диплом о высшем образовании купить недорого
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Не тронь гориллу" автора Дациери Сандроне

Скачать книгу "Не тронь гориллу" бесплатно

 

Сандроне Дациери



Не тронь гориллу





Главные герои:



САНДРОНЕ ДАЦИЕРИ – телохранитель и мастер на все руки.

ВАЛЕНТИНА – адвокат и невеста Сандроне.

ПАОЛО ГАРДОНИ – богатый предприниматель.

КЛАРЕТТА – жена Паоло.

АЛИСА – их дочь.

РОЗА ГАРДОНИ – мать Паоло.

АЛЕКС И МАРКО ПО КЛИЧКЕ СЛОН – друзья и помощники Сандроне.

ФРИККИО, ПАТТИ, ФАНГО, СКИЦЦО – молодые панки.

МИРКО БАСТОНИ – адвокат.

РАФФАЭЛЕ ПЛИАС ПО КЛИЧКЕ БЛОНДИН – сутенер.

НИКОЛО ГВАРНЬЕРИ – шофер.





Часть первая. Опасные клиенты





Пролог


_Кремона,_1970_

Торопясь в школу, где ее ждал сын, женщина мучительно размышляла, как поступить: прислушаться к своему материнскому инстинкту или, как она и делала до сих пор, довериться докторам, поскольку, по ее разумению, те все-таки лучше ее разбираются в вопросах жизни и смерти.

Выбор тяжелый. Она работала медицинской сестрой в больнице и до некоторых пор не допускала даже мысли о том, что у пациентов может быть иная цель в жизни, чем обязательное исполнение предписанных процедур, какими бы болезненными они ни были и какими бы бесполезными им ни казались. Первые сомнения у нее зародились, когда заболел муж и ни один из докторов не смог ему помочь, несмотря на активное лечение, операции, затянувшееся выздоровление, постепенно перешедшее в агонию, еще более затянувшуюся. Вдовство означало для нее переход в новый мир, сотканный из неуверенности в будущем, и этот новый мир оказался суровым, унижающим ее достоинство, – не только из-за долгов, которые предстояло выплачивать, стоптанных туфель и утраты искренней веры в науку. Самое страшное, что медицина оказалась бессильной, потерпела неудачу, и это заставляло ее страдать от мысли, что нечто подобное может произойти и в случае с ее сыном, и она останется совсем одна.

Мысли путались, и, чтобы привести их в порядок, она, чуть замедлив шаг, закурила сигарету. Сразу же на память пришел муж, который терпеть не мог, когда она курила на улице: он считал это неприличным. Воспоминания отозвались острой болью, и она с усилием прогнала их от себя.

Она не могла решиться доверить сына докторам, хотя все они и были уверены в первичном диагнозе, который поставили после недельного обследования. В ответ на ее настойчивые вопросы они указывали на странные симптомы, связанные с его поведением во сне. Это правда, она и сама не раз замечала, что сын часто просыпается среди ночи и ведет себя необычно, что пугало ее до смерти. Иногда она обнаруживала его в темноте какой-нибудь комнаты сосредоточенно перебирающим вещи в выдвинутом ящике шкафа или шарящим по углам, словно он обследовал незнакомую территорию, – на следующее утро он ничего не помнил.

Сомнамбулизм. Такое бывает с детьми в период созревания, она уже о таком слышала, а ее сын к тому же испытал сильный шок – смерть отца. Но невролог посчитал, что все это – симптомы более серьезного заболевания и повод для основательного беспокойства. По его словам, данный вывод подтверждался томограммой, демонстрировавшей нечто странное. Он не мог пока сказать ничего конкретного, кроме того что речь, скорее всего, может идти о чем-то похожем на эпилепсию. О чем-то аномальном. О чем-то таком, чем в конце концов обернулась язва ее мужа.

Остановившись перед входом в школу, где уже ожидали детей несколько родителей, женщина приняла окончательное решение. Ее сын абсолютно здоров, и, если у него и есть кое-какие проблемы, они справятся с ними. Самостоятельно, без посторонней помощи.

Ее сын стоял на крыльце. Увидев мать, он побежал ей навстречу.




1


Фасад трехэтажного дома номер четыре по улице Тибальди, серый и безликий, был сжат двумя зданиями, намного более высокими и такими же серыми и безликими. Прильнув глазом к щели между створками деревянных, окованных железом ворот, я смог разглядеть небольшой сад во дворе. Заросший зеленым мхом каменный фонтанчик бил жизнерадостной струей, а по ежику подстриженной травы разгуливала пара лебедей. Остальное было затянуто вьющимся диким виноградом, и воображение дорисовало картинку: где-то там, за шпалерами, в собственном пруду хозяин дома в этот момент занимается виндсерфингом. Машинально я огладил свой выходной костюм, словно отряхивая пыль, а вместе с ней ощущение своего несоответствия данному месту. У меня уже имелся опыт работы на толстосумов, но предстоящая встреча с клиентом, который, по мнению Вале и моего Компаньона, должен стать очередным моим подопечным, почему-то заставляла ощущать себя Золушкой в ожидании милостыни. Будь моя воля, я бы держался как можно дальше от этих «лордов», но никто не удостоил меня чести поинтересоваться, что я думаю по этому поводу.

Всего несколько часов назад, едва проснувшись, я обнаружил в записке, которую ежедневно приклеивает на холодильник мой Компаньон, приказ прихорошиться и явиться на место нашей обычной встречи с Вале, чтобы поговорить с ней о предстоящей работе. После короткой ревизии моего сильно отощавшего кошелька я вздохнул и решил подчиниться. Приведя физиономию в порядок и надев свой слегка потрепанный, цвета болотной гнили костюм, я направился в бар «Мотта» на площади Дуомо, чтобы подождать в нем свою дорогую подружку. Хотя, как мне казалось, я в своем наряде выглядел франтом, ни одна из проходящих фотомоделей не обернулась, чтобы восхититься моим великолепием. Только официант, открыв рот, с удивлением посмотрел на меня, поскольку привык, что я появляюсь в его заведении в одной и той же спортивной куртке или, что уже было вершиной элегантности, в невзрачном плаще возрастом старше меня.

Я оставил его мучаться вопросом о причине моего пижонства, ограничившись загадочной улыбкой, когда заказывал ему пиво.

Валентина, как всегда, опаздывала, и мне оставалось только греться в слабом солнце миланского сентября и глазеть на толпящуюся на площади разномастную публику: туристов, кормящих голубей кукурузными зернами, поколение next на ступеньках собора, тянущее жидкость из веселеньких жестяных банок, непрекращающийся поток клерков, спешащих по домам, с лицами, тоскливыми от предчувствия давки в вечернем метро.

Милан не нравится почти никому из живущих в нем. Их бесит ритм города, вынуждающего все время бежать. У них проблемы с желудком от вечных бутербродов, разогретых барными грилями, и постоянных овощных салатов. Их тошнит от запаха мочи и блевотины наркоманов в подземных переходах, от разбросанных по тротуарам использованных презервативов, от ковров из собачьего дерьма. Они мечтают о зелени, а видят лишь несколько умирающих деревьев и скверики, где полно полицейских, которые сообщают им, что нехорошо сидеть на хилой травке, ибо она мнется, и вообще – все, что тебе делать хочется, все нельзя. Они злятся из-за отсутствия мест, где можно посидеть с друзьями, от зданий в форме кубов, ананасов, еловых шишек, от всей этой «псевдятины»: псевдорококо, псевдоготики… До них еще не дошло, что Милан уже и не город совсем, а застывшая, сводящая с ума лава. Что он бесплоден, словно пустыня, и, чтобы жить в нем, надо быть абсолютно психически здоровым конформистом. Это город не для дилетантов.

Именно поэтому я его и люблю.

Вале появилась, когда я начал третью бутылку «Короны», и я с огромным удовольствием смотрел, как она, потряхивая шикарными рыжими локонами, решительной походкой рассекает мельтешащую толпу.

На ней был серый костюм – ее адвокатский мундир. Юридический офис, где она была самым молодым партнером, находился в нескольких шагах от площади Дуомо – главная причина, почему эта площадь имела честь быть местом наших обычных встреч. У меня нет офиса и постоянной работы, и уже только поэтому мне надлежало подстраиваться под ритм и маршруты жизни Вале.

Подойдя к столику, она наклонилась ко мне и легко чмокнула в губы.

– Привет, Сандроне! – Она схватила последнюю, наполовину пустую бутылку с пивом еще раньше, чем уселась. – Спасибо, закажи себе другую.

Длинными ногтями, покрытыми бело-матовым лаком, Вале сняла с горлышка лимонную дольку и опустошила бутылку в два глотка. Несмотря на изящную внешность, вне службы Вале частенько демонстрировала манеры портового грузчика и соответствующее отношение к окружающим, тем более ко мне. Только в зале суда она представала рафинированной профессионалкой, какой и была: святой огонь Справедливости пылал в ее очах.

Она, прищурившись, окинула меня экзаменующим взглядом.

– Как всегда, в грязных очках, – сказала она, окончив осмотр, стянула с меня очки и стала протирать стекла воротником моей рубашки. – Твой Компаньон следит за собой лучше, чем ты.

– Потому что он параноидальный зануда. А я всего лишь депрессивный маньяк, и мне нравится, когда меня холят и лелеют. Я специально запускаю себя, чтобы на меня обращали внимание. – Я подал знак официанту, чтобы он принес еще пива. Кивнув, он побежал к стойке. – Итак, подруга, у тебя есть предложение. Надеюсь, что-нибудь великое и прибыльное.

– Ну как сказа-а-ать… – протянула она, бросив орешек голубю, топтавшемуся у ножки стола. – Скажем, нечто легкое и краткосрочное. Правда, из тех дел, что тебе не особенно нравятся.

– О боже!..

– Я знаю, ты предпочел бы валяться пузом вверх, но я и твой Компаньон сошлись во мнении, что для тебя настало время немножко потрудиться. Замечу также, что ему пришелся бы по душе твой вклад в семейный бюджет. Он уже несколько подустал быть единственным, кто зарабатывает вам на жизнь. Но если, конечно, у тебя есть на примете какая-нибудь другая блестящая перспектива… – Она подождала ответа.

У меня не было перспектив, поэтому я молча сидел, ощущая горечь от сознания предательства и коварства с ее стороны.

– Вот видишь! Тогда слушай. Тебе известно, что среди моих партнеров есть один, кто занимается гражданским правом. Достаточно авторитетный юрист, чтобы иметь в клиентах Паоло Гардони. Имя Гардони тебе, вероятно, ничего не скажет, да и мне мало что говорило, я только знала, что он связан с финансами, торговлей недвижимостью и так далее. Этот Гардони ежегодно на своей распрекрасной патрицианской вилле устраивает традиционный праздник – проводы лета, приглашая кучу друзей и родственников: высший свет, денежные мешки, где-то около сотни человек.

Я почувствовал, как меня прошиб озноб:

– Надеюсь, я ошибаюсь по поводу того, что у тебя на уме.

Подошедший официант поставил на стол еще две бутылочки пива, и Вале, вспомнив о хороших манерах, налила его в стакан, прежде чем ответить:

– Боюсь, что не ошибаешься, дружочек. Гардони нужен человек, который бы тактично, но профессионально обеспечил безопасность приема. Об этом он переговорил с моим коллегой, а тот обратился ко мне. Я сразу же перезвонила Гардони, порекомендовав ему одного моего знакомого – крупного специалиста, проверенного в таких делах. Я рассказала ему, что тактичность – твое отличительное качество, почти фирменный знак, и убедила его обдумать мое предложение. Что ты на это скажешь?

Худшего я и ожидать не мог.

Год назад подобная вечеринка превратилась в разнузданную пьяную оргию, и мне пришлось сильно попотеть, обезвреживая одного огромного толстяка, напавшего на женщину в туалете. Моя тактичность, проклиная всё и всех, удалилась в сторону бара, когда половина гостей примчалась на его вопли и звон разбиваемого фарфора. Увидев меня, бившего этого скота башкой о край биде, они приняли самое простое решение: скопом набросились на меня, разрывая одежду, кусаясь и пытаясь выцарапать мне глаза.

Кончилось тем, что я обзавелся трещиной ребра и недвусмысленным обвинением – благодаря той сучке, которую я защитил и которая не сказала в мою защиту ни единого слова. К тому же оказалось, что тип, напавший на нее, был человеком достаточно известным и имел репутацию кристальную и незапятнанную – в отличие от моей.

– Будем считать, что я этого не слышал, договорились? – замахал я руками. – Следить за тем, чтобы пьянь не передралась друг с другом и чтобы никто не сунул фамильное серебро себе в трусы, выше моих сил. Последний раз мне даже не заплатили, и вообще, я чудом отделался.

Вале заметно расслабилась от выпитого, однако взгляда, которым она меня одарила, было достаточно, чтобы я заткнулся.

– Интересно, на что ты рассчитывал после устроенного там погрома? Так что помолчи, тем более что у меня есть и хорошая новость.

– Неужели?

– Конечно. Ты должен знать, что Гардони меньше всего опасается похищения или ограбления. Его больше тревожит, чтобы не заявился кто-нибудь незваный и не разрушил теплую атмосферу вечеринки. – Она замолчала, пережидая, когда отойдут подальше три негра с орущим на полную громкость приемником. – В прошлом году дочери Гардони пришла в голову счастливая идея пригласить на вечеринку целую толпу панков, с которыми она познакомилась во время своих углубленных занятий по постижению неортодоксальной жизни. Все кончилось дракой с официантами и приходом полиции. С тех пор Гардони живут в ужасе, что это может повториться. Теперь ты понимаешь, почему твои драгоценные услуги ему просто необходимы?

Я уставился на нее:

– Панки?!

– Да, панки. Точнее говоря, зверопанки.

Зверопанки – одна из городских сект, состоящая из ребят и девчонок лет, как правило, по двадцать. Они проводят целые дни, мотаясь по подвалам и улицам, выклянчивая деньги на выпить и закусить и стоически отказываясь от каких-либо компромиссов с обществом потребления. Их узнают по огромному количеству собак, сопровождающих их перемещения по городу, и перманентной поддатости.

К членам этой и подобных сект никто не испытывает симпатии, даже работники социальных центров, которые считают их, и справедливо, дармоедами. Порой кто-нибудь из таких ребят умирает из-за болезни или усталости от жизни, но и это никого не трогает.

Я не знал, что делать: то ли возмутиться, то ли засмеяться.

– Послушай, Вале, да, мне действительно нужны деньги, но согласиться надзирать за зверопанками – это уж, по-моему, полная потеря лица. И потом, зверопанки, конечно, презирают чистеньких и богатых, но они абсолютно мирные ребята.

– Это знаем мы, я и ты, но твой будущий клиент дергается по их поводу. Кто ты такой, чтобы отказать ему в желании провести спокойно праздник, тем более что он готов тебе за это хорошо заплатить?

– И что я должен буду делать, вели они появятся? Звонить в санэпидемстанцию?

– Это ты решишь сам, посоветовавшись с твоим опытом и врожденной гениальностью, Сандроне, – сказала она более ласковым тоном. – Я понимаю, что такая работа не твой уровень, но у тебя блокирован счет в банке и сломан холодильник. Хоть раз в жизни наступи на глотку ненависти бывшего воителя к буржуазному обществу. – Довольно улыбаясь, она пожевала дольку лимона. – Лично я договаривалась с собой миллион раз: всего-то ночь работы, старушка, это ведь всего ничего, если платят гринами.

Этот аргумент нанес последний удар моему жалкому сопротивлению. Свет долларов ослепил меня, и несколько минут спустя я уже сидел в первом же подвернувшемся такси, которое и высадило меня перед Гардони-Хаусом.

Теперь мне надлежало сделать все, чтобы меня наняли.

Я позвонил в дверь. В ожидании, когда она откроется, пытался найти ответ на вопрос: вытащить или нет золотое колечко, которое я носил в правой мочке, и все-таки решил оставить его. В комбинации с галстуком оно вполне могло навести на мысль, что я персона утонченная, достойная доверия и воспринимающая реальность оригинальным образом. Безукоризненный охранник для грядущей вечеринки.

Высохший до состояния египетского пергамента дворецкий открыл мне и, шаркая ногами, проводил по бесконечному, как Сен-Бернардский туннель, коридору до огромной гостиной, напоенной запахами дорогого дерева и кожаной мебели.

Одну из стен, площадью в добрый квадратный километр, скрывали книжные шкафы, остальные были увешаны гобеленами, деревянными африканскими масками и картинами, авторов которых, по своему невежеству, я не смог определить. Общий стиль представлял собой смесь идеальной классики и претенциозного модерна с легким налетом экзотики, которая, впрочем, не разрушала главного замысла. Персидские ковры и скульптуры Арналдо Помодоро, столики из кованого металла и деревянный письменный стол, овальный журнальный столик из тика, телевизор с огромным экраном, стереосистема. Книги на разных языках свидетельствовали либо о высоком уровне культуры хозяев, либо о мастерстве дизайнера интерьера.

Синьор Гардони в темно-вишневом халате ждал меня, сидя в кресле, его голые ноги тонули в длинном ворсе белого ковра. На первый взгляд казалось, за его плечами было лет пятьдесят, и нелегких, судя по седине в черных волосах. Вероятно, накануне он мало спал или много работал, потому что под глазами набухли солидные темные мешки.

Он вежливо подал мне руку, которую я с подобающей учтивостью пожал. Я протянул ему визитную карточку, которая гласила: САНДРО ДАЦИЕРИ – БЕЗОПАСНОСТЬ И ЛИЧНАЯ ЗАЩИТА. Это выглядело приличнее, чем «наемная _горилла_». Я заплатил за визитки кучу денег типографу, чтобы он сделал все в лучшем виде, с выпуклыми буквами и всем прочим. Гардони взял карточку и, не читая, сунул ее в карман халата, не сводя с меня пристального, немного нервного взгляда. Затем он сделал мне знак садиться, и я опустился на некое подобие огромного мягкого пуфа, стараясь не кувыркнуться с него, как цирковой клоун, и не выставлять на обозрение мои разнопарные носки.

Минуту спустя он предложил мне выпить, от чего я решительно отказался, демонстрируя свои мнимые принципы, и он, слегка смутившись, решил перейти к делу:

– Синьор Дациери, ваше имя мне назвала доктор Валентина. Она рассказала очень много хорошего о вас, заверив, что вы подходящий для моего дела человек с большим профессиональным опытом. Видимо, она вас очень высоко ценит.

– Не исключено. Я работал на нее когда-то, – сымпровизировал я.

– Знаю, она об этом сказала. Я только не понял, вы служили в правоохранительных органах?

Я внутренне содрогнулся: терпеть не могу, когда во мне видят полицейского, хотя пора бы уже к этому и привыкнуть.

– Честно говоря, нет, – ответил я. – У меня опыт работы в частных агентствах, но в настоящее время я работаю сам по себе.

– И как случилось, что вы выбрали именно такой род деятельности, простите за бестактность?

На этот счет у меня был заготовлен ответ.

– Когда я писал диплом в университете, я подрабатывал где только возможно, надо же было чем-то кормиться, и в конце концов понял, что для меня предпочтительнее продолжать в том же духе, чем подвергаться унизительным государственным конкурсам.

– Вам не нравилась служба в офисе?

– Не уверен, что мог бы там долго высидеть. Мне больше по душе мое нынешнее занятие.

Мой ответ не произвел на него большого впечатления.

– Видите ли, – продолжил он после короткого молчания, – я не раз в прошлом обращался в агентства из тех, о каких вы упоминали, но остался недоволен тем, как они действуют. Люди, которых они мне посылали, были чересчур… как бы это сказать…

– Узнаваемыми? – подсказал я.

– Вот именно, узнаваемыми. Они походили на тех, кого можно видеть на телеэкранах в эскортах политиков и крупных чиновников, или на тех, кто стоит на входе в ночные клубы. Конечно, при виде таких… фигур ты обретаешь чувство безопасности, но вести себя они не умеют абсолютно. В результате случались небольшие, назовем их так, дипломатические инциденты.

Мне не составляло труда поверить ему, я и сам этих типов считал троглодитами, отравляющими окружающую среду.

– Вы же, напротив, – продолжил он, – производите впечатление юноши, вполне подходящего к… моему случаю, но…

Я замер в предчувствии неприятностей.

– …но позволю себе быть откровенным. Вы не кажетесь мне достаточно… вы только не обижайтесь…

– Фактурным, что ли?

– Да, именно так, и я боюсь, что, оказавшись в трудной ситуации, вы не сможете справиться с ней. – Он посмотрел на свои руки, затем негромким голосом продолжил: – Некоторое время назад я и моя семья пережили скверный момент, оказавшись в подобной ситуации, спровоцированной группой хулиганов. Так что, вы меня понимаете, я не могу позволить, чтобы мои гости вновь подверглись риску…

– Святый боже! Синьор Гардони, если речь идет о том, чтобы утихомирить какого-нибудь сорвавшегося с цепи фана, то да, в этом случае лучше подойдет человек-шкаф, как те, кого вам присылали агентства. Но когда имеется в виду деликатная работа, – подчеркнул я слово «деликатная», – здесь мозги и сила духа необходимы больше, чем мускулы. Если я вас правильно понял, вам нужен вовсе не амбал-рукопашник, а человек, который бы во время праздника следил за тем, чтобы в доме не появились посторонние и чтобы никто не вспылил из-за того, что его толкнули локтем…

Он жестом остановил меня:

– Да, вы все поняли верно. Ну а если все-таки сюда полезет кто-то из незваных? Именно это беспокоит меня больше всего.

– Я попытаюсь остановить их до того, как они здесь появятся. Если, конечно, речь не идет о группе террористов. Я знаю, как решать подобные задачки. – Я постарался, чтобы это прозвучало убедительно.

– Вы хотите сказать, что у вас есть подобный опыт?

Я на мгновение заколебался, размышляя, рассказать ему или нет, затем решил, что это будет нелишним.

– Да, когда я работал на одно агентство, мне пришлось потренироваться в отделе маньяков…

Он с удивлением уставился на меня.

– Вы не найдете такого подразделения в рекламных брошюрах, это название, которым мы пользовались между собой. Чтобы вам было понятно: полиция почти никогда не верит, что анонимные письма или телефонные звонки с угрозами – прелюдия к нападению, и не предоставляет людям, к ним обратившимся, охраны, если только это не человек определенного уровня. Если рассуждать в терминах статистики, полицейские правы. Но люди все равно пугаются и обращаются в частные агентства, а агентства посылают к ним таких, как я. Способных вычислить источник возможной агрессии и блокировать его при первых же намеках на дурные намерения.

И прежде чем он спросил меня, почему я сейчас не охочусь на Джека Потрошителя, я, в подтверждение моей основной мысли, решил продемонстрировать свой обычный трюк.

– Так вот, для того чтобы такая _деликатная_ работа, – вновь подчеркнул я это магическое слово, – была эффективной, необходимо обладать высокой степенью наблюдательности, чтобы вовремя заметить присутствие подозрительных личностей, и отличной зрительной памятью, чтобы запомнить всех присутствующих. Этим всем я владею в совершенстве и, если желаете, сейчас вам это продемонстрирую. Закройте глаза.

Он с удивлением посмотрел на меня:

– Простите?…

– Закройте глаза, проведем тест.

Он закрыл глаза, и я ошеломил его вопросом:

– Как я одет? Нет-нет, не открывайте!

– Ну-у… Брюки… и пиджак.

– Это слишком общо. Какого они цвета?

– По-моему, коричневого. – Он чуть приподнял веки, но меня это не беспокоило.

– Ошибка. А рубашка, рисунок галстука?

Он сделал усилие, затем сдался и открыл глаза:

– Что вы этим хотели доказать?

Не отвечая, я закрыл глаза:

– Ваша очередь задавать мне вопросы.

– Ага, понял. Как одет я, это, конечно, простой вопрос, поэтому… посмотрим… – Он на мгновение задумался. – У входа висит картина. Опишите мне ее.

– Лошади на голубом фоне. Автора не знаю. Снизу на раме приклеена бумажка, на ней написано: «Вызвать сантехника». – Я открыл глаза. – Все правильно?

Он поднялся и пошел проверить. Вернулся с бумажкой в руке. Улыбнулся и покачал головой:

– Невероятно. Как вы это сделали?

– Профессиональный секрет.

Не рассказывать же ему, как мы с Компаньоном постоянно упражняемся в тренировке памяти, чтобы избегать грубых ошибок. И тем более о том, что мои дурацкие мозги устроены необычным образом.

– Хорошо… – Он на мгновение задумался. – Демонстрация ваших способностей меня убедила, по крайней мере, так мне кажется. А что касается владения боевыми искусствами?

Я усмехнулся про себя:

– Хотите, чтобы я продемонстрировал несколько приемов на вас?

– Нет, упаси боже! Поверю вам на слово! – Он опять задумался, затем спросил: – У вас есть оружие?

– Нет.

У меня не было даже кобуры, не то что оружия.

– Ладно, на всякий случай… – Он выдвинул ящик стола – столик, на мой взгляд, сработан был никак не позже шестнадцатого века – и достал плоскую коробку. – Здесь мое.

Открыл коробку, извлек «беретту» и с улыбкой направил на меня. Я вскочил на ноги, уходя с линии огня и делая вид, что восхищен его сверкающей, с иголочки игрушкой.

– У меня на вилле есть потайное место, где я его оставлю, – продолжил он. – Я покажу это место вам, чтобы вы могли воспользоваться пистолетом в случае необходимости. Надеюсь, вы умеете им пользоваться?

– Еще как умею.

Что– то в моем тоне, должно быть, не убедило его, потому что он посмотрел на меня с сомнением, и это выражение сохранялось на его лице все время, пока я не покинул дом.




2


Много позже, когда Вале сладко уснула в обнимку с Порки, подаренным мною тряпичным поросенком, я тихо встал с постели, оделся и вышел из ее дома. Я знал, что ее это не очень огорчит: такой уж я тип – никогда не сплю, и просыпаться в одиночку она успела привыкнуть. Я же, напротив, уходил от нее всегда с болью в сердце.

Я пришел поблагодарить Вале сразу же после встречи с Гардони, и она была так довольна ее результатом, что пригласила меня на ужин в «Суши-бар» неподалеку от своего дома. Нам нравилась эта забегаловка – на деле та еще дыра. Посещали бар исключительно японцы, служащие в офисах местных и японских компаний, потому подаваемая здесь сырая рыба была действительно хороша, а цены доступны. Я уверен, что и кухня у них содержится в чистоте, хотя никогда в нее не заглядывал.

В баре было очень тесно: микроскопический зальчик с миниатюрными столиками, за которыми приходилось есть локоть к локтю с другими едоками, зато никаких дешевых восточных завлекалок для туристов. Вдобавок тут я мог щегольнуть знанием языка Страны восходящего солнца. Я начал изучать его, когда работал на дискотеке, управляемой японцами, чтобы попытаться понять, о чем они, черт возьми, переговариваются за моей спиной. Так что теперь мог вознаградить себя за потраченные усилия и время.

Терпения выслушивать мои стенания Вале хватило секунд на десять, после чего она решительно перевела разговор на темы более приятные: кино, любовь и научную фантастику, заставив меня забыть, что именно она принудила меня наняться на эту дурацкую работу, очередную в длинном ряду других дурацких работ. Наболтавшись, мы с жадностью набросились на рыбу и саке и закончили этот сказочный вечер в ее доме, перемежая любовь выпивкой.

На часах было три ночи, когда я зашагал по направлению к стоянке такси на площади Лоретто, в самом начале улицы Андреа Коста, сияющей огнями вокруг ротонды с давным-давно высохшим фонтаном. Движения практически не было, если не считать медленно едущих машин редких наркоманов, сексуально озабоченных граждан в поисках шлюх и полицейского автомобиля, мигающего всеми огнями. Я зевнул и ускорил шаг.

Биоритм смены сна и бодрствования в эти дни у меня нарушился, и я был вынужден проводить ночи, бродя в одиночестве по городу или сидя дома и плутая по Интернету, тогда как мой Компаньон получил в свое распоряжение большую часть дневного времени. Обычно происходило наоборот: я прогуливался при солнечном свете в поисках работы, а ему нравилось проводить время в мрачных помещениях и ночных закоулках, плетя сеть своих невероятных контактов. Правильнее было бы сказать, нашу сеть, но я, если удавалось, старался избегать встреч с его подозрительными знакомыми.

Однако вот уже почти месяц, как мы поменялись привычками. Мой Компаньон зарабатывал нам на жизнь, устроившись инструктором в военизированный лагерь, организованный каким-то типом, он рекламировал себя как воевавшего в Африке наемника – самое настоящее надувательство кучки придурков, помешавшихся на изучении приемов единоборств и самообороны. По утрам в субботу и воскресенье мой Компаньон, выдавая себя за мастера по убийствам, рассказывал группкам нациствующих идиотов то, что накануне вычитал в _«Soldier_of_Fortune»_, американском журнале для кандидатов в наемники, или в брошюрках типа _«Убей_своего_врага_взглядом_в_10_лекциях»_, которые пачками продаются за сто лир в газетных киосках на всех углах.

Вблизи площадь Лоретто без снующих здесь днем орд клерков из близлежащих банков и офисов выглядела еще более убого, чем обычно. Единственными очагами жизни в этот час были ларек, торговавший копченой свининой, и игральный павильон албанцев с рядами столиков для игры в кости. Я не был настроен испытать судьбу игрой и направился к киоску. Там я, стараясь не вдыхать черный дым, поднимавшийся над вертелом с мясом, купил банку теплого пива, перебросился парой фраз с трансвеститом, разочарованным в жизни, подошел к такси и велел везти меня домой.

Я жил в квартале Тичинезе, который, непонятно с какой стати, считается последним сохранившимся уголком Старого Милана. На самом деле все это липа для туристов, напоминающая картонные декорации к дешевым кинофильмам, – эти римские развалины, «старинные гостиницы» и «традиционные таверны», построенные и реконструированные в 80-е годы, но меня это нисколько не волновало. Меня перестали раздражать даже автомобили, паркующиеся на тротуарах, и прыткий молодняк, шаманящий в поисках приключений на свои задницы. Зато здесь я мог в любое время суток, если приспичит, найти выпивку и еду. Одно из таких мест – небольшой бар, находящийся в нескольких метрах от моего подъезда, в эту минуту как раз закрывался. Я поздоровался с его хозяином, Оресте, крупным мужиком лет сорока, который, увидев меня, прекратил опускать жалюзи.

– Сандроне, наконец-то! Зайди на минутку, я угощу тебя стаканчиком.

Я заколебался:

– Только один, я хочу пораньше вернуться домой.

В полутемном зале пахло моющей жидкостью и застоявшимся табачным дымом. Я уселся на табурет у стойки, а Оресте начал наливать бурбон в два стакана.

– Что-то давненько я тебя не видел. Хотел попросить тебя об одном одолжении, – сказал он, усаживаясь рядом.

Я усмехнулся:

– То-то мне показалась подозрительной твоя любезность. С тех пор как я с тобой знаком, не припомню, чтобы ты предложил мне даже оливку из «Мартини».

– Ну ты и неблагодарный! Я один из немногих, кто отпускает тебе в кредит. К тому же одолжение не для меня, а для моей невесты. Она…

– Черт, ты женишься?

– А что тут странного? Если уж женихается такой отвратительный тип, как ты…

Я замахал рукой:

– Ладно, закрыли тему, продолжай.

– В общем, она хочет попасть на концерт группы «Продиджи». А поскольку ты крутишься среди музыкантов, я хотел узнать у тебя, сможешь ли ты достать пару билетов.

Я покачал головой:

– Мне жаль, но не смогу.

– Почему?

– Я больше там не кручусь.

Он недоверчиво почесал серые усы:

– Так что, ты уже не работаешь телохранителем у певцов и все такое? Ты же их несколько раз приводил в мой бар…

– Все когда-то кончается. Они не хотят больше видеть меня, даже на фотографии.

– Вот суки! – разочарованно протянул он. – Слушай, почему тебе не удается закрепиться ни на одной работе?

Я пожал плечами:

– Есть работа и работа. Эта того не стоила. – Я налил себе еще виски, пока Оресте не пожалел о том, что пригласил меня. – Ты думаешь, это большое удовольствие – быть нянькой при таких говнюках, которые только и делают, что ширяются всякой дрянью или нюхают кокаин в туалетах, откуда их приходится вытаскивать в бессознательном состоянии? И еще следить за тем, чтобы они не свалились с ног раньше, чем закончится концерт, или не сбежали перед началом. Чудесная работенка, правда?

Он недоверчиво покачал головой:

– Работа как работа, не думаю, чтоб она требовала от тебя больших усилий. Я-то кручусь за стойкой по двенадцать часов в день.

– Но тебе хотя бы не приходится вытирать блевотину за пьяным отребьем, которое едва на ногах держится, и приводить его в чувство, чтобы оно было в состоянии играть свою идиотскую музыку. Все к тому и шло, в конце концов я поругался с парнями, и они меня уволили.

Моего Компаньона, если быть точным. Это была группа, игравшая тяжелый рок, четверка американских пацанов, любивших развлекаться, сбивая пустыми бутылками подброшенные вверх бутылки или вытаскивая из ширинок свои причиндалы, лучше – посреди толпы, и прочей подобной мерзостью. Некоторые их номера я предпочитал не замечать, не забывая уворачиваться от летающих предметов. И действительно, пару вечеров у меня не было проблем с этими идиотами. Однако на третий они меня утомили, я жутко захотел спать и уговорил моего Компаньона сменить меня. И как только один из этих придурков сотворил очередную глупость, мой Компаньон открыл дверцу автомобиля и вышвырнул его из машины на дорогу.

– И что, сейчас болтаешься без дела?

– Ну почему? Я работаю. Я не должен бы тебе ничего говорить, поскольку это профессиональная тайна…

– Не смеши меня.

Я посмотрел сквозь него:

– Но из того, что можно, скажу: речь идет о важной и богатой шишке, которой понадобилась охрана.

– Не боишься, что закончится тем же?

– Все может быть.

Оресте убрал бутылку со стойки, прежде чем я успел налить себе еще, потом проводил меня до выхода:

– Если у тебя и здесь не выгорит, помни, что мой брат…

– …торгует противоугонными устройствами и готов взять меня на работу, – закончил я за него. – Ты мне это уже говорил. Тем не менее спасибо.

– Это все-таки лучше, чем ничего.

– Подумаю, – соврал я.

Дома меня не ждал никто и ничто, если не считать пары грязных тарелок в мойке. Я включил телевизор, запрыгал с канала на канал, раздражаясь дурацкой рекламой эротических салонов, пока вдруг не заметил, что пульсирует лампочка видеомагнитофона. Я вздохнул.

Пока я спал, мой Компаньон, вероятно, что-то записал на пленку, и это послание как пить дать предназначалось мне: это была одна из его маний. Он очень не любил писать ручкой на бумаге и, когда должен был поведать мне что-либо серьезное, предпочитал наговаривать информацию в телекамеру, прикрепленную к телевизору. Это всегда действовало мне на нервы, несмотря на столько лет отношений с этим единственным человеком, с которым мне в жизни не суждено встретиться никогда.

Я собрался с силами и нажал кнопку пульта: на экране появилась моя физиономия.

– Привет, Компаньон, – сказала физиономия. – Хорошо спал?

Я не помню, когда сделал эту запись: половины того, что делаю во время своих бессонных ночей, я вообще не запоминаю. Чтобы никто этого не понял, я использую тысячу приемов, несу дикую околесицу, даже сам начинаю в нее верить. Но то, что я видел сейчас на экране, не оставляло камня на камне в тщательно выстроенной мною стене притворства.

Я сумасшедший, абсолютно сумасшедший, и с этим ничего не поделаешь.

Потому что мой Компаньон – это я сам.




3


Последний раз я проходил обследование в расположенном весьма далеко от Милана городе, куда уехал, чтобы чувствовать себя в полной безопасности. Врач устало следовал тому же сценарию, что и другие специалисты – психоаналитики, психиатры и психологи, с которыми я встречался до него. Обычно мои визиты к сменяющим друг друга докторам выглядят так: сначала врач мне не верит, подозревая, что я его разыгрываю, затем делает предположение, что моя проблема «не в раздвоении личности», а в том, что я просто «убедил себя в этом». То есть я не сумасшедший, но «одержим навязчивой идеей», что являюсь сумасшедшим. Этот акт сценария я называю «первая фаза».

«Вторая фаза» наступает после того, как я засыпаю на кушетке и меня сменяет Компаньон. Конечно, можно предположить, что я искусный актер, но пластика наших тел – моего и моего Компаньона – настолько различается, что любой врач способен это заметить, тем более если все изменения происходят у него на глазах. Я, что естественно, никогда не наблюдал вживую моего Компаньона, однако знаю наверняка, у него походка, словно ему засунули метлу в задницу. И он немного одеревенелый, что ли.

Во время «второй фазы» очередное светило начинает изводить меня вопросами, настолько идиотскими, что такой тип, как я, не может не вспылить и не реагировать как нормальный человек с нормальным умом, коим я, надеюсь с присущей мне скромностью, обладаю. После дотошного опроса светило понимает, что перед ним случай, который даст ему возможность застолбить себе место в учебниках психиатрии.

«Третья фаза» – когда лекаришка уже видит свое имя выбитым на медицинских скрижалях золотыми буквами: Такой-то открыл… А дальше следует определение Такого-то синдрома.

И в эту минуту он спрашивает меня с безразличным видом, не буду ли я возражать против фотосъемки и магнитофонной записи, поскольку это помогло бы ему лучше изучить мой случай, на что я отвечаю: нет проблем, всегда пожалуйста, назначаю встречу на завтра и больше к нему не прихожу. Это – «четвертая фаза».

Последний врач не явился исключением, пройдя названные мною фазы с неплохой скоростью всего за один сеанс (как правило, для этого требуется пять или шесть), и, как все его предшественники, думаю, до сих пор разыскивает меня. Я не опасаюсь, что он меня найдет: у меня абсолютно неприметная физиономия, а настоящих анкетных данных я не оставил. Он даже не знает, что был удостоен особой чести: оказался последним врачом, которому я пытался рассказать о моей проблеме.

Хватит с меня! Дюжины попыток вполне достаточно, я устал проживать их в холодном поту от страха, что кто-нибудь из врачей прикажет засунуть меня в смирительную рубаху. Все их потуги оказались напрасными. Ни от одного из них мне не удалось услышать ничего сверх того, чего я сам не смог бы найти в учебниках по медицине или толстенных томах «Истории психиатрии».

Припев всегда оставался одним и тем же: согласно их Священному Писанию, не может существовать человека, который никогда не спит. Он должен был бы или быстро умереть, или очень скоро превратиться в полного идиота. А тут – вот он я. Конечно, от остальных людей я несколько отличаюсь, но мои мозги пока неплохо соображают, и я надеюсь прожить еще немало лет, особенно если учесть, что я бросил выкуривать по пачке сигарет в день и начал практиковать безопасный секс.

Сторонний наблюдатель, будь он хоть сто раз врач, не может увидеть, а потому не может понять, что на самом деле я сплю, даже если внешне это совершенно незаметно, даже если мое тело в этот момент движется. Согласно науке, это тем более невозможно. Она не признает гипотезы разделенного надвое сознания, каждая из частей – вернее, половин – которого спит по очереди.

В моей жизни не приключалось ничего, что спровоцировало бы возникновение подобного феномена. Меня никогда не кусал радиоактивный паук, я не ударялся головой, падая с детского стула, и не покрывался шерстью в полнолуние. Но однажды в детстве я вдруг начал по ночам разгуливать по дому. Сначала все подумали, что я сомнамбула, видимо, потому, что одна из частей меня, та, что бодрствовала в то время, как я спал, еще не обладала уверенной координацией движений и не умела говорить. Когда мне исполнилось пять лет, я начал тренировать свое тело, а вот мой alter ego – нет. Однако он это быстро наверстал, нанеся обстановке дома ощутимый ущерб, организуя легкую панику среди наших родственников при помощи неординарных поступков, демонстрирующих его безграничное любопытство к окружающему миру. И если я был ребенком довольно-таки спокойным, он являл собой безудержную энергию, превращавшую в обломки все, что попадало в его руки. Не в силу безрассудной тяги к разрушению, а по причине неутолимого желания познать окружающий мир. Он просто жаждал понять, как функционирует та или иная вещь, и, шла ли речь о моем заводном роботе или о стиральной машине, лучший способ утолить жажду был – заглянуть ей внутрь.

К счастью, это длилось недолго, и только благодаря моей святой маме никто не решился сделать мне лоботомию, прежде чем я достиг школьного возраста.

Будучи один в двух лицах, я продолжал жить своей половиной моей раздвоенной жизни. Как если бы где-то у меня был брат, которого я никогда не видел, но который помогал мне делать уроки, наводил порядок в моей комнате, ставил фингалы тому, кто давал мне в глаз днем раньше. Больше того, несмотря на то что я жил словно примерный шизофреник (хотя подобного моему примера не было ни в одном учебнике психиатрии), во всем остальном, с человеческой точки зрения, я был абсолютно нормальным ребенком – за исключением чрезмерной застенчивости и склонности краснеть. В школе я успевал хорошо, и сначала учителя, а позже и профессора всегда хвалили мои способности, хотя и жаловались на мою склонность «спать с открытыми глазами».

Моя жизнь походила на постоянную игру в шпионов. Я владел тайной, которую не мог открыть никому, моя мать предостерегла меня от этого раз и навсегда, и это заставляло меня чувствовать себя особенным человеком.

Не скажу, что игра всегда была такой уж занимательной. Мы с моим Компаньоном (мне кажется, я стал называть его так еще в начальной школе) старались быть очень осторожными, обмениваясь информацией о том, что делал каждый из нас во время взаимных «отлучек», и потребовалось много лет, прежде чем мы достигли в этом необходимого совершенства, хотя еще долгое время продолжали допускать непростительные ошибки.

Потом возникла еще одна проблема. Мои вкусы и вкусы моего Компаньона с годами начали постепенно расходиться. Ничего из ряда вон выходящего, слава богу. Мы оба оставались гетеросексуалами, и никто из двоих не пытался культивировать отвратительных привычек типа откусывания голов живым курам, но мы все чаще оказывались перед необходимостью поиска компромисса по таким существенным вопросам, как занятия физическими упражнениями и питание. Например, я стал вегетарианцем намного раньше его и был намного более ленив.

Мораль басни: обладая терпением, со временем привыкаешь ко всему, а уж терпения мне было не занимать.

Повзрослев, я повстречал кое-кого, кто любит меня таким, каков я есть. И что еще удивительнее – любит нас обоих, а это дорогого стоит.

Среди всех неудобств, которые причиняло мое состояние, обязанность смотреть видео была не из самых серьезных. Поэтому, сделав над собой усилие, я впитывал информацию, которую озвучивал с экрана мой Компаньон. Оказалось, что он долго беседовал с Вале, после чего в поисках информации навестил своих «экспертов по финансовым воротилам (жуликам)». Сопоставив эти сведения с тем, что я уже узнал непосредственно от моего клиента, я составил ясную картину – что меня ожидало через несколько дней.

Пункт первый: вилла, где будет проходить праздничная вечеринка, располагается на окраине Милана. Окраины я знал плохо, так что место мог разве что вообразить – в некоем пункте своей ментальной топографии, с разбросом от Брианцы до бесконечности. Построенная в конце прошлого века вилла, которую покойный папаша моего клиента назвал «Охотничий домик», на мой взгляд, больше походила на мавзолей.

Второе: Паоло Гардони был единственным наследником значительного состояния, накопленного усопшим путем спекуляций недвижимостью. Однако он не имел полного контроля над семейным бизнесом, находящимся в еще крепком кулаке его матери.

– Мать зовут Роза Гардони, – уточнил мой Компаньон. – Она уже давно в пенсионном возрасте, но продолжает принимать стратегические решения. Ходят слухи, что именно она тот самый «серый кардинал», которому ее муж обязан своим предпринимательским успехом. Трудно сказать, правда это или нет, но, согласно моим источникам, она до сих пор управляет делами фирмы. И неплохо справляется с этим.

Третье: Гардони был женат, затем овдовел по естественным причинам и вновь женился. Его теперешняя жена, Кларетта, какое-то время работала моделью, без особого успеха, но у нее был отличный нюх на хлеб с икрой, почему ей удалось захомутать Паоло Гардони и заставить его прервать многообещающую карьеру донжуана. От первого брака у него осталась дочь, шестнадцатилетняя подружка зверопанков – Алиса.

– Как считают родители, – замялся на секунду мой Компаньон, – у дочурки… гхмм… не все в порядке с мозгами. – Его губы скривились в ухмылке, какую он использовал в качестве дружеской улыбки. – Если, как я предполагаю, ты смотришь эту запись, сделанную вчера вечером после твоей встречи с будущим клиентом, которая, надеюсь, прошла хорошо, знай, что Валентина ничего тебе не сказала об этом, чтобы не потревожить твою… чувствительную душу, и поручила мне сделать это. Гардони был откровенен с ней по телефону, сообщив, что у Алисы недавно случился нервный срыв. С тех пор ее родители решили нанять сиделку для постоянного ухода, и, что весьма вероятно, ты ее не увидишь, так что не забивай себе голову дурацкими мыслями.

– Какими еще мыслями? – задал я вопрос экрану.

– Удачной работы! – Компаньон подмигнул, словно видел меня. – Привет, привет!

Физиономия Компаньона исчезла, сменившись кадрами старого каратистского фильма. Кляня «Святое семейство», которое, как я подозревал, держало сторону моего Компаньона и моей подружки, заставляющих меня работать, я с такой злостью выключил телевизор, что хрустнул пульт.

«Чувствительная душа»… Какого черта! Как будто сам без греха!

Я вынул кассету и почувствовал солидарность с несчастной Алисой. Мы, чокнутые, должны помогать друг другу: я бы увез ее отсюда, мы бы поженились и на наследство ее папаши открыли бы образцовый дурдом.

Шестнадцать лет. Я попытался вспомнить, что в ее возрасте чувствовал я, потрясаемый гормональными и душевными бурями, но этот отрезок жизни завалился в памяти куда-то слишком глубоко. На поверхности остались только кошмары тех лет: привидения в белых масках со скальпелями в руках, которые, едва я засыпал, являлись ко мне с незваными визитами.

Они постоянно присутствовали в моих снах вплоть до дня праздника на вилле Гардони. После чего уступили место новому кошмару, который не заставил себя ждать.




4


Вале наградила виллу эпитетом «патрицианская» и была близка к истине, хотя загородный дом Гардони и пытался скрыть собственную монументальность окружающим его трехметровым кирпичным забором с колючей проволокой по гребню и хвойной рощей, растянувшейся на несколько километров. Сам дом представлял собою прямоугольное трехэтажное здание, чья архитектура вызывала в памяти американские дома из фильмов о Гражданской войне: с двумя колоннами у входа и обширным внутренним двором. По главному фасаду я насчитал двадцать окон плюс четыре стеклянные двери центрального зала, выходящие в сад, где сейчас повара крутили вертела и жарили гигантские стейки, в то время как с десяток официантов сновал и среди гостей, разнося подносы со всякой всячиной. Для полноты картины не хватало только появления Росселлы О\'Хара (так в итальянском прокате почему-то озвучили имя Скарлетт) в поисках своего Ретта.

Учитывая, что водительские права сейчас находились у моего Компаньона, а вилла нового клиента располагалась достаточно далеко от ближайшей остановки трамвая, я попросил моего друга Алекса отвезти меня туда за два часа до начала. Он должен был подъехать с минуты на минуту.

Алекс часто помогал мне то в качестве шофера, то филёра, порой за деньги, а иногда – чтобы нарушить монотонность своих житейских буден, особенно в последнее время, когда он изнывал от обрыдлой ему должности банковского клерка. А всего четыре года назад он ежедневно вкалывал себе по два грамма героина, вскрывал любую машину пилкой для ногтей и заводил ее сломанной иглой. И ни разу не попался в руки полиции, вызывая зависть коллег по профессии. Настоящий Джекил и Хайд, почти такой же, как я. Поэтому, после того как он завязал с этим занятием, мы стали друзьями.

Единственным напоминанием о его наркоизлишествах оставалась почти абсолютная глухота на правое ухо как результат инъекций в вены на шее, а также лютая ненависть к сбытчикам наркоты. Когда мне случалось иметь дело с кем-нибудь из них, мне стоило больших усилий удержать Алекса от того, чтобы он не разнес ему башку домкратом. В небольшом теле Алекса бурлила прямо-таки атавистическая ярость, не сдерживаемая больше опийными препаратами, и это было заметно, несмотря на его показную невозмутимость.

Когда я как-то, расслабившись, рассказал ему о Компаньоне, последовал единственный комментарий: «Теперь понятно, почему ты такой раздолбай».

Приглашенные начали прибывать в девять вечера, и скоро роскошные автомобили заполнили слабо освещенный паркинг, от которого к дому вела гравийная дорожка. В вечерних сумерках мне были хорошо видны огоньки сигарет шоферов, оставшихся ожидать своих хозяев.

Гардони, после того как сообщил, за какими томами в книжном шкафу кабинета спрятал свой пистолет, взялся лично сопровождать меня при осмотре дома, проведя по трем десяткам комнат и заставляя восхищаться бесчисленной коллекцией картин (подлинники!), изделиями из стекла и мебелью ценных пород. В небольшом зальчике, служащем домашним театром, с телевизором на жидких кристаллах, проигрывателем для компакт-дисков, видеомагнитофоном последней модели и целой стеной видеокассет, я почувствовал, что у меня вот-вот разорвется сердце.

Если мне предстоит родиться вновь, то помимо здоровых мозгов мне хотелось бы иметь богатую семью.

Я осмотрел также подвальные помещения, с видом профессионала порывшись среди оплетенных бутылей, копченостей, холодильников и морозильных камер, которых было бы достаточно для солдатской столовой. На лестнице между этажами я познакомился с хозяйкой дома, очень худой дамой лет тридцати пяти, увешанной золотом и жемчугами, протянувшей мне кольцо для поцелуя.

А еще через несколько минут в одной из комнат третьего этажа при отвратительном свете галогеновой лампочки я удостоился чести лицезреть и мифическую Алису-Мятежницу.

Как я и предвидел, эта была не самая приятная встреча.

Девчонка валялась на кровати в ночной рубашке, рваных джинсах и гольфах. Создавалось впечатление, что она не мылась несколько дней: отвратительный запах в комнате не мог перебить даже аромат курившихся сандаловых палочек, воткнутых в глиняную подставку, – такие продаются в любой лавчонке.

Алису можно было бы назвать симпатичной, не будь ее мордашка утыкана везде, где можно и где нельзя, колечками и другими металлическими предметами. Лично мне не очень нравится чрезмерный садомазохизм.

В кресле, рядом с кроватью, восседала охраняющая ее сиделка, сильно смахивающая на персонаж моих кошмаров: огромная тетка с центнер весом, далеко за пятьдесят, с густо накрашенными губами и веками, в туго сидящем белом халате, заляпанном едой. Звали ее Труди.

Алиса с отвращением на лице оглядела меня с головы до ног, а затем спросила, какого хера хочет от нее этот кусок дерьма. Смутившись, ее отец сделал попытку представить меня, но она принялась орать на нас, не меняя позы и выражения лица. Она требовала, чтобы мы – свиньи, хозяева и слуги хозяев – сейчас же убирались вон.

Мы доставили ей такое удовольствие, и по дороге Гардони, все более расстраиваясь, принялся грузить меня своими несчастьями. Поскольку платил он, я не мог не изображать внимательного слушателя.

– Два года назад она связалась с бандой вонючих хиппи, которые живут вместе с собаками, – сказал он. – Ее мать и я посчитали, что это переломный возраст, в котором дети всегда бунтуют, что это скоро пройдет, старались не ссориться с ней и быть ласковыми, даже когда она притаскивала в дом кого-нибудь из этих мерзавцев. Но в последнее время ее безобразное поведение стало выходить за рамки нормальности. Алиса начала резать себя бритвой, втыкать повсюду кольца, все чаще исчезала из дома на несколько дней и появлялась абсолютно измотанная. А месяц назад с ней случился окончательный срыв. С тех пор она ни с кем не разговаривает, не моется, не хочет выходить из комнаты. Мы вынуждены были посадить с ней рядом сиделку. Мы навещаем Алису каждый день, но она не отвечает на наши вопросы ни одним словом и принимается кричать. Хоть бы сказала, чего она хочет…

До сих пор они не обращались к психиатрам, надеясь, что справятся сами. Но сейчас они в это уже мало верили.

Расставшись с хозяином дома, я продолжил самостоятельно обходить имение внутри и снаружи. Тем временем атмосфера вечеринки становилась все оживленнее – в пределах возможного для встречи мумий веселья.

По пути я передал одну портативную рацию шефу официантов, другую – охраннику паркинга, чтобы они могли моментально оповестить меня, случись что-либо в том месте, где они находятся. Поскольку никто не звал меня разнимать драку или отражать нападение городских хулиганов, к одиннадцати вечера мне уже до смерти надоело без дела ходить туда-сюда, выслушивая полный репертуар оркестра Фаусто Папетти, звучавший из динамиков, которые были расставлены в кустах по всему парку.

Я уселся на каменную скамью подальше от дома, созерцая забавное зрелище, представленное сливками сливок общества, которые, наевшись до отвала, теперь, вероятно, продавали друг другу плантации на Борнео или небоскребы. Экзотика, недоступная пониманию человека с тощим кошельком. Некоторые лица мне были знакомы благодаря постоянному чтению ежедневной прессы, другие принадлежали прекрасным незнакомцам, по надменным выражениям физиономий которых я сделал вывод, что они уж точно не относятся к обездоленным, приглашенным на этот праздник жизни из милости и чувства гуманизма. На всякий случай, учитывая, что кто-то из них может стать моим потенциальным клиентом, я автоматически зафиксировал в памяти список приглашенных, собираясь позже расспросить о них Вале, разбирающуюся в хитросплетениях высшего света намного лучше меня.

Мне вдруг страшно захотелось пропустить пару коктейлей, их было бы достаточно, чтобы утопить скуку, однако я опасался, что это произведет плохое впечатление на моего клиента, не говоря уж о возмущении моего Компаньона: он терпеть не мог, когда я вливал в себя спиртное в момент, близкий к смене караула. Именно по этой причине я начинаю выпивать сразу же после пробуждения.

Я всерьез начал подумывать, а не улечься ли мне на скамью и не вздремнуть немного в ожидании окончания своей смены, но и это было бы не очень красиво по отношению к моему Компаньону. Уговор есть уговор: работа делится поровну.

Зевая и сожалея о том, что кончились сигареты, я поднялся в поисках какого-нибудь развлечения, например флирта с особенно раскованной гостьей либо со слепой официанткой, у которой я мог бы сойти за солидного человека. Слава богу, фрак был необязателен, но мой костюм никто не смог бы принять за экземпляр от кутюрье. Кстати, не понимаю почему, но, что бы я ни надел, никогда не выгляжу элегантно.

Я вздохнул и направился к самому оживленному месту вечеринки – к столам с едой. Я, правда, не был голоден, поскольку уже поклевал немного до этого, но тартинки с семгой выглядели уж очень притягательно.

– Вина, синьор? – спросила меня барменша в униформе. Очень симпатичная.

Я отрицательно покачал головой, приторно улыбаясь и одновременно судорожно ища тему для разговора с ней. Мозг выдал мою обычную хохму об одноруком пианисте, она показалась мне подходящей, но, прежде чем я открыл рот, ее аквамариновые глаза уже перепорхнули на гиганта в вечернем костюме, который, казалось, пришелся ей больше по вкусу, быть может, из-за фигуры культуриста, спадающих на плечи белокурых волос и пухлого бумажника. Я решил не вступать в соперничество и, оставив поле боя сопернику, переместился в самый темный угол парка, к первому ряду деревьев.

– Простите, у вас не найдется зажигалки?

Женщина, протянувшая в мою сторону кончик сигареты, вставленной в длинный черный мундштук, к сожалению, была не такой аппетитной, как барменша. За ее плечами лежало не меньше восьмидесяти зим – веком больше, веком меньше, – и она сидела в инвалидном кресле с закутанными легким шерстяным пледом ногами. Тем не менее на ее изборожденном глубокими морщинами лице были видны вовсе не потускневшие от возраста, ясные и твердые, словно кремень, глаза. Я пошарил в кармане, вытянул старый ветроустойчивый «Зиппо» и зажег.

– Курить вредно, – сказал я Старухе.

Она глубоко затянулась, затем выдохнула ментоловое облачко дыма в мою сторону:

– В моем возрасте уже не существует ничего вредного, кроме гвоздей в крышку гроба. Вы… охранник, я не ошибаюсь?

Я уставился на нее:

– Что-то в этом роде… Мне надо лучше прятать свою полицейскую дубинку?

Она коротко хмыкнула:

– Нет, вы ничем себя не выдали, просто, только без обид, вы абсолютно не походите на обычного гостя. К тому же мой сын вас достаточно хорошо описал. Я Роза Гардони, мать Паоло.

Она протянула руку, сжав мою железными тисками. Я назвал ей свое имя, что вряд ли добавило ей информации.

Роза Гардони сделала еще одну затяжку и задумалась на мгновение.

– Я надеялась увидеться с вами, – произнесла она осторожно, – поскольку хотела попросить об одном одолжении, если вы не возражаете.

– Я в вашем распоряжении, если только вы не попросите меня убить кого-нибудь. В этом случае у меня особенный тариф.

Она сухо засмеялась.

– Не беспокойтесь, убивать никого не придется, – заверила она серьезным тоном. – Скажите, вам удалось повидаться с моей внучкой?

– Да, и думаю, я не вызвал у нее положительных эмоций.

Она вздохнула:

– Вполне возможно. Мне кажется, с некоторых пор ее характер портится с каждым днем.

– Я не был знаком с ней прежде, но по тому, что увидел, могу предположить, что вы не ошибаетесь.

– Она всегда была живой девочкой, со своими идеями по поводу того, как жить, – продолжила она, не дав мне понять, услышала ли она меня. – Со мной, кстати, она всегда находила общий язык. А сейчас она больше не хочет ни видеть меня, ни разговаривать. Я уж не знаю, что и подумать.

– Может, надо потерпеть немного, – попробовал я успокоить ее. – Чего только с детьми не бывает. То они отказываются от каши, то от мопеда, потом отрицают буржуазные ценности, а затем вынимают серьгу из носа и женятся в церкви в белых одеждах. Все как обычно, достаточно уметь ждать.

Она вынула окурок из мундштука и затушила его о колесо коляски:

– Не принимайте меня за впавшую в маразм старуху. Я хорошо знаю свою внучку и не думаю, что речь идет о банальном возрастном кризисе. Я единственная в семье, кому она поверяла все свои тайны, и я никогда не осуждала ее, как делали сын и его… моя невестка. – По тону, которым она произнесла два последних слова, мне стало ясно, что жена сына не вызывает у нее симпатии. – С Алисой что-то случилось, я даже представить не могу, что именно. Она пыталась связаться со мной месяц назад, но я была на другом краю света. Возможно, у нее возникли какие-то проблемы, и она почувствовала себя преданной мною, потому что меня не было рядом и я не могла ей помочь. Я надеялась, что вам удастся поговорить с ней, учитывая, что вы – юноша и вам легче будет понять ее…

Она все больше нравилась мне. Тем более это была единственная женщина, которая удостоила меня взором и улыбкой.

– Послушайте, мне очень жаль оставлять вас здесь одну. Хотите, я отвезу вас куда-нибудь?

Она покачала головой.

– Спасибо, дорогой. Я жду мужа, который пошел взять чего-нибудь выпить, да, видимо, задержался поболтать с какой-нибудь девчонкой. Они питают к нему слабость, но… – заговорщически понизила она голос, – я не ревную. Ага, вот и он собственной персоной.

Я обернулся и заметил поблизости только Нибелунга, который отвлек на себя внимание барменши. По информации, сообщенной мне Компаньоном, Гардони-старший давным-давно почил в бозе. Не привиделся ли Старухе призрак? Хотя мне она не показалась выжившей из ума.

– Извините, где? – спросил я.

– Вы не видите перед собой блондина? Ну конечно, он же такой огромный.

Я опешил:

– Гмм, это ваш муж?

– Да, подождите, я вас с ним познакомлю. Ларс! – позвала она, замахав рукой, и муж, а это действительно был он, поспешил к ней с двумя полными бокалами в руках. Протянув один любимой супруге, он вопросительно уставился на меня.

– Ларс, это Сандро Дациери, наш ангел-хранитель. Ларс Волкмар, мой второй муж. Я оставила фамилию первого, я так долго носила ее, что мне показалось невозможным привыкнуть к новой.

Мы протянули друг другу руки.

– Очень приятно, – сказал он с легким немецким акцентом.

– Мне тоже. – Я пожал руку. – Жаль, что не могу остаться здесь подольше. Должен продолжить обход. Благодарю за беседу. – Я старался не бежать и удалился размеренным шагом.

За моей спиной раздался голос Розы Гардони:

– Если вам удастся поговорить с Алисой, пожалуйста, сообщите мне об этом.

– Мне легче увидеться с Папой, но если это произойдет, я обязательно вам расскажу, – буркнул я и поспешил уйти, стараясь не засмеяться, пока не скроюсь с глаз долой. Ах ты, похотливая старушенция! Роза Гардони не только не выказывала страха перед разницей поколений, но, напротив, скорее демонстрировала, что умеет с пользой для себя преодолевать ее. Впервые информация моего Компаньона оказалась неполной. При первой же возможности я ему об этом сообщу.

Я продолжил обход усадьбы внутри и снаружи, с боков, сверху и снизу, пересчитывая клумбы, ступени, пьяниц. Общий шумовой фон начал снижаться. Наиболее пожилые гости уже клевали носом, и разговоры сидящих за металлическими столиками на поляне у входа в дом, а также прогуливающихся по лужайке становились все глуше. Даже музыка звучала менее громко, музыканты играли только медленные старинные мелодии. Я надеялся, что это предвестие скорого разъезда.

Несколько раз я сталкивался с барменшей, но ограничивался тем, что смотрел на нее ироничным взглядом, означавшим: ты поставила не на ту лошадку, девочка. Круг за кругом, затем новый круг, и на очередном витке, пересекая полутемный зал, я встретил полночь.

И в это мгновение сильный звон разбившихся стекол, донесшийся с противоположной стороны коридора, заставил меня подскочить.

Коротко выдохнув, я понесся в том направлении, ощущая, как желудок мгновенно сжался от выброса адреналина и кислый привкус тартинок поднялся до самого горла. Звон раздался оттуда, где, как я помнил, в самом конце коридора находилась гостевая спальня. Я надеялся, что какой-нибудь пьяный упал на блюдо, однако просчитался. Огромное окно было разнесено вдребезги. Его разбили изнутри, вероятно, тем самым стулом, что валялся сейчас кверху ножками на траве газона. Труди, тучная сиделка, сжимала голову ладонями: кровь ручьем стекала из раны на лбу.

– Она сбежала, – простонала сиделка. – Ударила меня стулом и сбежала.

Речь конечно же шла об Алисе. Стараясь не порезаться торчащими в раме осколками, я выпрыгнул в окно и понесся в сторону парка. Эта сторона здания находилась точно напротив той, где проходила вечеринка, поэтому здесь никого не было. Я напряг зрение, пытаясь разглядеть в мелькнувшем впереди светлом пятне ночную рубашку Алисы, и тут в желтом свете горящих фонарей увидел не ее, а спину здорового мужика в бежевом костюме и ковбойских сапогах, который бежал, сжимая пистолет, явно по следу девчонки. Не знаю, что я сказал бы Алисе, настигнув ее, но мне совсем не хотелось, чтобы этот тип ее пристрелил. Я увеличил скорость и, проклиная близорукость и срывая с носа очки, нырнул вперед руками, сбив мужика с ног. Дико ругаясь, он покатился по земле. Не давая ему опомниться, я одной ногой наступил на его руку, сжимавшую оружие, а носком другой дважды коротко пнул его в физиономию, чуть выше виска. Мужик затих.

– Не-е-т! – услышал я отчаянный женский визг. – Не надо, это мой шофер. Оставьте его в покое!

Я обернулся. У разбитого окна столпились гости. Свесившись в пробоину, визжала толстуха лет пятидесяти.

– Тогда держите его на поводке рядом с собой! – крикнул я, выхватил из руки поверженного водителя пистолет и возобновил погоню. На бегу вытащил обойму и забросил ее подальше в темноту, за ней последовал пистолет. Мне совсем не хотелось получить пулю в задницу.

Возня с шофером стоила мне времени, и я опоздал. Пробежав сквозь темный участок парка, я очутился перед кирпичным забором, освещенным ярким неоновым светом, и увидел стоящую на нем фигурку в развевающейся одежде, готовую спрыгнуть на другую сторону.

– Алиса, – тяжело дыша, выдавил я, стараясь говорить как можно спокойнее, – это я – хозяйский раб, подожди, не прыгай, я…

Не оглянувшись на меня, девушка исчезла. Подбежав к стене, я заметил свисающую со стены веревку, привязанную к стальному пруту, к которому крепилась колючая проволока, в этом месте аккуратно накрытая пледом.

Недолго размышляя, я сделал то же самое, что и девчонка, и спрыгнул на землю в тот самый момент, когда Алиса взлетела на заднее сиденье мотоцикла, немедленно рванувшего с места. Сидевший за рулем человек поднял руку в перчатке, показав мне оттопыренный средний палец. Ну что ж, я заслужил.




5


В понедельник, ровно в пять пополудни, я проснулся в ванне с почти остывшей водой. Моя голова удобно лежала на деревянной, покрытой резиной подставке, служившей мне подушкой. На патине пара, затянувшей зеркало, висевшее слева от меня, Компаньон оставил запись: «Пойди купи чего-нибудь!!!» Он был прав, сегодня была моя очередь, а в доме не было ничего съедобного, остатки в холодильнике походили на украденное из благотворительной столовки для нищих.

Я открыл кран с горячей водой, чтобы согреться и поваляться еще немного, расслабившись. Подняв ногу, внимательно осмотрел подушечки пальцев и сделал вывод, что отмокаю в ванне уже не меньше часа, но не почувствовал никакого желания вылезти наружу в поисках провианта и туалетной бумаги. За окном по-прежнему дождило, как и вчера, и так же, как вчера, я решил провести время бодрствования дома, пьянствуя, листая газеты и пялясь в телевизор.

Ты становишься асоциальным типом, сказал я себе. Я всегда был асоциальным, ответил я себе. Результат одновременного существования в одном теле в двух состояниях – бодрствования и сна: просыпаешься всякий раз внезапно и не можешь вернуться обратно в сон еще на немного, потому что эта поляна уже занята.

Кстати, я никогда не мог понять, спит ли мой Компаньон когда-нибудь. Он утверждает, что спит, но мне кажется, он, как всегда, привирает по какой-то причине. Ну-ну.

Я сполоснулся под душем, взял с тумбочки чистое полотенце, приготовленное заранее. Под ним я нашел очередной ежедневный отчет Компаньона: рассветные часы он провел, делая кое-какую работу по дому, а утро – с Вале, которая освободилась на первую половину дня, что означало: в следующие вечера она будет занята.

Соседка, живущая этажом выше, Стефания, пригласила его выпить чаю в полдень. Он согласился на это ради меня, зная, что Стефания, брюнетка лет двадцати пяти, очень похожая на Настасью Кински, всегда будила во мне низменные инстинкты. Правда, в течение двух лет, что я был с нею знаком, она никогда не видела во мне мужика, а только приятеля мужеского полу, но меня это мало трогало: я научился искусству верности, после того как открыл для себя, что ничем не похож на Пола Ньюмана.

Я быстро вытерся и так же быстро оделся, глядя на себя в зеркало, предварительно смахнув с него вуаль пара ладонью. Отлично: красив – не красив, зато какой магнетический взгляд!

Когда Стефания открыла дверь, мне в лицо ударил сладковатый аромат «травки».

– Это твой новый освежитель воздуха?

– А, это ты, – поприветствовала она меня, распахивая дверь пошире и давая мне пройти. На ней были широкие джинсы и ярко-оранжевая майка. – Я набила себе косячок и испугалась, что заявился этот зануда Эритрео Каццулати.

Она закрыла дверь, и я пошел за ней в комнату, где стояло немного мебели из ИКЕА, а пол почти целиком был завален разбросанной одеждой. Любовь к порядку не входила в список ее добродетелей.

– Кто такой этот Эритрео Каццулати?

Стефания вернулась за компьютер, на экране которого торчали какие-то диаграммы: видимо, заканчивала свою дипломную работу по информатике. Я улегся на пол, использовав в качестве подушки пару вязаных кофт.

– Пенсионер с первого этажа. – Стефания принялась стучать по клавиатуре. Она способна работать и болтать одновременно. – Я зову его именем персонажа комиксов, потому что он очень похож. Ты с ним знаком?

– Видел пару раз, – ответил я ей в спину. Тип был носатым стариком, подкармливающим всех дворовых кошек округи. Всякий раз, когда я наступал на кошачье дерьмо в нашем подъезде, я вытирал башмаки о коврик у его двери. – Ему какое до тебя дело? Достает тебя своей праведностью?

– Да нет, просто мне иногда хочется поболтать с кем-нибудь, и он ко мне заходит. А тебя он сторонится, говорит, что терпеть тебя не может. – Она протянула руку и взяла свой недокуренный и чудом не замоченный дождем «косячок» с подоконника, куда она положила его, услышав мой звонок. Прикурила от кухонной спички, облачко голубоватого дыма окутало ее лицо. Затянулась и протянула сигарету мне. Я отрицательно затряс головой: гашиш и марихуана плохо действуют на мои суточные биоритмы.

– Будем надеяться, что он не изменил своего отношения, и в следующий раз, когда я его встречу, с чистой совестью спущу его с лестницы.

– Ну ты даешь! – Стефания дернула плечами, отчего с кресла на пол свалилось еще с десяток вещей. Под майкой красиво обозначились мышцы спины: она занималась китайской гимнастикой тай-цзы. – Слушай, сегодня утром не успела спросить тебя. – Она говорила, не отрываясь от экрана. – Ты куда-то спешил, иногда ты несешься, словно у тебя кайенский перчик в заднице. Как прошла твоя субботняя халтура?

– Честно говоря, не знаю, что и сказать. Я до сих пор не понял, присутствовал ли при побеге на свободу юного человеческого существа, несправедливо запертого в клетку, или же при нервном срыве душевнобольной. – И я кратко изложил ей события того вечера, ощущая, как плющится на полу моя задница.

Стефания ткнула окурок в переполненную пепельницу и обернулась ко мне.

– А если ее действительно силой держали взаперти? – спросила она.

– Вот это меня и раздражает! Папаша заверил меня, что они ни в чем Алису не ограничивали, она могла делать все, что хотела, а сиделку наняли для ее же пользы. Так какого же черта она ударила старуху стулом и сиганула через окно? В самый разгар праздника и при всем честном народе? – Я на мгновение задумался. – Уж если она на самом деле могла делать что захочет, было бы проще дождаться утра и выйти через дверь. А если ее держали взаперти по каким-то причинам, она могла бы позвать на помощь и поставить родителей в затруднительное положение.

– Вдруг она не была уверена, что гости ей поверят? А может, это был сговор богатых идолопоклонников: они похитили несчастную сиротку в качестве ритуальной жертвы какому-нибудь божеству, приносящему им деньги. Как в фильмах ужасов, которые тебе так нравятся…

– Вряд ли девчонка была пленницей, иначе ей бы не удалось дозвониться до своего приятеля и договориться с ним о побеге, – прервал я ее. – Ну разве что надзирательница смотрела за ней спустя рукава. А если предположить, что Алиса была накачана лекарствами, она не смогла бы так ловко перелезть через стену по веревке.

– Следовательно?… Твое заключение?

– У меня его нет. Я сделал свою работу, получил за нее деньги, и этого мне достаточно. Хотелось бы только надеяться, что у барышни действительно крыша съехала, иначе я работал на тюремщика и сам невольно оказался тюремщиком. Что меня совсем не греет.

Я поднялся, устав лежать на жестком полу, подошел к Стефании и начал массировать ей спину.

– Ах, как хорошо… продолжай… Ты должен найти себе работу поинтереснее, дружок. Что-нибудь более подходящее…

– Я умею делать только эту, – ответил я скупо, продолжая разминать ей мышцы. – Мое дело – быть _гориллой_, которая за пару лир может набить кому-нибудь физиономию. Учиться чему-то другому в моем возрасте поздновато.

– Ты мог бы опять наняться в какое-нибудь охранное агентство: мне кажется, такая работа может оказаться более достойной и постоянной. – Она прекратила стучать по клавиатуре и опустила голову на руки, наслаждаясь массажем.

– Нет уж, спасибо. Я уже работал в отделе маньяков целых четыре года и меньше чем двадцать дел одновременно не вел, занимаясь этим практически с утра до вечера. И не заработал ни хрена, и никогда прежде не чувствовал себя так хреново. Конечно, в половине случаев речь шла о ерунде: дурацкие козни разочарованных любовников, закидоны девяностолетних эротоманов, гадости завистливых родственников или коллег. Или полоумных, которые через себя перепрыгивали, чтобы привлечь внимание известных людей. Хотя случалось иметь дело с отпетыми отморозками. – Я прервал массаж, завернул левый рукав рубашки и продемонстрировал ей на предплечье следы встречи с одним из них. – Видишь этот шрам? Это от бритвы, которой собирались оттяпать нос одной моей клиентке, но промахнулись. – Я вновь занялся ее спиной. – У меня таких шрамов полно по всему телу – от ножа, арматуры, цепей, бутылок. Однажды на меня даже плеснули кислотой, которой собирались облить цистерну грузовика: если бы на мне не было пальто, сейчас я ходил бы с дыркой в спине.

Стефания клюнула губами мою левую руку, а я ответил ей поцелуем в шею. И заметил, как на ее затылке вздыбились волосы. Интересно, что бы это значило?

– Почему ты прекратил массаж? – спросила она севшим голосом.

Я возобновил свои усилия.

– Но тебе удалось схватить того, кто это сделал? – спросила она после паузы.

Я протяжно вздохнул, пытаясь не дать ей заметить, насколько мне приятно ласкать ее спину.

– Я всех их поймал, но в этом-то и проблема, – ответил я. – Согласен, некоторые из них были просто бешеные ублюдки, свихнувшиеся на деньгах, и я, отправив их в тюрьму, совсем не переживал по этому поводу. Зато остальные были из тех несчастных, арестовав которых, я ощущал себя полным мерзавцем. Как в случае с тем, кто полоснул меня бритвой. Когда мне удалось разоружить его, он не понимал, что с ним случилось, и попросил у меня прощения. Он был здоровенный, толстый парень, но с куриными мозгами. Как мне позднее рассказали, он был неграмотен и страдал от одиночества, потому что его мамаша сказала ему, что все кругом суки и проститутки.

Мне до сих пор снится эта сцена: я истекаю кровью на тротуаре, а его заталкивают в машину карабинеры. И у него взгляд, как у животного, которое везут на скотобойню. Весь ужас в том, что именно я отправил его туда.

– Он был просто убогим и больным человеком, – продолжил я. – Как можно посылать в тюрьму больных людей?

– Ты бы предпочел, чтобы они ходили по улицам и резали людей?

– Господь с тобой, конечно нет, но этот-то не был конченым негодяем! Просто несчастный парень, у которого мозги съехали набекрень от свалившихся на него проблем. И сейчас он наверняка сидит в каком-нибудь тюремном дурдоме, где ему затыкают рот грязной тряпкой и привязывают к кровати. И я не хочу больше нагружать мою совесть, даже слышать о такой работе не хочу.

Стефания крутанулась на кресле и уставилась мне в глаза:

– Ты меня изумляешь. У тебя, как видно, есть совесть!

– Ты даже не представляешь, сколько ее у меня! – Я нагнулся, чтобы поцеловать ее.

Она выскользнула из моих рук и встала.

– Мне кажется, тебе слишком понравилось массировать меня, пойду приготовлю тебе вместо чая расслабляющий отвар. – Стефания зашлепала тапками в кухню, оставив меня одного в спальне слушать, как она суетится у плиты.

– Ты не очень-то любезна! – крикнул я ей.

– Извини, что не падаю у твоих ног, – крикнула она в ответ, – но знаешь, как говорят в таких случаях…

Что говорят в таких случаях, я не успел узнать, потому что раздался звонок в дверь, прервав ее на полуслове. Она пошла открывать.

– Добрый вечер, синьорина Стефания, – услышал я голос нашего соседа Эритрео Каццулати. Слава богу, он прервал всего лишь разговор! – Вам известно, что полиция разыскивает синьора Дациери?

Электрический разряд ударил по моим эрогенным зонам, погасив робкие желания. Я приставил ухо к двери, чтобы было лучше слышно, спешно производя анализ своего недавнего прошлого. Оно было более или менее незапятнанным, если только Компаньон не натворил чего-нибудь, не поставив меня в известность. Нет, это вряд ли, подумал я, отказываясь от идеи выпрыгнуть в окно.

– Полицейские позвонили по домофону мне, потому что на домофоне нет таблички с номером квартиры синьора Дациери. Я назвал им номер. Кто знает, что он натворил… – Каццулати прямо-таки захлебывался от радости, пока не увидел меня. Я отчетливо услышал, как клацнула его искусственная челюсть, когда он стремительно отскочил от входной двери на лестничную клетку.

– Извини, Стели, я думаю, мне стоит сходить посмотреть. – Я старался говорить спокойно, но у меня не очень получилось.

– Как ты думаешь, что они от тебя хотят?

– Понятия не имею. Но окажи мне любезность: если я не позвоню тебе в течение трех часов, предупреди Вале. У тебя ведь есть номер ее телефона?

Она утвердительно кивнула:

– Не беспокойся и будь осторожен, прошу тебя.

– Ну разумеется!

Я побежал вниз по лестнице, обогнал Каццулати, который от ужаса вжался в стену. Невозмутимо улыбнулся ему и с тем же невозмутимым видом предстал пред очами двух агентов в штатском, которые ждали меня в дверях подъезда. С этими ребятами я был знаком. Их звали Пенса и Пассантини – когда-то приходилось общаться. Так что не составило труда узнать, чему я обязан счастьем лицезреть их и почему они желают, чтобы я пошел с ними «перекинуться парой слов»: Алиса Гардони была мертва.

В Милане дождь действует на автомобильное движение магическим образом – оно просто прекращается: светофоры мигают всеми огнями сразу, подземные переходы тонут в воде, канализация выплескивается наружу, у троллейбусов слетают дуги, и они застывают посреди проезжей части, автомобилисты забывают правила дорожного движения и пытаются пробиться к цели любой ценой. Водитель серого «фиата-пунта», один из двух полицейских, оказавших мне честь приехать за мной, чередовал грязные ругательства с ударами по клаксону и время от времени включал подвывающую сирену, но это нисколько не приближало нас к пункту назначения – полицейскому участку на улице Фатебенефрателли.

Мы почти не разговаривали все это время: оба моих ангела-хранителя явно не знали, как им со мной себя вести, а я хранил упорное молчание, огорченный тем, что совсем не так намеревался провести этот вечер.

Мы въехали во двор участка, меня провели длинным и извилистым подземным коридором, откуда подняли на этаж и оставили в одиночестве в убогой комнате, больше походящей на приемную второразрядного дантиста. Только журналы были другие: почти полный комплект выходящего раз в две недели журнала Независимого профсоюза полицейских и пара нераспакованных бандеролей с городской газетой за прошлый месяц.

Не было никого, с кем бы я мог поговорить хотя бы о погоде, поэтому я уселся на один из жутко твердых стульев и погрузился в чтение прессы. В результате через пару часов получил полную информацию о достоинствах полицейских агентов этого участка, о самых суровых законах, касающихся высылки иммигрантов и подобной дребедени, но никто так и не появился спасти меня от всего этого, не говоря уже об аббате Фариа. Правда, и я ведь совсем непохож на Эдмона Дантеса.

С журналами было покончено, и я перешел к изучению стен, подсчету плиток на полу и трещин на стенах, затем, прикрыв глаза, принялся за дыхательную гимнастику. Мне уже приходилось торчать в этом предбаннике, но впервые меня притащили сюда в связи с убийством, и я чувствовал, что мое положение более чем деликатное.

Намного деликатнее, чем десять лет назад, когда меня хватали за активное участие в шумных, но безрезультатных демонстрациях. Я был не самым примерным студентом факультета политических наук: сначала подписывал какие-то письма против идиотских реформ, потом начал серьезно заниматься политикой, примкнув к независимым молодежным группам. Это не значило, что я затевал что-то противозаконное или в рядах радикалов захватывал пустующие здания, однако конфликтовать с полицией приходилось почти каждый день, и мы нередко лупцевали друг друга палками.

Частенько меня поколачивали в «воронке», доставлявшем меня в полицейскую казарму или в ближайший полицейский участок. А пару лет назад я был даже одним из активистов «Леонкавалло», самого известного в Италии негосударственного социального центра, где занимался в основном организацией манифестаций против ядерной войны и антинаркотических патрулей.

Это был мир, который меня очаровывал. Впервые в жизни, преодолев свой закостенелый индивидуализм, я получал удовольствие от коллективного общения. А в результате постоянного, плечом к плечу, участия во всех наших остросюжетных действиях с одним из руководителей центра, Даниэле Дзуккеро, у меня установились не просто дружеские, а почти братские отношения.

Конец такой жизни был положен в 1989 году в связи с попыткой коммунального управления, возглавляемого зятем Кракси, выселить «Леонкавалло» из занимаемого центром здания брошенной фабрики.

Заметив активную возню полицейских патрулей на автомобилях и вертолетах около здания, мы сразу же сообразили, что-то затевается, и, вооружившись, чем могли, расположились на плоской крыше. Нас было около сотни рябят и девушек разного возраста и по-разному воспринимающих происходящее. В шесть утра здание было окружено полицейскими и карабинерами, и я целый час бросал в них камни и бутылки с «коктейлем Молотова». Это наполняло меня восторгом, я чувствовал себя маленьким святым Георгием, вступившим в схватку с драконом, или бородачом, штурмующим казармы Монкадо, но в конце концов и я был вынужден убегать по крышам квартала, задыхаясь от нехватки воздуха, преследуемый летящим над самой головой вертолетом, из которого нас поливали слезоточивым газом.

Мой Компаньон уже начал набирать форму, я подыграл ему: подпрыгнув, залез в слуховое окно какого-то дома и слетел вниз в подвал, где и отсиделся, пока все не закончилось. Я так и не узнал, кому принадлежал этот подвал, но среди автомобильных аккумуляторов, о которые едва не сломал себе спину, нашел бутылку вина и выпил ее до дна за благополучный исход дела для тех, кого властям удалось схватить. И за свое собственное благополучие, уже сознавая, что это была лебединая песнь Сандроне-Революционера.

Ведь если бы я продолжил в том же духе, то наверняка оказался бы в тюрьме, а этого я не мог себе позволить. Хотя бы потому, что мой ни в чем не виноватый Компаньон, до сих пор терпеливо сносивший все мои поползновения изменить мир, соглашавшийся иногда почитать кое-какие политические тексты, которые я для него подбирал, тоже оказался бы в камере вместе со мной. К тому же я боялся, что, живя в клетке бок о бок с другими людьми, не смогу долго скрывать, что я никогда не сплю, что у меня неожиданно меняется настроение, а память выкидывает странные коленца. Не мог, потому что очень скоро оказался бы в тюремном дурдоме.

Восемь часов спустя, абсолютно пьяный, в соплях и слезах, я выбрался из подвала. Вернувшись домой, привел себя в порядок и отправился на поиски типа, который предлагал мне работу вышибалы на дискотеке, навсегда сменив вязаную шапочку на галстук.

Позднее я не раз приходил в полицейский участок для дачи показаний по поводу тех, кого с моей помощью засадили за решетку. Меня утешало только то, что речь шла не о моих бывших товарищах, а всего лишь о костоломах и провокаторах, и все же здесь что-то всегда напоминало мне, каким образом я поставил точку на своем прошлом, посчитав его большой ошибкой.

Наконец-то обо мне вспомнили и пришли, чтобы проводить в кабинет шефа отдела, Луиджи Феролли, крупного мужчины лет пятидесяти, с морщинистым загорелым лицом, на котором красовались густые, желтые от никотина усы. Я уже встречался с ним прежде по работе и надеялся, что у него на меня нет большого зуба. Хотя полицейские не особенно доверяют тем, кто занимается вопросами безопасности в частном порядке, если только это не их бывшие коллеги.

Он сидел за массивным письменным столом на фоне разноцветных вымпелов, собственных фотографий в форме при исполнении обязанностей и плаката с надписью: «Поступай и ты на службу в полицию, стоящую на страже общества». Не поднимаясь со стула, он соблаговолил протянуть мне руку, которую я крепко пожал, и предложил сесть.

Некоторое время Феролли молча разглядывал меня, и в его глазах читалось безграничное презрение к таким типам, как я. Это, как я понял, была попытка запугать меня, которая, впрочем, не возымела ожидаемого эффекта.

– Ну что, Даци, все охотишься на маньяков? – наконец произнес он.

– Только когда они на меня не охотятся. – Я начал чувствовать себя слегка уставшим от потраченного впустую вечера. – Запомни, в следующий раз, когда ты меня пригласишь, принеси что-нибудь почитать, детективчик какой, например. С хорошей книжкой время бежит быстрее.

Феролли с удивлением посмотрел на меня и закурил сигарету без фильтра.

– Мы к твоим услугам, Дациери, но у нас было чем заняться, и мы не могли все бросить и сразу же принять тебя. – Он потыкал сигаретой в мою сторону, словно прокурор пальцем. – Знай, я велел привести тебя сюда, потому что мы нигде не могли найти номера твоего телефона. Обычно я не посылаю своих людей работать таксистами.

Ну разве что в случае, когда тебе не терпится прочистить кому-нибудь мозги, подумал я. Хотя он был прав: чтобы избежать малоприятных визитов, я не писал своей фамилии на домофоне и вместо своего давал телефоны друзей и родственников. Сейчас же я был вынужден сообщить Феролли свой номер, предполагая скоро его заменить.

– Как, наверное, тебе уже сказали мои ребята, – вновь заговорил он, – ты здесь из-за убийства Алисы Гардони. Мы обнаружили ее труп несколько часов назад, после того как родители заявили о ее исчезновении. Они уже опознали тело, у них нет никаких сомнений, что это она. По их словам, ты был одним из последних, кто встречался с ней, прежде чем она исчезла. Они не ошибаются?

– Нет, и знаешь, я бы не сказал, что эта встреча доставила мне большое удовольствие.

В течение немногих часов, прошедших с того момента, я уже вторично пересказывал события вечеринки на вилле, с сожалением вспоминая о предыдущем моем собеседнике, который решительно был мне намного приятнее. Я постарался избегать в своем рассказе откровений Гардони о собственной дочери – немного недосказанности никогда не повредит, – но все равно, это была довольно длинная история. Не столько из-за вопросов Феролли, который, прикуривая одну сигарету от другой, казалось, не услышал ничего нового, сколько из-за медлительности пожилого полицейского, который двумя пальцами, неспешно выстукивал текст моего сообщения на допотопной электрической машинке.

– Тебе не повезло, Даци, – прокомментировал Феролли, когда мои воспоминания иссякли. – Если бы тебе удалось поймать ее, эта несчастная была бы еще жива, а так…

Меня разозлила эта фраза, может быть, потому что эта мысль свербела и в моем мозгу и я тщетно пытался прогнать ее прочь.

– Одну секундочку, плиз. Даже если б я ее догнал, больше чем уверен, это ее не остановило бы. Она хотя и была несовершеннолетней, но молоко на ее губах уже давно обсохло, и, если она решила сбежать из дома, ее ничего бы не удержало. И потом, девочка могла бы сбежать на следующее утро и также быть убитой. Во всяком случае, у меня была задача не дать нашпиговать ее свинцом этому кретину водителю минутой раньше.

– Брось, личный водитель синьоры Карапелли, Николо Гварньери, – бывший полицейский, опытный человек с незапятнанным прошлым, – холодно среагировал Феролли.

– Поздравляю. Прежде чем отпускать его в отставку, вам не мешало бы устроить ему тест на умственную полноценность.

Сморщившись от раздражения, Феролли откинулся на жалобно скрипнувшую спинку кресла из искусственной кожи.

– Не тот случай, чтобы юморить, Даци. Когда Гварньери услышал звон разбиваемых стекол, он посчитал, что произошла кража со взломом, и повел себя абсолютно логично, погнавшись за человеком, показавшимся ему подозрительным.

– Вор в ночной рубашке? Что-то уж больно эксцентричные воры пошли, вам не кажется?

– Я вижу, вся эта история тебя забавляет… – Телефон на письменном столе звякнул, и губы Феролли скривились в свирепой ухмылке. Не донеся трубку до уха, он некоторое время бросал в нее: – Да, нет, хорошо.

Положив трубку на место, он вновь с раздражением уставился на меня, не произнося ни слова.

– Слушайте, мне все уже надоело до чертиков, а не отпустить ли вам меня домой прямо сейчас, а? Или желаете, чтобы я повторил все с начала? Не исключено, что будут расхождения…

– Нет уж, спасибо, у меня нет никакого желания слушать тебя. – Он протянул мне на подпись листы бумаги, которые двупалая улитка наконец-то закончила печатать. – Когда спустишься вниз, постарайся утихомирить свою адвокатшу, а то она закатила моим ребятам дикий скандал. Ты что, не предупредил ее, что тебя привезли сюда для дружеской беседы?

– Только без обид, Феролли, но она в курсе, что частенько дружеские беседы с вами заканчиваются дыбой и испанским сапогом. Да и мне гораздо спокойнее, когда за стенами участка кто-то обо мне думает. Благодарю за все.

Когда я уже был у самой двери, Феролли вновь подал голос:

– Дациери, у меня еще нет четкой картины произошедшего, и это меня беспокоит. Не стану скрывать, мне известно, ты сделал немало, чтобы очистить город от кучи преступников, по крайней мере, с тех пор как бросил заниматься политикой. Но я знаю также и другое: ты считаешь нормальным делом побег девушки из дома, тебя не возмущает существование целых коммун малолетних отморозков, промышляющих мелкой преступностью, и не удивляет, что эти бездельники захватывают дома и накачиваются там наркотиками. Я обо всем этом думаю иначе. Я уверен, если бы эту девочку не воспитывали так, что у нее развилось ощущение вседозволенности, с ней бы не случилось того, что случилось. Твоя проблема, Дациери, в том, что ты никак не можешь сделать выбор, на чью сторону баррикады тебе встать, но имей в виду, нельзя долго держать равновесие на проволоке: рано или поздно свалишься.

– Спасибо за предупреждение. Я вышью эту фразу на своей пижаме, чтобы никогда не забывать.

Я вышел, на этот раз не пожав ему руки, вскочил в подошедший лифт, направляющийся на первый этаж. В коридоре, который я прошел тремя часами раньше, я столкнулся с несколькими зверопанками в наручниках. Их сопровождали полицейские с брезгливыми физиономиями. Я узнал одного из панков, его звали Фриккио. Он был немного моложе меня и давно уже побирался у метро «Порта Дженова», где его можно было видеть в любое время дня.

– Сандроне, смотри, что они творят! Мы же ничего не сделали! – успел он пожаловаться мне, прежде чем его затолкали в дверь.

В конце коридора меня ждала Вале, насквозь промокшая, несмотря на зонтик, которым она размахивала, словно бейсбольной битой. Я поспешил обнять ее.




6


Сцена с арестованными панками не давала мне покоя все оставшееся время бодрствования, которое я провел дома в одиночестве, после того как отпустил Вале к ее делам, оставленным ради меня. Мне не надо было напрягать мозги, чтобы понять ход рассуждений полиции: Алиса Гардони была убита, Алиса Гардони водила дружбу с нехорошими людьми, следовательно, есть причина капитально зачистить город. И если мне позволили уйти из полицейского участка, то лишь потому, что у них в руках оказался кто-то получше меня.

Вечером, после восьми, очнувшись от беспокойного сна, я нашел подтверждение моим подозрениям в обзоре прессы, которую Компаньон приготовил для меня, оставив на самом виду на кухонном столе.

Почти все газеты поместили на первой странице информацию об убийстве Алисы. Ее труп был найден утром в зарослях кустарника в нескольких километрах от родительского дома. Девочка была убита выстрелом из пистолета в грудь, пуля попала ей прямо в сердце. Пистолет нашли неподалеку. Шоковая информация: пистолет принадлежал Гардони-отцу, девушка прихватила его с собой перед побегом, после чего он оказался в руках ее убийцы.

Я расстроился. Мне должно было прийти в голову проверить, действительно ли пистолет лежит в книжном шкафу, как сказал мой клиент. Следователи, как бы невзначай, указывали пальцами на того, кто «помог девочке сбежать из дома», как на возможного соучастника преступления, а продажные писаки разошлись вовсю, чуя, что наткнулись на убойную сенсацию: зверопанки, совратители девочек из хороших семей, гнусные убийцы! Таинственный мотоциклист считался главным подозреваемым еще и потому, что мотоцикл тоже был обнаружен недалеко от трупа и оказался украденным. Я не разглядел его, видел только обращенный в мою сторону неприличный жест и потому не мог с уверенностью сказать, был ли мотоциклист панком или нет. Но это уже не моя проблема.

«Коррьере делла сера», наиболее посвященная в дела полицейского управления газета, упоминала и мое имя, называя «частным детективом, нанятым для охраны виллы». Очень романтично.

Я попытался представить себя в шляпе, как у Хемфри Богарта в момент совершения очередного подвига, но героический образ сразу же вступил в конфликт с явью: я в одних трусах сижу на кухне, где все пошло вразнос. Холодильник издал последний вздох еще вчера вечером, а денег Гардони на покупку нового явно не хватало. Надо было что-то предпринимать. В сущности, речь шла всего-навсего о каком-то металлическом ящике с несколькими трубками, заполненными ядовитым газом. Да элементарно, Ватсон.

– Перед вами детектив, принимающийся за очередное тяжелейшее задание. – Поклонившись гипотетической публике и опустошив холодильник от нищего содержимого, я с усилием опрокинул эту груду металлолома дверцей на пол и пришел в ужас от количества грязи, скопившейся под ним. Махнув на нее рукой, я вытащил провод из розетки и уселся на спину испустившего дух динозавра, чтобы покопаться в его потрохах. Неизвестно почему, но, как обычно, трижды проклятый последний болт никак не отворачивался.

Я попытался приподнять его, засунув лезвие ножа между его головкой и отверстием. _Стонк_– звякнуло, переломившись, лезвие ножа.

– Твою мать! – прорычал я, едва сдержавшись, чтобы не запустить ножом в стену.

С годами я научился секрету обуздывать вспышки гнева – дыхательные упражнения плюс алкоголь. Распрямив занывшую спину, я поплелся к мини-бару, чтобы пропустить пару стаканчиков красного вина, прежде чем вернуться к работе, которая оказалась более сложной, чем я предполагал. Вино мне еще никогда не вредило.

Газовый компрессор, представший, наконец, перед моими глазами, являл жалкое зрелище. Этот маленький, основательно расплавленный негодяй и был причиной моих несчастий. Однако я понятия не имел, как его извлечь, не дав вытечь газу из трубок: у этой хреновины не было предохранительного клапана. Ясно было одно: если я не хочу отравиться газом, нужно снять змеевик целиком.

Проблема показалась мне неразрешимой, и я вновь потопал к бару, чтобы налить себе еще один стакан вина и выпить его под джазовые мелодии, льющиеся из радиоприемника. Я обожаю джаз, прежде всего би-боп, я даже сделал несколько танцевальных па, когда корнет зашелся в синкопическом крещендо. Мне очень хотелось бы научиться играть на каком-нибудь духовом инструменте, но, увы! – невозможно сделать все, даже имея в своем распоряжении две жизни.

Вдруг мне показалось, что где-то кричат, и я уменьшил звук, чтобы лучше слышать. Действительно, то ли во дворе, то ли на лестничной клетке кто-то разговаривал на повышенных тонах.

Довольный тем, что нарисовалось развлечение, я натянул брюки и майку и вышел на балкон. До всего тебе есть дело, сказал я себе.

– …Вы должны немедленно убрать это, понятно вам? – кричал некто, в ком я признал соседа, живущего на первом этаже. Я посмотрел на часы: почти полночь. Он наверняка перебудил весь дом.

– И чего ты так разорался? Всего делов-то: собака нассала на коврик. Она же не нарочно, это же собака! Да и всего-то пару капель, – молодыми голосами отвечали неизвестные мне оппоненты. – Нам надо найти одного человека, который живет здесь, мы тебе это уже сказали. Не хочешь помочь, вали отсюда. Спросим у кого-нибудь другого.

Жуткая догадка заставила меня стремглав сбежать по лестнице. Перескакивая через три ступени, я летел мимо полуоткрытых дверей и торчащих из них заспанных физиономий, раскланиваясь с ними с дипломатичной улыбкой. Мгновение спустя я был уже в самом центре назревающего скандала.

Мой сосед в пижаме и тапках стоял перед группкой панков, окруженных собаками. Панков было четверо: две девушки и два парня, среди которых я узнал Фриккио. Увидев меня, он засмеялся и приветственно замахал рукой, нанося сильный удар по моей репутации в этом квартале.

– Сандроне! Ну что, гандоны, я был прав, он живет здесь!

Четверка обменялась улыбками и похлопываниями по плечу. Смотри, какая радость!

Сосед обратил ко мне разъяренный взгляд:

– И таких типов ты приводишь в наш дом, Дациери? От полицейских и бомжей уже покоя нет, и все они по твою душу.

– Я пользуюсь спросом – есть чем гордиться.

– Мы поговорим об этом на собрании жильцов дома. Увидишь, тебе такое не сойдет с рук. – Он захлопнул дверь, оставив меня один на один с живописным квартетом.

– Чего вы приперлись? Вам не кажется, что слишком поздно для сбора подаяний? – спросил я, опасаясь худшего.

– Ты чё, какие, на хрен, подаяния! – рыкнул Фриккио. – Мы только что из участка, и нам надо срочно поговорить с тобой. Пять минут.

Учитывая поздний час, лестничная клетка не показалась мне подходящим местом для беседы, и я покорился судьбе.

– Ладно, поднимайтесь, – разрешил я, – но, если вы начнете чудить, выкину коленом под зад. А собаки пусть вернутся на улицу. И никаких «но»! Бросайте жребий, кому быть собачьей нянькой, остальные пойдут со мной.

Они пошушукались между собой, затем одна девушка, у которой от уха к ноздре тянулась тонкая цепочка, обреченно кивнула. Оставшиеся поплелись за мной.

Мы расселись вокруг кухонного стола, и я внимательно оглядел своих гостей. С двоими я не был знаком. Они представились как Патти и Фанго. Всем им было лет по двадцать, у всех обычный жалкий вид – живописная коллекция черных глаз, распухших носов и растрескавшихся губ. Я видел их в наручниках и, зная нравы наших полицейских, не счел необходимым спрашивать, каково им пришлось в участке. И я почувствовал бы себя бессердечным, если б не предложил им по стаканчику.

Под новый всплеск радости я открыл бутылку. Они принялись со счастливыми физиономиями тянуть вино, и при этом с их разноцветными банданами и драной одеждой казались совсем детьми. Я даже почти умилился. Почти.

– Итак, чему обязан?

– Тебе известно, что случилось с Алике, ведь так? – заговорил первым Фриккио. Видимо, потому, что он был знаком со мной, его избрали голосом группы.

– Если Алике – это Алиса Гардони, да, известно. Сегодня все только и делают, что напоминают мне об этом. И что дальше?

– Они посадили Скиццо в клетку за ее убийство.

– А кто такой Скиццо?

– Один из наших, он живет с нами в общаге на улице Монтеверди. – Это был дом в северной части города, где обитали панки. – Он и Алиса были вместе.

– А с чего взяли, что убийца – именно он?

– Адвокат сказал, что полиция нашла отпечатки его пальцев на пистолете и мотоцикле. Скиццо занесен в полицейское досье, и они знали, что он живет с нами. Они заявились вчера после обеда и устроили облаву.

– О\'кей, вас они отпустили, а его оставили. А вы что хотите? Убивать людей пока считается преступлением.

– Мы уверены, что Скиццо невиновен.

– Я очень рад за него. Но вам нужно убедить в этом судью и полицию, а не меня.

– Судья не хочет выслушать нас, – вмешалась Патти, с укоризной глядя на меня. В ее голосе слышались слезы.

– Поговорите об этом с адвокатом, – вздохнул я. – Ребята, а что вы от меня ожидали услышать? Это же ясно, для судейских вы не самые надежные свидетели.

– Скиццо не мог убить Алике. Он очень ее любил. И Алике хотела уйти жить с нами в наше логово, – горячо возразила Патти.

– Может, они собирались расстаться и… Послушай, девочка, я видел столько гадостей, которые сотворили нормальные люди, что ты себе и представить не сможешь.

– Скиццо не делал этого. Он, конечно, горячий парень, но не из тех, которые любят играться со стволами, – вновь взял слово Фриккио. – И потом, он не умеет ездить на мотоцикле. Он его как огня боится. Все время с него падает, не может держать равновесие.

Хороший аргумент, но в суде продержится минут пять, не больше.

– Послушайте, я допускаю, что это правда и это доказуемо, но у Скиццо мог быть сообщник, который вел мотоцикл и привез к нему девушку.

– Но для этого нужно было сговориться. А они не виделись почти две недели, он и Алике. Скиццо прямо с ума сходил, из-за того что ему не удается поговорить с ней даже по телефону. Когда он звонил, ее старики бросали трубку.

– Ладно, это тоже интересно. Но судьи обращают мало внимания на мелочи, и нет аргументированных доводов, объясняющих, что кто-то другой мог убить Алике. Она была еще девчонкой, к тому же домашней, понимаете? – объяснил я терпеливым тоном.

– Здесь ты ошибаешься. До того как два года назад сойтись со Скиццо, она встречалась с одним типом, который заставлял ее заниматься проституцией. И когда она его бросила, он пообещал, что она ему за это заплатит. Однажды он даже попытался сбить ее машиной.

– Алиса занималась проституцией?! Да она была дочерью одного из самых богатых людей в Милане. Что могло заставить ее?

– Ее достали предки, – вступила Патти. – Она не хотела брать у них ни одной лиры. К тому же она была влюблена в Раффаэле и была готова сделать для него все, что угодно. Речь, разумеется, не шла о панели, ей было всего пятнадцать лет. Он просто знакомил ее с друзьями.

– Хорошенькие друзья. Вы рассказали об этом в полиции?

– Конечно, и они велели нам заткнуться и не лезть не в свои дела, если мы не желаем, чтоб нас обвинили в клевете.

Неудивительно: в руках у полицейских уже был кандидат в убийцы – не имело смысла пачкать грязью почтенную семью.

– Согласен, может, эта история более сложная, чем кажется. Но остались отпечатки пальцев Скиццо на оружии, и эту улику очень трудно опровергнуть. Сам-то он как это объясняет?

– Он ничего не помнит. Он исчез пару дней назад, и мы были уверены, что он решил нас покинуть. Когда же он вновь появился, он был чем-то расстроен. И на голове у него была глубокая рана. Он сказал об этом судье.

– Представляю, какое глубокое доверие вызвали его слова. В общем, поговорите об этом с адвокатом и постарайтесь быть рядом с вашим другом. Может быть, что-нибудь прояснится. В любом случае, я не понимаю, какое отношение вся эта история имеет ко мне. Я – второстепенный свидетель и вряд ли смогу помочь вам чем-то существенным.

– Неправда. – Голос Патти набирал уверенность. – Напротив, ты можешь очень помочь.

– Ну и чем же, интересно?

– Мы прочли в газете, что ты частный детектив. Мы хотим нанять тебя, чтобы ты нашел доказательства, которые помогли бы Скиццо.

Я на мгновение остолбенел. Затем вскочил на ноги:

– Ребятишки, во-первых, прекратите верить тому, что пишут газеты. Я работаю _гориллой_, а не полицейским. Во-вторых, смотрите поменьше телевизор, потому что мы – в Италии, где частными детективами могут быть только полицейские на пенсии, и занимаются они тем, что фотографируют граждан, наставляющих рога другим гражданам. И никогда не встревают в дела, связанные с убийствами.

– Ты единственный, кто может нам помочь. Ты знаешь, с кем говорить, какие доказательства нужно принести адвокату. В этих делах ты разбираешься, а мы нет.

Я взбесился. Меня затрясло. Я плюхнулся на стул.

– А с какой стати я вам должен помогать? И из каких доходов вы собираетесь мне заплатить? – спросил я мерзким тоном.

Минуту они сидели молча, затем впервые открыл рот Фанго. У него был красивый голос, а дикция – ни к черту по причине почти полного отсутствия зубов и металлического колечка в языке.

– У нас нет ни лиры. Но нам сказали, что ты из наших, что ты тоже жил в захваченных домах. Что ты – брат.

– Брат? – возмутился я. – Когда я иду за покупками, _брат_ булочник хочет _братьев_ денег, ему недостаточно приветствия сжатым кулаком. Не все живут, побираясь, даже будучи бедными!

Я смотрел на них не дыша.

– Ты не можешь оставаться в стороне. И не можешь позволить измазать нас дерьмом.

– Это еще почему?

– Потому что сам будешь чувствовать себя дерьмом. Потому что Скиццо будет осужден, а это несправедливо. Ему только двадцать два года, а его приговорят к пожизненному заключению.

Вердикт «пожизненное заключение» означал пытку «высшей мерой» – навсегда. На всю жизнь в каменную дыру! Я подумал, какой же длинной жизнь может стать для Скиццо, и внезапно ощутил острое чувство вины. Я не смог бы объяснить почему, может, всего лишь из-за сломанного холодильника. Но спустя минуту напряженной тишины мои губы, к моему величайшему ужасу, задвигались сами по себе.

– Послушайте, мне очень жаль, что парень пойдет в тюрьму, особенно если есть хоть малейшее доказательство его невиновности. Первое, что вы должны сделать, это найти ему хорошего адвоката. Не знаете, семья Скиццо в состоянии оплатить его?

Они дружно покачали головами.

– Он сбежал из дома четыре года назад, а мать очень бедная, – добавила Патти.

– Н-да… – Я длинно вздохнул. – Дайте-ка я сделаю один звонок.

Я взял телефон и пошел с ним в спальню, сел на кровать, не спуская с них глаз сквозь щель в двери. Затем улегся.

Хотя я и не сплю ночами, кровать у меня есть. Для секса – в те редкие разы, когда он случается, – и для отдыха. И я, и мой Компаньон провели на этой кровати немало времени, давая роздых уставшим, как у всех нормальных людей, мышцам.

Вале ответила после третьего звонка.

– Тебя опять арестовали? – спросила она сонным голосом.

– Нет, мне просто нужен твой совет.

– Совсем сдурел! В час ночи? В девять утра мне надо быть в судебном зале. – И в таком духе еще несколько минут, прежде чем она оказалась готова выслушать меня.

– Дорогая, разве не ты порекомендовала мне свою контору в случае убийства?

– Да я же не себя имела в виду, у меня мало опыта в этой области. – Вдруг ее осенило. – Подожди, уж не об истории с Гардони ты говоришь? – Вале всегда отличалась сообразительностью, не зря я ее люблю.

– О ней самой.

– Проникся жалостью к арестованному панку?

– Угадала, проницательная ты моя.

– Мне кажется, это отличная возможность найти приключения на свою задницу. Если тебе так не терпится, попробуй поговорить с Мирко. Может, он возьмется, он же когда-то бесплатно защищал твоих дружков из «Леонкавалло». Хотя здесь, по-моему, политикой не пахнет.

– А мне, напротив, начинает все больше казаться иначе. Послушай, когда я здесь закончу, не возражаешь, если я подскочу к тебе и свернусь калачиком в каком-нибудь теплом уголке? – вильнул я хвостом.

– Даже и думать не смей! – И она положила трубку.

Мирко не очень торопился снимать трубку. Автоответчик дважды сбрасывал связь, я был вынужден класть трубку и вновь набирать номер в надежде застать его дома. Мирко – один из партнеров юридического бюро Вале, и иногда я выполняю кое-какие его поручения, разыскивая свидетелей и все такое. Хотя мы с ним не друзья, но отношения у нас достаточно теплые, хотя я и завидую его неотразимой для противоположного пола юношеской физиономии, которую ему удается сохранять в свои тридцать восемь лет.

К числу его достоинств относится не только незаурядная внешность. Он всегда был расположен браться за провальные на первый взгляд дела, если интуитивно чувствовал, что они того стоят.

– Ну и кто умер? – услышал я наконец его заспанный голос.

– Привет, красавчик, угадай, кто это?

Он меня сразу узнал:

– Сандроне… Что случилось, полиция у двери?

– Нет, хуже. У меня панки в доме.

– Мои соболезнования. А я здесь при чем?

Я пересказал ему в общих чертах, что случилось.

– А почему они так уверены, что он невиновен? – спросил он с интересом.

– Потому что он не умеет ездить на мотоцикле, а у Алисы до него был другой парень.

– Слишком слабо в качестве аргументации для защиты.

– Согласен, но это все, чем мы располагаем. Я не говорю, что ты должен рисковать карьерой, но ты единственный, кто может гарантировать, что суд над парнем будет справедливым.

– Бесплатно, естественно?

– Естественно, но я постараюсь помогать тебе по мере возможности.

– Посмотрим, достаточно ли этого. Ладно, скажи им, что могут на меня рассчитывать. Встретимся на неделе. – И он положил трубку.

Троица за столом сидела не шелохнувшись и, затаив дыхание, смотрела на меня, возвращающегося в кухню, словно я – Мессия. Я одарил их доброжелательной улыбкой.

– Слушайте меня, пошлите своему другу телеграмму, пусть он назовет своим адвокатом Мирко Бастони дель Форо из Милана. – Я записал имя и адрес на обороте трамвайного билета. – Сделайте это завтра с утра. Когда Мирко с вами поговорит, он решит, что делать дальше. У вас в Монтеверди телефон работает?

– Работает, – ответил Фриккио.

– Отлично, пусть кто-то из вас все время будет у телефона, чтобы начать действовать прямо завтра. До конца недели я дам знать о себе. Поскольку связь будет, я позвоню из телефонной кабины и назовусь дядей Пеппино, запомните. А сейчас кыш отсюда!

Троица, сияя физиономиями, вскочила на ноги, и я поспешил охладить их восторг.

– Не ждите скорого ответа, – предупредил их я. – Для начала мы с адвокатом должны понять, есть ли основания, чтобы попытаться что-то сделать. Не исключаю, что их нет, так что не стройте иллюзий.

– Скиццо невиновен. Я уверен, что вам удастся выяснить что-нибудь подтверждающее это, – ответил Фриккио.

– Ну, раз уж ты так уверен… Честно скажу, я пока не понимаю, как так случилось, что отпечатки пальцев Скиццо, коль он невиновен, оказались на оружии. Может быть, он был не один и не хотел… Ладно, разберемся.

– Я знал, что ты брат. – Фриккио протянул мне руку, которую я пожал в некотором смущении.

Когда они были уже у двери, я остановил их:

– Подождите минуточку. Раз уж вы уходите, отнесите, пожалуйста, вниз мой холодильник. Его давно пора выбросить. Оставьте его где-нибудь, но только подальше от моего подъезда.

Я слышал, как они, матерясь на весь подъезд, тащат по лестнице тяжеленный холодильник.




7


Прошла почти неделя, пока у Мирко появилась возможность пообщаться со своим новым клиентом. Во-первых, у него была целая куча собственных дел, а во-вторых, его назначение официальным адвокатом Скиццо очень затянулось. И еще дней десять нам понадобилось, чтобы встретиться лично, поскольку оба были по уши заняты: он – хорошо оплачиваемым процессом, я – фестивалем поэзии, помогал старому доброму приятелю Альберто Кастеллини, экстравагантному римскому издателю, кормящемуся печатанием и продажей книг по эзотерике и НЛО. Несмотря на репутацию бабника и раздолбая, Кастеллини удалось найти и уболтать нескольких спонсоров, изъявивших после встречи с ним готовность профинансировать его невероятный проект. После чего он позвонил мне и уговорил заняться организационными вопросами реализации этого проекта. Поскольку мы оба поставили задачу положить в карман как можно больше, мы наняли целый штат чудо-умельцев, способных хотя бы держать в руке телефон и, сопровождая приглашенных, не наступать им на отвороты брюк.

Один из умельцев – специалист по рекламе и оформлению – в тон деяниям остальных своих коллег изготовил такую жуть, что фестиваль стал походить на похороны африканского колдуна. Когда кто-нибудь входил в зал, который мы арендовали, то икал от ужаса и спешил поскорее убраться. Спонсоры, преодолев первый шок, пришли в ярость и бросились искать виновника для распятия на кресте, но Кастеллини исчез в первый же день в окружении нескольких очаровательных девчушек, оставив меня и моего Компаньона утихомиривать бушующих финансистов. Я с трудом справлялся с этим целый день, после чего плюнул и закрылся в номере гостиницы в компании с шайкой-лейкой бывших советских поэтов, так же, как и я, умирающих от безденежья и втянутых в эту авантюру. Мы устроили грандиозную пьянку, предоставив катастрофе возможность катиться к завершению без нашего участия.

Несмотря на печальный финал мероприятия, мы с Компаньоном заработали на этом деле довольно прилично: два или три месяца могли не ломать голову над вопросами выживания и даже позволили себе купить неплохой новый холодильник с внешним устройством для получения льда. Красно-вишневый, он отлично смотрелся на кухне в окружении зеленой навесной мебели.

Тем временем даже после похорон с присутствием известных людей и произнесением гневных филиппик, дело Алисы Гардони не сходило со страниц газет, продолжая кормить кучу социологов и комментаторов-колумнистов.

Один еженедельник опубликовал карту опасных, хулиганских кварталов Милана, обозначив все социальные центры и дома, занятые политическими и социальными группами, намного отличающимися от панков. Казалось, что мы вернулись в восьмидесятые годы, когда журналисты призывали делить городскую молодежь на крутых парней и скинхедов, каталогизируя их согласно фасонам стрижки или цвету носков.

Меня вызывали в качестве свидетеля к судье, ведущему предварительное следствие. Компаньону пришлось составить мне компанию и повторять как попугай ответы на вопросы судьи. От судьи Компаньон вышел с четким впечатлением, что тому не терпится накинуть удавку на шею Скиццо, этого, как сказал судья, гнусного убийцы.

Странно, но мой Компаньон, всякий раз морщивший нос, узнав о том или ином моем поступке, одобрил мое решение помочь ребятам. «Не хлебом единым!» – изложил он свое дневное суждение на клочке бумаги. Верно, не все стоит делать за деньги. К счастью, небо пролило на нас дождь в виде денег Кастеллини, вероятно, чтобы вознаградить нас за нашу доброту.

С полным бумажником я чувствовал себя настолько уверенно, что пригласил Мирко на ужин в один из самых известных мне дорогих ресторанов на улице Казале. Там подавали огромные стейки, а музыка была достаточно громкой, что позволяло вести конфиденциальные разговоры.

В отличие от меня, Мирко – убежденный мясоед. Увидев, как загорелись его глаза при виде гигантского куска телячьей вырезки, я вежливо подождал, пока он покончит с ним, прежде чем спросить, как прошло посещение тюрьмы.

– Дело дерьмовое. – Мирко откинулся на спинку кресла и задымил сигаретой. – Парень, кстати, его настоящее имя Николо Кальдерацци, напуган до смерти и начинает соображать, что речь идет не о дурацком балдеже от ЛСД. Согласно анализу крови, который ему сделали, в момент ареста в ней были следы, по меньшей мере, трех разных наркотиков. Мы сможем использовать это как смягчающее обстоятельство, если его все-таки признают виновным.

Я вилкой сгреб в кучку остатки творожного пудинга в своей тарелке.

– Ты думаешь, что так и будет? – спросил я.

Он несколько раз затянулся сигаретой, потом заговорил:

– Мне хотелось бы ответить отрицательно, но у меня на руках нет ничего, чтобы не допустить этого. Кальдерацци утверждает, что просто не помнит того дня, когда была убита Гардони. Он не помнит также, что было в предыдущий день. После некоторого умственного напряжения ему удалось сообразить, что в предшествующую ночь он ходил в «Леонкавалло» на концерт и около полуночи его вышвырнули за дверь, потому что он мешал всем слушать. Затем он припомнил, как в понедельник утром вернулся к приятелям в дом на улице Монтеверди и как приехала полиция. Во всем остальном – сплошной мрак. На мой взгляд, он, похоже, не врет, однако нельзя исключить, что убийство – действительно его рук дело, которое по какой-то причине не осело в его памяти. Как бы то ни было, моя забота не разбираться, виноват он или нет, а пытаться вытащить его из этой истории. – Мирко смял сигарету в пепельнице. – Конечно, если бы у меня были хоть какие-то доказательства в его пользу, все было бы гораздо легче. А тут, как назло, повсюду его отпечатки, а это очень серьезная улика.

– А ты можешь настоять на повторной экспертизе?

– Обязательно, даже если, как я считаю, это ничего нам не даст.

– Какие у него с Алисой были отношения?

– Насколько я понял, очень близкие. Он кажется действительно подавленным ее смертью. Они познакомились пару лет назад. По словам Кальдерацци, она уже тогда с трудом выносила своих родителей и старалась быть дома как можно меньше. Она в то время путалась с каким-то маньяком… кажется, его звали Раффаэле или что-то в этом роде, и, как говорит Кальдерацци, была вынуждена заниматься проституцией, поскольку тот ее бил. Потом Алиса познакомилась с ребятами с Монтеверди и начала встречаться с Кальдерацци. – Мирко прервался, подозвал официанта, заказал кофе, а я рюмку граппы. – У девочки была нелегкая жизнь и те еще знакомства, немудрено, что она умерла такой молодой. Ее родители действительно настолько кошмарные? – спросил он меня.

– Да нет, я бы не сказал. Больше похожи на классических буржуа, не особенно интеллектуальных и не переживающих по этому поводу. А учитывая, что они никогда не замечали, что дочь пошла по кривой дорожке и ненавидит их, они мне представляются слегка слабоумными.

– Все верно, родители всегда узнают такое самыми последними, – усмехнулся Мирко, отчего показался еще более молодым. – Кальдерацци рассказал мне, что он не видел Алису пару недель, но был уверен, что она не отказалась от намерения перебраться к нему. При этом он полностью отрицает, что у них была договоренность об этом бессмысленном бегстве, а также сообщил, что не крал мотоцикл, который и водить-то не умеет.

– Ты запросил сводку телефонных звонков с виллы?

– А что это даст? Если девушка звонила на улицу Монтеверди в последние две недели, то, о чем бы они ни говорили, это было бы уликой против моего клиента. А если звонил он, то это вряд ли фиксировалось, потому что он мог делать это из телефонной кабины.

И это верно. Я допил последние капли граппы и дал знак официанту, чтобы он принес мне еще рюмочку.

– Короче говоря, существует три версии. – Мирко начал загибать пальцы. – Первая – он ничего не помнит, но виновен. Вторая – он притворяется, что ничего не помнит, но он виновен и не знает, как из этого выпутаться. Третья – он ничего не помнит, и кто-то другой по каким-то мотивам втянул его в эту историю. Как – неизвестно.

– Если бы тебе удалось перевести стрелки на последнюю версию, мы смогли бы попытаться вытащить его из тюрьмы, но, честно скажу, я бы не рискнул поставить на это и пару лир: мне кажется, в ней все притянуто за уши. – Я задумался на мгновение и спросил: – Кто-нибудь решился отыскать этого Раффаэле?

– Он упоминается в протоколе допроса Кальдерацци, но парень не знает ни его фамилии, ни каких-либо данных, которые помогли бы навести на его след, а ты можешь себе представить, настроена ли полиция заниматься такими делами.

– Стало быть, у нас почти ничего нет?

– У нас имеется только само событие, и я постараюсь контролировать ход расследования. Однако поскольку у нас за душой немного, то вряд ли я смогу чего-то добиться. Предварительное заседание состоится через двадцать дней. Затем потребуется еще несколько месяцев на подготовку процесса. Если у тебя появятся какие-нибудь кролики в шляпе, тебе стоит достать их из нее как можно раньше. Кальдерацци – алкаш и наркоман, он не перенесет тюрьмы, но ни один из судей не согласится перевести его под домашний арест, если будет иметь хотя бы малейшее сомнение в его невиновности. В интересах моего клиента мне стоило бы потребовать психической экспертизы. Если б немного повезло, судья мог бы признать его временно утратившим умственную дееспособность.

Временная потеря дееспособности – ни хрена себе! В голове промелькнула ассоциация: электрошок, смирительная рубашка, лоботомия. Я одним глотком опустошил рюмку и перевел внимание на Луи Армстронга, который из динамиков воспевал мирские чудеса, – инопланетянин, переодевшийся негром.

Мирко поднял с пола поношенный кожаный портфель, открыл его, достал пачку бумаг и положил на стол.

– Здесь все: протоколы допросов и полицейские отчеты, – заявил он. – Я нарушаю профессиональную тайну, но надеюсь, ты не настучишь на меня.

– Постараюсь обуздать святое чувство гражданского долга. Это что за листок?

– Я приготовил для тебя своего рода контракт. Мое бюро нанимает тебя в качестве консультанта на период, необходимый для сбора информации, полезной защите. Естественно, этот договор не стоит и ломаного гроша. Теоретически по новому Уголовному кодексу я имею право пользоваться для подготовки позиции защиты помощью любого человека, но на практике обязан привлекать для этого только тех специалистов, которые согласованы с полицейским управлением. А уж ты совершенно точно не можешь привлекать кого-либо помогать тебе вести следствие. И не заиграйся в Перри Мэйсона. Для этого есть я.

– У твоих компаньонов не возникнут проблемы из-за того, что я займусь этим официально? – спросил я, подписывая свой экземпляр.

– Нет. Все они, за исключением Вале, которая, естественно, воздержалась, посчитали, неизвестно почему, что тебе можно доверять.

После этого я широким жестом расплатился за ужин, и мы направились к мотороллеру, на котором Мирко гонял в любое время любого сезона. Снимая цепь, блокирующую колесо, он задал мне вопрос, который, видимо, уже давно крутился у него на языке.

– Послушай, – начал он. – То, что наше бюро берется иногда за дела, кажущиеся безнадежными, не новость. Но меня поражает, отчего ты-то принял этот случай близко к сердцу? Я не помню, чтобы ты прежде работал бесплатно.

Я знал, как достойно удовлетворить его любопытство, и сделал это.

– Не хлебом единым! – торжественно ответил я, сам почти начиная верить в это. И отправился домой изучать досье.

В полночь я оторвался от чтения, которое не очень-то обогатило меня пищей для гениальных озарений. То, что я уже знал о Скиццо и Алисе, еще раз подтверждалось полицейскими рапортами о нем и родителях девушки, которые были убеждены в виновности посаженного в клетку парня. Сиделка Труди (настоящее имя Алессандра Бомби), швейцарка по происхождению, была образцом лаконичности: да, я работала на Гардони десять дней, нет, девушка не откровенничала со мной.

Ее наняли на неполный день. В ее задачу входило ухаживать за девочкой около девяти часов в сутки, пока родители находились вне дома. Нет, у нее не было никаких специальных обязанностей, только наблюдать за ней, успокаивать, если у нее случится истерика, кормить и не давать слишком много выпивать.

В тот день Алиса была довольно спокойной. Когда она сказала, что ей нужно в уборную, расположенную рядом с комнатой, Труди позволила себе расслабиться в кресле минут на десять. Вдруг Труди почувствовала волнение, заставившее ее вскочить и поспешить убедиться, все ли в порядке с девочкой.

Она сильно удивилась, не найдя Алису в туалете. Чувствуя, что рискует потерять работу, Труди принялась искать ее по дому, обошла все комнаты второго этажа, спустилась на первый. Труди настигла Алису, когда та выходила из кабинета отца, где, как мы позже узнали, она прихватила ствол, из которого ее и застрелили.

На требование вернуться в свою комнату Алиса отреагировала, бросившись в гостевую, находящуюся в конце коридора, и, когда Труди вбежала следом, Алиса бросила в голову сиделки тот же самый стул, который позже использовала, чтобы выбить стекло и убежать в ночь. Я вошел туда почти сразу же. Остальное известно.

Показания Николо Гварньери, водителя-героя, не содержали больше того, что я уже знал, за исключением факта, что в момент события он оказался именно в этом месте, поскольку шел к дому со стороны парковки, чтобы, как было у них заведено, взять хозяйку под руку и проводить ее в кроватку.

Свидетельство эксперта тоже было неутешительным: сунь я его в соковыжималку, не получил бы ни одной капли надежды для Скиццо. Мотоцикл, пистолет и труп оставались под дождем почти в течение тридцати шести часов, но отпечатки его пальчиков на бензобаке и на рукоятке пистолета нисколько не пострадали. Согласно свидетельству патологоанатома, в желудке Алисы в момент смерти содержалось немного красного вина, в крови – следы наркотика и в теле – три пули калибра 7.65. Смертельный выстрел был произведен в левую сторону груди. Пробив сердце, пуля сплющилась о позвоночник. Мгновенная потеря чувств и быстрая смерть. Еще одна жестокая подробность: девочка была найдена связанной по рукам и ногам. Тот, кто в нее стрелял, боялся промахнуться, хотя по следам нагара от выстрела на ночной рубашке выходило, что стреляли с расстояния не более полутора метров.

Алиса. Моментальный снимок: начавший разлагаться труп, распухшее до неузнаваемости лицо. Мне не хотелось, чтобы этот образ терзал мои сны, и без того достаточно беспокойные. Я принялся рыться в журналах и газетах, писавших об этом деле, пока не нашел ее фотографию. Вырезал, прилепил скотчем к компьютеру.

Худенькая девочка, смеющаяся в объектив, в костюме для тенниса. Фотография сделана года три назад, когда Алиса еще не начала втыкать себе в нос кольца и булавки и убегать из дома. На фото она выглядела веселой и довольной жизнью, но некоторое время спустя что-то заставило ее поменять мировосприятие. Судя по тому, какую смерть она приняла, Алиса, пожалуй, была не права.

Последняя папка относилась к Скиццо. По информации из протоколов допросов и полицейских отчетов я реконструировал фрагменты его жизни. Николо Кальдерацци родился 12 января 1977 года в Неаполе. Мать: Мариапиа Кальдерацци, 50 лет. Отец: неизвестен. Арестовывался за драки, сопротивление органам правопорядка, хранение наркотических средств, противозаконные действия. В 1992 году шесть месяцев провел в тюрьме для несовершеннолетних. Перед освобождением социальная служба попыталась пристроить его на воспитание в какую-нибудь семью. Безрезультатно. Выйдя из тюрьмы, начал бродяжничать. Выдворен из Германии, отметился в Турине и наконец осел в Милане. Источники средств к существованию – никаких.

Пойман практически с поличным. При этом не умеет водить мотоцикл и любит Алису.

Я открыл окно и постоял, глубоко вдыхая свежий воздух, поднимавшийся от канала и доносящий до меня запах стоялой воды. Под окном проходили счастливые парочки, бесцельно слонявшиеся по самому живописному кварталу Милана и рискующие быть облапошенными в самых сомнительных заведениях города.

Пока я ничем не мог помочь Скиццо. Оставалось только пошарить в немногих темных углах в надежде, что бог сумасшедших протянет мне свою руку. Если таинственный Раффаэле существует в природе, я должен найти его, а также должен выяснить, какого черта делал Скиццо между вечером пятницы и утром понедельника. Надо приниматься за дело.

Для ответа на второй вопрос необходима была помощь старых друзей из «Леонкавалло», и для этого я подходил больше, чем мой Компаньон. Что же касается охоты на человека, то здесь ему с его сомнительными методами не было равных. Тем более что пора будить его, поскольку пришло время его смены. Я быстро написал короткий отчет о событиях прошедшего дня и изложил собственные жалкие соображения по их поводу, положил написанное поверх папок Мирко и устроился поудобнее в кресле.

Спать еще не хотелось, но я научился засыпать по команде, это полезный навык. Глубоко задышал и принялся считать удары сердца, заставляя его замедлять свою работу согласно ритму, отсчитываемому мною. Из-под отяжелевших век, которые начали медленно опускаться, я бросил последний взгляд в зеркало, пытаясь уловить изменения в себе.

И, как обычно, это мне не удалось.




Часть вторая. Мордой о стол





Вступление


Ее парень пришел с подарком. Без повода. Не было никакого праздника, никакой годовщины, никакого дня рождения – абсолютно ничего. Но он явился с огромной плюшевой игрушкой, и это вызвало у нее слезы. «Ну почему он мне постоянно все усложняет?» – спросила она себя. Почему он явился с этой дурацкой гусыней именно в тот самый день, когда она решила бросить его? Уже за неделю до Дня святого Валентина она поняла, что у нее не хватит сил провести с ним праздник: делать вид, что ничего не случилось, наблюдая, как счастливые пары обмениваются цветами, кольцами и коробками с шоколадками, будет для нее жестокой пыткой.

Да она просто завопит, если он опять станет смотреть на нее глазами, полными обожания. Она уже ненавидела этот взгляд, которым он будто обволакивал ее, делясь своими проектами по поводу дома, где они счастливо заживут вместе, путешествия в Америку, совместных дел, которые им предстоят в будущем и в которых она больше не желала принимать участие.

Они целый час напряженно просидели на диване в ее доме, с трудом находя темы для беседы. Наконец она собралась с духом и начала:

– Я должна тебе кое-что сказать…

– Да я вижу, – ответил он глухо. – Ты не умеешь притворяться.

– Хочу, чтобы ты знал: мне тяжело это говорить… Я…

– Я тебе помогу. Это было прекрасно, но все кончено и так далее…

– Не перебивай меня! Я устала. Не знаю, как тебе это сказать, но я больше не доверяю тебе и ничего не могу с этим поделать. Я пыталась убедить себя, что преувеличиваю, но это не так. Ты раздражаешь меня, мне тяжело рядом с тобой…

Он вскочил, отошел к окну и стал смотреть на улицу. Затем повернулся, бесстрастно глядя на нее. Лицо его побледнело, как всегда, когда ему причиняли боль.

– Почему? Что я тебе сделал? Я понимаю, что выяснение отношений бесполезно, но все-таки я хотел бы знать, что плохого я тебе сделал?

Она почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза, и сделала усилие, чтобы не дать им политься ручьем.

– Ты не сделал мне ничего плохого. Но мне страшно!

– Что ты имеешь в виду?

– Ты никогда не спишь! – Неожиданно ее страдание превратилось в ярость. – Каждую ночь я вижу, как ты лежишь с открытыми глазами и пялишься в потолок. А когда тебе кажется, что я заснула, ты встаешь и черт знает чем занимаешься! Я все замечаю, я не дура!

– Так все из-за того, что я страдаю бессонницей? Я тебе об этом сказал сразу же, и мне это не кажется такой уж серьезной проблемой.

– Прекрати вешать мне лапшу на уши, бесполезно. Никакой бессонницей ты не страдаешь, ты просто не спишь. Это совсем другое дело. – Она достала смятую бумажку, которую уже почти месяц носила в кармане. Она читала и перечитывала написанное на ней, пытаясь отыскать смысл. – Это – описание одного дня, который мы провели вместе. В подробностях, включая то, что мы делали с тобой в постели.

Он продолжал бесстрастно смотреть на нее:

– Ага, вот до чего ты дошла. Я действительно веду личный дневник. И что в этом плохого?

– Прошу тебя, перестань! Это не дневник. Теперь я поняла, почему ты такой рассеянный, почему всегда будто с неба свалился. Ты ничего не запоминаешь. Без этих записок ты не помнишь ничего из того, что делал вчера. Я права?

Он не ответил, глядя на нее словно из бесконечности.

– Я тебя обманывала, – продолжила она, – а ты этого никогда не замечал. Я выдумывала события, а ты делал вид, что помнишь их. Если я говорила тебе, что вчера ты был сердит на меня, ты превосходно играл роль человека, который до сих пор обижен, а если я тебе рассказывала, что мы якобы веселились до слез, ты утвердительно кивал. Я стала по ночам тайком подсматривать за тобой. Ты всегда выглядел бодрым и писал свои записочки. Я находила их, роясь в твоих карманах, всякий раз обнаруживая одну…

– Помолчи минуточку, дай мне сказать. – Несмотря на его спокойный тон, она поняла, в каком он отчаянии. – Ты права, такое может вывести из себя, но попытайся понять, мне тоже очень трудно об этом говорить. По сути это что-то вроде периодически повторяющейся амнезии. Поэтому я все записываю. Не потому, что не помню ничего, хотя и такое случается, а для надежности…

– Хватит врать! Терпеть этого не могу! – закричала она, и слезы, которые она еле сдерживала, полились из ее глаз. – Черт бы побрал все на свете! – Она попыталась успокоиться. – Сначала я пробовала себя утешать. Говорила себе, что должна с этим свыкнуться, что ты просто суперрассеянный. Немного похожий на мою маму, которая постоянно забывала, куда положила очки, только у тебя все намного серьезнее. Но когда я стала замечать, что… – Она замолчала на секунду, шмыгнула носом. – Замечать, что это не так, я стала присматриваться к твоему поведению, к перепадам твоего настроения. И я поняла все, что ты пытаешься скрыть от других. Знаешь, что это?

– Нет, – сказал он, но по его тону было ясно, что он знает ответ.

– Я поняла: то, что удается мне увидеть, – всего лишь маска. Ты все время притворяешься. И поэтому жестко контролируешь себя, всегда демонстративно спокоен. Вся твоя жизнь – сплошное лицемерие…

– Роберта, ты преувеличиваешь. Я не такой…

– Не ври мне! – рыдала она, уже не сдерживаясь. – Не ври мне, прошу тебя! Я все про тебя поняла! Правда в том, что ты не только все забываешь, ты все время меняешься. Ты каждый день другой: твои вкусы, твое поведение… Одна и та же книга то увлекает тебя, то наводит тоску. Иногда ты понимаешь немецкий язык, иногда нет. По четным дням тебе нравится плавать, а по нечетным противно лезть в воду. Пожалуйста, скажи мне правду! Ты что, не понимаешь, как мне плохо? Не заставляй меня думать, что я сошла с ума!

Неожиданно силы полностью оставили его, и он, словно пустая оболочка, осел на пол, глядя на нее снизу вверх. Было видно, как ему больно, как он мучается.

– Ладно, – чуть слышно сказал он. – Хватит. Хорошо. Врать не буду. Если б ты знала, как это трудно. И ты не сошла с ума.

– Значит, все правда?

– Да.

– И ты никогда не спишь?

– Я не могу, не знаю почему. И никто этого не знает…

– А то, что ты… все время меняешься?

– Как тебе объяснить… На самом деле я не меняюсь. В книгах по такому случаю говорится о раздвоении личности. Термин, лишенный эмоций…

– Ты – шизофреник? – Слово, которое крутилось в голове все это время и наводило на нее ужас, наконец сорвалось с ее губ.

– Нет, но что-то похожее… – Он провел рукой по лбу. – Нас двое, здесь, внутри меня. Мы похожи, но не совсем одинаковые. Я не забываю ничего, я просто помню свою часть. А другая моя половина помнит остальное. Мы все делим пополам, я и он. И я ничего не могу с этим поделать. Мне жаль…

– Ты и он… Не говори так, ты один человек! – Это был кошмар, хуже, чем она могла себе представить.

– Тело одно, но мозг…

– Надо лечиться!..

– Ты хочешь, чтобы меня заперли на замок? – Было видно, что он рассердился. Но это была холодная ярость, обращенная не на нее. – А если это ничего не даст? Ты думаешь, мне хочется, чтобы меня подвергли электрошоку или лоботомии?

– Ведь не все врачи – мясники. Они могли бы подобрать подходящее лечение.

– Наверное, лечение могло бы дать результат. Но в таком случае я рискую потерять часть себя, причем не исключено – именно ту, что сейчас разговаривает с тобой. Для меня это было бы равнозначно смерти. И меня больше бы не существовало.

– Нет, ты бы существовал. Только… как единое целое. И здоровый…

Он медленно покачал головой и сказал:

– Это не так, поверь мне, ты не знаешь, о чем говоришь. Такими, какими мы являемся, мы обречены оставаться, и я научился сосуществовать с этим. С трудом, через страдания, но научился… – Он посмотрел на нее, и она прочла в его глазах скрытую мольбу. – Может быть, и ты со временем тоже смогла бы научиться принимать все, как есть…

– Нет! – вырвалось у нее непроизвольно.

– Я – тот, что всегда был с тобой. И мы многое делили вместе. И ведь было же нам хорошо. Мы могли бы попробовать…

– Нет, я не хочу. Прости, но не могу.

Ему было всего двадцать три года, однако внезапно он показался ей стариком.

– Понимаю, – проговорил он негромко. – Мне очень жаль, что у нас все так кончилось, мне стоило бы все сказать тебе раньше. Я привык держать это в себе… Это нелегко…

– Да, конечно…

Они сидели молча. Наконец, собравшись с силами, после некоторого колебания, она решилась задать ему вопрос, который крутился у нее на языке:

– Можно спросить тебя еще кое о чем?

– Обо всем, о чем хочешь…

– Когда мы начали встречаться, первый раз, когда мы занялись любовью… это был ты? Я хочу сказать, был тот, с кем я сейчас разговариваю, или тот, другой?

– Какое это имеет значение?

– Для меня сейчас имеет.

– Но…

– Ответь мне. Он вздохнул:

– Хорошо. Это был не я. Это был он.

Этого она и боялась, и это было ужасно.

– Уйди из моего дома. – Она почувствовала, что у нее закружилась голова. – Сейчас же, быстро!..

– Поверь мне, нет никакой разницы. Я тоже хотел…

– Вон отсюда! Я не хочу тебя видеть! Пошел прочь! – Она вскочила и схватила его за руку, вынуждая встать с пола. – Я не хочу больше слышать тебя! Вон! – Она толкнула его к выходу, преодолевая его слабое сопротивление.

– Роберта, послушай меня. Я не хочу, чтобы все так закончилось. Это несправедливо.

Но она не слушала, продолжая то толкать, то тянуть его к двери. Он прекратил сопротивляться и дал вытолкнуть себя на лестничную площадку.

– Роберта, но я же люблю тебя!..

Хлопнула дверь, прервав фразу на полуслове. Сотрясаемая рыданиями, она соскользнула по двери на пол. И с ее губ сорвалось еще одно ужасное слово, которое уже несколько дней кружилось в мозгу:

– Урод!




1


Я проснулся со ссадиной на скуле и опухшими костяшками пальцев правой руки. Хороший знак – вероятно, Компаньон нарыл чего-то интересненького. Быстро! Я даже не успел заскучать в ожидании результатов, насладиться теми немногими часами, какие, пробудившись, мог использовать для безделья: ведь он уже обшарил город вдоль и поперек в поисках ублюдка по имени Раффаэле. В таких делах он не особо церемонится, поскольку не посещал школу джентльменов Скотланд-Ярда.

Следуя разработанной им тактике, он, образно говоря, сует нос во все мусорные баки, взбаламучивает грязь в канавах, чтобы посмотреть, какие черви выползут из отбросов. Когда он прекращает работать «собакой, ищущей трюфели» в самых мерзких местах, он начинает крутиться среди друзей и врагов, подкупая, обещая, попрекая старыми долгами и договариваясь о новых. И, проанализировав собранную информацию, ориентирует себя во времени и пространстве.

Мне абсолютно непонятно, как ему удается втираться в доверие к самым, казалось бы, осторожным людям. Они и не подозревают, что он что-то разнюхивает, вытягивает из них информацию, – настолько он может быть обаятельным, когда это необходимо. К сожалению, среди его обычных контактов не оказалось ни одного сутенера, и первые попытки поиска не дали результатов. «Папашки», «мамки», «покровители» – одним словом, сутенеры всех мастей – считаются подонками из подонков, и представители других слоев преступного мира стараются не общаться с ними без крайней нужды из опасения потерять уважение себе подобных. Потершись среди последних и получив нулевой результат, Компаньон сделал паузу, и ему в голову пришла прекрасная идея составить словесный портрет Раффаэле с помощью Патти, королевы зверопанков. Он позвонил ей, назвавшись дядей Пеппино, и пригласил залакировать жизнь бутылкой «Мартини».

После третьего стакана – если бы вы знали, какая это пытка для моего непьющего Компаньона! – ему удалось заставить ее воскресить в памяти лицо нужного человека. Патти, как оказалось, была свидетелем безобразной ссоры между Алисой и Раффаэле за год до того, как Алиса решила окончательно порвать со своим красавчиком и всерьез женихаться со Скиццо. Дело дошло до драки, и Раффаэле бегал то за Алисой, то за Патти с ножом, обещая искромсать их на куски и скормить собакам.

Из слов Патти нарисовался следующий портрет Раффаэле: довольно симпатичный и изящный блондин лет тридцати пяти, греческий профиль, светлые глаза, рост – метр восемьдесят. Владелец «фиата-баркетта» и завсегдатай ипподрома. Описание довольно общее, но достаточно детальное для девушки, которая давно об этом не вспоминала.

Отталкиваясь от этих немногих деталей, мой дражайший Компаньон взял нужный след, находя раз за разом кого-нибудь, кто знал еще кого-нибудь. Он истратил кучу денег на чаевые и выпивку, хотя, судя по обнаруженным утром синякам и шишкам, не все были расположены сотрудничать с ним добровольно. К тому же он разбил уже четвертую в этом году пару очков (увы, эти были от Армани), подняв наши траты почти до миллиона, который мы больше никогда не увидим. Я начал тревожиться: сколько же мне будет стоить эта история? Еще несколько дней назад я рыдал от безденежья, а сейчас выкинул кучу денег из-за любви к авантюрам.

Ни хрена себе – не хлебом единым!

И тем не менее, результат этих трат и усилий был прижат магнитом-поросенком к дверце нового холодильника – записка с адресом и именем, точнее, прозвищем искомого Алисиного дружка – Блондин. Очень оригинально. Согласно собранной информации, у Блондина имелась новая подружка, «которую он обожал» и которой время от времени делился с самыми близкими друзьями. Уже некоторое время он вел замкнутый образ жизни, лишь изредка высовывая свой греческий носик из квартиры в доме по соседству с бульваром Тунисия, в подозрительном квартале, битком набитом арабскими иммигрантами.

Этот квартал я знал неплохо. Когда-то частенько ходил туда, чтобы полакомиться блюдами арабской кухни в маленьких дешевых ресторанчиках, которые можно было обнаружить на каждой улице среди магазинчиков, торгующих специями, продуктами, живописной одеждой, резьбой по дереву и дисками с восточной музыкой.

Там, теперь уж век назад, жила одна из моих подружек, и мы ночами шлялись из бара в бар в компании приятелей, постепенно обраставшей новыми людьми всех рас и расцветок. Кончилось тем, что она оставила меня ради более экзотичного парня, чем я. Иногда она присылает мне открытки.

Вдыхая забытые запахи, в три утра я припарковал машину перед многоэтажным домом, где проживала моя новая жертва. Чтобы было с кем разделить охотничий азарт и скоротать время в ожидании момента действовать, я привлек к делу Алекса с его машиной, а он, в свою очередь, так, на всякий случай, притащил с собой нашего общего приятеля Марко по прозвищу Слон.

Ростом под два метра, с всклокоченными волосами и физиономией, заросшей щетиной, Марко являл собой полную противоположность Алексу. Обладая свирепой внешностью, он не смог бы ударить даже парализованного карлика, настолько был неуклюж и робок, но в качестве психологического сдерживающего фактора был просто незаменим. Когда его спрашивали о профессии, он отвечал: «Специалист по компьютерному обеспечению». Он действительно знал в этом толк и мог бы зарабатывать хорошие деньги, если б решил принять хотя бы одно из многочисленных предложений работы. Но он этого не хотел и предпочитал заниматься краткосрочными проектами, которые не мешали его любимейшему хобби: валяться на диване, покуривая «косяки» и читая комиксы.

Собравшись с духом, я объяснил приятелям, что денег за эту работу мы скорее всего не получим, на что они заявили, что готовы помочь мне бескорыстно. Колесо кармы: на одном его витке ты хрен найдешь кого-нибудь, кто подал бы тебе стакан воды, а на другом – все готовы ради тебя в лепешку расшибиться, за просто так, лишь потому, что ты им симпатичен.

Какими бы ни были истинные мотивы их доброты, сейчас мы сидели в машине, болтая о том о сем, читая газеты и журналы, или прогуливались по очереди по тротуару в надежде застукать Блондина в то время, когда он выйдет из дома или войдет в него. Прогулки эти не вызвали большого энтузиазма у моих помощников.

– Ты точно уверен, что он здесь живет? – спросил Алекс спустя три часа. Он сидел за рулем, тогда как я развалился на заднем сиденье.

– Надеюсь, информация верная. – Я опустил стекло, чтобы выбросить пустую коробку из-под печенья, которое Слон, в этот момент подпиравший фонарный столб, слопал, а упаковку бросил на коврик. – Это не его дом, это дом его приятеля, который пустил его пожить на время.

– А если он смылся из города? Этого нельзя исключить.

– Нельзя, – согласился я. – Но еще вчера он был здесь, следовательно, вероятность отловить его у нас есть. Не забывай, что его доход связан с девушкой и кругом его миланских дружков.

Алекс повернулся ко мне:

– Очень симпатичный тип. Но не можем же мы торчать здесь до второго пришествия.

Я об этом уже подумал и сказал:

– Если он не появится до утра, то завтра вечером я приду один, постараюсь определить квартиру, опрашивая соседей. Хотя есть опасность, что Блондин почует запах жареного, если кто-нибудь из соседей сболтнет о моих расспросах. Но у меня нет другого выбора, как ты понимаешь.

– Ты можешь поставить в известность полицию.

– Полиция плевать хотела на Блондина. Они арестовали Скиццо и считают дело законченным, а остальное их не колышет. Да я и сам не знаю, о чем его спросить, если встречусь с ним.

– Да, тяжело будет доказать, что он имеет отношение к убийству Алисы, если он ее не видел уже больше года.

Я кивнул и поерзал на сиденье в поисках более удобного положения.

– Доведись _мне_ выбирать возможного убийцу девчонки, – поделился я, – он просто-таки идеальный кандидат, хотя на признание надеяться, конечно, глупо. Я постараюсь припугнуть его, чтобы заставить рассказать побольше об отношениях с Алисой. И если вдруг нарою факты, которые могут помочь официальному расследованию, тогда уж можно будет пойти к Феролли и все ему рассказать.

– Да он тебя живьем съест!

К машине быстрым шагом подошел Слон и распахнул дверцу.

– Смена! – гаркнул он. – У меня уже ноги горят.

Я выбрался из машины, запахивая куртку.

– Лапы, ты хотел сказать. И не ори на весь квартал, веди себя скромнее. Теоретически нас здесь нет.

Слон уселся на мое место.

– Хорошенькое «нет», – проворчал он. – Особенно если учесть, что мы торчим здесь уже столько времени. На нас обратил бы внимание даже слепой.

Я отошел, не ответив. Началась моя смена топтать тротуар, и мне повезло: в шесть вечера появился Блондин. Я был уверен, что это он: настолько точно парень совпадал с описанием. Он шел под руку с девушкой, которой явно было не больше пятнадцати лет. Я подождал, когда они войдут в подъезд, затем вскочил в него раньше, чем пневматический доводчик захлопнул за ними дверь. Увидел, как парочка поднимается по лестнице, и последовал за ней, сохраняя дистанцию в два пролета и старясь ступать бесшумно. На третьем этаже они остановились. Я сосчитал до десяти и стал подниматься, рассчитывая засечь, в какую из четырех дверей, выходящих в коридор, они вошли. Это была последняя дверь в самом углу.

Я спустился, открыл дверь подъезда и подал знак приятелям. Мы тихо поднялись на нужный этаж. Слон с безразличным видом расположился на лестничной клетке, загородив своей тушей дверь от любознательных соседей, проводящих вечера за подглядыванием в дверные глазки. Алекс встал рядом с дверным косяком. Я позвонил. Из квартиры доносились приглушенные звуки. Я позвонил вновь.

– Кто там? – спросил баритон.

– Послушайте, ваш автомобиль перекрыл вход в подъезд, – на ходу придумал я.

– Я не парковался у подъезда.

– Вы шутите? Я же видел, как вы выходили из машины.

– Я вам уже сказал, что это не моя машина, мне очень жаль.

– Разве у вас не «баркетта»?

– Да, но… – В его голосе прозвучало сомнение: может, кто-то случаем попытался угнать его дол-баную машину?

– Тогда это вы, – наступал я. – Спуститесь и быстро уберите ее, она блокирует движение.

– Я не понимаю…

И тут он совершил ошибку, приоткрыв дверь с накинутой цепочкой. На этот случай у меня было заготовлено несколько возможных способов убедить его впустить меня добром, однако я воспользовался не предусмотренным заранее. Я просто врезал ему кулаком в лицо. В свое оправдание могу сказать, что это не было осознанным действием. Лишь только я увидел торчащий в щели его хваленый нос, как странная магнетическая сила овладела мной, развернув меня сначала левым плечом, а затем послала вперед руку, самостоятельно сжавшуюся в кулак.

Кулак был не так чтобы уж очень большой, а щель в двери – узкая, поэтому удар оказался несильным, однако этого хватило, чтобы Блондин отлетел от двери, прикрывая руками лицо. И прежде чем он успел захлопнуть дверь, Алекс со всего маху двинул по ней своим тяжелым башмаком. Цепочка с выломанным куском косяка отлетела в сторону, и я впрыгнул в квартиру вслед за Алексом, пронесся через маленькую прихожую до кухни нашего друга, который начал соображать, что его надули. Слон закрыл за нами дверь и остался в коридоре.

– Вы кто такие?! Чего вам надо? – Парень прислонился к стене, ощупывая разбитый нос.

– Мы только хотим задать тебе парочку вопросов, брат. Извини за стремительность, но ты знаешь, как случается, могла появиться консьержка…

– Извинить? Мать вашу!..

Он сунул руку в карман элегантного, а теперь немного помятого пиджака кремового цвета. Я не стал дожидаться, чтобы увидеть, что он там ищет, схватил его за запястье, вырывая руку из кармана, и одновременно прижал его голову к столу, чтобы он не разнес мне последние очки.

Он вырвался, хрюкнув, упал на задницу, и из его правой руки выпал складной нож. Я поймал нож на лету, и в это время несостоявшийся д\'Артаньян вскочил и бросился к двери. Я не беспокоился: на пороге его встретил Слон с улыбкой от уха до уха. Оценив внушительные размеры нашего приятеля, Блондин попятился, и Слон аккуратно прикрыл дверь.

– Эй, минуточку, минуточку, – тяжело задышал Блондин. – Поговорим как цивилизованные люди. Что вам от меня надо? Я вас не знаю.

– Зато мы о тебе знаем достаточно, – ответил я ему. – Давай садись рядом со мной за стол и не рыпайся.

Я уселся на кухонный табурет, а Алекс, развернув Блондина от двери, двинул его в ребра ногой так, что тот влетел в кухню. В подобных ситуациях Алекс не произносит ни звука, ограничиваясь тем, что ведет себя как убийца-психопат. В пиджаке Блондина он нашел бумажник и бросил его мне.

– Ведь вы не собираетесь сделать мне ничего плохого? – с дрожью в голосе спросил Блондин, медленно подходя к столу.

– Разумеется, если ты только нас к этому не вынудишь. Давай садись и успокойся.

Он испуганно смотрел на меня.

– Нет, конечно, если ты опасаешься за свою жизнь, то можешь прямо сейчас позвонить в полицию. Мы тебе не будем мешать. Это у нас что, телефон, если я не ошибаюсь?

Из всех возможных вариантов выхода из создавшегося положения звонок в полицию Блондин уж точно выбрал бы в последнюю очередь. Он опустился на стул с другой стороны стола и стал промакивать нос бумажным полотенцем, которое оторвал от рулона, стоящего на буфете в стиле позднего рококо.

– Черт, как больно… – Он осторожно дотрагивался до носа, полотенце покраснело от крови, на лбу наливалась здоровенная шишка. – Так чего вы хотите?

Прежде чем я открыл рот, из коридора раздался женский крик.

– Что вы делаете, отпустите его! – Девчонка появилась, видимо, из ванной, поскольку была в одном нижнем белье и с мокрыми волосами. Смуглая и тощая, словно гвоздь. Я сразу же сбросил несколько месяцев с тех, что дал ей с первого взгляда. Под шум душа она пропустила наше вторжение. Разъяренной фурией она бросилась на меня, размахивая руками с длинными ногтями, но Алекс был начеку и успел схватить ее, стараясь, чтобы она его не укусила. Девчонка начала дергаться и лягаться, но ее голые пятки не причиняли большого вреда ногам Алекса, защищенным высокими солдатскими башмаками.

– Блондин! – Я повернулся к парню. – Скажи девчонке, что нам надо поболтать с глазу на глаз, по-дружески. – Неосознанно я начал подражать манере Феролли: тихий голос, вкрадчивая властность, смешанная со скрытой угрозой. – Будет лучше для всех, если она успокоится.

– Да, да… Радость моя, иди в комнату. Все в порядке. Все будет хорошо.

Его голос звучал не очень убедительно, и девчонка подергалась и поныла еще немного, прежде чем убраться из кухни. Мне не хотелось выглядеть сволочью, и я попросил Алекса успокоить ее, а заодно и последить, чтобы она не сбежала через окно.

Я порылся в бумажнике Блондина, нашел там кредитку «Виза», триста тысяч лир банкнотами по пятьдесят тысяч, которые положил себе в карман в качестве компенсации расходов, и права на имя Анджело Шелса, родившегося 14 февраля 1959 года, проживающего в Пьяченце. И никаких следов Раффаэле. Хитрец! Я уставился на него.

– Тебе известно, Анджелино, что ты можешь оказаться в тюрьме только за то, что спишь с малолеткой? А в тюрьмах, я слышал, к таким относятся, как к самым последним мерзавцам, – жить не захочется.

– Тихо, тихо, чего ты тут несешь? Почему это я должен сесть в тюрьму? – произнес он не без труда: мешал нос, распухший как баклажан. – Мы с ней только друзья. Ей негде жить, и я ее приютил.

Я нажал предохранитель отнятого у него ножа, лезвие выскочило, в глазах парня мелькнул ужас, и он вскочил со стула. Я закрыл лезвие, не хватало еще, чтобы его сейчас хватил удар. После – пожалуйста, а сейчас еще рано.

– Сядь и слушай. Я не из полиции. И у меня нет никакого намерения предъявлять тебе обвинения, поэтому тебе нет смысла вешать мне лапшу на уши, а то я могу подумать, что ты принимаешь меня за идиота, а мне такие вещи не нравятся. Я здесь для того, чтобы задать тебе несколько вопросов о твоих старых делишках. У тебя две возможности: или ты отвечаешь на мои вопросы откровенно, и мы закончим быстро и безболезненно, или ты будешь мне врать, и тогда я сначала переломаю тебе все кости и только потом позвоню по номеру один-один-три. Выбирай сам. Нас трое, и мы можем свидетельствовать: услышали крик девчонки и вломились сюда, чтобы спасти ее от судьбы, что хуже смерти. Как ты думаешь, кому полиция поверит?

К счастью, Блондин не знал о репутации, которой я пользуюсь у стражей порядка, поэтому решил, что они скорее поверят не ему.

– Меня предупреждали, что кто-то наводит обо мне справки. Значит, это был ты. – Он шмыгнул носом. – Можно узнать, кто ты такой?

– Тебя это не касается. Ну что, начнем говорить?

– Давай.

– О\'кей, поболтаем об Алисе Гардони.

Он вжался в стул, слизывая кровь с разбитых губ.

– Я так и знал, – пробормотал он. – Я был уверен, что все это из-за Алисы. С тех пор как ее убили, я ждал, что кто-нибудь да заявится ко мне с расспросами. Будь проклят тот день, когда я с ней связался!

– Давай только без мелодрамы, ладно? Твои чувства меня не интересуют.

– Чего ты хочешь знать?

– Все, с самого начала. Когда ты с ней познакомился?

Он на мгновение задумался и ответил:

– Около трех лет назад. Она сидела в кафе со своими подружками, которые строили мне глазки. Ну я и присел потрепаться с ними, знаешь, как это бывает.

– Нет, не знаю. Как ты уболтал ее пойти с тобой?

– Это было не очень трудно. Мне не пришлось ее уламывать. Я показался ей симпатичным… понравился ей. Она села ко мне в машину, и мы покатались по городу, потом пошли в кино. Такие дела.

Да уж, «такие дела».

– И легли в койку, верно?

– А какого ответа ты от меня ждешь? Что мы играли в куклы?

– Вы жили вместе?

– Нет. Мы встречались в основном днем. Несколько раз она ночевала у меня, звонила своим и говорила, что остается у подруги. Мы были очень осторожны, чтобы никто не просек. Знаешь, как бывает.

– Этого я тоже не знаю и не хотел бы знать, если б меня не коснулось. Как ты заставил ее заниматься проституцией?

Он вытаращил глаза:

– Я никогда не заставлял ее, ты что, спятил?

Я почувствовал, как меня охватывает бешенство, и поспешил сунуть нож в карман: боялся, что воткну ему лезвие в глаз в порыве гнева.

– Послушай, ты, кусок дерьма! Мне известно, что ты сутенер и используешь девчонок, но об этом помолчим. Итак, она занималась проституцией, верно? Подумай, прежде чем сказать «нет».

И он не произнес этого слова.

– Я не заставлял ее, – нехотя поведал Блондин. – Мы договорились, и она помогала мне содержать нас. Да, иногда она это делала. Я приводил к себе домой богатых мужиков, а сам уходил. Если кто-то ей не нравился, она отказывалась, я ее не заставлял силой.

– И сколько их было?

– Ты хочешь, чтобы я прямо сейчас вспомнил всех?… Не знаю, может, человек десять, не больше.

– Так мало? И как же вам удавалось на это жить? – Я почувствовал тошноту. Стало противно, как бывало во времена службы в отделе маньяков, когда приходилось общаться со всеми этими сумасшедшими. Почти так же.

– Но они приходили не один раз, это были постоянные клиенты. Я тщательно отбирал их, не водил сюда кого попало… Моим девочкам нелегко угодить.

Мне не удалось сдержать себя, я вскочил на ноги, схватил его за воротник рубашки и ударил лбом о стол. Я был в ярости, и Блондин это понял, потому лицо у него стало, как у человека, который вот-вот наложит в штаны.

– Ты самая паскудная личность из всех, кого я встречал. Утопи я тебя в канале прямо сейчас, меня бы за это медалью наградили. Понимаешь? Если ты не хочешь искупаться, назови мне сейчас же имена всех твоих так называемых постоянных клиентов. И постарайся не ошибиться, я не желаю больше тратить на тебя деньги и время.

Он сдал их всех, и все они были завсегдатаями бара «Чинечита», что на бульваре Зара, который он избрал своим офисом. Я знаю этот бар – тот самый, на задворках которого, как я выяснил из записки, прочитанной утром, подрался мой Компаньон. Я был уверен, что Блондин не сунется в «Чинечиту» в ближайшее время. С перечисленными им кренделями еще предстоит разобраться, однако начало было положено. Начало чего? Вот в чем вопрос. Я слегка успокоился:

– Ладно. И когда закончилось веселое житье?

Он посмотрел на меня настороженно, опасаясь очередной вспышки ярости.

– Мы были вместе несколько месяцев, – ответил он. – Потом она стала избегать меня, забрала свои вещи, выпендривалась всяко… Пока однажды не исчезла совсем.

– И ты спокойно отказался от источника своего заработка? Мне что-то с трудом верится.

– Не знаю, как тебе сказать… – Он казался воплощением искренности, только слегка помятым. – Она была из богатой семьи и могла устроить мне кучу неприятностей, если б я не оставил ее в покое.

– И ты никогда не удерживал ее, не угрожал переломать кости?

– Я что, сумасшедший? Эта шлюшка заявила бы на меня, и я сел бы в тюрьму.

Я протянул руку и сильно надавил указательным пальцем на его кровоточащий нос. Блондин взвыл от боли, и из носа опять закапала кровь.

– Уважай мертвых, Анджелино. – Я вытер перчатку о желтую вышитую салфетку, на которой стояла миска с сухофруктами, – никогда не хожу без приглашения в чужие дома, не надев перчаток, чтобы не оставлять следов. – И прекрати мне врать.

– Я тебе правду говорю, клянусь! Я бы с удовольствием навешал ей, но предпочел отвалить подальше. И с тех пор ее больше не видел.

– Не клянись, нарушители клятвы попадают прямиком в ад. Мне рассказали, как ты гонялся за ней с ножом. Сейчас я позову моего друга, что стоит за дверью, и он постарается, чтобы к тебе вернулась память. Ты видел, какой он? Если он возьмет тебя за руку, то сломает ее, словно хлебную палочку.

Раффаэле-Анджело покрылся потом:

– Тебе это сказала ее дефективная подруга?

Я не ответил.

Он помолчал, затем продолжил:

– Я потерял терпение, она начала морочить мне голову, и я хотел только попугать ее. Это был последний раз, когда я ее видел.

– Ты в этом уверен?

– Да. Я решил свалить. Когда больше нет ничего, то ничего и нет.

– Теперь уже больше ничего нет не только для тебя. Интересное совпадение, не находишь? Ты ей угрожал, и она мертва. – Я оперся локтями о стол, глядя ему прямо в глаза.

– Так всегда говорят в подобных случаях. Ты что думаешь, я такой идиот, чтобы убивать девчонку? – сказал он, отодвигаясь.

– Может быть. А где ты был, когда ее убили?

– Ты просто зациклился на мне… Какого хрена я бы здесь спокойно с тобой разговаривал, если б это был я? А что касается того, где я был, отвечаю: я лежал в больнице. Мне аппендикс вырезали. Смотри. У меня до сих пор еще брюхо болит.

Он задрал рубашку, и я увидел свежий шрам на нужном месте. И все же пробурчал:

– Это еще ни о чем не говорит.

– Тогда посмотри в ящике у входа. Там все рецепты, счета из больницы…

Я поднялся и стал перебирать бумаги в ящике, не выпуская его из виду. Вряд ли от него можно ждать, что он достанет пистолет из банки с солью, но лучше быть начеку. Я нашел счета из больницы. Даты совпадали. Может, я и ошибаюсь, а такая возможность никогда не исключена, но Блондин показался мне слишком трусливым и неискушенным для организации убийства. Он, быть может, и способен ткнуть в кого-нибудь пару раз ножом в порыве ярости, но утащить Алису в лес, убить ее и придумать, чтобы виноватым признали кого-то другого, – это вряд ли.

Я вернулся за стол.

– Ладно, – вновь заговорил Блондин, – у тебя на меня зуб, хотя я никогда тебя в жизни не видел, но тебе что, не известно, что полиция уже арестовала парня, убившего Алису? Чем он тебя не устраивает?

– Тем, что он вряд ли мог это сделать.

– Не знаю, что тебе сказать на это… Такие ребята способны на все. Они все фашисты, и ни ты ни я не знаем, что они затевают в своих гребаных логовах.

– Можешь быть уверен, они намного лучше, чем ты и те, кого ты водишь в свой дом. Но если это не ты и не он, то кто, по-твоему, мог убить Алису?

– Откуда мне знать? Алиса была чокнутая и постоянно искала приключений на свою задницу. Наверняка снюхалась с кем-то еще похуже меня.

– Кто бы это мог быть, кроме перечисленных тобой дружков?

– Да не знаю я! Кто хочешь мог быть. Если ты думаешь, я был первым, с кем она легла в постель, то мне тебя жаль. Она переспала почти со всей своей школой, так что не исключено, кто-то из одноклассников оказался ревнивым.

– Чего ты несешь? Ей еще четырнадцати не было, когда ты с ней познакомился!

Он криво усмехнулся:

– Я вижу, ты все еще веришь в сказки. Да девчонки в этом возрасте ждут не того, чтоб ты им подарил плюшевого мышонка или отвел в кино, они спят и видят, когда ты их трахнешь. Что тебе подарил Баббо Натале? _[1]_ Член, вот что. Толстый и длинный член…

Я вскочил на ноги и врезал этой скотине прямо в расквашенную физиономию. На этот раз больной правой рукой. Его голова отлетела назад, и он вместе со стулом опрокинулся на пол и завыл от боли. Я услышал, как открылась входная дверь, и в квартиру заглянул встревоженный Слон. Я дал ему знак закрыть дверь: все в порядке.

– Поднимайся, имбецил, – приказал я Блондину. – Я же тебе говорил: уважай мертвых.

Я почувствовал, что успокаиваюсь, словно удар разрядил напряжение, которое я до сих пор потихоньку аккумулировал. – Давай вставай, пока я тебе еще раз не врезал.

Он схватился за край стола, с усилием поднялся, поднял стул и сел. Его лицо совсем распухло, из носа опять лилась кровь, верхняя губа лопнула посредине, а левый глаз заплыл и плохо открывался.

– Сволочь, – пробормотал он. – Ты избиваешь меня, потому что хочешь считать эту… святой. А это совсем не так. Она была не из тех, кто отступает, если ей приспичило, и ей нравились мужики намного старше ее… твоего возраста. У нее даже был хахаль из дружков ее папочки.

Я насторожился:

– Повтори.

– Я сказал, что она трахалась с каким-то мужиком, посещавшим их дом, а ее дорогие родичи об этом даже не догадывались.

– Как его звали?

– Откуда я знаю? Алиса мне рассказывала, что приходила к нему домой, когда его жены не было, и что он жил неподалеку от площади Сан-Бабила. Я не знаю его имени. Я бы тебе его назвал, зачем мне врать. – Он пальцем проверил, целы ли зубы. Убедившись, что пока все на своих местах, сплюнул кровь и продолжил: – Правда, я его однажды мельком видел. Такой красавчик лет пятидесяти, с кривым носом и усами. Когда мы стали встречаться с Алисой, она ему назначила свидание, чтобы вручить прощальный подарок, своего рода выходное пособие. – Он попытался улыбнуться, но из-за рассеченной губы у него получилась отвратительная гримаса. – Я видел его всего мгновение, когда он выходил из «ягуара». Это все, что могу сказать.

Мне стало ясно, что больше я здесь ничего не узнаю. Я позвал Алекса. Он вышел из спальни, таща за руку девчонку, трясущуюся от ненависти. Глубокая царапина на его щеке свидетельствовала, что его узница не ограничивалась только злобными взглядами.

– Издержки профессии, – прокомментировал он с обычным невозмутимым видом. – Что делаем?

– Уходим. И прихватим с собой эту вот. Завернем ее в ковер.

Ковер не понадобился. Слону, на чьей огромной физиономии сияла самая обаятельная из его улыбок, удалось убедить девчонку, которую, как оказалось, зовут Амбра, пойти с нами добром. Все вместе мы отправились на квартиру моей подруги Сильвии, откуда, оставив меня с барышнями, Алекс и Слон ушли тратить три сотни из реквизированных мною у Блондина денег.

Сильвия всегда выручала меня в особенно трудные моменты. Она работала в управлении социального обеспечения и была одной из немногих сотрудников этой богадельни, кто обращался с людьми по-человечески, а не как с мешком дерьма. Она трепетно относилась к их прошлому, заслуживало оно того или нет, умела установить душевный контакт даже с самыми кончеными типами, искренне интересовалась их судьбами – не столько по долгу службы, сколько из-за отсутствия собственной личной жизни. Ей было около сорока, развод за плечами и толпа друзей, которыми можно было бы заполнить стадион. Среди тех, кто хоть раз воспользовался ее добрым расположением, всегда было несколько человек, готовых отдать за нее свою жизнь.

Я познакомился с ней четыре года назад, когда одна из женщин, взятых Сильвией под покровительство, обратилась в агентство, где я тогда работал, с просьбой защитить ее от мужа. Женщина рассказывала, что муж наказывает ее за то, что она выходит из дома без его разрешения, но никто не хотел ей верить. Это звучало так нелепо, а кроме того, муж отлично играл роль славного малого, искренне огорченного клеветой, распространяемой о нем женой.

Лично мне на его игры было наплевать, и я, охраняя ее по очереди с Компаньоном, добросовестно отрабатывал свою зарплату. Но пару недель спустя, когда агентство закрылось, поскольку иссякли деньги на его содержание, Сильвия уговорила меня продолжать присматривать за женщиной. Не знаю, почему я согласился, может, потому, что не мог отказать Сильвии, глубоко заинтересованной в судьбе другого человеческого существа, о котором некоторое время назад она и слыхом не слышала. Сильвия была убеждена, что женщина говорила правду.

Поэтому я и мой Компаньон, сменяя друг друга, выполняли это нудное задание в течение следующих семи дней. Параллельно мы ломали голову в поиске весомого предлога, чтобы как-то отказаться, не обидев Сильвию, которая маниакально верила в опасность, грозящую ее подопечной. Предлога мы не нашли, и на восьмой день, в два часа ночи, когда я под громкий храп моей клиентки читал книгу, ее муж влез в окно, вооруженный до зубов, словно в фильмах ужасов. Мое уважение к Сильвии взлетело до небес и с тех пор только и делало, что росло.

Не обратив внимания на странность нашего появления, Сильвия приняла меня и Амбру, не задавая вопросов. Через несколько минут она уже была лучшей подругой моей пленницы, послала ее принять ванну, чтобы та не мешала нам поговорить без свидетелей. Удобно устроившись рядом со мной на диване в своем обычном поношенном комбинезоне, Сильвия не спускала глаз с зеркала в коридоре. В нем была отлично видна притворенная дверь ванной, за которой плескалась девчонка. Причиной такого внимания моей подруги был, конечно, не вуайеризм. Однажды некий тип полоснул себя по венам в ее ванной, и его удалось спасти лишь чудом. Надо сказать, что Сильвия учится на своих ошибках, а этим среди моих знакомых мало кто может похвастаться.

– У девочки проблемы, угадала? – спросила она, накручивая на указательный палец каштановую прядь, как делала всегда в моменты сосредоточенности.

– Угадала. Я забрал ее из квартиры одного ублюдка, который продавал ее своим дружкам. Мне показалось, что будет лучше, если я отведу ее к тебе.

– Большое спасибо. И что, по-твоему, я теперь должна делать?

Я сделал паузу, глотнул из стакана джин-тоник, который она для меня приготовила.

– Ммм, откуда мне знать, это ты у нас специалист, – ответил я наконец.

– Послушай, уже второй раз за последние два года ты приводишь в мой дом подобную цацу, не предупредив заранее и ничего не узнав о ней. Эта хоть не выглядит наркоманкой и, надеюсь, не притащила с собой блох, но ты поставил меня в сложную ситуацию. Существуют все же формальности, которые надо соблюдать, тебе что, это неизвестно?

– Я безумно уважаю формальности, и, если для тебя важнее дурацкие бумажонки, поступим так: я увожу ее обратно, может быть, даже получу кое-какие деньги от сутенера, а ты тем временем будешь оформлять все законным путем. В добрый путь! – Я подмигнул ей из-за края стакана, зная, что этот бой я выиграл.

Она вздохнула:

– Не валяй дурака. Просто мне непонятно, почему ты привел ее сюда, если для подобных ситуаций существует полиция… Ах да, совсем забыла, у тебя зуб на полицию…

Я прикончил свой джин-тоник и пошел к бару приготовить себе еще порцию. Я решил увеличить время своей смены, чтобы дать время усвоиться алкоголю, прежде чем перепасовать мяч Компаньону.

– Правильно, полицию я терпеть не могу. Тем более, чтобы спасти девчонку, я нарушил неприкосновенность жилища, выломал дверь и набил кое-кому морду. А полиции только дай повод устроить мне кучу неприятностей, особенно если Амбра по дурости примет сторону своего сутенера, в которого, судя по всему, влюблена как кошка. Так что в этой ситуации я могу положиться только на тебя. К тому же у тебя самой полно друзей среди полицейских, которые занимаются малолетками. Я, разумеется, не прошу тебя сотворить чудо, но сделай для нее ровно столько, сколько сочтешь нужным. Постарайся убедить девочку бросить торговать собой и посмотри, куда ее можно пристроить на работу. Делай все, что угодно, только, прошу, обо мне ни слова.

– Не знаешь, у нее есть семья?

– Я ни хрена о ней не знаю. Наверное, где-то есть, но кто они: садисты, от которых она сбежала, или нормальные люди, переживающие из-за ее исчезновения, я понятия не имею. На первый взгляд, она вряд ли из благополучной семьи.

Сильвия на мгновение задумалась:

– Хорошо, справлюсь в полиции, не заявлял ли кто об исчезновении. На тебя ссылаться не буду. Но если Амбра заговорит о тебе, все равно неприятностей не избежать.

– Амбра не знает моего имени и, могу поспорить, не назовет имени своего дружка. – Я прикончил второй стакан и сделал попытку встать, чтобы наполнить его вновь, но Сильвия удержала меня, положив руку на колено.

– Кончай опустошать мой бар. Скажи мне, у тебя-то что общего с этим мерзавцем?

Я откинулся на спинку дивана.

– Ничего, – ответил я. – Я расследую одно громкое дело, и мне кажется, он имеет к этому отношение…

– Что за дело, если, конечно, не секрет?

– Убийство.

– Черт возьми, я думала, что ты уже прекратил работать в агентстве.

– Давно. Сейчас я делаю это от собственного имени, сам не знаю почему. – Я коротко пересказал Сильвии случившееся, что произвело на нее большое впечатление.

– Ты полагаешь, тебе стоит совать нос в такое дело? – спросила она, когда я закончил. – Лично я не вижу ничего, что подтверждало бы невиновность Скиццо.

– Действительно, ничего нет, если не считать того, что он не умеет водить мотоцикл и в официальном расследовании есть дыры величиной с дом. В любом случае, моя задача – собрать как можно больше фактов и имен. А уж Мирко сам будет решать, что из этого может сработать на суде и под каким соусом это подавать.

– Мирко – отличный адвокат, но я не верю, что он может творить чудеса…

Я глянул на часы: десять вечера.

– Еще раз прости за то, что создал тебе кучу проблем. Мне пора. Дай знать, если будет что-то нужно, и держи меня в курсе.

– Не волнуйся, будет сделано. Есть еще какие-нибудь указания, мистер Шерлок Холмс?

– Элементарно, доктор Ватсон: выполняйте эти – все будет путем. А я возвращаюсь топтать собственный прах. – Я обнял ее и поспешил на улицу в поисках такси, которое отвезло бы меня в «Леонкавалло».




2


Следующие десять дней, точнее, немногие часы моего бодрствования промелькнули молнией, заставив меня потерять ориентацию во времени, но я не сидел сложа руки, как и мой Компаньон, который действовал по собственной программе.

В слабой надежде откопать какие-нибудь детали, которые могли бы мне помочь, я начал с того, что просмотрел переданный мне Мирко список уже допрошенных полицейскими свидетелей. Мне надо было решить, кого из этого списка стоит навестить в первую очередь. Я выбрал чету Гардони и сиделку Труди. Накрутил номер телефона виллы, чтобы договориться о предстоящем визите. Мой звонок, естественно, не вызвал особого восторга Гардони-отца. Хотя он и согласился встретиться со мной, но постарался дать понять, что я – гнусная личность, переметнувшаяся на сторону врагов после того, как ел его хлеб и соль. Свидание с ним должно стать первым из завтрашних встреч, причем назначено на девять утра. Следующим будет визит к толстухе сиделке.

Между этими двумя телефонными звонками мне удалось переброситься парой слов с моим старым добрым приятелем Даниэле Дзуккеро. С годами он превратился в официального представителя (читай, лидера) социального центра «Леонкавалло», то есть в персону, которую через день таскают в полицейский участок, чтобы предъявить кучу обвинений и судебных исков. Во имя нашей давней дружбы, несколько подпорченной тем, что я выбрал в жизни иной путь, добрый приятель Даниэле согласился помочь реконструировать все передвижения Скиццо накануне убийства. Во имя нашей старой дружбы – и политического расчета, разумеется.

_Дело_Скиццо_ спровоцировало охоту властей на все так называемые «несистемные» миланские группы, и Даниэле надеялся продемонстрировать, что к его социальному центру не может быть претензий. Мы договорились, что он организует мне встречу со всеми, кто работал в центре в тот вечер, когда Скиццо вышибли из «Леонкавалло». По словам Мирко, это было последнее, что тот более-менее помнил, и я надеялся, что эта встреча укажет направление дальнейших поисков.

Поэтому в одиннадцать вечера я постучал в дверь здания на улице Ватто в районе Греко, готовый посетить планету, на которую в последние восемь лет высаживался очень редко.

«Леонкавалло» – «Лео» или «Леонка» для своих – походил на огромную трехэтажную казарму с обширным двором, из которого через тяжелые кованые ворота можно было выйти на улицу, параллельную железнодорожным путям, соединявшим небольшую грузовую станцию Греко с остальным миром. С крыши и почти из всех окон свисали разноцветные флаги, принадлежащие разнообразным левым и освободительным движениям, а стены центра и соседних с ним зданий были расписаны граффити и названиями различных политических и музыкальных групп мастерами спрея, метящими собственную территорию.

Когда-то здесь размещалась типография, принадлежавшая одному из самых знатных семейств Милана – Кабасси. Когда мои бывшие товарищи заняли ее, после того как их изгнали из очередного здания, молодой Кабасси решил, что ему не к лицу насылать на них войско на верблюдах, а проще договориться о, скажем, символической аренде. С тех пор прошло много лет, отношения с владельцем, как мне сказали, по-прежнему прекрасные, но денег уже никто ему не платит.

Район, где располагалось здание центра, был откровенно промышленным, с кучей фабрик. Совсем рядом с «Леонкавалло», вокруг широкой площади, высились два небоскреба компании «Сони» и три ужасных пятнадцатиэтажных жилых дома, в одном из которых находился – подумать только! – офис крикливого комитета «Анти-Леонкавалло».

Те, кому случалось бывать в этих краях, часто встречают на улицах представителей комитета, угрюмых мужчин среднего возраста, устраивающих непристойные спектакли с президиумами и мегафонами, пытающихся привлечь к участию в них любого политика, готового помочь им очистить квартал и город от «чуждых элементов». Бывший начальник полиции Милана, Пелиде Орто, одно время даже пытался сделать на них ставку, лелея идею создания на их основе массового движения в свою поддержку на случай выбора его в мэры, но ему это не просто не удалось – его провалили задолго до выборов, и он в конце концов слинял.

Со временем комитет стал частью местного фольклора, бессильный против сотен молодых и не очень молодых людей, которые прибывали целыми группами, устраивая в социальном центре концерты и дискотеки.

В тот вечер, когда я пришел туда, была пятница, а это традиционно концертный день. Очередь к входу свидетельствовала о том, что сегодня здесь играют музыканты, занимающие первые строчки альтернативного хит-парада. Бесконечная людская лента брала начало где-то далеко на улице, закупоривала вход в центр, поднималась по лестнице и исчезала в глубине здания.

– Кто, черт побери, играет сегодня? – спросил я у симпатичной девчонки, притиснутой давкой к моему боку.

– «Бронкские Барабанщики»!

– Первый раз слышу. Они из Америки?

– Они французы, придурок.

– Ну извини, а что, во Франции тоже есть Бронкс?

Она мне не ответила, затянутая омутом, оторвавшим ее от меня. Перетерпев двадцать минут давки, я оказался у кассы. Сунул десять монет блондинке, сидящей, словно в клетке, за решетчатой загородкой, и протиснулся в огромный, под завязку набитый зал.

Здесь находилось около пяти тысяч человек самой разнообразной наружности, среди которых выделялись «прикинутые» по случаю панки и человек пятьдесят металлистов. Самой распространенной одеждой были куртки, банданы и спортивная обувь. Фраков и смокингов не наблюдалось.

На сцене двадцать мускулистых парней, голых по пояс, громко и ритмично колотили молотками по молочным бидонам. Управлял этими красавцами лысый гигант, который что-то ревел на арго и отбивал ритм ладонями по барабану, словно задавая темп гребцам на римской галере. И в этом грохоте по небольшому оставшемуся свободным пространству перекатывались людские волны.

Все– таки бидоны не тянули на серьезный многотональный инструмент и скоро начали мне надоедать. Я стоически выдерживал удары по печени и барабанным перепонкам минут двадцать, затем плюнул и стал продираться сквозь толпу в сторону внутреннего дворика, сопровождаемый хлопками по плечам или презрительными взглядами тех, с кем я когда-то был знаком. Наконец я вывалился из толпы и с облегчением вздохнул.

Двор выглядел более пригодным для жизни. Почти все гости центра были на концерте, и я мог передвигаться по двору, никого не толкая. Ребята небольшими группками сидели на стульях, на столах, на всем, на чем можно было сидеть, болтая, потягивая пиво из пластиковых стаканов, оживленно споря о политике. С десяток собак, виляя хвостами, вертелись у них под ногами, а их хозяева с улыбкой наблюдали за четвероногими.

Ко мне с деловым видом подбежал питбуль и принялся обнюхивать отвороты брюк. Я замер, хорошо зная, что собаки этой породы не очень-то предсказуемы.

– Не беспокойся, – сказал парень в кожаной куртке и рваных джинсах, наблюдавший за сценой в нескольких шагах от меня. – Он очень добродушный, ты, главное, не делай резких движений.

– Я тоже очень добродушный, – ответил я тихим голосом, чтобы не рассердить пса, – и все-таки, если ты его не заберешь от меня как можно скорее, я рискую потерять контроль над собой и придушу тебя его поводком.

Парень с обидой посмотрел на меня и окликнул своего пса.

Наконец у стойки бара, пристроенного к одной из стен двора, мне удалось разглядеть высокую, немного сутулую фигуру Даниэле Дзуккеро. Моих лет, волос, как и у меня, на физиономии больше, чем на голове, и тоже в очках. На этом наше сходство заканчивалось. Он больше тянул на студента-переростка, а я – на портового грузчика.

– Какая честь! – развел он руками. – Сейчас пойду и объявлю об этом в зале, чтобы тебе устроили торжественную встречу!

Я пожал ему руку:

– Лучше не надо. Если меня увидят, могут подумать, что мы организуем восстание пролетариата. И потом, я не собираюсь красть у тебя венок славы.

Мы еще несколько минут обменивались благоглупостями, протискиваясь сквозь толпу, набившуюся в поисках выпивки в небольшой зальчик, заполненный сигаретным дымом, словно каминная труба, пока не выскользнули в задний дворик бара, заставленный пивными бочками и ящиками с бутылками и жестяными банками. На немногих целых стульях расположились с десяток активистов центра, никого из старой гвардии. Пол был усыпан сырыми опилками, на стенах висели старые плакаты еще более старых мероприятий «Лео». Свободных стульев не было, и я остался стоять, прислонившись к стене, давно нуждавшейся в покраске.

– Ну вот, Сандроне, здесь все те, кто имел дело со Скиццо в ту самую пятницу, – сказал, глядя на меня, Даниэле, затем обернулся к остальным. – Итак, история вам известна. Подчеркиваю еще раз, чтобы потом никто не ворчал за моей спиной: все, что от нас хотят услышать, не имеет никакого отношения к работе на полицию. Всем ясно?

Разумеется, ясно было не всем. Один из присутствующих, кривя физиономию, пренебрежительно высказался обо мне и моем способе зарабатывать себе на хлеб. Другие изъяснились в том смысле, что, невзирая на объяснения Даниэле, от всего этого попахивает полицейщиной, а их от этого мутит, и они не собираются отвечать на мои вопросы и вообще участвовать в подобной мерзости. Я не вмешивался в разговор добрых полчаса, потягивая чешское пиво из пластмассового стакана и ожидая, когда Даниэле и остальные, убежденные в необходимости этой встречи, выговорятся до конца. Наконец слово предоставили мне.

– Я работаю на адвоката Мирко Бастони, – начал я. – Вы должны хорошо знать его, потому что он защищал ваших в некоторых процессах. Сейчас он взялся за защиту Скиццо и попросил меня собрать доказательства, которые дали бы возможность оправдать парня. Это непросто, и нужно, чтобы вы мне помогли выяснить, что он делал, когда приходил сюда в последний раз. Он помнит только, что приходил в центр в пятницу, а дальше, вплоть до ареста – провал. Кто что может сообщить по этому поводу?

В результате я выяснил мало, почти ничего. Скиццо пришел в центр около полуночи и попытался пройти в здание, не уплатив, не было денег. Его не впускали до тех пор, пока он с протянутой рукой не собрал по мелочи нужную сумму. Дежуривший в ту ночь в баре Давид, усики и очечки а-ля Леннон, продал ему бутылку вина, и Скиццо выдул ее в одиночку. Около двух часов утра, упившись вдрызг, он упал на один из столиков, а поднявшись, устроил скандал с сидевшими за соседним столом, укоряя их в том, что те не желают поделиться с ним выпивкой. Это было уже чересчур, и двое барменов взяли его под руки и выкинули из здания на тротуар. Всё.

– И больше вам нечего рассказать? – спросил я в замешательстве.

Рассказать было нечего. Никто не видел, как он ушел. Когда в три ночи центр закрылся, на том месте, где парня оставили лежать, его больше не было. Может, проезжали мусорщики и подобрали его, предположил кто-то.

Я поблагодарил всех и, расстроенный, покинул барный закут, хотя, говоря откровенно, я от этой встречи многого и не ждал. Попрощавшись с Даниэле и пообещав ему оплаченный ужин в любом ресторане на выбор, я принялся бесцельно бродить по залам и зальчикам, забитым людьми.

Все щели здания были заткнуты прилавками, за которыми стояли в основном иммигранты, но я не нашел ничего, что мне хотелось бы купить. Спустившись в подвал, я обнаружил помещение, называемое даун-таун: три комнаты, декорированные в «кислотном» стиле, где до сотни молодых ребят отплясывали под музыку хип-хоп.

Недолго думая, я присоединился к ним и, закрыв глаза, отдался на волю ритма, прыгая, словно разгоряченный медведь, чтобы выгнать из головы унылые мысли. Убийство, полицейских, сутенеров, кровь… Хип-хоп не совсем моя музыка, но она способна поднять настроение, и я отплясывал под нее, бодро потея.

Час спустя из транса меня вывело прикосновение чьей-то руки. Она принадлежала девушке лет двадцати с пышной прической фиолетового цвета и с настолько серьезным выражением лица, что я сразу понял: она приблизила свои губы к моей щеке вовсе не для поцелуя.

– Я – гу-ать-цо! – разобрал я сквозь грохот музыки.

– Что?

– …а то – Скиццо!!

Я уловил «Скиццо» и потащил ее в полумрак коридора, подальше от ревущих динамиков.

Ее звали Сарах, именно так, с «х» на конце.

– Мне сказали, ты ищешь информацию о Скиццо. Это правда?

– Правда. Он был здесь в пятницу вечером.

– Да. И я, наверное, была последней, кто его видел. Эти, из бара, выбросили его на улицу, наши тебе уже сказали. Я пошла домой в три часа и встретила его, как только вышла с улицы Ватто, где начинается бульвар, знаешь, где это?

– Знаю. Он сказал тебе, куда идет?

Она посмотрела на меня с возмущением:

– Ты что, на таких, как он, я не трачу свое время!

– Поня-а-атно, – протянул я разочарованно.

– Единственное помню – его погрузили в машину.

– Что? – Я воспрянул духом. – И тебе известно, кто это был?

– Нет, но это меня поразило, потому что тачка была не задрипанная какая-нибудь, а большая и шикарная, правда, какой марки, я не знаю.

– Ты не заметила, кто сидел за рулем?

– Нет, было темно. Это все, что я могу рассказать. Надеюсь, тебе пригодится. Если нет… – Она пожала плечами.

– Скорее да, чем нет. Спасибо.

– Не за что. – Она отошла, затем передумала и вновь повернулась ко мне. – Слушай, ты ведь не полицейский, правда?

– Нет, не полицейский. Я – стилист и имиджмейкер. Хочешь, открою тебе секрет: в следующем году стиль «зверопанк» будет немоден. Поняла?

Она негромко, чтобы слышал только я, послала меня куда подальше и удалилась решительным шагом. Я смотрел ей вслед, любуясь ее великолепной фигурой. И вдруг остро почувствовал, как мне хочется к моей женщине. Или к какой-нибудь другой, это меня сейчас тоже устроило бы. Но Вале в этот час наверняка спит без задних ног и не оценит моего телефонного звонка. Сил же изображать из себя плейбоя здесь, в социальном центре, у меня не осталось, и я решил пойти домой.

Стояла глубокая ночь, и такси не было видно: в этом районе по ночам редко встречаются богатенькие гуляки. Куда-то подевались даже поклонники «Барабанщиков», и сейчас на лежащей передо мной улице не было никого, кроме меня. Одиноким пилигримом я поплелся по бульвару, который тянулся от площади Греко аж до Центрального вокзала, в надежде найти телефонную будку, чтобы вызвонить такси.

Будка нарисовалась метрах в ста впереди, я ускорил шаг и вдруг почувствовал, как озноб пробежал у меня по спине, заставив запаниковать. Многого в жизни я не умёл, но чему я научился, так это доверять своим ощущениям. Бросил взгляд через плечо и увидел «альфу-ромео», которая медленно двигалась в мою сторону.

Я обернулся как раз в тот момент, когда дверцы машины, остановившейся метрах в двадцати от меня, распахнулись и из нее вышли трое в джинсовых куртках и с женскими чулками на головах. В руках они держали что-то похожее на обрезки металлического прута. Развернувшись веером, они побежали в мою сторону, и я понял, что в ближайшие десять минут мне придется туго.

Спастись можно было, но только вернувшись в социальный центр. Я нагнул голову и побежал им навстречу. Мысль у меня была – сбить одного из них с ног, перескочить через него и убежать, прежде чем остальные смогут меня схватить. Я нацелился на того, что приближался ко мне по тротуару, однако в последнее мгновение передумал и выбрал самого низкорослого из них.

Я врезался в него, левой рукой отбил болезненный, но терпимый удар металлическим прутом и рубанул правой ему в нос, затем, вложив весь свой вес в левое колено, засадил ему в солнечное сплетение.

Охнув, он полетел на землю, но успел вцепиться ногтями мне в лицо и потащил за собой, больно ударив прутом по лопатке. Я стал валиться на него, не переставая бить в лицо кулаком, пока его затылок не треснулся о тротуар с приятным моему слуху сухим звуком: ток!

Пролетела еще пара секунд, и, прежде чем мне удалось вскочить на ноги, остальные набросились на меня: прут одного скользнул по уху, железяка второго долбанула по спине. Я заорал от боли, и в это время третий врезал мне прутом по боку.

Оставаясь на коленях, я выкинул лезвие ножа, отнятого у Блондина, который непонятно как оказался у меня в левой руке, и, не оборачиваясь, с силой ткнул в находившегося сзади. Я услышал крик, лезвие вошло во что-то мягкое, и я нажал на рукоятку. Наверное, бедро, предположил я с удовлетворением и почувствовал, как мой кулак становится мокрым от крови.

Воспользовавшись заминкой, я кувыркнулся через плечо, получив еще один удар по спине, вскочил на ноги и побежал. Все тело болело, я потерял очки, но, как минимум, двое из нападавших чувствовали себя еще хуже.

Я несся, не оборачиваясь и напрягая зрение: без очков все виделось как в тумане. Вытерев на бегу рукоятку ножа, я швырнул его через забор и тут же оступился и чуть не упал – нога попала в водосток. В нескольких метрах от входа в «Леонкавалло» я разглядел знакомую фигуру. Это был Даниэле, направляющийся к своей машине.

– Эй, мужик, не подбросишь до дому? – крикнул я ему.

Он обернулся, чтобы послать приставалу куда подальше. Но узнал меня и остановился с открытым ртом:

– Сандроне, какого хрена с тобой случилось?

– Какие-то типы хотели проломить мне башку на улице. Не делай таких глаз, ты должен был их видеть.

Он осмотрелся кругом в поисках кого-нибудь из своих людей и спросил:

– Они еще там?

– Нет, больше чем уверен, их там уже нет. Поехали отсюда.

Мы забрались в его серый захламленный «фиат-ритмо». Ничего не изменилось: как и прежде, его автомобиль представлял собой мобильный склад плакатов, транспарантов, листовок и книг. На панельной доске валялся пыльный тюбик клея, которым обычно пользуются, чтобы по ночам клеить плакаты на стены.

– Хочешь, отвезу тебя в отделение скорой помощи? – спросил Даниэле, заводя мотор.

– Только не это, хочу умереть в собственной постели. Слушай, если тебя не затруднит, отвези меня к дому Валентины.

Он немного подумал и произнес с обычной сдержанностью:

– Ладно, только сотри кровь с физиономии, а то заляпаешь всю машину.

Я посмотрел на себя в зеркало заднего обзора. Ничего страшного, еще легко отделался.

Тип, которого я сшиб с ног, сильно расцарапал мне лицо: две вертикальные кровоточащие ссадины тянулись ото лба до верхней губы. Более серьезные повреждения скрывались под одеждой. Правое плечо и спина начали наливаться пульсирующей болью, и распухло левое запястье. Рукав куртки был в крови, но не моей, подумал я с удовольствием.

Мы поехали по улице, и я попросил остановить машину в том месте, откуда началось мое живописное бегство.

Даниэле увидел у тротуара мои очки и вышел поднять их. Они, вероятно, попали под колесо машины этих типов, поэтому от них остались жалкие обломки. Все же я сунул их в карман – на память.

Минут через двадцать мы остановились у входа в дом Валентины. Даниэле остался сидеть за рулем, желая убедиться, что я без очередных приключений вошел в дом. Я два или три раза нажал на кнопку домофона.

– Кого еще несет в такой час? – могильным голосом спросила моя красавица.

– Это я, открой.

– Сандроне, какого… Что-то случилось?

За что я ее обожаю, так это за проницательность. Если б я притащился сюда, просто подогрев лучшие чувства алкоголем, она ограничилась бы тем, что бросила трубку и забыла обо мне.

– Случилось.

Тишина в трубке.

– Поднимайся, но… Ладно, потом.

Она ждала меня на лестничной клетке в пижаме, с заспанными глазами и волосами, взъерошенными больше, чем обычно. Увидев меня, она побледнела, по крайней мере, мне так показалось при свете неона.

– Кто тебя избил?

– Они забыли представиться.

Она посторонилась, давая мне войти в квартиру. Закрыв дверь, взяла меня за рукав и предупредила:

– Послушай, Сандроне, я не одна, будет лучше, если ты об этом узнаешь сразу.

Я почувствовал, как защемило сердце. Ну что за паскудный вечер выдался сегодня! Собрал все свое мужество и сделал шаг вперед. В глубине коридора стоял мужчина и надевал пиджак. В такой ситуации я не посчитал нужным знакомиться и, глядя сквозь него, прошел вслед за Вале в ванную. Хотя успел разглядеть его: лет сорок, лицо заурядное, фигура заурядная, костюм заурядный. Он, не глядя на меня, сосредоточенно завязывал галстук.

Я никогда прежде не появлялся в квартире моей невесты без предупреждения, тем более что у нас была негласная договоренность: каждый вправе делать все, что пожелает, только чтобы другой не знал об этом.

Усевшись на край ванны, я стянул испачканный пиджак, под которым была не менее грязная рубашка. Только сейчас я заметил, что джинсы порваны на правом бедре и сквозь разрыв виден кровоподтек. Я даже не помню, как его заработал. Снял с себя все, оставшись в одних трусах, и потянулся к ящику с лекарствами. Вале с огорчением смотрела на меня.

– Крепко тебе досталось. Больно?

– Только когда думаю об этом. Твой приятель, он кто, коллега или клиент? – спросил я, доставая бинт, лейкопластырь и спирт, стараясь произнести это с интонацией как можно более безразличной.

– Я могла бы ответить, что это не твое дело, но, учитывая обстоятельства, скажу: он врач, и я сейчас попрошу его осмотреть тебя. А потом ты отсюда уйдешь, не устраивая сцен.

– Дать ему дотрагиваться до меня руками, еще теплыми от твоего тела? Да никогда!

– Не валяй дурака. Я позову его.

Хрен с ним, пусть перещупает всю семью.

Гиппократ, явно смущенный, вошел через минуту, держа в руках свой шикарный черный чемоданчик, и произнес ритуальную фразу:

– Добрый вечер, позвольте осмотреть вас…

– Давай на ты, тем более что у нас много общего.

– Я не хотел бы, чтоб ты неправильно истолковывал… – начал было он.

Я прервал его:

– Да ладно тебе, брось объясняться. Ты же знаешь, что нынче в моде массовые коммуникации… и в чувствах тоже. Жалко, что тебя не было на прошлой неделе, когда мы устроили классную оргию. В следующий раз пригласим и тебя.

Он исподлобья смотрел на меня, пока я осторожно вновь усаживался на край ванны. Черт, как больно!

– Приличные ушибы. Как ты умудрился их заработать? – спросил он, дотронувшись до меня.

– Уф, полегче!.. Участвовал в соревнованиях по танцам и поскользнулся. А другие не заметили и продолжали танцевать. Прямо на мне.

– Н-да, понимаю, – сказал он холодно и сильно сжал пальцами плечи, отчего я едва не взвыл от боли. – Подвигай рукой. – Я подчинился. – Мне кажется, переломов нет, но хорошо бы завтра сделать рентген. Посмотрим спину. – Я повернулся. – И здесь, по-моему, ничего серьезного… Ты собрал отличную коллекцию шрамов на груди и спине.

– Ничего удивительного, с моей-то работой…

– А чем ты занимаешься?

– Я учитель в начальных классах. С этими мальками не забалуешь. Уй!

Он ощупывал меня довольно грубо, видно, я действовал ему на нервы.

– Так, теперь зашью тебе рану на брови.

– Как то есть зашьешь? Без наркоза?

– Всего один стежок, и сейчас это делается не лошадиными иглами.

Он продезинфицировал рану, порылся в чемоданчике и достал оттуда эластичные скобки. Боль действительно была терпимой.

– Ну вот и все. Намажь антисептической мазью и отдыхай. Я выпишу тебе рецепт на обезболивающее.

Я приоткрыл глаза и увидел Вале, входящую в ванную.

– Спасибо, док, – сказал я искренне.

Опираясь на раковину, он закончил заполнять рецепт и протянул мне листок со словами:

– Не за что. Пожалуй, теперь мне лучше уйти.

– Я провожу тебя, Пьерсильвио, – сказала Вале.

Пьерсильвио! Моя женщина ложится в постель с типом, которого зовут Пьерсильвио! Вот ужас-то! Я услышал, как хлопнула входная дверь. Вале вернулась в ванную и уселась на крышку унитаза.

– Пьерсильвио? Какое… изящное имя! – съязвил я.

– Заткнись, ладно? Лучше расскажи, что с тобой случилось.

Я слабо улыбнулся и коротко, но красочно пересказал ей события.

– Как ты думаешь, кто были эти сволочи? – спросила она, когда я закончил, и в ее усталых глазах вспыхнули злые огоньки.

– Понятия не имею. Точно не из моих бывших товарищей.

– Ты в этом так уверен?

– Конечно. Если бы они хотели свернуть мне шею, подождали бы у выхода из здания с открытыми забралами. И потом, так они колотят только фашистов, а я, даже порвав с ними, фашистом не стал. – Я покачал головой. – Нет, этих ребят послал кто-то, кому я явно наступил на мозоль. Повезло, что они оказались не профессиональными бандитами, иначе хрен бы я вывернулся живым.

– Этот «кто-то» боится, что ты докопаешься до правды об убийстве Алисы Гардони?

Вопрос на миллион долларов.

Я взял тюбик с мазью, которую оставил Пьерсильвио, и начал втирать в раны.

– Не исключено, – ответил я. – Может, кому-то не понравилось, что я хожу и расспрашиваю. Сегодня виделся с бывшим парнем Алисы. Редкостный, надо сказать, мерзавец. Чтобы навестить его, пришлось силой вломиться к нему в квартиру. – И я поведал о моей встрече с Блондином.

– Он мог наврать тебе с три короба, – заметила Вале, – или рассказать меньше, чем знает на самом деле.

– Я уверен, что он выложил все, что знает, – возразил я. – И результата я добился, что и требовалось.

– Какого результата? Что тебя чуть не убили?

– Нет, я о другом. Я понял: все, что мне рассказывали о зверопанках, – абсолютная правда. Алиса на самом деле жила двойной жизнью, и полиция не желает рыться в этом, опасаясь скандала или боясь оказаться в дураках. К сожалению, сейчас у меня на руках только откровения сутенера, да и те добыты силой – эта сволочь откажется от показаний при первой же возможности. Но когда я нарою достаточно улик, Мирко сможет убедить следователей вновь открыть дело, разыскать клиентов Блондина и проверить их алиби. Если убийство затевалось в их кругу, что-нибудь обязательно всплывет.

Вале уселась рядом со мной на край ванны и начала растирать мазь по моей спине. Какая сладкая рука!

– Все может оказаться не так, – сказала она. – Клиенты Блондина, конечно, подонки, но это совсем не значит, что они обязательно причастны к смерти Алисы.

– Это другой вопрос. Однако мне сейчас не до посетителей бара «Чинечита». Мне надо узнать больше об Алисе, о том, чем она занималась, перед тем как умереть. Если то, что я узнал, верно, Алиса бросила Блондина год назад. Что за это время могло случиться такого, что заставило кого-то убить ее? – Я зевнул. – Пока даже думать не могу, слишком разбит, чтобы соображать. Не исключено, что я заблуждаюсь. Может, никто из тех, кто пользовался Алисой, не имеет отношения к ее смерти, и единственный виноватый – Скиццо, который, как говорят, любил ее. Но это сейчас мне не по мозгам.

Вале погладила меня по голове:

– Ты устал, иди-ка лучше поспи, дай немного поработать твоему Компаньону.

Я покачал головой:

– Мне очень хотелось бы, но я должен еще записать все, что сегодня произошло. Совсем нет времени для сна. Через три часа встреча с Гардони, и на нее должен пойти я, поскольку знаком с ним лично. И потом, – добавил я и тотчас же проклял свой длинный язык, – ты еще не сменила простыни.

– Иди ты в задницу! – Вале вскочила и ушла в спальню, потеряв всякий интерес ко мне и моим болячкам.

– А ведь это я тебя застукал со спущенными трусами, а не наоборот! – крикнул я ей вслед, когда она закрывала дверь спальни. – И если хочешь знать, я сюда пришел не для того, чтобы расстроить твои планы. Мне нужны мои горнолыжные очки, они у меня остались последние. Куда ты их положила, коза?

– Они в шкафу в коридоре. И не ори, я хочу спать! – И она захлопнула дверь спальни.

Надо же, женщина с полным отсутствием чувства вины. Я осторожно поднялся, взял из шкафчика пару таблеток аспирина и проглотил их, не запивая. Аспирин – лучшее для меня обезболивающее средство. После чего порылся в шкафу, где Вале хранила всю мою собственность, которая по той или иной причине оседала в ее доме.

В одном из ящиков нашел свои горнолыжные очки – круглые стекла в стальной хромированной оправе, затемненные и зеркальные. Хотя они не были предназначены для того, чтобы пользоваться ими ночью или в закрытом помещении, все равно я видел в них намного лучше. Вытащил чистое нижнее белье, рубашку, черные джинсы и замшевую куртку того же цвета и переоделся. Сгреб в кучу грязные и порванные вещи и сунул их в мешок для мусора.

В очках я почувствовал себя увереннее и, усевшись в гостиной за компьютер Вале, стал составлять отчет. Ничего веселенького мой Компаньон в нем не прочтет. Я переписал имена клиентов, названные мне Блондином, затем принялся отстукивать список гостей семейства Гардони. Я надеялся, что среди них может оказаться загадочный друг семьи, который был еще одним любовником Алисы.

Типов с кривыми носами и с усами среди друзей дома было немало, но совсем не факт, что он в ту ночь на вилле присутствовал.

Список гостей покоился на какой-то очень далекой полке моего мозга, и я пытался восстановить его в памяти, ритмично дыша и стараясь не заснуть на полпути от усталости. Я не привык проводить столько времени без сна, и мне казалось, что я слышу, как мой Компаньон уже стучится, – пора. Имена медленно, одно за другим всплывали в памяти, и я быстро забивал их в компьютер. Закончив, распечатал набранный текст, положил стопку бумаг перед собой, погасил настольную лампу, устроился поудобнее в кресле.

И мгновенно уснул.




3


Открыв глаза, я почувствовал себя еще более уставшим, чем прежде. Я пребывал в той же позе, в которой заснул. Бросив взгляд на часы, убедился, что прошло всего три часа. Для человека, привыкшего спать не менее десяти, это просто насмешка! Сквозь полуопущенные жалюзи в комнату проникал утренний свет, и одна его полоска лежала прямо на моем отчете и на написанной от руки записке Компаньона. Никаких лишних слов. Ему было достаточно нескольких строк, чтобы продемонстрировать, что в нашей семье он – самый умный. Мне же оставалось довольствоваться тем, что я симпатичнее.

Поздравляю с никудышно проделанной работой, дилетант! Ты представляешь опасность для всех, кто тебя окружает. Поэтому в 5.32 я позвонил Сильвии и предупредил, что ей надо быть осторожней. Мне кажется вполне вероятным, что эти гады крутятся где-то рядом, не исключено, что они проследили, как ты входил в ее дом.

А ведь верно, черт побери, подумал я и продолжал читать.

Сильвия ответила сонным голосом, заверив меня, что сама все сообразила и уже приготовилась действовать по законам войны, так что не было необходимости беспокоить ее в такую рань.

В 5.45 позвонил по мобильнику Даниэле. Он ночевал за городом, я понял это по тому, что его голос звучал, как из преисподней. Он выказал беспрецедентную для него заботу о нашем здоровье. Попросил его дать нам знать, если в «Лео» появится незнакомый ему посетитель, особенно с бросающимся в глаза ранением или хромотой.

Если за тобой следили от дома Блондина, мне кажется очевидным, что они видели, как ты приходил туда.

И это тоже верно, дважды черт побери! И поджидали, когда я выйду.

Я прочитал список гостей и, если тебе в голову не пришла мысль получше, рекомендую поделить его поровну и попытаться поискать человека с искривленным носом. Хотя, даже если он и был на празднике, трудно представить, что именно он вел мотоцикл.

Ничего иного я не делал, не считая того, что старался больше лежать, чтобы дать отдохнуть телу. Завтра мне понадобится весь день, у меня последняя лекция по выживанию, а сегодня вечером есть дела, которые надо быстро закончить. Поэтому, прошу тебя, не ввяжись еще в какие-нибудь неприятности.

Удачных интервью.

Как будто во всем виноват я один! И все же я был вынужден признать, что как сыщик он меня превзошел. Ничего, я свое наверстаю! До сих пор я не считал нужным слишком торопить расследование.

Я осторожно поднялся, ощущая боль во всем теле и особенно в спине, которая здорово ныла. Пошел в ванную и проглотил еще пару таблеток аспирина, уповая на его чудотворные свойства. Затем вышел на улицу.

Дул легкий ветер, прогнавший с неба над Миланом обычную серую пелену, и в конце бульвара Монца можно было разглядеть очертания гор.

В джинсовой куртке, выстиранной Валентиной, которая, когда я уходил, еще безмятежно спала, мое несчастное, истерзанное тело быстро согрелось.

Я вошел в метро, сел в первую же электричку, идущую до станции, расположенной ближе всего к вилле Гардони. До цели было недалеко, но на пути к ней мне пришлось раздать всю мелочь, найденную в карманах, беженцу из Албании, который играл на губной гармошке, скрипачу-славянину, отлично исполнявшему фольклорную музыку, и молодой цыганке. Ни следа зверопанков. В этот час они еще спали в своих постелях. Или, может, на своих подстилках, кто знает?

Я выпил капуччино с рогаликом в баре на углу улицы и наконец позвонил в шикарный звонок у шикарной двери моей шикарной цели. Открыл камердинер с воловьими глазами, сделавший вид, что не узнал меня, и проводил в небольшой кабинет, которого я прежде не видел. Супруги Гардони сидели за письменным столом из ценного дерева, заваленного бумагами. Она – бледная, в черном с головы до ног, не хватало только вуалетки, он – еще более осунувшийся, чем в тот день, когда я увидел его впервые, с огромными темными кругами под глазами.

Они не подали мне руки и не предложили сесть. Я сунул руку в карман и остался стоять. Если они хотели поставить меня в неловкое положение, то им это удалось.

– Прежде всего я хотел бы выразить свои собо… – начал я, но мой бывший клиент тотчас прервал меня.

– Не тратьте время, – сурово сказал он. – Мы разговаривали с нашим адвокатом, и он посоветовал нам не давать вам никакой информации. Вы не имеете полномочий вести расследование, и мы не намерены помогать тому, кто принял сторону убийцы нашей дочери.

– Синьор Гардони, я понимаю ваши чувства, но выслушайте меня. Я не веду никакого расследования, я только стараюсь помочь адвокату, который нанял меня, чтобы разъяснить некоторые детали…

Меня опять прервали. На этот раз она.

– Здесь нечего разъяснять, – произнесла она чуть в нос. Это был первый раз, когда она заговорила со мной. – Алису убило это животное, из-за которого она потеряла голову. Нам надо было быть с ней построже, но у нас теперь уже нет возможности исправить свои ошибки. Однако мы можем сделать все, чтобы ее убийца был наказан. Учитывая, что вы пытаетесь помочь ему, от нас вы ничего не дождетесь. Ни помощи, ни понимания.

Все складывалось хуже, чем я ожидал.

– Синьора, мне понятно ваше состояние…

– Нет, вы не можете понять…

– Вы правы, синьора, не могу. Но тогда вы попытайтесь понять, что если Скиццо невиновен, то настоящий убийца может остаться безнаказанным. Я только пытаюсь собрать данные, которые остались за пределами внимания полицейских, и в ваших же интересах помочь мне в этом.

– Все, что мы знаем, мы рассказали полиции, – вновь вступил Гардони, – и мы не собираемся сейчас повторять эти сведения, потому что, судя по вашему поведению, вы преследуете какие-то пока непонятные мне интересы…

– Уверяю вас…

– Вы – шакал! Вы пользуетесь нашим горем в каких-то своих грязных целях, которые нам не удается понять, – продолжил он, словно не слыша меня. – И я предупреждаю: если узнаю, что вы делаете что-либо, что может помешать правосудию, я ничего не пожалею, чтобы засадить вас за решетку. А сейчас уходите. Вон из нашего дома!

Мне не оставалось ничего другого, как взять шляпу, вежливо поклониться и выйти.

Первый визит результата не принес.

Встреча с Труди была назначена на два часа пополудни. Поскольку визит к Гардони закончился так быстро, я решил прогуляться пешком до своего дома и, позвонив ей из бара Оресте, попросить перенести встречу на более ранний час. Бывшая сиделка Алисы выразила готовность принять меня в любое время. У нее теперь немного дел. Я позвонил также Вале, но нарвался на автоответчик и надиктовал ей сообщение в надежде, что у нее появится желание выслушать его и она решится выкурить со мной трубку мира.

В расстроенных чувствах я уселся за стойку и заказал выпивку. Оресте поставил передо мной стакан с виски, внимательно разглядывая мои ссадины.

– Ты до сих пор уверен, что не хочешь принять предложение моего брата? – спросил он наконец. – Более спокойная работа на какое-то время тебе бы не повредила.

– Поверь мне, я серьезно над этим думаю, – ответил я достаточно искренне.

Потягивая из стакана, я вспомнил, что еще не проверил алиби Блондина. «Дилетант», – написал мой Компаньон. И был прав.

В медицинских кругах у меня связей не было, и я вытащил из кармана рецепт, выписанный несколько часов назад хирургом Пьерсильвио Риццини на бланке с номерами телефонов офиса и квартиры.

И я позвонил ему. Сначала в офис. В офисе его не было. Я набрал домашний телефон. Мне ответил женский голос:

– Алло?

Ага, вендетта! Жуткая вендетта, типа «синьора, сегодня ночью я встретил вашего мужа в доме моей подруги и хочу сказать вам, что он забыл там свой стетоскоп». Ладно, Сандрино, кончай.

– Моя фамилия Дациери, я ищу доктора Риццини, он дома?

– Вы его пациент? У него было много работы – конференция за городом, и сейчас он отдыхает.

Ну еще бы!

– Нет, синьора, мы просто знакомы. Но дело очень срочное, и, если вы сможете соединить меня с ним, я буду вам очень признателен.

– Сейчас попробую.

Пьерсильвио ответил минуту спустя энергичным голосом, словно и не спал.

– Привет Пьерсильвио, это Сандроне. – Ко мне вернулось хорошее настроение.

– А-а… привет. Как ты?…

– Не беспокойся, я пока не собираюсь тебя шантажировать. Ну, может, через недельку пришлю письмо с буквами, вырезанными из газет. Сейчас мне нужна одна малость, и ты единственный, кто может помочь. Учитывая, что мы почти родственники…

Он нервно сглотнул и выдавил:

– Помогу, разумеется, если это в моих возможностях.

Я рассказал ему об аппендиците Блондина.

– Как правило, список пациентов сохраняется, – ответил он растерянно, – но я не работаю в больнице, где оперировали синьора Шелса.

– Мне это известно, однако вы, врачи, все друг друга знаете. Только не говори мне, что у тебя нет старого приятеля по университету или коллеги, который работает там. Кто-нибудь, с кем ты встречался на загородных конференциях… – подпустил я яду.

– Хорошо, посмотрю, что можно сделать. Дай мне номер твоего домашнего телефона.

– Пиши.

Чтобы добраться до Труди, мне надо было пересечь весь город, и я взял такси. Она жила в Гратосольо, районе, примыкающем к крупной промышленной зоне. Журналисты и состоятельные люди считали это место рассадником всяческих гнусностей и полем битвы наркодельцов. Насколько мне было известно, Гратосольо – всего-навсего загибающаяся городская окраина, где почти нечем заняться по вечерам, кроме как попытаться поискать неприятностей на свою голову.

Квартира Труди располагалась в одном из безликих муниципальных домов, в которых снимают квартирки до двухсот семей, со свешивающимися из окон простынями, с детьми, устраивающими сумасшедший дом во дворе, где тихо угасают три облезлых дерева, и со статуэткой Мадонны в нише стены.

Влажные стены, консьерж в растянутой выцветшей майке, четвертый этаж, лестница В.

Труди открыла, едва я позвонил. Без белого халата она показалась мне худее, чем в первую встречу. Шаркая тапками, она проводила меня в кухню, предложила кофе, демонстрируя полную готовность помочь.

– Извини за бестактность, – стесняясь, начала она, – но что случилось с твоим лицом? Болит?

– Нет, не очень. Я поскользнулся.

– Да, опасная у тебя профессия, – заметила она, наливая кофе в чашки с цветочками.

– Только для моих кредиторов, – улыбнулся я. – Да и вам досталось на вилле Гардони, стулом по голове тоже несладко…

Она улыбнулась в ответ, отчего ее лицо, похожее на полную луну, сморщилось и рубец на лбу стянулся в тонкую розоватую складку.

– Что есть, то есть. Я двадцать лет работаю сиделкой, и впервые на меня напал пациент. Я от нее и ожидать такого не могла: Алиса была девочка очень хрупкая. Я даже ей как-то сказала: ты мол по сравнению со мной такая мелкая, тебе есть надо побольше, но она меня не слушала.

Кофе был очень горячим, и я подул в чашку, чтобы немного охладить его.

– Вы были рядом с ней дней десять, я не ошибаюсь?

– Ровно десять.

– Как случилось, что Гардони пригласили именно вас? Они были с вами раньше знакомы?

– Нет. Я работала в частной клинике, но с начала года сидела без дела и подрабатывала где придется: ходила за стариками, делала уколы соседям. Потом дала объявление в газеты, и Гардони мне позвонили и сразу же наняли, перебрав перед этим, как я поняла, много вариантов.

– Вероятно, вы произвели на них благоприятное впечатление.

– Может быть.

– За эти десять дней вам удалось хоть о чем-нибудь поговорить с Алисой?

Она покачала головой:

– Нет, толком ни разу. Алиса открывала рот лишь для того, чтобы потребовать чего-нибудь: дай мне воды, принеси мне вина, я хочу есть. И ни слова больше. Она валялась целыми днями на кровати, глядела в потолок, листала журналы или читала книгу. Я заметила, что ей нравятся любовные романы, и принесла кое-что из моих книжек. Последнюю она так и не дочитала, бедняжка.

– То есть вам не удалось с ней подружиться.

– Нет. Я проводила с ней больше восьми часов в день, а она меня в упор не видела. Не то чтобы она меня ненавидела, я была ей абсолютно безразлична. – Труди тяжело поднялась, чтобы отнести чашки в мойку. – А меня это устраивало. Так я чувствовала себя свободнее, что ли… Хозяева тоже почти никогда не обращались ко мне. Жена нос воротила, корчила из себя черт знает что и вела себя со мной, словно я их служанка.

– Согласен, та еще сучка. Вернемся к Алисе. Вы не помните, она при вас никому не звонила, может, получала письма или к ней приходил кто-нибудь?

– Нет. Меня об этом следователь уже спрашивал, но ничего такого я не помню.

– В ту ночь, когда Алиса сбежала, вы не заметили в ее поведении ничего странного? Скажем, она нервничала больше, чем обычно, ждала чего-то…

Она задумалась, и кожа на ее лбу сложилась складками.

– Нет, все было как всегда. Поэтому я и не беспокоилась, когда она ушла в ванную. В мои обязанности не входило сопровождать ее и туда тоже, поэтому я позволила ей пойти одной. А когда поняла, что она долго не возвращается, встревожилась. Прошлась по этажу – не нашла. Тогда спустилась, чтобы предупредить ее родителей, и случайно заметила Алису, та выходила из кабинета отца. Я побежала за ней, и, когда переступила порог спальни, она ударила меня стулом по голове.

– Алиса могла передвигаться по дому свободно?

– Обычно да, но в тот вечер родители сказали ей, что она не должна появляться на празднике, если не оденется соответствующим образом. Мне было велено следовать полученным от них инструкциям, а если она выкинет какой-нибудь фортель, прийти и предупредить их. То есть я не должна была ни в чем мешать Алисе, а только смотреть за тем, чтобы она чего не натворила, уговаривать ее поесть и так далее. А она если и выходила из своей комнаты, то только в ванную, которая находится в коридоре. Рядом с ее комнатой была еще одна, только она никогда ею не пользовалась, может, потому, что я была рядом.

Ничего интересного она мне не сообщила, но, чтобы не расстраивать ее, я делал вид, что все это очень важно. Толстяки вообще наводят на меня печаль, как и старики на лавочках, а Труди, запертая в стенах ветшающей квартирки, одинокая, как брошенная псина, нагоняла на меня беспросветную тоску. И я, чтобы хоть чем-то помочь ей, решил посидеть у нее еще немного и поболтать о том о сем. Рассказал о своей матери, тем более что они были коллегами, до того как мама вышла на пенсию. Это до слез растрогало Труди, и она попросила передать маме привет.

Поболтав еще немного, я попрощался и спустился на улицу, где меня уже ждало такси, вызванное по телефону. В моей карьере это первый день, посвященный допросам. И, вероятнее всего, последний, думал я, сидя в машине, которая везла меня домой. Не узнал ничего полезного, только время потратил.

Перед входом в дом меня ждали два приветливых типа: Пенса и Пассантини. Я почувствовал, как у меня вспотела спина.

– Теперь, когда вы выучили наизусть мой адрес, у вас что, вошло в привычку ходить ко мне каждый день? – поприветствовал я их.

– Экономь свое остроумие, Дациери, лучше угадай, кто хочет побеседовать с тобой? – сказал Пенса, потом, присмотревшись к моей физиономии, всплеснул руками: – Ничего себе! Да ты, видать, встретился с кем-то, кому сильно не понравился?

– Не понравился? Я? Да меня все обожают! Даже вы, коль скоро зачастили сюда… Я догадываюсь, что мы должны отправляться прямо сейчас.

Правильная догадка. Я мечтал улечься на собственный диванчик, но был вынужден усесться на уже знакомое заднее сиденье автомобиля, с тоской глядя, как остается позади мой дом.

На этот раз Феролли был еще менее любезен.

– Итак, Дациери, мне донесли, что ты сильно облажался, – начал он, не дав мне даже опуститься на неудобный стул.

– Какой изысканный оборот речи. Да вы истинный джентльмен!

– А ты клоун. И сними свои зеркальные очки, они мне на нервы действуют.

– Сочувствую, но без них я плохо вижу.

– А мне плевать! Сними, я должен видеть глаза того, с кем разговариваю. – Он протянул руку, словно собираясь сорвать с меня очки, и я решил не проверять, сделает он это или нет.

Мир сразу же стал намного светлее и потерял четкие очертания. Мы несколько секунд смотрели друг другу в глаза, затем Феролли закурил очередную сигарету и язвительно осведомился:

– Ну, и чем ты занимаешься? В полицейского играешь?

– Не понимаю, что вы имеете в виду. – Я сделал удивленное лицо.

– Я имею в виду, что ты ходишь и допрашиваешь свидетелей по делу об убийстве.

Гардони явно не сидели сложа руки.

– Вас неверно информировали. Я никого не допрашивал, просто перекинулся кое с кем парой слов как частное лицо. Нет закона, который запрещал бы это делать.

– Еще как есть! – прорычал он.

– И какой же, хотелось бы узнать? – прорычал я в ответ.

– Мой. С этой минуты ты прекратишь совать свой нос в вопросы нашей компетенции. Я знаю, ты всем говоришь, что действуешь по поручению адвоката Бастони, но это лишь пустая болтовня. Если мы будем говорить откровенно…

– Я только за.

– Не перебивай меня! – рявкнул Феролли и с силой хлопнул ладонью по столу, отчего свалился набок стакан с шариковыми ручками. – Ты даже не частный детектив, а всего-навсего вышибала с дискотеки, у которого крыша поехала. И с этой минуты я не хочу больше о тебе слышать, в противном случае я тебя арестую. А я – человек слова, запомни!

Я молча смотрел на него, представляя себе тысячу способов его убийства.

– Доктор Феролли, ничего, если я задам вам один вопрос? – Я старался говорить нормальным тоном.

– Нет, чего!

– Тем не менее я вам его задам. Вы довольны результатами расследования смерти Алисы Гардони?

Он в гневе ткнул сигарету в пепельницу с гербом Милана:

– Даци, ты на что намекаешь? Что мы не умеем делать свою работу? Тогда беги и пожалуйся на нас судье предварительного следствия. А если он доволен нашей работой, мы тоже довольны. И ты тоже должен быть довольным, тебе понятно?

– Да, вы все прекрасно объяснили. Я могу идти?

– На этот раз можешь. Не хочу тебя больше видеть, проваливай! – Он указал на дверь.

О\'кей, плевать я на него хотел, рассуждал я, поднимаясь к метро по улице Фатебенефрателли.

Хотя, конечно, я лицемерил: одно дело плевать на то, что какие-то психи пытаются разбить тебе башку, и совсем другое – игнорировать прямой приказ полицейского начальника, так можно и в клетку угодить. И сидеть взаперти, считая часы, которые отделяют тебя от психушки со смирительными рубашками и электрошоком.

Будь у меня хоть какие-то факты, Мирко мог бы заставить меня работать, но я не нарыл ничего. Даже нападение тех красавцев в чулках на роже, по правде говоря, слабо тянуло на улику. Избитая _горилла_ не заслуживает и малюсенькой заметки в газете.

Вагон повез меня, покачивая, в сторону дома, и настроение не улучшила даже пара немецких гитаристов, певших _«Imagine»_ Джона Леннона в подземном переходе. Я отдал им последнюю мелочь.

Ты сделал все, что мог, утешил я себя, глупо мучаться от мнимой вины. Но убедить себя не удавалось. Мысль о том, что мне придется сказать ребятам-панкам и Даниэле Дзуккеро, что из-за угроз полиции я вынужден выйти из игры, причиняла почти физическую боль.

К двум часам дня мне наконец удалось добраться до двери в свою любимую квартиру, но войти в нее я не смог. Вход перекрывало кресло на колесиках.

– Что еще?! – заорал я в ярости. – Что это такое? Намек? Очередная угроза? Расчет на то, что я наложу в штаны от страха?

– Ничего из перечисленного вами, – услышал я голос Розы Гардони, спускавшейся по лестнице под ручку с мужем. – Это всего-навсего мое кресло. И как только вы вкатите его в квартиру, я в него сяду.

Я, побледнев, смотрел на нее:

– А вы что тут делаете?

– Я искала вас, чтобы поговорить. Более того, если быть точной, чтобы предложить вам работу.




4


– Вас не затруднит повторить то, что вы сказали, еще раз? – уже более вежливо попросил я.

Я пропустил их в квартиру и с наслаждением уселся на диван в гостиной, в то время как Старуха расположилась в кресле-каталке, за ее спиной – не раскрывающий рта жиголо.

– Я сказала, что хочу предложить вам работу. – Казалось, для нее это самое обычное дело на свете.

– С чего бы это? Никак вы тоже намерены организовать вечеринку? Если так, то поговорим об этом как-нибудь в другой раз, сейчас я немного устал. – Я закрыл глаза, надеясь, что видение исчезнет, но это не помогло. Когда я открыл их вновь, она все еще присутствовала, и было видно, что ее не сможет сдвинуть с места даже бульдозер.

– Учитывая обстоятельства, я полагаю, что это не самое подходящее время для упражнений в остроумии, – проскрипела она. – Вы ведь расследуете убийство моей внучки. Если так, я хочу, чтобы вы довели это дело до конца. Для меня.

Только этого мне и не хватало!

– Синьора, за то, что я только сунул нос в это дело, я уже был избит, оскорблен и запуган. Я благодарен вам за доверие, но вы ошиблись адресом. Найдите в телефонной книге адрес какого-нибудь частного сыщика и передайте ему мой привет. От коллеги коллеге.

Старуха не смутилась. На этот раз она была не в вечернем платье, но все остальное было при ней. Она воткнула сигарету в тот же мундштук, и муж уже приготовился дать ей прикурить от золотого «Дюпона». Какой стиль – люкс!

– В агентствах понятия не имеют о том обществе, в котором проводила время моя внучка. А вы там как рыба в воде.

– Ни черта вы обо мне не знаете! – взорвался я. – Кстати, как вы узнали мой адрес?

– Я долго разговаривала с доктором Бастони. Он был настолько любезен, что сообщил мне его. Он рассказал о вас много хорошего, подтвердив мои впечатления. Вы – порядочный человек, несмотря на то что стараетесь произвести противоположное впечатление.

Я усмехнулся:

– В моем обществе это считается оскорблением. А Мирко я накручу хвоста, что-то слишком много лишнего он болтает.

Она затянулась сигаретой, выпустила мне в лицо струю дыма, после чего посоветовала:

– Прекращайте строить из себя грубияна, на меня это не производит впечатления. Доктор Бастони убедил меня, что мы можем быть полезны друг другу.

– Полезны? Вы случаем не забыли, что Бастони является защитником убийцы вашей внучки?

– Возможного убийцы. Я не удовлетворена тем, как ведется официальное расследование. И вы тоже, иначе бы вы не стали заниматься собственными поисками, нарываясь на большие неприятности. Вы думаете, я не заметила вашей распухшей физиономии?

– У меня перед ужином всегда такое лицо. Синьора, дорогая, вы единственная из семьи, кто недоволен расследованием, и вы в меньшинстве. – Я помял занывшее плечо. – Смиритесь с этим, сходите на суд, получите некоторое удовлетворение. Одни панком больше, одним меньше, никто не зарыдает.

– Для меня не это имеет значение. Я хочу быть уверена, что он действительно убийца моей внучки, а если нет, вы найдете настоящего. – Она прервалась, поискала взглядом пепельницу, чтобы бросить в нее окурок. – Как сказал доктор Бастони, у него есть причины сомневаться в виновности этого Скиццо. А что касается мнения моего сына и невестки, то оно меня абсолютно не интересует. Они ничего не понимают и никогда ничего не понимали. Так что я хочу, чтобы вы продолжили заниматься этим делом.

Я тяжело вздохнул и протянул руку к бутылке на столике, стоявшем рядом с диваном.

– Хотите виски? – предложил я.

– Спасибо, не сейчас, – ответила Старуха.

– А вы? – повернулся я к Тарзану. – Вы тоже не выпьете со мной?

– Нет, спасибо.

– Ого, вы еще и говорите! А я уж было подумал, что вы только приложение к коляске. – И я отхлебнул прямо из горлышка.

– Вы невежливы с моим мужем и не отвечаете по существу. Вы расположены продолжить расследование за мои деньги или нет?

– А какого хрена я должен быть расположен? Я на этом уже заработал достаточно неприятностей, только что в мошенничестве не обвинялся, – усмехнулся я.

– Прошу вас не грубить моей жене, синьор Дациери, – вновь открыл рот молодой муж.

Я косо посмотрел на него:

– Шварценеггер, ты – последний, кто может высказаться по этому поводу. Меня поражает, что еще никто не обвинил тебя в том, что ты альфонс.

– Что вы себе поз…

Я заметил, как напряглись бицепсы Нибелунга.

– Извини, Ларс, дай мне сказать, – остановила его Старуха. – Синьор Дациери, вы намеренно ведете себя отвратительно, но, повторяю, на меня это не производит никакого впечатления. – Она холодно и твердо смотрела на меня. – Если вам так хочется знать, мой сын и его женушка действительно обвинили Ларса в корыстных намерениях. Но для начала им нужно было бы объявить меня недееспособной. А у них не вышло. Хотя моя невестка очень старалась. Семейные поводья пока еще в моих руках, синьор Дациери. И пока еще я владею большинством акций предприятия. Мне восемьдесят два года, однако я еще не впала в маразм. Если бы не было меня, мой сын уже давно промотал бы все, поэтому имеет значение только то, что решаю я. А я хочу, чтобы вы продолжили заниматься расследованием смерти моей внучки.

Мы некоторое время смотрели друг другу в глаза.

– Синьора, даже если допустить, что я хотел бы продолжить копать это дело, а я этого не хочу, знайте, полиция запретила мне совать в него нос. И у меня нет никакого желания сесть из-за этого в тюрьму.

– Кто конкретно запретил?

– Великий и ужасный шеф отдела по расследованию убийств по фамилии Феролли. Насколько мне известно, в этом деле командует только он.

– А мне так не кажется. – Она с улыбкой повернулась к мужу и ласково сказала: – Ларс, голубчик, подай мне, пожалуйста, мобильник. Синьор Дациери, вы не возражаете, если я воспользуюсь вашей спальней? Мне надо сделать один приватный звонок.

– Да бога ради, чувствуйте себя как дома. Хотите, я вам подам завтрак в постель завтра утром?

– В этом не будет необходимости.

Парочка удалилась, а я остался в одиночестве разглядывать потолок.

Минут через двадцать они вернулись.

– У вас больше не будет неприятностей. Он мне это гарантировал, – сообщила Старуха.

– Кто именно?

– Хотите позвонить доктору Феролли?

Я чуть не поперхнулся:

– Это вы так шутите?

– Нет, не шучу. – Она протянула мне свой мобильник. Ей даже в голову не пришло, что в доме может быть обычный телефонный аппарат.

Я набрал номер полицейского участка и попросил соединить меня с моим гонителем. Если бы телефон мог убивать, я уже лежал бы трупом.

– Чего тебе надо?

Я почувствовал, как заледенела трубка.

– Извините за беспокойство, но мне сказали, что я должен передать вам привет.

– Короче, Дациери, старайся держаться подальше от меня, и я тебя не трону. Но если я узнаю, что ты совершишь что-то противоправное, я засажу тебя на всю катушку. Ты меня понял?

– Сильно и ярко сказано. Не будьте таким злобным, я же не…

Но Феролли уже бросил трубку.

Я посмотрел на старую дьяволицу:

– Как вам это удалось?

Она улыбнулась, и это была самая жуткая улыбка, которую я когда-либо в жизни видел.

– Когда ты живешь так долго, как я, и у тебя столько денег, как у меня, совсем нетрудно иметь нужных друзей. Итак, мы договорились: с этой минуты вы работаете на меня. Я не буду запрещать вам продолжать снабжать информацией доктора Бастони, тем более что вы все равно это будете делать. Но ваша обязанность – ежедневно информировать меня о том, как идут дела.

– Подождите минуточку, я же еще не дал согласия.

– Конечно же дали, – вновь улыбнулась она, – когда позвонили Феролли. Если вы сейчас откажете мне, Феролли будет рад узнать, что вы его испугались.

Ну, дожил! Сначала я был в ярости, оттого что мне не давали продолжать расследование, а теперь наоборот.

– Вы считаете, что я могу хорошо сделать эту работу только потому, что вы заставляете меня делать ее?

– Я вас не заставляю. – Она закурила очередную сигарету. – Вы сами добровольно впутались в эту историю. И вы сделаете работу хорошо, потому что сами желаете добиться результата. И потому что я плачу.

– Ну что ж, коль скоро речь зашла о деньгах… Я уже потратил на это кучу денег, пришло время затыкать дыру в семейном бюджете.

– Сколько вы хотите?

Я назвал ей цифру с шестью нулями.

Она покачала головой:

– Да-а, вы не мелочитесь. Я сказала раньше, что вы мне кажетесь порядочным человеком, не стоит разрушать этот светлый образ наглым грабежом. Я дам вам половину и буду оплачивать все ваши расходы.

Теперь уже я покачал головой:

– Нет. Или вы принимаете мои условия, или закрываем тему. То, что вы предлагаете, меня не устраивает: на меня работают еще два человека и, как вы можете догадаться, не за мои красивые глаза. К тому же, мне надо закупить запас пластырей, учитывая издержки моей деятельности.

Она задумалась на мгновение, затем попросила мужа передать ей чековую книжку, заполнила один листок и протянула мне. Цифра была та самая, которую назвал я.

– Ну что ж, теперь вы работаете на меня?

Я вздохнул:

– Да, синьора.

– Тогда жду от вас первого отчета. Я слушаю…

Я рассказал ей все, что знал, не щадя ее чувств и не сдерживая себя при упоминании пикантных деталей. Когда она услышала мои слова о Раффаэле-Анджело, у нее от гнева вспыхнуло лицо, но она меня не перебила.

– Вы не догадываетесь, кто мог быть этот загадочный друг семьи и… приятель вашей внучки до Блондина? – спросил я ее.

– Догадываюсь, – ответила она голосом, в котором сквозила ненависть. – Я даже была на его похоронах. Это Клаудио Карапелли. Я знаю, что вы познакомились с его женой.

– Да. И с ее шофером тоже. Это она убила мужа?

– Нет. Он умер от рака шесть месяцев назад.

Хорошо, так как это сэкономит мне время по проверке списка. Плохо, потому что я теряю возможную версию.

– Вы знали о связи вашей внучки с синьором Карапелли?

Она обожгла меня взглядом:

– Какого вы обо мне мнения! Да знай я об этом, сделала бы все, чтобы это прекратить!

– Когда мы встретились впервые, вы утверждали, что вы единственная, с кем Алиса откровенна. Стало быть, вы ошибались.

Это был удар ниже пояса, и она не сумела скрыть, как ей больно. Некоторое время она сидела, опустив голову, потом сказала:

– Очевидно, я действительно не знала свою внучку, хотя мы были очень привязаны друг к другу. Никто в семье не знал истинную Алису. Теперь этого уже не исправить, но я постараюсь сделать все, чтобы ее убийца, кем бы он ни был, понес наказание.

– На сегодняшний день у нас нет ничего, что подтверждало бы невиновность Скиццо, – заметил я.

– Я хочу, чтобы в этом деле была полная ясность. Когда результат меня удовлетворит, я вам скажу об этом. Позвоните мне завтра вечером на мобильный телефон. – Она протянула карточку с номером. – Можете звонить в любой час, если вам будет необходимо связаться со мной: с некоторых пор я мало сплю.

Я взял карточку:

– Хорошо, я позвоню завтра, хотя не уверен, будут ли у меня новости.

– Увидим. А если вам что-нибудь понадобится для той девочки, которая торговала собой, дайте мне знать.

Я крутил карточку в пальцах. Превосходная печать.

– Очень любезно с вашей стороны. Вы пытаетесь предотвратить несчастье, которое может случиться с ней, как оно случилось с вашей внучкой?

Она вновь обожгла меня взглядом:

– Может быть.

– Вы думаете, вам удалось бы помешать убийству?

– Может, да, а может, и нет. – Ее руки нервно разглаживали накидку. – Алиса была несчастна и стремилась к саморазрушению. Ей это удалось.

– Но так было не всегда. Я видел в одном журнале ее фотографию, сделанную несколько лет назад. На ней Алиса кажется счастливой девочкой. Что могло сломать ее?

Она пожала плечами:

– Думаю, все началось со смерти Джулии.

– Кто это?

– Одноклассница Алисы. Она родилась со злокачественной опухолью в сердце, и однажды сердце начало давать сбои. Ее родители были небогатыми людьми и объявили общественную подписку, чтобы собрать деньги на операцию за границей, но не успели набрать нужной суммы.

– Для Алисы это был шок?

– Еще какой. Хотя тогда я этого не понимала. Алиса никогда не дружила с Джулией и не навещала ее. Она узнала о ее смерти, играя в теннис с отцом. Внешне она не показала, что особенно расстроена. Но, выйдя на площадку, через некоторое время разломала ракетку о корт, и с ней случился истерический припадок. Когда ее привезли домой, она крушила все, что было в ее комнате, пока не прибыл доктор и не сделал ей успокаивающий укол.

– С этого все и началось?

– Да. С того дня Алиса начала часто прогуливать уроки. – Она коротким движением погладила руку мужа, лежащую у нее на плече. – И больше никогда не играла в теннис, хотя очень любила его.

– Никому из вас не пришло в голову, что Алиса испытывала чувство вины за то, что была богата? Что устыдилась своей семьи, которая не сделала ничего, чтобы спасти жизнь девочки, такой же, как она, когда достаточно было просто открыть кошелек?

Она повернула ко мне лицо, и я увидел ее такой, какая она была на самом деле: слабой и несчастной старой женщиной.

– Я догадалась, но много позже. И из-за этого сегодня я испытываю огромное чувство вины. – Она повернулась к мужу. – Поехали, дорогой, пожалуйста.

Я помог спустить коляску вниз, хотя у меня ломило все тело. Поскольку теперь я присутствовал в ее платежной ведомости, то мог уже не скрывать своего хорошего воспитания.

Поднявшись к себе, я поспешил позвонить Мирко. У него тоже был мобильный, поэтому я без проблем настиг его, когда он мчался на своем мотороллере. Я попросил его остановиться, прежде чем начну ругаться с ним.

– Ладно, Сандрино, не начинай, а? – унылым голосом отозвался он.

– Что значит «не начинай», если ты подослал ко мне домой эту старую сумасшедшую? Куда подевалась хваленая адвокатская обязанность сохранять конфиденциальность сведений о расследовании дела?

– Ее никогда и не существовало, ты что, газет не читаешь? – Он засмеялся, затем продолжил серьезно: – Послушай, вчера вечером мне позвонил секретарь нашей коллегии и, имея в виду твою персону, очень вежливо предостерег от сотрудничества с нежелательными субъектами, которые беспокоят терзаемых скорбью людей. Если я, разумеется, не хочу получить дисциплинарного взыскания.

– А это возможно?

– Ну… теоретически да, на практике зависит от того, кто на них надавит. В ответ я сообщил ему, что знаю тебя как личность высоких нравственных достоинств – только за одно это ты мне обязан еще одним ужином, – но он явно не поверил. И я был вынужден сказать ему, что я уже и сам думал над тем, чтобы больше не связываться с тобой и что отныне и в дальнейшем буду пользоваться помощью исключительно гиперпорядочных специалистов. Мне жаль, но…

– Ты все сделал правильно, – прервал я его. – Но я с тобой говорил о мумии…

– А что мумия? Она позвонила, едва я положил трубку, и потребовала встречи со мной. Понимая деликатность ситуации, я вынужден был согласиться. Надо было узнать, не имеет ли она чего-нибудь против меня и не собирается ли подавать жалобу в суд. Высокородная синьора заявилась ко мне домой в полночь в сопровождении здоровенного мужика…

– Это ее муж. – Я услышал, как он икнул.

– Да ты что, кто бы мог подумать!.. В общем, синьора Гардони заверила, что хочет только понять, есть ли у меня сомнения в виновности Кальдерацци, и я ей рассказал кое-что из того, что узнал от тебя. Исключительно то, что, согласно закону, можно сообщить противоположной стороне и при этом не выглядеть умственно неполноценным, когда придет время использовать эти данные в судебных прениях. И чтобы у прокурора не было причины придраться ко мне, если она решила бы настучать на меня. Кстати, ты не узнал ничего новенького?

– Сначала закончи рассказывать.

– А ты не можешь подождать, пока я вернусь домой? Я торчу на тротуаре, а дома меня ждет Фло, мы собрались в кино.

Фло звали его девушку.

– Ничего, подождет, да и ты подергайся немного: заслужил – втянул меня в это дерьмо.

– Чья бы корова мычала, моралист хренов! Ладно, телеграфным стилем: мне удалось убедить старушку, что следователи сработали халтурно, а это так и есть, и что, если б она нам помогла, мы могли бы быстрее докопаться до истины. Тут она и спросила о тебе, и я расписал тебя в лучшем виде.

– И что интересного ты ей рассказал?

– Не бойся, только те факты из твоей биографии, которые того заслуживают. Я дал ей ясно понять, что сомнения, которые у тебя возникли по поводу случившегося, основаны на твоем отличном знании среды и общества, в которых вращалась Алиса, и что ты не из тех, кто наживается на чужих несчастьях. После чего она вцепилась в меня, чтобы я дал ей твой адрес. Чем все закончилось?

– Ты был чрезвычайно убедителен – она решила нанять меня.

– Да ты что?! – Он вновь рассмеялся. – Черт возьми, я мог бы сделать карьеру специалиста по пиару! Если тебе удастся заработать немного, не забудь о друзьях, которые тебе бескорыстно помогали.

– Не беспокойся, отщипну кусочек.

– Ну вот и отлично! – Он замолчал, и я слышал в трубке только гудки клаксонов. – Теперь твоя очередь. Есть что-нибудь новенькое?

– Сядь поудобнее в седле и слушай. – Последний раз мы с ним разговаривали три дня назад, и он еще не знал о моих встречах с Блондином и драке у «Леонкавалло». Я быстро рассказал ему о том, что случилось за это время.

– Похоже, дела обстоят хуже, чем можно было предвидеть. Ты уверен, что тебе ничего не грозит? – спросил он.

– Успокойся, – ответил я. – Все, жму лапу. Пока.

Я прервал связь, попробовал дозвониться до Валентины и опять наткнулся на автоответчик, совершенно безразличный к моему посланию. Несчастный брошенный паренек. Я черкнул пару строк Компаньону, предоставляя ему полную свободу действий, и позволил усталости свалить меня на кровать.

Отдохнувшие мозги и несколько хороших новостей в записке улучшили мое настроение настолько, что воскресный вечер показался намного радостнее. Пока я спал, Компаньон, помимо того что валял дурака со своими дружками-экстремалами, о чем свидетельствовал мой довольно помятый внешний вид, еще успел пригласить на ужин моих дражайших помощников: надеялся продолжать играться в частного детектива.

Я позвал на ужин мою обожаемую соседку Стефанию. Ужины одиноких мужчин, как правило, заканчиваются разговорами о бабах, а я об этом слышать не хотел, учитывая, что со мной приключилось. К тому же для меня мнение Стефании было важнее, чем брюзжание друзей.

Окончательно расцвел я, услышав в полдень новости от Даниэле Дзуккеро. Старый конспиратор предпочитал не пользоваться телефоном для обсуждения секретной информации. Отпыхтев на каждом из четырех этажей моего дома и убедившись, что мы в квартире одни, он жестом иллюзиониста извлек из кармана фотографию. Это был довольно четкий поляроидный снимок вечеринки в одном из баров «Леонкавалло»: с десяток персон вокруг стола, чокающихся пластиковыми стаканами. Я узнал несколько физиономий.

– Глянь-ка на этого. – Даниэле ткнул пальцем в типа, стоящего в профиль на втором плане. Чуть старше сорока, длинные светло-каштановые волосы и усики, как у д\'Артаньяна. – Не исключено, что именно этот тебе и нужен. – Он еще некоторое время наслаждался моментом славы, прежде чем изложить факты.

В субботу вечером Даниэле зашел в один из баров и заприметил знакомую физиономию, довольно распухшую. Ее владелец сидел в отдельном зальчике и не видел Даниэле или сделал вид, что не видит.

Пошевелив мозгами, мой дружок припомнил, что этот тип – новый посетитель его социального центра. Правда, когда Даниэле видел его там в последний раз, днем раньше, красавчик мог похвалиться тонкими чертами лица. Даниэле попросил всех своих принести ему любую информацию об этом человеке и таким образом разузнал о нем кое-что, о чем и докладывал сейчас мне.

Выяснилось, что этот тип появился в центре неделю назад, представившись как Джорджио. Он якобы только что был уволен с работы и искал поддержки. С тех пор он стал первым, кто входил в центр, как только открывали двери, и выходил последним, когда их закрывали. Он проводил время, болтая с любым, кто соглашался выслушать его, или играя в шашки. Не создавал никаких проблем и не делал ничего необычного.

В субботу вечером он не появился. Не видели его даже на воскресном обеде в народной столовой центра. Даниэле заподозрил, что именно он мог быть наводчиком тех молодцов, которые попытались использовать меня в качестве боксерской груши. Конечно, это могло быть простым совпадением, но бар, в котором его застукал Даниэле, назывался «Чинечита», уже известный мне как рабочее место Блондина, и это заставляло отнестись к фактам серьезно.

Фотография была сделана несколькими днями раньше, во время празднования дня рождения. Скорее всего, Джорджио не заметил, что попал в кадр или не придал этому большого значения.

Я пребывал в прекрасном настроении ровно до восьми вечера, когда его мгновенно прихлопнула вторая за этот день новость, на этот раз плохая. Она пришла с телефонным звонком Алекса, в то время как я накрывал стол для ужина. Предательский удар.

– Скажи, фамилия медсестры, которую ты вчера ходил допрашивать, случаем не Бомби? – спросил меня мой невозмутимый приятель.

– У тебя отличная память, поздравляю. – На этих словах у меня заныли больные мышцы спины. – И не называй это допросом, а то у Мирко будут неприятности.

– Ладно, ладно. Так медсестра, которую ты навещал, Бомби или нет?

– Точно, Бомби, а почему ты спрашиваешь?

– Потому что по радио в новостях только что передали, что ее нашли дома с головой в газовой духовке.

Я почувствовал, как замерло сердце, и уронил столовые приборы.

– Она мертва?

– Да. Согласно сообщению, речь идет о самоубийстве. Она была безработной, в депрессии и так далее. Да и последняя работа окончилась довольно печально.

– Да уж, нечего сказать.

– Что-то больно много мертвых в последнее время. Надо постараться быть осторожным при переходе улицы… Какое вино принести?

За столом я сидел с похоронным видом, не реагируя на остроты и шутки по поводу моей расцарапанной физиономии. Я предложил Слону приготовить соус для макарон, и он взялся за дело с таким пылом, что брызги масла и помидоров заляпали все в радиусе двух метров от плиты.

После ужина я освободил стол и задал работу мозгам всех присутствующих, сплетая сценарий действий и гипотезы. Все вместе мы пришли к одному мнению: Труди погибла от рук человека, который имеет отношение к убийству Алисы, но это не Скиццо, поскольку в настоящее время он сидит за решеткой. Был ли убийца медсестры среди тех, кто напал на меня рядом с социальным центром, оставалось загадкой.

Не исключено, что кто-то из напавших или тип на фото являлись клиентами Блондина, учитывая место, где был сделан снимок, но алиби самого сутенера оказалось железным. Об этом сообщил Пьерсильвио, позвонив мне домой. После чего попросил его по возможности не беспокоить. Но если убийцей Алисы был этот Джорджио, зачем ему нужно было охотиться за мной? И как оказались на мотоцикле и оружии отпечатки пальцев Скиццо? И почему они так поступили с Труди, которая здесь вообще ни при чем? Слишком много вопросов, и ноль ответов.

– История становится чересчур опасной, тебе не кажется? – проворчал Слон, сворачивая очередную самокрутку с марихуаной. – Избиения и убийства уж точно не мой ежедневный хлеб. И я не хотел бы, чтоб он таковым стал. Если бы я жаждал бурной жизни, устроился бы в «Майкрософт».

– Там бы ты наверняка сделал карьеру. Хотя никогда не поздно, всегда успеешь. – Я развел руками. – Послушайте, ребята, меня тоже все это не развлекает. Но я не собираюсь сдаваться.

– Почему нет? Ты найдешь способ заработать на хлеб, если откажешься от этой работы, – пробурчал Слон одной половинкой рта, одновременно прикуривая сигарету.

– Дело не в деньгах: они приходят и уходят. Вчера еще я был готов послать все к чертям, а сейчас уже не могу. – Я принялся ходить по комнате. – Прежде всего, потому что, даже если я отступлюсь, тот, кто опасается меня, или тот, кого мы сможем разоблачить, все равно не почувствует себя в безопасности. Так что он однажды придет за мной, а мне совсем не хочется, чтобы меня сунули головой в духовку. Во-вторых, смерть Труди… Я убежден, они убили ее только потому, что я приходил к ней. То ли это чувство вины, то ли сожаления, не знаю…

– С какой стати ты должен испытывать чувство вины? – мрачно вопросил Алекс. – Она даже не рассказала тебе ничего интересного.

– Может быть, она что-нибудь забыла… А вдруг ее убийца – параноик и во всех видит угрозу для себя?

– Какая прелесть! Убийца-параноик, который охотится за Даци. Нет, я за то, чтобы завязать с этим делом, – опять подал голос Слон.

– Я против. Но вы, если вам так хочется, можете выйти из дела, я вас не осуждаю. Не могу требовать, чтобы вы подвергали себя риску. Ступайте, оставьте меня одного и не думайте обо мне. Я постараюсь кричать тихо, чтобы вас не потревожить.

– Кончай строить из себя жертву! Ты прямо упиваешься своими неприятностями. И потом, никто не собирается отступать. Пока, – продолжил Алекс. – Хотя бы потому, что и меня, и Слона Блондин знает в лицо, и мы тоже не можем чувствовать себя в безопасности, если он имеет к этому делу какое-нибудь отношение. Просто нам стоит вести себя как можно осторожнее. С самого начала этой истории ты пер напролом, ничего не планируя.

– Если ты думаешь, что все так легко, попробуй сам, гений! Я куплю тебе порошок для снятия отпечатков и лупу.

Стефания подняла руки, требуя тишины:

– Успокойтесь, ребята! Послушайте, вести расследование не мне, шкурами рискуете вы, но я убеждена, все, что вы делаете, справедливо. Парень в тюрьме и может остаться там навсегда, если кто-то ему не поможет. Бьюсь о заклад, полиция будет утверждать, что эта медсестра покончила с собой и уж точно не имеет никакого отношения к смерти Алисы.

– Устами младенца глаголет истина! – воскликнул я, широко поведя рукой в сторону соседки. – Все будет хорошо! – Я положил на стол фотографию типа с усиками. – Этот синьор, вполне вероятно, рано или поздно вновь появится в «Чинечите». Если вы настроены помочь мне, и на этот раз не даром, ваша работа – его подкараулить.

– Ты хочешь, чтобы мы дежурили возле бара? – спросил Алекс.

– Вот именно. По очереди, каждый вечер. Если нам повезет, он появится. Если б он хотел сбежать, сбежал бы сразу. Очевидно, он чувствует себя в относительной безопасности в этих краях.

– Он мог сбежать после смерти медсестры, – вмешалась Стефания.

– Возможно, – согласился я. – Но мы должны попытаться.

– А если мы его увидим, что мы, по-твоему, должны делать? – поинтересовался Алекс.

– Завтра я куплю два мобильных телефона, так что у нас будет оперативная связь, какое-то время неподконтрольная. Я внесу эти траты в список расходов – старушка будет рада узнать, что мы активно занялись делом. Один телефон будет у вас, другой у меня. Когда увидите Усатого, позвоните мне.

– В какой момент конкретно нам тебе звонить?

– Об этом позже. А пока обсудим безотлагательные вопросы. Завтра один из вас должен пойти поболтать с соседями Труди. Надо постараться разузнать, не видел ли кто-нибудь в тех краях Усатого. Лучше пойти тебе, Алекс, ты менее приметен.

Он хмыкнул:

– Я должен прикинуться газовщиком?

– Нет, можешь выдать себя за журналиста «Народного радио». Достаточно помахать перед носом каким-нибудь удостоверением и продемонстрировать твой выдающийся бронзовый профиль. Узнать, не приходил ли к Бомби мужчина с опухшим лицом, я думаю, будет нетрудно. У нас есть его фотография, но пользоваться ею нужно осторожно, чтобы избежать лишних разговоров.

– Хорошо, мы поведем охоту на липового леонкавальца, а ты чем займешься? – спросил Слон.

– Алекс был прав, когда говорил, что я до сих пор действовал без плана. Поэтому я решил начать с нуля, пройти весь путь с самого начала. Я вернусь назад и начну с виллы. И постараюсь навести порядок в собственной башке.

– И что ты надеешься найти на вилле? – спросила Стефания.

– Не знаю, но там начало всему. И там я лопухнулся. Пришло время все исправить.

– Ты уверен, что Гардони тебя впустят? Они не кажутся расположенными сотрудничать с тобой.

– Я вовсе не собираюсь ставить их в известность о своем визите. С этой минуты все играют против всех.

Мои гости ушли дружной гурьбой в два часа ночи, и мне показалось, что между Стефанией и Слоном пробежала искра. Я остался в одиночестве созерцать стопку тарелок, грязные стаканы и переполненные пепельницы. Телефон Валентины не отвечал. Она могла быть у своего дружка-хирурга, хотя вряд ли. Ее любовники немного значили для нее, и она редко посещала их. Так, изредка, когда на нее наваливалась тоска или ей была необходима страсть погорячей, чем та, которую я или мой Компаньон могли предоставить в ее распоряжение.

Вероятнее всего, она сидит дома, гадая на ромашке, продолжать встречаться со мной или нет, поскольку я оказался неспособен уважать оговоренные пределы отношений и принимать ее такой, какая она есть.

Может быть, мне вновь выпала хреновая карта. В порыве мазохизма я решил провести ревизию воспоминаний, чтобы отобрать лучшие, коль скоро наши отношения подошли к концу. И первое, что мне пришло на ум, наша с ней поездка на уик-энд к морю несколько недель назад. Двести километров в поезде показались мне самым прекрасным времяпрепровождением в жизни. Был великолепный солнечный день. Я смотрел на проносящиеся за окном пейзажи, прислушиваясь к ее ровному дыханию во сне, моя ладонь уютно устроилась на ее колене. Я чувствовал себя в гармонии с миром, чего со мной никогда раньше не случалось.

Я включил радио, настроился на джазовую волну, и музыка составила мне компанию в оставшиеся часы бодрствования.




Часть третья. В потемках





Интерлюдия


Ученики продвинутого курса айкидо попрощались с учителем и начали покидать зал, наполненный запахом чистого пота физических упражнений. Мальчики выглядели уставшими и обессилевшими. Учитель подошел к одному из них и, обняв за плечи, попросил задержаться.

– Да, учитель.

– Я хотел поговорить с тобой. Ты ведь не откажешься посвятить несколько минут старому болтуну?

Мальчик улыбнулся, вытирая пот, катившийся по лбу:

– Я всегда рад беседе с вами.

Японец тоже улыбнулся. Он уже давно жил в Италии и потерял привычку, присущую восточным людям, – скрывать от других свои эмоции. А вот мальчишка, стоявший перед ним, казалось, преуспел в этом искусстве. Учителю никак не удавалось прочитать его, как он делал это с другими учениками. Обычно одного взгляда на напряженные или расслабленные плечи мальчиков было достаточно, чтобы он ясно увидел их самые потайные чувства.

– Ты действительно рад?

– Конечно.

– Хорошо, тогда и я тоже рад. Я боялся, что ты никогда не радуешься. Ты должен простить мои опасения.

Выражение лица мальчика не изменилось, однако его спина заметно напряглась.

– Я не понимаю почему, учитель. Мое настроение меняется, как и у всех остальных. Я бываю счастлив и бываю грустен, когда как.

Старик кивнул.

– Как у всех остальных, – повторил он. – Ты очень хочешь походить на всех остальных, не так ли?

– А вы считаете, что я не такой?

Старик предпочел не отвечать напрямик.

– Ты дорос до уровня своей группы. Плохие ученики остались далеко позади, хорошие научились расслабляться, прислушиваясь к своему телу. Ты отличный ученик, но пытаешься мешать телу отдыхать. – Он положил руки ему на голову. – Ум нужен, для того чтобы научиться расслабляться. Ты же все время прислушиваешься к своему сердцу. Ты его боишься?

– Я ничего не боюсь, учитель. – Мальчик оставил смиренный тон, внутренне ощетинившись.

– Это большая неправда! Только глупцы ничего не боятся, а ты не глупец. Ты боишься сознаться в своем страхе…

– И чего я, по-вашему, боюсь?

– Себя самого. – Учитель понял, что попал в цель, потому что мальчик на мгновение потерял невозмутимость, позволив ему разглядеть эмоции, которые его заполонили. – Когда ты выходишь на татами, ты борешься с самим собой, а не с противником. Ты боишься, что твоя тень обернется против тебя. Не смотри на меня так, я не ясновидец. Я занимаюсь этим искусством очень давно и научился читать людей. – Учитель погладил мальчика по голове. – Что у тебя здесь, чего ты так боишься? Не хочешь сказать твоему старому учителю?

Мальчик помрачнел:

– Есть много, чего я в себе не понимаю. А то, что понимаю, мне не нравится. Что-то во мне не так, что-то не так работает. Я думал, что рано или поздно все наладится, но нет, становится только хуже.

Старик покачал головой:

– Это потому, что ты избрал ложный путь. У всех нас есть что-то, что работает не так, как хотелось бы, и что нам не нравится. Не меняется лишь то, что нельзя изменить. Мудрые учатся жить с тем, чего не могут победить, и ищут гармонии. В айкидо есть гармония, потому что вселенная есть гармония. Энергия нашего тела находится в равновесии, уравновешены добро и зло. Если ты признаешь это, тогда и то, что тебе не нравится, найдет свое место.

– Я не знаю, как это сделать, учитель. Я пытался.

Учитель улыбнулся:

– Ты это делал неправильно. – Он взял руки мальчика и приложил их к его животу. – Слушай себя. Дыши. Слушай себя.

Мальчик закрыл глаза.




1


Мой Компаньон не спускал глаз с виллы Гардони весь день и добрую часть ночи, прежде чем позволил себе смениться. Ему слежка никогда не наскучивала. Счастливец! Я же через четыре часа уже по уши был сыт созерцанием закрытых дверей и задернутых занавесей на окнах в ожидании признаков жизни, которых все не было. Впрочем, я не очень-то этого и желал.

По словам Старушенции, с которой я переговорил накануне вылазки, на вилле со дня смерти Алисы никто не жил. Гардони распрощались с прислугой, перекрыли газ и дали распоряжение нескольким агентствам подыскать покупателя, который не боялся бы призраков. Никто до сих пор не проявил к вилле интереса, и место дышало унынием, особенно в ночное время.

Единственными живыми существами в ее окрестностях, кроме мириад насекомых всех форм и расцветок, были сторожа, муж и жена, каждому лет по шестьдесят, жившие в небольшом флигельке у края парка, окружающего виллу. Целыми днями они копались в огороде, лишь иногда отвлекаясь для обхода парка, чтобы проверить, не использует ли кто его для любовных забав или криминальных разборок. К счастью, у стариков не было собак, поэтому я мог сэкономить на классических средствах в виде отравленных котлет, которые мы, морские пехотинцы, носим в своем походном рюкзаке.

В час ночи я в очередной раз объехал вокруг виллы, сжевав на ходу последний бутерброд с латуком и моцареллой и запив его теплой кокой из жестяной банки. Этот мерзавец, мой Компаньон, которому на этот раз выпало собирать пакет с едой, отказался положить в него спиртное. Открыв окно, я выбросил пустой пакет в какую-то яму, полную мусора, и скоро остановил машину, давая отдохнуть затекшим мышцам.

Это был один из тех редких вечеров, когда я сожалел, что у меня больше нет контракта с агентством. Задания по слежке оплачивались почасово, и мне удавалось неплохо заработать на трюке с мгновенной пересменкой, не накачивая себя амфетаминами, как почти все остальные сотрудники. Я сразу же узнавал тех, кто провел смену в ночной охоте: у всех были выпученные глаза и говорливость, как у пулемета.

Я надел рюкзак, закрепил его понадежнее и направился к стене, вдоль которой тянулась протоптанная тропинка.

Место, которое я выбрал, чтобы перебраться на территорию виллы, находилось рядом с опорой высокого напряжения. Стена отстояла от нее примерно на метр. По верху стены тянулась колючая проволока, закрепленная на остро заточенных железных штырях. У меня на руках были диверсантские перчатки, так что, преодолевая это препятствие, я почувствовал разве что щекотку. Эти перчатки, специально изготовленные для американской армии, я приобрел, чтобы круто выглядеть на курсах по выживанию. Они были изготовлены из прочной, но эластичной кожи, усиленной слоем кевлара на ладони.

Я стал осторожно взбираться по опоре, старясь касаться ее только перчатками и солдатскими башмаками. Это давалось нелегко, и пришлось напрягать все мышцы, которые еще сильно болели, чтобы добраться до нужной перекладины, откуда я перешагнул на стену. Глядя с трехметровой высоты, я стал искать место, куда можно спрыгнуть.

Несмотря на полную луну, в зеркальные очки мне не удавалось ничего разглядеть, но в вечер праздничной вечеринки я облазил поместье вдоль и поперек и хорошо знал, что ждет меня внизу, включая охранную сигнализацию. Я оттолкнулся от стены и с шумом приземлился на сырую траву, ударившись о землю так, что сбилось дыхание. Глубоко хватанув воздуха, замер и стал вслушиваться в окружающие звуки. Легкий ветерок слегка шелестел в листве кустарника. Неподалеку раздавалось ровное электрическое жужжание. Больше ничего. Я поднялся и зашагал, пытаясь выглядеть тенью среди теней.

Мне помнилось, что на поляне, заросшей травой, фотоэлементы сигнализации были установлены таким образом, чтобы их не заставили сработать случайные зверьки. Если я правильно сориентировался, они должны были начинаться от первого ряда деревьев, который мне предстояло преодолеть. Слепой сектор находился в метре от земли. Я снял рюкзак и осторожно протолкнул его вперед. Никаких сирен. Слегка разбежавшись, я прыгнул вперед ласточкой, больно ударившись грудью о землю. Уф, становлюсь староват для таких игр.

Фонари, окружавшие виллу, ярко горели, освещая ту стену, к которой я направлялся. Проскользнул между деревьями, стараясь не попасть в зону обзора из окон сторожей, повторил, на этот раз менее болезненно, прыжок ласточкой и понесся по английскому газону, подступавшему к самому дому. Я бежал, согнувшись, представляя, как отлично меня видно отовсюду, и ожидая каждую секунду выстрела из лупары, ружья с обрезанным стволом, любимого оружия итальянских сторожей и членов мафиозных семейств.

Насколько я помнил, датчики охранной сигнализации крепились на всех окнах, а в основных помещениях виллы были снабжены сенсорами движения. Таким образом, единственным местом, через которое я мог попасть внутрь, оставалось окошко подвала почти на уровне земли. Сначала подвал использовался как дровяной склад, затем его решили переделать в кладовую для хранения продуктов и на окошко еще не успели поставить датчик. Окно представляло собой деревянную раму с квадратными стеклами, которые защищали металлические стержни, вмонтированные в стену.

Я опустил рюкзак на землю, достал из него набор юного взломщика: широкий скотч, резиновый молоток и алмазную пилку. Готовя снаряжение, я посчитал, что этого будет достаточно. Сведения почерпнул из литературы, где упоминались кражи со взломом, а также из переписки с Компаньоном. Хотя он понимал в этом больше меня, как практически во всем, он категорически отверг предложение занять мое место, считая затею самой дурацкой в этом веке, надеясь, что я откажусь от задуманного. Я сожалел, что пришлось втянуть его в это дело, но пока еще никто не придумал, как нам разделиться.

Я сменил перчатки на резиновые, залепил один квадрат стекла скотчем и, собравшись с духом, ударил по нему молотком. Мне показалось, что шум удара разнесся на добрый десяток километров, но стекло осталось на месте. Я мысленно увеличил силу в дрожащей руке и саданул молотком с большей энергией. С треском, показавшимся мне взрывом в Хиросиме, стекло уступило. Несколько мелких осколков, несмотря на скотч, со звоном упали внутрь.

Я ритмично подышал, чтобы дать адреналину упасть до приемлемого уровня, затем повторил операцию на другом стекле. После чего осталось убрать последнее препятствие – вертикальный металлический прут. Я с яростью набросился на него с пилкой, прикрыв окно курткой, чтобы заглушить визг. Осенний ветерок мгновенно высушил холодный пот, катившийся у меня по спине.

Работа заняла минут десять. Я вновь натянул кевларовые перчатки и легко отогнул прут внутрь помещения. Образовавшегося пространства оказалось достаточно, чтобы можно было протиснуться. Я переоделся, опустил в подвал рюкзак с инструментами, затем, обвязавшись веревкой, свесил ноги в темноту и решительно соскользнул вниз. Приземлился на пустую, гулко громыхнувшую железную бочку.

Достав фонарь, я осветил помещение. Это была боковая комната подвала, отделенная от основного помещения, где стояли холодильники и полки для продуктов, деревянной дверью, закрытой с внешней стороны на висячий замок. Все оставалось точно таким, каким запомнилось в первое посещение: бочки, баки и цепь пустых оплетенных бутылей, сгрудившихся у стены в живописном беспорядке. Мне хватило минуты, чтобы вышибить дверь ударом башмака.

Из подвала я поднялся по лестнице, ведущей на первый этаж. Еще одна закрытая дверь, еще один удар, и я оказался на кухне с аккуратно расставленными на металлических полках кастрюлями.

Настало время заняться сигнализацией. Мне нужно было отключить ее, если я хотел продолжить мою прогулку без проблем. К счастью, Гардони в прошлый раз сообщил мне код для ее блокировки на случай непредвиденных обстоятельств во время праздника. Это была дата его рождения, набираемая задом наперед. Оригинальная придумка, рассчитанная на совсем уж тупых воров. Но чтобы добраться до распределительного щитка, висевшего рядом с дверью главного входа, предстояло пересечь пространство, контролируемое сенсорами. Осторожно ступая и подсвечивая себе путь так, чтобы не было видно с улицы, я подошел к опасной зоне и лег на пол.

Сенсоры движения бывают различных типов: радиолокационные, ультразвуковые, реагирующие на колебание воздуха. Но все имеют один и тот же недостаток: тот, кто устанавливает их в своем доме, никогда не ставит сенсоры на максимум, чтобы не вскакивать каждые пять минут из-за ложной тревоги. Даже самые привередливые хозяева просят понизить чувствительность аппаратуры, после того как просыпались несколько раз среди ночи от завывания сирены, которая сработала от колыхания занавески или полета большой мухи. Осведомленный об этом непрошеный гость может обмануть сенсор, уменьшая до возможного минимума воздействие на него: нужно осторожно проползти мимо. Очень, очень медленно.

Что я и сделал. За четверть часа мне удалось преодолеть опасный участок. Я поднялся с пола, растирая застывший живот, и остановился перед цифровой панелью, освещенной красной лампочкой, отгоняя от себя мысль, которая ужасно беспокоила меня. Самое уязвимое звено моего плана: а что если Гардони поменял код? Тогда все усилия напрасны.

Конечно, учитывая последние события, он вряд ли вспомнит, что сообщил мне код, да и о самой сигнализации тоже. Если она сработает, будет трудно найти убедительные оправдания моему появлению здесь. Но не стоять же около щитка до скончания века! Все то время, что я набирал на панели цифры, перед моим умственным взором маячила физиономия Феролли.

Пульт зажужжал.

За протекшие затем десять секунд все волосы на моем теле поседели.

Вспыхнула зеленая лампочка.

Наверное, именно так чувствовала себя святая Бернадетта при явлении Богоматери.

Комната Алисы все еще пахла сандаловыми палочками и без Труди, сидящей на стуле у кровати, показалась мне более просторной. Бедная Труди! Отчет Алекса о посещении ее дома был более чем неутешительный.

– Долго рассказывать, – ответил он на мой звонок на мобильник. Я застал его в тот самый момент, когда он собирался погрузиться в ванну и был не расположен к общению.

– А ты покороче, тем более что за телефон плачу я. И тебе я тоже плачу, если не ошибаюсь.

– А если не ошибаюсь я, то твоих денег я еще в глаза не видел. Ну а если короче, то в доме никто не заметил ничего интересного, ни усатых, ни с распухшей физиономией. По словам типа, с которым я разговаривал, медсестра весь день была дома одна, и он не видел, чтобы к ней кто-то приходил.

– А мог кто-то прийти к ней так, чтобы никто не заметил?

– Йес. Консьерж по воскресеньям не работает, а многие соседи по дому в этот день, как правило, уходят погулять. Поэтому любой мог позвонить по домофону и подняться к ней, чтобы сделать свое гнусное дело, никого не опасаясь. Однако хочу тебе напомнить, что, согласно газетам, не было обнаружено никаких следов насилия. А ведь она была женщиной довольно крупной и наверняка была способна сопротивляться в случае необходимости, не так ли?

– Нет, мой друг. Я тоже читаю газеты. В ее крови обнаружено снотворное, поэтому она вряд ли могла сопротивляться. Кто-то накачал ее наркотиками. Он пришел в гости, она предложила ему кофе, и он этим воспользовался, чтобы подсыпать какой-то дряни в чашку. Это не так уж трудно.

– Красивая гипотеза, только бездоказательная.

– Доказательства должен был добыть ты, импотент. Ладно, рано или поздно они у нас будут.

– Ну, если ты в этом уверен… После того как я поговорил с соседями, я начал думать, что у Бомби были причины свести счеты с жизнью: никакой работы, никакой поддержки и ни лиры в кармане. Правление дома, где она жила, собиралось прислать ей штрафную квитанцию за задержку коммунальных платежей. Тебе на заметку: большая часть самоубийств случается именно в выходные дни, когда те, у кого все благополучно, уходят развлекаться.

На этой веселенькой ноте я отпустил его к водным процедурам.

Несчастная Труди. Держа фонарик зубами, я приступил к обыску Алисиной комнаты. Начал с ящиков, вываливая на пол их содержимое. Школьные тетради, ручки, резиновые пупсы, пивные крышки, ластики. Я быстро перелистал тетради. Ничего, что показалось бы интересным. Почти все едва начатые. Я сунул их в рюкзак. Потом просмотрю тщательнее, что там есть. Вытащил пустые ящики, перевернул их, чтобы убедиться, что к ним ничего не приклеено. Ничего. В стенном шкафу тоже ничего, кроме одежды, в карманах пусто.

Снял все книги с полок, пролистал их. Ни бумажки внутри. Одна открытка с видом моря, дата двухгодичной давности, подпись неразборчива. И гора пыли – прислуга плохо делала свою работу, за такое надо пороть публично на площади.

Между романами Стивена Кинга и биографией Элиса Купера я нашел маленькую стопку книг серии _«Harmony»:_ десяток невероятных названий типа «Влюбленный авиатор» или «Клиника разбитых сердец». Поскольку это было последнее, что читала Алиса, я решил также прихватить их с собой, сунул в рюкзак, который и без того был уже тяжеленным.

Подошел к кровати, перевернул матрац и заглянул под пружины. Поднял настольную лампу. На столике обнаружил пару женских журналов и сборник кроссвордов. И здесь ничего интересного. Сдвинул с места шкаф и заглянул за спинку, затем перешел в ванную, расположенную рядом с комнатой.

Мыло, шампуни, кремы, зубная паста и щетки, пластыри, прокладки, полотенца – обычный набор. Никакого дневника, засунутого под биде, никакой записки типа «убегаю с любимым».

Вновь вернулся в комнату и растянулся на кровати, которую до этого привел в порядок, как и все остальное. Погасил фонарь. Темнота в комнате стала еще гуще.

И тогда я спросил себя: а что ты надеялся здесь найти? Ответ на все вопросы? На все – нет, но кое на какие – да. Намек на то, куда двигаться, путеводную ниточку, чуть слышный голосок, говорящий «тепло, тепло». Невозможно представить, что Алиса не оставила следов задуманного побега, ведь она не обучалась в школе шпионов-диверсантов. Она была простой шестнадцатилетней девчонкой, хотя и с богатым жизненным опытом. И – я уверен – вовсе не была чокнутой, какой хотели ее представить. Она все рассчитала: как уйти, как обмануть сиделку.

И даже час, когда уйди.

Алиса, как ты это делаешь?

«Смотрю на часы на моем правом запястье. Те, что с металлическим браслетом, которые отчетливо видны на фотографии, где я мертвая. Рука не полностью закрыта простыней».

Они сделали это намеренно. Газетные фотографы любят такие штучки. Но не будем отвлекаться. Что дальше?

«Делаю безразличное лицо и говорю толстухе, что мне нужно в туалет. Я почти никогда не общаюсь с ней, но вынуждена сообщать о своих перемещениях, иначе она будет таскаться за мной, словно собака. А так она не сдвинется с места и останется читать газету. Что и происходит. Я выхожу из комнаты».

Я вновь зажег фонарь и поднялся. Вышел в коридор. Около первой двери слева стояла мусорная корзина, декорированная искусственными розами. Пошарил в ней. И здесь ничего интересного.

«Я жду в туалете пару минут, чтобы убедиться, что Труди не идет за мной, потом бегу вниз».

Быстрым шагом я спустился по лестнице и направился к кабинету.

«Вхожу в кабинет, беру папин пистолет. Он такой дурак! Всегда оставляет его в одном и том же месте, он даже не помнит, что я тоже знаю где. Выбегаю из комнаты. И едва не сталкиваюсь с толстухой, которая отправилась на поиски».

Я прикидываю: Труди сказала, что ждала довольно долго, прежде чем отправиться на поиски Алисы, к тому же с ее комплекцией нужно еще несколько минут, чтобы спуститься с лестницы, тогда как я потратил на это меньше минуты. Допустим, Алиса выждала в туалете пару минут, достаточно, чтобы убедиться, что Труди не следует за ней. Однако остается еще по крайней мере минут пять.

Что ты делала все это время, Алиса?

Никакого ответа.

Кабинет Гардони был заполнен книгами и различными предметами, по преимуществу антикварными. По его словам, из комнаты ничего не пропало, за исключением пистолета. Может, он соврал. Может, прятал где-то килограмм двадцать героина.

Где ты, Алиса?

«Я бегу по коридору к спальне, что в самом его конце. Одна стена комнаты стеклянная – ее можно разбить и сбежать. Вхожу в комнату, беру стул и жду сиделку. Она вваливается, тяжело дыша, я ударяю ее стулом по голове, затем бросаю его в стекло. И выпрыгиваю на улицу».

Я взглянул на отремонтированное окно. Центральная его часть перемещается по двум металлическим направляющим. То есть можно было спокойно выйти, не разбивая стекла и не устраивая этого бардака. Выключил фонарь. Темнота приятно растеклась по моим раскаленным мозгам.

Перед глазами вновь возникла Алиса, стоящая на верху ограды, за мгновение до прыжка вниз. Очевидно, она побежала не сразу. На возню с водителем Карапелли я потерял около полуминуты плюс время с той секунды, когда я услышал звон разбиваемого стекла и кинулся в комнату. Если бы она сразу же бросилась бежать, мне бы ни за что не удалось почти догнать ее.

Не меня ли ты случайно поджидала, Алиса-красавица?

И на это тоже нет ответа.

Странно выбран и момент для побега. Алиса могла убежать в любой день недели, и уж точно не в разгар праздника, когда добрая половина друзей семьи могла ее видеть. А если Алиса именно этого и хотела?

Она сделала так, чтобы все знали, что она сбегает. Но почему?

«Ты должен докопаться до этого сам, ищейка».

Чтобы покинуть виллу, я воспользовался тем же путем, но теперь все получилось гораздо быстрее. Для отвода глаз прихватил видеомагнитофон и CD-плеер, вновь включил сигнализацию, после чего по стволу дерева взобрался на стену и спрыгнул с нее неподалеку от того места, где Алиса села на мотоцикл, чтобы исчезнуть навсегда.

Через десять минут быстрого хода я был у своего черного «фиата». Сунул рюкзак в багажник и, прежде чем включить зажигание, откинулся на спинку кресла, прислушиваясь к шелесту листвы и завыванию ветра. В утреннем свете, становившемся все ярче, я разглядел свои руки: они дрожали.

«Тебе стоило большого нервного напряжения то, что ты только что проделал, верно, ищейка?»

Гораздо сильнее я боюсь того, что мне еще предстоит сделать, сестренка.

Я черканул пару строк Компаньону и позволил ему отвезти меня домой.




2


Пятно на потолке было мне незнакомо, как и окно с темными занавесками, и скудная мебель. Я терпеть не мог просыпаться в незнакомых местах, особенно в дешевых гостиницах.

Встал с кровати, на которой валялся одетым, и распахнул окно. Дождь, серый свет, переулок с невысокими домами, мимо которых бурный водный поток, отражаясь в мусорных контейнерах и припаркованных машинах, тащил к канализационной решетке обрывки бумаги и рыбные останки. Куда бы я ни кинул взгляд, это был явно не Милан. Ничего похожего на мой симпатичный город. Я сел у столика, взял в руки листочки, исписанные мелким почерком моего Компаньона. Первая же фраза помогла определить координаты в пространстве:

_«Добро_пожаловать_в_Римини»_. Дальнейший текст примирил меня с отвратительным пробуждением. Из текста следовало, что визит на виллу оказался не такой уж глупой затеей. Компаньон был вынужден это признать, после того как обнаружил в одной из книжек серии _«Harmony»_ бумажку с номером телефона отеля «Ривамаре» в Римини. На этом же клочке имелся и номер комнаты – двенадцать.

Мой Компаньон, полагая, что эту записку оставили Алиса или Труди, сел в поезд и покатил в Римини, надеясь разузнать побольше. Ему показалось невероятным, чтобы номер в такой гостинице снимал Скиццо, а тем более кто-нибудь из семейства Гардони: слишком роскошный для первого и слишком убогий для второго. Тогда кто его снимал?

_Сегодня_в_16.25_я_переговорил_с_портье._Он_сообразил,_что_нам_нужна_помощь,_скажем_так,_неафишируемая._Его_зовут_Бенито,_лет_шестидесяти,_волосы_седые_и_редкие,_коричневый_костюм_и_очки_в_роговой_оправе._У_тебя_с_ним_встреча_в_19.30_в_баре_гостиницы._В_это_время_заканчивается_его_дежурство._Придумай_историю_как_можно_более_правдоподобную._Пойди_и_возьми_деньги_в_банкомате._Они_тебе_пригодятся,_если_я_правильно_просчитал_этого_господина._

Придумать правдоподобное вранье – задача не из легких. Вот сукин сын! Мог хотя бы дать мне какую-нибудь подсказку, раз такое дело. Я сполоснул лицо над облупленной раковиной и внимательно рассмотрел собственную физиономию в маленьком зеркале, прикрепленном к стене. Ссадины почти прошли и были скрыты недельной щетиной. Бровь тоже казалась почти зажившей, хотя все время чесалась. Я постарался понять, выгляжу ли, хотя бы на первый взгляд, интеллигентным человеком, но оставил это занятие, чтобы не впасть в уныние.

Натянул плащ и пошел по улице в поисках банкомата, прикрыв голову от дождя газетой и прыгая через лужи. Получил деньги и в условленный час в баре гостиницы нашел нужного человека, сидящего в одиночестве за одним из столиков. Он листал спортивную газету, сдвинув очки на лоб. Я сел рядом, вытирая стекла очков бумажной салфеткой.

Бенито оторвал взгляд от чтения.

– Слегка промокли, синьор Дациери? – поприветствовал он меня хриплым, видимо, от повсеместной сырости голосом.

– Ходил полюбоваться местными красотами. Чуть позже переоденусь в плавки и пойду искупаюсь.

Он подал знак бармену, пожилому усачу, чтобы тот принес кофе. А я заказал третий бурбон за этот день.

– Сезон в этом году рискует закончиться намного раньше обычного: если погода не изменится, все клиенты сбегут отсюда. Но вы, как мне кажется, здесь не на отдыхе. Или я ошибаюсь?

Я улыбнулся:

– Не ошибаетесь. Именно поэтому я нуждаюсь вашей помощи.

Подошедший бармен поставил передо мной стакан, в котором было больше льда, чем виски. Я пригубил.

– Слушаю вас, – сказал Бенито.

– Вы знаете, что девчонки иногда убегают из дома… – начал я издалека.

– Бывает.

– Я друг одной синьоры, которая очень переживает за свою дочь, которая сбежала. Быть может, это глупо, но моя подруга не находит себе места. Вы понимаете?

– Чего тут не понять. Как зовут девочку?

Я прокрутил в голове список имен в поисках подходящего и назвал первое попавшееся:

– Валентина, шестнадцать лет. Рыжеволосая, с веснушками.

Бенито покачал головой:

– Нет, не помню. Вы полагаете, она останавливалась в нашей гостинице?

– Не исключено. Моя подруга обнаружила в ее вещах телефон вашей гостиницы и номер комнаты. Или же девочка звонила кому-то, кто снимал комнату. Если б нам удалось узнать, кто это был, мы смогли бы спросить у него, вдруг он знает, где она может быть.

Мой собеседник прищурил глаза:

– То есть вы хотите знать, кто снимал этот номер в гостинице?

– Именно.

Он вновь покачал головой:

– Мне очень жаль, но это против правил. У меня могут быть неприятности.

– А если девочка в опасности?

– Обратитесь в полицию. Они будут рады помочь вам.

– Мне бы не хотелось обращаться в полицию. Девочке это может не понравиться, и она окончательно порвет отношения с матерью. Знаете, как это бывает у молодежи…

– Тогда я хотел бы поговорить с матерью.

– Я предпочел бы, чтобы она ничего не знала. – Я подпустил в голос мелодраматичности. – Это моя личная инициатива, и я не хотел бы вселять в нее обманчивых надежд…

Бенито с любопытством уставился на меня.

– Знаете, что я думаю? – спросил он мгновение спустя.

– Догадываюсь.

– Все равно я вам это скажу. Я уверен, что не существует никакой девочки и никакой матери. Вы просто хотите подставить меня.

Я засмеялся:

– Вам следует больше доверять людям. На этом вы можете заработать.

– Заработать? – Выражение его лица не изменилось.

– Да, заработать. Я был бы рад компенсировать риск, которому вы себя подвергаете.

Портье инстинктивно огляделся по сторонам. В зале никого не было, только бармен, который, казалось, задремал у кофейной машины.

– Кто вы такой? Частный детектив?

– Нет, только друг семьи. То, что я делаю, противозаконно и для меня тоже. Поэтому у меня нет намерения болтать об этом на всех углах.

Он задумался на пару секунд, затем встал:

– Ладно. Пойдемте со мной.

Сразу за стойкой портье находился отделанный деревом маленький кабинетик с телефоном, факсом и шкафом с регистрационными карточками. На стене в деревянной рамке – фотография восточноевропейской овчарки.

– Сначала деньги, – сказал он, едва закрыв дверь. Я протянул три сотенных банкноты. Если бы этого ему показалось мало, я был готов дать мздоимцу по физиономии, но он поспешил сунуть деньги в карман.

– Время пребывания и номер комнаты? – спросил он, подходя к шкафу.

– Время – прошлый месяц, комната – двенадцать.

Бенито повернулся ко мне:

– Двенадцатая?

– Что-то не так? – встревожился я.

Он уселся на край письменного стола:

– Нет необходимости искать карточку.

– Это почему же?

– Комнаты двенадцать, тринадцать и четырнадцать предназначены для проживания персонала гостиницы, поскольку расположены в еще не отреставрированном крыле здания…

Мамма миа! Уж если мой «отреставрированный» номер мало отличается от крысиной дыры, то как выглядят эти комнаты!

– В двенадцатой ночевал Рене, один из наших работников, помощник официанта, помогавший убирать со столов. В середине месяца он отпросился на день и с тех пор больше не появлялся. Хозяин гостиницы попытался отыскать его, даже звонил родственникам, но те сказали, что понятия не имеют, где он может быть.

Я почувствовал, как в моей голове зазвонил колокол: впервые проклюнулось что-то существенное.

– И вы о нем больше не слышали?

– Нет, – твердо ответил Бенито. – Он оставил здесь все свои вещи и не пришел даже забрать заработанные деньги. Ему их, конечно, отдали бы, хотя он этого и не заслужил: сбежал в самый разгар сезона, поставив нас в трудное положение. Так что для него же лучше, что он не появился.

– Он исчез числа пятнадцатого, верно?

Шестнадцатого был обнаружен труп Алисы.

– Вероятно, вам известно больше, чем вы рассказали, но это меня не касается.

– Могу я посмотреть на вещи Рене?

Он пожал плечами:

– Ничего не было бы проще, да вещей у нас больше нет. Мы попросили его родителей забрать их, иначе пришлось бы их выбросить в мусорный ящик. Нам нужна была комната для нового официанта.

– Очень жаль. Но я и без того благодарен вам за помощь. Я узнал много полезного. Надеюсь, теперь смогу помочь моей подруге.

– Оставьте ваши глупости, я не первый год живу на свете. Я был уверен, Рене что-то натворил, а после разговора с вами только утвердился в этой мысли. Я и вы – мы с вами никогда не встречались, и на этом закончим.

Я развел руками:

– Как пожелаете, только дайте мне адрес паренька.

– Да бога ради!

Он обошел стол и начал рыться в ящике. Минуту спустя достал оттуда какой-то сверток.

– Мы забыли передать семье его рабочую книжку, я случайно обнаружил ее позавчера в моем ящике. Могу отдать ее вам, там все его данные. Однако это будет стоить чуть дороже. – В его свиных глазках вспыхнул огонек. – В качестве компенсации за беспокойство.

Пританцовывая от радости, я поспешил в свой номер. Горячо, горячо, горячо… На этот раз слишком много совпадений. Я не знал ни кто такой этот Рене, ни какие отношения связывали его с Алисой, но он стал главным кандидатом в ее убийцы. В рабочей книжке я прочитал: Ренато Джермани, 20 лет, проживает в Риме, переулок Пелличчиани, 10. Если его семья до сих пор живет там, я уверен, что смогу вытащить из родственников полезную информацию, которая помогла бы мне отыскать его или понять вероятную связь с убийством Алисы.

Номер телефона на листочке в книжке Алисы, записанный перед самым бегством, и парень, который исчезает за день до убийства, – все сходится. Видимо, Алиса должна была сбежать не со Скиццо, а с другим своим дружком. Неизвестно, когда и где она с ним познакомилась, а панку, конечно, ничего не сказала, чтобы не вызвать у него ревность. Хорошо бы узнать, знаком ли Рене с клиентами Блондина. Скорее бы Усатый оказался у меня в руках! Он-то мне все выложит. А потом уж пусть полицейские ломают головы.

Мне необходимо было поделиться с кем-нибудь своей радостью. Пришло время взломать блокаду любой ценой. Я набрал номер телефона и, развалившись на жалкой постели, стал ждать сообщения равнодушного автоответчика.

В трубке щелкнуло. Не дожидаясь ответа, я с пафосом плохого актера начал декламировать:

 Ты помнишь, Сильвия, еще
 Твоей земной и смертной жизни время,
 Когда сияла красота
 В твоих глазах смеющихся и ясных_…_[2 - Джакомо Леопарди (1798–1837) – выдающийся итальянский поэт, певец скорби и печали. Фрагмент стихотворения «К Сильвии» дан в переводе Николая Гумилева.]

– Прекрати издеваться над Леопарди, засранец! – перебил меня на половине строфы голос Вале. – Руки прочь от моего любимого поэта, урод!

– Извини, но это был единственный способ вытащить тебя на свет божий. Я хотел только узнать, когда ты позволишь гнусному типу, коим я являюсь, преклонив колени на рассыпанном горохе, принести тебе смиренные извинения…

– Сходил бы в туалет, прежде чем читать стихи…

– Не согласен, у меня получилось не хуже, чем у твоего любимого актера Витторио Гасмана. Так когда ты снизойдешь до меня и обратишь свой надменный взор на мою жалкую личность?

– Хватит ныть! Я сама собиралась тебе позвонить. – Мне показалось, что она смилостивилась. – Я больше не злюсь на тебя. Ну, только если чуть-чуть.

– Ты меня еще любишь?

– Давай только без этой муры. Скажем так, я еще не решила послать тебя к такой-то матери. И лишь потому, что мне жаль твоего Компаньона, который мне ничего плохого не сделал. Бедняжка.

Наговорив друг другу приятных вещей на двадцать тысяч лир, на следующие тридцать я поведал ей о моих блестящих результатах. Опуская, разумеется, рассказ о визите на виллу Гардони.

– Уже второй раз в этом году ты ездишь на море. Будь осторожен, как бы не вошло в привычку, – сказала она, выслушав.

– Не беспокойся, я смертельно скучаю по Милану. Ты же знаешь, если я не подышу смогом, плохо себя чувствую.

– Разве ты не отправишься в Рим, чтобы поговорить с родителями официанта?

– Думаю, мне надо заняться кое-чем другим. А навестить его родственников попрошу кого-нибудь из римских друзей.

– Пусть они сделают это как можно скорее. – Тон ее стал серьезным. – Если ты еще не общался с Мирко, я расскажу ему, как идут дела. Новость для тебя: Скиццо пытался покончить с собой. Он вскрыл вены и сейчас находится в тюремном лазарете.

– Черт! И как он себя чувствует?

– С ним все в порядке, он вне опасности, порезы были не очень глубокими. Он добыл лезвие, разломав безопасную бритву…

Меня передернуло:

– Ну, тогда это словно ожог лосьоном после бритья.

– Не смейся. Мирко говорит, что, если не удастся добиться освобождения под подписку о невыезде, он постарается обосновать необходимость психиатрической экспертизы Скиццо и помещения его в психиатрическое отделение при тюрьме Сан-Витторе, хотя и это не самое лучшее место. А когда Скиццо окажется там, можно попытаться добиться на суде признания его психически невменяемым.

– То есть как невменяемым? А я тогда для чего корячусь?

– Понятия не имею. Как бы то ни было, Мирко считает, что с тем нулем, который вы крутите в руках, это единственный способ избежать пожизненного заключения.

Я представил себе Скиццо, привязанного к кровати, в окружении белых халатов и масок со зловеще сверкающими инструментами, готовыми сверлить его черепушку.

– Алло, алло, ты еще здесь? – вернул меня к действительности голос Вале. – Или опять впал в один из твоих обычных приступов паранойи?

– Хотел бы посмотреть на тебя на моем месте, – огрызнулся я.

– Кончай давить на жалость, не дождешься. Оставайся таким, какой ты есть, по крайней мере, сойдешь за эксцентричного. Пока, я прощаюсь.

– О\'кей. Ты не против, если я навещу тебя, как только приеду?

Она задумалась, потом ответила:

– Лучше не надо.

Я опешил:

– Почему?

– До тех пор пока тянется эта история, нам лучше не видеться. Ты по уши завяз в ней, а когда ты в таком состоянии, я предпочитаю держаться от тебя подальше.

– Я не слишком ею занят. Работа как всякая любая. Правда, скажем так, немного труднее…

– Можешь вешать лапшу на уши кому хочешь, только не мне. – Она вновь стала жесткой. – Ты что, не помнишь, сколько лет мы знакомы?

– Конечно помню.

В те дни она готовилась к сдаче прокурорского экзамена, и это был настоящий кошмар. Я тотчас же влюбился в нее по уши.

– Хотя это бессмысленный вопрос, ты же никогда ничего не забываешь. Ну так вспомни, ты тогда еще работал на отдел маньяков и был не человек, а какой-то клубок обнаженных нервов: то дрожал от возбуждения, то впадал в депрессию. Я просто не могла выносить общение с тобой! К счастью, ты ушел из отдела, и это прекратилось. Сейчас, мне кажется, ты опять в таком состоянии. Из-за этой гребаной истории, в которую тебе захотелось влезть во что бы то ни стало.

– Мне захотелось? Да я мог бы спокойно обойтись без нее.

– И ты хочешь, чтобы я тебе поверила? Хватит с меня и прежних приступов твоей детективной паранойи!

– По-моему, ты преувеличиваешь.

– Нет! – отрезала она тоном, не терпящим возражения. – Я знаю тебя лучше, чем ты себя, это уж точно.

– Большое спасибо за моральную поддержку.

– Не за что. Полагаю, будет лучше, если мы увидимся, когда вся эта история закончится.

Я вздохнул:

– Будь по-твоему. Тогда хоть думай обо мне иногда.

– Это я тебе обещаю. Я тоже по тебе соскучилась.

Мы положили трубки.

Я просмотрел расписание поездов, которое Компаньон принес с собой. Последний поезд на Милан уходил меньше чем через полчаса, и я поспешил на вокзал, надеясь успеть вскочить в него хотя бы на ходу.

Я подождал, когда поезд отъедет, чтобы позвонить Кастеллини, моему другу – римскому издателю. Чтобы никто не помешал мне разговаривать с ним, я заперся в туалете и достал мобильник. Даже представить не могу, как до сих пор без него обходился. Дома он мне не нужен, там обычный городской телефон.

– Слушаю! – проорал голос в трубке на фоне дикой какофонии, в которой едва различались голоса и громкая музыка. Мне кажется, я даже узнал мелодию музыкальной заставки «UFO Robot».

– Это Сандроне. Ты где находишься? – закричал я в трубку.

– На празднике жуткого отребья! Ловлю кайф от этого бардака!

Толпа хором что-то скандировала.

– Найди местечко потише, мне нужно с тобой поговорить!

– Подожди! – Я услышал звук его шагов, музыка становилась все тише. – Вот, я заперся в сортире.

– Какое совпадение! Я тоже. Где это ты?

– На вечеринке. Пляшем под музыку из мультяшек, словно стая обезьян. В следующий раз, когда ты приедешь в Рим, организуем такую же в твою честь.

– Альберто, тебе уже почти сороковник! Тебе не кажется, что прошло время вести себя как идиот?

– Ни хрена ты не понимаешь. Здесь полно телок, сегодня вечером одна из них моя. Если бы ты перезвонил мне в другой раз, я был бы тебе очень признателен. Только что закадрил одну классную блондинку, и, если кто-нибудь уведет ее в мое отсутствие, я при встрече сверну тебе шею приемом карате. Я тебе говорил, что начал заниматься карате?

– Плевать мне на твоих баб, Альберто, поговорим серьезно. Итак, сколько услуг ты мне должен?

– Да ни одной!

– Я сейчас приеду и переломаю тебе ноги, каратист недоделанный!

– Ладно, ладно, с десяток. Чего ты от меня хочешь?

– Тебе придется кое-куда подъехать и переговорить с одной семейкой. Мне нужна информация об их пропавшем сыне. И если, что мало вероятно, он вернулся домой, сделай вид, что ничего не случилось, и сразу же перезвони мне.

– А ты к этому каким боком?…

– Долгая история. Надо вытащить одного парня из тюрьмы. Если сынок еще не дал о себе знать, постарайся разузнать, кто его посещал, перед тем как он исчез, и сколько раз он ездил в Милан. Узнай также, нет ли у него девчонки, кто она, где живет. И постарайся раздобыть ее фотографию.

– То есть ты хочешь, чтобы я поработал частным детективом. Мне что-нибудь обломится за это или нет?

– Это услуга за услугу, Альберто! У тебя есть чем записать? Я продиктую фамилию и адрес.

– Подожди. – В трубке послышалась возня. – Я готов, оторвал кусок туалетной бумаги. Диктуй.

Я продиктовал и добавил:

– Только, ради бога, не наломай дров. Дело очень деликатное.

– Буду вежлив, как учитель танцев! Перезвони завтра вечером. А сейчас я побежал, а то уже вышибают дверь.

Связь прервалась. Надеюсь, завтра у него хватит ума надеть приличный костюм.

Я вернулся в свое купе. Заняться было нечем, и я с завистью смотрел на супружескую чету средних лет. Муж и жена, сдвинув головы, похрапывали на кушетке напротив. Я открыл бутылку бренди, которую успел купить в табачной лавке на вокзале, и принялся опустошать ее маленькими глотками, всматриваясь в пейзажи, проносящиеся за окном, и думая о Вале.

Контролер, молодой и симпатичный парень, во второй раз проходя по нашему вагону, принял предложение выпить со мной, и, прихватив бутылку, мы переместились в коридор, принялись приветливо беседовать, как это нередко случается с незнакомыми людьми, которые симпатичны друг другу и знают, что вряд ли когда еще встретятся. Выяснилось, что наши вкусы совпадают в том, что касается научно-фантастических фильмов и боевиков со стрельбой в духе Джона By. Когда поезд начал притормаживать у перрона Центрального вокзала Милана, зазвонил мой телефон. Я извинился перед новым знакомым и побежал в тот же туалет.

– Это Слон. Угадай, кто только что вошел в бар? – сказал он тихо. Я представил себе, как он сидит в машине, согнувшись в три погибели, безуспешно пытаясь сделаться менее заметным.

– Усатый?

– В точку! Но он пришел с двумя дружками.

– Нет ли случайно среди них парня лет двадцати?

– Нет. Им лет по тридцать, и у них отвратительные рожи. Что мне делать?

– Оставайся там и ничего не предпринимай. Сейчас позвоню Алексу, и через полчаса мы оба будем рядом с тобой.

– А если он уйдет раньше? Я не хотел бы торчать здесь еще одну неделю.

– Если выйдет раньше – это плохо. Постарайся запомнить, какая у них машина, и запиши номер. И не вздумай поехать за ними, они тебя сразу засекут. – При мысли о Слоне в роли сыщика, идущего по следу, меня прошиб холодный пот.

– Ладно. Только давайте побыстрее.

И второй раз мне повезло. Видимо, кто-то поставил за меня свечку Мадонне.

Я набрал домашний номер Алекса, к счастью, он оказался дома.

– Мы попали в точку, красавчик!

– Бар?

– Браво! Срочно двигай туда. Я уже еду от Центрального вокзала. – Именно в эту секунду поезд остановился.

– О\'кей. Бегу. Встречаемся напротив бара, на другой стороне улицы?

– Нет, не там. Припаркуйся метрах в трехстах дальше, слева, если смотреть на бар. Но не бери свою машину.

– А чью же?

– Сам смотри. Не хотел бы говорить лишнего по телефону, вспомни только, как ты выходил из положения в былые годы. Подойдет любая машина с вместительным багажником.

Он с лету понял мой намек и сразу поскучнел:

– Ты шутишь?

– Нет, к сожалению. Ситуация чрезвычайная, Алекс, я бы не просил твоей помощи, если бы машина не была нужна позарез.

– Ты же знаешь, я с этим давно завязал. И не хотел бы вновь за это браться.

– Алекс, послушай меня… – торопливо заговорил я, боясь, что он бросит трубку. – Слишком многое поставлено на карту, чтобы деликатничать.

– Это у тебя слишком многое поставлено, не у меня.

– У тебя тоже. Ты же сам сказал, что не отступишься. Что-то изменилось?

– Нет, но у всего есть предел. И не дави на меня!

– Мне необходима твоя помощь, – настаивал я. – На этот раз мне в одиночку не справиться. Это вынужденная мера.

– Ты понимаешь, как я рискую?

– Да, но я доверяю твоей осмотрительности и твоему опыту. Если увидишь, что дело невыполнимое, отступись. Но если есть хотя бы один шанс…

– Ладно, сделаю. До встречи. – И он положил трубку.

Я чувствовал себя законченной сволочью и тоскливо сидел в туалете, пока меня оттуда не выгнал пришедший уборщик.

Выйдя из вагона и шагая к стоянке такси, я набрал номер телефона, который оставил мой Компаньон. На другом конце линии обнаружил парочку персон, которые были счастливы оказать мне помощь.




3


– Который час? – спросил Слон, зевнув во весь рот.

Я нажал кнопку освещения циферблата на своих ручных часах:

– Половина второго. Что-то Усатый не очень торопится покинуть бар.

На другой стороне улицы ярко светились витрины бара «Чинечита», но мне не удавалось разглядеть, что происходит внутри. Мы припарковались довольно далеко от бара, вышли из машины и, не сводя с него глаз, делали вид, что увлечены беседой.

В ста метрах от нас остановились и закурили двое моих новых помощников. Мы обменялись взглядами, кивнули друг другу. Я надеялся, что они не забыли, что им делать.

Слон посмотрел на них с подозрением:

– Ты уверен, что это они?

– Они-они.

– Серьезные ребята, – сказал он и опять зевнул.

Алекса пока я не видел, но был уверен, что знаю, чем он сейчас занят. Старина Алекс… Мне надо бы купить ему подарок, чтобы загладить вину. Я вспомнил о видеомагнитофоне и сидиплеере, которые стянул из дома Гардони. Компаньон написал мне, что спрятал их за подвесным потолком подвала нашего многоквартирного дома, рядом с отопительной трубой, в ожидании моего решения, что с ними делать дальше. Может, подарить их Алексу? Хотя нет, этот моралист не обрадуется краденым вещам.

Я заметил какое-то шевеление за витриной бара, и в дверях появился Усатый с двумя приятелями.

– Приготовились, – шепнул я Слону.

Щелкнул зажигалкой, подавая знак двум курильщикам, и успел схватить за руку Слона, который уже было дернулся в сторону нашей жертвы. Ноги у меня стали ватными, и засосало в желудке. «Опять ты ввязываешься в авантюру, – сказал я себе. – Хотя одной больше, одной меньше, сейчас это уже не имеет значения».

Троица огляделась по сторонам и не спеша двинулась по бульвару в направлении улицы, где, как я надеялся, поставил машину Алекс. Я не стал проверять это, зная, что, если он решился, обязательно сделает все, как надо.

Мы подождали, пока Усатый со своими спутниками отойдет подальше, и вразвалочку потащились за ними по противоположной стороне улицы. Они шли, не оборачиваясь.

Мои курильщики также перешли через дорогу метрах в ста впереди Усатого. Вдруг они остановились, круто развернулись и побежали ему навстречу. Армейские плащи, в которые они были одеты, скрывали мощное телосложение, а лица, как у бандитов с Дикого Запада, закрывали темные платки, так что виднелись одни глаза. Я, точнее мой Компаньон, хорошо знал этих парней. Это были два брата, самые способные ребята с его курса по выживанию. И самые сговорчивые. Компаньон звал их Молот и Наковальня.

Они неожиданно затормозили перед носом опешившей троицы, остановившейся так резко, что мы со Слоном едва не воткнулись им в спины. Мы тоже прикрыли лица, использовав для этого мою майку, разорванную пополам. В свете машин, проносившихся мимо, я чувствовал себя словно священник на снегу.

Из– за спины Усатого я показал пальцем братьям-костоломам на нашу цель. Кивнув мне, Молот изо всех сил двинул кулаком прямо в физиономию типа, стоявшего слева от Усатого, раньше, чем тот успел среагировать. Удар был сокрушительный, и парень мешком осел на землю. Наковальня, не теряя даром времени, борцовским приемом бросил на асфальт второго спутника Усатого. У них была разница в весе килограммов в двадцать и столько же сантиметров в росте. Несчастный грохнулся спиной и завыл от боли и ужаса, пока Молот не наступил ему ногой на горло, заставив замолчать.

Усатый попытался позвать на помощь, но я не дал ему этого сделать, ударив коленом в солнечное сплетение. Усатый сложился пополам, и мне пришлось подхватить его, чтобы он не воткнулся физиономией в асфальт.

– Вот так-то лучше, – сказал я ему. – Сейчас совершим небольшую прогулку.

Мы со Слоном взяли его за руки и поволокли по улице. Молот и Наковальня присоединились к нам, отставая на пару шагов и оборачиваясь, чтобы убедиться, что пара обработанных ими не нуждается в дальнейшем массаже. Я молил Бога, чтобы те остались живы.

– Еще нужна наша помощь, командир? – спросил Наковальня.

Командир? Надо бы поговорить с Компаньоном: у него мания величия.

– Нет, линяйте отсюда.

– Удачи, командир!

Волоча свой трофей, мы свернули в переулок, где нас должен был ждать Алекс. Усатый, совершенно сбитый с толку, даже не пробовал сопротивляться. Я бросил на него быстрый взгляд: рожа его приобрела цвет бутылочного стекла. Я даже пожалел его слегка.

В переулке не было ни души, и меня на мгновение охватила паника при мысли, что Алекс отказался мне помочь. Нам было бы слишком затруднительно смываться без машины с таким грузом на руках, тем более что я был уверен: другие дружки Усатого из бара уже бросились по нашим следам.

Внезапно в темноте переулка зажглись габаритные огни, и на нас задом стал сдавать пикап. На месте водителя я разглядел силуэт Алекса, который, не оборачиваясь, махал рукой из открытого окна. Дверца багажника пикапа была приоткрыта. Старый добрый Алекс не подвел. Я распахнул дверцу.

– Залазь, идиот! – рыкнул я на Усатого.

– Как вы…

– Давай-давай!

Боль, которой отозвались все мои мышцы, стерла даже намек на чувство вины. Я сунул Усатого головой в багажник и толкнул. Тут он попробовал оказать сопротивление, но с помощью Слона мне удалось закрыть его внутри. В багажнике было достаточно места – от удушья он точно не пострадает.

Мы вскочили в машину, стягивая импровизированные маски.

– Куда едем? – спросил Алекс, не удостаивая меня взглядом.

– В любое безлюдное место. На твой выбор, – ответил я, усаживаясь рядом с ним.

– Тогда за город, в чисто поле. – И он нажал на газ.

Через некоторое время Слон прервал молчание:

– Можно узнать, что ты теперь собираешься делать?

– Немного поболтаем с нашим пассажиром, – ответил я. – Не делать же это посреди улицы, как тебе кажется?

– Да, но это большой риск – разъезжать по городу с человеком в багажнике. У тебя что, совсем крыша съехала? И потом, чья это машина? – Он с подозрением посмотрел на меня. – Уж точно не Алекса.

– Ты что, ничего ему не сказал? – свирепо спросил Алекс.

– Забыл. – Я отвернулся к окну.

– А что он должен был сказать? – Слон просунул голову между спинками кресел.

– Что она украдена, – буркнул я в ответ.

– Украдена? Ты имеешь в виду, что мы разъезжаем по городу на краденой машине с этим типом в багажнике? Да вы оба с ума сошли!

– Все претензии к твоему дружку, – фыркнул Алекс.

– Не могли же мы воспользоваться нашими машинами, – объяснил я терпеливо. – Если б кто-нибудь увидел, как мы схватили Усатого, и заявил об этом, завтра же утром у нас дома была бы полиция.

Тем временем Алекс, не снижая скорости, сворачивал то налево, то направо, сбивая со следа возможных преследователей.

– А может, остановимся?

– А с какой стати должны останавливаться три законопослушных гражданина, катающихся на машине по городу? – усмехнулся я.

– Законопослушные граждане?! С похищенным человеком в багажнике угнанной машины?

– Пока о похищении никто не заявил. Даже если кто-то сделает это, не думаю, что объявят всеобщую тревогу. Полиция шевелится, только если есть точная наводка, а так… И почему мы должны вызывать подозрения? Сиди спокой…

Полицейский автомобиль, сверкая мигалками, пролетел перед самым нашим носом, и я почувствовал, как мой желудок ухнул в башмаки.

Уф, пронесло!

– Ну, ты видел? Никаких проблем!

– Ты душевнобольной, а Алекс еще больший псих, чем ты. И я – конченый идиот, больше, чем вы оба вместе взятые. Тебе в голову не приходило, что этот тип может не иметь никакого отношения к истории с Алисой? Ты хоть на секунду задумался об этом? – не унимался Слон.

Разумеется, я думал об этом. Я думал об этом в течение нескольких часов.

– Да перестань ты! Ты что, не знал, что мы собираемся сделать? – взорвался я, не найдя аргументов.

– Да, но… то есть… не такое. Это же черт знает что!

Алекс, решивший, видимо, не принимать участия в нашей дискуссии, продолжал молча вести машину, увозя нас все дальше от города. Скоро мы были уже на грунтовой дороге. Через полчаса Милан остался у нас за спиной. Дорога закончилась на задворках полуразрушенной фермы, скрытой от взглядов деревьями и кустарником. Алекс выключил фары, и теперь одна лишь луна освещала окрестности. Мы еще немного попрыгали на ухабах, объезжая развалины, затем Алекс остановил машину.

– Закройте физиономии, – пробурчал он, открывая дверцу.

Мы со Слоном натянули свои повязки, а Алекс достал из-под сиденья бейсболку с козырьком и фонарь, который протянул мне. Судя по всему, детство он провел среди бойскаутов с их девизом «Будь готов ко всему!»

– Ладно, давайте с ним потолкуем. – Я открыл багажник.

Усатый смотрел на нас, полуживой от ужаса.

– Вылазь! Побыстрее! – приказал я.

Он, дергаясь всем телом, перекатился на бок, и мне самому пришлось вытащить его из багажника. Физиономия у него распухла, должно быть, в результате нашей встречи в двух шагах от «Леонкавалло». Да и тщедушной фигурой и формой головы он очень походил на того, которого я сбил с ног, убегая от нападавших.

– Не убивайте меня, пожалуйста. Все, что хотите…

– Заткнись! – рявкнул я. В свете фонаря я оглядел этого крутого парня, наложившего в штаны от страха, и меня затошнило от отвращения. Я подумал об Алисе, потом о синяках, которые заработал, втянувшись в эту историю, и все напряжение и злость на него куда-то пропали.

Я постарался придать голосу подходящую к ситуации жесткость:

– Ты видишь, где мы находимся, Усатый? Это уединенное местечко, здесь никого не бывает даже днем, а уж тем более ночью. Мы здесь одни. Не хотел бы я оказаться на твоем месте, по правде говоря.

– Я не понимаю… – Его глаза перебегали с меня на моих друзей, замерших за моей спиной. Три фигуры из ночного кошмара.

– Поймешь, не беспокойся. – Я сильно толкнул его в грудь. – Скажи-ка, ты хочешь вернуться домой живым и здоровым? Или нет?

Губы у него затряслись так сильно, что я не расслышал ответа.

– Что? – заорал я.

– Да, да, ради бога… – Он на шаг отступил назад, к машине, и медленно сполз по ней на землю.

– Отлично. Тогда, значит, ты готов ответить на мои вопросы?

– Да.

– Откровенно?

– Да! Да! – выдохнул он.

– Отлично, Джорджио. Тебя ведь зовут Джорджио?

– Да.

– Тогда покажи-ка свои документы, Джорджио.

Он сунул руку в задний карман и протянул засаленный бумажник. Я справился с удостоверением личности: именно это имя мне назвали в «Леонкавалло». Профессиональным бандитом он точно не был.

– Ты в последнее время частенько бывал в «Леонкавалло», не так ли?

– Да.

– В пятницу вечером тоже?

Он что-то пробормотал.

– Не понял!

– Да.

– Громче!

– Да, был.

– Но тебя интересовала вовсе не политика, ведь так?

Он согласно покивал головой.

– И ты не был безработным, ищущим компании… Ты кто по профессии?

– Электрик. У меня собственная маленькая фирма.

– Зачем же ты ходил в «Леонкавалло»? Ты кого-то там подкарауливал, правильно?

Очередное «да» прозвучало еще тише, чем предыдущие. Этот герой явно боялся, что его вот-вот начнут бить.

– Ты ждал человека, чтобы раскроить ему башку. И для этого собрал целую банду. Я прав?

Это был момент истины, и я заметил, как у Усатого перехватило дыхание.

Он скрючился еще сильнее, потом чуть слышно произнес:

– Нет.

У меня пошла кругом голова.

– Ах «нет»! – заорал я. – Ты что, хочешь, чтобы я поджарил тебе пятки паяльной лампой?

– Нет, прошу тебя, нет. Это была не моя идея! – В его голосе зазвучали истерические нотки. – Ведь это ты… это тебя мы должны были избить, правда? Ты! Это не я придумал, клянусь тебе. Нас заставили! Не бей меня! – Он заплакал.

Я подумал о мертвой Алисе, потом о себе: меня избили какие-то сволочи и к тому же прессует Феролли. Моя рука двинулась сама собой. Я положил ее на плечо этого слюнтяя.

– Тихо, уймись! Никто не собирается тебя бить. И это был не я, мы с тобой вообще никогда не встречались. Договорились?

Он вытер слезы рукой:

– Да, да, прости. Я ошибся, прости.

– Ну и отлично, начнем с начала. Я вижу, ты не из тех, для кого такое – привычное дело. Скажи мне, зачем тогда ты за это взялся?

– Я боялся. – Его голос потерял всякие краски. – Если б расследование по делу Алисы Гардони продолжилось, могла бы всплыть вся эта история.

– Какая история?

– Что Алиса… – Он замялся.

– Что Алиса занималась проституцией?

– Да.

– И что ты был одним из клиентов Блондина.

– Да. Я же не знал, что Алиса… еще несовершеннолетняя.

– Кому ты это заливаешь, а? Скажи, остальные члены твоей бойцовской команды тоже спали с Алисой?

– Да.

– Это твои дружки?

– Нет, я несколько раз видел их в баре. Мы встретились позже.

– Позже чего? После того как Алиса была убита?

– Да.

Послышалось пение какой-то ночной птицы. Я попытался определить ее по голосу, но мне не удалось. Глаза различали во тьме только кустарники и деревья. За моей спиной, сидя на обломке стены, курили Алекс и Слон. Второй раз за последний месяц мне смертельно захотелось закурить, чего со мной не случалось уже много лет.

Я с силой потряс головой, отгоняя это желание, и спросил:

– Итак, все клиенты Блондина собрались в баре… С какой целью?

Усатый съежился:

– Это не мы придумали. Нас всех шантажировали.

– Шантажировали? – удивился я. Диалог принял неожиданный оборот. Моя половинка мозга напряглась, стараясь оценить новую информацию. – После смерти Алисы, ты хочешь сказать?

– Нет, все началось за три месяца до этого. Какой-то тип позвонил мне домой и сказал, что ему известно обо мне и малолетке, которую я якобы обесчестил. – Он шмыгнул носом. – Сказал, что у него есть доказательства, и предложил подумать, что со мной может случиться, если об этом станет известно хотя бы моей жене, не говоря уже о полиции.

– Раньше надо было думать, что творишь. И что было дальше?

– Он предложил встретиться с ним.

– В «Чинечите»?

– Нет, на улице. Вечером, в машине. Назвал место, куда я должен был прийти. Сам он явился чуть позже и потребовал с меня пятьдесят миллионов лир.

– Ты отдал ему деньги?

– А что мне оставалось делать? – ответил Усатый совсем убитым голосом. – Он заявил, что я могу себе это позволить, но он ошибался. Мне пришлось влезть в долги.

– Тому, кто тебя шантажировал, лет двадцать, верно?

Он покачал головой:

– Нет, он намного старше.

Я расстроился:

– Ты уверен? Или собираешься вешать мне лапшу на уши?

– Клянусь, я говорю правду. Тому, о ком мы говорим, лет пятьдесят.

Стало быть, с ним встречался не Рене. Сколько же еще народу замешано в этом деле?

– Так кто же это был?

– Я его никогда прежде не видел, и он не назвал своего имени. Крупный мужчина, усатый, с темными волосами. И у него с собой был пистолет. Когда мы в первый раз встретились, он приставил его мне ко лбу и пообещал пристрелить, если я расскажу кому-нибудь о нем. Сказал, чтобы я даже и не пытался донести на него, потому что ему об этом сразу же станет известно: у него полно друзей в полиции. Я и остальные прозвали его Терроне, _[3]_ потому что, судя по выговору, он с Юга. Мы все его боялись.

Кто же это мог быть, что за хрен? Я перебирал в памяти людей, крутившихся вокруг Алисы или ее семьи. Может, кто-то из гостей, не попавший в поле моего зрения?

– Значит, этот самый Терроне тебя шантажировал, ты ему заплатил, понадеявшись, что на этом все закончится. А потом ты узнал об убийстве Алисы и вновь испугался.

Он почесал нос:

– Я и понятия не имел, что девчонка Блондина и есть та самая, которую убили. Она говорила, что ее зовут Сюзанна, и я даже ее не узнал, когда увидел фотографию в газете. Мне об этом стало известно от Терроне. – Теперь он торопился выговориться. – После того как Сю… как Алиса была убита, Терроне опять позвонил мне и сказал, что кто-то пытается раскопать эту историю.

– И тогда вы с ним опять встретились?

– Да, на том же месте. На автостоянке около станции метро «Сан-Леонардо». Терроне был вне себя от ярости, видимо, случилось что-то неординарное. Да и выглядел он неважно.

– То есть?

– Должно быть, ему кто-то набил физиономию. Лицо совсем распухло, а нос стал лилового цвета.

Южанин, усы, разбитая физиономия… Образ, уже давно вертевшийся на периферии сознания, внезапно начал обретать плоть, и физиономия с размытыми чертами ухмылялась мне из темноты глубокого колодца… Блям! Вспыхнувшая в моей голове лампочка словно рассеяла туманную дымку, и я отчетливо увидел лицо Николо Гварньери, того самого шофера, на которого наткнулся, спеша за Алисой, и которому от души врезал, приняв его за преступника. Усатый вновь открыл рот, но я жестом остановил его: мне нужно было несколько минут подумать, просматривая фильм, кадр за кадром бежавший перед глазами.

Гварньери преследует бегущую Алису, Гварньери, шофер одного из ее любовников. Слишком много совпадений. Ему наверняка было известно, что сотворил его хозяин с девочкой, и он понял, что на этом можно заработать. К великому сожалению, хозяин заболел и умер раньше, чем Гварньери смог его шантажировать. Он, видно, не спускал с Алисы глаз, стараясь узнать, с кем еще она ложилась в постель, прежде чем занялся своим гнусным делом. Неизвестно, работал ли он в паре с Блондином или действовал в одиночку. Неизвестно также, что могло связывать, если связывало, Гварньери с Рене, который уж точно был заинтересован, чтобы Алиса была жива и здорова, чтобы не потерять источник дохода. Я не находил ответов на эти вопросы, и эйфория от сделанного открытия сошла на нет так же внезапно, как и появилась.

Оставалось выжать все, что возможно, из Усатого, и с помощью наводящих вопросов мне удалось реконструировать дальнейшее развитие ситуации с шантажистом.

По приказу Терроне Усатый встретился с другими его жертвами. С пятью абсолютными болванами, заплатившими высокую цену за порочную слабость к юному телу и теперь готовыми на все, лишь бы это не стало достоянием гласности. Подумать только, Гварньери передал им мою фотографию, снятую несколько лет назад, когда я принимал участие в какой-то демонстрации! Интересно, как я на ней выглядел, размахивающий красным флагом и с развевающейся бородой? Гварньери не врал, говоря, что у него есть хорошие друзья в полиции.

Управляя на расстоянии своими пешками, Гварньери мог быть совершенно уверен, что выведет меня из игры, не вызывая подозрений. Когда бывшую _гориллу_ избивают рядом с социальным центром, первое, что приходит в голову полицейским, – это стычка бандитских группировок, и никто не догадается связать этот факт со смертью Алисы. Если б напавших на меня типов схватила полиция и они заговорили, невозможно было бы выяснить, кто натравил их на меня.

Поэтому Гварньери дал понять пятерке, что лучше всего – подкараулить меня на выходе из «Леонкавалло», где я непременно появлюсь в поисках информации о Скиццо и его последней ночи свободного человека. Глубоко роет мужик! О нем можно сказать что угодно, но он не идиот. К тому же, ему явно везет. Должно быть, он крутился неподалеку от бара «Чинечита», когда мой Компаньон пришел туда в первый раз, и понял, что я наступаю ему на пятки. Компаньон его никогда не видел и поэтому не мог узнать.

– После того, что случилось в пятницу, ты виделся с этим человеком?

– Нет, я – нет. Один из нас, пятерых, с ним встречался, чтобы передать остаток денег. По его словам, Терроне был в ярости. Он сказал, что мы сильно облажались и теперь должны залечь на дно. Мы собрались сегодня, чтобы обсудить, как это сделать.

Что теперь предпримет Гварньери? Будет действовать самостоятельно и выстрелит мне в спину? Или от своих дружков в полиции он уже узнал, что Феролли приказал мне прекратить совать нос в это дело?

Я вздрогнул от сырого воздуха и произнес:

– Ладно, Джорджио, теперь последнее: ты назовешь мне имена всех, кто платил Терроне, всех бывших клиентов Блондина, которых ты знаешь.

– Они убьют меня.

– Не волнуйся, у них и без тебя будет чем заняться.

Он, достав из кармана записную книжку и роясь в ней при свете фонаря, назвал имена, адреса и номера телефонов.

Я напряг память и сохранил в ней список фамилий, которые, как я и ожидал, не имели ничего общего с теми, что назвал Блондин. Терроне, видимо, напугал его гораздо сильнее, чем я.

Я посмотрел на часы: половина четвертого.

– Ладно, Джорджио, сейчас мы уйдем, а ты останешься здесь. И мой тебе совет: забудь о том, что случилось сегодня ночью.

Он сидел, скрючившись, на земле и даже не поднял головы, которую сжимал руками.

– Теперь история с Алисой станет известна всем, да? – спросил он едва слышно.

Я пошел к машине, в которую уже поспешили забраться мои друзья.

– Да, – ответил я. – Скоро взорвется вулкан дерьма. И надеюсь, этого будет достаточно, чтобы снести вас всех на хрен.

Некоторое время мы ехали молча. Повязки и бейсболка были выброшены в окно. Я чувствовал себя выжатым как лимон.

– Сандроне, – прервал тишину Алекс.

– Слушаю.

– Ты узнал то, что хотел?

– Узнал много важного, но… – замялся я, – в этой истории есть кое-что пугающе сложное. Я думал, что нашел убийцу, а оказалось, что вышел только на шантажиста, который может не иметь к убийству никакого отношения, но которому зачем-то нужно вывести меня из игры.

– Ну что же, копай это дело дальше, если хочешь, только теперь без меня. – Он резко вывернул руль, избегая столкновения с мотоциклистом, выскочившим из переулка. – Для меня история на этом заканчивается.

– Понимаю, – вздохнул я и высунул голову в окно, под струю свежего воздуха. За дверцей машины стояла глубокая ночь.

– Нет, ты не понимаешь.

– Хорошо, тогда объясни, – устало согласился я.

– Постараюсь. Как ты помнишь, я всегда тебе помогал, в любых делах, даже самых идиотских. Когда ты охотился на маньяков, когда разыскивал девчонок, сбежавших из дома. Я был вместе с тобой в самых абсурдных и опасных ситуациях, но это потому, что наши действия не переходили… – Правая рука Алекса очертила в воздухе кривую, прежде чем он нашел нужное слово и продолжил: – …границ закона. Это походило на… Словно ты идешь по проволоке со страховкой и не боишься сорваться вниз…

– Какая метафора! Кончай, вечер и так был трудный…

– Я почти закончил. Ты всегда говорил, что тебе не нравятся слишком рискованные дела, что ты стараешься за них не браться, что есть работа и работа.

– И это чистая правда.

– Ничего себе «правда», твою мать! – Он с силой ударил ладонью по приборной панели. За все время нашего знакомства я впервые видел его таким разъяренным. Его обычно бледные щеки налились краской гнева, заметной даже в слабом свете приборов. – Чем то, что делаем мы, отличается от того, чем занимается шантажист? И я имею в виду не только, что мы ведем себя как банда убийц…

– Алекс, ради бога!..

– Да, Сандроне, мы походим на мафиози или полицейских. И если ты этого еще не осознал, бесполезно пытаться тебе что-либо объяснять. – Тон у него был прямо ледяной. – Но это еще наименьшее зло, и я мог бы даже с ним смириться. Больше всего меня бесит, что ты втемную втянул в это дерьмо меня и Слона, наплевав на наше мнение. Ты потребовал, чтобы я украл машину, хорошо зная, чего мне это стоит, ты ничего не сказал заранее Слону о том, что собираешься сделать. Ты нас использовал, как…

– Алекс, послушай меня. Я понимаю твою обиду и очень сожалею, что так получилось. Но признай, в этой хреновой ситуации у меня не было времени на дискуссию…

– Сандроне, – покачал он головой. – Я знаю, что ты это сделал ненамеренно: ты так захвачен расследованием, что даже не заметил, что нарушаешь все правила, которые сам же установил. И поэтому пойми, я больше не участвую в деле. Мне очень жаль тебя, но ты сам себя загнал в эту «хреновую ситуацию».

Я почувствовал, что начинаю раздражаться:

– Не пережимай, Алекс, ты ошибаешься: я никогда не чувствовал себя так хорошо. Больше того, я наконец-то начинаю кое-что соображать.

Он пожал плечами:

– Ты дойдешь до дна и даже не заметишь. И когда эта история закончится, увидишь, в какой ты заднице. Но это твое дело. Главное, что меня рядом уже не будет.

Он взглянул на меня искоса и вновь уставился на дорогу.

– Согласен. Можешь выйти из дела, – устало ответил я.

– И не только я, Слон тоже.

– Ты стал его профсоюзным делегатом?

Услышав свое имя, Слон заерзал на заднем сиденье, собираясь что-то сказать, но Алекс опередил его:

– Слон слишком деликатен, чтобы послать тебя подальше, а ты будешь пользоваться этим, как сделал это сегодня вечером. Поэтому оставь его в покое.

Я посмотрел на Алекса, потом на Слона и сказал:

– Ладно, если вам так хочется… – Отвернулся к окну и стал рассматривать незнакомые улицы города. – Давайте поставим точку в наших отношениях прямо сейчас. Ты можешь высадить меня здесь? Пойду поищу какую-нибудь недорогую гостиницу. Домой мне сейчас лучше не показываться, у Гварньери наверняка есть мой адрес.

Не говоря ни слова, Алекс остановил машину, и я вышел. Некоторое время мы молчали, я – стоя на тротуаре, они – сидя в машине, и глядели друг на друга сквозь открытое окно.

– Езжайте! – взорвался я. – Чего вы ждете! Я не собираюсь снимать перед вами шляпу, не надейтесь.

И долго смотрел, как машина отъезжает все дальше.




4


С раннего утра меня доставали вопли и стоны парочек, трахающихся в соседних комнатах. Их сменилось без преувеличения штук двадцать. Ради всего святого, не вздумай еще раз выбрать гостиницу, где номера сдаются по часам. Они вгоняют меня в уныние. Ванная тоже была – предел мечтаний: в сливном отверстии душа я обнаружил волосы, как минимум, трех различных постояльцев.

В 8.45 позвонил нашей клиентке и коротко пересказал ей факты, полученные от Усатого, опустив детали его поимки. Она не стала задавать вопросы и согласилась сопровождать меня в дом Карапелли.

Приехала за мной на «мерседесе» с мужем за рулем. Синьора Карапелли, несколько удивленная нашим визитом, приняла нас в 9.30. Нет, Гварньери сегодня на работе не появился. Он позвонил утром и сказал, что какой-то его родственник умирает в клинике в Барлетте и он обязательно должен навестить его. Обещал позвонить, как только освободится. Нет, она не перезвонила, чтобы проверить, говорит ли он правду.

Мы заставили ее дать нам его адрес. Он редко пользуется комнатой, которую выделили ему Карапелли. У него своя квартира на улице Альдо Моро. В 10.45 я звонил в дверь Гварньери, никто не ответил. Я этого и ожидал. Решил не проникать в квартиру, а опросить соседей. По словам одного из них, Гварньери сегодня утром очень рано ушел из дома.

Я попросил клиентку высадить меня у моего любимого бара на площади Дуомо, пообещав держать ее в курсе дела. Отговорил ее обращаться к законникам, поскольку у нее нет надежных доказательств, а свидетельства Усатого еще нуждаются в проверке.

В полдень съел легкий завтрак, затем звякнул по телефону Молоту и Наковальне. Они присоединились ко мне в баре в 14.23.

С ними я начал объезжать всех жертв шантажиста из списка Усатого. У меня с собой была фотография Гварньери, которую я позаимствовал в доме Карапелли. Та, что лежит перед тобой, рядом с моей запиской.

Все они были на работе. Все меня узнали. Все сильно задергались и сильно перепугались. Вот перечень моих встреч.

В 15.00 водопроводчик ушел, закрыв мастерскую.

В 15.55 служащий тоже ушел из офиса, сказавшись больным. У него под брючиной, на левом бедре, угадывалась повязка.

В 16.30 владелец кинотеатра стал угрожать мне, что обратится в полицию. А затем принялся умолять, чтобы я оставил его в покое.

В 17.50 механик попытался натравить на нас своих рабочих. Я еле сдержал Молота и Наковальню.

Со всеми я говорил об одном и том же. «Игра пошла в открытую, подумайте, как выйти из положения с наименьшими потерями». Предложил им свое посредничество.

Если они подписывают заявление, что персонаж на фотографии их шантажировал, я берусь уладить их проблему с властями, соврал я.

Механик и служащий подписали.

Заявления перед тобой.

Никто из них не знает парня по имени Рене, но все признали Гварньери на фотографии.

В 19.00 я оставил Молота и Наковальню в баре. Мне не хватало Алекса и Слона, но они по-своему правы.

Не пей много.

Я дочитал записку и допил вторую бутылку пива почти одновременно. Поставил пустую бутылку рядом с фотографией, на которой молодой Гварньери, сияя улыбкой, опирался на сверкающий «ягуар». С другой стороны возле автомобиля стоял человек с искривленным носом. Он тоже улыбался. Мир его праху.

Я дал знак «пингвину», чтобы он принес третью бутылку. В результате хитроумной операции, которую затевает мой Компаньон, Гварньери ждут огромные неприятности. А вот поможет ли это Скиццо – еще вопрос.

– Мне показалось, ты уснул, – сказал официант, ставя передо мной пиво.

– Никогда не сплю, жалко терять время.

– Счастливый, сколько дел можешь наделать за ночь!

– И ты бы знал каких!

Он кивнул и вернулся к своей работе, а я к своим мыслям.

О Рене не знал никто из шантажируемых. Но я был уверен, что он имеет отношение к убийству. Достал из кармана мобильник и набрал номер Кастеллини.

– Кто бы ты ни был, знай, меня ждет отпадная телка, и на тебя у меня времени нет, – выпалила трубка.

– Альберто, это я. В башке уже совсем ничего не осталось, одни девки?

– Ты не умеешь наслаждаться жизнью… Может, позвонишь завтра?

– Заткнись! – Он меня уже достал. – Говори, что ты разузнал?

– Я сделал все, о чем ты просил. Я съездил к семье… Джермани, верно?

– Верно.

– Сначала они не захотели разговаривать со мной, но с моей способностью убеждать и моим…

– Короче!

– В общем, я убедил родителей, что так будет лучше для их парня. Он свалил и до сих пор не дал о себе знать. Работал в какой-то гостинице и смылся оттуда, никого не предупредив. И не подает о себе вестей. Они пошли в полицию, но там заявления не приняли. Говорят, поскольку он несовершеннолетний, надо еще подождать: мало ли куда парнишка мог закатиться. Упреждаю твой вопрос: мне кажется, родные не врут. Они серьезно обеспокоены.

– Что-нибудь о нем разузнал?

– Его родители не очень-то открытые люди. Однако признались, что у него были проблемы с законом.

– Какого рода?

– Они не уточнили, но несколько раз повторили, что речь шла о мелких делишках, подростковых. По их словам, в кутузку он не попадал. Семья бедная, и Рене старался скопить немного денег. Видел бы ты, в каких условиях они живут! Шестеро в одной комнате. Отец – конченый алкаш, и мать с приветом.

– Узнал что-нибудь о его подружке?

– Она тоже исчезла. Как они мне сказали, она жила в Милане, и он, когда мог, ездил к ней. Они не знают, как и где отыскать ее, потому что Рене никогда ни слова о ней не рассказывал. Поскольку и она не давала о себе знать, они решили, что она убежала вместе с ним.

Все детали начали вставать на свои места – я похвалил себя за проницательность.

– Подружку зовут Алиса, правильно?

– Найн, майн фюрер. Ее имя Эвелина. Для друзей Эве. Лет шестнадцать. Просто красотка.

– О\'кей, ладно. Будь уверен, это та самая, которую я ищу, Эве ее зовут или как-то иначе.

– Мне это до лампочки. А девка – загляденье. Сам увидишь на фотографии. Они сфотографировались пару месяцев назад на море. Она смотрится отлично. Немного худенькая, но через пару годков будет что надо.

– Если это та, о которой я говорю, то ей для этого нужно немного похудеть. Слушай, мне эта фотография нужна срочно.

– Уф… ладно, пошлю экспресс-почтой. Не волнуйся, заплачу я, а за это ты прекратишь делать из меня гонца по особым поручениям.

Я на секунду задумался:

– Нет, экспресс-почтой слишком долго. Мне надо получить ее как можно раньше, на это у меня есть причины.

– Рассчитываешь, что я возьму билет на самолет и привезу ее тебе лично? Не надейся!

– Это был бы шикарный жест. Но нет, не стоит. – Мне в голову пришло решение. – Ты ведь издатель, верно?

– Лучший на этой поляне, тебе не говорили?

– Нет. Ты думаешь, я знаком со всеми, у кого мозги не в порядке? Значит так, в твоем офисе наверняка есть сканер – одна из тех штуковин, что преобразует фотографии в цифры…

– Мне уже однажды рассказывали, что такое сканер. И я даже умею им пользоваться. Ну, сканирую я ее, и что дальше?

– Ты пошлешь мне ее электронной почтой. На мой адрес. У тебя есть, чем записать?… Отлично. Пиши: sandrone – собака – ecn.org. Записал?

Я слышал, как он вздыхает.

– Тоска зеленая! Уговорил, речистый, завтра все сделаю, обещаю.

– Альберто, это то же самое, что послать ее почтой. Сделай это сейчас же.

– Совсем сдурел? Ты что, не понял, со мной здесь космическая телка, которая сгорает от нетерпения! – взвыл он.

– Заставь ее смириться и подождать. С твоими способностями это не проблема. Женщинам нравятся властные мужчины… Ты сейчас в своем офисе?

– Да, но…

– Тогда какого хрена ты тратишь время на болтовню? Давай действуй! Я пошлю тебе в знак благодарности пачку презервативов с запахом клубники.

– Тебе известно, что ты самый настоящий козел? – уныло выговорил он.

– Я очень долго тренировался. Будь молодцом, и спасибо. Чао-чао!

Я положил трубку, допил пиво и вышел из бара. На улице было уже темно. Несколько минут я стоял, рассматривая ярко освещенную площадь Дуомо и размышляя, куда бы мне пойти, чтобы принять информацию от Альберто. Домой нельзя, квартиры Алекса, Слона и Вале отпадали, оставалась только Сильвия, ее компьютер имел выход в Интернет.

Вечер подходил к концу, а мне предстояла еще одна встреча. Я давненько ничего не слышал о Патти – гуру зверопанков, представительнице моих экс-клиентов. Пришло время перекинуться с ней парой слов.

Я стал звонить в их берлогу на улице Монтеверди и был приятно удивлен собственным ангельским терпением. Того, кто постоянно снимал (и бросал) трубку, кажется, до икоты развлекала мысль о существовании дяди Пеппино.

– Кто это? – наконец-то услышал я голос Патти. Девушка едва ворочала языком.

– Это дядя Пеппино. Если ты пьяна, я перезвоню тебе в следующий раз.

– Не-ет, какое, к черту, пьяна, – медленно пробормотала она. – Просто я только что проснулась.

– Поздравляю. Нам нужно увидеться. Приведи себя в порядок и подожди меня… – Я назвал бар в ее районе. – Скоро приду, не выпадай в осадок.

– Что значит – приведи себя в порядок? Ты что…

Я положил трубку.

Патти с сердитым лицом ждала меня у дверей бара. По случаю нашей встречи на ней был собачий ошейник с металлическими заклепками, какие надевают обычно на доберманов.

– Почему ты не села за столик и не заказала себе выпить за мой счет? – спросил я удивленно.

– Меня оттуда выгнали. Один придурок завопил, что я порчу ему аппетит своим видом.

– Бывает с некоторыми. Пошли и не беспокойся, ты со мной.

Мы уселись за первый же свободный столик. Официант немедленно вырос рядом:

– Шутим? Ну-ка вон отсюда! Марш!

Он схватил меня за плечи и попытался поднять со стула. Я перехватил его руку, вывернул кисть внутрь, нажимая пальцами на ладонь. Официант взвыл от боли и согнулся до уровня моего лица.

– Послушай, паренек, мне не нравится, когда меня лапают. Постарайся быть любезнее с клиентами, договорились?

Официант мелко затряс головой, по его лицу тек пот.

– Извините, я не хотел вас обидеть, – прохрипел он.

– Вот и хорошо. Тогда прими заказ. И помни, что это твоя обязанность и ты должен обслуживать любых клиентов. Даже тех, кто носит ошейники, как моя подруга. – Я отпустил его и откинулся на стуле.

– Что… что вы будете заказывать? – выдохнул официант, держась от нас на изрядном расстоянии.

– Два пива, гарсон. И советую принести хорошо охлажденного.

Его как ветром сдуло.

– Ну ты и фрукт – полный отпад! Уверена, он побежал звонить в полицию. – Патти наслаждалась покоем.

– Он просто ошибся, я выгляжу достаточно респектабельно. И я не фрукт, поверь. Я в прошлом вышибала и сыт по горло дурным отношением. – Я посмотрел ей в глаза, надеясь, что она трезвее, чем старалась казаться. – При расследовании убийства Алисы всплыл один тип, который, кажется, имеет к нему прямое отношение, но я никак не могу найти никого, кто бы его знал. Его зовут Рене, или Ренато. Он из Рима, ему лет двадцать. Ты никогда с ним не встречалась, может, слышала о нем от Алисы?

Патти надолго задумалась.

– Нет, – сказала она наконец.

– Подумай получше, он наверняка был дружком Алисы.

Официант пришел с нашим пивом и с грохотом поставил его на стол, ожидая, когда я заплачу. Что я и сделал, бросив деньги рядом с кружками.

– Я хорошо подумала, я не дура, – сказала Патти, когда он отошел. Одним глотком она опустошила кружку и рыгнула. – Упс, извини. Я знала всех друзей Алике.

– На всех мне наплевать. Ты даже не вспомнила, что видела Раффаэле.

– Ты что, глухой, братишка? – Она положила ноги на свободный стул, вызвав косые взгляды присутствующих. – Я говорила тебе о друзьях, а Раффаэле просто кусок дерьма.

– Ну-ну, может, и Рене из той же категории?

– Не знаю, может быть. Алике никогда мне о нем не говорила… если только это не…

– Если только не что?

– Если только это не тот самый тип… Однажды Алике мне сказала… Бедная Алике!.. – Патти явно поплыла от пива. – Какая ужасная смерть! Неужели кто-то мог ее убить? Очередное паскудство этого говенного мира… – Я не успел остановить ее, и она заплакала, колотя меня кулачком по плечу.

– Успокойся, успокойся. Согласен, этот мир полное говно. Так что тебе говорила о том типе Алике?

– Говорила, что познакомилась с симпатичным парнем, – шмыгнула она носом.

– И когда это случилось?

Она пожала плечиками:

– Несколько месяцев назад. Не знаю точно когда, но я сразу же подумала, что Скиццо скоро обрастет рогами. Ой, ты только не скажи ничего Скиццо, он такой ревнивый!

– Считай, уже забыл. И больше никогда она тебе не говорила о новом приятеле?

Она опять покачала головой:

– Нет, насколько я помню. Знаешь, обычно, когда мы виделись, рядом с ней был Скиццо. А в таких ситуациях девчонки стараются не ляпнуть лишнего.

Надо же, какая предусмотрительность! Поняв, что от нее больше ничего не узнаю, я предложил Патти еще пива и пошел восвояси.

Сильвия открыла дверь, одетая в свой любимый залатанный комбинезон.

– Ага, явился – не запылился, – приветствовала она меня, проводя в гостиную. – Ну ты и засранец, подбросил мне девицу и сгинул без следа. – Она внимательно оглядела меня. – Если я не ошибаюсь, этих следов на твоей физиономии в прошлый раз не было?

– Не ошибаешься, подруга. Но у меня кровоточит душа, и это намного больнее. – Я рухнул в продавленное кресло, тогда как Сильвия улеглась на ковер.

– Если ты рассчитываешь на мое сочувствие, не надейся. Ты пришел узнать об Амбре?

– Можно и так сказать.

Пока я отсутствовал, Сильвия отыскала родителей девочки и все им объяснила. Они приехали и забрали ее. Хоть одна история закончилась хорошо, подумал я. Но прежде, чем передать им девочку, Сильвия подвергла их допросу третьей степени, и они произвели на нее хорошее впечатление. Амбра, кстати, рассказала, что у нее не было особой причины сбегать из дома, если не считать таковой смертельную провинциальную тоску.

Я хорошо понимал эту девочку, точно так же когда-то поступил и я.

– Они лили слезы, словно два фонтана, ее мать и отец. Совершенно бесплатно дала им несколько полезных советов на тему, как вести себя с созревающими девицами. Надеюсь, они примут их во внимание. Мы договорились через некоторое время созвониться.

– Ты им не рассказала, как проводила время их дочурка?

Она с возмущением посмотрела на меня:

– За кого ты меня принимаешь, дружочек? Это дело самой Амбры. Ей решать, что рассказать, а что нет. Я ей посоветовала излить душу маме, но это оказалось для нее слишком тяжелым делом.

– Могу себе представить… «Ты знаешь, мамочка, пока меня не было дома, я немножко подрабатывала проституцией…» Послушай, мне нужна твоя помощь.

Она широко раскрыла глаза:

– Да неужели, а я справлюсь?

– Кончай придуриваться, ничего серьезного, мне только хотелось бы минут десять посидеть за твоим компьютером.

На все про все мне понадобилось целых полчаса. Я не такой уж продвинутый в общении с этими монстрами с огромным глазом, и мне пришлось изрядно попотеть, прежде чем удалось добраться до своего почтового ящика. В нем находилась еще целая сотня посланий, ожидавших ответа, – результат того, что в последнее время мне было не до электронной почты. В конце концов я докопался до письма Кастеллини. Благословенный Интернет, черт его побери! Как же люди общались до того, как кто-то его изобрел?

Сильвия присела рядом с двумя стаканами джин-тоника. Святая женщина.

– Ты этого не заслуживаешь, но гостеприимство – свято.

Она обвила рукой мою шею и, положив голову мне на плечо, стала разглядывать мой профиль.

– Чем ты занимаешься?

– Хочу увидеть фотографию, которую разыскал мой друг из Рима. На ней должна быть Алиса. Это фото – последний фрагмент моей блестящей сыщицкой работы.

– Черт возьми, это она?

– Ни хрена не разберешь! Ты сколько лет не обновляла программы?

– Не хами. Ты хоть знаешь, сколько стоят новые программы? – Она взяла мышку из моей руки и принялась кликать по каким-то иконкам на рабочем столе компьютера. – Я за всю жизнь не купила ни одной. На фига это надо, когда всегда есть возможность скопировать без проблем любую?

– Но это же незаконно.

– Знаешь, если так рассуждать, то… Смотри, получилось!

На экране четко нарисовались две фигуры в купальных костюмах, нежно прижавшиеся друг к другу. Слева паренек с каштановыми волосами и томным взглядом, худой – дальше некуда. Очевидно, Рене. Справа…

Сильвия потрясла меня за плечо:

– Эй, Сандроне! Ты что, заснул? – Затем, приглядевшись, изменила тон. – Что случилось? Увидел мертвеца?

– Может быть, радость моя, может быть, – очнувшись, ответил я.

Сильвия поднялась, чмокнула меня в висок и пошла собираться: три подружки ждали ее на девичник. Я пообещал оставить ее ключи в почтовом ящике, когда буду уходить.

Фотография, которую прислал Кастеллини, выбила меня из колеи, я чувствовал, что построенная мною конструкция рассыпается в пыль. Таково, наверное, самочувствие шахматиста, заметившего, что посреди турнира меняются правила игры. Или догадавшегося, что на самом деле он правил никогда и не знал.

Только один человек мог помочь мне в этих обстоятельствах – единственный человек на свете, с которым я не мог встретиться никогда. По крайней мере, во плоти.

Я знал, что Сильвия где-то прячет то, что мне сейчас было необходимо: коробку с «опасными» лекарствами. Она боялась держать ее на виду, чтобы какой-нибудь из опекаемых ею несчастных не смог их наглотаться до смерти.

Мысленно извинившись перед Сильвией, я начал шарить в шкафу и довольно быстро под стопкой белья обнаружил деревянную шкатулку, закрытую на замок. Вскрыл замок отверткой. Из десятка пузырьков я выбрал один, в котором находилось очень сильное снотворное. Как я знал, оно, усыпив меня, не помешает свободному полету моего воображения.

В уме я прикинул количество, отсчитал пять таблеток – лошадиная доза, но в моем случае это было то, что надо, высыпал их в рот и запил половиной стакана воды.

В ожидании, когда снадобье подействует, я растянулся на кровати и начал дышать, как предписывал курс подготовки к «ясному сну».

«Ясный сон» – это нечто вроде ясновидения, посещающего каждого человека хотя бы раз в жизни. В подобном сне ты понимаешь, что спишь, но тебе, тем не менее, удается, не просыпаясь, управлять ситуацией, в которой пребываешь.

Тело начало расслабляться.

Самое трудное – вызвать «ясный сон» силой воли. Для этого нужна основательная тренировка психики и знание техники йоги или медитации по системе дзен. Есть люди, которым это не удается, сколько бы они ни пробовали, другие впадают в него только под гипнозом.

Я почувствовал, как стали неметь ноги.

Что касается техники, то для этого случая я разработал собственную, думаю, она действует только потому, что мои шарики крутятся особым образом. Я сконцентрировал внимание на своем мозге, голова закружилась, включилось подсознание, и, хотя я уже спал, я стал видеть.

Я контролировал все, что со мной происходит, был режиссером фильма со спецэффектами. Пристально смотрел на свои руки, пока веки не опустились…

Голова кружилась, руки упали вдоль тела…

Вале и Алиса, забыв о моем присутствии, болтают, сидя за столом в баре на площади Дуомо. Есть что-то ужасно недостоверное в этой сцене, но я не понимаю, что именно.

Пытаюсь заговорить с ними, но замечаю, что мой голос почти неслышен. Словно жужжание мухи или шуршание гусеницы. Девушки продолжают оживленно разговаривать, ветер вздувает их ночные рубашки. Я опускаю взгляд на свои ноги, они босы. Как неловко, думаю я, только бы никто этого не заметил. Однако все, кто проходит мимо, делают замечания по поводу моего вида. Лица прохожих скрыты хирургическими масками.

– Он правда выздоровеет? – спрашивает Алиса.

– Обязательно. Как только у него вырежут все лишнее. Они вскроют череп за ушами, и даже следов не будет заметно, – отвечает моя невеста.

Они же говорят обо мне, соображаю я. Я не хочу, чтобы мне делали операцию. Я боюсь. Вновь пытаюсь заговорить, но теперь уже не ощущаю своих губ.

Официант толкает коляску, груженную пивом. Я надеюсь, что он меня не видит, везет пиво другим клиентам, но он подходит прямо ко мне.

Отворачивает край скатерти, испачканной кровью, и спрашивает:

– Все как обычно, правильно?

Я отрицательно качаю головой.

– Как, ты не хочешь немного погулять? Они уже приготовили иглы, не заставляй меня терять время. Ты же знаешь, что тебе нехорошо. Дай-ка мне ручонку, я помогу тебе подняться.

Я протягиваю руку. Она кажется мне огромной, раздувшейся, словно воздушный шар. Моя рука. Я должен что-то вспомнить…

– Ручонку! – требовательно повторяет официант.

Рука. Я сплю. Сплю. Мне удается вновь обрести губы. Я слышу свой голос:

– Я сплю. Это кошмар. Меня здесь нет. Я сплю.

Пытаюсь почувствовать свое тело, спящее на кровати, и открыть глаза. Сцена теряет глубину, как спектакль на телеэкране. Надо сосредоточиться на переключении каналов, чтобы направить происходящее в верном направлении.

Это сон, но послушный моей воле. Что не в моих силах, так это его прекратить. Словно я отталкиваю набегающую морскую волну рукой. Вода уступает силе моей воли, но затем все равно наплывает на меня.

– Все, покончим с этим, – говорю я. – Алиса мертва. Валентина у себя дома. Я сплю.

Обеих женщин затягивает пелена дыма, клиенты выцветают, официант растекается серым пятном. Я поднимаюсь и иду по площади. Там, куда падает мой взгляд, предметы обретают форму. Я заставляю появиться стены, брусчатку мостовой.

Прохожу сквозь толпу, люди будто сделаны из потрескивающего льда. Напряжением воли я устраняю их голоса и другие звуки.

Тишина.

– Ты где? – зову я.

– Здесь, – слышится слабый голос, как будто за сотни километров от меня.

– Где это «здесь»?

– Здесь.

Голос звучит из глубины собора. Толкаю дверь и вхожу.

В соборе полная темнота. Я делаю усилие и вижу неф, скамьи, алтарь.

– Я тебя не вижу.

– Я здесь, поспеши.

В глубине собора, прямо за главным алтарем, вспыхивает луч света. Фрески на стенах являют собой кадры из фильмов ужасов: Фредди Крюгер сжимает в когтях Мадонну, Джейсон рубит топором апостолов, Ганнибал Лектер мечет дротики в святого Себастьяна.

– Я здесь.

Иду вдоль нефа к алтарю. Сцена теряет краски. Передо мной стол и стулья. На одном из них сидит человек, которого я хорошо знаю. У него мое лицо и мое тело.

Он дает мне знак сесть рядом.

– Привет, Компаньон, – здороваюсь я. – У меня к тебе несколько вопросов.

Он кивает:

– Знаю. Я это понял сразу же, как только ты втянул меня в твой сон. Ты поступил правильно, мне тоже многое нужно тебе рассказать.

В наших солнечных очках отражается бесконечность.

– Сандроне! Черт! Сандроне, просыпайся! – Голос молотом бил в мои перепонки. Я что-то пробормотал. – Сандроне! Ну же!

Я почувствовал, что меня тянут за руку. Веки словно склеились. Губы тоже. Горло пылало.

– Арг…

– Сандроне!

Меня пытались посадить. Я сделал усилие и открыл глаза. В зрачки больно ударил свет. Я вновь зажмурился. Пощечина. Еще одна.

– Аххр, – захрипел я. – Аххр…

Опять открыл глаза. Перед ними все вращалось дикой каруселью. Надо мной склонилось лицо. Сильвия. Я закрыл глаза.

– Со мной все в порядке, – выдавил я. – Дай мне… пару минут, и я приду в себя. – Язык с трудом шевелился, шершавый, как картонный.

– Нет, ты должен встать сейчас же. Я тебе помогу.

Она вцепилась в мои ноги и поставила их на пол. Они показались мне отлитыми из резины. Как и все мое тело.

Попробовал еще раз открыть глаза. На этот раз комната выглядела лучше. Стены стали на свои места. Я почувствовал рвотные позывы, желудок сжал сильный спазм. Но безрезультатно. Потому что все уже вышло раньше. Весь живот был в блевотине.

– Все нормально, – повторил я более твердым голосом. – Сейчас встану.

Я сделал попытку встать и, если бы Сильвия не успела поддержать меня, упал бы навзничь.

– Шагай. Давай, будь молодцом. Шаг, вот, еще один.

Я едва переставлял ноги, пока не начал чувствовать их. Каждый шаг отдавался болью в висках.

– Хватит, Сильвия. Мне уже лучше. Дай я сяду, пожалуйста. – Вонь рвоты обволокла меня.

– Садись на этот стул. Сейчас я вызову врача.

– Нет, нет, мне уже лучше. Видишь, я разговариваю, соображаю. Сейчас приду в себя. – Мозг еще работал в двух измерениях: на дне глаз отражался полумрак собора и луч света над алтарем, а напротив стояла Сильвия и смотрела на меня, как на одного из своих подопечных, с профессиональным интересом.

– Сколько ты их принял? – спросила она.

– Дай подумать… кхм… только две, – соврал я.

– Ты уверен?

– Клянусь.

– Нельзя принимать снотворное с алкоголем, может крыша съехать.

– Да я выпил всего ничего. – Я прилагал огромные усилия, чтобы голос не походил на голоса мультяшных ведьм, но это мне не удавалось. – Слушай, подруга, сядь и не строй из себя занудную мамашу.

Сильвия уселась напротив меня на кровать, выбрав место, каким-то чудом избежавшее моих желудочных извержений.

– Я вернулась домой как раз в тот момент, когда тебя всего крючило и рвало. Ты понимаешь, что мог умереть от удушья, идиот?

– Но этого же не случилось. – Кто-то дятлом долбил мне в темечко. Голова просто раскалывалась от боли.

Тон Сильвии стал мягче:

– Сандро, что-то не так? Ты переживаешь из-за работы? Поговори со мной, я твой друг, черт тебя побери!

Я изгадил ей кровать, она обнаружила меня нажравшимся снотворного, а я не знал, что ей сказать. Все опять поплыло перед глазами, и я вперил взгляд в какую-то точку на стене, пытаясь остановить ускользающую действительность.

– Сильвия, прости меня, но сейчас мне слишком хреново, чтобы говорить. Пожалуйста. Позволь мне принять душ, потом я объясню тебе все. Правда.

– Иди. Я дам тебе переодеться. Только потом поговорим обязательно.

После душа, натянув чистую рубашку, я почувствовал себя мерзавцем, то есть намного лучше. И мне даже удалось сварганить для Сильвии историю, которая едва стояла на ногах и вообще, по-моему, выглядела идиотской.

Она, конечно же, мне не поверила, но мой мозг еще не заработал на всю катушку, и я был не в состоянии придумать ничего более пристойного. Ограничился тем, что, приведя в норму простейшие функции организма, словно заевшая пластинка, повторял инструкции, полученные от Компаньона.

Контроль над ситуацией теперь перешел в его руки. Все мои блестящие умозаключения, согласно его оценке, оказались полным бредом, а у меня не осталось ни капли сил, чтобы оспорить это. Мне оставалось только пасть к его ногам и просить совета. Конечно же, он прав, потому что разбирается в жизни лучше меня, не отвлекается на банальности типа человеческих чувств, не комплексует по поводу зла и добра и не ломает голову над тем, что правильно, а что ошибочно.

Все происходящее представляется моему Компаньону просто суммой событий. Он смотрит на мир, словно энтомолог на насекомое через лупу, – с любопытством, но бесстрастно. Никаких грез, только факты. Отлично, командуйте, мистер Спок. _[4]_ Вероятно, под действием снотворного, которое еще гуляло в моей крови, или, может, из-за странного состояния между сном и бодрствованием какая-то пружина внутри меня ослабла, и я был рад пассивно следовать за своей копией, не совершая больше никаких глупостей.

Отныне, какую бы хреновину я ни учудил, все претензии к моему Компаньону. Я в отпуске. Офис закрыт. Абонент, вызываемый вами, в настоящий момент недоступен.

В четыре утра я покинул квартиру Сильвии, звонком подняв с постели мою клиентку. В этот ранний час чертова Старуха была в отличной форме.




5


– Побойтесь бога, сейчас только пять утра, – канючила графиня Карапелли, сидя в роскошном кресле в стиле Людовика XV. – Чего еще вам рассказать о Николо?

– Августа, прекрати строить из себя невинного ребенка. – Вот уже четверть часа Роза Гардони пыталась убедить свою подругу быть откровенной с нами и начала терять терпение.

А я тем временем, из последних сил держась на ногах, дышал по разработанной мною методике, стараясь не упасть со стула. Я до сих пор чувствовал себя отвратительно.

– Мы подняли тебя в такую рань, потому что это очень важно. Речь идет об убийстве моей внучки, не забыла? – тоном тюремной надзирательницы осведомилась Старуха.

– Я понимаю, Роза. Мне очень жаль, но я-то тут при чем?…

– Ты ни при чем, – ответила Старушенция строго. – Но твой шофер – очень даже при чем. Мне нужно, чтобы ты ответила на вопросы синьора Дациери. Прямо сейчас.

– А нельзя перенести на завтра? Если я не высплюсь, я буду чувствовать себя разбитой весь день.

– Ты уже проснулась, Августа. А мы должны знать все немедленно.

– Я… Ну ладно тогда… – Графиня шмыгнула носом.

– Синьора… извините, графиня Карапелли. – Голос мой противно скрежетал. Я прокашлялся, чтобы прочистить горло. Оно отозвалось болью и пламенем, и я решил больше так не делать. – Вы помните ночь, когда Алиса сбежала из дома?

– Как я могу забыть? Это было ужасно, ужасно! – Казалось, она не в состоянии разговаривать, не впадая в пафос, словно актирисульки из телемыла.

– Это было ужасно, вы правы. Вы ведь уехали домой не на своей машине, не так ли?

– Да. Николо плохо себя почувствовал. Его кто-то избил. Я вернулась домой на такси.

– Но именно Николо должен был отвезти вас домой после приема? У вас с ним была такая договоренность?

Я с нетерпением ждал ответа: мой Компаньон считал этот вопрос ключевым. Карапелли же отвечать не спешила, по ее лицу было видно, что она в нерешительности.

– Августа, сейчас не время для вранья! – повысила голос Ведьма.

– Ну… сейчас… я думаю… Да, Николо попросил меня освободить его в этот вечер после полуночи. А если б мне захотелось остаться подольше на празднике, я собиралась вернуться домой на такси. Да, да… мне кажется, мы так с ним условились…

– Однако вы этого не сказали полиции. Почему?

– Я об этом забыла…

– Графиня, пожалуйста, ответьте!.. Это Николо попросил вас сказать неправду?

– Нет, я…

– Августа!

– Роза, господи, я не думала сделать ничего плохого! – Она покусывала носовой платок. – После всего, что случилось, Николо мне сказал, что так будет лучше для всех. Что ему не придется терять кучу времени в полицейском участке, рассказывая, где он был. Тем более что убийцу уже схватили.

Даже слепому было ясно, что для графини ее шофер не просто слуга, – она по уши влюблена в этого красавца-кучера, хотя не признается в том никогда. Особенно себе самой.

– Значит, он вам сказал, что хотел бы уйти по своим делам после полуночи?

– Мне кажется, да. Да, он так сказал. Ему надо было навестить одного своего старого коллегу, после чего он собирался возвратиться ночевать сюда, потому что на следующее утро мы должны были рано выезжать. На восемь утра был назначен сеанс в оздоровительном центре, где я лечусь.

– Стало быть, он сюда вернулся?

– Да. В этом я уверена.

– В котором часу?

– Откуда мне знать? – вскрикнула она. – Вы что думаете, мне больше делать нечего, как шпионить за моим шофером?

– А кто-нибудь в доме может знать? Кто-нибудь из слуг? – настаивал я.

– Понятия не имею. Это так важно?

– Очень.

Проведя быстрый опрос по интерфону, аристократка нашла горничную, которая кое-что вспомнила. Ее комната находится прямо над гаражом, и она всегда просыпается из-за того, что шофер хлопает дверцей автомобиля. В ту ночь Гварньери хлопнул особенно громко. Это было в субботу, чуть позже четырех утра. Горничная была в этом уверена, потому что вынуждена была подняться час спустя, чтобы сделать кое-какие дела. Может, купить свежей рыбы на рынке или начистить серебро.

– Итак, графиня, – строить логические конструкции мне стоило больших усилий, мой мозг продолжал саботаж, – получается, что Николо вернулся сюда в четыре утра, а я его видел уходящим с виллы Гардони в час. Для того чтобы добраться от виллы до вашего дома, нужно максимум полчаса…

– Я не знаю, где он был все это время. Клянусь!

– Будь я на вашем месте, я поинтересовался бы. – Пальцами, которые казались мне разбухшими, как боксерские перчатки, я извлек из кармана карту Ломбардии и с трудом развернул ее на овальном столе. Старуха Гардони нависла над моим плечом. – Стало быть, за полтора часа, не больше, Николо мог проехать на своей машине около ста километров до некоего места и за такое же время успеть вернуться обратно. Это если он ни разу не останавливался. Хотя я так не думаю. Напротив, я уверен, ему было чем заняться по дороге туда.

Карта растекалась по столу мутным пятном. Я потер глаза, и мне удалось разглядеть в углу карты масштабную шкалу. Карандашом, выскальзывавшим из пальцев, я очертил круг, центром которого была вилла Гардони.

– Посмотрите на карту, графиня. В границах круга есть какое-нибудь место, где у вас есть собственность? Ну, смотрите.

– Я ничего не понимаю в картах.

Я вздохнул:

– Это несложно. Видите, это Милан. Это вилла…

Она решилась надеть очки и неуверенно сказала:

– Не знаю… У меня есть старый дом. Где же это… уф… примерно здесь… – Она ткнула пальцем в точку, которая находилась километрах в двадцати от виллы.

– Что это за дом?

– Старый дом моей матери. В нем уже давно никто не живет.

– Гварньери о нем знает?

– Разумеется. Я сейчас его перестраиваю и попросила Николо иногда ездить туда, чтобы наблюдать, как идут работы. Это очень старый дом. Семья моей матери была небогата.

У меня засосало под ложечкой.

– Мы не могли бы туда отправиться?

– Когда вы хотите ехать?

– Прямо сейчас. Это очень важно. Вы согласны, синьора Гардони?

– Я готова, синьор Дациери, – без промедления ответила Старушенция.

Возражения графини она пресекла в одну минуту.

Поездка на такси до загородного дома графини оказалась одним из самых жутких эпизодов моей жизни. Казалось, мне в глотку запихнули арбуз, и на каждом повороте я со страхом прислушивался к своему желудку. Мне было так плохо, что я полностью утратил способность соображать. Я был роботом, которому с большим трудом удавалось имитировать человеческий голос.

Я почти терял сознание, помогая таксисту извлекать из багажника инвалидную коляску и усаживать в него Старуху.

Усадьба в плане являла собой квадрат, окруженный по периметру невысокой каменной стеной. В центре квадрата возвышался фермерский дом – двухэтажное строение, поставленное здесь не менее века назад. К одной из его стен примыкали хлев, обвалившийся дровяной сарай и силосная башня в строительных лесах. Рядом с хлевом замер в ожидании лучших времен покрытый ржавчиной трактор с бороной. Ближе к дому располагались компрессор, бетономешалка, мешки с цементом и известью, поддоны с кирпичом, куча песка.

Я попросил у графини связку ключей, подышал некоторое время по собственной системе и, немного очухавшись, принялся за поиски сам не знаю чего. Старушенцию и хозяйку дома я оставил отдыхать во дворе. На всякий случай я купил у таксиста фонарь, вдруг понадобится, когда буду лазить внутри зданий.

Начал с осмотра останков дровяного сарая, решив оставить жилые помещения на потом. Он был практически пуст, если не считать нескольких сломанных инструментов. Пусто было и в хлеву, внутри уже почти полностью реконструированном. Судя по тому что были убраны кормушки, помещение предназначалось для гостевой столовой.

Маленькая комнатка в углу, которую я принял за кладовую, была закрыта на замок. Я попробовал все ключи, но ни один не подошел.

Ну что ж, мне не привыкать вышибать двери. Я огляделся по сторонам и нашел у стены кусок трубы, который и использовал как молоток, рискуя отбить себе пальцы. Каждый удар отдавался набатом у меня в висках. Четвертый из них решил дело – замок сломался.

Я открыл дверь и очутился в комнате четыре на четыре метра, без окон. В свете фонаря разглядел несколько ящиков с какими-то железяками, все было покрыто толстым слоем пыли. Поводил фонарем вокруг, но не увидел ничего интересного. Постучал кулаком по оштукатуренной стене – никаких пустот, затем, тяжело дыша, уселся на один из ящиков, закинув ногу на ногу. Что-то блеснуло на башмаке. Я посветил и увидел, что в его резиновую подошву воткнулось маленькое серебристое колечко. Я выдернул его. Это была сломанная женская сережка.

Я вышел из хлева, чтобы вернуться к женщинам, но остановился. Они явно ссорились: до меня донеслись истерические вскрики графини, хотя слов было не разобрать.

Роза Гардони невозмутимо сидела на своем драндулете и не дрогнула, даже когда графиня схватила ее за плечи и начала трясти. Старуха ограничилась тем, что ударила ее по рукам своим длинным мундштуком, отчего та с рыданиями отскочила к стене дома. Я решил, что пора подойти.

– О чем шумим? – спросил я мою Ведьму.

Она зарядила мундштук очередной сигаретой и сунула свое оружие в рот.

– Я только поведала бедной графине кое-что о ее муже. Пришло время открыть ей глаза на этого типа. – Затем обратилась к Августе: – Веди себя как взрослая женщина хоть раз в жизни! Сейчас есть вещи поважнее, чем твои чувства.

Плакучая ива в человеческом облике повернулась ко мне:

– То, что мне рассказала Роза, правда?

Я пожал плечами. Меня тоже мало волновали ее чувства, и все-таки стало ее немного жалко.

– Полагаю, да. Но не стоит так рвать свое сердце, все это дела давно минувших дней. – И я отвернулся к моей клиентке. – Посмотрите на это, – протянул я ей сережку.

Она внимательно ее осмотрела:

– Вы думаете, это Алисы?

Сообразительная старушка. Как обычно, ей не требовалось никаких пояснений.

– Не могу сказать с уверенностью, но можно предположить. Возьмите это с собой. Если будет необходимо, мы попробуем сделать анализ ДНК. На сережке могли остаться фрагменты кожи.

Она аккуратно завернула сережку в носовой платок и положила его в сумочку.

– Но как Алиса могла оказаться здесь? Не понимаю.

– Я тоже. Пока у меня нет ответа. Давайте покопаемся еще немного. Посмотрим, что там, в доме. Проводите меня, графиня.

Работы внутри дома были далеки от завершения, и конца им не было видно. Штукатурка со стен сбита, потолок перечеркивали обнаженные балки, в окнах отсутствовали рамы, в углу громоздились бухты электрических проводов, а вдоль стен в ожидании монтажа лежали водопроводные трубы.

Подсвечивая путь фонарем, я поднялся по лестнице. Верхний этаж был точно в таком же состоянии, что и нижний: полный разор и работы в разгаре. Искать здесь было нечего, и я воспользовался этим, чтобы посидеть несколько минут в одиночестве, восстанавливая дыхание.

Действие снотворного подошло к концу, но я продолжал ощущать себя словно старый башмак, пожеванный собакой. Ни одна самая жуткая пьянка не оказывала на меня такого убийственного эффекта.

С трудом поднявшись, я, минуя нижний этаж, где Роза Гардони со свирепым лицом утешала залитую слезами вдовушку, начал спускаться по лестнице в полуподвал.

Предназначавшийся когда-то для хранения вина, сейчас он походил на сельскую таверну. Работы здесь были полностью завершены, особенно здорово смотрелся пол из терракоты.

Здесь я тоже не увидел ничего интересного и понял, что зашел в тупик. Что мне теперь делать? Инструкции моего Компаньона были определенными: искать здесь, но этим и ограничивались.

– Поезжай к Карапелли, – сказал он. – Постарайся понять, в какое время туда вернулся Гварньери, и поломай голову над его возможными перемещениями. Изучи карту. Если выяснится, что есть какое-то место, которое привлечет твое внимание и куда по времени Гварньери мог бы наведаться, поезжай туда и хорошо его осмотри.

До сих пор Компаньон был во всем прав. Однако как быть сейчас?

Я вновь поднялся на первый этаж, ломая голову в поисках ответа.

– Синьора графиня, кто, кроме Гварньери, приезжал сюда в последнее время?

Карапелли задумалась:

– Понятия не имею. Я здесь редко бываю. Всегда посылала Ника… Николо… – Ее голос прервался, но, слава богу, на этот раз она удержалась от слез. – Он проверял, как идут дела. Приезжали только рабочие, думаю…

– Они еще у вас работают?

– Да. Скоро подъедут.

Я посмотрел на часы. Шесть утра. Даже самые усердные работяги бергамцы начинают гнуть спину не раньше половины восьмого.

– Хорошо, придется их подождать.

Карапелли приуныла:

– Я больше не могу. Прошу вас, позвольте мне вернуться домой.

Я отрицательно покачал головой:

– Потерпите, мы почти у цели. Если желаете, можете расположиться под деревом. А я пока посижу на втором этаже, мне надо немного подумать, хотелось бы, чтобы мне не мешали сосредоточиться.

Я поднялся по лестнице, чувствуя спиной ее ненавидящий взгляд. Вошел в будущую ванную, закрыл дверь, уселся на запыленный унитаз и принялся писать записку моему Компаньону. Закончив, закрыл глаза в ожидании блаженного забвения. Теперь твоя очередь, дружок, подумал я. Включай свою интуицию, и пусть все идет как должно, только давай скорее покончим с этим.

– Хотите кофе?

Я вздрогнул:

– Что?

Надо мной склонился человек лет пятидесяти – каменщик в комбинезоне.

– Кофе хотите? У меня еще есть немного в термосе. Это поможет вам взбодриться. – Он улыбнулся, отряхивая пыль с рук. – Мы делаем все, как вы велели: уже сняли терракоту с пола и начали копать. Только что. Если все делать заново, обойдется в кучу денег. Но раз графиня так решила… Только я не понял, а что мы ищем?… – Он вопросительно посмотрел на меня. – Что-то серьезное?

Я потряс головой и посмотрел на часы: прошло много времени. Я огляделся, теперь я находился не в ванной, а сидел на одной из ступенек лестницы, ведущей на второй этаж. Подо мной, перекрывая голоса рабочих, грохотал отбойный молоток.

Каменщик все еще ждал ответа.

– Нет, ничего особенного, – улыбнулся я ему. – От кофе я не откажусь, спасибо. Вы сказали, что уже сняли слой плитки? Вы имеете в виду пол в таверне?

– Да. – Он протянул мне пластиковый стаканчик, наполненный теплой жидкостью.

Хоть бы они на этом остановились, а не снесли весь дом целиком, подумал я. Надеюсь, мой Компаньон знает, что творит. У меня не было другого выбора, как только довериться его интуиции.

На часах было четыре вечера, это значит, Компаньон действовал около десяти часов. К счастью, сейчас я чувствовал себя намного лучше, хотя голова еще оставалась ватной. Я порылся в карманах в поисках записки от Компаньона и нашел ее во внутреннем кармане плаща. Первая фраза была: _«Мы_у_цели»_. Неплохо.

Когда мой Компаньон проснулся, он дождался рабочих и от них узнал, что пол был переложен около месяца назад. До этого здесь была только утрамбованная земля, на которую они положили слой бетона, а уже на него терракотовую плитку. Тогда он распорядился снять ее, вызвав приступ истерики у хозяйки дома, и только вмешательство нашей клиентки вынудило несчастную графиню согласиться. После чего ее, всю в слезах, отправили домой, чтобы дело не кончилось инфарктом. Роза Гардони осталась ожидать результатов.

Она не задала ни одного вопроса ни мне, ни моему Компаньону, для чего все это делается. Видимо, раз и навсегда решила для себя доверять нам, пока не появится повода в нас усомниться.

Если я прав, а я, несомненно, прав, – писал мой самонадеянный Компаньон, – по завершении работы у тебя в руках будет побольше информации об Эве. Кастеллини не вдавался в подробности, да и ты отнесся к этому, как всегда, небрежно, посчитав, что речь идет всего-навсего о другом имени, каким назвала себя Алиса. Ты не обратил внимания на слова родителей Рене, которые сказали, что Эве работала уборщицей в одном из спортивных залов Милана. И тогда я, потратив кучу времени, отыскал неподалеку бар, где были телефон и телефонная книга, и принялся обзванивать все спортзалы, которые в ней нашлись. В пятнадцатом по счету подтвердили, что Эве действительно работала у них, но полтора месяца назад уволилась. Через полчаса, изменив голос, я перезвонил туда и справился о Николо Гварньери. Это наш постоянный клиент, ответили мне. Как видишь, все сходится. Но рекомендую тебе: перед тем как навестить семейство Гардони, а я знаю, что ты туда пойдешь, обязательно предупреди полицию.

У меня не было времени подумать над смыслом записки, потому что по лестнице взбежал мой знакомый рабочий, по лицу которого я понял: что-то случилось.

– Синьор Дациери! Быстрее, идите за мной, бегом! – задыхаясь, крикнул он.

Я понесся вниз, перепрыгивая через три ступеньки, а он продолжал говорить на бегу:

– Мы рыли яму, как вы распорядились. И один рабочий наткнулся на что-то лопатой. Он сначала подумал, что это корень дерева, но…

Мы вбежали в подвал, который сейчас меньше всего напоминал роскошную таверну, какой был всего несколько часов назад. Плитка исчезла, вдоль стен лежали куски бетона. Земля была разрыта в нескольких местах, и около одной из ям столпилась кучка возбужденных рабочих, среди которых только Старуха выделялась своей невозмутимостью.

Я протолкнулся сквозь толпу и встал на колени над ямой.

На глубине приблизительно двадцати сантиметров в ней торчало что-то похожее на обломок дерева, высушенного солнцем. Я пригляделся.

Это была рука, точнее то, что от нее осталось после пребывания в негашеной извести.

– Вы это надеялись найти, не так ли, синьор Дациери? – услышал я голос моей клиентки.

Я не мог произнести ни слова. Все фрагменты пазла наконец-то встали на свои места. Как и предсказывал мой Компаньон. У меня закружилась голова от увиденного.

– Да, – с усилием выдавил я.

– Кто это?

– Там внизу паренек по имени Рене или девушка по имени Эве. Или оба.




6


Каменщик, который угостил меня кофе, вел громыхающий железом фургон со мной и моей клиенткой на борту в сторону города. Мы не стали дожидаться полицейских.

Сидя рядом с водителем, я повернулся к грузовому отсеку, чтобы посмотреть, как там моя ядовитая Старушенция. Я опасался, как бы она, подскакивая на каждом ухабе, не рассыпалась в прах. Напрасные страхи. Старуха, с решительным видом вцепившись в ручку дверцы, крепко сидела в своем кресле на колесиках.

Мои попытки уговорить ее остаться в усадьбе оказались напрасными. Ее не убедила даже апелляция к здравому смыслу – один из нас двоих должен присутствовать при извлечении останков на свет божий.

– Синьор Дациери, – сказала она мне, когда я уже садился в фургон, – я до сих пор следовала вашим указаниям, даже когда вы пожелали разобрать пол, не удосужившись сказать мне зачем. А сейчас, поскольку вы так куда-то спешите, я желаю поехать вместе с вами.

Я задумался, как бы ее отговорить, но не нашел убедительных доводов.

– Я должен поехать к вашему сыну, синьора. Будет лучше, если я отправлюсь туда один.

– Это почему же, объясните? Без меня они вас ни за что не впустят в дом, можете быть уверены. Я позвоню им и предупрежу, что сейчас приеду.

– Воля ваша, но эта встреча будет малоприятной.

– А до сих пор в этой истории было что-нибудь приятное? – Концом мундштука она постучала по моей груди. – Вы работаете на меня, если вы забыли.

На этом дискуссия была закрыта, и должен признаться, что я уже начал привыкать к ее постоянному присутствию, которое меня ничуть не раздражало.

Каменщик влетел колесом в яму и чуть не расквасил нос о лобовое стекло. Он вел машину на максимальной скорости, выжимая из нее все, на что она была способна, потому что торопился вернуться назад и присутствовать при полицейских хлопотах с сиренами, мигалками и прочей дребеденью.

_«Предупреди_полицию»,_ – написал мой Компаньон. Это была прекрасная идея, но, сколько я ни пытался, мой палец отказывался набирать телефонный номер Феролли. Плюнув, я взял и позвонил Даниэле Дзуккеро. Я еще не знал, что скажу ему, и, когда мне ответил автоответчик, оставил ему бестолковое сообщение. Хуже некуда.

В шесть часов вечера мы прибыли на улицу Тибальди, и фургон стартовал, визжа покрышками, едва мы его покинули. Старуха жала на звонок до тех пор, пока горничная, шаркая туфлями, не открыла нам дверь.

Супруги ожидали в гостиной, сидя на диване. Увидев меня, они вскочили на ноги.

– Мама! – вскричал Гардони. – Что ты делаешь в компании этого типа? Ты представления не имеешь, кто он такой!

Его жена побледнела и в ярости ткнула сигарету, которую курила, в бронзовую пепельницу в форме сирены.

– Роза, – тяжело задышала она, – это твое дело – водиться с этим мерзавцем или нет, но в нашем доме мы не желаем его видеть, поэтому выгони его вон.

Моя клиентка сделал жест, каким отгоняют назойливую муху. Я заметил, что она очень устала, еще больше, чем я.

– Хватит городить чепуху, – отрезала она. – Синьор Дациери здесь для того, чтобы поговорить с вами, и мне очень интересно послушать, о чем пойдет речь. Поэтому вы должны выслушать его.

– Мама, ты не можешь заставлять нас выслушивать этого типа!

– Это кто тебе сказал? Может, ты намерен выбросить и меня из этого дома? Или ты, Кларетта, хочешь это сделать?

Я положил конец дискуссии:

– Думаю, что эта мелодрама бесперспективна. Никто из вас двоих не в состоянии выгнать меня силой, а вам будет полезно меня выслушать.

– Это почему? – спросила Кларетта Гардони.

– Потому что вы узнаете много интересного о смерти вашей дочери. Или вы не хотите?

– Хотим, естественно, – сказал Гардони жене, усаживаясь на диван. – Пусть выскажется и проваливает.

– Болван! – огрызнулась она, усаживаясь рядом.

Я подошел к столу в центре гостиной и оперся на него, чтобы было незаметно, как у меня дрожат ноги.

– Хотел бы быть кратким, но, поскольку здесь присутствует моя клиентка, я сделаю небольшое вступление, чтобы потом не было недоразумений. – Все трое уставились на меня. Я собрался с силами, заметив, что, как только я произнес эту фразу, в моей голове наступило полное прояснение. – В истории с убийством Алисы было много смущавших меня моментов. Прежде всего то, как развивались события в вечер праздника. Что заставило Алису обставить свой побег таким театральным образом, когда она могла сделать это тихо, не привлекая внимания? Для чего она украла пистолет? Почему не предположила, что тот, кто помог ей, подогнав мотоцикл к месту побега, может оказаться убийцей?

– Моя дочь была не в себе в тот вечер! Вы что, этого не заметили? – закричала Кларетта. – Я не намерена больше выслушивать этот бред!

– Нет, напротив, я все хорошо заметил! И замолчите, наконец! – рявкнул я. Она широко открыла глаза, но подчинилась, а я продолжил почти нормальным голосом: – Все это показалось мне подозрительным, как и необъяснимые внезапные изменения, произошедшие с Алисой. Незадолго до убийства она хотела только одного – сбежать из семьи и жить, как ей нравится, среди своих друзей. Ради этого она уже убегала, ради этого позволяла торговать собой человеку, с которым была связана, но ни малейших признаков сумасшествия Алиса не обнаруживала. Да, я сказал «торговать собой», синьора Кларетта, и, пожалуйста, не делайте таких глаз… Я никак не мог найти объяснения этим странностям. Причем чем больше становилось мне известно, тем запутаннее выглядела история. И вот однажды мне показалось, что я ухватился за кончик веревочки. Из собранной мною небогатой информации выходило, что Скиццо не мог быть человеком на мотоцикле. Тут я и нашел того, кто, по моим предположениям, являлся настоящим убийцей. Я так воодушевился, что забыл все свои подозрения. И это было моей первой ошибкой: я посчитал, что настоящий убийца – римский паренек по имени Рене.

Лица супругов Гардони стали белыми как мел.

– Я обнаружил его случайно, и все сошлось. Кто-то позвонил ему с телефона вашей виллы, и он внезапно и бесследно исчез накануне убийства Алисы. Сначала я подумал, что звонила Алиса. Она вполне могла иметь дружка, о котором не знал никто из ее знакомых. В общем, Рене стал для меня кандидатом в убийцы номер один. Я еще не понимал, зачем ему нужно было убивать вашу дочь, и предположил, что это как-то связано с шантажом. Кроме того, его родители рассказали, что в Милане у него была девушка, описание внешности которой совпадало с внешностью Алисы. И эта девушка, по их словам, после исчезновения Рене больше ни разу не дала о себе знать. Все сходилось. Но чуть позже я увидел ее фотографию и с огорчением понял, что я на ложном пути. Девушка Рене очень походила на Алису, но не была ею. Эта не носила никаких украшений: колечек, сережек. К тому же она блондинка. И мне пришло в голову, что с хорошим гримом ее легко принять за девушку, которую я видел в полутемной комнате вашей дочери на вилле в праздничный вечер. Я никогда прежде не видел Алисы, только на давних фотографиях в газетах, и в тот вечер не смог бы заметить, что меня водят за нос.

– Паоло! – прозвучал, словно удар хлыста, голос Кларетты Гардони. – Заставь его замолчать. Ты не можешь позволить ему продолжать.

Но ее муж, казалось, даже не слышал ее. Тогда женщина повернулась ко мне:

– Что вы тут несете? Я устала от этой белиберды! – закричала она. – Довольно! Я запрещаю вам говорить!

– Уймитесь, синьора, и дайте мне закончить! Тем более что мы уже у финала. Я пропущу ход моих рассуждений. Перейдем к гипотезе. Для того чтобы, убив кого-то, не быть при этом уличенным в преступлении, необходимо иметь убедительное алиби. Но одного алиби, как правило, недостаточно. Хорошо бы иметь и козла отпущения, да еще с такими характеристиками, при которых никто не поверит в его невиновность. Например, панка. Прекрасная кандидатура: панков никто терпеть не может. А если подставить в качестве такого козла отпущения панка по имени Скиццо?

И лучше, если бы как можно больше народа видело, как жертва сбегает вместе с ним накануне убийства. Ну, скажем, уезжает на мотоцикле. А дальше все просто: на мотоцикле и на пистолете находят отпечатки Скиццо. Следовательно, убийца – он. Да вот беда: всем известен факт, что Скиццо не умеет водить мотоцикл. По моей информации, Скиццо исчез как раз в ночь, предшествующую убийству. Вполне вероятно, что некто, задумавший или совершивший это преступление, встретив Скиццо, накачал его наркотиками, а затем оставил его отпечатки на мотоцикле и оружии. Это было нетрудно, в ту ночь Скиццо был абсолютно невменяем. Он на ногах-то стоять не мог, а уж мотоцикл вести… Значит, за рулем сидел кто-то другой. Но если это был не Скиццо, то как тому, кто приехал на мотоцикле, удалось убедить Алису сбежать с ним на глазах толпы свидетелей в точно рассчитанный момент? А что если это была не Алиса?

И вот на сцену выходит Эвелина, нанятая по случаю кем-то, кто заметил внешнее сходство между девушками. Кем-то, кто и станет затем фактическим исполнителем убийств. Тем, кто убьет Эве и Рене, когда они приедут на встречу с ним, чтобы получить деньги, поскольку несчастные не ведали, что предложенный им сценарий закончится для них так трагично. Тем, кто спрячет их трупы под землей, которая, как ему известно, вскоре после этого будет залита бетоном и покрыта керамической плиткой. Тем, кто отвезет Алису в лес и застрелит, после того как в течение десяти дней будет пичкать ее наркотиками в подвале усадьбы графини Карапелли. А потом убьет сиделку, опасаясь, что та сможет о чем-то догадаться после моего визита с расспросами.

Почти для всех убийца Алисы – Скиццо. Только два человека знали наверняка, что это не так, поскольку точно знали истинную суть этой постановки. И это были вы, мерзавцы! О чем могла рассказать Алиса бабушке? Что вы хотели скрыть, чего боялись? О чем договорились с шантажистом и убийцей Николо Гварньери?… – Последние слова я вынужден был выкрикивать, потому что Кларетта Гардони, вскочив на ноги, визжала во все горло:

– Нет! Нет, только не здесь!

Мгновение спустя до меня дошло, что она кричит это не мне, но, когда я это понял, было уже поздно.

Сильнейший удар в спину заставил меня развернуться и грохнуться на пол посредине комнаты. Стреляли в меня. Уши заложило от звука выстрела, рот наполнился кровью, и стало трудно дышать. Но боли я не чувствовал. Я вообще не чувствовал своего тела. Я словно обессиленно плыл в водном потоке, я возвращался в лоно своей матери.

Эхом, словно в пещере, раздавались какие-то шумы, чьи-то шаги, громкие голоса Паоло и Кларетты Гардони…

– Сейчас мы прикончим этот кусок дерьма, – услышал я голос высоко надо мной, и два башмака появились в поле моего зрения. – Ты оказался полным идиотом, Дациери.

Он выстрелил – и промазал. Я увидел, как перед самым моим носом, там, где только что находилась моя голова, пуля крошит пол. Мрамор лопнул и раскрылся, как пыльный цветок. Затем цветок стал отплывать в сторону, и я понял, что это движется мое тело. Оно перекатывалось, и перед моими глазами менялись картинки, словно в замедленной съемке: потолок, искаженное лицо Гварньери, пол, опять потолок… Мне захотелось закрыть глаза, захотелось исчезнуть, но это было не в моих силах, не я управлял своим телом. Это делал мой Компаньон. Он взял контроль над ситуацией, когда я впал в кому.

Мое тело продолжали перекатывать, сбивая по дороге мебель. Раздался еще один выстрел, потом я увидел, как моя левая рука тянется вперед, берет что-то со стола и бросает это что-то. Я узнал бронзовую пепельницу в форме сирены, которая, медленно кувыркаясь в воздухе и оставляя золотистый след, закончила полет, врезавшись в лоб Гварньери. От удара он упал навзничь, и я увидел, как из его разбитой головы закапала кровь, блестя в лучах солнца, проникавших в комнату сквозь жалюзи. Он не шевелился.

Мой Компаньон заставил тело подползти к дивану. Сел, прислонившись к нему, поднял руки к груди, пытаясь зажать рану. Безрезультатно. С каждым ударом сердца кровь выплескивалась и стекала на пол. Он поднял голову и нашел глазами обоих Гардони, стоявших, тесно прижавшись друг к другу, посреди комнаты, рядом с коляской, в которой, не подавая признаков жизни, откинув голову, полулежала моя клиентка. Бедная, это я притащил ее на смерть.

– Вам ясно, что для вас все кончено? – услышал я свой голос. – У вас нет ни возможности, ни места, где бы вы могли скрыться… – Я закашлялся, и красные брызги полетели у меня изо рта. – У вас ничего не осталось.

Мои слова, похоже, вывели их из ступора, и они бросились бежать по длинному коридору к двери. Через секунду супруги скрылись из виду. Прошло еще мгновение или вечность, и я услышал их громкие крики и неясный шум в глубине коридора. И с удивлением увидел, как Гардони вновь появились в гостиной, пятясь с вытянутыми вперед руками, словно защищаясь от какого-то кошмара.

Затем и я увидел их.

Их было несколько десятков – разноцветных, орущих людей. Первым шел Даниэле Дзуккеро, а за ним единой толпой – панки, скинхеды, ребята в куфиях, рэперы, граффитисты. Сработал мой телефонный звонок Даниэле.

Последнее, что я услышал, был голос Компаньона: «Не бойся, все будет хорошо!»

Как приятно, что в такой ситуации он не забыл обо мне.

И темнота.

Провалявшись целую неделю в коме, я проспал кучу событий. Самое интересное было связано с приездом в дом Гардони полицейских. Из газет я узнал, что журналисты разделились в своих симпатиях к участникам острой дискуссии между леонкавальцами и отрядом полиции, возглавляемым взбешенным Феролли. Моему любимому полицейскому не понравилось, что он появился не первым, и, если б санитары не продемонстрировали при отправке меня в клинику особое проворство, вероятно, я услышал бы от него немало теплых слов в свой адрес.

Еще я проспал освобождение Скиццо, которому удалось блевануть прямо на журналистов, ожидавших его у тюремных ворот.

И, наконец, мимо моего сознания прошло вторжение в палату клиники, куда меня поместили, толпы панков с их собаками и со свитой из юных экстремалов. Они заявились отпраздновать со мной возвращение своего дружка, размахивая плакатами в честь моего подвига. К счастью для меня, я очнулся двумя днями позже, с трубками в ноздрях и капельницей в вене.

Гварньери всадил в меня две пули, после чего я неудачно свалился, добавив к своим неприятностям еще и сотрясение мозга. Та пуля, что попала в спину, прежде чем выйти спереди, слегка задела кость, осколки которой впились в левое легкое, и врачам пришлось долго их выковыривать. Вторая, которую я даже не почувствовал, попала в бедро, едва не порвав бедренную артерию.

Пока я был больше на том свете, чем на этом, я не увидел еще одного зрелища с участием Вале, которая заделалась сиделкой, поселившись в моей палате. Она исчезла, только когда узнала, что я уже вне опасности. От нее осталась лишь записочка с наилучшими пожеланиями и аривидерчи – до встречи после ее отпуска. Вале была бы не Вале, если бы, зная наверняка, что я ее люблю, тратила время, меняя подо мной судно, а не ускакала на неделю в тропики. Надеюсь, одна.

К счастью, мне не давали скучать Алекс и Слон, часто навещавшие меня. Первым явился Слон с подарком: маленьким телевизором, который он купил вскладчину со Стефанией. Они теперь готовы были делать вместе все на свете, почти не разлучаясь, и выглядели обалдевшими от счастья. Красавица и Чудовище. Наилучшие пожелания!

Когда я уже был способен разговаривать, не задыхаясь, мне нанесла визит Старая Ведьма со своим Нибелунгом. Она тоже успела оправиться от хука Гварньери, который тот нанес ей, прежде чем нашпиговать свинцом меня. В память о приключении она носила на левой скуле здоровенный пластырь.

– Вы были правы: все в конце концов упиралось в деньги, – сказал я ей.

Она кивнула:

– Рано или поздно все выходит наружу, но мой сын надеялся, что он покинет этот мир прежде, чем кто-нибудь узнает, что он воровал деньги моего предприятия. Денег, которых он зарабатывал, ему, неизвестно почему, не хватало.

Словно в подтверждение ее слов тележурналы каждый день сообщали что-нибудь новенькое о счетах на имя Гардони, открытых в швейцарских банках.

– Алиса прознала о его делишках. И поняла, что лучший способ освободиться от опеки родителей – это отправить их в тюрьму. И если бы она решила донести на них, наверняка отправилась прямиком в отдел по борьбе с финансовыми преступлениями, – продолжил я.

– Да. Возможно, Алиса нашла что-то в их бумагах или подслушала разговор. Моя внучка была очень сообразительной девочкой, хотя они и попытались выдать ее за сумасшедшую. Ее самым наивным поступком было то, что она доверилась этому негодяю Гварньери.

Прежде чем произнести следующую фразу, я откинулся на подушки, чтобы восстановить дыхание. Меня целыми днями пичкали обезболивающими, и, когда я их наедался чуть больше нормы, было такое ощущение, будто в легкие насыпали песку.

– Это была моя вторая ошибка, – признал я. – Когда Патти рассказывала о новом дружке Алисы, я посчитал само собой разумеющимся, что речь идет о Рене. А это оказался Гварньери. Тут нечего добавить. Влезть в чью-то душу без мыла – в этом Гварньери был большим мастером. А уж извлекать из этого пользу… Сначала он нашел Блондина (сейчас он в бегах) и разузнал все об Алисе и ее клиентах (все они уже в тюрьме), затем, когда открыл, что Алисе было известно о проделках ее папаши, понял, что может сорвать гигантский куш. При условии, что заставит навсегда замолчать настырную малышку.

И он, планируя каждый шаг, начал действовать с дьявольской изобретательностью. Это он посоветовал Гардони нанять охранника, который, не ведая того, сыграл бы роль беспристрастного свидетеля побега и подозрениям которого, в силу несколько сомнительной репутации, вряд ли бы кто поверил. И сам он был точен и артистичен, имитируя погоню за убегающей Эве в ночь праздника, мешая на самом деле возможным ее преследователям… Редкостный негодяй, пробу негде ставить, – заключил я.

Некоторое время мы сидели молча. Старуха провела пальцем по плакату в мою честь, приклеенному скотчем в изголовье кровати. Я с нетерпением ждал, когда накопятся силы, чтобы сорвать его. Затем она заговорила, не умея скрыть терзающей ее боли:

– Никак не могу понять. Ну ладно, этот монстр Гварньери поднимает руку на такую девочку, как Алиса, но мой сын, ее отец… Уму непостижимо…

– Согласен с вами. – Я не знал, как ее успокоить. – Думаю, он сам никогда бы не додумался до этого. Все это было спланировано и исполнено Гварньери. Ваш сын и его жена, пытаясь сохранить благополучие, оказались соучастниками преступления. Иначе Алиса сломала бы их жизнь, может быть, презирая их за жадность, может, вспоминая свою одноклассницу, которая умерла, потому что у ее родителей не было денег на операцию. – Я осторожно повернулся на кровати, стараясь не сорвать капельницу. – Ваш сын бесхарактерный человек, синьора, а невестка упорно добивалась того, к чему пришла. Она бы ничем не пожертвовала, тем более ради жизни своей падчерицы. Это была смертельная игра, и они за нее заплатили.

Вновь наступила тишина. Я услышал, как по коридору катят тележку с едой. Было почти пять вечера – время обеда в больнице. Меня передернуло от одной только мысли о еде.

Воспользовавшись молчанием своей жены и хозяйки, впервые подал голос Ларс. Я и забыл о его существовании.

– Позвольте задать вам вопрос, синьор Дациери. Если вы были уже уверены в виновности Паоло и Кларетты, почему позвонили не в полицию, а своим приятелям из «Леонкавалло»?

Очень интересный вопрос.

– Ммм… Во-первых, потому что у меня не было ни одного реального доказательства их вины. Во-вторых, я не предполагал, что Гварньери скрывается в их доме, куда он пришел за обещанными деньгами. И к тому же, я надеялся справиться с ними в одиночку.

– Только поэтому?

– Ну… – Что я мог еще сказать ему? Что после того как Гардони облил дерьмом миланских париев в лице несчастного Скиццо, я хотел, чтобы в этой ситуации именно им принадлежало последнее слово? Что в этой истории я решил встать на сторону справедливости? В конце концов, я сам не знал правильного ответа. – Скажем, я не очень-то доверяю полицейским… Издержки профессии.

– Понимаю, – ответил он, улыбаясь.

Старуха встрепенулась:

– Пойдем, мой друг, дадим ему отдохнуть. Навестим его в другой раз и принесем что-нибудь почитать. Или выпить, учитывая его скверные привычки. – Она подала мужу знак, чтобы он вывез ее из палаты. – Кстати, там за дверью Феролли, который рвется поболтать с вами. Я попросила его сделать мне любезность – пойти выпить кофе и дать мне немного пообщаться с вами с глазу на глаз, но, думаю, ему уже не терпится войти. До свидания.

Бог мой, Феролли! На общение с ним у меня уже не было сил. Я закрыл глаза и приказал себе побыстрее заснуть. Пусть с ним общается мой Компаньон. Раз уж из нас двоих гений – он, пусть отдувается.



notes


Примечания





1


Итальянский Дед Мороз.




2


Джакомо Леопарди (1798–1837) – выдающийся итальянский поэт, певец скорби и печали. Фрагмент стихотворения «К Сильвии» дан в переводе Николая Гумилева.




3


Кличка жителей Южной Италии у северян.




4


Персонаж научно-фантастического телесериала «Звездный путь».