение было слишком сильным. — Кусуда посмотрел на инспектора, потом на Киндаити. Лицо его омрачилось — Инспектор, — проговорил он, — она беременна. Трехмесячная беременность.




КРОВЬ НА УКАЗАТЕЛЬНОМ ПАЛЬЦЕ


Томо убит. Эта новость, пришедшая с другой стороны озера, пробежала по вилле Инугами, как электрический разряд, вызвав у ее обитателей шок. Излишне говорить, что сильней всего удар поразил мать Томо, Умэко, чья обычная истерия, с прошлой ночи и без того обостренная тревогой и мучениями, наконец вышла наружу при этом ужасающем известии. Горе и ярость заставили ее наговорить детективу Ёсии, принесшему эту горькую весть, вещи настолько потрясающие, что на них никак нельзя было не обратить внимания.

— Будь она проклята! Будь она проклята! Проклятие этой Мацуко! Эта сука убила его. Эта сука убила моего Томо. Детектив, вы должны арестовать ее. Вы должны арестовать ее и приговорить к смерти. Не к обычной смертной казни — этого для нее недостаточно. Я хочу повесить ее за пятки, разорвать ее на куски, жечь ее, пока она не почернеет, и вырвать ей волосы, прядь за прядью.

Точно беснующийся демон, Умэко перечисляла все прочие ужасные казни, которым подвергла бы Мацуко. Но потом смолкла и зарыдала. Слезы как будто немного ее успокоили, но, всхлипывая, она сделала детективу Ёсии следующее заявление:

— Детектив, вы знаете о завещании отца, да? Если бы он не оставил этого завещания, то Киё, сын Мацуко, стал бы законным наследником состояния Инугами. Она рассчитывала на это и с нетерпением ждала, когда получит власть как мать короля. Но завещание разрушило все ее планы, они развеялись, как дым. Завещание отдает богатство Инугами человеку, который станет мужем Тамаё, но лицо ее Киё — эта мякоть — созревший и лопнувший красный гранат. О, Небо, какая гадость! При одной мысли об этом у меня по телу бегут мурашки. И какие бы странные вкусы ни были у Тамаё, она никогда не выбрала бы такое чудовище в мужья. Значит, с самого начала было понятно, что Киё проигрывает в соревновании за руку Тамаё. Мацуко не могла этого вынести, но сначала она убила Такэ, а потом нашего сына, Томо. Раз они мертвы, Тамаё придется выйти за это чудовище, нравится ей это или нет, ведь если она этого не сделает, то утратит все права на наследство. Это единственный способ для Киё наложить руки на богатство Инугами. Ах, она злобная, злобная сука! Детектив, вы должны арестовать ее. Вы должны арестовать Мацуко.

Собственные слова все больше распаляли Умэко. Однако когда детектив Ёсии сообщил ей, что причиной смерти было удушение и что убийца, удушив, зачем-то обмотал его шею струной кото, Умэко удивленно уставилась на него.

— Струной кото? — озадаченно и как-то рассеянно проговорила она. — Его удушили струной кото?

— Нет, не так. Его удушили чем-то вроде веревки, а уж потом, когда он умер, убийца стянул у него на шее струну. Инспектор тоже не понимает, зачем преступнику это понадобилось.

— Струна кото, — медленно пробормотала про себя Умэко. — Струна кото… кото… — повторяла она. Вдруг она словно вспомнила что-то, изменилась в лице и, задыхаясь, забормотала: — Цитра! Хризантема!.. о, Небо… — и смолкла.

Незачем говорить, что весть из деревни Тоёхата не менее, чем Умэко, потрясла мать Саёко, Такэко. Смерть Томо не слишком ее озаботила; по правде говоря, она, похоже, не испытала никаких чувств по этому поводу — кроме, может быть, удовлетворения. В конце концов, ей хватало своего горя. Но когда детектив Ёсии сообщил ей о нервном расстройстве Саёко и о том, что она беременна, Такэко, как и Умэко, впала в истерику и наговорила много всякого. И вот что невероятно: смысл ее бредовых речей соответствовал смыслу речей Умэко — она тоже обвиняла свою сестру Мацуко в убийстве, кричала, что это Мацуко убила Такэ и Томо, чтобы ее сын стал наследником состояния Инугами. И вот что еще любопытно: на сообщение детектива Ёсии о струне кото она прореагировала точно так же, как Умэко.

— Струна кото… струна кото? — Сначала Такэко только склонила голову набок в недоумении, но вскоре словно бы вспомнила что-то и открыла рот, округлив глаза. — Цитра! И прежде нее хризантема! — И, словно онемев, отказалась отвечать на вопросы детектива и своего мужа Тораноскэ, сколько они ее ни пытали. В конце концов она поднялась, бледная как привидение. — Мне надо все обсудить с Умэко. Совсем не понимаю, как такое могло случиться… и это меня пугает. Может быть, потом, обсудив это с ней, я смогу рассказать вам… — проговорила она и вышла из комнаты нетвердой походкой, словно в трансе.

Меньше всех огорчилась вестью из деревни Тоёхата, разумеется, мать Киё, Мацуко. Когда детектив Ёсии в последнюю очередь добрался до ее покоев, она была занята со своей наставницей Кокин Миякава игрой на кото — урок был в самом разгаре. Кокин оказалась в Насу в день убийства Такэ, сразу же отправилась объезжать дома своих учеников в Ина и только накануне вернулась в Насу.

Когда вошел детектив, Киё тоже присоединился к ним, молча усевшись между матерью и Кокин. Понимая, что Кокин все равно рано или поздно услышит об этом, детектив разрешил ей остаться. Он сообщил об убийстве Томо, а также о безумии Саёко. Мацуко, воплощенная низость, только выгнула бровь, услышав эту весть. Она продолжала играть на кото.

Похоже, куда большее впечатление рассказ детектива произвел на наставницу Кокин. Когда детектив только вошел, она отложила кото и сидела в позе вежливого ожидания. Услышав же его рассказ, в ужасе раскрыла свои почти не зрячие глаза, плечи у нее дрогнули, и она глубоко вздохнула. А реакцию Киё скрыла белая маска, лишенная всякого выражения и до жути неподвижная.

Неловкое молчание воцарилось в комнате, только Мацуко спокойно продолжала играть на кото. Разумеется, она прекрасно понимала, какие чувства питают к ней ее сестры, и притворялась равнодушной, чтобы разрушить чудовищный образ, который они создали. Но и ее личина дала трещину, когда детектив рассказал о струне кото на шее Томо.

— Инспектор считает это очень странным. Другое дело, если бы его удавили струной кото, но этого-то не было. Зачем понадобилось убийце, задушив его какой-то веревкой, потом затягивать на шее струну так, будто он был удавлен ею?

Мацуко сбилась с лада, услышав слова детектива. Однако продолжила игру.

— Значит, убийца, — говорил детектив, — хотел почему-то привлечь внимание к струне кото. Это единственное возможное объяснение. К струне кото или, может быть, к самому кото. Кстати, когда господин Такэ был убит, убийца использовал хризантемовую куклу — другими словами, хризантему. А теперь — кото, то сеть цитру. Цитра и хризантема. _Ёкикотокику._Топор,_цитра_и_хризантема._

И тут пальцы Мацуко извлекли какой-то ужасный царапающий звук, и одна из струн кото лопнула.

— Ах!

Мацуко и Кокин вскрикнули почти одновременно. Встревоженная наставница приподнялась на коленях, а Мацуко торопливо сняла плектр. С указательного пальца правой руки капала кровь. Вынув платок из рукава кимоно, она обмотала им палец.

— Вы поранились? — спросил детектив.

— Да, вот этой струной…

Кокин, наставница игры на кото, застыла, стоя на коленях, но, услышав слова Мацуко, нахмурила брови, словно в смятении, и пробормотала про себя:

— Вот этой струной?

Детектив заметил в глазах Мацуко вспышку неистовой ярости, тут же погасшую. Взгляд мгновенно приобрел обычную невозмутимость.

Почти не зрячая Кокин, конечно, не заметила реакции Мацуко и осталась стоять на коленях, прижав руки к груди, словно успокаивая биение сердца. Рядом с ней в нерешительности сидел Киё. Почему-то, когда Кокин вскрикнула и приподнялась, он прянул к ней, словно хотел поддержать.

Мацуко с недоумением посмотрела на сына и свою наставницу, но тут же повернулась к детективу.

— Что, струна кото и вправду была затянута на шее Томо?

— Простите меня, мне надо уйти, — вдруг порывисто заявила Кокин, вставая.

Очевидно, рассказ детектива ее напугал, она была ужасно бледна и как будто нетвердо держалась на ногах.

— Я вас провожу. — Киё тоже встал.

Кокин удивленно смотрела на него своими почти слепыми глазами.

— Ах, господин Киё, как это любезно с вашей стороны! Но я не хочу вас затруднять.

— Ничего страшного. Не хватало только, чтобы вы споткнулись, так что позвольте мне проводить вас до дверей.

Кокин не могла отказаться — Киё уже ласково взял ее за руку.

— Что же, очень вам благодарна. До свидания, госпожа Мацуко.

Мацуко, наклонив голову набок, с любопытством глядела на уходящих, потом опять обратилась к детективу с вопросом:

— То, что вы сказали, будто на шее Томо оказалась струна, это правда?

— Да, правда. Эго что-то значит для вас?

Мацуко некоторое время молча размышляла, но потом подняла глаза, казавшиеся почти сумасшедшими.

— Ну да… это может быть… мои сестры что-нибудь говорили об этом?

— Они, видимо, тоже что-то знают, но не говорят, что именно.

В этот момент вернулся Киё. Однако, вместо того чтобы остаться с Мацуко и детективом, молча, кивком головы простился с ними и ушел в свою комнату. Когда он проходил мимо, Мацуко вздрогнула, словно на нее повеяло ледяной стужей.

— Госпожа Мацуко, прошу вас, скажите мне, что вы знаете об этом. Лучше, чтобы все было известно.

— Да… — Глаза Мацуко смотрели в одну точку, как у одержимой. — Но я ничего не могу сказать вам, не обсудив это с сестрами. Кроме того, история эта слишком странная, слишком невероятная. Мне необходимо сначала переговорить с ними, а потом, может быть, когда вернется инспектор Татибана, я расскажу, если смогу.

Мацуко звонком вызвала служанку и велела ей немедленно вызвать Фурудатэ, семейного поверенного. После чего впала в безмолвное созерцание.

Спустя два часа на виллу из деревни Тоёхата вернулись инспектор Татибана и Киндаити.




ИЗУВЕРЫ


В недрах виллы Инугами, в просторной комнате, устланной татами, на простом деревянном алтаре по-прежнему стояла украшенная крупными хризантемами фотография покойного Сахэя Инугами, чье тонкое лицо до глубокой старости хранило следы былой красоты. На этот раз еще два человека — мужчина и женщина — не явились на собрание членов клана Инугами.

Оставалось только гадать, о чем думает Сахэй, глядя с фотографии на алтаре и видя, как с каждым разом редеет, как зубья расчески, его семейство, собирающееся здесь.

На днях Такэ. Сегодня Томо и Саёко. Она, чей разум не выдержал страшного потрясения, может быть, еще вернется к нормальной жизни, но он, чье тело сейчас лежит, вскрытое доктором Кусуда, на столе в больнице Насу, никогда уже не придет на собрание семьи.

Если не считать отсутствующего Сизумы Аонума, из прямых потомков Сахэя Инугами в живых остался один лишь Киё. Он восседал, как безжизненная статуя, в своей белой гуттаперчевой маске, безмолвный, как пришелец из мира иного, как таинственное болото, которое таится далеко в горах, неведомое людям с древних времен.

Рядом с Киё сидела Мацуко; чуть поодаль от них — Такэко и муж ее Тораноскэ; а еще дальше — Умэко, с глазами, покрасневшими от слез, и ее муж Кокити. Вот и все, что осталось от клана Инугами. Рядом с ними, но, понятное дело, все же в сторонке — Тамаё, явно уставшая после всех потрясений вчерашнего дня, но тем не менее не поблекшая. Ее хрупкая красота, воистину бессмертная, как вечно цветущая весна, с каждым ее появлением становилась все более чарующей. Макака расположился рядом с ней.

В стороне от членов семьи расположились инспектор Татибана и Киндаити, вернувшиеся из деревни Тоёхата, и адвокат Фурудатэ, вызванный Мацуко. Кроме того, там присутствовал детектив Ёсии, тот самый, первым принесший дурную весть. И все они затаили дыханье в ожидании, что вот сейчас раскроется нечто очень важное.

Стояла такая тишина, что можно было слышать потрескивание угольков в жаровне посреди комнаты, и воздух в комнате был напоен острым запахом хризантем и предчувствием зла. Наконец Мацуко нарушила удушливое молчание.

— Теперь я отвечу на ваш вопрос. Такэко, Умэко, вы согласны, чтобы я рассказала все, да?

Как всегда, в голосе Мацуко прозвучала властность. Такэко и Умэко, на которых снова надавили, обменялись испуганными взглядами, но кивнули с мрачной покорностью.

— Все это известно только нам, и мы договорились никогда никому ничего не рассказывать, и до сих пор не рассказывали, и предпочли бы, если бы то было возможно, унести нашу тайну в могилу. Однако обстоятельства вынуждают нас раскрыть ее. И Такэко, и Умэко согласились со мной, что мы должны пойти на это единственно ради того, чтобы вы могли отомстить за смерть их сыновей. И быть по сему. Теперь уже не имеет значения, что вы подумаете о нас, услышав эту историю. У каждого есть свои причины для оправдания неприглядных поступков. У каждого есть право защищать свое счастье, а тем более у матери, которая должна бороться не только за себя, но и за счастье своих детей, даже если люди ее осудят.

Замолчав, Мацуко окинула собравшихся пронзительным взглядом хищника. И снова заговорила:

— Это было примерно в то время, когда родился Киё, а значит, лет тридцать тому назад. Думаю, все вы слышали, что в то время наш отец, Сахэй Инугами, сошелся с женщиной низкого происхождения по имени Кикуно Аонума. Она работала на его шелковой фабрике, и лет ей было, наверное, восемнадцать или девятнадцать. Особой красотой или умом она не отличалась — обыкновенная девушка, единственным достоинством которой была кротость. Как этому созданию удалось соблазнить нашего отца, понятия не имею, но когда он с ней сошелся, на него даже смотреть было неловко — так он был опьянен. Наверное, такое нередко бывает с влюбленными мужчинами почтенного возраста — в то время отцу было уже за пятьдесят, дело Инугами наконец твердо стало на ноги, Сахэй Инугами уже входил в предпринимательскую элиту страны, и все же он влюбился без памяти в скромную работницу с его собственной фабрики, простую восемнадцатилетнюю девушку. Нетрудно представить, какой это вызвало скандал.

Даже сейчас голос Мацуко задрожал от вновь ожившего гнева.

— У отца по крайней мере хватило совести и здравого смысла не приводить ее на эту виллу. Он купил дом на окраине города и поселил ее там. Поначалу он ходил туда украдкой, стараясь, чтобы его не заметили, но постепенно осмелел и в конце концов стал жить там более или менее постоянно. Не сомневаюсь, вы понимаете, какой это для нас был позор.

С каждым словом речь Мацуко становилась все более страстной.

— Люди отнеслись к этому крайне недоброжелательно. Разумеется, обычный богатый старик — такие типы встречаются повсюду, ведущий себя как молодой дурак, не вызвал бы столько сплетен. Но в данном случае позорил себя предводитель делового сообщества Синсю, известный представитель префектуры Нагано, человек, которого люди прозвали Отцом Насу. Чем выше дерево, тем труднее ему устоять против ветра, а чем известней и влиятельнее становился отец, тем больше врагов он приобрел — врагов политических, врагов деловых, врагов всякого сорта. Эти люди, увидев возможность подвести под него подкоп, ухватились за нее. Они публиковали о нем скандальные статьи в газетах и распространяли о нем нелепые непристойные стишки. По правде говоря, и по сей день, вспоминая, что нам пришлось пережить в то время, я вся съеживаюсь. Но если бы только это, если бы дело было только в том, что мы превратились в мишень для насмешек, мы бы это как-нибудь пережили. Но потом до меня дошел слух, на который я просто не могла не обратить внимания.

Неумолимая Мацуко, очевидно не забывшая ярости, испытанной в то время, произнесла все это, чуть ли не скрежеща зубами.

— Люди говорили, что Кикуно беременна и что отец намеревается привести ее в наш дом как свою законную жену, а нас выбросить на улицу. Вообразите мою ярость, когда я это услышала. Нет, то была не только моя ярость — то были горечь и гнев, которые завещала мне моя мать. И тот же огонь горел в сердцах Такэко и Умэко.

Мацуко повернулась и посмотрела на единокровных сестер, обе кивнули в знак согласия. Во всем, что касалось этого дела, между ними всегда было полное согласие.

— Как вы, без сомнения, слышали, у нас у трех разные матери. И ни одной из них не было дозволено стать законной женой отца, всем трем пришлось оставаться его любовницами. Как они должны были возмущаться и сожалеть об этом! Наших матерей уже не было в живых, когда появилась эта Кикуно, но, сколько помню, отец обращался с ними совершенно бесчеловечно. Вам не кажется странным, что у этого дома такое множество пристроек? Это следствие развратной жизни, которую вел наш отец. Отец держал каждую из трех женщин в одной из пристроек, как рабыню. Да, именно так, и только так это можно описать — они жили как рабыни. Он не питал к ним ни малейшей любви и держал их, только чтобы пользоваться ими, когда ему нужно было удовлетворить свою грязную мужскую похоть. Он не просто их не любил, он даже смотрел на них с презрением. Вот почему говорят, что он был так недоволен, когда каждая из трех женщин зачала и родила. Он думал, что наши матери должны покорно отдаваться ему, а зачинать детей — совершенно лишнее. Можете себе представить, каким холодным, каким бесчувственным отцом он был для нас, своих дочерей.

Голос Мацуко дрожал от гнева, в нем пылала неистовая ярость.

Такэко и Умэко кивнули с окаменевшими лицами.

— Отец вырастил нас только потому, что не имел возможности выбросить или утопить, как котят. Он воспитывал нас, сам того не желая, просто по необходимости. В нем не было и грамма отцовской любви. А тут он, опьяненный этой скромной маленькой особой, невесть откуда взявшейся, решает выгнать нас и привести ее в этот дом. Больше того, привести как свою законную жену. Думаю, никто не упрекнет меня за то, что я не стерпела такого.

У Киндаити по рукам струился холодный пот — такой совершенно нечеловеческой враждебностью, такой ненавистью ребенка к отцу пахнуло на него. Что бы там ни было, думал Киндаити, как же мог Сахэй Инугами быть таким холодным к трем своим любовницам и дочерям, которых те родили ему? Или у него был какой-то ужасный сдвиг? Судя по «Биографии», Сахэй был сердечен и добр, что необычно для человека, добившегося такого успеха. Конечно, автор мог преувеличить или исказить правду, но Киндаити с самого своего появления в Насу не раз своими ушами слышал от людей такие же отзывы о Сахэе, и у него сложилось впечатление, что жители Насу обожали его, как любящего отца. Тогда почему же он был жесток и холоден именно со своими детьми и любовницами? Тут Киндаити вспомнил о переданных ему настоятелем святилища Насу скандальных слухах, касающихся молодого Сахэя. Может быть, эта его юношеская связь с Дайни Нономия, дедом Тамаё, как-то повлияла на отношение Сахэя к ним? Иначе говоря, эти гомосексуальные отношения, бывшие у него в ранние годы, они ли повлияли в дальнейшем на его половую жизнь и лишили человеческих чувств к своим любовницам и дочерям? Хотя одно это никак не могло бы объяснить его противоестественной холодности. Должно быть нечто большее. Должна быть какая-то другая, более серьезная на то причина. Но какая?

Размышления Киндаити прервала Мацуко, продолжив свой рассказ:

— Была и другая причина моей ярости. Я была уже замужем и незадолго до того, весной, родила сына — вот его, Киё. Отец наотрез отказывался передать управление семейными предприятиями моему мужу, но все говорили, и я с радостью в это верила, что Киё в конце концов станет главой клана Инугами — ведь он родной внук моего отца. Однако если бы Кикуно вышла замуж за отца и родила сына, ее ребенок сделался бы законным наследником и получил бы все состояние Инугами. Меня сжигала двойная ярость, мое тело и душу снедали горькое возмущение, завещанное мне моей матерью, и обида за моего собственного сына. Такэко и Умэко испытывали ту же горечь и возмущение. Такэко уже была замужем за Тораноскэ и ходила с животом. Умэко была сговорена за Кокити и должна была выйти замуж весной. Нам троим нужно было бороться за наших детей — за дитя, которое уже существовало, и за тех, кому еще предстояло родиться. И вот однажды мы втроем пошли в дом, который отец купил для Кикуно, и без всяких околичностей высказали ему все, что мы об этом думаем.

Губы у Мацуко странно искривились, в словах ее пылала бешеная ярость. Руки у Киндаити опять взмокли от холодного липкого пота, а инспектор Татибана и Фурудатэ обменялись хмурыми взглядами.

— Уверена, услышав все это, вы сочтите меня совершенно бесстыдной и вульгарной женщиной, но мне все равно. Я поступила как мать и как человек, в котором слишком долго копилась обида. Вот что заставило меня, когда мы втроем проклинали и осыпали отца бранью, в конце концов заявить ему: «Вы решительно настаиваете на том, чтобы сделать эту женщину вашей законной женой, а у меня есть собственный план. Я убью вас обоих прежде, чем эта женщина родит ребенка, а потом убью себя. Тогда состояние Инугами достанется Киё, даже если на него ляжет бремя позора за его мать-убийцу».

Уголки рта приподнялись в кривой улыбке, и Мацуко окинула пристальным взглядом присутствующих. Киндаити, пораженный ужасом, посмотрел на Татибана и Фурудатэ. Какая невыразимая ненависть между родной плотью и кровью, какая чудовищная картина вражды между отцом и ребенком! Ему хотелось встать и уйти прочь отсюда.

Мацуко продолжала:

— Даже отец, кажется, испугался моей угрозы. Он знал, что я из тех женщин, которые без колебаний могут пойти на такое. Вот почему его замысел сделать Кикуно своей законной женой так и не осуществился. Напуган был не только отец — Кикуно как женщина испугалась еще больше. Она была напугана до безумия, напугана так, что в конце концов не выдержала страха и сбежала, сбежала и исчезла, хотя была уже на последнем месяце. Когда мы об этом узнали, мы, все три сестры, вздохнули с облегчением и возликовали. Одного мы не знали — что отец нас перехитрил.

Вновь окинув комнату острым взглядом, Мацуко продолжила:

— Все вы знаете о трех наследных реликвиях клана Инугами, о топоре, цитре и хризантеме — _ёкикотокику_, и о том, что они значат для этой семьи. Вскоре после исчезновения Кикуно от одного из директоров Фонда Инугами нам стало известно, что реликвии пропали и что отец, по всей видимости, отдал их Кикуно. Я пришла в ярость. Чуть не задохнулась от гнева. И тогда я решила: хорошо же, если он задумал сыграть такую игру, я тоже буду играть нечестно, использую все средства, какие могу, какими бы они ни были безрассудными. Первое, что нам необходимо было сделать, даже если бы для этого пришлось перерыть всю землю — это выяснить, где находится Кикуно, чтобы затем вернуть топор, цитру и хризантему. Мы наняли для розыска целую армию людей. В здешнем захолустье трудно человеку исчезнуть без следа, и вскоре мы убедились, что Кикуно скрывается в отдельной комнате одного крестьянского дома в Ина и, больше того, что она благополучно произвела на свет сына за две недели до того. Мы поняли, нельзя терять ни минуты. И вот как-то ночью мы втроем отправились в крестьянский дом в Ина и напали на Кикуно.

Даже Мацуко запнулась на этом месте. Такэко и Умэко тоже вздрогнули, наверное вспомнив о том ужасном, что они совершили. Все затаили дыхание.

— Ночь была такая студеная, что даже луна словно замерзла. Земля заиндевела и блестела, как снег. Сначала мы заплатили крестьянину, у которого Кикуно снимала комнату, и велели ему и его семье уйти из дома на некоторое время. Влияние клана Инугами простиралось даже на Ина, так что никто не посмел нам отказать. Пройдя по коридору в комнату Кикуно, мы нашли ее лежащей на матрасе, в халате, она кормила ребенка грудью. Мы вошли. Мгновение она смотрела на нас в ужасе, но потом схватила стоявший рядом глиняный чайник и метнула. Чайник попал в столб, разбился вдребезги, окатив нас брызгами кипятка. Тут я совсем потеряла голову. Кикуно с ребенком на руках попыталась сбежать через веранду, я догнала ее и схватила сзади за кушак. Кушак развязался, халат ее распахнулся, но она прыгнула в развевающемся халате вниз с веранды. Только все равно я успела поймать ее за воротник, а Умэко вырвала у нее ребенка. Кикуно пыталась его отнять, в пылу схватки халат с нее свалился, и она осталась в одном исподнем. Я вцепилась ей в волосы и бросила на мерзлую землю. Там валялся бамбуковый веник, я схватила веник и принялась хлестать ее. На ее бледной коже начали проступать багровые рубцы. Потекла кровь. Такэко то и дело окатывала ее ледяной водой, которую таскала ведрами из колодца.

Несмотря на ужасную сцену, которую она описывала, Мацуко почти не выказывала никаких чувств. Лицо ее застыло, точно маска, да и голос звучал монотонно, словно она читала какие-то стихи на память. И сама эта бесчувственность заставляла слушателей явственней ощущать весь ужас происходившего. Киндаити содрогнулся — таким злом веяло от ее рассказа.

— До того никто из нас не произнес ни слова, но вскоре Кикуно заплакала и, задыхаясь, закричала: «Что вам нужно от меня?» Я ей сказала: «Ты прекрасно знаешь, что нам нужно. Мы пришли за топором, цитрой и хризантемой. Не медли, верни их нам». Однако Кикуно оказалась на удивление упрямой и не захотела отдать их так просто. Она повторяла, что раз господин Инугами подарил их ребенку, она не может их отдать. Я снова взялась за веник и хлестала, и хлестала, а Такэко окатывала водой из ведра. Кикуно ползала по мерзлой земле и вопила, но все же не соглашалась. И тут Умэко — она стояла на веранде с ребенком — сказала «Мацуко, незачем так жестоко обращаться с ней. Мы заставим ее сделать все, что нам нужно, без лишнего труда». Сказав это, она распеленала ребенка, вынула из жаровни докрасна раскаленные щипцы и коснулась ими его голой задницы. Ребенок завопил так, словно его бросили в костер.

Киндаити стало дурно, его подташнивало. Лица инспектора Татибана, Фурудатэ и детектива Ёсии лоснились от маслянистого пота. Даже Макака был явно испуган. Только Тамаё по-прежнему сидела подтянутая и изящная.

Легкая улыбка появилась на губах Мацуко.

— Из нас троих Умэко всегда была самой умной. И самой храброй. Одним прикосновением Умэко заставила Кикуно сдаться, хотя та и была очень упряма. Рыдая, как сумасшедшая, она вернула нам топор, цитру и хризантему — они были спрятаны над потолочной панелью в чулане. Я была удовлетворена и готова отправиться восвояси, когда Такэко сказала:

«Кикуно, может, ты с виду и милашка, но ты наглая тварь. Я прекрасно знаю, что у тебя был любовник там, на шелковой фабрике, и ты встречаешься с ним до сих пор. Это его ребенок. А ты солгала и заявила, что это ребенок от нашего отца. Какая же ты бесстыжая сука! Так вот, я хочу, чтобы ты написала и подписала заявление: «Сахэй Инугами не приходится отцом моему ребенку. Ребенок от другого человека». Конечно, Кикуно отчаянно все отрицала. Тогда Умэко еще раз дотронулась до зада ребенка щипцами, и Кикуно, рыдая, сделала все, как мы хотели. На прощанье я сказала ей: «Если хочешь сообщить об этом в полицию, давай. Нас, конечно, арестуют и посадят. Но сама понимаешь, нас ведь не приговорят ни к пожизненному заключению, ни к смертной казни, и как только мы выйдем из тюрьмы, мы вернемся и расплатимся с тобой». Такэко тоже сказала: «Кикуно, если не хочешь неприятностей, держись подальше от отца и не смей писать ему. Мы наняли целую армию частных сыщиков, и сколько бы ты ни старалась сохранить все в тайне, мы об этом узнаем. А как только узнаем, придем еще разок поздороваться с тобой». Наконец Умэко сказала, смеясь: «Знаешь, если что-то подобное произойдет еще раз, полагаю, это бедное дитя не выживет». Мы думали, что после всего сказанного Кикуно никогда больше не подойдет к отцу. Мы были уверены в нашей полной победе и уже уходили, когда Кикуно, которая истерически рыдала, держа ребенка на руках, вдруг подняла голову и заговорила.

Мацуко помолчала и окинула пронзительным взглядом комнату, и голос у нее вдруг исполнился страсти:

— «Вы изверги! Небо не простит вам то, что вы сделали. Нет, даже если и простит, я сама отомщу. Ради этого я когда-нибудь вернусь к вам. Топор, цитра, хризантема — _ёкикотокику_, — что означает это слово? Пришли благие вести? Нет, никогда вам не будет благих вестей. Но когда-нибудь топор, цитра и хризантема погубят вас. Попомните мое слово. Тебе — топор, тебе — цитра, тебе — хризантема!» Со спутанными волосами, с искаженным лицом, с кровью, текущей из уголка рта, Кикуно скрежетала зубами, как безумная, и указывала поочередно на каждую из нас. Только не помню, кому что она предрекла.

Мацуко смолкла, доведя свой рассказ до конца. Сидевшего рядом с ней Киё била дрожь, словно он был в лихорадке.




КТО ТАКАЯ ТАМАЁ


Рассказ Мацуко завершился, но еще долго в комнате царило безмолвие. Очевидно, впечатление от страшного ее повествования никак не могло развеяться, все были в смятении и смущенно поглядывали друг на друга. Наконец Татибана, чуть подавшись вперед, спросил:

— Стало быть, вы хотите сказать, недавние убийства совершила именно Кикуно?

— Нет, и не помню, чтобы я говорила что-то подобное, — с привычной злостью возразила Мацуко. — Просто вы сказали, что эти убийства должны быть как-то связаны с топором, цитрой и хризантемой, и я рассказала вам о единственном памятном мне случае, который, как мне кажется, имеет отношение к этому. Не знаю, чем поможет вам мой рассказ, но вы — полиция, вам и решать. Или я не права?

В ответ на эту вызывающую речь инспектор Татибана повернулся к поверенному Фурудатэ и спросил:

— Вы узнали что-нибудь о местопребывании Кикуно и ее сына?

— Госпожа Мацуко позвонила и пригласила меня, но я и сам собирался сегодня прийти сюда и доложить.

— Вы что-нибудь узнали?

— И да, и нет. Есть кое-какая информация, но ничего важного. — Фурудатэ вынул из портфеля стопку бумаг. — Поскольку эта женщина, Кикуно Аонума, осиротела в очень раннем возрасте и не имеет никаких известных родственников, нам было чрезвычайно трудно что-либо узнать о ней. И все-таки мы обнаружили один довольно любопытный факт. Оказывается, Кикуно Аонума — дочь родственницы Харуё Нономия, бабушки барышни Тамаё и жены Дайни Нономия, благодетеля господина Инугами.

Присутствующие удивленно переглядывались.

— Полагаю, это объясняет, почему Инугами был так привязан к Кикуно, — продолжал поверенный. — Как сообщает «Биография Сахэя Инугами», господин Инугами относился к Харуё, жене Дайни, с большой любовью, как к матери или сестре, и чтил ее за ее святую доброту. Поскольку Кикуно была ее единственной живущей кровной родственницей, господин Инугами, наверное, пытался воздать за щедрость Харуё, покровительствуя Кикуно и пытаясь сделать дитя, которое она подарила ему, своим наследником.

Усмешка скривила губы Мацуко — явный признак ее решимости не допустить ничего подобного. Три кровные сестры обменялись злобными взглядами.

— Итак, после сказанного позвольте мне вернуться к последующим действиям Кикуно. Очевидно, она настолько испугалась угроз, что исчезла из Ина вместе с Сизумой — так он был назван господином Инугами — и уехала к дальним родственникам в Тояму. Она решила держаться подальше от господина Инугами и, кажется, ни разу не писала ему. Там они и жили, но когда мальчику исполнилось три года, она оставила его на родственников и вышла замуж. Однако, за кого она вышла, мы установить не смогли. Все произошло более двадцати лет тому назад, и ее родственники все погибли во время войны при бомбардировке Тоямы. Другой родни у этих людей не было. Здесь след Кикуно теряется. Кажется, никому в этой семье не выпало счастья.

Фурудатэ тяжело вздохнул.

— Далее, что касается Сизумы. Один из его бывших соседей вспомнил его. Сизума был усыновлен родственниками, на которых его оставила Кикуно, приняв имя — Цуда, а не Аонума. Цуда были очень небогатыми, но, очевидно, добрыми людьми, и поскольку собственных детей у них не было, они вырастили Сизуму как родного сына. Есть вероятность, что господин Инугами передал Кикуно не только топор, цитру и хризантему, но и значительную сумму денег. Она оставила часть этих средств на воспитание Сизумы, так что он смог по крайней мере кончить неполную среднюю школу. После этого он, кажется, работал где-то, но был призван в двадцать один год. Его демобилизовывали и снова призывали несколько раз, но в конце концов, весной или летом тысяча девятьсот сорок четвертого года, снова призванный на службу, он был приписан к воинской части в Канадзаве. Дальнейших сведений о нем мы не имеем. Вот и все, что нам известно о Сизуме, — об остальном можно только гадать.

— Но… — На этом месте Киндаити впервые раскрыл рот. — Вы же можете выяснить, куда его часть была послана из Канадзавы.

— Нет, не можем, — мрачно ответил Фурудатэ. — Сами знаете, какой хаос царил всюду в конце войны. Документы, к примеру, либо утеряны, либо находятся в таком беспорядке, что определить, куда какая часть была послана, попросту невозможно. Кроме того, если из других воинских частей люди понемногу возвращаются домой и приносят сведения о тех, кто еще не вернулся, то, насколько нам известно, ни единый солдат из части, где служил Сизума, не вернулся. А если учесть, в каком состоянии находились военные транспорты в тот момент, весьма вероятно, что их корабль был атакован в море и все они спят на дне морском.

Тяжкое унынье охватило Киндаити после всего, что сказал поверенный. Если сведения его верны, то под какой же несчастливой звездой родился этот молодой человек, Сизума! Его, не имевшего возможности заявить о себе и предъявить свои права, данные ему по рождению, ко всему прочему ждал безвестный конец. Рожденный в безвестности, погибший в безвестности — не была ли жизнь Сизумы в буквальном смысле мимолетным сном? Киндаити не мог не пожалеть этого человека.

— Мы продолжим розыски, но если Кикуно, как нам представляется, затерялась в тумане, то Сизума, кажется, канул навсегда — хотя сам я хотел бы верить, что это не так.

Фурудатэ кончил и сложил бумаги в портфель.

И вновь безмолвие воцарилось в комнате, все будто онемели. Все сидели, рассеянно глядя перед собой, быть может, размышляя о том, что сообщил Фурудатэ. Наконец, тишину нарушило смущенное покашливание инспектора Татибана.

— Ну что ж, — обратился он к членам клана Инугами, — после объяснения госпожи Мацуко нам стала понятнее связь между топором, цитрой, хризантемой и недавними убийствами, а теперь давайте вернемся к прошлой ночи. Все вы уже знаете, что господин Томо был найден удавленным в брошенном доме в деревне Тоёхата. Смерть наступила вчера где-то между восьмью и девятью вечера. — Инспектор оглядел лица людей в комнате. — Поэтому я, к сожалению, должен опросить вас всех, чтобы выяснить, что каждый делал в это время. Госпожа Мацуко, не начнете ли вы?

Мацуко метнула в инспектора возмущенный взгляд, но тут же, повернувшись к Киё, спросила совершенно спокойно:

— Киё, когда ушла наставница игры на кото? После десяти?

Киё кивнул без слов. Мацуко снова обратилась к инспектору.

— Вот вам, пожалуйста. Вчера вечером наставница игры на кото, Кокин Миякава, пришла довольно рано, отужинала со мной, а потом мы занимались где-то до начала одиннадцатого. Полагаю, еще двое могут подтвердить это, поскольку должны были слышать звуки кото, — сказала она, мотнув головой в сторону Такэко и Умэко.

— В котором часу вы ужинали?

— Около семи. После этого немного отдохнули, затем я принесла кото. Можете спросить у наставницы, если хотите.

— За это время вы ни разу не выходили из комнаты?

Язвительная усмешка появилась на губах Мацуко.

— Ну, сидели мы довольно долго, так что выходила раза два или три — в туалет… Ах да, еще раз я ходила в центральную часть дома за струной кото. Не знаю, известно ли вам это или нет, но я переехала в этот флигель только потому, что сейчас дом полон гостей. Обычно же я живу в центральной части дома. Ну и что из того, что я выходила — меня не было минут пять-десять не больше…

— За струной кото, значит. — Инспектор чуть сдвинул брови, но тут же счел за благо не развивать эту тему и спросил: — А господин Киё?

— Он был с нами все время, слушал, как мы играем, и кое-чем помогал — к примеру, подавал чай. Кажется, он тоже пару раз покидал комнату, но не на такое время, чтобы успеть добраться до деревни Тоёхата. — Мацуко опять язвительно усмехнулась и закончила: — Думаю, вам следует опросить госпожу Миякава, и вы будете вполне удовлетворены. У нее проблемы со зрением, но она не слепая и, кроме того, похоже, наделена неким шестым чувством.

Значит, у Мацуко и Киё есть алиби.

Инспектор Татибана повернулся к Такэко, но тут вмешалась Умэко:

— Мой муж и я, мы можем засвидетельствовать, где были Такэко и Тораноскэ. Мы с самого утра нигде не могли найти Томо, встревожились и пошли к Такэко за советом. Такэко, и Тораноскэ, и Саёко тоже встревожились и помогли нам обзвонить окрестности — рестораны, кабаре и все такое прочее. В последнее время Томо вел довольно беспечный образ жизни и время от времени посещал подобные заведения, чтобы развлечься.

Умэко продолжала, глядя с ненавистью на Тамаё:

— Таким образом, между восьмью и девятью вечера мы безуспешно пытались обнаружить Томо. Это могут подтвердить и служанки. Кроме того, инспектор, это же очевидно — человек, убивший Томо, это тот же, кто убил Такэ, и совершенно невероятно, чтобы Такэко или Тораноскэ убили своего собственного сына. — Голос Умэко становился все выше, в нем нарастали нотки истерики, и она разразилась слезами.

Наконец настала очередь Тамаё и Макаки, но когда инспектор обратился к ним с этим вопросом, Макака оскалил зубы и прорычал:

— Я же говорил вам — барышня отсыпалась, приходя в себя от зелья, которым ее отравили, и знать ничего не знает. Ну а я стерег ее в соседней комнате с раннего вечера и всю ночь, потому как подумал: а вдруг еще какой мерзавец заявится, чтобы навредить ей.

— Кто может подтвердить это?

— Понятия не имею. За ужином я всем сказал, что барышне нездоровится и я проведу рядом с ней всю ночь.

— В какое время это было?

— Слуги в этом доме ужинают всегда в половине восьмого

— Макака, мне сказали, что у вас есть порванные струны кото.

Глаза Макаки сверкнули, но в ответ он только кивнул, не сказав ни слова.

— Что ж, хорошо, мне хотелось бы взглянуть на них, но это потом, — сказал Татибана.

В конечном счете самое слабое алиби было у Тамаё и Макаки. Но если бы Макака хотел убить Томо, он, конечно же, сделал бы это сразу, забирая Тамаё из брошенного дома. Или — не могла ли жажда мести охватить его уже на вилле, не вернулся ли он обратно в заброшенный дом?

Киндаити вспомнилось, что адвокат Фурудатэ говорил ему о Макаке:

— Господин Киндаити, вы как-то спрашивали, может ли Макака быть Сизумой. После этого мы поинтересовались его прошлым и поняли, что такое невозможно. Макака родился в деревне Тоёхата и потерял родителей лет в пять. Тогда мать Тамаё сжалилась над ним и взяла к себе. Повитуха, которая принимала его при родах, все еще жива и клянется в этом, да и в самой деревне полно свидетелей, готовых подтвердить его личность.

Впрочем, Сизума ли Макака или не Сизума, в любом случае нельзя не признать, что его действия вызывают множество вопросов. Конечно, все может быть простым совпадением, но…

В этот момент раздался резкий, агрессивный голос Мацуко:

— Инспектор, говорят, в заброшенном доме вы обнаружили след солдата. Неужели тот репатриированный солдат, что останавливался в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу в ночь, когда убили Такэ, все еще бродит по окрестностям? Почему вы до сих пор не поймали его? И кто он, в конце концов, этот человек?

Инспектор Тибана, на которого так резко надавила Мацуко, похоже, растерялся.

— Ну да… мы расставили на него ловушки, но он оказался увертлив. Что же касается его личности: после убийства Такэ мы послали запрос в Хакату, в «Общество поддержки возвращающихся ветеранов», и несколько дней тому назад получили ответ. Они сообщают, что двенадцатого ноября, то есть за три дня до убийства Такэ, в Хакату прибыл корабль, привезший репатриантов из Бирмы. На борту точно находился человек, который называл себя Сампэем Ямадой и который к тому же сообщил свой адрес — 3-21, Кодзимати, Токио, то есть ваш токийский адрес. Проведя ночь в Хакате, он тринадцатого числа отбыл в Токио. Не вызывает сомнений: именно он останавливался в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу ночью пятнадцатого. И хотя я уже спрашивал вас об этом, госпожа Мацуко и господин Киё, но все же — нет ли у вас каких-нибудь предположений, кем может быть этот человек?

Киё в маске молча покачал головой. Мацуко, со своей стороны, недоуменно уставилась на Татибана. Криво улыбаясь, она сказала:

— Если вам столько уже известно, можно было бы ожидать от вас больших успехов. Значит, нет ничего, никаких других улик, кроме следа на месте преступления?

— Ну… разумеется, кое-что еще…

И тут его прервал Киндаити:

— Да, мы обнаружили нечто странное.

— Странное?

— Вам уже известно, что обнаженный по пояс Томо был привязан к стулу и у него на туловище и руках остались ссадины от веревки — то есть следы его попыток освободиться. Но дело в том, что веревка, чтобы оставить такие следы, должна быть не слишком затянута, однако, когда мы осматривали его, веревка была затянута так туго, что врезалась в тело.

Мацуко не сводила глаз с Киндаити, но потом проговорила совершенно спокойно:

— И что? Что это значит?

— Да нет, ничего это не значит. Всего лишь наблюдение, но мне это показалось очень уж странным. И еще одно… Инспектор?

Инспектор Татибана вынул из сумки мужскую рубашку.

— Госпожа Умэко, это рубашка господина Томо?

Умэко рассмотрела рубашку, в глазах ее стояли слезы, и молча кивнула. Рубашка была необычной — роскошная вещь с пятью золотыми пуговицами в виде хризантем, усыпанных бриллиантами. Только вот верхняя пуговица отсутствовала.

— Как вы думаете, когда он потерял эту пуговицу?

Умэко покачала головой.

— Не знаю, но это наверняка произошло после того, как он ушел из дому. Томо строго следил за своей одеждой и ни за что не вышел бы в рубашке, на которой не хватает пуговиц. А не было ли той пуговицы в брошенном доме?

— Нет, не было. Всё обыскали, но не нашли. Она могла оторваться в моторке, когда он… э-э-э… боролся с барышней Тамаё. Обыскали и моторку. Не нашли. Если она упала в озеро, то, конечно, и не найдем.

Говоря это, инспектор Татибана передал рубашку Киндаити. И в этот самый момент в комнату, точно вихрь, ворвался не кто иной, как Ояма, настоятель святилища Насу. Ворвался, чтобы открыть миру ужасную тайну.

Каким же неделикатным человеком оказался этот Ояма! Конечно, он был взволнован, даже потрясен, он был в экстазе от своего открытия. Но как же посмел он обнародовать чужую тайну, тайну, чреватую невероятными последствиями, да еще с таким ликованием? Ояма оглядел присутствующих и, бросив на пол сверток, завернутый в ткань, радостно вскричал:

— Я нашел это! Я нашел это, слушайте все! Я узнал тайну завещания господина Инугами! Господин Инугами был так щедр к барышне Тамаё в своем завещании не потому, что она внучка его замечательного благодетеля, а потому, что на самом деле она его родная внучка. Мать барышни Тамаё была дочерью Сахэя и Харуё, жены Дайни Нономия. Сам Дайни знал об этих отношениях и позволял их.

Сначала все тупо смотрели на Ояму, красного от волнения, не понимая, о чем таком он говорит, но когда до них начал доходить ужасный смысл его открытия, волна возбуждения накрыла их. Тамаё побелела как простыня, и казалось, вот-вот упадет в обморок, плечи у Киё задергались. Для Мацуко, Такэко и Умэко это тоже оказалось нежданным откровением — в их глазах полыхал огонь ненависти и угрозы, когда они смотрели на Тамаё, сидевшую к ним в профиль.

А Киндаити вдруг стал самозабвенно чесаться, и так, и этак запуская пальцы в свою спутанную шевелюру.




ЧУДОВИЩНАЯ ЗАГАДКА


К середине декабря на озере Насу появились ледяные забереги. Вообще-то без опаски кататься на коньках по озеру можно только после Нового года, а иногда лишь с середины января, но раз в пять лет случаются особенно холодные зимы, когда ледяной путь открывается даже в декабре.

Таким был и этот год. К середине декабря прибрежный лед у «Трактира Насу» с каждым днем становился все толще, а 13 декабря на этом, еще молодом, льду был обнаружен труп — труп последней жертвы в деле клана Инугами. Но прежде чем мы обратимся к событиям того дня, давайте сначала вернемся к уже известным фактам.

С каждым днем Киндаити, созерцая безлюдный приозерный пейзаж, все больше мрачнел. Минуло уже почти два месяца с тех пор, как он приехал в Насу по призыву Тоёитиро Вакабаяси, за это время были убиты уже три человека, а разгадка по-прежнему маячила где-то в туманной дали. Убийца был где-то здесь, рядом, прямо у него перед носом, он это чувствовал, он знал это, но что-то мешало ему увидеть его. День ото дня терпение Киндаити истощалось, в последнее время он уже едва сдерживался и был так зол, что готов был рвать на себе волосы.

Если пересмотреть все факты дела с самого начала, может быть, отыщется какая-нибудь зацепка, решил он, и несколько раз перечитал свой дневник, отмечая важные пункты. Но там не нашлось ничего, кроме известных всем фактов; не хватало чего-то, чтобы разглядеть таинственную фигуру, мерцающую за завесой тумана. И Киндаити уже в который раз снова и снова клял себя за бездарность, бешено чеша голову.

Что ж, давайте рассмотрим важнейшие факты, которые Киндаити извлек из своего дневника, ведь именно в них, хотя и незримый, таился ключ к раскрытию ужасных убийств в клане Инугами.

1. 18 октября. Киндаити приезжает в Насу по вызову Тоёитиро Вакабаяси. В тот же день произошел инцидент с Тамаё в лодке, а Вакабаяси был отравлен.

2. 1 ноября. Возвращение Киё, носящего маску, и оглашение завещания покойного Сахэя Инугами перед всем кланом Инугами.

3. 15 ноября. Подозревая, что Киё (человек в маске) — самозванец, Такэ и Томо едут в святилище Насу, чтобы взять молебный отпечаток руки Киё («подбитые на это Тамаё»).

4. 15 ноября, вечер. Мацуко и Киё отказываются выполнить просьбу семьи и сделать новый отпечаток руки Киё, семейное собрание кончается ссорой около десяти часов вечера.

5. 15 ноября около одиннадцати ночи. Тамаё просит Такэ встретиться с ней на наблюдательной площадке и дает ему карманные часы с отпечатком пальцев человека в маске (часы все еще не найдены; могут быть на дне озера).

6. 15 ноября, ночь. Такэ убит. Время смерти между одиннадцатью и двенадцатью ночи.

7. 15 ноября, около восьми вечера. Человек, называющий себя Сампэй Ямада, одетый как репатриированный солдат и скрывающий свое лицо, появляется в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу. Около десяти вечера он куда-то уходит из гостиницы и возвращается около полуночи очень взволнованный.

8. 16 ноября, утро. Отрезанная голова Такэ обнаружена на хризантемовой кукле. Место преступления, очевидно, наблюдательная площадка.

9. 16 ноября. Мацуко и Киё (человек в маске) соглашаются удовлетворить просьбу семьи, и Киё делает новый отпечаток руки. Официальное сравнение этого отпечатка и отпечатка из святилища Насу устанавливает их идентичность и тем самым подтверждает, что человек в маске — действительно Киё Инугами. (Вопрос: когда результаты были объявлены, Тамаё дважды хотела что-то сказать, но удерживалась. Что она хотела сказать?)

10. 16 ноября. Обезглавленное тело Такэ найдено в озере.

11. 16 ноября. Окровавленная лодка, в которой, вероятно, перевозилось тело Такэ, найдена у берега озера в Нижнем Насу.

12. 16 ноября, около пяти часов утра. Предполагаемый репатриированный солдат, называющий себя Сампэй Ямада, покидает гостиницу «Касивая», так и не показав никому своего лица.

13. 16 ноября, вечер. Поминальная служба по Такэ заканчивается в десять часов.

14. 16 ноября, вечер. Человек, одетый как репатриированный солдат и скрывающий свое лицо, проникает в комнату Тамаё в поисках чего-то. (Вопрос: что он искал и нашел ли это?)

15. 16 ноября, около половины одиннадцатого. Тамаё обнаруживает репатриированного солдата в своей комнате и кричит. Ее крик вызывает переполох в доме Инугами.

16. 16 ноября, то же время. Саёко свидетельствует, что Макака боролся с репатриированным солдатом (доказательство того, что Макака и солдат — не одно и то же лицо).

17. 16 ноября, то же время. Киё в маске, который выбежал из дома на крик Тамаё, оглушен кем-то у подножья лестницы на наблюдательную площадку. (Его маска спадает, и все могут видеть его обезображенное лицо.)

18. 25 ноября. Томо, намереваясь изнасиловать Тамаё, усыпляет ее каким-то наркотиком и отвозит на моторке в брошенный дом в деревне Тоёхата. (Не подтверждено — только со слов Тамаё.)

19. 25 ноября, около четырех пополудни. Кто-то звонит Макаке и сообщает, что Тамаё находится в заброшенном доме в деревне Тоёхата. Макака немедленно отправляется туда на лодке и находит Тамаё без сознания на кровати, к ее груди приколота записка за подписью «Человек из тени», а Томо привязан к стулу рядом, полураздетый и с кляпом во рту. Макака оставляет Томо в том же состоянии и отвозит на виллу только Тамаё где-то между половиной пятого и половиной шестого. (Все не подтверждено — только со слов Макаки.)

20. 25 ноября, между восьмью и девятью часами вечера. Томо удавлен насмерть. Алиби всех членов семьи Инугами на это время подтверждено. Другими словами, нет никаких свидетельств, что кто-то из них покидал виллу в это время.

21. 26 ноября. Узнав о случившемся от Тамаё и Макаки, группа отправляется в деревню Тоёхата вызволять Томо. Они находят его привязанным к стулу, полураздетым и удавленным насмерть, струна кото туго обмотана вокруг его шеи. (Вопросы: почему на коже Томо образовались ссадины от веревки, хотя веревка затянута так туго, что пальца не просунешь? Где находится недостающая на рубашке Томо пуговица, украшенная бриллиантами?)

22. 26 ноября. Саёко сходит с ума.

23. 26 ноября. В заброшенном доме в деревне Тоёхата обнаружены различные предметы, говорящие о том, что там прятался репатриированный солдат.

24. 26 ноября. Мацуко рассказывает о проклятии Кикуно Аонума, связанном с топором, цитрой и хризантемой.

25. 26 ноября. Раскрывается неожиданная тайна рождения Тамаё.

На самом деле записи Киндаити были гораздо полнее, но стоит ли утомлять читателя лишними подробностями? Да к тому же в самом этом списке пока что отсутствуют кое-какие факты, которые еще потребуют объяснения. Здесь воспроизведено только самое главное.

Снова и снова просматривая этот список, Киндаити все больше мрачнел, особенно по поводу последнего пункта — о рожденье Тамаё. Позже, после того, как дело завершилось и все тайное стало явным, обнаружилось, что именно это опрометчивое откровение Оямы, настоятеля святилища Насу, было воистину высшей точкой в деле клана Инугами.

Впервые Ояма рассказал Киндаити о китайском сундучке из ризницы святилища Насу сразу после убийства Такэ. По его словам, сундучок был опечатан полоской бумаги с подписями Сахэ Инугами и его благодетеля Дайни Нономия, а внутри оказались разные бумаги, в том числе и старые любовные письма, которыми обменивались двое мужчин в свои молодые годы. Киндаити вспомнил, как Ояма ликовал по поводу своей находки и объявил, что непременно и самым тщательным образом исследует содержимое китайского сундучка, надеясь найти ранее не известные ценные свидетельства о Сахэе; нет-нет, не надо думать, будто он лезет в чужую тайну из пошлого любопытства, но ведь Сахэй Инугами был отцом родным для жителей Насу, и он хочет узнать, каким в действительности был этот великий человек, и написать его биографию.

Нет ничего чудовищней ума, обуянного одной идеей. И вот Ояма наконец достиг своей цели. Старательно сортируя и тщательно изучая содержимое китайского сундучка, он наконец открыл тайну Сахэя — и какой же ошеломительной была эта тайна!

Перечитывая документы, разобранные Оямой, Киндаити нашел записи о самой необычайной и ненормальной любовной драме, разыгранной молодым Сахэем, Дайни Нономия и Харуё, женой Дайни, ужасающее повествование о мучительных страстях и страданиях — нет, я не в силах обнародовать здесь эти документы, слишком уж картина, запечатленная в них, аморальна и противоестественна. Ограничусь, по возможности, простым изложением фактов.

На самом деле ясно, что гомосексуальные отношения между Дайни Нономия и молодым Сахэем Инугами имели место, но эта связь продолжалась года два или три. Возможно, страсть Дайни угасала по мере взросления Сахэя, но судя по тому, что можно было прочесть между строк, похоже, Дайни Нономия, не будучи полным импотентом, все же в этом смысле был человеком немощным. Но даже того возбуждения, которое вызывал в нем молодой Сахэй, он, к несчастью, не испытывал в присутствии своей жены Харуё. Иначе говоря, Дайни мог иметь хоть какие-то отношения с мужчинами, но был совершенно бессилен с женщинами. Вот почему к тому времени, когда Сахэй стал объектом внимания Дайни — Дайни тогда было сорок два, а Харуё двадцать два года, и шел уже третий год их супружества, — Харуё все еще оставалась девственницей.

Связь между Дайни и Сахэем, очевидно, длилась всего лишь два года, однако и после этого Сахэй оставался постоянным гостем и другом в доме и в конце концов сошелся с женой своего благодетеля. Какой необузданный порыв страсти толкнул их друг к другу — об этом документы из китайского сундучка умалчивают, но именно это повлияло впоследствии на характер Сахэя и стало главной причиной его чудовищной истории.

В то время Сахэю было двадцать, Харуё — на пять лет больше. Для них это был первый опыт близости с противоположным полом, и пламя страсти разгорелось неудержимо. Однако не меньше жгло чувство вины. Ни Сахэй, ни Харуё не были настолько низки, чтобы без зазрения совести скрывать свой грех. И вот, претерпев адские мучения, они попытались покончить с собой, выпив яд.

К счастью или нет, но вмешательство Дайни вовремя помешало им и спасло их. В результате ему стала известна их тайна, но реакция его превзошла все ожидания. Очевидно, Дайни не только простил Сахэя и Харуё, но сам способствовал продолжению их аморальных отношений. Наверняка причиной этому отчасти послужило желание как-то загладить свою вину перед женой, которую он оставил девственницей, не тронутой со дня их бракосочетания. С другой стороны, он слишком пекся о благопристойности, чтобы развестись с ней и открыто отдать Сахэю. Неизвестно почему, но Харуё тоже не желала развода. Таким образом, противоестественные отношения между этими тремя приняли новое направление.

Харуё, будучи по закону женой Дайни, в действительности была женой и любовницей Сахэя. Дайни делал все не только для того, чтобы им было удобно встречаться, но для того, чтобы их тайна оставалась тайной. Любовники обычно встречались в комнате настоятеля Насу, и тогда Дайни покидал эту комнату, но никогда не уходил из дому. Он сидел в другой комнате, на страже, как верный пес, чтобы правда о его жене и ее любовнике не просочилась наружу. Всем троим удавалось скрывать свою тайну, и эти странные, ненормальные отношения продолжались довольно долго. Наконец Харуё родила девочку, Норико, которую Дайни без всяких колебаний признал своей законной дочерью.

Безмятежно длились они, дни этой необычной любви, без каких бы то ни было разногласий между тремя людьми. Так оно было по крайней мере внешне. Но там, в душе, какие муки, должно быть, терпели они, и каждый на свой лад. Харуё как женщину того времени особенно должны были мучить угрызения совести. Это ведь вам не Европа — в те времена ни один японец не мог бы великодушно оправдать жену, которая завела любовника потому, что муж ее импотент. Тогдашнее общество и обычаи требовали от жены молча страдать и терпеть, коль скоро муж отказывается к ней прикоснуться. Что же говорить о Харуё, которая получила старомодное воспитание, в сердце которой укоренилась традиция? Ее терзало сознание греховности отношений с Сахэем. Но в то же время она не могла совладать с чувством, которое привязывало ее к красивому, более молодому любовнику. Несмотря на угрызения совести и душевные муки, она всякий раз душой и телом отдавалась ему. Сахэй же, со своей стороны, еще больше любил Харуё, понимая, как она страдает. И по мере того как он преуспевал в делах и становился известным предпринимателем, его жалость и привязанность к этой несчастной женщине углублялась, ведь именно она была, по сути, его женой, подарившей ему ребенка, и все же не могла открыто стать ею. Вот почему Сахэй никогда больше не женился, никого не назвал своей женой — чтобы по гроб жизни оставаться верным Харуё.

И совершенно понятно, зачем Сахэй избрал для себя такой мерзкий образ жизни — имел трех любовниц одновременно, и все они жили на его вилле, — только затем, чтобы не полюбить другую женщину. По мере того как известность и влияние Сахэя росли, ему, вероятно, становилось все труднее встречаться с Харуё, и ему понадобились другие женщины для разрядки. Однако он боялся, что, имея одну наложницу, он может как-нибудь полюбить ее. А вот имея дело сразу с тремя, воочию наблюдая их подлую ревность и мелочную вражду, он мог только презирать их. Мацуко сказала, что Сахэй держал трех женщин только для удовлетворения своей похоти и не питал к ним ни малейшей любви. На самом же деле он боялся любви и защищался от нее.

Не мог Сахэй полюбить и трех своих дочерей — по той же причине. Харуё уже подарила ему Норико — его старшую дочь и дитя от единственной женщины, которую он любил. Как Сахэй должен был обожать ее! Однако не мог назвать ее своей, и в то время как клан Инугами рос и процветал, Норико — дитя скромного настоятеля святилища Насу — обречена была на бедность. Именно это глубоко спрятанное возмущение несправедливостью, с какой жизнь обошлась с его любимым ребенком, и привело к тому, что он стал плохим отцом для Мацуко, Такэко и Умэко.

В конечном счете гнев, возмущение и жалость Сахэя выразились в его последней воле и завещании. Харуё прожила жизнь, так и не став законной женой Сахэя Инугами, а Норико, будучи по рождению старшей дочерью Сахэя Инугами, умерла женой нищего настоятеля. Жалость Сахэя к матери и дочери все возрастала, и в конце концов он надумал облагодетельствовать Тамаё столь необыкновенным способом. Размышляя о смятенной душе Сахэя, Киндаити не мог не почувствовать к нему сострадания. Однако разве не завещание старика стало причиной всех кровавых событий? Киндаити только и оставалось, что вздыхать и размышлять, не мог ли Сахэй Инугами добиться желаемого каким-либо иным способом.



Дни шли, и утром 13 декабря — почти через двадцать дней после смерти Томо — было совершено очередное загадочное убийство.

Размышляя об этом деле, Киндаити долго не мог уснуть и проспал бы дольше обычного, не разбуди его часов в семь утра звонок телефона, стоявшего у изголовья. Поднял трубку и без промедления был соединен с городской линией. И услышал голое инспектора Татибана.

— Господин Киндаити? Господин Киндаити! — Киндаити показалось, что голос инспектора дрожит не от утреннего холода. — Господин Киндаити, пожалуйста, приезжайте сейчас же. Все-таки это случилось. Третий член клана Инугами убит.

— Убит? Кто? — Киндаити крепче сжал ледяную трубку.

— Приезжайте немедленно. Нет, сначала подойдите к окну, гляньте на озеро у поместья Инугами, все поймете. Я жду вас, поторопитесь. И будь оно проклято, это дело!

Положив трубку, Киндаити вскочил с постели и открыл одну из ставней. Ледяной ветер с озера иглами впился в лицо. Киндаити одолел чих, но ему удалось-таки достать из своей дорожной сумки бинокль и навести его на приозерную часть виллы Инугами. Появившаяся перед его глазами картина заставила совершенно забыть о стуже — он оледенел от ужаса.

Как раз под наблюдательной площадкой, где был убит Такэ, неподалеку от берега изо льда торчало что-то странное… Это было тело мужчины (или это был чудовищный ребус, точнее — шарада, разгаданная позже), оно торчало вверх ногами, засунутое в лед с головы до пояса, и две ноги во фланелевых пижамных штанах были раскинуты в виде буквы V. Кошмарное, но невыразимо комичное зрелище.

На дамбе и на крыше лодочного сарая врозь, с окаменевшими лицами стояли члены клана Инугами, глядя на торчащее вверх ногами тело. Киндаити рассматривал их лица в бинокль, и у него перехватило дыхание, когда он понял, кого там не хватает. Отсутствовал Киё, человек в маске.




ПУГОВИЦА, ЗАБРЫЗГАННАЯ КРОВЬЮ


Известие о новом убийстве в клане Инугами заняло центральное место на страницах вечерних газет того дня и разнеслось по всей стране. Серия кровавых преступлений, связанных с необыкновенным завещанием покойного Сахэя Инугами, перестала быть историей местного масштаба, но привлекла внимание всей страны. Мало того, что факт третьего убийства в клане Инугами (четвертого, если считать Тоёитиро Вакабаяси) сам по себе явился сенсацией, еще больше потрясла читателей чудовищная загадка, заданная этим трупом. И незачем говорить, что разгадал ее Киндаити.



— Ч-что случилось, инспектор? П-почему это тело торчит вверх ногами? — Взбежав на наблюдательную площадку на крыше лодочного сарая, Киндаити едва мог говорить от волнения — слишком уж фантастическая, почти фарсовая идея пришла ему в голову, пока он бежал к месту преступления. От нее он почти обезумел.

— Откуда мне знать, господин Киндаити? Я сам в полном недоумении. Зачем понадобилось убийце совать тело Киё вверх ногами в лед? Будь оно все проклято! Мне это страшно не нравится. Меня просто дрожь пробирает. — Инспектор Татибана хмурился, говорил зло и с раздражением взирал на жуткое тело, торчащее изо льда. Его людям приходилось нелегко, они пытались вытащить тело. Задача только представлялась простой, а на деле оказалось, что лед еще не окреп, и всякий, ступавший на него, рисковал провалиться, однако и на лодке добраться до тела тоже было трудно: детективам приходилось прорубать лед и постепенно подводить лодку к телу. Свинцовое небо предвещало снег.

— З-значит, вы уверены, что это тело Киё, — пробормотал Киндаити, стуча зубами. Не от утреннего холода дрожали его тело и душа, но от странной мысли.

— Да, ошибки нет. Мацуко говорит, что это точно его пижама, а кроме того, его не могут найти.

— А где Мацуко? — Киндаити огляделся, ее тоже не было видно.

— Я же говорил вам, эта женщина — нечто. Она не плакала, не стенала, как ее сестры, даже когда увидела Киё в таком вот виде. Она только сказала: «Это она. Так она завершила свою месть», после чего заперлась в своей комнате. Но может быть, это свидетельствует только о глубоко засевшем в ней чувстве мести.

Киндаити обратил внимание на Тамаё, неподвижно стоящую у края наблюдательной площадки. Прикрывая шею поднятым воротником пальто, она смотрела вниз на ужасное тело. О чем она думает, Киндаити не мог сказать — ее тонкий профиль, как всегда, похожий на сфинкса своей непроницаемостью, оставался бесстрастным.

— Итак, инспектор, кто обнаружил тело?

— Макака — кто же еще? — ожесточенно выпалил Татибана.

— Макака? — Киндаити посмотрел на Тамаё и вздохнул. Слышит она их разговор или не слышит, она по-прежнему стоит неподвижно, как статуя.

— А какова причина смерти? Не заживо же его поставили вот так, на попа?

— Вытащим тело — узнаем, но у меня есть подозрение, что ему раскроили голову топором.

У Киндаити перехватило дыхание.

— Да. Если убитый — Киё, значит, на этот раз должен быть топор. Но, инспектор, почему же нет крови?

На молочно-белой поверхности замерзшего озера не было видно ни пятнышка крови.

— Мне это тоже кажется странным. И еще: если убийца действительно воспользовался топором, он должен был бы принести его откуда-то, потому что в доме ни топора, ни чего-нибудь подобного нет. После признания Мацуко я велел им избавиться от всего, что хоть как-то похоже на топор.

К этому времени детективам наконец удалось подвести лодку почти вплотную, двое из них ухватили труп за ноги.

— Эй, там, поаккуратней! Постарайтесь не повредить тело! — крикнул инспектор Татибана.

— Так точно, начальник. Сами понимаем.

Третий детектив начал ломать лед вокруг тела. Лед раскрошился, детективы дернули за ноги, и труп подался.

— Теперь, пожалуй, можно. Тащите потихоньку.

Два детектива, держась каждый за свою ногу, потащили тело вверх из воды и льда. У людей, стоявших на берегу, перехватило дыхание и сжались кулаки от того, что они увидели. Маска Киё свалилась, и из-подо льда появилось жуткое до невозможности лицо — бесформенная масса мяса, похожая на перезревший гранат. Киндаити, присутствуя на оглашении завещанья Сахэя, своими глазами видел, как только что вернувшийся Киё чуть приподнял маску, но целиком во всем своем уродстве это лицо открылось ему впервые. К тому же, на целую ночь погруженное в ледяную воду, оно еще больше побагровело и стало еще отвратительней. Но как ни странно, раны, предсказанной инспектором Татибана, на голове видно не было.

Киндаити оторвался от созерцания этой жути и тут же увидел Тамаё: она пристально всматривалась в изуродованное лицо, на которое даже Киндаити не мог смотреть без содрогания. Интересно, подумал он, о чем же она все-таки думает?

Как раз когда детективы вытаскивали лодку с замерзшим телом на берег, на крышу лодочного сарая взбежал доктор Кусуда, медэксперт. Вид у него был усталый, и вообще вся эта череда чудовищных происшествий ему явно надоела — он едва поздоровался с инспектором Татибана.

— Доктор, нам снова требуется ваша помощь. Понимаю, до вскрытия вы ничего в точности определить не можете, но все-таки скажите, что стало причиной смерти, хотя бы приблизительное время.

Кусуда молча кивнул и направился к лестнице, как вдруг Тамаё крикнула:

— Прошу прощения, доктор!

Кусуда, уже стоявший одной ногой на ступеньке, замер и удивленно оглянулся.

— Да? Вам что-то нужно, барышня?

— Да, на самом деле… — Тамаё мгновение колебалась, попеременно глядя то на Киндаити, то на Татибана, но все же, видимо, решилась. — Прежде чем вы проведете вскрытие, не могли бы вы сделать — прошу вас, — сделайте отпечаток руки… снимите отпечатки пальцев правой руки.

Киндаити словно током ударило.

— Что, ч-что вы сказали, барышня Тамаё? — Он шагнул вперед, задыхаясь. — Вы ч-что, сомневаетесь в т-том, что он — это он?

Тамаё, не ответив, отвернулась к озеру и молча стала ждать. Эта женщина открывала рот, только когда считала это нужным, и заставить ее разговориться было делом трудным. Одиночество закалило ее стальную волю.

— Но, барышня Тамаё, — говорил Киндаити, поминутно облизывая пересохшие губы, охваченный предчувствием чего-то, чего он и сам еще не мог понять, — у нас уже есть отпечаток руки Киё, разве вы не помните? И он признан тождественным молебному отпечатку из святилища.

И тут Киндаити осекся, заметив в глазах Тамаё искру презрения.

Искра эта тут же погасла, и мгновенье спустя Тамаё проговорила тихим спокойным голосом:

— Да, но не помешает удостовериться. Кроме того, это ведь не слишком сложно — снять отпечатки пальцев?

Инспектор Татибана, хмурясь, смотрел на Тамаё, потом кивнул доктору Кусуда.

— Доктор, я пришлю детектива. Пожалуйста, не забудьте снять отпечатки пальцев, прежде чем приступите к вскрытию.

Кусуда ответил кивком и спустился по лестнице, вслед за ним поспешила Тамаё, тоже кивком простившись с инспектором и Киндаити. Вскоре и Киндаити вместе с инспектором Татибана стал спускаться с наблюдательной площадки, однако сама его походка говорила о том, что с ним что-то не так — ступал он нетвердо, как пьяный, — в голове у него бушевала буря.

Почему Тамаё настаивает на снятии отпечатков? Это уже было сделано, и личность этого человека точно установлена. И все ж… и все же… слишком уж у нее уверенный вид… какие мысли скрываются у нее в голове? Возможно, всего лишь возможно, думал Киндаити, он упустил что-то важное, очень важное. Тут Киндаити, подняв ногу, замер на ступеньке — ему явственно вспомнилась сцена, которой он был свидетелем, когда отпечаток руки Киё сравнивали с отпечатком на молебном свитке: едва полицейский эксперт объявил, что отпечатки тождественны, как Тамаё приоткрыла рот, явно желая что-то сказать, и не один раз, а дважды. Она наверняка что-то знает. Ей известно что-то такое, что он просмотрел. Что же это может быть?

У подножия лестницы мужчины расстались, Татибана последовал за доктором Кусуда в лодочный сарай, а Киндаити, погруженный в размышления, поплелся на виллу. Там в одной из комнат, тихо переговариваясь, собрались Такэко, Умэко и их мужья. Заметив проходящего мимо Киндаити, Такэко, приоткрыв застекленную верандную дверь, окликнула его:

— Господин Киндаити, если вы не возражаете, мы хотели бы поговорить с вами?

Киндаити подошел к веранде.

— Да?

— Думаю, это та самая пуговица, о которой вы говорили. — Такэко осторожно развернула клочок папиросной бумаги. Киндаити глазам своим не поверил — это действительно была исчезнувшая пуговица с рубашки Томо.

— Госпожа Такэко, где вы взяли эту пуговицу?

— У Саёко, сегодня утром. Но — вы же знаете, в каком она сейчас состоянии — она ничего не смогла сказать мне, так что я понятия не имею, где она ее нашла.

— Она… она все так же?

Такэко мрачно кивнула.

— Не так возбуждена, как раньше, но речь по-прежнему совершенно бессвязна.

— Господин Киндаити, — вступила в разговор Умэко, не выходя из дома, — в тот день, ну, в день, когда нашли Томо, Саёко ведь ездила с вами в заброшенный дом. Не могла ли она найти ее там?

— Нет, совершенно исключено. У барышни Саёко просто не было на это времени — она упала в обморок, как только увидела господина Томо. Полагаю, супруг госпожи Умэко может это подтвердить.

Кокити мрачно кивнул.

— Тогда это очень странно, — задумчиво протянула Такэко. — Саёко не покидала поместья с тех пор, как ваши люди привезли ее сюда. Откуда же она у нее?

— Можно взглянуть? — Киндаити взял сверточек из руки Такэко и внимательно осмотрел пуговицу.

Золотая, в форме цветка хризантемы, пуговица, усыпанная бриллиантами… И тут Киндаити заметил крошечное темное пятнышко, вероятно на лепестке хризантемы.

— Госпожа Умэко, вы уверены, что это пуговица с рубашки господина Томо?

Умэко молча кивнула.

— А других, запасных, пуговиц не было?

— Нет и не могло быть. В наборе было всего пять, никаких запасных.

— Стало быть, это она, та самая, что оторвалась от рубашки господина Томо. Госпожа Такэко, можно ли мне взять ее на некоторое время? Хочу попросить инспектора кое-что проверить.

— Конечно.

Киндаити бережно заворачивал пуговицу в папиросную бумагу, когда в комнату ворвался инспектор Татибана.

— А, вот вы где, господин Киндаити. — Инспектор направился к нему. — Знаете, довольно странно. Мы думали, что в очередном убийстве, если оно произойдет, будет использован топор, но преступник нас перехитрил. Киё удушили какой-то тонкой веревкой, как и Томо. Похоже, после этого убийца сбросил тело в лед с наблюдательной площадки.

Киндаити рассеянно слушал инспектора и, дождавшись, когда тот кончит, устало покачал головой.

— Нет, инспектор. Все так, как должно было быть. Топор здесь очень даже при чем.

Инспектор нахмурился.

— Но, господин Киндаити, был бы топор — была бы рана.

Киндаити вынул из-за пазухи записную книжку и авторучку.

— Инспектор, это ведь тело Киё, верно? И коль скоро Киё был найден вверх тормашками… — На странице записной книжки Киндаити начертал:



КИ Ё

Ё КИ



Глаза у инспектора Татибана, казалось, вот-вот выскочат из орбит.

— Господин Киндаити! — Он пыхтел, сжимая и разжимая кулаки.

— Да, инспектор. Это детская загадка. Убийца использовал тело жертвы, тело Киё, чтобы обозначить топор, _ёки_. Вот вам и _ёкикотокику_!

Киндаити расхохотался — он смеялся бессмысленным, визгливым, чуть ли не истерическим смехом. И, как и ожидалось, снежные хлопья закружились под свинцовым небом.




ЗЛОСЧАСТНАЯ МАТЬ, ЗЛОСЧАСТНЫЙ СЫН


Вечер. Половина десятого. Местность вокруг озера Насу окуталась снегом, пошедшим с самого утра. Вся земля словно надела пухлые зимние одежды. Озеро, города и деревни вдоль берега и горные цепи над ними — все овеяно влажными крупными хлопьями снега, и от их круговерти кружится голова. Ни ветерка, только мягкие белые цветы зимы непрестанно сыпались с темного неба. И тишина вечера проникает в душу.

Тишина эта словно скопилась и в самой вилле Инугами. Киндаити, инспектор Татибана и поверенный Фурудатэ сидели в гостиной перед английским камином. Все молчали. Так, безмолвно, не произнося ни слова, они сидели довольно давно и глядели в яркий огонь. Только время от времени с треском обваливались прогорающие дрова.

Трое мужчин ждали результатов вскрытия и сравнения новых отпечатков пальцев Киё с молебным отпечатком его руки. Киндаити, утонув в большом мягком кресле, сидел неподвижно, закрыв глаза. В голове у него роились идеи, которые начали принимать определенные очертания — прежде этому мешало некое слепое пятно. Но вот сегодня наконец он увидел, где именно находится то слепое пятно, и благодарить за это следовало Тамаё. Киндаити чуть вздрогнул, открыл глаза и огляделся, словно пробудился ото сна. Снег стал падать гуще. Мягкие, белые хлопья непрестанно пересекали оконное стекло.

Тут послышался негромкий скрип колес по снегу, смолк у парадного, и сразу же затрезвонил дверной звонок. Они переглянулись, Татибана привстал, но к входной двери уже прошуршали чьи-то шаги. Непродолжительный, но напряженный разговор, и вот те же шаги прошуршали к гостиной, дверь отворилась. Это была служанка.

— Инспектор, там кто-то вас хочет видеть, — сказала она в некотором замешательстве.

— Меня? Кто?

— Женщина. Она говорит, что ее зовут Кикуно Аонума.

Все трое вскочили со своих кресел.

— Кикуно Аонума! — Инспектор Татибана с трудом сглотнул. — Пожалуйста, проведите ее сюда, пожалуйста, поскорей.

Служанка удалилась, и в скором времени в гостиную вошла миниатюрная женщина в темном пальто, голова ее и лицо были прикрыты старомодной красно-коричневой вуалеткой. Должно быть, она приехала на велорикше — ни пальто ее, ни вуалетка ее не намокли.

Кивнув головой трем мужчинам, она сняла пальто и вуалетку, отдала их служанке и, снова повернувшись к ним, вежливо поклонилась. Увидев ее лицо, они вздрогнули от неожиданности и утратили дар речи, словно увидели нечто невообразимое.

— Вы… вы Кикуно Аонума?

— Да, это я.

Эта женщина, так спокойно ответившая на вопрос, чуть приподняв голову, была Кокин Миякава, учительница игры на кото.

Киндаити, до того не шевельнувший ни единым мускулом, вдруг начал бешено чесать голову. Фурудатэ, с другой стороны, принялся вытирать ладони носовым платком.

Кокин Миякава — женщина, которая явилась, чтобы назваться злосчастным именем Кикуно Аонума, прищурила свои почти слепые глаза и спокойно оглядела лица мужчин.

— Сегодня в Токио одна моя ученица рассказала о статье в вечерней газете — в ней говорилось о господине Киё. И я поспешила сюда, потому что поняла, что больше не могу скрывать, кто я такая.

Мужчины не смогли удержаться и обменялись взглядами. Действительно, если она видела ранний выпуск вечерней газеты в Токио и успела на поезд, то вполне могла оказаться в Верхнем Насу к этому времени. Но не исключено и другое: этим сообщением Кикуно Аонума обеспечивала себе алиби? В глазах инспектора Татибана мелькнуло подозрение.

— Значит, вы только что приехали?

— Да.

Ее лицо вспыхнуло — только ли потому, что с мороза она вдруг оказалась в теплой комнате? Вынув платок, она спокойно утерла вспотевший лоб.

— Без провожатых?

— Нет, одна из моих учениц была так добра и проводила меня, но я послала ее вперед в гостиницу. Сама же прямо со станции поехала в полицейское управление, но мне сказали, что вы инспектор.

Инспектор Татибана даже с некоторым разочарованием вздохнул. Если ее сопровождает ученица, значит, Кикуно не лжет.

— Ну что же… прошу вас, садитесь. — Инспектор пододвинул ей кресло, а Киндаити подошел и осторожно взял учительницу за руку.

— Ах, не беспокойтесь, это ни к чему… ну хорошо, благодарю вас.

Киндаити подвел ее к креслу, Кикуно учтиво поклонилась и села. Киндаити же направился к двери, приоткрыл ее, выглянул и осмотрелся, потом снова плотно закрыл.

— Вот ведь как, вы — Кикуно Аонума, а я и не подозревал, — начал инспектор. — И ведь прямо у меня под носом. Господин Фурудатэ, вы знали?

— Отнюдь нет, ведь во время войны все записи погибли и людей тоже не стало. Если бы не война, уверен, мои изыскания были бы успешней.

Кикуно улыбнулась:

— Неудивительно, что не узнали. Я сделала все возможное, чтобы только скрыть, кто я такая. Единственные люди, которые знали, это мой муж, скончавшийся семь лет назад, и мои родственники в Тояме, но теперь и этих нет в живых.

— Кто был ваш муж? — спросил Киндаити.

— Его звали Сёфу Миякава, он тоже был наставником игры на кото. Однажды я попала в его дом, еще когда жила у родственников в Тояме, и мы сблизились.

— И вы вышли замуж.

— Ну, на самом деле… — Кикуно заколебалась. — Мы никогда не были женаты по закону. В то время его жена еще была жива.

Кикуно вспыхнула и потупилась, а чуткость Киндаити заставила его отвести глаза. Начав свою взрослую жизнь в качестве чьей-то любовницы, эта женщина была осуждена снова жить как содержанка, не в состоянии стать законной женой. Думая о несчастных обстоятельствах, которые преследовали ее, Киндаити не мог не посочувствовать.

Кикуно продолжала все еще нерешительно:

— На самом деле его жена скончалась через три года после того, как я отдала себя на его попечение, и тогда он предложил жениться на мне, но я отклонила предложение. Другое дело, если бы у нас были дети, но их не было, а я боялась, что подам ходатайство об изменении семейного положения, и обо мне станет известно в моем родном городе, и Инугами узнают о ребенке, которого я оставила в Тояме.

Кикуно поднесла платок к глазам. Киндаити, Татибана и Фурудатэ обменялись сочувственными взглядами. Та страшная морозная ночь никогда не уйдет из памяти этой бедной женщины. То, чем грозили ей три сестры, проникло в самое ее сердце, и ради того, чтобы спасти своего ребенка от них, она готова была обречь себя на вечную жизнь в тени. Неудивительно, что поиски Фурудатэ не дали результатов.

— По правде говоря, это нехорошо с моей стороны, пользоваться фамилией Миякава, но все мои ученики считают меня законной женой Сёфу Миякава, да и люди стали называть меня Кокин Миякава, прежде чем сама я это осознала.

— Ваш муж научил вас играть на кото?

— Нет, играла я и до того, как встретилась с ним. На самом деле именно это нас сблизило.

Кикуно вновь слегка зарумянилась.

Инспектор Татибана поерзал на стуле и смущенно кашлянул.

— А сын, оставленный вами в Тояме — кажется, его имя Сизума. Вы его видели после этого?

— Да, время от времени. Раз в три года, не чаще.

— Значит, Сизума знал, что вы его настоящая мать.

— В детстве — нет. Его усыновили Цуда и обращались с ним как с родным сыном. Полагаю, что он считал меня всего лишь доброй тетушкой.

Однако он учился в школе, наверное, кто-то что-то ему сказал, и он, похоже, начал смутно понимать, кто я на самом деле.

— Знал ли он, кто его отец?

— Нет, уверена, что не знал. Ведь даже Цуда я не слишком много открыла, хотя они-то, наверное, догадывались.

— Значит, Сизума так ничего и не узнал о своем отце?

— Что ж, не буду скрывать… — Кикуно вынула платок и спокойно утерла губы. — Не знаю, известно вам или нет, но Сизума был призван и демобилизован за время войны не единожды, и каждый раз, когда он уходил на службу, я ездила в Тояму провожать его. В последний раз повестка пришла весной, и у меня было предчувствие, что я никогда больше его не увижу. Вот я и не удержалась и сказала ему, что я его мать. Тогда он спросил меня об отце.

— И вы ему сказали.

— Да.

Чистая, как жемчуг, слеза выкатилась из глаза Кикуто и скользнула по щеке. Киндаити, охваченный жалостью, отвел взгляд. Инспектор Татибана смущенно покашливал.

— Понятно. И тогда, полагаю, вы поведали ему об обстоятельствах, которые вынудили вас покинуть его отца, то есть Сахэя Инугами.

— Да. Пришлось, чтобы он понял.

— И о проклятии топора, цитры и хризантемы?

Инспектор постарался произнести эти слова как можно небрежней, но все равно Кикуно, вздрогнув, вскинула голову, с испугом посмотрела на мужчин и снова понурилась.

— Да. Хотела, чтобы он знал, что мне пришлось пережить.

Плечи у нее задрожали, она поднесла платок к глазам.

Киндаити, сидевший сбоку, тихонько спросил:

— Как реагировал Сизума? Очевидно, сильно огорчился.

— Да, он ласковый мальчик, но слишком впечатлительный. Я рассказала ему все, а он не проронил ни слова, только в глазах у него стояли слезы, он весь дрожал, и в лице не было ни кровинки.

— А потом он ушел на войну, уехал, неизвестно куда, покинув и дом свой, и страну. — Киндаити угрюмо встал и подошел к окну. Конца снегопаду не предвиделось, зато ветер усиливался. За стеклом плясали безумные белые вихри. Бессмысленно глядя на эту картину, Киндаити тяжко вздохнул.

Что за несчастный человек этот Сизума! Узнал, кто был его настоящий отец, в тот самый час, когда шагнул навстречу неизвестности, навстречу своей судьбе. И что же его, впервые услышавшего имя своего отца, что ждало его впереди? Торпеда? Бомба? Или он смог увернуться от всех смертей и все еще живет где-то на свете?

Киндаити резко отвернулся от окна и снова подошел к Кикуно. Положив руки ей на плечи, он посмотрел на нее сверху вниз.

— Хотел бы еще кое-что выяснить. О Сизуме.

— Да?

— Вы видели Киё в гуттаперчевой маске, да?

— Видела.

— Эта маска была точной копией лица Киё. Скажите, Сизума и Киё были очень похожи друг на друга?

Вопрос Киндаити грянул как гром. Кикуно окаменела в своем кресле, инспектор Татибана и Фурудатэ вцепились в подлокотники, подавшись вперед.

В камине с грохотом обрушилось прогоревшее полено.




ТРИ ОТПЕЧАТКА РУКИ


— Откуда вам это известно? — наконец выговорила Кикуно, нарушив затянувшееся молчание.

Забившись в глубокое кресло, она нервно вытирала пот со лба, и в ее почти не зрячих глазах застыл страх.

— З-значит, они б-были похожи?

Кикуно кивнула, потом произнесла пересохшими губами:

— Когда я в первый раз увидела господина Киё, я была потрясена. Конечно, это была гуттаперчевая маска, а не его настоящее лицо, но, вы же знаете, с глазами у меня плохо, так что я не сразу это поняла, и меня поразило невероятное сходство с ним — с Сизумой. Они не просто похожи; они — как близнецы. Я подумала было, что это Сизума вернулся с войны и сидит передо мной. Но потом присмотрелась внимательней и поняла, что это не Сизума, что верхние веки, а еще складки у носа разнятся. Да, это точно, в жилах у них течет одна кровь. Так оно получилось, что племянник и дядя оказались почти одного возраста, ведь господин Киё приходится внуком господину Инугами, а Сизума — сыном, и оба они должны быть похожи на господина Инугами.

Кикуно утерла струящиеся слезы платком. Что и говорить, сердце ее изныло за сына, хотя единственный сын Сахэя Инугами был обречен жить в тени, а теперь пропал на войне.

Вдруг инспектор Татибана повернулся к Киндаити.

— Господин Киндаити, откуда вы узнали, что они похожи?

— Да нет, — ответил Киндаити, избегая взгляда Татибана. — Ничего я не знал. Но, как сказала госпожа Кикуно, они — дядя и племянник, да к тому же одного возраста, вот я и подумал: а не было ли между ними внешнего сходства? И даже не предполагал, что они настолько похожи.

Теперь Киндаити стоял за креслом Кикуно и легонько ворошил свою шевелюру. Глаза у него странно блестели.

Татибана, ожидая более внятного ответа, недоверчиво взирал на профиль Киндаити, однако, не дождавшись, снова обратился к Кикуно.

— Госпожа Кикуно, вы знаете, где Сизума?

— Нет, не знаю, — ответила она твердо. — Если бы я только знала! — И опять залилась слезами.

— Но Сизума знает ваш адрес, да?

— Да.

— Значит, если он жив-здоров, то он должен бы связаться с вами.

— Да, вот я и ждала, ждала день за днем весточки от него.

Татибана сочувственно, но не без подозрения продолжал наблюдать за плачущей женщиной.

— Госпожа Кикуно, когда вы начали ходить в этот дом? И была ли у вас какая-то определенная цель?

Кикуно утерла слезы и спокойно подняла голову.

— Вот поэтому, инспектор, я сегодня и приехала к вам — чтобы объясниться. Это простая случайность, что я стала ходить на эту виллу, и никакой цели у меня не было. Не знаю, известно ли вам, но в эти места прежде ездила другая наставница игры на кото. Звали ее Сю Фуруя. Два года тому назад ее парализовало, и я ее заменила. Когда госпожа Фуруя предложила мне это, я ужаснулась и отвергла ее предложение — мне ни за что не хотелось снова оказаться в Насу или Ина. Больше того, когда я услышала, что одна из ее учениц — госпожа Мацуко, я просто впала в панику. Однако обстоятельства заставили меня согласиться на эту работу. К тому же прошло уже тридцать лет, мое имя, и положение, и внешность — все совершенно изменилось, — говорила Кикуно, грустно прижав ладонь к щеке, — вот я и подумала, что госпожа Мацуко никак не сможет узнать меня. Так я подумала, да к тому же я очень любопытна — вот и решила рискнуть и приехать сюда. Никаких скрытых мотивов у меня не было.

— И госпожа Мацуко вас не узнала.

— Очевидно, нет. Вы же видите, какой я стала.

И вправду, в нынешней Кокин Миякава от прежней Кикуно, очевидно, ничего не осталось. Кикуно, наверное, была хороша собой, когда Сахэй обратил на нее внимание, а у нынешней Кокин один глаз выпучен, другой провалился и незряч, и на лбу широкий шрам. Кто бы мог подумать, что когда-то она была красавицей? Больше того, даже Мацуко не смогла бы предположить, что простая работница с шелковой фабрики ее отца стала известной токийской наставницей игры на кото. Странный узор на ковре судьбы могут соткать тридцать лет.

— Вы приезжаете сюда уже два года, значит, застали господина Инугами в живых. Вы с ним встречались?

— Нет, никогда. Тогда он уже был прикован к постели. И потом, как я могла показаться ему в таком виде? Надеялась, что смогу взглянуть на него, но… — Кикуно вздохнула. — Но я рада, что стала давать здесь уроки, потому что благодаря этому мне удалось присутствовать на его похоронах и принести жертву на алтарь. — Кикуно прижала платок к глазам и снова заплакала.

Какой же недолгой была их совместная жизнь! Их души так льнули друг к другу, но три злобные дочери разлучили их. И даже когда Сахэй умирал и Кикуно была совсем рядом, она не могла ни повидаться с ним, ни открыться ему. Киндаити представил себе, как эта женщина, таясь ото всех и плача, возлагает жертву на алтарь Сахэя, и у него перехватило дыхание.

Татибана смущенно кашлянул.

— Понятно. Теперь давайте обратимся к событиям последнего времени. Вы с самого начала знали, как связаны они с топором, цитрой и хризантемой?

Кикуно чуть вздрогнула и ответила:

— Нет-нет. Вовсе нет. Я ни о чем таком не подумала, когда был убит господин Такэ. Однако, когда убили господина Томо, я занималась с госпожой Мацуко, и пришел детектив…

— Вот именно, — вдруг вмешался Киндаити. — Когда детектив Ёсии появился с вестью из деревни Тоёхата, вы играли на кото с госпожой Мацуко. Хотел бы спросить у вас кое о чем.

— Да?

— Слышал от детектива Ёсии, будто в тот момент, когда он сказал, что убийства могут быть связаны с топором, цитрой и хризантемой, госпожа Мацуко случайно слишком сильно дернула струну, и та порвалась. Это так?

— Да. — Кикуно вопрошающе смотрела на Киндаити своими почти не зрячими глазами. — Это что-нибудь значит?

— Меня интересует не это, а то, что за этим последовало. Госпожа Мацуко, похоже, поранилась, когда порвалась струна — даже кровь пошла из пальца. Тогда детектив Ёсии сказал: «Вы поранились?» Вы это помните?

— Да, прекрасно помню.

— Госпожа Мацуко ответила: «Вот этой струной». Мне хотелось бы знать, что произошло потом. Детектив Ёсии рассказал, что, услышав эти слова госпожи Мацуко, вы нахмурились и как будто в недоумении повторили: «Вот этой струной?» Вы помните?

Кикуно чуть покачала головой.

— В точности — нет, но, может быть, что-то такое и сказала.

— Но кажется, когда госпожа Мацуко услышала, как вы это сказали, лицо у нее на мгновение изменилось. По словам детектива Ёсии, в глазах ее мелькнуло выражение лютой ненависти. Вы этого не заметили?

— О, Небо! — изумилась Кикуно. — Нет, не заметила. Я плохо вижу.

— Может быть, оно и к лучшему, что не заметили, — детектив Ёсии говорит, что лицо у нее было ужасное, и это его так удивило, что запало в голову. Так вот, я хотел бы знать, почему, когда госпожа Мацуко сказала: «Струна вот порвалась», вы с недоумением переспросили ее и почему в ответ госпожа Мацуко изменилась в лице? Что вы об этом думаете?

Кикуно на некоторое время замерла, размышляя, потом, вздрогнув, ответила:

— Понятия не имею, почему лицо госпожи Мацуко приобрело такое ужасное выражение, зато знаю, почему я повторила ее слова. На самом деле я и не заметила, как произнесла их, но, наверное, все-таки произнесла, потому что я была смущена.

— Смущены?

— Госпожа Мацуко сказала, будто поранила палец, когда лопнула струна кото, но это неправда. Лопнувшая струна могла задеть рану, отчего снова появилась кровь, но поранила палец она раньше.

— Раньше? Когда же?

— Это случилось вечером предыдущего дня. Как вам известно, я занималась с госпожой Мацуко и накануне тоже.

— Накануне вечером? — Инспектор Татибана настороженно посмотрел на Киндаити.

Но Киндаити, кажется, не был особенно удивлен и спросил:

— Накануне вечером. Это был вечер, когда убили Томо, да?

— Да.

— Как поранилась госпожа Мацуко? Не могли бы вы рассказать поподробней, что произошло?

— Что ж… — Кикуно комкала в руках платок и казалась несколько встревоженной. — Мне этот случай тоже показался странным. Сколько помню, госпожа Мацуко сказала вам, что несколько раз выходила из комнаты во время урока, и я подтвердила это, когда вы спросили меня. Каждый раз она отсутствовала не слишком долго, минут пять, десять. Но один раз — не помню точно, какой по счету — она вышла и тут же вернулась и начала играть на кото снова, однако я заметила нечто любопытное. Вы знаете, со зрением у меня нелады. В общем я что-то вижу, а вот частности… Но у меня есть слух. Может быть, это самонадеянно с моей стороны, но опыт многих лет позволяет мне легко различить, как звучит кото. И я сразу заметила, что она поранила палец, указательный палец, но продолжала играть, несмотря на боль, как будто ничего не случилось.

Киндаити, слушая рассказ Кикуно, приходил все в большее волнение. Поначалу он запустил пальцы в свою буйную шевелюру, потом начал чесаться все энергичней и яростней.

— И г-госпожа Мацуко т-так и не сказала вам, что поранилась?

— Ни слова.

— А в-вы что-нибудь сказали ей?

— Нет, ничего. Сделала вид, что не заметила, — подумала, если она хочет скрыть это, лучше мне будет промолчать.

— Д-да, да, понимаю. — Киндаити с трудом сглотнул и взял себя в руки. — И на следующий день, когда госпожа Мацуко сказала, что она только что поранилась, вы машинально повторили ее слова.

— Да.

— Отчего же на лице у госпожи Мацуко появилось такое у выражение?

Кикуно еще сильнее принялась тискать платок.

— Не знаю. Скорее всего, она поняла, что мне известно, когда она поранилась, и это ей не понравилось.

— Иначе говоря, госпожа Мацуко не хотела, чтобы кто-то знал, что палец она поранила накануне вечером. Что ж, большое вам спасибо, госпожа Миякава. — Киндаити вдруг перестал чесаться. Повернувшись к инспектору Татибана, он сказал: — Прошу вас, инспектор. Если вас что-то интересует…

Инспектор недоуменно глядел на Киндаити.

— Господин Киндаити, к чему все это? Вы хотите сказать, что Мацуко причастна к убийству Томо? Но он был убит в деревне Тоёхата, или вы забыли? А Мацуко находилась здесь и не выходила из комнаты больше, чем на десять минут.

— Обсудим это позже, инспектор. А сейчас, если у вас есть вопросы к госпоже Кикуно…

Татибана сердито уставился на Киндаити, однако, убедившись, что дальнейших объяснений не последует, снова обратился к Кикуно:

— Остался один, последний вопрос. Что вы, госпожа Кикуно, сами думаете обо всем этом? Убийца — кто-то из тех, кому известно, что произошло между тремя дамами из этой семьи и вами. Кто же это может быть, как вы полагаете? Разумеется, если только это не вы?

Кикуно дернулась, резко вдохнув, и некоторое время смотрела на инспектора. Потом опустила голову.

— Да, именно этого я и боялась. Потому и приехала. Поняла, что в конце концов подозрение обязательно падет на меня — как только станет известно, кто я такая. Вот и решила открыть свою тайну. Я не убийца, и кто это может быть, совершенно не представляю, — спокойно сказала Кикуно.

Инспектор Татибана задал еще несколько незначительных вопросов, но когда в комнату с шумом ввалилась группа из полицейского управления, Кикуно вежливо спровадили в гостиницу, где ее ждала ученица. Группа принесла результаты вскрытия и сравнения отпечатков пальцев.

— Инспектор, — начал было полицейский эксперт Футзисаки. Его лицо пылало от возбуждения.

— Погодите. Одну минутку, прошу вас, — прервал его Киндаити, вызвал звонком служанку и, когда она явилась, попросил: — Пожалуйста, попросите барышню Тамаё прийти сюда.

Вскоре появилась Тамаё, спокойно приветствовала собравшихся легким поклоном и устроилась в углу комнаты в кресле, как всегда изящна и непроницаема, как сфинкс.

— Итак. Начнем по порядку. С результатов вскрытия.

— Хорошо, начальник. — Вперед вышел один из детективов. — Вот основные факты. Смерть наступила вследствие удушения, орудие — какая- то тонкая веревка, время смерти — между десятью и одиннадцатью вчера ночью. Однако экспертиза показала, что тело было брошено в озеро не менее чем через час после наступления смерти.

— Благодарю вас. Детектив Ёсии, что дало исследование пятна на пуговице?

— Установлено, что это человеческая кровь. Нулевая группа.

— Отлично. Благодарю вас.

Наконец Киндаити повернулся к Футзисаки.

— Господин Футзисаки, пожалуйста. Ваша очередь. Что скажете?

Футзисаки, ерзавший от нетерпения, достал из портфеля свиток и два листа бумаги; руки у него дрожали от волнения.

— Инспектор, здесь что-то не так. Вы же знаете, мы уже брали отпечаток руки Киё. Вот он. Видите? Дата — шестнадцатое ноября. Этот отпечаток тождествен тому, что на свитке, полученном от господина Фурудатэ. Но вот этот отпечаток, который мы сделали сегодня с тела… совершенно не похож ни на тот, ни на другой.

Шепот, словно шелест камыша, прошел по комнате. Инспектор Татибана вскочил с кресла, а поверенный Фурудатэ выпучил глаза и потерял дар речи.

— Это невозможно! Этого просто не может быть! Вы что, хотите сказать, что человек, убитый вчера — не Киё?

— Именно так. Судя по отпечаткам.

— Но когда мы брали предыдущий отпечаток, мы же…

Тут Киндаити невозмутимо проговорил:

— Вот именно, инспектор. Тот, кто тогда сделал отпечаток руки, был настоящим Киё. Вот оно, то слепое пятно, которое не давало мне разглядеть истину. Что лучше отпечатков пальцев может удостоверить личность? А мне и в голову не приходило, что настоящий Киё и самозванец могут так хитро воспользоваться маской и поменяться местами.

Киндаити подошел к Тамаё.

— Но вы-то это знали, барышня Тамаё, да?

Тамаё молча посмотрела на Киндаити, потом слабый румянец появился у нее на щеках, она встала, слегка поклонилась и спокойно вышла из комнаты.




ГОРЫ ЮКИГАМИ


Четырнадцатое декабря. В этот памятный день Киндаити проснулся в превосходном настроении — наконец-то забрезжил свет на извилистой тропе, ведущей к разгадке дела Инугами. Наконец-то исчезло слепое пятно, стоявшее на пути его рассуждений, и все мгновенно встало на свои места. Вчера он весь день мысленно выстраивал здание из логических блоков и в результате восстановил всю сложную архитектуру этой тайны. Единственное, что осталось — это найти настоящего Киё, но теперь полиция, вне всяких сомнений, преуспеет в этом деле, потому что теперь они точно знают, кого ищут, и даже снабжены его фотографией.

Впервые за долгое время Киндаити всю ночь крепко спал. Утром встал около восьми, с наслаждением, не торопясь искупался в горячем источнике и теперь, после завтрака, отдыхал в своей комнате. Но зазвонил телефон. Это был инспектор Татибана.

— Господин Киндаити? Господин Киндаити? — Голос инспектора, срывающийся от волнения, заставил Киндаити нахмуриться. Что еще может случиться теперь, подумал он, когда больше нечему случиться?

— Да, это я, инспектор. Ч-то-то случилось?

— Господин Киндаити, речь о Киё. Вчера вечером он появился на вилле Инугами.

— Ч-то? К-Киё? Что он натворил?

— Попытался, но, к счастью, не успел. Господин Киндаити, не могли бы вы немедленно подъехать к управлению? Нам нужно его догнать.

— Да, сейчас буду.

Киндаити попросил приказчика вызвать велорикшу; потом, набросив поверх кимоно накидку с капюшоном и полупальто, со всех ног выбежал из гостиницы.

Ночью снегопад прекратился, день выдался ясный, лучезарный. Лед на озере, селенья по его берегам и даже горы были укрыты мягким белым одеялом. Снег, сырой и рыхлый, тут же начал таять; с карнизов домов, стоящих вдоль дороги, капало.

Киндаити соскочил с рикши перед полицейским участком. Там уже стояли три машины с притороченными к задним бамперам лыжами, а вокруг толпились вооруженные полицейские. Киндаити вбежал в кабинет, где ждали его Татибана и Фурудатэ, одетые в лыжные костюмы и шапки.

Инспектор, увидев на Киндаити кимоно, нахмурился.

— Господин Киндаити, в этом кимоно вам будет неудобно. У вас что, нет европейской одежды?

— Инспектор, что происходит? Неужели вы решили плюнуть на все и отправиться покататься по первому снегу, а?

— Не говорите глупостей. Нам донесли, что Киё направился в горы Юкигами, мы едем туда, за ним.

— Киё в горы Юкигами?.. — Киндаити испуганно уставился на Татибана. — Инспектор, вы хотите сказать, что он вознамерился покончить с собой?

— Очень даже возможно, и нам нужно успеть его взять. Да только вы в этой одежде с нами поехать не можете.

Киндаити усмехнулся.

— Инспектор, не списывайте меня со счетов раньше времени. Я, знаете ли, с севера. Больше привык к лыжам, чем к сандалиям. Придется только подоткнуть кимоно, чтобы не мешало. А вот лыжи мне действительно понадобятся.

— Лыжи для вас найдутся. Ну что, поехали?

В этот момент в кабинет ввалился полицейский и что-то шепнул инспектору Татибана. Решительно кивнув, тот ответил:

— Отлично. Поехали!

Полицейские в форме и детективы в штатском висели на подножках двух первых машин. В третьей сидели Киндаити с Фурудатэ и Татибана с водителем на переднем сиденье. И вот они уже мчатся через город по раскисшим от мокрого снега дорогам.

— Судзияма, высоко ли мы сможем подняться на машине? — спросил инспектор у водителя.

— Снегу не так уж много, так что до восьмого уровня как-нибудь доберемся. Разве что побуксуем малость.

— Чем выше заедем, тем нам будет проще. Вот уж не думал, что снова придется стать на лыжи, это в мои-то годы.

Инспектор не прочь был выпить, обрюзг и нарастил живот — нет ничего удивительного, что лазать по заснеженным горам ему вовсе было не по нутру.

— Инспектор, так что же случилось на вилле Инугами? Что натворил Киё? — спросил Киндаити.

— А ведь верно, я вам еще не рассказал. Вчера вечером Киё появился на вилле и попытался убить Тамаё.

— Тамаё? — Киндаити удивленно встрепенулся.

— Да, Тамаё.

По словам инспектора, Киё пробрался во флигель Тамаё и спрятался в платяном чулане спальни, очевидно, как раз тогда, когда сама Тамаё ушла, вызванная Киндаити. Около одиннадцати она вернулась, выключила свет и легла, однако целый час ворочалась, вертелась, никак не могла уснуть. Что-то ее беспокоило. Чудилось, будто в чулане кто-то затаился, казалось, там кто-то шевелится, дышит.

Тамаё — женщина смелая. Включив свет, она надела тапочки, подкралась к шкафу и распахнула дверцу. Оттуда выскочил мужчина — мужчина, прячущий лицо в шарфе, — он накинулся на нее, швырнул на кровать и стал душить. На шум из коридора в гостиную вбежал Макака. Дверь в спальню была заперта изнутри, но это препятствие для такого силача — пустяк. Макака вышиб дверь и ворвался в комнату. К этому времени пришелец почти уже задушил Тамаё, она уже теряла сознание. Макака прыгнул на преступника, тот, отпустив Тамаё, повернулся к нему, чтобы встретить лицом к лицу. При обычных обстоятельствах Макака без труда справился бы с ним, но в этот момент шарф, закрывавший лицо непрошеного гостя, соскользнул. Макака обмер при виде этого лица, и полуобморочная Тамаё вскрикнула. Это был Киё.

Макака от изумления и пальцем не мог шевельнуть, а Киё выскочил из спальни как раз в тот момент, когда туда подбежали Тораноскэ и Кокити. Эти, тоже ошеломленные, застыли, увидев лицо Киё, и не задержали его. Он исчез за завесой снега.

— Было около часу ночи, когда мне доложили об этом, мы тут же приняли меры, поставили кордон, и так далее. Потом я отправился на виллу Инугами. Бедная Тамаё, у нее на шее страшный синяк. И рыдала она, как в истерике.

— Тамаё рыдала? — удивленно переспросил Киндаити.

— Как же ей не рыдать? Ее чуть не насмерть придушили. Может, она и кажется сильной, но все-таки — женщина.

— А Мацуко?

— Ну да, Мацуко. С этой дамой мне придется повозиться. Она только сверкала глазами, как ведьма, и молчала. Надо будет ее как-то заставить говорить.

— И все же не понимаю, почему Киё зашел так далеко — попытался убить Тамаё. И где он скрывался все это время?

— Как схватим, тогда и узнаем. — Инспектор Татибана пришел в радостное настроение — он тоже увидел свет в конце тоннеля. Киндаити, напротив, замолчал, глубоко задумавшись.

Машины выехали на дорогу, ведущую в горы Юкигами, и поползли вверх, оставив позади дома последних селений. Однако снег на дороге был уже утоптан лыжниками, поэтому подъем оказался куда легче, чем ожидалось.

— Господин инспектор, так мы, пожалуй, доберемся и до восьмого уровня.

— Отлично.

У Саса-но-уми их поджидал лыжник — детектив в штатском.

— Господин инспектор, он прошел по этой дороге, это точно. Мы идем по следу.

— Хорошо.

Машины двинулись дальше, снег скрипел под шинами. В ясном синем небе сверкало солнце, и блеск снега, покрывающего горы и ущелья, резал глаза, а по сторонам дороги время от времени шумно обваливался с веток снег. Когда они добрались до Дзидзодзака на восьмом уровне — дальше ехать было рискованно, — все вышли и начали надевать лыжи.

— Господин Киндаити, как же вы все-таки?

— Все отлично, только имейте в виду, выглядеть это будет очень смешно.

Да, на Киндаити стоило посмотреть. Он скинул полупальто и накидку, оставшись в одном кимоно, потом снял хакама, подол кимоно подвернул и заткнул за кушак, показав всем свои длинные вязаные подштанники, надел носки и лыжные ботинки.

— Ну и видик у вас, господин Киндаити… — расхохотался Татибана.

— Смейтесь, смейтесь, инспектор. Посмотрим, кому будет удобней.

Киндаити не обманул — на лыжах он ходил лучше всех остальных. Даже не пользуясь палками, легко поднимался в гору, зато инспектор Татибана пыхтел в самом хвосте, таща свой большой живот вверх по склону.

Они уже миновали девятый уровень и приблизились к перевалу Нума-но-дайра, когда навстречу им по склону скатился на лыжах человек в штатском.

— Торопитесь, инспектор. Мы нашли его и преследуем. Этот ублюдок вооружен.

Они побежали. А наверху уже раздалась пальба.

— Вот проклятье, стреляют. — Киндаити запрыгал вверх по крутому склону, как заяц, и вскоре добрался до перевала Нума-но-дайра. И, оказавшись на гребне, не мог не остановиться и не воскликнуть: — Красота-то какая!

Впереди и вокруг, всюду, подобно холмам, подымались сугробы, а за ними, казалось, так близко, руку протяни, гребень гор Юкигами, тоже покрытый белым. Глубокое синее небо, снежные хребты с их светлым пурпурным блеском…

Впрочем, ситуация не располагала к любованию, и восторгу Киндаити положила конец стрельба, вновь раздавшаяся впереди, на склоне, перед которым он стоял. Далеко внизу он увидел трех людей в штатском, медленно приближающихся с трех сторон к человеку в одежде репатриированного солдата. Полицейские, уже поравнявшиеся с Киндаити на перевале, тут же заскользили вниз по склону, как стая ласточек, и Киндаити последовал за ними в своем кимоно, заткнутом за кушак.

Теперь солдата обложили плотно, бежать было некуда. Отбросив лыжные палки, он с вызывающим видом стоял на лыжах, и лицо у него было не из приятных. Глаза красные, струйка крови сбегает из уголка рта. Он выстрелил еще два раза. Полицейские ответили. Киндаити бросился к ним, вопя на бегу:

— Не убивайте его! Он не убийца!

Солдат, услышав эти слова, дернулся и повернулся к Киндаити, в глазах его сверкнула ярость, как у раненого вепря. Он поднял руку с револьвером и поднес его к виску.

— Остановите его! — крикнул Киндаити.

В это мгновение кому-то удалось попасть солдату в руку — тот выронил револьвер и пал на колени в снег. Несколько людей в штатском тут же накинулись на него и надели наручники.

Инспектор Татибана и Фурудатэ подкатили ближе.

— Ну что, господин Фурудатэ, вы узнаете этого человека?

Запыхавшийся Фурудатэ внимательно всмотрелся в лицо человека и мрачно отвел глаза.

— Нет никаких сомнений. Это Киё Инугами.

Инспектор потирал руки от радости, но вдруг нахмурился и обратился к Киндаити:

— Господин Киндаити, только что вы произнесли что-то несуразное — будто этот человек не убийца. Что это значит?

Киндаити вдруг с величайшим энтузиазмом принялся чесать в голове и проговорил, улыбаясь:

— Т-только то, что с-сказал, инспектор. Этот человек не убийца, хотя он, наверное, будет настаивать, что он убийца.

При этих словах Киё, с ненавистью глядевший на Киндаити, в полном отчаянье потряс руками в наручниках и рухнул в снег.




ИСПОВЕДЬ


Пятнадцатое декабря. Солнце, сияющее, как и вчера, растопило почти весь снег, покрывавший берега озера Насу, однако людей в городе и его окрестностях знобило от напряжения. Всем уже было известно, что главный подозреваемый в нескольких чудовищных убийствах, случившихся в клане Инугами и нагнавших страху на округу, был схвачен накануне в горах Юкигами, а также, что подозреваемым этим оказался не кто иной, как Киё Инугами, и даже то, что очная ставка между Киё и другими, замешанными в этом деле, будет иметь место в большой комнате на вилле Инугами. А еще все понимали, что это дело, которое началось 18 октября со смерти Тоёитиро Вакабаяси, наконец-то подходит к концу. Но никому не было известно, вправду ли Киё Инугами убийца, — это еще требовалось выяснить. Вот почему люди, жившие вокруг озера Насу, смотрели на виллу Инугами, затаив дыхание.

И на вилле, в той самой комнате, выстланной татами, царило такое же напряжение — все были взволнованны, кроме Мацуко, которая спокойно восседала на своем месте с привычно каменным лицом и курила длинную японскую трубку; рядом с ней стоял поднос с табаком. О чем думала эта женщина? Конечно же, и она слышала, что настоящего Киё схватили вчера в горах Юкигами. После этого она не могла не знать — нет, даже раньше, а именно с того часа, когда были оглашены результаты сравнения отпечатков пальцев, — что тело, торчавшее вверх ногами из озерного льда, не было трупом ее сына. И все же ни в лице ее, ни в поведении ничто не переменилось. Под огнем ненавистных и подозрительных взглядов своих сестер она как будто сохраняла полное равнодушие, сидела до отвращения невозмутимая и дымила своей тонкой трубкой из бамбука. Даже кончики пальцев, рвавших листья табака, не дрожали.

Поодаль от Мацуко сидели четверо, жмущихся друг к другу, — Такэко, ее муж Тораноскэ и Умэко со своим мужем Кокити. В отличие от невозмутимой Мацуко, этих терзали подозрения, страх и тревога. Огромный двойной подбородок Такэко дрожал от снедавших ее чувств.

Дальше, чуть в стороне, в одиночестве сидела Тамаё, просто сидела и ждала. Красивая, как всегда, она все-таки не была собой: в ее блуждающем взгляде читалась горестная мука. Тамаё, при любых обстоятельствах сохранявшая благопристойность, приличие и изящество, сегодня, похоже, не владела собой. Сильнейшее чувство собственного достоинства, которое всегда поддерживало ее, словно сломилось, и крупная дрожь то и дело пробегала по ее телу.

Неподалеку от Тамаё сидела наставница Кокин Миякава с кото в руках. Очевидно, она не понимала, зачем ее пригласили сюда. Ей было очень неуютно в присутствии трех ужасных единокровных сестер.

Дальше расположились Киндаити и Фурудатэ, поверенный семьи Инугами. Фурудатэ совершенно не владел собой, постоянно покашливал, тер лоб, качал ногой. Даже Киндаити как будто был взволнован — чесал макушку, оглядывая присутствующих.

Ровно в два часа дня раздался звонок в дверь. Все напряглись, со стороны веранды послышались шаги, приблизились, и появился инспектор Татибана, а вслед за ним полицейский, ведший за руки спотыкающегося Киё Инугами — его правая рука под наручником была бережно перевязана белым бинтом. На пороге раздвижной двери Киё остановился и настороженно оглядел собравшихся, однако, дойдя до Мацуко, он быстро отвел глаза. Зато взгляд его остановился, встретившись со взглядом Тамаё, и на некоторое время оба замерли в полной неподвижности, точно живые картины. Киё издал какой-то грудной мучительный звук и отвернулся. Тамаё осела, опустив голову, словно избавилась от чар.

А Киндаити тем временем не спускал глаз с Мацуко. Появление сына подействовало даже на нее: щеки мгновенно вспыхнули, трубка в руке дрогнула. Но она тут же оправилась, придав лицу обычное брюзгливо-злобное выражение, и невозмутимо задымила трубкой. Киндаити подивился силе ее воли.

— Проведите его сюда, — приказал инспектор Татибана.

Один из детективов подтолкнул в плечо скованного Киё. Тот нетвердым шагом вошел в комнату и уселся напротив Киндаити, там, куда ему указал Татибана. Два детектива сели позади него, чтобы, если потребуется, придержать его. Инспектор сел рядом с Киндаити.

— Итак? — после короткой паузы спросил Киндаити. — Что вам удалось узнать?

Поджав губы и нахмурившись, инспектор Татибана вынул из кармана смятый коричневый конверт.

— Прочтите это, — сказал он.

Киндаити взял конверт. На лицевой стороне конверта авторучкой с толстым пером было начертано скорописью: «Признание», а на тыльной — «Киё Инугами». Внутри лежал лист дешевой почтовой бумаги, а на ней тем же почерком, что и на конверте, написано:



Я, Киё Инугами, совершил все преступления, которые произошли в клане Инугами. Никто больше не замешан. Признаюсь в этих убийствах, прежде чем покончу с собой.

_Киё_Инугами_


Киндаити почти не выказал интереса к этому признанию. Не сказав ни слова, он вложил лист бумаги обратно в конверт и вернул его инспектору.

— Это было при нем?

— Да, в одном из карманов.

— Но если он собирался покончить с собой, почему он просто не взял и не сделал этого? Зачем ему понадобилось воевать с полицией?

Инспектор Татибана сдвинул брови.

— Что вы хотите сказать, господин Киндаити? Вы хотите сказать, что Киё не имел намерения покончить жизнь самоубийством? Вы же были там вчера, и кому, как не вам, знать, — не прострели один из моих людей ему руку, Киё наверняка убил бы себя.

— Нет, инспектор, я говорю о другом. Киё действительно хотел убить себя, но хотел сделать это прилюдно и театрально, чтобы привлечь к себе как можно больше внимания. Если бы ему это удалось, то и его признанию было бы больше веры.

Инспектор сделал кислое лицо, но Киндаити словно и не заметил.

— На самом деле выразился я не совсем точно. Я спросил, зачем ему понадобилось воевать с полицией. А этого как раз и не было. Киё не вступал в бой. Он только делал вид. Ни разу не целился ни в одного полицейского, палил только в снег. Вы ведь тоже это видели, инспектор?

— Вот вы сказали, и теперь мне тоже это кажется несколько странным.

Киндаити весело почесал голову.

— Пожалуйста, запомните это хорошенько, инспектор. На суде это послужит свидетельством в его пользу.

Инспектор снова недовольно скривился, но Киндаити продолжал как ни в чем не бывало:

— Кстати, не рассказал ли Киё чего-нибудь в подтверждение своего признания — каких-нибудь подробностей, к примеру, о том, как он совершал свои преступления?

— Ну, по правде говоря, — насупился инспектор Татибана, — он вообще отказался что-либо говорить. Только настаивает, что он повинен во всех убийствах, а больше никто в этом не замешан. Об остальном говорить он отказывается.

— Так я и думал. Но, господин Киё… — с мягкой улыбкой обратился Киндаити к Киё.

Тот сидел молча, опустив голову. Лицо его очень походило на гуттаперчевую маску, которую носил самозванец. Только маска была лишена всякой жизни и выражения, а лицо, на которое сейчас смотрел Киндаити, было живое, человеческое, полное невысказанной муки. Хотя загар, приобретенный под солнцем Юго-Восточной Азии, еще не сошел, Киё казался изможденным и осунувшимся. Каким угодно, но только не неопрятным. Он был чисто выбрит, а волосы его, хотя, конечно, не причесанные, были аккуратно подстрижены, словно он совсем недавно побывал у парикмахера.

Киндаити почему-то весело разглядывал эту аккуратно подстриженную голову.

— Но, господин Киё, — снова проговорил он, — ведь просто невозможно, чтобы вы совершили все эти убийства. Например, что касается Тоёитиро Вакабаяси: его убили восемнадцатого октября, а вы под именем Сампэя Ямады вернулись в Хакату из Бирмы не раньше двенадцатого ноября. Вы, наверное, уже слышали от инспектора, что в ночь, когда был убит господин Такэ, то есть в ночь на пятнадцатое ноября, человек, по виду — репатриированный солдат, назвавший себя Сампэем Ямадой, остановился в гостинице «Касивая» в Нижнем Насу. Больше того, когда он покинул гостиницу, в его комнате нашли окровавленное полотенце с надписью «Вернувшимся ветеранам от друзей. Хаката». А когда полиция навела справки в Хакате, оказалось, что был такой Сампэй Ямада среди репатриантов на корабле, который прибыл в Хакату двенадцатого ноября. Больше того, этот человек указал в качестве своего постоянного места жительства адрес 3-21, Кодзимати, Токио. Тот же адрес обнаружился и в гостинице «Касивая». И это адрес вашего токийского дома. Другими словами, вы вернулись в Японию под вымышленным именем, но когда вас спросили об адресе, вам в голову не пришло ничего другого, и поэтому вы назвали ваш дом в Токио.

Киё сидел молча. Казалось, что остальные слушают монолог Киндаити куда внимательней, чем он.

— Дальше, Сампэй Ямада, прибывший в Хакату двенадцатого ноября на другой день выехал в Токио. Не исключено, что он прибыл в гостиницу «Касивая» в Нижнем Насу вечером пятнадцатого, а из этого следует, что Сампэй Ямада, который появился в «Касивая» вечером пятнадцатого, и репатриированный солдат, назвавший себя Сампэем Ямадой, который высадился в Хакате двенадцатого, это одно и то же лицо, а именно — вы. Господин Киё, вы понимаете, что я имею в виду? Проще говоря, как это может быть, чтобы вы, прибывший в Хакату двенадцатого ноября, оказались причастны к убийству Тоёитиро Вакабаяси, совершенному восемнадцатого октября?

Все смотрели на Киё, затаив дыхание, а он наконец резко поднял голову.

— Я… я… — сказал он; губы у него дрожали. — Я ничего не знаю об убийстве Вакабаяси. Я говорю только о троих убитых из этого дома. Убийство Вакабаяси вообще не имеет отношения к делу.

Услышав это, Киндаити вдруг принялся так яростно чесать свои лохмы, что Киё, который был незнаком с этой привычкой Киндаити, широко раскрыл глаза от удивления.

— Инспектор, в-вы с-слышали, что он с-сказал? Господин Киё тактично признался, что он и есть тот самый Сампэй Ямада, который вернулся в Хакату двенадцатого ноября, и тот самый Сампэй Ямада, который появился в гостинице «Касивая» пятнадцатого ноября.

Поняв, что его поймали, Киё рассердился, глаза его сверкнули. Потом его плечи опустились, голова поникла — он покорился неизбежному.

Киндаити, сияя, проговорил:

— Я не хотел подловить вас, господин Киё, хотел только подтвердить уже известное. Кстати, пока еще не доказано, что убийство Вакабаяси связано с убийствами Инугами, но здравый смысл подсказывает, что убийца — один тот же человек. Но давайте пока оставим это, вернемся к последнему убийству, убийству поддельного Киё Инугами. Он был убит где-то между десятью и одиннадцатью ночи двенадцатого декабря, а вскрытие показало, что только спустя час тело было сброшено вниз головой в озеро. Господин Киё, вы были здесь, то есть в Насу, в это время?

Киё хранил молчание, решив больше не раскрывать рта. Киндаити широко улыбнулся и позвонил служанке. Когда та появилась, он сказал:

— Не могли бы вы ввести сюда людей, которые ждут в соседней комнате?

Служанка вышла и тут же вернулась с двумя мужчинами, оба были молоды, один в черной куртке со стоячим воротником, другой в форме цвета хаки, обычной одежде репатриированных солдат. Инспектор Татибана недоуменно нахмурился.

— Инспектор, разрешите представить двух этих господ. Это господин Кейкити Уэда, работает на железнодорожной станции в Верхнем Насу. В девять ноль пять вечера тринадцатого числа, когда в Верхнее Насу прибыл поезд из Токио, он был на дежурстве, отбирал билеты у выходных ворот. Другой — господин Рюта Огути, велорикша, который ждал пассажиров перед станцией примерно в это же время. Итак, господин Уэда, господин Огути, вы узнаете этого человека?

Киндаити указал на Киё, и оба кивнули в ответ.

— Этот человек, — начал станционный служащий, который, похоже, заранее отрепетировал свою речь, — один из пассажиров, которые сошли с поезда из Токио, который прибыл в Верхнее Насу в девять ноль пять вечером тринадцатого. Четко помню, потому что в ту ночь шел очень сильный снег, а этот человек вел себя как-то странно. Его билет был выдан на станции Синдзюку в Токио.

Велорикша добавил:

— Я тоже его помню. Когда прибыл поезд из Токио вечером тринадцатого в девять ноль пять, я ждал клиентов перед станцией, но сошло всего несколько человек. Я спросил у этого, не желает ли он подъехать, а он — ни слова, вроде как быстро отвернулся и зашагал прочь по снегу. Это точно. Ночь большого снегопада.

— Понятно. Полиция, наверное, еще вызовет вас, но пока все. Большое вам спасибо.

Свидетели ушли. Киндаити повернулся к инспектору Татибана.

— Сегодня утром я взял фото господина Киё и навел справки на станции Верхнего Насу. Его волосы — вот что меня озадачило, потому что, похоже, что постригся он всего три-четыре дня назад. Но господин Киё ни в коем случае не стал бы стричься здесь. Потому что не смог бы скрыть лицо от парикмахера, и даже если бы, к примеру, парикмахер не знал господина Киё, это не значит, что кто-то, знающий его, не мог оказаться в парикмахерской. А стало быть, если господин Киё постригся, это произошло где-то в другом месте. Вот я отправился на станцию узнать, когда он приехал в Насу. Если бы он продолжал прятать лицо, толку от фотографии не было бы, но я подумал, что, скорее, он уже отказался от этого. В конце концов, он, как вы видите, одет в солдатскую форму, а в Насу все ищут человека, в солдатской форме, который при этом прячет лицо. Значит, желая не привлекать к себе внимания, господин Киё не стал бы прятать лица А в результате — его видели и запомнили два этих свидетеля. Затем Киндаити повернулся к Кокин Миякава.

— Госпожа Миякава, вы тоже прибыли в Верхнее Насу в девять ноль пять тринадцатого числа, да?

— Да. Это так. — Голос Кокин был так тих, что его едва было слышно.

— Вы прочли об убийстве Киё в Токио в вечерней газете и поспешили сюда?

— Да.

Киндаити улыбнулся инспектору Татибана.

— Инспектор, вы видите? Госпожа Миякава узнала об убийстве из вечерней газеты и приехала сюда из Токио. Это значит, что господин Киё, который приехал на том же поезде, тоже мог прочесть вечернюю газету в Токио. Это по меньшей мере вероятно. Другими словами, господин Киё тоже мог прочесть об убийстве самозванца в вечерней газете и в расстройстве поспешить в Насу.

— Но для чего?

— Чтобы притвориться, что он хочет убить барышню Тамаё.

— Притвориться? Вы сказали: притвориться? — Тамаё резко вскинула голову. Краска появилась на ее лице, и когда она посмотрела на Киндаити, глаза ее наполнились непонятной мольбой и блеском.

Киндаити ответил успокаивающим голосом:

— Именно притвориться. Господин Киё вовсе не собирался убивать вас. Он только сделал вид, что пытается убить вас, чтобы его признания казались более правдоподобными.

И тут Тамаё не совладала с собой. Вся трепеща, она уставилась на Киндаити широко раскрытыми глазами, потом глаза затуманились, увлажнились, и вот она уже неудержимо рыдает, захлебываясь слезами.




СИЗУМА И КИЁ


Реакция Тамаё удивила даже Киндаити, и некоторое время он сидел, оторопело глядя на нее. Киндаити всегда считал Тамаё мужественной женщиной — каковой она и была. Однако ему казалось, что сама эта мужественность, к сожалению, лишает ее женственности. Но эта Тамаё, каждый всхлип которой был исполнен жалобы на одиночество, предстала перед ним созданием слабым и достойным сочувствия. И он понял, что впервые ему открылась ее душа.

Наконец Киндаити прочистил горло и спросил:

— Барышня Тамаё, то, что случилось на днях… эта попытка господина Киё посягнуть на вашу жизнь… она была для вас неожиданностью?

— Я… я… — отвечала Тамаё сквозь слезы, закрыв лицо руками. — Я просто не могла поверить, что Киё может быть убийцей. А… а когда он попытался убить меня, подумала, что он сделал это, потому… потому, что подозревает в этих убийствах меня. И вот это было невыносимо. Это было очень больно. Мне все рано, что подумают остальные. Совершенно все равно. Но чтобы Киё считал меня убийцей — это было невыносимо. Это просто невыносимо. — Тамаё вновь разрыдалась, содрогаясь всем телом.

Киндаити повернулся к Киё.

— Господин Киё, вы слышали, что она сказала? Пытаясь кого-то защитить, вы чуть не убили душу барышни Тамаё. Всегда лучше хорошенько подумать, прежде чем что-то делать. Барышня, не плачьте. Как же это вы, такая умная женщина, не поняли, что нападение на вас было всего лишь розыгрышем? В конце концов, у господина Киё был револьвер, и если бы он действительно хотел вас убить, для этого хватило бы одной-единственной пули. Если бы он собирался убить вас, а потом сбежать и жить себе дальше, это одно дело. Но он ведь собирался покончить с собой. Предположим, что он попытался убить вас, не сумел, был выслежен полицией, а потом, оказавшись в безвыходном положении, попытался совершить самоубийство. Но и это не похоже на правду, поскольку у него в кармане уже лежало подписанное им признание. Понятно, что оно было при нем еще до того, как он выехал из Токио, потому что никогда не поверю, чтобы он, спасаясь от полиции после нападения на вас, забежал в какую-нибудь лавчонку купить почтовую бумагу и конверт. Нет, он решил лишить себя жизни еще до того, как выехал из Токио. Человека, готового умереть, не должно беспокоить, что выстрел кто-то услышит. Значит, если бы господин Киё в ночь на тринадцатое действительно хотел убить вас, он мог бы застрелить вас и тут же, на месте застрелиться. Подумайте сами, и вы убедитесь, что нападение было розыгрышем.

— Да, я поняла, — ответила Тамаё. Она уже не плакала, и глаза ее, обращенные к Киндаити, были полны неописуемой нежностью и благодарностью. — Вы спасли меня от адских мук. Как смогу я вас отблагодарить?

Впервые Киндаити услышал от нее ласковое слово и, совершенно смешавшись, пробормотал, запинаясь:

— О, это п-пустяки, совершенные пустяки. — Рука его сама собой потянулась к взъерошенной шевелюре, но, спохватившись, он сглотнул и продолжил: — Итак. Мы знаем, что господин Киё приехал сюда из Токио вечером тринадцатого и что он сделал вид, будто нападал на барышню Тамаё. Однако из этого не следует, что он никак не связан с убийством поддельного Киё ночью двенадцатого числа: он вполне мог убить этого самозванца и уехать в Токио последним поездом или одним из ранних на следующее утро. Это не исключено, хотя, как ни посмотри, совершенно нелогично. В конце концов, к чему все эти сложности, если он мог той же ночью напасть на барышню Тамаё и покончить с собой? А тут, ко всему прочему, еще и прическа господина Киё.

Киндаити улыбнулся, глядя на голову Киё.

— Уверен, что волосы господина Киё были пострижены совсем недавно. Значит, если мы возьмем его фотографию, обойдем всех парикмахеров Токио и покажем ее, то, нет никаких сомнений, узнаем, когда же он стригся. Даже если опознание парикмахером не докажет его алиби, мы сможем проследить, куда он отправился дальше и где он был в ночь на двенадцатое. Господин Киё, что вы на это скажете? Как полагаете, сможем ли доказать ваше алиби?

Киё продолжал сидеть понурив голову, его била крупная дрожь, лицо лоснилось от липкого пота. Было очевидно, что слова Киндаити подействовали.

Тут инспектор Татибана рубанул сплеча:

— Вы что, хотите сказать, что Киё разыграл роль убийцы ради того, чтобы защитить кого-то?

— Вот именно. Очевидно, что смерть поддельного Киё оказалась для господина Киё полной неожиданностью, и, узнав об этом из вечерней газеты, он был совершенно потрясен. И еще. Если раньше, в случаях с Такэ и Томо, все можно было представить так, будто преступник являлся со стороны или был за пределами имения, то на сей раз это оказалось невозможно. А значит, он понимал, что настоящий убийца будет найден, если только сам он, Киё, не возьмет все на себя. Вот господин Киё и решил принести себя в жертву, чтобы спасти действительного убийцу.

— Так кто же он, этот убийца? — прохрипел инспектор Татибана так, словно подавился костью, а Киндаити ответил как-то даже чересчур небрежно:

— Теперь-то, полагаю, это всем ясно — кто же еще, если не госпожа Мацуко?

В комнате воцарилась мертвая тишина. Никто не удивился. Все поняли, к чему клонит Киндаити, задолго до того, как он кончил. Все взгляды устремились на Мацуко в тот момент, когда он назвал ее имя, и в них было все — отвращение и ненависть, но только не удивление. Даже в кольце этих злобных взглядов Мацуко сохранила полное самообладание, невозмутимо щипала табачные листья, и лишь слабая, кривая улыбка появилась на ее губах.

Киндаити осторожно двинулся дальше:

— Госпожа Мацуко, вы расскажете нам все, не так ли? Да я и не сомневаюсь, что расскажете, потому что все, что вы сделали, вы сделали ради господина Киё, верно? Если же господину Киё удастся успешно сыграть роль убийцы, все ваши планы пойдут прахом.

Однако Мацуко как будто не видела и не слышала Киндаити, она пристально смотрела на своего сына.

— Киё, добро пожаловать домой. Если бы я знала, что ты вернешься вот таким живым и невредимым, я никогда не наделала бы стольких глупостей. И мне ничего и не нужно было бы делать, потому что Тамаё, разумеется, выбрала бы тебя.

Ее слова и голос были полны нежности, совершенно неожиданной в Мацуко. Тамаё вспыхнула, а Киё сидел опустив глаза, и плечи его дрожали.

— Киё, дорогой, — продолжала Мацуко, — когда же ты вернулся в Японию? Ах, ну да. Господин Киндаити только что сказал, ты высадился в Хакате двенадцатого ноября. Отчего же ты не прислал мне телеграмму оттуда? Почему не приехал прямо домой? Тогда мне не пришлось бы убивать этих людей.

— Я… я… — Киё словно застонал от боли, но потом, встрепенувшись, решительно поднял голову. — Нет, матушка, вы ничего не знаете об этом. Это все моих рук дело. Я убил их троих.

— Помолчи-ка, Киё! — Слова Мацуко хлестнули, как бич. Но тут же тон ее смягчился: — Киё, дорогой, зачем ты меня мучаешь? Понимаю, ты делаешь это ради меня, но то, что ты делаешь, для меня — мука. Пойми же меня и ответь мне честно. Что именно ты сделал? Это ты отрезал голову Такэ и отвез тело Томо в деревню Тоёхата? Я никогда не учила тебя таким вещам.

Киндаити начал яростно чесать голову.

— Т-очно так, как я и думал. Значит, вы не были сообщниками в обычном смысле слова. Господин Киё тайком подчищал за госпожой Мацуко без ее ведома.

Мацуко впервые повернулась к Киндаити.

— Господин Киндаити, я не такая женщина, чтобы в подобных делах брать себе в подручные кого бы то ни было, а тем более собственного сына. К тому же, если бы я знала, что Киё вернулся невредимым, мне не пришлось бы никого убивать.

— Понимаю. Такую вероятность я не исключал. Но слишком уж много для этого должно было произойти случайных совпадений…

— Да, совпадения. Случайности и совпадения. Череда чудовищных случайностей и совпадений.

Это с тяжким вздохом проговорил Киё. Киндаити сочувственно смотрел на его измученное лицо.

— Ах, господин Киё, вы тоже это признаете. Да оно и правильно. Как говорит ваша матушка, будет лучше, если вы сами все расскажете честно. Вы ведь расскажете? Или, может быть, мне рассказать за вас?

Киё удивленно поднял глаза на Киндаити, но, встретившись с уверенным взглядом сыщика, уныло поник и сказал:

— Пожалуйста, расскажите им. Я не могу.

— Госпожа Мацуко, вы не возражаете?

— Прошу вас, начинайте, — ответила Мацуко голосом, полным самообладания, куря свою трубку с тем же невозмутимым спокойствием, что и прежде.

— Что ж, хорошо, расскажу за вас. Госпожа Мацуко, господин Киё, пожалуйста, поправляйте меня без всяких колебаний, если я в чем ошибусь. — Киндаити немного помолчал и потом продолжил: — Как я уже сказал, господин Киё вернулся в Японию двенадцатого ноября под именем — Сампэй Ямада. Понятия не имею, почему он воспользовался этим именем, хотя уверен, что в конце концов он сам скажет об этом. Как бы то ни было, первое, что он сделал по возвращении в Японию — я и сам был репатриирован и знаю, что говорю, — он прочел какую-то газету. Все репатрианты изголодались по новостям из дома, и, зная эту их потребность, все приемные центры репатриантов хранят для них подшивки старых газет, выдавая их на прочтение новоприбывшим. Не сомневаюсь, господин Киё, как только высадился в Хакате, тоже жадно потянулся к этим старым номерам. И что же он в них обнаружил…

Киндаити оглядел лица собравшихся.

— Как вам известно, завещание господина Инугами было прочитано в ноябре, когда появился лже-Киё. И эта новость облетела всю страну, об этом широко писали газеты двенадцатого ноября. Господин Киё, вероятно, прочел одну их этих статей в Хакате и был потрясен, узнав, что кто-то вошел в его дом под его именем.

— Киё! — пронзительно прошептала Мацуко. — Почему ты немедленно не дал мне телеграмму? Почему ты не сообщил мне, что это самозванец? Если бы сообщил… если бы ты сообщил… ничего этого не произошло бы.

Киё попытался сказать что-то, но снова поник головой, словно мужество покинуло его. Киндаити ответил за него:

— Это верно, госпожа Мацуко. Все именно так, как вы говорите. Если бы он позвонил, ничего этого не произошло бы. Но у господина Киё были свои соображения на сей счет. Ясно, что он сразу заподозрил, кто он такой, этот самозванец, — кто-то, кого он не мог презирать, кто-то, кому он, быть может, даже сочувствовал. И вот, вместо того чтобы сразу разоблачить его, он решил вести дело втайне — а это оказалось ошибкой.

— И кто же был этот самозванец? — спросил инспектор Татибана.

Киндаити молчал, ему не хотелось, ему было больно называть это имя, и все же его нельзя было не открыть.

— Не могу заявлять с уверенностью, пока не выясню у господина Киё, — промямлил он, — но если мне будет позволено дать волю воображению, то я думаю… я думаю, что это был, скорее всего, Сизума.

— Ах, так я и знала! — воскликнула Кокин Миякава.

Всплескивая руками, она поползла по полу на коленях.

— О, Небо, значит, это действительно был Сизума. Я это чувствовала с тех пор, как вы спросили, был ли Сизума похож на господина Киё. О, Небо, значит, когда он взял меня за руку, в тот день, он знал, что держит за руку свою мать. — Слезы брызнули из полуслепых глаз. — Как же это жестоко! Как может быть Небо столь немилосердно? Да, Сизума поступил нехорошо, вернувшись в Японию под видом другого человека, но как же немилосердно Небо, оно убило его прежде, чем он мог открыться своей матери, которая так ждала его!

Стенаниям Кокин можно было только посочувствовать. Какие же это несчастные люди! Никто никогда не узнает, зачем Сизума решил стать мнимым наследником трона Инугами, но, приняв эту роль, он лишился возможности открыться даже родной матери, хотя была она рядом с ним. Больше того, притворство привело его к смерти. Если бы истинные факты этого дела не были выяснены, он навеки упокоился бы в могиле как Киё Инугами и Кокин вечно ждала бы своего сына.

Киё мрачно вздохнул, а Такэко и Умэко в страхе вжали головы в плечи. Только Мацуко оставалась спокойной и собранной, поигрывая длинным мундштуком.

Выждав, когда стоны Кокин стихнут, Киндаити повернулся к Киё.

— Господин Киё, вы служили в Бирме вместе с Сизумой?

— Мы служили в Бирме, но в разных частях, — тихо ответил Киё. — Но мы были так похожи, что об этом пошли разговоры и в его, и в моей части, и однажды Сизума решил познакомиться со мной. Он знал мое имя, а когда он представился и рассказал мне свою семейную историю, мне стало ясно, кто он. Моя мать и тетки никогда не говорили об этом, но дед рассказал обо всем. Только ведь на передовой, под обстрелом старая вражда забывается, и Сизума тоже решил оставить прошлое прошлому. Мы обменялись дружеским рукопожатием. Некоторое время мы встречались и с удовольствием беседовали о прошлом каждого из нас, но бои усилились, и нас разделили. Уже потом Сизума рассказал мне, что услышал, будто моя часть была полностью уничтожена, и решил, что я тоже убит. И когда ему разворотило лицо и случилось так, что никого не осталось из тех, кто знал его, он решил занять мое место. На бирманском фронте творилось безумие, и осуществить даже такой фантастический план можно было, не вызывая подозрений.

Тут Киё снова тяжко вздохнул.




ЧЕРЕДА СОВПАДЕНИЙ


— Понятно. Значит, вы не могли и не хотели выдать Сизуму полиции и, надеясь, что все останется втайне, вернулись в Насу, пряча лицо, и на время нашли пристанище в гостинице «Касивая».

— А зачем, господин Киндаити, зачем Киё прятал лицо? — спросил инспектор Татибана.

— Инспектор, это же очевидно. Киё в маске уже устроился на вилле Инугами. Если бы настоящий господин Киё был узнан кем-то из горожан, поползли бы слухи о двух Киё, и все его усилия пошли бы прахом.

— А, понятно…

— Да, еще: то, что господин Киё прятал лицо, оказалось очень полезным позже, хотя, конечно, в то время он об этом не думал. Как бы то ни было, устроившись в гостинице, господин Киё ушел часов в десять вечера, прокрался на виллу Инугами, тайком вызвал Киё в маске, то есть Сизуму, и свиделся с ним. Господин Киё, где вы с ним встретились и поговорили?

Киё затравленно огляделся.

— В лодочном сарае, — тихо сказал он.

— В лодочном с-сарае! — Уставившись широко раскрытыми глазами на Киё, Киндаити радостно почесал голову. — Значит, прямо под местом преступления! Кстати, господин Киё, как вы собирались поступить с Сизумой?

— Я… я… — В дрожащем голосе Киё звучала такая скорбь, будто он проклинал этот мир и обвинял род человеческий. — Я сильно просчитался. В газете, которая мне попалась, ни слова не было о том, что двойник мой изуродован и носит гуттаперчевую маску. Вот я и подумал, что просто и без проблем поменяюсь местами с Сизумой. Разумеется, я собирался отдать ему большую часть состояния, но с Сизумой случилось то, что случилось, — это было для меня полной неожиданностью, и поменяться местами незаметно стало совершенно невозможно. Пока мы обсуждали, как нам поступить…

— Господин Такэ пришел на наблюдательную площадку на крыше лодочного сарая, а следом за ним пришла барышня Тамаё, верно?

Киё мрачно кивнул. Все в комнате насторожились, понимая, что подошли к кульминации всей этой истории.

— Такэ и Тамаё проговорили, наверное, минут пять, как вдруг там, над нами, послышались странные звуки, шарканье ног, словно шла борьба. Потом кто-то взбежал на крышу, раздался глухой стук, словно кто-то упал на спину, а вслед за этим — шаги вниз по лестнице. В окно лодочного сарая мы увидели Макаку и Тамаё, без оглядки бегущих к дому. Макака поддерживал Тамаё. И тут же от стены лодочного сарая отделилась темная фигура. Это была… это была…

— Это была ваша матушка, да?

Киё закрыл лицо руками. Все, затаив дыхание, глядели на Мацуко, но она продолжала все так же неторопливо вертеть в руках свою длинную трубку, и лицо у нее было все то же — невозмутимо каменное. Зато в глазах Такэко горела жажда крови.

Киндаити повысил голос.

— Господин Киё, возьмите себя в руки. Это ведь самый важный момент. Ваша матушка поднялась на площадку, да?

Киё слабо кивнул.

— Кажется, Такэ уже начал спускаться, потому что голоса раздались на середине лестницы, потом они вернулись на крышу. И тут же послышался тихий стон и звук падения, а матушка, это мы видели, стремглав сбежала по лестнице. Мы с Сизумой затаились, ничего не понимая, и ждали, но Такэ так и не спустился, и вообще его не было слышно. Тогда мы потихоньку прокрались наверх и увидели…

Киё снова закрыл лицо руками. Кто упрекнет его за эту горькую, унизительную, нестерпимую боль — ведь тогда перед ним лежал мертвый Такэ, убитый его родной матерью. Можно ли представить себе зрелище более чудовищное? У всех в комнате сжались липкие от пота кулаки, и, что бы там, на крыше, тогда ни происходило, Киндаити был не в силах понуждать Киё к продолжению рассказа.

— Тогда вы с Сизумой совершили чудо перевоплощения, поменявшись местами, а для этого воспользовались маской и шарфом. Мне представляется, что это предложил именно Сизума.

Киё слабо кивнул.

— Да, роли поменялись. Прежде я упрекал Сизуму, а он был потрясен, подавлен и не знал, что делать. Потом наши роли поменялись. Сизума не был дурным человеком, но мою мать и теток он ненавидел. Он потребовал, чтобы я остался в стороне и уступил ему место Киё Инугами. Он сказал, что женится на Тамаё и унаследует состояние. «Если ты откажешься, — сказал он, — я расскажу в полиции, что твоя мать убийца».

Вот безвыходное положение! Если Киё попытается занять свое законное место, его мать обвинят в убийстве. А чтобы уберечь ее, ему придется отречься от своего имени, от своего положения и богатства и даже от возлюбленной в пользу другого человека, придется прожить всю жизнь прячась в тени. Кто и когда стоял перед таким мучительным выбором?

— И вы согласились на его условия?

Киё снова слабо кивнул.

— Да, согласился. Это единственное, что я мог сделать. Но тут Сизума вспомнил о скандале с отпечатком руки, что разразился в тот вечер. Матушка отказалась наотрез, это избавило его от необходимости сделать свой отпечаток, но теперь, после убийства, клан непременно настоит на своем, и самозванство его откроется. И тогда, решая эту задачу, он подумал о гуттаперчевой маске. Он приказал мне надеть ее и на один-единственный день стать Киё.

Какая причуда судьбы! Именно Мацуко надела гуттаперчевую маску на лже-Киё. И разве могла она предположить, как этой маской в конце концов воспользуются?

Киё вздохнул, словно всхлипнул.

— Я был готов согласиться на все. Я был как пьяный и покорился всему. Сизума ушел с площадки, нашел где-то самурайский меч и вернулся. Я ничего не понял и спросил у него, что он собирается делать, а он сказал: «Спасти твою старую даму. Чем жесточе преступление, тем меньше в нем заподозрят женщину».

Киё не мог заставить себя описать дальнейшее, и Киндаити не заставлял его. Худые плечи Кокин Миякава дрожали, она сидела и думала об ужасном поступке своего сына.

Глубоко вздохнув, Киё продолжал:

— Теперь я понимаю, что Сизума, наверное, сделал это не только ради спасения моей матери, но и во исполнение проклятия своей матери. Как бы то ни было, после того как он отрезал голову Такэ, мы обменялись одеждой, я надел эту жуткую гуттаперчевую маску. Сизума спросил у меня, где я остановился, я сказал ему о гостинице «Касивая» и о том, что я во избежание сплетен скрыл свое лицо. Он хлопнул в ладоши и рассмеялся. «Прекрасно, — сказал он. — Значит, на завтра ты останешься здесь и займешь мое место, а я пойду в гостиницу «Касивая» и займу твое».

Киндаити обратился к инспектору Татибана.

— Инспектор, вы понимаете? То, что господин Киё прикрывал лицо шарфом, очень пригодилось. Пятнадцатого и шестнадцатого ноября была разыграна пьеса для двух актеров, они играли друг друга в этом доме и в гостинице. Закутанный по самые глаза Сизума мог не опасаться, что кто-нибудь в гостинице заметит ужасную рану на его лице.

И как же все это удивительно! Сколько совпадений, совпадений и случайностей! И все же связать их воедино и сплести из них такую интригу — для этого требуется необыкновенный ум. Таким умом обладал Сизума, который и выстроил всю эту чудовищную интригу.

— Переодевшись в мою одежду и закрыв лицо шарфом, Сизума спустился по лестнице и вывел из сарая лодку. Я опустил обезглавленное тело Такэ и меч с крыши в лодку, и Сизума поплыл через озеро. По его приказу я приставил голову Такэ хризантемовой кукле, а потом пробрался в комнату, которую он мне указал.

Киё совсем обессилел. Глаза остекленели, туловище покачивалось, и голос все чаще прерывался. Видя это, Киндаити продолжил за него:

— Вот что случилось ночью пятнадцатого. А на следующий день была проведена экспертиза отпечатков — и вот это застлало мои глаза туманом, буквально ослепив. Ведь нет иного, более надежного способа для подтверждения личности человека, чем отпечаток руки или пальцев, а поскольку мне и в голову не приходила возможность столь дерзкого розыгрыша, я попался в ловушку, поверив, что Киё с изуродованным лицом и есть Киё Инугами. Эта уверенность стала главной ошибкой в моих умозаключениях. Но вы, барышня Тамаё, вы-то знали об обмане, да?

Тамаё удивленно посмотрела на Киндаити.

— Когда результаты экспертизы были объявлены и мы выяснили, что Киё в маске действительно подлинный Киё Инугами, вы дважды что-то хотели сказать. Что вы хотели сказать?

— Вот оно что… — сказала Тамаё, побледнел — Я… знала. Нет, не так. Не знала, а чувствовала. Всем своим существом ощущала, что человек, который прячет свое изуродованное лицо под этой маской, не Киё. Наверное, это можно назвать женским чутьем.

— Или чутьем любящей женщины?

Киндаити сказал это, а Тамаё негромко вскрикнула и вспыхнула, но взяла себя в руки и продолжала:

— Можно сказать и так. Нет, это именно так. Во всяком случае, я настолько не сомневалась, что этот человек не Киё, что была просто ошеломлена, услышав, что отпечатки тождественны. На мгновение мне почудилось — этот человек с изуродованным лицом, может быть, он и в самом деле… И вот…

— И вот?

— Мне хотелось сказать: «Снимите маску. Снимите вашу маску и дайте мне увидеть ваше лицо».

Киндаити даже застонал.

— Если бы вы сделали это! Если бы вы это сделали, то не случилось бы по крайней мере всех остальных убийств.

Тамаё безутешно повесила голову. Киндаити расстроился.

— Нет, нет. Я вас не виню. Это моя вина. Что ж, продолжим, господин Киё. Ночью вы снова поменялись местами с Сизумой, да?

Киё молча кивнул.

— Вы встретились с ним в лодочном сарае, обменялись одеждой, оглушили его ударом, как было вам приказано, и сбежали. А Сизума снял с себя маску и выставил напоказ свое лицо нарочно, чтобы продемонстрировать всем, что он — это он, человек с изуродованным лицом.

Киё снова кивнул, но в этот момент вмешалась Тамаё:

— Киндаити, но кто же был в моей комнате той ночью?

— Разумеется, Сизума. Он вернулся в дом раньше времени. Все еще были на поминальной службе по господину Такэ, а он прокрался в вашу комнату.

— Но зачем?

— Теперь, когда Сизума мертв, об этом можно только гадать, но я полагаю, что он искал часы — карманные часы с отпечатком его пальца.

— Ах! — воскликнула Тамаё, закрыв рот рукой. Для нее тоже все стало на свои места.

— Сизума никак не думал, что отпечаток руки Киё может оказаться в таком месте, как святилище Насу. Однако во время спора об отпечатке руки вечером пятнадцатого он, очевидно, догадался о том, что вы заполучили отпечаток его пальца на часах. Сизума использовал господина Киё, и семья получила отпечаток руки. Он справедливо полагал, что, единожды получив его, они никогда не станут требовать повторения. Но вот если бы вы принесли эти часы и сравнили отпечаток пальца на них с отпечатком руки настоящего господина Киё из святилища Насу, его план провалился бы. Ему необходимо было найти часы. Это значит, что шестнадцатого числа Сизумы не было здесь, в этом доме, иначе он знал бы то, что вы сообщили утром: вы отдали часы Такэ вчера вечером, и куда они делись, неизвестно. И знаете, я все еще не могу понять, куда они подевались.

— Они у меня, — прозвучал холодный голос Мацуко.

Открыв шкатулку, стоящую на подносе и полную щипаного табака, она выудила из-под листьев золотые карманные часы, положила их на татами и толчком отправила Киндаити. Все глаза следили за этой золотой вещицей, которая, крутясь, скользила по полу, и у всех волосы встали дыбом, потому что все воочию увидели самое верное доказательство вины — тот, у кого обнаружились эти часы, и был убийцей Такэ.

Мацуко криво улыбнулась.

— Я ничего не знала об этом отпечатке. Но когда я ударила Такэ в спину, он сперва пошатнулся, потом упал, и часы выскользнули у него из кармана. Подобрав их, я поняла, что это те часы, которые Киё… лже-Киё… отказался починить Тамаё. Я совершенно не знала, почему они оказались у Такэ, но что-то мне в этом не нравилась, вот я и решила прихватить их и спрятать.

И снова случайность! Ведь Мацуко не знала истинной роли этих карманных часов, когда решила их спрятать. Цепочка совпадений, какие нередко случаются в жизни.

Да, многие загадки в деле Инугами уже получили свое объяснение, но о многом еще предстоит узнать.




БЕЗУТЕШНЫЙ СТРАННИК


— Благодарю вас, госпожа Мацуко. Теперь, когда часы нашлись, все встало на свое место. — Киндаити смущенно откашлялся и повернулся к Киё. — Господин Киё, полагаю, мы выяснили все, что касается первого убийства. Давайте перейдем ко второму. У вас очень усталый вид. Так что, наверное, лучше я буду задавать вам вопросы, а вы отвечайте по мере возможности. Хорошо?

Киё слабо кивнул.

— Итак, не знаю, где вы прятались после того, как покинули эту виллу ночью шестнадцатого ноября. Однако двадцать пятого ноября, в день, когда произошло второе убийство, вы находились в заброшенном доме в деревне Тоёхата. Вы видели, как господин Томо принес в дом барышню Тамаё и пытался овладеть ею. Вы выскочили из своего укрытия, бросились на него, и в конце концов вам удалось привязать его к стулу. Потом вы позвонили Макаке, верно?

Киё ответил безжизненным голосом:

— Да, я думал, что Макака, когда примчится спасать Тамаё, он и Томо тоже развяжет.

— Понятно. Но Макака не обратил внимания на мольбы Томо и отвез домой только барышню Тамаё, и прошло немало времени, прежде чем господину Томо после долгих усилий часов в семь-восемь удалось высвободиться. Скинув путы, он надел исподнюю рубашку, рубаху, куртку и так далее и поспешил прочь. А поскольку Макака взял его моторку, он отправился домой на гребной лодке, оставленной Макакой.

— Что! Вы хотите сказать, что Томо в тот вечер вернулся на виллу? — удивленно воскликнул инспектор Татибана.

— Да, инспектор. Вы видели ссадины от веревки на коже Томо. Чтобы появились такие повреждения, веревка должна быть затянута не слишком туго. Но когда мы нашли господина Томо, связанного и с кляпом во рту, она просто врезалась ему в кожу. Это значит, что кто-то еще раз привязал его. Да еще пуговица от его рубашки — она оказалась в руках у барышни Саёко, но если она с того самого дня не покидала поместья, стало быть, нашла ее где-то здесь, в доме, либо в саду. Вот я и подумал, что господин Томо должен был вернуться в тот вечер и был убит здесь.

Инспектор Татибана согласился, тяжко вздохнув.

— Получается, что это Киё отвез труп обратно в заброшенный дом?

— Думаю, что так и было. Господин Киё, мне хотелось бы услышать об этом от вас. Зачем вы пришли в этот дом той ночью?

Плечи у Киё задергались, и, вперив в татами остекленевший взгляд, он тихо заговорил:

— Это было совпадение. Опять проклятая случайность. Оставив брошенный дом в деревне Тоёхата, я понимал, что туда мне больше возвращаться нельзя. Я был совершенно уверен, что Томо не видел моего лица, но полиция, конечно же, сразу выяснит, что здесь побывал репатриированный солдат, и постарается выследить его. Прежде я прятался то здесь, то там — что-то мне мешало покинуть эти края, но тут подумал, что ничего мне другого не остается, как уехать, может быть, в Токио. Однако для этого мне нужны были деньги — и довольно много денег. Поэтому, надеясь обсудить все это с Сизумой, я снова пробрался в поместье и свистнул ему. Один раз таким способом он мне выдал какую-то сумму. И в ту ночь Сизума тут же вышел на свист, и мы встретились, как всегда, в лодочном сарае. Когда я рассказал, что случилось и что я хочу уехать в Токио, он приободрился, потому что давно хотел, чтобы я убрался из этих мест подальше. Мы разговаривали, а тут к воротам канала со стороны озера кто-то подплыл на лодке и, обнаружив, что они заперты, перебрался через дамбу в сад. Мы насторожились и, выглянув из окна сарая, увидели, что это Томо.

Киё смолк, но тут же продолжал:

— Я был удивлен, я ведь думал, что Макака непременно развяжет его и что Томо давно уже дома. Вид у него был измученный и растерзанный. Миновав сарай, он потащился к дому. Мы молча смотрели ему вслед, как вдруг из темноты за его спиной появились две руки и набросили ему на шею что-то вроде веревки.

Киё снова смолк и утер трясущейся перевязанной рукой пот со лба. Жуткое молчание воцарилось в комнате. Черное пламя ненависти полыхало в глазах Умэко и Кокити.

— Борьба кончилась в мгновение ока, Томо рухнул на землю. Человек, удушивший Томо, вышел из тени, склонился над телом, потом выпрямился и огляделся. И я… я…

— Узнали, кто это?

Киё кивнул и снова содрогнулся.

Какая ужасная шутка судьбы — Киё стал свидетелем еще одного чудовищного преступления своей матери. Разве это не наихудшая участь, которая может выпасть на долю человека?

— В ту ночь… — Так начала Мацуко, совершенно не обращая внимания на свирепые взгляды присутствующих. Голое ее был лишен всякой интонации, словно она читала стихи по памяти. — Как раз в середине урока игры на кото мне зачем-то понадобилось зайти в комнату Киё. Не знаю, известно ли вам, что круглое окно в этой комнате выходит на озеро. Я вошла в комнату, окно было открыто, и совершенно случайно я увидела, что какая-то лодка подплывает к берегу. Лодка исчезла за лодочным сараем, но я поняла, что это, должно быть, Томо — потому что еще только вечерело, когда Умэко забеспокоилась, куда он подевался. Я потихоньку вышла из флигеля, подождала в тени и увидела, что к дому идет действительно Томо. Я сняла веревочный шнур с пояса кимоно и набросила ему на шею сзади. Он, должно быть, ужасно ослабел, потому что почти не сопротивлялся.

Мерзкая улыбка появилась на губах Мацуко. Умэко разразилась истерическими слезами, но Киндаити, не обращая на это внимания, спросил:

— Вы поранили правый указательный палец о пуговицу на рубашке Томо, не так ли? Тогда-то пуговица и оторвалась?

— Наверное. Я этого не заметила. Только вернувшись в комнаты, я поняла, что поранила палец. Кровь, к счастью, сразу же прекратилась, и я продолжала играть на кото, несмотря на боль. Но госпожа Кокин, кажется, видела меня насквозь. — Снова уголки рта Мацуко приподнялись в ужасной улыбке — улыбке хладнокровного убийцы.

Киндаити обратился к Киё:

— Господин Киё, пожалуйста, продолжайте.

Киё угрюмо взглянул на Киндаити, но продолжил свое чудовищное повествование:

— Когда мать исчезла, мы с Сизумой подбежали к Томо. Отнесли его обратно в лодочный сарай и попытались как-то оживить его дыханием рот в рот, но это не помогло. Сизума, опасаясь, что его долгое отсутствие может вызвать подозрения, вернулся в дом, а я в отчаянье все еще пытался оживить Томо. Примерно через полчаса Сизума вернулся, спросил, удалось ли мне это. Я ответил отрицательно, и тогда он сказал, что нельзя оставлять тело на территории поместья. «Отвези его обратно в деревню Тоёхата, — сказал он. — Сними с него рубашку и привяжи его к стулу, как было до того. Пусть думают, что его убили там». Сказав это, он дал мне денег, чтобы я мог уехать в Токио, и струну от кото, вместе с указаниями, на что ее употребить.

Голос Киё дрогнул и стал еле слышным. Но, собравшись с последними силами, он отрывисто заговорил:

— А что еще мне оставалось делать? У меня не было иного выбора, кроме как повиноваться ему. Сизума открыл ворота канала, снаружи мы нашли лодку, на которой приплыл Томо, положили тело в нее, и я погреб к деревне Тоёхата. Сизума закрыл за мной ворота. Добравшись до заброшенного дома, я устроил труп Томо, как мне велел Сизума, потом пешком дошел до Верхнего Насу и тут же уехал в Токио. А дальше… дальше, пока мне на глаза два дня назад не попалась вечерняя газета, я просто бродил по Токио, бесцельно, безнадежно, снедаемый чернейшей скорбью и болью.

Внезапно из глаз Киё потекли слезы.




ВЫБОР СИЗУМЫ


Вечерние тени, наверное, удлинились, потому что капель, еще недавно так громко звеневшая, стихла, и в углах большой комнаты постепенно скапливался холод. Киндаити поежился не столько от холода внешнего, сколько от дьявольских деяний Мацуко, от; жестокости судьбы и злосчастных обстоятельств, постигших Киё, — они леденили ему душу.

Но не время предаваться печали. Он снова повернулся к Мацуко.

— Госпожа Мацуко, теперь ваша очередь. Надеюсь, вы нам все расскажете.

Мацуко пронзила Киндаити хищным взглядом, скривила губы и ответила:

— Разумеется, расскажу. В конце концов, чем больше я расскажу, тем меньше вины будет на моем дорогом сыне.

— В таком случае, пожалуйста, не начнете ли с убийства Вакабаяси.

— Вакабаяси? — Мацуко удивленно вскинулась, потом фыркнула и сказала: — Ах да, этот. Совсем забыла — ведь это случилось, когда меня не было в Насу. Что ж, именно я заставила Вакабаяси сделать копию завещания. Сначала он упорно отнекивался, но я грозила ему, обхаживала его, и в конце концов, поскольку он был мне кое-чем обязан, он не смог отказаться. Он сдался. Можете себе представить, в какой я была ярости, когда прочла завещание. Во мне кипело негодование и ненависть к Тамаё, с которой так щедро обошлись в завещании только потому, что она потомок благодетеля отца, — в куски готова была ее разорвать, и этого мне было бы мало. Тогда-то я и решила: Тамаё должна умереть. Если я что-то решила, я иду до конца. Испробовала всякого рода маленькие хитрости — подбросила гадюку в спальню, испортила тормоза в машине, продырявила лодку — но всякий раз мне портил дело Макака.

Она пососала трубку.

— Через некоторое время я поняла, что не все так просто — Вакабаяси кое-что заметил. Он, похоже, был влюблен в Тамаё, и когда с ней стали происходить такого рода неприятности, он заподозрил меня. Это никуда не годилось. Мне было все равно, что случится потом, но тогда я не могла допустить, чтобы стало известно, что я тайком прочла завещание. Перед отъездом в Хакату на встречу с Киё я подарила Вакабаяси пачку сигарет, одна из которых была отравлена. Но даже я не рассчитывала, что она сработает в такой удачный момент.

Мацуко мерзко, презрительно хохотнула.

— Где я достала яд? Прошу прощения, об этом я умолчу. Не стану причинять неприятности кому-то еще. Как бы то ни было, после этого я отправилась встречать Киё и по дороге внимательно изучила завещание. И решила не убивать Тамаё. Поняла, что если Тамаё умрет, Киё получит полный контроль над делами фирмы Инугами, но остальное-то состояние будет поделено на пять частей, и Киё достанется только одна пятая, а отродью Кикуно Аонума — в два раза больше

Ее ярость до сих пор не утихла — Мацуко громко скрипнула зубами.

— Тогда я вновь и внимательней перечитала завещание и поняла, что отродье Кикуно наложит лапу на часть состояния только в двух случаях: если Тамаё умрет или если она откажется выйти замуж за одного из трех внуков и так потеряет права на наследство. Вот тут-то до меня дошло, как точно отец все рассчитал. Он слишком хорошо знал нас. Он знал, что мы постараемся избавиться от Тамаё, и воспользовался историей с Кикуно Аонума, чтобы это предотвратить. Прекрасно понимая, как мы ненавидим Кикуно с ее сынком, он все выстроил так, что дал нам единственный способ лишить это ничтожество, это отродье Кикуно его части наследства — оставить Тамаё в живых. Как он был изобретателен!

Киндаити тоже это понимал. Вот почему, узнав, что Тамаё несколько раз подряд подвергалась опасности, но всякий раз выходила сухой из воды, он довольно долго не мог избавиться от подозрения, что все эти покушения на ее жизнь подстроены и разыграны самой Тамаё и что именно она, соблазнив Вакабаяси, тайком прочла завещание.

— Что ж, Тамаё пришлось оставить в живых, — продолжала Мацуко, — она обязательно должна была выйти замуж за Киё. Но тут я не сомневалась — она это сделает. Я-то знала, что Киё ей нравится — да нет, на самом деле я прекрасно понимала, что он ей более чем нравится. Я приехала в Хакату в полной уверенности, что все уже улажено. Но когда я увидела его лицо, эта уверенность развеялась дымом. Вообразите мое потрясение, мое отчаянье, когда я увидела это лицо.

Она горько вздохнула. Киндаити осторожно подтолкнул ее к дальнейшему:

— Простите, что прерываю вас, но… неужели вы совсем не заподозрили, что человек с изуродованным лицом — самозванец?

Мацуко уставилась на Киндаити горящими глазами.

— Господин Киндаити, я, возможно, упрямая женщина, но разве не ясно, что даже я не привела бы в дом самозванца, зная, что он самозванец, и не совершила бы ради него все эти ужасные деяния? Нет, я его не раскусила. Конечно, случалось порой кое-что, вызывавшее недоумение, но он объяснил мне, что из-за контузии потерял память о прошлом, и я ему поверила. Да, один случай и вправду сбил меня с толку — тот вечер, когда от него требовали оттиска его руки. Я вышла из себя, я отказывалась подчиняться требованиям, но втайне ждала, что Киё наконец скажет свое слово, согласится. А он воспользовался моим упорством и так и не сделал этого оттиска. В тот раз, должна признаться, я почувствовала что-то неладное. В голове у меня мелькнула мысль, что, может быть, Такэ и Томо правы и он — самозванец, но я выбросила эти подозрения из головы. На другой день Киё сам пожелал этого, я была потрясена, а когда отпечатки оказались тождественны, пришла в восторг — мне показалось даже, что я вот-вот упаду в обморок — и я устыдилась своих, пусть мимолетных, сомнений. После этого я уже ни в чем не сомневалась до тех пор, пока…

Помолчав, она продолжала:

— Что ж, вернемся к моей истории. Увидев, как ужасно изувечено его лицо, я поняла, что не могу привезти его домой в таком виде, потому что Тамаё наверняка отвернется от него с отвращением. И вот, сидя в Токио, я обдумывала возможные варианты и в конце концов заказала эту гуттаперчевую маску. Я велела сделать ее точной копией прежнего лица Киё, чтобы Тамаё, вспомнив старые дни, могла привязаться к нему.

Мацуко вздохнула.

— И все эти ухищрения ни к чему не привели, даже мне было совершенно ясно, что Тамаё невзлюбила его. Теперь-то я понимаю почему: она чуяла в нем незнакомца. Но откуда мне было это знать? И я поняла, что заставить Тамаё остановить свой выбор на Киё будет нелегко, пока Такэ и Томо не умрут.

— И вы шаг за шагом стали осуществлять свой план.

Ужасная улыбка явилась на губах Мацуко.

— Именно. Я же сказала, что, решившись на что-то, я всегда иду до конца. Впрочем, позвольте заметить, что в случае с Такэ и с Томо я не слишком старалась скрыть следы своих преступлений. Единственное, чего мне хотелось — это убить их обоих. Мне было все равно, пусть меня посадят или даже казнят. Я просто хотела убрать этих двоих с дороги моего сына. Собственная жизнь меня не заботила.

Да, без сомнения, она не лгала — таков был мотив преступлений, совершенных этой необыкновенной, дьявольской женщиной-убийцей.

— И очень удивились, когда поняли, что кто-то идет по вашим следам и заметает их.

— Конечно, я была удивлена, но, честно говоря, мне это было почти безразлично. А тревожило меня как раз то, что Киё в маске, как мне казалось, причастен к этим уловкам. Я беспокоилась за него, и одновременно мне чудилось в этом что-то зловещее. Мы с ним ни разу не говорили об этом, но сама легкость, с какой он скрывал улики моих преступлений, порой делала его в моих глазах каким-то жутким чудовищем.

Киндаити повернулся к инспектору Татибана.

— Инспектор, вы понимаете? Она вовсе не пыталась скрыть свои преступления. Два соучастника подчищали за убийцей, стараясь направить следствие по ложному следу. Вот почему так сложен и тем интересен был этот случай.

Инспектор кивнул и, подавшись вперед, к Мацуко, сказал:

— Теперь, госпожа, давайте наконец перейдем к убийству Сизумы. Это, разумеется, дело только ваших рук.

Мацуко кивнула.

— Почему же вы решили убить его? Вы обнаружили, кто он такой?

Мацуко снова кивнула.

— Да, я узнала, кто он. Но позвольте мне прежде рассказать, как я это узнала. Итак, Такэ и Томо больше не было — мы победили. И я стала пилить Киё в маске, я требовала, чтобы он сделал предложение Тамаё. А он почему-то отказывался.

Инспектор Татибана нахмурился.

Интересно, почему? Из слов Киё ясно, что Сизума намеревался занять место Киё и жениться на Тамаё.

В этот момент Киндаити, бешено и с самозабвением чесавший голову, вдруг произнес, ужасно заикаясь:

— С-Сизума с-собирался с-сделать это, но т-только д-до двадцать шестого ноября, к-когда было найдено т-тело Т-томо. — Киндаити, наконец осознав, как звучит его речь, с трудом сглотнул и взял себя в руки. — Но после того, как нашли тело Томо, господин Ояма, настоятель святилища Насу, сообщил нам невероятное — тайну, скрытую в китайском сундучке. Мы узнали, что барышня Тамаё — не внучка благодетеля господина Инугами, а родная внучка господина Инугами. А это означало, что Сизума не может жениться на Тамаё.

— Почему же? — Инспектор никак не мог сообразить, и Киндаити ответил с улыбкой:

— Что тут непонятно, инспектор? Сизума — сын господина Инугами, а барышня Тамаё, как оказалось, — внучка господина Инугами. Он дядя, а она его племянница.

— Вот теперь все понятно! — вскричал инспектор. — Ясное дело, Сизума просто не знал, как ему поступить. — Он вытер свою толстую шею большим носовым платком.

Киндаити выразительно вздохнул.

— Да. Теперь-то ясно, что взрывоопасное открытие господина Оямы стало кульминацией в этом деле. Перед Сизумой стоял выбор. Официально ни Сизума, ни барышня Тамаё не считались родственниками господина Инугами, так что легко могли получить разрешение на брак. Но сам Сизума, зная об их кровном родстве, не мог этого сделать. Судя по словам господина Киё, Сизума не был каким-то особенным злодеем, им владело только желание отомстить, и поэтому ему мешали угрызения совести, свойственные всем людям.

Снова глубоко вздохнув, Киндаити повернулся к Мацуко.

— Кстати, госпожа Мацуко, когда именно вы обнаружили, что он — Сизума?

— Около половины одиннадцатого вечера двенадцатого числа. — Мацуко улыбнулась не без горечи. — В тот вечер мы в очередной раз спорили, спорили о Тамаё. Спор разгорался все сильнее и достиг такого накала, что он наконец не выдержал и сообщил всю правду, почему он не может на ней жениться. Как я теперь понимаю, он решил, что, открыв мне истину, он ничем не рискует — я не смогу ничего сделать, поскольку ему известна моя тайна. Но вы можете себе представить мое потрясение, мою ярость. Комната пошла кругом перед моими глазами. Я продолжала расспрашивать его, выяснять всякие детали, но потом он, очевидно, заметил, какое у меня лицо, вскочил и попытался сбежать. На этом все кончилось. Когда я очнулась, он лежал мертвый, а я сжимала в руке пояс от кимоно, пояс, которым я его удавила.

Кокин вскрикнула и упала на татами.

— Какой ужас, какой ужас! Вы дьявол, вы злой дух из преисподней. Как могли вы совершить такое?

Кокин содрогалась, захлебываясь слезами, но Мацуко и глазом не моргнула.

— Ничуть не жалею, что убила его, — сказала она. — Я знала, что рано или поздно это произойдет, и я сделала только то, что должна была сделать тридцать лет тому назад. Но если поразмыслить, этот мальчик явно родился под несчастливой звездой, не правда ли? А скольких трудов мне стоило вытащить его тело! Господин инспектор, господин Киндаити, ну скажите, разве жизнь — не насмешка? Убивая Такэ и Томо, я ничуть не заботилась о том, чтобы скрыть дела рук моих. Я ведь думала: пусть забирают меня, если им так охота. И всякий раз кто-то хитро покрывал мои преступления. А на этот раз, когда мне вовсе не хотелось, чтобы меня схватили, когда у меня возникло страстное желание еще немного пожить на этом свете — помощи ждать мне было неоткуда.

— Простите, — перебил ее Киндаити. — Почему именно на этот раз вы стремились избежать подозрений?

— Разумеется, из-за Киё. Раз отпечатки рук полностью совпадали, значит, в тот день здесь был настоящий Киё. Сизума признался и в этом. Только я была в такой ярости, что забыла спросить у Сизумы, что сталось с Киё. Мне еще предстояло это выяснить.

— И вы проделали с трупом невероятную операцию.

— Да, чтобы придумать это, мне потребовалось не меньше часа, — все же я не слишком сообразительная женщина. Но, устроив такую шутку, я могла надеяться, что труп примут за труп Киё, а пока все уверены, что это Киё, я, мать Киё, буду вне подозрений — так я думала.

Вот и вышло, что проклятие топора, цитры и хризантемы, которое пытался инсценировать Сизума, исполнилось, завершившись смертью самого Сизумы.

— Все продумав, я отнесла тело в лодочный сарай, погрузила его в лодку и выгребла за ворота канала. Подплыла туда, где было помельче, и сунула его вверх ногами в ил. С вечера лед был еще не слишком крепким, но за ночь стал толще, и получилось совсем смешно.




ПОСЛЕДНЯЯ ГЛАВА


Рассказ Мацуко подошел к концу, никаких тайн, связанных с убийствами в клане Инугами, не осталось, но на сердце ни у кого не полегчало. Напротив, эта мрачная, темная правда отяготила души, как свинец. Сгущающиеся сумерки и мертвая тишина наполнили комнату знобким холодом. Небо, казалось, опять нахмурилось.

— Киё. — Резкий голос Мацуко разорвал тишину, словно крик какой то зловещей птицы в горах. Киё, встрепенувшись, поднял голову. — Почему ты вернулся в Японию под чужим именем? Ты совершил что-то постыдное?

— Матушка! — воскликнул Киё, а потом оглядел сидящих в комнате. — Матушка, я не сделал ничего постыдного в том смысле, какой вы имеете в виду. Знал бы, как изменились люди в нашей стране, ни за что не воспользовался бы чужим именем. Но я не знал. Я думал, что японский народ остался точно таким же, каким был, когда меня провожали на войну, — гордым своими знаменами и уверенным в победе. Я совершил серьезную ошибку на поле битвы. Я как командир принял неверное решение, и вся моя часть погибла. После этого разгрома в живых остались только я и один из моих подчиненных. Мы скитались по глухим районам Бирмы. Сколько раз я думал покончить с собой, покарать себя за свою ошибку! Как же я посмею, думал я, когда-нибудь ступить на землю Японии? В конце концов мой единственный уцелевший товарищ умер, а меня взяли в плен враги. Я назвался чужим именем. Мне казалось, что я позорю имя Инугами, попав в плен. Но… но… когда я вернулся в эту страну, я увидел…

Голос Киё дрогнул, обида стала комком в горле.

Так вот почему Киё вернулся в Японию под чужим именем! Возможно, поступок этот кажется странным, но гордость и чувство долга было присуще японцам до войны, а то, что Киё сохранил в себе эти качества даже после поражения в войне, несомненно, доказывает чистоту его сердца. В то же время, к несчастью, именно эти достоинства помешали ему предотвратить чудовищную трагедию.

— Киё, это правда? Это единственная причина, почему ты воспользовался чужим именем?

— Матушка, клянусь вам, мне нечего стыдиться, кроме этого, — горячо сказал Киё.

Мацуко улыбнулась.

— Тогда душа моя спокойна… Инспектор!

— Да?

— Я полагаю, Киё придется предстать перед судом.

— Боюсь, этого не избежать, — смущенно ответил инспектор Татибана. — Не важно, по какой причине, но факт остается фактом — он был соучастником… по существу, соучастником. Да еще — незаконное владение огнестрельным оружием.

— Что ему грозит?

— Не могу сказать.

— Но ведь не смертная казнь?

— Нет, конечно нет. И потом, я думаю, у него есть серьезные смягчающие обстоятельства.

— Тамаё.

Тамаё вздрогнула, когда Мацуко так неожиданно обратилась к ней.

— Да?

— Ты ведь будешь ждать Киё, да?

Тамаё побледнела, и слезы блеснули в глазах. Но голосом, полным решимости, она четко, без колебаний, ответила:

— Да, я буду ждать. Пусть десять лет, пусть двадцать… если Киё этого захочет.

— Тамаё… — Звякнув наручниками, Киё хлопнул себя по коленям и повесил голову.

В этот момент Киндаити что-то шепнул Фурудатэ, семейному поверенному Инугами. Тот в ответ уверенно кивнул головой и поставил перед собой большой узел, прежде находившийся у него за спиной. Все с удивлением взирали на этот узел, а Фурудатэ развернул его, и оттуда появились три прямоугольные шкатулки из адамова дерева, каждая длиной сантиметров в тридцать. С этими шкатулками в руках Фурудатэ направился к Тамаё медленным торжественным шагом, сел на татами и почтительно поставил их перед нею. Тамаё в изумлении широко раскрыла глаза, губы ее шевельнулись, словно она хотела что-то сказать.

Фурудатэ открыл крышки одну за другой и, достав из шкатулок их содержимое, уложил сверху. Восклицания и шорох, как шелест тростника под ветром, наполнили комнату: то были три реликвии клана Инугами — золотой топор, цитра и хризантема.

— Барышня Тамаё, — сказал Фурудатэ голосом, дрожавшим от волнения, — в соответствии с завещанием покойного Сахэя Инугами, я передаю эти три реликвии вам. Не будете ли вы добры отдать их тому, кого вы выбрали?

Румянец смущения окрасил щеки Тамаё. Ее взгляд нерешительно пробежал по лицам окружающих, но встретившись со взглядом Киндаити, замер — она увидела, как сыщик с сияющим лицом чуть заметно кивнул ей. Тамаё глубоко вздохнула, а потом еле слышно проговорила:

— Киё, пожалуйста, примите это… если вы хотите взять меня в жены.

— Тамаё… Благодарю вас. — Киё потер глаза перевязанной рукой.

Так был назван наследник баснословного состояния и всех предприятий клана Инугами, человек, которому неизбежно предстояло провести в тюрьме сколько-то лет.

Мацуко, с довольным видом наблюдавшая за этой сценой, взяла очередную порцию рваного табака и набила свою трубку с длинным чубуком. Если бы Киндаити был в тот момент повнимательней, он заметил бы, что табак она взяла не из той шкатулки, из которой брала до этого, а из той, откуда чуть раньше достала карманные часы.

— Тамаё, — сказала Мацуко, спокойно куря трубку.

— Да?

— Я хочу просить тебя еще об одной милости.

— Что я могу для вас сделать?

Мацуко наполнила трубку еще одной порцией табака из ящичка.

— Это касается Саёко.

— Да?

Вздрогнув при упоминании имени Саёко, Такэко и Умэко посмотрели на Мацуко, но та по-прежнему сидела, курила, вновь и вновь набивая трубку табаком.

— У Саёко скоро будет ребенок. Поскольку отец — Томо, это будет внук одновременно и Такэко, и Умэко. Тамаё, ты понимаешь, о чем я говорю?

— Да, понимаю. И что?

— Милость, о которой я прошу, такова. Когда этот ребенок вырастет, я хочу, чтобы ей или ему была отдана половина состояния Инугами.

Такэко и Умэко удивленно переглянулись, но Тамаё ответила решительно, без всяких колебаний:

— Госпожа Мацуко… матушка, я хорошо все поняла. Обещаю сделать так, как вы хотите.

— Сделаешь? Спасибо. Киё, ты это тоже запомни. Господин Фурудатэ, вы свидетель. И еще: если ребенок окажется способным мальчиком, пусть он принимает участие в управлении делами клана. Это все, что я могу сделать для Такэко и Умэко, чтобы загладить то… что я…

— Нет! — Киндаити бросился к Мацуко, в панике путаясь в своих хакама. Но трубка с длинным чубуком уже вывалилась из ее руки, и Мацуко упала ничком на татами.

— Нет! Нет! Нет! Это табак. Тот же яд, что убил Вакабаяси. Я прозевал, я не заметил. Доктора… кто-нибудь позовите доктора!

Когда доктор вбежал в комнату, Мацуко Инугами — эта необычайная, эта демоническая женщина, эта необыкновенная убийца, потрясшая своими деяниями всю страну, — лежала замертво, и струйка крови стекала из уголка ее рта. Сумерки были такие холодные, что даже снег замерз на озере Насу.