сколько стоит бланк диплома
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Матрица Manolo" автора Джулия Кеннер

Скачать книгу "Матрица Manolo" бесплатно

Джулия Кеннер

Матрица Manolo





Глава 1
ДЖЕННИФЕР

Дженнифер Крейн. Так меня зовут. Слышали обо мне?
Думаю, что нет. Вот вам самое точное, точнее не бывает, определение главной проблемы моей жизни: я не знаменита. И, судя по всему, фея, отвечающая за славу, не собирается в ближайшем будущем осчастливить меня своими дарами.
Обидно, правда?
А самое обидное то, что я действительно хороша. Природа наградила меня голосом, который мог бы соперничать с голосом Джулии Эндрюс (до того, как ей сделали операцию на горле).
Впрочем, знаете что? Я забираю свои слова обратно, потому что совершенно уверена: сравнивать себя с Джулией Эндрюс – смертный грех, ведь она, по моему мнению, настоящая богиня сцены и экрана. У нее фантастический голос. А вот с Пэтти Люпоун, Джоанной Глисон или Бетти Бакли я могла бы посоревноваться.
В таком случае неизбежно возникает вопрос, почему я зарабатываю на жизнь (такую, какая она есть) в качестве поющей официантки, а не гастролирую на Бродвее.
Очевидно, мне не попалась подходящая роль. Или агент. Или директор. А может быть, продюсер.
Не думаю, что дело во мне. Ни в коей мере.
С другой стороны, я ведь могу и ошибаться. Но я стараюсь об этом не думать. Кто-то однажды сказал, что успех на девяносто восемь процентов зависит от отношения к происходящему, а я самая настоящая оптимистка. (И неважно, что этот «кто-то» – я сама. Это очень разумный подход к жизни, и, честно говоря, себе я доверяю больше, чем кому бы то ни было.)
Все вышесказанное – не более чем фон для оправдания, почему мне в конце концов пришлось спеть знаменитую песню Глории Гейнор «I Will Survive» , хотя я вовсе не голубой парень и даже никогда не пыталась изображать его.
А во всем виноват Брайан.
Он самопровозглашенный тенор с пронзительным голосом, он переспал с таким количеством продюсеров, что мне и не сосчитать, и он – мой самый лучший друг. Мы вместе работали в кафе «Эленз Стардаст» почти два года, пока на прошлой неделе его не наняли заменить актера, который свалился на лестнице в метро и сломал бедро. Без шуток. Помните фильм «Все о Еве» ? Так вот, у Брайана получилось совсем как там, только он даже дублером не был. Он, конечно, некоторое время назад прошел прослушивание, у него неплохо получилось, и продюсер его запомнил. Сломанная нога того актера стала для Брайана настоящей удачей. И этот ублюдок получил пусть и маленькую, но важную роль. Не то чтобы меня переполняла горечь, но как насчет разговоров об удаче?
Итак, шоу называлось «Сон Пака», это мюзикл по мотивам «Сна в летнюю ночь» Шекспира. Много номеров и много спецэффектов. Брайан был занят аж в двух картинах и в одной из них даже летал над сценой. Судя по тому, что он рассказывал, вещь классная, и я изо всех сил старалась ему не завидовать, хотя у меня не очень получалось.
Премьера должна была состояться в театре «Беласко» примерно через неделю, так что из Лос-Анджелеса прилетел кузен Брайана Феликс,– все зовут его Фифи по причинам, в которые я даже не желаю вдаваться,– чтобы отпраздновать это событие. Естественно, Брайан привел Фифи в кафе. И так же естественно принялся морочить мне голову (Брайан, разумеется, а не его кузен).
– Милая,– проговорил Брайан, протиснувшись к стойке с приправами,– похоже, настроение у тебя не слишком радостное. Тебе нужно хорошенько повеселиться после работы. Выпить как следует. Я не принимаю отказа.
– Ты беспокоишься за меня? Или просто не хочешь оставаться наедине с Фифи?
– Согласен, с ним нелегко, но ты же знаешь, как я его люблю. И не пытайся сменить тему.
Я состроила гримасу и заявила:
– Тебе даже заходить сюда больше не следует.
– Я иду туда, где во мне возникает нужда,– ответил он.– Сейчас я нужен здесь. Ты только посмотри на себя! Если ты выйдешь к посетителям с таким лицом, они тут же разбегутся. Кстати, а что ты собираешься петь? Уж не «Memory»  ли?
Я поморщилась, потому что он меня раскусил. Я действительно пребывала в исключительно мрачном расположении духа. Тем утром я ходила на прослушивание для новой постановки «Карусели», бродвейского мюзикла, который я знаю наизусть и очень люблю, но, клянусь вам, с таким же успехом я могла бы стоять на сцене и громко пукать, потому что мои репетиции не принесли мне никакой пользы. Я даже не видела продюсера и режиссера, так сильно мне слепили глаза огни рампы. А потом я услышала кашель и не слишком любезное: «Спасибо. Мы с вами свяжемся». В следующее мгновение помощник режиссера вытолкал меня со сцены.
Да, конечно, так всегда бывает на открытых прослушиваниях, но я все-таки ожидала, что режиссер вдруг вскочит с места, помчится к сцене и тут же предложит мне контракт. А если нет, то, по крайней мере, со мной будут ласковы и нежны. На самом же деле я не получила ничего – ни контракта, ни ласк и нежности.
– Отношение к жизни,– сказал Брайан, напоминая мне о моей собственной философии.– Забыла?
Он показал на зал и ряды кабинок, заполненных людьми, которые ели очень вредную, но потрясающе вкусную еду (за первый месяц работы я набрала десять фунтов, но потом села на суровую диету и до сих пор стараюсь ее придерживаться). Лесли Данцигер, стоя на подиуме между двумя рядами кабинок, с важным видом исполняла свою песенку. Она поднесла микрофон так близко ко рту, как будто хотела его проглотить, ее светлый парик слегка сполз, но она продолжала громко вопить «Girls Just Want to Have Fun» . Лесли явно получала удовольствие от своего выступления. Видимо, ей, в отличие от меня, не пришлось всего несколько часов назад участвовать в дерьмовом прослушивании.
– Я тут кое-что поменял,– заявил Брайан.– Майкл выступает после Лесли. Но вместо него выйдешь ты, моя дорогая.
– И не подумаю.
Я обернулась и увидела Майкла, который мне очень нравится, хотя он и страшный зануда, отчаянно влюбленный в Брайана. Майкл пожал плечами и послал мне воздушный поцелуй. И тогда я поняла, что мне конец. Меня легко переиграли два гея, вбивших себе в голову дурацкую идею.
– Отношение к жизни, милашка. Ты что, не хочешь добиться успеха? Предпочитаешь сидеть и хандрить? Неужели ты допустишь, чтобы депрессия грызла тебя изнутри и наградила язвой или герпесом? Первое – кошмарная штука, а второе тебе не пойдет.
Если честно, мне ужасно хотелось впасть в тоскливое настроение, но я отлично знала, что спорить с Брайаном бесполезно.
– Ладно. Черт с тобой. Что Майкл... что я буду петь?
– «I Will Survive».
– Не получится.
– Милая, поверь мне, все будет отлично. Тебе нужно лишь немного изменить отношение к жизни.
Мне действительно нужно было изменить отношение к жизни, но не в моих правилах делать это, исполняя программные гимны голубых парней. Можете считать меня сумасшедшей, но быстрее всего мое отношение к жизни меняется, когда я хожу по магазинам.
Однако Брайан остался глух к протестам. Он сунул мне в руку микрофон, прижал ладонь к моей спине, подал знак Деймиану (который занимается у нас звуком и всем, что с ним связано) и подтолкнул меня вперед.
Неожиданно глаза всех присутствующих в зале обратились на меня, и мне оставалось только начать петь или же с идиотским видом стоять на сцене и молчать. Поскольку я не люблю выглядеть идиоткой, я запела.
И знаете, что произошло? Мне и впрямь стало лучше. Нет, конечно, не сразу. Сначала я была в ярости. На Брайана.
А потом слова песни проникли в мое сознание. Я стала сильной, такой же, как Глория Гей-нор. Я могла бы все выдержать. И, черт возьми, я знала, что выживу. Пусть меня не захотели взять в «Карусель», но кто-нибудь непременно меня заметит. Я найду агента и стану знаменитой. Все продюсеры от 41-й до 53-й улицы будут мечтать меня заполучить. Через год мое имя замелькает в «Афише», и люди будут выстраиваться в длиннющие очереди, не меньше, чем на «Спамалот» , чтобы меня послушать. (Эй, не мешайте девушке мечтать!)
В общем, я справилась с этой песней. Я уверенно пела, флиртовала с мужчинами, перемигивалась с женщинами и в финале послала воздушный поцелуй Фифи. Когда песня закончилась, я развернулась на каблуках, швырнула микрофон Деймиану и бросилась на шею Брайану. Он принялся меня кружить, и моя широкая юбка взметнулась в воздух, презрев все законы скромности.
– Ну что, лучше?
– Намного,– призналась я, сжала ладонями его щеки и запечатлела поцелуй на губах.– Никто лучше тебя не умеет исправить настроение.
Неважно, что я не прошла прослушивание. Будут и другие. Я ведь от этого не умерла. Завтра утром снова выйдет солнце. Я постараюсь быть счастливой. Больше ничто не сможет меня огорчить. И еще целый букет таких же затертых фраз.
Итак, каков итог? Я все равно стану победительницей.
И ничто – ни плохие агенты, ни продюсеры, начисто лишенные вкуса, ни даже дурно воспитанные клиенты – этого не изменит.

Глава 2
ПТАШКА

– Эй, крошка. У тебя такой вид, словно ты умираешь от жажды. Можно тебя угостить?
Мужчина осторожно придвигается ко мне, и я чувствую запах бурбона, а еще вижу в его глазах вожделение. Я улыбаюсь и начинаю с ним кокетничать – прежние навыки, казалось бы утерянные за долгие годы пребывания в тюрьме, быстро возвращаются. Думаю, это так же, как ездить на велосипеде. Я становлюсь увереннее в себе, когда его взгляд начинает бродить по моему телу, оценивая длинные ноги, голые под коротенькой юбочкой. Поскольку трехдюймовые каблуки новых босоножек от «Джимми Чу» прекрасно подчеркивают форму икр и даже слегка подтягивают попку, я знаю, ему нравится то, что он видит. Он продолжает меня изучать – останавливается взглядом на твердых сосках, которые вырисовываются под мягким шелком маечки от «Джойи». Трусики у меня слегка промокают, и я удивленно ерзаю на своем месте. Много лет назад этот парень с его неприкрытым желанием и грубым подходом к делу вызвал бы у меня скуку.
Реакция моего тела является подтверждением моих желаний. Пять лет без мужчины. Пять долгих лет, в течение которых я мечтала только о свободе и даже не вспоминала про мужские достоинства.
Свобода. Я тянулась за ней, просовывая руки сквозь стальные решетки, но она ускользала от меня, лишь мимолетно коснувшись кончиков пальцев, чтобы показать, что свобода на самом деле существует.
И вот я здесь. Судьба свершилась.
Я подзываю его пальцем, показывая, чтобы сел поближе, и он бросается ко мне, точно взбудораженный щенок. Я тут же прижимаюсь к его губам и, опустив руку, сжимаю член и яйца. Не сильно, но и не слишком нежно. В следующее мгновение я кусаю его за нижнюю губу. Он стонет от боли и удовольствия, и я понимаю, что смогу его заполучить, стоит мне захотеть.
Я хочу. И одновременно не хочу. Как гласит поговорка, в море полно рыбы, но ту, которую я поймаю сегодня, я намерена изжарить.
– Уходи,– говорю я.– Ты не захочешь трахаться с огнем.
Он отодвигается от меня, и я вижу, что желание в его глазах гаснет. Несколько мгновений я жду, потом произношу одними губами:
– Уходи.
Он уходит, поджав хвост и забыв о том, что мгновение назад сгорал от желания. Я вырубила его на этот вечер и чувствую от этого невероятное удовлетворение. Я с ним не переспала, но на сегодня он мой.
Другие члены стада кружат поблизости. Мужчины пялятся на меня, придвигаются поближе, стараются поймать взгляд. Я улыбаюсь каждому. Даже после стольких лет за решеткой я ничего не растеряла. А в одежде, созданной как будто специально для меня, со стаканом в руке и новой стрижкой я выгляжу просто потрясающе. Более того, я не сомневаюсь, что сегодня обязательно затащу кое-кого в постель. Мне только нужно найти мужчину, которого я ищу.
Осмотревшись по сторонам, я замечаю женщин. Они поглядывают на меня, перешептываются, и я вижу в их глазах нечто похожее на зависть. А как же иначе? Естественно, им есть чему завидовать. Я начинаю наблюдать за ними. Одна из них что-то шепчет другой, и та фыркает. Еще одна распрямляет спину, выставляет грудь напоказ и слегка потряхивает ею. Неужели они обсуждают меня? Я не уверена, но интуиция подсказывает, что да, обсуждают. Траханые сучки. Шлюхи.
Интересно, вели бы они себя так же пристойно, если бы знали, кто я такая? Наверное.
За свою профессиональную карьеру я узнала одну вещь: люди глупы. Они верят в то, во что хотят верить, не обращая ни малейшего внимания на вещи, которые не подчиняются законам их воображаемого мирка.
Например, явление вроде меня.
– У вас очень задумчивый вид, леди.
Я поворачиваюсь, смотрю в глаза биржевого маклера, заговорившего со мной, и мне становится любопытно, посещала ли его хоть одна интересная мысль за всю его жизнь. Испытывал ли он когда-нибудь безумное возбуждение и знает ли, что такое напряжение всех чувств?
Какое бывает, например, когда убиваешь.
Глаза у него становятся как две огромные тарелки, и я понимаю, что он сумел прочитать мои мысли. Я холодно улыбаюсь ему, он отворачивается и начинает пробираться сквозь толпу, чтобы оказаться как можно дальше от меня.
Я смотрю ему вслед, воспользовавшись моментом, чтобы изучить посетителей в поисках того, кто мне нужен. Пока его нет, но еще рано, а в справке, которую я получила, говорится, что он появляется позже, после того как заведение покидают мужчины и женщины, ищущие развлечений и партнеров на вечер. Он приходит, чтобы забыть, и мне становится интересно, забыл ли он меня.
Я мимолетно улыбаюсь, потому что на самом деле мы с ним никогда не встречались. Но он знал обо мне много лет назад. Знал, как меня зовут и чем я занималась, знал мою сеть. Хотя он ни разу меня не видел, ему было известно достаточно, чтобы засадить меня за решетку.
За это я его ненавижу. И буду ненавидеть до самой его смерти. Благодаря причудливому повороту судьбы и неизвестному мне покровителю счастливый день наступит даже раньше, чем я рассчитывала.
– Еще стаканчик?
Передо мной останавливается бармен и взглядом показывает на мой пустой бокал из-под мартини.
Я качаю головой:
– Воды.
Мне нужно сохранить ясную голову и способность действовать.
Пока бармен наполняет бокал кристально чистой водой, я кладу на стойку сумку. В ней всего четыре предмета: пистолет, помада, большой шприц и аккуратно сложенная компьютерная распечатка. Именно она меня сейчас интересует.
Из всех этих вещей она единственная имеет для меня значение, потому что в ней содержится ключ к моему возрождению. Всего неделю назад у меня не было никаких перспектив на будущее после освобождения. Никаких планов, кроме решения вернуться к своему занятию в надежде, что власти больше меня не поймают. Однако обстоятельства были явно против меня. Меня уже поймали один раз. Я попала в систему. Я порченый товар.
Это означает, что список моих клиентов заметно сократится. Более того, око закона будет направлено в мою сторону всякий раз, когда кто-нибудь совершит схожее преступление. Серьезная помеха моим возможностям зарабатывать себе на жизнь, и я провела много часов, раздумывая над этой головоломкой.
А потом я получила электронное письмо. Как образцовая заключенная, которую всего несколько дней отделяют от досрочного освобождения, я имела определенные права, включая и доступ в Интернет. Разумеется, определенные сайты для меня оставались закрыты и у меня не было официального электронного адреса, но эти мелкие неудобства ничему не помешали.
К тому времени как открылись ворота и я вышла на свободу в жалких джинсах и майке из дешевого магазина, прижимая к груди сумку с пожитками, со мной уже вступили в контакт, я ответила и изучила правила игры, в которой мне предстояло участвовать.
Игры, которая позволит мне проявить себя. И принесет отличные деньги за то, что я так люблю делать.
Я всхлипываю, неожиданно став жертвой ностальгии. Это будет моя последняя работа. После ее завершения я переберусь в Швейцарию. Не навсегда, разумеется. Но ровно до тех пор, пока не куплю себе симпатичный домик на берегу маленького, удаленного от цивилизации острова. Думаю, у меня будет трое слуг. Повар. Экономка. И сильный парень с блестящей, точно смазанной маслом кожей, чтобы... не терять форму.
Я разглаживаю бумагу и просматриваю информацию, которую и без того знаю наизусть: сведения о других игроках в этой чудесной маленькой игре. Я снова оглядываюсь и вдруг вижу, что он уже здесь. Небритый, лохматый, но с настороженными глазами хищника. Человек, пришедший сюда, чтобы залить спиртным свои печали. Он собирался пропустить пару стаканчиков бурбона, но я намерена предложить ему взамен другое лекарство – горячую женщину.
Прихватив стакан, я медленно сползаю с табуретки и иду через зал, всем своим видом излучая приглашение приятно провести время.
Он видит меня, и глаза у него вспыхивают жаром, рожденным алкоголем и вожделением. Я улыбаюсь, зная, что сделка уже заключена. Сначала мы переспим. А потом, позже, я его убью.
Ведь именно в этом заключается суть игры. Победителю достается все. И я не намерена проигрывать.

Глава 3
ДЖЕННИФЕР

В воскресенье днем я сидела в «Старбаксе»: читала «Таймс», «Пост» и «За кулисами», пила кофе мокко и жевала булочку с черникой. Я довольно высокая, ношу шестой или восьмой размер (в зависимости от фирмы), и у меня относительно узкие бедра и достаточно упругая попка благодаря самоограничению и дисциплине.
Вот мое правило: всю неделю я живу на салатах и фруктах и еще съедаю баночку тунца (разумеется, приготовленного на родниковой воде), чтобы получить немного белков. Пью обычно воду или черный кофе, по утрам – со снятым молоком. Ради кальция, вы же понимаете. Алкоголь меня нисколько не беспокоит (хотя и мог бы), и если я выпиваю с друзьями или на свидании, то потом два дня сижу на диетической коле, рисовых хлебцах и жевательной резинке без сахара – все это быстро приводит меня в прежнее состояние.
При таком положении вещей разве удивительно, что в воскресенье я позволяю себе немного расслабиться? Булочки и кофе. С цельным молоком. Самый настоящий разврат, и этого мне хватает на целую неделю. Моя система нравится мне намного больше, чем диета Аткинса или разные там «Следите за своим весом» и прочие модные сейчас глупости. Мой способ проверен, и благодаря ему я остаюсь стройной с тех самых пор, как закончила школу. Да, согласна, немного скучновато, зато работает. И я не собираюсь отказываться от того, что приносит успех. Впрочем, я немного отклонилась от истины: прежде я носила четвертый размер. Но это было, когда я выкуривала пачку сигарет в день. И хотя джинсы четвертого размера продолжают висеть в дальнем углу шкафа, исключительно из ностальгических соображений, я знаю, что уже никогда не вернусь в те прекрасные времена. Курение, возможно, помогало мне сохранять фигуру, зато плохо сказывалось на голосе. Да еще все эти разговоры про рак...
Короче говоря, булочки в «Старбаксе» – одно из моих преступных удовольствий, и я с нетерпением жду воскресенья и этих двух часов райского наслаждения. (Поскольку я не интересуюсь международными и финансовыми новостями, мне хватает двух часов, чтобы просмотреть газеты.)
В тот день я проснулась как обычно, приняла душ и пришла в «Старбакс» где-то около двенадцати. К двум часам я уже отправилась домой – в свою маленькую однокомнатную квартирку на Манхэттене, откуда можно пешком добраться до работы и в район театров.
Моя новая квартира заметно меньше предыдущей, но нехватка квадратных метров компенсируется свежей краской, отличным ковром и водопроводными кранами, из которых вода льется именно туда, куда нужно. Кроме того, дела с безопасностью здесь обстоят гораздо лучше: входная дверь в вестибюль открывается ключом, а на лестницу ведет другая дверь, тоже с замком. Конечно, это не так шикарно, как собственный швейцар, но все-таки достаточно надежно. После того, что случилось с моей подругой – мы с ней вместе снимали квартиру,– я стала обращать внимание на подобные вещи.
Поэтому я испугалась, когда, ступив на площадку шестого этажа, увидела, что дверь в мою квартиру приоткрыта.
Должна сказать, что я не отношусь к числу идиоток из фильмов ужасов, которые, заслышав какой-нибудь необычный шум в пустом доме, тут же спешат проверить, что там такое, в то время как в зале все принимаются дружно вопить: «Нет! Нет! Не ходи туда! Вернись! У него топор!»
Даже не думая идти вперед, я быстро развернулась и помчалась вниз, в вестибюль, чтобы, продемонстрировав чудеса спокойствия и разумного поведения, набрать номер 911. После того как появятся полицейские, я позволю себе испугаться и устроить истерику, а пока буду играть роль хладнокровной примадонны, спокойной и контролирующей ситуацию.
Я ношу большую дорожную сумку от «Марка Джейкобса» (подарок фирмы) вместо обычной дамской сумочки, потому что постоянно таскаю с собой сценарии, книжки в мягких обложках и туфли без каблука (ходить по Манхэттену очень не просто). Я обожаю мягкую кожу и классическую форму этой сумки, но меня страшно раздражает, что все вещи вечно болтаются на самом дне. И теперь, торопливо спускаясь по лестнице, я рылась в сумке, пытаясь найти свой телефон. Я нащупала его, когда вышла на площадку второго этажа, с ликованием вытащила, открыла и начала набирать номер.
Нажала 9, потом 1, и тут телефон зазвонил. Совершенно потрясенная, я стояла и молча пялилась на него, пока не поняла, что мне кто-то звонит. Не лучший момент, но ничего не попишешь.
Я не слишком хорошо разбираюсь в телефонах и не сообразила, как сбросить вызов, чтобы позвонить наконец в полицию. Поэтому я ответила. Судя по всему, никакой громила в маске и с пистолетом в руке не собирался нападать на меня прямо сейчас. Да и вообще я сомневалась, что полиция обнаружит кого-нибудь в моей квартире. А также что она обнаружит там стереосистему, ноутбук, телевизор и деньги. Хотя постойте-ка. Денег у меня там в любом случае не было...
– Я не могу говорить,– рявкнула я.– Мне нужно позвонить...
– Дженн! Куда ты подевалась, черт подери?
– Мел?
Мелани Прескотт – моя лучшая подруга, до недавнего времени мы жили с ней вместе, и я всегда рада с ней поболтать. Но только не сейчас. Особенно когда она несет какую-то чушь.
Я толкнула дверь и оказалась около почтовых ящиков.
– Послушай. Я тебе перезвоню. Мне кажется, кто-то влез в мою квартиру. Мне нужно...
– Это я в твоей квартире.
Несколько мгновений я стояла не шевелясь, пока ее слова пытались найти дорогу в мое сознание.
– Дженн? Ты меня слышишь?
– В каком смысле ты в моей квартире?
– Это не так уж трудно понять. Я поглядывала на улицу из окна и увидела, как ты идешь. Я как раз готовила для нас «эпплтини», поэтому открыла тебе входную дверь, а сама вернулась на кухню. Но мне приходится пить свой «эпплтини» в одиночестве. И это вынуждает меня вновь задать тот же вопрос: куда ты подевалась, черт подери?
– О!
Я почувствовала себя полной идиоткой и принялась оглядываться по сторонам, чтобы придумать хоть какое-то объяснение. И тут в дверях появился Терренс Андерхилл из квартиры 5В.
– Я... ну, понимаешь, я встретилась с соседом, и мы немного поболтали.
– Симпатичный?
Я внимательно посмотрела на восьмидесятилетнего мистера Андерхилла.
– Очень. Потрясающий. Самое то, чтобы пококетничать в вестибюле.
– Ладно, тогда я тебя прощаю и не стану пить твой «эпплтини». Давай поднимайся скорее.
– Иду.
Я направилась назад к лестнице, чувствуя себя настоящей дурой из-за того, что так испугалась. Впрочем, пока я поднималась на шестой этаж, мое мнение успело полностью измениться. О чем только Мел думала? Это же Нью-Йорк! Возможно, самый спокойный и мирный район Нью-Йорка, но я достаточно часто смотрела «Закон и порядок» и знала, что мы не можем чувствовать себя здесь в безопасности, даже несмотря на то, что времена Джулиани и гангстерских войн прошли.
К тому моменту, когда я вошла в свою квартиру, меня распирало от негодования.
– Какого черта ты оставила дверь открытой? Я уже собиралась звонить в «девять-один-один». Ты что, захотела провести остаток дня с парнями в полицейской форме?
Мел сунула мне в руку стакан. Отлично зная ее, я видела, что она с трудом сдерживает смех.
– Что? – злобно спросила я.
– Мне казалось, что тебя задержали в вестибюле.
– Ну да. Я, э-э...– неубедительно закончила я, понимая, что профессиональной вруньи из меня не получится.– Знаешь, ты сама виновата. Я прихожу домой и вижу, что дверь в мою квартиру открыта. И что, по-твоему, я должна была подумать?
– Извини, что напугала тебя.
– Не нужно было давать тебе ключ. Почему ты не позвонила и не предупредила, что приедешь?
– Хотела устроить сюрприз.
– У тебя получилось,– сухо заявила я.– Сердце у меня до сих пор в пятках.
Это было, конечно, не совсем верно, но я люблю покрасоваться в свете прожекторов. Таково проклятие моей жизни.
Мел кивком показала на мой стакан.
– Выпей. Сразу полегчает.
Я хмуро посмотрела на прозрачную зеленую жидкость в стакане и сделала глоток. Ну ладно, она оказалась права. Мне действительно стало лучше.
– А еще есть?
– Полный кувшин для мартини.
В прежние времена, когда женщины сидели дома и встречали своих мужей у двери с коктейлем (как Саманта в «Зачарованной» , хотя почему Даррин боялся потерять работу, мне понять не дано), мои мама и папа купили потрясающей красоты кувшин из зеленого стекла, специально для мартини. Высокий и изящный, с длинной стеклянной палочкой для размешивания, он сумел пережить не только наши детские игры в гостиной, но и путешествие в Нью-Йорк (правда, он был хорошо упакован в пенопласт и кучу бумаги). Идею взять его с собой подала мне мама. «Ты будешь жить на Манхэттене, дорогая,– сказала она.– Я видела \"Секс в большом городе\". Кувшин тебе совершенно необходим». Моя мама – потрясающая женщина.
Впрочем, все это не важно. Но тот факт, что Мел наполнила кувшин по самое горлышко (в него помещается целых восемь порций), поведал мне, что она настроена серьезно. Я отложила на время все соображения о диете, мысленно дала себе слово, что завтра буду сидеть на воде и аспирине, и осушила свой бокал.
– Итак, что ты здесь делаешь? – спросила я и тут же заволновалась.– Вы с Мэтью не...
– Страйкер замечательный,– заверила меня Мел, имея в виду парня, с которым жила, Мэтью Страйкера.
Мне всегда казалось несколько странным, что она называет его по фамилии, но Мел говорит, что никак не может избавиться от этой привычки. По-моему, она просто плохо старается.
– У нас все замечательно,– добавила она с оттенком самодовольства в голосе.
– Правда?
Я посмотрела на ее левую руку и раскрыла рот, увидев огромный бриллиант, озаривший своим сиянием мою жалкую квартирку.
Мел заметила, что я на него гляжу, и гордо вытянула вперед руку.
– Это Страйкер сам выбирал. Ужасно, правда?
– Сказочно.
Я вдруг сообразила, что стою и пялюсь на нее, словно какая-нибудь деревенщина, поэтому я бросилась ее обнимать, умудрившись в процессе расплескать почти все, что было у нее в бокале. Она засмеялась, мы снова наполнили бокалы, а потом выпили за себя, за Мэтью, за мужчин, за секс и за алкоголь. Именно в таком порядке.
– И как он это проделал?
– Как полагается,– ответила Мел, и ее щеки слегка зарумянились.– Пригласил на обед. Подарил цветы. Опустился на одно колено.
Мел очень хорошенькая, но еще она самая настоящая зануда (имейте в виду, я это говорю любя). Честное слово, у нее вместо мозгов компьютер. И хотя чувство моды у нее развито даже лучше, чем у меня, она всегда подходит к жизни аналитически. Поэтому то, что она покраснела – покраснела! – когда речь зашла о ее парне, не только вывело меня из состояния равновесия, но и привело в восторг.
– Вот здорово! – сказала я с искренним энтузиазмом.– А твоя работа, она тебе по-прежнему нравится?
– Чрезвычайно.
Мел сейчас работает на АНБ – Агентство национальной безопасности (это я объясняю придуркам вроде меня, которые могут подумать, что речь идет о телевизионном канале), но мне неизвестно, что она там для них делает. Знаю лишь, что ее работа как-то связана с шифрами и прочей шпионской ерундой. Очень-очень секретно. Прямо как у Джона Ле Карре. Самое то, что нужно Мел.
Я крепко обняла ее.
– Я тобой горжусь. Ты получила все, что хотела.
– Спасибо.– Неожиданно ее лицо помрачнело.– Правда, иногда я думаю, какую цену мне пришлось заплатить...
Меня передернуло, и я сочувственно кивнула. Дело в том, что Мел, скорее всего, никогда не познакомилась бы с Мэтью и не получила бы эту работу в АНБ, иными словами, продолжала бы вести скучную и неинтересную жизнь, если бы с ней не случилось невероятное. Честно сказать, я до сих пор не могу прийти в себя после того ужаса, который свалился на нее прошлым летом. Я уехала тогда к своей сестре, чтобы помочь ей с новорожденной малюткой, а вернувшись, узнала, что Мел оказалась мишенью какого-то маньяка, решившего ее убить.
Она выжила (ну, это очевидно) и даже выиграла – заполучила Мэтью, а ее банковский счет заметно увеличился в результате всех тех событий. Но цену ей пришлось заплатить сумасшедшую.
– У тебя и правда все в порядке?
Мел кивнула, и я увидела, как по ее лицу скользнула тень, которую тут же прогнала улыбка.
– У меня все отлично. И я приехала не затем, чтобы поговорить о событиях прошлого года или о своей личной жизни. Просто мне захотелось тебя повидать.
– Ты приехала в Нью-Йорк специально, чтобы повидать меня?
– На самом деле я приехала на конференцию, и еще мне нужно встретиться с коллегой.
– Из АНБ?
Мел покачала головой.
– Нет. Это не по работе.
Она отвела от меня взгляд, внезапно проявив необыкновенный интерес к украшенной автографом афише «Продюсеров» , висевшей над диваном.
– ИБП,– произнесла я утвердительно.
ИВП – это сокращенное название популярной компьютерной игры «Играй. Выигрывай. Побеждай», в которую Мел одно время играла в режиме онлайн. А еще эта игра стала средоточием кошмара, вошедшего в жизнь Мел и чуть не прикончившего ее прошлым летом. Поскольку я исключительно заботливая подруга, меня очень сильно волнует, что даже сейчас, через год, Мел так и не может все забыть и успокоиться.
ИВП (настоящая игра, а не тот ужас, в центре которого оказалась Мел) происходит в сложном киберпространстве, и в ней участвуют три игрока: Жертва, Убийца и Защитник. Игроки (одновременно может проходить огромное количество партий) бегают по онлайновой версии Манхэттена, при этом Жертва расшифровывает серию подсказок. Ничего особенного, только вот подсказки составляются индивидуально для каждого игрока на основе подробной анкеты пользователя, которую игрок заполняет перед началом игры. Так что физик-атомщик получит подсказки и шифры, не имеющие ничего общего с теми, что достанутся байкеру. Отличная игра. И не одна я так думаю. По правде говоря, когда появилась ИВП, все остальные онлайновые игры стали казаться скучными и неувлекательными.
Игра построена таким образом, что, когда Жертва разгадывает очередную подсказку, она на шаг приближается к финальному призу. Все вроде бы хорошо, но дело в том, что, пока Жертва решает загадки, на нее охотится Убийца. А задача Защитника состоит в том, чтобы защитить Жертву.
Характер подсказок и шифров привлек внимание к ИВП, но популярной игра стала из-за того, что победитель – Убийца или Жертва – получает денежный приз. Причем такой значительный, что многие люди, которые при обычных обстоятельствах никогда не стали бы играть в онлайновую игру, захотели испытать удачу. Я тоже попробовала сыграть однажды, но меня сразу прикончили. Я тут же бросила это дело и наплевала на приз. Должна признаться, что я не слишком люблю компьютерные развлечения и предпочитаю виртуальным сражениям драму, разворачивающуюся на распродаже обуви. Но даже с моим ограниченным опытом я прекрасно понимаю, почему ИВП так популярна. А ее изобретатель – тип по имени Арчибальд Гримальди – оказался на заоблачных финансовых высотах рядом с Биллом Гейтсом, Дональдом Трампом и прочими финансовыми гуру.
К несчастью для Гримальди, он не может получить удовольствие от своих денег, потому что умер некоторое время назад. Но его изобретение живет. И продолжает оставаться невероятно популярным. Причем настолько, что какой-то псих решил организовать эту игру в реальном мире, и моей лучшей подруге пришлось спасать свою жизнь.
От одной лишь мысли о том, что ей довелось пережить, мне стало так не по себе, что я вскочила на ноги и осушила бокал с мартини. Тут я заметила, что Мел продолжает хранить молчание. Я вступила с собой в спор, стоит ли развивать эту тему. Спор оказался недолгим, потому ЧТО я обычно сразу говорю все, что приходит мне в голову.
– Я права, не так ли? Ты приехала сюда, потому что не оставляешь попыток понять, кто за всем этим стоит.
– Это был съезд любителей онлайновых игр. Вот я и решила, что, возможно...
– ...ты найдешь кого-нибудь еще, кому довелось принять участие в твоей версии игры?
– Поверь мне,– резко сказала Мел,– это была вовсе не моя версия.
Я кивнула, устыдившись того, что мои слова прозвучали так бездушно. Во всем виновато спиртное.
– Ну и как все прошло? – немного поколебавшись, спросила я.
Мел взглянула на меня краем глаза.
– Ты действительно хочешь знать? Неужели она меня раскусила?
– Просто мне кажется, что ты зря тратишь время и деньги. Тебе удалось найти хотя бы еще одного человека, которому пришлось принять участие в реальной версии ИВП? – Я была уверена, что не удалось.– У тебя прекрасная работа. Отличный парень. Мне кажется, пора все забыть. Ты выиграла. Все кончено.
Она посмотрела мне в глаза, и я сразу поняла, что мне не понравится то, что она собирается сказать.
– Нам удалось найти еще одного такого человека. Помнишь, я сказала, что приехала сюда, чтобы встретиться с коллегой? Он помогает нам вот уже три месяца.
– Правда? Вот дерьмо.
– Эндрю Гаррисон,– сказала Мел.– Он живет на верхнем этаже над компанией «Трибека». Хороший парень. Был Защитником.
– А Жертва?
– Погиб.
Я облизнула губы.
– Энди попытался его прикрыть, и пуля угодила ему в живот. Энди повезло. Жертве – нет. Вторая пуля его прикончила.
– Как он тебя нашел?
– Мы разослали специальные программы. А еще отправили информацию в ФБР, но след снова остыл.
– Дерьмо.
Кажется, я начала повторяться, но в голове у меня воцарился туман, и все приличные слова куда-то подевались, а кроме того, «дерьмо» отлично описывает данную ситуацию.
– Значит, он теперь работает с тобой?
– И довольно много делает,– ответила Мел.– Он свободный художник, точнее, программист, так что может без проблем планировать свое расписание. Когда у него образуется свободное время, он приезжает в Вашингтон и живет у меня в доме для гостей.
Мел купила огромный участок в Мэриленде после того, как стала работать на АНБ. Там есть дом, бассейн, домик для гостей и офис. Именно в офисе она решает загадку ИВП.
– И что, много пользы от этого Энди? – спросила я, стараясь, чтобы мой голос прозвучал заинтересованно.
– Думаю, да. Нам еще мало удалось узнать, но у него хорошая голова, и он мастерски владеет компьютером.
– Умник.
– Ну, не в том смысле, в каком ты имеешь в виду. Он прекрасно умеет поддержать разговор, довольно симпатичный и всегда по утрам включает кофеварку.– Мел наклонила голову набок.– Знаешь, думаю, тебе следует с ним познакомиться. Он очень славный и обязательно тебе понравится.
Это был спорный вопрос, но Мел уже писала номер его телефона на обороте своей визитки. Затем протянула ее мне, и я изобразила, что страшно ей благодарна. С тех пор как Мел удалось захомутать Мэтью, она пытается пристроить и меня. Не то чтобы я отказывалась от помощи подобного рода, однако Энди Умник – явно не мой тип.
Я взяла визитку и положила на кофейный столик.
– Мне очень жаль, что кому-то еще пришлось принять участие в этой дурацкой игре, но я рада, что он тебя нашел.
– И я о том же. Если Энди смог меня найти, другие тоже сумеют. Достаточное количество информации из достаточного количества источников – и, возможно, нам удастся прикрыть игру.
Я кивнула, потому что не могла с ней спорить. Да и не хотела, если честно. Мне не нравилось, что моя подруга продолжает жить в этом кошмаре, но я понимала, почему она не может все бросить.
– А конференция оказалась полезной?
– Кто знает! Я посещаю подобные мероприятия, распускаю слухи. Потом мы ждем, что из этого выйдет.– Мел встала и принялась расхаживать по комнате.– Но сейчас моя работа завершена. Конференция закончилась пару часов назад, и я собираюсь улететь домой на последнем самолете. А до тех пор я вся твоя. И поверь мне, я пришла к тебе совсем не для того, чтобы обсуждать игру. У меня другая цель.
– Отлично.– Я сходила на кухню и налила «эпплтини» в наши стаканы.– Так что ты предлагаешь? Напиться и болтать о мужиках?
– Соблазнительно, но мы не будем этого делать.– Она взяла с кофейного столика свою сумочку и покачала ее на одном пальце.– Как насчет того, чтобы напиться и прошвырнуться по магазинам?
Теперь вы понимаете? Вот почему мы с Мел такие близкие подруги. Она знает дорогу к моему сердцу.

Глава 4

>>>http://www.playsurvivewin.com<<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР ДОНЕСЕНИЙ
ОТЧЕТ ИГРОКА:
ОТЧЕТ № А-0001
Представлен: Пташкой
Тема: Корректировка статуса
Отчет:
Первичный объект обнаружен, контакт установлен.
Взаимодействие успешно. Объект не продемонстрировал знания или подозрений, касающихся цели миссии или шагов, предпринятых для ее достижения.
Первая фаза завершена. Микрочип на месте.
Игра проходит по плану.
Встреча с вторичным объектом и запуск второй фазы произойдут безотлагательно.
>>>Конец отчета<<<
Послать отчет Противнику? >>Да<<>>Нет<<

Глава 5
ДЖЕННИФЕР

– Блондинка,– едва слышно прошептала я Брайану.– Та, что около отдела «Сю Уемура».– И быстро добавила: – Нет-нет! Не смотри. Она заметит.
– Если нельзя смотреть, милашка, как же я ее увижу?
Еще никому не удавалось остаться спокойным, когда Брайан разговаривал таким тоном, и Мел, стоявшая рядом с ним, рассмеялась. А я вслед за ней.
– Ну ладно вам, ребята,– сказала я, пытаясь взять себя в руки, и погладила пальцем флакончик с подводкой для глаз, выставленный в отделе «Шанель», делая вид, что ничто другое меня не занимает.– Я серьезно. Мне кажется, та блондинка за мной следит.
Мы были в «Бергдорфе», на самом нижнем этаже, где располагаются отделы под общим названием «Ваша красота», и пытались решить, кто из них предлагает лучший подарок в качестве бонуса за покупку. Разумеется, мы явились сюда во всеоружии: прежде чем выйти из дома, мы с Мел выпили по два мартини каждая, а еще прихватили наши кредитные карты.
С улицы я позвонила Брайану, и он согласился составить нам компанию. Он обожает Мел и не видел ее с тех пор, как она променяла Манхэттен на суматошный Вашингтон. (Это его слова, а не мои.) Но главное, он согласился пойти с нами, потому что Фифи на что-то там разозлился и Брайан посчитал за лучшее убраться из собственной квартиры. Фифи душка, но в небольших дозах, и Брайан скажет это первым.
Он встретил нас у входа в «Живанши» на углу 63-й улицы и Мэдисон-авеню, где Мел купила два платья, пару туфель, юбку и солнечные очки. Я так явно пускала слюни, что Мел сжалилась надо мной и предложила купить мне что-нибудь по моему выбору от какого-нибудь знаменитого кутюрье, но я терпеть не могу благотворительности. Именно по этой причине я живу в Нью-Йорке самостоятельно, не полагаясь на помощь родителей. (Или почти не полагаясь. Я с удовольствием принимаю от них дорогие подарки на Рождество и день рождения.) У моих родителей, конечно, есть деньги, но ценные бумаги моего отца не помогут мне получить главную роль ни в одном мюзикле. Даже если бы он мог выписать чек, чтобы я попала на Бродвей, я бы его не взяла. Я хочу всего добиться сама. И добьюсь. Нужно только время.
Встретившись с Брайаном, мы перешли в «Бергдорф» и сразу отправились в отдел косметики. Я никогда не покупаю косметику без Брайана. Он, конечно, голубой и к тому же много выступает, но у него в одном мизинце больше вкуса, чем у большинства знакомых мне женщин. (Все вы видели дамочек, которые наносят на лицо толстый слой чего-нибудь белого, а потом украшают щеки слоем румян в два дюйма толщиной. Брайан как-то раз составил петицию с требованием штрафовать их за преступление против красоты. Петиция, естественно, не имела успеха, но я с ним абсолютно согласна.)
Мы обсуждали все «за» и «против» разных видов теней, когда я заметила блондинку. Сначала я отнеслась к этому спокойно, но в том, как она за мной наблюдала, было что-то необычное. А когда я встретилась с ней глазами, она не отвернулась. Просто продолжала смотреть на меня.
Мне стало ужасно не по себе, и я уже собралась отправиться куда-нибудь в другое место, как она сама отвела глаза, видимо заинтересовавшись увлажняющими кремами без масла. Блондинка была в бюстье от «Дольче & Габбана» и обтягивающих джинсах фирмы «Дизель», которые выглядели так, словно она купила их пять минут назад. Она обладала изяществом и держалась как настоящая модель, высокая, стройная и безупречная. Но я обратила внимание вовсе не на это (в Нью-Йорке полно девушек из модельного бизнеса, и они часто толпятся в подвале «Бергдорфа»). Нет, меня привлекла татуировка на ее левой лопатке: тропическая птица, ослепительно яркая и переливающаяся всеми цветами радуги, длинные перья хвоста скользят вниз по спине, а голова повернута так, что кажется, будто один глаз постоянно что-то высматривает.
Я пялилась на нее дольше, чем следовало. Что-то в этой женщине меня завораживало. И тут она повернулась и очень медленно мне улыбнулась. А потом, не выпуская меня из виду, стала изучать образцы помады.
Она меня поймала.
Я дернула Брайана за рукав и заработала возмущенный взгляд прежде, чем успела шепотом объяснить, в чем дело. Он в очередной раз – вполне разумно – заявил, что не сможет понять, что происходит, не взглянув на девушку, а потом умудрился встать так, чтобы посмотреть на нее, не привлекая к себе особого внимания.
Целую минуту он наблюдал за тем, как она на меня смотрела, а затем, пожав плечами, повернулся ко мне.
– Да, она за тобой наблюдает. Может, ты ей понравилась.– Он приподнял одну бровь.– А она тебе?
– Нет!
Пару раз я увлекалась девушками, однако по-настоящему мне это никогда не нравилось. Я совершенно не страдаю от предубеждений, когда речь идет о других людях. Но что касается меня, то я предпочитаю обмениваться телесными жидкостями с мужскими особями рода человеческого. Считайте это одной из моих странностей.
– Ты думаешь, дело в этом? – прошептала я.
– Возможно. А что?
Я покачала головой. Каким-то непостижимым образом эта девушка заставляла меня нервничать. Думаю, дело было в ее глазах. Пронзительно-голубых, с напряженным взглядом. Если она вышла на охоту, мне оставалось только посочувствовать всем лесбиянкам в районе. Я сразу поняла, что она из тех, кто не берет пленных.
– Что происходит?
Мел изучала помаду, проверяя ее на тыльной стороне ладони. Она подошла к нам, стирая салфеткой боевую раскраску с руки.
Брайан коротко рассказал ей о моей проблеме, и Мел тут же повернулась взглянуть на странную девушку, которая в этот момент стояла к нам спиной. Спустя несколько мгновений она пожала плечами:
– Не могу ее рассмотреть, но если она тебя раздражает, пошли отсюда.
Мне понравилась ее идея, и я тут же двинулась вперед. Брайан и Мел последовали за мной. Мы обошли зал и направились к эскалатору, ведущему наверх. По дороге мы миновали несколько десятков хрустальных подвесок Сваровски, свисающих с потолка и переливающихся в свете огней магазина. Эти вещицы, яркие, элегантные и великолепные, являются своеобразным символом «Бергдорфа». Предполагается, что они изображают северное сияние или что-то в этом роде, но мне все равно – я прихожу в восторг всякий раз, когда на них смотрю.
Один раз я оглянулась как бы для того, чтобы в последний раз насладиться хрустальным чудом, но на самом деле чтобы посмотреть, не идет ли за нами Девушка-Птица. Не увидев ее, я повела свой отряд на эскалатор, который привез нас прямо к маленькому райскому уголку – витрине с туфлями «Маноло Бланик».
Оглянувшись еще раз, я с радостью обнаружила, что моей новой подружки нигде не видно. Наверное, она осталась несколькими этажами ниже, чтобы испытать какой-нибудь блеск для губ. Я сделала пять шагов вперед и остановилась перед центральной витриной, не в силах отвести от нее завороженного взгляда.
Я помешана на туфлях Маноло с тех самых пор, как мой приятель подарил мне репродукцию одного из его рисунков («его» – это Маноло Бланика, а не моего приятеля). Это был эскиз совершенно ошеломительных туфель, придуманных им для Мадонны. Я повесила рисунок в ванной, рядом с несколькими другими, которые мне удалось перехватить в Интернет-магазине.
Заполучив рисунок, я поняла, что должна иметь и туфли. И вот что я вам скажу: если цель хорошей обуви заключена в том, чтобы женская нога выглядела потрясающе и сексуально, эти туфли решают ее на тысячу процентов. У меня есть три пары, но лишь одна из них куплена новой. (Как-то раз я получила сто долларов чаевых и решила, что это знак свыше. Два дня спустя, опустошив наполовину свой счет, я завладела туфлями.) Две другие пары я тоже нашла в Интернет-магазине, причем по очень выгодной цене. На все три пары было потрачено больше тысячи долларов, но они того стоили, потому что я не просто купила туфли – я приобрела себе новую жизнь. Они лучшее, что когда-либо случалось с моими ногами. Честное слово! В миллион раз прекраснее кикбоксинга или системы упражнений «Pilates». (Я немного преувеличиваю, но мне хочется, чтобы вы поняли, что я имею в виду.) И должна признаться, что, когда я их надеваю, мужские особи обращают на меня самое пристальное внимание. Поверьте мне, это так. Я проверяла.
Поклонницей «Маноло» я стала задолго до того, как им пропели гимн в сериале «Секс в большом городе». Однако за последние восемь месяцев я не купила ни одной пары. У меня туговато с финансами, и я не могу попросить у родителей денег на то, чтобы приобрести себе новую пару обуви. И хотя я люблю каждую пару в своей нынешней коллекции, по правде говоря, они уже вышли из моды. Я никогда в жизни не расстанусь с моими обожаемыми туфлями, которые с такой любовью храню в шкафу, но будет нечестно с моей стороны не признаться, что время от времени я подумываю о том, не использовать ли мне свою кредитную карту. Особенно чтобы заполучить изящные аквамариновые босоножки на невысоком каблучке, с ремешками, украшенными цветами.
– Давай,– прошептал мне на ухо дьявольский голос.– Ты же знаешь, что хочешь их купить.
Я повернулась и наградила соблазнительницу – ее звали Мел – хмурым взглядом.
– Я действительно их хочу. Но в мои планы не входит становиться преступницей, ведь иначе мне за них не заплатить.
К вашему сведению, в «Бергдорфе» скидок на «Маноло» не бывает, а четыреста девяносто пять долларов слишком дорого для меня, как это ни печально. (Конечно, я могла бы мечтать о лодочках из крокодиловой кожи за две с половиной тысячи. По сравнению с ними эти босоножки вообще ничего не стоили!)
– Можешь пару недель поработать в две смены и питаться в ресторане. Заработаешь денег, сэкономишь на еде.
На сей раз мой хмурый взгляд устремился на Брайана.
– Если я буду работать в две смены, у меня не останется времени на прослушивания.
– Верно,– не стал спорить он.– В таком случае не нужно работать в две смены. Используй свою «Визу». Считай, что сделала долгосрочное вложение.
– Вложение – это акции «Эй-ти энд ти» ,– возразила я, цитируя отца.– А ты мерзкий искуситель.
– Если ты действительно их хочешь, давай я тебе подарю,– предложила Мел.
Я облизнула губы, сражаясь с соблазном. Почему бы и нет? Мел начинала так же, как и я, ей тоже приходилось экономить. А теперь она, если захочет, может купить и продать мистера Бланика с потрохами. (Ну ладно, может, и нет. Однако приобрести его склад ей ничего не стоит.) Для нее и в самом деле не проблема подарить мне пару туфель.
Я чуть не сказала «да» – на самом деле сказала,– но никак не могла заставить себя произнести это слово вслух. Я очень хотела эти туфли, гораздо больше, чем платье от «Живанши», которое Мел предлагала купить час назад, но мне не нужна была благотворительность. Вот если бы она подарила их мне на Рождество, я бы не стала жаловаться. А сейчас, в середине марта, сказать «да» было невозможно.
– Я просто смотрю,– проговорила я. Мел и Брайан переглянулись.
– Правда,– заявила я.– Я нашла потрясающую пару в Интернет-магазине. Так что на следующей неделе стану гордой обладательницей новой пары «Маноло». Вот увидите.
Конечно, я наврала, зато сохранила достоинство. Поскольку туфля все еще оставалась у меня в руках, я на прощание погладила ее, с трудом справившись с искушением поцеловать, и поставила на место.
Не успела я отойти от витрины, как услышала голос с легкой хрипотцой:
– Великолепные, верно?
Я повернулась и подпрыгнула от неожиданности, когда оказалась лицом к лицу с Девушкой-Птицей, которая, очевидно, тоже ушла из отдела косметики, решив взглянуть на обувь. На таком близком расстоянии она производила еще большее впечатление, и я почувствовала себя настоящей оборванкой, хотя под влиянием выпитого постаралась одеться как можно изысканнее. Но с фактами не поспоришь: у меня были тряпки, а у нее класс.
– Хм,– пробормотала я, демонстрируя свой острый ум.– Действительно прекрасная обувь.
Моя новая знакомая поманила пальцем продавщицу, которая тут же бросилась на зов.
– Я возьму вот эти,– сказала она.– Девятый размер.
Никаких «если подойдут». Ни малейших колебаний. Просто: «Я возьму вот эти».
Клянусь вам, я ее возненавидела. И еще больше, когда она мне улыбнулась. Ледяной улыбкой, от которой внутри у меня все похолодело. В ней было гораздо больше злорадства, чем в высокомерных улыбках сказочно богатых людей, рядом с которыми я иногда оказываюсь.
Я тут же отвернулась, рассердившись на себя за то, что позавидовала ее внешности и деньгам, и утешая себя тем, что, по крайней мере, нога у меня меньше. И хотя мне удалось немного умаслить свое эго, в голове у меня вспыхивало неоном одно слово: «сука».

Глава 6
ПТАШКА

Еще несколько минут я наблюдаю за девушкой, хотя в этом нет необходимости. Я уже знаю все, что мне нужно. Она слаба, не прошла необходимой подготовки и, вне всякого сомнения, не в состоянии справиться с задачей.
И что самое главное, мне она даже в подметки не годится.
Дженнифер уже мертва, но она еще этого не знает.
Продавщица возвращается в тот момент, когда меня посещает эта радостная мысль, и я плачу за туфли наличными, не обращая ни малейшего внимания на удивление, появившееся в ее глазах. В мире кредита и дебета наличные деньги вышли из моды. Впрочем, кое-кто пользуется только ими. Они – валюта тех, кто прячется. А я всю свою жизнь прожила в теплом уюте теней.
Продавщица кладет коробку с туфлями в фирменную сумку, и я забираю ее, позволив себе насладиться чисто женской радостью от покупки обуви. Должна признаться, что меня переполняет возбуждение. Много лет я не покупала ничего, что не подразумевало бы бартера сигаретами или сексом. Я открываю коробку и с наслаждением вдыхаю аромат новых туфель. Затем, не колеблясь ни минуты, надеваю их, и оказывается, что они... да, подходят просто идеально.
Я отступаю на шаг назад и делаю пируэт перед ближайшим зеркалом.
Великолепно.
Я свободна, меня недавно трахнули, и я вышла на охоту.
Чего еще может желать девушка?
Вопрос чисто риторический, и я над ним не задумываюсь. Мода – это здорово, но пора заняться делом.
Я смотрю на часы и вижу, что уже почти четыре. Приближается крайний срок.
Я вытягиваю руку, чтобы взглянуть на кольцо, то самое, что получила сегодня утром. Оставив своего ночного приятеля храпеть в пьяном забытьи, я двинулась по направлению к почтовому абонементному ящику, указанному в послании. Кольцо лежало внутри, в толстом конверте, на котором стояло мое имя. Совершенно непримечательное кольцо – широкое, с дешевыми камнями. Я бы даже сказала, жалкое. Однако я его надела, как требовалось в инструкции. Теперь, продолжая следовать инструкции, я поворачиваю руку ладонью вверх и провожу ногтем большого пальца вдоль ободка кольца, пока не нахожу крошечное углубление. Я действую ногтем точно так же, как действовала бы отверткой, доставая батарейку из часов.
После небольшого усилия металлическая крышечка отскакивает, и я вижу дюжину малюсеньких иголочек. Я держу ладонь раскрытой, достаточно близко к телу, чтобы случайно не задеть кого-нибудь постороннего, но достаточно далеко, чтобы не поцарапать себя. Я не знаю, чем смазаны иглы, но мне известно, что, если не ввести противоядие в течение определенного времени, яд окажется смертельным.
Затем я останавливаюсь около витрины «Джимми Чу» и оглядываю весь этаж в поисках своей Жертвы. Вон она.
Меня переполняет возбуждение, какого я не испытывала целых пять лет. И я направляюсь к своей Жертве с бесстрастностью, рожденной годами практики.

Глава 7
ДЖЕННИФЕР

– Ты уверена, что не можешь переночевать? – спросила я у Мел, когда мы с трудом втиснулись в набитый людьми лифт.– Полетела бы первым утренним рейсом.
Двери уже начали закрываться, но тут снаружи кто-то внезапно просунул в щель сумку. Мой взгляд проследовал от сумки к руке, в которой она была зажата, а затем к женщине, и я тихо ахнула, когда поняла, что сумку держит Девушка-Птица. Она высокопарно извинилась перед пассажирами лифта, вдавилась внутрь и проскользнула мимо худой женщины со строгим лицом в дальний угол кабины. Другие пассажиры зашевелились, чтобы ее пропустить, а я ухватилась рукой за плечо Брайана, стараясь удержать равновесие. Он посмотрел на меня, и я прочитала в его глазах то же самое, что подумала сама: неужели нельзя подождать следующего лифта?
Мел бесстрастно наблюдала за происходящим, а когда лифт сдвинулся с места, вернулась к прерванному разговору.
– К сожалению, не могу. У меня в семь утра встреча. Если я не улечу сегодня, мне несдобровать.
Я собралась было предпринять новую попытку уговорить ее задержаться, но Мел так предана своей работе, что это похоже на манию. А еще я знала, что она хочет вернуться к Мэтью.
– Ладно. По крайней мере, нам удалось провести вместе несколько часов.
Мы продолжали болтать о пустяках, когда лифт остановился и все двинулись к выходу. Я почувствовала, как меня подталкивают сзади, и с трудом сдержалась, чтобы не выругаться и не сказать им, чтобы спокойно дожидались своей очереди. И тут неожиданно меня с силой пихнули вперед. Я упала на Брайана, потом ощутила, как кто-то схватил меня за руку, помогая выпрямиться. Я взглянула на руку, держащую меня, и поморщилась, когда безвкусное кольцо оцарапало мне кожу. Рука принадлежала Девушке-Птице, которая стояла рядом и смотрела на меня.
– Извините! – сказала она.– Я потеряла равновесие.
– Ничего,– ответила я и вслед за Брайаном и Мел вышла из лифта.– Я в порядке.
– Вы уверены?
Она тоже вышла и принялась оглядывать меня с головы до ног, словно нанесла мне смертельную рану.
Я широко улыбнулась, мечтая как можно скорее от нее избавиться. Она была, конечно, красавицей с великолепным вкусом, но рядом с ней мне становилось не по себе.
– А все проклятые туфли виноваты,– заявила она.– Каблук зацепился за что-то.
Я машинально посмотрела ей на ноги. Она не только надела мои туфли, но еще и поносила их грязными словами. Эй! Если не умеешь ходить в таких босоножках, то нечего их покупать!
И тут она сделала вещь, которая окончательно вывела меня из состояния равновесия. Она наклонилась, скинула туфли и швырнула их в ближайшую урну. У меня от изумления отвисла челюсть как раз в тот момент, когда они с громким стуком упали на дно.
Я с трудом сглотнула, отчаянно борясь с желанием броситься на выручку замечательным туфлям. И мне удалось совладать с собой. Конечно, я обожаю «Маноло», но не смогла бы заставить себя сунуть руку в мусор и искать их там. В особенности с учетом того, что у меня не девятый размер.
Я смотрела вслед девушке, которая босиком шагала по магазину. Птица у нее на спине раскачивалась в такт движениям.
– Ну и стерва! – прошептал Брайан. Думаю, никто не смог бы выразиться лучше.

Глава 8
ДЖЕННИФЕР

Иногда звезды располагаются на небе в твою пользу. Но лишь иногда. После того как я рассталась с Мел и Брайаном, мне улыбнулась удача.
Нет, меня не пригласили в «Карусель».
Нет, я не выиграла в лотерею. Я даже не получила талон на распродажу в «Блуми».
Но мне удалось найти пару «Маноло» в Интернет-магазине. Настоящая звездная удача. Они стоили меньше ста долларов.
(Получай, Птица-стерва!)
А случилось это так: я вернулась домой, все еще переполненная переживаниями по поводу «Маноло». Я даже слегка ругала себя за то, что не достала ту пару, выброшенную Птицей в урну. Поэтому я подключилась к сайту аукционов, набрала «Маноло», нашла раздел, где предлагали обувь, и отыскала предложения, срок действия которых заканчивался в ближайшее время.
И вот они, мои миленькие! В самой середине списка. Даже картинка имелась, только немного нечеткая. Те самые туфли. Правда, светло-зеленые и немного поношенные, но все равно «Маноло». Я пару минут верещала от восторга, не в силах отвести глаза от экрана, а потом сообразила, что если я хочу получить эти туфли, которые были оценены вполне разумно, то должна предложить свою цену. Что я и сделала. И – да-да-да! – моя цена оказалась самой высокой.
Разве жизнь не хороша?
Я два раза проверила компьютер, прежде чем лечь спать (никто не перебил мою заявку), и еще раз после того, как проснулась (кто-то сделал свое предложение, но цена дошла всего до ста двадцати восьми долларов, и я по-прежнему лидировала).
Мне удалось заставить себя забыть о туфлях, выйти в широкий мир, вести себя прилично и даже принести кое-какую пользу. Иными словами, я пропела все, что полагалось в моей смене, а затем встретилась с Брайаном в «Старбаксе», где терпеливо слушала, как он без умолку трещит о приближающемся дебюте.
– У тебя снова такое лицо,– сказал Брайан, прервав на полуслове свои разглагольствования.
Я старательно прогнала с лица все следы чувств.
– Какое лицо?
– То самое, которое означает, что ты ничего здесь не добьешься, никогда не получишь то, что хочешь, и с таким же успехом могла бы вернуться в Калифорнию, чтобы выдавать посетителям корзинки в «Уолмарте». Лично я считаю, что тебе следует работать в отделе «Клиник» в «Блумингдейле», но, когда у тебя такое лицо, ты не слышишь доводов рассудка.
– Ты задница,– сказала я.– Я не делаю лицо и не жалею себя.
Ну, по крайней мере, не очень.
– Вот, держи,– сказал Брайан и сунул мне в руку визитку.– Николаи набирает новых студентов.
– Брайан...– Не сомневаюсь, что он услышал в моем голосе раздражение, ведь я и не пыталась его скрыть.– Я же тебе говорила. Я брала уроки пения всю свою жизнь. У меня прекрасная подготовка.
– В таком случае почему ты до сих пор не получила прекрасную работу? – Он поднял вверх руку.– И не нужно так на меня смотреть. Пришло мое время высказать тебе то, что я думаю. Ты очень хороша, Дженн, но ты можешь стать лучше.
– Я репетирую, тренируюсь.– Мне и самой было ясно, что это прозвучало неубедительно.– И когда, по-твоему, я буду посещать занятия? Если я не работаю, то хожу на прослушивания.
– Или болтаешься по магазинам...
– Ах ты, мерзавец!
– Я серьезно, подружка. Ты обладаешь голосом, от которого мне хочется плакать, как в детстве, но тебе нужно учиться, понимаешь? Сколько ты уже здесь? Два или три года?
– Около того,– признала я.
– Так вот, у меня есть для тебя новость. Никто не свалится с неба и не откроет твой талант. Ты должна сама позаботиться о том, чтобы тебе улыбнулась удача. Пошевели наконец задницей.
– Я хожу на прослушивания!
Брайан откинулся на спинку стула и допил свой кофе, приправленный карамелью.
– Мне твои отговорки не интересны. Я хочу увидеть твое имя в «Афише».
– Я тоже,– сказала я, потому что это было правдой.
А потом, поскольку разговор подобрался слишком близко к действительному положению моих дел, я перевела его на тему, которая должна была понравиться Брайану,– на него самого.
Моя хитрость удалась, и весь следующий час мы обсуждали членов труппы «Сон Пака» и фантазировали насчет того, где Брайан может оказаться через пять лет. Он мечтал о «Тони» , и я не сомневалась, что его мечты сбудутся. Разумеется, это не меняло того факта, что я хотела бы получить «Тони» первой. Мне сразу вспомнилось недавнее высказывание Брайана о том, что я недостаточно работаю для достижения успеха. Чтобы не начинать снова этот спор, я быстренько чмокнула Брайана на прощание и ушла.
Я устала, и мне очень хотелось взять такси, однако от «Старбакса» до моего дома всего десять кварталов, и трудно было бы оправдать подобную расточительность. К счастью, я была в своих очень удобных (и очень уродливых) туфлях, в которых работаю. Уродливых, но удобных. Безусловно, это не мой девиз. Но, как говорится, гордость до добра не доведет, а вот до больных ног – наверняка.
Эта мысль вернула меня к Интернет-магазину и «Маноло».
Я быстро открыла один за другим дверные замки, предназначенные для того, чтобы я чувствовала себя в полной безопасности в собственной квартире, а плохие парни не могли войти внутрь, бросила сумку на пол и помчалась к столу, на котором стоял компьютер. Он оставался включенным, так что нужно было только нажать на кнопку, чтобы загорелся монитор, и... Да! Я по-прежнему лидер! (Точнее, лидерша.)
Я покружилась по комнате, потом проверила свою почту (сплошная ерунда) и снова принялась скакать по квартире. Мой танец постепенно превратился в стриптиз: я начала сбрасывать с себя одежду, еще не успев дойти до ванной. Встав под горячую воду, я намылилась с ног до головы, с удовольствием вдыхая ароматы «Аведы» и «Дав», которые смыли едкий запах гамбургеров и картошки фри.
Через полчаса, истратив полбутылки шампуня, я надела свои любимые джинсы и вылинявшую черную футболку и села перед компьютером в ожидании тихого вечера. Подобрав под себя ноги, я начала считать минуты до того счастливого момента, когда стану обладательницей «Маноло».
Пять секунд... три... а потом... ДА! «МАНОЛО» МОИ, МОИ И ТОЛЬКО МОИ!!!!!
Компьютер пискнул, и внизу экрана появился маленький конвертик, сообщающий, что я получила новое письмо. Я сразу навела на него стрелку курсора, уверенная, что Интернет-магазин прислал мне чек, но обнаружила письмо от кого-то мне неизвестного. Мне стало любопытно, я его открыла... и тут же пожалела, что сделала это. Внутри у меня все сжалось, и я даже не сразу поняла, что поднесла руку к губам и перестала дышать. Подобного сообщения я еще ни разу в жизни не видела, но слышала о нем. Мел рассказала мне про те письма, и я хотела лишь одного – никогда их не получать.
Однако, судя по всему, мои желания никого не волновали.

ОТ КОГО: Центр сообщений@playsurvivewin.com
КОМУ: Дженн_Крейн@Вrоаdwауjеnn.com
ТЕМА: Сообщение
СООБЩЕНИЕ:
Вам поступило ОДНО сообщение, которое находится в вашем почтовом ящике в Центре сообщений ИВП. Нажмите >>>здесь<<<, чтобы войти в Центр сообщений, и немедленно извлеките ваше сообщение.

Я не хотела делать это, милостивый боже, совсем не хотела... Но я это сделала. Потому что должна была знать. И я нажала на кнопку. А когда увидела сообщение, заполнившее мой экран, меня чуть не вырвало.

>>http://www.playsurvivewin.com<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ПОЖАЛУЙСТА, ВВЕДИТЕ ЛОГИН
ИМЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ: BroadwayBaby
ПАРОЛЬ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ: ********
...пожалуйста, ждите
...пожалуйста, ждите
...пожалуйста, ждите
>>>Пароль принят<<<
>>>Читайте новые сообщения<<<
>>>Создайте новое сообщение<<<
...пожалуйста, ждите
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР СООБЩЕНИЙ

На ваше имя пришло одно новое сообщение.
Новое сообщение:
Кому: BroadwayBaby
От кого: Идентификация заблокирована
Тема: Фонды
Авансовый платеж зачислен на ваш счет.
Сумма: $20 ООО.
Имя клиента: Девлин Брейди.
По успешному завершению миссии защиты будет перечислен дополнительный платеж.
Новое правило: вовлечение полиции или других представителей власти категорически запрещено.
Удачи.
>>>Анкета игрока прилагается: DB_profile.doc<<<

Я два раза прочитала сообщение, умудрившись удержать все съеденное в желудке. Не знаю, как мне это удалось. Меня отчаянно тошнило. Хотелось забраться под одеяло и уснуть. Хотелось завыть. Эта игра – смертельный приговор. Ведь только вчера Мел рассказала мне про Защитника, который получил пулю в живот. А другой парень умер.
Проклятье! Мел и Мэтью чуть не погибли, пытаясь победить в игре, в которой вовсе не хотели участвовать. Они остались в живых, но нет никакой гарантии, что мне тоже повезет.
Некоторое время я думала о том, как сильно я не хочу играть и с каким удовольствием вместо этого спряталась бы под одеялом.
Но я не стала этого делать. Я потянулась к телефонной трубке, радуясь существованию быстрого набора, потому что рука у меня дрожала. За много миль от меня, в Вашингтоне, округ Колумбия, зазвонил телефон Мел. Мне необходимо было с ней поговорить. Боже праведный, в этом мире не было никого другого, с кем я так хотела бы поговорить!
И на сей раз, можете не сомневаться, не о туфлях.

Глава 9
ДЖЕННИФЕР

Никакого ответа.
Я смотрела на телефон, не вполне осознавая, что Мел не отвечает, а когда ее телефон переключился на голосовые сообщения, я оставила ей отчаянное сообщение с просьбой позвонить мне. После этого я обшарила весь стол в поисках записной книжки. В память телефона у меня был внесен только номер ее мобильника. Может быть, у нее аккумулятор разрядился. Но если я позвоню ей домой, она наверняка...
Я нашла записную книжку, схватила ее и принялась лихорадочно перелистывать страницы. Обнаружив номер Мел, я сразу же его набрала и стала ждать, выстукивая пальцами дробь на поверхности стола. Через некоторое время включился автоответчик, и я начала все сначала: «Мел? Ты дома? Мел, возьми трубку!» Никакого результата. Я вздохнула и добавила: «Позвони мне, как только вернешься. Это срочно. Речь идет про эту чертову игру! Мел! Я про ИБП. Позвони, мне нужна твоя помощь!»
Я положила трубку и встала перед компьютером, выставив вперед подбородок и сжав руки в кулаки, словно боялась, что он на меня нападет. А в следующее мгновение я поняла, что действительно боюсь этого.
Тогда я сделала три глубоких вдоха и заставила себя расслабиться, представив, что нахожусь за кулисами и пытаюсь успокоиться и войти в роль перед выходом на сцену.
Так. Хорошо. Отлично.
Спокойствие.
Вот она я, главная героиня, на которой держится вся постановка. Спокойная и собранная, и никакой истерики.
Еще три вдоха, и мне удалось взять себя в руки. Взглянув на дверь, я увидела, что заперла ее, как делала всегда. Хорошо. Сердце продолжало бешено колотиться в груди, но я уверенно играла свою роль, внимательно оглядывая квартиру, чтобы убедиться в том, что я здесь одна. Так оно и было. Окно тоже оказалось закрыто. По крайней мере в данный момент я находилась в безопасности.
Я снова села на стул перед компьютером. На экране, словно насмехаясь надо мной, светилось сообщение от ИВП, и неожиданно моя маленькая победа, позволившая получить «Маноло», показалась мне пирровой.
Проклятье.
Проклятье. Проклятье. Проклятье.
Будь они все прокляты!
Я не представляла, что делать дальше. Даже ведущей актрисе, спокойной и собранной, нужен хоть какой-то сценарий. Я не знала, следует ли мне прийти в ужас (я была в ужасе), начать действовать (как?) или спрятаться под кровать (очень соблазнительно). Зато я прекрасно понимала, что это сообщение дает сигнал к началу смертельной игры. И каким-то непостижимым образом, по непонятной мне причине я оказалась в самом ее центре.
Если только это не шутка!
Такая возможность мне даже понравилась, и я принялась прокручивать ее в голове. Предположим, Мел рассердилась, что я не поддерживаю ее попыток узнать, кто стоит за тем ужасом, который ей пришлось пережить в прошлом году. Она отправила это сообщение, чтобы дать мне почувствовать на собственной шкуре, каково ей было тогда. Вот почему она не ответила на мой звонок. А когда наконец ответит, я уже успею обделаться от страха и мне придется признать, что теперь я ее понимаю.
Отличный сценарий, но я знала, что это всего лишь мои фантазии. Поскольку Мел до сих пор не отвечала, у меня имелся только один способ проверить, что происходит. Я сняла телефонную трубку и набрала номер автомата в своем банке. Если денег нет, все отлично. Значит, кто-то решил надо мной подшутить.
Я ждала, нервно постукивая пальцами по столу, пока женский голос проговаривал вводные фразы, затем набрала номер своего счета и цифру 1, чтобы узнать его состояние: 20 тысяч 157 долларов 43 цента.
По моим расчетам, там должно было находиться сто пятьдесят семь долларов. Лишние двадцать тысяч означали, что у меня большие неприятности. Даже Мел не стала бы переводить такую сумму, чтобы посмеяться надо мной. Значит, все это не шутка. Я снова схватила мобильный телефон и набрала 911.
– Оператор службы «девять-один-один». Что у вас случилось?
Я уставилась на телефон, думая о полученном сообщении. «Категорически запрещено» – так было в нем написано. А еще я вспомнила, как Мел говорила, что они с Мэтью не звонили в полицию с просьбой о помощи до тех пор, пока все не закончилось. «Нарушение правил,– сказала тогда Мел,– это очень, очень, очень плохо».
– Пожалуйста, скажите, что у вас случилось.
– Я... извините, я нечаянно нажала кнопку быстрого набора. У меня все в порядке. Все хорошо.
– Мисс? Где вы находитесь?
– У меня действительно все в полном порядке. Извините. До свидания.
Я быстро захлопнула крышку телефона и в страхе огляделась по сторонам, почти ожидая, что с крыши вот-вот спустятся на веревках убийцы с автоматами и прикончат меня на месте. Попытка обратиться к властям – это нарушение правил. Я не очень отчетливо помнила, какие могут быть последствия, но опасалась, что сильно навредила себе.
В том, чтобы убедить себя не звать на помощь полицию, было что-то извращенное, но я сказала себе, что поступила правильно. Кто-то только что втянул меня в смертельную игру. И я пока знаю недостаточно, чтобы рискнуть и нарушить их указания.
Мел сумела выжить, но она умная. Мел гениальна, и это подтверждено сертификатом «Менсы» .
А я даже прослушивание пройти не могу.
Мама всегда говорила мне, что шансы пробиться на Бродвее очень невелики. Но сейчас я была бы счастлива получить даже такие шансы. Потому что где-то в глубине души у меня возникло ужасное ощущение, что в этой игре вероятность остаться в живых еще меньше. Кроме того, мне очень захотелось позвонить маме. Но я не стала. Что я могу ей сказать? Она тут же позвонит в полицию, и все.
Не имея никакого плана, не надеясь на помощь полиции, с бушующим в крови адреналином я вскочила на ноги, села, опять вскочила и опять села. В голове у меня вертелась мысль, что во всем этом есть что-то уже знакомое мне, но я не могла сообразить, что именно.
В полном расстройстве я схватила телефон и снова набрала номер Мел. Меня почти не удивило, что она не ответила.
Ладно. Отлично. Видимо, придется рассчитывать только на себя. Ну что же, я справлюсь. Может, я не гений, но и не полная дура. Я снова села, посмотрела на экран и попыталась придумать, что делать дальше.
Прежде всего, что мне известно?
Из сообщения следует, что хотя меня и втянули в эту гнусную игру, но опасность угрожает не мне. По крайней мере не напрямую. Потому что я не Жертва. Мне поручили роль Защитника. (И это, если честно, заставило меня слегка пожалеть мистера Девлина Брейди. Я, конечно, многое умею и способна выполнять самую разную работу, от официантки до консультанта по косметике. Однако телохранитель в данный список не входит.)
Внезапно я вспомнила, что именно показалось мне знакомым: Девлин Брейди.
Девлин Брейди был тем агентом ФБР, который расследовал дело Мел.
И предполагается, что я должна защищать его?
Глупость какая-то! Как, черт подери, я смогу защитить агента ФБР?
Но тут я сообразила, что смотрю на ситуацию под неправильным углом. Может быть, это как раз хорошо. У этого человека есть пистолет и значок, так ведь? Если он не сумеет приглядеть за собственной спиной – а заодно и за моей,– тогда кто сумеет?

Глава 10
ДЕВЛИН

Если бы не трусики, Девлин ничего и не вспомнил бы.
Он разлил это чертово пиво, наклонился, чтобы вытереть пол, и тут его рука наткнулась на шелковую вещицу под диваном. Он вытащил ее двумя пальцами, и мерцающий свет телевизионного экрана озарил бледно-розовые трусики. Сразу же нахлынули воспоминания, окрашенные презрением к себе.
Господи, какой же он дурак. Когда это произошло? Вчера? Или позавчера? Он не знал; все было словно в тумане. Девлин помнил только, как подцепил девушку. Как трахал ее. А потом забыл. И все это лишь для того, чтобы не думать о своих проклятых проблемах.
Ничего не вышло.
Он сидел на диване с трусиками в руках, чувствуя растерянность и отвращение.
И, как всегда в последнее время, одиночество.
Девлин скомкал трусики и засунул под диванную подушку – пусть сгниют там вместе с его старой футболкой. Он еще долго сидел в темноте, пытаясь обо всем забыть. Не получалось.
Все шторы в квартире были задернуты, плотные шторы, созданные специально для людей, которым приходится работать по ночам, а спать днем. Девлину было все равно. Когда несколько недель назад он задергивал их, ему хотелось только одного – темноты. Он мечтал забыть. Забыть о напарнике, убитом и похороненном. Забыть о расследовании, которое уже не сможет ни оправдать его, ни приговорить.
Забыть обо всем, будь оно неладно.
Но с каждым часом это становилось все труднее и труднее.
Неужели он действительно подцепил девушку только для того, чтобы избавиться от своих мыслей? От отвратительной грязи, в которую превратилась его жизнь?
Он сидел как слизняк, жалкий и никчемный, а по экрану телевизора бежали бессмысленные цветные пятна. Показывали «Остров Гиллигана». А может, «Зачарованных». Он не позаботился поднять глаза и проверить, и даже сейчас, когда телевизор находился прямо перед ним, Девлин не смотрел на экран. Это всего лишь телевизор. Ему плевать на телевизор. Ему теперь на все плевать.
Девлин встал, с гримасой отвращения пнул ногой разбросанные по полу коробки из-под еды и неуверенной походкой направился на кухню. Включил воду в раковине. Наклонился, разглядывая индийскую еду в дешевых пластиковых тарелках, стаканы с недопитым разбавленным виски, огрызки яблок, куски засохшей пиццы и другие неопознанные объедки. Иными словами, омерзительная грязь и беспорядок. Тем не менее эта мешанина принесла ему некоторое удовлетворение. Значит, он пока еще не окончательно спятил. По крайней мере, он не забывает поесть.
Интересно, угостил ли он девушку обедом? Вряд ли. Девлин сомневался, что ему могли прийти в голову подобные рыцарственные мысли.
Он опустил руки под струю воды, потом плеснул водой в лицо. Шея болела, и он провел мокрой рукой по затылку, пытаясь хоть немного расслабить мышцы.
В дверь трижды резко постучали. Рука Девлина автоматически метнулась к бедру, однако пистолета там больше не было. Проклятье!
Стук повторился. Какого дьявола им нужно? Наверное, кто-то из соседей. Никому чужому не пройти мимо Эвана. Консьерж не зря получал роскошные чаевые – никакая шлюха не могла бы похвастаться такими заработками даже под Рождество. Если Эван не захочет пускать кого-то в дом, значит, тот человек не войдет. Вот и все дела.
Снова раздался стук. Поначалу Девлин решил проигнорировать его, но на самом деле он остро нуждался в отвлечении внимания. Либо он откроет дверь прямо сейчас, либо в полночь опять спустится в бар и попытается подцепить другую женщину, которая поможет ему обо всем забыть.
Он молча вышел в коридор, стараясь не наступить на скрипучую половицу. Остановившись возле двери, немного подумал, стоит ли отзываться, и наконец спросил:
– Кто там?
– О, агент Брейди! Слава богу! Я слышала, как работает телевизор, и, когда вы не открыли дверь, подумала... ну, скажем так, я встревожилась.
Девлин потер переносицу и спросил себя: а не вернуться ли на диван? Однако Аннабель снова постучала.
– Агент Брейди! Откройте дверь на минуточку. Я хочу на вас взглянуть.
Телевизор можно выключить, но с соседкой он так поступить не мог, поэтому пришлось отпереть дверь. Девлин прислонился к дверному косяку и с высоты своего роста посмотрел в выцветшие серые глаза Аннабель Карсон из квартиры 12Б.
Она отступила на шаг, укоризненно покачала головой и поцокала языком, как это делала его бабушка. Наверное, именно по этой причине Девлин ее впустил. Он не мог не открыть дверь бабушке.
Аннабель вошла и еще раз окинула Девлина оценивающим взглядом.
– Агент Брейди, вы выглядите ужасно. Он пожал плечами. Это не стало для него новостью.
– Что ж, значит, в нашем мире есть некое подобие справедливости, Аннабель, поскольку я и чувствую себя ужасно.
– Как вы с этим боретесь?
«Сижу в темноте, жалею себя, трахаюсь с кем попало и ем только в случае крайней необходимости». Однако соседке он ответил так:
– Я справляюсь. Со мной все будет в порядке.
– Неужели? И когда? После той стрельбы прошло уже две недели.
Девлин вздрогнул от ее прямоты. Даже его товарищи по оперативной работе уклончиво называли тот выстрел «несчастным случаем».
Сотрудники службы профессиональной ответственности, разумеется, действовали более бесцеремонно, особенно когда отобрали у Девлина оружие и отстранили его от работы.
Многих это удивило. Отстранение от работы после стрельбы было в порядке вещей. Но оружие и значок парни из службы профессиональной ответственности отбирали лишь в тех случаях, если стрельбе сопутствовали неясные обстоятельства. Если они думали, что стрелявший в чем-то замешан. Ублюдки. Разве недостаточно того, что он будет жить с мыслью, что убил своего напарника? Если можно назвать жизнью то, что с ним теперь происходило...
Между тем Аннабель и не ждала от него ответа.
– Вы должны выйти прогуляться, молодой человек,– продолжала она.– Вам нужен свежий воздух. Друзья и семья.
– Я буду иметь это в виду.
– Мм.
Она еще раз оценивающе посмотрела на Девлина, и он смущенно поежился, опасаясь, что старушка Аннабель Карсон с ее уютной квартиркой и сентиментальностью Лоренса Уэлка  сумеет разглядеть в нем больше, чем ему хотелось бы.
– Чем вы занимались, когда я постучала?
– Миссис Карсон...
Оставив ее вопрос без ответа, Девлин придал своему голосу оттенок предостережения. Такой тон он использовал, когда хотел заставить замолчать не в меру агрессивного свидетеля. Однако с Аннабель этот номер не прошел.
– Давайте обойдемся без всяких этих «миссис Карсон», молодой человек. Вы что, сидели здесь в темноте и смотрели телевизор?
– Сейчас показывают много интересных передач по кабельным каналам.
Собственный ответ почти что заставил его улыбнуться, и Девлин был поражен, насколько легче стало у него на душе.
– Ладно, Девлин. У вас есть молоток и гвозди?
Хотя он чувствовал, что любой ответ будет неправильным, но все же ответил, что эти инструменты у него есть.
– Отлично. Идите сходите за ними. Я подожду здесь.
Девлин открыл рот, чтобы спросить, почему... нет, он намеревался сказать миссис Карсон, что она может купить себе молоток и гвозди за двадцать долларов в скобяной лавке на углу, но какой-то злой дух приказал ему помалкивать. Оставив соседку в дверях, он направился в кухню, где под раковиной нашел маленький пластиковый чемоданчик с инструментами. Он покорно принес его к двери и почувствовал себя почти как щенок на собачьей выставке, когда Аннабель одобрительно кивнула.
Девлин попытался всучить ей чемоданчик, но она не взяла, а вместо этого указала на крючок возле двери, где висели ключи от квартиры.
– Вам следует запереть дверь.
– В самом деле?
– Вы никогда не были чересчур осторожны, не так ли?
Он взял ключи, прекрасно понимая, что им манипулируют.
– Вы не хотите рассказать, что мы будем делать?
– А это имеет значение?
– Мне любопытно,– признался он.
– Хорошо. Это означает, что вы живы. Она вытащила из кармана ключ – очевидно, запирала свою дверь, хотя не отошла от нее и на десять шагов.
– Весенняя уборка. У меня набралось несколько коробок, набитых вещами, которые необходимо рассортировать. Кроме того, пора заполнить старые счета и развесить по меньшей мере дюжину картин. Вы мне поможете.
Девлин искренне намеревался запротестовать, сказать доброжелательной, но слишком назойливой соседке, что он лучше вернется на диван и будет досматривать «Остров Гиллигана» или что там сейчас идет, а она сама прекрасно справится с картинами. Но когда он открыл рот, ему удалось лишь выдавить из себя:
– Да ведь сейчас март.
– Я рано берусь за дело.
Она ухватила его за руку, и Девлин почувствовал, какая у нее прохладная и мягкая морщинистая кожа.
Он не стал спорить. У него не имелось никаких причин отказываться. А главное, хотя Девлин и не хотел в этом признаваться, дело было не в помощи Аннабель Карсон. Речь шла о том, чтобы помочь самому себе.

Глава 11
ДЖЕННИФЕР

От Мел я знала, что реальная игра проводится почти по таким же правилам, что и в Интернете. И хотя мне абсолютно не понравилась онлайновая версия, ее основные правила были мне известны. Но знание правил еще не означает владения стратегией, и в тех нескольких случаях, когда я принимала участие в игре, я очень быстро проигрывала.
В таком вот невеселом настроении я придвинула свой стул ближе к столу. Пришло время позитивного мышления. Успех на девяносто восемь процентов зависит от отношения, не так ли? И я не раз наголову разбивала братьев, когда мы сражались на игровых приставках. А сейчас у меня были причины полностью сосредоточиться на игре.
Главное, я знала, как проходит игра. В ней три участника: Жертва, Убийца и Защитник. Жертва – это тот, кто действительно будет жертвой. Именно за ним охотится Убийца. Игра начинается, когда Жертва получает первую подсказку, которую также называют квалификационной. До тех пор, пока Жертва не разгадает первую подсказку, Убийца должен тихо сидеть в ожидании. Но как только подсказка разгадана, все ограничения снимаются. А затем Жертва должна следовать от одной подсказки к другой до тех пор, пока не разгадает последнюю, и тогда Убийцу отзывают. (Или Жертва погибает, но такой вариант мы рассматривать не будем.)
Но что – спросите вы – помешает Жертве попросту проигнорировать подсказку? Если она не будет разгадана, то Убийца так и не начнет охоту.
Несомненно, вам такое решение показалось бы удачным, да и мне тоже. Однако я знала, что это не так. Вот только не помнила почему.
Ясно, что прежде всего нужно связаться с этим парнем, Девлином Брейди. Моим первым побуждением было позвонить в ФБР и спросить о нем. Они ведь наверняка знают, как его найти, правда?
Но тут я сообразила, что телефон агента Брейди должен быть в моем компьютере – в файле DB_profile.doc, который я получила по электронной почте. Мне совсем не хотелось вновь обращаться к компьютеру – в тот момент я обвиняла его во всех моих неприятностях,– но другого выбора у меня не оставалось.
Открыв файл, я убедилась, что была права. Там имелось все про Девлина Брейди: имя, адрес, телефонный номер, профессия, привычки, увлечения, прежние занятия. Даже фотография.
Очевидно, снимали скрытой камерой – Девлин смотрел куда-то в сторону.
Однажды мы встречались, и я, помнится, подумала тогда, что он настоящий красавец. Фотография вполне подтверждала мою точку зрения. У Девлина были темные непокорные волосы и твердый подбородок. Но больше всего мне нравились его глаза – ясные и голубые. Очень сексуальные.
Впрочем, сейчас меня меньше всего интересовала его сексапильность. Гораздо важнее было то, что лицо агента Брейди внушало доверие. К тому же под костюмом скрывалось сильное тренированное тело. Он выглядел как человек, способный позаботиться о нас обоих. В данный момент это привлекало гораздо больше, чем зовущий к поцелуям рот или страстная улыбка.
Я схватила телефон и набрала его домашний номер. Дожидаясь, пока он ответит, я нетерпеливо постукивала пальцами по столу. Трижды прогудел гудок, а потом включился автоответчик, и я поняла, что совершенно не представляю, что говорить. При личной встрече я бы рассказала ему чистую правду. Но оставить такое сообщение на автоответчике? Наверное, я боялась, что он мне не перезвонит.
Мое молчание затянулось, а когда я решилась-таки заговорить, в трубке раздались короткие гудки. Проклятье!
Я вновь набрала его номер, на этот раз зная, что услышу: «Вы звоните Девлину Брейди. Пожалуйста, оставьте сообщение». Я так и сделала:
– Э-э-э... привет. Агент Брейди? Меня зовут Дженнифер Крейн. Вы, э-э, возможно, меня помните, мы встречались около года назад. Вы конфисковали мой ноутбук, припоминаете? Тогда я снимала квартиру вместе с Мелани Прескотт. Мне необходимо с вами поговорить. Вы можете перезвонить? Это очень срочно. Благодарю.
Я оставила номера своего домашнего и сотового телефонов, потом позвонила ему на сотовый телефон, а также по номеру, который значился как его прямой телефон в ФБР. В обоих случаях я тоже натыкалась на автоответчик. Ненавижу эту машинку.
Оставив одинаковые сообщения, я повесила трубку, чувствуя (вполне справедливо), что мне не удалось продвинуться ни на шаг. Хуже того, я не знала, что делать дальше. Сидеть и ждать его звонка? Или отправиться к нему на квартиру? Кстати, безопасно ли для меня выходить из дому?
Я принялась расхаживать от кухонной раковины к ванне, вновь и вновь задавая себе эти вопросы. В конце концов я решила, что дам ему час. Мои рассуждения были таковы: скорее всего, агент Брейди уже знает об игре, ему известно, кто я такая, и почти наверняка он сейчас находится на пути ко мне. Разве не так должны поступать агенты ФБР? Разве они не обязаны спешить на помощь прекрасным дамам, попавшим в беду?
Если честно, я не была прекрасной дамой, попавшей в беду (об этом мне постоянно приходилось напоминать себе). Конечно, я оказалась по уши в дерьме, и существовала весьма высокая вероятность, что из этой передряги мне не удастся выбраться живой (тут мне пришлось напомнить себе, что иногда нужно дышать), но все же я не была Жертвой. Возможно, это различие носило технический характер, однако я цеплялась даже за соломинку.
Когда мне удастся войти в контакт с агентом Брейди, то в придачу к тому преимуществу, что это не я являюсь мишенью для пули Убийцы (или другого его оружия), я получу еще и дополнительную защиту со стороны ФБР. Естественно, это не может полностью изменить ситуацию, но если кто-то сумеет разделить со мной опасность, мне будет немного легче.
Между тем я решила еще раз позвонить Мел. Она опять не ответила, и это заставило меня встревожиться о состоянии системы национальной безопасности. Если работник АНБ не отвечает на звонок по сотовому телефону, значит, наши дела плохи.
Примерно через пять минут после начала действия плана «ждать агента Брейди в течение часа» я стала испытывать сомнения. У меня всегда плохо получалось ждать. Мне хотелось куда-нибудь уйти. А еще лучше – сбежать. Мексика выглядела привлекательно, мне бы не помешал загар и фруктовые алкогольные напитки, и эту возможность я намеревалась подробно обсудить с неуловимым агентом Брейди. В тот момент идея вообще свалить отсюда подальше показалась мне просто грандиозной.
Поскольку ждать оставалось еще пятьдесят одну минуту, я занялась тем, что спрятала свой портативный компьютер в неопреновый футляр и положила его в сумку. Затем вытащила из шкафа любимую легкую куртку и кроссовки «Найк», которые купила, когда намеревалась бегать в Центральном парке. Мой энтузиазм довольно быстро улетучился (примерно через семь минут), и я засунула кроссовки в шкаф, пообещав себе регулярно заниматься в женском фитнес-центре.
Теперь наконец пришло время оправдать эти денежные затраты. Не приходилось сомневаться, что в самом ближайшем будущем мне придется много побегать.
Что еще взять с собой, кроме этого? Моя чудесная сумка от «Марка Джейкобса» была способна вместить в себя все, что нужно девушке, которая отправляется в гости с ночевкой, однако сейчас был явно не тот случай. В смысле, у меня имелся свой список вещей, необходимых на первом свидании, начиная с косметики и кончая запасными презервативами, но что может потребоваться участнику смертельной игры в ночном городе? Ситуация была совершенно новой для меня. Немного поразмыслив, я решила взять зубную щетку, дезодорант, чистую рубашку и смену белья. На всякий случай добавила запасные батарейки для плеера. Возможно, мне придется спасаться бегством, но почему я должна обходиться без своих любимых мелодий?
На сборы ушло пятнадцать минут, и я уже решила плюнуть на оставшиеся сорок пять минут ожидания, когда зазвонил телефон. Я бросилась к нему и сорвала трубку. Сердце так сильно билось в груди, словно намеревалось выскочить наружу. Я умею сдерживать свои эмоции, но если в моей броне появляется маленькая трещинка, джинн вырывается из бутылки.
– Агент Брейди! – закричала я.– Большое спасибо, что позвонили мне. Я...
Меня прервал долгий пронзительный гудок, и я поняла, что моим собеседником является вовсе не агент Брейди. Я даже представить не могла, кто находится на другом конце линии, но у меня возникло очень неприятное предчувствие. Паранойя? Может быть. Но оказалось, что я была права. Как там говорится в пословице: это не паранойя, если они действительно намерены добраться до тебя.
Гудки прекратились, и внезапно я услышала серенаду. Из трубки до меня донеслась песня Эдди из фильма «Шоу ужасов Роки Хоррора» , и, хотя ситуация была немного странной, я невольно стала тихонько подпевать. Я видела фильм множество раз, когда его показывали на ночных сеансах, и мне довелось играть Дженет в двух постановках и Мадженту – в третьей. Музыка навсегда запечатлелась в моем мозгу. А эта песня – о бедняжке Эдди, который не любил своего плюшевого мишку,– была одной из моих любимых.
Так я и стояла, напевая слова под льющуюся из трубки мелодию, когда неожиданно к музыке добавились слова, и это был Эдди, который сказал мне: «Поторопись, или ты можешь умереть».
Какого дьявола?
Голос специально произнес «ты», что, несомненно, относилось именно ко мне, так как в песне ничего подобного не было. Более того, голоса, который прозвучал лишь ради того, чтобы сказать это слово,– такого голоса не было в оригинальной записи.
Я вдруг поняла, что с ужасом смотрю на телефон. Потом снова зазвучал тот же голос, доносившийся как будто издалека, поскольку я отодвинула трубку от уха. С опаской прижав трубку к уху, я стала слушать. Этот голос показался мне синтезированным на компьютере. Вроде тех, что говорят: «Пожалуйста, нажмите единицу или произнесите \"один\" прямо сейчас». Только на сей раз он сказал:
– Тик, тик, тик. Отсчет начался. Завтра утром, в десять часов, твое время закончится.
Из трубки раздались короткие гудки, и у меня свело живот. Забудьте все, что я говорила, когда утверждала, что чувствую себя в безопасности. Мне нужно было спешить, или, повторяя бессмертные слова Мита Лоуфа, я могу умереть.
Внутри у меня все сжалось, я зажала рукой рот и бросилась в ванну. Фарфор унитаза охладил мои руки, когда я в буквальном смысле слова обняла его, избавляясь от кофе, выпитого во время ланча.
Я с трудом встала и на дрожащих ногах подошла к раковине. Включила воду, наклонилась и выпила две пригоршни воды. Затем плеснула водой в лицо и взглянула на себя в зеркало.
Девушка, которая смотрела на меня оттуда, выглядела гораздо спокойнее, чем я себя чувствовала. Почему бы и нет? У этой девушки уже был план.
Вернувшись в комнату, я порылась у себя в столе и нашла визитку, которую мне дала Мел. С агентом Брейди и самой Мел мне не повезло.
Теперь я возлагала все свои надежды на Эндрю Гаррисона.
Я аккуратно набрала номер и затаила дыхание. Два гудка, три.
После третьего кто-то взял трубку, и я услышала нетерпеливый голос:
– Алло?
Я едва не упала в обморок от облегчения.
– Мистер Гаррисон? Энди? Меня зовут Дженнифер Крейн. Я подруга Мелани Прескотт. И – о господи – мне ужасно нужна ваша помощь.

Глава 12
ПТАШКА

>>>http://www.playsurvivewin.com<<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР ДОНЕСЕНИЙ
ОТЧЕТ ИГРОКА:
ОТЧЕТ № А-0002
Представлен: Пташкой
Тема: Последние новости.
Отчет:
Обнаружен второй объект, успешно проведена встреча.
Применен яд, срабатывающий по времени.
Основному объекту отправлено сообщение.
Второму объекту отправлено стимулирующее сообщение с предупреждением.
Игра проходит по расписанию.
>>>Конец отчета <<<
Послать отчет Противнику?>>Да<<>>Нет<<
Скрыть личность отправителя?>>Да<<>>Нет<<

Я выключаю компьютер и встаю из-за письменного стола в стиле «чиппендейл». Совершенно обнаженная, я рассеянно разгуливаю по своему номеру в «Уолдорф-Астории», а в голове у меня мечутся самые разные мысли.
Мои пальцы скользят по шелковой обивке диванчика, задерживаются возле вазы с цветочной композицией из лилий и роз, стоящей на кофейном столике. Номер роскошный, с настоящей старинной мебелью и великолепными драпировками, и я наслаждаюсь комфортом, как голодный – обильной трапезой.
Я и в самом деле испытывала голод, но благодаря игре у меня появилась возможность вновь приобщиться к роскоши. Моя награда будет еще значительнее, когда я завершу игру, уничтожу Жертву и заявлю о своей победе. Однако мне удалось получить значительный аванс, которого хватило, чтобы приобрести необходимые вещи и насладиться кое-чем сверх того.
Почти не думая, я вытягиваю розу из букета, осторожно держа ее между двумя пальцами. А потом провожу стеблем по ладони, и шип оставляет на ней тонкую кровавую линию.
Когда в ладони оказываются нежные лепестки, я сжимаю руку в кулак, думая об окончательной победе в игре, забирая себе этот маленький кусочек красоты.
Глупо, конечно, но по моему телу пробегает дрожь, и я ощущаю удовольствие сродни сексуальному удовлетворению.
Хотя кто знает, возможно, это вовсе не глупо. Ведь секс есть не более чем совокупление двух людей, необходимое для возникновения гормонов и стимулирования физического наслаждения. И то, что я способна придумать собственное наслаждение, вызывающее острое возбуждение, лишь подчеркивает мое превосходство над теми, на кого я охочусь.
Именно благодаря охоте я испытываю самое острое наслаждение. Физическое, умственное и духовное.
И самое главное, я смогу отомстить.
Впрочем, это удовольствие придется пока отложить. Игра имеет определенные правила. После того как я пустила часы, отравив девушку, мне не остается ничего другого, кроме как ждать, надеясь, что прелестная Дженн и усердный агент Брейди сумеют вовремя разгадать квалификационную подсказку. До этих пор я не имею права выходить на охоту.
Конечно, у меня было искушение нанести удар раньше. Если честно, я с огромным трудом сдержалась и не сделала этого, когда находилась в постели этого мужчины.
Нет, я не стану нарушать правила. Таково мое правило: никогда не нарушать правил.
Но из этого вовсе не следует, что я не сумею получить удовлетворение.
Я осторожно провожу пальцем по крышке компьютера, вспоминая сообщение, которое получила несколько минут назад, когда начала составлять свой отчет. Инструкцию, адрес и фотографию.
Я тщательно одеваюсь, проверяю макияж. Добавляю еще один мазок блеска для губ и подрумяниваю щеки. Пребывание в тюрьме сделало мою кожу слишком бледной.
Закончив, я изображаю перед зеркалом пируэт.
Кладу оружие в сумочку и направляюсь к двери.
Пришло время работы.

Глава 13
ДЖЕННИФЕР

Энди открыл дверь, прежде чем я успела постучать.
– Дженнифер?
Я кивнула, и он втащил меня внутрь.
В его квартире было очень жарко, и я сразу почувствовала, что начинаю потеть.
Энди был высоким и каким-то взъерошенным, но по-своему симпатичным. Из-под толстых очков на меня внимательно смотрели прищуренные глаза. Волосы торчали во все стороны, наверное, из-за того, что он постоянно ерошил их пальцами.
– За тобой не следили? – отрывисто спросил он.
– Я была осторожна,– заверила я.– Ведь ты меня предупредил.
– Хорошо.
Он повернулся и направился к дивану, стоявшему в дальнем конце комнаты. Я обратила внимание, что окно открыто.
– Чертов кондиционер накрылся. Комната превратилась в настоящее пекло. Но здесь немного прохладнее.
Проследовав за ним, я увидела, что вся квартира состоит из одного большого помещения с торчащими в разных местах металлическими балками, видимо поддерживающими потолок. Центр комнаты был отделен металлической цепью, и внутри этого ограждения стояли на столах несколько компьютеров, соединенных между собой путаницей кабелей. В комнате не было никаких произведений искусства, разве что с десяток плакатов с кинозвездой Дэви Тейлором, прилепленных там и сям, и жуткого вида картонная модель из последнего фильма с его участием.
Наверное, Энди заметил мое недоумение, потому что пожал плечами.
– Я его поклонник. И делал эту модель не для журнала «Лучшие дома и сады».
– Конечно,– слегка смутившись, ответила я.– Спасибо за то, что разрешил мне прийти. Я не смогла связаться с Брейди или Мел, а больше мне не к кому обратиться.
– Она в Женеве.
– Как это?
– Агентство национальной безопасности отправило ее в Женеву на учения. С ней нельзя будет связаться в течение трех или четырех дней.
– А Мэтью?
– Понятия не имею. Сейчас он работает во внутренней безопасности. Возможно, его тоже отправили в Женеву.
– А-а.
Я стояла, не зная, что чувствую: разочарование или облегчение. Разочарование из-за того, что Мел не сможет мне помочь, или облегчение, поскольку она в безопасности.
И все-таки облегчение победило. В конце концов, я могу рассчитывать на помощь Энди.
– Еще раз спасибо, что согласился меня выслушать. Ты ведь сможешь мне помочь?
– Попытаюсь,– ответил он и придвинул стул к окну.– Расскажи о звонке.
Я села на диванчик, стоявший напротив. Да, здесь было немного прохладнее, но все равно слишком жарко на мой вкус. Вздохнув, я начала рассказывать свою историю. Кое-что я успела поведать ему по телефону, но тогдашнее мое состояние можно было назвать истерическим. Теперь, когда я пришла в себя, мне удалось изложить все более последовательно.
Было немного неприятно рассказывать про Энди и его песенку о плюшевом мишке, но все же я сумела добраться до конца.
– Просто какая-то бессмыслица,– сказала я в заключение.– Если бы песня призывала поторопиться, иначе агент Брейди умрет, это было бы логично. Но при чем здесь я? Разве Защитнику может угрожать опасность? Ну, в целом?
– По правилам такого быть не должно.
– Что же тогда происходит? И что будет завтра в десять часов утра? Почему они угрожают мне?
– Не знаю,– ответил Энди.– Но мы попытаемся это выяснить.– Он посмотрел на меня прищурившись.– Ты уверена, что не сообщила полицейским своего имени или адреса, когда звонила по «девять-один-один»?
Я не отвела глаз.
– Уверена. Клянусь. Я уже тебе говорила.
– Хорошо. Тем не менее меня беспокоит...
Он замолк, а потом махнул рукой, отбрасывая какую-то мысль.
– Что? – встревожившись, спросила я.
– Ничего. Ни-че-го.
– Эндрю...
Он вздохнул.
– Послушай, я рад, что ты пришла ко мне. На самом деле. Я могу тебе помочь. К тому же, обратившись ко мне, ты помогаешь другим.
– Но?..– подсказала я.
– Но... ничего. Все в порядке. Просто у меня возникла мысль... ведь Мел работает на АНБ, а я вместе с Мел... так что, может быть, я... ну, меня тоже можно отнести к властям.
– О боже,– пробормотала я.– Я как-то не подумала.
Я нервно вскочила на ноги и собралась уходить – правда, непонятно куда.
Энди жестом предложил мне сесть.
– Нет-нет, все нормально.
– Точно? Кстати, а что произойдет, если я обращусь в полицию?
– Правила изменятся,– ответил Энди.– Как только Защитник обращается в полицию, он становится дичью, на которую можно охотиться.
– Ах вот как.– Если учесть, что в этой игре я была Защитником, такой сценарий мне совсем не понравился.– Теперь ясно.
В этот момент кто-то сильно постучал во входную дверь.
Я вскрикнула.
– Не волнуйся,– успокоил меня Энди, вскакивая на ноги.– Это всего лишь мой обед.
Прижав руку ко рту, я кивнула. Я была разбита. Меня охватил ужас. И хотя Эндрю сказал, что все в порядке и что он готов мне помочь, я по-прежнему чувствовала себя очень одинокой.
Эндрю вернулся с пластиковым пакетом и стаканом содовой, поставил все на стол и принялся доставать из пакета контейнеры с китайской пищей.
– Хочешь перекусить? – предложил он. Я покачала головой.
– Твое дело.
Он уселся на стул и принялся пить содовую через соломинку.
– Итак, что мы теперь будем делать? – спросила я.– Отыщем агента Брейди, да? А потом?
– Потом, по-моему, будет лучше всего... черт! Содовая упала на пол, рука Энди взметнулась к шее.
– О черт! Господи! Вытащи это. Господи, Дженн! Вытащи из меня эту дрянь!
Я вскочила на ноги, все еще не понимая, о чем он говорит. Потом он повернулся, его рука сдвинулась, и я увидела: в его шею вонзился металлический дротик, и из ранки текла кровь.
Через мгновение я оказалась рядом с ним, но его глаза уже начали закатываться.
– Устал,– прошептал он, когда я вытащила дротик.– Окно. Господи, открытое окно.
Мне бы следовало побеспокоиться о том, что дротик поджидает и меня, но я могла думать только об Энди. Я бросилась на кухню, надеясь, что найду там телефон. Мне повезло, и я тут же набрала 911. Я оставалась на линии до тех пор, пока не убедилась, что диспетчер понял суть происшедшего и записал адрес. Повесив трубку, я вернулась к Энди.
Теперь я сохраняла осторожность и старалась двигаться так, чтобы не высовываться из-за подоконника. Обхватив Энди за плечи, я оттащила его в сторону.
Он застонал, и я вознесла безмолвную молитву к небесам.
– Транк...– прошептал он.– Уходи. Пока они не добрались сюда. Отыщи Брейди. И никаких полицейских. Наверное, дротик... предназначался... тебе...
Энди с трудом выговаривал слова, и мне пришлось наклониться к нему ближе, чтобы понять, что он шепчет.
– Нет выбора. Дженн... Играй... в игру...
Он потерял сознание.
Я услышала, как кто-то глухо всхлипнул, и поняла, что это я сама. Приложив голову к груди Энди, я с облегчением услышала, что он дышит, медленно, но ровно.
Издалека донесся вой сирен.
Я поднялась на ноги, еще раз взглянула на Энди и, поколебавшись мгновение, схватила свою сумку.
А потом бросилась бежать.

Глава 14
ДЖЕННИФЕР

Агент Брейди жил в Верхнем Ист-Сайде, на 77-й улице возле Джон-Джей-парка. Такси довезло меня сюда от Энди за тридцать минут. Первые десять минут я потратила на то, чтобы успокоиться. А в оставшиеся двадцать пыталась думать. И хотя мне очень не хотелось в это верить, я понимала, что теперь я в бегах. Из чего следовало, что мне потребуются наличные. Соображала я медленно, но после того, как на моих глазах подстрелили Энди, опасность стала вполне реальной. В эту игру играют всерьез. И мне необходимы все ресурсы, до которых я могу добраться.
Наклонившись вперед, я попросила шофера немного изменить маршрут. Пока мы ехали в мой банк, я достала сотовый телефон, чтобы позвонить в больницу, и только тут сообразила, что не знаю, куда отвезли Энди.
Оставалось надеяться, что с ним все в порядке. Дротик я вытащила, и его сердце билось довольно уверенно, когда я уходила. Он должен выжить, потому что ни во что другое верить я не хотела.
Такси остановилось перед банком, я расплатилась, но попросила водителя подождать. Войдя в банк, я помахала своими документами перед ближайшим кассиром. Дальнейшее, несмотря ни на что, доставило мне удовольствие. Не так уж часто у девушки появляется возможность снять со счета двадцать тысяч долларов.
Несомненно, это были кровавые деньги, тем не менее я намеревалась их истратить. Я достаточно насмотрелась фильмов по телевизору и знала, что кредитные карты использовать нельзя. Когда ты пользуешься кредиткой, плохие парни сразу же тебя находят. Если хочешь исчезнуть – а именно это я и собиралась сделать,– нужно платить наличными.
Как только девушка вернулась с моими деньгами, я направилась в дамскую комнату. Две тысячи засунула в бумажник, еще три в футляр с компьютером, остальное разместила в карманах джинсов, в лифчике и кроссовках. Конечно, купюры, в особенности те, что оказались в кроссовках, станут со временем мятыми и вонючими, но это меня волновало меньше всего.
Набитая деньгами, как чучело соломой, я поспешно вернулась в такси. Пока мы мчались по улицам Манхэттена и шофер вел какие-то переговоры с диспетчером, я по сотовому телефону с третьей попытки сумела отыскать больницу, куда отвезли Энди. Я знала, что больницы крайне неохотно дают информацию, поэтому представилась его сестрой.
– Я понимаю, что вам не позволяют отвечать на вопросы,– сказала я.– Но мне придется потратить три часа, чтобы добраться до вас. Скажите лишь одно: с ним все будет в порядке?
После некоторых колебаний женщина ответила:
– Прогнозы хорошие. Он находится под наблюдением, и предполагается, что утром его выпишут.
У меня слегка закружилась голова от облегчения, и я откинулась на спинку сиденья. Впрочем, особенно радоваться было нечему, поскольку в моем положении ничего не изменилось. Да, с Эндрю все в порядке (слава богу), но я по-прежнему оставалась одна. А десять часов завтрашнего дня стремительно приближались.
Через несколько минут такси остановилось возле дома агента Брейди, полностью отреставрированного великолепного довоенного здания с кирпичной кладкой в стиле ар деко и оригинальными круглыми окнами-розетками. У меня стало складываться впечатление, что агенты ФБР живут лучше, чем будущие примадонны, работающие в свободное время официантками. Возможно, в этом нет ничего удивительного, но я люблю уточнять такие вещи. На данном этапе следовало признать, что в нью-йоркской иерархии я занимаю довольно низкое положение. Еще ниже находились, пожалуй, только бездомные и помощники официантов. (Это не совсем верно. Иногда я получаю очень неплохие чаевые. Но в жизни бывают моменты, когда необходимо быть жесткой.)
У дверей элегантного подъезда стоял швейцар в белых перчатках. Внутри, несомненно, можно было обнаружить консьержа. И если я не слишком сильно ошибалась, в этом здании имелись лифты. Мне вдруг стало немного завидно. Моя квартира была на шестом этаже, и подниматься туда приходилось пешком, а я еще считала, что мне повезло, поскольку в моем доме имелись такие необходимые вещи, как, э-э, стены. Ванна представлялась мне предметом роскоши. Что же касается швейцаров и консьержей, то о них и речи не шло.
Я расплатилась с шофером и вылезла из такси. Для начала быстро осмотрелась вокруг, чтобы проверить, нет ли поблизости плохих парней, прячущихся в кустах. Никого не заметив, я зашагала к зданию и вежливо кивнула одетому в темно-зеленый костюм с позументами швейцару, который распахнул передо мной дверь. Я промаршировала по сверкающему мраморному полу к столику консьержа. Сидевший там темноволосый мужчина (этот был в синем блейзере) поднес палец к губам, показывая, что мне следует подождать, пока он закончит разговаривать по телефону.
Пришлось подождать. Я стояла, переминаясь с ноги на ногу, барабанила пальцами по столу, иными словами, делала все возможное – разве что не писала помадой SOS у себя на лбу,– чтобы привлечь его внимание. Никакой реакции.
Но как только он повесил трубку, то сразу же засветился улыбкой.
– Чем могу вам помочь?
– Я пришла, чтобы повидаться с Девлином Брейди.
Он спросил мое имя, я сообщила его, он поднял трубку и набрал три цифры. Я думала, что он начнет говорить по телефону, но консьерж молчал. Повесив трубку, он посмотрел на меня.
– Агент Брейди ждет вас?
Что ж, все развивалось совсем не по тому сценарию, который я держала у себя в голове.
– Я ему позвонила и сказала, что еду.
Это было правдой, однако я не стала упоминать, что агент Брейди вполне мог не слышать моего сообщения на автоответчике.
– Сожалею, но он не отвечает.
– О-о.
Я понимала, что такой вариант возможен – то есть Брейди не ответит по телефону,– но в моем сценарии он уже должен был вернуться домой. Или проверить автоответчик. Или еще что-нибудь.
– А вам известно, где он сейчас? Быть может, мне повезет.
– Нет, мэм.
– Вот как. – Я немного подумала.– Возможно, он в спортивном зале? У вас ведь есть оздоровительный центр, верно? Вы можете проверить?
Он молча смотрел на меня, поэтому я добавила:
– Мне необходимо встретиться с ним по очень важному делу.
Консьерж все еще разглядывал меня, пытаясь решить, не являюсь ли я отвергнутой любовницей, пришедшей отомстить.
– Речь идет об одном из его расследований. Скажите ему, что это связано с ИВП.
Я понятия не имела, какое впечатление произведут на агента Брейди мои слова, но ничего лучшего мне в голову не приходило. Впрочем, все это не имело ни малейшего значения, если до него невозможно дозвониться.
– С чем?
– С ИВП,– повторила я.– Неужели вы не знаете? Это компьютерная игра.
Он приподнял бровь.
– Просто скажите ему,– взмолилась я.
Консьерж смерил меня взглядом и нахмурился (я попыталась не принимать это на свой счет). Наконец он принял решение. К сожалению, он не сообщил мне о его сути, так что после того, как он вновь поднял трубку, я не знала, кому он звонит – агенту Брейди или охранникам, чтобы они выставили меня за дверь.
Выяснилось, что он звонил Мариссе (уж не знаю, кто она такая).
– Агент Брейди у вас? – Он выслушал ответ, потом посмотрел на меня и слегка покачал головой.– Очень жаль, мисс, но в спортивном зале его нет.
Я вздохнула, разрываясь между разочарованием и страхом. А что, если он лежит в своей квартире мертвый? Я должна знать. Если агента Брейди нет дома или он мертв, то у меня не осталось союзников. Однако такая перспектива меня не устраивала, поэтому я наклонилась над столиком консьержа и изобразила на лице отчаяние. В сложившихся обстоятельствах это было не особенно трудно.
– Можно мне к нему подняться? – спросила я, одарив его своей самой простодушной улыбкой.– Для меня очень важно увидеться с ним, а он, скорее всего, спит. Я постучу в дверь, он меня впустит, и все будет в порядке. Ну пожалуйста!
– Леди, прошу меня простить.
Что ж, инженю такие вещи не под силу.
– А вы не могли бы позвонить ему по обычному телефону?
Он прищурился и посмотрел на меня.
– А вы?
– Я звонила. Он не взял трубку. Но это было почти час назад. Можно попробовать еще раз?
К моему удивлению, консьерж не стал со мной спорить, а просто набрал номер и оставил короткое сообщение:
– Пожалуйста, позвоните консьержу.
После того как он повесил трубку, я с минуту смотрела на телефон. Конечно же Девлин позвонит.
Он не позвонил.
Я выругалась и стала обдумывать возможные варианты проникновения внутрь дома. Из анкеты Девлина я знала, что он живет в квартире 12А. Обязательно должен существовать запасной выход. Или даже служебный лифт. Значит, нужно пройти мимо швейцара и консьержа... а также сквозь запертые двери и мимо камер слежения.
Похоже, это был не лучший план, но отчаяние толкало меня на самые безрассудные поступки.
Я уже собралась сообщить консьержу, что схожу за угол купить диетическую колу (полнейшее вранье, ибо я хотела лишь проверить вариант с запасным входом), когда в вестибюль вошел курьер, не удосужившийся снять велосипедный шлем. На груди у него висела сумка с корреспонденцией.
– Привет,– сказал он консьержу, не обращая на меня ни малейшего внимания.
Я решила, что сейчас самое время сбежать. Если я потороплюсь, то консьерж будет занят разговором с курьером и не станет проверять мониторы, которые наверняка показывают, что происходит возле заднего входа. Я успела отойти на два шага, когда курьер сказал:
– Брейди, двенадцать «А». Я должен получить от него расписку.
Я остановилась. Точнее, застыла на месте. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, о чем я подумала: этот костлявый велосипедист принес сообщение, которое заставит Девлина Брейди войти в игру.
Я незаметно отошла в сторону. Между тем мой добрый друг консьерж вновь набрал номер Брейди. И опять не получил никакого ответа. Курьер и консьерж посмотрели друг на друга. Затем консьерж протянул руку.
– Я могу расписаться за него,– предложил он. Велосипедный Шлем скорчил гримасу.
– Извини, приятель, но я должен вручить письмо лично в руки Девлина Брейди. Какой-то очень важный документ. Клиент платит дополнительные деньги. Меня сразу уволят, если я не получу расписку от Брейди.
– Возможно, нам всем стоит подняться наверх,– предложила я.– И постучать в дверь.
– Кто вы такая?
– Мисс...– фыркнул консьерж (похоже, его терпение подходило к концу).
– Послушайте,– сказала я, стараясь говорить убедительно и спокойно,– я совершенно уверена, что это письмо связано с моим делом к агенту Брейди. Так что давайте все вместе поднимемся к нему и постучим в дверь. Кому это может повредить?
– Я должен передать ему конверт,– повторил Велосипедный Шлем.– Если я вернусь назад, не выполнив задания, мой босс...
– Вас уволит,– закончила за него я.– Да. Мы знаем.– Я повернулась к консьержу.– Пожалуйста!
Он нахмурился, взял телефонную трубку и набрал столько цифр, что я сразу поняла: он звонит не по местной линии. Однако я не знала, куда именно. Возможно, в психиатрическую клинику?
Пока он возился с телефоном, я повернулась к курьеру.
– А от кого письмо? – поинтересовалась я.
– Понятия не имею.
– Разве на конверте ничего не написано?
– Леди, почему бы вам не успокоиться?
– Мне просто любопытно. Да чего тут такого? Вы что, не можете взглянуть?
Он взглянул. Однако мне не сказал ни слова.
– Ну?
– Ваше имя написано на конверте? – Он даже не стал дожидаться моего ответа.– Тогда это вас не касается.
– Как я могу сказать, написано там мое имя или нет, если вы не даете мне посмотреть на конверт?
– Какие у вас проблемы, леди?
– Их так много, что я могу составить целый список. Но это важно. Очень важно. Кто отправитель письма?
Курьер вздохнул.
– На конверте ничего не написано, понятно?
Я кивнула:
– Спасибо.
Он коротко кивнул в ответ.
– А кто принес его в ваш офис? Неожиданно все его тело расслабилось, и он издал громкий вздох – никогда прежде я не слышала, чтобы люди вздыхали так громко. Он просто олицетворял собой раздражение. Этому парню следовало стать актером.
В этот момент у нас за спиной заговорил консьерж, который очень вежливым тоном сообщил агенту Брейди, что сейчас отведет курьера с пакетом к его двери и очень надеется, что агент Брейди ему откроет, когда он и курьер постучат.
– А как насчет меня? – спросила я. Консьерж даже не взглянул в мою сторону.
Вместо этого он попросил швейцара присмотреть за порядком, а сам решительно направился к лифту.
Я последовала за ним.
Двери лифта открылись, и эти двое вошли внутрь. Я шагнула за ними, но сильная рука остановила меня. Если бы я сделала еще шаг вперед, мне бы пришлось вступить с ним в схватку, а это пока не входило в мои планы.
– Проклятье! Я же сказала, что у меня срочное дело. Мне необходимо увидеть агента Брейди.
– А я уже сказал вам: нет, если только агент Брейди сам не захочет увидеть вас.
Я стояла, переминаясь с ноги на ногу, не зная, что делать дальше. Я привыкла к тому, что меня отвергают на прослушиваниях, но во всех остальных случаях обычно добивалась своего. Причем никто не назвал бы меня чересчур напористой или наглой.
К сожалению, сейчас приходилось проявлять именно эти качества.
– Ладно – сказала я, собирая остатки гордости, и обратилась к Велосипедному Шлему: – Но вы можете ответить на один вопрос?
Я стояла на пороге, не давая дверям лифта закрыться.
– Какой вопрос?
– Кто дал вам пакет?
– Мой босс.
Теперь пришел мой черед раздражаться.
– А кто дал ему?
– Не ему, а ей,– уточнил курьер.– Мой босс – женщина.
Консьерж сделал шаг вперед.
– Мисс, если вы сейчас же не отойдете, я вызову полицию.
Тут мне было нечего возразить, и я отступила. Но прежде чем дверь закрылась, я успела прочитать на сумке Велосипедного Шлема: «Срочная доставка».
Ну ладно, подумала я, это уже кое-что.

Глава 15
ДЕВЛИН

Девлин смотрел на автоответчик, мерцающий красный огонек, почти ослепительный в темноте квартиры. Он хотел сразу стереть все сообщения, но потом расправил плечи и нажал на кнопку «пуск». Слабый свист, гудок и голос:
– Привет, Девлин. Это Марк. Агент Баллард, если хочешь по всем правилам, а поскольку говорят, что ты носа из дому не кажешь, я решил сделать это официальным запросом. К тому же я старше тебя по званию.– После короткой паузы он продолжил: – Я тревожусь за тебя, дружище. Я знаю, что ты ни в чем не замешан. И многие другие парни думают как я. Так что просто позвони мне, ладно?
Сообщение закончилось, и раздался короткий гудок. Девлин вздохнул. Он знал Балларда уже три года, тот был неплохим агентом. Но им никогда не занималась служба профессиональной ответственности. И он не убивал своего напарника. Более того, насколько Девлину было известно, Баллард стрелял из пистолета только в тренировочном тире.
И все же... он взял трубку и совсем было собрался позвонить. Потом передумал, швырнул трубку на рычаг и нажал на кнопку «стирание», разом покончив со всеми остальными сообщениями на автоответчике. Почему бы и нет? Сегодня он уже входил в контакт с человеческой расой. Пожалуй, его недельная норма выполнена.
Он постоял, считая до десяти, чтобы успокоиться. Когда это не помогло, он направился в кухню за пивом. Или за виски. И тут услышал стук.
Поначалу Девлин решил не обращать на него внимания, но потом отбросил эту мысль. Скорее всего, это снова Аннабель, и он выдержит еще пару минут с ней.
Но когда Девлин открыл дверь, он не увидел пожилой леди. На пороге стоял консьерж Эван вместе с худеньким типом в велосипедном шлеме, который тут же сунул в лицо Девлину конверт. Обычный коричневый конверт, украшенный новенькой белой наклейкой. Девлин прочитал собственное имя и отметил, что обратный адрес отсутствует. Он не стал брать конверт.
– Вы агент Девлин Брейди? – спросил курьер.
– А кто спрашивает?
– Агент Брейди,– вмешался Эван, говоривший тоном человека, умеющего решать проблемы,– этот юноша утверждает, что доставил письмо чрезвычайной важности, которое должен вручить прямо вам в руки.
– Передайте ему, чтобы убирался к дьяволу, иначе мой кулак доставит встречное послание, адресованное лично ему.
– Да бросьте вы,– сказал курьер.– Меня попросту уволят к чертям собачьим, если вы не поставите свою подпись.
Девлин посмотрел на Эвана.
– И ты поддался на такое дерьмо?
– Прошу меня простить, агент Брейди. В последние три недели вы получаете много официальной корреспонденции, и я подумал, что вы ждете что-то срочное. Но теперь я вижу, что ошибся, и мне остается только проводить этого джентльмена вниз и принести вам извинения за беспокойство.
– Ничего у вас не выйдет. Пусть агент Брейди возьмет конверт. Я не хочу, чтобы меня уволили.
Девлин открыл рот, чтобы сказать, что это не его проблема, но тут щелкнул замок, и дверь соседней квартиры отворилась. Аннабель строго посмотрела на компанию мужчин сквозь толстые стекла очков.
– А я-то удивляюсь, что тут за шум в коридоре. Что-нибудь случилось?
Произнося эти слова, Аннабель смотрела на Девлина, и ему показалось, что у нее слишком уж невинное выражение лица. Девлин вздохнул и протянул руку за конвертом.
– Спасибо. Пожалуйста, подпишитесь вот здесь.
Курьер протянул ему блокнот, и Девлин покорно расписался. Он сунул конверт под мышку и полез в карман за ключом, а Эван и курьер направились к лифту.
– Кстати,– добавил Эван,– в вестибюле осталась молодая женщина, которая хочет с вами поговорить. Я позвонил вам, чтобы сообщить о ее приходе, но вы не брали трубку.
– Я никого не хочу видеть,– ответил Девлин.
– Она сказала, что речь идет об игре. Девлин помолчал, спрашивая себя: а вдруг та женщина, с которой он познакомился в баре, вернулась, чтобы поиграть в поиски трусиков?
– Скажите ей, что сегодня неудачный день. Пусть попробует прийти в другой раз.
– Конечно, сэр.
Больше Девлин о женщине не думал. Он запер дверь квартиры и задвинул засов. Бросив конверт на столик в прихожей, он собрался там его и оставить, но тут его внимание привлекла одна маленькая странность. Едва заметный водяной знак на чистой белой наклейке. Девлин заколебался, ему совсем не хотелось вскрывать конверт. Однако он давно научился доверять инстинктам, и тот факт, что последние три недели он не выходил из своей берлоги, ничего не менял.
Он взял конверт, слегка повернул его и прочитал три буквы: ИБП.
Его рука тут же потянулась к пистолету, который он больше не носил, а мысли устремились к Мелани Прескотт. Первым делом Девлин подумал, что она в опасности. Он уже шесть месяцев не занимался расследованием, что было неизбежным исходом, поскольку никакой новой информации не поступало. Возможно, это прорыв в деле? Или нечто совершенно другое?
Все эти мысли промелькнули у него в голове, пока он вскрывал конверт. Потом он осторожно извлек единственный листок, стараясь касаться его только кончиками пальцев. Он положил бумагу на стол, и у него скрутило все внутренности, когда он увидел, что напечатано крупным шрифтом вверху страницы: ИГРАЙ ИЛИ УМРИ.
Он сделал глубокий вдох, стараясь взять себя в руки. Да, это было нечто совершенно другое.
Причем гораздо хуже, чем он мог предполагать.

Глава 16
ДЖЕННИФЕР

– И не подумаю,– заявила я.– Я остаюсь. Считайте это голодной забастовкой.
Я принялась расхаживать по вестибюлю, но, как только мистер консьерж вернулся и сказал, что агент Брейди отказался со мной встречаться и что мне следует уйти, я плюхнулась на изысканный диван, обитый парчой. Закинув ноги на полированный столик, я скрестила руки на груди и приготовилась к долгому ожиданию. В конце концов, агент Брейди должен когда-нибудь выйти из дома. А до тех пор я буду сидеть здесь.
Я еще не знала, как решу проблему с едой и естественными надобностями, но надеялась, что дело не зайдет так далеко. Разумеется, как только я об этом подумала, мне сразу отчаянно захотелось в туалет. Это было уже слишком.
– Разрешите мне быть несколько более конкретным,– заявил мой друг консьерж, нависая надо мной.– Если вы не покинете вестибюль к тому моменту, когда я досчитаю до пяти, я буду вынужден вызвать полицию. Один... два...
Ладно, похоже, он нашел мое слабое место. Я встала – очень медленно – и двинулась в сторону вращающейся двери. Мистер консьерж Пижонская Задница продолжал считать, отчего я действительно чуть не обмочилась. Я ведь ухожу, чего еще ему нужно?
– Три... четыре...
Я почти уже шагнула за дверь, когда зазвонил телефон. Поскольку консьерж перестал считать, я остановилась. Можно сказать, из принципа.
Я не слышала, о чем он говорил, но заметила, что он посмотрел в мою сторону. С тревогой или даже раздражением. Не исключено, что он уже выдохся. Потом он кивнул, повесил трубку и пошел ко мне. Я подняла руки.
– Я уже ухожу. Отойдите от меня.
– Агент Брейди готов вас принять.
Я совершенно обалдела, но быстро пришла в себя, высоко вздернула подбородок и повернулась спиной к двери. А затем зашагала к лифту с грацией и достоинством, которых не ощущала. Вошла в лифт, нажала на кнопку двенадцатого этажа и повернулась, чтобы пригвоздить консьержа улыбкой. Такую улыбку не может не заметить даже тот, кто сидит на последнем ряду балкона.
– Огромное вам спасибо, вы мне очень помогли.
И тут – в самый подходящий момент – дверь закрылась, избавив меня от его кислой физиономии.
Даже такая скромная победа немного улучшила мое настроение. Сейчас я была готова довольствоваться малым.

Глава 17
ДЖЕННИФЕР

Всего несколько мгновений прошло между тем моментом, как я гордо вошла в лифт, наслаждаясь одержанной победой, и моим прибытием на двенадцатый этаж в состоянии, близком к полному ужасу. В таких обстоятельствах победа подобна наркотику. Пока он в твоей крови, все чудесно. Но когда его действие заканчивается, реальность вновь наваливается на тебя, причем теперь все выглядит еще страшнее.
Я едва успела постучать, как агент Брейди распахнул дверь. Он посмотрел на меня, и я поняла, что напрасно надеялась найти в нем опору и надежду. Наоборот, у него был потерянный вид, а потускневшие глаза были затуманены недоверием. Потом в его взгляде промелькнуло узнавание, и он отступил в сторону, молча приглашая войти.
Я чуть не бросилась бежать прочь. Клянусь богом, я уже готова была так поступить, но он оставался единственным человеком, который мог мне помочь. А я отчаянно нуждалась в помощи. Поэтому я молча вошла. Грохот закрывающейся двери отдавался эхом в моей голове, пока Девлин внимательно смотрел на меня. Я продолжала стоять в тускло освещенной прихожей, опустив руки вдоль тела.
– Вы,– наконец заговорил он.– Я вас знаю.
Я кивнула.
– Меня зовут Дженнифер Крейн. В прошлом году я снимала квартиру вместе с Мелани Прескотт.
– Что вам известно об игре?
Я сделала шаг назад и как бы случайно положила ладонь на дверную ручку. После того, что случилось с Энди, моя вера в безопасность окружающего мира заметно пошатнулась. Возможно, Жертвой выбран агент Брейди, но я тоже не собиралась ослаблять бдительность.
Брейди даже не пошевелился. Он молча смотрел на меня, его лицо казалось высеченным из камня, внимательные глаза пронизывали насквозь. Он пугал меня, но, как ни странно, это позволило мне вздохнуть с облегчением. Передо мной стоял сильный человек. Он сумеет мне помочь.
– Говорите, Крейн. Мне нужно знать, зачем вы сюда пришли.
В его голосе я уловила гнев и заторопилась:
– Я получила сообщение. Относительно ИВП. Я... полагаю, я вступила в игру.– Мне пришлось облизнуть губы, чтобы продолжать.– И вы, как мне кажется, тоже.
Его лицо не смягчилось, но в глазах вспыхнула какая-то искра. Потом агент Брейди сунул руки в карманы и направился из прихожей в глубь квартиры. Не зная, что еще делать, я последовала за ним, молча поздравив себя с тем, что лишь один раз обернулась в сторону двери. Впрочем, деваться мне было некуда. С тех пор как я сбежала от Энди, мне удалось уверить себя в том, что в квартире агента Брейди я буду в безопасности. Теперь, когда я оказалась здесь, оставалось только цепляться за эту мысль. И никто не смог бы меня переубедить.
Даже Девлин Брейди.

Глава 18
ДЕВЛИН

– Значит, вы насчет ИВП,– сказал Девлин и внимательно на нее посмотрел.
Она кивнула, сжав губы, словно намеревалась молчать до тех пор, пока не убедится, что он на ее стороне. Умная женщина.
– Все в порядке. Я не кусаюсь. Расскажите, что вам известно.
Она немного поколебалась, потом вздохнула и заговорила:
– Вы Жертва. А я... я ваш Защитник.
Он оглядел ее с головы до ног. Грива угольно-черных волос, обрамляющих тонкое встревоженное лицо. Изящное, но тренированное тело. Он напрягся, стараясь вспомнить ее досье: кажется, там было что-то о театре. Быть может, танцовщица, в таком случае у нее должен быть отличный удар ногой.
Впрочем, удар ногой не особенно поможет против пули убийцы. В конце концов Девлин просто рассмеялся. Смех получился вымученным – так смеется тот, кто готов сдаться.
Она отступила на шаг, ее зеленые глаза широко раскрылись, на лице появился ужас.
– Забудьте,– сказал он.
– Забыть? О чем?
– Об этой проклятой штуке,– заявил Девлин.– Мне не нужен Защитник. Я не играю.
– Что вы хотите этим сказать?
– А как по-вашему?
– Значит, вы намерены так и сидеть здесь? Оставаться Жертвой в полном смысле слова для какого-то извращенца? Но тогда все кончится тем, что вы умрете!
– Вполне возможно,– ответил Девлин, повернулся и двинулся по маленькому коридору, ведущему в гостиную.
Дженнифер последовала за ним.
– Хотите кофе? – спросил он с сарказмом, прозвучавшим вполне натурально.– Содовой, воды? Что я могу сделать, чтобы вы почувствовали себя довольной?
– Вы хотите, чтобы я чувствовала себя довольной? Тогда не ведите себя как последний придурок.
Это был дерзкий ответ и в самую точку. Девушка нравилась ему все больше и больше.
– Извините. Это мое естественное состояние.
– Так работайте над собой, чтобы исправить свои недостатки.
– Теперь вам стало лучше?
Она нахмурилась.
– Что?
– Вы себя лучше чувствуете?
Он произнес это медленно – именно так обращалась его мать к прислуге, не говорящей по-английски, словно это помогло бы лучше понять слова незнакомого языка.
Девушка неуверенно покачала головой, явно не понимая его.
– Гнев,– объяснил Девлин.– Иногда он помогает преодолеть страх.
– Я... ах вот вы о чем.
Она прищурилась, пытаясь решить, можно ли иметь с ним дело или он еще больший болван, чем ей показалось с самого начала.
Пока она размышляла над этой загадкой, Девлин сходил на кухню и вернулся с диетической колой. Он не стал спрашивать, чего она хочет, но опыт подсказывал, что большинство женщин предпочитают диетическую колу.
Дженнифер открыла крышку, даже не взглянув на банку, сделала большой глоток, а потом ухмыльнулась.
– Вы правы,– сказала она.– Я выплеснула на вас свой гнев, и мне стало полегче.
– Рад служить.
Она оглядела его квартиру и презрительно наморщила нос. Девлин пожал плечами. Чем недовольна эта женщина? Здесь было не так уж плохо. Никакая дрянь пока что не развелась в мусоре на полу, и, насколько ему было известно, он еще не успел изобрести пенициллин в естественной форме.
Он махнул в сторону кресла.
– Присаживайтесь. Наверное, нам нужно поговорить.
– Ну так не будем тянуть!
Она повернулась, посмотрела на диван, потом подошла к письменному столу, выдвинула жесткий деревянный стул и села на него.
Девлин пожал плечами и направился к дивану, отбрасывая ногами в сторону пустые банки, пивные бутылки и смятые пакеты из-под чипсов. Наконец он уселся на место, предложенное Дженнифер, и поднял взгляд на свою гостью.
Ей удалось усидеть неподвижно в течение шестидесяти секунд. Потом она не выдержала, встала, подошла к окну и раздвинула шторы. Поскольку день уже клонился к вечеру, свет был не слишком ярким, но в квартире сразу стало гораздо светлее, чем было в последние несколько недель. Зрачки Девлина превратились в точки, он вздрогнул и прищурился, свирепо глядя на нее.
– Прекратите, леди! И в следующий раз спрашивайте разрешения!
– Здесь темно, как в склепе.
– Может, мне так нравится.
Дженнифер наморщила лоб.
– Я вас помню,– сказала она.– Что с вами произошло?
– Всякое дерьмо.
Довольно точное описание ситуации, подумал он. Выразительное. И по существу. Куда лучше, чем жаловаться на неприятности. Или рассказывать о том, как он узнал, что его напарник был связан с ублюдками, которых они выслеживали. О том, как ФБР усомнилось в нем самом. О том, как он застрелил своего напарника, чтобы тот не выстрелил в него первым. Но теперь Девлин уже сомневался, действительно ли Рэндалл стал бы стрелять в него. В особенности после того, как трехлетняя дочь Рэндалла, одетая в черное, подошла к нему и обняла. Она все еще любила его, хотя Девлин убил ее папочку.
И тогда его израненное сердце разорвалось пополам.
– Дерьмо случается постоянно,– повторил он.
Дженнифер посмотрела на него и покачала головой.
– Чудесная философия.
– Не стану утверждать, что она оригинальна.– Он попытался вспомнить, как следует соблюдать приличия.– Послушайте, вам лучше уйти.
– Я не могу,– сказала она.– Мне больше не к кому обратиться за помощью. И со мной что-то должно случиться. Завтра. Голос сказал, что у меня есть время до десяти утра.
В ее голосе появились истерические нотки. Девлину совсем не хотелось иметь дело с истеричной женщиной. Однако он должен отдать ей должное. Она оказалась в ужасном положении. Хуже того, она связана с ним, а сейчас он никому не пожелал бы такой участи.
Что ж, так ему будет легче понять ее настроение.
Нет, ему совсем не хотелось вести себя по-рыцарски, но из этого не следовало, что нужно быть свиньей. Тем более если учесть, что она явно рассказала ему еще не всю историю.
И прежде чем Девлин сообразил, что делает, он оказался рядом с ней, а его рука легла на плечо Дженнифер. Он отвел ее к дивану и усадил на расчищенное место. А сам присел рядом на кофейный столик, предварительно смахнув с него мусор на пол.
– Расскажите,– потребовал он.
– Я получила сообщение,– сказала Дженнифер.
– Ну, это я понял. И что в нем было? Денежный перевод и моя анкета?
– Нет. То есть да. Я все это получила. Но позднее, когда я пыталась понять, что происходит, пришло новое сообщение. Это... это из «Шоу ужасов Роки Хоррора».
– Что-что?
– Телефонный звонок. Строчка из песни Эдди из кинофильма «Шоу ужасов Роки Хоррора». Голос в телефонной трубке спел строку Эдди о том, что нужно торопиться, в противном случае он может умереть. Вот только строка была изменена. «Поторопись, или ты можешь умереть». Речь шла обо мне. Он обращался ко мне. А потом раздалось какое-то странное тиканье и компьютеризированный голос сказал, что у меня есть время до десяти утра.
– Дерьмо.
Он заработал улыбку.
– В точности моя реакция. Дело в том...– Она покачала головой.– Не имеет значения.
– И вы решили, что даже если из вас не получится мой Защитник, то я смогу вам помочь.
– Это казалось разумным. Но я никак не могла с вами связаться. И тогда я позвонила Энди.
Он почувствовал глупый укол совести, вспомнив о стертых сообщениях на автоответчике, и постарался сосредоточиться на том, что говорит Дженнифер.
– Так кому вы позвонили?
– Энди Гаррисону. Он вместе с Мел пытается разобраться с ИВП. Вам об этом известно?
Девлин кивнул, и она рассказала, как связалась с Эндрю, как вошла в его квартиру. Когда она добралась до того момента, когда в Энди стреляли, Девлин вздрогнул.
– Я звонила в больницу,– закончила она свой рассказ,– и они сказали, что с ним все будет в порядке. Но мне по-прежнему необходима помощь.
– А кроме меня, вам не к кому обратиться.
– Точно. Поэтому я приехала к вам.– Она оглядела квартиру.– Но я не знала.
– Чего вы не знали?
– Что произошло какое-то дерьмо.– Она встала и перекинула через плечо свою большую сумку.– Со мной все будет в порядке. Я найду Мел. И разберусь во всем этом. А вас я сию же минуту оставлю в покое. Сожалею, что побеспокоила вас, агент Брейди.
Она сделала шаг к выходу, но он схватил ее за руку. Она недоуменно посмотрела на него.
– Называй меня Девлином.
– Ладно. До свидания, Девлин.
– И останься.
– Зачем? – спросила она.
«Ради искупления»,– едва не ответил он. Но вслух сказал:
– Я тебе помогу. А там видно будет.

Глава 19
ДЖЕННИФЕР

– И больше по телефону ничего не сказали? – спросил Девлин.
Я кивнула и принялась снова расхаживать по его квартире, только теперь вместо банки с диететической колой я держала в руках пакет для мусора, двумя пальцами поднимала с пола всякую дрянь и бросала в пакет. Честно говоря, этому человеку следовало арестовать самого себя. Квартира была поистине великолепной – натуральное дерево, дорогая мебель, превосходные картины,– а он умудрился превратить ее в помойку.
Я не знала, что произошло с Девлином, но он согласился мне помочь. А может, инстинкты полицейского взяли вверх. Мне было все равно. Важно, что он встал на мою сторону.
Он подошел и забрал у меня пакет с мусором. Я начала было спорить – мне вовсе не хотелось находиться в такой грязи,– но он стал сам собирать мусор. Отлично. Я пришла сюда вовсе не для того, чтобы работать у него уборщицей. Усевшись возле окна, я выглянула на бульвар, выходящий на Ист-Ривер.
– Несколько строчек из «Шоу ужасов Роки Хоррора», предупреждение о том, что тебе следует поторопиться, если ты не хочешь умереть, а потом голос, который сообщает, что твое время закончится завтра в десять часов утра.
– Да, все верно.
– Мне представляется особенно любопытным тот факт, что они воспользовались строчкой из «Шоу ужасов Роки Хоррора».
– Ага, мне тоже. Кто не любит великий мюзикл о трансвеститах? – язвительно сказала я.
Видимо, Девлин уловил мою иронию.
– Моя подсказка,– сообщил он,– полна ссылками на бродвейские мюзиклы.
Ладно. Он был прав. Я заинтересовалась.
– Покажи.
Девлин исчез в коридоре и вернулся с коричневым конвертом, который я уже видела. Он протянул конверт мне, я вытащила листок, находившийся внутри, и ахнула.

ИГРАЙ ИЛИ УМРИ
Анни
Бригадун
Волосы
Грани любви
Девять
Ее глаза
Жижи
Зигфелд Фоллиз
Иисус Христос Суперзвезда
Кабаре
Лоскутное одеяло
Мэри Поппинс
Нотр-Дам
Оклахома
Проклятые янки
Рента
Свет на площади
Титаник
Урайнтаун
Фальцет
Целуй меня, Кэт
Шоу-пароход
Эвита
Я предпочел бы не ошибаться

Если дублер получит главную роль, то ИН-ВИНОЬИЕ РНЕРНЕР АРА ИРЕНИЬ РЕКАЕВ-ВИКОНОЬОК & ИЩИИЕ ЕЕ РЕОКРК ЕЫЕ-НЕП ОН ЕЕАЕ, КОН ЕКОИОН ОНЙИИ КИО-ЕИ, ВРЕПИНООЫЙ О ОИЕЕ В РЕРВИОЫЭИ РОНИНЭИ

– Мы определенно можем считать, что все это как-то связано с Бродвеем,– сказал Девлин.
– Не смешно. Но почему? – задумчиво сказала я.
– О чем ты?
– Идея ИВП состоит в том, что подсказки основаны на личности Жертвы. Верно?
– Верно.
– Но мое послание из «Шоу ужасов Роки Хоррора» и твое послание «Играй или умри» связаны с музыкальными постановками на Бродвее.
– И что с того?
– Подсказки должны иметь отношение к тебе. Однако Бродвей – это моя тема. Именно по этой причине я приехала в Нью-Йорк. Я не собираюсь вечно работать официанткой. Рано или поздно я получу «Тони».
– Удачи,– сказал Девлин, и мне не показалось, что он шутит.– Но тут нет никакой загадки.
Он повернул голову в сторону массивного развлекательного центра из красного дерева. И прямо там, на телевизоре, стояла статуэтка, которую я так хорошо знала. Мне показалось, что я тихонько заскулила.
– У тебя есть премия «Тони»?!
– Я получил ее, когда мне было тринадцать,– сказал он.– Седьмая пьеса, если не ошибаюсь. И вторая номинация.
Клянусь, мне пришлось вручную вставлять челюсть на место.
– Ты играл на Бродвее, когда был мальчишкой? Ну ничего себе! – Я смотрела на него, разинув рот – непростительно дурные манеры.– Подожди. Подожди секунду. Девлин Брейди. Конечно! Я бы никогда не сообразила. О мой бог! О! Мой! Бог!
Он просто стоял и смотрел на меня. У меня появилось ощущение, что прежде он много раз сталкивался с фанатичными поклонниками. Конечно, я относилась скорее к завистливым подражателям, чем к фанатичным поклонникам. Однако мне было вполне понятно, почему Девлин предпочитает сохранять дистанцию.
Я откашлялась и попыталась успокоиться.
– Тогда почему ты работаешь на ФБР? Мне трудно было даже представить, чтобы я, будучи в здравом уме, согласилась добровольно покинуть Бродвей. Разве что через миллион лет. В особенности если по какому-то капризу судьбы мне достанется «Тони».
С какой планеты этот парень?
– Я хотел заниматься делом, в котором меньше стрессов,– ответил Девлин.
– Ха-ха-ха. Серьезно, почему...
Но он прервал меня решительным взмахом руки.
– Мы сможем обсудить трудности и недостатки театральной карьеры после того, как ты останешься в живых. А сейчас тебе достаточно знать, что бродвейские мюзиклы включены и в мою анкету. Если не считать того, что я вообще не посылал им своих данных.
Я заморгала.
– Но ты обязан был сделать это.
– Нет. Я не любитель компьютерных игр. После того как я перестал работать над расследованием, я тем более не собирался влезать в ИБП, понятно?
– Но я видела твою анкету!
– Фальшивка. Я действительно входил в игру во время расследования, но не использовал реальную информацию. Кроме того, даже если бы я и отправил анкету, то ни за что не стал бы сообщать свой адрес и номер телефона. Возможно, я неудачник, но дураком никогда не был.
Тут мне трудно было возразить. Я и сама не посылала такого рода информацию в ИВП. Более того, они ничего подобного не спрашивали. Однако адрес и телефонный номер Девлина я получила оттуда.
Я подняла палец.
– Подожди секунду.
Сумка лежала у моих ног, я вытащила из нее свой ноутбук и включила его, тихонько ругаясь – уж слишком медленно он грузился.
– И еще одно. Тебе не кажется немного странным, что я оказалась вовлеченной в эту игру? И ты тоже.
– Пожалуй,– согласился Девлин.– А что?
– Да ведь нам известен результат. Мы знаем, что Мел и Мэтью действительно победили. И нам известно про того адвоката, которого вы, ребята, некоторое время подозревали.
Под «вы, ребята» я имела в виду ФБР. Поскольку Девлин кивал, я пришла к выводу, что он меня понял.
– Томас Риардон,– сказал он.
– Да, именно. Не могу поверить, что вы его даже не арестовали.
– У нас нет против него улик,– пожав плечами, проговорил Девлин.
Я фыркнула. Со слов Мел я знала, что адвокат Арчибальда Гримальди принимал активное участие в игре, в которую ее втянули. И каким-то образом – не представляю как – он был катализатором процесса, в котором Мел выиграла призовые деньги, и имел возможность отозвать Убийцу. Мне казалось, что этого вполне достаточно для ареста и суда.
Похоже, недоверие отразилось у меня на лице, потому что Девлин не удержался от улыбки.
– У нас нет ни малейших доказательств, что адвокат делал что-то еще, кроме того, что хранил материалы, переданные ему Гримальди. Поскольку Гримальди мертв и если все это действительно придумал именно он, то, очевидно, кто-то продолжил его дело. Возможно, это Риардон. Возможно, кто-то другой. Вот только мы не знаем, кто именно. И не имеем права произвести арест без достаточных улик.
– Замечательно,– сказала я. Что я могла возразить? Я не адвокат. – Но мне все равно не совсем понятно, почему мы с тобой оказались втянуты в игру. Мы знакомы с материалом. И если выбор был произведен случайно, это очень странно.
– Тем более с учетом того, что я никогда не участвовал в игре.
– Совершенно верно,– сказала я.– Но если верить вот этому, то ты ошибаешься.– Я показала на компьютер, который наконец загрузился. Склонившись над ним, я открыла соответствующий файл и, развернув монитор в сторону Девлина, предложила: – Вот, посмотри.
Девлин посмотрел.
– Точно,– пробормотал он.– Что за чертовщина!
– Ты действительно этого не делал?
– Действительно. Взгляни сюда.– Он постучал по экрану, и я наклонилась, чтобы посмотреть на фотографию, вставленную в документ.– Это снято скрытой камерой.– Он посмотрел мне в глаза.– Кто-то за мной следил. И кто-то хорошо меня знающий составил мою анкету.
– Кто-то, кто хотел, чтобы ты стал Жертвой,– сказала я.– Причем настолько сильно, что позаботился о том, чтобы твоя анкета оказалась в системе.
– Получается именно так.
– Я уже говорила, что мне это не нравится?
Девлин улыбнулся, но ничего не ответил.
– Что еще? – после короткой паузы спросил он.
– Что еще странного? Кроме ситуации в целом? Ну, заявление, что завтра я буду мертва еще до ланча, выглядит некоторым преувеличением.
– Такое я как раз могу себе представить.
– А по-моему, это бессмыслица.
– Если вспомнить, что вся игра в том и состоит, чтобы убивать людей, мне это кажется весьма правдоподобным.
– Спасибо большое,– проворчала я.– Твоя поддержка просто ошеломляет.
Он только усмехнулся. Говорю вам, этот парень начал мне нравиться.
– Послушай,– вновь заговорила я.– Суть игры состоит в том, чтобы убить Жертву. Но я не Жертва. Жертва – ты.– Я ткнула его в грудь, чтобы подчеркнуть значимость своих слов.– Так почему же часовой механизм тикает для меня?
– Не думаю, что у меня тут бесплатный проезд. Кроме того, мы не знаем, что написано в сообщении. Я даже не могу произнести его вслух, не говоря уже о том, чтобы как-то интерпретировать.
– Девлин! Дело не в этом. Я должна быть Защитником. Возможно, у меня нет квалификации – прошу меня простить,– но моя роль именно такова. А Защитник не должен быть Жертвой. Поэтому все и получают такие имена в игре.
– Выключатель убийства,– произнес он.
Поскольку его слова показались мне никак не связанными с предыдущим разговором, я лишь молча посмотрела на него.
– Какой выключатель? – наконец спросила я.
– Двадцатичетырехчасовой выключатель убийства,– медленно проговорил он, словно сомневался в моих умственных способностях.
Это вывело меня из себя.
– Ладно, агент Брейди, давай кое о чем договоримся! Я не играю в эту игру. И я не потратила месяцы на расследование поведения всяких психов, которые перевели игру из виртуального мира в реальный. Не надо обращаться со мной как с идиоткой только из-за того, что я не понимаю, о чем ты говоришь. Хорошо?
Он поднял руки вверх, показывая, что признает свою вину.
– В онлайновой версии, если ты не начинаешь играть в течение двадцати четырех часов, Жертву убивают, а участники могут приступить к новой партии. Это стимулирующее правило, предназначенное для того, чтобы Защитнику и Убийце не пришлось ждать, если Жертва решит потянуть время.
– Как мило,– проворчала я.
– Но только не в реальном мире,– вздохнул Девлин.– Какие вообще существуют стимулы для игры?
Я склонила голову набок, размышляя.
– Убийство Жертвы,– сказала я, вспомнив слова Мел.
Ее отравили и дали двадцать четыре часа, чтобы понять подсказки и найти противоядие. Если верить Мел, лучшего стимула не придумаешь.
Я нахмурилась, поскольку куски головоломки все еще не желали вставать на свои места.
– Именно об этом я и говорю. Мел была Жертвой. А я – нет. Так почему же угрожают мне?
– Потому что мне угрожать бесполезно,– равнодушно проговорил Девлин.
Мне не захотелось спрашивать, что он имеет в виду.
– Итак, тот, кто дергает за ниточки, очень хорошо знает нас обоих. Знает настолько, что сумел составить твою анкету. И еще ему известно, что угрожать тебе смертью совершенно бесполезно, поскольку это не заставит тебя и пальцем пошевелить.
Я старалась говорить небрежно, но должна признаться, что сердце у меня заныло. С агентом Брейди что-то случилось. Когда я встречалась с ним в прошлый раз, он был полон жизни. А сейчас казался конченым человеком. Мне ужасно хотелось спросить, но я боялась его обидеть. Я знала, что он мне необходим и без него я погибну. А вот он во мне не нуждался.
– Однако угроза тебе...– Он покачал головой.– Они знают мою слабость.
– Служить и защищать,– сказала я.
– Это девиз полиции. Впрочем, что касается нас, идея остается той же.– Он встал и подошел к окну. Засунув руки в карманы джинсов, посмотрел на город.– Так что же произойдет завтра в десять утра, Дженнифер Крейн? – спросил он.
Я не знала. Да честно говоря, и не хотела знать.

Глава 20
ПТАШКА

Я подхожу к белому каменному небоскребу после того, как почти весь персонал разошелся по домам. Мне наверняка известно, что дичь, которую я выслеживаю, находится здесь. В этом одно из главных достоинств адвокатов: у них ненормированный рабочий день.
Я подписываюсь – фальшивым именем, естественно,– и направляюсь к лифтам. Внутренние стены лифта отделаны зеркалами, я проверяю парик и поправляю макияж. Эта работа не требует моего женского обаяния, но береженого бог бережет.
Секретарша все еще сидит за своим столиком, наверное, с нетерпением дожидается, когда можно будет уйти, или считает доллары, которые получит за переработку. Я представляюсь, усаживаюсь в кресло и принимаюсь листать «Нью-йоркер», а она отправляется докладывать о моем приходе.
Я успеваю посмеяться над карикатурой, когда моя дичь выходит из-за стеклянных дверей с протянутой рукой и улыбкой на лице.
– Мисс Пароти,– говорит он.– Рад с вами познакомиться. Меня зовут Томас Риардон.
Я встаю и пожимаю протянутую руку, одарив дичь обаятельной улыбкой. Я знаю, что привлекательна и что у меня очаровательная улыбка. Высокие скулы, изогнутые брови, большой рот. А когда я счастлива, мое лицо сияет. Если верить моей матери, мне всегда чего-то не хватало для того, чтобы быть счастливой. Мой ответ? А как могло быть иначе с такой матерью?
Пожатие Риардона оказывается крепким, но холодным. Внимательно вглядевшись в его лицо, я прихожу к выводу, что он мне не нравится. В его глазах я вижу слабость. А еще у меня складывается впечатление, что он себя презирает.
Я никогда не считала свою работу неприятной, скорее наоборот. Но сейчас чувствую, что она доставит мне удовольствие. Я сделаю миру щедрый подарок.
Я продолжаю улыбаться, пока он ведет меня в свой кабинет, однако моя улыбка слегка тускнеет, когда я вижу, что он не торопится закрывать за собой дверь. Я откашливаюсь, и он замирает на месте.
– Возможно, мои слова прозвучат глупо,– говорю я,– но мне бы хотелось, чтобы наш разговор остался между нами. Во всяком случае, до тех пор, пока я не подпишу с вами соглашение о ведении дела. Я стараюсь оберегать свою частную жизнь.
– Конечно.
Он возвращается и закрывает дверь.
Я быстро вытаскиваю пистолет из сумочки. К тому моменту, когда он поворачивается ко мне и предлагает сесть, оружие надежно спрятано в складках юбки.
Я опускаюсь в кресло и поправляю юбку, чтобы скрыть пистолет и показать ему ноги. Он садится за стол, и его взгляд перемещается к моим коленям. О да. На сей раз все пройдет без малейших проблем.
– Вы сказали, что дело связано с вашим другом,– говорит адвокат, сверяясь с заметками, лежащими перед ним.
Я киваю и принимаю решение забрать этот листок с собой.
– Да, но он скорее знакомый. Однако я отношусь к нему с уважением и пытаюсь кое-что для него закончить. По его просьбе – ну, вы меня понимаете.
– По телефону вы говорили несколько туманно. Почему бы вам сейчас не рассказать вашу историю.
– С удовольствием,– отвечаю я и откидываюсь на спинку кресла. Моя рука все еще спрятана в складках юбки.– Мне кажется, вы знаете моего знакомого. Того, кто нуждается в моей помощи.
– В самом деле? – Он изображает вежливый интерес.– И кто же он?
– Арчибальд Гримальди.
Это производит на него впечатление. Он выпрямляется, в его глазах появляется тревога.
– Арчи мертв. После его смерти прошло уже больше года.
Я киваю.
– Я знаю. Какая жалость. Блестящий человек погиб в расцвете сил. Замечательный человек, который оставил так много незавершенных дел.
– Каких дел? – спрашивает он, и я вижу, как его руки начинают перемещаться к краю стола.
– На вашем месте я бы не стала этого делать,– говорю я, поднимаясь на ноги.
Пистолет в моей руке направлен ему в сердце, и выражение ошеломленного удивления на его лице становится для меня бесценным даром. Именно это и делает мою работу такой привлекательной.
Он поднимает руки высоко в воздух, подальше от тревожной кнопки, которая, несомненно, находится под столом.
– Отодвиньтесь назад,– приказываю я.
Один раз у меня возникли серьезные неприятности из-за того, что ловкий клерк нажал на кнопку коленом. Нет, в тюрьму я попала не из-за него, но тот опыт мне повторять не хочется.
Он повинуется, да и кто станет возражать, когда дуло пистолета направлено прямо в сердце?
– Черт возьми, кто вы? – спрашивает он.
– Я уже вам сказала. Делаю одолжение для знакомого.
Мне мало известно о том, что происходит, я обладаю ограниченной информацией, которая попала ко мне вместе с этим дополнительным заказом. Но я понимаю, что Томас Риардон не единственный, кто участвует в организации игры. А в остальном могу лишь строить предположения. Вероятно, Риардон слишком много знает. В игру до меня играли другие (удачливые ублюдки), и к властям попала ненужная информация.
– Если кто-то вас направил...
– Да, кто-то направил,– заверяю я адвоката.– Неужели вы думали, что никто, кроме вас, не помогал Арчи с игрой?
– Арчи мертв!
– Вы тоже,– говорю я.

Глава 21
ДЖЕННИФЕР

– Возможно, это розыгрыш,– предположила я, сама не слишком веря в такую возможность. Кто-то ведь не постеснялся выстрелить в Энди. Да и до меня они постараются добраться.– Вопрос в том, как? Как они могут говорить с такой уверенностью о десяти часах завтрашнего дня?
– Снайпер? Яд?
Я нахмурилась, чувствуя себя совершенно подавленной. Впрочем, Девлин не сказал ничего нового – я и сама думала о подобных возможностях. Для этого не требуется особой проницательности.
Он сел рядом со мной. Щетина на лице делала его сексуальным и опасным, и я была ужасно рада, что он здесь. Так или иначе, но я не сомневалась, что Девлин Брейди будет меня защищать. О себе он не стал бы беспокоиться, но ради меня добежит дистанцию до конца.
А кто, кроме моих родителей, сделал бы для меня такое? И есть ли на свете человек, ради которого я готова рисковать жизнью? Меня «назначили» защищать Девлина. Если до этого дойдет, сумею ли я сделать все, как полагается? Стану ли? А самое главное, позволит ли он?
Я зажмурилась. Мне не хотелось размышлять о кровавых разборках, о роли Защитника, даже о родителях. В особенности о родителях. Потому что если я начну о них думать, мне захочется им позвонить. И тогда они будут беспокоиться. Хуже того, они обратятся в полицию.
Все эти мысли промелькнули у меня в голове, когда Девлин взял мои руки в свои. Он сжал мои ладони, и я посмотрела на него, пытаясь мужественно улыбнуться, но у меня получилась лишь жалкая гримаса.
– Нам не хватает информации, чтобы понять, что произойдет завтра. Остается только следовать подсказкам. Это выключатель убийства. Стимул.
– Чтобы заставить нас играть,– сказала я как примерная ученица.
Девлин коснулся кончика моего носа – смешной и глупый жест, от которого мне захотелось плакать.
– Именно. И мы будем играть. Мы разгадаем их загадку. Мы отправимся туда, куда требуется. А по дороге придумаем, как предотвратить то, что должно с тобой случиться.
– «О, поторопись, или я могу умереть»,– пропела я.
– Точно,– сказал он и протянул мне послание.– Прояви блестящий ум.
– «Срочная доставка»,– сказала я.
– Прошу прощения?
– Эта служба доставила твое письмо. Посыльный сказал, что получил его от босса. Быть может, стоит туда позвонить. Пообщаться с боссом. Узнать, кто за этим стоит, а потом мы сможем...
– Подожди.
Он заговорил с такой уверенностью, что я автоматически закрыла рот. Поверьте мне, подобное случается очень редко.
– Может быть,– продолжал Девлин.– Но не сейчас. Прежде всего нужно разгадать подсказку. И убедиться в том, что тебе больше ничто не угрожает.
Поскольку я поддерживала его план на тысячу процентов, то не стала возражать. Да, я не стала возражать, однако...
– Ума не приложу, что с этим делать,– пожаловалась я, постукивая пальцем по посланию.– А ты что думаешь?
– «Играй или умри» сомнений не вызывает,– ответил Девлин.– Но я понятия не имею, что означает эта тарабарщина.
Он показал на комбинации букв вроде «РЕОКРК» и «ЕЕАЕ».
– Или это,– заметила я, также показывая на строку послания.– Что означает: «если дублер получит главную роль»? Кроме, разумеется, того, что это мечта всей моей жизни.
Девлин с интересом посмотрел на меня.
– Ты была дублером? Я поморщилась.
– Перестань воспринимать мои слова буквально. Если я когда-нибудь получу работу и если я стану дублером, тогда это будет мечтой всей моей жизни.
– Не исключено, что ты сразу же отхватишь главную роль,– усмехнулся он.
Он нравился мне все больше и больше. И я уже хотела ему об этом сообщить, когда Девлин поднял палец.
– На самом деле ты в чем-то права.
– Права? – Это стало для меня новостью.– В чем же?
– Если исполнитель главной роли – первый, то дублер – второй. Правильно?
– Ну да,– задумчиво проговорила я, все еще не понимая, к чему он клонит.
– Список мюзиклов дан в алфавитном порядке,– заметил он, вновь постукивая пальцем по листку с посланием.
– Верно, это бродвейские мюзиклы в алфавитном порядке.
– А бессмысленные слова – какой-то шифр.
– Надеюсь,– согласилась я.
– И мне кажется, что ключ к коду здесь. Дублер, прима. Второй, первый.
Я покрутила пальцем у себя над головой.
– Что-то я тебя не догоняю.
Надо отдать должное Девлину: он не стал закатывать глаза, отворачиваться и всем своим видом показывать, что я полнейшая идиотка и что он гроша не даст за свою жизнь, если у него будет такой Защитник.
Впрочем, если вспомнить мрачное состояние, в котором он находился, когда мы сегодня встретились, вполне возможно, что ему наплевать, способна я его защитить или нет. Но раз уж сейчас не это является основным вопросом, я и не стану тревожиться. Я придвинулась ближе, внимательно посмотрела на листок и сказала:
– Покажи.
– Возьмем вот это,– начал он, показывая на первое странное слово: ИНВИНОЬИЕ.– Дублер становится примой, то есть второй становится первым. Мы берем список мюзиклов – алфавитный список – и находим название со второй буквой «И».
Он так и сделал, и его палец уткнулся в «Титаник».
– Поскольку первый становится вторым, то буква, которая нам необходима, чтобы взломать шифр,– первая. Значит, искомая буква – «Т»,– сказала я, а когда Девлин кивнул, гордо расправила плечи, словно только что назвала по памяти все пятьдесят штатов (что мне удалось только один раз в жизни – перед экзаменами в десятом классе).
– «Н» – вторая буква в слове «Анни»,– продолжал Девлин.– Значит, вторая наша буква – «А».
– Верно. А «В» в нашем шифре относится к «Эвите» и означает «Э». Таким образом, слово начинается с «ТАЭ»...
Наши глаза встретились, и мы надолго замолчали. В комнате наступила полнейшая тишина. А потом она была нарушена. Точнее, ее нарушила я.
– Ну и дерьмо. Мы по уши в дерьме.
И как вы думаете, что он сделал? Он рассмеялся! По-настоящему.
– Что тут смешного? – резко спросила я.
– Ты,– ответил он.– Оставайся верна театру, потому что для исследовательской работы у тебя не хватает терпения.
Я скорчила рожу.
– На случай если это ускользнуло от твоего внимания, напоминаю: я никогда не утверждала, что меня интересует работа детектива.
– Если ты намерена пережить завтрашний день, советую тебе развить в себе такой интерес, и как можно быстрее.
Его замечание вернуло меня к реальности.
– Ты прав.– Я хмуро посмотрела на послание.– Так в чем же наша ошибка?
– Возможно, дело...
– Подожди! – До меня вдруг дошло. Я была права. Я знала, что не ошибаюсь.– Тут ведь возможно множество разных вариантов. Нам нужно их все записать и выбрать нужный.
– Покажи.
Он взял со стола фломастер и вручил мне. Затем протянул экземпляр журнала «Здоровье мужчины» и постучал по обложке:
– Бумага для заметок.
Мне очень хотелось посоветовать ему сначала прочитать этот журнал, но я прекрасно понимала, что сейчас не время шутить относительно здорового образа жизни. Вместо этого я начала составлять таблицу, водя пальцем по заголовкам бродвейских мюзиклов. Вот что у меня получилось:
 
– Вероятно, мягкий знак надо использовать в его прямом качестве,– пробормотала я.
– Значит, это глагол повелительного наклонения, оканчивается на «-ьте».
– С чего ты взял?
– Похоже на начало предложения. А такой глагол вполне может стоять в начале.
– Ну, тогда мы имеем следующие осмысленные варианты: ЗАСТАВЬТЕ и ЗАСТАНЬТЕ.
– Скорее всего, ЗАСТАВЬТЕ.
Я написала ЗАСТАВЬТЕ крупными буквами вверху обложки.
– Нет, так не годится,– сказал Девлин.
– Ты шутишь? Это должно годиться. У нас нет других подсказок!
– Я не о том,– сказал он.– Я про журнал. Подожди секунду.
Он встал, вышел в соседнюю комнату и вернулся с большим желтым блокнотом линованной бумаги.
Вот так-то лучше.
Я обратилась к следующему слову:
 
– Попробуем действовать аналогично. Итак: БАДБАДУ, ГАРГАРБ...
– БАРБАРУ,– сказал Девлин прежде, чем я успела написать это.– Очень просто. Я сразу же увидел это слово.
Через секунду я сообразила, что он не ошибся. Второе слово, несомненно, БАРБАРУ. Я записала его в блокнот вслед за ЗАСТАВЬТЕ.
ЗАСТАВЬТЕ БАРБАРУ... что?
Мы продолжили. Я подумала, что следующее слово будет совсем легким, но это оказалось не совсем так.
 
– КУФ? ФУК? КУК? Похоже на фамилию...
Я уже хотела предложить перейти к следующему слову, надеясь, что оно поможет нам понять, что к чему, когда Девлин решительно постучал по бумаге. Я увидела, что он указывает на Кук, и посмотрела на него.
– Вот оно,– сказал он.
– Ты уверен?
– Совершенно.
У меня такой уверенности не было, но я хотела понять ход его рассуждений.
– Барбара Кук,– не стал томить меня Девлин.– Бродвейская звезда мюзиклов. Она играла главные роли в...
– «В любую среду», «Карусель», «Кандид», «Музыкальный человек»,– закончила я. Потом наклонилась, обхватила его щеки ладонями и поцеловала его. Он немного удивился, но раздражения я не заметила.– Ты великолепен.
– Принято к сведению.– Он кивнул на наши записи.– Но нам еще далеко до конца.
– Зато теперь мы знаем тему и двигаемся в верном направлении. У нас есть список бродвейских мюзиклов, и мы расшифровали имя звезды. Это не может быть простым совпадением. Наверняка мы на правильном пути.
Мой энтузиазм был подобен живому существу, которое подталкивало меня от одного слова к другому. К несчастью, живые существа иногда умирают, а задача нам попалась трудная. Мы продвигались вперед, но слишком медленно. К тому же получившееся у нас послание не несло в себе особого смысла. Стараясь изо всех сил в течение двух долгих часов, мы получили следующее: ЗАСТАВЬТЕ БАРБАРУ КУК ИГРАТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНО И ИЩИТЕ ЕЕ БЕЛОГО РЫЦАРЯ НА РЕКЕ.
Мне ужасно хотелось есть, навалились усталость и страх.
– Я полагала, что первая подсказка должна быть легкой. Ведь игра только что началась и все такое.
– Сравнительно легкой,– уточнил Девлин.– Не исключено, что это разминка перед тем, что нам еще предстоит.
– Большое спасибо. Ты меня чудесно поддержал.
Он усмехнулся, после чего мы разделили слова и взялись за работу. Через час мы прочитали все сообщение, но нельзя сказать, что ситуация значительно прояснилась.

ЗАСТАВЬТЕ БАРБАРУ КУК ИГРАТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНО И ИЩИТЕ ЕЕ БЕЛОГО РЫЦАРЯ НА РЕКЕ, ОНА ДОЛЖНА НАЙТИ ОТВЕТ, СПРЯТАННЫЙ В ЛИЦЕ С ГРУСТНЫМИ ГЛАЗАМИ.

Я прочитала это вслух и посмотрела на Девлина.
– Кажется, я перестала соображать.
И он, черт бы его побрал, даже не возразил!

Глава 22
ДЖЕННИФЕР

– Ну? – осведомилась я.
– Мы еще не сдались. Нужно двигаться вперед шаг за шагом.
Наверное, это такой вежливый способ дать мне понять, что я уже мертвец.
– Нам нужно поесть,– предложил Девлин.– Мы работаем над этой задачей уже несколько часов подряд. Неудивительно, что у нас мозги отказывают. Чего бы ты хотела?
– Ну, не знаю. Пиццу. С перцем, грибами и сыром. И сосиской.
– Ты же сказала, что не знаешь.
– А потом вот узнала,– проворчала я.
Не спорю, плохая привычка. Сначала говорю, что не знаю, а потом оказывается, что мне точно известно, чего я хочу. Это сильно раздражает моих любовников. Впрочем, наверное, все женщины так себя ведут.
Однако Девлин, похоже, совершенно не разозлился. Он лишь показал на расшифрованное послание.
– Ты должна решить эту задачку.
А потом взял телефон и вышел в другую комнату. Если его квартира напоминала мою, то он пошел за меню доставки пиццы.
Тем временем я подхватила свою сумку и устремилась в ванную. Я успела вымыть руки и достать все для макияжа, когда зазвонил мой сотовый телефон.
Я схватила его, надеясь, что это Мел, но звонил Брайан.
– Я рассчитывал, что мы с тобой сегодня выпьем! Где ты была и как могла оставить меня одного с Фифи?
– И теперь ты хочешь меня прикончить.
– Если я буду вынужден провести с ним весь вечер, то у меня просто не будет выбора. Этот идиотик сводит меня с ума. Клянусь, я не понимаю, как люди могут снимать вместе с кем-то квартиру. Я уже не говорю о супругах.
– Мне очень жаль. Правда.
Он не мог себе представить, насколько мне жаль.
– Нет, я не в состоянии тебя простить. Разве что речь идет о сексе. Если ты с кем-то трахаешься, то я все пойму. Конечно, если он симпатичный и ты готова позже принести искупительную жертву.
– Нет, дело не в сексе,– сообщила я, хотя, если честно, я бы не отказалась.
– Тогда твое дело дрянь,– заявил Брайан.
– Ты понятия не имеешь, насколько все серьезно,– пробормотала я, а потом добавила: – Но я с одним парнем.
– Значит, надежда еще есть,– заметил Брайан.
– Да,– не стала спорить я.– Надежда есть.
При этом я думала о странной подсказке. Крошечная и унылая надежда, но она еще теплилась.
– Что ж, придется простить тебя за то, что ты меня подставила.
Улыбка тронула мои губы. Даже в самых отвратительных ситуациях Брайан умудрялся поднять мне настроение.
– Обещаю в следующий раз принять твое приглашение,– сказала я.
А поскольку я собиралась выжить, то надеялась исполнить обещание.
– Ну, тогда до следующей встречи.
Я уже хотела закончить разговор, когда меня посетила гениальная идея.
– Брайан!
– Да, Дженн?
– Подожди секунду. Мне нужна твоя помощь.
– Ничего не выйдет. Для меня это слишком извращенный способ.
– Насколько мне известно, нет способов, слишком извращенных для тебя.
– Верно,– не стал отпираться он.– Давай предлагай.
– Тот парень, с которым я сейчас, интересуется головоломками. Мы как раз разгадываем одну из них, и я бы хотела произвести на него впечатление, понимаешь? Но у меня ничего не получается.
Я не была уверена, что Брайан мне поверит, но рассказывать ему правду не хотелось. Брайан мог проболтаться полицейским, как бы я ни просила его молчать.
– Головоломки,– проворчал он, и мне показалось, что я уловила в его голосе любопытство.– Какого рода головоломки?
– Ну, вроде кроссвордов. Как раз то, что тебе всегда нравилось.– Теперь я говорила шепотом: вдруг Девлин вернулся из кухни и стоит рядом с ванной.– Я не хочу, чтобы он узнал, что я обращалась за помощью. Ты можешь побыстрее?
– Нет, если ты не расскажешь, в чем состоит головоломка.
– Правильно.
Тут только я сообразила, что не взяла с собой в ванную наши записи. Я глубоко вздохнула и заставила себя успокоиться. Вот уже несколько часов подряд я пытаюсь разгадать этот ребус. Мне удавалось запоминать целые песни за гораздо меньшее время. Слова наверняка остались у меня в памяти. Нужно только вытащить их наружу.
Неожиданный стук в дверь заставил меня вздрогнуть.
– Дженн, с тобой все хорошо?
– Да. Я приводила себя в порядок, когда мне позвонил приятель. Мы должны были сегодня встретиться.
– Понятно.– Он немного помолчал, а потом заговорил, понизив голос: – Надеюсь, ты ему ничего не рассказала?
– Что? Нет! Конечно нет.
В это время Брайан напевал мне в ухо мелодию из «Риска», а по другую сторону двери молча стоял Девлин. Наконец он сказал:
– Ладно, пиццу принесут через сорок минут.
– Чудесно, великолепно. Я скоро.
– Что-то я не слышу в твоем голосе страсти,– заметил Брайан.
– Первое свидание.
– И ты рассчитываешь, что он воспылает к тебе любовью, если ты сумеешь решить головоломку?
– Лучше заткнись и помоги мне.– Поскольку он молчал, я решила, что Брайан согласился заткнуться.– Послушай, в чем состоит головоломка.– Закрыв глаза, я постаралась представить себе запись в блокноте.– «Заставьте Барбару Кук играть профессионально и ищите ее белого рыцаря на реке, она...»
– Постой-ка! – прервал меня Брайан.– Лучше скажи правду. Это действительно какое-то извращение!
– Просто помоги мне.
– Хорошо, хорошо.
Я услышала, как он постукивает по зубам резинкой на конце карандаша – ужасная привычка, от которой он никак не хотел отвыкать.
Послышался гудок.
– Твой телефон?
– Подожди.– Пауза.– Незнакомый номер. Господи, я надеялся, что это Ларри. Я справлюсь с Фифи, если буду не один.
– Брайан...
– Извини. Головоломка. Так. Первая часть довольно простая.
– Я слушаю.
– Барбара Кук. Она актриса, отсюда слово «играть». Ну а «профессионально» означает, что речь идет об одной из ее ролей. В действительности о самой известной.
– Откуда ты знаешь? – спросила я.
– Из-за следующей части. Поиски белого рыцаря. Именно этим она занималась...
– В «Музыкальном человеке»! – закончила я.– Песня белого рыцаря! Ты гений.– Я помолчала – мгновение тишины, в которое мы оба отдавали должное его гению.– Вот только...
– Да. Все остальное. Как ты сказала? Искала своего белого рыцаря на реке?
– Угу. У тебя есть какие-то мысли? У меня их точно не было.
– Нет, но...
– Что-то знакомое,– подсказала я, надеясь, что у него возникнет какая-то ассоциация.
– И тебе так кажется?
– Да. Что-то вертится в голове, но я никак не могу сообразить.
– Ладно, давай вспомним, что нам известно. Она библиотекарь. Она ищет рыцаря на реке. Какого рыцаря? И кстати, на какой реке? На Ист-Ривер? На Гудзоне?..
– Подожди! – От возбуждения я чуть не уронила телефон.– Она библиотекарь, а Библиотечный бар находится в отеле «Гудзон»! Так и есть! Это совершенно очевидно!
Запутанно и причудливо, но очевидно. В особенности когда известно, что в основе ИБП лежит игра в «Мусорщика» , ведущаяся по всему городу.
– Как мы узнаем, что нашли правильную разгадку? – спросил Брайан.
– Я уверена,– заявила я.– Иначе быть не может.
– И это все?
– К сожалению, нет,– вздохнула я.
– Хорошо. Потому что это гораздо интереснее, чем в очередной раз смотреть по телевизору «Поменяться местами»  в компании Фифи.
Честно говоря, я бы с удовольствием провела вечер перед телевизором. Однако я не стала говорить об этом Брайану, а перешла ко второй части головоломки:
– Так вот, «она должна найти...» Би-ип. Вновь загудел телефон.
– Подожди.
Он исчез и через пару секунд снова проклюнулся:
– Ларри, благодарение Богу. Клянусь, я буду должен ему пару извращенных удовольствий, но все равно я ему благодарен, ведь он спасает меня от вечера в аду.
– Брай...
– Люблю тебя, куколка. Надеюсь, у тебя получится классное свидание и вы займетесь чем-нибудь более интересным, чем разгадывание головоломок.
– Брайан! Подожди!
Но он уже почмокал в трубку, а потом я услышала короткие гудки. Проклятье!
Я набрала его номер, но он включил автоответчик. Я попросила его перезвонить, прекрасно понимая, что не стоит на это особенно рассчитывать. Если бы мне пришлось выбирать между головоломками и свиданием, я бы тоже выбрала свидание.
Конечно, мне было немного обидно, что Брайан меня бросил, но предаваться унынию было некогда. К тому же он думал, что я играю в довольно глупые игры. И не следует забывать, что он помог мне разобраться с первой частью головоломки. Уже хорошо, не так ли?
Девлин поднял голову, когда я вошла в гостиную.
– Я пытался напасть на след через «Срочную доставку». Ничего не вышло. Босса нет на месте. Я оставил сообщение с просьбой позвонить, но мне сказали, что до завтра ее не будет.
– Ну а мне удалось сделать шаг вперед,– заявила я.– Теперь я знаю решение первой половины головоломки.
– Ты серьезно? – Он с уважением посмотрел на меня, и я гордо вздернула подбородок.– Давай, не томи.
Я не заставила просить себя дважды.
– Великолепно,– сказал Девлин, и я слегка покраснела от его похвалы.– Но как быть с оставшейся частью загадки?
Ну вот, опять он все испортил.
– Продолжаю работать,– проворчала я.– А у тебя есть какие-нибудь идеи?
– Здесь сказано, что она найдет ответ,– заметил он.– Возможно, речь идет о нас.
– Если мы отправимся в Библиотечный бар, мы сможем там найти ответ на... что-то,– сказала я, хотя все и так было понятно.
– Точно.
– Но о чем идет речь?
– Понятия не имею. А ты?
Я покачала головой, отчаянно пытаясь заставить себя думать. Я отлично знала, что сейчас это очень Важно. Да, с большой буквы.
Игра велась всерьез, и я должна была решить задачку – и быстро! – в противном случае я умру. Совсем как бедняга Эдди, который не любил своего мишку.
Проблема заключалась в том, что мне было трудно во все это поверить. Не знаю, как вы, но я не столь часто попадала в ситуации, в которых решался вопрос жизни и смерти. Если бы кто-нибудь приставил к моей голове пистолет, наверное, я бы поняла, что дело дрянь. А так... Определенно, я получила не ту роль. Ну, вы понимаете: «Сегодня роль Женщины в Беде будет исполнять Дженнифер Крейн». А у меня даже нет сольной песни. Более того, я не хочу быть женщиной в беде. Я хочу быть главной героиней. Ларой Крофт в мюзикле. Вполне подходяще, мне кажется, ведь она была героиней видеоигры, а вся эта история началась как компьютерная игра.
Вот только Лара не стала бы убегать. Она бы пошла навстречу опасности. И одержала бы победу. После того как раздала бы десяток увесистых ударов.
Значит, пришло время переходить к нападению.
– Возможно, нам следует туда поехать. В Библиотечный бар. А остальное додумаем по дороге.
Я посмотрела на часы. Еще не было десяти. Бар будет открыт несколько часов.
– Звучит разумно. Поехали.
Я оглядела Девлина с головы до ног. Я до сих пор не знала, что с ним произошло, но у меня создалось впечатление, что он просидел взаперти несколько дней. Однако Девлин готов был покинуть свое убежище – ради меня.
И мне вдруг стало необыкновенно приятно. Я взяла его под руку, и мы отправились искать Великого волшебника из страны Оз. Или библиотекаршу Мэриан. Или еще кого-нибудь в том же роде.

Глава 23
ПТАШКА

Я самая счастливая девушка на планете. Мне это точно известно. В противном случае зачем провидение одарило меня такой ослепительной улыбкой? Игра, встреча с Риардоном.
Все получилось безупречно. Разве может быть лучше?
Я размышляю на эту тему, сидя в своем номере в «Уолдорфе» и раскрашивая ногти на ногах лаком, купленным в «Сефоре». Макияж я уже успела поправить. На самом деле даже дважды. Я решила использовать персиковые тона, как для лица, так и для ногтей. Сначала хотела выбрать красный цвет, но потом отказалась от этой идеи. И дело не только в том, что красный цвет не входит в мою палитру,– он слишком привлекает внимание.
Пока подсыхает лак на руках, я сосредоточиваю все свое внимание на пальцах ног, в особенности на мизинцах. Дело непростое, и я полностью в него погружаюсь, но тут гудит мой компьютер, сообщая, что мне пришло письмо.
Конечно, для большинства девушек это не стало бы крупным событием. Однако я просидела в тюрьме пять лет, и мне не слишком часто писали. Да и сейчас я получаю письма только из двух источников: от ИВП и молодого парня, с которым мы занимаемся виртуальным сексом. Во всяком случае, я думаю, что мой онлайновый любовник молод и принадлежит к мужскому полу. Впрочем, если не забывать о возможностях Интернета, может быть все, что угодно. Меня это не слишком волнует. Кем бы он ни был, я прекрасно провожу время.
Негромкое гудение волнует меня, я быстро заканчиваю возиться с мизинцем и подхожу к компьютеру. Если это мой дружок, то я вполне созрела для любовных игр. Однако я надеюсь, что сообщение пришло от ИВП. Успех при выполнении предыдущего задания опьяняет, и мне хочется продолжения.
Конечно, я понимаю, что у меня не слишком много шансов. В конце концов, правила игры сформулированы достаточно четко, и я не могу атаковать Жертву до тех пор, пока он не разгадает первую головоломку. Поскольку он получил послание всего несколько часов назад, я понимаю, что мне еще рано вступать в игру.
Тем не менее я знаю Девлина Брейди. Он умен. Не следует забывать, что именно он виновен в том, что я попала в тюрьму. А всякий мужчина, который на это способен, должен обладать умом и мужеством.
Не исключено, что такой мужчина вполне сможет справиться с первым заданием.
Все эти мысли проносятся у меня в голове, когда я на пятках иду к компьютеру. Взглянув на экран, я вижу, что послание пришло от ИВП, и, должна признаться, даже немного влюбляюсь в мистера Девлина Брейди. Человек, который способен так быстро продвигаться вперед в этой игре, будет достойным противником.
Однако мое возбуждение гаснет, когда я читаю сообщение. Брейди еще не сумел сделать первый шаг. Зато в игре появился новый персонаж.
По правде говоря, это даже лучше.
Я так счастлива, что читаю сообщение снова и снова, пока подсыхает лак на ногах:

>>>http://www.playsurvivewin.com<<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР СООБЩЕНИЙ

На ваше имя пришло одно новое сообщение.
Новое сообщение:
Кому: Пташке
От кого: Идентификация заблокирована
Тема: Новый игрок
Защитник получил помощь из внешнего источника. Источник идентифицирован как Брайан Рейд, адрес включен в его анкету.
Судьба дополнительного игрока: на усмотрение Убийцы
>>>Прилагается аудиофайл: Telephone.wav<<<
>>>Дополнительная анкета: BR_profile.doc.<<<

Я обхватываю себя руками, наслаждаясь тремя восхитительными словами: на усмотрение Убийцы. Почему они так мне нравятся? Потому что означают, что я могу сделать все, что захочу. Дженнифер Крейн вовлекла в игру нового человека, и он стал дичью. А самое замечательное, что его убийство не вызовет у меня чувства вины (впрочем, если честно, я никогда не испытываю чувства вины). Ведь не я обратилась за помощью к Брайану Рейду. Это сделала Дженнифер. Его смерть будет на ее совести. Да, на курок нажму я, но она дала мне право на следующий ход.

Глава 24
ДЕВЛИН

В такси по дороге к отелю «Гудзон» Дженнифер забилась в самый угол сиденья, притворяясь, что просто задумалась. На самом деле она была напугана. Напугана до ужаса.
Девлин знал, что должен погладить ее по плечу и сказать, что все будет в порядке. Но ему хотелось совсем другого. Он мечтал, чтобы все действительно закончилось хорошо. Чтобы ее жизни больше не угрожала опасность и она перестала испытывать страх.
Но говорить с ней об этом? Быть белым и пушистым, держать ее в своих объятиях, дать поплакать на своем плече?
Нет.
Он не способен зайти так далеко.
Он готов дойти только до отеля.
Дженнифер немного повозилась и вытащила из сумки сотовый телефон. Девлин слышал, как она набрала номер и попросила позвать Эндрю Гаррисона. Немного подождала, нахмурилась, а потом убрала телефон и посмотрела на Девлина.
– Неприятности? – сразу же спросил он.
– Не знаю. Сказали, что его уже выписали. А я думала, он останется в больнице на ночь.
– Они не имеют права его задерживать, если он хочет уйти,– объяснил Девлин.– И меня не удивляет, что он постарался побыстрее оттуда убраться. Могу спорить, что он направился в Вашингтон. Ты говорила, он иногда работает в доме Мелани?
Дженнифер кивнула, поглаживая большим пальцем телефон.
– Я хочу ему позвонить, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. И сказать, что я сожалею. Но...
Она замолчала, и он понимающе кивнул.
– Но ты боишься еще раз входить с ним в контакт. Да, я знаю это чувство.– Он положил руку ей на колено и посмотрел в глаза.– Не сомневаюсь, что он тебя поймет.
– Благодарю,– тихо произнесла Дженнифер.
– За что?
По ее лицу промелькнула улыбка.
– За то, что ты оказался дома. За то, что впустил меня.
– Никаких проблем,– ответил он и с некоторым удивлением обнаружил, что говорит искренне.
Они молча проехали квартал, а потом Девлин сказал:
– Нам нужно...
– Я знаю. Поработать над подсказкой. Давай попробуем что-нибудь придумать.
Они обменялись несколькими идеями, но ничего не получалось. Неожиданно Дженн посмотрела на него сверкающими глазами.
– Все подсказки связаны с бродвейскими мюзиклами, так? А мы оба выступали в мюзиклах. И подсказки должны носить общий характер.
– Правильно...
– Поскольку первая подсказка должна быть проще остальных, давай вспомним мюзиклы, в которых ты выступал. Ведь никто лучше тебя этого знать не может, верно? И благодаря этому подсказки становятся легкими.
Девлин кивнул:
– Неплохая мысль. Так, дай-ка подумать.
Загибая пальцы, он стал перебирать спектакли, в которых принимал участие, а Дженнифер смотрела на него с таким благоговейным восхищением, что он с трудом сдерживал довольную улыбку.
– «Вестсайдская история», «Фальцет», «В лесу», «Человек из Ламанчи», «Кабаре»...
– Подожди,– прервала его Дженн.– «Человек из Ламанчи»?
– Летний репертуар,– пояснил Девлин.
– Там есть песня, помнишь? «Рыцарь печального образа».
– Верно,– согласился он.– «Человек из Ламанчи» написан по мотивам...
– «Дон Кихота»,– торжествующе закончила Дженн.– А это действительно старая книга. Кажется, в Библиотечном баре полно старых книг?
– Они, вероятно, предпочитают называть их редкими. «Старые книги» звучит так, словно их нашли в бабушкиной кладовке.
– Разве что у твоей бабушки, потому что у моей вся кладовка забита коробками с «Эсте лаудер». Коллекция подарков, прилагающихся к покупкам, собранная за целую жизнь.
– В любом случае мы на правильном пути.– Девлин широко улыбнулся.– Мы молодцы.
– Молодцы? Мелко плаваешь. Мы ужасно крутые!
Еще целых три минуты они наслаждались своей крутостью, а потом такси остановилось перед совершенно непримечательным входом – просто отверстием размером с обычную дверь, прорезанным в белой стене. Еще более непримечательным делали этот вход строительные леса – неотъемлемая часть Нью-Йорка,– по которым рабочие поднимались на верхние этажи здания.
Они на секунду задержались перед входом, и Девлин успел заметить, как в глазах Дженнифер промелькнул страх, тут же сменившийся решимостью.
Да, они оказались в жутком положении, но она не сдавалась. Тут Девлин должен был отдать ей должное. Его жизнь пошла под откос еще раньше, и сейчас он висел над бездной, с трудом удерживаясь на кончиках пальцев.
Они свернули направо и ступили на крытый эскалатор, вызывающий чувство клаустрофобии.
Раньше Девлин не бывал в этом отеле, хотя помнил несколько свиданий, которые едва не закончились в Библиотечном баре или в баре «Гудзон». Однако ему всякий раз мешала работа: включался пейджер, и приходилось расставаться с девушкой. Когда Дядя Сэм платит тебе деньги, ты быстро привыкаешь к прерванным свиданиям и странному распорядку жизни. К несчастью, его девушки не хотели мириться с таким положением вещей. Они всегда приходили в ярость, когда он оставлял их в одиночестве.
На мгновение он вспомнил женщину из бара. Не исключено, что это лучший способ общения с противоположным полом. В баре. Когда оба охвачены желанием. Без имен, обязывающих связей и воспоминаний.
– Девлин?
Он с удивлением повернулся и вдруг понял, что потирает неожиданно заболевший затылок.
– Ты в порядке? – спросила Дженнифер.
– Да, все нормально.– Девлин тряхнул головой и опустил руку.– Так, промелькнуло одно воспоминание.
– Плохое?
– Нет. Да.– Он закрыл глаза и глубоко вздохнул.– Один из эпизодов, которыми не стоит гордиться.
Она с любопытством посмотрела на него, но не успела ничего спросить, потому что в этот момент эскалатор достиг верха и они оказались в центре вестибюля, который производил сильное впечатление – Девлин не мог не признать этого даже в своем нынешнем состоянии. Перед ними располагалась стойка администратора, а дальше высилась стеклянная стена, большая часть которой была покрыта плющом, настолько густым, что все помещение словно тонуло в нем. Девлину вдруг вспомнился его первый поход в зоопарк, в зал тропических джунглей. Только в джунглях не бывает таких громких звуков. Волна шума, наплывавшая со стороны бара, заполняла все пространство подобно вездесущему плющу. Эти растения, подумал Девлин, являлись обязательной частью акустического снаряжения. Без них грохот далеких усилителей был бы невыносим. Дженн пришла в полнейший восторг.
– Потрясающе, правда? – почти прокричала она.– Мне здесь нравится!
– Да, впечатляет,– ответил Девлин. Однако при этом подумал: «Выбор цыпочки».
Сам бы он предпочел спортивный бар.
Юноша в черном приветствовал их с европейским акцентом и предложил свою помощь, но Дженн уже тащила Девлина за собой. Они свернули налево, потом направо и оказались в коротком коридоре.
Потом они миновали бар «Гудзон», который, похоже, и был источником музыки. Создавалось впечатление, что набитый под завязку красивыми людьми бар вибрирует от избытка энергии.
Стеклянные столики стояли на стеклянном полу, постоянно меняющем цвет.
Проходя мимо бара, Девлин окинул помещение быстрым взглядом, радуясь, что им туда не нужно, а затем облегченно вздохнул, когда они свернули за угол и он почувствовал, что к нему вернулся слух.
– Привет,– прошептал он.
Дженн остановилась и посмотрела на него.
– Встретил знакомых?
– Просто проверка. Теперь я снова себя слышу. Какое блаженство!
Она закатила глаза и зашагала дальше, мимо столиков и стульев, стоящих возле стены с многочисленными окнами, которые выходили в каменный внутренний дворик. Девлин пожал плечами и последовал за ней, удивляясь, когда он успел постареть. Впрочем, ему еще не было сорока, и, возможно, процесс еще не стал необратимым.
В отличие от оглушительной музыки бара «Гудзон» в Библиотечном баре царила тишина. Изящество старого мира сочеталось здесь с прихотями воображения. Особое внимание привлекали мягкие кожаные кресла, деревянные панели и картины с коровами. Девлину пришлось признать, что коровы придают заведению особый шарм.
В углу находился бар, где хозяйничала женщина с вьющимися черными волосами. Несколько мужчин сидели на табуретах и завороженно наблюдали за тем, с какой ловкостью она смешивает мартини.
Усевшись за стойку, Дженнифер и Девлин стали ждать, пока она обратит на них внимание.
Дженн закинула голову назад и, слегка поворачиваясь, созерцала верхнюю часть зала. Хотя бар и назывался Библиотечным, он совсем не походил на библиотеку. Здесь был высокий потолок с узкой подвесной дорожкой на высоте около десяти футов. Верхняя часть стен представляла собой встроенные книжные полки, на которых размещались самые разные старые книги. Довольно-таки пыльные, кстати. Наверное, в этом есть какой-то резон, подумал Девлин. В конце концов, они действительно старые. И редкие.
Барменша подошла к ним, и Девлин подался вперед.
– У вас есть «Дон Кихот»?
Она склонила голову набок.
– С ананасовым соком и текилой, что ли?
– Это книга,– сказал он и с трудом сдержал смех, когда на ее лице появилось недоуменное выражение. Он поднял руку и показал на полки.– Ну, вы понимаете... книги.
– А, понятно.– Она нахмурила лоб.– Я не знаю, что у нас есть.
Девлин быстро переглянулся с Дженн, но та пожала плечами, и он вновь повернулся к барменше.
– А что, если я захочу почитать книгу?
Девушка, прищурившись, посмотрела на него сквозь модные очки цвета фуксии.
– Почитать?
– Ну да. Понимаете? Читать. Мне кажется, в библиотеке именно этим и занимаются.
– Но здесь не библиотека,– заявила она и забавно поджала губы.
Наверное, подумала, что он опасен и ей следует держаться от него подальше. Что ж, возможно, она правильно подумала.
– Однако это место называется Библиотечным баром.
Барменша встряхнула шейкером для мартини.
– Да, причем с ударением на слове «бар».
– Девлин...– вмешалась Дженн, положив руку ему на плечо.
Ему и в голову не пришло отстраниться. Более того, прикосновение легкой ладони к плечу понравилось ему и навело на мысль, что они могут разыграть схему «плохой и хороший полицейский». Девлин вновь вспомнил о женщине из пивного бара – женщине, чьи трусики он нашел у себя под диваном. В течение примерно тридцати семи секунд она помогала ему чувствовать себя живым. Может быть, с Дженнифер Крейн это ощущение продлится целую минуту.
Может быть, но сейчас не время об этом думать.
– Значит, книги стоят только для интерьера? – спросил он.
Барменша кивнула.
– И у вас нет лестницы, по которой можно подняться наверх и посмотреть на них?
– Нет,– ответила девушка. Девлину показалось, что она начинает сердиться.– Думаю, главное здесь – атмосфера. Это вам не спортивный бар, где бейсбольные команды лупят по своим отвратительным мячам в дальнем углу.
– Ну, от этого никому плохо не бывает,– сказал он, заслужив укоризненные взгляды не только барменши, но и Дженн.
Что называется, сыгрались.
– И если уж на то пошло,– заявила барменша,– у нас есть выставка.
– Неужели? – вклинилась Дженн, прежде чем Девлин успел что-то сказать.
Девушка указала на центральную часть зала.
– Видите большие кожаные кресла? Вам ведь нужно куда-то ставить вашу выпивку, не так ли?
– И вы ставите стаканы на редкие книги? Еще один уничтожающий взгляд в его сторону.
– Это демонстрационные витрины. Из стекла. Полагаю, кто-то из сильных мира сего начал думать как вы, поэтому они отобрали самые крутые из старых книг и поместили под стекло.
– Эти сильные мира сего были очень изобретательны,– заметил Девлин.
– Вам выписать счет? – спросила барменша, делая попытку закончить разговор и избавиться от назойливых посетителей.
– Мы не пьем.
Он отошел от стойки, не обращая внимания на презрительное фырканье барменши, и оглядел зал.
Дженн уже прошла через зал и вперилась взглядом в выставочную витрину, размещенную у дальней стены. Повернувшись к Девлину, она покачала головой. Нельзя ждать, что все будет так легко.
Если кто-то и переживал из-за того, что в Библиотечном баре нет библиотеки, то это никак не сказывалось на числе посетителей. Зал был переполнен. Все кожаные кресла и изящные, обтянутые парчой диваны были заняты. Более того, люди стояли так близко друг к другу, что нарушали американский стандарт личного пространства.
Поскольку Девлин плевать хотел на личное пространство, он врезался в ближайшую группу, небрежно бросив на ходу: «Извините», и принялся изучать витрину, расположенную между диваном и двумя креслами.
– Вы в своем уме? – осведомилась женщина в изумительном шелковом костюме и с такими же изумительными ногами.
– Не вполне,– признался Девлин.
Как и обещала барменша, под стеклом были выставлены книги: «Давид Копперфильд», несколько книг К. С. Форестера и даже первое издание «Алисы в Стране чудес».
Но только не «Дон Кихот».
Девлин выбрался из толпы, улыбнувшись женщине и коротко бросив: «Я вам позвоню». Затем перешел к другой витрине, стоящей между двумя креслами.
И вновь ничего.
Он уже направился к очередной витрине, когда возле него появилась Дженн и потянула его за локоть.
– Я нашла! – прошептала она.– Вон там. Она указала в дальний угол бара, где стояли два кресла с изогнутыми спинками, на которых устроилась подвыпившая парочка, держась за руки над украшенной резным орнаментом витриной.
– Книга там,– продолжала Дженн с сияющим лицом.– «Дон Кихот». Остается только извлечь ее наружу.

Глава 25
ДЖЕННИФЕР

Мы нашли книгу, и это было хорошо.
Однако книга находилась под стеклом. И это было плохо.
Стекло было частью витрины, уместившейся между этой самой влюбленной парочкой. Я подошла ближе и вытянула шею, чтобы рассмотреть книгу.
– Можно мне быстренько взглянуть? – спросила я.
Мужчина, от которого несло алкоголем, пожал плечами. При этом он посмотрел на меня так, что это должно было возмутить его подружку. Я не стала обращать на него внимание и наклонилась к витрине. То, что мне было нужно, находилось всего в нескольких дюймах от меня. Книга в кожаном переплете, рядом с которой лежала небольшая табличка, содержащая сведения о книге. Среди прочего там сообщалось, что это дар Ивлина В. Пинслоу.
Я попыталась поднять стеклянную крышку и не слишком удивилась, когда обнаружила, что витрина закрыта на замок. Не удивилась, но все же почувствовала досаду. Я оглянулась на Девлина – он уже решительно направлялся к барменше. Я поспешила за ним.
– Есть ли возможность открыть вон ту витрину? – спросил он у девушки.– Нам необходимо рассмотреть книгу.
– Нет. И вообще хватит. Чего вы, собственно, добиваетесь?
– А как насчет менеджера? Мы можем с ним поговорить?
– Сегодня дежурного менеджера нет. Есть только я.
Она одарила его обаятельной, хотя и не совсем искренней улыбкой.
– А как насчет менеджера отеля?
Барменша пожала плечами и вздохнула.
– Хорошо, подождите.
Закончив смешивать коктейль, она предупредила следующего клиента, что ему придется немного подождать. При этом она так закатила глаза, что тот ухмыльнулся, тут же объединившись с ней против всех психов на свете.
Барменша вытащила из-под стойки сотовый телефон, набрала номер, подождала немного, а потом заговорила с неким Гарри, вероятно ночным менеджером. Она объяснила, что клиенты хотят посмотреть одну из редких книг. Выслушала ответ, кивнула и сказала:
– Ладно, спасибо.
И повесила трубку.
– Ну? – нетерпеливо спросила я.
– Он сказал «конечно». Приходите завтра утром, когда здесь будет мистер Банистер. Он вам поможет.
– Но нам...
– Ладно,– вмешался Девлин.– Конечно. Спасибо.
Он потащил меня за собой, так крепко сжав мою руку, что я рассердилась.
– Что ты делаешь? – спросила я.– Нам нельзя ждать до утра. В десять кончается мое время! Неужели ты не можешь выстрелить в замок? Или, еще лучше, прикончить эту идиотку?
– Превосходная мысль,– ответил Девлин.– Но, думаю, стоит найти Гарри и убедить его, что нам необходимо взглянуть на книгу. Мы можем сказать, что играем в «Мусорщика» и нам обязательно нужно подержать книгу в руках.
– Ты можешь показать свой значок ФБР?
Он помрачнел и покачал головой.
– Я бы так и сделал, если бы он у меня был. Нет, в данный момент я такой возможностью не располагаю.
– А-а.
Я поняла, что обнаружила больное место Девлина Брейди. Но сейчас было не время бередить раны.
Его губы дрогнули в усмешке.
– Быть может, ты просто-напросто возьмешь верхнее «до» и разобьешь стекло? А потом мы сбежим.
Я скрестила руки на груди и сурово посмотрела на него.
– Ты же знаешь, что это миф. Даже если я сумею взять эту ноту, стекло не разобьется.
– Да ладно, я пошутил.
– Но это может сработать,– возразила я.– Женщина, которая ведет себя вызывающе и поет во всю мощь своих легких, обязательно привлечет внимание менеджера. Очень быстро.
К тому же этот план был эффектным. А я обожаю театральные эффекты.
– Я не уверен...
Однако я уже вручила Девлину свою сумку.
– Будь наготове.
– Дженн, ты не станешь...
Но у меня не было времени на уговоры. Я быстро вошла в роль, перевоплотившись из раздающей пинки Лары Крофт в сварливую Лолу. Когда парень, сидевший возле книги, разинул рот, я уселась к нему на колени и запела «Чего хочет Лола», одну из своих самых любимых песен из «Проклятых янки».
– Прошу прощения! – взвизгнула влюбленная подружка, которую совсем не вдохновило мое выступление.
Но поскольку ее возмущение также входило в мой план, я была готова ей рукоплескать.
Ну а ее парень и вовсе не возражал. Он был слишком шокирован. И это меня также устраивало. Я задрала ноги вверх и прижалась к его груди, продолжая петь о том, что он глупец, а я неотразима.
– «Сдавайся»,– пропела я и для убедительности ткнула его в грудь.– «Сда-вай-ся».
Люди стали оборачиваться в нашу сторону. Именно этого я и хотела. За исключением того, что в своих фантазиях я всегда исполняла сольный номер на сцене, а вовсе не в баре.
– Хватит уже! – крикнула барменша.– Клянусь, если вы не прекратите это безобразие, я вызову охрану.
Девлин нахмурился, и я поняла, о чем он думает: охрана нам ни к чему.
Я подошла к концу песни и не знала, остановиться или продолжать, но тут мне удалось перехватить взгляд Девлина.
– Продолжай,– произнес он одними губами.
И я продолжила. Уж не знаю, что он намеревался сделать, но я ему доверяла. И еще меня радовало, что он проникся духом моего плана.
Я плавно перешла на «Кто знает боль», все еще оставаясь в роли Лолы, а на слове «мамбо» схватила пьяного влюбленного за руку и заставила встать с кресла.
Песня была быстрой и энергичной – короче, мамбо. И мы стали танцевать, точнее, танцевала я. А поскольку я крепко держала парня за руки, ему ничего не оставалось, как присоединиться ко мне. Мы не получили бы награды за мастерство, но наше представление произвело желаемый эффект. Влюбленная девушка вскочила на ноги, как фурия, и попыталась нам помешать. Это не входило в мой план, и я стала стремительно передвигаться с моим ошалевшим партнером к другому столику. К этому моменту там уже никто не сидел – вокруг нас собралась толпа. Вокруг меня, парня и пытающейся помешать нашему танцу девушки.
Я услышала, как барменша кричит с противоположной стороны зала:
– Все, я вызываю охрану! Шутки кончились!
Краем глаза я увидела, что она схватила телефон. Я постаралась не особенно беспокоиться из-за этого, поскольку у меня появились более основательные причины для тревоги. Например, тот факт, что Девлин, не теряя времени, орудовал ножом, пытаясь вскрыть замок и достать «Дон Кихота».
О черт!
Чтобы отвлечь от него внимание, я повернулась к своему пленнику, продолжая танцевать и петь во всю мощь своего голоса: «Кому нужны таблетки, когда у нас есть мамбо?» А когда мне удалось взять особенно высокую ноту, я резво вскинула ногу.
Честно говоря, эту песню совсем нелегко петь без сопровождения, и не думаю, что у меня получилось удачно. Тем не менее все смотрели и смеялись, а у меня появился лишний повод гордиться собой. Жаль, что сейчас меня не видели парни, которые присутствовали на прослушивании для «Карусели»...
Я бросила взгляд в ту сторону, где находился Девлин, и обнаружила, что его там больше нет. Пора было заканчивать представление. Я остановилась, прижала к себе своего партнера и поцеловала его. (В щеку. В конце концов, мне не хотелось портить его отношения с девушкой.) Потом я оттолкнула его и повернулась к девушке.
– Замечательный танцор,– сказала я.– Отлично держит ритм.
А потом, не обращая внимания на шум толпы и крики барменши, стала уносить отсюда ноги.
Девлин, благодарение богу, уже ждал в противоположном конце зала. Он схватил меня за руку, и мы помчались по вестибюлю. Над нами нависал потолок, увитый плющом, вслед неслась оглушительная музыка из бара. Мы проскользили по полу, свернули в коридор и вскочили на идущий вниз эскалатор, который вынес нас на тротуар.
Сердце бешено стучало у меня в груди. Тяжело дыша, я прислонилась к строительным лесам. Рядом остановился Девлин, упершись руками в колени и не сводя с меня глаз.
– Скажи мне, что книга у тебя,– с трудом выговорила я.
– У меня, у меня,– сказал он.– Пошли отсюда.
И он побежал в сторону Седьмой авеню, а я – за ним, стараясь не отставать. Перед тем как свернуть за угол, я обернулась, но не увидела бегущих за нами вооруженных охранников. Похоже, нам повезло.
Постепенно мы перешли на быстрый шаг, и Девлин взял меня за руку.
– У тебя потрясающий голос, тут нет ни малейших сомнений. Но неужели ты никогда не слышала выражения «действовать тонко»?
– Зато у меня получилось, разве нет? К тому же от тебя никаких блестящих идей не поступало.
– Верно. И ты неплохо справилась. Действовала без всяких тонкостей, однако это сработало.
Я даже остановилась.
– Значит, ты не собираешься меня критиковать?
– Просто констатирую факт. Не останавливайся здесь. Нам необходимо двигаться.
Он был безусловно прав. Я поспешила за ним.
– Куда мы идем?
– Туда, где сможем спокойно посидеть и внимательно изучить книгу.
– Правильно.
Внезапно до меня дошло, что мы совершили самую настоящую кражу. Прежде я и не подозревала, что способна на такое. Но я не испытывала ни малейших угрызений совести. Книга была нам необходима, чтобы сохранить мне жизнь. Мы ее добыли. И за это нас следовало похвалить, а не надевать на нас наручники и фотографировать для тюремного досье. Коли на то пошло, мы заслужили продолжительные овации всего зала.
Еще раз свернув за угол, мы нырнули в бар. Здесь было полно посетителей, но Девлин каким-то чудом умудрился добыть для нас столик, удобно расположенный под бронзовым лангустом, который вращался у нас над головами. Честное слово, я не шучу.
Мы с огромным облегчением опустились на стулья, и Девлин отодвинул в сторону грязные стаканы, оставшиеся от прежних клиентов. Затем он вытащил из-под куртки книгу и шлепнул ее на стол.
Должна признаться, что мне стало немного не по себе. Вовсе не из-за того, что мы ее украли,– мы обязательно ее вернем, когда все закончится,– а из-за того, что книга покинула свое надежное убежище. Я мало что знала о хранении редких книг; кто знает, а вдруг теперь она начнет плесневеть и в ней заведутся жучки?
На красном переплете был изображен рыцарь в черном. Корешок украшало золотое тиснение. В целом очень красивая книга. Большая и тяжелая. Наверное, невероятно дорогая.
Девлин открыл книгу, и тут к нам подошел официант.
– Что вам принести?
– Ничего!
Девлин пристально посмотрел на меня.
– Виски. Со льдом. И одно пиво.
– А мне ничего не нужно,– заявила я.– Но не могли бы вы убрать это?
Я кивнула на грязные стаканы. В них еще оставалось пиво.
– Что, если он прольет твое виски, когда принесет его? Что, если ты сам его прольешь?
– Я буду аккуратен.
Девлин стал медленно переворачивать страницы.
– Откуда у тебя такая уверенность? Вполне возможно, что этой книге четыреста лет!
Он оторвался от изучения «Дон Кихота» и с любопытством посмотрел на меня.
– Ты знаешь Сервантеса?
– Когда ты выступал на сцене, тебя не беспокоило, что многие думают, будто все актеры – дураки? А сейчас тебя не волнует, что кое-кто может посчитать тебя безмозглым лакеем ФБР, слепо выполняющим приказы начальства?
– Намек понял.– Он постучал по книге.– Но это не первое издание. Оно на английском.
Я слегка покраснела. Я знала, что Сервантес написал «Дон Кихота» в начале семнадцатого века. За годы пыток, которые мой отец называл изучением общеобразовательных предметов, а я – адскими двенадцатью годами в частной школе, где мы должны были носить форму, я не раз изучала Сервантеса, хотя теперь помнила не слишком много. Твердое «С»  по литературе было предметом моей особой гордости. Впрочем, едва ли в ближайшее время мне предстояло обсуждать вопросы литературы семнадцатого века на какой-нибудь вечеринке.
– Ну и что из этого следует? Что книга не такая уж редкая? Разве это имеет значение? Мы добыли ее в Библиотечном баре. Мы не могли неправильно понять подсказку. Она была слишком причудливой и неясной. Однако книга оказалась там. Значит, мы не ошиблись.
– Да, мы все сделали правильно. И если тебе будет от этого легче, обязуюсь ничего не проливать на книгу. Возможно, ей не четыреста лет, но она старая и красивая.– Девлин закрыл книгу и осмотрел ее со всех сторон.– Не знаю, сколько она может стоить, но, судя по ее прекрасному состоянию, немало.
– Немало? Это сколько?
– Достаточно, чтобы считать нашу кражу уголовным преступлением.
– О, замечательно.
– Не беспокойся.
– А что мне беспокоиться? Если мы не расшифруем подсказку, я отправлюсь на тот свет еще до того, как меня арестуют.
Я заморгала и откинулась на спинку стула, ошеломленная реальностью такой ситуации. Мне удалось на время забыть об угрозе, сделать вид, что я лишь играю роль, но от этого ничего не менялось. Мне стало страшно.
– Дженн? Что с тобой?
Я повернулась к нему, широко раскрыв глаза, чтобы сдержать слезы.
– До меня только сейчас дошло. Со мной должно произойти нечто ужасное. Всего через несколько часов. Это не спектакль. Мы не в театре. И в третьем акте с потолка не спустится божество, чтобы меня спасти.
– Это сделаю я,– заявил он с такой уверенностью, что я невольно улыбнулась, и сжал мою руку.– Я люблю хэппи-энды, Дженн. И обещаю, что твоя история тоже закончится счастливо.
Клянусь, я едва не растаяла. Однако заставила себя встряхнуться и собраться с мыслями.
– Ладно. Я тебе верю.
Глупо было предаваться бесплодным размышлениям. Я не имела права тратить время ни на депрессию, ни на вспышки вожделения.
– Правда. Со мной все хорошо.
Девлин с сомнением посмотрел на меня, но я показала на книгу:
– Ты нашел там что-нибудь существенное?
Он немного помолчал, а потом покачал головой.
– Пока нет,– ответил он, продолжая перелистывать страницы.
– Ты не думаешь, что здесь должна быть какая-нибудь комбинация слов? Что-то вроде первого сообщения? Возможно, нам следует использовать тот же ключ для расшифровки чего-то еще?
– В таком случае наше дело дрянь.– Девлин взглянул мне в глаза.– Ты готова обработать все эти слова при помощи кода?
Я помотала головой.
– Я тоже. Но не думаю, что это потребуется. Тот код помог нам превратить бессмысленный набор букв в слова. Не представляю себе, как это может работать в обратном направлении. И даже если здесь есть одно или два слова, которые приобретут новый смысл после применения кода, откуда мы узнаем, какие именно следует взять? – Он покачал головой.– Нет, ключ должен находиться в самой этой книге.
– Или в какой-нибудь другой,– вздохнула я.– О боже, Девлин. Что, если в баре был еще один экземпляр «Дон Кихота»?
– Без паники,– сказал он.– Не нужно придумывать самых мрачных вариантов развития событий. Подсказка должна быть здесь.
– С чего ты взял?
– Потому что тут так сказано.
Я вытаращила на него глаза.
– Тут так сказано? О чем ты говоришь?
– Ты видела табличку?
– Ту, что лежала рядом с книгой? Да, конечно.– Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, что там было написано.– Самая обычная табличка.
– Не совсем,– с улыбкой возразил Девлин, вытаскивая из книги табличку и передавая мне.– Нам повезло, что я на всякий случай ее захватил.
– «Напечатано для членов Английского библиографического общества типографией \"Моррисона и Гиббса\" в Эдинбурге»,– прочитала я.– Точной даты нет, но здесь говорится, что книга вышла между тысяча восемьсот девяносто вторым и тысяча восемьсот девяносто четвертым годами. Это издание с ограниченным тиражом в сто экземпляров, а данная книга является даром Ивлина В. Пинслоу.– Я посмотрела на Девлина, все еще не понимая, к чему он клонит.– И что с того?
– Ивлин В. Пинслоу,– медленно произнес он.– ИВП.
– Черт возьми! – воскликнула я.– Это не может быть совпадением.
– Я тоже так подумал.– Девлин постучал пальцем по книге.– Давай попробуем это доказать.
И он вновь принялся перелистывать страницы, внимательно вглядываясь в текст. Здесь ничего. И здесь ничего.
А потом...
– Проклятье! Девлин! Посмотри!
Почти в середине книги между страницами лежал прозрачный листок папиросной бумаги.
– Я с трудом могу разобрать, что здесь написано,– сказала я, наклоняясь к книге и пытаясь прочитать слова.
Девлин последовал моему примеру, но вскоре признался, что у него ничего не получается. Похоже, наша подсказка была напечатана на допотопной печатной машинке со старой лентой. Из-за тусклого освещения ничего разглядеть не удавалось.
Тогда Девлин поднял листок ближе к свету, и мы, прищурившись, прочитали текст:

ПОСЕТИТЕ ДОМ СОЗДАТЕЛЯ «СМЕШНОГО МАЛЬЧИШКИ», «И ЭТО ПРОЙДЕТ», «НЕФРИТ» И «СТОДОЛЛАРОВЫЕ НОГИ»

– «Продюсеры»! – воскликнула я.
Я обожала этот спектакль, так что перечисленные названия были мне знакомы.
– Все это названия шоу, в которых продюсером был Макс Белысток,– добавила я, упомянув главного героя мюзикла «Продюсеры», пронырливого бродвейского продюсера, изобретавшего разные махинации, чтобы выпустить абсолютно провальный спектакль.
– Да,– задумчиво проговорил Девлин,– но что означает «дом создателя»?
– Я не уверена,– призналась я.– Возможно, нам следует посетить Сент-Джеймсский театр? Ведь именно там идут «Продюсеры».
– Пожалуй, стоит попробовать,– согласился он.– Других идей у меня нет.
Я не стала тратить время и напоминать, что время уже перевалило за полночь. Насколько мне известно, зрители покидают театр довольно быстро. Я боялась, что мы найдем темное пустое здание, однако попытаться все-таки стоило. Возможно, нам повезет. Или мы обнаружим прямо на фасаде театра написанное краской послание для нас. Я никогда не одобряла подобный вандализм, но в данном случае готова была сделать исключение.
Поскольку нам не удалось найти свободное такси, мы прошли несколько кварталов и вскоре оказались на 44-й улице, возле Сент-Джеймсского театра. Как я и предполагала, театр уже опустел и, хотя мы постучались в дверь, никто нам не ответил. Даже охрана.
– Закрыто до утра,– сказал Девлин.
Я промолчала. Все мои силы уходили на то, чтобы убедить себя, что это не имеет значения, поскольку подсказка где-то в другом месте. Вот только где?
– Дом Мела Брукса? – предположила я.
– Как мы узнаем, где он находится? – Девлин посмотрел на театр.– И мне по-прежнему кажется, что речь идет о Белыстоке. В противном случае там было бы написано «создатель Белыстока».
С ним было трудно не согласиться. Пока Девлин набирал номер театра, надеясь найти ночного сторожа, который мог бы нас впустить, я пыталась сообразить, где еще может находиться подсказка. Будь мы персонажами мюзикла, а я – исполнительницей главной женской роли, то в этом месте у меня, наверное, был бы большой сольный номер, чтобы я могла громко пожаловаться на судьбу. Скорее всего, это было бы где-нибудь ближе к концу первого акта. Я представила, как отчаянно взываю к небесам, сожалея об отсутствии подсказки, а потом бросаюсь на стену (так я и поступила, чтобы до конца прочувствовать настроение) и, оглядевшись вокруг, вижу подсказку на стекле, закрывающем афишу.
Я обдумала эту возможность и на всякий случай посмотрела на стекло. Никаких подсказок.
Да, сценарист из меня никудышный.
Или такой вариант: главная героиня роняет сумочку, из нее что-то вываливается, катится к решетке – и именно там обнаруживается подсказка.
У меня мелькнула мысль, не уронить ли сумку, чтобы проверить новую теорию, но я не смогла бы так издеваться над творением Марка Джейкобса. К тому же в сумке по-прежнему находился мой компьютер. Если его уронить, он наверняка разобьется, и что мы тогда будем делать? Насколько мне было известно, даже в реальном мире большая часть игры проходила на компьютере, и... Вот оно!
– Девлин!
Он с озабоченным видом бросился ко мне.
– Что? С тобой все в порядке? Что случилось?
Я даже не стала его успокаивать.
– Нам нужен веб-сайт,– сказала я, схватив его за рукав.– Пошли отсюда. Здесь нам нечего делать.
К счастью, войти в Интернет было совсем не сложно. Мои родители – да благословит их Бог – выражали свою любовь, делая мне дорогие подарки, продукты высоких технологий, так что я являлась счастливой обладательницей беспроводного Интернета. Никаких телефонных линий, Интернет-кафе или мобильных телефонов. (А если вы уловили в моих словах намек на рекламу, то это лишь из-за того, что я люблю свой компьютер. И конечно, маму и папу.)
Я потащила Девлина за угол, в «Ховард Джонсон». Как только мы уселись, я тут же включила компьютер и рассказала Девлину о том, какие мысли пришли мне в голову.
– В подсказке упоминается дом создателя, верно? А создатель – Макс Белысток. Готова спорить, что нам следует отправиться на сайт Макса Белыстока!
Официантка с сомнением посмотрела на нас, но Девлин сразу заказал два кофе и тарелку жареного картофеля, и она оставила нас одних в кабинке. Девлин передвинулся по скамье и уселся рядом со мной.
– Что ты об этом думаешь? – спросила я, поскольку он молчал и меня вновь охватила тревога.
– Я думаю, что ты великолепна,– сказал он.
– Да?
Мое настроение мгновенно переменилось, и я, почти улыбаясь, быстро набрала адрес сайта: http://www.maxbialystock.com – и нажала «Enter» со словами:
– Наверняка ничего не выйдет.
Так и оказалось. Ничего не произошло – такого адреса не существовало.
– Попробуем с подчеркиванием,– предложил Девлин, наклонился ко мне и быстро напечатал: http://www.max_bialystock.com.
И опять ничего.
– Проклятье,– пробормотала я.– А я была так уверена. Может быть, melbrooks.com?
– Попробуй сначала Bialystock.com. На сей раз мы попали в яблочко.
– Черт возьми,– мрачно проговорила я, глядя на слова, появившиеся на экране.– И что нам делать дальше?

Если Память поможет, ответ практи-чески в постановке рыцаря.
И будет найден, если последует Одно за другим к месту сбора патронессы Кандида, когда она танцевала среди итальянских каналов, и тех, чья обеденная трапеза названа в честь Моргана и Катилины, когда они сидели на Любовной сюите и Однажды [они были] в Риме.

Глава 26
ПТАШКА

Я не люблю ждать. Скука меня быстро утомляет. Очереди раздражают, и я часто отказываюсь от вещей, для получения которых необходимо стоять в очереди.
В этом отношении тюрьма особенно неприятна.
Теперь я опять получила свободу, но мне снова приходится ждать. И хотя у меня имелись приятные развлечения, все они закончились, и мне не остается ничего другого, кроме как ждать, когда начнутся главные события.
Мой компьютер включен, работает глобальная система навигации и определения местоположения. Я смотрю на нее, а потом переключаюсь на матрицу с параллельно работающими дисковыми накопителями. Появляется та же самая карта и на ней – то же полное отсутствие активности. Я вздыхаю. Сколько же времени им понадобится на то, чтобы разгадать первую подсказку? Неужели я имею дело с идиотами?
Надеюсь, что нет. Поскольку игра вот-вот начнется, я хочу, чтобы они хорошо соображали. Конечно, я рассчитываю победить, но только в борьбе. Обычная бойня не доставит мне никакого удовольствия. Весь кайф в погоне. В игре.
Я возвращаюсь в постель и открываю флакончик с лаком для ногтей. На сей раз я решаю использовать «дьявольский красный», поскольку в данный момент он кажется мне наиболее подходящим. Подложив под ноги подушку, я принимаюсь тщательно красить ногти. Нужно хоть чем-нибудь себя занять, чтобы время пошло быстрее.
В конце концов, система слежения – это настоящий подарок. Я думаю о сообщении, прибывшем с электронной почтой, в которой находилось программное обеспечение:

Пока ты будешь выслеживать их по городу, все будет хорошо видно, но имей в виду, моя красотка, что могут возникать различные несоответствия.

Я не знаю, что это означает, но из самого факта получения программного обеспечения понимаю, что система слежения активирована. А если вспомнить о микрочипе, который я установила ранее, все встает на свои места. Надеюсь, упоминание о несоответствиях со временем обязательно разъяснится. По моим предположениям, система наблюдения будет отключаться в самые неожиданные моменты – и тогда я на некоторое время буду терять свою дичь.
Если бы игрой управляла я, то сделала бы именно так. Да, это усложняет задачу Убийцы, но зато так гораздо веселее. Преследование становится более захватывающим, охота превращается в искусство.
Сейчас мне плевать на перерывы в слежении. Мне хочется только одного: чтобы микрочип заработал и я увидела их местонахождение на карте. Пусть наконец игра начнется. У меня всего десять пальцев на ногах, и я не могу бесконечно менять их цвет.
Я заканчиваю красить ногти и понемногу закипаю от злости. Разве они не понимают, что я хочу поскорее начать? Разве не знают, какое огромное значение имеет время? В конце концов, в крови девушки находится яд. Почему, черт подери, они медлят?
Я продолжаю накапливать ярость – естественно, оставаясь на кровати, чтобы не испортить лак,– когда происходит замечательная вещь. Одновременно начинают гудеть компьютер и система слежения. Этот пронзительный звук вызывает у меня такой восторг, что я соскакиваю с постели. Плевать на ногти! Случилось то, чего я так ждала.
Я бегу в тот конец комнаты, но прямо перед столом застываю, опустив глаза в пол. Что, если я ошибаюсь? Что, если этот звук означает что-нибудь другое? Например, поступление электронной почты или просто новое сообщение от ИВП.
Мне даже не хочется смотреть – вдруг мои надежды будут обмануты?
Но я должна это знать и потому медленно поднимаю глаза. На экране возникает изумительная штука: одинокая красная точка, которая с точностью до пятидесяти ярдов отмечает положение агента Девлина Брейди на острове Манхэттен.
Я улыбаюсь. И делаю пируэт. Я даже позволяю себе исполнить короткий танец.
А потом хватаю систему слежения и пистолет и засовываю их в совершенно новую сумку от «Фенди». Уже не думая о ногтях, я надеваю носки и пару розовых кроссовок. Удобно, модно и практично.
Перекинув сумку через плечо, я выхожу из отеля. Настало время для встречи со старым другом.

Глава 27
ДЕВЛИН

Девлин смотрел на текст, мечтая, чтобы его подлинный смысл сам собой раскрылся на экране. Однако он видел перед собой все ту же тарабарщину.

Если Память поможет, ответ практи-чески в постановке рыцаря.
И будет найден, если последует Одно за другим к месту сбора патронессы Кандида, когда она танцевала среди итальянских каналов, и тех, чья обеденная трапеза названа в честь Моргана и Катилины, когда они сидели на Любовной сюите и Однажды [они были] в Риме.

– Что это означает, черт возьми?
Глаза Дженн расширились от беспокойства, и Девлин постарался принять уверенный вид.
– Мы разберемся,– сказал он и для пущей убедительности сжал ее руку.– Не сомневайся.
– Тебе легко говорить. Не твоя голова лежит на плахе. Пока.– Она нахмурилась.– Или уже нет?
– О чем ты?
– О решающей подсказке.
Девлин понял, куда она клонит. По правилам ИВП Жертве ничего не грозило, пока он (или она) разгадывал квалификационную подсказку. Но как только это происходило, Убийца получал сигнал и разрешение начать охоту.
На компьютере все происходило в виртуальном пространстве и сигнал посылался мгновенно. В реальном мире он немного запаздывал. Когда это случилось с Мелани, они с Мэтью поняли, что электронный сигнал был отослан в тот момент, когда она получила одну из подсказок. Однако Девлин не имел возможности узнать, всегда ли сигнал передается именно таким способом. Насколько ему было известно, за Жертвой следили; кто-то докладывал о каждом ее движении психопату, который управлял игрой.
Он обвел взглядом ресторан, запоминая лица всех, кто смотрел в его сторону. И в первую очередь тех, кто отворачивался, встречаясь с ним глазами.
– Девлин? – Дженн схватила его за запястье.– Ты в норме?
– Да.– Он вздохнул и принял решение.– Ты когда-нибудь посещала занятия по самообороне?
– Конечно. Но не слишком долго. Только основной курс.
– Первым делом там учат, что необходимо постоянно фиксировать все, что происходит вокруг.
Она огляделась по сторонам, быть может, не так незаметно, как это сделал он, но трудно было винить ее за это.
– Обращай внимание на людей, которые находятся рядом с тобой. Старайся все запоминать. Если ты вновь увидишь знакомое лицо, не считай это случайным совпадением.
Дженн серьезно кивнула. Девлин почувствовал себя виноватым за то, что напугал ее, но он тут же подавил эту мысль. Она должна испытывать страх, если хочет остаться в живых. И еще ей необходимо быстро соображать. Они оба должны преодолеть это препятствие и разобраться с проклятой подсказкой.
– Нам нужно сосредоточиться на этом,– сказал он, постучав пальцем по листку.
– Сначала ответь на мой вопрос,– сказала Дженн.– Разгадали ли мы квалификационную подсказку? Начал ли Убийца охоту на тебя? Возможно ли, что он один из посетителей ресторана? Или кто-то поджидает у входа, чтобы выстрелить в меня?
– Я не знаю, здесь ли он,– признался Девлин.– Но действительно, первая подсказка запускает игру. А вторая – квалификационная. Как только она разгадана, на Жертву начинается охота. Я абсолютно уверен, что мы только что разгадали квалификационную подсказку.
Дженн начала тревожно оглядываться по сторонам.
– Тогда нам нужно отсюда уходить. Убийца может находиться здесь и наблюдать за нами.
– Вполне вероятно,– ответил Девлин.– Но если и так, его интересует моя голова. А ты в безопасности до завтрашнего утра, помнишь?
– Не завтрашнего, а уже сегодняшнего,– возразила она, показывая на часы.– Кроме того, на меня тоже можно охотиться, ведь я связалась с властями. И Энди принял выстрел, который предназначался мне.
– Ты права.– Он передвинулся на прежнее место, ощущая успокаивающую тяжесть запасного пистолета в кобуре на лодыжке, и встал.– Пойдем.
Дженн быстро убрала компьютер в сумку и тоже поднялась со скамьи. Она направилась было к входной двери, но Девлин придержал ее рукой за плечи.
– Назад,– сказал он, поворачивая ее в сторону кухню.
– Что?
– Мы выйдем через черный ход.
Она кивнула, и ее молчаливое согласие наполнило его душу теплом. Пусть его жизнь пошла под откос, но ему удалось заслужить доверие прекрасной дамы, оказавшейся в беде.
Они быстро прошли через кухню, минуя официантов с подносами и мойщиков с горами грязных тарелок. Некоторые бросали на них любопытные взгляды, но никто не остановил. И самое главное, никто за ними не последовал.
Задняя дверь выходила в переулок, где пахло гнилью и мочой. Они осторожно двинулись по грязной мостовой в сторону Таймс-сквер. Когда они вернулись на Бродвей, Девлин остановился, обдумывая ситуацию. Он не желал, чтобы его дергали за веревочки, не желал чувствовать себя беспомощным, зависеть от прихотей неизвестного безумца, который устроил эту смертельную игру в кошки-мышки. За последние несколько недель он привык к ощущению потери контроля над собой, к тому, что жизнь утратила смысл. Привык, хотя ему это вовсе не нравилось.
Но сейчас... да, сейчас все переменилось. Все стало по-другому.
И в то время как прежний Девлин хотел остановиться на тротуаре и разобраться с этим сукиным сыном прямо здесь и сейчас, новый, более сильный Девлин знал, что он не должен этого делать. Он обязан думать о Дженн. И если это означает, что он возвращается к жизни – медленно оттаивает,– что ж, значит, так тому и быть.
Он бросил быстрый взгляд на Дженн, которая с любопытством смотрела на него.
– Ну? – спросила она.– Куда теперь?
– Пожалуй, мы останемся здесь, на Таймс-сквер.
– Почему?
– Здесь полно людей и отелей с приличной ночной системой безопасности.– Он огляделся, заметил на противоположной стороне улицы вывеску отеля «Марриотт» и двинулся в том направлении.– Пошли.
– «Если Память поможет»,– сказала Дженн, когда они поднимались на лифте в вестибюль отеля.– Как это следует понимать?
– Раз уж мы говорим о Бродвее, то, возможно, это старый спектакль?
– Возможно. Но какой? Я не слишком хорошо знаю старые мюзиклы, разве что самые знаменитые. Ведь речь идет только о мюзиклах? Или об обычных пьесах тоже?
– Я участвовал только в мюзиклах,– ответил Девлин.– Один раз меня пригласили играть в пьесе, но я отказался. Для меня существовал только музыкальный театр.
– Ты гей?
Вопрос Дженн не слишком его удивил. В его профессии это было обычным делом.
– Буду счастлив доказать тебе, что нет.
– Ой.
Она отвела взгляд и покраснела. Девлин не стал прятать усмешку.
– Я принадлежу к редкой породе. Гетеросексуальный мужчина, который поет и танцует на «Великом белом пути» .
– И тебе пришлось уйти оттуда и нацепить пистолет, чтобы доказать свою мужественность?
– Да, пожалуй,– ответил он, просто чтобы поддержать шутку.
На самом деле все было совсем не так.
– Возможно, упоминание о рыцаре связано с «Дон Кихотом»?
– Звучит разумно,– согласился Девлин.
– Еще одна песня из «Человека из Ламанчи»? Текст из «Рыцаря печального образа»?
Он начал вспоминать стихи.
– Ну, хозяин постоялого двора поет песню. Возможно, нам нужен отель?
Дженн подняла голову, в ее глазах засветилась надежда.
– Это неплохо. Очень умно!
Девлин принял похвалу, но не стал заострять внимание на том, что не знает, о каком отеле идет речь.
– В песне также говорится о славных деяниях рыцаря, о том, как он сражается со злодеями.
– Мы действительно сражаемся со злодеями. Однако я не понимаю, как это поможет нам найти правильный ответ.
– Я тоже,– признался Девлин, когда они вышли из лифта и направились к стойке.
– А как насчет «Память поможет»? У тебя не возникает никаких ассоциаций? – спросила Дженн.
– Вроде нет.
– Дерьмо,– сказала она, и его сердце дрогнуло.
Поскольку битва с тысячей врагов еще не началась, он остановился посреди вестибюля и взял Дженн за руку.
– Все будет в порядке.
– Обещаешь?
– Да, обещаю.
Сила, с которой он произнес эти слова, поразила его самого. Он вдруг понял, что дал свое обещание всерьез. Вначале он ступил на этот путь, чтобы помочь Дженн выпутаться из беды. Потому что иначе не мог. Потому что его всегда учили так поступать. Но необыкновенная Дженнифер Крейн завоевала его сердце. Он влюбился. И Девлину нравилось это чувство.
Теперь это перестало быть обязанностью. Это стало его личным делом.
И да поможет Бог тому сукину сыну, который попытается стрелять в девушку.

Глава 28
ДЖЕННИФЕР

Должна признать, что его идея об отеле была правильной. Но я бы спряталась в каком-нибудь паршивом мотеле, например в Гарлеме. В таком месте, где сдают комнаты по часам и где лучше не ложиться в постель, чтобы не тревожить клопов.
Вместо этого мы оказались в роскоши, дополненной парнем с внешностью полузащитника американского футбола, который перекрывал подходы к лифту и пропускал лишь тех, у кого был ключ от номера.
Я продемонстрировала ему наш ключ и гарцующей походкой подошла к лифту, наслаждаясь ощущением безопасности. Как ни удивительно, у меня было хорошее настроение: пребывание в чистом отеле и иллюзия защищенности, а также обещание Девлина сделали свое дело. Конечно, он лгал. Но его слова меня поддержали.
И появилась уверенность.
Мы справимся. Не знаю как, но мы победим.
– Паршивая охрана,– проворчал Девлин, пока мы ждали лифт.– Хотя это лучше, чем ничего.
Я моментально пала духом.
– Спасибо. Большое спасибо.
– Извини. Но существует как минимум десять способов, при помощи которых Убийца сможет проникнуть в отель.
– И ты намерен перечислить мне все десять, один за другим?
– Нет. Я просто размышлял. Профессиональная привычка. Мы в безопасности. Я обещаю.
Пришел лифт, и мы шагнули в него. Девлин немедленно нажал кнопку сорок третьего этажа.
«Профессиональная привычка». Я задумалась. Я сама целыми днями напеваю мелодии из мюзиклов. Немного пошло, но приятно для окружающих. А как себя чувствует человек, который постоянно связан с убийствами, насилием, наркотиками и преступниками? Наверное, это утомляет. Но дарит ли удовлетворение? Полагаю, что да. Во всяком случае, мне моя карьера приносила бы радость. Моя настоящая карьера. Та, которую мне еще только предстоит начать.
Однако Девлин уже добился успеха на этом пути. Ведь у него на полке стоит статуэтка премии «Тони». И если удовольствие от исполнения главных ролей в музыкальном театре сравнимо с прелестями службы в ФБР... быть может, мне следует подумать о том, чтобы попытаться туда поступить.
Или нет.
Я нахмурилась, глядя на свое отражение в зеркале лифта. Я мечтала только об одной работе и начинала ужасно злиться, если что-то вставало на пути реализации моей мечты. Вряд ли я смогу выступить в новом мюзикле Стивена Сондхейма, если меня прикончат.
Кстати, в таком случае я точно не буду разносить заказы клиентам. Эта счастливая мысль напомнила мне о моей нынешней работе, которая, так уж вышло, находилась всего в нескольких кварталах отсюда.
Подобная близость – великий провокатор чувства вины, и это чувство неожиданно со всей силой обрушилось на меня. (Я понимала, что глупо чувствовать себя виноватой, но иногда эмоции не поддаются здравому смыслу.) Нужно было позвонить и предупредить, что завтра я в любом случае не смогу выйти на работу. А теперь, когда Брайан оказался отрезан от чудесного мира общественного питания, мне некого было попросить о замене. (Нет, я не огорчена, совсем не огорчена...)
Что ж, моему боссу придется импровизировать. Видит бог, я приобрела в этом деле большую сноровку.
Без особых усилий я отбросила эту проблему. В настоящий момент моя нынешняя трудовая занятость не входила в список моих приоритетов, так же как угроза атомной войны, болезни, передаваемые половым путем, и изменения в высокой моде.
В данный момент в моем мозгу неоновым светом вспыхивали рыцари, «Кандид», Рим и другие глупости из проклятой подсказки.
Двери лифта открылись, мы вышли из него, сориентировались и направились к нашему номеру. Девлин вставил пластиковый ключ, и дверь сразу же открылась. Ему вновь удалось произвести на меня впечатление – у меня эти штуки никогда не работают,– и мы вошли в чистый номер, который ничем не отличался от любого другого гостиничного номера нашей планеты.
В нем была всего одна кровать, правда королевских размеров, но сейчас меня это не слишком беспокоило. (Уже одно это говорит о том, как сильно подействовали на меня события прошедшего дня. При обычных обстоятельствах проблемы постели занимают одно из первых мест в моем списке, когда мне удается подцепить симпатичного парня.) Я собиралась не спать, а работать, поэтому сразу переставила торшер ближе к кровати, чтобы она была ярко освещена.
– Ты и в самом деле полагаешь, что мы здесь в безопасности? – спросила я.– Мел рассказывала, что у Линкса было нечто вроде следящего устройства. Возможно, у нашего Убийцы оно тоже есть.
– Я об этом думал. Однако я считаю, что принял правильное решение. Мы не можем работать над подсказкой, постоянно находясь в движении. Нам необходима база. Большой отель подходит идеально. Подобные устройства не могут указать точное местонахождение цели. Здесь более тысячи номеров. Он нас не найдет.
– Пожалуй, мне это нравится,– призналась я, живо представив, как Убийца рыщет по коридорам, безуспешно пытаясь нас найти.
– Кстати, где может находиться датчик следящего устройства? – спросил Девлин.
И тут же сам ответил на свой вопрос. Точнее, это сделали мы оба, когда одновременно повернулись к книге, которую он положил на постель.
– Правильно,– сказал Девлин.– Я все равно хотел проверить оставшуюся часть книги на предмет других подсказок. Заодно посмотрю, нет ли в ней каких-нибудь электронных устройств.
– Отлично.
Я присела на край кровати, сняла туфли и вытащила из каждой по пачке денег. Девлин с удивлением наблюдал за тем, как я бросала купюры на кровать.
– Думаю, тебе понравится следующий номер программы.
И я вытащила из лифчика еще две пачки – по одной из каждой чашечки. У Девлина дрогнул уголок рта.
– Не сомневаюсь, что для такого случая существует подходящая остроумная реплика, но мне она почему-то не приходит в голову.
– Все в порядке, я не в обиде.– Я показала на груду денег.– Возьми часть себе. У нас обоих будут наличные, да и к тому же я получила эти деньги как твой Защитник.
Девлин кивнул:
– Если не возражаешь, я возьму купюры, которые лежали в лифчике, а не в туфлях.– Он плотоядно ухмыльнулся, но не выдержал и расхохотался, испортив весь эффект.– Хочешь посмотреть, куда я намерен спрятать деньги?
– Меня не интересуют твои извращенные фантазии,– чопорно заявила я и показала на книгу.– Давай займемся делом.
– Слушаюсь, мадам,– с улыбкой поклонился Девлин.
Я с притворным раздражением покачала головой и села за стол, а Девлин принялся изучать книгу. Первым делом я вытащила из сумки плеер и включила его. Зазвучала музыка из мюзикла «В лесу». Это Сондхейм, а значит, текст отличается остроумием. Обычно Сондхейм полностью поглощает мое внимание и я не могу сосредоточиться ни на чем другом, но этот спектакль я знала очень хорошо, так что он мог служить звуковым фоном. Достаточно энергичным, чтобы мобилизовать меня, и хорошо знакомым, чтобы не отвлекать от работы над подсказкой.
Когда актер-чтец начал повествование, я открыла ящик стола, достала оттуда несколько листов почтовой бумаги с логотипом отеля и разбила подсказку на части. К тому времени, когда Золушка запела у могилы, я уже не слышала музыки, настолько меня поглотила работа. Вот что у меня получилось:

Если Память поможет – Память? Песня?
ответ практи-чески – практически? «Практик»? Мюзикл? Пьеса? Какой смысл в дефисе?
в постановке рыцаря. – «Человек из Ламанчи» (?)
И будет найден, если – замечание для нас?? последует Одно за другим – название? Пьеса? Мюзикл? Проверить в сети к месту сбора – ??
патронессы Кандида – «Кандид» – мюзикл. Но кто эта патронесса?
когда она танцевала среди итальянских каналов – Венеция?
и тех, чья обеденная трапеза – ????
названа в честь Моргана и Катилины – персонажи? Актеры?
когда они сидели на Любовной сюите – еще одно шоу? Проверить это и Однажды [они были] в Риме – так? Разве [ ] не означает, что это нужно вычеркнуть?

Я сидела и постукивала ручкой по листку в такт с «Теперь я все знаю», изучая свои заметки. Ладно, если это «Память», тогда что дальше? Я понятия не имела.
Или имела? Ведь «Память» – это знаменитая песня из «Кошек». А «Кошки» поставлены по книге Томаса Стернза Элиота «Книга Старого Опоссума о практичных кошках». Отсюда могло появиться «практи-чески».
Неплохая догадка, сказала я себе, решив, что я очень умная. Вот только по-прежнему было непонятно, какое отношение все это имеет к «Человеку из Ламанчи». И что означает последняя часть подсказки.
Разочарованная, я выключила плеер и повернулась, чтобы посмотреть на Девлина, который продолжал аккуратно переворачивать страницы, тщательно изучая каждую из них в поисках пометок или посланий, написанных кровью.
– Как дела? – спросила я.
– Не слишком,– ответил он, поднимая голову.– А у тебя?
– Неплохо, но я еще не закончила. Ты можешь найти какую-нибудь связь между «Кошками» и «Человеком из Ламанчи»?
– Один и тот же театр? – предположил Девлин.– Я не знаю, где ставили «Человека», но ничего лучшего в голову не приходит.
– А что, мне нравится,– ответила я и вновь вытащила свой компьютер.
Как только он загрузился, я сразу же вышла в Интернет и отправилась на сайт Бродвея по адресу www.ibdb.com. Он не так известен, как база данных с фильмами, но более полезен для любителей театра вроде меня. Там я сразу же проверила, где ставили «Кошек» и «Человека из Ламанчи».
– Не повезло: спектакли шли в разных театрах,– сказала я.
Поскольку я уже находилась в Интернете, то решила проверить «Одно за другим», «Любовную сюиту» и «Однажды в Риме». Все три оказались пьесами. Довольно старыми – двадцатые и тридцатые годы,– вот почему я о них никогда не слышала. Впрочем, даже теперь, когда я с ними познакомилась, мне все равно было непонятно, что делать с полученной информацией. Я вздохнула:
– Ничего не выходит. Достала меня эта чертова подсказка.
Девлин подошел ко мне сзади, положил руки мне на плечи и посмотрел на исписанные листки.
– На самом деле это ты достала эту чертову подсказку. И теперь тебе остается только достать этот чертов ответ.
Я была совершенно уверена, что он начнет говорить какие-нибудь банальные утешения, и когда вместо этого он выдал тяжеловесный каламбур, я не выдержала и расхохоталась.
– А что у тебя? – спросила я, немного успокоившись.– Ты проверял корешок? Нашел другие подсказки? Или микрочип?
Он взял книгу и показал мне щель между кожаным переплетом и прошитыми страницами.
– Здесь ничего нет.
– Ты уверен?
Он ничего не ответил, и я решила, что ответ – да.
– Значит, вот как это делается? Я имею в виду, работа на ФБР.
– Не могу сказать, что мне приходилось изучать редкие книги,– ответил Девлин.– И никогда не доводилось добывать улики, вспоминая сексуальные музыкальные номера.
– Да, это я вполне могу себе представить.– Я в притворном отчаянии тряхнула головой.– Похоже, у тебя довольно скучная работа.
– Ужасно скучная,– согласился он.– Утомительная и однообразная.
– В самом деле?
Он пожал плечами.
– Во многих случаях. Но вся соль в том, что скука обычно окупается.
– Не могу себе представить, чтобы я поменяла театр на нечто утомительное,– заметила я и тут же пошла на попятную.– Конечно, театр тоже иногда утомляет. Проверка света, технические репетиции и все такое прочее, но результат... Ты стоишь на сцене и черпаешь энергию от толпы. Разве ты не вспоминаешь эти ощущения? Как ты мог от такого отказаться?
– Я и не отказывался,– ответил Девлин.
– Что-то я тебя не пойму.
Он тихо рассмеялся.
– Да, я ушел из театра, но не избавился от лихорадки в крови. Когда удается собрать необходимые улики, когда добираешься до сути расследования – кровь кипит сильнее, чем на сцене.
– Правда?
– Я знаю, это звучит фальшиво, но мне нравится помогать людям. Показывать значок и носить пистолет тоже неплохо.
По его лицу пробежала тень, и я поняла, что наш разговор зашел слишком далеко.
– Значит, ты полагаешь, что в книге больше ничего нет? – спросила я, чтобы сменить тему.
Он немного помолчал, а потом кивнул:
– Если ты сочтешь необходимым, я разберу ее на отдельные страницы, но похоже, книгу никто не трогал. Чтобы спрятать что-нибудь внутри, им пришлось бы ее разорвать.
Я не стала спорить.
– Ладно, ты прав. У нас есть подсказка. Остается только найти ответ.
Он сжал мою ладонь. Я ответила на пожатие и с большой неохотой отпустила его руку.
– Мы обязательно найдем ответ,– сказал он. Вынуждена признать, что я всегда была сторонницей позитивного мышления.
– Не сомневаюсь. Просто мне бы очень хотелось знать, что должно произойти сегодня.
– Не имеет значения,– заявил Девлин и ухмыльнулся в ответ на мой недоуменный взгляд.– Уверен, мы успеем это остановить. Согласна?
Я кивнула.
– Согласна.– Я встала и начала упаковывать компьютер в сумку.– Нам нужно отсюда уходить.
– Ты знаешь, куда идти?
Я покачала головой. Я понятия не имела, куда ведет подсказка, но не забыла о своей роли Защитника. Мне приходилось играть ее, что называется, по слуху, однако я чувствовала, что мои инстинкты меня не обманывают.
– Я знаю одно: пора уносить отсюда ноги.– Я показала на кровать, где лежала книга.– Но книгу мы оставим здесь.
Мы расплатились за номер наличными – редкий случай в наши дни, но, поскольку клерк получил щедрые чаевые, никто не стал возражать. Строго говоря, на эти деньги мы сумели бы прожить здесь несколько дней.
Итак, под пристальным взглядом Девлина, который смотрел на меня, как на сумасшедшую, я завернула книгу в пакет для грязного белья, плюхнулась на живот и заползла под кровать, чтобы произвести рекогносцировку. Через несколько секунд я выползла оттуда, повернулась на бок и, глядя на него снизу вверх, спросила:
– У тебя есть какая-нибудь веревка? Или резинка? Или ремень, которым ты не пользуешься?
Он уставился на меня, слегка наклонив голову, с совершенно растерянным выражением на лице, которое я уже начинала любить.
– Ладно, не нужно. В пакете для белья есть завязка.
Я развернула пакет, вытащила завязку и вновь завернула книгу в пакет. Затем на глазах у обалдевшего Девлина нырнула под кровать и привязала пакет с книгой к металлической перекладине кровати, к которой крепились пружины. Убедившись, что книга не упадет, я вылезла наружу.
На этот раз Девлин улыбался.
– Умно. Если в книге спрятано следящее устройство, Убийца придет сюда, а нас здесь уже не будет.
– Вот именно. А если книга нам снова понадобится, мы всегда сможем за ней вернуться. Старый трюк из летнего лагеря. Так мы прятали любовные романы и шоколад.
Я встала и стряхнула пыль с одежды – не стоит беспокоиться, что горничная найдет там пакет с книгой.
– А теперь поедем в другой отель. Когда все это безобразие закончится, мы вернем книгу в Библиотечный бар.– Я нахмурилась.– Как ты думаешь, если повесить на дверях табличку «Не беспокоить», они действительно не станут беспокоить нас?
– Пожалуй,– ответил Девлин.– По крайней мере пару дней.
Наверное, на моем лице отразились сомнения, так как он продолжил:
– Я могу позвонить вниз и попросить, чтобы нам не надоедали, потому что мы тут занимаемся самым горячим сексом.
– Не стоит шутить такими вещами, если ты не намерен претворять свои слова в жизнь.
– Ну, не прямо сейчас,– сказал он медовым голосом.– Кажется, ты спешишь. А я люблю все делать неспешно.
– А-а.
Я схватила свою сумку, чувствуя, как пылают щеки. Мне с трудом верилось, что я бросила ему такой вызов. И он принял его! Очень соблазнительно. Даже слишком, если вспомнить, что Девлин Брейди чертовски привлекательный мужчина. В особенности теперь, когда перестал быть таким угрюмым.
Однако он был прав. Сейчас нам явно было не до того.

Глава 29
ПТАШКА

«Марриотт Маркиз» нависает над Таймс-сквер. Это огромный отель, в котором имеется все, даже бродвейский театр. Я двигаюсь по его периметру, пытаясь решить, как лучше действовать дальше. Они выбрали прекрасное место, чтобы спрятаться, и я испытываю раздражение и одновременно удовольствие.
В конце концов, я же не хочу, чтобы игра была слишком простой.
С другой стороны, похоже, что следящее устройство скоро отключится, да и сейчас мне от него не слишком много пользы: красная точка неподвижно замерла на решетке системы слежения. Я стою на углу, повернувшись спиной к Таймс-сквер, а мимо меня проходят припозднившиеся гуляки. Я ни на что не обращаю внимания, все мои мысли занимает охота, и я сосредоточена на отеле и красном огоньке.
«Шевелись,– думаю я.– Черт возьми, начинай двигаться».
И тут чудесным образом изображение на экране вздрагивает. А я, как паук, вышедший на охоту, жду, когда добыча угодит в мои сети.

Глава 30
ДЖЕННИФЕР

Мы повесили табличку «Не беспокоить», спустились в лифте на первый этаж и вышли на залитый яркими огнями Бродвей (было уже начало третьего, но вывески продолжали сиять в ночи).
– Лица,– напомнил мне Девлин, когда мы зашагали по улице.
Я кивнула и принялась изучать лица тех, кто проходил мимо нас. Как же их было много! В основном студенты, и, как правило, успевшие хорошенько выпить. Замечательно. В толпе я чувствовала себя спокойнее.
На одном углу столпилось несколько человек, чтобы послушать, как какой-то парень пытается извлечь мелодию из предметов, встречающихся на любой кухне. Музыка звучала громко и довольно грубо, но странным образом привлекала внимание. Впрочем, не до такой степени, чтобы мне захотелось остановиться и послушать. Как только мы перестанем двигаться, из нас сразу получится очень удобная неподвижная мишень, а я предпочитала быть движущейся мишенью. Мы пробирались сквозь толпу, расталкивая людей и время от времени на кого-нибудь налетая, как, впрочем, и все остальные, кто гораздо больше хотел попасть из пункта А в пункт Б, чем слушать выступление уличного музыканта.
Я услышала, как кто-то выругался мне в спину, и мы с Девлином одновременно обернулись. Толпа стала более плотной, и нескольким людям никак не удавалось сквозь нее пробраться. Я разглядела женскую голову и бейсбольную кепку на мужчине, шедшем с ней рядом. Судя по всему, они серьезно застряли, и я порадовалась, что нам удалось их опередить. Иногда толпа бывает исключительно неприятной.
Зажегся зеленый свет светофора, и мы остановились на углу, чтобы пропустить машины.
– Не хочешь объяснить, почему я не вижу на них твоего имени? – спросил Девлин, указывая на афиши, окружавшие нас со всех сторон.
– О господи, Девлин, перестань издеваться.
– Я не издеваюсь,– ответил он совершенно серьезно.– У тебя сильный голос. Ты умна и изобретательна. И, как мне кажется, мечтаешь стать знаменитой певицей. Так почему же ты еще не добилась успеха?
– Думаю, мне просто не повезло.
Я старалась, чтобы мой голос прозвучал легко, но, если честно, мне совсем не хотелось продолжать этот разговор.
Последнее такси промчалось мимо, и Девлин шагнул на переход.
– А что говорит твой агент?
– Я... мне еще не удалось найти агента.
Он искоса посмотрел на меня.
– Действительно.
Его слова прозвучали как утверждение, и мне вдруг очень захотелось ему врезать. А потом сказать, что я не собираюсь пробиваться на сцену, пользуясь миловидной внешностью, что Бродвей – это жестокий мир и что он, Девлин, не имеет никакого права меня судить.
Впрочем, по правде говоря, я не считала, что он меня осуждает. Скорее я сама себя осуждала. Потому что всякий раз, когда Брайан, мои родители или сестра задавали мне подобные вопросы, моей первой реакцией было забиться в какой-нибудь темный угол. Глупо, конечно, поскольку я всегда говорила им правду: я стараюсь изо всех сил.
Но если это правда, то почему после таких разговоров я чувствую себя страшной, неисправимой лгуньей?
Впрочем, я не собиралась выходить на столь высокий уровень самоанализа. В особенности если вспомнить, что, вполне возможно, мне скоро будет некого анализировать, ведь мы же еще не разгадали подсказки.
Мне не пришлось просить Девлина, чтобы он сменил тему, потому что рядом раздался пронзительный крик, от которого внутри у меня все похолодело:
– Пистолет! О господи, пистолет!
– Беги! – заорал Девлин и почти вытолкнул меня на проезжую часть.
Мы перебежали на другую сторону Бродвея, изо всех сил стараясь не попасть под машины, и вскоре остановились посреди Седьмой улицы. У нас за спиной громко вопили люди. Я не знала, для нас ли предназначался пистолет, но полагала, что для нас, и в любую минуту ждала, что мимо моего уха просвистит пуля и уложит Девлина на месте.
Около нас резко затормозило такси, Девлин тут же рванул дверцу и засунул меня к перепуганной насмерть паре.
– Извините! – сказала я.– Извините! Девлин забрался в машину вслед за мной, не обращая ни малейшего внимания на возмущенную ругань шофера.
– Мы за них заплатим,– сказал он.– Куда они едут?
– В «Уолдорф»,– ответил водитель.
– Отлично. Замечательно. Поезжай.
Машина сорвалась с места, а Девлин принялся пространно извиняться перед туристами и только через некоторое время понял, что они немцы и не говорят по-английски. Зато, вернувшись домой, они смогут рассказать друзьям, что все американцы не в своем уме.
Как только мы высадили немцев возле «Уолдорфа», Девлин велел водителю вернуться на Таймс-сквер, но на сей раз в «Краун-Плаза» на 49-й улице.
– Мы возвращаемся? – спросила я.– Я думала, мы поедем куда-нибудь на окраину. Или в Бруклин. В Квинсе тоже есть отели.
Он лишь покачал головой в ответ.
– На Таймс-сквер. Если это был Убийца – а я думаю, что иначе и быть не может, только вот не понимаю, почему нам так повезло,– он решит, что мы поступим именно так, как ты предлагаешь.
– Значит, мы попытаемся его обмануть? Но как? У него наверняка есть следящее устройство. Иначе как бы он нас нашел?
– Не думаю, что оно работает все время. Когда я разговаривал с Мел и Мэтью, они высказывали такое предположение. А когда мы нашли и проанализировали чип, хотя он и был поврежден, лаборатория подтвердила, что он сконструирован таким образом, чтобы сигнал поступал не постоянно, причем по случайной схеме.
– Это означает, что сейчас он, возможно, отключился.
– Именно. Но даже если он и работает, Убийца нашел нас перед «Марриоттом». Если устройство в книге, он будет искать нас там.
– Хорошо,– сказала я не столько в знак согласия с его доводами, сколько в ответ на собственные мысли.– Итак, ты думаешь, что мы будем в безопасности в «Плаза» либо потому, что устройство отключилось, либо потому, что сигнал указывает на «Марриотт»?
– Правильно.
– С этим я могу жить,– сказала я, очень надеясь, что действительно смогу.
Как и в большинстве отелей на Манхэттене, в вестибюле на первом этаже практически никого не оказалось, и нам пришлось подняться выше, чтобы снять номер. К сожалению, нас задержал мужчина за конторкой, который впускал только тех, у кого имелись ключи. Превосходно с точки зрения безопасности и плохо для нас.
Девлин объяснил ему, что мы еще не сняли номер, но очень хотели бы это сделать, и после некоторой задержки нас проводили к стойке администратора. Я заплатила кровавыми деньгами, и уже через пять минут мы вошли в наш номер. Маленькая победа, совсем крошечная, поскольку в данный момент меня волновала не проблема жилья, а проблема выживания.
Нам было необходимо решить, что мы будем делать дальше. И как можно быстрее.
Охваченная отчаянием, я написала текст подсказки на рекламном буклете «Краун-Плаза» и протянула его Девлину.
– Продемонстрируй свои блестящие умственные способности.
Он взял его у меня и направился в ванную комнату, а я села со своими записями в руках. Я уже собралась запустить Google и спросить, что такое «Морган» и «Катилина», когда зазвонил мой сотовый телефон. Его пронзительный голос разорвал тишину комнаты, и я от неожиданности подскочила на месте.
Я схватила его и поднесла к уху, не удосужившись проверить, кто мне звонит.
– Алло! Я слушаю. Кто это?
Не успела я договорить, как меня охватил почти непреодолимый ужас. В первый момент я подумала, что это Брайан, или мои родители, или еще парочка знакомых, которые звонят в любое время дня и ночи, просто чтобы поболтать. Но это ведь мог быть Убийца. Во рту у меня пересохло, и я вся напряглась. Мне отчаянно хотелось отключить телефон, но я заставила себя дождаться ответа.
И тут послышался знакомый голос:
– Дженн?
От облегчения я чуть не потеряла сознание. Мел заговорила так быстро, что я с трудом ее понимала.
– О боже, Дженн! Мне так жаль. Я в Женеве, и нам не разрешали ни с кем разговаривать. Дали час, чтобы проверить почту и ответить, и я так и сделала, и что, черт подери, происходит?!!
Я открыла рот, но не смогла произнести ни звука. В горле совсем пересохло. Я сглотнула и предприняла новую попытку, одновременно осознавая, что я каким-то образом успела подойти к кровати и рухнуть на нее.
– Мел! Слава богу! Я не хотела сообщать подробности автоответчику. Я испугалась... сама не знаю, чего я испугалась. Наверное, что ты разозлишься.
– Проклятье, Дженн, я уже в ярости! Ты упомянула ИВП! И голос твой звучал истерично. Клянусь, если ты немедленно не расскажешь, что происходит, я тебя достану прямо отсюда и задушу собственными руками!
– Сообщение,– пропищала я, затем откашлялась и постаралась сказать нормальным голосом (в котором звучал ужас).– Я получила сообщение, Мел. Я играю в эту проклятую игру.
– В какую?!
– В ИВП,– пояснила я и чуть было не сказала ей про Энди, но вовремя остановилась: мне не хотелось пугать ее еще больше, в особенности если учесть, что она застряла в Швейцарии да еще полностью оторвана от мира.
– Нет.– Она произнесла это слово с такой убежденностью, что мне показалось, я вижу, как она качает головой.– Нет. Это невозможно.
– Поверь мне, не только возможно, но и чистая правда.
– Я что-нибудь придумаю. Брошу эти учения и уеду. Скажу, что возникли исключительные обстоятельства, или еще что-нибудь. Я буду у тебя, как только смогу. Ты где?
– Сейчас мы... Ой!
Я повалилась на спину, потому что Девлин выхватил у меня из рук телефон. Сердце отчаянно забилось у меня в груди, я свирепо зыркнула на Девлина, кое-как встала на колени и потянулась за трубкой. Он ловко увернулся, а когда мне удалось подобраться к нему слишком близко, прижал ладонь к моей груди и толкнул меня на кровать.
– Дженн! Дженн! – услышала я из телефона крики Мел.– Что случилось? Ты в порядке? Дженн!
– С ней все хорошо,– сказал Девлин в трубку.
Я слышала ее голос, но не могла разобрать слов.
– Мел, это Девлин. Девлин Брейди. Я с ней. Она в порядке. Пока. Не приезжай сюда. И не звони. Тебе нечего снова ввязываться в это дерьмо, и я не хочу, чтобы ты рисковала.– Он немного помолчал, а потом ответил: – Да, хорошо, но я уже рискую. Я Жертва.
Он открыл рот, видимо собираясь сказать что-то еще, но Мел его перебила. Наконец ему удалось вставить слово:
– Мел! Мел! Успокойся, ладно? С ней все будет в полном порядке. Точнее, с нами... Я знаю, что ты в этом не уверена, а вот я абсолютно уверен. И Дженн тоже.– Он нахмурился.– Я отключаюсь.
И, не дав ей никакой возможности промолвить хоть слово, выключил телефон.
Я уставилась на него, совершенно потрясенная.
– Какого черта...
Он сунул телефон мне в руку.
– Ты не должна втягивать ее в это.
Я перестала соображать.
– Какого черта, Девлин? Почему не должна? – Я покачала головой, действительно ничего не понимая.– Она блестяще разбирается в этих вещах. И может нам помочь. Мне нужно...
Он довольно грубо притянул меня к себе, заставив заткнуться. Я прижалась лицом к его груди, и он обнял меня еще крепче. Мое тело тут же ответило на его прикосновение. О всемогущий боже, вот только что меня захлестывала волна ужаса – и в следующее мгновение я уже сгораю от желания, пылкого и отчаянного.
Впрочем, я не так глупа, чтобы поверить, что это происходит в реальности. Я не так глупа. Но какое невероятное ощущение! Какое естественное! Огонь, охвативший нас, тоже был самым настоящим. Мне так хотелось броситься в него и сгореть, забыв обо всем. Ведь огонь очищает, верно? А в тот момент мне ничего другого и не требовалось. Несколько минут абсолютной, счастливой чистоты.
Я чуть-чуть отодвинулась от Девлина, чтобы поднять голову. А потом, что совсем для меня нехарактерно, нашла губами его губы, и – о да! – он мне ответил, да еще как! Он приоткрыл рот, его рука поползла по моей спине вниз, и он прижал меня к себе достаточно сильно, чтобы я сразу поняла: он не притворяется, он и правда завелся.
Я запустила пальцы в его волосы, отчаянно желая только одного – раствориться в нем. Боже праведный, я хотела забыть все на свете и только чувствовать – его руки на моем теле, его пенис внутри меня. Что угодно, и все одновременно. Хотя больше всего я мечтала почувствовать себя защищенной.
Он пошевелился, и каким-то образом моя спина оказалась прижатой к стене. Мои пальцы занялись его ремнем, и в голове не осталось никаких мыслей, кроме неумолчного пения: «о да, пожалуйста, не останавливайся!»
Девлин сжал мои руки.
– Подожди.
– Что? – Я отодвинулась от него.– Почему?
Его лицо, на котором всего минуту назад читалось желание, вдруг погрустнело и стало каким-то потерянным. Я тут же почувствовала себя полной дурой. Мне не следовало ему навязываться, не следовало целовать, не следовало...
– Я очень хочу этого,– сказал он, и я с облегчением закрыла глаза.– Поэтому помоги мне. Я так сильно тебя хочу, что мне кажется, это меня прикончит.
– Тогда в чем же дело?
– Время неподходящее. Ты напугана. Не знаешь, что тебе делать. Тебе не хочется думать о том, что с тобой произойдет, если мы не решим проклятую задачку. И ты пытаешься забыть о ней, пусть и на пару минут.
– Нет, я...
Я закрыла рот, внезапно сообразив, что он прав. Все, что он сказал, было чистейшей правдой. Меня отчаянно – отчаянно – влекло к этому мужчине. Но именно сейчас, в этот самый момент, думаю, сгодился бы любой мужик.
Я отвернулась, не в силах посмотреть ему в глаза, и инстинктивно прижала руки к груди.
Девлин погладил меня по щеке.
– Все хорошо. Это нормально, что ты напугана. Ты хочешь испытать чувственное наслаждение, чтобы убедиться, что ты жива, и на время забыть страх. Но это пустое.– Он вздохнул и отошел на шаг.– Поверь мне. Я знаю, о чем говорю. А я не хочу пустых отношений с тобой, Дженн.
Что-то в его голосе показалось мне необычным, и я, повернувшись, с любопытством взглянула на него. Уголок его рта чуть приподнялся – не совсем улыбка, но мне хватило.
– В каком смысле?
– В том смысле, что я тебя хочу. Но не сейчас. Не в спешке. Позже, когда у нас будет время сделать все, как полагается. Когда останемся только мы с тобой и нам не будет мешать Убийца.
Я не знала, что сказать, и потому просто кивнула. Наверное, мне следовало обидеться, но я не обиделась. Вместо этого мною всецело завладела одна мысль: он действительно меня хочет. Хочет не просто переспать, ни о чем не думая. После целого дня, наполненного кошмаром, это можно было расценить как маленькое чудо.
Я неуверенно отстранилась от Девлина, не особенно понимая, что делать дальше. Я и правда находилась в растрепанных чувствах и не знала, как вновь обрести равновесие. Нам следовало заняться подсказками – только вот как их решить? Я словно заблудилась в густом лесу, и все мои помыслы сосредоточились на этом мужчине.
– Что с тобой произошло? – спросила я, когда поняла, что больше не могу терпеть.
– У нас нет на это времени,– ответил он, тут же замыкаясь в себе.
– Есть,– возразила я.– Разве тебе никто не говорил, что, если перестать думать о решении задачи, это решение придет само? Мое подсознание занято делом. И твое тоже. Так что, пока наши мозги продолжают работать, мы можем поговорить. Я хочу знать, что с тобой случилось, Девлин. Такой человек, как ты, один, в темной квартире. Словно в тюрьме или под домашним арестом. Только ты сам себя туда посадил.
– Наверное, так и было,– сказал он. Его глаза наполнились болью.– Я убил своего напарника.
Я тихонько вскрикнула, но он продолжал:
– Я лишился значка и оружия. Думаю, можно сказать, что я устроил себе грандиозную вечеринку, где мог вволю себя жалеть.
Клянусь, у меня разрывалось сердце от жалости к нему.
– А где твоя семья? Друзья? Учитывая, что я задала весьма серьезный вопрос, меня удивило, что Девлин рассмеялся.
– В чем дело? – спросила я.
– Ты,– ответил он.
– Не понимаю.
Он продолжал хихикать.
– Любой другой заинтересовался бы тем фактом, что я прикончил напарника. Но только не ты. Ты спрашиваешь, где моя группа поддержки.– Он погладил меня по щеке.– У тебя очень необычный взгляд на жизнь, Дженн.
Я вскинула голову, отчасти польщенная, отчасти смущенная.
– Ты же не специально его убил.
– С чего ты взяла?
– Я тебя знаю.
Он покачал головой.
– Нет, не знаешь.
– Не до конца, но достаточно хорошо. И я права, ведь так? Ты убил его не нарочно.
– Я убил его сознательно,– сказал Девлин напряженным голосом.– Но ты права, я не хотел его убивать. Я пытался спасти свою задницу.
Немного поколебавшись, я села рядом и взяла за руку.
– Хочешь об этом поговорить?
– Нет. Достаточно сказать, что он связался с плохими парнями. И знал, что мне это известно. Он меня подставил.
– Значит, ты стрелял, чтобы защитить себя.
– Именно.
– В таком случае почему у тебя забрали значок? Так что, всегда делают?
Он помрачнел еще больше.
– Нет, никогда.
– Ну?
– Дженн...
– Я хочу знать, Девлин.
Он провел рукой по волосам.
– Рэндалл попытался меня шантажировать, чтобы я не рассказал о его делишках. Поэтому он устроил так, что казалось, будто я был с ним заодно.
– И даже после того, как ты его застрелил, они не перестали думать, что ты не на той стороне?
– Ну, в основном. Я провел всю свою взрослую жизнь в ФБР, и послужной список у меня безупречный, однако у меня все равно забрали значок и напустили СПО.
– Что за СПО?
– СПО,– повторил Девлин и потер шею.
Я чуть не предложила сделать ему массаж, но вовремя вспомнила, что мое либидо еще не окончательно успокоилось.
– Служба профессиональной ответственности,– объяснил он.– Как отдел внутренних расследований в полиции.
– Понятно. Мне очень жаль.
– Да, мне тоже.
– И как же твоя работа?
– Я в отпуске, пока ведется расследование.
– Но тебя оправдают? Ведь твой напарник действительно был плохим парнем, а значит, в конце концов все будет хорошо.
– Хорошо,– повторил Девлин, словно проверяя, как звучит это слово.– Я попал под расследование за то самое, что ненавижу и против чего сражался последние десять лет. Мой бывший напарник мертв, и у его маленькой дочери больше нет отца. Так что я не уверен, что все на самом деле будет хорошо.
– Это его выбор, а не твой,– возразила я.– И ты снова получишь свою работу.
– А я не уверен, что хочу этого.
– Ты всегда можешь вернуться в театр,– сказала я, стараясь исправить ему настроение.
– Нет, спасибо. Хотя моя мать была бы счастлива. Она не устает повторять, что я совершил огромную ошибку, когда ушел из театра. Она сочла бы мое нынешнее положение божественным провидением и попыткой высших сил вернуть все на место.
– Так она ничего не знает?
Он снова потер шею.
– У нас не слишком теплые отношения.
– Ясно.– Значит, тут и не пахнет моей резвой семейкой, вечно интересующейся моими делами.– Неужели нет никого, с кем бы ты мог всем этим поделиться? Понимаешь, случись что-нибудь со мной, я бы тут же бросилась звонить маме, сестре или Мел. У тебя наверняка кто-то есть. Отец. Братья или сестры. Друзья.
– Отец умер. Братьев или сестер нет. Друзья затихарились.
– Затихарились?
– На нашей работе довольно скоро начинаешь понимать, что все твои друзья тоже агенты. И когда случается что-нибудь подобное, почти все они бросаются врассыпную.
– Тогда они никакие не друзья.
– Наверное.
– Ты выбрал тяжелую жизнь,– заметила я и снова спросила себя, почему он это сделал: у меня из головы не шел его «Тони».
– Ты тоже. Театр – жестокое место.
– Ну, пока мне еще не посчастливилось страдать за свое искусство.– Я посмотрела ему в глаза.– Обещаю, я перестану тебя расспрашивать, если ты не захочешь отвечать. Но мне правда ужасно любопытно. Почему ты ушел? Ты был на сцене. Получал награды. Это все так... так невероятно.
– Да, невероятно,– не стал спорить он.– И по-своему я любил театр. Но не могу сказать, что он у меня в крови. С моей матерью дело обстоит иначе. А я рожден не для сцены.
– Сценическая мать.
– В высшей степени. Пойми меня правильно: мне нравилось работать в театре. Я оставался в нем, даже когда поссорился с матерью. Но, поступив в колледж, понял, что это не та жизнь, которая меня привлекает. Мать посчитала, что я нанес ей личное оскорбление. Хватило бы того, что я оставил сцену, но я еще и решил пойти по стопам отца.
– Он умер при исполнении обязанностей?
– От рака,– сказал Девлин.– Но их брак распался еще до того, как я родился. Разногласия между ними были такими кардинальными, что разделяли их, как стена. Они...– Он замолчал и покачал головой.– Знаешь, все это не имеет никакого значения. Я тот, кто я есть, и ни капли ни о чем не жалею. В театре я работал как каторжный, но мне хотелось чего-то другого. Быть актером потрясающе, но я мечтал... не знаю. Мечтал участвовать в настоящих сражениях, а не играть роли. Моя мать любит повторять, что у меня чересчур развито чувство справедливости, но я думаю, дело в том, что у нее этого чувства попросту нет. А может быть, она была права. Может быть, именно это меня и привлекало – желание спасти мир.
– Служить и защищать,– сказала я.– Как раз то, что мне нужно.
И тут он по-настоящему улыбнулся.
– Знаешь, я испытал такую боль, когда все эти чертовы агенты от меня отвернулись. Столько лет и столько работы – и все псу под хвост, и твое слушание состоится через месяц. Вонючие ублюдки.
– Тебя восстановят, ведь так?
Он опять потер шею и поморщился.
– Так ли? Если я буду сражаться и соберу доказательства, что Рэндалл меня подставил, то да, возможно, я смогу вернуться.
– Если?
– Слишком многое придется вытерпеть.
– Господи, Девлин. Ты только что сказал, что любишь свою работу. Больше, чем Бродвей, во что мне очень трудно поверить. Все, о чем ты сейчас говорил, это не работа, а дерьмо собачье. Бюрократия. Что-то наподобие плохого отзыва или необходимости участвовать в прослушиваниях. Это очень неприятно. Но это не работа. И если служба в Бюро действительно твое призвание, ты должен сражаться.
Произнося эти слова, я спросила себя: следую ли я своему собственному совету? И тут же нахмурилась. Сейчас главным был Девлин, а не я.
– Я совершенно права,– заявила я.– Я это точно знаю.
– Может быть.– Он вздохнул.– Но мне все равно придется как-то справляться с тем, что я убил Рэндалла.
– Тебе нужно время,– сказала я.– И мне жаль, что твоих друзей не оказалось рядом.
– Это все равно. Я был не в настроении говорить о случившемся.– Он посмотрел мне в глаза, и его взгляд постепенно смягчился.– Поверить не могу, что все тебе рассказал. Можно объяснить это положением, в котором мы оказались, но, по-моему, дело в тебе.
Я густо покраснела и принялась изучать ковер.
– Ну ладно, я рада, что ты смог со мной поговорить, но я все равно очень тебе сочувствую. Из-за твоих друзей...
– Я стал для них напоминанием о том, что может произойти и с ними.
– Возможно. Но это никакое не оправдание. Друзья должны всегда быть рядом. Иначе зачем они нужны? А самые лучшие друзья готовы помочь тебе, что бы с тобой ни случилось.
Девлин не ответил, но я заметила, как он посмотрел на мой сотовый телефон, брошенный на кровати.
– Мел может нам помочь,– сказала я.– И что самое главное, она хочет помочь.
– Хорошо,– медленно произнес он.– Звони ей.
Я почувствовала, как мне сразу полегчало, словно кто-то снял с моего сердца огромный груз, и схватила телефон.
– Но помни, что ты втягиваешь ее в игру и подвергаешь риску вас обеих. Один раз ей удалось остаться в живых. Если она погибнет сейчас, кто будет виноват? Это тяжкая ноша, поверь мне. Я знаю.
Я уже поднесла палец к кнопке вызова и вдруг почувствовала, что груз снова лег мне на сердце. Палец дрожал, так мне хотелось нажать на кнопку. Но слова Девлина...
– Объясни,– попросила я.
Он вынул телефон из моих рук.
– Два правила. Правило первое: свяжитесь с властями, и Защитник может быть убит, помнишь?
– Да, но я это уже сделала, не забыл? Я совершила огромную ошибку, когда попыталась втянуть в игру Энди. Значит, Убийца теперь охотится и на меня тоже. Мне в спину наставлено мерзкое дуло пистолета, и, если мы обратимся за помощью к Мел, хуже не будет.
– Ладно,– сказал он.– Но что, если она не является представителем властей?
– Энди сказал, что является.
– Она не имеет отношения к полиции,– возразил Девлин.
– Мел работает на АНБ. Лично мне кажется, что они очень даже власти.
– Она всего лишь аналитик,– указал он.– А если она не относится к властям и включается в игру, чтобы нам помочь...
Он не договорил, но по его тону я поняла, что он предлагает мне продолжить фразу. К несчастью, я никак не могла сообразить, что он имеет в виду.
– Помощь извне,– подсказал он.– Правило второе.
– Ты о чем? – спросила я, холодея от ужаса. Девлин пристально посмотрел на меня.
– Игрок может прибегнуть к посторонней помощи,– объяснил он.– Правилами это разрешается. Но тогда помощник тоже становится меченым.
– Меченым?
– Законной добычей. Мне казалось, ты об этом знаешь.
– Нет, я...
В голове у меня все перемешалось, новая информация никак не укладывалась в мозгу.
– Значит, тот дротик на самом деле предназначался Энди,– медленно проговорила я,– а вовсе не мне.
И тут я наконец сообразила, что происходит, и прижала руку к губам, борясь с неожиданно подступившей тошнотой.
– Брайан,– прошептала я.– Милостивый боже, Брайан.

Глава 31
ДЖЕННИФЕР

– Пожалуйста, пусть все будет хорошо, пожалуйста, пусть все будет хорошо,– повторяла я, пока мы мчались на такси к дому Брайана.
В начале четвертого ночи транспорта на улицах было немного, и мы ехали очень быстро. Впрочем, мне все равно казалось, будто мы ползем как улитки. В особенности если учесть, что Брайан не отвечал на телефонные звонки.
Мне хотелось представить себе, что я играю роль простушки, которая думает, что ее друг мертв, а на самом деле оказывается, что он жив. Но у меня ничего не получалось. Реальность подступила слишком близко, и, как я ни старалась, воображение не помогало.
Я могла думать только о Брайане.
– С ним все должно быть в порядке,– бормотала я.– Потому что откуда им узнать? Ну, попросила я его помочь разобраться в подсказке, и что с того? Я ведь тогда была в твоей ванной. Кто мог слышать наш разговор? Никто!
Но как только мы свернули за угол и оказались в Челси, где жил Брайан, я поняла, что ошиблась.
Все изменилось, мир лишился красок, остались только черный и белый цвета, и я услышала собственный плач. Девлин обнял меня за плечи, а я прижалась к нему, стараясь не смотреть на сцену, к которой мы приближались: яркие огни, желтая полицейская лента, десятки зевак.
– Я его убила,– прошептала я.– Он умер, потому что помог мне.
– Ты не виновата,– проговорил Девлин, но я знала, что это не так.
Думаю, Девлин тоже знал. Он немного отодвинулся, повернул меня лицом к себе и обхватил ладонями мои щеки.
– Дженн, это не твоя вина.
Он произнес эти слова твердо и уверенно, глядя прямо мне в глаза, и мне отчаянно захотелось ему поверить. Но я не могла. Я слишком много болтала, и Брайан умер.
– Идем.
Девлин взял меня за руку и потянул за собой из такси. Он наклонился, чтобы заплатить водителю, который что-то бормотал себе под нос и, на мой взгляд, был чересчур раздражен. Я хотела наброситься на него, завопить, сказать ему, что умер мой друг. Но ничего такого я не сделала и молча позволила Девлину увести меня.
– Может быть, он жив,– сказала я.– Может, его только пытались убить. Или вообще случилось что-нибудь другое. Скажем, один из его соседей продавал наркотики и его поймали. Или кто-нибудь свалился с балкона.
– Может быть,– ответил Девлин.
Но я видела, что он не верит в такую возможность. Я и сама не верила.
Он крепко держал меня за руку, когда мы подошли к желтой полицейской ленте. Понимая, что веду себя глупо, я вытянула шею и попыталась что-нибудь рассмотреть, словно могла отсюда заглянуть в квартиру Брайана. Естественно, я ничего не увидела. Ничего такого, что могло бы меня успокоить. Около двери стояла машина «скорой помощи». А я достаточно часто смотрю телевизор, чтобы знать, что стоящая машина «скорой помощи» – это плохой знак. Вот если бы она двигалась, тогда можно было бы предположить, что внутри находится кто-то живой. Пусть в тяжелом состоянии, но живой.
Когда ты мертв, «скорой помощи» нет нужды спешить.
Я услышала, как кто-то всхлипнул, и сообразила, что это я. Девлин, наверное, тоже услышал и сильнее сжал мою руку. Я сдавила ему пальцы, благодарная за поддержку. Затем он поднял руку и подозвал одного из офицеров полиции в форме. Женщина-полицейский подошла с мрачным выражением на лице, словно ожидала очередных проблем от идиотов соседей.
– Что здесь случилось? – спросил Девлин.
– Вы живете в этом доме, сэр?
– Нет, я...
– В таком случае мне придется попросить вас отойти в сторону и не мешать нам...
– ФБР.
У нее широко раскрылись глаза, и я решила, что она даже хорошенькая, несмотря на слишком строгую стрижку и полное отсутствие косметики.
– А удостоверение у вас есть?
– С собой нет.– Девлин кивком показал на меня.– Я провожал свою подружку к ее другу. Он тут живет. Она беспокоится.
Я видела, как женщина борется с сомнениями. Верить ли тому, что он действительно из ФБР? И имеет ли это значение?
Через несколько мгновений она приняла решение и повернулась ко мне.
– Как зовут вашего друга?
– Брайан Рейд,– ответила я.– Квартира семь «Г».
– Мы пытаемся с ним связаться,– сказала она.– Вы разговаривали с ним в ближайшее время? У него есть мобильный телефон?
– Я... Что?!!
Я слышала ее слова, но мне никак не удавалось сообразить, что она говорит. Я закрыла глаза и тут же их открыла. Судя по всему, выглядела я не самым лучшим образом, потому что по лицу офицера полиции пронеслась целая гамма чувств: удивление, раздражение, смущение. И наконец, смирение.
Она протянула руку над лентой и положила мне на плечо.
– Вашего друга в квартире нет, милая. Это его квартира, но сосед заявил, что жертва не мистер Рейд.
Меня охватило такое облегчение, что я с трудом удержалась на ногах.
– А кто жертва? – спросил Девлин.
Я знала. Проклятье! Брайан, конечно, в безопасности, но на моих руках все равно кровь невинного человека. Прежде чем Девлин получил ответ на свой вопрос, в голове у меня эхом отдались ее слова: Феликс Доннелли. Иными словами, кузен Фифи.

Глава 32
ДЕВЛИН

Девлин поднял руку, чтобы остановить офицера полиции. Она могла бы предложить ему отправиться ко всем чертям, но промолчала. Она смотрела на Дженн с таким же состраданием, какое охватило и его.
– Милая, вы в порядке? – спросила она. Дженн кивнула.
– Да. Я... Все нормально.– Она посмотрела на Девлина.– Я посижу пару минут, ладно?
Он показал на поребрик тротуара.
– Сядь там,– сказал он.– Так, чтобы я тебя видел.
– Не беспокойся.
Возможно, офицеру полиции их разговор показался странным, однако она ничего не сказала. Но когда Девлин к ней повернулся, она задала мучающий ее вопрос:
– Вы действительно из ФБР?
– Действительно,– ответил он, не уточняя, что у него нет значка и пистолета. Ну, если не считать того, который он засунул в кобуру на щиколотке перед тем, как они вышли из его квартиры. Он кивком показал на дом.– Что там произошло?
– Вы друг жертвы?
– Никогда с ним не встречался.
Она немного подумала, кивнула и повернулась так, чтобы оказаться спиной к Дженн. Сочувствуя девушке, она не хотела, чтобы та слышала жуткие детали преступления, и Девлин неожиданно для себя испытал благодарность. Любой, кто старался защитить Дженн, с его точки зрения, был хорошим человеком.
– Ему перерезали горло. Очень аккуратно. Убийце удалось подойти совсем близко. И рука у него не дрогнула.
– Дерьмо.
– Теперь мы ищем друга вашей подружки.
– Не только вы, но и убийца,– заметил Девлин.
– Да, я слышала разговор детективов,– кивнула она.– Они отрабатывают эту версию. Убитый был не из Нью-Йорка. Они думают, что преступник убил не того парня.
– Проклятье.
– Именно.– Она отвернулась, чтобы прогнать пьяницу, который решил опереться о желтую ленту, затем снова взглянула на Девлина.– Узнайте у вашей девушки номер его мобильного телефона,– попросила она.– И оставьте ваши имена и номера телефонов.
– Никаких проблем.
Девлин сообщил ей имя своего босса и первой девушки, которую поцеловал. А также номер телефона тайского ресторана, расположенного неподалеку от его дома, и пиццерии, находящейся за углом. А что тут такого? Она наверняка проголодается, когда все это закончится. Он взял у Дженн номер Брайана и назвал его женщине, изменив всего две цифры. Они, конечно же, сумеют его узнать, но, возможно, не так быстро. Он хотел сам найти Брайана и сказать ему, чтобы соблюдал осторожность. Сотрудничал с полицией, но был внимателен. А лучше всего, чтобы убрался из города. И не возвращался, пока Девлин или Дженн не позвонят и не скажут ему, что все успокоилось.
Хороший совет, и он надеялся, что Брайан им воспользуется. А еще больше он хотел, чтобы Дженн убралась из города. Но она не может этого сделать. Потому что вокруг нее разразился самый настоящий ад.
И пока они не разберутся со своими проблемами, все остальное не имеет значения.

Глава 33

>>> http://www.playsurvivewin.com <<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР ДОНЕСЕНИЙ
ОТЧЕТ ИГРОКА:
ОТЧЕТ № А-0003
Представлен: Пташкой
Тема: Корректировка статуса
Отчет:
Я потерпела поражение.
До сих пор не могу осознать грандиозности своего провала, но должна винить лишь себя.
Я была так возбуждена, так хотела добиться успеха, что не приняла в расчет толпу. Я слишком рано достала пистолет и держала под пиджаком, полагая, что его никто не увидит, а я смогу чувствовать в руке его приятную тяжесть.
Я не учла, что в толпе все толкаются, налетают друг на друга, спотыкаются, опьяненные своей молодостью и алкоголем.
И не учла появления суки, которая толкнула меня так, что полы моей куртки распахнулись.
Она увидела пистолет. И завопила.
Я убеждаю себя, что причина моего поражения в отсутствии практики – в течение долгих пяти лет мои умения притупились. Но в глубине души я знаю, что сама во всем виновата. Я проявила легкомыслие и небрежность. Меня обнаружили прежде, чем я успела сделать выстрел.
Да, я потерпела поражение, но извлекла из него урок.
Я решила терпеливо ждать, пока следящее устройство снова не заработает. И на сей раз, когда я отправлюсь на охоту, у меня все получится.
>>>Конец отчета<<<
Отправить отчет Противнику? >>>Да<<<>>>Нет<<<

Глава 34
ДЖЕННИФЕР

– Это он, да? Убийца?
Я все еще сидела на краю тротуара, оцепенев от охватившего меня ужаса и не обращая внимания на руку, которую протянул мне Девлин, чтобы помочь встать.
Он постоял пару мгновений, затем сел рядом со мной. Он не ответил, но я и без слов все поняла.
Какое-то время мы молчали. Не знаю, как Девлин, а меня обуревал целый сонм самых разных чувств. Радость, что Брайан жив. Ярость и отчаяние из-за того, что Фифи умер. И вина, которой не было предела.
Впрочем, самым сильным чувством был страх. Человек, умерший в этом доме, погиб от руки того самого убийцы, что гоняется за мной и держит на прицеле Девлина.
А еще ищет Брайана. Или уже нашел.
Нет. Я не могла – не желала – в это верить. Брайан в безопасности. А поскольку именно я втянула его в смертельную игру, я должна его вытащить.
Я принялась рыться в сумке, достала мобильный телефон и начала набирать номер, но Девлин снова вырвал его у меня из рук.
Я сердито посмотрела на него:
– Похоже, у тебя это входит в привычку.
– Нам нужно раздобыть другой телефон.
– Что-что?
– Думай, Дженнифер.
Я возмутилась, но принялась думать, и мне понадобилось две секунды, чтобы понять, что он имеет в виду.
– Ой!
– Правильная реакция,– заметил он.– Если Убийца отправился охотиться на Брайана, значит, он каким-то образом узнал про твой звонок и про то, что Брайан помог тебе с подсказкой.
– И он мог это сделать, только если перехватывал мои звонки.
Это было утверждение, а не вопрос.
– Именно.
– Возможно, в твоей квартире есть «жучок»,– предположила я.
– Возможно,– легко согласился Девлин.– Но поскольку мы не знаем этого наверняка, думаю, нам не следует пользоваться твоим телефоном. И моим тоже. Если ты позвонишь Брайану, Убийца подслушает ваш разговор. Быть может, ему еще не известно, что Брайан жив, но тут он сразу поймет, что совершил ошибку.
Конечно же, он был прав, но я не хотела терять время.
– Нам нужен телефон.– Я махнула рукой в сторону толпы, которая начала расходиться, не дождавшись громкой перестрелки или грандиозного ареста.– Попроси у кого-нибудь.
– И втянуть еще одного человека в игру? Ни за что. Поищем телефон-автомат.
Это звучало разумно, только вот где его искать?
Вообще-то я много раз бывала у Брайана, но сейчас вряд ли смогла бы вспомнить, где находится ближайший магазин деликатесов. Я встала и принялась медленно поворачиваться, изучая местность.
– Проклятье, это же Нью-Йорк. Почему все закрыто?
– Мы находимся в приличном жилом районе,– ответил Девлин.– Успокойся. Где-нибудь поблизости должно быть кафе, открытое круглосуточно.
– Да! – Слава богу, густая каша, которую я называла своими мозгами, начала работать.– За углом есть маленькое кафе. Я почти уверена, что оно открыто всю ночь.
– Идем.
Кафе действительно оказалось за углом, и мы тут же заняли удобную кабинку. Я вытащила свои записи, касающиеся подсказок, и шлепнула их на стол перед Девлином.
– Я так и не успела тебе рассказать, что мне пришло в голову,– сказала я и поделилась с ним своими рассуждениями по поводу «Памяти» и «Кошек», а также идеей о том, что «Одно за другим», «Любовная сюита» и «Однажды в Риме» – это старые спектакли.– «Кандид» – мюзикл,– добавила я.– Только вот мне не удалось собрать все вместе.
Я вытащила компьютер и пододвинула к Девлину.
– Может, тебе повезет больше.
Пока он включал компьютер, я нашла мелочь и поспешила предупредить Брайана об угрожающей ему опасности. В идеальном мире он бы ответил на мой звонок. Я бы спокойно и твердо сказала ему, чтобы он взял отпуск (и плевать на дебют на Бродвее), затем вернулась бы к нашему столику и узнала, что Девлин разгадал загадку.
Думаю, не стоит говорить, что я живу не в идеальном мире. Я не дозвонилась до Брайана, а отчаяние на лице Девлина без слов сказало мне, что ему не удалось добиться успеха.
– Ничего? – спросила я на тот случай, если он решил немного надо мной подшутить.
Может быть, он уже разгадал все подсказки, обнаружил Убийцу и вывел его из строя?
Девлин посмотрел на меня и ничего не ответил. В этом не было необходимости.
– Проклятье,– сказала я и села на свое место.
– А что у тебя? Дозвонилась?
– Нет, черт бы его побрал. Но я оставила ему сообщение. Сказала, чтобы он не возвращался домой, где-нибудь спрятался, и что я ему скоро перезвоню.– Я провела рукой по волосам, затем завязала одну прядь узлом и скрепила карандашом, который лежал на записках Девлина.– Нам нужно купить другой мобильный телефон. Знаешь, из тех, за которые нужно платить наличными.
– Магазины еще закрыты,– сказал Девлин, потянулся ко мне и вытащил карандаш из моих волос, затем постучал им по листкам бумаги.– Сейчас для нас это самое главное.
Он был, конечно, прав.
Если честно, я даже не знала, жив ли еще Брайан. Но если жив – как же я надеялась, что это так! – у него есть только один шанс. Мы должны довести игру до конца.
Подошел официант и принес нам две бутылки содовой и корзинку жареной рыбы. Видимо, Девлин заказал все это, пока я звонила.
Я схватила маленькую рыбешку и принялась ее жевать. Мысли у меня путались. «Память» указывает на «Кошек», а дальше... «Человек из Ламанчи»? Бессмыслица какая-то.
Я постукивала карандашом по столу, внимательно вглядываясь в наши записи. «Постановка рыцаря», говорилось там. Ну хорошо. И что это значит? Может быть, Дон Кихот ставил пьесы? В книге он...
Поняла!
– Это не «Человек из Ламанчи»,– взвыла я.– Это Эндрю Ллойд Веббер. Он тот рыцарь, который поставил «Кошек».
От улыбки Девлина меня окатило теплом с головы до самых пяток.
– Потрясающе,– заявил он.– Наверняка так и есть.
Я откинулась на спинку стула и сделала глоток содовой, чувствуя себя ужасно умной. Мы разгадали первую часть и продвинулись дальше. Остальное, решила я, будет совсем просто.

Глава 35
ДЖЕННИФЕР

Знаменитая финальная реплика. Прошло пять минут, но мы не сдвинулись с места.
– Нужно действовать методично,– сказала я.– Шаг за шагом.
– Согласен.
– Вот именно.– Я выпрямилась и расправила плечи.– Итак, здесь говорится, что ответ находится в постановке рыцаря. Иными словами, в «Кошках». За кулисами, может быть? Или что-то происходит во время спектакля?
– Сомневаюсь, что за кулисами. «Кошки» больше не идут на Бродвее, и вряд ли предполагается, что мы станем гоняться за гастролирующей труппой. Разгадка должна быть спрятана там, где мы сможем ее найти и куда в состоянии добраться тот, кто все это придумал.
– В таком случае, может быть, она за кулисами Бродвейского театра, где раньше шло представление?
– А тебе известно, насколько серьезно организована система безопасности на Бродвее после одиннадцатого сентября? Попасть за кулисы практически невозможно.
– У меня куча знакомых,– сказала я.– Мы можем кому-нибудь позвонить и договориться об экскурсии.
Он только посмотрел на меня.
– Ну ладно. Не важно.
Вовлекать других людей в мою маленькую драму – плохая идея.
– Хорошо. Возможно, речь идет о сцене. Например, о чем-то, что происходит во время представления. Разгадка содержится в одной из партий. Или в сценических указаниях. Что-нибудь вроде этого?
– Не думаю,– сказал Девлин.
– Я тоже,– призналась я.
Во-первых, поскольку «Кошки» больше не идут на Бродвее, как мы сможем увидеть постановку? Во-вторых, в любом случае занавес поднимается в восемь вечера – слишком поздно для моей персональной версии «Ровно в полдень»  (вернее, «Ровно в десять»). Если я должна посмотреть шоу, чтобы спастись, значит, у кого-то еще более извращенное чувство юмора, чем мне казалось.
– Давай двигаться дальше,– предложил Девлин.– Последняя часть сообщения должна объяснить первую часть. Вот почему там говорится: «И будет найден». Правильно?
– Наверное...
– «Если последует \"Одно за другим\"»,– прочитал он.– Ты сказала, что эта пьеса шла на Бродвее?
– Да, в тысяча девятьсот тридцатых годах, причем недолго. Я нашла в Интернете.
– Хм. Есть какие-нибудь идеи насчет того, что нам с этим делать?
– Никаких. Может, следует сосредоточиться на «Кандиде»? По крайней мере, этот мюзикл я знаю.
– И кто был его патронессой? – спросил Девлин.
– Хм. Ну... я не настолько хорошо владею материалом.– Я скривилась.– По правде говоря, я даже не знаю, что такое патронесса.
– Может быть, продюсером была женщина? – предположил он.
– Может быть.
Поскольку божественное откровение не собиралось на нас снисходить, я обратилась к его замене. Честно говоря, не представляю, как раньше люди обходились без Интернета.
– «Любовная сюита» и «Однажды в Риме» тоже шли на Бродвее. Может быть, между спектаклями есть связь.
– Это мы можем проверить.
Браузер был открыт, и я напечатала в поисковом окне «Кандид», решив начать с него, потому что немного знала этот спектакль.
Компьютер тихонько заурчал, а затем я получила две ссылки, на обе музыкальные версии этой истории. Я подвинула листок бумаги, на котором мы писали, Девлину.
– Выпиши имена всех женщин,– сказала я.– Если только у тебя нет идей получше.
– Ни одной,– ответил он и тут же выписал три имени:

Лилиан Хеллман (книга)
Дороти Паркер (стихи)
Женевьева Пайтот (музыка, вторая версия)

– Сразу все стало ясно,– пробормотал Девлин, разглядывая свои записи.
– Ну, по крайней мере, имен только три,– возразила я.
– И чем они нам помогут? Я покачала головой.
– Понятия не имею. Попробуем поискать перекрестные ссылки на другие шоу.
– Ага. Театр, даты представлений, список песен. Нам понадобится ярдов девять бумаги.
Я сделала запрос и посмотрела на него, дожидаясь, пока появится нужная страница.
– А что ты надеешься найти?
Я ни в коей мере не пыталась его разозлить или еще что-нибудь, просто хотела, чтобы наши мысли и идеи сходились.
– Песни, написанные Дороти Паркер,– ответил он.
– Почему?
– Потому что она писала короткие, отвратительные стишки. Если ты не умеешь извлекать тайных посланий из музыкальных произведений и не хочешь читать сценарии целиком, она то, что нам нужно.
– Точно,– не стала спорить я.– Не дыши.
Мы оба не дышали, пока не появилась страница, которую мы быстро пробежали глазами. Очевидно, эта версия ставилась три раза. Я решительно вызвала на экран информацию о первой постановке. Римейк – это, конечно, хорошо, но лучше по возможности иметь дело с оригиналом.
– Проклятье,– выдохнул Девлин, когда страница открылась.
Я была с ним совершенно согласна. Никаких стихов.
– Могла бы поклясться, что здесь стихи есть. Значит, их нужно искать в другом месте.
– Попробуй,– сказал Девлин.
Но я уже печатала запрос и, как только появилась страница Google, сразу ввела: «Дороти Паркер», стихи из «Кандида».
Полученный список показался мне многообещающим, и я тут же вызвала на экран первую позицию.
Прямо в яблочко!
Текст повествовал об одной из следующих постановок, но мне было все равно, потому что в самом низу страницы обнаружился раздел под названием «Список стихов».
– Смотри,– сказал Девлин и показал на экран.
– «Венецианский гавот»,– прочитала я.– Стихи Ричарда Уилбура и Дороти Паркер.– Я хмуро взглянула на Девлина.– Черт побери, что такое гавот?
– Понятия не имею. Но осмелюсь предположить, что это какой-то танец.
Я тут же запросила Dictionary.com, чтобы проверить его теорию. Он оказался прав: гавот – это французский крестьянский танец. Я обняла Девлина и смачно поцеловала его в губы.
– Мм,– пробормотал он.– Если, работая над этой задачкой, мы будем так быстро продвигаться вперед, дело закончится тем, что мы окажемся голыми в постели еще до того, как часы пробьют десять.
– Меня это вполне устроит, если сначала мы убедимся, что моя хорошенькая попка в полной безопасности,– заявила я.
Несколько мгновений мы смотрели друг другу в глаза, и меня охватило восхитительное возбуждение. Я вспомнила, что почувствовала, когда он обнимал меня в отеле, не говоря уже об обжигающем огне в его глазах. Ух ты!
Я вздохнула и демонстративно отодвинулась на целых два дюйма. Не время.
– Мы должны вести себя прилично,– сказала я.– Подсказка прежде всего. Решим ее, вот тогда и поговорим. И еще что-нибудь сделаем.
Я произнесла это весело и даже легкомысленно, хотя чувствовала совсем иное, но что еще мне оставалось сделать? Покраснеть как помидор и спрятаться под столом? Это не про меня.
– Отличный стимул,– сказал Девлин, подарил мне быструю улыбку и вернулся к нашим записям.
Я выдохнула, радуясь тому, что мы вернулись в прежнее состояние. По крайней мере, я поняла, как должна себя вести в этом дурацком сценарии ИВП. Зато как держаться с мужчинами, я никогда не знаю. В особенности с теми, которые мне нравятся. (Теоретически мне известно, что следует быть естественной. Но поверьте, это никогда не срабатывает.)
– Итак, теперь мы знаем: то, что нам нужно, связано с Дороти Паркер,– сказал Девлин.
– Смысла это не прибавляет.
– Согласен. А ее сочинения ставились когда-нибудь в театре «Зимний сад»? – спросил он, назвав театр, в котором много лет шли «Кошки».
Я сделала запрос и изучила результат поиска.
– Нет, но премьера «Вестсайдской истории» состоялась в «Зимнем саду», а музыку к ней и «Кандиду» написал Леонард Бернстайн.
– И что нам это дает? – спросил Девлин.
– Откуда мне знать?
Мы уставились друг на друга, и Девлин медленно покачал головой.
– Запиши все, что узнала. Нужно двигаться дальше. Вдруг еще что-нибудь выскочит?
Я кивнула и послушно сделала запись на листке бумаги. Но в окна уже начал пробиваться свет, и я знала, что до десяти часов осталось совсем мало времени. Если что-нибудь и собирается выскочить, пусть сделает это как можно скорее. Остается надеяться, что на нас снизойдет вдохновение и мы найдем ответ... а не встретимся с Убийцей.

Глава 36
ДЕВЛИН

Дженнифер склонилась над компьютером, и Девлин почувствовал, как у него сжалось сердце. Эта взбалмошная и легкомысленная девушка, все проблемы которой до сих пор сводились к стрелке на колготках, вела себя сейчас как настоящий профессионал.
Более того: хотя она, конечно, старалась защитить свою жизнь, но Девлин не сомневался, что Дженнифер намеревалась спасти и его. Сумеет ли она? На самом деле это не имело значения. Девлина до глубины души взволновало то, что она готова попытаться. Она его совсем не знала, но делала все, что в ее силах, чтобы вытащить его из передряги, в которую они оба угодили. А самое главное, Девлин вдруг понял, что она не просто хочет спасти ему жизнь. Эта девушка пыталась спасти в нем человека.
О ком еще из своих знакомых он мог бы сказать такое?
– Итак,– проговорила она и показала на компьютер.– Я открыла два окна. Одно про «Любовную сюиту», другое про «Однажды в Риме».
Девлин забыл о своих размышлениях и наклонился к ней.
– Что-нибудь совпадает? Состав? Команда? Даты премьер? Театры?
– Я над этим работаю.
Она несколько раз щелкнула, затем медленно провела пальцем вдоль экрана. Ничего. Ничего. Ничего. И вдруг:
– Подожди!
Девлин смотрел на экран, уверенный в том, что это не может быть совпадением. Он наклонился и прикоснулся к трекпаду.
– Вот здесь,– сказал он и навел стрелку на Моргана из «Одно за другим» – И здесь.– На этот раз он указал стрелкой на Катилину из «Однажды в Риме».
– Кеннет Дайно,– прочла Дженн.
– Почему-то это важно.
– Впечатай его имя в окошко поиска,– предложила она.– В каких шоу он участвовал? Может быть, в «Кандиде»?
Девлин повернул компьютер к себе, чтобы было удобнее печатать, и вскоре они получили результат: «Любовная сюита», «Однажды в Риме» и «Одно за другим».
– «Кандида» нет,– сказал Девлин.– А все остальные здесь.
– Да. И что это значит?
Он не знал. Ему все больше и больше хотелось получить ответы и сделать так, чтобы этой женщине ничто не угрожало. Однако единственное, что он мог сделать, это играть и надеяться, что все будет хорошо.
– Если трактовать послание в буквальном смысле, то мы ищем какое-то общественное место. Ресторан, отель или что-нибудь в таком роде, куда ходила Дороти Паркер. И этот Кеннет тоже. Вот тебе и связь с другими пьесами.
– Может быть,– протянула Дженн без особой уверенности в голосе.– А как насчет «Кошек»?
– Не знаю,– признался Девлин.– Надеюсь, мы скоро сообразим.
– Сколько сейчас времени?
– Не думай об этом,– посоветовал он и невольно посмотрел на часы.
Около шести. Проклятье!
– Правильно.– Она вскинула голову.– Нечего об этом думать. Лучше как следует сосредоточиться.
– Умница,– сказал он и напечатал в поисковом окне: «Дороти Паркер Кеннет Дайно».
– Ничего внятного,– заметила Дженнифер, когда появились результаты поиска.
– Попробуй ввести только его имя,– предложил Девлин.
– Ого! – вскрикнула она, когда на экране появились первые результаты.– Похоже, мы нашли! «Спамалот!»
– Черт возьми! – выдохнул Девлин.– Ты права. Кеннет Дайно – сообщается примерно на восьми миллионах сайтов – выиграл в тридцатых годах конкурс на лучшее название консервированных мясных продуктов: «Спам» .
– «Мы едим ветчину и варенье и консервируем все подряд»,– пропела Дженн.– Рыцари Круглого стола. Артур, Камелот...
– И Дороти Паркер,– добавил он.– Знаменитый писательский Круглый стол в отеле «Алгонквин».
– Кажется, это то, что нам нужно. Все сходится.– Она нахмурилась, и Девлин понял, что она вспоминает остальные куски головоломки.– Если не считать «Кошек». Они сюда никак не лезут.
– Ничего подобного. Эндрю Ллойд Веббер рыцарь, а в Камелоте имелись рыцари Круглого стола, так ведь?
– Так,– не стала спорить Дженн.
– Более того,– добавил он, чувствуя себя ужасно умным.– Около четырех лет назад я присутствовал на бенефисе в «Алгонквине». Угадай, кто был почетным гостем?
– Понятия не имею,– сказала она.
– Матильда,– заявил он.– Кошка, которая живет в отеле «Алгонквин».

Глава 37
ДЖЕННИФЕР

Я не знаю кошачьего языка, поэтому не имела ни малейшего представления о том, как кошка поможет нам разгадать подсказку. Может, она дрессированная и, услышав мой голос, промчится по вестибюлю, а потом нажмет лапой на потайную кнопку, чтобы открыть потайную дверцу?
Вряд ли. Но когда мы вошли в роскошный вестибюль отеля «Алгонквин», я решила не волноваться по этому поводу. В конце концов, мы разобрались с подсказкой. Неужели мы не сможем найти интересующий нас ответ?
«Алгонквин» поражал воображение своим внутренним убранством, выполненным в духе представлений Старого Света об элегантности: повсюду стояли роскошные письменные столы и прочая антикварная мебель великолепных темных цветов; диванчики и стулья заполняли холл, пустой в этот ранний час, когда ньюйоркцы и туристы еще нежатся в своих постелях.
Когда мы шли к стойке регистрации, я с трудом сдерживала желание поправить одежду и пригладить волосы. Здесь во всем царили элегантность и стиль, и в своих джинсах, пусть и эксклюзивной работы, я чувствовала себя уличной оборванкой.
Мы подошли к стойке, позвонили в маленький колокольчик, и словно из ниоткуда появилась миниатюрная блондинка с сияющими глазами и приветливой улыбкой – несмотря на столь ранний час.
– Чем могу вам помочь?
– Нам нужна комната,– сказал Девлин.
Я посмотрела на него с удивлением. Он поймал мой взгляд и пожал плечами, и я решила промолчать. Я чувствовала себя ужасно грязной и отчаянно мечтала о душе, хотя Девлина, наверное, все устраивало – ведь еще вчера он сидел в своей темной квартире, среди жуткого беспорядка, и его это абсолютно не беспокоило. Кроме того, судя по нашему прошлому опыту, нам требовалось провести некоторое время за компьютером, несмотря на то что мы обнаружили подсказку, связанную с кошками. Разумеется, если мы не ошиблись и Матильда действительно хранит для нас следующую подсказку.
Пока девушка записывала сведения (фальшивые) о нас, Девлин упомянул Матильду.
– Ваша кошка, наверное, еще спит.
– Нет, думаю, она где-то здесь.
Я принялась вертеться, разглядывая холл.
– И где же она?
Внутри у меня все сжалось от отвратительного предчувствия. Мне вдруг представилось, как я на четвереньках ползаю по отелю, заглядываю во все углы и помахиваю коробкой с кошачьей едой, чтобы выманить мисс Киску.
Слава богу, реальность оказалась не такой мрачной.
Девушка отвернулась от Девлина и тихонько позвала:
– Матильда! Матильда, иди сюда, малышка, к тебе гости!
В следующее мгновение на один из письменных столов бесшумно запрыгнула большая, роскошная, пушистая серо-белая кошка. Она уселась на толстую попку и посмотрела на нас, словно спрашивая: «Ну, я здесь, и что вам нужно?»
Клянусь, у меня возникло непреодолимое желание ее расцеловать. Кошку, конечно, а не девушку-портье, хотя я была в таком радостном состоянии, что могла броситься на шею и девушке тоже. Я пережила столько ужасов, и вот наконец у нас хоть что-то получилось. Как только все это закончится, я непременно возьму котенка.
– Можно к ней подойти? – спросила я и показала на Матильду.
– Конечно. Она привыкла к людям.
Думаю, у нее просто не было выбора. Я оставила Девлина заполнять бумаги и платить за номер, а сама отправилась знакомиться с Матильдой.
Она действительно оказалась очень дружелюбной, принялась тереться головой о мою ладонь, а когда я села на стул, стоящий около стола, забралась ко мне на колени.
– О чем ты мне поведаешь, милая? – прошептала я, зарывшись носом в мягкую шерсть.– Может быть, на твоем ошейнике есть для меня послание?
Это казалось слишком простым, и я не особенно рассчитывала найти на ошейнике что-нибудь полезное.
К счастью, я ошибалась.
– Нашла что-нибудь? – спросил Девлин, подойдя ко мне.
Матильда громко заурчала, когда я, зарывшись пальцами в шерсть, принялась чесать ей шею.
– О да,– ответила я.– Матильда мой новый лучший друг. Посмотри-ка.
Когда он наклонился, я повернула ошейник внутренней стороной наружу. Он оказался растягивающимся, как женский браслет, с серебряными звеньями, украшенными алмазами и изумрудами (я решила, что они фальшивые, хотя кто знает?). Внутренняя поверхность была гладкой, и кто-то оставил на ней послание: www.playsurvivewin-cat.com
– Спасибо, Матильда,– едва слышно сказала я.– Если мы останемся в живых, обещаю посылать тебе разные кошачьи вкусности каждую неделю до конца твоей жизни.

Глава 38
ДЕВЛИН

Почему вы не бежите?
Ну, чего же вы хотите?
Кто ж от ужасов спасет вас,
Милые рыбешки?

Разбегайтесь, мчитесь прочь,
Как испуганные гуси.
Обретете вы покой
Под епископской рукой.

Часики поют: тик-так,
Лепестки к земле летят,
Нет, не Зверь, но умер он...
Стих надежды перезвон.

Девлин смотрел на экран и думал, что мир – это одна большая помойка.
– Чушь какая-то,– сказал он.– Причем собачья.
Дженн, сидевшая рядом с ним, не сводила глаз с экрана, но он видел, что у нее дрожит нижняя губа. Проклятье!
Он обнял ее за плечи. Она прижалась к нему, а он подумал, что начинает терять уверенность в успехе. И эта простая правда оказалась для него тяжелее отчаяния, которое он испытал в тот день, когда лишился значка.
Он повернул ее лицом к себе, но она так и не подняла головы. Поскольку ему никак не удавалось заглянуть ей в глаза, он прижался лбом к ее лбу.
– Эй, мы справимся.
– Уже почти шесть. До десяти осталось совсем мало времени. А я сомневаюсь, что эта игра выдаст нам простой ключ. Итак, когда же? Когда мы с тобой разгадаем подсказку?
– Прямо сейчас и разгадаем.
Его голос прозвучал ласково и одновременно уверенно, и она улыбнулась, взглянув на него.
– Ты обо мне позаботишься?
– Чертовски верно.
Он лучше многих знал, как легко погрузиться в жалость к самому себе. Но такая жалость убивает. У него она убьет душу. А Дженн умрет еще прежде, чем день подойдет к концу.
– Боже, какая же я жалкая дура. Сижу тут и переживаю, а этот подонок может одержать победу.– Она гордо вскинула голову – Девлину очень нравился этот жест, он находил его очень милым и одновременно сексуальным.– Нет, я не позволю ему победить.
– В таком случае пошевели задницей и сделай что-нибудь.
Судя по всему, Дженн поняла его слова буквально, потому что тут же вскочила и принялась расхаживать по номеру, кивая в ответ на свои мысли.
– Так. Правильно. Может быть, Эвита. Она сильная. Особенно в первом акте, там она почти добивается своего.– Она слегка нахмурилась.– Только вот в конце умирает, так что, наверное, это не самый правильный выбор...
– Ты о чем?
– Глупости всякие,– еле заметно покраснев, ответила она.
– Обещаю смеяться не дольше пятнадцати минут.
– Ха-ха.– Она скорчила гримасу, но попыталась объяснить: – Я всегда так делаю, когда нервничаю. Выбираю героиню – иногда придумываю,– чтобы стать кем-нибудь другим, не быть собой. Это глупо, но...
– Совсем не глупо.
– Правда?
– Правда,– просто сказал Девлин.– Я действительно так считаю.
– О! Ну ладно. Это здорово.
Она мило и немного смущенно улыбнулась, а он обнял ее и поцеловал. Поцелуй планировался короткий и быстрый. Скорее жест, знак благодарности. Но вышло совсем по-другому. Дженн приоткрыла рот, наверное от удивления, а он воспользовался этим и принялся исследовать ее губы своими, чувствуя, что его снова охватывает желание, вспыхнувшее несколько часов назад и так и не удовлетворенное.
Когда он наконец отодвинулся, Дженн посмотрела на него, и он увидел в ее глазах упоение и восторг.
– Вот это да! – Она закрыла глаза и провела пальцами по губам.– Ух ты!
– Я не собираюсь извиняться,– заявил Девлин.– Хотя, наверное, должен. Потому что у нас нет времени. Но считай это обещанием.
– Будешь раздавать такие обещания, и тебе сильно не поздоровится, если ты окажешься не на высоте. Причем в самое ближайшее время.
Он побоялся засмеяться и вместо этого кивнул с самым серьезным видом:
– Я понял.
– Отлично. А теперь кончай приставать ко мне и займись делом.
Девлин подвинул стул, чтобы лучше видеть монитор.
– Сейчас мы займемся подсказкой, потому что у нас мало времени. Но как только мы убедимся, что все в порядке, я захочу как можно больше узнать про этот отель.
И выяснить, кто подарил кошке ошейник. Впрочем, Девлин был почти уверен, что ему это не удастся.
– Ты сможешь?
– Милая, я могу сделать все, стоит мне захотеть.
Он рассчитывал, что Дженн улыбнется, но она с деловым видом кивнула:
– Да, это в тебе есть.– Лицо у нее посерьезнело, как будто она собиралась еще что-то сказать, но она лишь тряхнула головой и показала на экран.– Можешь начать с загадки.
– Она довольно трудная.
– Ну так докажи, какой ты крутой.
– И докажу.– Девлин потянулся к телефону.– А еще попрошу, чтобы нам принесли чего-нибудь поесть.
Он нажал кнопку быстрого набора, заказал кофе, тосты, колбасу и яйца всмятку. И целую кучу блинов. Увидев, как широко раскрылись глаза Дженн, он лишь пожал плечами:
– Нам нужен протеин. И еда. И вообще я лучше соображаю с набитым желудком.
– Делай, как считаешь нужным.– Она постучала по экрану.– Стишок разбит на куплеты. Не сомневаюсь, что каждый из них – это часть разгадки.
– Скорее всего. Начнем с первого. Дай мне твой блокнот.
Он взял блокнот и написал первый куплет.

Почему вы не бежите?
Ну, чего же вы хотите?
Кто ж от ужасов спасет вас,
Милые рыбешки?

– Я хочу остаться в живых и чтобы дурацкая игра закончилась. Особенно эта ее часть. А еще мне, черт подери, интересно знать, что произойдет в десять.
– На самом деле я думаю, что первые строчки как раз про это,– сказал Девлин.
– Правда? Меня спрашивают, чего я хочу? Скажи мне ради всех святых, почему вдруг в такой мерзкой извращенной игре мы получили прямую подсказку?
– Потому что тот, кто ее организовал, хочет, чтобы ты испугалась. А вторая и третья строчки и вовсе простые. В них говорится о том, что произойдет в десять.
– Как это?
– Смотрела когда-нибудь «Маленький магазинчик ужасов» ?
– Конечно. Этот фильм не относится к числу самых моих любимых, но довольно забавный и мне очень нравится. Особенно Рик Моранис.
– Помнишь песню дантиста? Дженн покачала головой:
– Увы.
– Дантист – настоящий садист. Он поет программную песню, одна строчка в которой рассказывает о том, как он собирается отравить своих гуппи.
– Отравить,– бесцветным голосом повторила она.
– Ничего не изменилось, Дженн,– сказал Девлин и взял ее за руку.– Десять часов, помнишь? Все по-прежнему.
– Да. Ты прав. Конечно же прав.– Она нахмурилась.– Ничего не изменилось, но... я не понимаю, каким образом меня отравили. Или это еще не произошло? Кто-то промчится мимо и на бегу воткнет в меня иголку? Или заставит силой выпить яд? Не понимаю.
– Тебе и не нужно понимать. Ты должна решить задачу, и все.
– А что, если там появилось новое сообщение?
Девлин покачал головой, явно не понимая, что она имеет в виду.
– На сайте ИВП! Там есть центр сообщений. В первом сообщении, которое я получила, содержались все твои данные. Но твою почту мы не проверяли. Вдруг там тоже имеется полезная информация?
– Точно,– сказал он и тут же зашел на сайт ИВП, затем вызвал экран регистрации и замер.– Черт!
– Что?
– В то время я придумал имя пользователя и пароль. Мне просто хотелось немного посмотреть, как там все устроено. Я не собирался играть в эту игру. Проклятье, я ведь даже официально не расследовал дело.
– И что?
– Не могу вспомнить имя. И тем более пароль.
– О!
Оба на несколько мгновений погрузились в отчаяние. Девлин принялся мысленно ругать себя за то, что не придумал чего-нибудь простого и легко запоминающегося. Он все еще поносил себя последними словами, когда Дженн вышла из оцепенения.
– Подожди! Подсоединись к моему центру сообщений и открой файл, в котором содержатся сведения о тебе.
– Ладно.– Он начал печатать.– Какой у тебя...
– Я сама. Так будет быстрее.
Она напечатала имя пользователя и пароль, и на экране появилось сообщение. А у Девлина возникло отвратительное ощущение, когда он прочитал то, что и без того знал: Дженн действительно получила двадцать тысяч, а его выбрали Жертвой в этой гнусной версии игры.
– Вот, смотри,– сказала она, показывая на его данные.– Видишь? В конце написано твое имя пользователя: G-Man. Правда, пароля нет.
– У меня есть один, который я использую в исключительных случаях,– сказал Девлин, заставив себя сосредоточиться.– Давай попробуем.
Она кивнула и вернулась на главную страницу центра сообщений. Девлин напечатал «G-Man» в окошке, отведенном для имени пользователя, затем «TimothyJ5» – это была его первая роль на сцене, сыгранная в пятилетнем возрасте. Он нажал на «Enter» и стал ждать, что будет дальше.

Неправильный пароль.
Пожалуйста, попробуйте еще раз.

– Проклятье. Так, подожди.
Он предпринял новую попытку, решив ввести день своего рождения – всякое ведь бывает.

Неправильный пароль.
Пожалуйста, попробуйте еще раз.

– Черт подери! – Он с такой силой стукнул рукой по столу, что тот задрожал.– Мерзкая машина!
– Успокойся,– мягко проговорила Дженн. Она взяла его за руку и переплела свои пальцы с его.– Обязательно должен существовать какой-то способ войти внутрь. Они не стали бы давать нам имя пользователя, чтобы потом мы не смогли разгадать пароль.
Сердце продолжало отчаянно колотиться у него в груди, но он сумел взять себя в руки настолько, чтобы взглянуть на Дженн. Чтобы по-настоящему увидеть ее.
– Ты поразительная женщина, Дженнифер Крейн.
– Скажи это моей матери,– фыркнув, заявила она.– Или лучше скажи мне завтра в это же время.
– Договорились.– Он показал на компьютер.– Ты пыталась меня успокоить или у тебя появилась идея?
Дженн не стала тратить время на разговоры, подвинула к себе ноутбук, подвела курсор к окошку для паролей и что-то напечатала. Затем нажала на «Enter», и после коротких раздумий компьютер позволил им войти.
– Будь я проклят! – вскричал Девлин.– И какой же пароль?
Дженнифер улыбнулась, чувствуя себя победительницей.
– ИВП. Что же еще?
Она рассмеялась, страшно довольная собой, затем вошла в центр сообщений.

Вам пришло одно новое сообщение.

Они посмотрели друг на друга.
– Будем читать?
– Естественно.
Дженн кивнула, сделала глубокий вдох и щелкнула гиперссылку. Как только на экране появилось сообщение, Девлину захотелось изо всех сил треснуть по компьютеру. Но с еще большим удовольствием он бы врезал тому, кто стоял за этим дерьмом.
Дженн, сидевшая рядом с ним, похоже, совсем не разозлилась. Она взяла его за руку, но глаза ее не отрывались от экрана.
– Проклятье,– сказала она.
– Да уж.
Они смотрели на сообщение, заполнившее весь экран. Оно поведало им о том, что они и так уже знали, но теперь это было написано черным по белому.

>>> http://www.playsurvivewin.com <<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР ДОНЕСЕНИЙ
ОДНО НОВОЕ СООБЩЕНИЕ:
ОТЧЕТ № А-0002
Представлен: Имя заблокировано
Тема: Последние новости
Отчет:
Обнаружен второй объект, успешно проведена встреча.
Применен яд, срабатывающий по времени. Основному объекту отправлено сообщение. Второму объекту отправлено стимулирующее сообщение, содержащее предупреждение. Игра проходит по расписанию.
>>>Конец отчета <<<

– Яд, срабатывающий по времени,– наконец произнесла Дженн.– Полагаю, это все объясняет.
Девлин потянулся к ней и повернул к себе.
– Здесь нет ничего – ничего! – чего бы мы не знали. Должно произойти что-то очень плохое, если мы вовремя не разберемся в подсказках. Нам это было известно. Ничего не изменилось. Давай сосредоточимся на поисках ответа.
– Да, конечно.
Она нахмурилась, вздрогнула и обхватила себя руками.
– Ты в порядке?
– Ага. Меня немного знобит.– Она приложила руку ко лбу.– Думаешь, я простудилась?
Внутри у него все похолодело от страха: а что, если время истекло? Что, если они опоздали в своих поисках противоядия? Но он постарался не выдать своих мыслей и спокойно сказал:
– Просто ты напугана и у тебя разыгралось воображение. Сейчас ты играешь роль больной жертвы. Не делай этого! Возьми себе роль победительницы.
– Я не...
– Нет.– Он приложил палец к ее губам.– Ты героиня в этой истории, Дженнифер. А героини не умирают. И не теряют самообладания. Ты сумеешь сыграть такую роль?
Дженн кивнула едва заметно, но уверенно.
– Вот и хорошо. Потому что, если не сможешь, мне придется пригласить на эту роль кого-нибудь другого.
Она улыбнулась нехитрой шутке, и на душе у него стало немного легче.
– Правда? Впервые в жизни я подумываю, не стоит ли выйти из роли.
Девлин сжал ее пальцы.
– Это же шанс, который предоставляется раз в жизни, детка.
– Шоу должно продолжаться,– добавила Дженн.
Поскольку ему больше не приходило в голову ни одной затертой фразы, он показал на компьютер и вызвал на экран подсказку.
– Давай займемся делом.
– Давай,– проговорила она.– Совсем как в песне.
– Весь день напролет,– ответил Девлин, закончив строчку из песни «Working».
Они улыбнулись друг другу и тут же повернулись к экрану. Через несколько минут Девлин подал голос:
– Мне кажется, я понял следующий куплет.
– Правда?
Дженн наклонилась к нему и заглянула в блокнот, где он записал следующий кусок стишка:

Разбегайтесь, мчитесь прочь,
Как испуганные гуси.
Обретете вы покой
Под епископской рукой.

– «Оклахома!» – воскликнула Дженн.– «Куры, утки и гуси, разбегайтесь в разные стороны, когда я запрягу тебя в мой кабриолет». Из песни «Кабриолет, украшенный бахромой». Отличная песня. Но теперь мне будет до завтра от нее не отвязаться. Сейчас «Оклахома» нигде не идет. По крайней мере, насколько мне известно. Мы что, должны искать кабриолет? Мы же на Манхэттене, черт подери. И где тут... О!
– В Центральном парке,– сказал Девлин, уверенный, что она пришла к такому же выводу.
Дженн кивнула:
– Наверное. Только я не понимаю, при чем тут епископ?
– Ты когда-нибудь там каталась? Разговаривала с возницами?
– Нет. А разве такие развлечения не предполагают романтического настроения? С какой это стати ты решил поговорить с возницей?
– Неудачное свидание,– ответил он.– Но дело не в этом.
– А в чем?
– У лошадей есть клички. Того, что был запряжен в нашу повозку, звали Тибидо.
– Значит, там может быть конь по кличке Епископ.
– Точно.
– Хорошо, а как же остальная часть подсказки? Часы и лепестки и такое вдохновляющее упоминание о смерти? Кстати, а что мы станем делать, когда найдем лошадь?
– Не знаю.
– Интересно, что имеется в виду в самом конце? И вообще, мы должны пойти в конюшню или искать лошадь, запряженную в кабриолет?
Девлин нахмурился. Он уже представил себе, как они найдут лошадь, потом повозку – и ответ. Мысль о том, что ответа там не окажется и что придется идти в конюшни, привела его в отчаяние. Особенно если учесть, что он не имел ни малейшего понятия о том, где они расположены.
– Дев?
– Я не знаю,– медленно произнес он.– Сначала нужно найти Епископа. После этого все встанет на свои места.
– Ты уверен?
– Нет,– признался он.– Но я верю в позитивное мышление.
– Я тоже,– сказала Дженн и встала.– Пошли.
Он схватил ее сумку, а она направилась к двери, распахнула ее и вскрикнула так, что у Девлина сжалось сердце.
Он бросился вперед, но натолкнулся на ее протянутую руку.
– Все в порядке, все хорошо. Господи, как он меня напугал.
Девлин заглянул через ее плечо и увидел в коридоре тележку, около которой замер официант в униформе.
– Я не хотел вас испугать, мадам.
– Это не ваша вина,– успокоил его Девлин. Он схватил Дженн за руку и потащил за собой мимо тележки. По пути он успел снять крышку с одной из тарелок и схватил ломтик бекона.
– Хочешь кусочек? – спросил он Дженн.– Ведь нам придется пропустить завтрак.

Глава 39
ДЖЕННИФЕР

– Мы никогда не найдем нужную лошадь,– сказала я.– Мы даже не знаем, здесь ли она работает, в особенности теперь, когда отель «Плаза» закрыт.
Такси высадило нас неподалеку от угла отеля «Плаза», которому суждено было вскоре превратиться в кондоминиум «Плаза», где останется несколько гостиничных номеров, чтобы умаслить местных жителей, пришедших в ярость при мысли, что знаменитый отель превратится в эксклюзивный жилой комплекс. Был достигнут компромисс (что само по себе поразительно, если принять во внимание, что в споре участвовали политики и застройщики), и сейчас здесь шло грандиозное строительство.
Должна сказать, что все это не представляло бы для меня никакого интереса, если бы не тот факт, что самое популярное место, где можно было нанять экипаж, чтобы прокатиться в Центральном парке, находилось на небольшой площади около памятника Шерману, как раз напротив «Плазы». Теперь, когда здесь стало значительно меньше туристов, повозок тоже было мало.
– Начнем отсюда,– сказал Девлин.– Будем спрашивать у возниц, знают ли они лошадь по кличке Епископ, а если не знают, выясним название компании, на которую они работают. Я буду продолжать расспрашивать возниц, а ты займешься компаниями. Вот таков план. Прямой, конкретный и, надеюсь, блестящий.
Лучшего плана у меня не было. Кроме того, я считала, что он все придумал просто здорово. Поэтому мы прошли мимо генерала Шермана к выстроившимся в очередь экипажам. Их оказалось всего пять штук, и я испытала легкий приступ пессимизма. Видимо, это чувство проявилось у меня на лице, потому что Девлин сказал:
– Еще только восемь. Времени достаточно. Вполне вероятно, что сюда приедут и другие экипажи.
– Для романтических прогулок больше подходит вечер,– заметила я.– Но я не могу ждать до вечера. Черт побери, я даже до ланча не дотяну. Из того, что нам известно, новая подсказка вполне может отправить нас куда-нибудь еще. Например, в Бэттери-парк. Если нам вообще удастся найти эту подсказку.
– Мы ее найдем,– уверенно заявил Девлин. Мне ужасно хотелось чувствовать такую же уверенность, но что-то никак не получалось. Однако неприятные мысли не помешали мне заняться делом и постараться отыскать Епископа. Девлин начал с одного конца очереди, а я с другого.
– Привет,– сказала я вознице двадцати с небольшим лет, который стоял около гнедой лошади.– Его, случайно, зовут не Епископ?
– Не-а,– протянул он.– Это Роджер. Двадцать баксов за короткую прогулку. Отличная возможность посмотреть на парк. А потом вы сможете вернуться домой и рассказать друзьям, как это было здорово.
– Я живу в Мидтауне , но все равно спасибо.
– Не за что. Приходите как-нибудь с друзьями,– добавил он, но я уже двинулась к следующей лошади в очереди.
Оказалось, что ее тоже зовут не Епископ, однако я узнала хорошие новости, такие хорошие, что чуть не расцеловала и возницу и лошадь. Мне удалось взять себя в руки, хотя я так громко заорала, призывая Девлина, что все туристы и возницы в округе принялись на меня пялиться.
Девлин тут же подскочил ко мне.
– Епископ? – спросил он и посмотрел на лошадь.
– Нет, но он говорит, что Епископ работает здесь.
– Они должны появиться в любой момент. Обычно они здесь раньше меня. Может, уже катают кого-нибудь в парке,– сказал возница.
Я не успела спросить, как его зовут, но решила, что он мой новый лучший друг.
– Как вы думаете, нам стоит подождать? – спросил Девлин.– Вы точно знаете, что он сегодня здесь?
Возница покачал головой, и я снова почувствовала, как меня охватывает страх.
– Извините. Он работает каждый день, так что, думаю, он здесь. С другой стороны, его могли нанять на целый день. Для свадьбы, помолвки или чего-нибудь в том же роде.
Я посмотрела Девлину в глаза.
– Будем надеяться, что это не так,– сказал он.
– Мы не можем просто стоять тут и ждать,– проговорила я.– Тик-так, помнишь?
– Я знаю. Сколько времени занимает прогулка по парку? – спросил он возницу.
– Минут двадцать.
– Подождем пятнадцать. Если он не вернется, позвоним его боссу. У него наверняка есть мобильный телефон.
– Ясное дело,– сказал возница.– Он работает на компанию «Экипажи Центрального парка». Не в моем вкусе, но место хорошее. Да и хозяин человек надежный. Он обязательно найдет Шона, если потребуется.
– Шона?
– Возницу Епископа.
– Понятно,– сказала я и, повернувшись к Девлину, спросила: – Ну что, будем ждать?
– Будем ждать.
И мы стали ждать. Мы почти не разговаривали, но всякий раз, когда появлялся новый экипаж, вскакивали, точно нас подбрасывало в воздух невидимой пружиной. За следующие десять минут приехали шесть экипажей, однако того, который мы ждали, все не было и не было.
Я уже вся изнервничалась, когда подъехал очередной экипаж с краснолицым возницей и тощей коричневой клячей. Она не имела ничего общего с сильными рабочими лошадками, которых мы видели до сих пор.
Учитывая наше везение, я решила не вставать, предоставив Девлину выяснить, кто приехал. Он подождал, пока молодая пара вылезла из экипажа, по очереди погладила лошадку и удалилась к переходу, потом подошел к вознице и что-то ему сказал. Тот ответил, они еще немного поговорили, и Девлин повернулся ко мне с выражением на лице, которое я сразу узнала и которое уже не рассчитывала увидеть: победа!
Я в три секунды вскочила на ноги, промчалась сквозь толпу, расталкивая всех, кто оказывался на моем пути, и подлетела к голубой повозке.
– Это Шон,– представил Девлин возницу.– А вот Епископ.
– Привет, Епископ,– сказала я и погладила лошадь по бархатному носу.– Здравствуйте, Шон. Мы очень рады вас видеть.
– Я люблю, когда подворачивается работа,– ответил Шон с ирландским акцентом.– И с чего это такой интерес к моему экипажу?
– Нас интересует лошадь,– сказал Девлин и, подав мне руку, помог забраться в экипаж.
Шон посмотрел на Девлина, который занял место рядом со мной.
– Все в порядке,– заявил он, садясь на свое место.– Я намеки понимаю. Никаких вопросов.
– Спасибо. Просто коротенькая прогулка, хорошо?
– Ладно.
Шон убедился, что мы уселись, а затем тронул лошадку – и я вдруг оказалась на романтической прогулке в Центральном парке, только вот обстоятельства этой прогулки были совсем не романтическими. Я посмотрела на Девлина и улыбнулась. Какая жалость...
Я заставила себя отбросить лишние мысли и сосредоточиться на главном, краем уха прислушиваясь к рассказу Шона о достопримечательностях и одновременно искоса наблюдая за Девлином, который шарил рукой между мягким сиденьем и такой же мягкой спинкой.
Чтобы не сидеть точно истукан, я перебралась на сиденье напротив и занялась тем же самым. Никаких результатов.
– Может, где-нибудь есть потайное место?
Девлин огляделся по сторонам, но не увидел ничего подходящего. Потом наполовину высунулся из экипажа – и тоже без какого-либо успеха.
– Знаю, я должен заниматься своим делом и помалкивать – кстати, вон там каток,– но вы раздразнили мое любопытство. Вы что-то потеряли?
– Мы просто смотрим по сторонам,– сказала я.
– А почему вы ждали именно мой экипаж? Я, конечно, польщен, но мне интересно.
Мы с Девлином обменялись взглядами, и Девлин со вздохом признался:
– Мы играем в «Мусорщика». Ну, знаете, бегаем по городу и ищем разные подсказки и ключи.
– И один такой ключ привел вас ко мне?
– К вашей лошади. И экипажу,– сказала я.
– Кстати, тут возникает хороший вопрос. Епископ все время работает с одной и той же повозкой?
– Угу. Корнелиус – это мой босс – старается, чтобы каждый возница постоянно работал с одной и той же лошадью и повозкой.
– Можно ли назвать ее кабриолетом? – спросила я, окинув взглядом голубую повозку.
– Я называю ее vis-a-vis . Понимаете, здесь может сесть четыре человека лицом друг к другу. А как она на самом деле зовется, откуда ж мне знать.
– Может быть, недавно кто-нибудь катался с вами и что-нибудь спрятал?
– Мне про это ничего не известно.
– Дерьмо,– пробормотала я себе под нос.
– Мы подъезжаем к сыроварне,– сказал Шон и показал на здание справа.– Сейчас сюда приходят, чтобы поиграть в шахматы и все такое. Хотите, чтобы я продолжал рассказывать?
– Валяйте,– сказал Девлин и поманил меня пальцем.
Пока Шон рассказывал о достопримечательностях – большие камни, стоявшие по краям дороги, по которой мы катили, были очень типичны для топографии острова,– мы с Девлином уставились в блокнот, куда он переписал подсказку.
– Вот эта часть,– сказала я, показывая на строку про Зверя.– Может быть, имеется в виду Епископ и разгадка спрятана у него в седле?
– Он запряжен в повозку,– заметил Девлин.– У него нет седла.
– Тогда в этой штуковине,– предположила я, показав на широкий кожаный ремень у лошади на груди.– Он ведь прикреплен к повозке.
– «Нет, не Зверь, но умер он... Стих надежды перезвон»,– задумчиво проговорил Девлин.
– А еще строчка про часы. Ты не забыл? Я, разумеется, прекрасно ее помнила.
– Не волнуйся. Это на первом месте.
– Ненавижу ролики, чтоб им всем пусто было! – вскричал Шон, и мы с Девлином тут же повернулись к нему. Его и без того красное лицо стало пунцовым.– Извините. Но вон та девчонка проскочила прямо перед носом у Епископа. Чуть не перепугала моего старичка до полусмерти. И что ее понесло на дорогу? – У него был такой вид, словно он собирался сказать еще что-то, но сумел взять себя в руки.– Ладно, теперь уже все в порядке.
Он повернулся и посмотрел в ту сторону, куда умчалась девушка, и мне показалось, будто я вижу исходящие от него волны гнева. Я разглядела вдалеке ритмично раскачивающийся светлый хвост на голове, обтягивающие велосипедные шорты и черный топик из лайкры. Обычная красотка с Манхэттена, которая уверена, что законы и правила писаны не для нее.
Я попыталась сосредоточиться на подсказке, но мешали мысли о нахальной девчонке. И вдруг на меня снизошло озарение. Я поняла! Да, все правильно! Иначе и быть не может.
– Девлин,– вскричала я и схватила его за руку.– У меня, конечно, самомнение дай бог каждому, но что, если кусок про часы относится не ко мне?
Девлин покачал головой, явно не понимая, что я имею в виду.
– Все так или иначе крутится вокруг Бродвея, верно? – Я дико огляделась вокруг и наконец нашла то, что искала: большую хромированную вазу, в которой стоял один тюльпан.– Зверь. Чудовище. Что, если имеется в виду «Красавица и Чудовище»? Он останется чудовищем, если не найдет любовь до того момента, как с цветка упадет последний лепесток. Со мной дело обстоит иначе. Я ничем не останусь. Я умру,– сказала я шепотом, чтобы меня не услышал Шон.
– Не зверь, но мертв,– повторил Девлин, явно разделявший мой энтузиазм.– По-моему, ты попала в самую точку.
Я перебралась на другое сиденье и попыталась вытащить вазу из подставки, но она не поддавалась.
– Внутри,– проговорил Девлин, сев рядом со мной.
Я кивнула и вытащила тюльпан. А в следующее мгновение, сама того не желая, засунула внутрь палец и... ничего не нашла. Тогда я посмотрела на Девлина, чувствуя, как меня вновь охватывает паника.
– Уже почти девять. У меня кончается время!
– Ты уверена, что там ничего нет?
– Абсолютно!
– Вы думаете, что ваша подсказка спрятана в вазе? – спросил Шон, оглядываясь через плечо.
– Ничего лучшего нам в голову не приходит,– ответил Девлин.– Но такое впечатление, что там пусто. Вы не против, если я ее сниму и посмотрю получше?
– Если сможете снять, пожалуйста. Девлин открыл складной ножичек, достал из него отвертку и занялся металлической полоской, которая удерживала вазу на месте.
– Черт подери, приделано намертво,– сказал он, пыхтя от усилий.– Так, кажется, немножко ослабил кольцо. Попробуй вытащить вазу.
Я встала на переднее сиденье, схватила вазу за верхнюю часть и потянула. Вытащить ее мне не удалось, но она пошевелилась у меня в руках, и это придало мне уверенности. Девлин еще немного повозился с отверткой, пока я изо всех сил дергала вазу, и наконец она оказалась у меня в руках.
Девлин тут же выхватил ее у меня, перевернул вверх дном и с силой ударил о свое бедро. Я смотрела на него, ничего не понимая, но уже в следующий миг испытала облегчение, когда из вазы вывалился какой-то предмет цилиндрической формы, завернутый в клейкую ленту.
– Дерьмо собачье,– сказала я.– Давай сюда. Он протянул его мне, и я использовала свои великолепные ногти с пользой для дела – испортила лак, зато сумела снять липкую ленту. Я не сразу поняла, что передо мной маленький стаканчик из клуба «Джекил и Хайд», довольно вульгарного ресторана, расположенного в нескольких кварталах от Центрального парка. Внутри, под шариком из ваты, лежала розово-белая капсула, наполненная крошечными гранулами.
Я вытряхнула ее на руку и посмотрела на Девлина.
– Похоже на антигистаминный препарат. Только не говори, что мы все это время пытались спасти меня от приступа сенной лихорадки.
– Я знаю, что ты нервничаешь,– сказал он.– Глотай капсулу.
Мы разговаривали очень тихо, так что вряд ли Шон нас слышал. Более того, я и не хотела, чтобы он услышал, а это означало, что мне приходилось сдерживаться, чтобы не завопить от отчаяния, страха и целой кучи других эмоций, которым нет названия. Проблема состояла в том, что я страдаю от необычной фобии: я боюсь лекарств, и мысль о том, что мне нужно проглотить пилюлю неизвестного происхождения, приводила меня в ужас. Такой сильный, что меня могло вырвать. А тогда пользы от капсулы не будет никакой.
– Просто проглоти эту проклятую штуку,– велел Девлин.
Именно. Конечно. Чего тут сложного? Я уже почти уговорила себя сделать это, когда обнаружила, что мы вернулись на площадь.
– Вот мы и дома,– проговорил Шон и натянул поводья.
Я поймала взгляд Девлина и кивнула. Несомненно, он хотел сказать: «Давай выйдем из повозки, отойдем в сторонку, и ты сможешь спокойно проглотить противоядие». Несмотря на необычную ситуацию, на сердце у меня потеплело. Мне еще никогда не доводилось вот так, без слов, понимать другого человека. Интересно, в чем тут дело? В Девлине? Или просто обстоятельства сложились необычным образом?
Как бы то ни было, Шон слез со своей скамьи на землю и предложил мне руку. Я приподнялась с сиденья, собираясь воспользоваться его помощью. В этот момент я автоматически окинула взглядом толпу у него за спиной, состоящую из туристов и горожан, пришедших покататься или поглазеть на лошадей. Когда Шон взял меня за руку, я увидела совсем неподалеку в толпе отблеск светлых волос. Люди немного расступились, и моему взору предстали велосипедные шорты и топик из лайкры – иными словами, девушка на роликах, которую мы встретили, когда катались в парке.
Она подняла голову, я взглянула ей в лицо, и мир вспыхнул у меня перед глазами ослепительно алыми красками. Девушка-Птица!
И, господи помилуй, она держала в руке пистолет!
– Девлин! – взвыла я и пихнула Шона в грудь.
Он упал на асфальт в тот самый момент, когда из пистолета вылетела пуля, чудом не задев Девлина, который успел броситься на пол повозки.
Я вскрикнула и отпрянула назад, а толпа бросилась врассыпную, давая Девушке-Птице возможность сделать новый выстрел.
Впрочем, мы не стали его дожидаться.
Я забралась на сиденье возницы, схватила поводья и заорала:
– Вперед!
Не похоже на лошадиный язык, но Епископ меня понял и выскочил на улицу.
Раздался треск дерева – это пуля угодила в боковую часть экипажа.
Меня подбрасывало на ухабах, и я то и дело вскрикивала, пока Епископ из последних сил несся к Пятой авеню.
Я даже не успела заметить, когда Девлин оказался рядом со мной.
– Она сзади,– сказал он.– На своих проклятых роликах.
– Она нас догонит! – завопила я.– Нам же некуда деться. Епископ не слишком маневренный транспорт.
Девлин забрал поводья у меня из рук и остановил лошадь.
– Идем,– сказал он и вытащил меня на землю. Затем он схватил за плечо какого-то прохожего и бросил ему поводья.– Это лошадь Шона. Он сейчас будет здесь.– А мне он крикнул: – Беги!
Я не стала возражать и припустила вперед что было сил. Девлин не отставал. На Пятой авеню всегда полно народу, и, хотя Девушка-Птица стреляла в Девлина, когда рядом были лошади, сомнительно, чтобы она решилась на такое среди людей. В парке она имела возможность хорошенько прицелиться. Здесь же вполне могла попасть в какого-нибудь туриста. Более того, ее обязательно схватил бы какой-нибудь прохожий, мечтающий стать героем. Я не знала, кто она такая, эта Девушка-Птица, но дурой она не была. Это я уже поняла.
И надеялась, что это даст нам определенное преимущество.
Всего через один квартал в боку у меня закололо и я начала задыхаться.
– Я не слишком... хорошо... бегаю,– с трудом прохрипела я.
– Не останавливайся,– крикнул Девлин. Этот поганец даже не запыхался!
Я сделала вдох и, чуть притормозив, оглянулась. Примерно в квартале позади нас я заметила вспышку светлых волос, быстро перемещавшихся в нашем направлении. Проклятье!
– Давай сюда,– крикнула я и потянула Девлина на 54-ю улицу, где мы вскоре оказались перед магазином «Маноло Бланик».– Внутрь,– сказала я, не дожидаясь ответа.– Там есть задняя дверь. Нам нужно попасть в служебное помещение.
Я узнала о существовании задней двери, когда там работала подружка Брайана. Она устроила для меня чудную экскурсию и показала все закоулки и скрытые от глаз посетителей места. Было здорово! К несчастью, она перебралась в Лос-Анджелес прежде, чем я успела подбить ее на то, чтобы воспользоваться ее карточкой служащей фирмы и купить обувь со скидкой.
Магазин «Маноло» очень современный, очень чистый и сверкающий. А в столь ранний час здесь еще было довольно пусто. Сказать, что мы, покрытые потом, задыхающиеся и растрепанные, выпадали из общей картины, значит не сказать ничего.
Однако молодая продавщица даже глазом не моргнула, увидев нас. Она подошла к нам, улыбнулась и спросила, чем может нам помочь.
Я уже собралась спросить про туалет – больше мне ничего в голову не пришло,– когда Девлин сделал шаг вперед и указал на три разные пары туфель.
– Ее размера,– заявил он.– Если можно, упакуйте их и отложите, а мы придем за ними завтра.
Девушка все-таки моргнула, но спорить не стала. Только вопросительно взглянула на меня.
– Восьмой размер,– сказала я.
– Вот.– Девлин открыл бумажник и вытащил большую пачку денег.– Понимаете, моя бывшая жена почему-то невзлюбила мою невесту.– Он обнял меня за плечи и прижал к себе.– Мы не могли бы выйти через заднюю дверь? А если вы ее увидите, не говорите, что мы здесь были. Я буду вам очень признателен. Очень признателен,– со значением добавил он, засовывая бумажник в карман.
– Разумеется, сэр. Идите вон туда, сэр. Она показала на заднюю дверь, и мы поспешили туда.
Когда дверь закрылась за нами, я услышала звон колокольчика, возвестившего, что пришел новый покупатель. Я не могла знать наверняка, что это Девушка-Птица, но почему-то сомнений у меня не было.
Мы прибавили шагу, вышли на аллею и поспешили на Америка-авеню . Девлин поймал такси, и я, оглянувшись в последний раз, забралась внутрь.
Слава богу, Девушки-Птицы нигде не было видно.

Глава 40
ПТАШКА

Я останавливаюсь, мокрая от пота и задыхающаяся. Туристы, прогуливающиеся по Пятой авеню, опасливо поглядывая на меня, расступаются, давая мне дорогу.
Мой пистолет прижат к бедру, но теперь я открываю рюкзачок и убираю его внутрь. В данный момент он мне больше не понадобится.
Я упустила добычу.
Я разочарована и злюсь на себя за новое поражение. Но помимо этого, как ни странно, я испытываю возбуждение. Мои враги оказались не столь просты, как я думала. И это, должна признать, заводит меня еще сильнее.
Разумеется, приходится согласиться, что я сама в какой-то степени виновата в очередном провале. Я не ожидала, что маленькая сучка меня узнает. В конце концов, прошло несколько дней с тех пор, как она меня видела, и теперь приходится только пожалеть, что я купила туфли, на которые она положила глаз. Ничто не живет так долго в сознании женщины, как победа соперницы на арене магазина.
С другой стороны, должна заметить, что прежде я еще не оказывалась в ситуации, когда моя Жертва знает, что я веду на нее охоту. Это все меняет, и, возможно, мне следует изменить методы.
Впрочем, ничего страшного. Игра в самом начале, и я легко отыщу свою Жертву.
Поскольку полиция наверняка прибудет на место происшествия, я стараюсь убраться подальше от него и перехожу на Мэдисон-авеню. Я снимаю ролики и надеваю тапочки, которые лежали у меня в рюкзачке. Только после этого я достаю свой карманный компьютер и включаю его. Затем открываю следящее устройство и жду, когда оно заработает. Загрузка заканчивается, но картинки нет. Никакого сигнала. Крошечная точка на экране не показывает, где находится Девлин.
Настроение у меня ухудшается еще больше.
На щеке начинает подергиваться мускул, и я приказываю себе не впадать в раздражение. В конце концов, я ведь люблю трудности.
Но когда я иду по Мэдисон, держа в руке ролики и зная, что в рюкзачке у меня лежит пистолет, я вынуждена признаться самой себе, что это не совсем так.
Дело в том, что я терпеть не могу проблем и неудобств.
И вообще я ненавижу, когда мне мешают одерживать победу.

Глава 41
ДЖЕННИФЕР

– Она меня пометила,– сказал Девлин, поймав мой взгляд, когда мы ехали в такси по оживленным улицам в сторону Таймс-сквер.
– Со мной она поступила не лучше,– сказала я.– Но если честно, мне хочется употребить гораздо более сильное выражение.
– Ты не поняла. Она нацепила на меня «жучка». Такое электронное устройство для слежки.
Я так и подскочила.
– Что? О чем это ты говоришь?
Но Девлин не стал отвечать. Вместо этого он высыпал на колени содержимое своего бумажника, оставил только водительские права и деньги, открыл окно и выбросил остальное на улицу.
– Девлин!
– Ты приняла противоядие?
– Я... нет. Еще не приняла.
– Сейчас половина десятого. Быстро принимай. Оно должно начать действовать.
– Ты и правда думаешь, что я должна его принять? Я даже не знаю, что там внутри. И кстати, прекрасно себя чувствую. Что, если со мной все в порядке, а эта штука меня отравит?
– Не думаю, что в этой игре такое допустимо. Вспомни: Мел приняла противоядие, и с ней все было хорошо.
– Да, конечно. Я знаю. Только мне страшно. И вдруг я вспомнила, как мы были в «Бергдорфе» и как Девушка-Птица крутилась неподалеку от меня, вроде бы следила за мной и даже купила туфли, чтобы меня разозлить, а потом выбросила их.
А еще она на меня повалилась.
– Девлин,– сказала я, поворачиваясь к нему правым боком.– Посмотри сюда.
Он провел пальцем по красной отметине на внутренней поверхности моей руки, чуть выше локтя.
– Что это?
– Она налетела на меня в воскресенье и оцарапала кольцом. Я и забыла об этом. Ты думаешь...
– Да, думаю.
– Она все рассчитала по времени. Когда она меня встретила, то постаралась устроить все так, чтобы яд начал действовать сегодня в десять утра.
– Глотай эту дурацкую пилюлю,– приказал Девлин.
И, да поможет мне Бог, я ее проглотила.

Глава 42
ДЕВЛИН

Затаив дыхание, Девлин наблюдал, как Дженн закрыла глаза и проглотила капсулу. Она застыла без движения, и Девлин вдруг понял, что у него перестало биться сердце. Он взял ее за руку.
– Дженн! Проклятье, Дженн! Скажи что-нибудь!
– Мм,– пробормотала она.– Со вкусом вишни.
А потом открыла глаза и улыбнулась ему с лукавым видом.
– Черт побери! Я уже подумал...
Он схватил ее за плечи и притянул к себе.
Она обняла его, и он позволил себе забыть обо всем на свете на одно короткое мгновение, когда жизнь вдруг начала казаться ему прекрасной. И настоящей. Наконец он отодвинулся, продолжая держать ее за руки, чтобы хорошенько рассмотреть.
– Ты в порядке? – спросил он.– Действительно в порядке?
– Думаю, да. В капсуле запросто мог быть какой-нибудь хитроумный яд замедленного действия. Но я чувствую себя прекрасно.
Девлин ничего не мог с собой поделать. Он снова обнял ее и прижал к себе.
– О Девлин, я и не знала, что так тебе нравлюсь.
В ее голосе прозвучали шутливые нотки, но под кажущейся легкостью скрывался вопрос. Вопрос, на который он почувствовал себя обязанным ответить.
– Ты мне нравишься,– сказал он.– Очень нравишься.
На этот раз Дженн сама отодвинулась и принялась изучать его лицо своими зелеными глазами. Судя по всему, то, что она увидела, ее удовлетворило, потому что она лишь коротко кивнула.
– Она чуть не всадила пулю тебе в голову.
– Я знаю,– сказал он.– Спасибо тебе.
– Я всего лишь делаю свою работу.
– Ты отличный Защитник,– заявил он.
– А мне казалось, что ты не нуждаешься в защите.
После этих слов он не мог смотреть на нее. Когда вчера она ворвалась в его жизнь, он и в самом деле считал, что будет лучше, если его настигнет пуля Убийцы. Но теперь...
Что ж, теперь все изменилось. В какой-то момент их метаний по Манхэттену он начал оживать. Дженн, конечно, спасла его от пули, но самое главное – она вернула его из страны мертвых. Да, вначале он всего лишь собирался помочь ей, но сейчас ему снова хотелось жить. Он знал, что сделает все, чтобы спасти ее и себя. А еще он мечтал о мести. Ему не терпелось расплатиться с сукиным сыном, который дергает за веревочки.
Однако Девлин не знал, как ей все это объяснить, поэтому просто сказал:
– Я передумал.
Он продолжал смотреть в окно, но чувствовал, что Дженн наблюдает за ним. Она придвинулась к нему, так что их бедра соприкоснулись, и взяла его за руку.
– Хорошо. Слушай, Девлин, мы ведь вернемся и заберем те туфли?
– Конечно, черт подери,– ответил он.– Выбросить на ветер такие деньги – настоящее безумие.
– Здорово.
Он услышал в ее голосе облегчение и едва сдержался, чтобы не фыркнуть.
– С другой стороны,– проговорил он, чтобы немного ее подразнить,– ты не сама их выбирала. Может, они тебе и не нравятся вовсе. Тогда черт с ними.
Она быстро повернулась к нему.
– Думай, что говоришь, Девлин! Это же «Маноло». Разумеется, они мне нравятся.
– Все?
– Каждая великолепная, роскошная, прекрасная пара.
– Господи, как это по-женски.
– А я и есть женщина.
Девлин демонстративно принялся ее разглядывать, наслаждаясь тем, как румянец заливает ее щеки.
– Да, я заметил,– проговорил он наконец. Если она и хотела сказать в ответ что-нибудь очень умное или, наоборот, очень легкомысленное, то не успела, потому что они приехали на Таймс-сквер.
– Где здесь остановиться? – спросил водитель.
– У Эмпайр-стейт-билдинг,– ответил Девлин.
– Послушай, приятель! Ты говорил, что я должен доставить вас сюда.
– Чем ты недоволен? Я ведь плачу деньги.
– Дерьмо,– пробормотал водитель, но поехал дальше.
– Куда это мы? – спросила Дженн.
– Сейчас мы просто стараемся не стоять на месте. Нам нужно подумать. Если мы будем двигаться, она не сможет нас найти.
– А что ты имел в виду, когда сказал, что она подсунула тебе «жучка»?
– Видимо, она что-то успела на меня нацепить. В бумажник или на ботинки. Вряд ли на одежду, потому что как она могла узнать, что я надену?
– Я не понимаю, о чем ты? – спросила Дженн.– И как? Ради всех святых, как она могла подобраться к твоим вещам и оставить «жучка»?
Он не ответил. Не мог заставить себя сказать это вслух. Не хотел открывать правду – ни себе, ни тем более Дженн.
– Девлин? – не отставала она.
Когда он наконец ответил, в его голосе прозвучало отвращение к самому себе.
– За пару ночей до того, как я тебя встретил, я снял ее в баре. И переспал с ней.

Глава 43
ДЖЕННИФЕР

– Ты с ней переспал,– повторила я, словно проверяя эти слова на ощупь.– Ты спал с женщиной, которая пытается нас прикончить?
– Похоже на то.
– Ну и ну.
И что мне теперь с этим делать? Я не знала. Умом я понимала, что он вполне мог снять какую-нибудь девчонку в баре и трахнуть ее. Не слишком политкорректно, но у каждого бывают в жизни такие моменты. Мне ведь известно, что он был в депрессии. Я и сама однажды переспала с каким-то парнем из бара после того, как провалила свое первое прослушивание в Нью-Йорке. Не могу сказать, что воспоминания о той ночи вызывают у меня гордость, но это было.
Так что, пожалуй, я его понимала. Но это не имело никакого значения. Я была возмущена. Нет, думаю, я его ревновала.
– Почему ты это сделал?
– Потому что я идиот, вот почему.
Он провел рукой по волосам, и я поняла, как он расстроен. Этот человек привык держать свои эмоции под контролем. Но он был выбит из привычной колеи мощным ударом обстоятельств. Как ни странно, мне стало легче.
– Девлин...
Я потянулась к нему и, взяв за руку, несколько мгновений удерживала, но он вырвал ее.
– Не делай этого. Ладно? Просто не делай, и все.
Ну и черт с тобой! Я наклонилась вперед и постучала по плексигласовой перегородке.
– Остановите, пожалуйста, здесь.
Такси остановилось. Девлин и ахнуть не успел, как я схватила его телефон и швырнула в ближайшую урну. Затем я вошла в магазин и купила новый телефон, из тех, за которые нужно платить наличными. Когда я вернулась в машину, Девлин посмотрел на меня, и на его губах промелькнула улыбка.
– Ты решила взять командование на себя?
– В каком-то смысле. Это же моя работа, верно?
– Спасибо.
– За что? За телефон?
– За то, что спасла мою задницу. Если бы ты тогда не увидела Убийцу, она бы меня прикончила.
– Эй, ребята, вы по-прежнему желаете к Эмпайр-стейт?
Я покачала головой.
– Знаете что? Мы выйдем здесь.– Я потянула Девлина за рукав.– Идем. Мне уже до смерти надоело кататься в такси. Давай поищем «Стар-бакс» и перегруппируем наши силы.
Поскольку это Нью-Йорк, нам потребовалось всего три и семь десятых секунды, чтобы найти кофейню. Клянусь вам, они размножаются быстрее, чем кролики. Мы вошли, сделали заказ, а затем уселись за столик у окна, но так, чтобы мы могли видеть улицу, а прохожие нас – нет.
– Так что мы будем делать дальше? – спросила я, когда нам принесли заказ: мне – кофе с молоком, ему – фраппучино.
– Будем разбираться со следующей подсказкой,– ответил он.– Будем продолжать игру.– Он кивком показал на мобильный телефон, который я положила на стол.– Снова позвоним Брайану и сообщим, по какому номеру он сможет нас найти.
Он больше ничего не сказал, но я все равно услышала: если он еще жив. Я решила не думать об этом.
– Полагаешь, она все еще хочет его убить?
– Мне кажется, это не стоит риска.
– Верно,– подхватила я, а потом озвучила вопрос, который мучил меня с тех самых пор, как мы нашли пилюлю.– А как насчет тебя?
Он даже не стал притворяться, что не понял.
– Я тебе уже сказал: я не позволю этой сучке победить.– Он улыбнулся.– Кроме того, я всегда могу рассчитывать на твою помощь.
– Ты просто везунчик.
Он потянулся ко мне, взял прядь моих волос и накрутил на палец. Поверьте, я чуть не растаяла.
– Не нужно недооценивать себя.
– Видел бы ты ту девушку,– сказала я.
– Возможно. Но я сейчас не про это.
– О!
Я почувствовала, что мои щеки заливает краска, и опустила глаза, внезапно заинтересовавшись крышкой на своем стакане. Если я все правильно поняла, он переспал с нашей Убийцей, пытаясь справиться со своей болью. Но это не помогло. И когда я увидела его в первый раз в темной квартире, он представлял собой жалкое зрелище. Получается, он хочет сказать, что я ему помогла? И что же это значит для меня – или для нас?
– Дженн?
– Извини.– Я постаралась взять себя в руки.– Я... немного отвлеклась. Ты же понимаешь. Моей жизни ничто не угрожает и все такое. Но все-таки мы не на веселой прогулке, верно?
– Верно. Она продолжает на нас охотиться. И если мы не разберемся с подсказками до того, как она нас найдет, мне придется туго.
– Так почему ты с ней спал? – не сдержавшись, выпалила я, умудрившись окончательно унизиться.
Я не должна была влюбляться. Не должна была ревновать. Но я влюбилась и ревновала.
Судя по выражению, появившемуся на лице Девлина, он понял, о чем я думала. И мне кажется, ему это понравилось. Ну и ладно, только я все равно чувствовала себя полной дурой.
– Девлин,– сказала я.– Может быть, это важно. Она явно использовала тебя.
– Она меня использовала.– Он провел рукой по лицу.– Но, думаю, это справедливо, ведь я тоже ее использовал.
Я посмотрела на него искоса.
– Чтобы забыть.
– Да, чтобы забыть,– согласился он, затем повернулся ко мне и, клянусь, чуть не прожег меня насквозь взглядом.– Мне казалось, это то, что нужно. Но это не помогло. И не может помочь. Я лишь почувствовал себя еще более опустошенным.– Он насмешливо фыркнул.– Не говоря уже о том, что меня пометили, сделав Жертвой.
– Настоящая лекция о вреде беспорядочных связей,– с иронией заметила я.
– Не смешно,– сказал он и пожал плечами.– Это не важно. Сейчас значение имеет результат. Я выбросил бумажник, и у меня больше нет телефона. Скорее всего, устройство, которое она на меня нацепила, уже попало на помойку.
– Нужно купить тебе новую одежду,– сказала я.– И ботинки. Конечно, не такие роскошные, как «Маноло»...
– В первом же магазине, который нам попадется по дороге,– ответил он.– Меня вполне устроит, если они будут моего размера.
– Господи, как это по-мужски!
– Я мог бы прочесать весь город в поисках идеальных кроссовок для бега, но сейчас наша главная цель – следующая подсказка.
И тут возникла любопытная проблемка.
– А какая у нас следующая подсказка?
– Не имею представления.
Зато я имела. Неожиданно я совершенно ясно поняла, какой была наша следующая подсказка. Но хуже всего, я знала, что мы ее потеряли.

Глава 44
ДЖЕННИФЕР

– Он у меня был,– сказала я.– Я держала его в руке вместе с капсулой. А когда началась суматоха, уронила.
Мы вернулись к генералу Шерману и уже минут пятнадцать занимались тем, что ползали по земле в поисках стаканчика. От напряжения у меня глаза вылезали из орбит.
– Мы его найдем,– заверил Девлин.– Это не твоя вина.
– Конечно, моя.
Я встала, расправила плечи и потерла спину. Никаких следов. Не осталось даже осколков стекла, если стаканчик случайно попал под колеса экипажа. Он попросту исчез.
– Наверное, кто-то его поднял. Какой-нибудь турист пьет из него текилу.
Девлин тоже встал и оглядел толпу.
– Возможно, ты права, к тому же нам не следует здесь задерживаться. Кто знает, когда вернется наша подруга.
– Она твоя подруга,– возразила я противным голосом.
Девлин улыбнулся, и улыбка получилась искренней, в ней уже не было презрения к себе, которое переполняло его прежде.
– Это вряд ли. Пойдем. Он протянул мне руку.
– Куда?
– У меня появилась идея.
Мы прошли мимо ряда лошадей и экипажей и оказались на улице, Девлин сошел с тротуара и поднял руку, подзывая такси. Я с тоской посмотрела на экипажи. Мы тщательно осмотрели повозку Епископа – к счастью, Шон не затаил на нас обиды. В особенности после того, как мы вручили ему пачку долларов, чтобы он мог привести в порядок экипаж, продырявленный пулей. Однако нам не удалось найти стаканчик, и мне оставалось лишь сожалеть о содеянном.
Я не понимала, как могла его потерять, но он исчез. Паршивый из меня получился Защитник. Подсказка попала прямо мне в руки, а я так беспокоилась о собственной заднице, что совершенно забыла о стаканчике.
– Кончай себя ругать,– сказал Девлин, когда мы садились в такси.
– Ничего не могу с собой поделать.
– Попытайся. Мы нашли противоядие. Ты жива. Я жив. А это самое главное.
– Да, ты жив, но сколько еще проживешь? Если мы не найдем этот стаканчик, мы в тупике. Ты становишься ходячей мишенью, и у нас нет никаких шансов одержать победу в игре. Мы не в силах ее закончить. Игра превращается в гонку, Девлин. Гонку, в которой ты не сможешь прийти первым. Только проиграть.
– Я не собираюсь проигрывать.
Я откинулась на спинку сиденья и вздохнула.
– Еще вчера ты бы схватился за голову от одной только мысли, что за тобой гоняется извращенец с пистолетом. А теперь ты стал оптимистом?
– Передо мной открылись новые перспективы,– сказал он с хитрой улыбкой, которая почему-то вогнала меня в краску.
– В самом деле? Ну, я рада.
Я взяла его за руку, и наши пальцы переплелись.
– Почему бы нам попросту не уехать? – спросила я, внезапно осененная новой идеей.– Уедем. Покинем город. Слетаем в Мексику.
Девлин приподнял бровь.
– Ты предлагаешь романтическое бегство?
– Проклятье, Девлин, будь серьезным.
– Я очень серьезен, потому что это единственная вещь, которая могла бы сейчас выманить меня из города. Я не просил, чтобы меня включали в игру, но чертовски уверен, что собираюсь довести дело до конца.
Он отвернулся от меня и стал смотреть в окно.
– Хорошо,– наконец сказала я,– но ко всему ли это относится?
– О чем ты?
Я сглотнула, не зная, стоит ли продолжать. А потом решила: какого черта? Я только что узнала одну важную вещь: жизнь коротка.
– Я хочу сказать, ты ведь не просил, чтобы у тебя забирали значок. Собираешься ли ты довести до конца и это дело? Постараешься ли сделать все, чтобы тебя восстановили на службе?
– Дженн...
Я уловила предупреждение в его голосе, но мне было уже все равно.
– Доведи дело до конца, Девлин. Я не могу представить себе, как можно отказаться от театра, но полицейские штуки у тебя в крови. Даже оказавшись по уши в дерьме, ты согласился мне помочь. Так почему же ты не можешь помочь самому себе?
– Ты умная женщина, Дженнифер Крейн.
– Не дразни меня, Девлин. Я говорю совершенно серьезно.
– Я тоже. Но в данный момент единственное, что я должен довести до конца,– это игра. Я не думаю о карьере. Меня интересует лишь моя задница. И твоя тоже.
– Моя задница очень это ценит.
– А я ценю твою задницу,– сказал он с преувеличенным вожделением.
Это заставило меня рассмеяться, а также сменить тему.
– Дай телефон,– попросила я.
И тут же набрала номер, решив попробовать потянуть за последнюю ниточку, которая у нас оставалась. Потерянный мной стаканчик был из клуба «Джекил и Хайд». Я выяснила телефон и позвонила туда. Один гудок, два, а потом я прослушала записанное сообщение с часами работы ресторана. Я посмотрела на часы и выругалась.
– Еще закрыто,– проворчала я, выключая сотовый телефон и передавая его Девлину.– Проклятье.
– Не важно,– сказал он и, наклонившись вперед, назвал водителю адрес на 42-й улице.
– Куда мы едем?
– Навестить единственного человека, который может нам помочь.
– Но как насчет того, чтобы не вовлекать посторонних людей? Разве они не будут подвергаться риску?
Лицо Девлина превратилось в маску.
– Вполне возможно. Но об этом сукином сыне я не стал бы волноваться.

Глава 45
ДЕВЛИН

Пока Девлин вел ее по небоскребу, Дженн не задала ни единого вопроса. Он был этому рад. Сейчас ему хотелось подумать. Привести мысли в порядок. И еще представить себе во всех подробностях, что он сделает, когда увидит этого человека.
Он как раз заканчивал обдумывать сценарий, в котором превращал негодяя в кровавое месиво, когда они оказались перед столиком секретаря.
– Мы хотели бы видеть Томаса Риардона,– заявил Девлин в ответ на приветствие молоденькой развязной секретарши.
Стоявшая у него за спиной Дженн сделала полшага назад, услышав, как секретарша удивленно ахнула.
Девлин не обернулся; он был слишком сосредоточен на секретарше и смотрел ей в глаза. Да, сейчас у него нет значка, но он знал, как произвести впечатление. Он не покинет здания, пока не поговорит с Риардоном.
Сидевшая за столиком девушка поежилась, и выражение ее лица изменилось. Пожалуй, теперь на нем появился страх. Бред какой-то. Вся фирма не могла быть участницей заговора, и даже если несколько высокопоставленных партнеров работали на организацию компьютерной игры Гримальди в реальном мире, секретарша наверняка была ни при чем. Наверное, Девлин неправильно понял выражение ее лица.
– Прошу меня простить,– наконец ответила девушка.– У вас назначена встреча?
– Нет. Но нам совершенно необходимо с ним увидеться. Мы займем всего несколько минут.
– Я... ну, я... одну минутку.– Она сняла трубку, набрала номер, немного подождала, а потом заговорила: – Да, привет, это Джиллиан. Тут у меня джентльмен, который хочет поговорить с мистером Риардоном. Он говорит, что это срочно. Конечно, сэр. Обязательно. Благодарю вас.
Она повесила трубку и вздохнула с облегчением – в этом Девлин не сомневался.
– Мистер Джексон сейчас появится,– сказала она.– Хотите чего-нибудь выпить?
– А как насчет мистера Риардона?
– Вам придется поговорить с мистером Джексоном.
Девлин хотел возразить, но понял, что это ничего не даст.
– Я был бы весьма признателен, если бы вы принесли две чашки кофе,– сказал он, решив, что им обоим не помешает кофеин.
Секретарша направилась в угол, где стоял автомат для приготовления кофе, а Девлин уселся на кожаный диван рядом с Дженнифер.
Она тут же набросилась на него.
– Томас Риардон! – прошептала она.– Кажется, ты говорил, что он чист.
– Ну, не совсем так,– пояснил Девлин.– Просто нам ничего не удалось на него найти.
– Ты хочешь сказать, что он стоит за всем этим? Подбрасывает подсказки, ошейник для кошки и тому подобное?
– Не исключено.
– Дерьмо.
Он кивнул, понимая, какие чувства испытывает Дженн. Томас Риардон был замешан в историю, которая произошла с Мел. ФБР так и не сумело найти против него никаких улик. Риардон был адвокатом Гримальди, и ничего больше. Он не нарушал никаких законов, представляя интересы умершего компьютерного гения, даже если онлайновая игра этого гения вдруг обрела жизнь в реальном мире.
– Ты думаешь, он знает, что нам делать дальше?
– Именно,– кивнул Девлин.– Более того, он может все это прекратить.
– Но если ФБР ничего не сумело на него найти, как ты собираешься на него воздействовать? Он просто скажет, что у нас нет никаких доказательств.
Конечно, Дженн была права, но других идей у Девлина не осталось. Он хотел сообщить об этом Дженн, но тут секретарша вернулась с кофе, а затем появился высокий худой мужчина с седоватыми волосами и кислым выражением лица.
– Меня зовут Алистер Джексон,– сообщил он.– Чем могу быть вам полезен?
– Мы бы хотели поговорить с мистером Риардоном,– ответил Девлин.
– Вы его клиент?
– Нет, я представляю ФБР.
– У вас есть документы?
– Я здесь неофициально,– сказал он, уходя от прямого ответа.– Но для меня важно повидать мистера Риардона.
– А вы, юная леди?
– Дженнифер Крейн,– ответила она, протягивая руку.
Джексон ее пожал, но выражение его лица не смягчилось даже на мгновение.
– Сожалею, но мы не сможем вам помочь. Девлин колебался, он не знал, что сказать – наверное, обычную чушь относительно необходимости помогать властям. Следующие слова мистера Джексона положили конец его сомнениям:
– Томас Риардон мертв.

Глава 46
ДЖЕННИФЕР

Я ждала, пока мы спускались на лифте, пересекали вестибюль и выходили из здания. Но как только мы оказались на улице, я больше не могла сдерживаться.
– Она это сделала. Это она!
– Не знаю,– ответил Девлин.– Но я бы этому не удивился.
– Ну и что теперь?
Он взял меня за руку и, как истинный житель Нью-Йорка, потащил через улицу, не обращая внимания на мчащиеся машины.
– Куда мы идем?
– Нам нужно присесть и хорошенько подумать.
И он привел меня в кафе «Брайнт-парк», расположенное за библиотекой, напротив офиса покойного Томаса Риардона.
Мы уселись на свежем воздухе, и, когда официант принес нам воды, я даже почувствовала себя человеком. Я сидела в кафе с симпатичным парнем, стоял на редкость теплый, приятный денек. И если бы не эта история с безумным Убийцей, который пытается нас прикончить, я бы посчитала, что все просто чудесно.
Однако до этого было далеко, и я помрачнела.
– Что дальше? – нетерпеливо спросила я.
– Ты успела рассмотреть стаканчик?
– Могу лишь сказать, что он был из клуба «Джекил и Хайд». Больше я ничего не заметила.
– На нем могло быть что-нибудь выгравировано,– сказал Девлин.– Нечто важное.
– Знаю.
Я откинулась на спинку стула и принялась крутить серебряную вилку.
– Я не пытаюсь критиковать, а просто констатирую факт,– заверил меня Девлин.
– Неприятный факт. А хорошие новости, связанные с моей небрежностью, у тебя есть?
Он рассмеялся.
– Нет, но у меня появилась идея, которая может нам помочь. Годится?
– На данном этапе я согласна на все.
– Мне кажется, существует мюзикл «Джекил и Хайд», верно?
– Так или иначе, но все подсказки связаны с мюзиклами.
– Значит, нам нужно проверить театр. Возможно, нам что-нибудь оставили в театральной кассе.
– И еще побывать в клубе. Не исключено, что кто-то оставил послание для нас у менеджера или сдал в бюро находок.
– Верно. Но не раньше, чем клуб откроется. Я посмотрела на часы.
– Сейчас полдвенадцатого. Они уже открылись. Может быть, позвоним?
Девлин покачал головой:
– Нет, нам следует туда пойти, поскольку мы сами не знаем, что ищем. В противном случае они могут просто отмахнуться от нас.
– Хорошо.
Я уже отодвигала стул, когда зазвонил мой телефон. Я посмотрела на номер и тут же завопила:
– Брайан! Слава богу! Где ты?
– Господи, Дженн, я только что все узнал! Я был у Ларри, мы с ним уточняли текст, а потом я проверил свой автоответчик. Черт побери, что происходит?
По его голосу я поняла, что Брайан плачет. Наверное, его разыскали полицейские и он проверил телефон.
– Ты не можешь вернуться домой,– сказала я.– Оставайся там, где находишься сейчас, и не ходи домой.
– Я должен дать показания в полиции.
– Пусть они придут к тебе.
– Они пришли.– Он всхлипнул.– Что случилось?
– Это ИВП, Брайан, но не говори об этом полицейским. Будет только хуже. Просто скажи им, что ничего не знаешь.
– ИВП? Но как? Почему?
Теперь в его голосе появился ужас. Он слышал о злоключениях Мел, но ему и в голову не могло прийти, что он сам окажется замешан во что-то похожее. Во всяком случае, я была уверена, что со мной такое никогда не случится.
– Это моя вина,– сказала я, и Девлин взял меня за руку.– Я включилась в проклятую игру и не знала...– Мне с трудом удалось подавить рыдание.– Я не знала, что, попросив тебя разгадать эту дурацкую головоломку...
– О черт,– простонал Брайан.– Они хотят меня убить. О боже. Фифи умер из-за меня.
– Ты не виноват,– твердо сказала я. Девлин еще сильнее сжал мою ладонь, словно хотел сказать: «И ты тоже».
Но я знала, что это моя вина и кровь Фифи на моих руках. А если я не буду сохранять осторожность, Брайан тоже может погибнуть.
– Ты должен где-то спрятаться. Не исключено, что она продолжает тебя искать,– предупредила я.
– Она?
– Убийца – женщина. Та стерва, которую мы видели в «Бергдорфе». Та самая, которая выбросила пару туфель Маноло.
– Вот дерьмо! Скажи полицейским. Пусть они ее отыщут.
– Я не могу,– сказала я, сделала глубокий вдох и продолжила: – Однако ты можешь попытаться.
– Что?
Я посмотрела на Девлина и увидела, что он напряженно размышляет. Я одними губами произнесла: «Можно?»
После секундной паузы он кивнул. Я вздохнула и быстро заговорила в трубку:
– Когда тебя будет допрашивать полиция, расскажи им о девушке в «Бергдорфе».
Конечно, описывать ее внешность полиции бесполезно, но вдруг нам повезет? Со стаканчиком удача от нас отвернулась. А поскольку у нас нет следующей подсказки, нужно использовать все возможности.
– Скажи им, что она вела себя странно. Ну, придумай что-нибудь сам. Только не говори, что информация исходит от меня. Если я свяжусь с полицией, у меня будут серьезные неприятности. Новые неприятности,– добавила я.– Ты ее видел. Она вела себя подозрительно. Преследовала нас. Но это все, что тебе известно, Брайан. Про игру ты ничего не знаешь.
– Я действительно ничего не знаю,– угрюмо заметил Брайан,– если не считать того, что мой кузен мертв.
– Я сожалею.
– Я знаю, Дженн. Я... Его голос дрогнул.
– Ты должен спрятаться,– повторила я.– Ты меня понял?
– Но у меня спектакль, Дженн. И репетиции. Скоро премьера. У меня...
– У тебя есть жизнь, Брайан. И если ты намерен ее сохранить, делай, что я говорю.
– Дженн...
– По крайней мере еще день или два. Придумай какую-нибудь причину. Дай мне немного времени. Мы с Девлином намерены довести дело до конца. Я тебе обещаю. Пожалуйста, не высовывайся в ближайшие дни. Пожалуйста. Ради меня. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.
После долгого молчания он сказал:
– Ты хочешь достать суку, которая его убила, верно?
– Я обещаю.
Уж не знаю, как я собиралась это выполнять, но у меня были самые серьезные намерения.
– Я хочу помочь.
– Знаю.– Но тут я ничего не могла ему обещать. Мне не хотелось еще больше вовлекать Брайана в этот кошмар.– Мне нужно идти. Будь осторожен.
– И ты тоже.
На этом наш разговор закончился, и Девлин протянул мне салфетку. Наверное, на моем лице отразилось недоумение, и он провел пальцем по моей щеке. Я плакала, но сама этого не заметила.
– Ты в порядке? – спросил Девлин.
– Нет.– Я встала.– Пойдем отсюда. Поскольку театр «Плимут» находился совсем рядом, мы решили зайти сначала туда, чтобы проверить, не оставил ли кто-нибудь для нас послание в кассе. Если нам повезет – замечательно. Если нет, мы вернемся на Шестую авеню и зайдем в «Джекил и Хайд». Кроме того, я испытывала потребность в движении. Чтобы создавалась хотя бы видимость прогресса. Как только мы застрянем на месте, игра закончится. И тогда наше положение будет ужасным.
– Она будет нас искать,– продолжала я.– Мы будем метаться по городу в поисках недостающей подсказки, а эта Птица-стерва будет нас искать.
Девлин остановился как вкопанный. Я с тревогой повернулась к нему.
– Как ты ее назвала? – спросил он.
– Птица-стерва,– осторожно ответила я.– Довольно глупо, но я дала ей такое прозвище.
– Почему? – напряженно спросил он, крепко сжимая мое плечо.
– Ну, Девлин, я не...
– Почему ты дала ей это прозвище? Ведь до сегодняшнего утра ты видела ее всего один раз, в «Бергдорфе»?
– Верно. Но тогда она была в бюстье. И я заметила большую...
– Татуировку,– закончил он, закрывая глаза, и отпустил мое плечо, чтобы потереть висок.
Я услышала, как он прошептал:
– Пташка.
Когда Девлин снова повернулся ко мне, его глаза горели от возбуждения. И еще мне показалось, что в них промелькнул страх.
– Я ее знаю. Я знаю, кто наш Убийца.

Глава 47
ДЕВЛИН

Ярость гнала Девлина вперед. Они вышли из кафе и зашагали в сторону Бродвея – очевидно, чтобы свернуть на 45-й улице и зайти в кассу «Плимута». Но сейчас Девлин думал совсем о другом. Он забыл, что у менеджера «Плимута» может оказаться подсказка, выбросил из головы «Джекила и Хайда», и даже женщина, едва поспевающая за ним, сейчас перестала существовать.
Нет, он думал лишь о том, каким глупцом оказался и как нагло его использовали.
Проклятье, это начинает входить в привычку. Он вспомнил о Рэндалле, своем напарнике, лежащем в могиле. Рэндалл пошел против Девлина и был готов его прикончить, когда понял, что тот начал его подозревать. Девлин сумел одержать победу. Она стоила ему очень дорого, но он победил.
Над Пташкой он тоже однажды одержал победу, но сумеет ли сделать это во второй раз?
– Девлин. Девлин! – Дженн схватила его за руку и заставила остановиться.– Что происходит?
– Я помог ее посадить,– ответил он.
Они остановились перед небольшим базаром, где стояли лотки от разных магазинов. Девлин шагнул внутрь, подальше от улицы.
– Это случилось около пяти лет назад. Она была связана с организацией, которую мы раскрыли. Я занимался черновой работой. Изучал разные документы. Однако мне удалось заметить некоторые несообразности, и след привел к этой женщине. Совершенно бесчувственной женщине, готовой на все – если только цена покажется ей подходящей.
– Ты ее поймал,– сказала Дженн.
– Не я. ФБР. Но если бы не я, она бы ускользнула.
Он наблюдал за Дженн, пока она обдумывала новую информацию.
– Значит, тут нечто личное. Она мстит именно тебе.– Дженн нахмурилась.– Мы были правы. Кто-то выбирал игроков. Мы вовсе не случайно вовлечены в игру.
– Похоже на то.
– Однако я не поняла одной вещи.– Дженн откашлялась, покраснела и опустила взгляд.– Если ты... я хотела сказать, если ты и Пташка, ну, ты знаешь, тогда почему...
– Почему я не понял, кто она такая, пока мы с ней...
Она состроила гримасу.
– Ну, в общем и целом, да.
– Пять лет назад я с ней не встречался. Я только читал досье. Шел за ней по следу. Но я никогда ее не видел.
– И даже фотографию?
Девлин покачал головой:
– Она знала свое дело. У нас не было ни одной фотографии. Конечно, когда Пташку арестовали, в досье появились ее снимки, но я уже занимался другими делами. Мое место во внутренней иерархии было не слишком высоким, но мою работу заметили. Когда Пташку поймали, меня перевели в другой отдел.
– Однако ты знал о ее татуировке?
– Да, знал из свидетельских показаний. Татуировка бросается в глаза.
– Тем не менее позапрошлой ночью...
– Давай сформулируем это так: она была настолько воодушевлена, что так полностью и не разделась. Теперь я понимаю, почему Пташка повела себя подобным образом. Она специально постаралась спрятать татуировку.
– Понятно.
Он взял ее за руку.
– Дженн, это ничего не значило – я был не в себе. Пытался забыться.
Дженн повернулась и прошла вдоль прилавков с сумочками.
– Ты ничего не должен мне объяснять.
– Верно, не должен. Но из этого вовсе не следует, что я не хочу объяснить.
– Девлин, я... О черт!
Она ухватилась за металлическую стойку, на которой висели сумочки, и резко ее дернула, так что та начала падать. Потом вцепилась в Девлина и потянула за собой.
– Бежим!
Он побежал вслед за Дженн, позади него стойка с сумками рухнула на тротуар. Что-то просвистело рядом с его ухом, совсем близко, и он упал на землю, увлекая за собой Дженн. Они вместе заползли за стеклянную витрину с ювелирными изделиями.
– Не высовывайся!
– И не подумаю,– пробормотала она.
Он вытащил пистолет, осторожно приподнял голову и увидел женщину в длинном черном плаще, которая пробиралась между стоек. Она была в темных очках и парике под платиновую блондинку. Девлин сумел разглядеть, что она держит оружие с лазерным прицелом. Настоящее произведение искусства, намного превосходящее его маленький пистолет, который он прятал на лодыжке.
И все же если у него появится возможность для удобного выстрела...
Он огляделся по сторонам, оценивая их положение. Народу было немного. Большинство покупателей столпились у входа, рядом оставалось всего несколько человек. На полу ничком лежала женщина-азиатка (Девлин решил, что это продавец). В углу съежилась рыжеволосая девушка лет двадцати с небольшим, в эластичных шортах с поясным кошельком и в футболке с изображением Короля-Льва, видимо туристка. Больше Девлин никого не видел, но понимал, что рядом должны быть и другие люди. Один из них наверняка звонит в 911.
Вероятно, Пташка придет к такому же выводу, из чего следовало, что она не станет ждать. Она постарается поскорее убраться отсюда, прихватив на всякий случай заложника.
И попытается прикончить их в следующий раз.
Словно для того, чтобы подтвердить предположение Девлина, Пташка схватила рыжую девушку за плечо и заставила ее встать. Прижав дуло пистолета к ее спине, Пташка оглянулась и поспешно зашагала прочь. Девлин знал: не пройдет и трех минут, как она скроется в туннеле подземки. Он не беспокоился из-за туристки. Пташка охотилась только за ним. Она не хотела обратно за решетку. Если она убьет заложника, ее положение сильно ухудшится.
Как только она вышла на улицу, Девлин взял Дженн за руку. Пригибаясь, они побежали к запасному выходу. Он все еще держал в руке пистолет, но все было спокойно.
– Пойдем,– сказал он, увлекая Дженн в переулок, в сторону от Таймс-сквер.
– Куда мы направляемся?
– Подальше отсюда. Подальше и так быстро, как только сможем.

Глава 48
ПТАШКА

Уже дважды. Маленькая сучка уже дважды все испортила, и мое терпение подходит к концу.
Я продолжаю давить дулом пистолета в спину рыжей, держа его так, чтобы никто ничего не заметил. Мне приходится быть настороже, но я знаю, что очень скоро придет поезд. Наконец вагон останавливается, поезд извергает наружу толпу пассажиров, люди спешат занять освободившиеся места. Я дожидаюсь момента, когда двери начинают закрываться, резко отталкиваю девушку и вскакиваю в вагон.
Поезд трогается, и я посылаю рыжей воздушный поцелуй. Почему бы и нет? В некотором смысле она спасла мою шкуру.
Я не сажусь: в любом случае мне придется выйти на следующей остановке. Вцепившись в поручень, я размышляю над своим очередным ходом. Прежде всего нужно избавиться от этого прикида. Похоже, я совершила ошибку. Когда датчик снова ожил, на мне были надеты все те же велосипедные шорты и топик. Я ужасно торопилась и, чтобы побыстрее изменить внешний вид, купила разные вещи, не подумав, как они сочетаются между собой. Мне и в голову не могло прийти, что Дженнифер способна меня заметить, не говоря уже о том, чтобы узнать, но я ошиблась.
Нужно отдать ей должное. Выяснилось, что она, как и я, замечает малейшие погрешности в одежде.
Я пытаюсь сообразить, что можно найти поблизости, и вспоминаю серию магазинов на Америка-авеню. Там я смогу подобрать что-нибудь подходящее, а потом отправиться на новое место встречи.
Поезд подходит к станции, и я вытаскиваю из кармана стаканчик. На нем надпись: «Клуб \"Джекил и Хайд\"». И больше ничего.
Должно быть, это подсказка, поскольку я видела, как стаканчик выпал из рук Дженнифер.
Я не знаю, успела ли она прочитать надпись, но очень надеюсь, что успела, поскольку собираюсь направиться именно туда. И свято верю, что Дженнифер и Девлин присоединятся там ко мне.
Если не для ужина, то кое для каких развлечений.

Глава 49
ДЖЕННИФЕР

Проклятье!
Все время, пока мы бежали, это слово вертелось у меня в голове. Если бы я не обратила на нее внимания, Девлин мог бы умереть.
О господи!
Я остановилась, наклонилась и спрятала голову в колени. Девлин тут же оказался рядом.
– Что с тобой? Ты не ранена?
– Тебя могли убить,– сказала я, с трудом выговаривая слова.
Мне не хватало кислорода. «Представь себе, что это прослушивание,– сказала я себе.– Нужно быть спокойной и выдержанной. Я – невозмутимая владелица поместья». Я встала и посмотрела на Девлина.
– Все в порядке. Теперь в порядке.
– Ты уверена?
Я не стала отвечать и огляделась.
– Где мы?
– В нескольких кварталах от библиотеки. Пойдем.
Он взял меня за руку и отвел к остановке автобуса на углу. Оглядевшись по сторонам, он увлек меня к прилавку, где продавали фрукты. Люди покупали яблоки, бананы и цветы. Здесь шла обычная жизнь.
– Есть хочешь?
Я поняла, что неотрывно смотрю на прилавок, и покачала головой.
– Просто задумалась. Господи, Девлин!
– Да, я понимаю.– Он нахмурился.– Не думал, что такое возможно. Похоже, она спрятала датчик в моих кроссовках. Или кто-то другой следит за нами и сообщает ей о наших перемещениях.
– Не представляю, что можно сделать со слежкой, но давай найдем магазин и купим тебе новые туфли.
Он не стал возражать. Мы довольно быстро сообразили, что подходящий обувной магазин есть всего в нескольких кварталах от нас. Нам повезло, и мы сумели привлечь внимание продавца. Когда он отправился за туфлями для Девлина, мы уселись рядом, внимательно наблюдая за проходящими мимо людьми. Не знаю, как Девлин, но я была как на иголках, ожидая, что эта стерва вот-вот выскочит из-за угла или даже спрыгнет с потолка, стреляя из автомата.
– Я рад, что ты запомнила,– сказал Девлин.– Поэтому ты ее и заметила.
Я не поняла, что он имеет в виду, в чем тут же и призналась.
– Ты смотришь на лица. Мы говорили об этом раньше. Ты серьезно отнеслась к моим словам и спасла мне жизнь.
– Ах вот оно что.– Я не знала, как объяснить, что мне помогли вовсе не его слова.– Все произошло немного иначе.
– Только не говори, что тебе просто повезло.
– Нет. Ну, в некотором смысле.– Я откашлялась.– На ней был плащ свободного покроя от Армани, с поясом и накладными карманами. И сапоги на низком каблуке. Сейчас март, но довольно тепло. Вот почему я обратила внимание на ее одежду. А потом взглянула на лицо. Что было дальше, тебе известно.
– Иными словами, меня спасло твое чувство стиля.
– Главным образом. Надень она джинсы и куртку, я бы даже не посмотрела на нее. Так одеваются все туристы.
– А платье?
– Тут многое зависит от модельера. Мне пришлось бы взглянуть на туфли.
– Причуды женского разума,– сказал он, но при этом так улыбнулся, что я решила обойтись без оплеухи.
Продавец вернулся с туфлями, Девлин сразу же их надел и попросил выбросить старые. Мы расплатились наличными и вышли на улицу, все время внимательно глядя по сторонам.
– Как ты думаешь, мы решили проблему? – спросила я.
– Не знаю,– ответил он.– Но я очень на это рассчитываю. Не могу себе представить, где еще она могла спрятать датчик.
По Америка-авеню, вглядываясь в лица прохожих, мы зашагали к «Джекилу и Хайду». Чувство стиля не могло решить все проблемы.
Идти пришлось довольно далеко, но у нас в крови кипел адреналин. Мы решили на данном этапе забыть о театре «Плимут»: на Таймс-сквер было слишком опасно.
Я на ходу искоса посмотрела на Девлина.
– Если бы у тебя был шанс, ты бы ее пристрелил?
– Обязательно.
– В качестве самообороны, да?
Он остановился, повернулся ко мне и нахмурил лоб.
– Именно.
– И ты не чувствовал бы себя виноватым? У тебя не было бы угрызений совести?
Его лицо застыло.
– Ни малейших. Эта сука знала, на что идет, когда начала нас преследовать. Когда вступила на этот путь.
– Значит, она сама приняла решение.
– Конечно.
– Рэндалл тоже сам все решил,– заметила я и снова зашагала вперед, надеясь, что мне удалось хоть в чем-то убедить Девлина.
Через несколько минут мы подошли к «Джекилу и Хайду». Я немного задержалась, чтобы полюбоваться на пышный вульгарный вход с каменными колоннами, скелетами, разодетыми в костюмы стражников, скульптурами в романском стиле и дюжинами других деталей, присущих дому с привидениями.
Девлин оглядел вход и усмехнулся.
– Претенциозно. Ты здесь бывала?
– Туристам это место нравится,– ответила я.– Однажды меня пригласил сюда приятель. Так я попала в клуб в первый раз.– Я откашлялась.– На самом деле есть еще пивная «Джекил и Хайд» в Гринвич-Виллидже, но нам нужен именно клуб.
– Нам повезло, что ты знала, где находится это заведение. Я никогда о нем не слышал.
– Неужели? Здесь всегда полно туристов.
– Вот именно,– сказал он тоном истинного ньюйоркца, который презирает вульгарные достопримечательности.
Ну и ладно. Что я могу сказать? Мне нравится, что я родилась не здесь. В противном случае у меня не было бы возможности посещать такие места.
Мы вошли и сообщили одетому в ливрею швейцару, что хотели бы поесть. Весь персонал состоял из будущих актеров. В свое время я и сама собиралась сюда устроиться.
– Вам повезло, мисс,– с важным видом проговорил швейцар. В его речи слышался сильный лондонский акцент.– Хозяйка сегодня сама проводит экскурсии. Подождите здесь, вскоре она появится.
Девлин приподнял брови, но не стал спорить, и мы принялись ждать. К вечеру тут будет полно молодых людей, туристов и парочек, которые придут сюда для получения самого разнообразного опыта. По счастью, сейчас здесь было пусто.
Нам не пришлось долго ждать. Через несколько минут тяжелые двери распахнулись, и появилась тщедушная женщина в больших круглых очках в металлической оправе, одетая в странный костюм. Я не смогла определить, к какому периоду он относится: нечто среднее между леди из девятнадцатого века и посудомойкой. В одной руке она держала бокал с коктейлем, а другую ей пришлось прижать ко рту, чтобы сдержать отрыжку.
– О, голубчики мои, извините меня. Кое-кто опрокинул слишком много рюмочек из-за того, что слишком долго просидел в лаборатории хозяина. Печальная правда, очень печальная.– Она покачала головой.– Но пойдемте, пойдемте,– продолжала она, приглашая нас за собой.– Давайте узнаем, готов ли хозяин вас впустить. Он человек разборчивый, знаете ли. Его работа имеет очень важное значение. Она такая... новаторская.
Продолжая говорить, она привела нас в темный коридорчик, одна стена которого была зеркальной, а в другой виднелась запертая дверь. Дверь позади нас захлопнулась, и мы оказались запертыми в этом алькове. Девлин бросил быстрый взгляд в мою сторону, но я лишь пожала плечами. Это было глупо и рассчитано на детей, но мне здесь нравилось. И хотя предполагалось, что нам должно быть страшно, на фоне того, что происходило с нами в действительности, это было освежающе забавным.
– Меня зовут Прунелла Пиппет,– заявила наш экскурсовод.– Я работаю с добрым доктором, помогаю ему содержать в порядке его коллекцию... диковин.– Она внимательно посмотрела на нас.– Вам известна история доктора Джекила?
– Конечно,– ответила я.
– А мистера Хайда.
– Несомненно.
Прунелла удовлетворенно кивнула.
– Я вижу, вы уже здесь бывали. Сейчас мы выясним, по-прежнему ли вы достойны сюда войти. Хватит ли у вас силы характера, чтобы пережить ужасы, которые ждут вас внутри.
Пока она говорила, свет постепенно тускнел. Зеркальная стена вдруг исчезла, а на ее месте появилась мумия, ужасно похожая на телевизионного Хранителя Гробниц. Монстр, спотыкаясь и хихикая, побрел к нам. Одновременно потолок начал угрожающе опускаться.
– Будьте мужественны, дорогие гости! – вскричала Прунелла.– Вы должны доказать, что достойны стать нашими посетителями.
Я посмотрела на Девлина, опасаясь, что он закатывает глаза, но, к моему удивлению, он широко улыбался.
Неожиданно потолок замер на месте. Прунелла вздохнула с видимым облегчением.
– Благодарение богу, вы признаны достойными!
Стена у нее за спиной отъехала в сторону, и мы оказались перед традиционным входом в ресторан, с распорядительницей на подиуме. То есть традиционным, если не считать обнаружившейся рядом с нами стеклянной шахты лифта, сквозь которую стали видны два мумифицированных тела заблудившихся путешественников, распростертые на крыше кабины. В общем и целом довольно круто.
– Вас двое? – спросила девушка.
– На самом деле нам нужно только...
– Да, конечно,– вмешалась я, не давая Девлину закончить.
Он вопросительно приподнял бровь.
– Мы ведь не знаем наверняка, что подсказка находится в бюро находок. Что нам мешает посидеть за столиком? Она может оказаться где угодно.
Он кивнул, и мы последовали за распорядительницей мимо длинного бара – сейчас там почти никого не было, но вечером будет не найти свободного местечка. С другой стороны зала, вдоль стен, украшенных жуткими портретами, стояли столы, за которыми сидели утомленные взрослые и восторженные дети.
Глаза с портретов следили за нами, пока мы шагали за распорядительницей к столу, расположенному под огромной бронзовой статуей Зевса.
– Постарайтесь не разгневать бога,– сказала девушка, вручая нам меню, и оставила нас одних.
– Да, любопытное место,– сказал Девлин.
– Просто класс.
– Вот только глаза, наблюдающие за нами,– добавил он, кивая в сторону портретов.– Никому не известно, кто может скрываться за ними.
Я рассмеялась, но тут же одернула себя. Конечно, Девлин прав. Это место – настоящий дом ужасов.
– Возможно, мы совершили ошибку, когда решили сюда прийти,– заметила я, озираясь по сторонам.
Здесь было темно и жутко. Ресторан в четыре этажа, где полно укромных уголков для засады. Я продолжала осматриваться, пытаясь найти место, где могла бы спрятаться Пташка. Ее нигде не было видно, и это вдохновляло, однако она могла находиться где угодно. Здесь было полно темных ниш и углов, а также самые разные аттракционы, например помост Франкенштейна, поднимавшийся от нашего уровня до самого «чердака», где солнечный свет вызывал страшное существо к жизни. Или говорящая горгулья. Или движущийся оркестр, состоящий из мумий.
Все вместе было настоящим пиршеством для глаз и ушей. Превосходное место для туристов, но совершенно неподходящее для нас.
И тут же, словно для того, чтобы подтвердить мою мысль, появилась группа шумных молодых людей, чей резкий смех едва не заглушил все остальные звуки. Девушка в центре компании была одета в яркую розовую футболку с надписью «КОНФЕТКА 16». Судя по всему, вечеринка обещала быть очень шумной.
– Давай уносить отсюда ноги,– сказала я.
– Подожди.– Девлин накрыл мою руку ладонью.– Мы уже здесь. Постараемся что-нибудь выяснить. Нужно только держать глаза открытыми.
– Поверь мне, я так и делаю,– ответила я и тут же завопила во всю глотку, когда мне на голову легла чья-то рука.
– Ну надо же, она живая,– обрадовался доктор в белом халате.– Не могу ли я воспользоваться вашими мозгами для небольшого эксперимента?
– Боюсь, что нет,– ответила я, неспособная в данный момент проникнуться духом этого заведения.
Он хотел было поспорить со мной – в конце концов, это была его работа,– но тут к нам подошел официант, и доктор исчез в темноте.
– Вы похожи на двух усталых путешественников, которые прибыли сюда поучаствовать в небольшом эксперименте доброго доктора. Принести вам чего-нибудь освежающего?
– На самом деле нам необходима информация.
– О, так вы человек образованный.
– Что-то вроде того,– отозвался Девлин, бросив взгляд в мою сторону.
– Мы играем в «Мусорщика»,– вмешалась я.– Последняя подсказка привела нас сюда, но мы не знаем, что искать. Возможно, кто-то оставил для нас следующую подсказку в бюро находок.
– О, боюсь, вам не повезло, милая леди. Там лишь очки и розовый свитер.
– Хм.– Я нахмурилась.– А как насчет какого-нибудь сообщения? Скажем, для человека по имени Девлин? Или Дженнифер? Или Ивлин Пинслоу?
– Сообщение, говорите? Сразу не скажу. Вы хотите, чтобы я проверил? – ответил он, выходя из образа.
Я едва не отругала его. Это место являлось превосходной площадкой для начинающих актеров. Ему не следовало совершать таких ошибок.
– Это было бы замечательно,– сказал Девлин, но, когда официант повернулся, чтобы уйти, добавил: – Подождите. Вы всегда запоминаете все, что находится в бюро находок?
– Отнюдь нет. Но несколько минут назад тот же вопрос мне задала одна девушка. Вы играете в одну и ту же игру?
Клянусь, у меня кровь заледенела в жилах.
– Она все еще здесь? – прошептала я.– Где она?
– В библиотеке,– сказал он, показывая вверх на перекрытие. Мы с Девлином тут же подняли головы, но ничего не увидели.– Вы хотите, чтобы я передал ей, что вы здесь?
– Нет! – сказали мы в один голос, после чего Девлин добавил: – Узнайте о сообщении, и ничего больше, хорошо?
– Конечно,– ответил официант.
Как только он отошел, Девлин посмотрел мне в глаза.
– Она явилась сюда раньше нас,– сказала я.– Как? Она не могла нас выследить.
– Благодаря стаканчику,– ответил Девлин.– Скорее всего, она видела, как ты его уронила.
Я закрыла глаза и еще раз выругала себя.
– Что ж, это даже хорошо, что она здесь,– сказал Девлин, наклоняясь вперед. Когда он вы прямился, в его руке блеснул металл пистоле та.– Пришло время закончить игру.

Глава 50
ДЕВЛИН

– Девлин, нет!
В ее голосе слышался ужас, но он не собирался уступать.
– У нас появилось преимущество, Дженн. И я намерен им воспользоваться.
– Проклятье, Девлин, возможно, она уже знает, что мы здесь. А вдруг она тебя опередит?
– Если мы не пройдем до самой последней подсказки и не остановим игру, она все равно до меня доберется. Сейчас у меня появился шанс, и я намерен им воспользоваться.
– Ты прав, да, прав. Просто я... Господи, а если она выстрелит первой?
– Этого не будет.– Он выскользнул из кабинки, но тут же повернулся, когда увидел, что Дженн следует за ним.– Оставайся здесь.
– И не подумаю. У меня нет пистолета. Я пойду с тобой.
Он хотел возразить, но понял, что она права.
– Ладно. Но ты будешь делать все, что я скажу.
– Ты режиссер этого спектакля.
Девлин пошел по проходу к кабинке, соседствующей с лифтом Франкенштейна. Здесь расположилась шумная компания, праздновавшая чей-то день рождения. Сейчас они подбадривали актера в лабораторном халате, возившегося с какими-то рычагами между ними и лифтом. Другой актер в грязной куртке, из-под которой выпирал горб, ковылял ему на помощь. Наверное, скоро начнется шоу, подумал Девлин. Тем лучше. Это поможет им перемещаться, не привлекая внимания.
Девлин держал пистолет рядом с телом, чтобы никто его не заметил. Они стали подниматься по винтовой лестнице на следующий уровень. Дженн не отставала. Наконец они оказались наверху, в царстве сумрака. Девлин осторожно огляделся, изучая декорацию дома с привидениями: открытые гробы, столы, заваленные лабораторным оборудованием.
Дженн легко коснулась его плеча, а когда он повернулся, указала чуть в сторону. Он посмотрел туда, и его сердце дрогнуло. Пташка! Она сидела за столиком и потягивала что-то из бокала, но одна ее рука небрежно лежала на сумочке, а глаза обшаривали зал.
Девлин толкнул Дженн обратно в тень. Теперь они оказались за вертикально поставленным гробом, внутри которого находилась кукла-мертвец.
– Она нас видела? – прошептала Дженн.
– Не знаю. Однако она чего-то ждет. Вероятно, флиртует с официантом или барменом. Если она еще не знает, что мы здесь, то очень скоро ей кто-нибудь об этом расскажет.
– Что будем делать?
– Следуй за мной.
Он двинулся вперед вдоль стены, привлекая взгляды некоторых посетителей, находившихся на этом уровне. Впрочем, помещение было таким, что стена надежно укрывала их от Пташки, и Девлин поблагодарил Бога за этот маленький подарок. Они обогнули лифт и застыли на месте, когда его двери распахнулись. Появился официант, который сразу же подошел к Пташке, наклонился и что-то сказал. Она нахмурилась, встала и направилась к металлическим перилам, шедшим вдоль всего уровня. Пташка стала смотреть вниз, очевидно, искала кого-то на нижнем уровне. Их, естественно. Затем она двинулась в сторону винтовой лестницы, пытаясь найти двух людей, которых там не было. Загорелись прожектора – это началось шоу Франкенштейна, и до них донесся низкий грудной смех безумного доктора. Как ни странно, все складывалось удачно, подумал Девлин.
Он сжал рукоять пистолета, вышел из-за колонны и...
– О, так вот вы где! Я проверил сообщения для вас, но там ничего нет. Вы хотите...
– На пол! – закричала Дженн, сбивая официанта с ног, когда Пташка повернулась и вытащила пистолет.
Но Девлин ее опередил. Он уже поднял пистолет и прицелился.
– Стоять! – крикнул он.– ФБР. Положи пистолет, Пташка. Игра закончена.
Пташка лишь ухмыльнулась, и у Девлина появилось отвратительное предчувствие.
– Положи пистолет. Не ухудшай своего положения.
И тут, к его удивлению, она медленно наклонилась, положила пистолет на пол и ударом ноги отправила его к Девлину.
Все, кто находился на этом уровне, смотрели на них. Девлин прекрасно осознавал это, но старался ни о чем не думать. Оставшись один на один с сукой, пытавшейся его прикончить, он двинулся к ней, направив дуло своего пистолета ей в грудь.
– Руки за голову,– отрывисто бросил он.
– Брось, агент Брейди. Неужели ты намерен меня застрелить? После всех наших развлечений?
– Руки за голову,– повторил Девлин.
– У тебя даже нет значка, агент. Застрели меня, и начнется новое расследование. И тебя выкинут на «Великий белый путь», поскольку с двумя убийствами в послужном списке тебе никогда не вернут пистолет.
– Хватит,– резко сказал он, делая еще один шаг вперед.
– Я вижу, ты очень упрямый человек.
В следующее мгновение Пташка с удивительной ловкостью и быстротой схватилась за металлический поручень и перемахнула через него.
– Нет! – закричал Девлин, подбегая к перилам.
Он посмотрел вниз, ожидая увидеть распростертое на полу тело Пташки. Однако она приземлилась на платформу, которая начала подниматься вверх за несколько секунд до прыжка. Пташка вскочила на ноги и легко спрыгнула на пол, до которого было уже совсем недалеко. Безумный доктор и горбун ошеломленно смотрели ей вслед.
Девлин поднял пистолет, но стрелять он не мог. Со всех сторон были актеры и дети.
Проклятье!
Он опустил пистолет как раз в тот момент, когда Пташка обернулась и бросила на него торжествующий взгляд. А потом, не обращая на него внимания, побежала к выходу.
В два прыжка Девлин очутился возле винтовой лестницы и помчался вниз. Не прошло и пяти секунд, как он оказался на первом уровне, но – опоздал. Пташка исчезла.
Провались все к дьяволу, она успела ускользнуть.

Глава 51
ДЖЕННИФЕР

Девлин пребывал в отвратительном настроении, и я решила взять командование на себя. Пока он подбирал пистолет Пташки и вешал менеджеру лапшу на уши, я вновь задала вопрос о бюро находок. О сообщениях. Обо всем, что могло иметь инициалы ИВП. И – ничего.
На случай, если я неверно прочитала надпись на стаканчике, распорядительница предложила позвонить в пивную «Джекил и Хайд» в Гринвич-Виллидже. Я согласилась, не надеясь, что это принесет пользу. Стакан был точно из клуба «Джекил и Хайд». Именно в нем мы сейчас и находились.
Тупик.
Мы зашли в «Плимут», но и там ничего не оказалось. Супер!
– Что теперь? – спросила я, когда мы остановились перед театральной кассой.
Прислонившись к стене здания, я непрерывно осматривала улицу. Я не думала, что Пташка снова объявится, но решила не рисковать.
– Будем отдыхать,– ответил Девлин.– И перегруппируемся.
Его голос звучал жестко, черты лица заострились. Я знала, что он все еще не пришел в себя после того, как упустил Пташку. Чего я не знала, так это как отвлечь его от мрачных мыслей. Поэтому я решила действовать прямо.
– Забудь об этом,– сказала я, когда мы шли обратно к Таймс-сквер.– Дело еще не закончено, но мы живы. Учитывая все обстоятельства, это не самый плохой исход.
Он резко повернулся ко мне, и я легко прочитала ответ на его лице: он не мог забыть о Пташке, а значит, исход его не устраивал.
Я решила не отводить глаза.
– Ладно,– наконец сказал Девлин.– Ты права. И все же из того, что ей удалось сбежать, еще не следует, что она не попытается повторить нападение.
– Совершенно верно.
– Проблема в том, что мы не знаем, какова следующая подсказка. Поэтому у нас нет никакой возможности закончить игру.
– Да, тут ни прибавить, ни отнять.
Он негромко выругался, и его плечи опустились.
– Пойдем,– сказал Девлин немного погодя. Мы торопливо зашагали по Седьмой авеню и на сей раз выбрали «Даблтри». Если так пойдет дело, я познакомлюсь со всеми известными отелями в городе.
Как только мы оказались в номере и надежно заперли дверь, я повалилась на диван. Мы выбрали номер-люкс, и это было замечательно. Если честно, номер оказался больше, чем моя квартира, так что я решила насладиться роскошью. Ну, вроде того.
Девлин подошел к окну.
– Мы здесь в безопасности? Он слегка пожал плечами:
– Наверное. Пташка некоторое время ничего не будет предпринимать, и, мне кажется, нам удалось избавиться от датчика, когда мы выбросили кроссовки.
– Правильно,– ответила я с легким сомнением.– Где еще он может быть?
– Вот именно,– подхватил Девлин, хотя в его голосе прозвучало не больше уверенности, чем в моем.
Впрочем, можно ли нас винить? Эта женщина каждый раз выскакивала, как чертик из табакерки, по выражению моего отца.
Я нахмурилась, увидев, что Девлин вытаскивает сотовый телефон.
– Кому ты звонишь?
– Нам необходимо подкрепление,– сказал он с каменным лицом.
Я заморгала.
– Ты ведь шутишь, правда? Неужели ты намерен вовлечь в эту историю еще кого-то?
– Не кого-то,– возразил он,– а ФБР.
– Девлин!
Он поднял руку.
– У нас не осталось выбора. Нам неизвестно, в чем состоит следующая подсказка. Однако мы знаем, кто Убийца. Мы обращаемся в ФБР. Не в бюро, а к одному парню. Другу. Я думаю, он нам поможет.
Судя по выражению его лица, он и сам не был в этом уверен, но я все-таки кивнула:
– Ладно, звони.
– Мы не станем просить его помочь с игрой. Пусть он попытается отыскать Пташку. Ее недавно выпустили из тюрьмы. Она в Нью-Йорке. И если она бегает по городу, убивает Риардона и стреляет в нас, значит, должна оставлять следы. Она знает свое дело, но след остается всегда. К тому же пять лет, проведенные в тюрьме, сделали ее немного небрежной. У нас появляется неплохой шанс ее взять, если мы будем работать в верном направлении.
– Но привлекать других людей...
– Я знаю,– жестко перебил меня Девлин.– Но мне представляется, что следует поступить именно так. Мы не знаем следующую подсказку, Дженн. И я не хочу сидеть и ждать с нарисованной на заднице мишенью.– Он вздохнул.– Я достаточно долго проторчал в своей квартире, играя роль Жертвы. Пора проявить инициативу.
Я внимательно всмотрелась в его лицо и поняла, что он думает именно так. Более того, ему это необходимо. Поскольку ничего лучшего я предложить не могла, оставалось только согласиться.
– Ладно, прояви инициативу,– сказала я и засмеялась, когда Девлин обнял меня и притянул к себе для быстрого поцелуя.
Я пристроилась рядом с ним, и он стал набирать номер, затем попросил соединить его с агентом Марком Баллардом. Как только они начали обсуждать технические детали – просмотр записи камеры наблюдения в офисе Риардона, поиск свидетелей стрельбы по экипажу и кучу других полицейских подробностей,– я поняла, что агент Девлин Брейди окончательно вернулся к нормальной жизни. Если раньше он это сделал ради меня, то теперь – ради самого себя. Я все еще не могла себе представить, как можно бросить театр, но теперь мне стало понятно: Девлин выбрал то, что ему нравилось больше. А потом то, что он так любил, нанесло ему жестокую рану. Теперь рана заживала.
Чувствуя себя довольно глупо, я быстро поцеловала его в щеку и соскользнула с постели. Зачем мне слушать разговор двух агентов? Гораздо лучше снова выглядеть и чувствовать себя как девушка. И я направилась в ванную.
Раздевшись, я пустила воду и встала под душ.
Блаженство!
Я наслаждалась минуты три, а затем выбралась наружу и тихонько подошла к двери, чтобы убедиться, что я ее не заперла. Нет, я не собиралась открыто предлагать ему свидание в душе. Но если Девлин поймет намек, я не стану его выгонять.
Убедившись, что у агента Девлина Брейди имеется полный доступ в ванную, я вернулась под душ, предоставив упругим струям воды омывать мое тело. Я думала о Девлине и наслаждалась охватившим меня трепетом. Однако в таком состоянии невозможно долго находиться в одиночестве, и я решила отвлечься на другие проблемы. Учитывая наше положение, это было совсем не трудно.
Правда, мне совершенно не хотелось думать о подсказках, Убийцах и Жертвах, а тем более о бегстве.
Из чего следовало, что оставалось думать только о своей карьере. Инициатива.
Это слово вертелось у меня в голове. Девлин позвонил агенту Балларду, потому что он проявил инициативу. И разве он не говорил мне, чтобы я тоже была поактивнее? И Брайан твердил о том же.
Проблема в том, что они правы. Я уже несколько лет прожила на Манхэттене, но серьезная удача мне ни разу не улыбнулась. Да и любая другая – тоже. И причина была мне известна. Наверное, я ее всегда знала, но близкое знакомство с Убийцей заставило меня посмотреть правде в глаза: я не прикладывала достаточных усилий. Поверьте мне, теперь я увидела разницу.
И хотя я думала, что мое имя будет прекрасно выглядеть на афише, что, если я боюсь успеха? Что, если я живу вразрез с тем, что провозглашаю? Что, если я вообще придумала, что у меня есть талант?
В последние несколько дней я получила предметный урок реальной жизни. Теперь я знала, что реклама и мечты не имеют значения. Важна сама жизнь. И если я хочу жить по-настоящему, то должна так же старательно добиваться успеха, как я спасала свою задницу.
Да, я пыталась играть в театре, но не по-настоящему. Я не делала все, что возможно, для достижения успеха. Просто сидела и ждала, когда плод сам упадет к моим ногам.
Такое поведение приведет девушку к гибели. Во всяком случае, к гибели ее карьеры.
Прямо здесь, в душе, я дала себе торжественную клятву. Как только все испытания закончатся, я найму Николаи, учителя Брайана. Начну посещать курсы актерской игры. Найду агента. И буду проходить не менее десяти прослушиваний в неделю. Я поставила себе ультиматум: соберись, стань серьезной – или уматывай к чертям из Нью-Йорка.
А поскольку мне совсем не хотелось возвращаться в Калифорнию, я решила, что получу роль еще до Рождества.
Выключив воду и завернувшись в большое полотенце, я вдруг подумала об иронии судьбы. В течение нескольких лет я говорила своим близким, что изо всех сил пытаюсь пробиться на Бродвее. Однако я сильно преувеличивала собственные усилия. Кто бы мог подумать, что мне потребуется побывать на грани смерти, чтобы это понять?
Я протерла затуманившееся зеркало и попыталась пальцами привести в порядок волосы. От косметики я решила отказаться, но я была чистой, и от меня хорошо пахло, а если учесть, какой все это время видел меня Девлин, сейчас я должна была вызвать у него восхищение.
Вот только Девлина рядом не было.
Кстати, где он, черт его побери? Ведь я стою тут голая!
– Дев? Ты все еще говоришь по телефону?
– Нет, закончил,– отозвался он.– Просто размышляю.
Что я могла на это сказать?
– Я чувствую себя потрясающе,– заявила я.– Вся такая чудесная и чистая.
– Поздравляю.
Я подождала. Ничего. Да что ж такое?!
Ну ладно. Между нами уже возникала связь. На самом деле возникало множество маленьких связей. И мне не грозит умереть от яда, а он не собирается подставляться под пулю. Мы даже ни разу не оказывались в спокойном месте.
Так почему же мы все еще не в постели? Почему он не делает всякие замечательные вещи с моим телом?
И почему, почему, почему он не выполняет свое обещание?
Может быть, выйти из ванны одетой и сделать вид, что мне все равно? Но это было бы неправдой. И вообще теперь мой девиз – инициатива.
Так что...
Я храбро запахнула полотенце, сделала глубокий вдох, распахнула дверь – и оказалась в объятиях Девлина.
– А вот и ты,– сказал он восхитительно хриплым голосом.– Я уже решил, что ты будешь сидеть там всю ночь.
– О! Я... э-э...
Вот вам и сексуальный ответ.
Он провел пальцем по моему плечу, и я задрожала. Мне вдруг показалось, что на мне слишком много надето.
– Я дал тебе одно обещание,– сказал Девлин, берясь за узел на полотенце.– Пришло время его выполнить.
И с этими словами он сорвал полотенце и прижал меня к себе. А потом – о боже! – Девлин Брейди показал мне, как хорошо он держит свое слово.

Глава 52
ДЖЕННИФЕР

Вот это да.
Ох. Вот это да.
Чтобы вы знали: вот это да!
Не думаю, что на моем теле остался хотя бы дюйм, который Девлин оставил без внимания, и всякий раз он заставлял мое тело отвечать.
Кто бы мог подумать, что промежуток между большим пальцем ноги и его соседом так эротичен? Что до меня, то я даже не подозревала об этом. Но сейчас, медленно просыпаясь в объятиях Девлина в темноте нашего номера, я пошевелила пальцами ног и решила, что больше никогда не буду смотреть прежними глазами на плетеные сандалии.
– Эй,– прошептал он, поглаживая меня по волосам.– Ты уже проснулась?
– Ммммм,– вот и все, что я сумела ответить. Однако я повернулась и прижалась к нему. От него пахло просто чудесно, и я была бы счастлива, если бы могла остаться здесь навсегда. Я прижалась к нему еще сильнее, обдумывая эту идею.
– Ты знаешь,– мечтательно сказала я,– может быть, все не так уж и плохо. Может быть, мы просто останемся навсегда в этом номере. И не будем вылезать из постели. Вот так, как сейчас.
Девлин издал звук, который должен был означать, что он не против. Меня подхватило вдохновение, и я стала раскручивать свой сценарий:
– Мы будем жить в этой комнате. Только мы, обслуживание номеров и секс.
– Меня вполне устраивает,– отозвался он.– По крайней мере, я умру счастливым.
– А потом мы станем привидениями этого номера,– заявила я, перекатываясь на спину и глядя в потолок.– Или, еще того лучше, будем являться Птице-стерве.
– Отличная мысль,– согласился Девлин.– Мы можем...
– Девлин! – Я села и схватила его за руку.– О мой бог!
Он немедленно скатился с кровати и тут же оказался рядом со мной, держа в руке пистолет.
– Нет-нет, все в порядке.– Я уложила его обратно в постель.– Извини. Но я поняла!
Он с удивлением посмотрел на меня.
– Что?
– Подсказку, Девлин. Я знаю, куда нам нужно идти.

Глава 53
ДЕВЛИН

– Подсказку,– пробормотал он, все еще не придя в себя после бурного секса.– Подсказку, которую мы потеряли? Стакан из клуба?
– Да! Только на самом деле мы его не потеряли. То есть потеряли, но это не важно, поскольку имеет значение лишь то, что это клуб «Джекил и Хайд».
Девлин привстал и с интересом посмотрел на нее.
– Объясни.
– Клуб «Джекил и Хайд» слывет рестораном, где водятся привидения, верно?
– В этом его главная привлекательность.
– Вот тебе и подсказка.
Она откинулась на подушку с ужасно довольным видом. Девлин схватил ее и прижал к себе.
– Ладно,– прорычал он, покусывая ее шею.– Говори!
– Не могу. Ты меня отвлекаешь.
Он устремился в очередную атаку: пробежал ловкими пальцами по ее коже, щекоча и пощипывая. Дженн взвизгнула, расхохоталась и была вынуждена сдаться.
– Ладно, ладно! Я все тебе скажу, все!
Девлин с довольным видом откинулся на подушку.
– Ну давай, куколка. Колись.
– Стаканчик отправил нас туда, где водятся привидения.
– Верно.
– А каким образом мы отыскали стаканчик?
Вопрос наверняка был с подвохом, но Девлин тем не менее ответил:
– Разгадав подсказку, связанную с лошадью.
– Правильно. И...
Дженн качнула рукой, как бы подталкивая его вперед. Он почти уже нащупал ответ, но все еще не видел общей картины.
– И... Понятия не имею, куда ты клонишь.
– Кличка лошади – Епископ,– напомнила Дженн.
– Верно. И что с того?
– Подсказка была у Шона, но она могла оказаться и в любой другой карете. Так почему же выбрали именно Епископа?
– Потому что именно на этой карете решил прокатиться наш мучитель,– сказал Девлин, только чтобы ее подразнить.
Это ему удалось, и Дженн строго посмотрела на него, изогнув бровь.
– Ну тогда, значит, кличка лошади имеет какое-то особое значение.
– Епископ,– вновь повторила Дженн и сделала маленькую паузу, чтобы подчеркнуть важность этого слова.– Привидения,– добавила она и вновь сделала многозначительную паузу.– Ты понял?
– Нет,– проворчал Девлин.– Ладно, Дженн, кончай меня мучить.
– Конечно, я могла бы заставить тебя умолять...
– Конечно,– признал он.– Однако лучше бы ты заставила меня умолять о гораздо более интересных вещах.
– Хорошая мысль,– заметила она с широкой улыбкой.– Епископ с Бродвея.
И как только Дженн произнесла эти слова, он сразу все сообразил. На самом деле решение было настолько очевидным, что непонятно, почему они не догадались об этом раньше.
– Дэвид Беласко! – воскликнул Девлин.– Ну конечно!
Пионер Бродвея и американского театра, если уж на то пошло, Беласко имел странную привычку носить пасторский воротник. Впрочем, не такую уж странную, если вспомнить, что он воспитывался в монастыре. Однако об этом человеке ходили самые разные слухи – например, злые языки утверждали, что он держал превосходный бордель,– так что до святого ему было далеко.
Но для них все это сейчас не имело значения. Важно было одно: ходили слухи, что в театре Беласко полно привидений.
– Тобой можно только восхищаться,– сказал Девлин.– Для женщины, которая в самом начале заявила, что не умеет играть в эту игру, ты выдаешь замечательные версии.
Однако он не был удивлен. С того самого момента, как Дженн ворвалась в его жизнь, Девлин понял, что эта женщина сумеет решить любую поставленную перед собой задачу, если постарается. Если она по-настоящему захочет сделать карьеру в театре, подумал он, Бродвей уже никогда не будет прежним.
Между тем лежащая рядом с ним женщина, которой предстояло однажды стать примадонной, густо покраснела.
– Я очень старалась, можешь в этом не сомневаться. Поразительно, как много зависит от мотивации.
– А вот в это я верю. Что мы будем делать дальше?
– Отправимся в театр. И я знаю зачем.

Глава 54
ДЖЕННИФЕР

– Я должен пойти с вами,– сказал Брайан.
Я позвонила, чтобы он нас встретил, и он появился с рекордной быстротой. Сейчас Брайан, Девлин и я стояли на 44-й улице возле театра «Беласко», озаренные первыми лучами утреннего солнца. Мимо с гудением проехала мусороуборочная машина. Город постепенно просыпался, как делал это каждый день. Все было как обычно.
И тем не менее совершенно иначе. Я сделала вдох и покачала головой.
– Нет. Ты только помоги нам проникнуть в театр. Если повезет, мы сможем проделать все незаметно. Не думаю, что за нами следят постоянно. Это бессмысленно. Я не хочу вовлекать тебя в наши дела больше, чем необходимо. Я бы не стала к тебе обращаться, если бы знала, как попасть внутрь.
– Потому что там находится следующая подсказка,– сказал Брайан, и на его бледном, измученном лице сверкнули усталые глаза.– И тогда вы покончите с этим. Избавитесь от смертельной опасности. А после найдете стерву, которая убила моего кузена.
– Именно так,– кивнул Девлин.
– Значит, без меня вам не обойтись.
– Брайан, просто помоги нам попасть в театр. Придумай какой-нибудь повод. Ты не должен...
– Нет.– Он поднял руку.– Послушайте, я понимаю, что вы беспокоитесь из-за меня. Я и сам тревожусь. Но мой кузен мертв из-за этой игры, а я пропустил репетицию. Если пропущу еще раз, то потеряю роль. Убийца уже испортила мне жизнь, и я не позволю ей продолжать в том же духе.
Он глубоко вздохнул.
– Я намерен вам помочь. Вы хотите попасть в театр – я пойду с вами. Черт возьми, сейчас почти невозможно проникнуть за кулисы театра. У вас наверняка ничего не получится. И кто еще вам поможет, кроме меня?
Я переглянулась с Девлином. У меня самой возникали такие же мысли. Конечно, можно сделать вид, что мы репортеры или еще что-нибудь в таком роде. Но все это займет время. А его у нас не было.
– Дженн, черт побери, разреши мне помочь вам. Ради Фифи.
Я кивнула. А что еще мне оставалось делать? Мы нуждались в Брайане, и он это понимал. Без него мы не попали бы в театр.
– Возможно, подсказка вовсе не внутри театра,– заметила я.– Мы сами не знаем, что ищем. Может быть, сообщение для нас находится у администратора или охранника либо оставлено в кассе.
– В том-то и дело,– вмешался Девлин.– Если нам сложно попасть в театр, чтобы отыскать подсказку, то и хозяину игры было непросто войти сюда, чтобы ее спрятать.
– Все может быть. Мы спросим,– сказал Брайан.
Разумеется, спросим. И наверняка получим отрицательный ответ. Такой вариант был бы слишком примитивным. Подсказку каким-то образом смогли разместить в самом театре. Если вспомнить все, что сумел провернуть наш мучитель, оставалось только догадываться, как ему это удалось.
Незаметная дверь служебного входа находилась неподалеку от старинных двойных дверей, ведущих в фойе театра «Беласко». Поскольку касса еще не работала, Брайан воспользовался именно этой дверью. Мы оказались в скромном помещении с белыми стенами и уходящим влево коридором. Перед нами стоял заставленный мониторами стол, за которым сидел морщинистый охранник в форме и смотрел телевизор. Он взглянул на нас сквозь толстые очки.
– Привет, приятель. Что ты здесь делаешь в такую рань? – спросил охранник.
Брайан указал большим пальцем на меня и Девлина.
– Друзья приехали. Я обещал им большую экскурсию, но у них скоро самолет. Так что сегодня мне пришлось пораньше вылезти из постели.
– Туристы,– закивал головой охранник, приветливо улыбаясь.– Ну ладно, проходите.
– Спасибо, Марвин.
Вслед за Брайаном мы свернули налево и зашагали по лабиринту узких коридоров.
– Сцена и артистическое фойе находятся там,– сказал он, показывая рукой.– Гардеробная и артистические уборные ведущих артистов внизу. Кордебалет наверху, там же старые артистические уборные, в которых сейчас хранится реквизит и всякие рекламные штуки.– Он нахмурился.– Вы хотя бы примерно представляете, что нужно искать?
– Понятия не имеем,– ответила я.
– У вас тут есть шкафчики? Такие, как у кордебалета? – спросил Девлин.
– Конечно. Нужно спуститься вниз.
Пройдя по узкому проходу, мы свернули налево и оказались за кулисами, в помещении для быстрого переодевания, образованном изгибами нескольких труб и занавесом. Мы обогнули его, и не успела я понять, как оказалась на сцене.
– Ух ты! – восторженно сказала я. Конечно, мне уже доводилось бывать на сцене. Но никогда прежде я не выходила на сцену бродвейского театра, подготовленную к спектаклю, хотя множество раз бывала на мюзиклах в качестве обычного зрителя.
Театры на Бродвее на удивление маленькие. Большинство людей полагает, что они должны быть огромными, как концертные залы, где обычно выступают гастрольные труппы. Но привлекательность Бродвея состоит в его интимности, и этот театр не стал исключением. Нет, он не был совсем маленьким, но и не подавлял своими размерами.
А какой он элегантный... черт возьми, поразительное место.
Я знала, что здесь велись реставрационные работы, и убедилась, что все было сделано превосходно. Стоя на сцене, я посмотрела вверх и увидела осветительные приборы, выглядевшие так, будто их заказывали у Тиффани, а также фрески с обнаженными нимфами над просцениумом.
Я стояла и представляла себе, как выхожу сюда в качестве участника спектакля. Когда-нибудь...
– Дженн.
Голос Девлина прозвучал тихо, но твердо.
– Извини.
Я почувствовала, что краснею, и обуздала свою фантазию. Если мне суждено остаться в живых, все так и случится. Настанет день, и я обязательно сюда вернусь.
Мы сделали несколько шагов по сцене, а потом я остановилась.
– Быть может, это где-то на сцене? Вдруг нам больше не удастся сюда попасть, а подсказка между тем находится на самом виду. Что-то связанное с декорациями, например.
Девлин и Брайан переглянулись и пожали плечами.
– Стоит поискать,– согласился Брайан,– однако не думаю, что мы что-нибудь найдем. Я уже две недели почти ежедневно здесь бываю, но не заметил ничего необычного.
Я медленно повернулась кругом, пытаясь собраться с мыслями.
– Наверное, ты прав,– ответила я.
Я отошла к дальней части сцены, чтобы получше рассмотреть маленькую деревянную хижину, выстроенную в окружении фибергласовых деревьев, увитых пластиковыми и шелковыми лианами. Не успела я спросить, как Брайан подал голос:
– Хижина Пака. Это первая сцена спектакля. Я в ней занят, представляешь?
– Правда?
Он кивнул, а потом пересек сцену, широко разведя руки в стороны.
– Именно так я выхожу – у меня роль негодника, который весь спектакль дразнит Пака,– а когда он выходит из хижины, я взлетаю вверх прежде, чем он сможет меня поймать.
– Насчет полетов ты мне рассказывал,– вспомнила я.– Интересно, а как ты...
Брайан показал на стойку, спрятанную в дереве: она была выполнена в виде разукрашенной птицы с длинным ниспадающим хвостовым пером, сделанным из какого-то металла.
– Там есть рукоять. Я делаю пируэт, подпрыгиваю и хватаюсь за рукоять. Как только я ее поворачиваю, срабатывает механизм, и я взлетаю на мостик.
Он махнул рукой вверх, и мы с Девлином посмотрели туда. Длинный и темный мостик – отличное место, где можно спрятать что угодно. Или кого угодно.
Я вздрогнула и улыбнулась Брайану, надеясь, что он не заметил моей реакции.
– Звучит захватывающе,– сказала я, стараясь поддержать разговор.– Может, покажешь, как это делается?
Конечно, я шутила, но он решил, что я всерьез, и покачал головой.
– Сейчас механизм отключен.– Он кивнул в сторону кулис.– Ребята из профсоюза голову мне оторвут, если я прикоснусь к ним. Боюсь, тебе придется подождать до премьеры.
Я рассмеялась и обняла его.
– Я так тобой горжусь. Это твой первый бродвейский спектакль, а ты уже летаешь.
Он закатил глаза.
– Давай поскорее найдем подсказку, пока меня не уволили.
– Хороший план.
Но пока Брайн и Девлин изучали сцену, я снова посмотрела в сторону мостика. Жуткое ощущение не проходило.
– Эй.
Рука Девлина легла на мое плечо, и я вскрикнула. Он рассмеялся:
– Извини.
Я тряхнула головой.
– Все в порядке. Просто я немного нервничаю. Наверное, мне кажется, что в любой момент может появиться призрак Дэвида Беласко.
– Ну, это далеко не худший вариант,– заметил Девлин, и я с ним согласилась.
Мы закончили осмотр сцены, но так и не нашли ничего необычного. В мрачном настроении мы стали спускаться по лестнице, ведущей в подвальный этаж. В одном из помещений шел монтаж электрического оборудования, а в другом стояли шкафчики.
– Гардеробная,– сказал Брайан.– За время спектакля мне нужно пять раз переодеться, и трижды это нужно сделать быстро, непосредственно за сценой. Во время представления тут настоящий бедлам.
– Что будем искать? – спросила я.
– Проверь надписи на шкафчиках. В этом спектакле много персонажей, верно? Вдруг среди них есть шкафчик с буквами ИВП?
Мы разделились и быстро проверили все шкафчики, но не нашли ничего интересного.
– Здесь есть доска объявлений? – осведомилась я.– Место, где вы оставляете друг другу записки?
– Конечно,– кивнул Брайан.
Мы вернулись в коридор. В его конце висела небольшая доска. На ней обнаружилось несколько скабрезных рисунков, не представлявших для нас никакого интереса.
– Так ничего не получится,– сказала я, поворачивая направо и садясь на стул.– Здесь слишком много всего, а мы не знаем, где искать.
– У нас есть вся необходимая информация. Осталось только ее правильно истолковать.
– Епископ и клуб, где водятся привидения,– вот и все, что вы мне рассказали,– напомнил Брайан.
– Епископ помог нам определить, что речь идет о Беласко,– заметил Девлин.
– И о театре, в котором водятся привидения,– добавила я, не в силах скрыть овладевшее мною разочарование.– Это мы знаем. Поэтому мы сюда и пришли. Но театр огромен, а подсказка может оказаться где угодно.
– Клубы – это ведь нечто частное, эксклюзивное? – Вопрос Девлина прозвучал более или менее риторически.– А что есть в театре частного?
– Артистические уборные,– ответила я.– Ванные комнаты.– Я встретилась глазами с Брайаном, чтобы понять, не забыла ли чего.– Вот, пожалуй, и все.
– Квартиры – это тоже нечто частное,– проговорил Брайан, и я сразу поняла, что он попал в цель.
– У Дэвида Беласко была здесь квартира. Точно! – воскликнула я.
– Считается, что именно там чаще всего появляются привидения. Там и в лифте.
– А как попасть в квартиру? – спросил Девлин.
– Насколько мне известно, лифт все еще работает,– ответил Брайан.
Я приподняла бровь.
– Лифт с привидениями?
Мой друг пристально посмотрел мне в глаза.
– Ты уже несколько дней бегаешь от Убийцы. Неужели тебя пугает лифт?
Я пожала плечами. Возразить было нечего. Брайан нахмурился.
– Теперь, когда об этом зашла речь, я не уверен, что мы выбрали оптимальное направление поисков. В квартире вообще ничего нет. Мне кажется, сейчас через нее идут трубы кондиционеров. Там все разрушено.
– Но других идей у нас нет,– возразил Девлин.– Пойдемте.
Брайан привел нас к лифту, древнему металлическому монстру с облупившейся серой краской. Вместо кнопок был длинный рычаг, от лифтера остался лишь сильно потертый стул. Единственная лампочка у нас над головами мигала и жужжала.
Я с сомнением посмотрела на лифт, но собралась с духом и вошла внутрь. Складывалось впечатление, что он предназначен для одного пассажира, однако мы все умудрились в него втиснуться. Теснота меня вполне устраивала: в подобном месте я бы не хотела оказаться в одиночестве.
Девлин оглядел лифт, пожал плечами и нажал на рычаг. Лифт задрожал и начал медленно подниматься.
– Пока все идет хорошо,– сказал Девлин. Я не сомневалась, что кабель порвется и мы упадем вниз и разобьемся, но лифт скрипел и упорно поднимался все выше. Когда он остановился, Девлин распахнул металлическую дверь, и мы оказались среди останков некогда великолепной квартиры Епископа Бродвея.
– Ребята,– прошептала я,– здесь и правда все выпотрошено.
– Раньше здесь было очень мило,– заметил Брайан.– Я видел фотографии. Встроенные в стены книжные полки, украшенные орнаментом колонны. За мебель можно было бы выручить большие деньги на аукционе Сотби.
– А сейчас здесь сплошное безобразие,– сказала я.
Стены были ободраны, осталась лишь голая штукатурка с многочисленными дырами от гвоздей. Пол во многих местах был вскрыт, от роскошной обстановки ничего не осталось. Предположение Брайана оказалось верным: через всю гостиную шла большая труба кондиционера.
Не пострадал только камин. Мы с Брайаном подошли к нему, Девлин держался сзади, внимательно исследуя ниши.
– Эти плитки были украдены рабами в Испании и привезены сюда,– сказал Брайан, ощупывая изящные глазурованные плитки.
Я провела пальцем по одной из них, оставляя на пыли след, и спросила с удивлением:
– Черт подери, откуда ты это знаешь?
– Один из парней, занятых в нашем спектакле, сделал веб-сайт о театре и привидениях. После того как я получил роль, я его прочитал.– Он пожал плечами.– Ничего особенного.
– А там упоминалось еще о чем-нибудь? Например, как скрыть среди этого мусора подсказку?
– Вроде бы нет,– задумчиво проговорил Брайан, но нахмурил брови, словно пытался о чем-то вспомнить.– Может быть, стоит осмотреть камин? Ведь он явно остался в прежнем виде.
– Здесь наверняка есть потайные помещения,– вмешался Девлин, находившийся возле противоположной стены.– Дэвид Беласко прославился тем, что у него в квартире было множество потайных помещений. Ходили даже слухи, что в некоторых из них стояли небольшие кровати, где он проводил время с разными женщинами.
Поскольку словосочетание «потайные помещения» звучало достаточно таинственно, я решила, что Девлин прав. Оставалось лишь найти ответ на вопрос, где находится нужное нам потайное помещение.
– Есть идеи? – спросила я, расхаживая перед камином.
– Внутри камина,– предположил Девлин.– Например, кирпич, который легко вынимается.
– Посмотри сам,– сказала я.
Он улыбнулся, подошел к нам, опустился на пол и заглянул в камин.
– Почему мужчинам всегда достается грязная работа? – осведомился он, и его голос эхом разнесся в пустом пространстве.
– Ха-ха,– ответила я.
Однако он заставил меня устыдиться. Я опустилась на пол рядом с ним и стала ощупывать кирпичи.
– Уютно,– заметил Девлин.
– Не отвлекайся,– проворчала я.
Пока мы возились в камине, Брайан принялся нажимать на плитки, рассчитывая, что ему удастся обнаружить тайник. Но все было бесполезно. Когда я вылезла из камина, то вполне могла бы выступить в роли трубочиста в «Мэри Поппинс». Нет, на мне не было сажи (во всяком случае, я на это надеялась), но пыли и грязи хватало.
– Ну, каков наш новый план? – спросил Девлин, подходя ко мне.
Он выглядел ничуть не лучше, чем я.
Вместо ответа я чихнула и топнула ногой, чтобы хоть немного избавиться от пыли. Честно говоря, толку от этого было не много.
– Давай еще разок,– ухмыльнулся он.
– Девлин,– пожаловалась я,– эта пыль такая приставучая. Сколько бы я ни топала, это не поможет. Мне нужна стиральная машина.
Он скорчил рожу и топнул сам. Однако вместо глухого звука, который я рассчитывала услышать, раздался странный гул. Мы переглянулись и без единого слова опустились на пол. Двенадцать больших плиток покрывали часть пола, защищая дерево от вылетающей из камина сажи и пепла. Я ухватилась за плиту, по которой топнул Девлин, и попыталась ее поднять. Ничего не вышло.
Девлин вытащил из кармана нож, наклонился и осторожно засунул лезвие в щель. Я затаила дыхание. Он нажал на нож – и плитка отскочила в сторону, открыв пустое пространство.
– Что там? – спросила я. Девлин покачал головой.
– Ничего.
Клянусь, я была готова сдаться, хотя у меня не было ни малейших сомнений, что мы на правильном пути.
– Подожди, кажется, пустая полость идет дальше,– сказал Девлин.
Он засунул руку под плиту, пошарил там и вытащил февральский выпуск «Афиши» за 2006 год, со «Спамалотом» на обложке.
– Проклятье, а я была уверена, что у нас получилось,– вздохнула я.
– А мне сдается, что все в порядке,– заверил меня Девлин и помахал журналом.– Свежий номер. Напечатан, когда тот, кто стоит за игрой, планировал свои действия. Так что у них было полно времени, чтобы положить сюда записку.
Он взял журнал за уголок и потряс его, но никакой таинственный пергамент не выпал ему на ладонь.
Брайан устроился на полу рядом с Девлином и принялся изучать страницы, которые переворачивал Девлин.
«Афиша» – это театральный журнал, почти полностью посвященный спектаклям, идущим на Бродвее. Журналы похожи друг на друга, как близнецы, если не считать обложки и средней части, которые каждый раз отводятся для конкретного спектакля. Здесь можно найти список сцен, исполнителей и тому подобную информацию. Многие хранят журналы как сувениры. У меня ими забит целый шкаф.
Каждый месяц выходит новый номер, в котором уточняется состав актеров (если он менялся), появляются новые объявления и обзорные статьи.
Поскольку это печатный журнал, я решила, что наша подсказка будет написана поперек страницы маркером типа «Мэджик» или напечатана в приложении.
Чего я никак не ожидала, так это того, что мы найдем объявление, совершенно явно адресованное нам.
– «ОН ЕЩЕ ЖИВ,– прочитал Девлин заголовок объявления.– Ивлин В. Пинслоу приветствует всех игроков. www.survivethegame.com».– Он посмотрел на меня и пожал плечами.– Больше тут ничего нет.
– Наверное, пора погулять по сети,– сказала я.
Я оставила свою сумку возле камина, так что смогла сразу вытащить компьютер. Включив его, я набрала адрес сайта, и мы затаили дыхание, дожидаясь, когда он появится на экране.

ЧТОБЫ ВЫИГРАТЬ ИГРУ, НАБЕРИТЕ ПАРОЛЬ ЗДЕСЬ:
 
ПАРОЛЬ ВЫСТАВЛЕН РЯДОМ С ПАТРИОТОМ, КОТОРЫЙ НАБЛЮДАЕТ ЗА ВСЕМИ

Я посмотрела на Брайана. – Ты любитель головоломок. Есть блестящие идеи?
Он задумчиво покачал головой:
– Вам уже приходилось иметь дело с такими вопросиками?
– Боюсь, что да.
– Дерьмо.
– Неплохая характеристика всей этой истории,– согласилась я.– Но давай поконкретнее. Здесь сказано: «Чтобы выиграть игру». Если мы сумеем разгадать подсказку, игра закончится.
И наверное, мы окажемся почти что в раю?
– Мы справимся,– пообещал Девлин, пожимая мне руку.
Я ответила на его пожатие и, ей-богу, почувствовала, как затряслась земля.
– О господи,– пробормотала я.– Ты это чувствуешь? Вернее, слышишь?
Несомненно, это было механическое гудение, и пол под нашими ногами задрожал. Я посмотрела на Девлина, а потом мы оба повернулись в сторону лифта.
– Встаньте у меня за спиной,– сказал он, вытаскивая пистолет.
Ни Брайан, ни я не стали спорить и оба застыли за спиной у Девлина, дожидаясь, когда распахнутся двери лифта. Однако ничего не произошло. А потом гудение прекратилось, и пол перестал дрожать. Мы вновь удивленно переглянулись, не зная, что и думать.
– Пташка? – прошептала я.
– Понятия не имею,– ответил Девлин, продолжая сжимать пистолет.
– Даже не знаю, что было бы хуже: Пташка или призрак Беласко,– призналась я.
– Зато я знаю,– сказал Девлин, и, если честно, я была с ним солидарна.– Но как она сумела нас найти? Трудно поверить, что она поместила датчик на тебе, а я полностью сменил одежду. Ни одной из этих вещей не было у меня в квартире, когда она там побывала.
– Пистолет,– заметила я.
Он нахмурился, но потом кивнул.
– Он был хорошо спрятан. Возможно, но маловероятно.
– Если кто-то вошел в театр,– вмешался Брайан,– Марвин об этом знает. Давайте я ему позвоню и спрошу.
Нам всем эта идея показалась удачной, и Брайан тут же стал набирать номер. Я не слышала, что говорил Марвин, но, судя по реакции Брайана, все было в порядке.
– Никто не входил и никто не выходил,– доложил Брайан.– Так что мы в безопасности. Во всяком случае, в данный момент,– добавил он.

Глава 55
ПТАШКА

– Молодец, старик,– говорю я и улыбаюсь.
Он смотрит на меня, и я вижу облегчение в его водянистых глазах.
Моя улыбка становится еще шире, и я вырубаю его рукоятью пистолета. Он падает на пол с тем же выражением на лице.
Я нахожу клейкую ленту, чтобы связать его, а потом вытаскиваю безвольное тело в коридор и оставляю в одной из гардеробных. Он не придет в себя по меньшей мере еще полчаса. Мне этого хватит.
Избавившись от него, я в одиночестве продолжаю маленькое путешествие по театру. Перед этим я вежливо попросила охранника помочь мне ознакомиться с этим местом. Теперь я сама внимательно осматриваю все углы и закоулки, стараясь проникнуться духом театра. Я уже сделала несколько намеков агенту Брейди, что нахожусь здесь. Если он настолько глуп, что не способен правильно их истолковать, то это не моя вина.
Лучшим намеком, естественно, был работающий лифт. Глупый трюк, но очень уместный, учитывая слухи, которые ходят о театре. Привидения! Зачем агенту Брейди бояться привидений, когда за кулисы пробрался кое-кто гораздо более зловещий, то есть я?
Конечно, я не знаю, где именно он находится,– следящее оборудование не позволяет определить точное место. Тем не менее я прихожу к выводу, что он должен быть в квартире, о которой говорил старик. Скорее всего, он наверху вместе с женщиной. Я не знаю, что они там ищут, и должна признать, что меня разбирает любопытство. Вероятно, они сумели разобраться в следующей подсказке. Тут им надо отдать должное, ведь стаканчик из клуба до сих пор остается в моем номере в «Уолдорфе». Но что же они рассчитывают найти здесь? Более того, я опасаюсь, что они приближаются к финальной кульминации игры, а это значит, что у меня осталось совсем немного времени для развлечений с агентом Брейди.
Я поднимаю голову, глядя в сторону квартиры и пытаясь себе представить эту парочку.
Сюрприз, думаю я, продолжая работать над деталями своего безупречного плана.
Он обязательно сработает.
В конечном счете, все любят сюрпризы, не так ли?

Глава 56
ДЖЕННИФЕР

– Может, возьмем подсказку и уберемся отсюда? – спросила я, обуреваемая тревогой.
– Если мы в безопасности, то лучше остаться хотя бы на некоторое время. Вдруг нам удастся разгадать последнюю подсказку и закончить игру,– ответил Девлин.
Мысль показалась мне разумной, и мы принялись за работу, расхаживая по пыльной заброшенной квартире и пытаясь хоть как-то интерпретировать неясную подсказку. И не обращать внимания на стоны местного привидения. (Конечно, это было преувеличением, но после того, как мы услышали его в первый раз, сердце замирало у меня в груди даже при тихом скрипе половиц. Единственный плюс: эти страхи поддерживали приток адреналина в кровь. Если появятся Пташка или Беласко, я вылечу отсюда пулей.)
– «Выставлен»,– повторила я слово из подсказки.– То есть речь может идти о какой-то табличке или плакате?
– Весьма возможно,– отозвался Девлин.– Там сказано: «рядом с патриотом», так что звучит вполне разумно. Нужно только сообразить, какой патриот имеется в виду, а дальше будет проще.
– Верно. Так какой патриот?
– Патриот Бродвея,– уточнил Девлин.
– Ирвинг Берлин ,– предложил Брайан.
– Хорошо,– сказал Девлин.– И что же может оказаться рядом с Ирвингом Берлином?
– Где-нибудь есть театр Ирвинга Берлина? – спросила я.– Я не помню, но, может быть...
Девлин покачал головой:
– Мне о таком театре ничего не известно. Во всяком случае, в Нью-Йорке.
– И мне тоже,– кивнул Брайан.
– Памятник! – воскликнул Девлин.– Наверняка в городе должен быть памятник Ирвингу Берлину.
– Правильно, должен быть,– согласилась я. Мы с сомнением посмотрели друг на друга.
Наконец я пожала плечами и попыталась найти что-нибудь в Интернете.
– Ничего нет.
– Попробуй сделать запрос «патриотический памятник»,– предложил Девлин.– Точнее, «патриотический памятник Бродвея».
Я попробовала – и что бы вы думали?
– Ты великолепен,– с улыбкой сказала я.
В списке из трех ссылок оказалось упоминание о Джордже М. Коэне , который написал множество мюзиклов патриотического содержания. Памятник ему стоял посреди Таймс-сквер, откуда он наблюдал за всеми.
Однако мы так и не смогли получить ответ на главный вопрос. Черт возьми, какое же слово является паролем, что «выставлено» рядом с добрым старым Джорджем?
– Давайте пойдем и посмотрим,– сказал Брайан.– На памятнике есть табличка с надписью.
– Ну, не знаю,– с сомнением ответила я.– Там сказано «рядом». А табличка находится под Джорджем.
– Даффи-сквер  не такая уж большая. Мы ее быстро прочешем. И надеюсь, кто-нибудь из нас сумеет найти пароль,– сказал Девлин.
– А если нет? – спросила я.
– Обязательно найдем,– заверил меня Девлин, бросив на меня выразительный взгляд.
Я кивнула. Он был прав. Мы найдем, а что еще нам остается?
Брайан посмотрел на часы.
– Еще довольно рано, так что очередь в TKTS будет не слишком длинной. Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь стоял на кирпиче, на котором начертана интересующая нас надпись.
– Хорошая мысль,– согласилась я.– Возможно, нам следует начать с края площади и оттуда двигаться к Джорджу. На это может уйти некоторое время.
TKTS – это расположенная на краю Даффи-сквер касса, торгующая билетами по сниженным ценам. С самого утра туристы наводняют площадь, рассчитывая купить дешевые билеты на модный спектакль. Это настоящее безумие, однако оно контролируется – мне самой не раз приходилось стоять в такой очереди. Зачем платить полную цену, если можно купить билет по дешевке?
Я уже хотела убрать компьютер в сумку, чтобы покинуть театр и отправиться на площадь. Однако в самый последний момент меня посетило вдохновение.
– Послушайте, ребята, а что, если... Но я так и не закончила фразу.
Мои пальцы действовали резвее головы, и, пока я говорила, они уже набрали TKTS в окошечке для пароля и замерли над клавишей ввода.
Я не успела нажать на клавишу, с удивлением услышав тихое гудение лифта: видимо, призрак Дэвида Беласко вновь решил поездить вверх и вниз.
– Девлин?
Он уже вытащил пистолет и направил на закрытые двери лифта.
– Я не верю в привидения,– твердо сказал он.– Но в Пташку верю.
Проклятье.
Мне больше всего на свете хотелось убежать, но тут я вспомнила. У меня был ключ, позволяющий покончить со всем этим раз и навсегда. Если я права, то сейчас мы сможем поставить точку.
Мой палец не стал ждать, пока я додумаю эту мысль, и нажал на клавишу. Девлин продолжал держать под прицелом дверь лифта, а я не спускала глаз с монитора. Песочные часы вращались, компьютер тихонько мурлыкал. Лифт со скрежетом остановился. И в тот самый момент, когда дверь начала открываться, компьютер пискнул и на мониторе появилось сообщение.

ИГРА ЗАКОНЧЕНА
СРОК ПОЛНОМОЧИЙ УБИЙЦЫ ИСЧЕРПАН
ПОЛУЧИТЕ ИНФОРМАЦИЮ ОБ ИНОСТРАННОМ БАНКЕ В ВАШЕМ ЦЕНТРЕ СООБЩЕНИЙ
НАШИ ПОЗДРАВЛЕНИЯ
УДАЧНОГО ВАМ ДНЯ

– Игра закончена! – закричала я.– Эй, стерва, игра закончена!
Однако я сомневалась, что Пташка уже получила это сообщение... и что она подчинится приказу закончить игру. Дверь заскрипела. Девлин приготовился, а я отскочила в сторону.
В лифте никого не было.
Я снова начала дышать.
У меня за спиной с облегчением вздохнул Брайан.
– Ее нет,– сказала я.– Господи, быть может, здесь действительно водятся привидения?
– Не верю,– мрачно заявил Девлин, и я видела, что напряжение его не отпустило. Он устремился к лифту, чтобы убедиться, что в нем никого нет.– Что-то происходит, Дженн. Почему движется лифт?
– Он все время движется сам по себе,– сказал Брайан.– Вот почему многие думают, что здесь водятся привидения. Лично я считаю, что электрическая цепь где-то замыкается.
– В любом случае игра закончена,– повторила я и развернула компьютер, чтобы они смогли прочитать последнее сообщение.– Мы выиграли. Пташку отзовут. Игра сделана.
Девлин хмуро посмотрел на экран, но ничего не сказал.
Я положила руку ему на плечо.
– Девлин,– сказала я,– все кончено. Ее здесь нет. Да и как она могла сюда заявиться? Мы избавились от датчика.
Я видела, что мне не удалось его убедить, но все же он кивнул:
– Все равно нужно отсюда уходить. Водятся в театре привидения или нет, но мне здесь ужасно не по себе.
Спорить тут было не о чем, и я вновь собралась выключить компьютер.
– Подожди,– сказал Девлин и показал на монитор.– Давай войдем в центр сообщений.
Я кивнула и тут же перешла на сайт ИВП. Как и следовало ожидать, там оказалось сообщение для Девлина, в котором подробно объяснялось, как получить доступ к «счету в двадцать миллионов долларов США в банке на Каймановых островах». Неплохо.
Мы уже хотели переместиться в мой центр сообщений (впрочем, я не рассчитывала, что получу такой же крупный приз за мое выступление в качестве Защитника), когда Девлину пришло новое сообщение.
Я смотрела на экран, чувствуя, как внутри у меня все холодеет.
– Наверное, от нее,– сказала я, и мой палец завис над клавишей.– Нажимать?
Девлин кивнул, и я нажала. Как и следовало ожидать:

>>>http://www.playsurvivewin.com<<<
ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР ДОНЕСЕНИЙ
У вас одно непрочитанное сообщение.
Новое сообщение:
Кому: G-man
От кого: от Пташки
Тема: Игра по правилам
Мои поздравления. Я только что получила известие о твоей победе, и, учитывая наши близкие отношения, мне кажется естественным развеять опасения относительно твоей безопасности в дальнейшем.
Я играю по правилам, агент Брейди.
У меня был шанс во время игры, но, к сожалению, мне не удалось добиться успеха. Я бы с радостью увидела твой мозг, разбрызганный по стене.
Однако я выполняю взятые на себя обязательства. Для меня это вопрос чести. Если ты читал мое досье – а мне известно, что ты его читал,– ты знаешь, что это правда.
И еще одно: сейчас тебе ничто не угрожает, поскольку ты одержал победу в игре. Но если ты попытаешься выследить меня, захочешь вновь посадить в клетку, речь пойдет уже не об игре. Тогда наши отношения станут личными. И я тебя убью.
ХХОО
Пташка.

Глава 57
ДЕВЛИН

Когда они спускались в лифте, все молчали, но это не было молчанием людей, пытающихся найти выход из мышеловки. То было счастливое, удовлетворенное молчание. Более того, Дженн радостно пританцовывала.
Перехватив взгляд Девлина, она сжала его руку.
– Мы это сделали,– сказала она, привстала на цыпочки и поцеловала его.
Он охотно ответил на поцелуй и погладил ее по щеке.
– Все кончено. Во всяком случае, для тебя. Теперь ты можешь направить все усилия на то, чтобы стать знаменитой.
Дженн вскинула брови.
– Для меня,– повторила она.– Ты хочешь сказать, что...
– Я попытаюсь ее поймать,– сказал Девлин, но смотрел он теперь не на нее, а на Брайана.
– Фифи,– прошептал Брайан.– Спасибо тебе.
– Не благодари меня. Это моя работа,– ответил Девлин.– Я займусь этим, как только получу обратно значок и пистолет.
Он переступил с ноги на ногу, чувствуя успокаивающую тяжесть маленького пистолета у щиколотки. Да, он вернет себе значок и пистолет и позаботится о том, чтобы этой суке пришел конец.
– Хорошо,– просто сказала Дженн и снова его поцеловала.– Конечно, я буду беспокоиться. Но теперь вы поменяетесь ролями: ты станешь охотником, и за твоей спиной будет ФБР.
– Точно.
Лифт со стоном остановился, они вышли из него и вернулись на сцену. Неожиданно Дженн замерла на месте и огляделась по сторонам.
– Ух ты! – воскликнула она и неожиданно запела песню «Всегда ищите светлую сторону жизни» из мюзикла «Спамалот».
Она кружилась по сцене до тех пор, пока не заставила Девлина спеть с ней эту глупую песню. У нее был чудесный голос, сильный и чистый. Казалось, он наполнил весь театр и душу Девлина, и, когда они допели последние строки, он обнял Дженн и поцеловал.
– Вот это да!– радостно сказала она.– Ты не только классно поешь, но еще и здорово целуешься.
– Я бы сказал: освободите сцену,– заявил Брайан.– Но быть может, лучше уйти мне, а вам остаться.
Дженн отстранилась от Девлина и закатила глаза:
– Чей там голос из помойки?
– Напротив,– возразил Девлин.– По-моему, это великолепная идея.
Дженн постучала по сцене ногой.
– Не-е-ет. Пол слишком твердый.
Он не смог удержаться и вновь привлек ее к себе.
– Мы найдем более подходящее место.
– Только не в твоей квартире. Сначала там нужно сделать дезинфекцию.
– Полагаю, теперь я могу позволить себе отель. Как насчет пентхауза в «Уолдорфе»?
Она скептически посмотрела на него.
– Ну, если ты не можешь предложить ничего лучше...
Девлин рассмеялся и поцеловал Дженн в макушку. С того самого момента, как она распахнула шторы в его квартире, весь мир для него стал светлее.
– Пойдем,– сказал он, и они направились к выходу со сцены.
Но всего через несколько шагов Дженн заставила его остановиться.
– Подожди. Я не могу уйти просто так.
Девлин озадаченно взглянул на нее, но она уже строила глазки Брайану. Тот покачал головой:
– Перестань, подружка. У меня будут неприятности.
Она опустилась на колени, умоляюще сложив руки.
– Ну пожалуйста. Пожалуйстапожалуйста-пож-а-а-а-лу-у-у-йста!
Очевидно, для Брайана она была столь же неотразимой, как и для Девлина, поскольку он скрестил руки на груди, сделал суровое лицо, но все-таки кивнул.
– Ладно, ладно. Давай я принесу снаряжение и включу эту штуку.
И он скрылся за кулисами, а Дженн радостно завизжала.
Изумленный Девлин с улыбкой наблюдал, как Дженн с радостными воплями кружится по сцене. Она выглядела поразительно живой – интересно, сколько новой энергии вдохнет в нее полный зрительный зал? Судя по всему, она еще не прикладывала достаточных усилий, чтобы сделать карьеру в театре. Но если она займется этим всерьез, если поставит перед собой такую задачу, то ее наверняка ждет успех. Вопрос лишь в том, чего она действительно хочет добиться в жизни.
Он отошел к дальней части сцены и прислонился к фибергласовому дереву, продолжая наблюдать за Дженн. Сначала Девлин не понимал, что она собирается делать. Но как только она направилась к хижине Пака, его осенило: Дженн хочет полетать.
Трудно было винить ее за это. Если бы Брайану удалось включить механизм, он бы и сам – чем черт не шутит? – немного полетал. Ведь прошло уже много времени с тех пор, как он веселился на сцене. Раньше театр был его площадкой для игр. А теперь такой площадкой стали улицы и суды Нью-Йорка. Существенное изменение.
Несколько дней назад он находился в таком отчаянном состоянии, что у него даже не было сил разгрести административную грязь и получить обратно значок и пистолет. Теперь он готов. Проклятье, ему это необходимо. Как иначе он сможет поймать Пташку?
Пусть сколько угодно уверяет, что Девлину больше не грозит опасность. К ней это не относится. Ведь она убила Фифи. И отравила Дженн.
И если честно, он не верил, что Пташка не станет за ним охотиться. Она не из тех, кто умеет красиво проигрывать, хотя Девлин не мог не признать, что она всегда вела себя в соответствии с собственным кодексом чести. Когда Пташка написала, что она намерена соблюдать правила, Девлина это не удивило.
Однако что-то в ее послании вызывало у него тревогу. Не столько то, что в нем было написано, сколько то, чего там не было.
Он что-то упустил.
Девлин поднял руку и потер затылок. Проклятье, он никак не может расслабиться. Ему необходим горячий душ, лучше всего вместе с Дженн. Он так отчетливо представил эту картину, что с трудом заставил себя остаться на месте, так ему захотелось схватить Дженн в охапку и побыстрее убраться отсюда. Ему стало не до игр с Брайаном и его хитрыми приспособлениями – на уме у него были совсем другие игры.
Впрочем, теперь у них полно времени. Игра закончена, больше не нужно тревожиться из-за Пташки, и они могут валяться в постели, сколько пожелают. Это его вполне устраивало. Он хотел забыть о проклятой игре, и чтобы рядом лежала обнаженная Дженн. Хотел забыть весь этот ужас, чтобы осталось только лучшее – ведь благодаря игре они нашли друг друга.
Но более всего Девлин хотел забыть о депрессии, в которой находился перед появлением Дженн. И о том, что спал с Пташкой.
Нужно отдать должное этой суке, она вела себя предельно дерзко.
Ей не было известно наверняка, что он не представляет, как она выглядит. Ему могли попасться на глаза фотографии в ее досье, он мог следить за судебным процессом. Дьявольщина, он мог наблюдать за ней сквозь одностороннее зеркало во время допросов. Конечно, его там не было. Но откуда Пташке это знать? А если она не знала, зачем так рисковала? Почему дала ему шанс ее узнать?
Значит, у нее имелась причина...
А что, если она подобралась к нему так близко для того...
Проклятье!
Он быстро наклонился, чтобы вытащить пистолет, но его остановил холодный уверенный голос:
– Не вздумай пошевелиться, если хочешь, чтобы девушка осталась в живых.
Девлин замер. На сцене, всего в нескольких дюймах от птицы Брайана, замерла Дженн. В ее широко раскрытых глазах плескался ужас.
– А теперь медленно выпрямись и положи руки за голову.
Он молча повиновался и только после этого боковым зрением увидел Пташку с пистолетом в руке. Она повернула голову в его сторону, улыбнулась и включила лазерный прицел. На грязной рубашке Дженн, в области сердца, появилась красная точка.
Дженн смотрела на него, подняв обе руки над головой в классической позе жертвы. Однако из ее глаз исчез страх и в них появилось дерзкое выражение.
«Хорошая девочка,– подумал Девлин.– Не показывай этой суке, что она сумела тебя достать».
– А теперь задери штаны до колен, чтобы я могла видеть пистолет.
Он так и сделал, прикидывая, успеет ли схватить оружие и выстрелить. Возможно, но вероятность того, что Пташка выстрелит Дженн в грудь, была слишком велика.
– А теперь мизинцем вытащи пистолет. И брось на пол.
Он колебался, просчитывая варианты. Все они выглядели отвратительно.
– Ну же!
Он уронил пистолет.
– Молодец. А теперь отбрось его в сторону. Девлин вновь повиновался, чувствуя, как его охватывает гнев. Он был напряжен. Он был готов. И ждал шанса, которого пока у него не было.
Блефовать и тянуть время – сейчас ему не оставалось ничего другого.
– Умно,– сказал Девлин.– Я имею в виду датчик, который ты имплантировала мне в шею.
Красная точка на груди Дженн не дрогнула.
– Ты понял? Я ужасно разочарована.
Он потер шею.
– Я догадался.
– Ну, это ведь ты у нас считаешься умным...
Девлин перенес вес с одной ноги на другую, готовясь сделать шаг вперед, но...
– На твоем месте я бы не стала этого делать.
Он замер. Слышит ли она, как бьется у него в груди сердце? Видит ли ненависть в его глазах? Девлин бросил быстрый взгляд в сторону Дженн, увидел, как застыло ее лицо, как быстро вздымается и опускается грудь. Она охвачена ужасом, но держит себя в руках. Играет роль мужественной жертвы. Жертвы, которая намерена выжить. «Хорошая девочка. Продолжай играть эту роль».
Интересно, где Брайан? Быть может, он уже столкнулся с Пташкой? Или отправился за помощью? Девлин не знал ответов на эти вопросы, из чего следовало, что придется рассчитывать на самого себя. Помощь не придет. Только он и Пташка – и пистолет, направленный в грудь Дженн.
– Ты ведь говорила, что играешь по правилам. Игра закончена, Пташка. Пришло время лететь домой.
На ее губах появилась холодная улыбка.
– Как он остроумен! Но не слишком умен. Ты был Жертвой в этой игре. Ты выиграл честно и получил в награду жизнь. Однако я написала еще кое-что: если ты попытаешься посадить меня в клетку, я тебя убью.
– Но я не пытаюсь посадить тебя в клетку. У меня даже нет значка.
– Я знаю. Это так печально. Бедняжка. Сначала убил своего напарника, а теперь еще и это. Не сумел защитить бедную невинную девочку.
Она улыбнулась, и Девлин вдруг увидел, каким неземным светом сияет ее красивое лицо, озаренное изнутри жуткой жаждой убийства.
Она была готова спустить курок.

Глава 58
ДЖЕННИФЕР

Просто чудо, что я не обмочилась. Слово «ужас» даже отдаленно не способно описать мое состояние. Я парила в облаке страха и адреналина, абсолютно уверенная, что Девлин сумеет что-нибудь придумать.
Только не могла понять что.
Поскольку пистолет лежал примерно в трех ярдах от ноги Девлина, а красная точка застыла на моей груди, я решила, что сейчас самое время рассчитывать на себя. Дала же я себе клятву, что буду проявлять инициативу? И вот пришло время привести этот замечательный план в исполнение.
Но как?
Я не сводила глаз с Девлина, который неотрывно смотрел на Пташку.
– Проклятье, Пташка,– сказал он.– Просто уйди. У нас ничего на тебя нет. Могу спорить, что тебя ничто не связывает со смертью Брайана.
Она приподняла брови, а затем со значением посмотрела в сторону кулис.
– Ты имеешь в виду смерть кузена Феликса?
На меня накатила волна тошноты, и мне пришлось призвать на помощь все свои силы, чтобы не закричать и не броситься за кулисы на поиски Брайана. Девлин слегка повернул голову, наши глаза встретились, и клянусь, я услышала его мысли: «Не паникуй, оставайся на месте, мы как-нибудь выберемся».
Я слегка вздрогнула – тут уж я ничего не могла с собой поделать – и одновременно посмотрела вверх. Я стояла под птицей Брайана. Ну, может быть, чуточку левее.
У меня мгновенно возникла идея.
Ужасная, жуткая, скорее всего, катастрофическая идея. И все же это был шанс.
Я слегка повернула голову, чтобы посмотреть на узкий мостик над авансценой.
– Смотри на меня, сука!
Я посмотрела на нее, облизывая губы. Неужели я только что сократила время своего пребывания на земле? Однако мне удалось выяснить то, что меня интересовало. Мостик как раз на такой высоте, как я запомнила. Угол наклона довольно крутой, а потом он уходит к заднику сцены. Если эта штука работает – большое «если», поскольку я не могла знать, успел ли Брайан включить рубильник,– и если я успею ухватиться за рукоять прежде, чем она меня пристрелит, тогда, может быть, у меня появится шанс спастись. К тому же Пташка, возможно, подумает, что я попытаюсь нырнуть вниз. Едва ли она ждет, что я взлечу.
Однако с головой у нее все в порядке, и она быстро сообразит, что я двигаюсь совсем не в том направлении. Так что если Девлин не поймет моего плана – если не успеет подхватить свой пистолет за ту долю секунды, которую я для него выиграю,– то я куплю себе лишь несколько мгновений жизни без пули.
В данной ситуации, решила я, стоит рискнуть.
Теперь оставалось надеяться, что за последние дни между мной и Девлином возникла прочная связь и он сообразит, что у меня на уме.
Я смотрела на него, мысленно внушая мой план, но он все еще пытался уговорить Пташку. Он сказал:
– Но ведь именно на меня ты затаила обиду.
Пташка смотрела на меня, поэтому он говорил, обращаясь к ее уху. Мне уже было все равно. Я полностью сосредоточилась на Девлине. Я продолжала закатывать глаза вверх, показывая ими в сторону мостика, и очень надеялась, что выгляжу напуганной до смерти (для Пташки) и ужасно хитрой (для Девлина).
А сама в это время мысленно кричала: «Я прыгну, а ты хватай пистолет! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пойми меня!»
К несчастью, многозначительные взгляды дают результаты только в кино. Я намекала на мостик, однако Девлин, как мне казалось, ничего не замечал.
– Ты хочешь отомстить? – спросил он.– Так прикончи меня.
– Нет! – закричала я.– Она не победит. Она упадет и сгорит, а мы улетим отсюда. Не ты, Пташка. Мы. Мы улетим домой.
Как и многие зашифрованные послания, это получилось паршивым, но, если учитывать фактор стресса, я выступила не так уж плохо. А если Девлин меня понял, то и вообще заслужила продолжительные овации.
– Заткнись, сука,– спокойно сказала Пташка, даже не повысив голоса.
Поверьте, это напугало меня больше всего. Она слегка повернула голову и бросила быстрый взгляд на Девлина.
– Я не стану тебя убивать, Девлин. Во всяком случае, здесь. Я же тебе сказала. Я играю по правилам.
– Пташка,– напряженно проговорил Девлин.– Она для тебя ничто.
В ответ Пташка тряхнула головой и возразила:
– О нет, она для меня очень важна. Хочешь знать почему, агент Брейди?
Он покачал головой.
От ее улыбки внутри у меня все похолодело.
– Потому что она важна для тебя,– сказала она и подняла пистолет.
– Прыгай! – одновременно крикнул Девлин. Но я уже прыгнула чуть раньше, назад и в сторону, и, к счастью, мне удалось ухватиться за ручку, спрятанную в птице, и повернуть ее. В это мгновение я взмолилась, чтобы Брайан успел включить механизм, иначе мне конец.
Я услышала оглушительный выстрел и закричала, потому что пуля попала мне в бедро. Я едва не соскользнула вниз, но мне удалось удержаться, и механизм понес меня прочь, к мостику, а крылья птицы загородили Девлина. Я осталась наедине с Пташкой и с надеждой, что он здесь. Что он доберется до пистолета. Что он меня спасет.
Я цеплялась за эту надежду так же сильно, как за хвостовое оперение птицы. Однако мои пальцы были готовы в любой момент сорваться. Пташка переместила пистолет, и я увидела, как красное пятнышко запрыгало по черным крыльям. Оставались доли секунды до того момента, как пятнышко найдет мою грудь, и я поняла, что у меня есть только один путь к спасению. Прямо вниз. Я должна отпустить ручку и упасть. Скорее всего, я сломаю ноги – или что-нибудь еще – и наверняка потеряю сознание от боли. Голова уже начинала кружиться, и лишь кипящий в крови адреналин позволял мне оставаться в сознании. Еще чуть-чуть – и я отключусь.
Красная точка сдвинулась. Несколько раз сдвинулась, а потом замерла. Вот оно. Точка застыла на моей груди. Я ослабила хватку. Мое время кончалось.
– Держись! – закричал Девлин.
Одновременно раздался выстрел и пронзительный крик – несомненно, это вопила я.
Я втянула в себя воздух и посмотрела вниз. Красная точка исчезла вместе с Пташкой.
Страх мгновенно улетучился, сменившись таким облегчением, что силы меня покинули. Я больше не могла держаться, пальцы разжались, и с именем Девлина на губах я стала падать, готовясь к жуткой боли. А потом я приземлилась – очень быстро,– раздался глухой удар, и я задохнулась.
Мостик. Птица доставила меня к мостику.
Я со стоном перекатилась на бок. Весь мир стал каким-то серым, словно вывернулся наизнанку, и я заморгала, пытаясь вернуть цвет. Ничего не получалось.
Внизу я разглядела серое пятно. Девлин. Он стоял над другим пятном – наверное, это была Пташка.
– Дженн, не двигайся,– сказал он.
Его слова окутали меня, точно теплая волна.
– Хорошо,– пропела я.– Хорошо.
Я наморщила лоб, пытаясь вспомнить нечто важное. О чем мне нужно спросить? Ах да.
– Она мертва, правда?
– Она мертва,– подтвердил Девлин.
И на этой счастливой ноте серая пелена сомкнулась вокруг меня.

Эпилог
ДЖЕННИФЕР

Когда серая пелена исчезла, я обнаружила, что все тело у меня болит, а вокруг тускло сияет зеленый свет. Я застонала и пошевелилась, обнаружив, что правая рука зафиксирована. Я посмотрела вниз и увидела иголку внутривенного вливания, отчего к горлу подкатила тошнота. Ненавижу иголки.
Тогда я повернулась налево, стараясь не смотреть на то, что торчало из моей руки, и моим глазам предстала чудесная картина: Девлин крепко спал, устроившись на ужасно неудобном стуле. Рядом гудели и пищали мониторы, а сквозь задернутые шторы проникал слабый дневной свет.
– Девлин,– прошептала я.– Девлин.
Он открыл глаза, и на его губах появилась улыбка, согревшая меня до самых пяток.
– Добро пожаловать в мир бодрствующих, моя спящая красавица.
– Как долго я была без сознания?
– Около шестнадцати часов. Тебе сделали операцию.
Он кивнул в сторону дальнего конца постели, и я вдруг с тоской поняла, что не чувствую ногу.
Я тут же подскочила, но Девлин мгновенно оказался рядом, взял меня за руку и успокаивающе сказал:
– Все в порядке. Ты в норме. Все закончилось хорошо.
– А Брайан?
Я затаила дыхание, ожидая самого худшего.
– С ним все в порядке. Даже лучше, чем у тебя. Она его оглушила. Брайан лежал без сознания возле рубильника. Небольшое сотрясение мозга. Сейчас он здесь, за ним наблюдают, но завтра утром отпустят домой. Я обязательно его к тебе приведу.
Я сглотнула. Облегчение было таким сильным, что мне удалось лишь улыбнуться в ответ.
– И Мел здесь,– продолжал он.– Вместе с Мэтью. Она получила специальное разрешение и примчалась сюда. Ты произвела на нее большое впечатление.
– Да? Я сама на себя произвела впечатление. А где она сейчас?
– Возле палаты Брайана, беседует с Марком.
– С Марком?
– Агентом Баллардом. Он ведет расследование. Пташка мертва, но она оставила след. Если повезет, мы размотаем клубок. В любом случае, нам есть куда двигаться. Мы должны выяснить, кто за этим стоит. И мы их прикроем.
– Мы? – уточнила я, со значением глядя на Девлина.
– Я еще не вернулся к активной службе, но мой адвокат подготовил бумаги к слушанию. Оно назначено на завтра. Если все, что я слышал, правда, то настроение в конторе изменилось и теперь уже мало кто считает, что я был заодно с Рэндаллом.
– Значит, тебе скоро вернут значок.
– Таков мой план.
– Я рада,– сказала я, что было не слишком адекватной реакцией, но вполне искренней.– Конечно,– добавила я, поддразнивая Девлина,– ты можешь бросить работу в бюро и вернуться на Бродвей.
– Возможно, я так и поступлю. А ты можешь бросить затею с театром и стать полицейским. В последние дни ты сумела достать довольно хитрую сволочь.
– Пожалуй, я останусь в театре,– проворчала я, потирая бедро.– Реальность слишком болезненна.
Девлин сжал мою руку.
– Неплохой план. Но я говорил совершенно серьезно. Ты все проделала великолепно. Особенно в конце. Вы с Брайаном были на высоте.
– Не таким я себе представляла свой бродвейский дебют.
– Тогда нужно позаботиться о том, чтобы второе выступление было более эффектным.
– Да,– пробормотала я, принимаясь теребить простыню.
Он погладил меня по щеке.
– Ты сумеешь. А я буду сидеть в первом ряду и подбадривать тебя.
– Правда будешь?
– Обязательно.
Я собралась задать следующий вопрос, но засомневалась, поскольку мне показалось, что он прозвучит слишком откровенно. Быть может, Девлин просто старается быть вежливым и романтичным? Или я ему нравлюсь? Действительно нравлюсь?
– Кстати, у меня для тебя маленький подарок.
– Да? – Я попыталась приподняться на локте, но тут же вновь упала на подушки. Я чувствовала себя слишком усталой.– И какой?
Девлин наклонился и вытащил большую коробку с крышкой, украшенной большим красным бантом. Он положил коробку на постель, и на его лице расплылась довольная улыбка.
После недолгих колебаний я сорвала крышку и взвизгнула от удовольствия, увидев то, что лежало в обертке из мягкой бумаги: три пары туфель «Маноло Бланик». Те самые три пары, которые он купил, когда мы бегали по Пятой авеню.
– Ух ты,– прошептала я.– Это так... классно.
– Ты можешь их поменять, если пожелаешь другую модель. Тогда у нас не было времени, чтобы осмотреть все, что они могут предложить.
– Нет-нет,– возразила я.– Они просто чудесные.
Впрочем, в том, что он сказал, была определенная доля правды. Пара с маленькими аквамариновыми каблучками здесь отсутствовала...
Тут я нахмурилась и чуть не сказала, что ему следует забрать туфли, что я не могу принять такой дорогой подарок. Но потом я вспомнила, какую огромную сумму денег он получил за победу в игре, и вспомнила все, что нам довелось пережить вместе.
Нет, это не благотворительность. Туфли от Маноло – знак признательности Девлина. Именно то, что мне ужасно хотелось иметь. И раз уж я так люблю туфли, то эти «Маноло» всегда будут рядом с моим сердцем.
Я посмотрела на него – не слишком ли много он понял, пока я размышляла над тем, что делать с его подарком?
На его губах заиграла едва заметная улыбка, глаза заблестели, словно он понял, о чем я думаю. Он наклонился и поцеловал меня в губы. Нет, поцелуй не был невинным. И уж тем более прощальным. Я сразу поняла: это поцелуй-обещание.
А агент Девлин Брейди, теперь я это хорошо знала, был из тех мужчин, что держат свои обещания.
Я вздохнула, не в силах выразить свои чувства. Все получилось просто великолепно. Мои «Маноло», мой мужчина. Моя жизнь.
И мои мечты, которые когда-нибудь сбудутся.