Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Моя дорогая Кэролайн" автора Адель Эшуорт

Скачать книгу "Моя дорогая Кэролайн" бесплатно

Адель Эшуорт

МОЯ ДОРОГАЯ КЭРОЛАЙН


 
 
Аннотация

Леди Кэролайн, мечтавшая посвятить свою жизнь науке, даже не помышляла о замужестве. Но отец настаивал — и девушка была вынуждена принять предложение графа Уэймерта, о цинизме и жестокости которого в свете ходили легенды... Могла ли она предположить, что в нежеланном супруге обретет настоящего мужчину, который станет для нее верным другом и смелым защитником, но прежде всего пылким возлюбленным, открывшим для прелестной Кэролайн мир настоящей страсти?..
 

Глава 1

Англия, 1815 год
Кэролайн Грейсон осторожно протянула руку и, тщательно избегая шипов, срезала стебель с розового куста. Ловким движением она приблизила бутон к себе и оглядела его с беспристрастностью ученого ботаника. Девушка медленно поворачивала розу в руках, внимательно разглядывая ее структуру и одновременно любуясь утонченной красотой цветка.
Роза была великолепна. Кэролайн впервые удалось вырастить такой чудесный цветок. И еще предстоит подобрать для него подходящее название — возвышенное и неповторимое.
Внезапное шуршание юбок заставило ее обернуться. Младшая сестра, Стефани, бежала к ней по саду. Утреннее солнце играло на роскошных белокурых волосах и синем шелковом платье.
— Ну ка, взгляни сюда, Стефани! — крикнула Кэролайн, довольно улыбаясь.
— Кэролайн, — сказала Стефани, задыхаясь от бега, — ты ни за что не догадаешься…
— Подожди, — слегка отстранилась Кэролайн, когда сестра схватила ее за рукав.
Стефани дважды глубоко вздохнула и убрала волосы с раскрасневшихся щек. Ее широко раскрытые глаза сияли.
— К нам приехал граф Уэймерт… — Она глотнула воздуха. — Папа хочет, чтобы ты с ним познакомилась.
Однако Кэролайн гораздо больше увлекал чудесный цветок, который она держала двумя пальцами.
— Нравится? - Стефани бросила взгляд на розу и даже вскрикнула от восторга:
— Вот это да! Два оттенка лилового. - Кэролайн гордо усмехнулась и вложила розу в протянутую руку сестры.
— Сиреневый цвет, переходящий в лиловый. А теперь говори. Кто к нам приехал? - Глаза Стефани лучились радостью.
— Граф Уэймерт, — очень медленно повторила она. Кэролайн растерянно смотрела на сестру.
Стефани раздраженно вздохнула:
— Послушай, Кэролайн! Брент Рейвенскрофт, граф Уэймерт. В высшем свете только о нем и говорят. Кажется, случился какой то семейный скандал, но его репутация не пострадала. Одно время он ухаживал за Полин Синклер. Потом она дала ему хорошего пинка…
— Стефани!
— Все думали: раз она его отвергла, значит, у него дурной характер. Или сам он недостаточно красив для нее, — она понизила голос до шепота, — но я только что его видела и должна признать, что он вовсе не урод.
Кэролайн слабо улыбнулась. Внезапно ножницы полетели вниз и воткнулись в мягкую землю. Она вытерла рукавом взмокший лоб. В свои семнадцать сестра была совсем наивной. Она совершенно искренне считала, что мужчине можно простить любой недостаток, если он хорош собой. Сейчас она решила, что лорд Уэймерт — само совершенство.
— Тебе не стоит так интересоваться им, Стеф, — с укором сказала Кэролайн, забирая у сестры сиреневую розу. — Не забывай, что ты помолвлена.
Стефани пошла за сестрой по каменной дорожке, ведущей к дому.
— Уж не думаешь ли ты, что я мечтаю выйти за него? Я смотрю на него как на твоего жениха, Кэролайн.
— Какая нелепость! — рассмеялась она. Стефани даже застонала:
— Да да! В этом огромном мире есть вещи поинтереснее, чем твои растения и… сэр Альфред Маркем.
— Альберт Маркем, — поправила Кэролайн. Стефани замолчала.
— Мне кажется, — сказала она, когда они подошли к дому, — что папа тоже прочит тебе в мужья лорда Уэймерта.
Кэролайн быстро открыла дверь и вошла в кухню. Она бережно положила свою розу на стол и стала мыть руки. Мысль о замужестве казалась ей просто невероятной.
— Не знаю, с чего ты взяла…
— Папа сказал, — ехидно вставила Стефани.
Кэролайн потянулась к полотенцу, с сомнением глядя на сестру. В бледно голубых глазах Стефани плясали озорные лучики. Кэролайн слегка встревожилась. Сестра была единственным человеком, который знал о ее желании уехать из Англии и изучать ботанику в Америке, и она не раз упрашивала Кэролайн остаться.
Кэролайн откинула упавшую на щеку прядь.
— Я с ним поговорю.
— На твоем месте я бы сперва умылась, — прощебетала Стефани, лукаво прищурившись.
Не обратив внимания на эти слова, Кэролайн взяла свой бутон и направилась к кабинету. Из за двери слышались возбужденные мужские голоса. Она невольно замерла на месте.
— Я заплачу вам, сколько попросите, но я отказываюсь жениться ради того, чтобы получить то, что по праву принадлежит мне, — сказал незнакомый голос, глубокий и хрипловатый. — Мое имущество было продано незаконным путем.
— Все было законно, Уэймерт, и я могу это доказать. Голоса зазвучали тише, но спустя мгновение Кэролайн опять разобрала слова. Незнакомец говорил громко, но мягко, пытаясь урезонить ее отца:
— Это не имеет к вам никакого отношения, Сизефорд, но если я когда либо решу жениться, то сам выберу себе невесту. Зачем мне ваша дочь? Я никогда ее не видел.
— Кэролайн подарит вам здорового, умного сына…
— Что вы несете?
— Мужчина в вашем положении…
— Послушайте, — заговорил граф, сдерживая злость, — я не хочу жениться на вашей дочери. Меня не волнует, сколько достойных джентльменов просили ее руки. Меня не волнует, какое она прелестное создание — пусть даже с волосами цвета майского солнца и аметистовыми глазками. Я переживаю только за свое имущество, и, клянусь, я заставлю вас его вернуть. Все, разговор окончен.
Последовало долгое молчание. Потом Кэролайн услышала голос отца:
— Взгляните сюда.
Через пятнадцать секунд граф вскричал.
— О Боже! — и хватил кулаком по столу. Барон самодовольно продолжал:
— Это документ на покупку. В понедельник он вступит в силу.
— Нет, вы этого не сделаете…
— Сделаю, если вы не женитесь на моей дочери. Воцарилась мертвая тишина.
У Кэролайн перехватило дыхание.
Это невозможно! Неужели отец не понимает? Ведь это унизительно! Кроме того, у нее есть свои планы, свои мечты…
Сгорбившись, она медленно пошла по коридору в утреннюю гостиную. Солнечный свет пробивался в окна, придавая комнате умиротворенную атмосферу. Но в душе Кэролайн поднималась буря. Она медленно опустилась на кожаный диван, безразлично глядя в холодный камин.
В горле стоял ком, и слезы готовы были хлынуть горячим потоком. Что же делать: в любую минуту отец может выйти из кабинета и сказать, что подобрал ей мужа.
Эта мысль опять заставила ее содрогнуться. Кэролайн знала, что отец искренне ее любит. Однако, по мнению большинства, из всех пяти сестер она получилась самая неудачная.
Она была средним ребенком в семье и сильно отличалась от остальных. Ее сестры, все, кроме нее, были высокими стройными девушками с белокурыми волосами и светло голубыми, как у матери, глазами. Они, бесспорно, были на редкость хороши собой и отлично устроили свое будущее. Даже Стефани совсем недавно была помолвлена с виконтом Джеймсоном, хоть и вращалась в свете всего один сезон. Папа по праву гордился своими дочерьми.
Но Кэролайн унаследовала от отца маленький рост, темно каштановые волосы и карие глаза. Впрочем, со временем собственная внешность волновала ее все меньше: она нашла свое призвание и знала, что по настоящему важно в ее жизни.
Она была сообразительна от природы и прекрасно разбиралась в математике и ботанике. В четыре года она уже умела считать и умножала числа на два, на три и даже на четыре, поражая всех, кто ее знал. Но она родилась женщиной, а женщинам не пристало возиться с цифрами, говорили кругом.
Однако Кэролайн, не получив официального образования, обладала удивительными знаниями. К девяти годам она умела не только считать, но и определять возраст каждого растения в мамином саду. Она часами возилась с цветами и зеленью, и это доставляло ей настоящую радость. Поэтому ее всегда считали очень необычной девочкой.
В детстве ей было все равно, что думали другие. Родные ее любили, хоть и не понимали. Даже папа не мог смириться с ее бесконечными вычислениями и объяснениями, а он был мужчиной. Как же ей не повезло! Родись она мальчиком, ее посчитали бы талантливой и позволили бы учиться в самых престижных колледжах, у самых лучших преподавателей. Но она была девочкой, и ее называли странной. Ее отец, Чарлз Грейсон, пятый барон Сизефорд, не знал, что с ней делать. Кэролайн скоро должно было исполниться двадцать шесть лет.
Она хотела изучать ботанику у сэра Альберта Маркема в Оксфордском университете, но ей никак не удавалось получить место студентки. Кэролайн с малых лет знала, что женщина ученый — это нонсенс. Но она не ожидала, что сэр Альберт будет против ее вступления в Оксфордское общество ботаников только потому, что она женщина. Два года назад она послала ему письмо, в котором подробно описала свою работу и технику выращивания сиреневой розы. Но ее мечты разрушили: в своем снисходительном письме он намекал на то, что она должна остаться дома, выйти замуж и растить цветы на удивление мужу и соседям.
Впрочем, этот удар не сломил ее. Она получила хороший урок. Женщина ничего не может добиться в мире науки, зато у мужчины есть шанс. И она преуспеет в роли ученого в Колумбийском университете Нью Йорка, потому что ее пригласил один из лучших профессоров, Уолтер Джексон. Она была принята, потому что на этот раз послала разработки ботаника самоучки, благоразумно подписавшись мужским именем — мистер К. С. Грейсон.
Все думали, что она останется старой девой, и сама Кэролайн считала так же. Какой муж? У нее были любимые растения. Она мечтала об учебе. Теперь, похоже, всему приходит конец. Ее отец неожиданно нашел для своей непутевой дочери подходящего мужа в лице графа Уэймерта.
Кэролайн медленно встала и на негнущихся ногах подошла к окну. Она смотрела на сад. Взлелеянные ею цветы пламенели на солнце. И вот теперь ей придется оставить этот мир радости и красоты. Мечты Кэролайн плавились, как воск горящей свечи.
Она уже собирала документы и готовилась к отъезду в Америку. Оставалось только поставить в известность отца и продать свои изумруды, чтобы получить деньги на дорогу. До сегодняшнего дня перед ней стояли две главные проблемы: получить разрешение профессора Дженсона учиться в его колледже, когда он обнаружит, что она женщина, и найти, где жить. У нее не было ни времени, ни сил для бесед с отцом. Но теперь он нашел ей жениха, и надо что то решать.
Наверное, ей ничего не остается, как обратить эту глупую ситуацию себе на пользу. Надо лишь тщательно обдумать свои действия.
Прежде всего, лорд Уэймерт — джентльмен. И что совершенно ясно, он тоже не хочет жениться.
Во вторых, сейчас июль, а только на прошлой неделе она написала профессору Джексону, что приедет не раньше января. Есть еще несколько месяцев, чтобы все уладить. Нельзя чернить безупречную репутацию отца, убегая из дома незамужней и без сопровождения.
Она взглянула на изящную розу и медленно покрутила ее в пальцах. Какой чудесный бутон — мягкий и шелковистый на ощупь! Как было бы здорово выращивать такие цветы и быть признанной за свой талант и умение!
Кэролайн со вздохом прижалась лбом к стеклу.
Она не могла приносить страдания отцу. Он был из тех редких мужчин, которые не отстраняются от воспитания девочек, предоставляя это гувернанткам. Отец всегда был рядом, готовый выслушать и дать совет. Он наполнял их души любовью. Мамы у них не было: она умерла от лихорадки двенадцать лет назад.
Но такого поворота Кэролайн не ожидала. Обычно предусмотрительный барон Сизефорд тщательно взвешивал все «за» и «против», прежде чем начать действовать. Он никогда не поступал опрометчиво, и его внезапное желание выдать ее замуж казалось довольно странным.
И что же теперь делать? Выйти за Уэймерта? И почему именно за него?
У Кэролайн заныло сердце. Ну почему мужчины с их горой мускулов и куриными мозгами должны руководить женщинами? Она хотела остаться свободной, хотя сестры время от времени говорили, что это глупо. Женщина должна иметь мужа и детей.
Кэролайн взглянула на большую клумбу с розами, душистыми желтыми нарциссами и тюльпанами. Господи, как же быть?
Но вдруг в тайниках ее сознания забрезжил свет. Туманная идея постепенно обретала четкие формы.
Если она выйдет замуж…
Кэролайн усмехнулась, отошла от окна и посмотрела на свои дрожащие руки. Выйдя замуж за графа, она выполнит желание отца, а потом, спустя какое то время, оставит мужа и начнет учиться. Он не хочет брать ее в жены и наверняка легко с ней расстанется.
Если их брак будет расторгнут, скажем, месяца через четыре, она преспокойно уедет в Нью Йорк и будет делать только то, что хочет.
Вот он, выход!
Кэролайн быстро обернулась. Из кабинета доносились крики.
Она закатила глаза. Ну мужчины!
— Кэролайн! — прорычал отец минуту спустя. Она попыталась спрятать улыбку победительницы.
— Я здесь, папа.
Он быстро вошел в утреннюю гостиную и окинул ее недовольным взглядом.
— Ты что, никогда не моешься, дочка?
Вздохнув, она заметила смятый воротник и складки на его обычно безупречной рубашке. Волосы отца растрепались, на скулах ходили желваки. Судя по всему, они с графом не только разговаривали.
Подняв свою розу, она спокойно ответила:
— Я рассаживала африканские лилии и подрезала розы…
— Да да, — нетерпеливо перебил отец, — граф Уэймерт… — Он вдруг растерялся, но, глубоко вдохнув, закончил: — Граф желает с тобой поговорить.
Кэролайн уперлась руками в бока и сверкнула глазами.
— Ты хочешь, чтобы я вышла за него замуж?
Этот прямой вопрос застал барона врасплох. Он не нашелся, что сказать.
— Почему, отец? — тихо спросила она. Сизефорд стоял как истукан, сцепив руки за спиной.
— Тебе нужен человек, который будет о тебе заботиться, ведь я не вечен. Ты заведешь семью, нарожаешь детей…
— Я не хочу детей, и ты это знаешь… — сердито перебила Кэролайн.
Он пропустил это мимо ушей.
— Лорд Уэймерт — порядочный мужчина. Он готов отдать жизнь королю и стране…
— Я не сомневаюсь в том, что граф — хороший и благородный человек…
— Он будет тебя обеспечивать. Но самое главное… — он опять глубоко вдохнул и шумно выдохнул, — я не позволю тебе пойти наперекор моей воле, Кэролайн.
Повисло тягостное молчание. Наконец она прошептала:
— Я не пойду наперекор твоей воле.
— Если ты не выйдешь за него замуж…
— Я выйду за него.
Глаза барона подозрительно сощурились.
— Если ты хочешь подорвать…
— Я согласна на этот брак, отец.
Казалось, Чарлз Грейсон сейчас упадет в обморок. Лицо его побелело, высокий лоб покрылся испариной.
— Я хочу, чтобы ты знала, Кэролайн, — выдавил он, — я делаю это ради твоего же будущего. Я желаю тебе счастья.
Кэролайн медленно подошла к отцу. Она еще никогда не видела его таким растерянным.
— Зачем тебе нужен этот брак, отец? — медленно спросила она. — Ты извлечешь из него какую то выгоду?
Он мгновенно насторожился.
— Так будет лучше для тебя. — Повернувшись к двери, он в последний раз взглянул в ее сторону и пробормотал: — Граф ждет тебя в моем кабинете. Не разочаруй меня, Кэролайн.
Не успела она ответить, как он вышел в коридор и исчез из виду.
Кэролайн могла смириться с отцовскими угрозами, холодностью и гневом, но разочаровывать его она не хотела. Борясь со слезами, она взглянула на свою розу — маленькое чудо, кусочек радости в ее несчастливой жизни. Она знала, что талантлива, и это ее успокаивало. Никому и ни при каких обстоятельствах она не позволит лишить ее этого дара.
Она резко обернулась, воинственно вскинула подбородок и пересекла коридор. Ее будущий муж хочет встретиться с ней наедине. Отлично! Кэролайн осознала свою уверенность. Она не уступит в уме ни одному мужчине. С этой мыслью она взялась за ручку двери и вошла в отцовский кабинет.
К ее удивлению, граф смотрел в окно и даже не обернулся, когда она вошла. Он стоял спиной, широко расставив ноги и держа руки на бедрах, и с видимым интересом разглядывал дальний луг.
Она ждала, что он заговорит первым. Видимо, он пытался решить, как предложить ей руку и сердце без предварительного вступления. Наконец он сухо спросил:
— Я полагаю, вы девственны?
Кэролайн была застигнута врасплох. Впервые за свою взрослую жизнь она не знала, как реагировать.
— Простите, что? — пробормотала она.
— Что слышали, — ровным тоном ответил он, все так же глядя в окно.
Ее разозлило его нахальство. Собравшись с мыслями,
она дерзко ответила:
— Я слышала ваши слова, лорд Уэймерт, но не поняла, что это — вопрос или утверждение.
Он медленно обернулся и посмотрел на нее. Кэролайн, в свою очередь, принялась разглядывать незнакомца. У него были впалые щеки, зеленовато — карие глаза, квадратная челюсть и темно русые волосы — чуть длиннее, чем требовала того современная мода, они завивались за ушами и ниспадали на воротник. Граф Уэймерт был одет в черные жокейские брюки и легкую хлопчатобумажную рубашку, распахнутую на широкой волосатой груди. Он выглядел слишком небрежно для светского визита, тем более что его приход состоялся в столь неурочный час.
Он был высоким — примерно шесть футов — и худощавым. Если добавить ему немного веса и одеть подобающим образом, он станет просто красавцем.
Граф Уэймерт обвел Кэролайн медленным взглядом, встретился с ней глазами.
— Я не ожидал, что вы такая старая. Никогда раньше джентльмены не обращались с Кэролайн подобным образом. Манеры его приводили ее в замешательство. Глубоко вздохнув, она выдержала его взгляд и сказала с сарказмом:
— А я не ожидала, что вы такой тощий.
Уэймерт напрягся, но тут же понимающе улыбнулся:
— Ваш отец предупреждал, что у вас острый язычок.
— А он не сказал вам среди прочего, что у меня своя жизнь и я не хочу выходить замуж?
Его улыбка померкла.
— Это не важно…
— Не важно для кого?
Он внимательно посмотрел на нее и продолжил как ни в чем не бывало:
— Завтра в газетах появятся объявления о нашей помолвке, а через три недели мы поженимся. Разумеется, мне бы хотелось, чтобы вы были девственны. Но у меня нет выбора, и я возьму вас нечистой при условии, что ребенок, которого вы сейчас, возможно, вынашиваете, будет устранен после его рождения.
Кэролайн не верила своим ушам. Ее сердце наполнилось возмущением и гневом. Прижав кулаки к бокам, она начала медленно подходить к незваному жениху.
— Я должна отнести бедное дитя в лес и оставить его на съедение волкам?
Он поморщился.
— Вы знаете, что я не это имел в виду.
— Тогда не могли бы вы попросить у меня руку и сердце так, как подобает настоящему джентльмену, а не бросаться фразами типа «я полагаю, вы девственны» и «я возьму вас нечистой при условии»?
На скулах Уэймерта заходили желваки. Он прищурил глаза, но не отвел взгляда от ее лица.
— Я не умею говорить комплименты, мисс Грейсон, — проговорил он тихим суровым голосом. — Мне не хотелось бы жениться на даме, которую я совсем не знаю. Я не могу позволить женщине хватать меня за руку и молить о внимании. У меня нет ни времени, ни средств на то, чтобы покупать для нее испанские гобелены и баварский шоколад.
— Мне не нужен шоколад, — отрезала Кэролайн. Он шагнул к ней, и она инстинктивно отпрянула. Внезапно его лицо потеряло всякое выражение.
— Вообще то странно, что вы не прыгаете от счастья, мисс Грейсон. Я уверен, что других предложений вы не получите.
Потрясенная его манерами, Кэролайн уставилась на своего собеседника. Ей не верилось, что джентльмен может подобным образом разговаривать с дамой. Обычно мужчины хотя бы делали вид, что находят ее привлекательной, но, по правде сказать, она редко встречалась с мужчинами, и в основном это были мужья ее сестер.
После секундного замешательства она решила, что Уэймерт — просто самовлюбленный павлин, который считает себя умнее ее. В конце концов ему придется понять, что он ошибается. Эта мысль заставила ее улыбнуться.
Тяжело вздохнув, она опустила глаза и, повернувшись к нему спиной, села в большое кожаное кресло напротив письменного стола, потом откинула голову на мягкую подушку, положила розу себе на колени (кажется, она хотела поставить ее в воду) и закрыла глаза.
— Что это? — спросил он спустя мгновение.
Кэролайн приоткрыла глаза и сквозь опушенные ресницы с удовлетворением заметила, что он смотрит на ее цветок. Она улыбнулась и подняла розу к лицу.
— Это, милорд, ароматный цветок, имеющий сложно очередные листья и колючий стебель. По латински он называется «rosa», по гречески — «rhodon», а по английски…
— Роза, — опередил ее Уэймерт.
Казалось, что жених был совершенно сбит с толку тонкостями ботаники, поэтому Кэролайн решила сменить тему:
— Можно спросить, почему вы намерены на мне жениться, если думаете, что я нечиста?
Он помолчал, тяжело вздохнул и медленно подошел к Кэролайн, мигом забыв о ее цветке.
— Всего два дня назад я узнал, что ваш отец купил мою собственность. Я хочу вернуть ее любой ценой, — надменно объяснил он, усаживаясь в кресло напротив. — Похоже, для этого мне придется на вас жениться — независимо от того, сохранили вы целомудрие или нет.
Кэролайн поежилась. Ну и нахал!
— Наверное, все женщины находят вас невероятно обворожительным, не так ли, Уэймерт?
Он удивленно пожал плечами.
— Вы находите меня обворожительным, мисс Грей сон? Я не прикладывал к этому никаких усилий.
Она решила, что он над ней издевается. Не дав ей опомниться, он наклонил голову и впервые взглянул на нее с интересом.
— До сегодняшнего дня я ни разу не встречался с вашим отцом, но слышал о нем и его дочерях. Откровенно говоря, я думал, что вы блондинка.
Кэролайн уставилась на него во все глаза. Она, как ни странно, тоже не слышала о нем. Если бы он вращался в свете, ее сестры наверняка упоминали бы о нем в разговорах, тем более что у него был подходящий для женитьбы возраст. Возможно, этот мужчина был беден или имел дурной нрав. Неудивительно, что он согласился на ней жениться. Ему хотелось прибрать к рукам ее приданое, в том числе его бывшее имущество. Как удобно!
Наконец то поняв что к чему, она улыбнулась и небрежно спросила:
— А вам хотелось бы, чтобы мои волосы были цвета майского солнца, а глаза походили на аметисты, милорд?
В зеленых омутах его глаз сверкнули веселые искорки. Но он быстро взял себя в руки.
— Я вижу, ты привыкла совать свой хорошенький носик в чужие разговоры, Кэролайн.
Она опустила глаза, услышав, с какой легкостью он произнес ее имя.
— Мне не пришлось совать свой хорошенький носик в разговор, который наверняка был слышен в поместье Фэрфилд, что за шесть миль отсюда.
— Браво, малышка, — протянул он.
Она опять посмотрела на Уэймерта. Он разглядывал ее с веселым удивлением, и ей стало не по себе, тем более что он сидел в трех шагах от нее и мог свободно до нее дотянуться.
— Что касается вашего вопроса, — признался он, расправив плечи, — то я хочу получить назад свою собственность. Если для этого мне надо жениться, я женюсь. Ваш отец заключил сделку, мисс Грейсон, но меня волнует в первую очередь мое имущество, и мне совершенно все равно, какого цвета у вас волосы.
Какая откровенность! Кэролайн впервые видела столь странного мужчину. Обычно джентльмены услаждают дамские уши цветистыми речами, стремясь произвести впечатление. Или он находит ее совсем непривлекательной? Впрочем, ей все равно.
Кэролайн равнодушно взглянула на Уэймерта.
— Поскольку нас обоих вынуждают вступить в брак, у меня есть к вам только одна просьба, милорд.
Он скривил губы.
— Какая же? Кэролайн опустила глаза.
— Я выращиваю цветы и хотела бы продолжить…
— Многие дамы занимаются садоводством, — нетерпеливо перебил он, резко вставая. — Судя по виду этой несчастной розы, которую вы держите в руке, вам еще надо многому научиться. Вы никого не поразите цветком, имеющим два оттенка лилового.
— Это сиреневый, переходящий в лиловый, — вскипела она. — Я сделала это специально…
— В любом случае, — продолжил он, надевая плащ и не обращая внимания на ее возмущенный тон, — мне совершенно все равно, как вы станете проводить свободное время. Я только надеюсь, что вы будете исполнять свой супружеский долг. Мой дом и мое тело требуют непременно присутствия женщины. Исполнив свои обязанности, вы сможете делать все что угодно. Я уверен, что в вашем возрасте вы должны понимать, что я имею в виду.
Она смотрела на него, удивленно округлив глаза. Щеки ее пылали. Этот мужчина груб до неприличия, и она с удовольствием влепила бы ему пощечину. Но при этом она понимала, что замужество даст ей шанс уехать в Колумбийский университет. Содрогаясь от негодования, Кэролайн смотрела, как он уходит.
— Хочу вас предупредить, — неожиданно выпалила она, — что я не девственна.
Он опять обернулся и окинул ее фигуру медленным взглядом. Наконец его глаза остановились на ее лице.
— Теперь, когда я увидел тебя, Кэролайн, это не имеет значения, — произнес он громким шепотом и вышел из комнаты.
В полном замешательстве Кэролайн нечаянно смяла в руке свою прекрасную розу.
Впервые в жизни Брент Рейвенскрофт, девятый граф Уэймерт, чувствовал себя совершенно раздавленным. Всего пять дней назад он вернулся домой с войны, проведя несколько месяцев в кромешном аду. Он думал, что его встретят заботливые слуги, что он будет наслаждаться вкусной едой, долгими конными прогулками и сном в большой мягкой кровати.
Но его ждало горькое разочарование. Любимый дом, Мирамонт, пришел в полное запустение. Мебель была распродана, и здание превратилось в пустую оболочку.
Он готов был убить кузена Регги, по чьей вине все и произошло, но тот предусмотрительно сбежал из страны.
Усталый и злой, Брент оседлал единственную оставшуюся у него лошадь и поехал назад, в разоренный Мирамонт.
Погода была под стать его настроению. На небе сгустились серые тучи, предвещая хороший ливень.
Наполеон грозил Европе, и Брент без раздумий отправился во Францию, оставив дом на попечение кузена Реджиналда Кента. Этот человек согласился присматривать за поместьем, пока Брент будет на войне. Но он допустил серьезную ошибку. Регги был ленивым и импульсивным, у него накопились огромные долги, которые сейчас наверняка оплачены деньгами, полученными от продажи имущества.
Черт возьми, он, продал все — даже лошадей! Драгоценные арабские скакуны, призовые красавцы, тоже отошли к хитрому барону Сизефорду, который заставляет его жениться на своей перезрелой дочери.
Придется начинать жизнь с нуля… и жениться на мисс Кэролайн Грейсон.
Чарлз Грейсон оказался невероятно изворотливым человеком. Что ж, ему приходилось быть таким, имея на руках пять дочерей. Видимо, он жил по принципу «цель оправдывает средства». Интересно, почему он хотел избавиться от своей перезрелой дочери? Она вполне симпатична и воспитана, правда, излишне остра на язык.
Брент относился к женщинам равнодушно, хотя у него, конечно, и были связи. Но, как и большинство мужчин из его окружения, он никогда не доверял особам слабого пола. И ему было все равно, уличная это женщина или благородная светская дама. Он знал по опыту, что все они тщеславны, эгоистичны, холодны и лживы.
Но Кэролайн показалась ему другой, и это его тревожило. На первый взгляд она была простушкой, которая не сочла нужным даже привести себя в порядок, чтобы предстать перед ним. Но неожиданно для себя он понял, что она вызвала у него интерес. Когда он услышал ее чуть хрипловатый чувственный голос, ему захотелось ею обладать. В самом деле, она отлично подходила на роль любовницы. Ее фигура была скрыта под простым платьем из серого муслина, но он заметил полную грудь и осиную талию. Если она распустит волосы, то будет вполне привлекательной.
Скоро Кэролайн станет его женой и ей придется заботиться о его физических потребностях. Это все, что ему от нее нужно. Ему не важно, чем она станет заниматься в свободное время. Он хотел вернуть свое имущество, и эта женитьба была всего лишь средством. Через три недели Кэролайн превратится в его собственность.

Глава 2

Свадьба Кэролайн и графа Уэймерта состоялась в один из дождливых холодных дней лета. Это была невероятно унылая церемония. Теперь, всего два часа спустя, Кэролайн Уэймерт шагнула из кареты мужа под моросящий дождь и увидела Мирамонт, ее новое жилище. Все происходящее походило на дурной сон.
Перед ней стояло массивное трехэтажное здание из старого серого кирпича. Вокруг дома росли деревья, но сада с цветами не было. Дюжина каменных ступенек, поросших сорняками вела к огромной входной двери. Кругом царил невероятный беспорядок.
Вздохнув, Кэролайн подняла юбки и начала осторожно подниматься на крыльцо. К тому времени, когда она преодолела последнюю ступеньку, ее атласные свадебные туфельки были запачканы грязью и травой. Брент шел за ней, объясняя:
— Последние три недели я работал в конюшне и в доме. Скоро я начну приводить в порядок окрестности.
Она ободряюще улыбнулась:
— Не волнуйся, все хорошо.
Открыв высокую дубовую дверь, она шагнула за порог и обомлела. В доме было еще хуже, чем во дворе. Совершенно пустой вестибюль пропах чем то затхлым. Казалось, уборки здесь не было сто лет.
Кэролайн огляделась, чувствуя себя неловко наедине с мужем. Он, должно быть, это заметил.
— Я проведу тебя по дому, чтобы ты ознакомилась с обстановкой, — предложил он, вставая рядом с Кэролайн. — А потом поговорим.
Она кивнула и посмотрела на Брента. Темно русые волосы курчавились за ушами и спадали на воротник. Уголки его полных мягких губ медленно приподнялись в улыбке. Он выглядел совсем не так, как в их первую встречу. Кэролайн не ожидала, что он окажется столь привлекательным.
Он удивил ее, появившись на свадьбе в отличном темно синем костюме. Зная, как относится к ней жених, она боялась, что он будет небрежно одет и скучен до слез. Она не видела его с того дня, как они познакомились: он был озабочен своими хлопотами и не спешил навещать невесту. По правде говоря, это не сильно ее расстраивало.
Но, надо отдать должное, на протяжении всей свадебной церемонии он был настоящим джентльменом. Она боялась, что Уэймерт будет пялиться на ее сестер, но он вел себя так, как будто их не было вовсе, сосредоточив все внимание на невесте — начиная с того момента, как она прошествовала по проходу в церкви, и заканчивая минутой, когда он скрепил их союз, нежно поцеловав ее в губы. И вот сейчас, глядя на его твердую челюсть и ощущая тепло его большой фигуры, она внутренне содрогалась при мысли о предстоящей близости. Она впервые видела такого мускулистого мужчину. Он был намного привлекательнее мужей ее сестер.
Кэролайн решительно вздохнула, но потом взглянула на него с робкой улыбкой и опустила глаза.
Пол парадного вестибюля был выложен бледно персиковым мрамором, и это было единственное, что еще более или менее сохранилось.
По обеим сторонам от нее были лестницы, ведущие на второй этаж. Кэролайн осторожно пошла вперед, заглядывая во все комнаты. Она представила себе этот дом, наполненный смехом. Он оказался похожим на тот, в котором прошло ее детство. На первом этаже располагались утренняя комната, библиотека, гостиная, музыкальная комната, столовая и большой бальный зал.
— Единственная комната, в которой я провожу много времени, это мой кабинет, — сказал Уэймерт, беря ее за руку.
Она вздрогнула от этого прикосновения.
— Не бойся, Кэролайн, — тихо успокоил он, — я не укушу тебя.
Нерешительно улыбнувшись, она сжала его пальцы вместе с ним прошла в кабинет.
Это было довольно большое уютное помещение, в котором слабо пахло табаком. По обеим сторонам от большого дубового стола находились два черных кожаных кресла, а перед камином стоял диван, обитый темно зеленым бархатом. Письменный стол был завален бумагами, и ей вдруг стало интересно, чем ее молодой муж занимается в свободное время.
— Здесь есть слуги, милорд? — Небрежно спросила она.
— Меня зовут Брент, Кэролайн, — сказал он ровным тоном, отпуская ее руку. — Мы теперь муж и жена, так что зови меня по имени.
Она мгновение помолчала, потом ответила:
— Конечно, Брент. Он обернулся.
— Сейчас у меня служит только одна экономка, Недда Олбрайт. Пока меня не было, она работала у преподобного Дрейкмонда, а вчера вернулась ко мне. К твоему приходу она приготовила второй этаж. Здесь есть также Дэвис и еще трое конюхов, которые следят за моей конюшней — вернее, за тем, что от нее осталось. — Отвернувшись, он снял плащ и бросил его на спинку дивана.. — Через несколько дней я уеду по делам, а потом найду тех слуг, которые работали здесь раньше.
Кэролайн позволила себе усмехнуться: — Целых четыре человека заведуют твоей конюшней, и только один работает в доме?
Он обернулся и скрестил на груди руки.
— Именно так. Дэвис и Недда отвратительно готовят. Пока я не найду кухарку, нам придется довольствоваться хлебом, сыром и фруктами.
— У Дэвиса есть имя? Брент улыбнулся:
— Конечно, но вот уже тридцать лет я зову его просто Дэвис, так же, как и все остальные. Он, пожалуй, и сам не помнит, как его зовут. Но на твоем месте я бы держался от него подальше, — добавил он с озорной усмешкой. — Дэвис — парень с чудинкой. Он называет всех женщин кобылами.
Она тихо засмеялась.
— Я это запомню.
Он нагнулся ближе, и сердце Кэролайн затрепетало. От Брента слабо пахло мылом и мускусом. Она со страхом ждала, что он ее поцелует.
— Ты умеешь ездить верхом, Кэролайн? — неожиданно спросил он.
— Конечно, — отозвалась она, удивленная этим вопросом, и обхватила локти ладонями, будто защищаясь.
— Но готовить ты не умеешь, не так ли, моя маленькая женушка? — прошептал он и, медленно подняв руку, провел большим пальцем по ее открытой ключице.
Кэролайн вздрогнула. — Нет.
— Нет? — сипло переспросил он, продолжая ласкать ее кожу. — А что ты умеешь?
Она пожала плечами, опустила ресницы и уставилась на его грудь.
— Я… выращиваю растения.
— Хм м. Опять садоводство.
Он положил руки ей на плечи и принялся нежно массировать их.
Кэролайн затаила дыхание. Эти прикосновения были не слишком интимны для молодого мужа, уединившегося с собственной женой, но они ее взволновали. И Брент это заметил.
— Тебе нравится? — хрипло прошептал он.
Она кивнула, чувствуя, как тепло его ладоней проходит сквозь кожу.
— Расскажи мне о своих сестрах. Как их зовут?
Она моргнула. Это был неожиданный поворот в разговоре.
— Моих сестер?
Он небрежно пожал плечами.
— Я бы хотел побольше узнать о твоей семье.
Он смотрел на нее с любопытством, лаская ее предплечья.
Заставив себя расслабиться, она пробормотала:
— Джейн — самая старшая, ей тридцать. Мэри Энн — двадцать семь, а мне, как ты знаешь, будет двадцать шесть через восемьдесят шесть дней.
— Через восемьдесят шесть дней, Кэролайн? — повторил он с усмешкой.
— Следующая — Шарлотта… — Она запнулась.
— Шарлотта? — Он перестал ее ласкать и хмуро сдвинул брови. — У тебя есть сестра по имени Шарлотта?
Она слегка подалась назад.
— А что плохого в этом имени?
Он посмотрел на нее в упор, потом опять взялся за массаж.
— Продолжай.
Кэролайн сделала глубокий вдох.
— Шарлотте двадцать два года, а самая младшая — Стефани. Ей семнадцать. Они все замужем, кроме Стефани, которая выйдет замуж следующей весной.
— М м м…
Повисла неловкая пауза. Наконец Кэролайн вздохнула.
— А у тебя есть близкие родственники?
— Нет.
— О… — Она помолчала. — А сколько тебе лет, Брент?
— Восемнадцатого марта будет тридцать четыре. — Он улыбнулся. — Сколько это дней, Кэролайн?
Она чуть не рассмеялась, услышав этот вопрос.
— Двести двадцать четыре дня, милорд.
Брент смотрел на нее с удивлением. Ему понадобилось намного больше времени, чтобы сложить в уме числа, проверяя результат. Кажется, ему досталась умная жена. Кэролайн, улыбаясь, смотрела на него, и он вдруг подумал, что она не только умна, но и красива. Глаза цвета темного шоколада, ямочки на щеках и чудесная белозубая улыбка делали ее невероятно привлекательной.
— Замечательно, — сказал Брент, слегка приподняв бровь.
У него давно не было женщины, но сейчас наконец то он ее получил. Впрочем, дело было не только в длительном воздержании. Он находил свою жену прелестной.
Ее свадебное платье из голубого шелка свободно ниспадало к лодыжкам, но лиф плотно облегал пышную грудь. Волосы Кэролайн, украшенные жемчугом, были заколоты на макушке. Мягкие локоны обрамляли лицо. Бренту не терпелось распустить эти темные шелковистые пряди, чтобы они рассыпались по ее спине.
Он быстро повернул руку и провел костяшками пальцев по ее декольте.
Его молодая жена снова вздрогнула. Глаза ее округлились, щеки зарумянились, дыхание сбилось.
— Ты так же краснеешь, когда ухаживаешь за своими цветами, малышка?
Она промолчала, неотрывно глядя ему в глаза. Осмелев, Брент обхватил ладонью ее грудь. Кэролайн резко вздохнула.
— Пожалуйста…
Он принялся ласкать большим пальцем ее сосок, который быстро затвердел под тонкой тканью.
— О чем ты меня просишь? — прошептал он. Она сказала умоляюще:
— Пожалуйста, прекрати.
Он заставил себя выпрямиться и опустить руки.
У нее закружилась голова, и, чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за спинку дивана. Потом она неловко опустилась на него.
Брент тщетно пытался обуздать желание. Наконец он шумно втянул ртом воздух и направился к ней.
— Мы оба хотим этого, Кэролайн. Давай утолим нашу страсть сейчас, не дожидаясь вечера.
Она обернулась к нему.
Брент обнадеживающе улыбнулся:
— Признаюсь, я долго не был с женщиной, но, наверное, я вспомню, как надо действовать, чтобы доставить тебе удовольствие.
Кэролайн тихо охнула, резко встала и буквально перебежала на другую сторону комнаты.
Брент застонал, скрестил руки на груди и привалился бедром к столу.
Она смотрела на него большими испуганными глазами, нервно теребя свою юбку. Ему захотелось ее утешить.
— Кэролайн, — опять начал он, подходя ближе, — я просто хочу, чтобы ты успокоилась. Когда мы станем близки…
— Я не могу быть с вами близка, сэр, — перебила она, с трудом найдя в себе силы для разговора.
Он резко остановился.
— Что это значит?
Она подалась назад, прижавшись к книжной полке.
— Конечно, когда нибудь мы будем близки, но не сейчас.
Брент усмехнулся и опять двинулся к ней, на ходу снимая галстук.
— Я хочу тебя, Кэролайн, и ты меня хочешь. — Остановившись перед ней, он начал расстегивать рубашку. — Я обещаю, что наше соитие будет нежным…
— У меня месячные.
Брент смущенно взглянул на свою молодую жену. Он прекрасно знал, что у женщин бывают месячные, но ни одна из них ни разу не обсуждала при нем этот вопрос.
Он, как и другие мужчины, никогда не задумывался над этой женской особенностью.
Одарив Кэролайн обворожительной улыбкой, он протянул руку и начал вынимать из ее волос шпильки и жемчужинки, подступая все ближе. В конце концов она оказалась между ним и книжной полкой.
— Я знаю, малышка, что большинство мужчин отступилось бы перед этой закономерностью природы, но я не такой, как все.
Она смотрела на него испуганными глазами.
Он продолжал освобождать ее от жемчужин, складывая их на книжную полку позади нее. Темно — каштановые блестящие локоны свободно упали ей на спину. Брент запустил пальцы в ее волосы, потом обхватил ее щеки ладонями и нежно приподнял лицо жены.
— Я хочу тебя, Кэролайн, — прошептал он, — а ты хочешь меня.
— Нет, — отозвалась она.
Когда он услышал ее низкий сексуальный голос, кровь быстрее побежала по его жилам.
Он закрыл глаза и, медленно опустив голову, приник губами к ее губам.
Кэролайн была не искушена в искусстве поцелуев и не знала, как реагировать. Она попыталась оттолкнуть его, но он делался все настойчивее. Ее сердце едва не выпрыгивало из груди, а ноги налились свинцовой тяжестью.
Ослепленная страстью, Кэролайн все же понимала, что ей придется до некоторой степени утолить голод Брента, поэтому она закрыла глаза и расслабилась, прильнув к его сильному жаркому торсу.
Постепенно ее губы разжались и впустили его жадный язык. Она обняла его за шею и отдалась во власть волшебных ощущений. С губ ее сорвался невольный стон.
Услышав эти звуки, Брент совсем потерял голову. Она была такой изящной, такой женственной! От нее слабо пахло фиалковой водой и холодным утренним ливнем. Ее шелковистые локоны запутались в его пальцах, а пышное тело излучало тепло.
Он обнял жену крепче, прижав ее бедра к своему возбужденному паху.
— Ты такая сладкая, — хрипло прошептал он ей в губы. — Такая горячая…
Она непроизвольно выгнулась ему навстречу.
— Не двигайся, милая, а то я не выдержу. Давай сначала поднимемся в спальню.
Но тут Брент понял: что то не так. Она вдруг замерла, а потом начала со всей силой его отталкивать.
— Нет, — выдавила она, задыхаясь.
Он открыл глаза и посмотрел на свою молодую жену. Ее щеки порозовели, глаза сверкали, а блестящие волосы красиво обрамляли лицо и спадали к талии. Она пыталась освободиться из его объятий.
— Пожалуйста… отпусти.
Он послушно разжал руки, чувствуя себя актером в плохой постановке шекспировской трагедии. Она отбежала в другой конец комнаты и встала у камина. Глаза ее были закрыты, грудь неровно вздымалась. Он вытер вспотевший лоб тыльной стороной ладони, пытаясь прийти в себя и понять, что же все таки произошло.
Совсем недавно она бурно реагировала на его ласки, теперь начала вырываться. Должно быть, он в чем то поторопился.
Брент нерешительно шагнул к Кэролайн. Она открыла глаза. В них притаился страх.
Он не знал, как быть. Наконец он расправил плечи и уперся руками в бока.
— Скажи мне, Кэролайн, о чем ты думаешь? Она резко вздохнула и посмотрела на него в упор.
— Я не хочу доводить до конца нашу свадьбу, — быстро проговорила она. — Прошу тебя, удовлетвори свои мужские потребности где нибудь в другом месте.
Эти слова поразили его. Он готов был поспорить на что угодно: Кэролайн хотела его так же сильно, как он ее. Однако сейчас, когда они должны принадлежать друг другу, она вдруг просит его найти любовницу. Какая нелепость!
— Ты моя жена, Кэролайн, и должна быть со мной, — осторожно начал он, подходя к ней.
— Ты хочешь добиться этого в кабинете, посреди белого дня, пока твоя экономка ходит по дому… — произнесла она, глядя ему в лицо.
— Я не стал бы заниматься любовью с тобой прямо здесь! — вскричал Брент. — Прости меня, Кэролайн, но, пожалуйста, пойми: я мужчина, и у меня есть… некоторые желания.
— Я разрешаю тебе утолить свои желания в другом месте, — опять пробормотала она.
Брент не верил своим ушам. Мужчинам дозволялось иметь любовниц, но получить такое разрешение от молодой жены меньше чем через три часа после свадьбы? И это после того, как она плавилась в его объятиях от одного легкого поцелуя? Просто смешно!
— Как я понимаю, мэм, — наконец сказал он, — вы хотите, чтобы я завел любовницу?
Она кивнула.
Он озадаченно улыбнулся:
— Разрешите узнать почему?
Кэролайн хмуро посмотрела на него, потом перевела взгляд на свои голубые, заляпанные грязью туфельки.
— Ты меня не любишь, — равнодушно бросила она. Конечно, нет. Это был довольно неудачный довод, но у женщин своя логика.
— Кэролайн, мы знакомы друг с другом всего один день…
— Я тоже тебя не люблю, так что не проси меня ложиться с тобой в постель, — отрезала она, сверкнув глазами.
Лицо Брента потемнело.
— Мне не нужно тебя просить, малышка. Только что ты стонала в моих объятиях, хоть любовь не имеет с этим ничего общего.
Она промолчала, но щеки ее залились румянцем.
— Ты воспламенилась от одного невинного поцелуя, — добавил он хрипло. — Представь, как тебе будет хорошо, когда я лягу на тебя, обнаженную.
Она охнула и отступила назад.
— Я не дам тебе свое тело. Если ты меня принудишь, это будет похоже на изнасилование, и не важно, что я твоя жена.
Брент похолодел. Еще ни одна женщина не выказывала ему такого пренебрежения. Он стиснул челюсти, крепко сжал кулаки и дважды вздохнул, пытаясь, успокоиться. Кэролайн молчала. И тут он все понял. Это была его вина. Он не умел говорить красивые слова и ухаживать за дамой. Из него получился плохой соблазнитель. Теперь понятно, почему его молодая жена боялась быть изнасилованной.
Те немногие супружеские пары, с которыми был знаком Брент, относились друг к другу хотя бы с уважением, не говоря уже о любви. Да и что это? Скоротечное чувство. Когда то Полин клялась ему в вечной любви, но три года назад, в один дождливый полдень, он заслал ее в конюшне с пареньком, который присматривал за охотничьими собаками ее отца. Тогда Брент понял, что любовь — это просто красивое слово, позволяющее управлять другими людьми. То же самое было и у его родителей. Они жили в свое удовольствие, не испытывая никаких чувств друг к другу.
Но он хотел сына. Как бы ни складывались его отношения с Кэролайн, если она подарит ему сына, он закроет глаза на все. Ему нужно кому то оставить свой титул. Разве не о том же самом говорил ее отец? Кэролайн подарит ему сильного, здорового сына, а для этого надо, чтобы она легла с ним в постель.
Теперь, когда в голове у него прояснилось, Брент выпрямился и сделал равнодушное лицо.
— Я хочу сказать тебе всего две вещи, леди Кэролайн, — тихо, но твердо проговорил он. — Во первых, я никогда, и даже в этих обстоятельствах, не стану затаскивать женщину в постель силком. — Он помолчал, разглядывая ее побелевшее лицо. — А во вторых, в отличие от тебя я консервативен, и в вопросах супружества тоже. Я намерен серьезно отнестись к нашему браку и не собираюсь заводить любовницу. У меня не так много времени и денег, чтобы содержать вас обеих.
Он отвернулся и быстро зашагал к двери.
— И еще одно, Кэролайн, — добавил Брент, оглянувшись. На губах его играла скептическая усмешка. — Если я когда нибудь застану тебя в объятиях другого мужчины или узнаю, что ты завела любовника, тебе, моя милая, сильно не поздоровится.
Он открыл дверь.
— Недда покажет тебе твою комнату. А я ухожу по делам.

Глава 3

Кэролайн сидела за кухонным столом, держа в руках кружку с крепким чаем. Перед ней на столе стояло блюдо с нарезанными яблоками. Еще не было и семи, а она уже провела два часа в своем новом саду.
Переехав в Мирамонт, она по прежнему проводила все свободное время, ухаживая за растениями. Жаль только, что здесь не было теплицы. Впрочем, надо будет обсудить эту проблему с мужем.
Кэролайн отхлебнула горячего чая и отправила в рот кусок яблока. В последние четыре дня по утрам она встречалась на кухне с Неддой и Дэвисом. Она прожила в Мирамонте меньше недели и видела их чаще, чем собственного мужа, который, судя по всему, не хотел иметь с ней ничего общего. И слава Богу.
После их ссоры в день свадьбы она избегала его общества, но не жалела о том, что наговорила ему много неприятных вещей.
Их комнаты были разделены всего одной стеной и маленькой дверкой без замка. Между ними не было даже гардеробной, но это не удивляло Кэролайн. Все супружеские пары имели соседние спальни, и они с Брентом не были исключением.
Ее комната ей, в общем, нравилась, хотя скромность обстановки нарушали только чудесные ярко желтые кружевные занавески. Рядом с камином стояли два кресла, чуть поодаль — небольшой туалетный столик и удобная кровать, накрытая кружевным персиковым покрывалом. На полу, к сожалению, не было ковра.
Вчера, тайком заглянув в спальню мужа, она увидела на полу ковер. Обстановка была такой же простой, но ее украшала мебель красного дерева и насыщенно синие цвета обивки. Кэролайн заметила, что кровать Брента была намного больше, чем ее.
Положив локти на стол, Кэролайн вздохнула, Дэвис чистил ногти, а Недда сновала по кухне в поисках съестного. Ее курчавые волосы вились вокруг полных щек.
— Приготовить вам яичницу, миледи? — с улыбкой спросила экономка.
Кэролайн взглянула на Дэвиса, сидевшего напротив за небольшим дубовым столом, и быстро отхлебнула чая. Недда была самой неумелой кухаркой во всей Англии.
— Не надо, Недда, — ответила она, выпрямив спину. — Я обойдусь тостом,
— Тостом? Хорошо. — Недда повернулась, чтобы нарезать хлеб.
— По моему, мэм… — протянул Дэвис с улыбкой, — вам стоит нагулять бока. Вы слишком худая!
Кэролайн сурово взглянула на конюха. Она не собиралась это с ним обсуждать, да и, кроме того, не считала себя худой.
— Я тоже так думаю, — согласилась Недда, ножом поддевая масло. — Пожалуй, я все таки сделаю яичницу на случай, если его светлость захочет есть.
Кэролайн хмыкнула. Его светлость вряд ли проснется до полудня, а если и проснется, то не покажется на кухне. Дэвис глотнул чая и откинулся на спинку стула.
— Как вы устроились в Мирамонте, леди Кэролайн? Она улыбнулась, но не стала отвечать на вопрос, задав свой:
— Откуда вы родом, Дэвис?
— Из Кентукки.
— Как как? Он усмехнулся:
— Кентукки. Есть такой штат в Америке. Правда, когда я был маленьким, он еще не был штатом.
— Понятно… — Она взяла еще кусок яблока. — Вы бывали в Нью Йорке?
Дэвис нахмурился.
— Я уехал оттуда тридцать два года назад и почти ничего не помню. Когда я здесь появился, графиня предложила мне работу, хорошо платила, и я остался. Это я научил его светлость обращаться с лошадями. Вы не видели, как он скачет верхом?
— Мой муж — наездник? — удивилась она.
— А что вообще вы знаете о своем муже, леди Кэролайн? — спросил конюх.
— Очень мало, — осторожно ответила она.
— Почему же вы не попросите его рассказать?
— Попросить его? Дэвис хохотнул:
— Спросите вашего мужа о его прошлом, сегодняшних делах и планах. Я думаю, вам интересно будет послушать.
— Именно этого мне не хватает по утрам. Кэролайн резко повернулась к двери. Ее муж стоял,
небрежно привалившись к створке. Его волосы были всклокочены, а мятая льняная рубашка наполовину заправлена в плотно облегающие брюки. У нее участился пульс.
— Вы поспели как раз к завтраку, — по матерински заботливо сказала Недда. — Садитесь за стол.
Кэролайн подумала, что он найдет какой нибудь предлог, чтобы уйти от нее и от несъедобного завтрака. Но, к ее удивлению, он потер глаза, медленно подошел и сел по правую руку от жены.
— Чаю? — спросила Кэролайн неестественным тоном. Молодожены общались друг с другом только во время еды, и так получалось, что до сего момента они ели вместе только за ужином. Честно говоря, она уже устала от этой глупой игры в молчанку.
— С удовольствием выпью чаю, — вежливо отозвался он.
Она посмотрела на него долгим взглядом, потом, натянуто улыбаясь, поднялась с кресла и подошла к кухонному столу.
— Ты выглядишь так, как будто только что побывал в аду, мой мальчик, — весело сказал Дэвис.
Брент откинулся на спинку стула.
— Я лег спать около двух часов ночи, и сегодня у меня куча дел. Днем я встречаюсь с преподобным Дрейкмондом.
Недда и Дэвис резко вскинули головы. Кэролайн поставила его кружку на стол и снова села.
— Завтра, — продолжал он, — я начну искать слуг и улаживать свои вопросы. Но скоро вернусь.
— Ты уезжаешь? — выпалила Кэролайн. Он обернулся к ней с лукавой усмешкой:
— Ты будешь скучать по мне, Кэролайн?
Она выпятила губки. Этот мужчина переоценивал свое значение в ее жизни.
Брент небрежно глотнул чая и сменил тему:
— Чем ты занимаешься в свободное время? Она быстро опустила глаза.
— Работаю в саду.
— Ах… ну конечно.
— И это здорово получается, — вставил Дэвис. Кэролайн просияла.
— Вот как? Ты посадила цветочек для меня, малышка?
— Нет, — отрывисто сказала она.
— Это хорошо, — мягко откликнулся Брент. — Он наверняка завял бы.
Кэролайн повела плечом.
— Только от недостатка внимания.
Она надеялась, что он поймет ее намек. Брент мгновение помолчал, потом прищурил глаза.
— Все когда нибудь увядает, Кэролайн.
Он говорил так тихо, что она едва разбирала слова.
— То, о чем я забочусь, еще никогда не увядало, — прошептала она, наклонившись к Бренту. — Мои цветы вырастут большими и красивыми. Через несколько недель все комнаты Мирамонта будут наполнены чудесными букетами.
— Ты будешь так же хорошо заботиться о наших детях? Она отпрянула.
— Мои цветы — вот мои дети, — парировала она. Он усмехнулся:
— Но создавать сына гораздо интереснее.
Сердце Кэролайн забилось чаще, но отступать она не хотела.
— Откуда ты знаешь? У тебя уже есть сын? Недда громко охнула.
Дэвис усмехнулся.
Кэролайн не спускала глаз с мужа, ожидая его ответа.
Наконец Брент тихо засмеялся:
— Нет, Кэролайн, у меня еще нет сына.
— Будете завтракать? — прощебетала Недда, ставя перед каждым из них на тарелку с яичницей и жареным хлебом.
Брент посмотрел на еду. Им срочно нужна кухарка!
Все сели за стол. Брент мысленно улыбнулся. Когда! была жива его мать, он никогда не ел вместе с прислугой. В их положении это было невозможно. Но война лишила его чванливости. Там, на поле боя, ему приходилось есть из одного котла с людьми самого разного сорта. Когда сражаешься бок о бок со своими товарищами, многие вещи теряют свое значение. В этом огромном пустом доме не было никого, кроме них четверых, и было бы просто глупо кичиться своей избранностью. Впрочем, если бы они с Кэролайн захотели питаться отдельно, им пришлось бы завтракать, обедать и ужинать на полу.
Похоже, его молодая жена тоже не слишком переживала по этому поводу, и это его удивляло. Другая леди на ее месте упала бы в обморок, если бы узнала, что ей предстоит завтракать за простым деревянным столиком, в компании с экономкой и конюхом. Нет, все таки его жена во многом необычна!
Ему было невероятно трудно не обращать внимания на Кэролайн всю последнюю неделю. Он пытался уходить от нее. Работа по восстановлению поместья, катание верхом, чтение книг хоть и занимали время, но не давали духовного равновесия. В его сердце поселилось что то похожее на разочарование.
У него была жена. Жена, которая желала его физически, но не позволяла к себе прикоснуться. Он понял, что ее бывший любовник оказался плох в постели, потому то она и отказывалась выполнять свой супружеский долг, боясь того, что на самом деле могло быть очень приятным. Брент решил повременить, хоть это давалось ему нелегко.
Он долго размышлял и, кажется, понял, почему отец Кэролайн так стремился выдать ее замуж. Человек безупречной репутации, он не мог позволить, чтобы в его доме жила незамужняя дочь, лишенная девственности. Если бы об этом узнали в свете, его имя было бы навсегда запятнано.
Но теперь она поселилась в Мирамонте, под присмотром мужа, и Брент надеялся, что скоро она пригласит его в свою постель.
Краем глаза он видел, как она ковыряет вилкой в тарелке. Сегодня на ней было то же платье, что и в день их знакомства, но сейчас он смотрел на нее по другому. Ее темные густые волосы были собраны в невероятно тугой узел на затылке, а платье, исключительно уродливое по цвету и фасону, с высоким воротом и длинными рукавами, плотно обтягивало ее пышную грудь и подчеркивало фигурку…
Брент уткнулся в тарелку.
— Я уеду завтра на рассвете, — холодно сообщил он, прожевав тост, — вернусь через неделю. Но я хочу, чтобы ты спал в доме, Дэвис. Нельзя оставлять женщин одних. Конюх кивнул.
— Кэролайн, — сказал Брент, отхлебнув чая, — меня ждет работа, но я хотел бы поговорить с тобой до отъезда.
Не дожидаясь ответа, он резко поднялся и повернулся к жене.
— Мне бы хотелось, чтобы ты ходила по дому с распущенными волосами, — небрежно заметил он. — Моя жена не должна выглядеть как старуха в свои двадцать пять.
— Старуха? Дэвис хихикнул.
Недда изобразила шутливую гримасу.
Глаза Кэролайн сузились до маленьких щелочек.
— Не понимаю, какое тебе дело до моей прически. — Она медленно поднялась из за стола. — Я предпочитаю носить пучок, потому что иначе волосы падают мне на глаза.
— Недда найдет для вас пару ленточек, — вставил Дэвис с усмешкой.
Кэролайн сурово взглянула на конюха.
— Что вы понимаете в женских прическах?
— У меня есть несколько ленточек. Я их с удовольствием дам, леди Кэролайн, — пропела Недда.
Кэролайн раздраженно вздохнула.
— Спасибо, но это мои волосы, и мне нравится, как они уложены.
— А мне нет, — протянул Брент, глядя на нее в упор, — а ведь я твой муж и хозяин дома.
— Да, ты хозяин…
— У вас красивые волосы, леди Кэролайн, — ласково перебил Дэвис. — Жаль, что вы затягиваете их в такой тугой узел.
Брент видел, что его жена уже не на шутку начинает сердиться. Странно, но ему нравилось выводить ее из себя.
— А потом вы скажете, что мне следует возиться в саду в более изысканном наряде — например, в жемчугах и шелковом платье.
Он чуть не рассмеялся. Что может быть лучше этого платья, которое подчеркивает каждый изгиб ее тела? Кэролайн сверкала глазами. Лицо ее пылало, щеки были пунцовыми. Он невольно залюбовался! Ему понадобилось усилие над собой, чтобы сохранить видимость равнодушия.
— К сожалению, жемчуга мне не по карману, — заявил он, окинув ее внимательным взором. — Надеюсь, это не единственный твой наряд?
Кэролайн с негодованием подхватила юбки и направилась к двери.
— У меня много платьев, — бросила она через плечо. Взглянув на экономку, она слегка улыбнулась: — Спасибо, Недда, завтрак был замечательный. — С этими словами она вышла во двор.
Дэвис и Недда весело переглянулись. Не обращая на них внимания, Брент прошагал к той двери, в которую входил.
— Пойду покатаюсь верхом, — устало сказал он и удалился.
— Кажется, он собирался работать, — заметила Недда. Дэвис подмигнул экономке.
— Мой мальчик влюблен по уши.
— Это точно, — согласилась Недда, — и она тоже.
— Ты думаешь?
Она кивнула, потом нагнулась к нему и лукаво произнесла:
— Я с удовольствием понаблюдаю, как они будут ругаться, а потом обниматься.
Дэвис засмеялся и, подняв свою чашку, шутливо произнес:
— Ну теперь посмотрим…

Глава 4

Он сам не верил в то, что собирался сделать, поэтому чувствовал себя на редкость неуютно. Он был графом — прилично воспитанным и образованным. Никто никогда не догадался бы, о чем он собирался просить свою молодую жену.
Брент сидел за письменным столом и медленно листал свой гроссбух в ожидании Кэролайн, которая обещала скоро прийти. Проведя несколько дней в работе, он наконец понял, что сделал Регги с его богатством после того, как он, Брент, уехал на континент.
— Прости, что задержалась, но мне надо было… э… найти ленточки для волос.
Услышав ее глубокий, слегка хрипловатый голос, он быстро поднял глаза. Кэролайн стояла у двери в шелковом лимонно зеленом платье с низким вырезом, обнажавшим соблазнительную ложбинку на груди. Ее темные волосы были свободно подвязаны на затылке, мягкие локоны обрамляли пылающие щеки.
У него перехватило дыхание. Она становилась все красивее… и все недоступнее.
Брент быстро отвел глаза и уставился на свой гроссбух.
— Теперь всегда делай такую прическу.
— Хорошо. — Она медленно подошла к нему и после долгого молчания робко спросила: — Ты расскажешь мне, что здесь случилось, Брент?
Он озадаченно посмотрел на нее.
Кэролайн обвела взглядом комнату и развела руки в стороны.
— Я имею в виду Мирамонт. Что произошло?
Он глубоко вздохнул и тяжело откинулся на спинку кресла.
— Я думал, Дэвис и Недда тебя просветили. Она пожала плечами.
— Они ничего мне не рассказывали. Он не сводил с нее глаз.
— Несколько месяцев назад я уехал на континент, чтобы послужить английской короне, и оставил Мирамонт на попечение моего кузена Реджиналда Кента. Я собирался вернуться прошлой весной, но мне неожиданно пришлось задержаться во Франции.. В прошлом месяце я приехал домой и обнаружил, что мой кузен без моего ведома распродал все мое имущество, чтобы оплатить свои карточные долги.
— Зачем ты ездил во Францию? — осторожно спросила она.
— Я помогал герцогу Веллингтону сражаться с Наполеоном Бонапартом при Ватерлоо.
Кэролайн удивленно раскрыла глаза. Он сказал это ровным, ничего не выражающим тоном, но она внимательно следила за лицом Брента и заметила затаенную боль, мелькнувшую в его глазах. Он стиснул челюсти, желая оставаться спокойным.
Теперь она знала, почему он был таким худым и изможденным, когда они впервые увиделись. Оказывается, ее муж был на войне. Она не знала, что сказать.
Он быстро встал. Его манеры опять стали небрежными.
— Просмотри, пожалуйста, мои записи.
— Конечно, — сказала она, не подумав, и медленно подошла к нему.
— Взгляни ка на эти цифры, Кэролайн, и проверь, не допустил ли я ошибок в расчетах.
Она несколько раз моргнула.
— Что?
Брент чуть заметно улыбнулся:
— Я хочу, чтобы кто то другой перепроверил эти цифры. Перед отъездом я должен знать точное положение дел в моем поместье. Нам нужны не только слуги. Я задумал переустройство Мирамонта.
Она была поражена.
— Ты… ты просишь меня разобраться в твоих финансах?
Он нагнулся к ней и понизил голос:
— Это не только мои, но и твои финансы. Кэролайн растерялась, но Брент положил ей в руки толстый гроссбух.
— Ты уверен? — Она заглянула ему в лицо, думая, что он шутит.
Он отступил в сторону и поманил ее к письменному столу.
— Давай же, Кэролайн, — сказал он, подталкивая ее к своему креслу.
Он взял ручку из чернильницы, сунул ее Кэролайн потом быстро сел рядом и уставился на молодую жену прищурив глаза.
Внезапно Кэролайн подумала, что это проверка ее способностей. Странно, но ей хотелось заслужить его похвалу. Она медленно опустила глаза на лежащую перед ней книгу и принялась за работу.
Брент внимательно следил за ее действиями. Она проворно перелистывала страницы гроссбуха, и он решил, что она не воспринимает его просьбу всерьез. Но потом она сосредоточилась, покусывая нижнюю губу, и углубилась в расчеты. Эта работа доставляла ей удовольствие. Ни разу не взяв пера, она производила все вычисления в уме: решала математические уравнения и перемножала большие числа.
Наконец она подняла голову. Ее глаза сияли. — Ты допустил ужасную ошибку, Брент, — сказала она с тихим смехом.
Он взвился:
— Если ошибка так ужасна, то почему ты смеешься? Кэролайн посерьезнела.
— Посмотри, что ты сделал.
Она дала ему знак придвинуться ближе. Он медленно встал и подошел к ней.
— Видишь, вот здесь. Ты умножил на три, а надо было на триста. Ты потерял два нуля! — Улыбаясь, она встретилась с его взглядом. — Кажется, у нас больше денег, чем ты думал.
Он внимательно взглянул на нее.
— Ты все посчитала в уме? Улыбка на лице Кэролайн померкла.
— Разумеется, — небрежно бросила она. Брент немного помолчал, потом вздохнул.
— У тебя талант, Кэролайн, и его надо использовать. Я не доверяю управляющим, поэтому сам веду гроссбух, и это одно из самых моих нелюбимых занятий. Я хотел бы, чтобы с этого дня ты сама следила за нашими финансами. Естественно, я буду и дальше вести дела со своим банкиром, договариваясь с ним о размере сумм, поступающих на мои счета, а ты будешь следить за тем, как эти деньги тратятся.
Кэролайн удивленно заморгала.
— Ты имеешь в виду постоянно? Из месяца в месяц?
— Конечно. Начинай прямо сейчас. Я почти завершил ремонт конюшни, но там оказалось больше работы, чем я предполагал. Я должен знать точное количество денег, которые мне понадобятся для того, чтобы привести поместье в порядок. В следующем сезоне я опять начну разводить лошадей.
Она озадаченно покачала головой.
— Разводить лошадей?
— Это мое основное занятие, Кэролайн. Я выращиваю, показываю и продаю арабских скакунов. У меня нет ни времени, ни терпения на то, чтобы заниматься финансами, поэтому я хочу, чтобы это стало твоей обязанностью. — Он помолчал. — Ты не против?
Она нерешительно улыбнулась:
— Значит, ты мне доверяешь?
Он с усмешкой коснулся ее щеки тыльной стороной ладош.
— Если бы я тебе не доверял, то вряд ли стал бы просить.
Кэролайн была счастлива. Брент поверил в ее способности! Никто, даже отец, никогда не относился к ее талантам сколько нибудь серьезно.
— Я с удовольствием освобожу тебя от этой скучной работы, — наконец сказала она, не скрывая своей радости.
— Вот и отлично.
Он собрался идти, но она вдруг схватила мужа за руку, поднялась с кресла и крепко его обняла.
— Спасибо, — прошептала она, уткнувшись губами в его грудь.
Брент поднял руку, чтобы погладить ее шелковистые волосы, но она резко отпрянула и снова села в кресло.
Он постоял, глядя на ее профиль, потом отвернулся и пошел к двери.
— Увидимся за обедом, — мягко сказал он.
Но Кэролайн уже забыла обо всем, кроме своих вычислений.

Глава 5

Кэролайн надела бледно персиковое вечернее платье, свободно подвязала темно каштановые локоны на затылке белой ленточкой и пошла в кухню обедать. Она ожидала застать там Недду, Дэвиса и Брента, но в помещении был только ее муж. Он стоял у маленького окошка, за которым виднелись луга и холмы, подернутые пеленой вечернего дождя.
На столе теснились блюда с холодным ростбифом, сыром и хлебом, миска со сливами и бутылка вина. Было накрыто на двоих.
— А Дэвис и Недда не будут обедать? — нерешительно спросила она.
— Они заняты, — небрежно ответил Брент, повернувшись к жене. Он быстро оглядел Кэролайн, подвинул ей стул, зажег три свечи на столе и сел напротив. — Мы будем одни.
— Хорошо, — бросила Кэролайн, глядя, как он наливает вино.
Брент тоже приоделся к обеду: на нем были белая шелковая рубашка, синевато серые брюки, галстук и серый выходной сюртук. Одежда сидела на нем безупречно. Кэролайн смотрела на него и улыбалась.
— Тебя что нибудь рассмешило? — спросил он.
— Мы выглядим нелепо, сидя за кухонным столом в вечерних нарядах, — ответила она.
Брент усмехнулся и поднес к губам свой бокал. Сделав большой глоток, он медленно покрутил бокал в руке, рассматривая прозрачную жидкость.
— Кэролайн, — начал он вкрадчиво, — признаюсь, ты не самая красивая женщина из тех, кого я встречал, но, без сомнения, самая сексуальная — независимо от того, что на тебе надето.
Эти слова застигли ее врасплох. Густо покраснев, она потянулась к своему бокалу и, отхлебнув вина, призналась:
— Мне кажется, ты имеешь право знать, что я пока не собираюсь заводить детей.
В комнате стало тихо, как в гробнице. Даже дождь перестал барабанить в окно.
Кэролайн продолжала смотреть в свой бокал, ожидая, что муж закричит на нее или отвесит пощечину. Но он опять ее удивил. После нескольких минут невыносимого молчания он взял ее тарелку и начал накладывать в нее еду из стоявшего перед ними блюда.
— Интересно, почему ты сменила тему? Мы разговаривали про наряды, а ты вдруг начала про детей.
Она напряглась, услышав его холодный тон.
— Просто я подумала, что тебе следует знать мое мнение…
— Перед тем как мы станем близки, Кэролайн? Он передернул ее слова!
— Пойми…
— Я хочу сына. Мне нужен наследник. Его голос опять стал спокойным.
— Но я не хочу! — воскликнула Кэролайн.
После мгновенного замешательства Брент произнес:
— Наверное, это не совсем так. Все женщины хотят детей, Кэролайн, в том числе и благородные дамы. Либо ты боишься рожать, либо тебя пугает секс. Я хотел бы знать, какая причина заставляет тебя воздерживаться.
Кэролайн шумно вздохнула. Не могла же она рассказать ему о своих планах.
Отпив вина, она взяла вилку.
— Я прекрасно понимаю твои чувства, Брент. Он вскинул бровь.
— Неужели? Она улыбнулась:
— Конечно. Ты хочешь наследника. К тому же тебя одолевает сексуальное влечение. Я знаю, что многие мужчины постоянно занимаются любовью со своими женами, потому что не считают нужным себя сдерживать. И это совершенно естественно.
Он медленно подался к ней, положив локти на стол и подперев подбородок ладонью.
— Вот как? И ты все это знаешь? Она решительно кивнула.
— Как ты мудра, Кэролайн!
— Да. — Она одарила его улыбкой. — Тебе нужна женщина, которая будет удовлетворять твои мужские потребности. Я практично смотрю на этот вопрос и не стану ревновать, если ты начнешь уделять внимание другой женщине.
— Это великодушно с твоей стороны, Кэролайн! — медленно проговорил он. — Но моим наследником может стать лишь ребенок, зачатый в браке.
Кэролайн потупилась.
— Я хочу, чтобы ты понял: то желание, которое ты ко мне испытываешь, — не что иное, как обычное влечение. Ты мог бы испытывать его к любой другой женщине.
Брент помолчал, внимательно глядя на свою жену. Воцарилась неловкая тишина. Потом глаза их опять встретились, и он сказал:
— Ты говоришь так, как будто у тебя большой опыт по этой части, Кэролайн.
— У меня есть и опыт, и знания, — храбро призналась она. — Мне часто доводилось наблюдать, как спариваются животные. И могу тебя заверить, что случка не слишком приятна для самок.
Он опустил руку на стол и нагнулся к Кэролайн — так близко, что она увидела свет свечей , отраженный в его зрачках.
— Послушай, Кэролайн, я должен тебе кое что пообещать.
Она смотрела на него не мигая.
— Я обещаю, — медленно начал Брент, — что никогда не сделаю тебе больно. Я обещаю, что никогда не заведу любовницу и не стану смущать тебя на людях или в узком кругу, флиртуя с другой женщиной. Я обещаю, что, уложив тебя в постель, буду очень внимателен и предупредителен. Ты испытаешь удовольствие, даже если мне понадобится для этого трое суток. Я обещаю, что ты будешь носить моего законного ребенка. Я обещаю, что у тебя никогда не будет другого мужчины. И, наконец, я обещаю, что никогда не стану влезать на тебя, как обезумевший бык.
Сказав это, он вернулся к еде.
Кэролайн не знала, что делать, — сказать все, что она думает, или поблагодарить за искренность. Она решила промолчать.
Какое то время они ели молча. Блюдо показалось Кэролайн невкусным, зато Брент быстро опорожнил тарелку и задал ей очередной вопрос:
— Почему ты не вышла замуж в юном возрасте, как твои сестры?
— А почему ты не женился на Полин Синклер? — задала она встречный.
Он вскинул голову:
— Я думал, из Полин получится хорошая жена и мать. Однако она не захотела выходить за меня замуж.
— Ты ее любил? Брент фыркнул:
— Нет. — Он со вздохом откинулся на спинку стула и отхлебнул вина. — А теперь ответь на мой вопрос, малышка.
После короткого замешательства Кэролайн поняла, что не способна солгать мужу.
— Я давно распростилась с девичьими романтическими грезами. Их заменило желание стать одним из ведущих мировых специалистов в области ботаники.
Его брови сошлись на переносице. Кэролайн вскинула подбородок, ожидая, что он посмеется над ее бредовой идеей.
— Моей самой заветной мечтой стала учеба в Оксфорде под руководством сэра Альберта Маркема.
Заинтересовавшись, Брент нагнулся к жене.
— Я послала ему результаты моих опытов и вычисления, связанные с выращиванием сиреневых роз. Этот уникальный оттенок можно получить только тогда, когда температура воздуха остается почти неизменной. Насколько я знаю, до сих пор никто не сумел вывести такие розы. Они невероятно капризны и нуждаются в особом уходе.
Кэролайн спохватилась. Зачем вдаваться в такие подробности? Это вряд ли будет интересно.
— Впрочем, Маркем не пожелал со мной встретиться. Даже имея на руках доказательство моего труда, он предположил, что эту работу выполнил кто то другой.
Она бросила салфетку на стол, пытаясь сдержать слезы разочарования.
— Не понимаю. Почему такой ученый человек не пожелал тебя видеть? — озадаченно спросил Брент.
Для него это было неясно!
— Я женщина, Брент. Он откинулся на стуле.
— Да. — Немного помолчав, он добавил: — И теперь ты имеешь дело со мной и моим заросшим садом вместо знаменитого сэра Альберта.
Она благодарно улыбнулась: он пытался быть деликатным с ее чувствами.
— Это не так уж и плохо. В ответ Брент усмехнулся:
— Тебе нравится сажать растения?
Она улыбнулась шире. Наверное, это отличная возможность завести речь о теплице.
Осмелев, она подалась вперед, и Брент невольно посмотрел на ее роскошный бюст. И вдруг Кэролайн почувствовала восторг. И предвкушение. Впервые в жизни она ощутила себя всемогущей женщиной.
Она тронула его за руку и хрипло прошептала:
— Можно попросить тебя, Брент?
Его глаза опять вернулись к ее лицу, но их выражение не изменилось.
— Конечно.
— Я хотела бы продолжить работу, но в Мирамонте нет одной необходимой мне вещи.
Он выгнул бровь.
— И ты хочешь, чтобы я тебе ее предоставил? — Да.
— Надеюсь, это что то маленькое и недорогое?
— Нет… Это вовсе не маленькое и дорогое, — тихо сказала она, утратив уверенность.
Он закашлялся.
— Ты хочешь, Кэролайн, чтобы я купил тебе большую дорогую вещь?
Она кивнула.
Брент смотрел на нее в упор.
Она так волновалась, что у нее дрожали руки. Пришлось спрятать их в складках платья. Зря она начала эту тему!
— Я куплю тебе эту вещь, но при одном условии.
У нее перехватило дыхание.
— Ты даже не хочешь узнать, что именно я прошу? — разочарованно спросила она.
Брент покачал головой, встал и, схватив Кэролайн за руку, поднял ее со стула.
— Мне все равно, — прошептал он, взял ее за подбородок и развернул к себе лицом. На губах его играла снисходительная улыбка. — Но ты должна выслушать мое условие.
Она отпрянула, но он одним быстрым движением обнял ее за талию и прижал к себе.
Кэролайн разозлилась.
— Мне нужна теплица… — смело заявила она.
— А мне нужен сын.
Она в ужасе уставилась на него:
— Ты думаешь… — Он уткнулся носом в ее шею, но она его оттолкнула. — Мне нужна теплица…
— А мне нужна ты, Кэролайн, — прошептал он. — Это будет честный обмен. Мы оба посеем семена.
С этими словами он ее отпустил.
Не удержавшись, она налетела на свой стул.
— Но это нелепо! — выдохнула она, пряча глаза.
— Подумай, Кэролайн, — угрожающе посоветовал он. «Почему он так злится?» — недоумевала Кэролайн, едва сдерживаясь, чтобы не наговорить лишнего.
Она расправила плечи, пригладила волосы и посмотрела на него через стол.
— Это так по мужски: предоставить жене то, что ей необходимо, только в обмен на секс, — объявила она ледяным тоном.
Лицо его потемнело от гнева. Он начал подступать к Кэролайн:
— Зато ты ведешь себя совсем по женски: дразнишь мужа и отказываешься от секса, пока он не купит тебе, что ты хочешь. Хотя, на мой взгляд, от теплиц столько же толку, сколько от бриллиантов.
Охнув, она отступила назад, Брент стоял совсем близко.
— Я вовсе не собиралась тебя дразнить! Моя просьба не имеет никакого отношения к сексу!
— Вот как? — Он заговорил убийственно мягким тоном: — Насколько я помню, ты очень робко попросила у меня нечто, нужное тебе для занятий ботаникой, но нагнулась так низко, что твоя грудь чуть не выпала из платья.
Она потрясенно округлила глаза и раскрыла рот.
— Ты думала, я не замечу и не пойму твою тактику?
— Да как ты смеешь!
— Признайся, моя дорогая женушка, — сказал он, подняв руку и погладив ложбинку на ее груди, — твои соски такие же мягкие и розовые, как твои губы? Или такие же темные и чувственные, как твои глаза? Я куплю тебе пять новых розовых кустов, если ты мне их покажешь, и десять, если дашь попробовать их на вкус. Она влепила ему пощечину.
Он стиснул челюсти, но не двинулся с места, даже не отвел глаз от ее лица. Невероятно медленно его рука скользнула чуть ниже и обхватила ее грудь. Потом он приспустил платье, полностью обнажив ее бюст.
Кэролайн содрогнулась, впервые в жизни ощутив себя совершенно беспомощной. Ее руки безвольно висели вдоль тела. Она знала, что должна как то защититься, но не могла заставить себя пошевелиться под его взглядом. Он не отводил от нее глаз, но его руки уже дразнили затвердевшие соски, и все ее тело содрогалось от восторга.
Внезапно ее дыхание стало таким же прерывистым, как и его. Он опустил взгляд.
— Брент… — выдохнула Кэролайн.
Он внимательно разглядывал ее в свете свечей, словно восхищаясь произведением искусства, и одновременно дразнил ее соски подушечками больших пальцев.
Она была близка к обмороку.
— Поразительный цвет, Кэролайн, — хрипло прошептал он, — темно красный на белом фоне, как хорошее французское вино. Когда ты будешь готова, я попробую их на вкус… — Он обхватил ее груди своими крепкими теплыми руками.
Она тихо застонала. По всему ее телу разливались горячие волны.
Брент нагнулся и коснулся губами ее щеки.
— Твои соски — само совершенство. Я рад, что они теперь мои.
Он вдруг подтянул кверху ее платье, закрывая грудь, и провел языком по ее ушку. Она чуть не вскрикнула.
— Ты такая сладкая, малышка, — прошептал он… и ушел.
Она проснулась и не сразу поняла, в чем дело.
Из спальни мужа доносился стон.
Кэролайн резко села. Сердце ее колотилось от страха.
Она быстро встала с кровати, на цыпочках подошла к двери, разделявшей их комнаты, и прислушалась. Босые ноги замерзали на холодном полу, луна тускло освещала комнату. Но с другой стороны двери было тихо.
Тишину нарушало лишь потрескивание медленно догорающих в камине поленьев. Наверное, у нее разыгралось воображение.
Но тут опять послышался тот звук. Нет, ошибки быть не могло. В спальне громко стонал Брент. Потом все смолкло, но спустя мгновение она услышала голос мужа.
— Нет! — закричал он.
Кэролайн не знала, что делать.
Собираясь войти, она уже взялась за ручку двери, но звуки опять пропали. Она немного постояла у порога и, окончательно замерзнув, вернулась в кровать.
Наверное, ему что то приснилось…
Кэролайн закуталась в теплое одеяло и через несколько минут заснула. Когда она опять пробудилась, муж уже уехал из Мирамонта.

Глава 6

Ему придется ее соблазнить.
Шесть долгих дней Брент живо вспоминал ее пышные кремовые груди, сжатые его ладонями, и понимал, что другого пути нет. Сегодня утром, запрягая лошадей в фаэтон, чтобы ехать домой, он понял, как соблазнить умную Кэролайн. Его обаяние на нее не действовало, тем более что он не умел быть слишком обаятельным. Нет, он пустит в ход ту же тактику, которая послужила ему тогда, перед отъездом. Он заставит ее стонать и таять в его объятиях. Он будет ласкать ее до тех пор, пока она не станет безвольной и податливой.
Брент подстегнул лошадей, бегущих по грязной дороге. До Мирамонта оставалось всего две мили. Он поднял откидной верх коляски, чтобы не намокнуть от мелкого дождичка, но сырость все равно просачивалась сквозь одежду. Он замерз, проголодался и мечтал о горячем обеде и ванне.
Его поездка оказалась на редкость удачной. За три дня он нанял работников в поместье, в том числе двух декораторов, которые начнут переустройство дома на следующей неделе, и переговорил со своим банкиром. Несмотря на его долгое отсутствие, вся бухгалтерия была в порядке.
Это заставило его удивиться. Почему Регги продал все, что можно было вынести, но оставил на счету Брента деньги? Как он умудрился так быстро обернуться? И самое главное, где сейчас этот человек?
Будучи в Лондоне, Брент зашел в военный департамент. Полученная информация привела его в замешательство.
До сих пор его знакомые с континента не сообщили о том, что Филипп Руссель, француз убийца, который преследовал Брента в ночных кошмарах, погиб или выслан из страны. Брент совершенно точно знал, что если этот тип жив, то рано или поздно до него доберется. Филипп ненавидел Англию и Рейвена — так окрестил Брента один знакомый француз. Брент надеялся, что Филипп принял свою смерть в сражении при Ватерлоо, но не знал этого наверняка. Ему следовало принять меры предосторожности у себя дома.
Но как быть с Кэролайн? Рассказать ей все или не стоит? Опыт подсказывал Бренту: зная своего врага, можно в конце концов нанести ему удар в самое уязвимое место. Впрочем, иногда неведение спасает жизнь. После двухдневных размышлений Брент решил не впутывать жену в свои дела — в целях ее безопасности.
Он отправился в Мирамонт, понимая, что делиться информацией о Филиппе опасно. Если этот прохвост жив, Брент сам позаботится о защите своей семьи.
Наконец в поле зрения показалось поместье. Бренту была приятна мысль, что все это принадлежит ему. Его отец умер двадцать пять лет назад, и с тех пор в Мирамонте царствовала его мать. Но она, увы, тоже умерла. Это случилось пять лет назад. Иногда Бренту не хватало ее властной руки, но потом он вспоминал, с какой истовостью она управляла не только слугами и работниками, но и своей семьей. В течение тридцати лет леди Мод помыкала всеми, кто ее любил.
Но его надменная, эгоцентричная мать оставила ему Мирамонт. Он подумал о ней, когда экипаж проехал последний поворот на дороге и высокие сиреневые кусты расступились, являя взору дом. В этот промозглый дождливый день ожившие воспоминания действовали на него угнетающе.
Брент быстро погнал лошадей к конюшне. В этот момент он увидел Кэролайн. Она бежала по лужайке в ту же сторону, в какую он ехал. Спутанные мокрые волосы развевались у нее за спиной, а мокрое платье льнуло к маленькой фигурке.
Брент почувствовал, что его ждут неприятности.
Спустя всего два дня после его отъезда из Мирамонта с Кэролайн начали происходить всякие странности.
Сначала у нее начали пропадать вещи, но она не придала этому значения, решив, что сама не туда положила гребень или туфли. Некоторые растения в саду почему то оказались вырванными из земли. Ее новая горничная, мисс Гвендолин Смит Майерс, сказала, что у одной из служанок есть маленькая дочка, которая свободно бегает по Мирамонту. Меньше часа назад слуги заметили, как она несла в конюшню какие то книги. Любопытство Кэролайн сменилось тревогой.
Она проверила свои вещи и пришла в негодование. Ее подробные записи по выращиванию сиреневых роз остались на месте, но пропали две книги — брошюра, описывающая первые французские ботанические сады, и, что самое странное, записи лекций Альберта Маркема, которые она собирала несколько лет. В прошлом мае она их переплела, чтобы взять с собой в Америку. Вне себя от отчаяния, Кэролайн побежала в конюшню.
Когда она под ливнем добралась до обновленного строения, ее шифоновое платье пропиталось водой и грязью, но ей было все равно. Она распахнула дверь и шагнула внутрь. Здесь слышался только мерный стук дождя по крыше и тихое пофыркивание лошадей. Конюх, наверное, укрылся где нибудь в другом месте, пережидая грозу. Она остановилась, оглядываясь в полумраке.
И тут она увидела девочку.
На подстилке из сена, свернувшись калачиком, спала замарашка не старше четырех лет. Она была в мятом ситцевом платьице. Спутанные светло каштановые волосы обрамляли бледное грязное личико. На щечки падала тень от длинных темных ресниц в форме полумесяца.
Кэролайн подумала: если ее отмыть, она будет похожа на ангела. И тут взгляд ее упал на разбросанную вокруг бумагу.
Ее драгоценные записи… были разодраны в клочья.
Сердце Кэролайн бешено заколотилось.
И тут, словно почуяв опасность, девочка открыла глаза и неуклюже встала на ноги.
— Ты, маленькая…
Кэролайн сделала к ней шаг, но ребенок прошмыгнул мимо со скоростью лисицы и, выскочив за дверь, обрел свободу.
Кэролайн с решимостью устремилась к выходу. Но не успела она взяться за ручку двери, как деревянная створка открылась, и в конюшню вошел ее муж. Маленькая разбойница, отчаянно вырываясь, висела у него под мышкой.
Кэролайн была так поражена этой встречей, что почти забыла про девочку.
Они молча уставились друг на друга. Суровое осунувшееся лицо Брента было мокрым от дождя. Кэролайн тяжело дышала. Ей было совершенно все равно, что он подумает. Записи, которые она методично собирала в течение пяти лет, были уничтожены!
Она сгорбилась и заплакала.
— Что она сделала? — тихо спросил Брент, опустив девочку на землю и взяв ее за руку. Малышка продолжала вырываться.
Кэролайн закрыла лицо руками.
— Она… она испортила мои книги, порвала мои записи… — Она резко вскинула голову. — Я хочу, чтобы она никогда больше здесь не появлялась!
Он глубоко вздохнул.
— Это невозможно.
Она удивленно уставилась на него.
— Она моя дочь, Кэролайн.
Прошло несколько секунд, прежде чем она поняла значение этих слов. Впервые в жизни Кэролайн испугалась, что сейчас упадет в обморок.
— Ч что? — переспросила она, ухватившись за толстый деревянный шест.
Брент снова вздохнул и прижал девочку к своей ноге. Та наконец то перестала вырываться.
— Это моя дочь. Ее зовут Розалин.
Пораженная до глубины души, Кэролайн медленно опустилась на охапку сена.
— Я тебе не верю, — прошептала она.
— Ты только взгляни на нее, Кэролайн, — попросил он. Она медленно перевела взгляд на девочку. Большие светло карие глаза, опушенные черными ресницами, смотрели на нее с нескрываемым любопытством. Ее лицо было скорее овальным, чем квадратным, и мягче в линиях. Но, может быть, при другом освещении…
Внезапно девочка улыбнулась, и все сомнения Кэролайн разом отпали. Ее улыбка была совершенно неотличима от улыбки Брента.
Кэролайн в полном замешательстве откинула голову назад и уставилась вперед невидящим взглядом.
Воцарилась тишина. Даже дождь перестал грохотать по крыше.
Брент не знал, что сказать. Кэролайн выглядела такой несчастной! Он медленно опустился на корточки.
— Она не совсем в порядке, Кэролайн.
Она резко взглянула на него своими большими блестящими глазами, обрамленными мокрыми ресницами. Такие же мокрые волосы облепили щеки и шею. Платье облегало каждый изгиб красивого тела.
— Что с ней? — спросила она надтреснутым голосом.
Брент сел на сено, подобрав ноги и положив локти на колени. В руке он покручивал соломинку.
— Она… дикая, Неуправляемая. Кэролайн усмехнулась:
— И, видимо, незаконная.
Он прекрасно понимал, каково ей сейчас, и простил ее грубость.
— Ее мать — французская куртизанка…
— Ты шутишь?
— Нет, не шучу, Кэролайн. Ее зовут Кристин Дюмон. Она красива, с экзотической внешностью, женщина из Лиона. Ей удалось попасть в наполеоновское окружение. Она появилась на моем пороге немногим больше четырех лет назад. К одеялу была приколота записка от ее матери. Когда она попала сюда, у нее началась лихорадка. Если бы не Недда, она бы не выжила.
— Давай не будем об этом сейчас… — простонала Кэролайн.
Брент повернул голову и увидел, что она сидит совершенно неподвижная, упершись невидящими глазами в землю. Наверное, он выбрал не самое удачное время, чтобы рассказать о своем прошлом.
Отбросив соломинку, он подался назад и прошептал:
— Розалин слабоумная, Кэролайн. Ее нельзя ничему обучить. Она проводит почти все время с Неддой.
Кэролайн молчала. По правде сказать, сейчас ее не волновало темное прошлое мужа. В ее затуманенной голове билась одна единственная мысль: мечта, которую она лелеяла годами, была разорвана в клочья и валялась на полу конюшни. И виной всему — ее новоявленная падчерица.
Слезы опять покатились ручьем по ее щекам, и она начала дрожать от холода и потрясения. Заметив это, Брент сбросил плащ и накинул его ей на плечи.
— Почему? — страдальчески спросила Кэролайн.
— Это… сложно…
— Я говорю не о тебе! — закричала она. — Я говорю о мужчинах, которые не дают женщинам пробиться к успеху!
Он смотрел на нее, как на безумную. Она быстро встала, сбросив его плащ. Он поднялся и взял ее за руку.
— Не трогай меня, — сказала она с убийственным спокойствием.
Брент убрал руку. Кажется, сейчас ему было нечего сказать.
— Моя жизнь была прекрасной до того дня, как я встретила тебя, лорд Уэймерт. Теперь все мои мечты ушли в прошлое.
— Я думаю, ты преувеличиваешь…
— Преувеличиваю? — Она отступила назад. — Ты знаешь, как трудно женщине, которая хочет заняться наукой? Нас не берут на учебу, мы не имеем возможности получить такое же образование, как мужчины. Единственное, что позволено делать дамам, вышедшим из приличных семей, это изучать грамматику и музыку с гувернантками, чтобы потом развлекать мужчин в светских салонах, писать нелепые стишки и часами бренчать на фортепьяно. — Кэролайн ткнула себя пальцем в грудь. — Господь наделил меня талантом, но у меня есть один маленький недостаток — я женщина. Мне приходилось тайком получать знания и тайком заниматься любимым делом. 
Она расправила плечи и подбоченилась. — Несколько лет назад я начала посещать занятия в Оксфордском университете. — Увидев его вытянувшееся лицо, она расхохоталась: — Да да, мой милый муженек, я ходила в университет вместе с другими женщинами, осмелившимися заняться наукой. И знаешь, где мы сидели? — Она скрестила руки на груди, ожидая его ответа. Брент тихо сознался:
— Не имею понятия. Кэролайн горько усмехнулась:
— Нигде! Нас вообще не пускали в класс, Брент. Нам разрешили стоять в коридоре и слушать лекции — при условии, что мы не будем мешать другим, то есть мужчинам. Какая забота со стороны тех, кто пишет законы! Мы не могли задавать вопросы преподавателям, не могли писать контрольные, не могли сидеть в удобных креслах. Нам разрешалось только слушать и быть невидимыми.
Она остановила свою тираду и вытерла щеки пальцами. Но это движение было бесполезным, ибо, когда она взглянула на порванную бумагу, ее глаза опять налились слезами.
— Я вела эти записи целых пять лет! — выдохнула она, указывая на клочки. — Вот все, что осталось от моих тетрадей, которые я исписывала, сидя на корточках в коридорах Оксфордского университета, пытаясь получить знания у самого известного в мире ботаника. Эта невоспитанная девчонка уничтожила все, ради чего я жила.
— Кэролайн… — Нет!
Она отпрянула от его руки и пошла к выходу. Открыв дверь, обернулась.
Брент выглядел до крайности удивленным.
— Твоя дочь погубила мои записи, — ее голос упал до шепота, — а ты погубил мою жизнь.
— Кэролайн…
Он протянул руку, но она убежала в дом.

Глава 7

Кэролайн сидела на диване в кабинете и ждала Брента. Она избегала его целых три дня, работая с рассвета до заката в своем саду. Там было ее убежище, где она скрывалась от всех проблем.
Однако, проведя три дня в полном унынии, она поняла, что настало время для решительного разговора. Бесполезно жалеть об утраченном. Ее бесценные записи безвозвратно пропали, и она ничего не могла с этим поделать. Зато у нее появилась дочь, чей отец согрешил с красивой французской куртизанкой.
Кэролайн закрыла глаза и откинула голову на мягкий зеленый бархат.
Мысль о том, что у Брента был страстный роман с другой женщиной, заставляла ее кровь кипеть. Как он мог быть таким безответственным? И, наверное, эта женщина была у него не одна. Впрочем, так поступало большинство мужчин.
Но на душе у Кэролайн становилось теплее, когда она представляла себе Розалин, невинное дитя, больное лихорадкой, которое лежало на пороге. Ее муж не побоялся скандала и принял незаконную дочь!
Она много думала об этом в последние три дня и пришла к некоторым выводам, которые хотела теперь обсудить со своим мужем.
Кэролайн открыла глаза и села прямо, услышав, как он открывает дверь.
— Ну что, малышка, ты готова обсудить мою неосторожность?
Она удержалась от язвительного ответа, с волнением глядя на мужа. Суда по его мокрым волосам, он только что принял ванну. На нем была чистая рубашка, а брюки плотно обтягивали бедра.
Кэролайн отвернулась к камину, чувствуя, что краснеет. Не успела она опомниться, как он сел рядом с ней на диван.
Они помолчали, глядя на мерцающие языки пламени.
Наконец Кэролайн нарушила тишину:
— Почему ты называешь меня малышкой?
Она повернула голову и наткнулась на его острый, проницательный взгляд. У Брента были чудесные, необычайно выразительные глаза, которые темнели, когда он сердился, и наливались яркой зеленью в минуты страсти.
— Потому что ты очень нежная и женственная, Кэролайн, — ответил он, внимательно разглядывая ее лицо.
Эти слова наполнили ее теплом.
— Ты ее любил? — прошептала она.
Повисла мучительная пауза. Потом он вздохнул и откинул волосы с ее лица.
— Мой роман с Кристин длился несколько лет. Мне нравилось ее общество, но она всего лишь выполняла свою работу — ублажала мужчину в постели. И надо сказать, у нее были поразительные способности.
Плечи Кэролайн напряглись. Брент начал медленно массировать ее затылок. Она сделала вид, что не замечает этого.
— Я никогда не любил по разным причинам, — он наморщил лоб, — и я не верю в любовь. Все, кого я знал, использовали это слово совершенно в другом смысле: «я люблю тебя» обычно означает «чего то хочу». Кроме того, любовь приравнивают к примитивному влечению. Меня тянуло к Кристин, а ее ко мне. Мы использовали друг друга для удовольствия.
Кэролайн была поражена его откровенностью:
— Как ужасно! Ты смотришь на любовь как на способ удовлетворения своих желаний…
— Я испытывал желание спать с Кристин, только и всего, — перебил он.
— Но ты можешь почувствовать такое желание к любой женщине.
— Верно.
Она вздохнула:
— И ко мне тоже.
Брент поджал губы, и она пожалела о своих словах, сказанных второпях.
— Кэролайн, — задумчиво начал он, — я хочу с тобой переспать и не вижу смысла скрывать это. Я не испытываю к тебе никаких чувств, кроме тех, которые испытывает любой муж к своей жене.
— Но многие мужья любят своих жен, — заявила он: Он покачал головой:
— Я так не думаю. Во всяком случае, я тебя не люблю. Это было сказано таким спокойным тоном, как будто речь шла о подготовке к праздничному ужину. Кэролайн кокетливо улыбнулась:
— Ну что ж, муженек, я тоже тебя не люблю. Чтобы между нами не возникло никаких недоразумений, я обещаю, что ты никогда не услышишь от меня признания в любви. — Она расправила юбку. — Ты сказал, что есть две причины. Я хочу услышать вторую.
Брент медленно выдохнул. В тот момент, как он вошел в кабинет и увидел жену в бледно розовом шелковом платье, с волосами, зачесанными назад и перехваченными, белой атласной лентой, у него засосало под ложечкой. Теперь она смело призналась, что никогда его не полюбит, это почему то вывело его из себя.
Усевшись поглубже, он нехотя продолжил:
— Я верю, что любой союз мужчины и женщины с года ми перерастает в нечто большее. Я бы назвал это чувством взаимной привязанности. Я сам никогда не испытывал привязанности к женщине. Ни одна дама не желала вступать со мной в длительные отношения. Им не нравился мой резкий характер. — Голос Брента сделался мягче. — Я никогда не любил Кристин, а когда на пороге моего дома появилась несчастная Розалин, я окончательно понял, что равнодушен к этой женщине. Впрочем, она приняла правильное решение, подкинув мне дочь. Какая мать из куртизанки? Девочке лучше жить здесь, со мной.
— Ты собираешься к ней вернуться? — тихо спросила Кэролайн.
Он расслабился, на губах его заиграла усмешка.
— Зачем мне искать приключения на стороне, когда у меня есть ты, моя дорогая Кэролайн? — Нагнувшись к ее ушку, он игриво спросил: — А ты не хочешь, чтобы я к ней вернулся?
— Мне все равно, мой дорогой муж, — с иронией ответила она. — Самое главное, чтобы ты не вовлекал меня в свои сердечные дела.
Он взял ее за подбородок.
— Мое сердце с тобой, милая.
Кэролайн отодвинулась, быстро встала и шагнула к каминной решетке. Она не могла на него смотреть. Ей казалось, что он услышит, как сильно бьется ее сердце, заглушая гулявший за окном прохладный летний ветерок и тихое потрескивание огня в камине. Чтобы избавиться от предательских мыслей, она сменила тему:
— Почему ты не рассказал мне про Розалин, Брент? Он долго сидел молча, потом ответил:
— Не знаю. Мы так стремительно поженились, что это казалось не важным.
— Не важным? — изумилась она. — У тебя был роман с французской проституткой, после которого тебе подкинули дочь, и ты думал, что об этом не стоит знать твоей будущей жене? Тебе не приходило в голову, что ты совершил обман?
Брент сжал руки, продолжая смотреть на нее в упор.
— Я не говорил о том, что у меня есть дочь, — признался он, — потому что понимал: тебе нужно время, чтобы привыкнуть к незнакомой обстановке.
Она слегка смягчила тон:
— Почему ты не сказал мне об этом за завтраком, перед твоим отъездом? Ведь я спрашивала, есть ли у тебя дети…
Он хохотнул:
— Кэролайн, ты меня дразнила…
— Чушь! Я никогда не дразню малознакомых мужчин. Он задумчиво посмотрел на нее.
— Ты имела в виду детей от другого брака, но я никогда раньше не был женат, так что мой ответ был правдив.
Она презрительно фыркнула:
— А я так не думаю. Ты ловко ушел от ответа. Представляю, как я выглядела в глазах Недды и Дэвиса!
Брент запустил пятерню в свои волосы и небрежно от кинулся на спинку дивана.
— И Недда, и Дэвис не считают, что я должен был тебе все рассказать. Ты им вообще очень нравишься.
Она подбоченилась.
— У тебя есть еще дети?
— Нет, — мягко ответил он, — но я намерен обзавестись ими в самое ближайшее время.
Кэролайн покосилась на него краем глаза.
— Ты уверен?
Он слабо улыбнулся:
— Абсолютно.
Она не знала, что на это ответить, и принялась с живым интересом разглядывать стоявшие на каминной полке маленькие часы, зачарованная качающимся маятником.
— Я забочусь о своей дочери больше, чем ты себе можешь представить, Кэролайн, — тихо сказал он. — Она часть меня и во многом на меня похожа. Я надеюсь, что со временем она и тебе станет небезразлична.
Она не желала об этом думать. Стоит ли привязываться к кому то из них, если она собирается уехать в Америку?
— У меня есть некоторые соображения по поводу Розалин, Брент, — все таки сказала она.
Он вздохнул.
— Говори.
Кэролайн посмотрела ему в глаза.
— Она умеет обслуживать себя? Брент прищурился.
— Что ты имеешь в виду? Кэролайн покраснела.
— Я имею в виду, может ли она сама ходить в туалет. Он удивился такому вопросу, но не смутился:
— Да, может. А почему ты спрашиваешь? Кэролайн помолчала, собираясь с мыслями.
— Мне кажется, что четырехлетний ребенок, который способен сам о себе позаботиться, просто воздействует на взрослых, перетаскивая их вещи из комнаты в комнату. Эта хитрая девчонка нарочно спрятала мои туфли в голубой гостиной…
— Она спрятала твои туфли в голубой гостиной? — переспросил он, усмехнувшись.
Она укоризненно посмотрела на него:
— Ты не слушаешь то, что я говорю, Брент. Он посерьезнел.
— И что же ты говоришь? Она быстро выпалила:
— Мне кажется, она не такая уж ненормальная.
— Кэролайн, я — ее отец…
— Ребенок, который способен заранее планировать свои действия и влиять на взрослых, вполне разумен, — решительно перебила она. — У нее нормальное мышление, а причинять хлопоты — единственный способ привлечь себе внимание.
— Ты хочешь сказать, что она спрятала твои туфли и порвала твои книги, чтобы привлечь к себе твое внимание?
— Нет, — твердо заявила Кэролайн. — Я думаю, она это сделала, чтобы привлечь твое внимание.
Он покачал головой:
— А я так не думаю. Если бы она была разумной, она не стала бы причинять мне страдания. Твоя теория не имеет смысла.
— Вовсе нет! Она обычная маленькая девочка, которая долго не видела своего любимого отца, а когда он вернулся, у него появилась жена. Теперь ей приходится делить любимого человека с незнакомой женщиной.
Он нагнулся вперед и уперся локтями в колени, сцепив пальцы перед собой. Он казался неуверенным, и это позволило ей проявить настойчивость. Встав прямо перед ним, она заставила его поднять на нее глаза.
— Брент, — медленно начала она, — тебе никогда не приходило в голову, что единственная проблема Розалин состоит в том, что она ничего не слышит?
Он хохотнул:
— Она прекрасно слышит.
Кэролайн улыбнулась:
— Хорошенько подумай над моими словами.
Она ожидала, что Брент не согласится, но он задумчиво опустил глаза.
— С чего ты взяла? — наконец спросил он. Кэролайн провела по лбу тыльной стороной ладони.
— Она все время молчит. Она не откликается на свое имя, ее не раздражают громкие звуки. Вчера у нее за спиной неожиданно заржала лошадь, а она даже не обернулась.
Он недоверчиво покачал головой.
— Если подумать, в этом нет ничего невероятного, — настаивала Кэролайн. — Обычно люди молчат, если они ничего не слышат.
Брент долго смотрел на ковер у своих ног, потом тихо признался:
— Такое объяснение не приходило мне в голову. — Он взглянул на Кэролайн. — Неужели ты думаешь, что Недда тоже ничего не заметила? Ведь она вырастила Розалин.
Кэролайн кивнула:
— Скорее всего Недда по своему заботилась о ней, но глухоту ребенка могла заметить только ее мать. Или… отец. А тебя чаще всего не было рядом, да?
Он кивнул.
— Ты же видишь, — продолжала Кэролайн, — что девочка растет, но так и не научилась разговаривать. И ей приходится общаться со взрослыми единственным доступным ей способом, и вы решили, что у нее голова не в порядке. — Она опустилась на диван. — Я думаю, что она либо родилась глухой, либо стала такой после лихорадки. Насколько я знаю, с детьми такое случается.
Брент быстро встал и начал расхаживать по комнате.
— Глухих детей обычно помещают в специализированные интернаты, верно?
— Да, если это дети из бедных семей. В семьях с относительным достатком это решение зависит только от родителей.
— Ясно.
Он остановился и взглянул на нее в упор. Его руки были скрещены на груди, а ноги расставлены, как у солдата, готового идти в бой. Кэролайн знала, что он сейчас скажет.
— Я не стану отдавать мою дочь в интернат. Я не хочу с ней разлучаться. Я предпочел бы, чтобы она всегда жила здесь, под моей опекой.
Кэролайн удовлетворенно вздохнула.
— Я так и думала. — Она потерла руки, тщательно подбирая слова. — Пойми, Брент, Розалин нужно научить разговаривать с людьми. Если разрешишь, я попробую этим заняться.
— Если она не умеет говорить и ничего не слышит, как же ты научишь ее обдаться с людьми, Кэролайн? — спросил Брент, прищурившись.
— Она может находить связи между предметами, шевелить губами, жестикулировать, писать, в конце концов. В этом смысле ее возможности неограниченны.
Он промолчал. Кэролайн встала, взяла в руки его большую теплую ладонь и нежно ее пожала.
— Я думаю, что Розалин такая же смышленая, как большинство детей ее возраста, — с чувством сказала она. — Если ты и дальше будешь только ее кормить, одевать и отпускать бегать по поместью, ты ее обманешь. В ней течет твоя кровь, и она заслуживает лучшей участи.
Он долго смотрел на жену, вбирая в себя каждую черточку ее лица, потом медленно поднес ее руку к своим губам и поцеловал в запястье. У Кэролайн ослабели колени, а дыхание участилось. Она попыталась отдернуть руку, но он не отпустил. Уголки его губ приподнялись в странной усмешке.
— Ты сделаешь это для нас, малышка? — ласково спросил он.
— Я сделаю это для Розалин.
Брент продолжал смотреть на жену потемневшими глазами, сжимая ее руку. Потом он внезапно нагнулся и провел губами по ее виску. Кэролайн медленно таяла от его нежных прикосновений.
— Если у тебя получится, — пробормотал он, целуя ее в щеку, — мне придется тебя отблагодарить.
Его язык двинулся к ее ушку.
Кэролайн содрогнулась и инстинктивно подалась вперед, забыв обо всем на свете.
Брент припал губами к ее губам. В этом поцелуе не было страсти — одно лишь тепло. Наконец он поднял голову и, посмотрев ей в глаза, прошептал:
— И еще одно, Кэролайн…
Она моргала, очарованная его лаской.
Брент усмехнулся и обхватил ее лицо ладонями.
— Розалин — не растение. Ты не будешь проводить с ней никаких опытов без моего согласия, понятно?
Она кивнула и закрыла глаза, ожидая нового поцелуя. Но он вдруг выпустил ее и быстро пошел к выходу.
— Увидимся за обедом, Кэролайн. Да, и надень что нибудь другое, — небрежно бросил он. — Розовое — для блондинок.
Она протянула руку, ища что нибудь увесистое, чтобы запустить в Брента, но ее невыносимый муж уже вышел из кабинета.

Глава 8

В течение двух недель Кэролайн пыталась перевоспитать свою падчерицу, но не могла заставить девочку даже сидеть смирно в ее присутствии.
Розалин почти весь день проводила с Неддой или бегала по поместью. Она спала в комнатах прислуги — там ей казалось удобнее. Кэролайн хотела изменить эту привычку, ведь девочка была дочерью графа, пусть и незаконной, и должна иметь собственную комнату в доме.
Кэролайн приходилось нелегко, однако она понимала, что нужно набраться терпения, тогда будет и результат. И только через двадцать дней ее усилия стали давать плоды. В поведении Розалин наметились перемены.
Кэролайн и Недда сидели в столовой, пили чай и обсуждали хозяйственные вопросы. Тут в комнату вошла девочка и запрыгнула на колени к экономке, ожидая второго завтрака — сегодня это были малиново сливочные пирожные и лимонные кексы. Все еще побаиваясь своей мачехи, ребенок жался к Недде и с опаской разглядывал Кэролайн зеленовато карими глазками.
Кэролайн подумала, что самый лучший способ наладить общение с девочкой — это встать на ее уровень. Поэтому, хотя обычно избегала сладостей, она взяла пирожное и начала есть. Розалин сделала то же самое.
— Она очень похожа на моего мужа, правда? Недда кивнула и убрала волосы с лица Розалин.
— И сильно напоминает покойную мать его светлости. Леди Мод была красавицей. В свое время весь высший свет был от нее без ума.
Погруженная в собственные мысли и работу, Кэролайн никогда не задумывалась о семье Брента и не интересовалась его прошлым. Сейчас в ней проснулось любопытство.
— Расскажи мне про лорда Уэймерта, Недда. Какой он был в детстве?
Недда улыбнулась:
— Да почти такой же, как сейчас, — слишком серьезный. Он не ладил со своей мамой. Они были очень разными.
— Вот как? — удивилась Кэролайн, внимательно глядя на экономку.
— Леди Мод была… требовательной, — осторожно произнесла Недда. — Она умела подчинять себе других.
Недда взяла салфетку и хотела вытереть рот Розалин, но девочка оттолкнула ее руку и потянулась за вторым пирожным.
— Как бы то ни было, именно из за нее его светлость начал работать на правительство и часто бывать во Франции.
— А как насчет друзей и… — она поперхнулась, — и женщин?
Недда задумчиво посмотрела на нее:
— По правде сказать, у мистера Брента было мало друзей. Он рос тихим ребенком и все время проводил в обществе Дэвиса и своих арабских скакунов. Потом он уехал в университет и с головой погрузился в учебу.
Кэролайн была поражена.
— Я не знала, что он был студентом.
— Он учился во французском университете. Неужели он вам не рассказывал? — удивилась Недда.
— Я… не спрашивала. — Кэролайн задумчиво покачала головой. — А что именно он изучал? Язык или людей?
Недда улыбнулась и положила подбородок на голову маленькой Розалин.
— И то, и другое, миледи. Когда он говорит по французски, никогда не подумаешь, что он англичанин.
Кэролайн во все глаза уставилась на экономку.
— Я не имела понятия о том, что у него есть официальное образование.
— И ко всему, он очень умен, — заметила Недда. — Впрочем, я по своему отношусь к лорду Уэймерту.
С этими словами она взяла очередное пирожное и отправила его в рот. Прожевав, Недда облизнула губы и продолжила свой рассказ:
— Некоторые считают вашего мужа странным. Но так думают только те, кто его не знает. Многие его не понимают, особенно девушки и женщины.
Кэролайн нахмурилась и нехотя спросила:
— А Полин Синклер?
Увидев, как Недда скривилась, Кэролайн чуть не рассмеялась.
— Мисс Синклер — пустая игрушка, — сказала она с отвращением. — Я видела ее всего несколько раз, и всегда она болтала о каких то прическах и тряпках. — Недда стряхнула крошки со щеки Розалин. — Мне кажется, она передумала выходить замуж за его светлость, потому что узнала про незаконную дочь. Он еще не говорил с ее отцом, но собирался, и все это знали. — Голос экономки смягчился. — Его гордость была задета. До сих пор не пойму, почему он хотел на ней жениться.
— Она хорошенькая? — небрежно спросила Кэролайн. Недда кивнула:
— Вполне. Хотя лорд Уэймерт никогда бы не женился на даме только потому, что она красивая или знатная. Ему очень хотелось найти мать для Розалин. — Она глубоко вздохнула. — А еще мне кажется, что ему было очень одиноко.
Кэролайн мысленно посочувствовала мужу, одинокому и непонятому. Их жизни были во многом похожи, только она находила утешение в растениях, а он — в лошадях.
Недда обняла Розалин, сидевшую у нее на коленях, и продолжила свой рассказ:
— После неудачи с мисс Синклер он перестал уделять внимание дамам и подыскивать себе жену, сосредоточившись на работе, а потом воевал. До вашего появления я думала, что он никогда не встретит подходящую женщину.
Чтобы скрыть свое волнение, Кэролайн потянулась за чаем.
Недда улыбнулась и прижала девочку к своей большой груди.
— По правде говоря, леди Кэролайн, я знаю лорда Уэймерта почти с самого рождения и должна вам сказать, что он впервые так увлекся женщиной. Вы его совершенно очаровали.
— Да, но мы еще плохо знаем друг друга, — прошептала она дрожащим голосом.
Недда откинулась на спинку стула, лицо ее стало серьезным.
— Ваш муж — чуткий и благородный человек. Несмотря на свою прямолинейность, он очень робок. Он не привык открыто выражать чувства. — Она похлопала толстым пальцем по столу, чтобы подчеркнуть значение своих слов. — Видели бы вы со стороны, как он смотрит на вас.
Кэролайн смотрела на экономку глазами, полными ужаса. Ее отношения с Брентом почему то ее пугали. Ей вдруг захотелось уйти.
Розалин поела и странно взглянула на мачеху, словно почувствовав перемену в ее настроении. Кэролайн медленно встала и вытерла руки салфеткой, вымученно улыбнувшись:
— Мне надо идти, Недда. Я вспомнила: меня ждут дела. Она направилась к двери, но в этот момент Розалин вскочила и схватила ее за платье.
Кэролайн резко остановилась и потрясенно уставилась на девочку. Розалин крепко держала подол ее юбки, из горла вырывались гортанные звуки.
Забыв обо всем, Кэролайн присела на корточки перед Розалин, взяла малышку за руки и заглянула ей в глаза.
Наконец Розалин перестала вырываться и сдула волосы с лица, чтобы лучше видеть.
Они смотрели друг на друга. Лицо Розалин раскраснелось, и она тяжело дышала. Кэролайн не знала, что делать. Недда сидела на стуле и наблюдала за этой сценой, не вмешиваясь.
Кэролайн успокоилась и медленно отпустила девочку, надеясь, что та не убежит, потом подняла руку, трижды похлопала себя по груди и раскрыла объятия.
Розалин растерянно поморгала, улыбнулась и вдруг бросилась мачехе на шею. Это было подобно солнцу, затопившему ярким светом унылую темную комнату.
— О Боже, я никогда не видела, чтобы она кого то обнимала! — прошептала потрясенная Недда.
Кэролайн крепко держала девочку, к глазам ее подступали слезы.
— Сейчас она стала как нормальный ребенок, — осторожно сказала экономка.
Кэролайн радостно улыбнулась:
— Она и есть нормальный ребенок.
Итак, лед тронулся. Прошло, правда, целых два дня, прежде чем Кэролайн вновь увидела свою подопечную и смогла побыть с ней подольше. Но к концу недели девочка так привязалась к своей мачехе, что ходила за ней повсюду.
Кэролайн показывала четырехлетней замарашке, как надо ухаживать за собой.
Каждое утро она купала ребенка в ванне. Первые три дня Розалин отчаянно вырывалась, но Кэролайн догадалась добавлять в воду пену, которая забавляла девочку.
Она причесывала и заплетала непослушные волосы малышки. По просьбе Кэролайн Гвендолин привела в порядок вещи Розалин. Всего через три недели после первого объятия обитатели Мирамонта увидели совершенно другого ребенка.
Кэролайн упорно пыталась научить девочку общаться. Она показывала ей разные вещи и обозначала слова жестами. Начала она с мелких предметов — чашка, гребенка, птица, цветок. Единственное, что ее утомляло, это капризы Розалин и необходимость постоянно говорить ребенку «нет», качая головой и поднимая кверху указательный палец. Она неустанно повторяла это слово, и скоро Розалин поняла, что есть вещи, которые она не должна делать, и места, куда ей нельзя ходить. Девочка стала доверять мачехе.
Брент еще немного сомневался. Когда жена сказала, что его дочь обняла ее в ответ на жест, он не поверил, но потом попробовал сделать это сам, и Розалин шагнула в его объятия. Брент онемел от восторга и удивления.
С этого момента он предоставил Кэролайн полную свободу действий. Время от времени он наблюдал за ней, но всегда сохранял дистанцию, боясь помешать. Он говорил с ней только о Розалин и хозяйственных делах, умалчивая об их отношениях. Иногда он целовал ее, но быстро и без страсти. Кэролайн гадала: либо ее муж больше не испытывает к ней страсти, либо, вняв ее совету, он завел себе любовницу.
И то и другое больно уязвляло.
До осуществления самой заветной мечты ее жизни оставалось всего несколько месяцев. Она уже отправила письмо в Америку и теперь с нетерпением ждала ответа. Еще немного, и ей придется проститься с мыслями о муже, доме и семье, чтобы начать жизнь, о которой она грезила с двенадцати лет.
В душе ее происходила отчаянная борьба. Кэролайн привязалась к Розалин, а после разговора с Неддой о прошлом Брента она поняла, что все же не совсем равнодушна к собственному мужу. Но если она пойдет на поводу у своих чувств, то никогда не выполнит свое предназначение, и это ее погубит.

Глава 9

Цветы сверкали яркими красками.
Брент не заглядывал в сад с первой недели после женитьбы, но в конце концов любопытство взяло верх. Он хотел посмотреть, каких успехов добилась Кэролайн за последние два месяца, и увиденное действительно было чудом.
Шагая по каменной дорожке, он впитывал краски и ароматы цветов. Ласковое солнце разгоняло утренний холодок, в саду щебетали птицы.
Неделю назад он разговаривал с Дэвисом, который всегда был его поверенным, и теперь вспоминал этот разговор.
Дэвис высоко ценил молодую жену Брента, но все же относился к ней с некоторым недоверием. Ему казалось, что она что то скрывает. Почему она отказывалась от близости? Берегла себя для другого мужчины, надеясь расторгнуть брак. Брент, однако, не вполне верил Дэвису. Кэролайн была не девственна, значит, ни о каком расторжении брака не могло быть и речи. Положение было до крайности унизительным. И если Дэвис знал, что молодые до сих пор не стали любовниками, то и остальные обитатели Мирамонта наверняка тоже об этом догадывались. Богатый и могущественный лорд Уэймерт не в силах уложить свою жену в постель! Многие мужчины на его месте давно применили бы силу, но он считал это невозможным.
Впрочем, он и Дэвис сошлись в одном: Кэролайн пока не собирается идти ему навстречу. Из за странного упрямства, она сопротивляется собственным чувствам. И все же Брент не терял надежды. Если женщине предоставить выбор между логикой и желанием, она почти всегда выберет последнее. Ему остается лишь ускорить события, всячески соблазняя ее.
Наконец он увидел ее. Она стояла на четвереньках, копаясь в земле в дальнем углу сада. На ней было то же обтягивающее платье, которое подчеркивало ее прелестные округлости.
— Пожалуй, мне надо почаще ходить сюда и любоваться здешними красотами, — объявил он, усаживаясь на каменную скамью.
Кэролайн вздрогнула от неожиданности.
— Я не слышала, как ты подошел, — выдавила она, утирая лоб тыльной стороной руки, затянутой в перчатку.
Она встала, сняла перчатки и отряхнула юбку, потом подошла и села рядом с ним на скамью. Брент с нескрываемым восхищением разглядывал ее осиную талию, изгиб бедер и пышную грудь. Он с радостью отдал бы купленных лошадей за одну ночь с этой красавицей. Его воображение уже рисовало Кэролайн нагой, с распущенными волосами, струящимися блестящим водопадом, и с глазами, полными желания.
Брент смущенно фыркнул и опять взглянул на сад.
— Расскажи мне, что ты делаешь, Кэролайн, — попросил он. — Что ты сажаешь?
— Это виноград «утренняя слава», — начала она, положив перчатки на скамейку. — К следующему лету лозы разрастутся и протянутся отсюда до южной стены.
— А розы?
Она усмехнулась:
— Это мои любимые цветы. Я скрестила белые с желтыми. Бутоны должны появиться примерно через двадцать восемь дней. Если ничего не получится или выйдет другой цвет, я… — Она замолчала. — Вряд ли ты в этом что нибудь поймешь.
— Ты права, — честно признался он. — Расскажи мне, как это делается.
— Ты имеешь в виду скрещивание?
Брент кивнул, скользнув взглядом по ее лицу. Ее щеки разрумянились, а карие глаза ярко сияли, полные удивления и легкого смущения. Он улыбнулся:
— Ты знаешь, как надо скрещивать, малышка?
— Конечно, — выдохнула она. — Впрочем, никто не может сказать, что происходит при скрещивании. Мы (конечно, она имела в виду ботаников!) сажаем семена или кусты, как в случае с розами, смешивая цвета, и надеемся создать новый цвет или сорт растения.
— И какой же цвет ты собираешься получить из этого? — мягко спросил он, указывая на цветы, с которыми она работала.
— Я надеюсь, что это будут бледно желтые, почти прозрачные розы, но точно сказать можно только тогда, когда они зацветут.
— Откуда же ты знаешь, что в результате скрещивания ярко желтой и белой розы появится бледно желтый цветок?
Кэролайн вздохнула:
— Я не знаю. Ни один ученый не может утверждать это с полной уверенностью. Это все равно что смешивать два цвета на холсте, хотя смешивание красок дает более предсказуемые результаты. Если взять равное количество ярко желтой и белой краски, то получится очень нежный бледно желтый оттенок. Но растения живые, в этом смысле их можно сравнить с людьми. Когда на свет появляется ребенок, он заимствует какие то черты от матери, а какие то от отца. Взять, к примеру… Розалин. — Она опустила глаза. — Ее мама темноволосая? Как она выглядит?
Брент улыбнулся и небрежно привалился к стене.
— Она красивая блондинка.
— Конечно, — раздраженно сказала она, отворачиваясь к своим цветам.
Улыбка Брента стала чуть шире.
— Это тебя беспокоит?
— Нет. Все ясно. Такой светский и… привлекательный мужчина, как ты, мог завести роман только с красивой женщиной. Естественно, как и большинство мужчин, ты выбрал блондинку.
— Естественно. — Этот разговор все больше его забавлял. — Ты находишь меня привлекательным, Кэролайн?
— И наверняка в твоей жизни были другие, — твердо добавила она, оставив его вопрос без ответа.
— Какие — другие?
— Другие красивые блондинки. Я права? — Она повысила голос.
Он тихо усмехнулся:
— Кажется, ты не хотела слушать про мои прошлые сердечные дела, Кэролайн. Если тебя вдруг разобрало любопытство, я с удовольствием подготовлю список…
— Не надо! Твое прошлое меня не касается.
Ему нравилось дразнить жену. Судя по ее застывшей позе и нахмуренным бровям, она была раздражена до предела.
После неловкой паузы Кэролайн пригладила волосы, убрав их с лица, и небрежно продолжила:
— Обычно ребенок берет свои черты от обоих родителей. Лично я считаю, что Розалин очень похожа на тебя, только волосы у нее чуть темнее. Из этого я сделала вывод, что ее мама была темноволосой.
Он глубоко вздохнул:
— Вообще то волосы ее мамы похожи по цвету на мои. Она темно русая блондинка с голубыми глазами.
— Понятно. — Она опять посмотрела на него, лицо ее было непроницаемым. — Наука не может точно предсказать, какими получатся цветы или дети, если не считать тех случаев, когда у обоих родителей одинаковый цвет волос или были взяты две красные розы одного сорта. Иногда при скрещивании сиреневой и белой розы получается не лиловый оттенок, как это было бы при смешивании красок, а нечто похожее на желтый или персиковый. Правда, это случается довольно редко.
Она опустила глаза и стала внимательно изучать землю под ногами.
— Что касается Розалин, то глаза она взяла твои. Она так похожа на тебя, Брент! И выражением лица, и манерами. Когда она вырастет, станет настоящей красавицей.
Набежал легкий ветерок. Кэролайн по прежнему смотрела в землю. Бренту хотелось обнять ее за талию, прижать к груди и страстно целовать, выпустив на волю томление. Он знал, что она хочет того же, но, наверное, не сознает своего желания. Сейчас она походила на удивительный цветок. Он благоговел перед ее красотой.
Брент обхватил ладонью ее подбородок и тихо спросил:
— Ты знаешь, о чем я думаю днями и ночами, Кэролайн?
Она смущенно взглянула на него:
— Нет, не знаю.
Он улыбнулся, прищурив глаза:
— Я думаю о тебе.
Глаза Кэролайн удивленно округлились. Глядя на нее, Брент начал медленно водить большим пальцем по ее подбородку.
— Я думаю о твоей белой коже, о твоих глазах, похожих на драгоценные камни, о твоем маленьком теле, которое томится по ласке…
Она отодвинулась и резко встала.
— Мне… надо идти.
Брент схватил ее за руку и тоже поднялся со скамьи.
— Не уходи, Кэролайн, — взмолился он шепотом, обняв ее за талию. — Не сейчас…
Он потянул за атласную ленточку, и пышные блестящие локоны рассыпались по ее плечам и спине.
Чувствуя, как она дрожит, он зарылся лицом в ее волосы, вдыхая ароматы фиалковой воды и солнечного света, потом легко пробежал губами по ее ушку. Ее пышная грудь прижималась к его крепкому торсу.
— Пожалуйста… — прошептала она, но не стала вырываться из его объятий.
Дыхание ее стало прерывистым, и Брент понял, что удерживает ее не только за счет силы.
— Каждую ночь я лежу без сна в своей постели и думаю о тебе, Кэролайн. Я спрашиваю себя, спишь ли ты или бодрствуешь тоже, сгорая от желания ко мне.
Он начал осыпать поцелуями ее лицо. Она трепетала от этих нежных прикосновений. Он положил ладонь на ее ягодицы и начал массировать их медленными круговыми движениями. Потом он прижал ее к себе, заставив почувствовать его желание.
Млея от восторга, она закинула руки ему на шею, запустив пальцы в его волосы.
— Иногда, моя дорогая Кэролайн, когда мое желание становится невыносимым, я захожу в твою комнату и смотрю на тебя, спящую. Я стою у твоей кровати и любуюсь твоим ангельским личиком, окутанным лунным светом.
Она тихо охнула.
— Мне так хочется сделать тебя своей! — хрипло прошептал Брент. — Клянусь тебе, малышка, это будет огромное удовольствие для нас обоих. — Он сделал глубокий вдох и зажмурился. — Я хочу услышать, как ты стонешь и кричишь от страсти, Кэролайн.
— Нет… — Она попыталась отодвинуться, но он ее не отпустил.
Его губы завладели ее губами. Казалось, этот страстный поцелуй будет длиться вечно.
Колени Кэролайн ослабели, но Брент крепко держал жену в кольце своих рук, слушая ее приглушенные стоны. Это была сладкая пытка желанием.
Но тут он вспомнил, что это не входило в его планы. Он хотел запастись терпением и ждать, когда она сама к нему придет.
Постепенно ослабив объятия, он вновь прошелся губами, по ее лицу и ушку, чувствуя, как она льнет к нему дрожащим телом.
— Мы нужны друг другу больше, чем ты можешь себе представить, моя милая женушка, — проговорил он. — Когда придет время, ты будешь моей, и мы зачнем самого красивого ребенка на свете.
Он медленно отпустил ее и дождался когда она откроет затуманенные страстью глаза. Кэролайн задыхалась, лицо ее пылало.
Он понимающе улыбнулся и провел по ее щеке тыльной стороной ладони.
— Когда ты будешь готова, Кэролайн.
— С этими словами он повернулся и пошел из сада.

Глава 10

Ей не спалось. За окнами спальни хлестал проливной дождь и свистел холодный ветер. Ночь обещала быть долгой и мрачной.
Кэролайн беспокойно вздохнула и повернулась на спину. Комната была погружена в беспросветную тьму, огонь в камине погас несколько часов назад. Время от времени она поглядывала на дверь — единственный хлипкий барьер, который разделял ее с мужем.
Утром он оставил ее в саду, и с тех пор она пребывала в полном замешательстве, удивленная и смущенная собственным поведением. Все ее мысли были сосредоточены на нем одном.
О Боже, как он ее целовал! Она вспоминала его слова, ласковый голос, руки, губы, и по телу ее прокатывались горячие волны желания.
Кэролайн закрыла глаза руками и, сгорая от стыда, укуталась в одеяла.
Да, конечно, она тоже его хотела. Она женщина, а он мужчина. Естественно. Но теперь она знала, что он приходит по ночам в ее спальню, и это не давало ей покоя. Она пыталась понять, почему он это делает, и в конце концов пришла к выводу, что его подталкивает чисто мужская потребность.
Она повернулась к окну. Дождь барабанил в стекло, аккомпанируя ветру. Из за шума непогоды она чуть не пропустила другой звук.
Кэролайн быстро села. Спустя мгновение звук повторился. Он долетал из спальни Брента. Тогда, на пятый день после свадьбы, она уже слышала такой же.
Откинув одеяла, Кэролайн ступила на холодный пол и содрогнулась. Быстро надев халат и ночные туфли, она подошла к двери.
Долгое время была тишина. И вот опять — будто какой то стук… Может, у него лихорадка? Но она видела Брента утром, и он был в полном здравии, и от него буквально исходили волны мужской силы. Кэролайн понадобилось все ее самообладание, чтобы прогнать из головы тот образ Брента. Наконец она взялась за ручку, осторожно ее повернула и медленно открыла дверь.
Его комната оказалась светлее, чем ее. Огонь в его камине еще не догорел. Она увидела на кровати его большую фигуру, неясно вырисовывающуюся в темноте. Он метался по постели, голова его дергалась из стороны в сторону.
Ему снился страшный сон!
Она на цыпочках подошла к кровати. Откинутое одеяло обнажало его голую грудь и руки. Он сжимал простыню в кулаках, мускулы на шее и животе вздулись, тело блестело от пота…
Вдруг он заговорил по французски.
От неожиданности Кэролайн отпрыгнула назад. Продолжая метаться по постели, он что то бормотал на малопонятном ей языке. Она не могла смотреть, как он борется с простынями, и решила ему помочь.
Глубоко вздохнув, она тронула его за руку.
Его кожа была холодной и влажной на ощупь. Пытаясь удержать его трясущуюся голову, Кэролайн приложила ладонь к его щеке.
И тут он схватил ее за руку.
Она чуть не закричала.
— Кэролайн!
Брент сел, широко раскрыв глаза, полные ужаса. Дыхание его было частым и прерывистым. У Кэролайн пересохло во рту, все ее тело пронзило ознобом.
— Кэролайн, — опять произнес он, притягивая ее к себе.
— Я думала, ты спишь, — хрипло прошептала она, покорно усаживаясь на край кровати.
Весь дрожа, он ткнулся головой в ее мягкую грудь.
— Прошу тебя, Кэролайн, не уходи! Ей послышался в его голосе страх.
— Хорошо, — успокоила она, обхватив рукой его лицо. — Я останусь.
Она почувствовала, что он стал дышать легче, руки его расслабились. Скинув туфли, она забралась к нему под одеяло и прижала его голову к своей груди, наслаждаясь теплом его большого тела. Он не сказал больше ни слова, но не выпустил ее из своих объятий. Она долго лежала, прислушиваясь к его медленному дыханию и звукам дождя за окном, потом, наконец закрыла глаза и заснула.
Кэролайн заворочалась, медленно приподняла тяжелые со сна веки и увидела рядом каре зеленые глаза.
Она лежала в постели Брента!
Он улыбнулся, подпер голову локтем и запутался пальцами в ее шелковистых волосах.
— Знаешь, какое мое самое заветное желание, Кэролайн? — тихо спросил он.
Она промолчала: у нее не было сил говорить.
Улыбнувшись, он прошептал: — Мое самое заветное желание — просыпаться то утрам и видеть тебя рядом, как сейчас.
— Мне надо идти. Уже светает, — сказала она, чувствуя себя странно одинокой.
— Нет. — Посерьезнев, он поднял руку и приложил ладонь к ее щеке. — Твое место здесь.
Он откинул одеяло, вновь обнажив свою мускулистую грудь. Чуть дыша, Кэролайн взглянула на себя и с радостью увидела, что на ней по прежнему надеты халат и ночная рубашка. Она медленно сёла. Брент поразился ее спокойствию.
— Мне правда надо идти. Слуги…
— К черту слуг! — перебил он, схватив жену за талию и уложив ее на постель.
— Брент…
Он приложил палец к ее губам.
— Нам надо поговорить, малышка, — сказал он ласково, но твердо.
Ей непреодолимо хотелось его потрогать. Он ее взгляд, направленный на его волосатую грудь, взял руку жены и прижал к своему обнаженному торсу.
— Все хорошо, Кэролайн, — успокоил он жену. — Я хочу, чтобы ты меня трогала. Можешь остановиться, когда пожелаешь.
Эти зеленые глаза завораживали.
Она медленно опустила голову на подушку и начала водить пальцами по курчавым волоскам на его груди, не отрывая взгляда от его глаз. Челюсти Брента напряглись, дыхание стало прерывистым, но он лежал неподвижно. Наконец она провела большим пальцем по его соску. Он тихо застонал и закрыл глаза, отдавшись во власть ощущений. Кэролайн чувствовала себя всесильной. Ее подхватила волна удивительного восторга.
Смело опустив руку, она погладила его плоский живот. Ее пальцы нащупали его пупок. Она поняла, что он лежит в постели абсолютно голый. Стоит ей опустить руку чуть ниже, и она найдет его мужское достоинство.
Но она прервала свои ласки, и Брент открыл глаза. Они долго смотрели друг на друга, забыв обо всем на свете. Его темные бархатистые глаза купались в ее зеленых омутах. В них сквозило неприкрытое желание.
Он резко вздохнул, поднес ее руку к губам и поцеловал в ладонь, потом осторожно переместил ее в самый низ своего живота.
Она начала медленно двигать пальцами, ощутив мощь его бархатистого символа желания.
— Кэролайн…
Она открыла глаза. Его лицо было мрачным, взгляд затуманился.
— Не надо, — хрипло прошептал он. — Остановись!
— Не могу…
Он закрыл глаза и убрал ее руку. На глаза ее навернулись слезы.
— Не плачь, Кэролайн. Все будет, когда придет время. Она покачала головой, но промолчала.
Брент улыбнулся, обнял ее за талию и прижал к себе.
— Может, начнем с того, что ты будешь каждую ночь спать в моей постели?
— Есть много женатых мужчин, которые дорого заплатили бы за удобство спать в одиночку, — сказала она с усмешкой.
Он поцеловал ее в губы.
— Я — не из их числа. Никогда еще не видел таких сексуальных женщин, как ты.
Сердце Кэролайн затрепетало.
— Никто до тебя не называл меня сексуальной.
— Послушай, Кэролайн, в тот день, когда мы встретились в доме твоего отца, я понял, что ты не похожа на остальных женщин. А когда я услышал твой чудесный голос, во мне вспыхнула страсть. Можешь мне не верить, — поддразнил он, — но даже сейчас, когда ты одета, как монахиня, я нахожу тебя сексуальной.
— Как монахиня? Эта ночная сорочка…
— Уродлива, — докончил Брент. — Она оставляет полный простор для моего воображения.
— Вот и отлично.
— Сними ее, Кэролайн. Я хочу посмотреть, насколько верно мое воображение.
Она густо покраснела.
— Не говори глупостей.
Внезапно он навалился на нее всем телом и начал мед ленно приподнимать подол сорочки, поглаживая ее ногу
Она посмотрела на него, как на расшалившегося ребенка.
— Брент…
Он уткнулся носом в ее шею.
— Может, ты позволишь мне хотя бы взглянуть на твои ноги?
— Нет, — сказала она, сама удивившись своему игривому тону.
Он поднял голову и запустил пальцы в ее шелковистые локоны.
— Тебе лучше уйти, Кэролайн. Я собираюсь вставать, а ты прекрасно знаешь, что я не одет.
Прежде чем эти слова слетели с его губ, она поднялась на ноги, схватила свои туфли и выбежала из комнаты.

Глава 11

Брент предложил пойти прогуляться втроем — он, она и Розалин. Кэролайн согласилась. Сырая дождливая ночь сменилась чудесным осенним днем. Все утро светило солнце.
Приняв ванну и позанимавшись с Розалин, Кэролайн большую часть утра просидела за письменным столом в гостиной, готовя список продуктов для предстоящего чаепития. Сегодня днем в Мирамонт должны были приехать ее сестры Джейн, Шарлотта и Стефани. Она хотела, чтобы встреча прошла на достойном уровне. Бедняжка Мэри Энн была на последнем месяце беременности и не могла приехать. Кэролайн подумала, что при виде беременной женщины Брент вспомнил бы про свое желание обзавестись наследником.
Взрослые молча шагали рядом. Брент нес одеяло, а Розалин бегала вокруг них кругами. Они дошли до вершины поросшего травой холма, с которого открывался вид на дом. Брент расстелил одеяло, сел и притянул к себе Кэролайн.
Они долго сидели в тишине и смотрели, как ребенок прыгает по лужайке, собирая цветы.
— Ты сотворила чудо, — наконец сказал Брент. — Она выглядит ухоженной, играет, как нормальный ребенок. Я даже не ожидал.
Кэролайн улыбнулась, поджала ноги, расправив складки персикового платья, и обхватила руками колени.
— Она смышленая малышка. С ней только нужно заниматься.
Он обернулся и увидел ее профиль.
— Если бы не ты, Кэролайн, она бы так и не научилась вести себя спокойно и играть. А теперь Розалин обнимает меня, держит за руку и машет на прощание. Всю оставшуюся жизнь я буду благодарить тебя за помощь. — Он понизил голос: — А как ты к ней относишься?
Она удивилась:
— Как я к ней отношусь?
Взгляд его стал задумчивым.
— Какие чувства ты испытываешь к Розалин? Я представляю, как это тяжело — узнать, что у твоего мужа есть незаконнорожденная дочь.
Кэролайн пожала плечами. Как объяснить, что ее чувства не имеют значения, потому что очень скоро она уедет из Мирамонта, чтобы осуществить свою давнюю мечту?
Наконец она осторожно сказала:
— Она невинное дитя, и я к ней привязалась. Какое мне дело до того, что она родилась вне брака? Твое прошлое, Брент, меня не касается.
Он удивленно покачал головой.
— Я еще никогда не встречал такую женщину, как ты, Кэролайн. Тебя совсем не волнуют мои бывшие связи. Многие женщины на твоем месте без конца жаловались бы на свою несчастную долю. Но ты так спокойна! Даже не знаю, радоваться мне этому или огорчаться.
Кэролайн медленно отвела глаза и стала смотреть на луг. Ее действительно задевала его бывшая связь с куртизанкой, но она не хотела, чтобы он об этом догадался.
— Если бы мы любили друг друга, я бы, наверное, смотрела на твою дочь по другому. Я бы ревновала тебя к ее матери. Но наши отношения не затрагивают чувств, и я принимаю тебя таким, какой ты есть.
Она заметила, как напряглась его челюсть, а глаза сузились до щелочек.
— Ты хочешь сказать, что ревность и любовь идут рука об руку? — язвительно спросил Брент.
Она наклонила голову.
— Как правило, да.
Он опять взглянул на Розалин, которая собирала букет из полевых цветов.
— Знаешь, Кэролайн, — мягко сказал он, — я не буду говорить о том неуловимом чувстве, которое женщины называют любовью, но мне придется внимательно за тобой следить. Я не позволю тебе увлечься другим мужчиной. Что мы с Розалин будем делать, если ты от нас уйдешь?
Эти слова, хоть и сказанные небрежным тоном, привели ее в замешательство. Пытаясь улыбнуться, она убрала прядь волос, упавшую ей на щеку.
— Я уверена, что вы справитесь. Раньше же справлялись.
Брент обернулся и заглянул ей в глаза. По его лицу пробежала тень.
— Раньше мы просто существовали, малышка, каждый в своем мире.
Кэролайн машинально подняла руку и откинула волосы у него со лба.
Он глубоко вздохнул, глаза его стали серьезными.
— Я хочу тебе кое что рассказать, Кэролайн. Это будут не слишком приятные новости.
Она кивнула.
Брент провел ладонью по лицу и начал:
— Последние шесть лет я работал на английскую разведку.
Она открыла рот, но он, кажется, не заметил ее удивления.
— Первые девятнадцать месяцев я внедрялся во французское правительство. Мне приходилось играть роль элегантного, хитрого, самоуверенного француза. Те, кто меня знал, не могли даже предположить, что я английский агент. Прежде чем уехать на континент, я много лет упорно учился. Я свободно говорю по французски, хорошо знаю историю и культуру этой страны. Мне следовало проникнуть в наполеоновскую армию, что я и сделал.
Он схватил Кэролайн за руку, сплел ее пальцы со своими и стал ждать, когда она на него посмотрит.
— Я работал во Франции шесть долгих лет, проводя время то там, то здесь — в зависимости от политического климата… — Он помолчал. — Ты вышла замуж за английского шпиона, Кэролайн.
Она потрясенно уставилась на мужа. Он выдержал ее взгляд, ожидая какой нибудь реакции. Но Кэролайн не знала, что на это сказать.
Легкий ветерок взлохматил ее волосы. Брент поднял руку и ласково отвел их с ее лица, проведя пальцами по щеке.
— Ты мог погибнуть, — наконец пробормотала она.
— Совершенно верно. Это опасное занятие. Если бы я попался во Франции, меня бы повесили… или скорее всего отрубили голову на гильотине.
— О Боже!
— Не волнуйся, Кэролайн, — успокоил ее Брент. — Я покончил с жизнью шпиона. — Он опять взглянул на свою дочь. — Я нужен Розалин, как никто другой, а она нужна мне. Чтобы это понять, мне потребовалось принять участие в сражении при Ватерлоо и пережить три адских дня.
Кэролайн невольно сжала его руку. Потрясение уступило место любопытству.
— Расскажи мне об этом.
Брент опять почувствовал неуверенность. До сих пор единственным человеком, знавшим его подноготную, был Дэвис. Но ему хотелось довериться своей жене.
Кэролайн терпеливо ждала, держа его за руку. Он расправил плечи и начал свой рассказ:
— Проведя во Франции почти два года, я встретил человека по имени Филипп Руссель. Он был младшим офицером французской армии, Я сразу невзлюбил этого типа — подозрительного, изворотливого и жадного. Филипп следовал за мной по пятам, в его присутствии я всегда был начеку. Ему не давала покоя моя связь с Кристин. Она предпочла меня ему, и это сильно задело его самолюбие.
Он внимательно смотрел на Кэролайн и заметил, как она поджала губы. Ему понравилась та скрытая неприязнь, с которой его жена выслушала упоминание о его бывшей любовнице.
Брент сжал ее пальцы в своих.
— Почти три года мы с Филиппом играли в кошки мьшки, и наконец примерно год назад я точно узнал, кто он такой.
— И кто же? — прошептала она. Он помолчал, глядя на холмы.
— Надо сказать, что я встречался с Кристин в основном из личного интереса. Эта женщина редко обсуждала со мной политические вопросы, но она вращалась в правительственных сферах и время от времени, сама того не подозревая, служила моим информатором.
— Как удобно!
Брент быстро взглянул на жену и тут же отвел глаза, решив не обращать внимания на ее язвительное замечание.
— Однажды вечером из ее случайных слов я понял, что Филипп — мой враг, французский агент и наемный убийца. Я проверил кое какие факты и утвердился в своих догадках. Этот красавец свободно говорил по английски и вращался в самых разных кругах. За все те годы, что я работал на британскую разведку, Филипп был единственным человеком, который заподозрил, что я не тот, за кого себя выдаю. Это случилось в прошлом году во время битвы при Ватерлоо.
Он помолчал, собираясь с мыслями. Кэролайн держала его за руку, как будто боясь отпустить.
— Филипп начал меня ненавидеть, — тихо сказал он, — из за Кристин, из за поражения Наполеона и его изгнания на Эльбу, из за того, что я был англичанином и отказывался убивать всех подряд. Он считал это самой большой человеческой слабостью. Сам он убивал безжалостно всех, кто попадался ему на пути, независимо от пола и возраста.
— Ты хочешь сказать… что ты убивал людей? — спросила ошеломленная Кэролайн.
Брент сжал ее руку, поднес к своим губам и нежно поцеловал в запястье. Внимательно глядя в большие темные глаза, он признался в том, чего она так боялась:
— Меня учили убивать, Кэролайн, и я делал это несколько лет подряд. — Она попыталась вырвать руку, но он держал крепко. — Я убивал, чтобы защититься, и только тех, кто подвергал опасности мою жизнь, мою страну или моего короля. Я бы также убил не раздумывая того, кто покусился бы на мою семью. Его взгляд стал пронизывающим. — Но клянусь тебе, Кэролайн, клянусь жизнью моей дочери — я никогда не убил бы человека с такой легкостью, как это делал Филипп. Он мог бы не моргнув глазом, убить даже Розалин. Он взъерошил волосы.
— Во время сражения при Ватерлоо я был на французской территории, готовил плацдарм для нашей армии. Пруссаки двинулись с востока, и героическое наполеоновское войско оказалось разъединено. Я думаю, что Англия победила в войне именно из за этого преимущества. — Он шумно выдохнул. — Французы ринулись в атаку, их кавалерия пробилась в центр нашего войска, и я оказался в самой гуще сражения.
Брент судорожно глотнул. Кэролайн подсела ближе и положила его руку к себе на колени. Он почувствовал тепло ее тела, вдохнул аромат шиповника и фиалковой воды и на секунду избавился от страшных воспоминаний.
— Кэролайн…
Она погладила его руку.
Брент тряхнул головой, по прежнему глядя в землю.
— Поле битвы выглядело ужасно. Люди медленно умирали от невыносимой боли. Впрочем, я и раньше бывал на войне и знал, что такое страдание. Я был готов ко всему, только не к тому, что со мной случилось. — Он вздохнул. — Я увидел Филиппа. Он шел ко мне сквозь дым и туман. Но я не успел защититься. Он сбил меня с лошади и оглушил. Боль пронзила мою голову, как будто кто то воткнул кинжал прямо в череп. — Он горько усмехнулся. — В тот день французской кавалерии пришлось несладко. Из за густого тумана и пыли, висевшей в воздухе, никто не заметил глубокого рва, скрытого в кустах. Внезапно люди и кони начали падать в этот ров. Спустя несколько часов, французы использовали заполненную трупами траншею в качестве моста.
— Нет… — прошептала она.
Он оглянулся и увидел ее выразительные глаза, полные неподдельного ужаса. Бледное лицо Кэролайн казалось еще бледнее на фоне темно каштановых волос, разлетавшихся на ветру. Брент посмотрел ей прямо в глаза.
— Филипп несколько раз ударил меня в голову револьвером, и, в конце концов я свалился в ров. Я попал в настоящий ад. Вокруг меня умирали люди и лошади, я был весь покрыт кровью, сгоревшей и исковерканной плотью, рвотными массами и испражнениями. Я слышал стоны умирающих. Вокруг жутко смердило. — Он схватил жену за руку. — Я пролежал там трое суток — до тех пор, пока не убедился, что бой утих и французы отступили. Рядом со мной истекали кровью и стонали раненые, а мертвецы пялились на меня остекленевшими глазами. Я не мог пошевелиться и едва дышал, меня тошнило. Я часто впадал в забытье от боли и запахов.
Кэролайн покачала головой. Глаза ее налились слезами. Брент потер онемевший затылок и глубоко вдохнул ароматы луга, чтобы стереть страшное воспоминание. Он не хотел так подробно описывать эту жуткую сцену, но как иначе объяснить свое состояние?
— Наконец я кое как поднялся, — продолжил он тихим, прерывистым голосом. — Мне было так плохо, что я едва мог передвигаться. Несколько часов я пытался выбраться из рва, но спотыкался о трупы. В один момент моя рука угодила во что то мягкое и скользкое. Я попал в разверстый живот человека и весь перемазался его кишками. — Он содрогнулся.
— Я не мог стереть с лица и одежды холодную кровь. Я не мог отделаться от ее тошнотворного запаха. Наступила холодная безлунная ночь.
Я брел, не разбирая дороги, не зная, кто выиграл сражение. Наконец я наткнулся на дом фермера. Они с женой приютили меня, и я прожил у них несколько дней, набираясь сил. Я узнал, что Веллингтон победил, и пришел в английский лагерь. После двух недель напряженных переговоров и бессонных ночей я уехал из Франции и вернулся домой, в Англию. Брент провел дрожащей рукой по лицу. Кэролайн сидела тихо, пытаясь осмыслить то, что он говорил. Он понизил голос до хриплого шепота: — Когда я лежал в братской могиле, во мне что то оборвалось. Я ждал конца сражения и вспоминал Розалин. Мои мысли сосредоточились на маленькой девочке, которая так во мне нуждалась. А я нуждался в ней. Маленькая и беззащитная, она стала моим маячком в этом суровом мире. — Он сжал руку жены. — Мое существование наконец то обрело смысл. Это единственное, чем я дорожу,
Кэролайн.
Брент замолчал. Кэролайн смотрела на него, и по щекам ее катились крупные слезы. Она понимала, что только невероятно сильный человек мог выдержать такое испытание.
— Ты такой смелый, — хрипло прошептала она, не в силах отвести от него глаза, потом подняла руку и погладила его по щеке. Он накрыл ее руку своей, поднес к губам и нежно поцеловал в запястье.
— Теперь ты понимаешь, почему ты мне нужна, Кэролайн, — с чувством сказал он. — Вы с Розалин помогаете мне забыть весь этот ужас и жить дальше. Вы дарите мне красоту.
Его слова тронули ее душу.
Брент прижал Кэролайн к себе. Она послушно легла к нему на колени и, поддавшись внезапному порыву, поцеловала его в щеку.
Он вытер губами ее слезы. Она медленно опустила голову и стала смотреть на маленькую девочку, которая беззаботно резвилась на лужайке.
Брент тоже любовался своей дочкой, нежно поглаживая Кэролайн. В воздухе пахло цветами, солнце ласково припекало.
Вдруг Розалин быстро подхватила что то с земли и подбежала к ним. Кэролайн села и заглянула в протянутую ладошку девочки. Там лежал красный цветок шиповника. Улыбаясь, Кэролайн крепко сжала кулаки, поднесла их к своей груди и взмахнула руками — этот жест означал «цветок».
Розалин внимательно смотрела на нее, потом засмеялась и покрутилась на месте. Остановившись, она вновь заглянула в глаза приемной матери и опять указала на дикую розу. Кэролайн осторожно повторила свой жест, и Розалин опять показала на шиповник. На маленьком личике читалось разочарование.
— Что она хочет? — тихо спросил Брент.
— Не знаю, — прошептала Кэролайн. Но в следующую минуту ее глаза просияли. — Сейчас я попробую с ней поговорить, только ты не мешай.
Сказав это, она встала на колени, посмотрела на девочку и написала жестами слово «роза», изобразив каждую букву с помощью придуманного ею алфавита.
Розалин перевела взгляд на отца, опять взглянула на цветок и показала на себя.
Испытав прилив радостного волнения, Кэролайн жестами изобразила слово «Розалин».
— Что ты делаешь?
— Пишу ее имя.
— Что?
— Ш ш…
Увидев озадаченный взгляд девочки, она медленно повторила написанное, старательно выводя каждую букву.
Повисла пронзительная тишина. Даже ветер ненадолго умолк. Кэролайн ждала, затаив дыхание. Наконец лицо Розалин осветилось пониманием. Ее губки расплылись в улыбке. Она указала себе на грудь, потом изобразила жестом цветок.
Кэролайн заметно побледнела.
Брент быстро поднялся на ноги.
— В чем дело, Кэролайн? Что она сделала?
— Она со мной говорила…
— Что?!
— О Боже, Брент, она со мной говорила! — повторила Кэролайн, не сводя глаз с девочки.
Розалин стояла перед ними, теребя подол голубого платьица, и робко улыбалась.
Брент перевел взгляд с жены на дочь.
— Ты уверена?
— Да.
— И что же она сказала? — с недоверием спросил он. Кэролайн смеялась и плакала одновременно, изумленно покачивая головой.
— Она сказала: «Я — цветок».
— Я — цветок? — растерянно переспросил Брент. Кэролайн радостно хлопнула в ладоши, подняла глаза к небу и крепко обняла Розалин.
— Она показала на себя, говоря «я», а потом сделала жест, который я ей показала. Он означает «цветок».
Брент опустился на колени, больше не в силах стоять на дрожащих ногах.
— Не понимаю.
Кэролайн взволнованно прижала малышку к груди.
— Она связала два слова — «роза» и «Розалин». Они оба пишутся одинаково. — Кэролайн посмотрела на мужа мокрыми от слез глазами. — Она говорила со мной при помощи жестов, Брент! Она наконец поняла. Теперь ее можно научить самым разным словам.
Вытерев слезы, Кэролайн встала и взяла Розалин за руки. Они начали прыгать, смеяться и кружить по лужайке.
Брент смотрел на них, и к глазам его подступали слезы.
За всю свою жизнь он еще никогда не испытывал такой радости. Сердце его растаяло. Только сейчас он понял, что сделала для него жена. Он выжил из за любви к Розалин, и в один прекрасный день благодаря Кэролайн он сможет сказать дочке, как сильно ее любит.
Вдруг он вскочил, подбежал к ним и закружил их в своих объятиях. Они повалились на землю и принялись весело барахтаться.
— Мои девочки, — приговаривал Брент счастливым голосом, — мои девочки…
Кэролайн первая перестала смеяться и легла на траву, раскинув руки и обнимая мужа и девочку. Ее волосы, освободившись от ленточки, разметались в разные стороны. Улыбаясь, она отпустила Розалин и обернулась к Бренту.
На его счастливом лице сияла такая же улыбка, а в зеленых глазах она прочла благодарность.
Розалин кое как поднялась и побежала к дому. Кэролайн и Брент этого не заметили.
Он выпустил ее из своих объятий и приложил ладони к ее щекам.
— Моя дорогая Кэролайн, — прошептал он и припал к ее губам в страстном поцелуе.
Она провела пальцами по его волосам, вдыхая одному ему свойственный аромат и чувствуя крепость его тела. Ей хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно.
Она тихо застонала, но Брент прервал поцелуй и погладил ее пылающие щеки.
— Кэролайн… — прошептал он, — спасибо тебе за все. Смаргивая слезы, она смотрела в зеленые омуты его глаз. Но тут опять появилась Розалин. Она встала перед Кэролайн на колени и потянула ее за платье, требуя внимания. Кэролайн подняла глаза, взглянула в сторону дома и чуть не сгорела от стыда. Шагах в тридцати от них стояли три ее сестры и смотрели на них.
— О Боже, они уже приехали, — пробормотала она и попыталась оттолкнуть мужа, но он крепко держал ее за талию и весело улыбался.
— Отпусти меня, Брент, — попросила она. — Они подумают…
— Что они подумают?
Его беспечность разозлила Кэролайн.
— Пусти же!
— Поцелуй меня еще раз.
— Они нас увидят.
— Они уже нас увидели, Кэролайн. Поцелуй меня…
— Нет!
— Если ты меня не поцелуешь, я дам им хороший повод для всяких обсуждений.
Она закатила глаза, потом нагнула голову и чмокнула его в щеку. Но Брент опять притянул ее губы к своим. У нее занялся дух от этого нового поцелуя.
Наконец он ее отпустил.
— Знаешь, о чем я думаю, Кэролайн?
— Мне все равно, — отозвалась она чуть отступая в сторону.
Он улыбнулся:
— Твои сестры подумают, что ты счастлива.
— Я действительно счастлива.
Быстро отвернувшись, она пригладила волосы и дрожащими руками забросила их за голову, потом отряхнула платье от налипших травинок.
«Мои сестры подумают, что я в тебя влюблена, мой милый муж. И что я действительно счастлива».

Глава 12

Он предпочитал пить по утрам густой крепкий кофе, но, увы, агенту, выполняющему секретное задание, необходимо придерживаться обычаев страны. Он терпеть не мог чай — так же, как и саму Англию.
Филипп Рене Руссель помешивал сахар в чашке, вежливо улыбаясь сидевшему перед ним тучному рябому мужчине.
— Спасибо, сэр Стэнли. И постель, и завтрак, и чай — все просто превосходно. — С трудом изобразив блаженство, он отхлебнул горячую жидкость. — Только побывав на войне, начинаешь ценить уют.
Страдающий простудой сэр Стэнли Гроттон сидел за полированным дубовым столом перед нетронутой тарелкой с сосисками, яичницей и тостами и время от времени прикладывал платок к красному носу.
— Честно говоря, я не понимаю, как вы, ребята, пережили всю эту катавасию с Бонапартом. Хорошо, что многие из вас вернулись из такой жуткой передряги.
Филипп стиснул ручку чашки и сделал еще глоток, чтобы унять нарастающий гнев. Он приехал в эту гнусную страну вовсе не затем, чтобы выслушивать рассуждения старого борова о таких вещах, в которых он ровным счетом ничего не смыслил. «Передряга»! Как мог этот жирный ублюдок назвать передрягой великую битву? Ему, Филиппу, приходится жить в доме с плохой мебелью, есть пресную пищу и терпеть глупые разглагольствования. Впрочем, эта жертва в конце концов должна окупиться.
Рейвен наверняка решил, что он, Филипп, умер — погиб под Ватерлоо, иначе он не стал бы так беспечно возвращаться домой. Пробравшись на этот холодный, грязный, зараженный крысами остров, Филипп знал, что скоро его усилия увенчаются успехом. Глупый англичанин! Он устроит ему неприятный сюрприз и с удовольствием завершит начатое. Их долгая борьба скоро закончится.
Он улыбнулся и расслабился в кресле.
— Я слышал, что ваш сосед, граф… э… — Уэймерт, — подсказал Гроттон.
— Ах да, лорд Уэймерт. Я слышал, что он тоже недавно вернулся с войны. Это правда?
Гроттон громко чихнул.
— Смелый парень. Он приехал худой как жердь и голодный как волк. За двадцать лет, что мы с ним знакомы, я впервые увидел его таким слабым. Но, говорят, сейчас у него все в порядке. Он женился…
Филипп поперхнулся чаем. Он работал на французское правительство девять лет и за это время ни разу не терял хладнокровия. Но тут выдержка ему изменила. Чтобы отвлечь внимание собеседника, он покашлял, вытер уголки губ белым кружевным платочком и начал сосредоточенно поглощать яичницу.
Женился? Как странно! С чего бы вдруг такой ловкий прохвост, с головой погруженный в дела, захотел обзавестись женой? Рейвену стоило только щелкнуть пальцами, и глупая Кристин послушно раздвигала ножки, бежала за ним, как преданная собачонка. Наверняка были и другие женщины.
— Значит, теперь у графа есть жена? — ровным тоном спросил Филипп.
Гроттон кивнул и шумно высморкался в платок.
— Она дочь барона Сизефорда. Я с ней не знаком, но слышал, что все дочки барона — красивые белокурые дамы.
— Какая удача для графа! — усмехнулся Филипп, медленно закипая в душе.
Рейвен издевался над ним даже издалека. Сначала он увел его любовницу, а потом бросил ее ради безмозглой англичанки. Что творится!
— И не говорите, — согласился Гроттон. Наконец то заинтересовавшись завтраком, он поддел вилкой сосиску. — Хотите с ними познакомиться, мистер Уитсворт? Я могу пригласить их на обед, пока вы у меня гостите, Филиппа охватила паника, но он не подал виду.
— Это было бы чудесно. — Глубоко вздохнув, он небрежно поднес к губам чашку и принялся хлебать бледную безвкусную жидкость, которая могла нравиться только тупым англичанам. — Однако, — продолжил он, аккуратно промокнув губы салфеткой, — будет лучше, если вы позовете их в гости после того, как я позабочусь о вашей конюшне. Граф ездит верхом?
Гроттон глотнул чаю и кивнул:
— Этот парень — отличный наездник.
— Ну вот, видите! — Филипп провел рукой по столу. — Граф по достоинству оценит ваших лошадок, только прежде надо как следует обучить жеребца и кобылку, которых подарила вам ваша кузина.
Гроттон запихнул себе в рот яичницу.
— Не понимаю, — сказал он, — почему Марджори решила подарить мне лошадей? Зачем они мне? Вот уже много лет я не езжу верхом.
Филипп с показной терпеливостью покачал головой и ответил на вопрос снисходительным тоном:
— Кто поймет женщин? Они так легкомысленны! Гроттон согласно кивнул.
— Наверное, она думала, что они вам пригодятся или вы сможете получить от них какую то выгоду, — продолжал Филипп. — И то сказать: что старой деве делать с двумя лошадьми? Они достались ей по завещанию от старого нелюдимого соседа брюзги, моего, кстати, бывшего начальника. Он умер и оставил ей лошадей и мои рабочие руки, а у нее даже нет конюшни.
— Зачем он это сделал? Непонятно. Филипп небрежно пожал плечами.
— Когда он был прикован к постели, она выхаживала его по соседски. Мне кажется, таким образом он решил отблагодарить ее за труды. — Он подался вперед и понизил голос: — Признаюсь, после смерти мистера Перкинса я подумывал вернуться в город, но мистер Перкинс успел мне хорошо заплатить, и я решил обучать подаренных вам лошадок. По правде сказать, сэр Стэнли, они очень породистые. Если вы воспользуетесь моими советами, то сможете заняться разведением лошадей. И возможно, продать пару жеребят самому принцу регенту. — Он откинулся на спинку кресла. — Подумайте над этим.
Гроттон взглянул на него с сомнением и продолжал с поразительной скоростью поглощать завтрак. Филипп боялся, как бы он не подавился плохо прожеванным мясом.
Тупорылое животное! Он знал этого человека вдоль и поперек. У него было две слабости — деньга и гордыня. Впрочем, судя по его застольным манерам, к третьей слабости вполне можно было отнести чревоугодие.
Филипп приехал сюда только вчера. Ему пришлось использовать свое умение, чтобы втереться в доверие к мерзкому толстяку. Прикинувшись опытным конюхом, он уговорил этого типа оставить его в доме. Он привез с собой двух арабских лошадей, якобы подаренных сэру Стэнли бедной кузиной Марджори — старой девой, которую толстяк не видел несколько лет и которая в данный момент лежала на дне озера.
Он представился разорившимся джентльменом, знатоком лошадей. Они с Гроттоном подолгу обсуждали войну и героизм англичан, и толстяк разрешил ему жить в доме, а не в пристройке для слуг.
Теперь его отделяло от Рейвена всего несколько миль. Сэр Стэнли разрешал ему свободно разгуливать по поместью. Как истинный француз, Филипп был ловким и, кроме того, имел одно особое свойство. Оно заключалось в умении терпеть и выжидать ровно столько, сколько того потребует дело.
Наверное, мне следует написать Марджори и поблагодарить ее за подарок, — заметил Гроттон, откидываясь на спинку скрипучего кресла. Его тарелка была вылизана до блеска.
Филипп улыбнулся:
— Чудесная мысль. Я уверен, что эта дама оценит вашу благодарность. — Он старательно наморщил лоб. — Впрочем, кажется, ваша кузина собиралась уехать на зиму в Линкольн в гости к старой подруге, которая заболела… Но вы можете написать ей письмо. В конце концов она его получит.
Гроттон кивнул и снова высморкался. — Боже правый, я не виделся с Марджори вот уже…пять лет! В прошлый раз мы праздновали Рождество с моей тетей Хелен. — Он закатил глаза. — Ну и дамочка, доложу я вам…
Филипп небрежно развалился в кресле и улыбнулся, изображая неподдельный интерес.

Глава 13

Ровно на восемьдесят шестой день после прибытия в Мирамонт, когда ей исполнилось двадцать шесть лет, Кэролайн обнаружила теплицу. Это было так: неожиданно, что она чуть не налетела на грязное, увитое плющом стекло. Остановившись, она раскрыла рот от удивления. Это был самый лучший подарок!
Два часа назад она позавтракала с мужем и Розалин, отпраздновав событие, и в первый раз решила обойти, поместье одна. День был чудесным, ласковое солнце припекало сквозь ветки деревьев. Она шла и думала о переменах в своей жизни.
С тех пор как Розалин впервые заговорила с помощью рук, прошел почти месяц. Кэролайн каждый день терпеливо занималась с ребенком, обучая ее новым словам. Девочка, к удивлению всех окружающих, уже умела выражать жестами чувства и знала несколько слов. Даже Брент наконец то начал общаться со своей дочкой, освоив азбуку для глухих, придуманную его женой. Со временем им удастся хорошо понимать друг друга. Однако времени у Кэролайн оставалось немного. Скоро ей придется уехать в Америку. Она уговорила Стефани продать ее изумруды и заказать билет на пароход. Было очень нелегко склонить Стефани на свою сторону. Ее юная романтичная сестра никак не могла понять, почему Кэролайн хочет бросить мужа ради учебы и научных исследований. Стефани постоянно укоряла Кэролайн, и та начала испытывать некоторую неуверенность.
Ей приходилось разрываться на части. Да, она хотела выращивать цветы, в том числе драгоценные сиреневые розы, и стать признанным ученым ботаником. Но душа ее рвалась к маленькой девочке, которую она научила говорить. Она мечтала, чтобы Розалин признала ее своей мамой, а Брент начал по особому ценить ее.
Он, бесспорно, уважал ее, и это было чудом. Кэролайн знала, что большинство жен не удостаиваются такой чести от своих мужей. Брент не требовал, чтобы она легла с ним в постель, хотя часто смущал ее такими предложениями. Всего две ночи назад он опять проснулся от ночного кошмара, и она приходила к нему в спальню.
Он часто целовал ее — то нежно, то страстно, но никогда не позволял себе ничего другого, чувствуя, что она еще не готова. Кэролайн страдала от неутоленного желания и понимала, что рано или поздно ей придется выполнить свой супружеский долг.

Думая об этом, она шагала по густому лесу и вдруг наткнулась на старую теплицу. Заброшенное строение заросло плющом и сорняками.
Потрясение сменилось радостным волнением. Она обошла кругом прямоугольное сооружение. Теплица была крепкой, среднего размера. В дальнем конце обнаружилась плотно закрытая, опутанная дикими растениями дверь. Было видно, что теплицей не пользовались много лет, а может, и десятилетий.
Она осторожно подергала ржавую ручку, но дверь не поддалась. Чтобы ее открыть, нужны инструменты. Однако это не омрачало радости Кэролайн. Теперь, когда есть теплица, перед ней открывается столько возможностей! А что, если это строение не принадлежит Бренту? Нет, такого быть не может. Теплица стояла всего в миле от дома, а Брент каждый день объезжал верхом свои владения и не мог не знать о ее существовании. Кэролайн разволновалась. Почему он скрывал? Она столько раз просила его! Ему бы это ничего не стоило. Он не терял ни в деньгах, ни во времени, да и это вряд ли могло быть причиной. Значит, была другая. Чем больше рассуждала Кэролайн, тем хуже становилось у нее на душе. Она поняла, что нельзя рассказывать мужу о своей находке, иначе он запретит ей сюда ходить. Кэролайн повернулась и решительно зашагала к дому. Сохранив свое открытие в тайне, она все таки сможет использовать эту теплицу. Она быстро шла лесом, потом лугом. Войдя в дом через черный ход, она пересекла столовую и, погруженная в вои мысли, налетела на Недду, которая выбежала в коридор из гостиной.
Часто дыша, Недда отступила назад.
— Ой, миледи! — выпалила она. И тут же добавила: — У нас гости.
Ну, ясно. Кто то пришел без предупреждения. Что ж, придется снять рабочую блузку и ситцевую юбку и переодеться во что нибудь более приличное.
— Приготовь чай, пока я буду одеваться, Недда. Я скоро приду.
Экономка замялась. Взгляд ее метнулся к двери гостиной.
— Я думаю, будет лучше, если вы встретитесь с ними сейчас, — пробормотала она и убежала.
Кэролайн удивленно смотрела ей вслед. Она еще никогда не видела Недду такой смущенной. Совершенно забыв о своем не подходящем к случаю костюме, она подошла к двери и быстро шагнула в гостиную.
Сначала она увидела женщину — красивую блондинку, которая чопорно сидела на голубом бархатном диване. На ней было бледно розовое дневное платье. Убранные в модную прическу волосы обрамляли бледное лицо дамы. Кэролайн испугалась. Это, наверное, Полин Синклер, которая пришла объявить, что у нее родился ребенок — второе дитя Брента.
Женщина подняла голову и вымученно улыбнулась. В ее голубых глазах читалась тревога.
— Здравствуйте, — тихо произнесла она. — Мы пришли повидаться с лордом Уэймертом.
Она обернулась к камину. Кэролайн только сейчас заметила ее спутника — высокого джентльмена, смуглого и невероятно красивого, с густыми черными волосами и такими же, как у незнакомки, голубыми глазами. Он смотрел на нее в упор, и этот непроницаемый взгляд казался не слишком приятным. Одет он был безупречно, и Кэролайн вдруг смутилась.
— Прошу прощения, — сказала она, стараясь выдержать ровный тон, — но какое у вас дело к лорду Уэймерту?
Женщина опять покосилась на мужчину. Она чувствовала себя неловко.
— Меня зовут миссис Шарлотта Бекер, а это мой муж, Карл. Простите, что без предупреждения, мы только вчера приехали… А вы, наверное, служанка?
Этот вопрос застал Кэролайн врасплох, но она быстро справилась с собой. Расправив плечи, она царственно прошествовала к дивану и небрежно села рядом с миссис Бекер.
— Я — графиня Уэймерт, — довольно холодно сообщила она. — Могу я узнать, как вы познакомились с моим мужем?
Женщина побледнела и уставилась на нее во все глаза, потом взглянула на мужа, который сидел, отвернувшись к камину.
— Я… не знаю, — пролепетала она.
Повисла неловкая пауза. Наконец Кэролайн обрела дар речи.
— Прошу прошения, но вы разминулись с лордом Уэймертом. — Она резко встала. — Пожалуйста, если вас не затруднит, приходите в другой раз…
Женщина схватила ее за руку:
— Нет, пожалуйста, я прошу вас! Она казалась очень расстроенной.
Кэролайн секунду помолчала, потом медленно опустилась на диван, решив по крайней мере выслушать непрошеную гостью.
— Я просто… потрясена, — робко призналась миссис Бекер, отпустив ее руку и вновь уткнувшись взглядом в свои колени. — Очень жаль, что Брент ничего не рассказал вам обо мне, — она невесело засмеялась и покачала головой, — и не поставил меня в известность о своей женитьбе.
Кэролайн ощутила прилив ревности. Она злилась не столько на эту женщину и на Брента, у которого, ясно, был с ней роман, сколько на свою слабость. Неудивительно, что муж миссис Бекер ведет себя так невежливо. Разгневавшись, он заставил жену встретиться с Брентом в его присутствии, не зная о том, что у графа тоже есть жена. Таким образом, Брент всех поставил в неловкое положение.
— Вы забеременели от моего мужа? — спросила Кэролайн, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие.
Мистер Бекер резко обернулся. Бедная Шарлотта стала белой как полотно. Кэролайн боялась, как бы она не упала в обморок.
Все трое молчали. Наконец Карл Бекер сказал:
— Моя жена произвела на вас неверное впечатление, мэм.
Кэролайн посмотрела на мистера Бекера. Этот человек, судя по акценту, был американцем.
Он откашлялся и продолжил глубоким баритоном:
— Это Шарлотта Рейвенскрофт Бекер. Лорд Уэймерт — ее брат.
Кэролайн застыла с открытым ртом и не мигая смотрела на гостя, потом медленно перевела взгляд на даму, сидевшую рядом с ней.
Сходство и впрямь было разительным. Как же она сразу не заметила? У гостьи был такой же квадратный подбородок, такие же полные губы и блестящие выразительные глаза — правда, голубого цвета, а не зеленого, как у Брента.
Итак, у него есть сестра. Но почему же он ничего не сказал? Как теперь загладить неловкость?
Она медленно встала. Щеки ее пылали, подбородок был высоко поднят.
— Я буду вам очень признательна, миссис Бекер, если вы забудете мое ужасное поведение. Я понятия не имела о том, что у моего мужа есть близкие родственники.
Женщина улыбнулась:
— Вам не стоит просить извинения. Это я ввела вас в заблуждение.
— Пожалуйста, зовите меня Кэролайн. Сейчас я скажу Недде, чтобы она принесла закуски и… лично сообщу вашему брату.

Глава 14

Кэролайн помчалась к конюшне и остановилась, только когда добежала до передних ворот. Она прислушалась. С другой стороны здания доносился стук.
Она помедлила, потом расправила плечи, пригладила волосы и, собравшись с духом, обогнула конюшню.
Брент стоял, привалившись к столбу, и что то прибивал к забору. Увидев его, она остановилась. Ее муж был полуголым — в одних черных облегающих брюках и рабочих сапогах.
Темные, с золотым отливом волосы свободно развевались на ветру, спадая на лоб и напряженное от усилий лицо: он вбивал в дерево большие гвозди. Бронзовое загорелое тело блестело от пота, на груди и руках вздувались крепкие мускулы.
У Брента было безупречно красивое сильное тело. Брюки обтягивали его стройные узкие бедра. Глаза Кэролайн невольно проследили за дорожкой светлых волос, которая постепенно сгущалась и расширялась книзу, теряясь под поясом…
— Ага, моя милая женушка вернулась с прогулки! Кэролайн быстро закрыла руками свои пылающие щеки. Ее сердце запрыгало от волнения. Только бы он не заметил!
— У тебя что, нет приличной одежды? — спросила она. Ей не хотелось, чтобы муж догадался, какие мысли у нее в голове, поэтому она добавила: — Ты можешь простудиться.
Он усмехнулся, перепрыгнул через забор и направился к ней. Кэролайн машинально отступила на два шага назад и скрестила руки на груди.
Улыбка Брента померкла.
— Ты боишься, что я изнасилую тебя прямо здесь, или тебе неприятно находиться рядом с потным мужчиной? — спросил он до обидного равнодушным тоном.
— Нет, Брент, просто я никогда не видела мужчину в таком виде… — Она нервно махнула рукой.
Подозрительно глядя на жену, он схватил полотенце и вытер лицо.
— В каком таком?
Она попыталась сменить тему:
— Я пришла, чтобы поговорить о другом…
— Ответь мне, Кэролайн… Я кажусь тебе сильным? Она смущенно переминалась с ноги на ногу.
— Конечно.
— Понятно… — Он бросил полотенце на столбик и медленно подошел к ней. — И мускулистым, да? Ведь я мужчина…
— Разумеется, ты мужчина, — раздраженно согласилась она.
— Или, может быть, ты находишь меня… сексуальным?
— Я пришла сюда, чтобы обсудить кое что другое, — напомнила она.
— Пока мы одни, я с удовольствием обсудил бы другую проблему. — Он навис над Кэролайн, дерзко заглядывая ей в глаза. — Ты находишь меня сексуальным, малышка?
— Нет, — твердо заявила она, не в силах сойти с места.
— Лгунья, — усмехнулся он и, подняв руку, погладил сквозь блузку ее ключицу. — А для меня ты самая сексуальная, самая обворожительная женщина на свете, Кэролайн. Твои глаза похожи на темный шоколад, волосы — на бесценный японский шелк, а тело… — Брент ласково улыбнулся. — Большинство мужчин не смеет и мечтать об обладании таким телом. С каждым днем ты кажешься мне все более прекрасной, и это сводит меня с ума.
Кэролайн задрожала. Его ласковый голос согрел ей сердце. Она ждала и боялась его поцелуя.
Он нагнулся и провел губами по ее щеке.
— Почему ты не сказал мне, что у тебя есть сестра? — спросила она, набравшись решимости.
Брент застыл, прижавшись щекой к ее щеке. Ему понадобилось время, чтобы переварить этот вопрос. Потом он медленно откинул голову и уставился на нее непроницаемым взглядом. Его челюсть была твердой, как гранит.
— У меня была сестра, Кэролайн. Она умерла.
— Значит, она восстала из могилы. В данный момент она пьет чай в нашей гостиной — красивая женщина, назвавшаяся Шарлоттой.
Брент побледнел.
Такая реакция ее удовлетворила.
— И потом, у нее отличный вкус. Она приехала вместе со своим мужем Карлом. Если бы я знала, что в Америке есть такие экзотические красавцы, я бы уже давно съездила туда и выбрала себе мужа.
Его лицо исказилось, глаза превратились в маленькие щелочки, а губы сжались в бескровную линию. Она никогда не видела его таким. Интересно, что его разозлило — то, что его сестра приехала к нему в гости, или дерзкие слова Кэролайн. Впрочем, это не важно. Получилось, что она отомстила ему за унижение, которое пережила при знакомстве с его родственниками — и все потому, что Брент не потрудился поставить ее в известность об их существовании.
Она спокойно продолжила:
— Представляешь, Брент, как смешно получилось: ведь мы ничего не знали друг о друге, и Шарлотта приняла меня за служанку, а я подумала, что она твоя любовница.
— О Боже… — Брент быстро взглянул на дом. Кэролайн расхохоталась:
— Я спросила у нее, не ждет ли она от тебя ребенка. Он резко обернулся:
— Что?!
На всякий случай она отступила назад.
— Она красивая женщина. Я заметила, как она нервничает, и посчитала ее твоей пассией. — Кэролайн громко вздохнула и заявила ровным тоном: — К тому же она блондинка.
— Черт возьми, Кэролайн! — Окончательно разозлившись, он запустил пальцы в волосы. — Прежде чем встретиться с этой женщиной и ее мужем, давай кое что выясним.
— С этой женщиной? Так то ты называешь свою сестру? И говори, пожалуйста, тише, — попросила она, закипая. — Дэвис и конюхи могут услышать.
— Да мне плевать, кто услышит! — Он вонзил в нее свой стальной взгляд. — У меня нет любовницы. Она мне просто ни к чему. Мне и с тобой хватает хлопот.
Кэролайн закусила губу и сердито сверкнула глазами.
— Кроме того, далеко не все мужчины любят блондинок, — не унимался Брент. — Некоторые из нас предпочитают таких женщин, как ты. Неужели это не приходило в твою ученую голову?
Ее щеки зарделись.
— Не надо срывать на мне злость. Он усмехнулся:
— Почему бы и нет? Ведь это ты меня разозлила! Она потеряла терпение:
— Ах, это я тебя разозлила? Ты взял себе в привычку гоняться за блондинками. Что я могла подумать, войдя в гостиную и увидев там симпатичную белокурую даму в розовом шифоне? — Глаза ее метали молнии. — Знаешь, что мне пришло в голову в самый первый момент, Брент? Я решила, будто это красавица Полин Синклер, которая пришла поговорить о ребенке. А потом выясняется, что это твоя сестра, о существовании которой я даже не подозревала!
Увлеченная этой тирадой, Кэролайн не сразу заметила перемену в его лице. Внезапно она заморгала и шагнула назад, увидев неподдельное удивление в широко раскрытых глазах Брента.
Потом его губы расплылись в улыбке.
— Я никогда не спал с Полин, Кэролайн, — небрежно сказал он.
Этого она не ожидала. Ей хотелось обсудить его сестру, а не какую то кокетку, которая чуть было не стала его женой. Скрипнув зубами, она произнесла:
— Речь не об этом. Мне все равно, с кем ты спал…
— Вовсе нет.
Она уставилась на него и покачала головой.
— Не говори глупостей! Брент засмеялся:
— Знаешь, о чем я думаю, малышка?
Мне надоело слушать твои бредни, глупая жаба. Он схватил ее за талию и притянул к себе. Кэролайн инстинктивно положила руки ему на грудь, но не смогла его оттолкнуть. Ее пальцы нащупали обнаженное тело и упругие мускулы, а в ноздри ей пахнуло знакомым мускусным запахом. Она забыла, что хотела сказать.
Неожиданно он отпустил жену и уткнулся носом в ее шею.
— Мне нравится твой бойкий язычок.
— Пошел к черту! Он опять засмеялся.
— Я думаю, Кэролайн, что ты становишься краше день ото дня. Мало того, ты хорошеешь в приступе ревности.
Ее глаза распахнулись от ужаса.
— В жизни никого не ревновала! Он приподнял бровь:
— Неужели? Мне приятно слышать, что я у тебя первый. Кэролайн собрала все силы и оттолкнула его от себя.
— Отпусти меня, наглец…
— А может, жаба?
Она перестала вырываться и хмуро взглянула на Брента, раздувая ноздри.
Он криво усмехнулся и прошептал:
— Я готов поспорить, что ты обожаешь маленьких животных, Кэролайн. Разных там пауков, змей и даже жаб — таких, как я.
Ну что на это ответить? Она закрыла глаза и тихо пробормотала:
— Я не люблю тебя, Брент.
Кэролайн думала, что он ехидно посмеется над ее заявлением, но этого не произошло. Открыв глаза, она встретилась с его проницательным взглядом. Он взял ее за подбородок и приподнял голову жены, потом молча нагнулся и припал к ее губам в нежнейшем поцелуе.
И все таки Кэролайн решила не сдавать свои позиции.
— Я не люблю тебя, — настойчиво повторила она, уворачиваясь от его губ.
Брент помолчал, потом отпустил ее подбородок и медленно поднял голову.
Она отвела глаза, надеясь, что он воспримет ее нежелание целоваться как подтверждение ее слов. На самом же деле на нее в очередной раз напал страх.
После долгой паузы он сказал:
— Мне кажется, тебе просто очень хочется убедить себя в том, что ты меня не любишь.
Она презрительно хмыкнула:
— Не волнуйся, Брент. Я не настолько глупа, чтобы смущать тебя разговорами о любви. Я неромантична по натуре, а ты совершенно четко изложил свою позицию.
Он заметно напрягся и выпустил ее из своих объятий. Она попятилась и, набравшись смелости, вновь посмотрела на мужа. Его лицо стало абсолютно непроницаемым.
— Что касается наших гостей, то я предоставляю тебе полную свободу действий. Можешь вести себя так, как тебе нравится. У меня нет желания с ними встречаться, но я разрешу им остаться в Мирамонте до тех пор, пока они не подыщут себе другое жилье. — Отвернувшись, Брент стал собирать инструменты и добавил через плечо: — Мне надо одеться.
Больше не глядя в ее сторону, он исчез за конюшней.

Глава 15

Кэролайн понадобилось около получаса, чтобы собраться с духом и опять встретиться с Шарлоттой, и почти столько же времени, чтобы уговорить эту даму и ее мужа остаться в Мирамонте в качестве ее гостей. Хотя Шарлота и ожидала, что брат не захочет этого свидания, но все же не могла скрыть разочарования. Однако Кэролайн все таки настояла на своем. Эти американцы теперь и ее родственники, и у нее есть полное право познакомиться с ними
Все трое встретились на обеде в просторной столовой одетые, как подобает случаю. Брента не было: он обедал в компании Розалин. Кэролайн старалась спасти положение. Она хотела, чтобы вечер был испорчен. Сначала разговор за столом не выходил за рамки пустой светской светской беседы, но Кэролайн быстро устала от болтовни и решила взять быка за рога.
Промокнув губы салфеткой, она откинулась на спинку кресла и спросила:
— Шарлотта, вы можете сказать, почему Брент не хочет с вами разговаривать?
Женщина быстро подняла глаза и вздохнула:
— Это… сложно.
— Но я хочу знать, — спокойно заявила Кэролайн.
Шарлотта долго молчала, как видно, подбирая слова, потом взглянула на мужа, который перестал есть и выжидательно смотрел на нее. Наконец она положила тарелку и начала свой рассказ.
— Мы с Брентом всегда были разными, Кэролайн. Он на шесть лет старше меня, тихий и замкнутый, а я, наоборот, крайне общительна. Мы росли вдвоем, и он стал моим молчаливым защитником. Наша мама постоянно придиралась по пустякам: ей не нравилось, как я причесываюсь, одеваюсь и разговариваю. Брент же любил меня такой, какая я есть, и хотел, чтобы я была счастлива. Мама мечтала сделать из меня эталон светской дамы, воплотив свои несбывшиеся устремления. — Шарлотта нервно потерла руки. — Семь лет назад брат и мама нашли мне жениха. — Она фыркнула. — Пожалуй, это был единственный случай, когда их взгляды совпадали. Мужчина был виконтом, влиятельным и респектабельным. Но ему было сорок два года. Вдовец с тремя маленькими детьми, он искал женщину, способную заменить мать его малышам.
Кэролайн пришлось перебить собеседницу:
— Я не верю, что мой муж мог заставить вас выйти замуж за такого неподходящего человека.
Шарлотта покачала головой.
— Вы не понимаете. Бренту как раз казалось, что это будет хорошая партия. Выйдя замуж, я смогла бы уехать из Мирамонта и вырваться из — под опеки матери.
Кэролайн округлила глаза.
Шарлотта улыбнулась:
— Брент не рассказывал вам? Кэролайн нахмурилась.
— Нет, но Недда говорила о ней хорошо. Шарлотта покачала головой.
— На самом деле наша мама была жестокой, высокомерной и требовательной. Внешне она поддерживала реноме красавицы с отлично воспитанными детьми, но когда мы оставались наедине, она унижала нас и лупила хлыстом за малейшую провинность. Когда мой брат вырос и смог защитить нас от побоев, мать продолжала оскорблять нас словесно. Она постоянно твердила, что мы загубили ей жизнь.
Голубые глаза Шарлотты блестели в пламени свечей.
— Мне кажется, именно поэтому Брент стал таким замкнутым. Он не доверяет людям, особенно женщинам. Наше детство было несчастным, но ему досталось больше: он чувствовал себя в ответе за младшую сестру. На его плечах лежала непомерная тяжесть. Сейчас я это понимаю.
Кэролайн потрясли откровения Шарлотты. Разумеется, Недда не стала бы рассказывать такие подробности о жизни своих господ. Значит, у Брента была жестокая мать? Что ж, это многое объясняет в его характере.
Кэролайн отхлебнула вина, пытаясь успокоиться.
— Если он так сильно о вас заботился, почему же сейчас он не хочет с вами знаться? — тихо спросила она.
— Потому что она вышла замуж за меня, — изрек Карл, откидываясь в кресле.
Кэролайн недоуменно взглянула на своего американского гостя:
— Не понимаю.
Шарлотта одарила мужа любящей улыбкой.
— Я отказалась выйти замуж за человека, которого они мне подыскали. Мы с Брентом часто ссорились по этому поводу, но в конце концов я победила. Правда, состоялась официальная помолвка, но за две недели до назначенной свадьбы я собрала вещи и ушла из дома. — Она щелкнула пальцами. — Я хотела уехать как можно дальше и, продав несколько украшений, купила билет до Америки. Через три дня после отплытия я, познакомилась с Карлом — одним из совладельцев кораблестроительной компании. — Шарлотта поморщилась. — Меня здорово укачало, и я стояла, свесившись за борт. К моему стыду, он увидел, как меня тошнит, и проявил сочувствие… Через три месяца после прибытия в Род Айленд мы поженились.
Кэролайн взяла вилку и принялась машинально возить ею по тарелке.
— Наверное, мой муж чувствовал себя неловко, объясняя виконту ваше исчезновение.
Шарлотта усмехнулась:
— Вероятно, ему пришлось отстаивать честь нашей семьи.
Помолчав, она подалась вперед, чтобы продолжить свой рассказ,
— Мой брат до сих пор не хочет меня видеть. Последние шесть лет я ежемесячно писала ему письма, но он отсылал их обратно нераспечатанными. Его оскорбило то, что он нашел мне респектабельного англичанина, а я сбежала и вышла замуж за американца. Я для него умерла.
Кэролайн не верила своим ушам.
— Но это же просто смешно, — пробормотала она, обернувшись к Карлу, который вертел в руках свою рюмку.
Шарлотта улыбнулась и покачала головой.
— Брент — англичанин до мозга костей, Кэролайн. Он обожает свою страну, своих предков и готов отдать жизнь за корону. Мужчина, которого он прочил мне в мужья, был состоятельным английским виконтом. По мнению Брента, я должна была быть счастлива. Он не может простить мне то, что я уехала из страны и вышла замуж за чужестранца. Для него не имеет значения то, что я люблю своего мужа.
Кэролайн мысленно согласилась. Брент считает, что выходить замуж по любви просто глупо и нелогично.
— Давно вы приехали в Англию? — спросила она.
— Чуть больше двух месяцев, — отозвался Карл. — У меня есть дела в Лондоне. — Он тряхнул головой. — Моя жена хочет повидаться со своим братом, но мы не можем остаться здесь, если его светлость не соизволит осчастливить нас своим присутствием…
— Карл!
Кэролайн засмеялась.
— Что здесь смешного? — раздраженно спросил муж Шарлотты. — Он не уважает свою семью.
— У него есть жена и дочь, милый, и он прекрасно обходился без меня целых шесть лет.
— Вы знаете про Розалин?
Шарлотта улыбнулась. В ее чудесных голубых глазах читалось понимание.
— Недда пишет мне по нескольку раз в год. Я знаю про его красивую дочку и ее проблемы. Еще мне известно, что сделал Регги с Мирамонтом, пока Брент был на войне. Она наверняка написала мне и о вас, но мы уехали из Америки прежде, чем туда дошло письмо. — Она нагнулась и понизила голос до шепота: — Только, пожалуйста, не говорите об этом Бренту, Кэролайн. Он запретит Недде писать, а я так дорожу ее весточками!
Кэролайн обвела взглядом своих гостей и согласно кивнула:
— Я думаю, нам надо устроить торжественный ужин. Шарлотта недоуменно посмотрела на нее, но Кэролайн не сдавалась:
— Мы пригласим моих сестер с их мужьями и ваших друзей, если хотите. Не будем устраивать грандиозный пир, престо посидим в уютной обстановке. — Она глубоко вздохнула и доверительно сообщила: — Брент обязательно выйдет к гостям, вот вы и встретитесь.
— А вам удастся его уговорить? — прошептала Шарлотта.
Кэролайн пожала плечами.
— Я попробую.
К ночи Кэролайн устала, но не утратила своей решимости поговорить с мужем.
Подойдя к разделявшей их двери, она стукнула два раза, не слишком надеясь на ответ. Наверное, он спит, ведь уже; перевалило за полночь. К ее удивлению, он отозвался почти сразу:
— Можешь не стучаться, Кэролайн.
Она расправила плечи и вошла, вскинув подбородок. Но напряжение улетучилось, как только она увидела Брента.
В комнате было темно, в камине мерцал огонь. Брент сидел на маленьком диванчике перед очагом и смотрел на пламя. На нем была расстегнутая рубашка с закатанными рукавами. В руках он держал полупустой бокал с бренди. Услышав шелест юбок, он поднес рюмку к губам, отхлебнул янтарную жидкость и посмотрел на жену,
— Я вижу, ты оделась к ужину — сказал он усталым голосом. — Сядь со мной.
Тихо подойдя к дивану, она взглянула на мужа и села на мягкие подушки, скинув туфли и поджав ноги.
Несколько минут они молча смотрели на огонь. Кэролайн чувствовала расслабляющее тепло и даже умиротворение в присутствии мужа.
— У тебя был долгий и интересный день рождения, правда, малышка?
— Ммм… Ты даже не представляешь, насколько интересный.
Он взял ее руку и принялся легко поглаживать пальцы.
— Хочешь бренди?
Улыбнувшись, она поднесла его руку к своим губам и поцеловала в ладонь. Это действие его удивило.
— Я выпила за ужином два бокала вина, — тихо ответила она. — К тому же уже поздно.
Он взглянул на свою рюмку и снова сделал глоток.
— От вина у тебя заболит голова, а бренди поможет заснуть.
Она вскинула бровь:
— Ты говоришь как знаток.
Брент улыбнулся и, откинув голову на спинку дивана,
поглядел на огонь.
— Я пью бренди каждый вечер, Кэролайн, — тихо проговорил он. — Это помогает мне расслабиться, и я лучше сплю. Впрочем, ты еще многого обо мне не знаешь.
Она отвернулась к камину и стала следить за мерцающими голубовато оранжевыми языками пламени, прислушиваясь к потрескиванию сгорающих поленьев. Он прав. Есть вещи, которые она сможет прочувствовать только тогда, когда они станут по настоящему близки. Время шло, и избегать этой близости становилось все труднее.
Кэролайн поежилась. Почувствовав это, Брент привлек жену к груди.
— Глотни хоть разок, Кэролайн. Это тебя согреет. Помедлив, она взяла рюмку и отхлебнула крепкой обжигающей жидкости, потом облизнула губы и отдала рюмку Бренту. Он допил остатки и поставил рюмку на боковой столик. Сделав это, он опять притянул ее к себе, обхватив руками за талию. Она охотно положила голову ему на грудь.
— Это должно стать привычкой, — задумчиво сказал он, глядя в огонь. — Мы с тобой будем пить бренди каждый вечер. — Он понизил голос: — Я устал от одиночества, Кэролайн.
Сердце Кэролайн наполнилось нежностью. Она прильнула к нему, умиротворенно вздохнув, и долго лежала, слушая биение его сердца и медленное ровное дыха ние. Наконец она набралась смелости и подняла тему, которую они обходили:
— У тебя чудесная сестра, Брент.
Он слегка напрягся, но ничего не ответил. Она тяжело вздохнула.
— Я хочу устроить вечеринку для Шарлотты и Карла. Только, пожалуйста, не говори «нет»…
Он прервал ее, приложив палец к ее губам. Несколько секунд она смотрела в его глубокие глаза, блестевшие в свете камина.
— Мы с Розалин хорошо поужинали вместе, — сообщил Брент после долгого молчания и провел пальцем по ее губам и подбородку. — Когда мы поели, она подошла, встала прямо передо мной, показала на себя и написала пальцами «папа». После этого она обняла меня за шею и прижалась ко мне — сама!
Кэролайн просияла.
— Кажется, это первое слово, которое она научилась показывать.
— Знаю. — Он ласково обхватил ладонями ее щеки. — Благодаря тебе она поняла, кто я для нее. Она начала со мной говорить.
Брент нагнулся и поцеловал жену. На его мягких теплых губах остался слабый вкус бренди. В этом поцелуе не было страсти, он был полон нежности и искренней благодарности.
Наконец он медленно поднял голову. Его глаза выражали то, что не могли выразить слова.
— Ты подарила мне самое ценное, Кэролайн, — хрипло прошептал он. — Вряд ли я смогу в чем нибудь тебе отказать.
Не сводя с него глаз, она подняла руку и провела пальцами по его волосам.
— Розалин знала, что ты ее любишь, до того, как я научила ее словам. — Она приложила руку к его груди. — Ты самый счастливый человек на свете.
Он судорожно сглотнул.
— Да, Кэролайн. И у меня есть ты.
Она застыла, пытаясь сморгнуть подступавшие слезы. В этот момент ей стало понятно, что она уже никогда не сможет довольствоваться обществом своих растений. В ее душе зрела любовь.
Он погладил ее по щеке.
— Давай ляжем вместе, Кэролайн.
У нее запершило в горле. Она больше не могла сдерживать слезы,
— Ты не знаешь, каково мне сейчас, Брент. Он сжал губы и взял ее подбородок.
— Расскажи мне, в чем дело, Кэролайн. Чего ты боишься?
Она закрыла глаза и покачала головой, не в силах отвечать. После долгого молчания он убрал руку от ее лица и прижал жену к своей груди.
— Прости, — прошептала она, вытирая глаза тыльной стороной ладони.
Брент потянул за ленточку, державшую ее волосы, и принялся гладить густые, шелковистые локоны. Наконец он почувствовал, что она расслабилась, и услышал медленное глубокое дыхание: ее сморил сон.
Когда огонь потух и веселые языки пламени превратились в мерцающие янтарные угольки, он бережно поднял жену и понес ее на кровать. Уставшая за день, она не шелохнулась и не издала ни звука. Положив Кэролайн на простыню, он повернул ее на бок и осторожно снял с нее платье.
Она осталась в одной белой сорочке, льнувшей к изгибам маленького изящного тела. Темные волосы разметались по подушке длинными блестящими волнами. Лунный свет оттенял белизну ее кожи. Черные ресницы почти касались бледных щек. Казалось, что спящую Кэролайн нарисовал художник — длинными, мягкими и чувственными мазками.
— Ты такая красивая… — прошептал он, принимаясь медленно водить по ее телу кончиками пальцев.
Полная, округлая грудь просвечивала сквозь тонкую ткань. Темные соски как будто ждали его прикосновений. Он погладил изгиб ее талии и плоский живот, боясь опустить руку ниже.
Борясь со своим желанием, он набросил на Кэролайн одеяло и отвернулся.
Эта женщина заставляла его страдать. Но она же вызывала у него неведомые доселе чувства. Прожив на свете почти тридцать четыре года, он впервые ощутил вкус счастья.

Глава 16

Гости начали съезжаться в дом. Многие из них сидели в гостиной, пили херес и брали легкие закуски в ожидании ужина. Кроме их четверых, на вечеринку должны были прийти еще десять гостей: сестры Кэролайн Джейн и Шарлотта с мужьями, ее отец и сестра Стефани, а еще две подруги Шарлотты, которых она не видела много лет, со своими респектабельными мужьями. Мэри Энн приехать не могла, потому что совсем недавно родила прелестную крошку.
Дрожащими руками Кэролайн натянула платье и повернулась спиной к Гвендолин, чтобы та застегнула пуговицы. Кэролайн позаимствовала это платье у Шарлотты и за три недели перешила его, как заправская портниха, подогнав под свою фигуру. Дело в том, что у нее самой просто не было таких чудесных платьев.
— О Боже, вы великолепны! — воскликнула Гвендолин.
Кэролайн повернулась и подошла к большому зеркалу, отразившему прекрасную незнакомку.
Платье было насыщенного вишневого цвета, элегантного фасона, с глубоким округлым вырезом и завышенной талией. Прямой незатейливый лиф плавно переходил в роскошную юбку, спадающую к лодыжкам каскадом темного щелка, короткие рукава были собраны в пышные «фонарики». На левой руке, сразу над локтем, был пристегнут браслет с бриллиантами. Такие же серьги покачивались в ушах Кэролайн. Довершали картину длинные перчатки из вишневого шелка. Еще никогда в жизни она не одевалась в такой изумительный наряд!
Буквально три часа назад она позволила Шарлотте постричь ее волосы. Кэролайн не знала, что подвигло ее на такой поступок. Она никогда не придавала значения своей прическе, но золовка ее убедила. Ей хотелось отрезать челку, чтобы прикрыть, как она выразилась, «крупный лоб».
Кэролайн нехотя поддалась на уговоры, и теперь се лоб был полностью закрыт челкой. Остальные волосы Шарлотта завила щипцами и собрала на макушке в свободный пучок, который зрительно увеличивал рост Кэролайн и придавал ей элегантности.
Кэролайн с удовольствием смотрела на себя в зеркало. Прожив на свете двадцать шесть лет, она только сейчас поняла, как важно выбрать подходящую прическу.
— Пожелай мне удачи, Гвендолин, — взволнованно сказала она, поворачиваясь к двери.
— Удача и так с вами, леди Кэролайн. Желаю приятно провести время.
Кэролайн глубоко вздохнула, улыбнулась горничной и вышла в коридор.
За последние три недели, пока сестра Брента гостила в Мирамонте, Кэролайн не часто виделась с Брентом. Он рано вставал, завтракал в кухне и уходил из дома, еще когда она не успевала одеться. Он согласился быть на вечере, но не принимал участия в подготовке и не желал встречаться с Шарлоттой и Карлом. Сталкиваясь с ними в доме, он лишь отрывисто кивал и уходил по своим делам, не сказав ни слова. Шарлотта чувствовала себя уязвленной, а Карл был в недоумении. Кэролайн надеялась, что сегодняшний вечер растопит лед в их отношениях. Если этого не случится, Бекеры сразу же уедут из Мирамонта.
Однако отсутствие Брента не сильно огорчало Кэролайн. Пока его не было, она работала в теплице. Сначала она взломала замок — на это ушло два часа. Как только дверь открылась и она ступила за порог теплицы, сердце ее подпрыгнуло от радости. Внутри царил почти идеальный порядок. Конечно, здесь уже много лет никто ничего не сажал, но помещение было тщательно вычищено. Ей пришлось лишь уничтожить мелких жучков и вымести редкую паутину.
Всего за неделю запущенная теплица была подготовлена к выращиванию растений. Два дня она потратила на то, чтобы убрать с прилегающей территории кусты, мешавшие доступу света. Затем Кэролайн привела в порядок поддоны, наполнив их плодородной почвой. Петли верхних окон заржавели, но она смазала их маслом, и они наконец поддались, впустив внутрь свежий воздух и солнце. Теперь в ее распоряжении была действующая теплица!
Кэролайн виделась с мужем только по вечерам. Набросив халат поверх ночной сорочки, она заходила в соседнюю спальню, садилась к нему на диван, и они пили бренди. Сначала она волновалась, но скоро это стало традицией. Однако после дня ее рождения он больше не просил жену остаться на ночь, и она понимала, что причиняет ему незаслуженную обиду. Каждый раз, уходя к себе, она видела в его глазах растерянность и недоумение.
Но через шестнадцать дней ей придется уплыть в Америку. Все приготовления были закончены. Однако вместо радости она испытывала глубокую грусть. Уехав из Мирамонта, она сделает бесповоротный выбор. Ей хотелось остаться, но она думала, что никогда не будет счастлива в роли жены, если любовь к ботанике так и останется всего лишь увлечением.
Ее охватывала паника при мысли о неизбежном разговоре с Брентом. Она тянула время, не зная, с чего начать. Как объяснить ему свою одержимость?
Отбросив нелегкие мысли, она вошла в гостиную. Все гости уже собрались. Те, кто ее знал, застыли на месте от изумления.
Все, кроме Брента. Он одиноко стоял возле закрытых стеклянных дверей и смотрел во двор, прихлебывая виски. Как и следовало ожидать, он выглядел настоящим красавцем. На нем были темно серые брюки и сюртук, сизый жилет, галстук и белая, отлично сшитая рубашка из тонкого полотна. Он откинул волосы с лица, и она заметила, как он напряжен.
Когда разговоры в комнате смолкли, он медленно повернул голову и посмотрел в ее сторону. Его рука с рюмкой застыла на полпути ко рту.
Она густо покраснела. Его непроницаемый взгляд скользнул по ее фигуре. Наконец, залпом допив виски, он поставил рюмку на боковой столик.
На несколько минут Кэролайн смешалась с гостями. Когда она разговаривала с Джейн и ее мужем, Робертом Уокстоном, Брент внезапно встал рядом и взял ее за локоть.
— Мне надо с тобой поговорить, Кэролайн, — произнес он вежливым тоном.
Она подняла на него глаза, несколько удивленная такой бесцеремонностью. Но он не стал дожидаться ответа, поспешно извинился перед гостями и вывел ее из гостиной.
Когда они зашли в его кабинет, он тихо закрыл дверь. Они смотрели друг на друга.
Сердце ее колотилось, но она не отводила глаз от его лица.
— Ты поступил нетактично, Брент, — заявила она, пряча свое замешательство.
Усмехнувшись, он привалился к двери.
— Что ты сделала со своими волосами?
Она нервно потерла руки в перчатках.
— Твоя сестра заставила меня постричься. Он презрительно вскинул бровь.
— Вот как? Она что, приставила дуло револьвера к твоему виску, Кэролайн? Или села на тебя верхом, чтобы ты не дергалась, и отрезала тебе челку?
Кэролайн вскипела.
— Я не хотела стричься, но Шарлотта по своей наивности решила, будто так мне будет лучше. Теперь я понимаю, что она ошиблась…
Он схватил ее за руку и привлек к себе.
— Ты знаешь, о чем я подумал, когда ты вошла в гостиную?
Она одарила его ироническим взглядом.
— Трудно поверить, что человек, у которого мозги не больше тараканьих, способен думать.
Брент усмехнулся, прищурив темно зеленые глаза.
Не успела она понять, что происходит, как он прижал ее грудь к своему крепкому торсу и припал к ее губам в страстном поцелуе. Она невольно закинула руки ему на шею и провела пальцами по его волосам. Одна его рука блуждала по ее спине, другая поглаживала ягодицы. У Кэролайн захватило дух.
Наконец Брент отпустил жену, медленно поднял голову и заглянул ей в глаза.
— Наверное, ты права, Кэролайн, — хрипло признался он. — У меня тараканьи мозги. Я женился на тебе около четырех месяцев назад и только сегодня вечером, когда ты вошла в гостиную, окончательно понял, что моя жена — роскошная красавица.
Она удивленно смотрела на него.
— Этот цвет тебе очень идет, — добавил Брент.
— Это платье Шарлотты, — пробормотала она, сама не понимая зачем.
Брент улыбнулся шире.
— Она блондинка, и вишневой цвет подчеркнул бы ее бледность. — Он взглянул на ее бюст. — К тому же я уверен, что на ней это платье не сидело бы так красиво, как на тебе.
Она вспыхнула, точно маков цвет.
— Не говори гадостей про свою сестру!
Брент озорно усмехнулся и постарался прикрыть ее грудь тканью.
— Слишком глубокий вырез. Кэролайн взглянула на него с вызовом.
— Я не собираюсь переодеваться.
— Смотри, как бы твои прелести не вывалились наружу.
— Пожалуй, нам пора вернуться к гостям, — произнесла она дрожащим голосом
Брент глубоко вздохнул и приложил ладонь к ее пылающей щеке.
— Я лишь хотел прояснить ситуацию, чтобы не было никаких недоразумений. Не каждый мужчина воспринимает свадебные клятвы так буквально, как я. Сегодня вечером ты наверняка станешь центром мужского внимания, но я прошу тебя не забывать, чья ты жена.
Он взял ее под локоток и открыл дверь.
— А сейчас, моя милая, пойдем ужинать. Я проголодался.
Одно блюдо сменялось другим, и вся церемония ужина растянулась на два часа. Брент сидел на другом конце стола, что позволяло ему наблюдать за Кэролайн. Она разговаривала в основном со Стефани, которая сидела рядом. Они обсуждали предстоящую свадьбу с виконтом Джеймсоном. Вдруг в комнате стало тихо. Чарлз Грейсон обратился к Бренту:
— Ты отлично поработал в поместье, Уэймерт. Брент посмотрел в глаза старику.
— Да. И все это благодаря вашей дочери.
— Ты чудесно украсила дом, Кэролайн, — сказала Джейн, намазывая масло на хлеб. — В Мирамонте такие прекрасные комнаты!
— Украсить дом может каждая женщина, — небрежно бросил Брент, откидываясь на спинку стула и покручивая в пальцах ножку своей рюмки. — Я говорю про финансы.
Услышав эти слова, все присутствующие перестали есть, повернули головы и во все глаза уставились на Брента.
На какие то пару секунд в комнате воцарилась гробовая тишина, потом Гэвин, муж ее сестры Шарлотты, покачал головой и спросил:
— Что может женщина понимать в финансах, Уэймерт? Брент улыбнулся:
— Я не говорю про всех женщин, но моя жена сильна в математике. Она куда лучше, чем я, ведет бухгалтерию. Кстати, она нашла несколько тысяч фунтов стерлингов, которые я ухитрился потерять на бумаге. То, на что у меня уходят часы, она делает за считанные минуты.
Он с удовольствием отпил вина, давая своим слушателям возможность переварить сказанное, и продолжил:
— Если бы не Кэролайн, мы бы сейчас ели на полу деревянными ложками.
Все потрясенно смотрели на него. Наконец Шарлотта Бекер нарушила тишину.
— Браво, Брент! — выпалила она со смехом и взглянула на брата озорными голубыми глазами, полными восхищения.
Кэролайн опустила ресницы, порозовев от смущения. Ее поразило нахальство Брента, но в глубине души она ликовала. Дрожащей рукой она взяла свою рюмку с вином и сделала три больших глотка.
— Молодец, мальчик, — буркнул барон Сизефорд и снова взялся за вилку.
— Ты нас разыгрываешь, Уэймерт, — сказал Роберт. — Неужели ты думаешь, мы поверим, будто твоя жена ведет твою бухгалтерию?
Джейн сердито взглянула на мужа:
— Я много лет твердила тебе о талантах Кэролайн, Роберт. Ну почему ты такой упрямый?
Он посмотрел на нее как на слабоумную.
— Потому что, милая, женщины не способны на такие вещи. Вполне достаточно того, что они пишут стишки, нянчатся с детьми и занимаются благотворительностью. — Он похлопал ее по руке. — Ты сама прекрасно знаешь, что даме из высшего света не подобает изучать математику.
просто неприлично.
Кэролайн так разозлилась, что готова была запустить в него тарелкой.
— Я не разделяю вашего мнения, Уокстон, — протянул Карл, задумчиво глядя в свою рюмку. — Если бы моя жена Шарлотта была талантлива в какой нибудь традиционно мужской сфере, я был бы только рад. Пусть использует свои знания как может. — Он поднял глаза и пожал плечами. — Какой от этого вред?
Роберт побагровел. Гэвин беззвучно открыл рот, а Брент взглянул на отца Кэролайн, поглощавшего еду Шарлотта Бекер просияла и с нескрываемым обожанием посмотрела на мужа. Остальные дамы и их респектабельные мужья выглядели совершенно растерянными.
Кэролайн чуть не расхохоталась, настолько абсурдным был этот спор.
— Какой от этого вред? — наконец повторил Гэвин, хлопнув ладонью по столу, — Я потеряю все до последнего пенса, если позволю женщине вести мою бухгалтерию! — Он слегка понизил голос: — Не обижайся, Уэймерт, но я просто не могу поверить в то, что Кэролайн хорошо счита ет. Да, математика — традиционно мужское дело, она просто не согласуется с женской природой. Брент прищурился.
— Неужели? — Он подался вперед. — Вот ты, например, можешь умножить триста двенадцать, скажем, на… девяносто семь, Гэвин?
От неожиданности Гэвин замолчал, но быстро взял себя в руки.
— Конечно. Дай мне перо…
— Нет, я хочу, чтобы ты сосчитал в уме. — Он с улыбкой обернулся к жене: — Кэролайн?
Она судорожно сглотнула.
— Прошу прощения?
Все смотрели на Кэролайн, кроме ее отца, который продолжал есть.
— Ты можешь умножить триста двенадцать на девяносто семь?
— Конечно, может, — воскликнула Стефани. — Скажи им, Кэролайн.
Она с тревогой взглянула на мужа:
— Мне кажется…
— Кэролайн, — прервал ее Брент, — ты можешь умножить триста двенадцать на девяносто семь?
— Да, — наконец пробормотала она.
— Это просто, — заявил Роберт, бросая салфетку на стол. — Если вы дадите мне время, я подумаю и скажу ответ. — Он одарил Кэролайн надменной улыбкой. — Ты можешь умножить четыреста семьдесят шесть на сто тридцать два, милая Кэролайн?
158
В душе ее поднималась волна гнева. Она терпеть не могла мужчин, которые подобным образом обращаются с женщинами, унижая их в присутствии других людей. Ей захотелось поставить на место этого самодовольного умника.
Она усмехнулась.
— Будет шестьдесят две тысячи восемьсот тридцать два,
милый Роберт.
— Ничего себе! — хмыкнул Гэвин, пододвигая к себе жареную утку.
Карл медленно встал.
— Давайте проверим,
— Возьмите перо в моем кабинете, — небрежно сказал Брент. Это были первые слова, которые он сказал мужу своей сестры.
Карл ушел. Минуты тянулись томительно медленно. Все молча ели, делая вид, что ничего не произошло. Когда он наконец вернулся, в воздухе повисло почти осязаемое напряжение.
Карл улыбнулся и подмигнул Кэролайн, кладя на стол листок бумаги.
— Мне понадобилось чуть больше времени, чтобы умножить четыреста семьдесят шесть на сто тридцать два. Но, похоже, она дала верный ответ, джентльмены. Какое у тебя получилось число, Кэролайн?
Она откашлялась.
— Шестьдесят две тысячи восемьсот тридцать два.
— Я доверил бы ей свою бухгалтерию, — заявил Карл, садясь на прежнее место.
Кэролайн весело улыбнулась, потом набралась смелости и опять посмотрела на мужа. Взгляд, которым он ее наградил, был полон восхищения и гордости. У нее внезапно появилось неуместное желание — подойти к нему, обхватить его лицо ладонями и поцеловать в губы, вложив в этот поцелуй всю свою затаенную страсть.
— Кажется, уже десять? — слишком громко спросила Джейн. — Я готова к десерту.
Все присутствующие словно очнулись и разом загалдели.
Шарлотта знала, что надо делать. Она видела, как ее брат смотрит на свою жену с другого конца стола, и сумела прочитать этот взгляд. Сердце Шарлотты щемило от сочувствия и понимания.
Для наблюдательной Шарлотты не составило труда понять, что их отношения зашли в тупик. Шарлотта любила брата и чувствовала себя обязанной подтолкнуть упрямца, заставить его перейти к решительным действиям. А для этого годились любые средства.
Гости разъехались. Карл отправился отдыхать, предоставив жене возможность поговорить с братом наедине. Ей понадобилось несколько минут, чтобы его найти. Он стоял у стеклянных дверей и, положив руки на перила, смотрел на ясное звездное небо. Сад был подернут ноябрьским морозцем.
Запахнув шаль, Шарлотта вышла на террасу и тихо встала рядом с братом. Он медленно вздохнул, но не проронил ни слова и даже не сдвинулся с места.
— Вечер был интересным, Брент.
— Мэм, — кратко отозвался он.
Она повернулась и посмотрела на его застывшую фигуру.
— Я уверена, что ты не забыл мое имя.
Он промолчал, продолжая смотреть на звезды. Наконец ее терпение лопнуло, и она сказала:
— Кэролайн — чудесная женщина. Ты правильно сделал, что похвалил ее способности.
Он шумно выдохнул, опустив глаза на темнеющий сад.
— Ее родные должны понять, что я женился на умной элегантной даме, а не на старой деве, которая умеет лишь выращивать цветы.
Шарлотта тоже взглянула на сад.
— Кэролайн проделала огромную работу. Здесь так красиво! — Она посмотрела на свои голубые атласные туфельки. — Я думаю, у нее больше талантов, чем было у нашей мамы…
— Конечно, — резко перебил он, — это совершенно очевидно.
Она повернулась к нему и смягчила тон:
— Ты очень дорожишь своей женой, не так ли?
Брент ничего не ответил. Шарлотте захотелось чем нибудь стукнуть своего упрямого братца. Она пошла в наступление:
— Ты хоть знаешь, куда она ходит по утрам?
Этот вопрос его явно смутил. Впервые с тех пор, как Шарлотта приехала в Мирамонт, брат удостоил ее прямым взглядом. Она молча ждала ответа.
Он выпрямился.
— По утрам Кэролайн занимается с Розалин и ухаживает за садом.
— Ну что ж, — небрежно бросила она, опять посмотрев на свои туфли, — может быть, она делала это до нашего приезда, но в последнее время она каждый день тайком уходит из дома после завтрака, а появляется, когда ленч давно закончен.
Она осторожно подняла глаза и заметила, как посуровело его лицо.
— На что ты намекаешь? — грозно спросил он.
— Ни на что. Я просто думала, ты знаешь, где она проводит эти шесть семь часов.
Он медленно отвернулся, сжав перила обеими руками, и опять уставился в темноту.
— Если тебе что то известно, выкладывай. Хватит ходить вокруг да около.
Она передернула плечами.
— Мне ничего не известно.
Это была ложь. Шарлотта знала, что Кэролайн нашла заброшенную теплицу, но почему то не хочет никому говорить об этом своем открытии.
Она положила руку в перчатке на его рукав. Он вздрогнул, но не отпрянул, и это вселило в Шарлотту надежду.
— Я думаю, она еще не спит, Брент. Пойди и спроси ее, куда она ходит по утрам.
Шарлотта убрала руку и, вглядевшись в его профиль, поняла, что он не собирается отвечать. Она подхватила юбки и вернулась в дом.

Глава 17

Гвендолин ушла, оставив Кэролайн одну. Она сидела за туалетным столиком в лиловом шелковом халате и задумчиво расчесывала волосы.
Вечер открыл ей глаза на многое. Только сейчас Кэролайн поняла, что ее сестры Джейн и Шарлотта не очень то счастливы. Их мужья, будучи благовоспитанными джентльменами, смотрят на них с унизительной снисходительностью. Они просто не умеют вести себя по другому.
Но позиция отца удивила ее больше всего. Он совершенно спокойно воспринял известие о том, что она заведует финансами в Мирамонте, и ничего не сказал по этому поводу. Такая реакция была не в его характере.
Наконец Кэролайн поняла, как ей повезло с мужем. Брент относился к жене как к равной, понимал ее устремления и в то же время заставлял дрожать ее от желания всякий раз, когда она ловила на себе его взгляд или чувствовала его прикосновение.
Положив расческу на туалетный столик, Кэролайн медленно встала и подошла к кровати, где лежала ее ночная рубашка. Нагнувшись, чтобы развязать пояс, она услышала, как Брент открывает дверь. Он вошел запросто, без стука.
Она хотела было укорить мужа, но что то ее остановило.
— Как же я был глуп, Кэролайн, — тихо сказал он,
остановившись у двери.
Он успел снять жилет, расстегнуть рубашку и закатать манжеты. Кэролайн смотрела на него, и с каждой секундой ее волнение росло.
— Что случилось? — спросила она. — О чем ты говоришь?
Скривив губы в усмешке и сузив глаза, Брент начал медленно подступать к жене.
— Я только что побеседовал с Шарлоттой.
— Вы разговаривали? — поразилась Кэролайн.
Он вплотную подошел к ней, и она наверняка отступила бы назад, если бы не его странное заявление. Он покачал головой.
— Я не хотел этого разговора, но теперь мне многое стало понятно, милая.
Он взял ее за подбородок, заставив посмотреть в его ледяные, наполненные гневом глаза, и понизил голос до шепота:
— Она оскорбила нас обоих, спросив у меня, куда ты ходишь по утрам, и я не смог ей ответить — просто потому, что я этого не знаю.
— Брент…
— Но я прекрасно тебя понимаю, Кэролайн. Ты не хочешь заниматься любовью с человеком, за которого вышла замуж, и тебе приходится искать этого на стороне.
Кэролайн онемела.
Брент резко опустил руку и закрыл глаза.
— Кто твой любовник? — размеренно спросил он, подперев руками бока. Потрясение в душе Кэролайн сменилось негодованием.
— У меня нет любовника! — почти выкрикнула она.
— Не ври, Кэролайн. Я знаю, у тебя и раньше были мужчины. Ты сама сказала, что не может быть и речи о твоем целомудрии. — Он открыл глаза и взглянул на нее с уничтожающей улыбкой. — Как сказала Шарлотта, все знают, что ты каждый день уходишь из дома на несколько часов, и я хочу знать, с кем ты развлекаешься. Ты познакомилась с ним здесь, в Мирамонте, или это продолжение давнего романа?
Она стояла ни жива ни мертва. Щеки ее пылали, сердце бешено колотилось. Интересно, с чего вдруг ему в голову пришла такая нелепость? Ах да, Шарлотта видела, как она уходила из дома, и сообщила об этом Бренту. Похоже, ничего не остается, как сказать правду. Неужели он способен отнять у нее единственную радость?
Она неуверенно начала:
— Да, по утрам я ухожу из дома, но ты не понимаешь… Он презрительно покачал головой.
— Я все понимаю, Кэролайн. Мне уже доводилось видеть такое. Все женщины лживы. На своем веку я ни разу не встретил честную женщину. Ты отвечаешь на мои поцелуи и льнешь ко мне, а потом уходишь и отдаешься другому. — Он сжал губы. — Какой же я был слепец! Ты уже несколько месяцев водишь меня за нос, только сейчас мне пришлось узнать об истинных причинах, твоего равнодушия.
Кэролайн была вне себя. Почему он нападает на нее с обвинениями, не разобравшись что к чему?
— Я отказываюсь обсуждать с тобой что бы то ни было в таком тоне. Ты орешь и не хочешь меня слушать. Это смешно. Будет лучше, если ты уйдешь.
Она отвернулась, но Брент схватил ее за руку и рванул на себя. Кэролайн хотела что то сказать, но слова застряли в горле, когда она увидела его гранитно каменное лицо, страшный взгляд его суженных глаз.
— Да, я был смешным, Кэролайн, потому что я тебе верил. Я думал, мы можем быть вместе — всегда, потому что ты мне идеально подходишь. Мне казалось, мы уже многое преодолели.
Он отпустил ее руку, и она отступила на шаг, пораженная этим признанием.
— У меня было чувство к тебе, Кэролайн. С того дня, как мы поженились. Я человек, как и ты. У меня есть, в конце концов, мечты и надежды, которые так легко разбить. Я научился защищаться, скрывая чувства и мысли. Тебе кажется это странным?
Она не могла ничего сказать и даже дышала с трудом. Зеленые глаза Брента горели огнем.
— Я хотел любить тебя, Кэролайн! Я хотел пробудить в тебе страсть. Я хотел обнимать тебя каждую ночь и спать, держа тебя в объятиях. Я хотел, чтобы ты узнала мои самые потаенные чувства и поняла, что я тебе нужен — так же, как и ты мне. За все четыре месяца, что ты считаешься моей женой, ты никогда не принимала в расчет мои желания, потому что думала только о себе!
Кэролайн молчала. У нее пересохло во рту, а сердце бешено колотилось. Брент медленно отступил назад, провел дрожащей рукой по лицу и повернулся к двери.
Задержавшись на пороге, он оглянулся. Его лицо выражало страдание.
— Двадцать пять лет я прожил с матерью, которая меня ненавидела. Ее брань слышится мне до сих пор. Я радовался, если она просто не обращала на меня внимания. Но только сейчас я почувствовал себя совершенно никчемным. Спасибо тебе за эти новые ощущения, Кэролайн. — Опустив глаза, он добавил: — Иди к своему любовнику. Я устал с тобой бороться.
Он вышел, захлопнув дверь.
Ошеломленная, Кэролайн несколько минут стояла неподвижно. Потом ее стала бить крупная дрожь. Она закрыла рот ладонью, чтобы не закричать, и на свинцовых ногах подошла к кровати.
Она не хотела причинять ему боль. Ей казалось, что она делает все, чтобы ему было хорошо. Но она не понимала его.
Брент прав. С самого первого дня их брака она вела себя слишком эгоистично. Она не уважала в нем мужчину, тем самым оскорбляя его и не считая нужным признать это даже перед самой собой.
Глядя в пол, Кэролайн зарыдала. Она вдруг осознала, чего ждала с момента своего приезда в Мирамонт. Похоже, что ее отношения с Брентом безнадежно испорчены. Теперь он не будет препятствовать ее отъезду. Перед ней расстилалась дорога к заветной мечте. Ничто не мешало ей с головой погрузиться в любимую ботанику.
Кэролайн решительно встала и, быстро подойдя к двери, взялась за холодную ручку.
Брент сидел на диване и смотрел в огонь, держа в руках полупустую рюмку с бренди. Он слышал, как она вошла, но не шелохнулся.
— По утрам я хожу в теплицу, — тихо призналась она и увидела, как он напрягся. — Я не хотела тебе говорить: боялась, что ты запретишь. До сих пор я считала, что это единственно ценная вещь в моей жизни.
Она начала медленно подступать к мужу.
— Но я ошибалась. Теперь я поняла, что никогда не буду счастлива без тебя. Ты самый смелый и умный человек на свете, — прошептала она, останавливаясь перед ним. — Прости меня.
С минуту помолчав, Брент судорожно вздохнул.
— Я не могу прыгнуть выше головы, Кэролайн, — хрипло сказал он. — Я просто не знаю, чего ты от меня хочешь.
В ее глазах стояли слезы.
— Я хочу, чтобы ты сделал меня своей женой, — тихо выдавила она.
Ей казалось, что время остановилось. Наконец он поднял голову и посмотрел на нее. Его глаза мерцали, как два Изумруда.
— Ты знаешь, чего я хочу, Кэролайн. Но если ты пришла сюда из жалости или из чувства долга, то у нас ничего не получится.
Он посмотрел в свою рюмку.
Сморгнув слезы, Кэролайн медленно протянула руку, взяла его рюмку и сделала долгий глоток.
Она заглянула в его прекрасное мужественное лицо и ласково провела по нему кончиками пальцев. Наконец, решившись, она глубоко вздохнула, взяла его руку и, распахнув шелковый халатик, приложила его ладонь к своей обнаженной груди.
Он вздохнул и снова поднял глаза, в которых читалось изумление.
— Ты ошибся, Брент. Твои чувства значат для Меня очень много, и я обещаю, что никогда больше тебя не обижу.
Она закрыла глаза, откинула голову назад и развязала свой поясок.
Брент замер, очарованный ее красотой.
Она стояла в шаге от него, повернувшись боком к камину. Ее волосы спадали блестящими волнами к талии. Темно лиловый шелк распахнулся, явив его взору жемчужную кожу.
Брент медленно провел пальцем по ее соску двинулся ниже, чувствуя, как она содрогается от его нежных прикосновений.
— Кэролайн…
— Я боюсь, — прошептала она.
Это признание наполнило его сердце нежностью. Опустив руку, он медленно встал и, обхватив ее лицо ладонями, коснулся губами ее губ.
— Доверься мне, — тихо попросил он.
Она кивнула.
— Я уже доверилась.
Брент приник к ее губам в страстном поцелуе, и сейчас оба знали, что дальше последует нечто большее.
Наконец Кэролайн расслабилась и ответила на его поцелуй. От него пахло бренди и фиалками. Его губы были такими же мягкими и гладкими, как лепестки розы.
169
Он провел руками по ее затылку.
Кэролайн открыла глаза и растерянно взглянула на него.
— Я… не знаю, что надо делать.
Эти слова растопили последний лед в его сердце. Ободряюще улыбнувшись, он приложил руку к ее щеке, а другой обхватил грудь.
— Сегодня я все сделаю сам, — заверил он ее хриплым голосом.
Не успела она подумать, что последует дальше, как он скинул с нее лиловый шелковый халатик, который упал на холодный пол.
Вся дрожа, она опустила глаза, но он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему прямо в глаза.
— Не надо стыдиться, — прошептал он, — ты так красива!
Кэролайн вдруг заплакала. Она не хотела, чтобы ее первая брачная ночь началась со слез, но ничего не могла с собой поделать.
— Ты первый мужчина, который назвал меня красивой, — хрипло произнесла она.
Брент усмехнулся:
— Я знал, что хоть в чем нибудь буду первым.
Она улыбнулась и нерешительно потянулась к пуговицам на его рубашке.
Он тут же накрыл ее руку своей.
— Я сам.
Кэролайн опустила руку. Он скинул рубашку и швырнул ее на диван.
Они стояли всего в шаге друг от друга — он, раздетый до пояса, и она, совершенно нагая и беззащитная.
Он коснулся пальцами ее сосков. С губ ее слетел легкий вздох, колени сразу ослабели. Его лицо вдруг стало серьезным. Он принялся ласкать ее грудь. У Кэролайн перехватило дыхание. Она содрогалась от этих новых ощущений и пылала всем телом.
Она инстинктивно протянула к нему руку. Брент отпустил ее и, нагнувшись, снял сапоги, потом расстегнул брюки и сбросил с себя остатки одежды. Теперь он стоял перед ней такой же нагой, как и она.
Кэролайн закрыла глаза: она не могла заставить себя посмотреть вниз. Ей вдруг стало страшно и захотелось убежать из его спальни.
Словно почувствовав ее неуверенность, он обнял ее за шею, а свободной рукой обхватил за талию.
Поцелуй длился целую вечность. Он гладил ее волосы, но по прежнему держался на расстоянии, не допуская близких объятий.
Ее ощущения были сродни внезапной вспышке молнии. Она прильнула к нему, невольно почувствовав каждый мускул его напряженного тела.
Брент подхватил ее на руки и бережно отнес на кровать. Она охотно растянулась на постели, думая, что он ляжет рядом, но он отступил назад и встал, разглядывая ее обнаженное тело.
— Брент…
— Ш ш… Я мечтал об этом несколько месяцев, Кэролайн. Дай мне на тебя посмотреть.
Она тоже осмелилась посмотреть на него. Стоявший перед ней мужчина был красив как бог. Страх в ее душе сменился отчаянным желанием.
Брент смотрел на ее тело, купавшееся в свете огня. Сколько раз за много недель он пытался представить себе это мгновение! Она была само совершенство — роскошная, соблазнительная и возбужденная…
Он лег к ней на кровать и принялся поглаживать се ноги.
— Знаешь, о чем я сейчас думаю, Кэролайн? — хрипло спросил он.
Она закусила губу и попыталась улыбнуться.
— Ты жалеешь, что не женился на женщине с более длинными ногами?
Брент тихо засмеялся и нагнулся, чтобы поцеловать ее в щеку.
— Нет, — пробормотал он и провел губами по ее шее. — Я думаю, что многим людям недоступно то, о чем они мечтают. — Он провел языком по ее подбородку, чувствуя, как она реагирует на это прикосновение, потом медленно поднял глаза и понизил голос до хриплого шепота: — Но мои мечты о тебе, Кэролайн, ничто в сравнении с реальностью. Ты невероятно красива!
Глаза Кэролайн налились слезами. Он обхватил ее лицо ладонями и жадно припал губами к ее губам, стирая слезы пальцами.
Она забросила руки ему на шею и притянула его к себе. Брент принялся ласкать ее груди. Кэролайн дышала часто, прерывисто, глаза ее были закрыты.
— Я так давно мечтал к тебе прикоснуться! — страстно прошептал он.
Кэролайн была переполнена желанием.
— Ты создана для любви, Кэролайн, — сказал он чуть позже, исследуя ее тело.
— Я создана для того, чтобы любить тебя. Эти слова затронули потаенные струны его души. Она задвигалась, интуитивно желая большего. Он осторожно попытался в нее войти, но с первого раза не получилось.
— Брент…
Он медленно приподнял голову и удивленно взглянул на Кэролайн.
— Пожалуйста, не останавливайся, — прошептала она умоляюще, — даже если мне будет немного больно, я потерплю.
— О, Кэролайн… — ошеломленно произнес он, — ты никогда не занималась этим, да? Она промолчала.
— О Боже, — потрясение пробормотал Брент.
Она приложила палец к его губам, и он принялся целовать этот маленький пальчик, одновременно лаская руками ее грудь.
— Обними меня, — тихо попросил он, нависнув над Кэролайн.
Она повиновалась.
Их страстные ласки длились еще очень долго. Наконец Кэролайн испытала настоящий экстаз. Потом настал черед Брента.
Когда буря утихла он передвинулся на край кровати и сел.
— Почему ты уходишь? — робко спросила она. Он удивленно взглянул на нее и улыбнулся.
— Я не ухожу, Кэролайн. Сейчас подложу поленьев в камин и зажгу свечи, чтобы полюбоваться на свою молодую жену, а потом помою тебя там, где тебе было больно.
— Я могу помыться сама, — тихо сказала она и попыталась подняться с постели.
— Лежи, — заявил он, вставая. — Ты не должна меня бояться.
Она слегка расслабилась, глядя, как он ходит по комнате. Он подбросил в огонь дрова и зажег свечи возле кровати, потом налил воду из кувшина в тазик и, взяв полотенце, вернулся к ней.
Кэролайн любовалась его обнаженным телом.
— О чем ты думаешь? — тихо спросил он, откинув одеяло и сев рядом.
Она задрожала от внезапного холода, но села в кровати и откинулась на подушку, упершись спиной в изголовье.
— Я думала, зачем Господь послал мне тебя.
Он поставил тазик на столик рядом с кроватью и намочил полотенце.
— Может быть, для того, чтобы сделать тебя счастливой?
Брент гордо усмехнулся и, нагнувшись, осторожно раздвинул ее ноги.
Она нехотя подчинилась и посмотрела вниз.
— У меня течет кровь.
Он подержал полотенце в руке, потом начал бережно ее обтирать.
— Это обычное дело для девственниц, Кэролайн. Почему ты не сказала мне раньше?
— Не хотела, — быстро ответила она. Он заглянул ей в глаза.
— Я бы никогда не подумал, что ты нечиста, если бы не твои слова, моя милая женушка…
— Ты тоже обманул меня насчет ребенка, — перебила Кэролайн, — так что мы стоим друг друга.
Он не нашелся, что на это сказать.
— Почему ты не хотела выходить за меня замуж? Этот вопрос застал ее врасплох, и она ответила полушуткой:
— Я боялась. Даже такой привлекательный мужчина, как ты, не сумел соблазнить испуганную девственницу.
Он опять поднял глаза, обдумывая сказанное.
— Если на свете есть Бог, Кэролайн, то он послал мне тебя, чтобы наполнить мою жизнь страстью… и жуткими физическими страданиями от ожидания любовной близости.
Она фыркнула:
— Надеюсь, ожидание себя оправдало?
Брент опустил голову и поцеловал ее ногу, потом постепенно начал подбираться губами к только что обмытому месту. Она легонько постучала его по макушке.
— Не надо целовать меня там.
Он посмотрел ей в глаза, сладострастно усмехнувшись.
— Тебе понравится, Кэролайн. Давай попробуем, а потом ты будешь так часто просить об этом, что у меня устанут губы и язык.
Она удивленно смотрела на него. Щеки ее заливал густой румянец.
— Теперь я знаю, — смело сказала она.
— Что именно?
— Господь послал мне тебя по ошибке.
Он вскинул бровь и вопросительно взглянул на жену.
— Ты веришь в Бога, Кэролайн?
— Конечно. — Она помолчала. — А ты?
Он опять макнул полотенце в тазик и небрежно откинулся на кровать, к ее ногам.
— Я не берусь об этом судить. Если Бог и есть, то я никогда его не видел.
На лбу Кэролайн собрались мелкие морщинки.
— Как ты можешь не видеть Бога? Он спас тебе жизнь на войне, он подарил тебе Розалин…
Кэролайн задумчиво смотрела на мужа.
— Я знаю, что он есть, — сказала она, понизив голос, — потому что есть красота. Только всемогущий Господь мог создать такой прекрасный мир. Я каждый день любуюсь красотой, которая есть в радуге, в Розалин и в тебе, мой любимый.
Брент глубоко вздохнул и внимательно посмотрел ей в лицо.
— Ты такая необычная! В тебе чудесным образом сочетаются самые противоречивые качества.
От этих слов у нее участился пульс. Тыльной стороной ладони она откинула со лба прядь волос.
— Ты всегда так романтичен со своими дамами, Брент?
— С какими дамами? — нахмурился он.
— С теми, с которыми ты спал до меня. Он покачал головой.
— Только ты могла заговорить о подобных вещах в столь интимный момент.
Ее охватило любопытство. 
— Ну?
— Что ну?
Он явно не хотел продолжать эту тему, но она не отступала:
— Ты разговаривал с ними по французски?
— Нет.
Она поморгала.
— Нет? — уточнила она.
— Нет.
— Даже с той француженкой, которая родила тебе ребенка?
Нагнувшись, он поцеловал ее изящную ступню.
— Щекотно! — вскрикнула Кэролайн. Он поднял голову и хрипло спросил:
— Тебе приятно?
Она отдернула ногу.
— Ты не ответил на мой вопрос. — На какой вопрос?
Она закатила глаза и постучала ладонями по кровати.
— Ты знаешь, о чем я спрашиваю, Брент.
— Зачем?
— Что «зачем»?
— Зачем тебе это знать? Разве тебя волнует мое прошлое?
— Конечно, — призналась Кэролайн, — даже очень. Брент усмехнулся, и она опустила глаза. С минуту помолчав, она тихо спросила:
— А ты мог бы меня отпустить?
— Куда?
Кэролайн пожала плечами.
— Куда нибудь.
Он взял ее ногу и начал массировать пятку круговыми движениями большого пальца.
— Если ты уйдешь больше чем на неделю, я погибну.
— Вот как?
Ей очень понравился этот ответ.
— Ты уже собралась от меня отдохнуть? Она смущенно улыбнулась:
— Нет… Но я больше не лягу в твою постель, если ты будешь и дальше уходить от ответов.
Брент отпустил ее ногу и, обняв жену за талию, уложил ее на себя.
— Мне приятно, когда ты сверху, Кэролайн, — прошептал он. — Ты такая теплая и мягкая! Мне опять хочется побывать внутри тебя.
От этих слов у нее участилось дыхание.
— О Боже, милорд, где же ваш романтизм?
Он ухмыльнулся и, обняв жену, повернулся так, что она оказалась снизу.
— Может быть, это и неромантично, зато откровенно, моя милая женушка.
Она тихо засмеялась и сказала:
— Я уверена, что те же слова по французски звучат романтично.
— Едва ли.
— Поговори со мной по французски, — тихо попросила Кэролайн.
Брент покачал головой, и она провела пальцами по его волосам.
— Ты не можешь вспомнить ни одного романтичного слова?
— Я помню много романтичных слов, — похвастался он, уткнувшись носом в ее шею.
— Ну пожалуйста, Брент!
Он поцеловал ее в щеку, приподнял голову и перекатился на бок, чтобы не давить на нее всем телом.
— Английский — мой родной язык, Кэролайн. Французский — это работа.
— Но…
Брент приник к ее губам. Его лицо стало задумчивым.
— Слова такие же, только звучат приятнее. Но смысл — это главное. — Он провел по ее губам кончиками пальцев.
— Значит, ты никогда не говорил по французски с другими женщинами?
Он внимательно посмотрел на нее.
— Тебе действительно интересно?
Она кивнула и обхватила его руками за шею, будто для того, чтобы он не сбежал.
Он вздохнул и поцеловал ее в кончик носа.
— Я разговаривал по французски с мамой Розалин, потому что других языков она не знает. Однако я не общался с ней, пока мы занимались сексом. Да и вообще, нам особенно не о чем было говорить. — Он приложил ладонь к ее щеке. — К тому же мы проводили в постели не больше пятнадцати минут. Раз уж ты так любопытна, моя дорогая Кэролайн, позволь мне сказать, что, кроме нее, у меня было только две.
Она тупо уставилась на него.
— Что — только две?
Он смущенно усмехнулся и понизил голос:
— Только две другие дамы.
Ее глаза удивленно округлились.
— Но ты же мужчина.
— Ну и что? — засмеялся он.
Она еще крепче обняла шею Брента и пробежала пальцами по его волосам.
— Ничего. Просто мужчины склонны к постельным развлечениям. Это поддерживает их мужественность. Сегодня я поняла, какое это сильное удовольствие. Неужели мужчина твоего возраста, неженатый, мог не иметь никаких желаний?
— Для меня на первом месте была моя работа, Кэролайн. На протяжении нескольких лет я посвящал ей почти все свое время. К тому же, если честно, женщины были для меня чем то второстепенным. Потом во Франции я встретил маму Розалин… впрочем, о ней тебе все уже известно.
— Понятно, — сказала она с улыбкой, убрав волосы с его щеки. — А две другие дамы?
Он усмехнулся:
— Что именно ты хочешь узнать? Кэролайн заглянула ему в глаза.
— Кто они?
Он обхватил рукой ее грудь. Она затрепетала. Нежно поигрывая ее соском, Брент тихо ответил:
— Первая была дочерью горничной моей матери.
Кэролайн смотрела на него во все глаза, и он опять усмехнулся;
— Ей было девятнадцать, а мне семнадцать. Как то в дождливый день она соблазнила меня в конюшне. Все было очень неуклюже, но она знала, что делает. Мы умудрились заняться этим восемь раз за два дня, и нас никто не поймал, а потом она уехала из поместья… надо думать, на поиски других мужчин. Больше я ее не видел.
— Восемь раз? — изумилась она. — Ты делал это восемь раз за два дня?
— Мне было семнадцать лет, Кэролайн, — объяснил он. В ее глазах светилось острое любопытство.
— А сейчас ты можешь делать это так же часто? Он начал медленно поглаживать ее ногу своей.
— Не знаю, но можно попробовать, малышка.
Ее мысли вернулись к более насущным вопросам.
— А что, если она от тебя забеременела? — Нет.
— Откуда ты знаешь? Брент нежно сжал ее сосок.
— Если бы это было так, ее мать потребовала бы компенсации от моей семьи.
Она нагнулась и нежно поцеловала его в губы. Он ответил на поцелуй, стиснув ее в объятиях.
— А кто была третья? — прошептала она.
— Третья была ты, — без колебаний ответил он. Кэролайн улыбнулась:
— Значит, ты никогда не спал с красавицей Полин Синклер?
Он быстро лег на нее, погрузив пальцы в роскошные локоны.
— Кто тебе сказал, что она была красавицей? Кэролайн решила не уклоняться от правды:
— Недда.
Брент тихо засмеялся:
— Ты расспрашивала мою экономку о моих бывших связях?
Она зажмурилась и покачала головой:
— Конечно, нет. Я просто спросила, почему ты на ней не женился, если, по словам Недды, она была образцом светскости и красоты.
— Я не захотел на ней жениться после того, как застал ее в конюшне с другим мужчиной. — Он хохотнул. — Кажется, это второе после спальни место для занятий любовью.
Она потрясенно уставилась на него.
— Ты застал ее в конюшне с мужчиной?
— С раздвинутыми ногами и задранной юбкой. Сердце Кэролайн наполнилось сочувствием.
— А Недда сказа, что Полин не захотела выходить за тебя замуж из за Розалин, — тихо произнесла она.
Он провел по ее щеке костяшками пальцев.
— Я не стал порочить ее перед людьми. Зачем было губить ей жизнь?
Кэролайн приложила руки к его щекам.
— Я восхищаюсь тобой, Брент, — прошептала она, — и горжусь тем, что я твоя жена.
Он долго смотрел на нее, потом нагнулся и поцеловал в губы.
— Я опять хочу тебя, Кэролайн, — произнес он хриплым от волнения голосом.
— Я тоже тебя хочу, — призналась она, прижавшись к нему всем телом. — Но у меня есть одно условие.
Брент поднял голову и посмотрел на нее.
— Я боюсь спрашивать какое.
Ее лицо вновь расплылось в улыбке.
— Откуда у тебя теплица? Он заметно расслабился.
— Она была маминой.
— Твоя мама занималась ботаникой? — удивилась Кэролайн.
— Пыталась. — Он накрыл ее грудь ладонью. — Но ей не хватало твоего таланта.
Ей было приятно это слышать.
— Я могу распоряжаться этой теплицей? — робко спросила она, не смея заглянуть в его глаза.
Вместо ответа он нагнул голову и обхватил губами ее сосок. Кэролайн обмякла и поплыла по волнам волшебных ощущений.
Слова оказались ненужными.
Брент проснулся среди ночи и резко сел на постели. Сердце его отчаянно колотилось, все тело было в поту, а мысли кружились. Он пытался усмирить внезапный страх.
Была глубокая ночь. Огонь в камине давно погас, и в комнате стало холодно. Он провел дрожащей рукой по лбу, вспоминая события прошлого вечера. Внезапно лунный свет проник в комнату.
Его жена лежала рядом и мирно спала. Чудесные волосы разметались волнами по подушке. Обнаженная грудь выглядывала из под простыни, сосок затвердел от холода. Он бережно накрыл ее одеялом. Она заворочалась и быстро повернулась на живот, сунув руки под подушку.
С какой страстью она его любила, отдаваясь не только телом, но и душой! Чем больше он думал о Кэролайн, тем сильнее его угнетал страх за ее будущее.
Филипп знает, что Брент жив, и не остановится ни перед чем, чтобы до него добраться.
Теперь мишенью убийцы станет Кэролайн, прекрасная жена Брента. Филипп не задумываясь убьет ее. Брент знал: до тех пор пока он не увидит собственными глазами, что Филипп мертв, его ночные кошмары не прекратятся. Он обернулся к спящей жене. Ее изящная спина купалась в свете луны. Бренту захотелось обнять Кэролайн. Он опять лег в постель и прильнул к теплому телу.
Впервые в жизни его так сильно пугала неизвестность. Филипп, наверное, уже в Англии.
— Я спасу тебя, любовь моя, — прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы, — спасу.

Глава 18

Он смотрел, как она подходила к дверям теплицы. Ее темные волосы развевались на ветру, а измазанных землей руках она держала что то вроде виноградной лозы. Филипп притаился в кустах. Отсюда он незаметно следил за ней вот уже пять дней.
Эта англичанка некрасива, впрочем, он видел ее только издали. Боров англичанин оказался тупым как пробка. Если бы он, Филипп, все не проверил сам, то мог бы убить не ту женщину.
Впрочем, у нее отличная фигурка. Филипп возбуждался каждый раз, когда на нее смотрел. Прежде чем перерезать горло этой английской шлюхе, он как следует с ней развлечется.
Наконец она открыла дверь и исчезла в теплице. Филипп получил все необходимые сведения. Он знал, в котором часу она сюда приходит и сколько времени проводит в теплице. Изредка она берет с собой больную дочку Кристин, полукровку.
Да, жена — самое уязвимое место Рейвена, независимо от того, любит он ее или нет. Надменные англичане привыкли кичиться своими наследниками и чистотой крови. Он лишит Англию одной племенной кобылы, а потом уничтожит врага, который решил потягаться с самим Филиппом Русселем.
Он медленно отступил назад и углубился в лес. День клонился к вечеру, в воздухе разливалась прохлада. Боров англичанин, наверное, уже заметил его исчезновение.
Но ничего, скоро все кончится, и он устроит себе праздник — с красным бордо и какой нибудь сговорчивой француженкой. Хватит выжидать, пора нанести решительный удар.
«…Я надеюсь, вы больше не будете откладывать свой отъезд из Англии. Вот уже больше года вы проводите самостоятельные эксперименты, и нам не терпится объединить наши результаты.
Кстати, мистер Грейсон, нам наконец удалось вырастить сиреневые розы. Но они нестабильны, и не всегда получаются пурпурные кончики. Мы будем рады, если вы начнете сотрудничать с нами на постоянной основе…»
Кэролайн положила письмо на свой письменный стол, возле стопки бумаг. Стефани принесла ей этот конверт сегодня днем вместе с другой корреспонденцией и невинным тоном сообщила, что собирается носить изумруды своей старшей сестры на различных светских сборищах. Она не стала продавать драгоценности, уверенная, что Кэролайн поймет всю тщетность своих планов, привяжется к мужу и не захочет уезжать из Англии.
Тяжело вздохнув, Кэролайн вернулась к своим растениям.
Надо бы написать профессору Джексону и объяснить ему ситуацию. Но она не могла спокойно об этом думать. Вот уже почти три недели она охотно и страстно отдавалась своему мужу, но в глубине ее души поселилось смятение. Ее ум и талант ботаника никогда не будут признаны. Она не воплотит в жизнь мечту стать одним из ведущих специалистов Европы по селекции растений — а все потому, что ее чувства одержали верх над разумом.
По иронии судьбы ее чудесный муж, сам того не желая, отнял у нее давнюю дорогую мечту. Сэр Альберт оказался прав, когда написал ей письмо с отказом: единственными свидетелями ее научных открытий останутся Брент и прочие домочадцы.
Черт возьми, мужчины опять победили! Придется с этим смириться.
Но у нее есть теплица. В последние две недели Кэролайн начала заполнять ее зеленью и цветами из поместья, наблюдая, как они приживаются. Некоторые растения почти сразу выпустили бутоны. Она надеялась, что в ближайшие месяцы это стеклянное строение заиграет радужным многоцветьем. Целых двенадцать дней она работала над вьющимися стеблями бобовых, которые уже принялись на новой почве. В северном климате они служили всего лишь украшением, но она надеялась, что теперь на них завяжутся съедобные бобы, как в тропиках — естественной среде обитания. Ботаника, как и любая другая наука, таила много неизведанного.
На этой неделе Кэролайн решила заняться цветами — рододендроном, фиалками, гвоздиками и своими любимыми сиреневыми розами. Обилие работы отвлекало ее от мыслей об Америке и о своих упущенных возможностях. Слава Богу, муж предоставил ей полную свободу действий.
Она улыбнулась. Брент ушел из дома на рассвете, ничего не сказав о своих планах на день. Ну ладно, она расспросит его вечером.
Он тихо отворил дверь, держа в руках коробку, и заглянул в теплицу. Именно из за этого строения больше тридцати лет назад распалась его семья.
— Никогда не видел столько зелени, Кэролайн!
Она резко обернулась и, увидев Брент, засияла улыбкой.
— Шпионишь за собственной женой?
Он весело фыркнул и шагнул в теплицу, с любопытством оглядываясь по сторонам.
В центре стояли два больших овальных стола, почти полностью скрытые зеленью. Слева от него возвышался маленький письменный стол, заваленный бумагами, книгами и тетрадями. Справа, вдоль стеклянной стены, стояли деревянные скамьи. В дальнем углу находилась раковина с водой. Кроме этих предметов, в теплице были лишь растения, земля и инструменты. Брент пожалел, что не отдал жене теплицу раньше.
Забрать ее будет нелегко. Он надеялся, что маленький подарок смягчит удар.
— Я тебе кое что принес, — игриво сказал он, медленно подступая к ней.
— Подарок?
Кэролайн взяла полотенце и вытерла руки.
Остановившись перед одним из столов, Брент поставил маленькую перевязанную лентой коробку на единственное свободное место.
— Впрочем, я потребую компенсацию за труды, — усмехнулся он, скрестив руки на груди и прислонившись бедром к столу.
Она подошла ближе и подбоченилась.
— Компенсацию? Может, ты хочешь цветок для своего подоконника?
Она нагнулась над столом и взяла небольшой горшочек, в котором сидело уродливое растение с блеклыми листьями.
— Это не совсем то, на что я намекал, — пробормотал он, глядя, как колышется ее грудь под тонкой блузкой.
Брент быстро встал у нее за спиной, потянул за атласную ленточку и уткнулся лицом в длинные блестящие локоны.
— Ты хочешь переспать со своей женой в теплице? — прощебетала она, чувствуя, как он возбужден.
— М м и м…
Она громко вздохнула и откинула голову ему на плечо.
— Заниматься любовью в грязи Не слишком романтично.
— Обойдемся без романтики, Все будет быстро и яростно..
— Быстро и яростно?
— И очень приятно, — прошептал он, поглаживая ее живот.
Она тихо засмеялась, пытаясь повернуться к нему лицом. В этот момент он начал медленно поднимать ее юбку, свободной рукой лаская затвердевший сосок.
— Брент…
— Розалин осталась с Шарлоттой. Мы совсем одни,
малышка.
— Ты нарочно это устроил, — строго сказала она. Он уткнулся носом в ее шею.
— Конечно. Мне надоело ходить вокруг да около. Она провела ладонью по его руке.
А как же мой подарок? Он принялся поглаживать ее бедра.
— Открой коробку, — прошептал он.
У Кэролайн участилось дыхание. Все ее тело пылало. Но Брент знал: ни одна женщина не устоит перед соблазном взглянуть на подарок.
Кэролайн потянулась к маленькой продолговатой коробочке, тщетно пытаясь убрать его руку со своей груди. Он прижался к ней, а когда Кэролайн наконец развязала атласную ленту, быстро положил руку на крышку коробки, не давая ее поднять.
— Кажется, ты велел мне открыть коробку, — проворчала она с напускным раздражением.
Брент нежно поцеловал ее в ухо.
— Ты знаешь, чего я хочу сначала. Кэролайн резко обернулась к нему.
— Ты просто невыносим!
— Знаю, — усмехнулся Брент. — Я страшно рад, что под твоим рабочим платьем нет белья. Жаль, что я не знал об этом раньше. Мы упустили столько времени! — Понизив голос, он повторил: — Ну же, Кэролайн, иначе не будет никакого подарка.
Она смущенно улыбнулась.
— Открывай, — прошептал он.
— Ты меня мучаешь, — проговорила она хриплым от возбуждения голосом.
— Я твой муж, и это мой долг. Кэролайн потянулась к коробке.
Он поцеловал ее в шею, продолжая свои ласки. Она открыла крышку и замерла, чуть дыша.
— Вот что ты для меня значишь, моя дорогая Кэролайн, — сказал он хриплым шепотом, лаская ее грудь медленными круговыми движениями.
Она уставилась на коробку.
— Как ты.
— Ш ш…
Кэролайн откинула голову назад и закрыла глаза. Ее дыхание было прерывистым. Движения его опытных пальцев становились все быстрее.
Она тихо застонала. Он провел языком по ее ушку, понимая, что экстаз близок.
— Не надо… — Она схватила его за руку. — Брент…
— Мне приятно слышать, как ты называешь меня по имени, — прошептал он ей на ушко. — Мне приятно смотреть на тебя, возбужденную. Мне приятно держать тебя в своих объятиях, сгорая от нетерпения. — Она ритмично двигалась отдаваясь во власть волшебных ощущений. — Мне приятно тебя трогать, Кэролайн…
Она впилась ногтями в его руку.
— Брент…
Кэролайн вскрикнула и прижалась к нему всем телом. Он крепко держал ее, чувствуя, как она дрожит, и продолжал ласкать языком ее ухо и шею.
Кэролайн медленно развернулась. На этот раз Брент не стал ей препятствовать и убрал руку. Ее юбка вновь упала на землю.
Кэролайн прильнула к его груди. Волосы обрамляли ее лицо спутанными волнами. Обнимая жену, он принялся осыпать легчайшими поцелуями ее макушку. Ее тихое дыхание смешивалось с шумом листвы за стенами теплицы.
Кэролайн провела рукой по его животу и обхватила пальцами его символ желания. Брент глубоко вздохнул, но не выпустил ее из своих объятий. Она почувствовала, как стучит его сердце, и принялась расстегивать на нем рубашку. Он хотел помочь, но она отвела его руку, сняла с него рубашку и бросила ее на скамью.
Не сводя с него глаз, Кэролайн провела пальцами по завиткам на его груди и нарочно задела соски. Брент задрожал, застонал и, прижав ее к себе, страстно поцеловал в губы.
Она продолжала ласкать его самое интимное место.
— Кэролайн… — прошептал он.
Она слегка подалась назад, и он открыл глаза.
Щеки ее разрумянились, а в глазах плясали озорные искорки. Она походила на довольного котенка, готового ринуться в птичье гнездо.
Брент глубоко вдохнул, пытаясь взять себя в руки. Кэролайн быстро подтолкнула его к скамье, и он послушно сел, ожидая, что будет дальше.
Смущенно улыбаясь, она нагнулась, чтобы снять с него сапоги, потом одним рывком стянула расстегнутые брюки.
Она стояла перед ним, полностью одетая, а он сидел на скамье, совершенно нагой и изнывающий от желания.
Кэролайн опустилась на колени и принялась целовать его мужское достоинство. Брент откинул голову на стекло и погрузил пальцы в ее мягкие локоны. Когда эта сладкая пытка стала невыносимой, он протянул к ней руку, но она перехватила его запястье.
— Если ты ко мне прикоснешься, я остановлюсь, — предупредила Кэролайн.
Наконец она оседлала его колени, позволив ему погрузиться в ее теплое упругое лоно.
Она была невероятно красива: розовые губы влажно блестели, темные глаза сверкали огнем страсти, тело светилось белизной.
Внезапно она остановилась, обхватила его щеки ладонями и посмотрела прямо в его глаза.
— Как ты достал копии записок сэра Альберта? — спросила она, задыхаясь.
— Я знаю людей, — отозвался он, проводя кончиками пальцев по ее бедрам.
Она тряхнула головой.
— Неужели?
— Я знаком с человеком, который, в свою очередь, знаком с секретарем сэра Альберта Стивеном Фелпсом. Он годами собирает лекционные записи Альберта. — Брент быстро взглянул на ее пышную грудь и добавил: — Эта работа стоила больших денег, но, мне кажется, ты ее заслужила.
Она усмехнулась и недоверчиво прищурила глаза.
— В этой коробке многолетние записи?
— Да. Правда, некоторые он потерял или выбросил, но я попросил все, что у него было.
Он начал поглаживать ее бедра, надеясь, что она это позволит.
— Брент…
Он убрал руки: ей хотелось быть ведущей в их любовной игре.
— Я целиком в вашей власти, миледи, — прошептал он. Она улыбнулась шире:
— Чтобы скопировать эти материалы, надо было потратить несколько недель.
Он смотрел на нее в упор.
— Ты права.
— И потом, они наверняка отличаются от моих пропавших записей.
— Да, отличаются, но не сильно.
Она провела кончиками пальцев по его губам.
— И ты это сделал для меня? Просто невероятно! Он смотрел на нее, пытаясь сдержать охватившее его волнение.
Наконец она сдалась — закрыла глаза и, нагнувшись, поцеловала его в губы.
— Дотронься до меня, — взмолилась Кэролайн.
Только этого он и ждал. Схватив ее ягодицы, он прижал ее к себе, чувствуя, что долго не выдержит эту пытку желанием.
Она медленно начала поглаживать его спину, все быстрее и быстрее двигая бедрами и при этом осыпая его лицо легкими поцелуями. Одной рукой он ухватил ее за грудь, а другую положил туда, где сливались их тела.
Он с удовольствием наблюдал за ее лицом, слабея от желания.
— Я хочу тебя, — прохрипел он чуть слышно. Она положила руки ему на плечи и открыла глаза.
— Я тоже.
Наконец они оба достигли вершины блаженства.
— Кэролайн… — простонал он, прижав ее руку к губам. — Жена моя…
Вокруг сгущались сумерки. Ветки деревьев раскачивались на ветру, задевая стеклянные стены теплицы. Только сейчас Брент вспомнил, зачем он сюда пришел.
— Уже поздно, милая, — тихо сказал он, осторожно приподнимая ее со своих колен.
— Я пока не хочу уходить.
Он провел пальцами по ее волосам.
— А что, если Розалин, Шарлотта или ее здоровяк муж — как, бишь, его зовут? — придут сюда посмотреть, почему мы задерживаемся? Я не хотел бы, чтобы меня застали голым.
Она резко села, и Брент усмехнулся:
— Увидев, что ты одета и сидишь на мне верхом, они могут подумать, что ты насилуешь своего мужа.
Она засмеялась, прикрыв рот ладонью.
— Я в самом деле тебя изнасиловала, разве не так?
Он кивнул.
— Только я разрешил тебе это сделать.
Она нагнулась и поцеловала его в щеку, потом повернулась и села на скамью рядом с мужем.
— Ничего себе! — засмеялась она, искоса глянув на символ его желания.
— Что то ты не смеялась, когда эта штучка так уютно гнездилась в твоем теле, моя дорогая Кэролайн, — серьезно заявил он, вставая в полный рост.
Она посмотрела ему в глаза, пытаясь спрятать улыбку.
— Не думай, что я потешаюсь над тобой, Брент. Просто мне смешно, что мужчины задирают носы и щеголяют своим превосходством, а сами так беззащитны перед нами,
женщинами.
Он быстро надел брюки.
— Я всегда считал, что женщины рождаются с умением помыкать мужчинами. Теперь же я понимаю: женщины не виноваты. Просто мужчины слишком беспомощны перед их чарами.
Кэролайн с любопытством взглянула на него. Он схватил со скамьи свою рубашку и сел, чтобы надеть сапоги.
— Теперь я понимаю, что ты не помыкаешь мною — точно так же, как Шарлотта и твои сестры не помыкают своими мужьями, а Стефани не помыкает твоим отцом…
Она засмеялась.
— Просто со временем мужчина и женщина привязываются друг к другу.
Брент встал перед ней, полностью одетый.
— Ты имеешь надо мной большую власть, Кэролайн. — Он смущенно усмехнулся. — Конечно, потом я пожалею об этом признании, но я просто масло в твоих руках, малышка.
Улыбаясь, она встала и обхватила его лицо ладонями.
— Нет, ты не масло, мой милый. Ты… шоколад.
Он вопросительно вскинул бровь и скрестил руки на груди.
— Почему шоколад?
— М м м… ты таешь от моих прикосновений, а на вкус ты очень сладкий.
— Я нравлюсь тебе на вкус?
Она громко вздохнула и покачала головой, потом быстро подошла к столу и накрыла крышкой подаренную коробку с записями.
— Только мужчина может заниматься сексом без любви.
— Значит ли это, что ты меня любишь, Кэролайн? — тихо спросил он и тут же спохватился.
Ему хотелось забрать свои слова обратно или превратить их в шутку, но в глубине души он с нетерпением ждал ответа.
Она подняла голову и внимательно посмотрела ему в глаза, потом хитро усмехнулась, взяла коробку и небрежно подошла к письменному столу.
— Я никогда не признаюсь тебе в любви первой, Брент.
— Ты хочешь сначала услышать признание от меня? — раздраженно спросил он.
Она пожала плечами и принялась укладывать книги стопками.
— Я знаю: ты никогда не скажешь мне о своей любви. Ты просто не веришь в это чувство.
— Не заставляй меня, Кэролайн, — быстро перебил он. Ее поразила неожиданная холодность его тона.
Она выпрямилась.
— Ты меня любишь? — спросила она убийственно спокойным тоном.
Брент не был готов к такому вопросу.
— Нет, — ровным тоном ответил он.
Она моргнула и потянулась к коробке с записями.
— Я понимаю: в тебе говорит мужское самолюбие. Но ты забываешь о том, что я могу зачать твоего ребенка. Или наша близость значит для тебя не больше, чем связь с куртизанкой? — Кэролайн вскинула голову и пошла к двери. — Ты лжешь нам обеим, Брент, и мне больше нечего тебе сказать.
Больше всего на свете он боялся быть отвергнутым женщиной. Его мать и сестра пренебрегали им, теперь настала очередь Кэролайн… И все же он не забыл, что должен как то оградить ее. Ничего не остается, как сделать вид, что сердится на нее.
— Тебе придется на время оставить теплицу, — холодно бросил он в следующую минуту.
Она резко остановилась, потрясенная.
— Почему?
— Потому что я так хочу. Кэролайн помертвела.
— Ах вот как? Ты отбираешь у меня теплицу, потому что я не хочу признаваться тебе в любви?
Он медленно повернулся к ней.
— Вот уж не думал, что ты можешь сказать подобную глупость, Кэролайн.
В ее огромных глазах плескались обида и растерянность. Но Брент знал, что поступает правильно. Он должен ее защищать.
— Я прошу тебя не ходить в теплицу, потому что я твой муж и мое слово — закон. И не жди от меня никаких объяснений. — Он подошел к Кэролайн и взглянул на ее побледневшее лицо. — А теперь можешь идти.
Она смотрела на него, растерянно прижимая к груди коробку с записями. Из глаз ее катились слезы.
— Ты не муж, — задушенно прошептала она, — ты негодяй.
Эти слова больно задели Брента. Он хотел к ней прикоснуться, но она оттолкнула его руку, нагнулась и поставила подаренную коробку на пол.
— Мне ничего от тебя не нужно, — сказала она и вышла из теплицы, горделиво вскинув голову.

Глава 19

Шарлотта поняла, что беременна. Кажется, она зачала в Мирамонте — там, где сама родилась двадцать восемь лет назад.
Она оглядела сад и с улыбкой села на каменную скамью, вдыхая цветочные ароматы. Полуденное солнце пригревало спину. Ей хотелось родить сына дома, в Америке. Он вырастет свободным от условностей и выберет себе занятие по душе.
Карл скоро узнает о ребенке. Она сообщит ему эту новость тогда, когда они отплывут от берегов Англии. Шарлотта долго не могла забеременеть, он уже потерял надежду и вот наконец то свершилось: она носит под сердцем их сына.
Она знала, что у нее будет мальчик. А потом, может быть, Господь подарит ей девочку…
Шарлотта вздохнула и поплотнее запахнулась в темно серую шерстяную мантилью.
Она приехала в Мирамонт, чтобы наладить отношения со своим упрямым братом. Он редко разговаривал с ней и Карлом, и это общение было до смешного официальным и холодным. Шарлотта прожила здесь уже семь недель и начала сомневаться, что у нее что то получится.
Последние два дня она пребывала в меланхолии. Карл буквально вытолкнул жену на прогулку. Что с ним будет, когда он узнает причину перепадов ее настроения?
Она тихо засмеялась и подняла глаза. Перед ней вдруг возник ее брат. Он стоял, заслоняя солнце своей крупной фигурой, и смотрел на нее так, как будто она сделала что то плохое.
— Этот цветущий сад — дело рук моей жены. 3;абавно, правда? — небрежно спросил Брент.
Она вздохнула, привалившись спиной к стене.
— А по моему, здесь чудесно. Потому то я сюда, и пришла. К тому же по настоящему забавными могут быть только мужчины.
— Мужчины? — Он сел рядом с ней на каменную скамью. — Удивительно, как нам удается хоть что то делать правильно.
— Ты прав, — согласилась она с улыбкой. Он усмехнулся.
Теперь Шарлотта поняла, что он пытается пойти ей навстречу, и сейчас им никто не мешал. Она не видела брата больше шести лет, но до ее отъезда они были очень близки. Ей хотелось вернуть эту близость. Несмотря на обиду, она сильно его любила.
— Тебя что то тревожит? — невинно спросила она, совершенно точно зная, чем он озабочен.
Брент громко вздохнул.
— Я просто… думал… — Он помолчал, откинувшись назад и уставясь пустым взглядом на цветущие розы. — Ты знала, что она ходит в теплицу?
— Конечно, знала. Если бы ты хоть немного подумал своей головой, ты бы тоже это понял.
Он сбоку посмотрел на нее. Выражение его лица напоминало удивление маленького ребенка.
Шарлотте стало смешно. Она еще никогда не видела брата, великого графа Уэймерта, таким растерянным.
— Но ты не сказала мне об этом в тот день. Она посерьезнела.
— Да. Я хотела помочь. Я видела, что ты ведешь себя неправильно и вы оба страдаете. Мне тогда было достаточно взглянуть на Кэролайн и поговорить с ней о тебе меньше пяти минут, чтобы сделать вывод: она девственна. Возможно, я была не права. Прости, если так. Но я достаточно знаю тебя, и мой опыт…
Брент неожиданно прошептал:
— Спасибо.
Это так удивило Шарлотту, что к глазам ее подступили слезы.
— Ты мой брат, — тихо сказала она, прильнув к его руке.
Они помолчали. Шарлотта понимала, что Брент признателен ей и что он сейчас нуждается в ее совете. Она решила быть по возможности откровенной.
— Ты не должен сдерживать свои чувства, Брент. Кэролайн любит тебя так же сильно, как ты ее, и, несмотря на твое упрямство, где то в глубине души ты сам это знаешь.
Он резко встал и начал прохаживаться взад вперед.
— Вот уже два дня она со мной не разговаривает, Шарлотта. Если это можно назвать проявлением любви.
Она вздохнула:
— Знаешь, Брент, четыре года назад я целых двадцать два дня не разговаривала с Карлом, потому что на одной вечеринке он проиграл рубиновую брошь, которую ты по дарил мне на шестнадцатилетние.
Он сделал нетерпеливый жест, но она продолжила, не дожидаясь его язвительного ответа:
— Это была единственная ценная вещь, которую я привезла с собой в Америку. Я почти месяц не спала в его постели. Чтобы вернуть мне брошь, ему пришлось отказаться от одного из своих кораблей. Я никогда не видела его таким испуганным.
Уголки его губ опять приподнялись в улыбке, и это ее приободрило.
— В конце концов я его простила. И у вас все со временем наладится. Муж и жена должны быть снисходительны друг к другу.
Брент перестал расхаживать и задумчиво сорвал лепесток бледно желтой розы.
— Это она вырастила.
— Я знаю. Чудесные розы. Погода не слишком холодная, вот они и цветут.
— Дело не в погоде, Шарлотта, — с гордостью заявил он. — У нее талант.
Она сделала паузу, думая, что он хочет что нибудь добавить, но он молчал.
— Ты не рассказывал ей про нас, про наши отношения?
— Очень немного, — шепотом ответил он. Шарлотта подалась вперед.
— Могу я узнать почему?
Он обернулся и впервые за все время их встречи в саду посмотрел ей прямо в глаза.
— А ты не догадываешься? Она пожала плечами.
— Нет.
Он подкинул в воздух розовый лепесток.
— Карл — достойный человек, Шарлотта, — тихо сказал он после короткой паузы. — Умный и трудолюбивый. К тому же он о тебе заботится. Из него получился хороший муж.
Она не могла понять, куда он клонит.
— Не понимаешь? Она покачала головой.
Он подошел к скамье и опять сел рядом с сестрой, глядя на цветущие розы.
— Все это время ты думала, что я не хочу иметь с тобой ничего общего, потому что ты сбежала и вышла замуж за американца — человека, которого я не переношу из принципа. Но, честно говоря, Шарлотта, я не общался с тобой последние шесть с половиной лет только потому, что ты меня бросила. Твой муж здесь ни при чем.
Во рту у нее пересохло. Она в полном ошеломлении смотрела на профиль брата.
— Тебе никогда не приходило в голову, что, сбежав сломя голову, ты преподнесла меня на блюдечке леди Мод? Мне пришлось мириться с ее ненавистью. Мать была уверена, что ты уехала из за меня, и считала меня виноватым. — Он нагнулся вперед, положил локти на колени и не мигая уставился перед собой. — Когда ты уехала, она обратила на меня всю свою злобу. Я чувствовал себя таким одиноким!
Глаза Шарлотты наполнились слезами.
— Я не знала, — пробормотала она.
— Ну вот, теперь знаешь, — отозвался Брент. — Кроме тебя, Шарлотта, у меня никого не было. Когда ты ушла из моей жизни, я пережил потрясение. Ты была единственным человеком, который любил меня таким, какой я есть.
Не зная, что сказать, Шарлотта смотрела в его родные, наполненные болью глаза. Она всегда думала, что он порвал с ней отношения из за ее мужа американца, который был выходцем из нетитулованной семьи, родился и вырос в колониях. Но получается, что она ранила брата своим отъездом.
— Прости, — наконец выдавила она дрожащим голосом. Давно копившиеся слезы покатились по ее щекам
— Не плачь, — вздохнул Брент. — За эти годы я смирился с неизбежным. Сейчас я понимаю, что человек, которого я выбрал тебе в мужья, не подходил тебе по характеру. — Он улыбнулся. — Но я хотел, чтобы ты была счастлива, Шарлотта. В конце концов ты нашла свое счастье, сбежав от леди Мод. Мне удалось это гораздо позже.
На сердце Шарлотты потеплело. Она знала, что брат всегда думал о ней. Он защищал ее не только перед матерью, но и перед всем миром. Но почти семь лет назад она предала его, собрав вещи и уехав из Мирамонта.
Она вытерла глаза тыльными сторонами ладоней, преисполненная раскаяния.
Они помолчали. Потом она сказала:
— Ты боишься потерять Кэролайн?
Эти слова, сказанные шепотом, были подхвачены холодным ветром, но она знала, что Брент их услышал: его лицо смягчилось, и он опустил глаза.
Он сделал долгий вдох, не отрывая глаз от земли.
— Я прожил на свете почти тридцать четыре года, и большая часть этих лет была наполнена горечью, сомнениями, разочарованиями и периодами крайнего одиночества. Но у меня есть нечто важное. Нет, я имею в виду не то, что обычно подразумевают мужчины, говоря о главном в жизни, — не образование, не работу и не красавцев жеребцов. — Он посмотрел ей в глаза и продолжил глубоким, страстным голосом: — Самую большую радость, удовлетворение гордость я черпаю в трех самых красивых женщинах — в тебе, в Розалин и в Кэролайн. Ты живешь в другой стране, и Розалин когда нибудь уедет из Мирамонта, а может быть, и из Англии. Что ж, это ее право. — Брент понизил голос до хриплого шепота: — Но Кэролайн моя. Она многое дает мне, и я хочу, чтобы она была рядом со мной до конца моих дней. Я не могу даже думать о том, что она меня бросит.
Шарлотта его понимала. Глубоко вздохнув, она тронула его за руку.
— Кэролайн не собирается тебя бросать. Ты — самое главное в ее жизни, Брент, а цветы и теплица — второстепенное…
— Я уверен, что она этого не говорила.
— Я знаю это и без нее, — твердо заявила она. — Она не собирается бежать в Америку, чтобы спастись от жестокой матери. Возможно, она вышла за тебя замуж для удобства, но она дала брачные обеты и стала твоей. — Шарлотта улыбнулась. — Скажи жене, что ты ее любишь. И говори это как можно чаше. Эти признания не пустой звук, поверь мне!
— Это не так просто.
— Может быть, и нет…
— Два дня назад я сказал ей, что не люблю ее. — Она не мигая смотрела на него.
— Что? — Она покачала головой. — Это вышло случайно?
Его глаза потемнели.
— Она спросила меня, люблю ли я ее, и я сказал «нет». — Почему?
Это его озадачило:
— Что «почему»?
— Почему ты сказал «нет», когда так же просто мог сказать «да»?
— Это игра, Шарлотта, — попытался объяснить Брент. — Сразу после свадьбы я предупредил Кэролайн, что она никогда не услышит от меня слов любви. Она заверила меня в том же самом. Может быть, это нелепо.
— Еще бы!
— Любовь — глупая штука, Шарлотта. Ее трудно описать…
— Да, конечно. — Она обхватила ладонями его руку. — Но это не значит, что ее не существует. Любовь реальна, Брент.
Он протянул свободную руку, сорвал с куста листочек и задумчиво покрутил его в пальцах.
Шарлотта следила за его действиями. Даже дожив до ста лет, она не научится понимать мужчин.
Он по прежнему молча разглядывал зеленый листок. Яркое солнце припекало все сильнее. Отпустив его руку, она расстегнула и медленно сняла свою мантилью, положив ее на каменную скамью.
— У меня будет ребенок, Брент, — тихо проговорила она, проведя по лбу рукой.
Он повернул голову и потрясение уставился на сестру. Она улыбнулась.
— Это уже было со мной… три года назад. Меня тошнило, я похудела и часто плакала без причины — словом, пережила все то, что обычно переживает женщина в положении…
— Шарлотта…
Она схватила его за руку, заставив молчать.
— Дай мне закончить.
Пытаясь успокоиться, она опустила взгляд на колени и сжала в руках складки шелкового платья.
— Карл был очень чуток и внимателен. Он массировал мне спину и ноги, поддерживал мою голову, когда меня тошнило. Я была страшно рада: мы несколько лет ждали ребенка, и вот наконец то нам повезло. За два месяца до родов я украсила детскую комнату, сшила занавески, кружевное одеяльце и платьица для малыша. Карл — опытный резчик по дереву, он смастерил красивую колыбельку.
Она подняла голову и посмотрела на кусты темно розовых роз.
— Второго октября тринадцатого года, после двух дней мучительных схваток, я родила дочь. Это была красивая, крепкая малышка весом в шесть фунтов, с папиными во лосами и дядиными глазами. — Она обернулась к брату. — С твоими глазами, Брент. Все, а особенно отец, обожали девочку. Мы назвали ее Маргарет в честь мамы Карла…
Шарлотта осеклась. Из глаз ее покатились долго сдерживаемые слезы, но она мужественно смотрела на Брента. Тот сидел неподвижно и молчал.
— Шестого декабря — через девять недель два дня и одиннадцать часов после ее появления на свет — я положила дочку в колыбельку, она заснула и не проснулась. Я вошла в комнату и обнаружила, что моя прекрасная девочка умерла.
Брент сидел, потрясенный до глубины души. Он понимал чувства Шарлотты, потому что сам был отцом.
Тряхнув головой, она вытерла мокрые щеки и продолжила:
— Карл переживал больше всех. Мы боялись, что у нас больше не будет детей.
— Мне очень жаль, Шарлотта, — пробормотал Брент. Она резко встала и, обхватив себя руками, пошла по тропинке к розам.
— Знаю, ты обиделся на меня, когда я уехала. Я писала тебе раз в месяц, рассказывая обо всех своих делах, но ты возвращал мои письма нераспечатанными. За это время я пережила ужасные девять месяцев беременности, мучительные роды и смерть дочери, а ты ничего этого не знал, потому что даже не потрудился прочесть мои письма.
Она обернулась и посмотрела на него в упор.
— У тебя была племянница, Брент, такая же красивая, как и твоя дочка. Я уговорила Карла приехать в Мирамонт, хоть и знала, что мы окажемся здесь нежеланными гостями.
Он медленно отвел глаза.
Шарлотта встала перед братом.
— Я не хочу, чтобы ты страдал, Брент. Но ты должен увидеть свою жизнь в другом свете.
Он поднял глаза, и она быстро села рядом, взяв его руки в свои.
— Я говорю тебе это не для того, чтобы разбередить старые раны. Я хочу, чтобы ты открыл глаза, — тихо продолжила она, внимательно глядя в лицо брата, исполненное раскаяния. — Не трать время попусту, размышляя о прошлых неудачах. Ты никогда не видел мою дочь и не общался со мной шесть с половиной лет, но я тебя не виню. Впереди новая жизнь, и нам незачем оглядываться назад. Смерть Мегги отняла у меня частицу души, которая никогда не восполнится, но теперь я знаю, как непредсказуема наша жизнь. Люди, которых мы любим, могут внезапно исчезнуть. Мы должны их беречь.
Шарлотта коснулась его лица и ласково улыбнулась.
— Лови момент, Брент, но живи ради будущего. Я приехала сюда со своим замечательным мужем. Я хочу, чтобы вы подружились. У тебя есть милая дочка и очаровательная, умная жена, которая не знает, как сильно ты ее любишь. — Она понизила голос: — Найди Кэролайн, Брент, и скажи ей о своей любви. Переступи через свою гордыню.
Он долго смотрел на сестру, потом вдруг схватил ее руку и поднес к губам.
— Моя сестра так же умна, как и моя жена. Она тихо засмеялась:
— Ну что ж, раз уж я такая умная, последую собственному совету и разыщу Карла. — В ее глазах сверкнули озорные лучики. — А вдруг завтра ему на голову упадет люстра? Я хочу, чтобы он прежде узнал о том, что я ношу под сердцем его сына.
Он просиял.
— Значит, я опять стану дядей? Она сжала его руку.
— В августе, лорд Уэймерт.
— Как ты себя чувствуешь?
Шарлотта улыбнулась. Ее глаза вновь наполнялись слезами. Вот таким внимательным и заботливым она помнила брата.
— Как видишь, я стала слишком плаксива, — ответила она, вытирая щеки, — но у меня много энергии. Я все время ем шоколад и пирожные. Наверное, я скоро поправлюсь на сто фунтов, но это меня не волнует. Есть вещи поважнее.
Он тепло улыбнулся и, поддавшись внезапному порыву, прижал сестру к своей груди. Шарлотта дала волю слезам.
— Прости… — прошептала она, рыдая.
— И ты меня прости, Шарлотта, — тихо сказал Брент и потерся подбородком об ее макушку. — Обещаю, что буду хорошим дядей. Не стоит отчаиваться, ведь прошлое уже не вернешь. Ты открыла мне глаза.
Шарлотта присмирела в его объятиях, охваченная тихой радостью. Много лет она мечтала помириться с бра
том и приехала в Мирамонт, надеясь, что Брент ее простит. Теперь можно со спокойной душой отправляться домой, в американский Род Айленд.
Она нехотя села, вытирая глаза и глядя на его мокрую хлопчатобумажную рубашку.
— Тебе нужно переодеться.
— Да. Ты избавила меня от необходимости мыться. Он встал и вдруг увидел Розалин. Девочка запыхалась от быстрого бега. Ее личико пылало, а платье было забрызгано грязью.
Розалин настойчиво потянула отца за ногу.
Он тут же встал на колени и схватил ее за плечо, свободной рукой убирая растрепанные локоны с розовых щечек малышки.
Розалин увидела, что все внимание Брента обращено на нее, и немного успокоилась. Она сложила руки перед собой, потом раскрыла ладони и взмахнула руками.
— Что она хочет сказать? — изумилась Шарлотта.
— Она говорит «цветок», — прошептал он почти машинально.
— «Цветок»?
Розалин тяжело дышала, ожидая ответа, потом повторила свой жест. Ее глаза были круглыми как блюдца.
Брент покачал головой, и она потянула его за рубашку.
— Что то случилось, — пробормотал он, схватил девочку и пошевелил пальцами правой руки.
К полному изумлению Шарлотты, Розалин подняла свою ручку и в точности повторила его жест.
Шарлотта опустилась коленями на холодную землю.
— Это буквы, да?
— Да…
— Что она написала?
— Мама.
— Цветок… мама?
Брент опять покачал головой, и явно непонятая Розалин снова быстро задвигала пальцами.
Его лицо вдруг побелело.
— Она говорит: «Маме плохо».
Брент опять написал в воздухе «мама», потом сложил перед собой руки, сжал кулаки и разжал их тем же жестом, который ему показала дочь.
— О Боже!
— Брент…
Он взглянул на Шарлотту.
— Кэролайн в теплице. Ей грозит опасность, Шарлотта, — объявил он напряженным от страха голосом. — Отведи Розалин в дом и сиди там до моего возвращения.
— Я пойду с тобой…
— Шарлотта, хотя бы раз в жизни сделай так, как я прошу!
Шарлотта молча кивнула и взяла протянутую руку Розалин.
— За меня не волнуйся, все будет хорошо, — спокойно сказал Брент. — Никому не говори, куда я пошел, и ни на секунду не выпускай мою дочь из виду. Понятно?
Она опять кивнула, и он ушел.

Глава 20

Кэролайн пошла в теплицу тайком, пренебрегая запретом мужа. Она не собиралась работать. Ей просто хотелось забрать письмо профессора Джексона, которое она забыла здесь два дня назад. Она решила, что если Брент ее здесь обнаружит, то вытерпеть его гнев все же лучше, чем сообщить ему о своем намерении уехать в Нью Йорк.
Она решительно шагнула в стеклянное строение и быстро взяла с письменного стола сложенный листок бумаги. Внезапно в теплицу зашел мужчина. Кэролайн онемела от неожиданности.
Незнакомец держался спокойно, как будто был у себя дома. Он был очень красив: белокурые волосы до плеч, бакенбарды, обрамляющие твердую квадратную челюсть, синевато серые глаза, густо опушенные ресницами, и изящные, словно вылепленные скульптором губы.
Одет он был также прекрасно: легкие брюки цвета ржавчины, светлая накрахмаленная рубашка без единой складочки, застегнутая под самое горло, и начищенные до блеска жокейские сапоги. На левой руке незнакомца висело черное шерстяное пальто. Это было странно. Как такой блестящий, красавчик очутился в лесу, ухитрившись не испачкать свой дорогой костюм?
Незнакомец представился Питером Уитсвортом, соседским конюхом. По его словам, он обходил окрестности и нечаянно набрел на теплицу. Увидев, как она вошла, он решил познакомиться.
Он свободно говорил по английски, и все же что то насторожило Кэролайн. Пожалуй, он был слишком вежлив и предупредителен. Она подумала, что ей следует держаться как ни в чем не бывало. Она бросила письмо обратно на стол и начала переставлять растения.
В течение десяти минут он ходил за ней по теплице, расточая комплименты и обсуждая холодную английскую зиму, что само по себе было странным: до сих пор погода стояла необычно теплая. Наконец он бросил пальто на скамью и тихо сказал:
— Недавно я видел здесь маленькую девочку. Но я не успел с ней заговорить: она убежала. — Он усмехнулся. — Неужели я такой страшный?
Кэролайн натянуто улыбнулась, старательно избегая его взгляда.
— Это моя дочь. Она не привыкла к чужим людям.
— Вот как? Ваша дочь? — Он понизил голос. — Она совсем на вас не похожа.
Он стоял в двух шагах от нее, улыбаясь одними губами.
— Она пошла в родню мужа.
— Понятно…
Ей вдруг захотелось убежать. Может быть, дома ее хватятся и придут сюда? Впрочем, кто догадается, что она в теплице? Брент был единственным, кто мог обеспокоиться ее отсутствием. Но она несколько дней с ним не разговаривала и не знала, где он сейчас.
Надо попытаться уйти.
Она вытерла руки полотенцем.
— Я очень рада нашему знакомству, мистер Уитсворт, но мой муж…
— Давайте поговорим о вашем муже, — мягко перебил он и медленно провел пальцем по ее руке.
Кэролайн вздрогнула и округлила глаза, увидев, как его взгляд наполняется злобой.
— Что вам нужно? — холодно спросила она. Он опять улыбнулся:
— Ты такая audacieuse, правда, petite dame?
Он говорил по французски. Брент запретил ей ходить в теплицу.. В голове Кэролайн начало проясняться. Она наконец поняла, кто этот странный человек.
Словно прочитав ее мысли, Уитсворт переменился в лице.
— Простые волосы, простые черты, но поразительно красивые глаза и фигура… tres voluptueuse et erotique. — Он схватил ее за грудь. — Кажется, Рейвен выбрал себе неплохую жену.
— Ты прав.
Услышав Брента, Кэролайн испугалась. Парализованная страхом, она не могла отвести глаз от стоявшего рядом француза. Он тискал ее грудь через платье, потом, обхватив ее талию, обернулся к Бренту. Лицо его исказилось от неприкрытой ненависти.
— Вот мы и встретились, mon ami.
Краем глаза Кэролайн видела, как Брент вошел в теплицу и сел на овальный стол, сдвинув в сторону горшки с растениями.
Француз обернулся к Кэролайн, поднял палец и нежно погладил ее по щеке.
— Она такая обычная, Рейвен. Почему ты на ней женился?
— Она отличная любовница, — ответил Брент, небрежно упершись в стол ладонями. — Что ты здесь делаешь, Филипп?
Кэролайн медленно обернулась и взглянула на мужа. Он казался совершенно спокойным, единственное, что выдавало его тревогу, — это тонкая струйка пота, которая стекала с его лба. Она поняла, что он бежал в теплицу сломя голову и теперь пытается спасти ей жизнь.
Уитсворт подтянул Кэролайн к себе и заломил ей руку за спину, заставив ее охнуть.
— Я пришел за тобой, mon ami, — любезно ответил он. — Но твоя жена такая соблазнительная, что я, пожалуй, возьму и ее.
Кэролайн пыталась справиться с приступом страха и сосредоточила взгляд на муже, который в упор смотрел на мужчину.
Брент наконец сказал:
— Ты не сделаешь этого.
— Почему же? Ты спал с моей женщиной, а теперь не хочешь дать мне свою? — Он усмехнулся. — Французы любят делиться своими дамами, Рейвен. Я думал, ты это знаешь.
— Французы делятся своими шлюхами, Филипп, но англичане не делятся своими женами. — Он саркастически вскинул бровь. — Я думал, ты это знаешь.
Глаза Филиппа угрожающе потемнели. Он крепче сжал запястье Кэролайн.
— А вы англичанин, лорд Уэймерт?
— Да, я англичанин, — медленно подтвердил он.
Кэролайн казалось, что ей все снится. Они напоминали ей детей, спорящих об игрушке. Но боль в руке была настоящей и она давала понять, что происходящее более чем серьезно.
Филипп заметил, как она дрожит.
— Ты уже меня боишься? Она сверкнула глазами.
— Да, боюсь, — прошептала она. — Ты дикое животное. Неудивительно, что Кристин Дюмон тебя отвергла…
— Кэролайн! — крикнул Брент.
Француз ударил ее по щеке с такой силой, что она отлетела к стене, пытаясь удержаться с помощью свободной руки. Он схватил ее за волосы и ударил еще раз. Она упала на землю.
— Если ты опять до нее дотронешься, — задыхаясь, проговорил Брент, — я кое что отрежу и запихну в твою глотку.
Француз усмехнулся и наступил на подол ее платья, чтобы она не уползла. Дрожа и судорожно глотая ртом воздух, она попыталась встать на четвереньки, вытирая мокрые от слез глаза и облизывая кровоточащие губы. Ее лицо горело, а голова разламывалась на части.
Внезапно Брент заговорил по французски, и она с удивлением услышала чужую речь, которая плавно лилась из его уст. Недда как то упомянула, что Брент владеет французским, но только сейчас Кэролайн, несмотря на свое положение, подумала, что если бы она не знала, что он англичанин, то ни за что бы об этом не догадалась.
Брент решил отвлечь Филиппа, поэтому быстро сменил тему и перешел на французский, чтобы Кэролайн не смогла вмешаться и нечаянно усугубить положение. Брент хорошо знал, на что способен Филипп.
— Ты до сих пор не сказал, зачем явился ко мне, Филипп, — спокойно заметил Брент, через силу сдерживаясь. — Я больше не представляю для тебя опасности. Зачем ты пошел на риск и вернулся в Англию после падения императора?
Француз вскинул руку.
— Бой при Ватерлоо закончен, дружище, но наша битва закончится, когда один из нас умрет. И ты это знаешь.
Брент равнодушно пожал плечами.
— Как ты узнал, что я не погиб в окопе?
— Да, Рейвен, мне очень жаль, что ты уцелел в том грязном болоте смерти, — тихо отозвался Филипп и, не сводя глаз со своего врага, потянул за волосы Кэролайн. — Но ты жив, и значит, мы с тобой поквитаемся.
Брент подался вперед, опершись локтями о колени, и быстро взглянул на Кэролайн, которая по прежнему сидела, съежившись, возле стены. Он думал, как ему выиграть время. Любая попытка вывести этого человека из равновесия могла дорого стоить его жене.
— Война окончена, Филипп. — Внешне Брент выглядел даже спокойно. — Англия победила Францию. Тебе больше не за что драться. Бонапарт выслан из страны, войска разбиты, деньги пропали. Зачем ты приехал? Ведь ты мог бы остаться на континенте и начать новую жизнь.
— Ты глупец, Рейвен, — Филипп напрягся, — если не понимаешь, зачем я сюда приехал.
Похоже, схватки было не избежать. Брент растерялся. Несмотря на то, что силы были примерно равны, преимущество было на его стороне. Он в отличие от Филиппа у себя дома.
Как будто заметив растерянность Брента, француз засмеялся:
— Я здесь из за женщины.
Постепенно туман в голове Брента начал рассеиваться.
— Кристин?
— Да, Кристин, — с вызовом повторил Филипп. — Эта дама ложилась в твою постель, но ее сердце было отдано Франции.
Он опять потянулся вниз и намотал локоны Кэролайн себе на пальцы. Брент с трудом подавил порыв броситься на негодяя. Его руки сами сжались в кулаки.
Внезапно Филипп рванул ее за волосы.
— Брент! — вскричала она, ослепленная страхом и болью.
Брент спрыгнул со стола. Его глаза горели огнем, лицо исказилось от ненависти.
— Оставь ее в покое, — угрожающе прошептал он. Взгляд Филиппа стал каменным.
Брент знал, что ему сейчас лучше не смотреть на жену, чтобы сохранить остатки самообладания и не наделать непростительных глупостей. Она тихо всхлипывала, держа руки на коленях и закрыв глаза, из которых катились слезы.
Филипп медленно покачал головой и, взглянув на Кэролайн, опять перешел на английский.
— Кристин нарочно рассказала тебе обо мне, Рейвен. Ей хотелось завоевать твое доверие…
— Но ей это не удалось, — сказал Брент.
На щеке убийцы дернулся нерв. Он сильнее ухватил Кэролайн за волосы.
— Я приехал на этот грязный остров, невзирая на опасность, мой старый друг, чтобы посмотреть тебе в глаза и сказать, что Кристин тебя предала.
— Я знаю, — спокойно сказал Брент.
Филипп округлил глаза, удивленный этим признанием. Вообще то Брент не знал о предательстве куртизанки, но это было похоже на правду. Он часто спрашивал себя, как Филипп догадался, что он англичанин. За шесть лет ни одна живая душа не заподозрила его в шпионаже. Теперь понятно, почему Кристин отказалась от их дочери, подбросив ее на порог дома Брента.
— Я с самого начала знал, что Кристин шпионка, мой старый друг Филипп, — ответил он с сарказмом, потом опустил глаза и смахнул грязь со своих ладоней. — Я понимал, с кем ложился в постель, и каждый раз смеялся в душе, когда она падала в мои объятия.
Он опять посмотрел в злобные глаза убийцы.
— Тебя она тоже предала, Филипп. Ты приехал сюда из за нее. Тебя сгубила твоя привязанность к шлюхе.
Француз напрягся и прорычал:
— Перед тем как умереть, я сначала убью тебя, mon ami.
Воздух в теплице сгустился. Здесь пахло уже не цветами, а потом и страхом. Кэролайн сидела с зажмуренными глазами, оцепенев от ужаса. Муж не сумеет ее спасти. У него нет оружия, и француз свернет ей шею раньше, чем Брент шагнет в его сторону.
Собрав все свое мужество, Кэролайн открыла глаза и взглянула на мужа. В ту же секунду послышался какой то свистящий звук. Филипп тяжело застонал, отпустил ее волосы и, спотыкаясь, отступил к стене. Его тело медленно заскользило по стеклу и упало на землю.
Сердце Кэролайн гулко ухало под ребрами. Пытаясь унять дрожь, она смотрела на поверженного врага.
Злодей уставился на Брента глазами, полными ужаса. Из его груди торчала гладкая рукоятка ножа. Он попытался ее выдернуть, но рука его ослабела. Густая рубиновая кровь быстро вытекала из раны на безупречно белую крахмальную рубашку.
Брент быстро подошел к жене и прижал к груди. — Не смотри, Кэролайн, — сказал он шепотом.
Она уткнулась лицом в его рубашку, пытаясь устоять на слабых, дрожащих ногах. Слезы сами катились из зажмуренных глаз.
— Он… меня ударил… Г голова…
— Ш ш, я знаю, милая, — перебил ее Брент. — Все уже кончилось. Ты со мной.
Он погрузил пальцы в растрепанные локоны жены и принялся нежно покачивать ее в своих объятиях.
— К как… как ты…
— Мне сказала Розалин. Она разыскала меня, и по ее виду я понял, в чем дело. — Он коснулся губами ее лба. — Я схватил первый попавшийся нож и прибежал сюда.
Дрожа и покачивая головой, она опять зажмурила глаза.
— Ты спас мне жизнь, — прошептала Кэролайн. Он ткнулся носом в ее волосы.
— Я не мог допустить, чтобы с тобой случилась беда, Кэролайн.
221
Она обхватила его руками.
Брент смахнул слезы с ее щек и дождался, когда она поднимет мокрые ресницы.
— Слушай меня внимательно. Возвращайся в дом и вели кому нибудь послать за полицией. Потом пришли сюда Карла.
— Я не хочу оставлять тебя одного…
— Придется. — Он покачал головой. — Я должен проследить, чтобы здесь ничего не трогали до прихода полицейских. И потом, меня будут допрашивать.
Нерешительно помявшись, она кивнула.
— Все в порядке, малышка, — усмехнулся Брент. — Ты не послушалась меня, и за это понесешь наказание. Тебе будет над чем поразмыслить.
Кэролайн заглянула в глаза мужа и тронула пальцами его подбородок.
— Брент…
— Знаю, — прошептал он, целуя ей руку. — Знаю, Кэролайн, только не здесь. Расскажешь позже.
Она кивнула, и он нехотя разжал объятия. Она устремилась к двери, бросила взгляд в его сторону и быстро вышла из теплицы.
Брент подождал, когда она исчезнет в густом лесу, и обернулся к Филиппу.
На безжизненном лице француза застыла гримаса ненависти. Его глаза остекленело глядели в пустоту.
Брент не стал их закрывать. Он понял, что его страшное прошлое осталось позади. Война закончилась, злейший враг убит, и значит, его больше не будут преследовать ночные кошмары. Начиналась другая, лучшая жизнь.
Ему захотелось сесть на скамью и отдохнуть. Но, обернувшись, он увидел сложенный листок бумаги,
Если бы этот листок лежал на столе, среди многочисленных записей Кэролайн, Брент не обратил бы на него внимания. Но бумажка белела на темном земляном полу. Он поднял ее и невольно заскользил глазами по строчкам.
«20 ноября 1815 г. Уважаемый мистер Грейсон! Мы с радостью получили ваше последнее письмо, в котором вы сообщаете нам о своем намерении посетить Колумбию этой зимой. К письму прилагается расписание исследований и список американских ботаников, с которыми вы, возможно, захотите переписываться напрямую. Естественно, мы сожалеем, что вы не сможете приехать к нам раньше, как планировалось, но мы понимаем ваши сложности. Надеюсь, вы не будете и дальше откладывать ваш отъезд. Мы желали бы объединить наши эксперименты, Которые мы вот уже больше года проводим порознь.
Кстати, мистер Грейсон, мы наконец то сумели вырастить сиреневые розы. Однако растения нестабильны, и лиловая окраска кончиков лепестков получается не всегда.
До встречи в январе.
Уолтер П. Дженсон, профессор ботаники,
Колумбийский университет».
223
Брент перечитал эти строки в третий раз, медленно сложил письмо и уставился невидящим взглядом перед собой. В голове был туман. Тяжело опустившись на холодный земляной пол теплицы, он откинул голову на стеклянную стену. Вокруг постепенно сгущались сумерки.

Глава 21

Кэролайн медленно открыла глаза, постепенно приспосабливаясь к утреннему свету. Тело ломило, веки отяжелели.
Вообще то долго спать не входило в ее привычки. Сейчас наверняка был уже одиннадцатый час. Гвендолин разбудила бы ее раньше, но события прошлого дня не на шутку встревожили прислугу.
Вчера, вернувшись домой, она слепо выполнила указания Брента, приняла горячую ванну, после чего спокойно ответила на утомительные вопросы полицейских. Опустив голову та мягкие подушки, она стала ждать мужа, но он, судя по всему, был занят до глубокой ночи, а сегодня решил дать ей отдохнуть.
Наконец она поднялась и села на край кровати. Десятичасовой сон не избавил ее от дикой головной боли. Разбитые губы саднили.
Быстро умывшись ледяной водой, она оделась и подвязала волосы. Потом вышла из спальни.
После вчерашней суматохи дом казался вымершим. Но в столовой Кэролайн столкнулась с экономкой, которая осматривала недавно купленный хрусталь.
— Доброе утро, Недда. Ты не видела лорда Уэймерта? — любезно спросила она.
Круглое лицо Недды расплылось в улыбке.
— Он уехал несколько часов назад и велел передать, что встретится с вами в полдень в его кабинете.
— Уехал?
Недда кивнула:
— Ускакал на рассвете. Сказал только, чтобы я попросила вас дождаться его возвращения.
— Понятно…
Экономка задумчиво нахмурилась.
— В доме все спокойно. Дэвис недавно заходил завтракать, а Розалин играет во дворе. Бекеры еще не спускались, наверное, спят. Мистер Бекер вернулся из теплицы поздно ночью. — Она подалась к ней, сдвинув брови. — Какой ужасный синяк! Сейчас принесу вам холодную тряпочку, леди Кэролайн.
Она тронула экономку за руку.
— Не надо. Мне совсем не больно. Я, пожалуй, пойду в сад.
Следующие два часа Кэролайн занималась легкой работой, гоня прочь тревожные мысли. Было странно, что Брент уехал, не повидавшись с ней. Она так хотела поговорить с мужем! Ближе к полудню она села на диван в его кабинете и стала смотреть на пылающий в камине огонь.
Дверь отворилась, и Кэролайн, улыбнувшись, встала навстречу. Но, взглянув на суровое лицо Брента, она поняла: что то не так. Он не улыбнулся в ответ и не подумал ее обнять. Подошел к письменному столу и углубился в принесенные им бумаги, даже не взглянув в ее сторону.
Он не спал почти всю ночь, но двигался, как всегда легко и изящно. На нем были уютные темно синие брюки и простая рубашка из кремового шелка.
Кэролайн неуверенно начала:
— Прости, что мы разминулись утром. Я проспала, а Гвендолин не стала…
— Сегодня утром я ее уволил, — перебил он. Кэролайн оторопела.
— Уволил? Почему?
— Я напишу ей хорошую рекомендацию. Кажется, жене лорда Хестершира требуется горничная.
Сердце Кэролайн забилось чаще.
— Что случилось? — серьезно спросила она, ухватившись за подлокотник дивана.
— Я принял кое какие меры относительно тебя, Кэролайн, — ответил он, усаживаясь в большое кожаное кресло перед столом. — Я посовещался со своими поверенными, обсудил денежные дела и некоторые приготовления. Полагаю, перед твоим отъездом необходимы кое какие приготовления.
Она удивленно посмотрела на него.
— О чем ты говоришь? Я не собираюсь никуда уезжать.
— О разводе не может быть и речи, — продолжил Брент, не поднимая глаз. — В моей семье до сих пор никто не разводился, и я не вижу смысла делать это сейчас. Мы с тобой договоримся.
Он замолчал и начал что то писать на лежавшей перед ним бумаге.
Не в силах стоять. Кэролайн опустилась на диван и посмотрела на Брента огромными испуганными глазами. У нее задрожали руки и ноги.
— Объясни, в чем дело, Брент. Я ничего не понимаю. Он медленно поднял голову. Его взгляд не выражал ни злости, ни обиды, — он не выражал ничего, и это было самым страшным. Впервые она видела перед собой, совершенно пустые глаза.
— Я нашел письмо профессора Джексона, Кэролайн. Теперь я понимаю, что наш брак был для тебя притворством. Тебя ждут в Колумбийском университете. Тебе нужна свобода, чтобы копаться в земле и выращивать цветы. Зачем тебе я, Розалин и Мирамонт? Я не стану тебя удерживать.
Он опустил глаза. До Кэролайн наконец дошел смысл сказанного, и ей стадо плохо.
— Я заказал и оплатил билет до Америки. Ты поедешь вместе с Шарлоттой и Карлом. Корабль отправляется через три недели. До отъезда ты можешь жить здесь. Сегодня я уезжаю в город по делам. Розалин поедет со мной. Мы вернемся не раньше твоего отплытия, так что можешь спокойно собираться.
— Я… ты не понимаешь, Брент.
— Да, — сказал он с сарказмом, — мне трудно понять, каким образом ты собираешься учиться в университете, закрытом для женщин. Имея такие формы, ты вряд ли сумеешь притвориться мужчиной.
— Дай же мне объяснить…
— Пока ты здесь, я хотел бы узнать, нет ли у тебя признаков беременности. Может быть, ты уже носишь моего ребенка?
227
Не будь Кэролайн так напугана, этот вопрос мог показаться ей нелепым. Но сейчас в душе ее боролись самые противоречивые чувства.
— Как ты смеешь? — спросила она, медленно вставая с дивана. — Ты ведешь себя так, будто меня не существует… Позволь мне хотя бы объяснить тебе…
Брент глубоко вздохнул и сел в кресло, глядя прямо перед собой.
— Мне и так все ясно, Кэролайн. Ты вышла за меня, чтобы потом аннулировать брак и уехать учиться в Америку. Наши отношения основаны на лжи. Но то, что было между нами за последнее время, не играет никакой роли. Твое будущее, леди Кэролайн, больше меня не касается. Ты сама все решила. — Он прищурил глаза и понизил голос до шепота: — А теперь скажи, ты беременна?
Она сверкнула глазами.
— Нет, лорд Уэймерт, я не беременна. И слава Богу. Он медленно опустил перо в чернильницу и развернул бумаги так, чтобы она могла их видеть.
— Я распорядился о том, чтобы тебе ежемесячно высылали денежное пособие…
— Ты хочешь меня обидеть…
— Мне кажется, сумма вполне справедливая, — продолжил он. — Кроме того, ты вольна заводить любовников…
— Просто невероятно!
Он оперся локтями о стол.
— Мы были мужем и женой почти месяц. Естественно, ты могла забеременеть. Я приму ребенка, рожденного тобой в ближайшие восемь — десять месяцев, и буду растить его как наследника, Если же ты родишь позже, то вся ответственность ляжет на тебя. Это понятно?
Кэролайн онемела. И это человек, который всего три дня назад говорил, что будет о ней заботиться!
Он встал.
— Я вижу, ты плохо меня понимаешь. Позволь мне изложить подробности. Я посоветовался со своим поверенным. Мне дорога честь фамилии, и развода я не допущу. У меня только две просьбы.
Брент подался вперед, положив кулаки на дубовый стол, и вновь посмотрел ей в глаза.
— Во первых, ты не должна просить у меня денег. Того, что я буду тебе присылать, будет более чем достаточно. И второе — самое главное — если ты беременна, то ты вернешь мне моего законного наследника через полгода после рождения. Я сам позабочусь о его воспитании.
— Это безумие! — пробормотала она, комкая платье. Он похлопал пальцем по листку бумаги.
— Я все утро составлял этот договор. Ты должна подписать оба документа — один для тебя и один для меня. Если ты их не подпишешь, Кэролайн, то тебе ничего не достанется. У тебя есть возможность уехать в Америку с условием, что ты навсегда уйдешь из моей жизни. Если не согласишься, я не стану платить. Теперь поняла?
Кэролайн удивленно смотрела на мужчину, сидевшего в пяти шагах от нее. Он вычеркивал ее из своей жизни, как будто она ничего для него не значила. Негодование охватило все ее существо. Она подошла к столу и в упор взглянула на Брента.
— Я ничего не буду подписывать!
Он покачал головой.
— Это нужно не мне, а тебе, Кэролайн. Я ничего тебе не должен, но если ты хочешь достойно жить в чужой стране, тебе стоит серьезно подумать над моим предложением.
Брент положил ладони на стол и нагнулся к ней — так близко, что она ощутила тепло его кожи.
— Я больше не желаю иметь с тобой ничего общего, но ты остаешься моей женой, и значит, я обязан тебя обеспечивать…
— Я не вещь, чтобы распоряжаться мною по твоему усмотрению! — выкрикнула она.
На щеке Брента дернулся нерв, но сам он остался сидеть в той же позе.
— Я могу распоряжаться тобой по закону. Кэролайн мучительно искала слова для объяснения. Наконец она сдавленно произнесла:
— Я хочу остаться с тобой…
— Не лги, Кэролайн. Я тебе совершенно не нужен. Впервые с начала разговора она заметила в его словах чувство. Последняя фраза прозвучала со скорбным отчаянием.
Она смягчила голос:
— Да, ты был мне не нужен, когда я выходила за тебя. Но сейчас ты мой муж, Брент. Я не хочу уходить от тебя и Розалин.
Его глаза потемнели.
— Я не игрушка, Кэролайн, а Розалин — моя дочь. Тебе не должно быть до нее никакого дела. Твои желания уже не имеют значения.
Его холодность поразила ее больше, чем слова. Однако Кэролайн уже собралась с силами и не собиралась сдаваться. Она решила воззвать к житейской логике.
— Вы забываете, милорд, что Мирамонт остался в вашем распоряжении только благодаря мне, — напомнила она ему. — Вы заключили сделку с моим отцом и не можете выгнать меня из дома. Он нахмурил лоб.
— Ты так считаешь? Мирамонт всегда был моим, Кэролайн. Мой кузен не смог его продать. Я согласился взять тебя в жены, потому что хотел выкупить у твоего отца моих лошадей. Вот так то, милая. — Он криво усмехнулся. — В результате достопочтенный барон Сизерфорд получил больше, чем я: он удачно от тебя избавился. — Не замечая ее потрясенного взгляда, он небрежно добавил: — Ты жила здесь, выжидая удобного случая, чтобы сбежать. От нелюбимого мужа. Подпиши бумаги и уезжай куда угодно. Мне надо работать.
Кэролайн стояла перед пылающим камином и дрожала от холода. Глаза ее наливались слезами.
— Как ты можешь? — произнесла она хриплым отчаянным шепотом и обхватила себя руками. — Ведь мы с тобой.
— Не надо говорить «мы», Кэролайн. У нас с тобой нет ничего общего.
Сказав это, Брент придвинул к себе гроссбух и принялся перелистывать толстую книгу, не обращая внимания на жену.
Ее охватило отчаяние.
— Я никуда не уеду и ничего не подпишу до тех пор, пока ты меня не выслушаешь. Я не глупая наивная девушка, Брент, и тебе не удастся меня прогнать, как ты прогнал свою сестру Шарлотту. Я твоя жена. Он поднял глаза.
— Ты не права, Кэролайн. Шарлотта уехала от меня, но я никогда не выбрасывал ее из головы. А ты никогда не существовала в моей жизни.
— Что это значит? — вскричала она. — Я никогда не существовала в твоей жизни? В твоей постели? — Она судорожно всхлипнула. — Ты хочешь перечеркнуть все, что было между нами? Забыть ту ночь, когда я стала твоей женой? Забыть то, что произошло между нами в теплице всего три дня назад? Я помню все: и как ты смотрел на меня, и что говорил. Неужели ты сможешь от этого отказаться?
Кажется, он услышал. Его губы сложились в тонкую линию, а шелковая рубашка натянулась на его напряженной груди. Такое проявление понравилось ей больше, чем холодная отрешенность.
Она продолжила:
— Признаюсь, когда мы поженились, я хотела от тебя уйти или расторгнуть брак. Ты тоже не хотел брать меня в жены, так что, я думаю, ты меня поймешь. Многие женатые пары живут отдельно, и я думала, что мы попадем в их число. — Кэролайн расправила плечи, не спуская глаз с его лица. — Но наши чувства друг к другу все изменили, Брент, и ты прекрасно это знаешь…
Брент вскочил, опрокинув кресло. Его лицо было искажено болью.
— Любовь? — прошептал он. — О какой любви ты говоришь? Любовь нельзя построить на лжи, Кэролайн.
— Что бы ты ни думал обо мне, Брент, я клянусь, что никогда тебе не лгала…
— Ты лгала мне, когда давала клятвы! — взорвался он. Его глаза полыхали огнем. — Я тебе верил, а ты с самого начала меня использовала. Мне просто не приходило в голову, что ты можешь быть такой!
Силы опять оставляли ее. Ничем не сдерживаемые слезы текли по щекам.
Он тяжело дышал, а на шее, над воротником рубашки, проступили жилы.
— Я не понимаю, как можно было задумать такое? На что ты рассчитывала? Купив билет, ты пришла бы ко мне с сообщением о твоем отъезде? Или ты выжидала, когда я сделаюсь наиболее уязвимым? Тебе нравилось водить меня на поводке, как глупую собачонку! — Вовсе нет… Ты неправильно понял…
— Я все правильно понял, Кэролайн! Ты дразнила меня, обращая мои чувства себе на пользу. Ты решила бросить меня и Розалин и все это время лгала нам обоим. Ты упорно избегала супружеского ложа до тех пор, пока тебе самой это не понадобилось. — Он всплеснул руками. — Даже Дэвис предвидел такой исход. Несколько месяцев назад он предупредил, что ты водишь меня за нос, но я отказывался верить. Как я мог думать, что моя жена окажется такой хитрой бестией?
У Кэролайн кружилась голова. Чтобы не упасть, она ухватилась дрожащей рукой за край стола.
— Ничего подобного, — шепотом повторила она. — Пожалуйста…
— Что «пожалуйста»? — Брент стукнул кулаком по столу. — Ты хочешь, чтобы я тебя простил? Забыл о твоем предательстве и начал все сначала? Ты просто смешна, Кэролайн.
Она опустила голову, не в силах смотреть ему в глаза. Слезы ручьем стекали с ее щек и мочили воротничок темно синего платья.
— Ты пробралась в мой дом, взялась ухаживать за невинным глухим ребенком, даже не подумав, как твой отъезд скажется на бедной девочке.
Брент вдруг схватил ее за подбородок и заставил поднять голову.
— Смотри на меня, — прохрипел он.
Она взмахнула мокрыми ресницами и сквозь слезы увидела его ледяные глаза.
— Ты не любишь ни меня, ни Розалин. Ты любишь только себя. Ты задумала бросить меня с того самого момента, как мы с тобой познакомились, даже не подумав о том, как я буду себя чувствовать, потеряв жену — женщину, которую я клялся беречь всю оставшуюся жизнь. Ты невероятно жестока, Кэролайн!
Он резко убрал руку от ее лица, подтолкнул к ней перо и поднял упавшее кресло.
— Подпиши документы и возьми один с собой, а потом уходи! Я больше не желаю тебя видеть.
Кэролайн вновь опустила глаза. Он прав. Она поступила нечестно и получит то, что хотела. Ей казалось, что она погружается в море отчаяния и пустоты.
Она взяла перо, смахнула слезы и, стараясь держаться спокойно, подписалась на нужных строчках, потом медленно встала, взяла один лист бумаги и на свинцовых ногах подошла к каминной решетке.
По щекам ее струились слезы. Не раздумывая, Кэролайн бросила документ в огонь.
— Мне ничего от тебя не надо, — хрипло сказала она. — Прибереги свои деньги.
Он молча сел за стол и опять взялся за гроссбух. Кэролайн пошла к двери.
— Надеюсь, ты найдешь утешение в своих розах, — сухо сказал он, не отрывая глаз от бумаг. — Растениям тоже нужны забота и ласка, но в отличие от людей они ничего не дают взамен. Тебя ждет одиночество.
Выслушав это напутствие, Кэролайн вышла из кабинета и тихо закрыла за собой дверь.

Глава 22

Джейн протянула руку в перчатке одному из четверых элегантных лакеев и вышла из кареты. Утро было солнечным и ясным, в воздухе пахло весной. Чудесный денек для встречи с надменным зятем!
Она уверенно поднялась на парадное крыльцо. Горничная провела ее в дом, взяла мантилью гостьи и попросила подождать лорда Уэймерта в гостиной.
Джейн чопорно села в кресло и уставилась в горящий камин. Время шло, и она начала терять терпение. Нет сомнений, граф нарочно заставляет ее ждать.
— Ну вот, наконец то! Номер один. Она обернулась на звук его голоса.
— Прошу прощения, лорд Уэймерт? — недоуменно произнесла она, окинув его откровенно оценивающим взглядом.
— Номер один — это вы, Джейн.
Его обычно выразительное лицо казалось осунувшимся, движения были чуть замедленными. Похоже, он встал спозаранку и уже накачался виски.
Одет он был небрежно: мятая серая рубашка, темно коричневые брюки и черные обшарпанные сапоги. Было ясно, что он далек от благополучия. Что ж, она этого ожидала.
Задумчиво оглядев гостью, Брент подошел ближе.
— Почему вас так долго не было?
— Не понимаю, о чем вы.
— Конечно, не понимаете, — протянул он, тяжело опускаясь в кресло напротив. — Зачем вы приехали?
— Я приехала, чтобы поговорить о Кэролайн, — ответила Джейн.
Он откинул голову на кожаную спинку и прищурил глаза.
— Вот как? Остальные дочери барона Сизефорда уже побывали здесь до отъезда моей жены. Они умоляли меня не отпускать Кэролайн. Кстати, где ваш отец? — подозрительно добавил он. — Он ни разу не показался мне на глаза.
Она убрала со лба блестящий белокурый локон. — Кэролайн чувствует себя очень виноватой, но я приехала сюда не только за тем, чтобы сказать вам об этом. У меня есть более важные сообщения. А что касается моего отца, то он верит, что вы примете ее обратно, и не хочет вмешиваться.
Брент вскинул брови.
— Даже если бы я захотел принять ее обратно, как бы я это сделал? Несколько недель назад она уехала из страны в погоне за своими мечтами. Она помешана на цветах и растениях. При чем здесь я?
Джейн пропустила эти слова мимо ушей.
— Я не собираюсь играть с вами в игры, лорд Уэймерт, — спокойно сказала она. — Так же, как и я, мои сестры любят Кэролайн. Я приехала сюда не для того, чтобы молоть романтический вздор. Я могла бы сказать, что она любит вас больше, чем розы. Или что вы нужны ей больше, чем теплица. Или что она готова отдать за вас жизнь. И должна вас уверить, что в день свадьбы Кэролайн действительно собиралась аннулировать ваш брак.
Джейн заметила его удивление и начала медленно снимать перчатки.
— Сначала я объясню вам цель своего приезда, сэр, а потом расскажу некоторые вещи, касающиеся вашей жены.
Он что то промычал и потер воспаленные глаза.
— Не вижу смысла обсуждать то, что я хочу стереть из своей памяти, Джейн.
На лице непрошеной гостьи проступила мрачная решимость.
— Если вы позволите мне сказать, то увидите смысл. Брент с улыбкой покачал головой.
— Кэролайн не захотела со мной жить, и теперь она предоставлена самой себе. — Он пожал плечами. — Мне уже все равно…
— Нет, вам не все равно, — перебила Джейн, резко вставая.
Она бросила перчатки в кресло и прошла к окну, чтобы посмотреть на залитые солнцем луга и небо, усеянное клочками белых бархатных облаков.
— Вы страдаете, и это понятно с первого взгляда. Вы не спите, пьете слишком много виски, а морщины на вашем лице говорят красноречивее слов. Мэри Энн считает, что вы злитесь больше на самого себя, чем на Кэролайн. И я с ней согласна. — Она обернулась и посмотрела ему в глаза. — Вы любите мою сестру. И вы единственный человек, который пытается это отрицать, Уэймерт. Не будьте же таким упрямым!
Она пристально посмотрела на Брента. Он медленно опустил глаза и уставился в пол, опершись локтями о колени.
— Зачем вы приехали, Джейн? Зачем вы это говорите? — шепотом спросил он. — Теперь все уже не важно.
Она глубоко вздохнула:
— Я приехала, потому что последние несколько недель Кэролайн живет со мной. Она никуда не уехала.
Он вскинул голову.
— Вернее, пока не уехала.
На лице Брента отразилась целая гамма чувств. Здесь были и изумление, и растерянность, и, что не укрылось от проницательной Джейн, что то похожее на радость.
Он вдруг застыл и откинулся на спинку кресла.
— Что значит «пока»? Она подошла ближе.
— Кэролайн осталась в Англии, надеясь, что вы простите ее и попросите вернуться в Мирамонт. Однако вы не пытались ее искать, и она постепенно пришла к убеждению, что вам действительно безразлична ее судьба. Через три дня, в пятницу, она отплывает в Нью Йорк.
— Как она? — нерешительно спросил он, глядя на свои руки.
Джейн улыбнулась:
— Так же, как и вы. В тоске и одиночестве. Она невероятно скучает по вам и по Розалин.
Джейн не стала говорить, что ее сестра беременна. Если граф захочет увидеть свою жену, он позовет ее назад не потому, что она носит под сердцем его наследника.
— Она знает о том, что вы здесь?
— Нет, — быстро ответила Джейн. — Она не просила меня разговаривать с вами. И потом, как я уже сказала, я приехала сюда не за тем, чтобы упрекать вас или говорить о ее любви…
— Она мне лгала, — холодно перебил он, как будто это все объясняло.
И что? Женатые люди часто лгут друг другу. В этом нет ничего нового, — раздраженно сказала она. — Хотя в данном случае речь идет о другом. Кэролайн не лгала, а просто утаивала от вас свои чувства.
— Вы хотите сказать, свои коварные замыслы? Он продолжал смотреть на свои руки.
— Вы исключительный человек, лорд Уэймерт. Я говорю это не для того, чтобы польстить вашему самолюбию. Я уверена, что Кэролайн нашла в вашем лице редкое сокровище.
Он поднял голову и непонимающе посмотрел на Джейн
Она тяжело вздохнула:
— Я хочу, чтобы вы поняли, что такое замужество для женщин нашего класса. И мое замужество не исключение, Мой муж добр ко мне, Уэймерт, но я для него собственность и мать его наследника. Ничего больше. Он постоянно заводит любовниц. В данный момент его пассия — баронесса Монтэйн. Он думает, что я не знаю о его похождениях, но женщины быстро вычисляют подобные вещи.
Она понизила голос:
— Как и все дамы нашего круга, я мирюсь с капризами мужа, потому что он дает мне положение в обществе. А он, в свою очередь, мирится с моими капризами. Если бы Кэролайн вышла замуж за такого человека, как Роберт, я бы сделала все возможное, чтобы уговорить ее уехать в университет, но она вышла замуж за вас, а это совсем другое.
Джейн положила руки на спинку кресла и сжала ладонями мягкую кожу.
— Кэролайн вышла за вас замуж, рассчитывая, что этот брак будет аннулирован. Но вы не знаете почему…
— Я прекрасно знаю почему, — перебил он. — Она любит свои розы больше всего на свете.
— Вы ошибаетесь.
— Конечно. Вы сами так решили, Джейн, или в этом призналась Кэролайн.
Его сарказм выводил ее из равновесия. Задумчиво глядя на собеседника, Джейн решила сменить тактику.
— Вы помните те числа, которые вы попросили ее перемножить на званом ужине, Уэймерт?
Он на мгновение растерялся, потом помотал головой.
— Я с трудом вспоминаю саму вечеринку.
— Кэролайн решала подобные задачки в уме, когда ей было четыре года.
Глаза Брента округлились, и это понравилось гостье.
Она усмехнулась:
— Вы думаете, что женились на умной, талантливой, острой на язычок женщине, но это далеко не полный список ее достоинств. Кэролайн обладает исключительными знаниями и может поспорить в этом с мужчинами. Ей не надо учить математику. Господь даровал ей светлую голову, когда она вошла в этот мир.
Она помолчала, давая ему время осмыслить сказанное, и принялась ходить по комнате.
— С самого рождения она была не такой, как все дети. Мои родители рано это поняли. Кэролайн развивалась не по возрасту и это выражалось во всем. Ходить она начала в семь месяцев, разговаривать — в десять, а в начале второго года уже умела составлять короткие предложения. — Она взмахнула рукой. — Мать с отцом не придали этому большого значения, но когда Кэролайн продемонстрировала удивительные математические способности, они поняли, что их средняя дочь — не просто способный ребенок. У нее Божий дар. В год она считала до двадцати, в полтора — до ста. В возрасте около двух лет она научилась определять количество окружавших ее предметов. К примеру, она могла сказать: «У Мэри Энн четырнадцать ягодок черники, а у меня всего двенадцать». Или: «На этом лугу девятнадцать коров, шесть из них — очень тучные». — Джейн усмехнулась. — Когда Кэролайн исполнилось два года, мама выложила перед ней кучку мелких камней. Только взглянув на гальку, Кэролайн заявила, что там шестьдесят семь камешков. Сосчитав их сама, моя мама чуть не лишилась чувств.
Джейн перестала ходить по комнате. Она смотрела на блестящий мраморный пол.
— К трем годам Кэролайн самостоятельно научилась читать. Причем не простые детские стишки, а серьезные книги. Вы не можете себе представить, Уэймерт, как поразились мои родители, увидев, что их малышка поглощена произведениями Шекспира. Возможно, она не понимала идеи, но прекрасно усваивала содержание.
Джейн подняла голову и обернулась к Бренту. Его выразительные глаза выдавали веселое удивление и восхищение.
— Никто в нашей семье не знал, как заниматься с этой на редкость способной девочкой. Мама первая обнаружила ее особый интерес к ботанике. В семь лет Кэролайн начала работать в саду, и это занятие быстро ее захватило. Она сажала и выращивала растения на неподходящей почве, и они приживались в наших условиях. Некоторые цветы зацветали в неурочное время года.
Джейн покачала головой, подошла к своему креслу и облокотилась о спинку, повернувшись лицом к огню.
— Кэролайн начала заниматься опытами. Однажды она решила скрестить белую розу с ярко красной. Растения зацвели в конце лета, и я никогда не забуду ее счастливое лицо в тот момент, когда она вошла в сад и увидела здоровые розовые бутоны. Она поняла, что нашла свое предназначение, и собиралась посвятить свою жизнь ботанике.
Джейн замолчала, обогнула кресло и села. Тихо вздохнув, она нахмурила лоб.
— На двенадцатом году жизни моя сестра узнала об ученом по имени Альберт Маркем. Он пытался вывести сиреневую розу из двух уникальных и крайне капризных кустов. Вы наверняка знаете, кто такой Альберт Маркем, так что не буду утомлять вас подробностями.
Она задумчиво опустила глаза.
— Кэролайн стала его неизвестной соперницей. С раннего возраста она пристрастно изучала его труды, от зари до зари работала в саду и теплице. Скрещивая розы, она меняла температурный режим и почвенные условия. Все свои наблюдения сестра записывала.
Она подняла глаза и снова взглянула на зятя.
— В детстве, а потом и в подростковом возрасте розы были центром ее жизни, лорд Уэймерт. Она получала удовольствие от общения с цветами. Увлеченная ботаникой, она сторонилась света, и все называли ее странной.
Это его удивило.
— Джейн, мне никогда не казалось, что Кэролайн прячется от общества. Она необычайно умна, элегантна и умеет держаться. Ее не назовешь робкой.
— Я имела в виду другое, — покачала головой Джейн. — Конечно, она знала, как подобает вести себя в обществе, но у нее никогда не было друзей. Дети считали ее чудачкой, которая в семь лет читала наизусть сонеты Шекспира и запросто могла сказать, что… к примеру, до Рождества осталось сто сорок три дня. Ее никто не понимал, поэтому она уединялась в саду и проводила время со своими растениями.
Брент внимательно смотрел на Джейн.
Потом, глубоко вздохнув, он опустил глаза и устало откинулся в кресле.
— Почему она никогда не рассказывала мне об этом, Джейн? — тихо спросил он.
Сестра Кэролайн пожала плечами.
— Скорее всего она просто не придавала этому никакого значения.
Он вскинул голову.
— Вот как?
— Вы не понимаете, — осторожно сказала она. — Когда Кэролайн встретила вас, она ничем не хотела с вами делиться. Тогда вы были ей безразличны. А потом она полюбила вас, и на первый план в ваших отношениях выступили совсем другие вещи. Все просто.
Он быстро встал и подошел к каминной решетке. Джейн ждала, когда ее собеседник выскажет свои мысли, но он молчал, и она решила продолжить:
— В шестнадцать лет Кэролайн начала посещать лекции Маркема в Оксфорде…
— В шестнадцать лет? — удивился Брент. Джейн улыбнулась:
— Да, в шестнадцать.
— И ваш отец разрешил?
— Мой отец был очарован Кэролайн с момента ее рождения. Когда она пожелала учиться, он не стал возражать, разрешив ей посещать Оксфордский университет в сопровождении компаньонки.
— И она ходила туда целых пять лет? — тихо спросил он, не оборачиваясь.
— Насколько я знаю, она никогда не пропускала занятий. С малых лет Кэролайн была поглощена работой и учебой. Но с годами ее запал прошел. Мне кажется, повзрослев, она поняла, что к ней никогда не будут относиться как к уважаемому талантливому ученому, потому что она женщина. — Ее голос задрожал от обиды. — Все эти годы она стояла за дверью аудитории Маркема. Ей ни разу не разрешили войти и поговорить с ним. Она не писала контрольных и не получила ни диплома, ни признания. Мужчины, учившиеся в университете, всячески потешались над Кэролайн. Один даже сказал, что после смерти она попадет в ад за свое богохульное стремление стать мужчиной. Это сильно ранило Кэролайн, ведь она искренне верит в Бога.
Граф обернулся.
Джейн сцепила руки на коленях и посмотрела ему в глаза.
— Но моя удивительная сестра упорствовала. Цветы были ее страстью. Она делала записи, читала опубликованные работы Маркема. и пыталась соревноваться с этим человеком. Наконец, года полтора назад, Кэролайн научилась выращивать сиреневые розы с темно лиловыми кончиками. До сих пор это не удавалось ни одному известному ботанику. В сущности, она и сэр Альберт создали крайне необычный и красивый сорт. Обрадованная, Кэролайн написала Маркему, изложив некоторые подробности своей работы, и попросила разрешения с ним встретиться.
— Я видел эту розу… — прошептал Брент, нахмурившись.
Джейн округлила глаза.
— Видели? Он кивнул.
— Кэролайн принесла ее с собой в тот день, когда мы познакомились. — Его губы сложились в улыбку. — Я даже раскритиковал ее — сказал, что она не умеет выращивать розы. Где это видано, чтобы у цветка было два лиловых оттенка?
Джейн смотрела на него, сдерживая смех. Она представила, что испытывала Кэролайн, слушая слова невежды.
— У вас много общего с сэром Альбертом. Вместо того чтобы признать невероятные способности Кэролайн, он прислал ей письмо, в котором снисходительно посоветовал юному дарованию сидеть дома, воспитывать детей и растить цветочки на радость мужу. — Джейн негодующе поцокала языком. — Представьте себе, как бы вы чувствовали себя на ее месте. Она годами изучала ботанику, считая ее смыслом своей жизни, и вдруг человек, которым она восхищалась больше всех на свете, щелкнул ее по носу только за то, что она родилась женщиной.
Брент медленно опустил голову. Джейн встала.
— Вы, как никто другой, должны понимать, какой удивительной стойкостью обладает Кэролайн. Она знала, что ее опыты имеют большую ценность. Когда Маркем не захотел иметь с ней ничего общего, она написала в Колумбийский университет, только на этот раз представилась мужчиной. Как и следовало ожидать, ее приняли с распростертыми объятиями, похвалили за работу и действительно умоляли приехать. — Джейн помолчала. — Но у нее на пути стояло препятствие.
— Честь семьи, — тихо сказал Брент.
— Вот именно.
Скрестив руки на груди, она подошла ближе и понизила голос:
— Вы должны понять одно, лорд Уэймерт. Она не хотела вас обидеть. Мой отец любит Кэролайн, но он английский барон с безупречной репутацией, которому приходилось заботиться о незамужней дочери. Его доброе имя оказалось бы запятнанным, если бы в обществе узнали, что его засидевшаяся дочь уплыла в Америку — одна, с намерением изучать мужскую науку в чужестранном университете. Кэролайн это знала. А что было бы с его репутацией, если бы американский университет отправил ее домой, увидев, что она женщина? В свете пошли бы сплетни. В конце концов, развод выглядит лучше. Ни вас, ни моего отца не стали бы винить в ее смелом поведении. Он нашел для нее респектабельного мужа в вашем лице, а у вас были личные причины для развода. Пострадала бы, наверное, только репутация Кэролайн, а это ее не волновало.
— Но она никогда не задумывалась о моих чувствах, — сердито сказал Брент. — Ей было все равно, как я отнесусь к ее желанию уехать.
Джейн тихо хмыкнула.
— Вы дали ей возможность без скандала освободиться от воли отца. Она не думала, что ее планы будут для вас оскорбительны. За пятнадцать лет ни один джентльмен не удостоил ее вниманием, а вы были для нее всего лишь очередным джентльменом. Она была уверена, что вы позволите ей делать то, что она захочет, и будете только рады, услышав о ее желании…
— И все таки я не понимаю. Если она хотела этого с самого начала, то почему никогда ничего не говорила? — спросил Брент. — Я бы по крайней мере был в курсе ее проблем.
Джейн покачала головой.
— По правде говоря, лорд Уэймерт, из того, что я о вас знаю, я могу сказать, что вы бы не согласились развестись со своей женой. Вы слишком серьезно относитесь к тем клятвам верности, которые вы давали во время венчания. Я думаю, Кэролайн тоже это поняла. — Она помолчала. — Но самое главное — она растерялась. Между вами возникли отношения. Ее влекло к вам с самого начала, она глубоко к вам привязалась, а вы, в свою очередь, тоже. Ни вы, ни она этого не ожидали. Кажется, вы даже не считали ее привлекательной. Помните, что сказали ей в первую встречу?
— На мой взгляд, она красавица, — прошептал он. Джейн улыбнулась:
— Она так же уникальна, как сиреневая роза. Вы любите ее такой, какая она есть. Вот почему я приехала к вам вместо того, чтобы помогать ей собирать вещи для поездки в Нью Йорк.
Она встала в двух шагах от него, повернувшись боком к пылающему камину.
— Я сказала, что приехала сюда по двум причинам, лорд Уэймерт. Во первых, я должна была объяснить поведение моей сестры, а во вторых, сказать вам следующее.
Она спокойно ждала, когда он поднимет голову.
— Я знаю сестру, она невероятно решительная женщина. Почти всю свою жизнь она мечтала стать известным ботаником. И никогда бы не легла к вам в постель, если бы сама этого не хотела. Но она стала вашей женой во всех смыслах этого слова, и значит, у нее появились другие мечты.
Он странно посмотрел на Джейн, явно шокированный ее словами. Светские дамы не говорят такое мужчинам, независимо от степени их родства. Впрочем, Джейн до смерти надоели условности. Взрослые женатые люди занимаются сексом, и все это знают. Почему бы не обсудить эту тему, не вдаваясь в интимные подробности?
— Вы не из тех мужчин, которые берут своих жен силой, — смело продолжила она без тени смущения. — Я думаю, что она стала вам настоящей женой в ночь после званого ужина, то есть почти три месяца назад. Кэролайн не говорила мне об этом, но я видела, как вы на нее смотрели. Ужин длился четыре часа, и все это время вы не сводили с нее восхищенных глаз. Конечно, это всего лишь предположение, но я могу рассказать кое что еще.
— Я весь внимание, — усмехнулся Брент.
— Вы нужны моей сестре. Она хочет жить с вами, но гордость не позволяет ей вернуться, ведь вы ее прогнали.
Его глаза сверкнули, и она продолжила: — В пятницу она отплывает в Америку. Ее решение твердо. Однако вы не знаете, что она приедет в Колумбийский университет с пустыми руками. У нее почти не осталось записей по скрещиванию роз и доказательств научных исследований, которые она проводила. — Джейн глубоко вздохнула. — В ноябре прошлого года она отослала все, что имела, в Оксфордский университет.
Джейн внимательно смотрела на Брента. Он на мгновение растерялся, потом до него дошел смысл сказанного. Он тупо уставился в пол.
— То, что случилось между вами в ночь после званого ужина, навсегда изменило Кэролайн, — тихо поведала она. — На следующий день она собрала все свои тетради, которые вела годами, и отослала их Альберту Маркему. Она оставила лишь самые короткие записи, которые позволили бы ей выращивать розы в Мирамонте для собственного удовольствия. Она восхищалась сэром Альбертом, этот человек был ее наставником. Кроме того, он англичанин. Кэролайн хотела поддержать науку страны.
На лице Брента попеременно отразились потрясение, гордость и печаль. Кажется, Джейн удалось выполнить добровольно взятую на себя миссию.
— Она сделала это ради вас, лорд Уэймерт, — добавила она проникновенным голосом. — Кстати, вы знаете, как она назвала свою розу?
Он удивленно вскинул голову.
— Кэролайн великодушно отправила сэру Альберту тетради с записями, приложив к ним письмо. В нем она просила лишь об одном: чтобы ее розу назвали «Розалин».
Он молчал, развернувшись к камину, пытаясь сдержать лавину рвущихся наружу чувств.
Джейн прислушивалась к его быстрому хриплому дыханию, вторившему стуку сердца.
— Я знаю все про вашу мать, Уэймерт, — осторожно сказала она.
Брент обернулся.
— Кэролайн тоже знает?
Она повела плечами.
— Нет, и я не собираюсь рассказывать. Думаю, это ни к чему. Впрочем, вы уже знаете, к каким непредсказуемым последствиям может привести попытка сохранить что то в тайне от супруга или супруги.
Она ждала ответа, но он молчал, глядя в камин, словно зачарованный мерцающими желто голубыми языками пламени и тем приятным теплом, которое от них исходило.
Джейн подошла к креслу и взяла свои перчатки. Она сделала все, что могла. Теперь очередь Брента. Судьба Кэролайн всецело в его руках.
— У вас есть три дня, — мягко предупредила она. — Если вы хотите, чтобы она вернулась, действуйте.
Вновь не дождавшись никакого ответа, она опустила голову и направилась к двери.
— Спасибо, что уделили мне время.
Она услышала, как он что то пробормотал, и обернулась. Брент стоял, расправив плечи и сцепив руки за спиной. Взгляд его по прежнему был устремлен в огонь.
— Я благодарен вам, Джейн.
Услышав эти слова, она облегченно вздохнула.
— Что я могу сделать?
— Завтра я буду занят, — задумчиво ответил он, — но пусть она придет в теплицу… в четверг.
Джейн закусила губу, чтобы сдержать смех.
— В котором часу?
— В три.
— Хорошо… Что ей сказать?
— Ничего, — буркнул Брент. — Пусть приходит. Джейн радостно улыбнулась.
— Я велю Кэролайн прийти в теплицу в три часа. Он шумно выдохнул, потом поднял руки и запустил пальцы в волосы.
— Женившись на вашей сестре, я усвоил, что не стоит недооценивать ум дочерей барона Сизефорда. Это во первых.
— А что во вторых? — спросила она, озорно сверкая глазами.
Он фыркнул и покачал головой. Уголки его губ приподнялись в улыбке.
— А во вторых, что женщины — будущие властители мира.
Она засмеялась и кивнула.
— До свидания, лорд Уэймерт.
— До свидания, мэм.

Глава 23

Кэролайн не умела ругаться и никогда не употребляла бранные выражения, но в последнее время ей очень хотелось назвать своего мужа каким нибудь выразительным словцом.
День был холодным и облачным, как и все другие дни в феврале. За последний час небо сильно потемнело, ветер утих.
Затишье перед бурей.
Кэролайн не хотела подходить к дому, но, чтобы добраться до теплицы, ей надо пройти мимо его южной стороны. Как жаль, что она не может сделаться невидимой хотя бы на час! Слуга помог ей выйти из кареты, и Кэролайн углубилась в лес. Ей предстояло пройти пешком добрую милю.
Наверное, кто то из ее сестер сказал Бренту, что Кэролайн еще не уехала из Англии, но это не имело значения. Важно то, что сказала Джейн. Сегодняшний день, по словам Джейн, Брент проведет в Лондоне. Он просил, чтобы в его отсутствие она забрала тетрадь со старыми записями, которую этот болван нашел в теплице и даже не потрудился ей отослать. Похоже, время не смягчило его сердце.
Она шагала по лесной тропинке, еле сдерживая слезы.
Ей больше нельзя ни о чем переживать. Надо быть спокойной и сильной, ведь у нее под сердцем зреет ребенок Брента, а завтра она отправится на другой конец света.
Слава Богу, беременность не делала ее ни раздражительной, ни слабой. Может быть, это новое состояние придавало ей силы.
Кэролайн уже любила своего ребенка, и это было удивительно. Раньше она не хотела детей, но сейчас при мысли о нелепых требованиях Брента в ее душе поднимался протест. Когда ее сын родится, лишь один Господь Бог сумеет отнять его. Но не Брент. Хотя Кэролайн понимала, что на самом деле этот человек не так жесток, как, быть может, ей хотелось бы думать.
Если ее живот и дальше будет расти так же быстро, то через полгода она превратится в кита. Кэролайн была миниатюрной женщиной, и уже сейчас было видно, что она в положении. Однако даже если она забеременела в первую брачную ночь, у нее не могло быть больше тринадцати недель. Может, родится двойня или тройня?
И тут она увидела между деревьями теплицу. Кэролайн подошла к двери и отворила ее. Еще не было трех часов, но сгущавшиеся сумерки создавали внутри полумрак. Она постояла несколько секунд на пороге, глубоко вдыхая ароматы зелени и цветов. Здесь ничто не напоминало о французе убийце, и она знала, что со временем тот ужасный день сотрется из ее памяти. В душе Кэролайн не осталось страха. Эта теплица когда то была ее убежищем, райским уголком.
И тут… нет, этого не могло быть! В дальнем углу кто то поливал растения, и этот кто то был ее мужем! Сейчас он стоял спиной к ней. Его силуэт неясно проступал во мраке.
Она сдержала крик. Сердце бешено колотилось в груди.
— Я… я думала, ты уехал, — произнесла она дрожащим голосом, надеясь, что он не заметит ее страха.
Он резко обернулся.
— Уехал? Наоборот, леди Кэролайн, я только что приехал. И я в восторге от вашей работы. Вы подобрали подходящую плотность почвы для жимолости и барвинка. — Он нахмурил лоб и тронул листок растения. — Я вижу, вы пытаетесь скрещивать побеги? Трудная работа.
Кэролайн онемела. Она стояла будто парализованная, еле находя в себе силы дышать.
— Я просмотрел ваши записи о разновидностях гортензии, — добавил он, не смущаясь молчанием Кэролайн. Взглянув на ее изумленное лицо, ласково улыбнулся. В уголках его глаз проступили морщинки лучики. — Когда вы вошли, я искал лампу, чтобы получше рассмотреть вашу работу. Здесь темно. И все же я поражен. Вы умеете выращивать не только розы, но и вьющиеся растения. У вас настоящий талант.
Ей пришлось ухватиться рукой за письменный стол, чтобы не упасть. Она не видела его почти пять лет и никогда не стояла так близко к этому известнейшему человеку. Зато теперь, в сером сумраке непогожего дня, в ее теплице, она находилась в каких то десяти ярдах от самого сэра Альберта Маркема!
Он зажег маленькую лампу, стоявшую на заднем столе.
— Так гораздо лучше.
Маркем опять обернулся, и она поняла, что он похож на ее мужа только со спины — оба были высокими и широкоплечими. Правда, они различались цветом волос: шевелюра Маркема была чуть темнее, чем у Брента. Зато лицо…
Ее точно ударило молнией. Лицо Альберта Маркема было зеркальным отражением лица ее падчерицы. Кэролайн задрожала. Он так похож на Розалин! — Леди Кэролайн? Ну вылитая Розалин!
Внезапно она почувствовала, что сейчас упадет в обморок. Маркем поспешил к ней.
— Что с вами, милая леди? — с тревогой спросил он, обняв Кэролайн за талию и подводя ее к скамье.
— Я… я в положении, — пробормотала она, хватая ртом воздух, и медленно опустилась на твердую деревяшку.
— О Боже! Это радостная новость. Брент ничего не сказал мне о вашей беременности. — Он подсел к ней. — Расслабьтесь, отдышитесь.
Легко сказать, расслабьтесь! Сэр Альберт сидел рядом, по отечески держал ее за руку и разговаривал с ней! Все эти годы она мечтала побеседовать со знаменитым ботаником. Но первые же слова, которые слетели с ее губ, напомнили ему о том, что она женщина.
— Простите, сэр, — прошептала она, пытаясь обрести утраченное спокойствие.
— Не надо извиняться, милая, — добродушно сказал он, похлопав ее по руке. — Мой племянник предупредил, что вы будете удивлены, но я не знал, что вы ждете ребенка.
— Он не… — Она спохватилась. Ее взгляд опять метнулся к его лицу.
«Мой племянник»?
И тут Кэролайн окончательно все поняла. Его глаза — каре зеленые, такие ясные и пронзительные… Это же глаза Брента!
— Леди Мод была вашей сестрой? — шепотом спросила она.
Он кивнул и откинулся назад, внимательно глядя на свою собеседницу.
— Брент не рассказывал вам обо мне и о леди Мод? Кэролайн сжала губы.
— У моего мужа, сэр, больше секретов, чем у военного министерства Британии. — Она негодующе фыркнула и опустила глаза в пол. — Я его убью!
Сэр Альберт от души расхохотался и ласково сжал ее руку.
— Не надо на него сердиться, леди Кэролайн. У Брента была тяжелая жизнь.
Эти слова смутили Кэролайн. Но с каждой минутой она становилась все спокойнее, и в голове у нее прояснялось. Не успела она открыть рот, как Маркем начал отвечать на ее невысказанные вопросы.
— Это была моя теплица, — тихо сказал он, оглядываясь по сторонам.
Неужели? Значит, она, сама того не ведая, работала в теплице Альберта Маркема? Нет, она не просто прикончит Брента. Она заставит его умереть мучительной смертью!
— Я не был здесь около тридцати лет, — продолжил он, отпустив ее руку и небрежно откинувшись назад, — с тех пор, как поссорился с Мод.
— Простите, сэр. — Она повернулась к нему. — Я не понимаю, как вы здесь оказались, почему меня прислали сюда именно сегодня и почему мой муж не сказал мне, что вы его дядя. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — Честно говоря, я совершенно ошеломлена.
— Вы ошеломлены? — воскликнул он, улыбаясь. — А каково было мое удивление, когда Брент вошел вчера в мой оксфордский кабинет! Мы не общались с ним десятилетиями. Он сказал, что его жена — та самая женщина, которая прислала мне записи своих многолетних наблюдений за розой, которую я пытался вырастить.
— Но я послала вам письмо и результаты моих исследований больше года назад, и вы не заинтересовались этими записями, — быстро возразила она.
Маркем шумно вздохнул и раздраженно взмахнул рукой.
— Брент сказал мне. Простите, леди Кэролайн, но с университетской корреспонденцией работает мой секретарь. К сожалению, я сам не прочел ваше первое письмо и не смог проверить ваши открытия.
— Понятно… — удрученно пробормотала она. Его голос и лицо смягчились.
— И все же я знаю о вашей работе, леди Кэролайн, и, по правде говоря, нахожу ее исключительной. Вы совершили несколько важных открытий. Вы обладаете непревзойденным талантом и обширными знаниями. Я вижу это по вашему саду, который даже зимой радует глаз. Ваша техника выращивания и скрещивания растений поражает своей нестандартностью. Я преподаю вот уже больше двадцати лет и ни разу не встречал более способного студента, чем вы. Я говорю это вовсе не потому, что вы жена моего племянника. Вы невероятно одаренный ботаник, поверьте!
Кэролайн счастливо улыбнулась. Комкая в руках складки своей мантильи, она пыталась сохранить спокойствие. Сэр Альберт сидел рядом с ней и говорил, что она талантлива! Эта случайная встреча оказалась более волнующей, чем любое научное открытие. «Прошу тебя, Господи, не дай мне заплакать!» — мысленно молила она.
— Мой муж сказал вам, что я несколько лет изучала ваши работы?
Он опять улыбнулся и нагнулся к Кэролайн.
— Ваш муж так гордится вами, что готов приукрашивать ваши успехи, — усмехнулся сэр Альберт. — Впрочем, потом я понял, что его жена — та самая женщина, которая прислала мне свои записи, касающиеся сиреневой розы. Та самая женщина, которая, среди немногих, стояла под дверью моей классной комнаты и слушала мои лекции. Будь моя воля, мэм, я бы с радостью пригласил вас и остальных заинтересованных дам в наш класс, но, увы, в нашем обществе это запрещено, и я должен подчиняться университетским правилам. Она поморгала.
— Вы бы пригласили меня в класс? Маркем усмехнулся.
— Моя сестра заставила меня по другому взглянуть на жизнь и на женщин. Впрочем, я должен начать с самого начала. Если Брент ничего вам не рассказывал, то вы наверняка озадачены.
— Озадачена — это еще мягко сказано, — призналась она.
Он опять засмеялся, нагнулся вперед, опершись локтями о колени, и уставился в дальний угол. Этот человек был копией ее мужа — то же лицо, те же манеры, тот же голос. Странно, как она не заметила этого раньше. Впрочем, она никогда не подходила к нему так близко и вообще не виделась с ним много лет. Надо же было такому случиться, что он оказался дядей ее мужа! Удивительное совпадение!
— Моя сестра была младше меня всего на одиннадцать месяцев, — тихо начал он, — но в детстве она вела себя агрессивно, много озорничала. Ей все время казалось, что я ее обманываю. Родители обращались с нами по разному — наверное, потому, что она была девочкой, а я мальчиком. Сколько себя помню, Мод всегда обижалась на них, чувствуя себя заброшенной. Ей не хватало их любви, уважения и свободы.
С каждым годом она становилась все более требовательной.
Он медленно встал и подошел к овальному столу.
— Я рано начал интересоваться растениями. Я был очарован цветами, и не только их внешним видом. Меня очень интересовало, как они растут. Лет в пятнадцать я понял, что ботаника — мое призвание.
Он обернулся к Кэролайн, боком присев на увитую растениями деревяшку.
— Началом всему этому, — продолжил Маркем, обводя руками теплицу, — послужило неуемное стремление Мод иметь то же, что и я. Она тоже захотела стать ботаником и решила, что из нее получится лучший ученый, если ей позволят проявить себя. Но Мод никогда не стала бы специалистом ни в какой области, потому что была неорганизованна, эгоистична и недисциплинированна. Она была умна, но искала в науке готовые ответы вместо того, чтобы добиваться собственных результатов. У нее не было оригинальных идей, она терпеть не могла, когда ей, не дай Бог, говорили, что она в чем то ошибается. Ей не хватало терпения, чтобы учиться новому. А мы с вами знаем, что для ботаника терпение — не просто добродетель, а необходимое для успеха качество.
Пошел дождь. Его крупные капли забарабанили по стеклу теплицы.
Кэролайн осторожно покачала головой.
— Я не понимаю, как можно не работать, если хочешь чего то достичь. Даже если бы у меня не было таланта, я бы все равно каждый день проводила в теплице, потому что люблю растения.
Маркем кивнул, подошел ближе и опять сел на скамью.
— Вот именно. У вас Божий дар, леди Кэролайн. Единственная разница между мною и вами заключается в том, что мне нужно упорнее работать, чтобы чего то достичь там, где вы добиваетесь результатов почти без усилий.
Кэролайн попыталась что то возразить, но он жестом остановил ее.
— Зато у моей сестры не было ни таланта, ни желания работать. Она задумала соревноваться со мной, но проиграла, потому что не любила ботанику, но хотела стать ученым, потому что я хотел того же.
Кэролайн знала, что между братьями и сестрами нередко возникают серьезные разногласия и даже ссоры, И у нее они были, особенно с Мэри Энн. У ее сестры был общительный характер, к тому же она была красавицей. Со временем Кэролайн перестала завидовать, найдя в себе силы быть самой собой. Видимо, леди Мод так и не смогла найти себя, и все из за эгоизма. Зависть
стала ее врагом.
— Все ее проблемы сводились к одному, — с жаром заявил Маркем, вырвав Кэролайн из пучины раздумий и вновь взяв ее за руку. — Моя сестра Мод страдала оттого, что у нее не было настоящего призвания. Она умела растить цветы, но это было пределом ее способностей. Мод хотела, чтобы все в жизни доставалось легко.
— Но природный дар нельзя измерить, сэр Альберт, — тихо заметила Кэролайн. — У многих известных ботаников иногда случаются неудачи…
— Совершенно верно, милая леди, — перебил он. — Я один из этих известных ботаников, меня знает весь мир. Но Мод злилась оттого, что ботаника не дается ее пониманию, я учиться, как я, она не хотела. Все свое зло она срывала на мне… и не только.
— И на своих детях, — удрученно добавила Кэролайн.
— Именно так, — согласился сэр Альберт. — Всегда легче обрушиться на тех, кто мал и беззащитен.
Кэролайн не знала, что на это сказать. Маркем вздохнул и отпустил ее руку.
— Как бы то ни было, тридцать пять лет назад я уехал из Мирамонта, который принадлежал мне по праву, потому что не мог больше выносить ее злобу. Мод умела манипулировать людьми. Если у нее и был какой то талант, то он выражался в способности заставить человека чувствовать себя виноватым. Вот и мои родители испытывали чувство вины, потому то они и построили для нее эту теплицу. Только пользовался ею я.
Он фыркнул, напомнив Кэролайн ее мужа. Она с трудом сдержала смех.
— В конце концов, — продолжал он, — я понял, что не хочу заводить семью, и решил преподавать ботанику. Поэтому мне не нужна была эта теплица. Я без сожаления отдал все моей сестре и ее мужу, бывшему графу Уэймерту. Тридцать шесть лет назад, когда они поженились, у него почти не было имущества, и он догадывался, что в один прекрасный день Мирамонт станет его собственностью. К тому времени моя жизнь вошла в совершенно иное русло. Возможно, именно поэтому он и женился на Мод. К тому же она была красива и вращалась в высшем свете.
— И тогда вы начали преподавать в Оксфорде, — пробормотала Кэролайн.
— Сначала я учился, — поправил ее Маркем, — какое то время на континенте — в Париже, Германии, Италии и даже Северной Африке, где я прожил три года, прежде чем вернуться в Англию. Я учился и усердно работал, леди Кэролайн. В 1799 году за мои достижения я был произведен в рыцари королем Георгом. Мировое сообщество ученых ботаников и его величество были поражены моим подробным анализом техники скрещивания роз и результатами моей пятнадцатилетней работы над…
— Вьющимися растениями, — закончила она шепотом, глядя в пол и медленно вставая со скамьи. — Я прочла почти все ваши публикации, сэр, и очень внимательно изучала ваши исследования. Мне нравится выращивать розы. Они такие изящные, у них так много самых разных оттенков! Но, как и вы, я люблю выращивать вьющиеся растения.
— Это довольно трудное дело.
— Конечно, — согласилась Кэролайн и, подойдя к столу, взглянула на буйно разросшуюся гортензию. — Но я все же не понимаю, зачем вы сюда пришли, сэр Альберт. — Она обхватила руками свой живот, скрытый под складками мантильи. — И какое это имеет отношение к моему мужу?
Он долго и внимательно смотрел на нее, потом потер подбородок ладонью.
— Пусть он сам объяснит вам подробности. Кстати он здесь, в доме.
Сердце Кэролайн подпрыгнуло.
— Брент здесь? В Мирамонте? Маркем лукаво усмехнулся:
— Я сказал ему, что пришлю вас в Мирамонт. Он сходит с ума от нетерпения. Но не будьте с ним слишком суровы. Брент прошел сквозь огонь, воду и медные трубы. Он приехал ко мне вчера и пригласил меня в мою теплицу. Он и его сестра — единственные мои родственники, причем Шарлотта пишет мне не больше двух раз в год.
Кэролайн смотрела на Маркема, мысли ее разбегались. Значит, Брент хочет с ней увидеться? Он приехал к сэру Альберту и попросил его прийти в теплицу, чтобы растопить лед в ее душе. И надо признать, это ему удалось.
— Но почему он не общался с вами все эти годы? Впрочем, мой муж любит выбрасывать людей из своей жизни. Это подпитывает его самолюбие.
Маркем глубоко вздохнул и опять стал серьезным.
— Он избегал меня, потому что чувствовал, что это из за меня его мать стала испытывать к нему отвращение. Он не выбросил меня из своей жизни. Просто все эти годы у него не было повода со мной связаться…
— Но вы его дядя! — раздраженно перебила она. Он кивнул:
— Да, но в моем присутствии ему делалось неуютно. Я напоминал ему о том, почему его мама ненавидела мужчин, в том числе и его. Понимаете, Мод хотела стать ученым ботаником. Я не взял бы ее в студентки, потому что у нее не было таланта, самодисциплины и желания упорно работать. Она безумно завидовала моему успеху. Брент это видел и, возможно, понимал, что любовь Мод к ботанике стала одной из причин ее нелюбви к нему и сестре.
Кэролайн задумалась над его словами. Брент никогда не рассказывал ей о своей матери. Он держал в тайне то, что Альберт Маркем — его дядя. Почему? Все очень просто: он боялся, что наука значит для его жены больше, чем он. Так же, как было с его матерью.
— Я наконец поняла, — прошептала она дрожащим от волнения голосом. — Он не говорил мне, что вы его дядя…
— Он не хотел терять вас, леди Кэролайн. Не хотел отдавать вас науке. Узнав о вашем намерении учиться в Америке, он испугался еще больше и попросил вас уехать, по своему защищаясь от боли и разочарования.
— Если бы он разрешил мне объясниться, этого бы не произошло, — с досадой сказала она. — И потом, сэр Альберт, он не просто попросил меня уехать, он, в общем, выгнал меня из своего дома.
Маркем усмехнулся и медленно встал со скамьи.
— Это вы подробно обсудите со своим мужем. Он очень хочет вас видеть. Между тем, если мы собираемся работать вместе, я попросил бы вас называть меня просто дядей Альбертом.
Она поморгала, думая, что ослышалась.
— Простите, что?
Его взгляд выразил удивление.
— Вы предпочитаете работать отдельно, леди Кэролайн? Или вам неловко переходить на неофициальное обращение?
Она судорожно сглотнула.
— Вы хотите со мной работать?
— Естественно. Вы трудолюбивы, организованны, талантливы. Я буду глупцом, если упущу такую возможность. Кроме того, леди Кэролайн, я не вправе приписывать одному себе всю заслугу в создании сиреневой розы.
Он опустил глаза и подошел к своей собеседнице.
— Я хочу, чтобы вы начали с этой розы. Кстати, мне очень нравится то имя, которым вы ее назвали в честь моей внучатой племянницы. Просто чудесно! Еще я хочу, чтобы вы начали серию опытов с ядовитыми ягодными растениями — в первую очередь это английский плющ, остролист и сладко горький паслен, а также скрестили два североафриканских ползучих побега. Я буду навешать вас примерно раз в месяц, сопоставлять ваши результаты с моими. А когда вы родите ребенка, мы составим расписание. У меня есть собственная теплица. До нее отсюда не больше трех часов езды.
Маркем помолчал.
— К сожалению, я не смогу платить вам за ваш труд или присвоить вам ученую степень. Но вам предоставляется отличная возможность работать с самыми известными ботаниками Англии. Обещаю, что вы получите справедливое признание среди своих коллег.
Он улыбнулся, глядя на ее потрясенное лицо.
— Пожалуйста, соглашайтесь, леди Кэролайн. Мне нужна помощь сведущего человека.
Не будь она так ошеломлена поворотом событий, она бы просто разрыдалась от счастья. Самая главная мечта ее жизни сбылась прямо сейчас! Прославленный ботаник обращался с ней как с равной! Она до последнего вздоха будет помнить эту удивительную минуту.
Улыбнувшись, Кэролайн протянула руку.
— Я с радостью буду у вас работать, сэр. Пожалуйста, зовите меня Кэролайн.
— Дядя Альберт, — поправил ее Маркем, улыбнувшись в ответ и пожимая ей руку. — А теперь идите к мужу и поговорите с ним по душам. Надеюсь, вы устроите ему хороший нагоняй. — Он нагнулся к ней с озорной усмешкой. — Только, пожалуйста, не надо его убивать.
Она засмеялась:
— Постараюсь сдержаться. Он оглядел теплицу.
— А я пока осмотрю растения и сделаю кое какие записи, а потом оставлю на вашем столе список дел, которыми вам стоит заняться. Я вернусь через две недели, и мы подробно все обсудим. Согласны?
Ей хотелось кричать от радости.
— Спасибо, дядя Альберт.
Он опять улыбнулся и кивнул на дверь.
— Дождь кончается.
Она неуверенно подошла к дверям теплицы, в последний раз оглянулась, подняла капюшон своей мантильи и вышла наружу.

Глава 24

Моросил дождь, и Кэролайн шла с опущенной головой. Неожиданно шагах в двадцати от теплицы на тропинке она увидела первую розу.
Ярко розовый цветок лежал на коричневой земле. Она нагнулась и подняла розу, стряхнув капли воды с красивых, здоровых лепестков. Не успела она понять, что происходит, как ей на пути попалась другая роза — точно такая же, как и первая… потом третья и четвертая.
Сердце Кэролайн забилось быстрее. Чем ближе она подходила к дому, тем больше очаровательных, с длинными стеблями, розовых роз оказывалось в ее руке.
Она знала, что это сделал Брент. Наконец показалась задняя дверь дома. Кэролайн едва дышала. В ее душе проснулось желание увидеть мужа. Ею овладели растерянность и одновременно надежда. Они провели в разлуке несколько долгих недель. Сейчас она держала в руках двадцать три восхитительные розы со срезанными шипами, и они говорили красноречивее всяких слов. Именно на это Брент и рассчитывал.
Кэролайн шагнула в кухню. Здесь было холодно, чисто и пусто, но на темном отполированном полу виднелась узкая дорожка из лепестков таких же роз.
Она медленно пошла по ней, согретая уютом своего дома и сладким ароматом цветов. Ноги привели ее к спальне — туда, где обрывалась дорожка из лепестков.
Кэролайн распахнула дверь.
За время ее отсутствия в комнате ничего не изменилось: безупречно убранная постель, полированная мебель. Правда, на полу появился белый плюшевый ковер.
Прямая дорожка из лепестков тянулась к соседней двери. Кэролайн постояла на месте, потом окинула быстрым взглядом свой живот, спрятанный под складками широкой мантильи, и, наконец, решившись, быстро пошла вперед. Сжимая розы в левой руке, она протянула дрожащую правую и уверенным жестом открыла дверь.
Сначала она увидела мужа, сидящего на подоконнике. Но главное зрелище являла собой его спальня.
Он наполнил комнату розами — желтыми, белыми, фиолетовыми, вишневыми и красными. Они стояли в двадцати пяти вазах на каминной полке, двух подоконниках, комоде из красного дерева, столиках рядом с диваном и по обеим сторонам от кровати. Брент откинул одеяло и усыпал простыню розовыми лепестками.
Это было невероятно романтично!
Краем глаза она увидела, как он встал, и нашла в себе мужество заглянуть ему в лицо.
Брент смотрел на нее, но она не могла понять, о чем он думает. От него исходило несвойственное ему волнение. Кэролайн обвела глазами его стройную крепкую фигуру. В темно синих брюках и белой шелковой рубашке, обтягивающей сильный торс, он выглядел изумительным красавцем.
В руке он держал двадцать четвертую розовую розу. Ровно две дюжины!
Она стояла перед ним, и глаза ее источали огонь.
— Я хотела тебя убить…
— Я люблю тебя, Кэролайн.
Кэролайн застыла на месте. Она не надеялась услышать это признание.
— Я понял, что люблю тебя, только после того, как ты уехала, — тихо сказал он. — Трудно сказать, когда именно я в тебя влюбился. Может быть, в тот вечер, когда мы впервые поужинали вдвоем на кухне. А может быть, я полюбил тебя в ту ночь, когда ты пришла ко мне в спальню и стала моей женой. Я был растерян и боялся собственных чувств, поэтому не признавался в них ни тебе, ни себе. Я давно люблю тебя, Кэролайн. Мне очень жаль, что я сказал тебе об этом только сейчас.
Его голос сорвался, и в комнате стало тихо, только мелкий дождь барабанил в окна.
Кэролайн стояла, не в силах пошевелиться, и гнала прочь подступавшие слезы.
Он нерешительно шагнул к ней и остановился. Молчание становилось невыносимым.
Она отвернулась и скинула капюшон мантильи. На ночном столике, справа от кровати, стояла пустая ваза. Не обращая внимания на Брента, Кэролайн подошла к вазе и поставила в нее розы, неторопливо опуская цветок за цветком. Покончив с этим, она обернулась и, по прежнему избегая его взгляда, сняла ленточку со своих мокрых волос.
Он вдруг шумно выдохнул и начал похлопывать розой по ноге.
— Почему ты молчишь? Тебе нечего сказать?
Кэролайн чуть не засмеялась, взглянув в его растерянные зеленовато карие глаза. Он пытался казаться сердитым, но его голос дрожал от смущения и тревоги.
Она небрежно пригладила волосы и опустила руки.
— Нет. Я должна тебя предупредить. Он ждал.
— Я слушаю.
— Я похороню тебя заживо, если ты сорвал эти розы в моем саду.
Он поморгал.
— Это все?
— Пока да, — сказала она.
— И что же это значит?
Она осталась спокойной и уверенной.
— Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, Брент. Сказать тебе, как я была безумно одинока в последние десять недель? Как я страдала, когда ты выгнал меня из дома? Как я мечтала о твоих объятиях и поцелуях с той самой ночи, когда ты спас мою жизнь, расправившись с чудовищем французом? Сказать тебе, как сильно я скучала по тебе и дочке? Как горько мне было справлять Рождество с моими родными? Как я удивилась и разозлилась, узнав, что Альберт Маркем — твой дядя? Почему ты скрывал это от меня, мой дорогой?
Брент напряженно смотрел на нее, с каждой секундой становясь все более растерянным. Она вела себя совсем не так, как он ожидал. Впрочем, чего он хотел? Чтобы она бросилась в его объятия и попросилась обратно? Какая глупость! Кэролайн другая. Во всяком случае, для начала она разрежет его на части своим языком. Да и любит ли она его вообще?
Но прошлое не имело значения. Она здесь, в его спальне, всего в нескольких шагах от него самого! Брент понимал, что сейчас не время для ссоры и что ему пора до конца открыться перед своей женой.
На его шее выступил пот, сердце бешено колотилось под ребрами. Никогда в жизни он не чувствовал себя таким испуганным.
— Я хочу услышать, что ты меня тоже любишь, Кэролайн, — прошептал он.
Она долго смотрела ему в глаза, потом тихо вздохнула, опустила ресницы и начала расстегивать свою мантилью.
— Ты мужчина, а мужчины не склонны доверять своим чувствам. Мне придется простить тебя, ведь ты не можешь себя переделать.
Она быстро взглянула на него и начала медленно ходить по комнате, уставясь в пол.
— В отличие от тебя, Брент, я точно знаю, когда я тебя полюбила. Это случилось в день нашей свадьбы. Ты совсем меня не знал и все таки беспокоился из за меня, когда я вошла в твой пустой дом. Ты прекрасно обустроил комнату для своей незнакомой жены, которая досталась тебе благодаря коварству ее отца. Сначала я не хотела ложиться с тобой, и ты не стал унижать меня, хотя другой на твоем месте мог бы силой взять то, что принадлежало ему по закону.
Он не ожидал такого ответа, но в этом была вся Кэролайн: она умела замечать все хорошее в жизни и в нем самом.
Она остановилась у окна, в шести шагах от Брента.
— Моя любовь расцвела пышным цветом несколько дней спустя, когда ты попросил меня заведовать твоими финансами, продолжала она ровным тоном. — Ты был знаком со мной меньше недели и все же доверил мне свою бухгалтерию. Мой отец знал меня целых двадцать пять лет, но никогда не позволял мне даже приближаться к его гроссбуху. И тогда я поняла, что возврата назад нет, ибо Господь ниспослал мне удивительного, потрясающего мужчину.
Ее голос начал дрожать, но она упорно смотрела ему в глаза.
— Я полюбила тебя еще больше, когда познакомилась с твоей незаконнорожденной дочерью и поняла, что ты не зависишь от света. Для любого другого джентльмена внебрачный ребенок был бы позором, но ты принят Розалин, несмотря ни на что. Я полюбила тебя еще больше в тот день, когда твоя милая дочка научилась разговаривать знаками. Именно тогда я поняла, что ты влюблен в меня — некрасивую старую деву, которая умеет лишь выращивать цветы и быстро перемножать в уме числа.
Она глубоко вздохнула и обхватила себя руками.
— Как и ты, Брент, я поняла, что люблю тебя, в ту ночь, когда мы впервые стали близки. Ты был нежным и терпеливым, щедрым и страстным. Ты заставил меня почувствовать себя прекрасной богиней. Клянусь тебе, Брент, я никогда раньше не испытывала подобного.
— Кэролайн… — Он шагнул к ней и в замешательстве остановился.
Она покачала головой.
— Вы уже высказались, лорд Уэймерт, теперь моя очередь. Даже не вздумайте приближаться ко мне до тех пор, пока я не закончу и не дам вам своего разрешения.
Ее дрожащий и вместе с тем ласковый голос растопил: его сердце. Брент соскучился по ее язвительным речам почти так же сильно, как и по ее нежности.
— Простите, мэм, — весело сказал он, — но я не могу дождаться, когда мы займемся любовью.
Она нервно покрутила в руке пуговицы своей мантильи.
— Ты слишком самонадеян, если думаешь, что я разрешу тебе заняться со мной любовью.
— А куда ты денешься?
Кэролайн не нашлась, что на это сказать.
— Пожалуйста, продолжай, — попросил он. — Я внимательно слушаю.
— Ты все такой же наглец!
— Но ты скучала по моей наглости.
— Вовсе нет, — возразила она. Он усмехнулся:
— Ты скучала по моей наглости так же, как и я — по твоей прелести, малышка.
— Это нелепо.
— Я люблю тебя, Кэролайн, — тихо повторил Брент. — Продолжай, а не то я сорву с тебя одежду и покажу, как сильна моя любовь.
Она сверкнула глазами.
— В тот день, когда мы поженились, где то в глубине души я поняла, что никогда тебя не брошу, — призналась она. — Но я скрывала и сдерживала свои чувства, потому что мне нужно было что то еще. Но, как я ни старалась, так и не могла избавиться от желания быть с тобой.
Он молчал. Кэролайн отвела глаза и начала медленно снимать мантилью.
— Я восхищалась тобой с момента нашей первой встречи. Я люблю тебя уже двести четыре дня, мой милый, и думаю, что буду любить всегда. Ты это хотел услышать?
Его горло сжалось, и он не смог вымолвить ни слова в ответ. Впрочем, он не знал, какими словами выразить переполнявшие его чувства. Наконец он опустил глаза и увидел ее округлившийся живот.
— Ты беременна, Кэролайн… — с благоговением сказал он, разом лишившись самоуверенности.
Воинственно вскинув подбородок, она дотронулась до своего живота.
— Я ношу под сердцем вашего сына, милорд. Я знаю, что родится мальчик. Он очень большой, и меня все время мутит.
Бренту хотелось смеяться и плакать одновременно, но в этот момент, как по заказу, солнце прорвалось сквозь облака и осветило его жену.
Она стояла в окружении роз, все такая же прекрасная — с роскошными темными волосами, ниспадавшими на плечи, и гладкой кожей цвета слоновой кости, которая разительно контрастировала с фиолетовым шелковым платьем. Ее великолепные глаза светились от счастья. У Брента перехватило дыхание.
В эту минуту он понял, зачем судьба послала ему столько испытаний: несчастливое детство, войну и три ужасных дня, проведенных в окопе вместе с убитыми. Пережив это, он научился ценить маленькие и большие радости, которые наполняли новым смыслом его существование.
— Я верю в Бога, Кэролайн, — тихо сказал он, любуясь своей красавицей женой.
Она растерянно посмотрела на мужа. Улыбаясь, он прошептал:
— Только один Бог мог явить миру такое прекрасное создание, как ты.
Она закрыла глаза и приложила руку к губам. По щекам ее текли слезы.
— Кэролайн?
Он протянул руку. Она открыла глаза, взяла у него розу и бросилась в его объятия.
Брент прижал жену к груди, чувствуя тепло ее тела и ровное биение сердца.
— Мне очень жаль, что я тебя обидел, — проговорил он дрожащим голосом, зарывшись лицом в ее волосы. — Встреча с тобой была самым главным событием моей жизни, Кэролайн. Пожалуйста, вернись в мой дом.
Она медленно подняла голову и заглянула в его глаза.
— Я уже вернулась.
Обхватив Брента руками за шею, она прильнула к его губам в страстном и нежном поцелуе.
— Я чувствую ребенка, — пробормотал он.
— Это не ребенок, а мой живот.
Кэролайн провела языком по его губам, и он застонал, охваченный желанием.
— Господи, как приятно! От тебя пахнет дождем и цветами. — Он нежно обхватил ладонью ее грудь и провел большим пальцем по соску, скрытому под шелковым платьем. — Я так скучал по тебе, Кэролайн!
Она ласково поцеловала его в подбородок.
— А где все? Где Розалин?
Он поглаживал ложбинку на ее груди.
— Я отпустил всех до воскресенья. Прислуга распущена, а Недда и Розалин на выходные уехали в гости к приходскому священнику.
Не глядя, она бросила розу на подоконник, к своей мантилье, и принялась проворно расстегивать пуговицы на его рубашке.
— Значит, мы одни? — спросила она шепотом.
— На три дня, — ответил он ей на ушко. Она прижалась к нему.
— Я все еще сержусь на тебя, — пробормотала она, целуя его грудь.
— Пожалуйста, не сердись! Все мои женщины имеют на меня зуб. Розалин закатывала истерики, а Шарлотта не разговаривала со мной со дня твоего отъезда. — Брент потянулся к застежке ее платья. — В то утро, когда я решил, что ты ушла из моей жизни, я начал пить и выпил сразу две бутылки. Потом у меня раскалывалась голова, и Недда непрестанно ворчала. Я уж не говорю про твоих сестер.
Кэролайн тихо засмеялась, и его сердце наполнилось радостью. Держа лицо жены в ладонях, он повернул ее голову и посмотрел в красивые бездонные глаза, лучившиеся нежностью.
— Я люблю тебя.
Она провела костяшками пальцев по его щеке.
— Знаю. Я всегда это знала. Ты моя мечта, Брент, и моя любовь. Ты самое главное, что есть у меня в жизни.
Он нагнулся и легко поцеловал ее в губы.
— Ты для меня как маяк в ночи, моя дорогая Кэролайн…

Эпилог

Брент дважды постучал в дверь и вошел в кабинет барона Сизефорда — тот самый кабинет, где около семнадцати месяцев назад началась его новая жизнь.
— Входи, мой мальчик, входи, — добродушно произнес Сизефорд, медленно поднимаясь с кресла, стоявшего за его письменным столом. — Я ждал тебя.
Брент тихо усмехнулся и закрыл за собой дверь.
— Все мужчины ушли, и я решил сделать то же самое. Барон подошел к дубовому шкафчику, взял с верхней полки две рюмки и потянулся к бутылке.
— Портвейн?
— Благодарю.
Брент решительно подошел к одному из кресел и тяжело опустился на мягкое кожаное сиденье, не боясь помять вечерний костюм. День был долгим, рождественский обед недавно закончился, и у него появилась прекрасная возможность побеседовать с тестем с глазу на глаз.
— Кэролайн сказала, что вы собираетесь в Америку, — весело сказал Сизефорд, наливая в рюмки спиртное.
— Мы отплываем в апреле, — отозвался Брент, — и пробудем там почти все лето. Я хочу навестить сестру и ее мужа, увидеться со своим новорожденным племянником. Если Кэролайн захочет, я отвезу ее в Колумбийский университет.
— Отлично, — одобрил Сизефорд, медленно подходя к Бренту с рюмками. — Как девочки? Сегодня мне не удалось как следует на них посмотреть: вокруг было столько женщин!
В голосе Брента звучала отцовская гордость:
— Розалин быстро усваивает уроки. Я наконец нашел гувернантку из Уэльса, которая несколько лет присматривала за глухим ребенком. Кэролайн показала мисс Дарси наш алфавит и жесты, которые мы используем для общения с девочкой. Эта женщина уверена, что Розалин скоро научится читать.
— Читать? Вот уж не думал, что глухого ребенка можно научить читать! — Сизефорд опять сел в свое кресло. — А как мои внучки?
Брент отхлебнул вина.
— Леди Маргарет похожа на Кэролайн, а леди Лили — на меня, — похвастался он с довольной улыбкой. — Уже не за горами время, когда они начнут ползать.
— Возможно, они будут такими же одаренными, как и их мама.
— Во всяком случае, они будут такими же красивыми.
— Я очень рад, что ты заботишься о моей дочери, Уэймерт. Ты счастливый человек.
— Конечно, — согласился он, радуясь, что у него наконец то появилась возможность обсудить вопрос, который не давал ему покоя несколько месяцев. Поставив рюмку на стол, он небрежно откинулся на спинку кресла и прямо посмотрел на старика: — Вы заранее все это спланировали, не так ли, Чарлз?
Барон едва заметно приподнял брови.
— Нет, не так.
Брент отказывался верить в то, что его встреча с Кэролайн была просто случайностью. Кэролайн тоже не верила в подобные совпадения. Обсуждая это на протяжении последних недель, они пришли к выводу, что ее отец с самого начала подстроил так, чтобы Кэролайн вышла замуж за племянника Альберта Маркема.
Заметив его замешательство, Сизефорд улыбнулся.
— Твоя жена — не единственная моя дочь, Уэймерт, — тихо заметил он. — Это была идея Стефани.
Брент открыл рот от изумления.
Барон Сизефорд гордо расправил плечи.
— Я люблю своих дочерей, Уэймерт. У каждой из них особый характер. Джейн упряма и независима, Мэри Энн общительна и кокетлива, Кэролайн остра на язычок и невероятно умна, Шарлотта робка и мила, а Стефани… — Он усмехнулся и покачал головой. — Стефани хитрая девчонка, которая до сих пор не научилась держать язык за зубами.
Сизефорд прищурил глаза и понизил голос до шепота: — Я должен тебе кое что сказать, Уэймерт. Я никогда не говорил этого ни одной живой душе. Надеюсь, это останется между нами.
— Я слушаю, — тихо проговорил Брент.
— Я очень привязан ко всем своим дочерям, но Кэролайн — самая любимая. Ее сестры пошли в маму — красавицу, с которой я прожил около двадцати лет. Но Кэролайн не похожа на других. Она унаследовала мой характер, мою внешность и мой способ мышления. — Он резко откинулся на спинку кресла и махнул рукой. — Знаю, родители не должны любить кого то больше, и я пытаюсь быть ровным со всеми, но каждый раз, когда я смотрю на Кэролайн или разговариваю с ней, меня охватывает гордость: я вижу в ней самого себя.
Брент молча потянулся к рюмке. Ему был очень интересен этот разговор. Сизефорд вздохнул.
— Года два назад Стефани пришла ко мне и сказала, что Кэролайн собирается учиться в Нью Йорке. Естественно, я пришел в ярость, ведь она затеяла эту поездку без моего ведома. Кроме того, я ужасно расстроился. Мне не хотелось расставаться с Кэролайн на несколько лет. Да, ей было уже двадцать пять, и она была вполне самостоятельной девушкой, но кто знает, что может случиться с молодой дамой, которая всю жизнь просидела под крылышком у родителей и вдруг захотела учиться в чужой стране, где у нее нет ни одного знакомого? Я не мог отпустить Кэролайн, но не знал, как ее удержать.
Он вдруг засмеялся.
— У Стефани есть одна удивительная способность: она точно знает, что и когда надо сказать. Она дала мне полминуты на то, чтобы переварить эту новость, а потом лукаво сказала: «Кажется, у меня есть идея, папа». Она уже все обдумала! Как я понял, она посвятила меня в планы Кэролайн только потому, что у нее уже созрел хитроумный замысел.
Он глотнул портвейна.
— Стефани стала думать, как удержать Кэролайн в Англии, и придумала выдать ее замуж. На различных светских вечеринках она задавала вопросы — невинные, как казалось окружающим, ведь ей было совсем мало лет — о подходящих женихах. В конце концов она узнала, что мисс Полин… — Он с любопытством взглянул на Брента. — Как ее фамилия?
Брент попытался скрыть свое удивление.
— Синклер.
— Точно. Итак, она узнала, что мисс Синклер недавно щелкнули по носу. — Сизефорд быстро взглянул на зятя. — «Щелкнули по носу» — это ее выражение, Уэймерт.
— Я в этом не сомневаюсь, — протянул Брент. Сизефорд глубоко вздохнул.
— Стефани осторожно выяснила, что бывший ухажер мисс Синклер — сын светской дамы, а ее брат — известный ботаник. В продолжение следующего месяца она посетила кое какие мероприятия и узнала не только то, что ты холост, финансово стабилен и титулован, но и то, что ты племянник Альберта Маркема.
— Просто невероятно! — пробормотал Брент, покачивая головой.
Сизефорд допил свой портвейн и, довольный, откинулся на спинку кресла.
— Вот тогда то Стефани и пришла ко мне со своей идеей. Сначала я не хотел выдавать дочь за человека, который никогда не оценит ее, но у меня не было выхода. Я размышлял несколько дней, и любовь к дочери перевесила угрызения совести. Я решил по крайней мере взвесить такую возможность.
С проворством, не свойственным его возрасту, барон Сизефорд вскочил и начал ходить по комнате.
— Меня беспокоило то, что ты был на войне. Я не знал, вернешься ли ты живым, но в конце концов предположил, что с тобой ничего не случится. Я решил за тобой проследить…
— Что? — удивился Брент.
Старик скрестил руки на груди и смущенно опустил голову.
— Прости, Уэймерт, но я должен был узнать твой характер… и оценить твою личность. — Он быстро обернулся. — Или ты хотел, чтобы я начал расспрашивать незамужних женщин, которые целыми днями перемывают косточки всем английским холостякам? Если бы я сидел сложа руки, Стефани сама раздобыла бы сведения о тебе, а ее возможности ограничены разными вечеринками. Согласись, я не мог отдать свою дочь какому нибудь повесе.
Брент провел ладонью по лицу и, не в силах больше сидеть в кресле, тоже встал, подошел к окну и уперся руками в подоконник, разглядывая холодный сад.
— Узнав, что ты благородный и образованный человек из хорошей, уважаемой семьи, я понял, что ты подходишь Кэролайн, — продолжал Сизефорд. — Идея Стефани начала обретать очертания.
— И вас не смутила моя незаконнорожденная дочь? — спросил Брент, обернувшись к барону. — Ведь вы наверняка узнали о ее существовании.
Сизефорд фыркнул.
— Это то беспокоило меня меньше всего. Ты не первый джентльмен, который поступил подобным образом. И я знал, что это не расстроит Кэролайн. Другие дамы на ее месте упали бы в обморок от такого известия, но только не она. — Он покачал головой. — Когда ты вернулся с войны, больше всего меня волновало, как свести вместе мужчину, занятого работой и лошадьми, и женщину, увлеченную своими растениями.
Он остановился посреди комнаты.
— В конце концов в мае, за два месяца до твоего возвращения, мне подвернулся такой случай. Я узнал от человека, которому я поручил за тобой следить, что кузен пытается распродать твое имущество. Естественно, я тут же договорился с ним о встрече.
Сизефорд поднял сияющие глаза.
— Я купил все, Брент, — мебель, картины, фарфор, хрусталь и лошадей. Потом я продал все, кроме лошадей, и анонимно положил все деньги на твои банковские счета, вот почему у тебя было столько денег, когда ты вернулся. Если бы я купил одних лошадей, у тебя возникли бы подозрения. Все получилось очень удачно. Я осуществил свой план, а ты не лишился денег. Я хорошо заплатил твоему кузену, и он затерялся в толпе эмигрантов, а твои любимые жеребцы стали условием нашей сделки. Брент был потрясен. Конечно, тесть поступил эгоистично, вмешавшись в естественный ход его жизни, но в его действиях была немалая доля мудрости. Интересно, как бы поступил он сам, если бы одна из его дочерей задумала такую же авантюру?
Ответ был ясен. Барон продумал положение вещей и нашел для Кэролайн хорошего мужа. То, что этот муж оказался родственником учителя его дочери, послужило всего лишь приятным дополнением. Он не мог рассказать ей обо всем, но он знал, что она в конце концов узнает правду и ее мечта сбудется.
Чтобы осуществить свой план, барон Сизефорд потратил огромную сумму денег и пошел на риск ради любви к дочери. Это было благородно.
— А если бы я не вернулся с войны? — наконец спросил Брент.
— Не знаю, — честно признался Сизефорд. — Наверное, мне пришлось бы поспорить с Кэролайн.
— А если бы Кэролайн отказалась выходить за меня замуж?
Старик подошел к дубовому шкафу.
— Я был совершенно уверен, что она согласится на мои условия, в дальнейшем решившись на развод.
Брент поморгал.
— Это в самом деле приходило вам в голову? Сизефорд обернулся, улыбаясь. В руках у него была бутылка.
— Налить еще? - Брент кивнул.
— Я знал, что Кэролайн согласится, Уэймерт, — проговорил Сизефорд, наполняя рюмки. — Моя дочь умна. Мы с ней всегда думали одинаково. - Сизефорд подал зятю рюмку и встал рядом с ним у окна.
— Я очень надеялся на то, что вы полюбите друг друга. Но в любом случае я знал, что ты будешь ее уважать.
В этот момент из сада вышла жена Брента. Она шагала рядом со Стефани, держа в руках новорожденную дочку, другая малышка покоилась на руках у ее сестры. Впереди бежала Розалин. Младенцы были укутаны в теплые одеяльца, потому что на улице, несмотря на яркое солнце, стоял декабрьский мороз. Брент залюбовался розовыми лицами сестер.
Барон опустил глаза.
— Знаешь, что я тебе скажу, Уэймерт? — Он хлебнул портвейна. — Я никогда не расстраивался из за того, что у меня нет сына. Я совершенно счастлив со своими дочерьми.
Брент взглянул на тестя, удивленный столь странным заявлением. Сизефорд понизил голос:
— Если бы у меня родился мальчик, я занимался бы только им и забросил своих дочерей. Это обычное дело для людей моего класса. Многие годы я служил предметом насмешек. - Он опять взглянул на Кэролайн и Стефани.
— Я не могу передать дочерям свой титул, но они получают от меня поддержку и любовь. Я горжусь ими ничуть не меньше, чем человек, у которого одни мальчики.
Брент смотрел на Кэролайн, на своих милых малышек и на Розалин, которую тепло приняли в семье его жены. После свадьбы он мечтал о сыне, потому что только сын мог унаследовать его титул и имущество, но теперь ему стала понятна вся поверхностность такого желания. Его мир был наполнен счастьем, ибо женщины согрели его любовью и верностью.
— Отлично сказано, Чарлз, — прошептал он. — Отлично сказано.