сколько стоит купить диплом и где
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Седьмой уровень" автора Миябэ Миюки

Скачать книгу "Седьмой уровень" бесплатно

 

Миюки Миябэ

 

Седьмой уровень



Но, мой милый, это всего лишь сон.

    Братья Гримм_Жених-разбойник_




Пролог


Солнце клонилось к закату.

Мужчина в темном костюме, отвернув накрахмаленную манжету, взглянул на часы. В ту же минуту за его спиной раздался резкий звук. Били часы на двухметровой башне, установленной посреди сада. Впрочем, площадку на крыше универмага, засаженную скудной растительностью, можно было назвать садом лишь с большой долей условности.

Июльское солнце на исходе своего дневного пути полыхало оранжевым светом в зеркальном ущелье отливающих сталью небоскребов. На западе облака окрасились багрянцем, точно посреди них разверзлась гигантская доменная печь.

Вот и закончился этот долгий летний день…

Он закурил сигарету и медленно затянулся, не отрывая глаз от представшей перед ним картины. Сигарета была последней.

С высоты не видно людей, в вечерний час заполняющих городские улицы. Слишком крошечные, чтобы разглядеть их среди бесконечных зданий, бесконечных улиц, бесконечных окон.

Какими мизантропами должны быть ученые мужи, изучающие городскую экономику! — подумал он. Им нет дела до суетящихся людишек, их интересуют только трассы и магистрали.

По видневшейся слева скоростной дороге стройными рядами неслись машины. Сверху они были точь-в-точь как движущиеся мишени в тире. Со своего наблюдательного пункта в углу крыши-сада мужчина следил за ними, как завороженный.

Ну давай, стреляй! Попадешь — получишь обалденный приз!

Он бросил под ноги едва не обжегший пальцы окурок и растоптал каблуком. Пора идти.

Он и сам не понимал, зачем так долго, не отрываясь смотрел с высоты на город. Чтобы набраться решимости? Успокоиться? Или просто по привычке?

Он любил высоту. Когда смотришь на Токио сверху, чувствуешь себя в безопасности.

Только в такие минуты, когда он стоял на ветру, запрокинув голову в небесную синь, мрачные воспоминания двадцатилетней давности — запертый со всех сторон, он мечется, отчаянно ища выхода, спасаясь от дыма и пламени, — пусть ненадолго, отступали…

Он падает! Всего лишь миг, но в памяти этот миг растянулся стократ, казалось — падение длилось целую вечность. Всякий раз, когда случался очередной «приступ», он бормотал, уговаривая себя, как ребенка: «Ты уже не падаешь, ты уже в безопасности».

И тогда острая боль в душе утихала. Только застарелая рана на ноге напоминала о себе, но с этим он уже давно смирился.

Резко повернуть голову, чтобы снять напряжение в шее. «Надо взять себя в руки, — пробормотал он. — Потому что…

Начинается охота».

При этих словах бешено заколотилось сердце. Но он продолжал стоять неподвижно, широко расставив ноги, подставляя лицо теплому вечернему ветерку.

За спиной послышался голос:

— Син-тян, ну идем же!

Со стороны входа в сад приближалась тучная женщина. Пройдя мимо него, она подошла к основанию башни с часами. Там, на скамейке, два мальчугана лет десяти с жаром о чем-то спорили.

— Идем быстрее, папа скоро вернется с работы. И тебе, Мит-тян, пора. Давайте, поживее.

Мальчуганы, не прерывая разговора, неохотно поднялись. Даже не удостоив взглядом ту, которая, очевидно, приходилась одному из них матерью.

Направляясь к выходу, троица во главе с женщиной, обвешанной тяжелыми пакетами с покупками, дошла до того места, где стоял мужчина. Мамаша совсем выбилась из сил, а этим соплякам хоть бы хны! — подумал он.

От женщины резко пахнуло потом. До его слуха донесся обрывок разговора Син-тяна и Мит-тяна, сопровождаемого бурными жестами:

— И вот в чем фишка. Если дойдешь до седьмого уровня…

Он вздрогнул, точно ужаленный. Наверное даже подскочил от неожиданности. Все трое разом обернулись.

Встретился глазами с женщиной. Удивление на ее лице сменилось страхом. Она уже раскаивалась, что посмотрела на него. Железное правило: в мегаполисе, где беда подстерегает на каждом шагу, ни в коем случае нельзя встречаться глазами с мужчиной, болтающимся в одиночестве на крыше универмага.

— Извините, — сказал он. И вновь отвернулся к ограде.

Дрожь унялась. Судя по долетавшим фразам, дети говорили всего лишь о компьютерных играх.

Немного успокоившись, он решил, что теперь и в самом деле пора. Эти трое уже наверняка спустились на лифте.

Он уже сделал несколько шагов к выходу, когда мимо прошла, направляясь к ограде, молодая девушка. Проходя, скользнула по нему взглядом. Разумеется, не он привлек ее внимание, а его правая, слегка прихрамывающая нога.

К этому он привык. Девушка уже смотрела в другую сторону. Подняв руки, точно потягиваясь, она приблизилась к ограде, тихо воскликнула:

— Какая красота!

Голос прозвучал так восхищенно, так радостно, что он невольно обернулся. Она смотрела на него. На ее губах мелькнула улыбка, точно ее восклицание было обращено к нему.

— Теперь стали по-новому подсвечивать Токийскую башню, — сказала она.

Красавица. С легким загаром хорошо сочетались ярко напомаженные пунцовые губы. Когда она повернула к нему голову, золотая сережка в мочке уха сверкнула, отражая свет заката.

Но для него она была всего лишь маленькой девочкой. Ничего не сказав, повернулся спиной и, постепенно убыстряя шаг, так чтобы это не выглядело слишком нарочито, ушел.

Девушка не стала его догонять. Только слегка пожала плечами, мол, ну и пожалуйста, зря я с тобой, старикан, связалась.

Мужчина толкнул тяжелую стеклянную дверь. Струя воздуха, вырвавшаяся из холла с лифтами, взметнула галстук. Только тогда он заметил отсутствие булавки.

Провел рукой по рубашке. Нет. Где-то обронил.

Жалеть особо не о чем. Подарок, но не связанный с какими-то особо дорогими воспоминаниями. Нажал на кнопку, вошел в поднявшийся лифт. В кабине он был один. Спустившись вниз, вышел из универмага, пошел по улице. Поднялся по лестнице на станцию, затрясся в вагоне поезда. И все это время в голове постоянно крутилась фраза. Неотступно, неотвязно. То голосом Син-тяна, то его собственным.

«После седьмого уровня возврата нет…»



Юноша пришел первым и уже сидел у окна, попивая водянистый томатный сок. Школьником он был убежден, что обычай молодых людей целыми днями просиживать в кафе — это не для него. Сомнительное удовольствие чувствовать, как на тебя бесцеремонно глазеют со всех сторон!

Прошло совсем немного времени с тех пор, как он окончил школу, а его отношение к жизни уже успело круто измениться. Сейчас он уверен, что нашел область своих интересов, а главное, имеет соответствующие способности, позволяющие надеяться на успех. Редкое совпадение…

Юноша глазами поприветствовал приближающегося мужчину, слегка прихрамывающего на правую ногу. Конечно, он знал его как человека достаточно осмотрительного, и все же надо быть начеку. Как только мужчина сел напротив, он шепотом спросил:

— Хвоста не было?

— Вроде бы нет, — ответил тот. — Какая-то девица ко мне подвалила… Так мне во всяком случае показалось.

— Ого!

— Я бы удивился сильнее, узнав, что она за мной шпионит.

— Да уж, вряд ли.

Мужчина заказал кофе. Официантка пришла, ушла. Милашка, но не слишком любезная, подумал юноша, провожая ее глазами.

— Ты правда готов? — спросил мужчина, размешивая сахар.

— К чему?

Повисла пауза.

— Простите, — рассмеялся юноша. — Я не должен шутить. Дело серьезное.

— Еще есть время отказаться.

Мужчина поднял голову. Суровое лицо. Покрасневшие глаза. Наверно всю ночь не спал.

— Почему я должен отказываться? Это мой выбор.

— Но я ввязал тебя в это рискованное дело.

— А я ввязался.

Мужчина опустил чашку на блюдечко и потер рукой лоб.

— Чем бы все ни закончилось, победой или поражением, в любом случае хлопот не оберешься.

— Понимаю.

— Раз начав, уже не свернешь. А когда все кончится, полиция не станет с нами церемониться.

— Сказал же, я все понимаю.

Юноша почувствовал, что его слова прозвучали слишком радостно, слишком легкомысленно, и пообещал себе впредь говорить более солидно.

— Ради этого мне пришлось многое вынести, — сказал он.

Показал на свое лицо.

Бесчисленные шрамы и рубцы от швов. Отчетливо выделялись участки с пересаженной кожей. Страшная картина, запечатлевшая череду вновь и вновь повторявшихся операций, которые не всякий зрелый мужчина выдержит.

— Не хочу, чтобы это было напрасно.

Мужчина тяжело вздохнул.

— Понятно.

Юноша достал книгу и положил на стол. На обложке был кадр из какого-то фильма.

— Обложка безвкусная, но написано просто и доступно. В качестве руководства сгодится. Я заложил в нужных местах. Вам нет смысла во все это углубляться, техническую сторону я беру на себя.

— Понятно, — повторил мужчина, забирая книгу.

Разговор занял не более получаса. Осталось начать.

Вызвав подружку, юноша беззаботно веселился всю ночь напролет. Ничто не угнетало, ничто не тревожило.

Подружка каждый раз, когда напивалась, называла его «мой Франкенштейн». В ее устах это прозвище звучало игриво, он не обижался.

Ничто не может его обидеть. Жизнь прекрасна.

Если удастся то, что они задумали, будет еще лучше. В этом юноша не сомневался.




День первый

(12 августа, воскресенье)





1


Видения повторялись.



Глубокий сон перемежался томительной дремой. Соответственно сменялись образы сновидений, как прихотливые узоры в калейдоскопе.

Погружаясь на самое дно забвения, он попадал в один и тот же сон. Стоял, держа кого-то за руку, на краю крутого обрыва, точно выдолбленного волнами, и смотрел вниз на спокойное море. Ветер нежно ласкал лицо, и, облизывая губы, он даже во сне ощущал соленый вкус.

— Это и есть море?

Поднял глаза — стоявший рядом мужчина кивнул. Широкая, смуглая, жилистая ладонь крепко обхватила его ручонку, от мужчины исходил сладкий аромат нагретой солнцем травы.

— Да, это и есть море.

Крепко сжав сильную руку, он прижимается плечом к ноге в тонких парусиновых брюках, и тихо шепчет:

— Я боюсь!

Они продолжают говорить. Но слов, как ни пытайся, уже не уловить. Вот-вот, кажется, ухватил, и нет их, исчезли, точно мираж, к которому тянешь руки.

Страшно! Море замерло неподвижно… Не готовится ли оно к прыжку, чтобы поглотить его?

Мужчина смеется, сквозь его ярко-белые зубы течет дымок сигареты.

— Море не может взобраться на сушу, — говорит он. — Так же как нам не дано взлететь в небо.

Он чувствует щекой ткань его рубашки. Прорывается смех.

Все-то он знает! Человек не может взлететь в небо, а я… а я…

Отец.

В этом месте сон начинает расплываться. И исчезает. Отец… Лишь одно это слово, потерянное и наконец найденное, оставляет слабый отзвук. Море сворачивается, как свиток…

Хаос возвращается. Всё проваливается во тьму. Подступает тягостная пустота. И вот уже он всплывает к поверхности. Беспокойный сон, как тонкое одеяло, накрывающее его лицо.

Теперь он смотрит на себя откуда-то со стороны. Сверху. Он стоит перед дверью. Массивная деревянная дверь с большой ручкой, холодной на ощупь. Ладонь ощущает холод, несмотря на то, что он, казалось бы, простой зритель, находящийся по ту сторону сна. Ручка мягко поворачивается, щелкает замок, дверь открывается.

— Что, не ожидал? — говорит кто-то.

До сих пор он взирал на все с высоты птичьего полета, но в этот момент его взгляд оказывается на одном уровне с тем, кто пребывает во сне, и устремляется на незнакомца.

Однако лица он не видит. С этого места сон становится отрывочным. Точно музыка в наушниках, когда заканчивается батарейка. Есть. Нет. Есть. Нет. Вот-вот оборвется. И только голос продолжает звучать.

Тсс… Тихо!

Он переворачивается с боку на бок.

_Нас_не_должны_услышать._

Поправляет сбившееся одеяло, прикрывая оголившиеся ноги.

_Не_бойся,_они_не_обидятся,_ведь_сегодня…_

Пытается выкарабкаться из сна.

_Ведь_сегодня_ночь_перед_Рождеством!_

И сразу после этого — вопль. Тихие шаги, приглушенный стук и — вопль.

Точно колокол, треснувший в момент удара, голос, сорвавшись, переходит в хрипение, дрожит, умолкает, и, заглушая его последний отзвук, что-то с грохотом падает на пол и разбивается…

Вдребезги.

В этот момент он проснулся.




2


Голова покоилась на подушке.

Он лежал на левом боку, уткнувшись взглядом в белую стену. Руки притиснуты к груди, ноги слега согнуты в коленях, плечо высунулось из-под одеяла.

В ухе, прижатом к подушке, и по всему телу гулко отдается стук сердца. Тук-тук-тук. Как у ребенка, вбежавшего с улицы в дом.

Холодно, — подумал он.

Лежа неподвижно, с открытыми глазами, он чувствовал, как боль протягивается ото лба к затылку, точно тугая струна. Глубокий след, оставленный стремительно пронесшимся сном. Кажется, можно пальцами нащупать его колею.

Боль утихла. Сильно моргая, он поднял глаза.

Безупречно белая стена, идущая вверх к потолку. Ни единого пятнышка. Присмотревшись, понял, что поверхность стены не гладкая, шероховатая. Совсем как…

Совсем как — что?

Опустив голову на мягкую подушку, он попытался вспомнить.

Стена. Белый цвет. Выпростав из-под одеяла руку, провел ладонью по шероховатой поверхности.

Что это напоминает? И еще этот цвет. О чем ему говорит этот цвет?

Продолжая лежать на боку, он неподвижно смотрел на стену. Что за ерунда! Почему он не может вспомнить? И главное — почему так страшно важно вспомнить?

Затаив дыхание, он думал.

Совсем как — что?

Джинсы!

_Джинсы_. Слово вспыхнуло в темноте. Как будто открылась невидимая дверь, как будто невидимый кто-то подсказал ответ. Обои напоминают джинсовую ткань.

Но цвет-то другой. Такого цвета джинсы не в его вкусе. Этот цвет — этот цвет…

Серовато-белый!

Он облегченно вздохнул.

Что за бред! Не каждое же утро, проснувшись, лежать, пытаясь вспомнить, как называется цвет обоев!..

Откинув одеяло, он приподнялся на кровати и в ту же минуту оцепенел.

В кровати он был не один.

Из-за того что он резко откинул одеяло, верхняя часть ее тела оказалась неприкрытой. Так же как и он, она была в чистой, белой пижаме.

Она.

Значит, это была женщина. Длинные волосы, стройная фигура, узкая, изящная спина.

Что-то промычав во сне, она, не открывая глаз, нашаривала сползшее одеяло. Наверное, замерзла. В комнате был промозглый холод.

Он поспешно ухватил край одеяла и натянул его на плечи девушки. Она прекратила шарить рукой. Удовлетворенно глубоко вздохнула и, улегшись ничком, зарылась лицом в подушку.

Он не шевелился до тех пор, пока дыхание спящей не выровнялось. Было бы неловко, если б она сейчас проснулась. До того, как он соберется с мыслями и сообразит хоть отчасти, что происходит.

Девушка — кто она? Он не мог вспомнить ее имени.

_Так_что_же_произошло?_

Практически не вызывает сомнений, что прошедшей ночью он с ней спал. Это очевидно. В смысле — переспал. Провел с нею вечер и ночь в постели, может быть играли в карты…

На этом мысль оборвалась. При чем здесь карты?

Но долго вспоминать не пришлось. Картина явилась сама собой. Движение рук, тасующих пестрые картинки. Тотчас всплыли и названия игр — преферанс, наполеон, бридж… Но при этом чувство, что он давно не играл в карты.

Все перемешалось, подумал он. В голове какой-то кавардак. Это оттого, что слишком заспался.

Он поднес ладонь ко рту и дыхнул. Должен остаться запах перегара. Напившись, шлялся по ресторанам, заигрывая с незнакомыми девчонками — скорей всего так оно и было. Возможно, даже не удосужился спросить, как ее зовут. Поэтому и не может вспомнить.

Однако запаха перегара не было. Только легкий запашок, точно от лекарства.

Едва он подумал, что не ощущает похмелья, голову пронзила боль. Длилась она всего лишь миг, но была такой острой, что он невольно сморщился.

Подняв руку, потер висок. Осторожно повертел головой. Боль прошла. Покачал головой: вверх, вниз — ничего.

Ну и дела…

Немного придя в себя, он решил, что нелепо и дальше оставаться в таком положении. Надо хотя бы умыться.

Он уселся на широкой кровати. Двуспальная, металлическая кровать. Это возникло в голове само собой. Под его весом кровать заскрипела. Он поежился при мысли, что своим неловким движением разбудил девушку, но ее прикрытые одеялом плечи не шелохнулись.

Сидеть было неудобно. Осторожно перегнувшись, посмотрел вниз. К ножкам кровати прикреплены круглые штучки. Рулетка? Нет, не рулетка. Есть какое-то другое слово.

Ролики. Ролики. Одновременно со словом в голове возникла картина, как по полу передвигают кровать на колесиках. Безопасно, поскольку есть стоппер. Облегчает уборку помещения.

Странно… С чего бы эти мысли?

Кровать придвинута к стене — он находится ближе к стене. Справа — девушка, как спящая красавица. Чтобы не разбудить ее, придется перелезть через спинку в ногах.

Так и поступил. Медленно передвигаясь, осторожно опустил ноги на холодный пол. Твердо встал, разогнувшись, и тотчас возник простой вопрос. Где я?

Он огляделся.

Серовато-белые стены и потолок. Деревянный пол. Но неестественный цвет древесины. Словно покрыт ла… лаком. Впереди дверь. Рама, такая же серо-белая, как стены, обхватывает однотонную решетку, в которую вставлены рифленые стекла. Следовательно, эта дверь не может выходить прямо на лестничную клетку. По ту сторону должна быть еще одна комната. Вставленные стекла… стекла… матовые. Да, такие двери нередко бывают в кафе.

При этой мысли, точно ворвавшись откуда-то извне, вспыхнула картина. Большой стол врезается в точно такую же дверь, разбивая стекла. _Извиняюсь,_стекло-то_не_армированное…_

Он потряс головой, пытаясь вернуть мысли в прежнее русло. Но картина разбиваемого стекла, вспыхнувшая при виде двери, продолжала стоять перед глазами.

Справа — окно. Доходит почти до пола. У окна низкий столик, на нем стоит вазочка с цветами. Вернее, стояла.

Сейчас, разбившись на две половинки и множество мелких осколков, она лежала на полу. Осколки блестят, потому что разлилась вода. И еще потому, что в тонкую щель между шторами проникают лучи солнца.

По полу разбросаны цветы. Один, два — всего пять. Красные цветы. Но как называются, не помнит.

Его разбудил грохот разбившейся вазочки. Но почему она упала со стола?

Он приблизился к окну. Накрахмаленная пижама — пижама? — да, так это называется — как будто похрустывала. Ступням приятно прикосновение холодного пола. Он приблизился к окну осторожно, чтобы не наступить на осколки, но прежде чем он успел коснуться рукой, штора мягко вздулась.

Окно открыто.

Теперь понятно — штора, подхваченная сквозняком, задела вазочку и опрокинула ее на пол. Приподняв край шторы, он высунул голову наружу.

На какой-то миг глаза обожгло болью. Солнце палило нещадно. Жмурясь, он потер лоб.

Привыкнув к слепящему свету, он увидел, что окно приоткрыто лишь сантиметров на десять. Десять сантиметров. Это тоже всплыло само собой. Следующая за сантиметром единица измерения — метр, больше метра — километр. Это он отчетливо помнил. Ну же, точно велосипед с тугими педалями. Вначале тяжело, но, разогнавшись, катишь, как по маслу. Все в порядке, механизм в исправности.

И однако, где я?

Вероятно, это квартира спящей девушки. Самое правдоподобное объяснение. Но не слишком ли унылая для девушки обстановка?

Выглянул в окно.

То, что он смутно ощущал всем своим телом, оказалось на удивление верным. Едва ступив на пол, он сразу почувствовал, что квартира расположена довольно высоко от земли. Угадал.

Перед глазами теснились крыши, точно разбросанные как попало книги. Там и сям над ними возвышались высокие башни жилых домов, небоскребы, и, наконец, трубы. Справа, в значительном удалении, можно было разглядеть здание школы. На фасаде красовалась эмблема со стилизованным цветком сакуры.

Солнечные лучи обжигали руки, лежащие на подоконнике. На улице жара. Разумеется, ведь сегодня… сегодня…

Какое же сегодня число, какой месяц?

Он не мог вспомнить.

В этот момент его впервые охватила паника. Почему? Откуда это затмение? Уже не смешно. Что со мной, если я не могу даже вспомнить, какой сегодня день?

Нет ли здесь где-нибудь календаря? Он обернулся и только сейчас заметил, что в ногах кровати установлен громоздкий кондиционер. Над ним также расположено окно, на окне — шторы той же расцветки.

Он замерз. Даже начал дрожать от холода.

Подойдя к кондиционеру, поднес ладонь к решетке. Ударила струя холодного воздуха. Подняв крышку, выключил, и, не раздвигая штор, распахнул окно. Впустить немного теплого воздуха с улицы.

Высунул голову за штору. Сквозь прозрачное стекло на него хлынул поток солнечного света. Приятно, точно попал под горячий душ.

За окном то же самое. Высунулся еще больше. Внизу — обычная белая стена многоквартирного дома. Выложена плиткой, совсем новая. Не видно даже потеков от дождя. Внизу проходит узкая дорога, на ней припаркован один коричневый пикап. Этажом ниже видны вывешенные на просушку матрасы. Свисают из окна, точно показывая язык палящему солнцу.

Повернувшись, он еще раз внимательно осмотрел комнату. Напротив кровати большой платяной шкаф. У стены небольшой телевизор на подставке, также с роликами.

Отступил от окна и, вновь осторожно обойдя осколки вазы, подошел к двери. Обернувшись, удостоверился, что девушка по-прежнему мирно спит.

Со скрипом открыл дверь с матовыми стеклами.

Рядом — просторная кухня. Слева — дверь. Очевидно, входная. Белый круглый стол и два стула. Полка для посуды. Холодильник. Электроплита. Чайник.

Чья же, в конце концов, эта квартира? Наверно все-таки ее… Ясно, что он не у себя дома. Он не помнил, чтобы когда-либо жил в подобной квартире. Все, на что натыкался взгляд, казалось чужим, даже эта тряпка, висящая на краю раковины.

Скорее всего, он заночевал в гостях… Да, наверняка. Но почему же он даже этого не помнит?

— Прошу прощения, — крикнул он, оглядывая кухню, — есть кто-нибудь?

Ответа не последовало. Понятное дело! — усмехнулся он. Спал в одной кровати с женщиной. Кто же еще здесь может быть? Уж не ее ли папаша?

В этот момент он заметил угол газеты, выглядывающий из-под двери. Вытащив, развернул. Из середины выпало рекламное приложение. «Асахи».

Номер от двенадцатого августа. Воскресенье.

Сразу же успокоился. Ну разумеется, середина августа. Кроме того, газета свидетельствовала о том, что в квартире кто-то постоянно живет.

Немного поколебавшись, он решился открыть входную дверь. Взглянуть на табличку с именем жильца.

Заперто изнутри. Повернул ручку, и замок открылся, маслянисто чавкнув. Медленно приотворив дверь, высунул голову.

Табличка слева от двери. Квартира № 706. Значит, седьмой этаж?

Под номером квартиры написано — «Саэгуса».

Втянув голову обратно, закрыл дверь. Итак — Саэгуса. Известно ему это имя?

И тут он вдруг осознал — он не может вспомнить имени ни одного из своих знакомых.

Что за бред!

Не в силах ступить и шагу, он обхватил руками голову и затряс ею. Хлопнул по лбу ладонью. Взъерошил волосы.

Пусто. Кромешный мрак, ничем не заполненный, лишенный какого-либо содержания.

Не суетись! — нашептывал внутренний голос. Начни с себя. Попытайся вспомнить свое имя. Сейчас это самое важное. Невероятно, чтобы взрослый мужик забыл свое имя!..

Невероятно. И однако…

Он не помнил. Ни имени, ни фамилии. Ни малейшего намека.

Теперь уже на него обрушилась волна настоящей паники. Колени задрожали. Позвоночник обмяк, точно был из глины, и, не в силах устоять на ногах, он оперся руками о стол.

Зеркало. Где зеркало? Надо посмотреть на себя.

Дверь, ведущая в ванную, была возле холодильника. В каком-то помрачении он стал биться в нее, с остервенением крутить ручку, наконец, дверь подалась и он влетел внутрь.

В стерильно-чистой, попахивающей химией ванной никого не было. Впереди матовая стеклянная дверь, слева — вешалка для полотенец, справа — унитаз, маленькая раковина. Над ней — зеркало.

Зеркало отразило его по пояс. Взлохмаченный молодой человек. Загорелое лицо, густые брови. Плотный, но не толстяк. Из-под ворота пижамы выпирали острые ключицы.

Подняв руки, вновь взлохматил волосы. Человек в зеркале повторил его жест.

Рукава пижамы спустились, обнажив поднятые руки. Он всмотрелся в зеркало. Что это?

Не опуская рук, скосил глаза на левое предплечье. На внутренней стороне локтя — цифры и буквы.

«Level 7 М — 175-а».

Осторожно потрогал пальцем. Потер. Ущипнул. Цифры не исчезли, буквы не расплылись. Надпись глубоко въелась в кожу. Намертво.

Опустив руки, вновь посмотрел в зеркало. Молодой человек, ошеломленный, как и он, застыл, разинув рот. Лицо его было мертвенно-бледным. Вероятно, он бы еще долго так стоял, если б в этот момент за его спиной не послышался возглас.

Он обернулся — на пороге ванной стояла девушка, та самая, спящая красавица.

В этот миг, застывшие в одинаковой позе, с одним выражением на лице, они казались зеркальным отражением друг друга. Как и он, девушка была в пижаме и стояла на полу босая.

— Доброе утро, — сказал он.

Она продолжала стоять с раскрытым ртом, молча уставившись на него.

— Я сказал — «доброе утро», но кажется, уже почти полдень…

Девушка продолжала молчать.

Он бессмысленно взмахнул руками, точно дирижер оркестра, музыканты которого во время концерта подняли мятеж.

— Прости, кажется, я немного не в себе, — сказал он, — но это ведь ты оставила меня ночевать? Это твоя квартира?

Девушка никак не отреагировала, как будто не понимала, о чем он говорит. Оставалось только молча смотреть на нее.

Наконец, она заговорила. Так тихо, что едва можно было разобрать.

— Я видела сон.

— Что?

— Потом проснулась. А здесь — ты…

Медленно поднесла руки к щекам. Отведя глаза в сторону, она часто заморгала, точно прокручивала что-то в голове.

Когда она вновь посмотрела на него, в ее глазах явно сквозил испуг.

— Ты кто? — прошептала она. — Почему ты здесь?

Он растерялся. Ведь он должен был задать этот вопрос. И разве не она должна знать на него ответ?

— Понятия не имею, как я здесь оказался. А ты? Это твоя квартира? Да?

Продолжая прижимать ладони к щекам, девушка покачала головой.

«Нет». «No». Как ни истолковывай ее жест, смысл был очевиден.

Что же это такое? Едва показалось, что наконец-то забрезжил свет и ответ вот-вот будет найден, — новая загадка. Бред в квадрате.

Ему потребовалось собрать всю свою волю в кулак, чтобы вновь спросить.

— Значит, не твоя?

Девушка покачала головой.

— Я ничего не помню. Но… не знаю. Все-таки мне кажется, что это не моя квартира… Я не знаю… Все как-то…

— Забыла?

Она уронила руки и кивнула. И вдруг резко скрестила руки на груди и отступила на шаг. Он не сразу понял, что это означает, но по ее настороженному взгляду догадался. Только сейчас он заметил, что под пижамой на ней не было нижнего белья.

— Ты тоже ничего не помнишь?

На его вопрос она ответила вопросом:

— Где мы? Как я сюда попала? Это не твоя квартира?

Он развел руками:

— Я тоже ничего не понимаю. И ничего не помню.

— Не помнишь?..

— Ты можешь вспомнить свое имя?

Она ничего не ответила, но лицо еще сильнее побледнело.

— Понятно. Я тоже.

Не отнимая левой руки от груди, девушка правой откинула волосы назад и огляделась. Красивые, с легким шелестом струящиеся сквозь пальцы волосы. Несколько волосков прилипли к краю губ. У него в голове возникло слово «сумасшедшая» и — исчезло. Было чувство, что где-то он уже видел женщину, похожую на нее. Из-под присобравшегося рукава пижамы виднелось ослепительно-белое предплечье. Заметив на нем что-то вроде тонких черточек, он невольно сделал шаг вперед. Девушка отпрянула.

— Извини. Я не хотел тебя пугать. Твоя рука…

Отступив назад, он указал на ее руку.

— Посмотри. Кажется, там что-то…

Девушка взглянула на правое предплечье. Как только она поняла, что он имел в виду, ее зрачки расширились. Она с ужасом уставилась на него.

— Что это?

Подойдя, он посмотрел внимательнее. Как и предполагал, те же загадочные цифры и буквы.

«Level 7 F — 112-а».

Он показал свою левую руку.

— У меня то же самое.

Она внимательно сличила обе надписи. Губы задрожали.

— Это татуировка? — спросила она, не отрывая взгляда от своей руки. — Ее невозможно стереть? Это навсегда?

— Не знаю.

— Что все это значит?

В голосе звучали истерические нотки. Он подумал, что надо как-то ее успокоить, но — как? «Не знаю», «не знаю», «не знаю» — следовали одно за другим.

Наконец, он спросил:

— Это слово — «татуировка» — ты сразу его вспомнила?

Она посмотрела на него удивленно:

— А что здесь такого?

— Когда я проснулся, у меня было такое чувство, что — как бы это получше выразить — слова всплывают не сразу. Будто нажимаешь на кнопку фонарика, а он вспыхивает не сразу. Что-то вроде этого.

— Не понимаю, — придерживая рукой подбородок, она по-детски затрясла головой. — Я ничего не понимаю! И ничего не помню! Да еще голова раскалывается. Жуткая боль.

Слезы брызнули из глаз и заструились по щекам.

— Я сошла с ума? В чем-то провинилась? Почему это со мной произошло?

То, что она сейчас говорила сквозь слезы, — те же самые слова, те же самые вопросы, — им предстояло повторять вновь и вновь.

Они стояли друг против друга на холодном полу, в замешательстве, не зная, что делать. Она плакала, он, глядя на ее зареванное лицо, думал: насколько они близки и может ли он в сложившихся обстоятельствах позволить себе обнять ее и утешить?..

Ответа не было. Он не помнил.

Но в конце концов имеет же он право на жалость! Уступив порыву, он обнял ее за плечи и привлек к себе. На какое-то мгновение тело девушки одеревенело, но тотчас она отчаянно прижалась к нему. Просто-таки вцепилась.




3


Она немного успокоилась, перестала плакать, но голова по-прежнему раскалывалась от боли.

— Давно болит? С того момента, как ты проснулась? — спросил он.

— Когда я проснулась, — ответила она, сжимая руками голову и втягивая ее в плечи, — я почувствовала какую-то тяжесть в голове. Но пока мы говорили, она переросла в эту невыносимую боль.

Она говорила, стараясь не шевелить головой. Точно сжимала в руках готовую разорваться бомбу.

— В любом случае, тебе лучше прилечь. А я пока поищу какое-нибудь лекарство.

Осторожно взяв под руку, он повел ее в комнату, в которой находилась кровать.

— Все в порядке, я сама дойду.

Он отпустил ее руку и вернулся в кухню. Тщательно обшарил все полки, ящики под мойкой, все мыслимые углы.

Имелось множество кухонной утвари — моющие средства, губки, средства для чистки водостока, щетки, всяческие порошки, мешки для мусора. Все это в беспорядке лежало в большом выдвижном ящике. На полке — полный набор кастрюль и сковородок.

Выдвигая ящики, открывая и закрывая дверцы, он заметил, что голова стала работать яснее. Уже не было необходимости, точно спотыкаясь на каждом шагу, раз за разом припоминать названия вещей. Все, на что падал его взгляд, тотчас обретало свое имя.

Может быть и с памятью порядок? — обрадовался он. Но, увы, память была по-прежнему стерта. В этом отношении никаких изменений. Он не мог вспомнить ни одного имени. Не понимал, где находится, кто эта девушка и что с ними произошло.

Каким образом к нему вернется память? Внезапно, в один миг восстановится во всей полноте? Или придется наскребать по крохам, шаг за шагом?

Кухня была отлично оборудована всем необходимым, но в ней не было ничего лишнего. Несмотря на все свои старания, лекарств он не нашел. Наконец, остался лишь узкий ящик под мойкой, но и там было пусто. Только труба водостока, изгибаясь, уходила в пол. Закрывая ящик, он заметил что-то на внутренней стороне дверцы.

В общем-то ничего особенного. Маленькая полочка. Пластмассовая, встроенная так, чтобы сверху в нее можно было что-нибудь сунуть. И держать под рукой… При необходимости легко достать…

С полочкой все ясно. Но что на полочке?

Это «что-то» в данную минуту было у него прямо перед глазами. Торчало. Деревянной ручкой к нему. Чтобы при случае было удобно взять…

Решился, наконец, протянуть руку и взять предмет. Если дотронусь, то… Нет, осечка.

Он не мог вспомнить, что это за вещь.

Что же это? Кажется таким знакомым. Вот-вот придет на память. Только…

Острое. Очень острое. Лезвие. Вокруг запеклась кровь…

Что-то припоминалось, но было странное предчувствие — если он вспомнит, это будет крайне болезненно. Например… Да, все равно что вытаскивать вонзившуюся в тело стрелу. Лучше не трогать, а то будет хуже.

Нельзя прикасаться… оставить как есть… полиция снимет отпечатки пальцев…

Он вдруг опомнился. Видимо, он несколько секунд пребывал в забытьи, придерживая рукой открытую дверцу.

_Тотем._

Внезапно вспыхнуло в голове. Тотем? Разве так называется предмет, стоящий на полочке?

Он еще некоторое время смотрел на него, не в силах оторвать взгляда, затем захлопнул дверцу. Он ищет лекарство! Перешел к посудному шкафу у противоположной стены. Высокий шкаф с верхним и нижним отделениями, белого цвета. В верхней половине — стеклянная дверца, в нижней — ящики и раздвижная дверь. Верхняя часть, в свою очередь, разделена на несколько полок, заставленных посудой. Впрочем, посуды немного. Пять-шесть тарелок, две кофейные чашки. Полдюжины стаканов. Отодвинул нижнюю дверцу, и в нос ударил запах какой-то химии. Как будто только что из магазина.

Внизу также не нашлось ничего похожего на лекарства. Несколько жестяных и стеклянных банок с консервами, пакетики с супами и вермишелью. Вот и все.

— Здесь нет никаких лекарств! — крикнул он лежащей на кровати девушке, сунув голову в приоткрытую дверь.

Она лежала, по-детски вытянувшись на спине, держась руками за край одеяла.

— Все еще болит?

Она еле заметно кивнула.

— Когда лежишь неподвижно, чуть-чуть полегче.

Шторы по-прежнему были опущены, но благодаря раскрытым окнам в комнате заметно потеплело. Стало даже душновато.

— Не слишком жарко? — спросил он.

Она, не приподнимаясь с подушки, отрицательно покачала головой.

— Холодно. Я замерзла.

Стоя на пороге комнаты, он заметил, что цвет ее лица изменился к худшему. Он не знал, виной ли тому головная боль, или головная боль была лишь следствием чего-то более серьезного, но очевидно — ее состояние внушает опасение, полумерами тут не обойтись.

— Давай-ка вызовем врача.

— Не надо, — неожиданно быстро ответила она.

— Почему?

— Неприлично.

Он удивился:

— Неприлично?

— Не могу же я сказать врачу: напилась, заночевала в неизвестном месте, с неизвестным мужчиной, наутро ничего не помню. Он только посмеется надо мной.

Некоторое время он молчал, соображая.

— Ты хорошо помнишь, что напилась?

Если это так, появится хоть какой-то просвет в их нынешней непонятной ситуации. Если она помнит, что напилась, есть вероятность, что в конце концов все разрешится и после они будут со смехом рассказывать друзьям о своих приключениях.

Но она сказала:

— Я ничего не помню.

— Тогда почему ты говоришь — напилась?

— А как еще можно дойти до такого состояния? — и захныкала: — Мне так стыдно…

Опираясь о косяк двери, он посмотрел в сторону окна.

Стыдно? Что за рабская привязанность к условностям! Подумать только — одновременно забыли свои имена, на руках странные знаки, у нее раскалывается голова, а ей, видите ли, стыдно!

Вновь посмотрев на нее, он сказал как можно мягче:

— Вероятно, у нас обоих амнезия.

— Амнезия?

— Да. Похмелье тут явно ни при чем. Хуже того, у нас на руках какие-то странные надписи. Что ты обо всем этом думаешь? Мы не в том положении, чтобы стыдиться и отказываться от чьей-либо помощи.

Говоря это, он чувствовал, что, несмотря ни на что, старается уверить себя — стоит повнимательней разобраться в сложившихся обстоятельствах, и все образуется. Поэтому не надо шуметь, привлекать чужое любопытство. Для начала найти способ унять головную боль.

Но не исходит ли он сам безотчетно из того, что было бы «неприлично», поддавшись страху, просить помощи на стороне? В сущности, они думают одинаково. Только она говорит то, что думает.

— Прости, — сказал он. — Я тоже в полной растерянности. Как и ты. Но тебе действительно плохо, и, не исключено, станет еще хуже. Поэтому надо смириться с некоторыми неудобствами. Вызовем «скорую».

Все-таки это быстрее, чем искать врача.

На стене возле телевизора висел телефон. Он уже направился к нему, когда она тихо сказала:

— А ты знаешь здешний адрес? Если нет, каким образом вызовешь «скорую»?

Он хлопнул себя по лбу:

— Ты права.

— К тому же, телефон не работает, — пробормотала она.

Он уставился на нее:

— Ты уже пробовала звонить?

Она отрицательно покачала головой, и в тот же миг ее лицо исказилось, точно в нее воткнули иголку.

— Откуда же ты знаешь, что не работает?

— Так просто подумала…

Он снял трубку и приложил к уху. Послышались гудки — подключен.

Только он хотел сказать, что связь есть, как вдруг почувствовал легкое головокружение, и в его сознание ворвалась еще одна картина. Телефонная трубка падает на пол. Кто-то поднимает ее и говорит: «Провод перерезан».

— Телефон не работает, — повторила она.

Смотрит на него, но взгляд рассеянный.

Он повесил трубку назад.

— Ты в порядке?

Она по-прежнему безучастно смотрела в его сторону. Он подошел, оперся на край кровати и заглянул ей в глаза:

— Ты в порядке?

Звук его голоса привел ее в чувство, взор прояснился. От удивления она откинулась назад и тотчас скривилась от боли.

— Ты помнишь, что ты сейчас сказала?

— Я? Я что-то сказала?

Какие красивые у нее глаза! И взгляд такой ясный… Широко раскрытые, они смотрели прямо на него.

— Как все странно! И чем дальше, тем больше! Нам явно без врача не обойтись.

Он отошел от кровати.

— Но мне не настолько плохо, — сказала она, — я могу потерпеть.

— Что ты тогда предлагаешь?

— Для начала было бы неплохо убрать разбитую вазу, пока ты не наступил на осколки и не поранился.

— Согласен, — сказал он, взглянув через плечо на разбросанные по полу осколки. — В ванной, кажется, есть тряпка, так что после можно вытереть пол. Что дальше?

— Если собираешься выйти на улицу и просить помощи, надо хотя бы переодеться.

Он вспомнил, что все еще в пижаме.

— Принято.

Сколько, однако, в женщинах здравого смысла! — подумал он и принялся собирать осколки.




4


Через десять минут он, натянув футболку и надев полотняные штаны, занялся поиском обуви.

Одежда нашлась в шкафу. Выбор небольшой — майки да брюки. Слева висели аккуратно подобранные мужские вещи, справа — женские. Он просмотрел женские вещи — только блузки и юбки. Но на дне шкафа стояли две узкие коробки, открыв которые, он обнаружил нижнее белье и носки.

Лишь одна странность. Вся одежда была совершенно новой.

Но он решил пока что не забивать себе этим голову и, выбрав подходящие вещи, переоделся, загородившись дверцей. Пижаму сложил и сунул в шкаф.

В прихожей имелся небольшой встроенный ящик для обуви. Открыв дверцу, он обнаружил пару опять же новеньких кроссовок и пару туфель из мягкой белой кожи на низком каблуке. Он вынул кроссовки и поставил у входа. Почувствовал запах новой резины.

Когда он возвратился в комнату, она, свернувшись, лежала под одеялом.

— Все еще мерзнешь?

— Ужасно.

Он чувствовал, что уже начал потеть, так стало жарко в квартире, а она дрожала от холода.

— Может быть, есть еще чем накрыться…

Окинул глазами комнату. Над шкафом виднелась еще одна дверца. Не там ли постельные принадлежности? Встав на цыпочки, можно дотянуться.

Открыв длинную узкую дверцу, он обнаружил одеяло, все еще запакованное в целлофан. Другого цвета, не того, которым она была сейчас накрыта.

Кроме того, справа лежал голубой плоский кейс. Он лежал плашмя, ручкой в его сторону.

Прежде всего он достал одеяло и разорвал целлофан. Накрыл ее.

— Спасибо, — прошептала она.

— Вряд ли это спасет от озноба, но все же, за неимением лучшего…

Скатав целлофан, швырнул под кровать. Поднял глаза и еще раз заглянул в ящик над шкафом.

Кейс…

Что это может быть?

— Ну как? Согрелась?

Она ответила из-под одеяла:

— Немного теплее.

— Не помнишь, был у тебя голубой кейс?

— Какой?

— Сейчас покажу.

Схватив кейс за ручку, потянул на себя. Неожиданно тяжелый. Вот это да! — удивился он и стал вынимать осторожно, но в результате чуть не уронил, опуская на пол.

— Тяжеленный. Интересно, что в нем?

Приподняв, поставил его так, чтобы ей было видно с кровати.

Ничем не примечательный гладкий кейс. Никаких наклеек, никаких бирок. Лишь марка изготовителя: «Самсонайт».

— Припоминаешь?

Она молча смотрела на него. Ответ отрицательный.

— Попробуем открыть?

— Думаешь, откроется?

— Ключа нет.

Нажал на застежки по обеим сторонам ручки, раздался щелчок и крышка открылась.

У него перехватило дыхание, он не поверил своим глазам.

— Что? Что там внутри?

Она приподнялась, и в тот же миг, вскрикнув от боли, крепко зажмурилась. В таком состоянии ей совершенно нельзя двигаться. Даже со стороны он видел, как сильно она страдает. Точно ударили по голове чулком, набитым дробью. Он обнял ее за плечи.

— Тебе лучше не двигаться.

Она медленно открыла глаза.

— Все в порядке. Боль возникает от резких движений. Я вполне могу встать с постели, не волнуйся.

Наконец и она заглянула в кейс.

Оба не могли вымолвить ни слова.

— Что это? — проговорила она дрожащим голосом.

— Забыла, как называется?

— Не шути, я другое имела в виду.

Ему тоже было не до шуток. Кейс был доверху набит деньгами.

— Как это понимать? — не отрывая глаз от кейса, она схватила его за руку. Так сильно, что впилась в нее ногтями. Но он был настолько ошеломлен, что ничего не чувствовал.

— Не знаю, — ответил он. Увы, сколько раз за последнее время он был вынужден повторять эти слова!

В кейсе были аккуратно сложенные купюры по десять тысяч иен. Три ряда вдоль, пять поперек. Деньги были в пачках, но не запечатаны, а стянуты резинкой.

— Сколько здесь?

— Хочешь посчитать? — он взглянул на нее. — Интересно?

— Интересно? Ты о чем?

— Ладно.

Он закрыл крышку кейса и распрямился. Взяв за ручку, приподнял.

— Что будешь делать?

— Не оставлять же его здесь. Положу в шкаф.

Спрятав кейс, он плотно закрыл дверцы.

— В любом случае, прежде всего надо решить с больницей. Нам обоим необходимо показаться врачу.

Она пристально посмотрела на него, сжимая в руках край одеяла.

— А это не опасно?

— Опасно?

— Такие деньжищи…

Некоторое время он думал, прикусив нижнюю губу. Затем подошел к ней и, присев, заглянул в глаза.

— Короче, ты хочешь сказать, не связано ли с этими деньгами какое-то преступление? Ограбление, похищение с требованием выкупа?

Она не ответила, но опустила глаза.

— Ты думаешь, если мы выйдем на улицу, да еще пойдем в больницу, нас могут арестовать?

Она посмотрела на него неуверенно.

— А ты этого не боишься?

Только что ее тревожили банальные вопросы благопристойности, а сейчас подозревает себя в совершении преступления! Из огня да в полымя!

— Ну ты даешь! Увидела деньги в кейсе, и сразу фантазия разыгралась!

— Но послушай. Откуда у обычных людей могут быть на руках такие деньги? Большие суммы хранят в банке.

Действительно. Ее слова полностью согласуются со здравым смыслом. Обычно люди не держат наличность дома. Или?..

— Может это лотерейный выигрыш, — несколько натужно рассмеялся он. — Вот мы и напились на радостях. Вполне похоже на правду.

Он и сам понимал, что его гипотеза противоречит всему тому, что он говорил прежде. Но он вовсе не стремился ее в чем-то убедить. Просто переливанием из пустого в порожнее ничего не добьешься, а ей срочно надо к врачу. Нет, пожалуй, ему первому необходима медицинская помощь.

Она сидела на кровати, погрузившись в свои мысли. Он погладил ее по плечу, накрытому одеялом, и поднялся.

— Ложись и ни о чем не беспокойся. Все будет хорошо. Я скоро вернусь.

Она осторожно приподняла голову.

— Слушай, мне… мне страшно.

— Страшно?

— Ты собираешься оставить меня одну с такими деньгами?

Он понял, что она имела в виду.

— Хочешь, чтобы я запер квартиру на ключ?

— Иначе я не усну.

— Хорошо. Где-нибудь наверняка есть ключ. Я поищу.

Пространства для поисков осталось не так уж много. Кухню он уже обшарил сверху донизу. Вряд ли ключ может находиться в ванной или в туалете, остается эта комната. На столе, с которого упала ваза с цветами, больше ничего не было, из мест, где может что-либо храниться, на глаза попался лишь маленький выдвижной ящик в подставке для телевизора.

Он вдруг осознал — ни у него, ни у нее нет никаких личных вещей. Попадись ему под руку, допустим, дамская сумочка, он бы, разумеется, сразу вспомнил о ее назначении.

Подставка для телевизора была из самых примитивных, с двумя отделениями — для видеомагнитофона и кассет. Но в них было пусто, только по краям мелкие опилки.

Присев, выдвинул нижний ящик.

В нем находились три предмета. Он не успел отметить, какой из предметов первым попался на глаза, в каком порядке вспомнил, как они называются. Главное — он их видел. В этом он не сомневался.

С силой задвинул ящик. От резкого толчка телевизор качнулся.

Осторожно посмотрел через плечо. Она ничего не заметила. И ничего не сказала.

Он опустился на пол. Его вновь охватила дрожь, ладони вспотели. Вытер ладонью лоб, перевел дыхание и вновь выдвинул ящик.

Ближе всего лежал ключ. Маленький ключик — он не занимал много места. Все остальное пространство в ящике занимали два других предмета.

Пистолет.

Черный, с металлическим блеском пистолет лежал немного наискосок, точно перевернутая буква «Г».

Вряд ли боевой — модель. Он даже подумал, что в таком случае дуло должно быть запаяно. Но откуда он знает? Неужели увлекался подобными вещами?

Желания брать в руки пистолет не было. Не дай бог, нажмешь ненароком на курок, и он выстрелит. Если предохранитель, да, так, кажется, это называется, на месте, бояться нечего, но он понятия не имел, где у пистолета предохранитель, как он выглядит, и каким образом узнать, что он «на месте». Вытащив ящик полностью, положил на колени. Пригнув голову, заглянул в дуло.

Не запаяно.

Значит — настоящий?

Сердце застучало в ушах. Стало трудно дышать, жара в комнате показалась невыносимой. Несмотря на это, его пробрал озноб. Словно к копчику прижалась холодная, как лед, рука. Эта рука росла, забирая из тела тепло.

Ключ и — пистолет.

Наконец, третий предмет. Тонкое полотенце. На нем лежали первые два. Всего лишь полотенце.

Однако, если глаза не обманывают, полотенце испачкано. Едва заметное, точно въевшееся бурое пятно.

Какая-то грязь. Совсем как высохшая кровь. Он вытер вспотевшую правую руку о штаны. Нельзя чтобы ладонь была липкой. Но казалось, сколько ни вытирай, суше не становится.

Прикоснувшись к пистолету, почувствовал холодок. Почудился маслянистый привкус во рту.

Главное, не притрагиваться к курку, безопаснее всего взять за ствол. Осторожно, чтобы не направить дуло ни на кровать, ни на себя. Извернувшись так, точно исполнял акробатический трюк, он наконец достал пистолет из ящика. Прежде чем положить на пол, невольно задержал дыхание. И точно торопясь снять напряжение, резко схватил полотенце.

Развернул. Неровные пятна, как абстрактная картина, на которую пожалели краску. Поднеся полотенце к носу, почувствовал неприятный запах.

— Это кровь. Да?

Он буквально подскочил. Приподнявшись на кровати, она смотрела него, мертвенно-бледная.

Почти инстинктивно он сжал колени, чтобы скрыть лежащий на полу пистолет. Но ее глаза были устремлены на полотенце и, казалось, не замечали ничего остального.

— Это было в ящике?

Он кивнул. Она нахмурилась и, придерживая рукой голову, слегка подалась вперед.

Он передал ей полотенце, и она стала его внимательно рассматривать. Поднесла к носу и скривилась.

— Воняет, это — кровь.

— Откуда ты знаешь?

— Любая женщина знает.

Она вернула ему полотенце и, сделав над собой усилие, села. При каждом движении в голове гудело, как при сильной мигрени.

— И ты все еще думаешь, что нам ничто не угрожает? — сказала она с мукой на лице. Глаза покраснели, в них блестели слезы.

Он молчал. Он колебался, следует ли раскрыть все карты.

— Прошу тебя, не ходи в больницу. Мне не так уж плохо.

— По твоему виду не скажешь.

— Во всяком случае, не сейчас, нам надо немного успокоиться. Подождем до вечера. Глядишь, за это время чего-нибудь вспомним. Хорошо?

Он положил руку на спинку кровати и посмотрел ей в глаза. Может быть, и в самом деле не стоит сейчас оставлять ее одну.

Нет, надо быть честным. Мне страшно выходить на улицу. Я не знаю, что меня там ждет.

— Будь по-твоему, — сказал он.

Убедившись, что она вновь легла, он поднял с пола пистолет. Завернул в полотенце и, немного подумав, запихнул в кровать, между матрасом и пружинами. Оставлять пистолет в ящике опасно — кто-нибудь может найти.

Ключ сунул в карман штанов.

Пройдя в кухню, прежде всего удостоверился, что ключ подходит к входной двери. В ванной сунул голову под кран и пустил холодную воду. Намокла даже майка на спине, но немного взбодрился.

Когда вытирал голову полотенцем, вновь в глаза бросились загадочные знаки на руке. На них попала вода, но они не расплылись.

«Успокойся, успокойся, — твердил он себе. — Правильно она говорит: надо немного осмотреться и со временем все разъяснится». Повесив полотенце, посмотрел в зеркало. Судя по лицу человека, глядящего из зеркала, он не слишком верил в благополучный исход.

Единственное, что он понимал: нельзя идти ни в больницу, ни в полицию.

Время — два часа двадцать семь минут. И это только начало.




5


Гостья, как и договаривались, пришла ровно в три часа.

Когда в дверь дважды позвонили, находившаяся в кухне Эцуко Сингёдзи вскочила со стула. Юкари, устроившись с ногами на соседнем стуле и сжимая в руке горсть цветных карандашей, недовольно надула щеки:

— Прямо-таки заждалась!

— Отстань!

Успешно продемонстрировав, что обижена посягательством на свои детские привилегии, Юкари быстро уложила карандаши в пенал, захлопнула книжку-раскраску и спустилась со стула. Эцуко погладила дочь по голове:

— Извини. Я понимаю, что сегодня воскресенье. Но надеюсь, это недолго.

— А обещанный ресторан?

Эцуко улыбнулась.

— Как договорились. Заметано. Пока подумай, что бы ты хотела съесть.

— Ладно.

Юкари пулей взлетела вверх по лестнице. Эцуко крикнула ей вслед:

— Если хочешь, можем прежде зайти к деду. Вместе закончите раскрашивать книжку.

Стоя наверху лестницы, Юкари обернулась.

— Конечно, можно… Но дед раскрашивает свадебное платье в коричнево-зеленый цвет!

— Ему нравятся изысканные тона.

Убедившись по стуку двери, что Юкари ушла к себе в комнату, Эцуко пошла открывать дверь.

На пороге стояла Ёсико Каибара и даже не пыталась скрыть своего раздражения. Она нарочито постукивала носками черно-белых туфель на высоких каблуках.

— Сколько можно ждать! — Ёсико поджала густо напомаженные губы. Эцуко решила не обращать внимания.

— Сами понимаете, когда в доме ребенок… Проходите.

Предложив тапки, первой прошла в гостиную. Ёсико последовала за ней, с шумом захлопнув дверь.

Едва войдя в гостиную, Ёсико начала внимательно осматриваться. Точно свекровь! — подумала Эцуко. Ей стало немного не по себе. Вспомнила, что утром, зная о предстоящем визите Ёсико, особенно тщательно убралась в доме.

В такой манере сварливой свекрови Ёсико обращалась со всеми без исключения женщинами. Получалось это непреднамеренно, но впечатление производило тягостное.

— Моя девчонка не слишком вам надоедает? — спросила Ёсико, продолжая стоять.

В первый раз она позвонила три дня назад, когда это случилось, но уже раз десять успела задать один и тот же вопрос.

Соответственно и Эцуко повторила свой ответ:

— Ваша дочь Мисао ко мне не заходит. И вообще мы с ней практически не видимся. Может, присядете?

Метнув придирчивый взгляд на софу, накрытую по-летнему холстиной, Ёсико присела. Черную сумочку из крокодиловой кожи (скорее всего, настоящей, не имитации — как говорила Мисао, мамаша на себя бабла не жалеет) положила рядом с собой, достала из нее серебряный портсигар и извлекла входящую в комплект зажигалку.

Эцуко налила холодный ячменный чай в высокий стакан, предназначенный для гостей, поставила на поднос, принесла в гостиную и села наискосок от Ёсико.

Ёсико, сделав затяжку, постучала сигаретой о край стеклянной пепельницы, стоящей на столе. При этом она ухитрилась уронить пепел на скатерть. Между прочим, Эцуко терпеть не могла курильщиков, промахивающихся мимо пепельницы.

Эцуко поставила на стол стакан с чаем и сложила руки на коленях, но Ёсико продолжала молча курить. Всем своим видом показывая, что не снизойдет до того, чтобы начать разговор.

— Мы с вами не раз имели случай говорить по телефону, но видимся впервые. Меня зовут — Эцуко Сингёдзи. С Мисао…

Ёсико резко ее оборвала:

— Я прекрасно осведомлена, в каких вы с ней отношениях. Она мне рассказывала. Но сейчас не об этом. Я хочу знать, где она.

Эцуко спокойно повторила, что она и сама понятия не имеет, где Мисао.

— У вас до сих пор нет от нее никаких известий? — спросила она.

Ёсико бросила на нее презрительный взгляд:

— Были бы, я б сейчас здесь не сидела!

Не слишком вежливый ответ, но Эцуко старалась не показывать свою неприязнь к собеседнице. Она вспомнила, как однажды Мисао заметила: «Когда говоришь с мамашей, главное сохранять хладнокровие и не возражать, иначе ее понесет — не остановишь».

— Вы сказали по телефону, что Мисао исчезла вечером девятого, в четверг. С тех пор прошло уже три дня.

Эцуко взглянула на настенный календарь с фотографиями горных растений. Именно такой всегда выбирал Тосиюки. После смерти мужа Эцуко не нашла в себе сил сменить его, специально съездила в большой магазин канцелярских товаров в центре города и купила точно такой же.

— Ваша дочь когда-нибудь надолго пропадала из дома без предупреждения?

Ёсико потушила сигарету, вдавив ее в пепельницу, и тотчас прикурила новую.

— Не было такого. Если когда и ночевала у друзей, на следующий день обязательно возвращалась домой.

Свои отлучки Мисао называла «выпусканием пара». («Если время от времени не выпускать пар, я просто взорвусь».)

— Она не оставила записки?

— Нет.

— Когда она уходила из дому, при ней были какие-нибудь вещи? Что-нибудь вроде дорожной сумки?

Ёсико, отведя глаза, сердито фыркнула:

— Я с этой дрянью практически не общаюсь, — сказала она, метнув на Эцуко злобный взгляд, точно нарываясь на ссору. — Даже когда она дома, со мной практически не разговаривает. Дома она или нет, я узнаю лишь по тому, спустилась ли она к ужину. Откуда мне знать, что она с собой взяла!

Ёсико говорила все более резким тоном, но за этим чувствовалась попытка оправдаться.

— В таком случае, не исключено, что она исчезла не девятого, а намного раньше?

— В последний раз я ее видела восьмого, за ужином. В тот же вечер — было около одиннадцати — я крикнула, чтобы она приняла ванну, и, не дождавшись ответа, заглянула в комнату. Ее там не было.

Судя по прежним «загулам» Мисао, если она ушла из дому восьмого, то девятого должна была вернуться. Видимо, именно так рассуждала Ёсико, поэтому не придала особого значения исчезновению дочери.

Но и вечером девятого Мисао не вернулась. Тогда Ёсико позвонила Эцуко. Было уже около полуночи, Эцуко спала.

С первых же слов началась истерика: «Верните мне мою дочь!»

— Получается, сегодня — уже четвертый день. Где же она может быть?

Эцуко вспомнила хорошенькое личико Мисао. При первой личной встрече, около месяца назад, она подумала, что Мисао намного краше, чем можно было вообразить по голосу. Семнадцатилетняя девушка давно миновала этап, когда говорят: «Подрастет, будет настоящей красавицей». Она уже была образцом совершенства.

— Вы всех опросили? Помимо меня, у нее есть одноклассницы, друзья.

— У нее нет подруг-одноклассниц, она школу практически не посещает.

— А бойфренд у нее есть?

— Она якшается с каким-то хулиганьем, — отрезала Ёсико, уклонившись от прямого ответа, и вновь потянулась за сигаретой.

— Мне неловко спрашивать, но в полицию вы не обращались?

Зажав в губах сигарету и держа в руке зажигалку, Ёсико выпучила глаза:

— При чем здесь полиция?

— Вы могли подать заявление на розыск.

— С какой стати я стану поднимать на уши полицию? Мисао и так вернется!

Подразумевалось, что будет верхом неприличия, если она сообщит полиции, а Мисао вдруг явится сама.

Эцуко была возмущена, но вдруг ей стало понятно.

Эта женщина нисколечко не верит, что с ее дочерью могла случиться какая-то беда. Просто ей нестерпима мысль, что Мисао самовольно ушла из дома и живет у людей, о которых она, мать, ничего не знает. На одну ночь она еще способна закрыть глаза, но более продолжительное отсутствие дочери приводит ее в ярость.

Очевидно, Ёсико Каибара не различает любовь и жажду единоличного обладания. Она не допускает мысли, что дочь может иметь друзей, которым доверяет больше, чем своей матери. Это ее злит. И теперь она срывает свою злость на ней, Эцуко Сингёдзи.

— Простите, но почему вы решили, что Мисао находится у меня?

Ёсико угрюмо молчала.

— Мисао часто рассказывала обо мне?

— Часто, — ответила Ёсико неохотно. — «Госпожа Сингёдзи из ”Неверленда” и та понимает меня лучше, чем ты», все в таком духе. И это она мне, своей матери!

— И отсюда вы сделали вывод, что она пошла ко мне?

Ёсико не ответила.

— Вряд ли она считала меня своей близкой подругой, — вздохнула Эцуко.

Ёсико презрительно выпятила губы, демонстрируя, что она в этом нисколько не сомневается.

— И все же, — сказала она резко, — Мисао ведь была у вас дома?

Эцуко кивнула:

— Один раз.

— Но у меня создалось впечатление, что она относилась к вам с большим доверием.

— И все же, посторонний есть посторонний, — твердо сказала Эцуко. — В ее жизни есть области, куда мне вход закрыт. И не только мне — всем. Впрочем, у любого человека есть такие заповедные зоны, разве нет? Я не считаю, что близкие отношения — это возможность залезать друг другу в душу.

Ёсико смутилась.

— Что вы хотите этим сказать?

— Существуют вещи, которые ваша дочь может решать по своему усмотрению. Другими словами, у Мисао есть свой собственный мир.

— Да она же еще ребенок!

— Это ничего не значит, — Эцуко подалась вперед. — Главное, чтобы она не запиралась в своем внутреннем мире. Если с этим все в порядке, думаю, вам не о чем беспокоиться. Мисао — девочка умная.

— И это несмотря на то, что она уже три — четыре дня не возвращается домой? Вы так безответственно рассуждаете только потому, что она не ваш ребенок!

— Именно поэтому я и пытаюсь вам втолковать, — терпеливо ответила Эцуко, — сейчас не время обсуждать ее поступки или образ мыслей. Ведь раньше она никогда надолго не отлучалась из дома, верно? Не исключено, что она попала в какую-то беду. Госпожа Каибара, надо обратиться в полицию. Теперь, когда вы убедились, что я ни при чем, что я не прячу ее в своем доме, вам следует расспросить ее друзей и знакомых. Если в конце концов Мисао найдется, ругайте ее сколько угодно, но это все же лучше, чем сидеть сложа руки.

Вообще-то, Эцуко казалось невероятно странным, что Ёсико до сих пор не обратилась в полицию и даже не помышляла об этом.

Но Ёсико сделала непонимающее лицо, как будто с ней говорили на иностранном языке. Вероятно, она не допускала возможности, чтобы Мисао ни с того, ни с сего попала в какую-либо беду.

Немного погодя Ёсико внезапно открыла сумочку и достала из нее тетрадь большого формата. И чуть ли не швырнула на стол.

— Это ее дневник.

Эцуко нахмурилась.

— Он был в ее комнате?

— Хотела узнать, куда она могла пойти, решила поискать в ее вещах что-нибудь вроде телефонной книжки и нашла вот это.

Действительно, как иначе она бы могла заполучить мой телефон? — подумала Эцуко, но ее выводила из себя бесцеремонность этой дамочки.

— Пишет всякую чушь.

— Вы посмотрели?

Дневник Мисао был из тех, что запираются на маленький замочек. На обложке с цветочным узором выведено серебром: «Дневник». Замочек сломан.

— Открыла с помощью отвертки, — простодушно заявила Ёсико. — Посмотрите, посмотрите. Может, вы что-нибудь поймете.

Эцуко не сразу решилась взять в руки дневник. Ей казалось, что прочитав его без разрешения, она совершит предательство по отношению к Мисао.

— Читайте! — настаивала Ёсико. — Я, мать, разрешаю. Это же экстренный случай. Вы сами сказали!

Эцуко пропустила мимо ушей «разрешение» Ёсико. Но пообещав себе, что при случае попросит у Мисао прощения, открыла дневник.

Она впервые видела написанное ее рукой. У девочки оказался четкий, твердый почерк с легким наклоном вправо, без модных завитушек.

В дневнике на каждый день отводилось по странице, но многие были пусты. Мисао не столько вела дневник, сколько делала заметки на память: «6 вечера, Loft», «Покупки в My City»… Такого рода короткие записи занимали большую часть дневника.

Пролистав его, она обнаружила, что записи заканчивались седьмым августа, дальше шли пустые страницы.

Запись от седьмого числа состояла из одной строки:

«Завтра попытаюсь дойти до седьмого уровня. Безвозвратно?»

«Безвозвратно?» — несколько раз повторила про себя Эцуко.

А ведь так и получилось, Мисао не вернулась — на этой записи дневник оборвался.

Иначе говоря, она каким-то образом предвидела, что не вернется домой?

Подняв глаза, Эцуко посмотрела на Ёсико. Та в свою очередь смотрела на нее, куря очередную сигарету.

— Что означает эта запись седьмого августа? — спросила Эцуко.

— Понятия не имею.

Пролистала несколько страниц назад. Двадцатого июля вновь мелькнуло слово «уровень»:

«Третий уровень — на полпути сорвалось — обидно».

Пролистала еще дальше назад, стараясь ничего не пропустить. Первый раз слово «уровень» появилось четырнадцатого июля:

«Впервые испробовала первый уровень — Сингёдзи ¦».

Эцуко дважды перечитала эту запись.

Слово «уровень» само по себе казалось загадочным, но больше всего ее поразило собственное имя, приписанное рядом.

— Прошу прощения, я на минутку, — Эцуко поднялась, пошла в кухню и достала из ящика книгу записей домашних расходов. По форме это была обычная школьная тетрадка, но Эцуко ею дорожила, поскольку записывала в ней не только расходы, но иногда использовала как дневник.

Заглянув в нее, установила, что впервые встретилась с Мисао и пригласила ее к себе домой десятого июля.

Она вновь вернулась к дневнику Мисао. Там тоже десятого июля имелась запись:

«Встретилась с Сингёдзи!»

Еще раз перечитав запись от седьмого августа, Эцуко закрыла дневник.

— Меня смущает этот дурацкий «седьмой уровень», о котором она написала перед самым уходом. — Ёсико недоуменно пожала плечами. — Что бы это значило?

Эцуко не стала сдерживать раздражения:

— Если вы не понимаете, почему я должна понимать? Это ваша дочь и вам оспаривать ее любовь у меня, человека совершенно постороннего, нелепо. У Мисао одна мать — вы.

Главной причиной семейных конфликтов было неуемное желание Ёсико доминировать над дочерью. Она считала, что, как мать, имеет полное право определять круг общения Мисао и может лишь тогда быть спокойной, когда держит всю личную жизнь дочери под контролем.

Возвращая дневник, Эцуко сказала твердо:

— Прежде всего сходите с этим в полицию. Четырехдневное отсутствие молодой девушки вещь ненормальная, поэтому к вашему заявлению отнесутся с должным вниманием. Затем было бы неплохо порасспросить ее друзей.

У Ёсико был недовольный вид. Но не потому, что у нее были возражения, просто она не терпела, когда кто-либо ей указывал, что надо делать.

— Со своей стороны я также расспрошу всех, кого знаю. Мы дружим, и я тоже за нее беспокоюсь.

Эцуко поднялась, показывая, что разговор окончен.




6


Только когда Ёсико Каибара ушла, Эцуко почувствовала, как сильно она устала. Налив себе густого кофе, она обессиленно опустилась на стул в кухне.

Вот уже полгода, как она работает в «Неверленде».[1 - «Неверленд» — англ. Neverland, «страна Нигде», название волшебной страны в книге Барри «Питер Пэн». (Здесь и далее прим. перев.)] Но подобная неприятность случилась впервые. Раздумывая, как правильнее поступить в сложившейся ситуации, она чувствовала себя совершенно беспомощной.

Вообще-то говоря, на нынешнюю работу она устроилась не по своему желанию. Ей настоятельно посоветовала одна давняя подруга, в надежде, что это вернет Эцуко к жизни. Она не могла видеть, как после скоропостижной смерти мужа Эцуко буквально влачит свои дни, пребывая в апатии.

Эцуко Сингёдзи преподавала английский язык в школе, когда познакомилась с Тосиюки Идэ. Выйдя замуж, став Эцуко Идэ, родив Юкари, она еще некоторое время продолжала преподавать. Но в грудном возрасте Юкари постоянно болела, а Тосиюки трудился до седьмого пота, без праздников и выходных, так что ее постоянно мучили сомнения, не лучше ли бросить работу и посвятить всю себя семье. На второй год брака она остановила выбор на семье.

Тосиюки умер десятого августа прошлого года, на рассвете, после бессонной ночи, проведенной на рабочем месте. Только-только закончился традиционный срок траура. Она не присутствовала при его смерти. Он упал в офисе компании, его доставили в больницу, и он вскоре, не приходя в сознание, скончался. Официальная причина смерти — сердечная недостаточность. Тосиюки было всего тридцать семь. В профсоюзной газете поместили статью, в которой его смерть назвали «классическим случаем гибели от изнурительного труда» и сурово заклеймили администрацию. По этой ли причине, или из опасений, что Эцуко подаст судебный иск, но ей выплатили довольно значительную сумму в счет выходного пособия Тосиюки и так называемые «гробовые». В результате она смогла полностью выплатить кредит за дом. Из социального фонда компании ей назначили пенсию в связи с потерей кормильца. Таким образом отпали все бытовые заботы, деньги перестали быть постоянной головной болью, в отличие от того времени, когда Тосиюки был еще жив и работал не покладая рук.

Но именно поэтому существование Эцуко внезапно стало пустым и бессмысленным.

Ради чего работал Тосиюки? Если подумать, они даже ни разу не съездили в отпуск втроем. Можно по пальцам сосчитать, когда они всей семьей ходили в зоопарк или парк аттракционов. Изо дня в день внеурочная работа, нередко всю ночь напролет. Но несмотря на весь этот титанический труд, получается, что с экономической точки зрения выгоднее безвременно околеть.

По этому поводу одни говорили:

— Если б не нынешний строительный бум, не пришлось бы вашему супругу так надрываться.

А другие:

— Уж слишком его компания хотела отхватить лакомый кусок от проекта новой застройки Токио!

Были и такие, кто говорил:

— Не повезло бедняге. Выжали все соки и выбросили.

Но ей было все едино. Не эти слова хотела бы она услышать. Она ждала объяснений. Она ждала ответа.

Строго говоря, Тосиюки вовсе не «упал». Он хотел подняться из-за кульмана, но ноги подкосились, он вновь опустился на стул и уже не смог встать.

Но существует ли на свете работа, ради которой человек должен надрываться до такого изнеможения, что не в состоянии встать со стула? Кто вправе заставлять людей работать на износ?

Тосиюки пришлось трудиться всю ночь, заканчивая проект, поскольку по плану через два дня вся компания в полном составе уходила в десятидневный летний отпуск. Отпуск брать обязательно. Таково правило. Но объем работы оставался неизменным, и нельзя было переложить ее на чужие плечи. Другими словами, Тосиюки умер потому, что обязан был взять летний отпуск.

Как возможна такая бессмыслица? Сколько ни бейся головой о стену, ответа нет.

— Не женись он на тебе, был бы жив. Ты заставляла моего мальчика вкалывать так, что он не выдержал и умер!

Что она могла возразить на упреки свекрови? Разумеется, фактически все было не так. Но если взглянуть с точки зрения причинно-следственной связи — не поспоришь.

Она часто говорила мужу: «Выглядишь ты плохо, не ешь ничего. Может, тебе хоть немного отдохнуть?» Говорить-то говорила, но в действительности пальцем о палец не ударила. И когда Тосиюки, посмеиваясь, отвечал: «Мы, трудоголики, все такие. У нас в компании есть трудяги еще похлеще», она предпочитала не спорить.

Вот и получается, что мужа доконало ее безразличие.

Как ни крути, главная вина лежит на ней. Когда сразу после свадьбы семья мужа потребовала передать в их распоряжение значительную часть наследства, она безропотно подчинилась. Взяла фамилию мужа. Изначально родня мужа была против их брака (впрочем, мать Тосиюки любую невестку встретила бы в штыки). Эцуко отдавала себе отчет, что, выйдя за Тосиюки, не стала членом семьи Идэ, поэтому после его смерти вернула себе девичью фамилию Сингёдзи. Она думала, что имея на руках Юкари и храня память о муже, занимаясь домом, в котором проходила их совместная жизнь, она как-нибудь перебьется.

Однако без Тосиюки жизнь стала невыносимо унылой, однообразной, точно исчезли все краски. Эцуко казалось, что от нее осталась пустая оболочка.

Подруга отругала ее:

— Если будешь и дальше сидеть сложа руки, ты тоже умрешь. А что станет с Юкари, подумала?

И предложила работу.

— На людей посмотришь. Хоть какая-то польза. Тебе нужно сменить обстановку. Считай, что делаешь это ради Юкари.

Эти слова — «ради Юкари» — подействовали.

Вначале она подумывала вернуться в школу. Самое естественное, к тому же работа учителя ей нравилась. Но как только она стала подыскивать место, вдруг поняла, что совершенно утратила способность учить детей.

Дети… Школьники, которых надо ежедневно нагружать непомерными заданиями. И ради чего они зубрят и днем и ночью? Чтобы поступить в хороший колледж, в хороший университет, устроиться на хорошую работу. А что дальше? Работать, работать, постоянно работать, и только для того, чтобы умереть, как Тосиюки? У нее уже не было ни малейшего желания помогать им продвигаться по этому пути.

Тогда-то ее давняя сослуживица и упомянула о «Неверленде».

— Это что-то вроде службы социальной помощи, — сказала она.

Когда она все-таки решилась, некто по имени Мацудзиро Иссики, проводивший с ней собеседование, удивил ее, сказав со смешком:

— У нас здесь, если угодно, телефонный клуб!

Оказалось, что в телефонном справочнике номер «Неверленда» следовало искать в разделе «Страховые услуги». Причудливое название носил отдел, входящий в состав крупной страховой компании. Он ютился в тесном офисе на семнадцатом этаже небоскреба, расположенного в центральной части Токио.

Постоянный штат состоял из шести человек. Трое мужчин, три женщины, разброс в возрасте довольно большой — самому молодому служащему едва исполнилось двадцать, самому старшему было уже за шестьдесят. Работали круглые сутки в три смены. Работа — отвечать на телефонные звонки.

В рекламном памфлете их представляли следующим образом:

«Когда вам грустно, когда не с кем поговорить, когда у вас возникли проблемы, звоните в «Неверленд»! Мы всегда рады составить вам компанию!»

«Неверленд» был своеобразной исповедальней по телефону. Но звонить можно было по любому поводу. Даже просто потому, что нечем заняться и хочется с кем-то поболтать. Более того, львиную долю составляли именно такие «никчемные» звонки. Изредка обращались с серьезными жизненными проблемами, просили юридической консультации, спрашивали о социальных выплатах, но в таких случаях звонивших отсылали в специализированные службы.

— Короче, это что-то вроде «телефона доверия»? — спросила Эцуко.

— Да нет же, нет, — засмеялся Иссики. — Не так серьезно. Ближе к развлечению. Всего-то непринужденно болтать с людьми, у которых нет никаких особых проблем, но им скучно, хочется с кем-нибудь поговорить.

— Но если так припекло, почему они не звонят своим друзьям?

— В Токио достаточно людей, у которых нет друзей.

Ей предложили несколько дней просто понаблюдать, прежде чем принять окончательное решение. Работа ее не слишком вдохновила, но ей стало любопытно, почему страховая компания выделяет деньги на такое несерьезное предприятие, и она согласилась.

В первый же день ее потряс шквал звонков.

Среди звонивших были и тинейджеры, и одинокие старики. Женщины, мужья которых уехали в длительную командировку. Студенты, приехавшие в столицу издалека и не знающие, куда приткнуться. Даже позвонил ребенок, которого работающие родители оставляли одного дома.

Дети взахлеб рассказывали о том, что у них за день случилось в школе. Одиноко живущая девушка поделилась радостной новостью, что у нее вроде бы наклевывается любовник. Пожилой служащий сообщил, что ложится в больницу на профилактический осмотр и ужасно нервничает. Какой-то чиновник, казалось, никогда не закончит жаловаться на неприятности на работе. Менеджер с беспокойством говорил о подведении годового баланса.

— Ну что? — спросил Иссики. — Как видите, мы не более чем фиктивные друзья, существующие лишь на другом конце провода, и все же лучше, что мы есть, чем если б нас не было, — и, переходя на более серьезный тон, добавил: — По роду занятий мне за свою жизнь пришлось повидать немало людей. И вот что я думаю. Лучше всех умеют выслушивать чужие жалобы те, кто, подобно вам, еще в молодые годы пережили большое горе. Ну что? Соглашаетесь?

Эцуко почувствовала, как у нее сильно забилось сердце. Кроме всего прочего, ее привлекали чисто человеческие качества Иссики, который, служа в страховой компании, мог надеяться со временем дорасти до члена правления, а вместо этого предложил проект «Неверленда» и всего себя посвятил своему детищу.

Но оставалась одна проблема. А именно, Юкари.

— Абсурд, если я стану здесь развлекать скучающего без родителей ребенка, в то время как моя собственная дочь будет ужинать дома в одиночестве.

На это Иссики сказал, что она всегда может договориться с другими сотрудниками и составить удобный график работы:

— С этим у нас никаких проблем!

И все же у Эцуко остались сомнения.

Развеяла их сама Юкари. Ей было всего десять лет, но то ли потому, что она была единственным ребенком в семье, то ли сказалось влияние Тосиюки, который с ранних лет воспитывал ее силой убеждения, девочка была умной не по годам. Когда Эцуко рассказала ей о полученном предложении и спросила совета, Юкари сказала:

— Мама, разве не здорово? Попробуй!

— Ты согласна, если я пойду работать?

— Да, но в воскресенье же выходной? Ты сможешь ходить со мной на школьные экскурсии и в спортивную секцию?

— Разумеется.

— Ну, тогда все отлично. Я рада, что у тебя будет работа и ты опять станешь красивой.

Эцуко покраснела. Она впервые застыдилась того, что после смерти мужа совсем перестала следить за собой и, если не надо было выходить из дома, целый день не притрагивалась к расческе.

Юкари и сама часами болтает по телефону, подумала она. Даже маленькому ребенку это удовольствие. Пусть псевдообщение, пусть лишь временное облегчение для тех, кто нуждается в реальном человеческом участии, но все недостатки работы искупаются возможностью хоть немного облегчить людям жизнь.

Таким образом она начала работать в «Неверленде»…

Мисао Каибара была единственной из звонивших, с кем телефонное общение переросло в дружбу. «Мнимая» поначалу дружба со временем стала настоящей.

Мисао впервые позвонила в «Неверленд» в начале весны. Хочу бросить школу и пойти работать — таков был общий смысл ее заявления, отнюдь не редкость для этого возраста и для этого времени года.

Подождав, пока она полностью выговорится, Эцуко сказала:

— Разве не лучше доучиться, а потом уже идти работать. Еще успеешь наработаться, у тебя вся жизнь впереди.

Девочке ее ответ понравился.

В следующий раз она позвонила на майские праздники[2 - Так называемая «золотая неделя» с 29 апреля по 5 мая, включающая несколько национальных праздников.] и сообщила, что отказалась от мысли бросить школу. С того времени она стала иногда позванивать.

Как и большинство обращавшихся в «Неверленд», чаще всего Мисао звонила просто для того, чтобы «потрепаться». Проклинала школу, жаловалась на родителей, но особенно охотно делилась своими мечтами, планами на будущее.

Когда Мисао высказала желание хотя бы раз встретиться «живьем», это не стало для Эцуко большой неожиданностью.

— Мне хочется увидеть вас собственными глазами. Хочу убедиться, такая ли вы, как я вас воображаю. Можно?

Как правило, консультанты отклоняют подобные просьбы. Все же, после некоторых колебаний, Эцуко, предварительно заручившись согласием Иссики, встретилась с Мисао в кафе, расположенном в здании «Неверленда».

— Вы намного красивей, чем я думала! — воскликнула Мисао. — Неужто вам и вправду тридцать четыре? Не верится.

Мисао оказалась прелестной семнадцатилетней девушкой, живой, умной, энергичной. Она совсем не походила на человека, нуждающегося в услугах «Неверленда». Это несоответствие заинтриговало Эцуко и заставило повнимательней к ней приглядеться.

Мисао была в прекрасном настроении. Только иногда странно ерзала на стуле. Эцуко заметила это краем глаза, когда делала знак официанту налить в стакан холодной воды.

— Что с тобой? — спросила она.

Смутившись, Мисао пробормотала:

— Я вас задерживаю? Вы торопитесь домой?

Видимо, ее тревожило, что в любую минуту Эцуко может начать прощаться.

— Я не тот тип человека, который нравится другим. Особенно женщинам, — сказала Мисао, опустив глаза. — Я попросила вас о встрече, а сама ужасно боялась, что, если вы согласитесь и мы встретимся, я вас разочарую. И что вы больше не захотите никогда со мной встречаться. Я такая неспособная…

— В чем же?

— Я совсем не умею заводить друзей.

Эти слова растрогали Эцуко, как музыка, исполненная на какой-нибудь простенькой дудочке.

— Если хочешь, — сказала она, не задумываясь, — можем сегодня вечером поужинать у меня. Ты позвонишь и предупредишь родителей, а вечером я тебя провожу.

— Правда? — Мисао засияла. — Как я рада! О предках можно не беспокоиться. С ними проблем не будет.

Будучи сотрудником «Неверленда», Эцуко вероятно зашла слишком далеко. Но она не раскаивалась. В тот вечер они чудесно провели время. Вместе поужинали, затем, подключив Юкари, сыграли в карты, послушали музыку.

Даже сфотографировались. За неделю до этого они с Юкари ездили в Диснейленд и в фотоаппарате осталось еще несколько кадров.

…Поднявшись, Эцуко подошла к этажерке, установленной возле окна в гостиной. На ней стояло несколько фотографий в рамках. На одной из них Мисао, улыбаясь, обнимала Юкари. Снимок был сделан в тот вечер.

Помнится, Мисао призналась, что она только что подстриглась.

— Зашла в парикмахерскую перед встречей с вами, — сказала она, краснея.

Сейчас ее волосы, должно быть, уже отросли.

Ярко-розовая майка, потертые джинсы «в облипку». На левом запястье мужские часы, в ушах яркие сережки.

В тот вечер они расстались в половине десятого. Эцуко отвезла Мисао на машине. Та жила в Восточном Накано, недалеко от Китидзёдзи, найти ее дом не составило труда.

Дом был погружен во мрак, даже у входа не горел фонарь.

— Кажись, родителей нет, — сухо бросила Мисао, вылезая из машины.

Стоя на пороге, она не отрываясь смотрела, как Эцуко дала задний ход, развернулась и поехала в обратном направлении.

Это был тот единственный раз, когда она виделась с Мисао. И вот теперь девочка убежала из дома.

— Где же ты пропадаешь? — спросила Эцуко, глядя на прелестное личико, улыбающееся с фотокарточки.

Вот уже какое-то время от Мисао не было никаких звонков. Ни в «Неверленд», ни домой. Около недели? Нет, кажется, дольше. В последний раз они говорили по телефону в конце июля. Мисао сообщила, что подрабатывает в кафе, получила зарплату и собирается пойти с друзьями куда-нибудь развлечься.

Она попыталась припомнить голос Мисао в тот момент. Но запомнилось только, что она была веселой.

«Попытаюсь дойти до седьмого уровня. Безвозвратно?»

Запись в дневнике не давала покоя. Что это за место, из которого невозможно вернуться? Что, вообще, это значит?

Странно, но внезапно самой захотелось узнать, где она находится. Взглянула на часы — шестнадцать часов, тридцать пять минут.




7


В кухне не нашлось ничего, что могло бы заменить резиновую грелку или пузырь для льда.

Чем бы ни была вызвана головная боль, от холодного компресса хуже не будет. Он взял в ванной полотенце и, намочив, положил ей на лоб, но вода была тепловатой, особого эффекта не последовало. Только подушка стала сырой.

Холодильник состоял из трех отделений, верхнее занимала морозильная камера. В ней нашлись кубики льда, покрытые белым налетом. Он насыпал их в полиэтиленовый пакет, найденный в продуктовом ящике. На этот раз, кажется, сработало.

— Ужасно приятно, — вздохнула она. — Спасибо.

Она вновь погрузилась в сон. Прикрыв дверь, он вернулся в кухню.

Так что же все-таки делать?

Может быть, она права, надо просто попытаться сосредоточиться, и тогда что-нибудь вспомнится. Он уже не находил в своих действиях никаких отклонений. Прошло то состояние, когда он со сна не мог соединять слова и вещи. И вообще, он более или менее успокоился.

И однако память упрямо не возвращалась. Как ни пытался он восстановить события прошедшей ночи, как ни пытался вспомнить, где живет, безрезультатно, точно шарил взглядом по пустой коробке.

Ничего не просматривается. Ну конечно! — вдруг сообразил он. Проблема с памятью, вызывающей зрительные образы. Образы, сопровождаемые звуками, запахами и даже тактильными ощущениями.

Ладно, а как насчет чисел? Может, удастся вспомнить какие-нибудь даты?

Например, исторические даты.

Почти тотчас всплыло словосочетание «ввоз оружия». Так когда же впервые в Японию было завезено огнестрельное оружие?

1543 год.

Он сам удивился — что за ерунда! К чему эта совершенно бесполезная информация?

Вслед за этим посыпались и другие даты. 1192 — «установление сёгуната в Камакуре». 645 — «реформа Тайка».

Но ведь он не школьник, которому надо сдавать экзамен по истории! Вероятно, это остатки когда-то давно усвоенных знаний.

А что если он был учителем? Преподавал детям историю?

Он попытался представить себя в роли учителя, но тщетно. Что-то подсказывало ему, что он ошибается.

Как насчет английской орфографии? Помню число «?»? Таблицу умножения?

С английскими словами дело обстояло неважно. Но было такое чувство, что он путается в их написании не потому, что забыл, а оттого, что в своей прежней жизни не нуждался в этом. Таблица умножения отлетала от зубов, число «?» — 3,14. Наугад взяв числа из лежащей на столе газеты, попытался произвести сложение, вычитание, умножение и деление. Получилось без какого-либо труда.

Короче, знания такого рода не утрачены. Уже хорошо.

Однако причин для радости мало. Он напоминал себе дом, у которого имеется лишь фундамент. Крышу и стены унесло ураганом.

А главное — пистолет и кейс, набитый деньгами…

Невольно вырвался вздох. Рассеянно осмотрелся. Блуждая взглядом по кухне, он вдруг понял, что ищет чего-то.

Что же это может быть? Ищет, глядя на стол, на полки…

Сигареты.

Он даже хлопнул себя по лбу. Точно! Я был курильщиком. Какая марка? Какой марки сигареты я курил?

Он легко смог припомнить названия сигарет. «Mild Seven», «Caster», «Kent», «Lucky Strike», «Cabin». Но какие именно он курил? Провал. Как ни напрягал голову, не всплывает. Только невыносимо захотелось курить. Теперь он хотя бы знал, что в квартире отсутствуют сигареты.

Хочешь не хочешь, надо идти на улицу.

Рано или поздно придется выйти.

Он с четверть часа расхаживал взад-вперед по кухне, повторяя про себя эту фразу.

В любом случае, невозможно вечно сидеть взаперти. Необходимы продукты, судя по ее состоянию, понадобятся лекарства. Рано или поздно придется выйти.

Но стоит показаться на улице — арестуют…

Закрыв глаза, попытался представить, как это происходит. Какие образы вызывает слово «арест»? Если, предположим, до того, как потерять память, он совершил поступок, угрожающий арестом, что-то в душе должно подсказывать, чего остерегаться.

Полиция.

Слово не вызвало никаких конкретных ассоциаций. На самом дне сознания, точно на экране, мелькнул крутящийся красный маячок и исчез. Почудилось, будто донесся топот бегущей толпы. Картина, какую нередко видишь в кино или по телевизору, в сериале. Вряд ли из этого можно что-либо вывести.

Если его преследовали, стал бы он спокойно дрыхнуть в незнакомой квартире! Хочется думать, что не настолько он глуп.

Ну ладно, хватит! — он резко отошел от стола. Лежавшая на краю газета с шелестом слетела на пол. Вдруг сообразив, он бросился ее поднимать.

Если что-то произошло, это обязательно должно быть в газете! Если действительно произошло нечто чрезвычайное: ограбление, похищение заложника или какое-нибудь еще преступление, завязанное на больших деньгах, — первое, что она предположила, едва увидев содержимое кейса.

Открыл на странице происшествий. Сразу на глаза попался крупный заголовок: «Школьники погибли в результате несчастного случая». На каком-то морском курорте утонули два ребенка.

Дальше.

«В конфликте из-за наследства старший сын поджег дом».

Дальше.

«Убийство в районе Сугинами переквалифицировано в самоубийство».

Дальше.

«Студент-альпинист погиб, сорвавшись с горы».

Просмотрел все — никаких сообщений об ограблении или требовании выкупа. Не было и статей, в которых бы упоминалось о том, что полиция разыскивает двух подозреваемых — мужчину и женщину.

Немного отлегло. Он вдруг сообразил, что в их распоряжении есть не только газета. Почему он раньше об этом не подумал? Телевизор! Надо включить телевизор. Взглянул на настенные часы в кухне — четыре часа. Как раз время, когда передают новости по NHK.

Кинулся в комнату и включил телевизор. Вспыхнул экран, неожиданно громко полилась музыка. Популярная певица в купальнике пела, пританцовывая на краю бассейна. Он хотел переключить канал, но телевизор был гладкий, как арбуз, никаких кнопок.

После недолгих поисков, обнаружил под телевизором пульт управления. В этот момент она проснулась.

— Ты чего? — спросила она сонно.

— Извини, что разбудил, — сказал он, продолжая сидеть на корточках перед телевизором. — Хочу посмотреть новости. Может, что-нибудь прояснится.

Приглушив звук, перевел на канал NHK, и как раз вовремя — появилась заставка новостей. Сдвинулся вбок, чтобы ей было видно с кровати.

Диктор в очках начал с того, что, видимо, было главной новостью — вот-вот наступит пик возвращений отдыхающих из летних отпусков. Рассказал об утонувших школьниках, упомянутых в газете, затем о том, что на остров Кюсю обрушилась сильная гроза, от удара молнии погиб один человек.

— Спасибо за внимание! — поклонившись, диктор исчез.

Это был краткий двухминутный выпуск. Понятно, что ничего чрезвычайного не произошло.

Он выключил телевизор:

— Ну что? — Она повернулась к нему. — Никаких ограблений или похищений.

Некоторое время она молча смотрела в сторону телевизора, потом сказала:

— Может быть, они скрывают информацию.

— Ты упорно хочешь сделать из нас преступников! — возмутился он. — Нет чтобы сказать что-нибудь ободряющее. Лично я иду на улицу.

Она приподнялась на коленях:

— На улицу?

— Да, я не собираюсь постоянно сидеть здесь взаперти.

— Что ты будешь делать на улице?

— Для начала куплю все, что нам необходимо.

Она перевела глаза на шкаф, в котором лежал кейс.

— На те деньги?

Он кивнул.

— Разве у нас есть другой выход? Или, может быть, у тебя при себе есть бумажник? Если есть, доставай. Иначе меня будут мучить угрызения совести. До конца моих дней.

Она ничего не ответила и вновь легла. Он подошел к кровати.

— Извини, — прошептал он. — Я не должен был так говорить.

Неожиданно она улыбнулась.

— Да ладно, не оправдывайся, это я виновата.

— Как ты себя чувствуешь?

— Не сказать, что хорошо, но по сравнению с прежним чуть терпимей.

— Боль утихла?

— Да. Но… — Она тревожно заморгала. — В глазах что-то мельтешит.

— Плохо видишь?

— Нет, не то. Когда глаза закрыты, кажется, что внутри какое-то свечение. Да еще голова кружится.

— Тебе лучше поспать.

Что еще он мог сказать?

— Я запру квартиру на ключ, не волнуйся. Скоро вернусь.

Он направился к двери, но она протянула из-под одеяла руку и схватила его за запястье.

— Извини. Я наверно слишком назойлива, но…

— Что?

— Прежде чем уходить, на всякий случай, посмотри в холодильнике. Может быть, до того, как с нами это произошло, мы запаслись продуктами, чтобы какое-то время не выходить из квартиры?

Он погладил ее по руке:

— Хорошо.

В холодильнике было практически пусто. В среднем, самом большом отделении лежала маленькая бутылка с минеральной водой. В нижней части с выдвигающимися ящиками, видимо, предназначенной для хранения овощей, валялись два яблока.

Он взял одно из них. Туго обтянутое тонкой розовой кожицей, яблоко было свежим и сладко пахло.

И вдруг…

Неожиданно вспыхнуло воспоминание. Яблоки и — что-то еще. Какие-то плоды падают сверху, как дождь. Волшебный дождь, как в детских сказках.

Образ тотчас растаял. Ну и ладно, подумал он, все равно ни к чему…

Встряхнув головой, вернул яблоко на место и задвинул ногой ящик. Услышал, как яблоки покатились, стукнувшись о бортик.

Приоткрыл дверь в комнату, доложил:

— Судя по всему, мы не готовились к длительной осаде.

— Вот и отлично. Теперь можно не волноваться, да?

— Да, — согласился он.

Открыв шкаф и испытывая угрызения совести, точно посягает на чужую собственность, достал из кейса две купюры по десять тысяч иен. Запихнул в задний карман.

— Ну ладно, я пошел.

Выдержав паузу, она сказала:

— Обязательно возвращайся.

Но у него и мысли такой не было — не возвращаться. Только после ее слов он вдруг понял, что у него есть возможность навсегда уйти, оставив ее здесь. Сдвинув с головы мешок со льдом, она приподнялась и посмотрела на него. Вновь в глазах появился страх. Как прежде, когда она сидела в кухне.

— Конечно, вернусь. Никуда я не денусь.

Лицо расслабилось, но было по-прежнему бледным.

— Когда выйдешь, посмотри, как называется дом. Чтобы не потеряться на обратном пути.

— Об этом не беспокойся. Хоть у меня и провалы в памяти, голова работает нормально.

Но про себя решил последовать ее совету. Мало того, что он чувствовал себя неуверенно, нельзя исключить, что потерял умение ориентироваться. В любом случае, осторожность не помешает.

— У меня к тебе просьба, — сказал он. — Ты более внимательна ко всяким мелочам, чем я. Сразу видно, девушка сообразительная. Поэтому, если что-то вдруг придет в голову, неважно что, любой пустяк, говори мне, хорошо? Это что касается наших дальнейших шагов.

Она слабо улыбнулась:

— Ладно, договорились.

Когда он уже надевал в прихожей кроссовки, послышался ее голос:

— Я буду ждать!

Мельком оглянувшись, он открыл дверь.




8


Вышел.

Некоторое время он думал только об этом как о каком-то чуде. Прислонившись спиной к двери, вбирал лучи солнца, бьющего прямо в лицо. Он закрыл глаза, но солнечное сияние ярко озарило даже внутренний мрак.

Он стоял на бетонном полу длинного, открытого одной стороной на улицу коридора. Коридор был шириной около метра, ограда едва доходила до груди. Тоже из бетона, уныло-серого цвета. Опершись локтями, он посмотрел вниз.

Почти то же, что он видел из окна квартиры. Через уходящее в бесконечность нагромождение домов пробивалась узкая улочка. С правой стороны — жилой дом пониже, в окнах плещется вывешенное на просушку белье.

Посмотрев вдаль, различил смутно темневшую башню, точно сотканную из железного кружева.

Токийская башня.

Ни малейших сомнений. Мгновенная реакция — да, это я знаю! Небо было ясно-синим, но горизонт, насколько хватало глаз, затянут тонкой серой дымкой. Город, постоянно окутанный смогом.

Это — Токио.

Узнавание пробрало, как дрожь от сквозняка. Токио. Знаю, вижу.

Подался всем телом вперед, и ослепило до рези глаза. Светит прямо в лицо. Уже пятый час, солнце передвинулось на эту сторону.

Следовательно, здание, в котором они находятся, обращено парадной дверью на запад, окнами квартир на восток. А поскольку Токийская башня видна на западе, этот район расположен в восточной части Токио. Башню даже днем видно невооруженным глазом, значит, не так далеко от центра.

В голове нарисовалась карта. И он худо-бедно мог в ней ориентироваться. Она была ему знакома. Я знаю Токио. Я не в незнакомом городе. Вздохнув с облегчением, он отошел от ограды.

В прошлый раз, выглянув из квартиры, он не обратил внимания на то, что она была угловой. Северный угол дома. Вдоль уходящего влево коридора выстроилось пять дверей. Всего шесть, включая ту, из которой он вышел. Ровно посередине коридора видно небольшое углубление. Очевидно, там лифт. В противоположном конце, внешняя, «черная» лестница.

Прежде чем стронуться с места, он еще раз оглянулся на дверь, из которой вышел. Взгляд упал на висящую справа табличку.

«706 Саэгуса».

Застыл как вкопанный.

Ну конечно же! Он был в таком смятении, что совсем о ней забыл. Может, это и есть главная зацепка, которая поможет восстановить исчезнувшую память?

Быстрым шагом направился к лифту и нажал кнопку. Кабина находилась на нижнем этаже. Из-за нервного возбуждения казалось, что она поднимается на седьмой этаж невыносимо долго.

Комната консьержа. Прежде всего, спросить там. Любой предлог сгодится. Пришел в гости к господину Саэгусе из семьсот шестой, но его не оказалось дома — вы не знаете, случайно, где его можно найти?

Спустившись на первый этаж, буквально прорвался сквозь лениво открывающиеся двери. Довольно тесный холл, справа — глухая стена, влево тянется коридор. Пройдя по нему и свернув за угол, оказался у парадного входа. Большая двустворчатая стеклянная дверь, справа, исключительно «ради приличия», устроен вестибюль. Низкий столик и два кресла. Пепельница на высокой ножке. На стене ровными рядами ячейки почтовых ящиков.

За стеклянной дверью мелькали проезжающие машины.

Он легко нашел комнату консьержа. Справа от двери в стене было проделано маленькое окошко. Само помещение, видимо, располагалось за лифтом. Он подошел к двери.

«Посторонним вход воспрещен».

Прежде чем постучать, пригнувшись, заглянул в окошко. Напротив виднелось что-то вроде конторки, на которой стоял телефон.

Рядом — табличка.

«Консьержи работают посменно. Дни работы — понедельник, четверг, пятница. В остальные дни, в случае экстренной необходимости, просьба звонить по телефону».

Далее следовал номер и название управляющей компании.

За маленьким окошком никого не было. Дверь заперта на ключ.

Не повезло.

Делать нечего. После надо позвонить в управляющую компанию. Наверняка работают без выходных.

Парадная дверь открывалась туго. Навалившись на нее, вышел и, спустившись по двум низким полукруглым ступенькам, оказался на тротуаре. По бокам ступенек высажены унылые кусты с густыми острыми листочками.

В этот момент мимо проехал велосипед, едва не задев его. Молодая женщина с ребенком, сидящим в корзине на переднем колесе. На какой-то миг он встретился взглядом с сонными глазами ребенка. Прямо впереди двухрядная дорога. Неподалеку переход со светофором. На той стороне парк. Пока он неподвижно стоял, осматриваясь, из-за густой зелени деревьев в небо взлетел красный мяч и, описав дугу, упал. В тот же момент послышались крики. Видимо, там играли дети.

Другими словами, ничто в этой банальной картине не предвещало каких-либо открытий. Ничто не стимулировало память. Летний вечер после утомительно знойного дня в обычном жилом квартале. Темные тени, духота. И ни души.

Только слышится — кто-то не то бормочет, не то напевает себе под нос.

Справа.

Повернувшись, увидел белый, изящный домик, отделенный узким проулком от здания, из которого он только что вышел. Гундосое пение доносилось оттуда. Направив шаги в ту сторону, услышал прохладный плеск воды. Под ногами текла тонкая струйка, исчезая в отверстии водостока.

Какой-то мужчина, напевая, мыл стоящий в проулке автомобиль.

Белый. Модель не слишком новая. Приземистый, с небольшой вмятиной на бампере.

Мужчина стоял к нему спиной, держа в руке синий шланг. Он был полностью поглощен мойкой машины и в данную минуту поливал ее заднюю часть. Долговязый, худой. Застиранные штаны были закатаны, выставляя напоказ не слишком изящные икры. На ногах были плоские сандалии, но и они промокли.

— Готово! — сказал мужчина и обернулся. Держа во рту сигарету, он прищурился.

Их разделяли несколько шагов. Встреча лицом к лицу. Ему стало немного не по себе. Сунув руки в карманы, он сделал скучающее лицо. Мужчина, голова которого была прикрыта грязным, как половая тряпка, полотенцем, держал в левой руке шланг с сильно бьющей струей, а в правой сжимал розовую губку. С нее стекала вода.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Наконец, мужчина сказал:

— Привет.

У него учащенно забилось сердце, как будто он что-то вспомнил. Фамильярное, но все же приветствие. Знакомый? Он меня знает?

Он ждал, не последует ли за этим что-нибудь вроде: «Ну что, наконец проснулся?» или: «Все никак не продерешь глаза?» Он так хотел это услышать, что к голове прилила кровь.

Но мужчина сказал:

— На этой стоянке парковка запрещена.

Он не нашелся, что ответить.

Мужчина выжал из губки воду, обильно смешанную с пеной, и продолжал:

— У тротуара можно. Тут все оставляют машины вдоль проезжей части — полиции слабо всех штрафовать. Смотрят сквозь пальцы, только бы не загораживали вход в соседние дома.

Судя по всему, мужчина принял его за водителя, ищущего место парковки. Выходит, его «привет» ровным счетом ничего не значит.

Поняв, что уже который раз попал впросак, он слегка кивнул, показывая, что принял информацию к сведению.

— А где стоянка, о которой вы сказали?

— Там, — мужчина неопределенно махнул рукой в глубь переулка.

Пройдя несколько шагов, он заглянул за угол.

Как раз на задах дома, из которого он вышел. Маленькая площадка, отгороженная низкой металлической сеткой, с объявлением: «Частная стоянка машин компании ”Палас”».

«Компания “Палас”». Он вернулся к парадному входу. Сбоку от стеклянной двери висела табличка с тем же названием, латиницей — «Раlасе».

Значит, мужчина, мывший автомобиль, скорее всего живет в этом же доме. Он поспешно вернулся назад. Мужчина переместился к задней части кузова. Из брошенного на дороге шланга била вода, но тотчас иссякла. Мужчина распрямился, вытирая руки о полотенце, больше похожее на тряпку. Сигареты во рту уже не было.

Их глаза снова встретились, и на лице мужчины изобразилось вполне естественное недоумение.

— Простите, — поспешно сказал он, — вы живете в этом доме?

— Да.

— Вы не знаете Саэгусу из семьсот шестой квартиры?

Мужчина смерил его взглядом.

Сколько ему — лет сорок пять? А впрочем, кто его знает. Типичный «мужчина без возраста». Скажет, что ему тридцать пять, не удивишься, скажет, что в следующем году будет пятьдесят, примешь как должное. Но в любом случае останется некоторое сомнение. Такое вот неопределенное лицо.

— Саэгуса — это я, — сказал мужчина. — Если ты имеешь в виду Такао Саэгусу.

Он не мог скрыть изумления.

— Правда?

— Правда.

Мужчина нахмурился, явно недовольный вопросом.

— А сам-то ты кто?

Он сказал первое, что пришло в голову:

— Я только что был в семьсот шестой. Это ваша квартира?

Мужчина закинул полотенце на плечо, продолжая придерживать за конец.

— В этом? — Вопрос сопровождался кивком в сторону дома.

— Да. Компания «Палас», правильно?

Мужчина кивнул:

— На дворец не тянет, одно название.

Он еще раз взглянул на здание. Облицованные белой плиткой стены блестели на солнце.

— Если ты о семьсот шестой, что-то не припомню у себя квартиранта.

Мужчина мрачно осклабился.

Ошеломленный, он не мог произнести ни слова. Сунув руки в карманы, втянул голову в плечи.

— Но как же так…

— А, понял! — воскликнул мужчина. Лицо просияло. Он рассмеялся, сверкнув зубами, теперь уже добродушно.

— Ты имеешь в виду угловую квартиру, с северной стороны?

— Да.

— Это номер семьсот семь.

— Что?

— Семьсот семь. Ты наверно посмотрел на табличку справа? Так?

— Да, там написано: «706 Саэгуса».

— Да-да. Это относится к моей квартире. А табличка семьсот седьмой висит слева от двери.

Он попытался припомнить дверь. Действительно, он не удосужился посмотреть слева. Обычно таблички вешают справа от двери.

— Но это странно…

— Странно, — согласился мужчина. — Вообще-то надо бы поменять. Но слишком хлопотно. Кажется, из-за расположения электросчетчиков в этом доме у некоторых квартир таблички висят слева от двери.

— Но на одном этаже всего шесть квартир. Откуда взялся седьмой номер?

— Дело вот в чем… — мужчина, потирая левой рукой шею, похлопал правой по карманам рубашки и брюк.

Даже он сразу понял смысл этого жеста.

— Если вы ищете сигареты, они, кажется, вон там. — Он показал на находящийся за спиной мужчины блокиратор колеса. На нем лежала сплюснутая пачка «Mild Seven», прижатая дешевой зажигалкой.

— Ах, да, — мужчина, нагнувшись, взял пачку.

Она была почти пуста, встряхнув, мужчина убедился, что осталось всего две сигареты. Зажав сигарету зубами, глянул в его сторону и слегка наклонил пачку к нему. Как бы спрашивая, не курит ли собеседник.

— Спасибо. — Он протянул руку.

Он надеялся на это предложение, но все равно было немного неловко.

Закурил, вдохнув дым. Голова немного закружилась. Но — знакомое чувство. По реакции организма понял, что курит не впервые.

Сразу нашло успокоение. Он с наслаждением затянулся еще раз.

— Квартир шесть, и при этом есть седьмой номер, — сказал мужчина, не выпуская сигарету из угла губ, — потому что в нумерации квартир отсутствует цифра четыре. Скорее всего, хотели избежать несчастливого числа.[3 - Число четыре считается в Японии несчастливым, поскольку слово «четыре» омонимично слову «смерть».] На всех этажах. Нет ни сто четвертой, ни триста четвертой, ни пятьсот четвертой. Даже четвертого этажа нет. Сразу после третьего идет пятый. Над триста первой квартирой — пятьсот первая.

— Значит этаж, на котором номера квартир начинаются с семерки…

— Шестой. Все просто.

Не выпуская изо рта сигарету, мужчина, сняв с головы полотенце, начал вытирать мокрые ноги.

— Получается, вы — Саэгуса.

— Да. Тебя что-то не устраивает?

Закончив с вытиранием ног, мужчина повесил полотенце на плечо и вновь смерил его взглядом. Видно было, что ситуация его забавляет.

— А кто живет в семьсот седьмой квартире?

При этом вопросе появившаяся было на губах мужчины улыбка мигом исчезла. Он резко бросил сигарету в лужу под ногами.

— Как кто? Ты же сам сказал, что ты из семьсот седьмой?

— Да, — он сглотнул слюну.

Напрасно я заговорил с этим типом, мелькнуло у него в голове, из него вряд ли удастся что-либо вытянуть.

— Честно сказать, — он развел руками, — я и сам в некотором замешательстве.

Саэгуса молчал. Стоял, сложив на груди руки.

— Вчера напился и, должно быть, заночевал здесь, проснулся — ничего не могу вспомнить. Должно быть, с хозяином квартиры познакомился в кабаке.

Не слишком правдоподобно, но сходу ничего лучше в голову не пришло.

— Хуже того, мой приятель, короче, хозяин семьсот седьмой, куда-то пропал. Может, пошел в магазин. Вот я теперь и не знаю, что делать.

Саэгуса глядел в сторону, насупившись.

— Вы мне не верите?

— Почему же, верю. Верю, но…

— Наверно глупо звучит.

Вновь сильно забилось сердце.

Попытался выдавить улыбку, но не был уверен, что получилось.

Саэгуса вновь посмотрел на него.

— Да, глупая история, — хмуро сказал он, смерил его взглядом с ног до головы, и повторил: — Глупейшая история… Что ж, делать нечего. Остается только ждать, когда вернется твой приятель.

— Да, наверно. Я только подумал… Может быть, вы что-нибудь о нем знаете.

— Я? Потому что сосед?

Саэгуса холодно покачал головой и сунул руку в карман. Вынул ключ.

— Вот что. Честно говоря, я даже не в курсе, живет ли кто в соседней квартире. Такой это дом. Никто не общается, каждый живет сам по себе. Построили недавно, многие квартиры еще пустуют.

— Понятно… — с напускной беззаботностью он бросил окурок в лужу.

Саэгуса сел в машину и завел мотор, видимо, собираясь отогнать машину на стоянку. Разговор оборвался на полуслове, но этот тип вообще не отличался вежливостью.

— Ну ладно, раз так, — пробормотал он и не солоно хлебавши пошел прочь.

Его остановил оклик.

— Куда идешь?

— Пройдусь по округе, — он неопределенно махнул рукой, — пока приятель не вернулся, куплю ему пивка — все же приютил как-никак.

Саэгуса высунулся из окна.

— Торговый центр в противоположной стороне. Там, куда ты направился, только школа.

— Неужели? — натужно засмеялся он. — Спасибо.

Круто развернувшись, пошел в указанную сторону. Он чувствовал, как Саэгуса, по локти высунувшись из окна машины, пристально следит за ним. Он с трудом сдерживался, чтобы не побежать — подальше от этих глаз. Он чувствовал, что весь взмок от напряжения.



Но в любом случае, необходимо купить продукты, лекарство.

Пройдя в указанном направлении, он увидел вход в торговый квартал, увешанный разноцветными флажками. Предупреждающий знак гласил: «Въезд машин запрещен». Вдоль довольно узкой улочки теснились маленькие лавки, кое-где трепетали транспаранты с надписями: «Воскресная распродажа», но все вокруг было уныло-безлюдно. Несмотря на яркие украшения, ставни многих магазинов были опущены.

Вино, бакалея, овощи, и только книжный магазин облепили дети, читающие выложенные на улице стопки комиксов. Шагая мимо, он не мог решиться. Пугала необходимость заговаривать с продавцами, переходить из лавки в лавку в поисках нужных вещей. Что если он вообще не сумеет правильно расплатиться? Судя по прежнему опыту, такого быть не должно, и все же… Его вновь и вновь одолевали сомнения, он никак не мог заставить себя остановиться, войти в магазин.

В атмосфере этих скученных торговых рядов витала враждебность к чужакам. Нет, ему не почудилось. Две пожилые тетки с лоснящимися от жары лицами, сплетничающие у входа в булочную, проводили его подозрительными взглядами, ему даже послышалось за спиной шипение: «А это еще кто такой?»

Не останавливаясь, он добрел до конца улицы. Гирлянды флажков закончились. Вновь наткнулся взглядом на ржавый указатель: «Въезд машин запрещен».

Вышел на улицу — примерно такой же ширины, что и та, на которой стоял «Палас». По краям плотно выстроились машины. На противоположной стороне — коробки типовых домов, видимо, дешевое, муниципальное жилье. За ними — ярко сияющее солнце и белоснежная гряда облаков.

Вытирая со лба пот, он остановился в нерешительности, как вдруг справа показалась большая группа людей. Шли целыми семьями. Мужчина, толкающий коляску с младенцем, мать и дочь, катящие бок о бок на велосипедах… У всех в руках большие белые полиэтиленовые пакеты. Такие же пакеты в корзинках велосипедов. Одна женщина шла в обнимку с гигантской упаковкой туалетной бумаги.

Видимо, где-то поблизости большой супермаркет. Приглядевшись повнимательней, он заметил, что на пакетах было одно и то же название магазина.

«ROLEL».

Звучит знакомо. Приободрившись, он продолжил путь.

Впереди улица раздваивалась, но надо идти туда, откуда валит народ — не ошибешься. Вскоре показалось большое прямоугольное здание, осажденное целой армией велосипедов.

Забавно, но, входя в кишащий людьми супермаркет, он не испытал никакого внутреннего сопротивления. Здесь он чувствовал себя в своей тарелке. Судя по всему, именно в таком торговом заведении он привык делать покупки.

Он не продумал заранее, что должен купить, поэтому при виде ломящихся от товаров полок растерялся. Надо было посоветоваться с ней. Хотя бы узнать, что она предпочитает из еды.

Теснимый толпой, оглушаемый продавцами, зазывающими покупать товары по сниженным ценам, он стал беспорядочно кидать в корзину первое, что попадалось на глаза — пакеты с готовым салатом, сэндвичи, молоко. Вероятно, из-за нервного напряжения горы продуктов совершенно не возбуждали в нем чувства голода. Только в горле пересохло.

В отделе бытовых товаров вспомнил и купил шариковую ручку. В оставленной квартире не было никаких письменных принадлежностей.

У кассы лежали блоки сигарет, он взял и их. Прихватил пару одноразовых зажигалок и встал в конец очереди, атакующей кассу. Загудело в голове.

Ах, да — лекарства, надо купить лекарства.

Впереди стояло человек пять. Кассирша вынимала из корзины одну за другой покупки и проводила над считывающим устройством. Это… да, штрих-код. Переложив предметы в пустую корзину, стоящую у нее за спиной, объявляла общую сумму, принимала деньги, выкладывала сдачу. Ни на минуту не поднимая глаз, не останавливаясь.

Отлично, я помню, что видел это много раз. Я же не ребенок, как-нибудь справлюсь, подбадривал он себя, сжимая вспотевшие ладони.

Подошла его очередь, и он рассеянно наблюдал, как снует рука кассирши, опустошая его корзину.

Раздался бойкий голос:

— С вас десять тысяч двести пятьдесят три иены.

Он вздрогнул.

Девушка подняла на него глаза. Он поспешно вытащил из кармана купюры и передал, не разворачивая.

— У вас не будет трех иен? — скороговоркой спросила она, прижав полученные деньги магнитом к кассовому аппарату.

— Нет, — пробормотал он еле слышно. Девушка тотчас достала пачку купюр по тысяче иен и стала, отсчитывая, передавать ему.

— Девять тысяч иен. Пересчитайте.

И не дав времени на пересчет, протянула руку с горстью мелочи:

— Ваши семьсот сорок семь иен. Спасибо за покупку.

Он быстро отошел, точно спасаясь от погони.

Совсем не страшно, подумал он. И улыбнулся.

На стоянке супермаркета спросил у охранника, нет ли поблизости аптеки. Получив подробную инструкцию, нашел без труда.

Купил болеутоляющее и, вовремя вспомнив, пузырь для льда. Женщина в белом халате, аккуратно все завернув, сказала:

— Не болейте.

Эти простые слова произвели на него неожиданно сильное впечатление.

Он застыл, уставившись на нее.

— Что-то не так? — спросила женщина

Он пулей выскочил из аптеки. Его охватил страх, страх ребенка, брошенного родителями.

Коль скоро купил пузырь, надо раздобыть и лед. Поблизости находился винный магазин, он купил два пакета льда в кубиках. Затем взял из наваленной горы упаковку из шести банок «будвайзера». Покупок набралось довольно много. Как я выгляжу со стороны? — подумал он. Одинокий студент? Молодой супруг?

Но толпящиеся вокруг люди не обращали на него ни малейшего внимания. Скорее всего даже не замечали. Кто мог предположить, что у него напрочь отшибло память, что его ждет девушка, которая даже не помнит, как ее зовут, и что он направляется в квартиру, не ведая, кто ее хозяин!

Умение ориентироваться его не подвело. Он хорошо запомнил обратный путь.

Пока он шел, небо быстро темнело, подул душный ветер. Наверно пойдет дождь. Та гряда облаков над домами… Когда подходил к «Паласу», вдруг вообразил, что, может быть, Саэгуса все еще находится на стоянке. Заглянул за угол дома. Никого. Машина с помятым бампером стояла у дальней стены. На кране у въезда висел свернутый синий шланг.

Поднявшись на шестой этаж, задержался перед дверью и посмотрел на левый простенок. На табличке указан номер квартиры — 707, имя жильца отсутствует.

Едва приоткрыл дверь, она выбежала навстречу. Поверх пижамы была накинута незастегнутая, просторная рубаха.

— Как же ты долго! — выпалила она, чуть не набрасываясь на него. Без осуждения, со слезами на глазах.

Прислонившись спиной к двери, он перевел дух.

— Привет! — и тотчас за окном что-то сверкнуло и послышался глухой рокот, точно покатилось что-то тяжелое.

— Сейчас ливанет, — сказал он, беря ее за руку.

Рука была маленькая и холодная.




9


Пока его не было, она сделала важное открытие. Она нашла карту.

— Где?

— В шкафу, в кармане жакета. Искала, что бы на себя накинуть, и вдруг наткнулась на нее.

Торопясь показать ему, она развернула карту и положила на стол в кухне.

Это была ксерокопия. Форматом в обычный лист бумаги, аккуратно сложенная, так что остались следы от сгибов.

На карте были отмечены не только названия улиц и станций метро, но даже имена владельцев частных домов и названия строений.

«Палас» располагался в нижнем левом углу. Он нашел торговую улицу, по которой только что проходил, и супермаркет «ROLEL». Согласно карте, улица, на которой стоял дом, называлась Синкайкё, к югу она пересекалась с проспектом Синдайкё. С левой стороны перекрестка — станция метро. К северу проходит улица Кэйба, и параллельно ей — скоростная трасса Комацугава.

Никаких сомнений, что они в восточной части Токио. У самой восточной окраины. За мостом уже город Итикава, префектура Тиба.

— Что-нибудь припоминаешь? — спросил он.

Она печально покачала головой.

— Ни станций метро, ни улиц, ничего. При амнезии память полностью пропадает, глядишь на что-то хорошо знакомое и не узнаешь. Даже хуже, как у новорожденного, голова — чистый лист…

Он задумался.

— Не знаю, так ли это… Я вот давеча немного поэкспериментировал. Могу считать. Могу вспомнить, как называется та или другая вещь. Я без труда сделал покупки, спросил, где найти аптеку, и сразу нашел.

— А главное, вернулся назад.

— Вот и ты только что употребила сравнение.

— Сравнение?

— Да, ты сказала — как у новорожденного. Настоящий новорожденный, конечно, способен что-нибудь пролепетать, но вряд ли дойдет до сравнения. Потому что он действительно ничего не знает.

— Пожалуй, ты прав…

— Мы полностью сохранили наши умственные способности. Но изгладилось все, что непосредственно касается нас, вся та часть памяти, в которой хранятся наши сугубо личные воспоминания. Отсюда эта наша уверенность, что при благоприятном стечении обстоятельств все сразу вспомнится.

Прижав пальцы к губам, она закрыла глаза, точно пытаясь заглянуть внутрь себя.

— Ну что?

— Не знаю…

— Ведь ты сразу поняла, что мы в Токио?

— Токио, — повторила она. — Токио…

Он вдруг вспомнил, что забыл спросить самое важное.

— Как твоя голова?

— Все еще болит, — сказала она, приложив руки к вискам. — Но теперь это больше похоже на зуд. Не ломит, как раньше. Странное ощущение.

— Уже хорошо, что боль утихла.

Однако выглядит она все еще неважно. Под глазами темные круги.

— Токио, Токио, — повторяла она нараспев. — Конечно же знаю. Но кто же не знает названия столицы! — Она впервые от души рассмеялась.

У него отлегло от сердца.

— Знаешь Токийскую башню? Ее хорошо видно из коридора.

Она подняла на него глаза.

— Я уже выходила.

— Ну и как, вспомнила?

— Да. Мне кажется — мы поднимались на нее всей семьей. В детстве. Я держала кого-то за руку. Взбиралась по лестнице. Было ужасно страшно смотреть вниз. Я помню.

Детство, семья… Удивительно, но поглощенный навалившимися проблемами, он совершенно это упустил. Наверняка и у них есть родители, братья, сестры и, разумеется, детские воспоминания.

И однако…

— Как странно, — сказала она. — Ты помнишь лица родителей?

Он отрицательно покачал головой.

— Я тоже… Хуже того. У меня нет ощущения, что они вообще существовали. Как будто на их месте зияет пустота… Ничего не видно.

Вот и она произнесла это слово — не видно.

— Ладно, давай, показывай, что купил, — сказала она, чтобы сменить тему. — Так как мне уже полегчало, приготовлю что-нибудь поесть. Небось проголодался?

В тот момент, когда она осторожно встала, раздался быстро нарастающий рокот грома. Точно кто-то бросил камешки в оконное стекло — полил дождь.

— Терпеть не могу грозы. Вот будет жуть, если отключится электричество. Мы даже не знаем, как вызвать электрика.

Вдруг он вспомнил. Комната консьержа!

— Ну-ка подожди, — прервал он ее, схватил оказавшийся под рукой бумажный пакет, кстати купленную шариковую ручку и выскочил из квартиры. Спустился на нижний этаж. Переписал телефон, по которому предлагалось звонить в экстренных случаях, и бегом вернулся назад.

Она смотрела на него с недоумением. Он торопливо объяснил. Был уже шестой час.

— Рабочий день еще не кончился. Может, удастся узнать, кто хозяин квартиры.

Она подошла вместе с ним к телефону и стояла, обхватив себя руками. Прошло несколько томительных секунд, послышались длинные гудки.

Щелчок — соединилось.

— Алло, алло?

Полилась классическая музыка, заговорил записанный на пленку голос.

— Ну что? — спросила она.

Он протянул ей трубку.

— В связи с периодом летних отпусков с одиннадцатого по семнадцатое августа не работают, вот что.



Она пожарила омлет, налила кофе и стала срезать кожуру с яблока, найденного в холодильнике. Глядя на ее ловкие движения, он спросил:

— Ты знаешь — что это?

Она задержала руку и подняла голову.

— Яблоко?

— Нет, то что у тебя в правой руке.

Посмотрела на него, перевела глаза на правую руку.

— Кухонный нож?

Ну конечно же — нож!

— Я никак не мог вспомнить.

— Мужчины редко им пользуются.

— Но не настолько, чтобы забыть название! — горько улыбнулся он. — Меня тоже учили на уроках домоводства, как пользоваться кухонным ножом. Но в голову лезло другое слово.

— Другое слово? Тесак?

— Нет — тотем.

— Тотем? — она прыснула. — Как у индейцев?

Действительно, странно. Почему это вдруг нож — тотем?

Ни у него, ни у нее не было особого аппетита. Он набил желудок, убеждая себя, что организм нуждается в топливе, она, поклевав чисто символически, ограничилась чашкой кофе.

За едой он рассказал обо всем, что с ним произошло на улице.

— Значит, этот Саэгуса наш сосед?

— Да, и он уверял, что ничего не знает о хозяине этой квартиры. Даже не знает, живет ли здесь вообще кто-нибудь.

— Совсем не за что зацепиться. — Она удрученно поникла.

Он уже раскаивался, что рассказал об этой встрече.

— Я приберусь, а ты иди, ложись. У тебя лицо, как будто тебя отправили в нокаут.

— Может, меня и вправду отправили в нокаут, — бросила она.

— Что? — не понял он.

— В переносном смысле, — улыбнулась она. — Я хочу сказать — в прошлом.



Уложив ее в постель, он помыл посуду, прибрался и, немного поколебавшись, решил принять душ. На полке в ванной лежали стопками два больших полотенца и два халата — голубой и розовый. Как предусмотрительно! Только непонятно, кто предусмотрел.

В кухне — панель с кнопками для включения нагревателя воды. Раз взглянув, он сразу во всем разобрался. Разумеется, это и ребенку по зубам, но бесило, что приходится убеждаться в этом вновь и вновь.

Взбодрившись, накинул халат, повязал на голову полотенце и вышел в кухню, когда услышал ее голос:

— Душ?

— Да.

— Нашел, где включать горячую воду?

— Конечно.

Она спустилась с кровати.

— Я тоже хочу.

— Только подожди немного. Переоденусь и ненадолго выйду.

— Выйдешь? Куда?

— В коридор. Кажется дождь уже кончился. Запрись изнутри. Когда закончишь, позови.

Может быть, и не стоит быть настолько щепетильным, но в создавшихся обстоятельствах, разумеется, кроме тех случаев, когда не обойтись без взаимной помощи, следует соблюдать дистанцию. Пусть это перебор, а ну как вернется память и выяснится, что он преступник, совершивший ограбление, убийство и теперь скрывающийся от полиции, взяв ее в заложницы…

Странные знаки, написанные на руке, под душем не смылись. Ужасно противно, но ничего не поделаешь. Закончив переодеваться, он вышел из квартиры.

Ночь все преобразила.

Даже бетонная загородка не казалась уже такой унылой. Ливень прошел, очистив воздух и оставив после себя свежий ветерок. Положив локти на ограду, он, попыхивая сигаретой, некоторое время с наслаждением созерцал ночной город.

Какая красота! Как много огней! Но разве свет исходит от изящных ламп, приобретенных в магазине электротоваров или в отделе бытовой электроники универмага? Увы, если посмотреть вблизи, это всего лишь обросшие пылью, набитые изнутри мертвыми насекомыми, облупившиеся уличные фонари…

Вдалеке, ярко выделяясь на темном фоне, мерцала Токийская башня. Кружево алых и желтых гирлянд неземной красоты. Благодаря искусной подсветке, она казалась такой близкой, что возникало полное ощущение: достаточно протянуть руку, чтобы дотронуться.

В отличие от однообразного уличного освещения, свет в окнах соседних домов поражал богатством оттенков. Это из-за штор. Бесконечное множество комнат, бесконечное множество штор. За ними бесконечное множество людей.

И где-то среди них есть зашторенные окна комнат, в которые должны вернуться он и она. Но сейчас неизвестно даже то, хотят ли они возвращаться. И нет никакого способа узнать.

В коридоре безлюдно, не слышно шума поднимающегося или спускающегося лифта. Безмолвно выстроились двери. Он посмотрел на дверь номер семьсот шесть, но никаких признаков, что Саэгуса у себя.

Он вспомнил, как Саэгуса сказал, что не знает, живет ли вообще кто в соседней квартире. Теперь он уже не удивлялся.

За спиной скрипнула дверь. Вышла она. Воскликнула:

— Ах, как хорошо!

Ее лицо сияло чистотой, точно с него сняли маску из пота и пыли. Щеки зарумянились. Она была по-прежнему в рубашке поверх пижамы, с полотенцем на плече. Прелестные распущенные мокрые волосы отливали зеркальным блеском.

— Красотища!

Встала рядом. Он ощутил аромат шампуня.

— Пива хочешь? — спросила она.

— Хочу.

— Фокус-покус! — сунула под нос две банки «будвайзера», которые прятала за спиной. — Уже охладились.

Беря банку, он дотронулся пальцем до виска:

— Не боишься?

— Чего?

— Принимать ванну, потом пить пиво…

— Не боюсь, — она потянула за кольцо на банке. — Не хочу об этом думать. Да и хуже уже вряд ли будет.

Он молча начал прихлебывать пиво. Горячий душ вместо того, чтобы взбодрить, настроил ее на меланхоличный лад.

— Пиво… Правильно? Это пиво? Все-то я помню! Вот только имя свое забыла… — она прижала холодную банку к щеке. — Красивый город — Токио!

— Только по ночам.

— Тебе знаком этот вид?

Подумал, что не может утверждать наверняка. И все же есть смутное ощущение чего-то знакомого.

— То ли да, то ли нет.

— Со мной то же.

Где-то заплакал ребенок. Едва слышно. В каком-то из этих домов…

— Ты обратил внимание, что в квартире нет балкона?

— Да, действительно.

— В соседней квартире есть, и в следующей. Может, потому, что наша угловая?

— Скорее всего — разная планировка.

— Но зато ванная комната оборудована так, что при необходимости ее можно использовать как сушильную камеру. Обратил внимание?

— Нет. Разве такое бывает?

— Да, но стоит бешеных денег.

Она смахнула упавшие на лицо волосы.

— Кроме того есть стиральные порошки, смягчитель. И чистящий порошок для ванны, и средство для очистки труб — полный набор. Вот только…

Он ее опередил:

— Все новое.

— Да, даже упаковки не сорваны. Шампунь тоже был запечатан. Я еще в кухне заметила — губка для мытья посуды лежала в ящике в упаковке, так? И нож такой острый, того гляди порежешься. Все только что куплено.

— И что из этого следует?

Он поставил банку на ограду и повернулся к ней. Она нахмурилась, сморщив лоб. Похожа на обиженную школьницу.

— Если предположить, что эта квартира наша, наша — в смысле твоя или моя, или даже принадлежит кому-то другому, с момента ее заселения не могло пройти много времени. Один-два дня, не больше.

— Я это с самого начала почувствовал.

— Да? К тому же — могу поспорить — до нашего появления она пустовала.

— Потому что дом построен недавно?

Он вспомнил слова Саэгусы о том, что многие квартиры еще не заселены.

— Хотя бы потому, что у водопроводной воды неприятный привкус. — Она подняла на него глаза. — Я почувствовала, когда запивала лекарство. Ужасно противная вода. Наверное оттого, что застоялась в трубах. За короткое время так не бывает.

Он нерешительно кивнул.

— Однако и электричество, и газ подключены. Водопроводный вентиль также отвернут.

Как будто что-то забрезжило…

— Конечно же! — воскликнул он. — Как глупо. Надо было раньше об этом подумать!

— О чем?

— Ладно электричество, но телефон и газ нельзя подключать собственноручно. Необходимо связаться с обслуживающей фирмой и вызвать мастера. В таком случае у них должен быть договор с жильцом об оплате. Они не примут вместо подписи — «Компания “Палас”», квартира семьсот семь».

Совсем не обязательно обращаться в компанию, управляющую домом, чтобы установить владельца квартиры.

— Завтра же утром позвоним. У них обязательно должно быть зарегистрировано имя владельца.



Вернулись назад в квартиру. Держа в руке пустую банку, она стала что-то искать.

— Ты что?

— Нет мусорного ведра! — сказала она, возмущенно вскинув голову. — Даже если это моя квартира, обставлял ее кто угодно, только не я. Я бы не забыла про мусорное ведро!

Этой ночью она спала на кровати, а он на полу, взяв одеяло и подушку. Она долго извинялась, но выхода не было. Впрочем, лето было в самом разгаре, поэтому особых неудобств он не испытывал.

Едва лег, сразу навалилась усталость. Хоть он и не особо много двигался днем, все мышцы болели. Он хотел покрепче уснуть и уже чувствовал приближение сна. Утро вечера мудреней.

Но странный этот день отнюдь не спешил его отпускать…




10


Тучи, несущие грозу, медленно проплыли над Токио с востока на запад.

— Вот-вот польет, — сказал Ёсио, отец Эцуко, взглянув на небо из окна ресторана «Болеро», расположенного у станции «Китисёдзи».

— Зарядит надолго, — отозвалась Эцуко.

— Нет, короткий ливень. Когда соберемся назад, кончится.

Отец, как всегда, прав, подумала Эцуко, вслушиваясь в отдаленные раскаты грома.

Было заведено раз в месяц ужинать втроем — Эцуко, Юкари и Ёсио. Иногда Эцуко сама что-нибудь стряпала дома, иногда, как в этот раз, вместе посещали какой-нибудь ресторан. Из двух вариантов Юкари, разумеется, предпочитала ресторан, вот и сегодня она была в отличном настроении.

Гордостью «Болеро» были бифштексы из говядины, импортированной из Австралии, в остальном же меню не могло похвастаться разнообразием.

Для Ёсио, приверженца японской кухни, такая еда была несколько тяжеловата, но Юкари обожала здешний роскошный торт из мороженого, поэтому, когда шли в ресторан в основном ради десерта, неизменно выбирали «Болеро».

Покончив с основными блюдами, переместились в специальный зал, где подавали кофе и десерт. Это-то больше всего и притягивало Юкари. Наслаждаться мороженым в особом, полутемном и изысканно декорированном зале. Сейчас она самозабвенно уничтожала гору шоколада, похожую на маленький Монблан.

— Папа, — начала Эцуко, плеснув в горячий кофе сливки и наблюдая, как они растворяются кольцами, — у меня проблема, и я не знаю, что делать.

Ёсио, положив ложечку, которой размешивал кофе, поднял глаза. Эцуко, стараясь ничего не упустить, подробно рассказала об обстоятельствах исчезновения Мисао и о беседе с ее матерью. Ёсио молча слушал, прихлебывая кофе.

В глазах Эцуко отец был в каком-то смысле «всемогущим» существом. И она, не раздумывая, несла к нему все свои заботы и печали.

Конечно, у нее, как у любой дочери, были свои тайны. Первый поцелуй, первая любовь. Потом был парень, с которым она впервые поцеловалась, разжав губы… Она считала, что утаивает подобные эпизоды из уважения к отцу.

Впрочем, ей всегда казалось, что он и так обо всем догадывается.

В студенческие годы подруги часто подсмеивались над ней:

— Ты, Эцуко, папина дочка. Рано выскочишь замуж, да еще за мужика, который тебе в отцы годится.

Она внутренне соглашалась и говорила себе, что отвергнет любого мужчину, который не будет похож на ее отца. Но в действительности, как и большинство девушек, вышла замуж в двадцать три, за Тосиюки, который был старше ее всего на четыре года. Так уж сложилось, а с судьбой, как известно, не поспоришь.

Но в своем браке Эцуко и Тосиюки напоминали не столько супругов, сколько дружных брата и сестру. В их жизни царили мир и согласие, они всюду ходили парой, заслужив прозвище «двугорбого верблюда», но при этом Эцуко не испытывала к мужу какой-то особой «тяги». Даже в период влюбленности, даже делая поправку на чрезвычайную занятость Тосиюки, их отношения никак нельзя было назвать страстными. Как будто выходила замуж за приятеля, с которым давно установились ровные, бесцветные отношения. С первых дней замужества было чувство, что они разделены стеклянной стеной: видеть друг друга видят, но дотянуться друг до друга не могут. Да ей как-то и не хотелось дотягиваться.

После смерти Тосиюки она впервые осознала, что любила его как старшего брата. Единственный ребенок в семье, Эцуко могла только предполагать, какие отношения бывают у братьев и сестер, но она находила в муже душевный отклик, который, как ей казалось, возможен лишь между людьми, связанными узами крови и общностью характера.

Поэтому скоропостижная смерть Тосиюки стала для нее таким страшным ударом. Ей казалось, что вместе с мужем что-то умерло в ней — оборвалась кровная связь.

Отец говорил:

— Тосиюки умер раньше, чем ты успела в него влюбиться.

До апреля нынешнего года Ёсио работал шофером в крупной столичной газете. Когда случалось какое-либо происшествие, в его задачу входило как можно быстрее доставить корреспондента на место события. Разумеется, работа была не сахар, с ненормированным рабочим днем, поэтому Эцуко с трудом могла вспомнить, чтобы в детстве отец водил ее куда-нибудь. Хоть и дразнили ее папиной дочкой, но в памяти остались лишь редкие часы, проведенные вместе, и то, что даже во время каникул она сидела дома с матерью.

Решающее влияние на Эцуко оказало то, что ее мать, Ориэ, беззаветно любила ее отца и не стыдилась в этом признаваться.

Она постоянно повторяла:

— Доченька, твой отец замечательный человек. Ты даже не представляешь, как я счастлива, что вышла за него замуж!

Нынешней зимой мать умерла от рака матки. Это произошло через несколько месяцев после смерти Тосиюки. Поздно обнаружили, операция была уже бесполезна, но, к счастью, матери не пришлось сильно страдать. Она отошла тихо, точно уснула.

Во время болезни матери Эцуко в своем горе дошла до того, что начала помышлять о самоубийстве. Еще не зажила рана от смерти мужа, а тут эта беда с мамой. Откуда у Бога такая жестокость! — возмущалась она.

Именно это более всего мучило мать.

Она была женщиной разумной и догадывалась о своей скорой смерти. Как-то раз, взяв Эцуко за руку, она сказала:

— Прости меня, доченька. Тебе и без того тяжко, а тут еще я собралась умирать.

Мать упрямо обращалась с ней как с маленькой девочкой, даже когда она выросла, вышла замуж, родила Юкари.

— Мама, зачем ты так говоришь! Ты непременно поправишься.

Мать отрицательно покачала головой.

— Сомневаюсь. Но я тебе обещаю — я разыщу Тосиюки на том свете и скажу ему, чтоб он как можно быстрее вернулся к вам.

— Разве он может вернуться?

— Вернуться, чтобы опять на тебе жениться, вряд ли, но хорошо бы он возродился мальчиком и со временем стал мужем твоей дочери! Я уверена, в новом перерождении он будет таким же видным мужчиной, да и умом не обделенным, разве плохо?

Эцуко невольно рассмеялась.

— Ну ладно, договорились. А что ты, мама, будешь делать на том свете?

— Наберусь терпения и буду дожидаться, когда ко мне придет твой отец.

Ее последние, предсмертные слова, когда она еще сохраняла сознание, были обращены к мужу:

— Позаботься об Эцуко.

Не к Эцуко она обращалась с просьбой позаботиться о своем шестидесятилетнем отце, а к мужу — позаботиться о дочери.

Эцуко так и не смогла поверить, что родителей сосватали чуть ли не по фотографиям. Настолько мать любила своего мужа. Учитывая то, что во времена их молодости супружеские отношения вовсе не предполагали взаимной симпатии, это было похоже на чудо.

Отец заметно облысел, обзавелся профессиональной болезнью — люмбаго, и в последнее время совсем согнулся. Огонек, который постоянно горел в его глазах, пока он работал, после выхода на пенсию угас. Теперь он с внучкой пек оладьи и удил карасей в пруду. Тихая, преждевременная старость человека, оставшегося не у дел.

…Когда Эцуко закончила рассказ про исчезновение Мисао, Ёсио задумался, поглаживая рукой свою плешь.

— Насколько я могу понять, — он почесал щеку, — в сложившихся обстоятельствах ты практически бессильна что-либо сделать.

— Ты правда так считаешь? Я тоже так думаю, но…

Эцуко не договорила, но отец понял, что она хотела сказать.

— Тебя смущает, можешь ли ты, будучи сотрудницей «Неверленда», вмешиваться в это дело?

Эцуко кивнула:

— Ведь не исключено, что и в будущем могут возникнуть схожие ситуации. И я не знаю, как себя вести в таком случае.

— А что говорит твой начальник, Иссики?

— Хочу посоветоваться с ним завтра. Но еще раньше, когда Мисао попросила о встрече, он сказал, что встречаясь с клиентом, я перехожу в область частных отношений.

— Следовательно, — отец положил мозолистые руки на стол, — отныне ты можешь считать Мисао своей личной подругой и поступать соответственно, правильно? В таком случае, я, как отец, буду помогать тебе, насколько это в моих силах. Дело-то не шуточное.

— Спасибо.

Эцуко улыбнулась. Уже от одного того, что она обо всем рассказала отцу, на душе стало легче.

— Папа, тебе не попадалось словосочетание — «седьмой уровень»?

Из-за характера своей прежней работы Ёсио стал кладезем познаний в самых различных областях, и память у него была отменная. С уходом на пенсию он не растерял свой багаж, и о чем бы Эцуко ни спрашивала, всегда имел наготове ответ.

— Это из дневника Мисао? — Он в раздумье склонил голову, потирая пальцами массивный подбородок, как имел привычку делать, когда старался что-то припомнить. — Кажется, мне попадалась в библиотеке книга с похожим названием.

— Ты имеешь в виду «Третий уровень»? — улыбнулась Эцуко. — Я тоже об этом думала. Роман Джека Финни.[4 - Джек Финни (1911–1995) — американский писатель-фантаст.]

— Что-то вроде этого. Не подходит?

Эцуко пояснила, что в дневнике Мисао есть запись: «Третий уровень — на полпути сорвалось — обидно».

— Но насколько я знаю, — добавила она, — Мисао не слишком увлекалась книгами. Трудно представить, что она захотела прочесть переводной роман. Даже если бы ей вдруг приспичило что-нибудь почитать, с какой стати — Джек Финни? Его книг в обычных книжных магазинах не найдешь. Будь это Сидни Шелдон или какой-нибудь «арлекиновский» женский роман, я бы еще поняла…

— Я не слышал ни о том, ни о другом.

— Поэтому я и думаю, что это не название романа. Есть еще одна запись: «Попытаюсь дойти до седьмого уровня». Я подозреваю, не название ли это какого-нибудь кафе или магазина? Тебе не попадалось ничего похожего?

Ёсио покачал головой:

— Сама говоришь — у этих «уровней» разные порядковые номера.

— Да, так.

— Как же это может быть названием магазина?

— Допустим, сеть фирменных магазинов, вроде как: номер один, номер два.

На лице Ёсио появилось сомнение.

— Не представляю магазин с таким нелепым названием. К тому же там, как ты говоришь, написано: «Безвозвратно»… Главная проблема в этом. Где ты видела магазин, войдя в который, невозможно выйти?

— Пожалуй, ты прав.

Эцуко задумалась. С тех пор как мать Мисао показала ей дневник, мысли постоянно утыкались в один и тот же тупик.

Вдруг Юкари, оторвавшись от мороженого, сказала:

— Случаем, не компьютерная игра?

В тот же момент она громко рыгнула и поспешно прикрыла рот рукой.

— Есть игра с таким названием?

— Без понятия. Может и есть, мне не попадалась. Вообще-то чуть ли не во всех компьютерных играх есть «уровни».

— Но существуют ли игры, начав играть в которые, невозможно вернуться?

Юкари засмеялась.

— Ну и жуть! Человек оказывается заперт внутри игры и не может выбраться наружу, так что ли?

— Такого же не бывает?

— В общем-то нет, но есть игры, устроенные так, что не пройдя до конца эпизод с определенным героем, невозможно остановиться и прервать игру. Иначе герой погибнет на полпути…

Эцуко и отец переглянулись.

— Может быть, это?..

— Мисао любила играть в компьютерные игры?

— Ни разу не слышала.

Если бы она увлекалась подобными вещами, то наверняка упомянула бы, хотя бы вскользь, когда звонила в «Неверленд». Она из тех, кто, общаясь по телефону, выбалтывает все подряд — о том, что сделала новую прическу, купила туфли…

— В любом случае, — сказал Ёсио, — дело не продвинется, пока мать Мисао не обратится в полицию и они не проведут хоть какое-то расследование.

Он взял в руки счет:

— Юкари, давай, заканчивай с мороженым. А то испортишь желудок и придется пропустить занятия в бассейне.

— Живот заледенел. — Юкари положила ложечку. — Мама, в кишки уже можно гвозди вбивать.

— Какая ты дуреха! — улыбнулась Эцуко.

Когда отец довез их на своей машине до дома, был уже десятый час.

Эцуко погнала Юкари в ванную.

— Надо было деду предложить у нас помыться.

— Он сказал, что сходит в баню, там ему сделают массаж.

— Задарма?

После смерти жены Ёсио жил один, как и Эцуко, оставшаяся с дочерью одна в опустевшем доме.

Им советовали съехаться, и Эцуко была к этому готова.

Но Ёсио возражал.

— К счастью, от тебя до меня рукой подать, при желании всегда можем встретиться. Ты еще живешь памятью о муже, тебе будет тяжело устраивать все по-новому. Лучше какое-то время пожить раздельно. Мне совсем не одиноко. Твоя мать еще со мной.

Отец всегда отличался отзывчивостью и пониманием. Действительно, если бы Эцуко пригласила отца к себе в дом или же переселилась к нему с дочерью, то в любом случае она бы испытала горечь поражения. Она еще не оправилась после смерти мужа, и переезд был бы равносилен признанию — «жизнь не удалась».

По-быстрому высушив дочери волосы феном и уложив ее в постель, Эцуко прибралась в кухне и, наконец, смогла не торопясь принять ванну. С завтрашнего дня сотрудники «Неверленда» посменно отправлялись в летние отпуска. Строя на этот счет всевозможные планы, мечтая о том, куда отправиться отдыхать с Юкари, она пришла в хорошее расположение духа.

Когда раздался телефонный звонок, она, все еще в банном халате, пила в кухне апельсиновый сок. Дисплей на телефонном аппарате показывал одиннадцать часов пятьдесят пять минут.

Эцуко схватила трубку. Юкари спит не крепко, малейший шум может ее разбудить.

— Алло, алло?

Поскольку в доме не было мужчины, она привыкла, отвечая на звонки, не называть себя по имени. Если это был ночной звонок, она в целях безопасности отвечала слегка изменив голос, пока не понимала, кто с ней говорит.

Слышались отдаленные шумы, точно произошел сбой на линии.

— Алло, алло?

Раздался скребущий ухо треск, как будто горела сухая трава.

И вдруг тихий, точно погребенный под всеми этими шумами голос:

— Госпожа Сингёдзи… вы?

Прижимая трубку к уху, Эцуко едва не поперхнулась.

— Алло? Да, это я…

Голос, еще тише прежнего, произнес:

— Госпожа Сингёдзи…

Это Мисао. Она сразу поняла. Звонила Мисао.

— Мисао? Это ты, Мисао? Это Эцуко. Откуда ты звонишь? Где ты находишься?

Трубку вновь заполнили шумы.

— Я… — послышалось тихо. — Я…

— Мисао, говори громче. Очень плохо слышно.

Может, она пьяна? Голос какой-то расслабленный. Как у засыпающей Юкари.

— Сингёдзи… — повторяя ее имя, как заклинание, Мисао сказала: — Спа…

На этом связь оборвалась.

— Алло, Мисао? Алло!

Эцуко стояла оцепенев, сжимая трубку, глядя прямо перед собой. Когда связь обрывается, телефон сразу же вновь превращается в неодушевленный аппарат. Короткие гудки точно посмеивались над ней.

Положив трубку, опустилась на ближайший стул.

Это Мисао. Это ее голос. Она столько раз слышала его по телефону!

«Сингёдзи…»

Почему у нее такой странный, как будто томный голос? Где она? Что хотела сообщить?

Чувствуя, как по спине бегут мурашки, Эцуко обхватила колени.

«Спа…»

Она не договорила, связь оборвалась.

Это ее голос. Ошибки быть не может. И она знала, что собиралась сказать Мисао.

Спа… Спасите!

Именно это.




11


Услышав вопли, он решил, что это продолжение сна.

Но вопли не затихали, повторяясь вновь и вновь, то ближе, то дальше. Еще не вполне проснувшись, он вскочил от грохота — что-то упало на пол.

Поднявшись, он не сразу сообразил, где находится. Вновь послышался вопль со стороны кухни. Даже не вопль, а вой. В комнате было темно, но он сразу понял, что кровать пуста. Одеяло сбито, наполовину лежит на полу. И сама кровать далеко отодвинута от стены.

Дверь комнаты была нараспашку. Ощупью он зажег свет в кухне.

Она сидела на полу, широко раздвинув ноги. Рядом валялся чайник. Дверца под раковиной была приоткрыта — она схватилась правой рукой за ручку.

— Что с тобой?

От неожиданности он совсем растерялся.

Дрожа всем телом, она шарила взглядом по сторонам, точно искала его.

Взгляд, скользнув мимо него, замер около ножки стола.

— Ты где? — спросила она.

До него не сразу дошел смысл ее вопроса.

_— Не_видишь?_

Она медленно повернула голову. Но в этом движении не было цели. Взгляд блуждал, не зная, за что ухватиться.

Он не мог заставить себя приблизиться к ней. Казалось, перед ним околевающая дворняга, сбитая машиной. «Это уже слишком! Прочь отсюда!» — нашептывал ему внутренний голос, безжалостный голос эгоизма.

Он спросил еще раз:

— Ты ничего не видишь?

Она сидела понуро, в полуобморочном состоянии. Подбородок мелко дрожал, она хотела что-то сказать, но язык не слушался.

Сделав над собой усилие, он присел возле нее и положил руку на плечо.

— Совсем-совсем ничего?

Она коснулась его руки, как будто хотела убедиться в его присутствии, ладонью поползла вверх, дойдя до плеча, коснулась его лица. Жест человека, утратившего зрение. Широко раскрытые глаза продолжали смотреть мимо него. Ясные глаза. С виду такие же, как раньше.

— Опять голова раскалывается… — начала она говорить, как вдруг послышался громкий стук.

Вздрогнув, она прижалась к нему.

Кто-то стучался во входную дверь. Послышался голос:

— Эй, кто там есть?

Он посмотрел на нее. Из-за шока, вызванного потерей зрения, с ее лица исчезло какое-либо выражение. Только тонкие руки судорожно цеплялись за рукав его рубашки.

— Это сосед, Саэгуса! — послышался из-за двери голос, и вновь раздался стук. — Что случилось?

— Не открывай, — прошептала она, обнимая его.

— Эй, отзовись! Что-то случилось? Вызвать полицию?

Он колебался, не зная, на что решиться. Вновь раздался стук. С каждым ударом все сильнее, все настойчивее.

И вдруг затих.

— Нет, ничего особенного, — крикнул он, не двигаясь с места. — Простите за беспокойство.

За дверью некоторое время молчали. Он слышал, как бешено колотится его сердце. Ее дрожь передалась ему.

— Это с тобой я говорил днем? — не унимался Саэгуса. В голосе звучали жесткие, недоверчивые нотки. — Как-то все подозрительно… Что ты там делаешь?

Что ответить? Пока он лихорадочно соображал, Саэгуса вновь завел:

— Эй ты там, не молчи! Так это все-таки твоя квартира?

Он и сам хотел бы знать.

— Открой на минутку. Как-то неспокойно.

Она крепко прижалась к нему:

— Что же нам делать?

— Если не откроешь, вызову полицию. Я слышал женский крик. Что ты там натворил?

По голосу было ясно, что он уже не отстанет. А ведь днем казалось, что Саэгуса из тех, кому плевать, что происходит за дверью его квартиры. И тотчас он вспомнил, с каким подозрением тот следил за ним из окна автомобиля.

— Подождите немного. Сейчас открою, — закричал он.

Она вытаращила глаза.

— Не смей!

Он приложил палец к губам:

— Тсс… Выхода нет. Не волнуйся, делай, что я говорю. Можешь встать?

Обхватив рукой, он помог ей подняться с пола и усадил на стул в кухне. Только хотел отнять руки, как она вновь вцепилась в него.

— Все хорошо, сиди здесь.

Смирившись, она отняла руки и опустила на колени. Он подошел к двери, потом, передумав, вернулся в комнату, поднял одеяло, свернул и принес в кухню. Набросил на ее плечи, закутав, и только после этого пошел открывать дверь.

Когда щелкнул замок, он почувствовал, как по спине струится холодный пот.

Медленно открылась дверь и показалось лицо Саэгусы, на которое падал свет из коридора. Несомненно это был тот же самый человек, которого он видел днем на стоянке. Но от прежнего панибратства не осталось и следа. Между сдвинутых бровей пролегла глубокая складка, лицо было искажено, как от зубной боли.

Он отступил на шаг назад, и Саэгуса, вытянув шею, заглянул в квартиру. Он не мог не увидеть девушки, сидящей в кухне.

Саэгуса перевел взгляд на него, вновь посмотрел на девушку.

— Барышня… — сказал он.

Она, вздрогнув, поплотнее закуталась в одеяло.

— У вас все в порядке?

Чтобы ответить, ей нужна была его поддержка. Она подняла голову и, точно моля о помощи, стала неуверенно водить невидящими глазами. От страха вцепилась пальцами в одеяло. Точно похищенный ребенок.

Не сдержавшись, он крикнул:

— Не бойся! Я здесь!

По голосу она определила, где он находится. Остановив взгляд чуть правее него, кивнула.

Саэгуса, опершись рукой о косяк, подался вперед:

— Она слепая?

Он кивнул.

— А почему она кричала?

— Упала.

Саэгуса обежал глазами кухню, задержав взгляд на валяющемся на полу чайнике.

— Вы не ушиблись? — спросил он.

— Ничего страшного не произошло, — ответила она безжизненным голосом и шепотом добавила, точно в надежде завоевать его расположение: — Благодарю вас.

Прислонившись к стене, Саэгуса окинул их взглядом, посмотрел в сторону темной спальни, наконец, усмехнувшись, сказал, обращаясь к нему:

— Ладно, не злись.

— На что? — ответил он сухо.

Их взгляды встретились. Потребовались неимоверные усилия, чтобы не отвести глаз.

— Как тебя зовут?

Застигнутый врасплох, он замялся. Но Саэгуса видимо истолковал его замешательство просто как нежелание назвать свое имя.

— Днем я поговорил с дамой, живущей этажом ниже, — продолжал Саэгуса. — Она как-то раз видела человека, заходившего в эту квартиру. По ее словам, коротышка, постарше меня. Может, он и есть твой пресловутый приятель, тот, с которым ты познакомился в ресторане?

Его не столько задела ирония, с которой это было произнесено, сколько поразил сам факт существования некоего «коротышки», и он не сразу смог сосредоточиться. То, что в эту квартиру кто-то входил, означает…

— Что молчишь?

Придя в себя, он посмотрел на Саэгусу. Складка между его бровями стала еще резче.

— Уж не валяется ли в комнате труп этого господина? Совсем как в кино.

На губах заиграла легкая усмешка, но это была своего рода маскировка. Взгляд Саэгусы был серьезным и выдавал страшное напряжение.

— Что за чушь!

— Но эта, как ты говоришь, чушь случается сплошь и рядом.

Несмотря на шутливый тон, Саэгуса расправил плечи и принял оборонительную позу.

Отступать было некуда.

— Хотите удостовериться? — спросил он.

Саэгуса повел бровями и отделился от стены. Одет он был так же, как днем, в тех же сандалиях. Сбросив их, он вошел в квартиру.

— Только предупреждаю — без глупостей.

— С какой стати?

Он действительно так думал. Пусть себе рыщет. Главное, не давать пищу для подозрений, чтобы, вернувшись к себе, не вздумал звонить в полицию. Надо выиграть время, а когда он уйдет, бежать вместе с ней из этой проклятой квартиры.

Даже если никто за ними не гонится.

Пока Саэгуса не торопясь осматривал кухню, он заметил, что тот слегка прихрамывает на правую ногу. Точно у него легкий вывих.

Тщательно изучив кухню, Саэгуса подошел к девушке и вперился в нее. Хорошо, что сообразил накинуть на нее одеяло! Он бы не удивился, если б с языка Саэгусы слетела какая-нибудь сальность.

Но тот спросил:

— Вы себя плохо чувствуете?

Заморгав, она перевела глаза в сторону уставившегося на нее Саэгусы.

— Нет, все в порядке.

— Давно у вас проблемы со зрением?

Девушка, вздрогнув, закусила губу.

— Простите, я не должен был спрашивать, — сказал Саэгуса виноватым тоном.

Судя по выражению его лица, он искренне раскаивался в своей бестактности.

Она опустила глаза. Щеки слегка подрагивали. Он вспомнил свое состояние, когда днем в аптеке услышал: «Не болейте!» Наверное он выглядел тогда точно так же.

Саэгуса отошел от нее и толкнул рукой дверь с рифлеными стеклами, ведущую в спальню. Заглянул, пошарил рукой по стене и зажег свет.

Он подошел к ней и погладил по плечу. Она схватила его за руку.

Саэгуса осмотрел спальню. Переступил порог.

Он ждал, когда же наконец Саэгуса повернет обратно. В обстановке комнаты ничего необычного. Ни трупа, ни связанного «коротышки».

Саэгуса резко поднял худые плечи.

Подался вперед, точно что-то увидел. Отделился от двери и прошел в глубь комнаты. Но там же нет ровным счетом ничего, что могло бы привлечь внимание!..

Присел возле кровати.

Проснувшись, она обнаружила, что ничего не видит. В панике начала метаться. Кровать сдвинулась… Кровать…

Он выпустил ее руку и сделал шаг в сторону спальни, и почти одновременно Саэгуса появился в дверях, опередив его на мгновение.

Саэгуса сжимал в руке пистолет, который он спрятал между пружинами и матрасом.

— Пушка, — сказал Саэгуса.

— Пушка?

— Вот эта штука, — Саэгуса направил дуло ему в лоб, — что она здесь делает?



Было впечатление, что Саэгуса умеет обращаться с пистолетом. По крайней мере он-то знает, что такое предохранитель.

Сжимая в правой руке пистолет, положив указательный палец на курок, он показал стволом на стул в кухне.

— Садись рядом с девушкой! Живо!

Хоть от него и не требовалось, он поднял руки на уровень плеч и сел, как было приказано.

— Пушка? Что? — спросила она, ища его невидящими глазами. — Пистолет? Откуда здесь это?

Избегая недоверчивого взгляда Саэгусы, он объяснил.

— Извини… надо было раньше сказать.

— Пистолет… — прошептала она ошеломленно. — Значит и впрямь… эти деньги…

— Деньги? — встрял Саэгуса.

Шустрый тип.

Он невольно вскочил со стула, но дуло тотчас повернулось в его сторону.

Не выпуская их из поля зрения и держа на мушке, медленно передвигаясь, Саэгуса запер входную дверь. После чего вернулся в спальню.

Найти кейс — всего лишь вопрос времени. Он закрыл глаза. Надо же было ей проговориться!

Послышался скрип открываемого шкафа. Саэгусе даже времени не потребовалось. Вернувшись в кухню, спокойно сказал:

— Даже на глазок — пятьдесят-шестьдесят миллионов иен.

— Я не считал, — ответил он.

— Неужели? К тому же обнаружилось испачканное кровью полотенце. Как это понимать, а?

Она захныкала, точно зашлась икотой. Он молча обнял ее, подумав в сердцах — какая плакса! Но он бы и сам с удовольствием сейчас поплакал.

— Ну что, не пора ли рассказать все как есть? — сказал Саэгуса, прислонившись к двери и предусмотрительно наставив на него пистолет. И добавил с хриплым смешком: — Не заставляй меня прибегать к силе.

Ему показалось, что его пихнули лицом в грязь.

— Или предпочитаешь иметь дело с полицией?

Саэгуса слегка покачал головой, как бы говоря: «Вряд ли тебя это устроит».

Может, Саэгуса им послан судьбой? Спасибо деньгам и пистолету. Или он сейчас как тот терпящий бедствие, который думает, вот оно — спасение, влезает на борт и вдруг обнаруживает, что попал на пиратский корабль…

— Я все расскажу, — сказал он, — при одном условии: вы выслушаете, не перебивая меня репликами вроде «не может быть», «не верю».

Саэгуса пообещал.

Он стал рассказывать. Убеждая себя, что, когда нет выбора, позволено схватиться за соломинку.




12


— Кроме потери памяти, никаких других отклонений? — спросил Саэгуса, когда он кончил рассказывать.

Он несколько удивился. Разве в его положении самочувствие — главная проблема?

— Ну же, говори, — настаивал Саэгуса.

— Кажется, ничего особенного. Только вначале было трудно вспомнить названия некоторых вещей.

— Головная боль?

— Не было — у меня.

Саэгуса метнул взгляд на нее.

— А девушку мучила головная боль?

Она молчала. Он ответил за нее:

— Очень сильная.

Саэгуса скрестил руки, прислонившись к косяку.

Во время его рассказа Саэгуса, как и обещал, ни разу не высказал сомнений. Но часто перебивал вопросами. Цеплялся за всевозможные мелочи — когда он проснулся, с какой стороны лежал он, с какой девушка, как долго были трудности с названиями вещей?

Судя по всему, Саэгуса хотел удостовериться, правда ли, что они оба потеряли память.

Он объяснял насколько возможно подробно.

— А что сейчас? Голова болит? — спросил Саэгуса у нее.

Она отрицательно покачала головой.

— Болит — не болит, что вы так к этому прицепились? — не выдержал он.

Саэгуса повел густыми бровями. Видимо у этого человека брови были той частью лица, которая наиболее откровенно выражала его эмоции.

— Что вас удивляет?

— То, что вы первый заговорили о «головной боли».

— Насколько мне известно, — сказал Саэгуса, — амнезия обычно сопровождается головной болью. — Он почесал затылок: — Впрочем, я знаком с амнезией только по кинофильмам и романам.

Кинофильмы. Романы. Эти понятия отчетливо сохранились в его голове. Такого рода информация не стерлась из памяти. Любопытно, какие романы читает этот Саэгуса, какие фильмы смотрит? Впервые он ощутил живой интерес к другому человеку, к тому, что не касалось непосредственно их двоих.

— А затем девушка перестала видеть…

— Только недавно, — тихо сказала она. — Горло пересохло, я проснулась. Встаю — вокруг темно. Вначале подумала, глаза не могут привыкнуть к темноте…

— Вы совсем ничего не видите? Или смутно различаете движение?

— Ничего, — прошептала она.

Пригнувшись, Саэгуса заглянул ей в глаза. Ее взгляд был устремлен в пустоту — как будто она ушла в себя. Не разгибаясь, Саэгуса посмотрел на него. Что-то задумал? Сунул руку в карман рубашки и достал сигареты с зажигалкой.

Та самая дешевая зажигалка. Но на этот раз сигареты — «Hope». Саэгуса бросил пачку на стол и завертел в пальцах зажигалку. Зажег огонь. Поднес пламя к ее лицу.

Он вскочил, закричав: «Что вы делаете!», но Саэгуса уже успел пронести пламя перед самым ее лицом и погасил. Глаза не дрогнули, даже не заморгали.

— Действительно, не видит, — констатировал Саэгуса.

— Как вам не стыдно! — выдохнул он.

С запозданием она подняла невидящие глаза. Он ласково погладил ее по руке.

— И что вы намерены делать? — как ни в чем не бывало спросил Саэгуса.

С таким же успехом пойманный с поличным вор стал бы рассказывать полицейскому о своих ближайших планах.

— Что вы намерены делать? — повторил свой вопрос Саэгуса.

Он ответил резко:

— А вы?

Прежде чем отвечать, Саэгуса окинул взглядом кухню. Его взгляд остановился на часах на электропечи.

— Двадцать минут второго? — Он улыбнулся. — Я, признаться, кофеман. Могу преспокойно уснуть, даже выпив кофе на ночь глядя. А как вы?

— Что? — Она подняла голову.

Он встал со стула:

— Не знаю почему, но мне и впрямь хочется кофе.

— Отлично, — сказал Саэгуса и закурил сигарету, используя пустую пивную банку вместо пепельницы.

Налил в чайник воды, поставил на электроплиту… («Это я тоже раньше делал», — отметил он про себя). Выставил на стол чашки, достал быстрорастворимый кофе и сахарницу — все это время в кухне царило молчание.

Неожиданно она прошептала:

— Это «Hope»…

Резко обернувшись, он посмотрел на нее. Саэгуса тоже посмотрел в ее сторону, задержав на весу сигарету с длинным хоботком пепла.

— Сигареты — «Hope»? — повторила она.

— Ты различаешь?

Она кивнула.

— Видимо, в прошлом кто-то из знакомых девушки курил «Hope», — предположил Саэгуса.

Он продолжал сомневаться:

— Но как ты поняла?

— Запах. Сразу же всплыла марка сигарет.

— Запах «Peace» или «Hope» отличается от модных сейчас легких сортов, — заметил Саэгуса. — Лично я сразу чую, если в кабаке кто-то курит «Peace».

— Но днем вы курили «Mild Seven».

— В автомате кончились «Hope».

Повернувшись к нему спиной, Саэгуса стал прихлебывать кофе.

— А как ты насчет сигарет? — спросил он. — Днем ты курил.

— Видать, был курильщиком.

— Какая марка?

— Днем, в магазине, не задумываясь, выбрал «Mild Seven».

Скорее всего, это и был его любимый сорт. В супермаркете лежали горой блоки сигарет самых разных марок, но названия ничего ему не говорили. Машинально он протянул руку к «Mild Seven».

— По статистике «Mild Seven» самая популярная марка, — сказал Саэгуса.

Но кто-то из ее ближайшего окружения курил «Hope», и этот человек был настолько близок ей, что она по запаху дыма безошибочно угадала название сигарет. К своему удивлению, он вдруг ощутил укол ревности.

Поставил кофейную чашку на стол. Она сидела, сложив руки на коленях. Саэгуса, опередив его, спросил:

— Вам с молоком, с сахаром?

Немного подумав, она сказала:

— Ни того, ни другого.

— Черный кофе? Наверно сидела на диете? Впрочем, в этом, как я погляжу, не было особой необходимости.

Он взял ее руку и поднес к чашке. Саэгуса поспешно предупредил:

— Осторожно, не обожгитесь!

Пока молча пили кофе, он все думал, что же это за человек — Саэгуса? В сочувствии, которое он проявлял по отношению к девушке, не было притворства, и все же, что у него на уме, не ясно. Когда он вошел в квартиру, внешне показался вполне обычным, здравомыслящим человеком. Но судя по тому, как привычно он обращался с пистолетом и как вел себя, когда оружие оказалось в его руках, человек он опасный, во всяком случае человек, который не боится, а может быть даже любит играть с огнем.

— Поскольку вы ничего от меня не утаивали, я тоже буду откровенен, — Саэгуса поставил чашку и зажег новую сигарету. — У меня есть судимость.

Он оторопел и не знал, как реагировать, только, оцепенев, уставился на Саэгусу. Она лишь слегка откинулась, словно отодвигаясь от того места, откуда раздавался голос.

— Нанесение телесных повреждений. Подрался спьяну в кабаке. Я не оправдываюсь. Но с тем делом покончено. Давно это было. Вам нечего бояться.

Надо было каким-то образом выразить свое отношение к услышанному, но в итоге он лишь пожал плечами:

— Какое нам до этого дело?

— Какое? — Саэгуса рассмеялся. — А такое, что я не намерен сообщать в полицию о двух подозрительных людях, имеющих при себе пистолет, окровавленное полотенце и кейс, набитый деньгами.

Напряжение продолжало сжимать его мертвой хваткой.

— Почему? — спросил он.

— Почему? Да потому что в полиции наверняка решат, что я ваш подельник и только хочу отмазаться от мокрого дела. Нет, скорее, они решат, что я и есть зачинщик преступления.

— Зачинщик преступления?..

— Извиняюсь, это на тот крайний случай, если прежде, чем потерять память, вас угораздило набедокурить.

Она, вздохнув, поставила чашку.

— Вы спросите, почему полиция ухватится за такую версию? — продолжал Саэгуса. — Да просто потому, что у меня есть судимость. Хоть ты тресни, не поверят ни одному моему слову. Даже вы, когда я сказал про мою судимость, скорчили такие лица, точно перед вами террорист, размахивающий бомбой. Не отрицайте. Я не обижаюсь. Уже привык.

Он был в замешательстве — слова вроде бы звучали обнадеживающе, и все же недоверие брало верх. С этим Саэгусой ухо надо держать востро. Хитрая бестия.

— Ну ладно, хватит об этом, — сказал Саэгуса решительно. — У меня есть к вам предложение.

— Предложение?

Кивнув, Саэгуса неожиданно спросил:

— Ты правша?

Он инстинктивно посмотрел на свою правую руку.

— Да.

— Разумеется, ведь ты только что все делал правой рукой. Даже утратив память, вряд ли можно забыть, какая рука рабочая. В таком случае, имеется один достоверный факт — вы не по своей воле легли в эту постель.

Она повернула голову в сторону Саэгусы. Видимо, уже научилась находить человека по звуку его голоса.

— Почему вы так уверены? — спросил он.

Саэгуса показал на кровать.

— Ты спал слева от нее. Другими словами, если лечь на спину, твоя правая рука касалась ее левой. Правильно?

Вспомнив свое пробуждение, он подтвердил, что так и было.

— Как правило, мужчина-правша устраивается в постели справа от женщины. Это известный факт. Отсюда вывод — вы легли в постель не по своей воле. Некто привел вас в какое-то непонятное состояние, может быть усыпил, может быть еще каким-то образом лишил сознания — сейчас такие мелочи не важны, и уложил на кровать.

Она тяжело вздохнула. Что означает этот вздох? — подумал он.

Саэгуса, усмехнувшись, добавил:

— На сто процентов утверждать не могу. Может, вы с ней большие оригиналы.

Он смутился. Она покраснела.

— Ладно, шутки в сторону, — Саэгуса вновь посерьезнел. — Я всего лишь поделился своими соображениями. А теперь предложение. Ну что, наймете меня?

Оба были застигнуты врасплох.

— Нанять — вас?

— Именно. Как вас угораздило оказаться в нынешней ситуации? Да и вообще, кто вы такие? Я постараюсь все это выяснить. Заключим договор. По-моему, игра стоит свеч. Я забыл вам сказать, что я вдобавок еще и журналист, правда, невысокого полета. Мелкая сошка — так будет ближе к истине.

Он смерил взглядом Саэгусу.

Из всех профессий журналист — самое удобное прикрытие для самозванца, достаточно запастись подходящей визиткой. И доказательств никаких не требуется. Разумеется, у человека любой профессии бывают взлеты и падения, но в так называемых свободных профессиях амплитуда колебания очень широка. И от того, где находится человек в данный момент, на вершине или на дне, нередко меняется и сам характер работы.

Но сейчас допытываться, кто такой Саэгуса, не имело смысла. Какая разница? Предложение заключить договор — пустая формальность, у них изначально не было выбора.

Он перешел к более насущному вопросу.

— Какое вы хотите вознаграждение?

— Пусть деньги в кейсе будут залогом, — сказал небрежно Саэгуса. — Если все разрешится и вы выберетесь из этой дыры, и если окажется, что деньги ваши, половину отдадите мне. Если же они вам не принадлежат… — Саэгуса развел руками, — хотел сказать — разделим на троих, но… есть же у вас какие-то свои накопления?

Она поднесла руку ко рту и принялась грызть ноготь на мизинце. Если несмотря на потерю памяти, дурные привычки остаются, она и впредь будет грызть ногти каждый раз в минуту задумчивости.

— Но остается проблема — глаза девушки, — сказал Саэгуса. — Как быть с больницей?

Он не знал, что сказать, и молчал.

Она перестала грызть ноготь и подняла голову.

— Пожалуйста, — обратилась она тихим, но твердым голосом к Саэгусе: — Сделайте так, чтобы я как можно быстрее могла показаться врачу.

Возражения не последовало.

Она ощупью нашла его руку и сжала.

— Хорошо, — сказал он, — мы заключаем с вами договор.

— Отлично! — обрадовался Саэгуса и, подняв пистолет, до сих пор лежавший у него на коленях, добавил: — А эту грозную вещицу я покамест забираю. Все равно в твоем нынешнем состоянии тебе с ней не сладить. Того гляди, отстрелишь себе палец.

— Как хотите, берите. Только…

— Только — что?

— Выньте патроны и дайте мне.

Саэгуса засмеялся:

— Ты парень не промах!

— Какой есть, — ответил он.

А сам подумал — он взял в залог не кейс с деньгами, а нас.



— У меня к вам одна просьба, — сказал он.

— Что еще?

— Позвольте мне переночевать в вашей квартире.

Саэгуса мельком взглянул на нее.

— А девушке одной не будет страшно?

Она отрицательно покачала головой. Он поспешно сказал:

— Я придвину твою кровать вплотную к смежной стене, если что случится, стучи. Одна по квартире не расхаживай, утром я приду тебя разбудить. Хорошо?

— Ладно.

Саэгуса ухмыльнулся:

— Какой высоконравственный юноша!

Когда Саэгуса ушел к себе, он подвел ее к кровати и шепотом извинился:

— Может быть, это малодушие с моей стороны, но, прошу тебя, потерпи.

Она улыбнулась:

— Не волнуйся, я все поняла. Нельзя спускать глаз с этого человека.

Впервые слегка коснувшись губами ее щеки, он сказал:

— Какая ты, однако, проницательная!

— Будь осторожен.




День второй

(13 августа, понедельник)





13


После телефонного звонка Мисао, Эцуко сразу же позвонила ее матери. Раздались длинные гудки, но никто не подошел. Эцуко нервно топталась на месте, вновь и вновь набирая номер.

Неужели никого нет дома? В такое время!

Всю ночь она упрямо продолжала звонить, но результат был нулевой. Уже бесполезно. В половине шестого утра она решила съездить сама.

Когда начала одеваться, проснулась Юкари.

— Мама, доброе утро. Куда это ты намылилась?

Эцуко стала подгонять дочь, которая терла глаза, держа под мышкой плюшевого медведя:

— Будь хорошей девочкой и побыстрее оденься. Я отвезу тебя к деду.

— Чего это? В такую рань!

Стояли летние каникулы, поэтому, если у Эцуко были дела, она отвозила Юкари к отцу. Также по утрам в те дни, когда работала.

— Мне нужно уйти по срочному делу. Вот чего. Поняла?

— А как же радиогимнастика?

— Сегодня — выходной.

— Но ты сама говорила, если я не буду делать каждый день зарядку, то не получу в награду конфеты.

— Не волнуйся. Получишь ты свои конфеты.

Уже полностью проснувшись, Юкари, видимо, поняла, что мать не шутит, и пошлепала в ванную.

Пока Юкари собиралась, Эцуко еще несколько раз набрала номер Ёсико Каибары, но, как и прежде, ответа не было.

В этот момент ей вдруг пришла в голову мысль — не исключено, что Мисао передала сигнал SOS не только ей, но и родителям, потому-то их и нет дома. Если это так, зная характер Ёсико, можно быть уверенным, что она не стала бы из доброты душевной перезванивать Эцуко.

Но все это не важно, лишь бы Мисао была в безопасности! Усадив встревоженную Юкари рядом с собой, Эцуко, молясь, чтобы все разрешилось благополучно, отъехала от дома.

— Мама?

— Что?

— У тебя было такое же лицо, когда умер папа.

Эцуко, сжав руками руль, скосила глаза на маленькое личико. Юкари, держа на коленях сумку с тетрадями для летних заданий, поджала губы.

Эцуко сникла.

— Извини. У мамы есть повод для беспокойства. Я очень волнуюсь. Это касается моей подруги, с которой ты тоже знакома.

— Мисао?

Она старалась не распространяться дома о том, что произошло, но Юкари смутно догадывалась.

— Да, Мисао. Она пропала из дому. Надо найти ее как можно быстрее.

— Для этого ты едешь? А мне с тобой нельзя?

Эцуко покачала головой. Но Юкари не сдавалась.

— Я не стану мешать. Буду хорошо себя вести. Я люблю Мисао.

Протянув руку и потрепав дочь по голове, Эцуко улыбнулась.

— Мама тоже ее любит. Но сегодня ты останешься с дедом. Если я что-то выясню, обязательно расскажу тебе. Договорились?

Юкари кивнула. Подъехали к дому Ёсио, Эцуко сдала ему дочь, сказав, что после все объяснит, и тотчас уехала.

Юкари помахала ей вслед рукой:

— Мамочка, удачи!



Она помнила дорогу и без труда нашла дом Ёсико. Надавила на кнопку домофона, но никто не ответил.

Значит, действительно, никого нет. Эцуко огляделась.

В открытом гараже стояли справа — серый седан, слева — красная легковушка. Если она не ошибается, Мисао как-то упомянула в разговоре, что обе эти машины принадлежат ее родителям.

Значит — они дома? Вернувшись к входу, Эцуко вновь нажала на кнопку. Еще раз и еще раз. Не сдержавшись, ударила по кнопке кулаком.

Послышался треск, и после долгой паузы:

— Да?

Эцуко вздрогнула.

— Госпожа Каибара? Это я, Эцуко.

Домофон молчал. Наконец:

— Что вы от меня хотите?

Голос Ёсико. Видимо, только что проснулась.

— Ночью мне позвонила Мисао. Я пыталась вам дозвониться, но вас не было дома.

— Как это так?

Эцуко занервничала.

— Может быть, вы все же откроете?

Пришлось ждать где-то около минуты, но минута показалась часом. Наконец, дверь распахнулась. Ёсико была в тонком халате, накинутом поверх ночной рубашки, волосы взлохмачены со сна. Эцуко обомлела.

— Что вы расшумелись в такую рань! Мне стыдно перед соседями! — На лице Ёсико появилось беспокойство. — Ведите себя пристойно. Ненормальная!

Она бросила на Эцуко презрительный взгляд, как если бы та устроила пьяный дебош.

Но сейчас не тот случай, чтобы вступать в ссору.

Эцуко подавила в себе растущее раздражение и, продолжая стоять перед открытой дверью, торопливо рассказала о том, что произошло.

Выслушав, Ёсико отрезала:

— Это всего лишь чья-то глупая шутка.

Эцуко ушам не поверила.

— Я уверена, это был голос Мисао! Она назвала меня по имени.

— Это ни о чем не говорит. Кто-нибудь из ваших хахалей захотел вас разыграть. — Ёсико, прищурившись, посмотрела на Эцуко: — Вы же вдовушка, да еще такая молодая.

Чувствуя, как у нее пылают уши, Эцуко оцепенела, утратив дар речи. Невозможно поверить, что перед ней представитель рода человеческого, мать.

Наконец она выдавила из себя:

— Можете думать обо мне все что угодно, но разве вам безразлична судьба Мисао? Она умоляла спасти ее!

— Ну уж и не знаю. Вы сами сказали, что разговор оборвался на «Спа…». Остальное ваши фантазии.

— Но…

В сущности, Ёсико была права, но невозможно обмануться, когда слышишь живой голос, когда к тебе взывают о помощи. У нее не было сомнений. Мисао сказала: «Спасите». Хотела сказать, но связь прервалась, или кто-то прервал.

Эцуко решила сменить тактику.

— Вы ходили вчера в полицию?

— Не ходила. И правильно сделала.

— Почему? Что вы хотите этим сказать?

Ёсико взялась за дверь, очевидно, собираясь закрыть ее.

— Пожалуйста, уходите. Не могу же я здесь стоять в таком виде!

— Госпожа Каибара!

— Нам не о чем говорить.

— Почему вы не подходили к телефону? Где вы были? Вас не беспокоит, что с вашей дочерью?

Ёсико возмущенно вздернула брови:

— Кто вам сказал, что не беспокоит?

— Но…

— Телефон — мы отключаем его на ночь. Просто выдергиваем вилку. В последнее время житья нет от телефонных хулиганов.

Эцуко была вне себя:

— И это в тот момент, когда могла позвонить Мисао? О чем вы только думаете!

Ёсико, как была в тапочках, спустилась на ступеньку вниз. Подавшись вперед, она со злобой посмотрела на Эцуко:

— Я всегда отключаю телефон на ночь, но после того, как Мисао ушла из дому, я этого не делала — а ну как моя дорогая доченька позвонит! Но поскольку нынешней ночью необходимость в этом отпала, у меня не было ни малейших причин изменять своим привычкам. Какая вы все-таки невоспитанная!

Отпала необходимость? Эцуко вновь потеряла дар речи.

Победоносно рассмеявшись, Ёсико сказала:

— Моя дочь, Мисао, позвонила вчера вечером. Около десяти. Сообщила, что она у подруги, в Иокогаме. Говорит, подвернулась какая-то работа. Задержится там до конца каникул, подзаработает денег, а на зимние каникулы поедет с подругой отдыхать куда-нибудь за границу. Это ее слова — хочу поехать на самостоятельно заработанные деньги. Конечно, говорит, я не должна была уходить из дома, не предупредив, но если бы, говорит, я бы сказала тебе, мама, ты бы наверняка была против и не отпустила бы меня.

— Вы спросили, как зовут подругу?

— Спросила. Дочь сказала — зачем тебе, все равно ты ее не знаешь.

— Ложь… — вырвалось у Эцуко.

Ёсико огрызнулась:

— С чего это Мисао будет мне лгать? Вы плохо ее знаете, она на такое не способна.

— Но я отчетливо слышала ее голос!

— Вот поэтому я и говорю — хулиганский розыгрыш. А вы купились, вообразили, что звонит Мисао. Я — ее мать, уж я-то знаю ее голос! Все, рассуждать больше не о чем!

И тотчас затараторила, брызгая слюной:

— Между прочим, я побеседовала и с матерью подруги. Она взяла трубку, мы очень мило поговорили. Приличная женщина. Очень приятная, не то что некоторые. Рада, что Мисао поживет у них. Я, говорит, за ней присмотрю, вы не беспокойтесь. Она не знала, что Мисао без спросу ушла из дома, и очень извинялась, что так поздно мне сообщили. Сказала, что девочки работают в ресторане на Басямити. Ресторан первоклассный, и наши дочери не разлей вода, прямо-таки как две сестренки. Мисао очень довольна.

Как-то все это сомнительно…

Нет, нет. Немыслимо! Заграничная поездка? Работа в ресторане? Сестренки? Будь у Мисао такие планы, она бы не стала скрывать от нее.

— Госпожа Каибара…

— Хватит, оставьте меня в покое! — закричала Ёсико.

Соседка, подметавшая перед своим домом, зыркнула в их сторону, точно ее ущипнули. Вылупила глаза.

Эцуко, заставив себя успокоиться, сбавила тон:

— Я уверена, что слышала по телефону голос Мисао.

Ёсико поджала губы и промолчала.

— Мисао позвонила вам около десяти?

— Сколько раз можно повторять! Вы что, глухая?

— Около десяти, да?

Ёсико фыркнула:

— Ну да.

Звонок к Эцуко был около полуночи. Невозможно представить, чтобы за какие-то два часа положение Мисао так круто изменилось.

«Госпожа Сингёдзи — спа…»

Безжизненный, опустошенный голос. Точно доносящийся из бездонного колодца.

— Госпожа Каибара…

Эцуко, вскинув голову, пристально посмотрела на Ёсико. И тотчас поняла, что говорить с ней уже бесполезно.

— Где ваш муж?

Ёсико нахмурилась:

— К чему вам?

— Ваш муж знает, что Мисао ушла из дома?

Щеки Ёсико побагровели от гнева, лицо передернуло. Выдержав паузу, она ответила ледяным тоном:

— Если вас так интересует, мой муж сейчас в заграничной командировке и вернется не скоро. Он очень занятой человек.

Эцуко почувствовала себя беспомощной. Потерпев поражение с матерю, она еще питала надежды на беседу с отцом…

— С ним можно как-то связаться?

— Уж не думаете ли вы, что я сообщу вам номер его телефона? — взвизгнула Ёсико. — Можете сколько влезет считать себя подругой Мисао, но это не дает вам право совать свой нос в мою жизнь! Пожалуйста, больше не надоедайте мне!

И в возбуждении, захлебываясь, выпалила:

— Слава богу, Мисао нашлась. Жива и здорова. Я — ее мать, и могу сама управиться с этой своевольной девчонкой. Мне помощники не нужны. Уходите. Если вы от меня не отстанете, я вызову полицию. А у меня, между прочим, есть родственники, работающие в полицейском управлении.

Дверь с шумом захлопнулась.




14


Делать нечего, оставалось не солоно хлебавши ехать на работу в «Неверленд». Она опоздала на пятнадцать минут.

Вошла. Услышала со всех сторон обычные приветствия. Не имея сил ответить, села за свой стол.

— Что случилось? — Иссики поднялся и подошел к ней. Эцуко никогда не опаздывала, к тому же он наверняка по лицу заметил, что она не в себе.

— Мне надо с вами посоветоваться, — сказала Эцуко.

— Хорошо, давайте пройдем в комнату совещаний.

Иссики первым вышел в коридор. Эцуко, сделав над собой усилие, встала, извинилась перед коллегами за опоздание и за то, что должна временно отлучиться, и последовала за начальником.

— Вы плохо выглядите. Что-нибудь случилось с отцом или с дочерью? — спросил Иссики.

Эцуко отрицательно покачала головой.

— Значит, проблемы с работой?

Одна молодая сотрудница прозвала Иссики «ходячей вежливостью». Со своими подчиненными он разговаривал с той же неизменной учтивостью, что и с клиентами страховой компании. После грубых тирад Ёсико его любезные манеры были как бальзам на раны.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Эцуко рассказала. Иссики выслушал, время от времени вставляя вопрос.

— Ну и ну, вот так история! — воскликнул он, когда она закончила, но ничто на его добродушном лице не выдало волнения.

— Вы тоже думаете, что я зря паникую? — спросила Эцуко.

Иссики опустил голову и, немного подумав, сказал:

— Нет, я так не думаю. Вы правы, в разговоре мы всегда улавливаем то, что наш собеседник не хочет или не может сказать. Речь значит больше, чем составляющие ее слова. Есть общее настроение. Малейшие оттенки интонации меняют смысл сказанного. Если вы расслышали: «Спасите!», значит так оно и есть.

Рассудительный тон Иссики подействовал на Эцуко благотворно. Спало внутреннее напряжение. Вернулось понимание того, что необходимо сохранять спокойствие и выдержку.

— Что вы теперь намерены предпринять?

— В каком смысле?

— Сразу уточню, меня интересует, что вы будете делать в качестве сотрудницы «Неверленда», а не как частное лицо.

Эцуко удивленно посмотрела на Иссики.

— То есть, вы хотите сказать, что отныне это дело не имеет никакого отношения к «Неверленду»?

Иссики кивнул. Положив по-женски изящные руки на стол, слегка подался вперед:

— Вы же понимаете… Мы, сотрудники «Неверленда», до самого конца остаемся псевдодрузьями. Звонящие нам люди с одной стороны — чрезвычайно одинокие, а с другой — очень осторожные. Несмотря на свое одиночество, они опасаются всех тех хлопот, которые неизбежно возникают, когда заводишь настоящих друзей. Потому-то и обращаются к нам, существующим для них лишь как голос в телефонной трубке, хотят избежать неприятностей, сопутствующих непосредственному общению. Другими словами, дружба по телефону их вполне устраивает. Ясно я излагаю?

Эцуко кивнула.

— Это же так удобно — знать друга только по голосу. Есть желание, набираешь номер, и, пожалуйста, тебя готовы выслушать. Как волшебная лампа Аладдина. Нет необходимости — можно со спокойной душой не звонить. Никто не выскажет упрека. У нас здесь главный тот, кто звонит. Мы не более чем пассивные слушатели. Но для того, чтобы телефонная исповедальня наподобие «Неверленда» существовала, есть одно непременное условие — мы ни при каких обстоятельствах не должны переступать черту.

Иссики улыбнулся.

— Повторюсь, постоянный клиент «Неверленда» — это одинокий, замкнутый, нерешительный, но в то же время чрезвычайно своенравный человек. Конечно, не все такие. Например, одинокие старики — особая статья. Но во всех остальных случаях, особенно что касается молодежи, таких большинство. А теперь к делу.

— Господин начальник…

— Когда вы мне сказали, что с вами хочет встретиться девушка по имени Мисао, я дал свое согласие, исходя из того, что рано или поздно все через это проходят, но главное, раз не обжегшись, вы не сможете до конца понять суть нашей работы. Помните, что я вам тогда сказал? «С момента личной встречи вы переходите в область частных отношений». Как только вы встречаетесь с кем-либо из своих телефонных собеседников, «Неверленд» утрачивает всякий смысл. Соглашаясь на встречу, вы переступаете черту.

Эцуко молчала, не поднимая глаз.

— Повторюсь, звонящие нам от скуки или от одиночества не любят, чтобы мы вторгались на их территорию. И это понятно. Как только мы переступаем черту, в тот же момент наше существование, с точки зрения такого человека, теряет всякий смысл. В конце концов, он неизбежно начнет испытывать к нам неприязнь. Разве не так? Тому, кто нуждается в живом общении, нет нужды обращаться к нам, он всегда найдет сколько угодно собеседников вокруг себя. Но наши клиенты не желают связывать себя отношениями, основанными на взаимности, они хотят получать, ничего не давая взамен, поэтому и выбирают нас — псевдодрузей.

— Я хорошо понимаю, что вы хотите сказать…

— Прекрасно. Значит вы должны понимать, что нельзя идти на поводу у клиентов «Неверленда» и вступать с ними в личный контакт. Прежде всего, это вредно для вашей собственной психики. Это безжалостные и эгоистичные люди. Как только нужда в вас отпадет, как только им надоест ваше вмешательство, как только их интерес переместиться на что-то другое, они, не раздумывая, от вас избавятся. В сущности, что такое телефонный аппарат? Символ эгоизма. Техническое средство, позволяющее по своему капризу вторгаться в чужую жизнь…

— Я так не думаю.

— Разумеется, я не стану утверждать, что это справедливо во всех случаях. Не поймите меня превратно. Для хороших друзей или для влюбленных — телефон означает совсем другое. Я не имею в виду телефонный звонок человеку, с которым всегда можешь запросто встретиться и пообщаться непосредственно. В таком случае, телефон помогает преодолеть вынужденную разлуку, подольше побыть вместе. Я убежден, что именно в этом его подлинное назначение. Говоря об «эгоизме», я подразумеваю людей, которые довольствуются односторонней связью, людей, названивающих в нашу контору просто потому, что им приспичило.

Эцуко прижала руку к губам. Почувствовала, как дрожат у нее пальцы. Она и не предполагала, что Иссики обрушится на нее с такой отповедью.

— Предисловие получилось длинным, но надеюсь, вы уже поняли, к чему я клоню? Если говорить по существу, я против того, чтобы вы заходили слишком далеко в отношениях с Мисао. Она уехала к своей подруге, так? Возможно, устроилась на временную работу. А что не предупредила вас, так просто забыла.

— Но мы не были псевдодрузьями! Мы по-настоящему сблизились!

— Вы это заключили из того, что один раз пригласили ее к себе домой? Даже если вы воспринимаете все таким образом, еще вопрос, что думает Мисао. Ладно, один раз ей вздумалось принять приглашение и прийти к вам в гости, но не исключено, что в дальнейшем ей просто расхотелось поддерживать с вами дружеские отношения.

«Но я же видела, как она была счастлива в тот вечер!» — мысленно возразила Эцуко.

— Ей быстро наскучило, и она легко оборвала отношения. Наверняка она и представить себе не может, что вы так терзаетесь. Это жизнь. Суррогатные друзья — как волшебная лампа, их забывают, лишь только в них отпадает необходимость.

Присмотревшись к продолжавшему говорить начальнику, Эцуко заметила то, чего раньше не замечала.

Как это назвать? Рассудительность? Здравомыслие, основанное на горьком опыте?

Нет, не то. Расчет.

Кажется, она впервые начала догадываться, ради чего страховая компания организовала «Неверленд». Отнюдь не в благотворительных целях или из какой-то душевной широты, которой трудно ждать от бизнеса.

Можно сказать, это своего рода исследование рынка. Какой богатый материал — признания одиноких людей, названивающих изо дня в день, чтобы поделиться своими заботами и тревогами! Возможно, где-то в этом здании сидит человек, который регистрирует звонки в «Неверленд», систематизирует и проводит статистические исследования для заинтересованных лиц.

У страховой компании — широкое поле деятельности. Помимо страхования жизни, существует множество видов полисов — медицинская страховка, страховка на имущество, страховка на услуги адвокатов, частные пенсионные накопления. И разве одинокие люди, которым не к кому обратиться в случае необходимости, не являются самыми желанными клиентами?

Разумеется, «Неверленд» не занимается открытой рекламой. Но само его размещение в здании страховой компании является отличной рекламой. Ненавязчивой, как рекламные щиты на стадионе, которые непроизвольно попадаются на глаза во время телевизионных трансляций матчей.

— Вы хотите сказать, что Мисао мной пресытилась и потеряла ко мне интерес?

Иссики заулыбался.

— Или просто забыла. Главное, вам необходимо понять, вас ждет большое разочарование, если вы будете равнять ее с теми своими подругами, с которыми вы познакомились в нерабочее время, в своей обычной жизни.

— А как быть с телефонным звонком? Что он означает?

— Может, и в самом деле чья-то хулиганская выходка? Слишком уж неправдоподобно, если звонила Мисао.

Закрыв глаза, Эцуко постаралась взять себя в руки.

Наконец сказала:

— Вы можете предоставить мне выходные? Летний отпуск. По плану я должна уйти в эту среду, но нельзя ли перенести на более ранний срок?

Иссики молчал, взгляд его блуждал по комнате.

— Я вас прошу.

Вздохнув, Иссики посмотрел на Эцуко.

— Будете искать ее как частное лицо?

— Да.

— Трудная задача. Что собираетесь делать?

— Прежде всего пойду в полицию и расскажу все как есть. Потом решу, что делать дальше.

Иссики грустно улыбнулся.

— Упрямая вы женщина. Ну да ладно. Даю вам отпуск. Я договорюсь с вашими коллегами, на этот счет не волнуйтесь.

— Спасибо.

Эцуко стремительно встала. Иссики, подняв палец, остановил ее:

— Госпожа Сингёдзи, я ваш начальник, но я же — ваш друг. Разве не так?

Эцуко неопределенно кивнула.

— Как друг, хочу вам помочь. Подождите минут десять. У меня всюду есть свои люди. В том числе заведующий отделом молодежи в полицейском управлении города.

Прямо из комнаты совещаний Иссики позвонил своему знакомому. Вкратце обрисовав ситуацию, спросил, станет ли в принципе при таких обстоятельствах полиция заниматься поисками ушедшего из дома подростка?

Ответ был отрицательный.

— Поскольку мать утверждает, что дочь ей звонила, для объявления в розыск оснований нет.

Чиновник был настолько любезен, что вызвался избавить ее от заведомо бесполезного визита и сам позвонил в полицейский участок района, где проживала Мисао. Ответственный за розыск пропавших детей дал приблизительно такой же ответ.

Иссики положил трубку. На его лице появилась некоторая растерянность.

— Пожалуйста, не считайте меня злыднем.

— Ну что вы! Теперь мне не придется понапрасну обивать пороги полиции. Большое спасибо.

Эцуко говорила искренне. Она переменила свое мнение об Иссики и «Неверленде». Акции «Неверленда» упали, а акции Иссики, поступив в продажу, вернулись к первоначальной цене. Только критерии оценки стали другими.

Одно было ясно — отныне ей придется искать Мисао своими силами, не надеясь на чью-либо помощь.

Ну и ладно. Она сама справится.

Ёсико Каибара по одному звонку сделала вывод, что ее дочь сбежала из дома, чтобы пожить у подруги. Иссики уверен, что звонящие в «Неверленд» люди — капризные эгоисты. Обоим все понятно.

Но с Эцуко иначе. Слишком большая роскошь — делать вид, что все понимаешь, когда ничего не понятно, а в результате теряешь дорогого человека. Это не для нее.

«Мама, я люблю Мисао. Удачи!»

Малышка Юкари теперь единственная, на кого она может положиться.




15


— Вам надо подобрать себе имена, — сказал Саэгуса, готовя утренний кофе.

— Имена? — рассеянно повторил он, как попугай, чувствуя слабо пульсирующую боль в еще сонной голове.

Вот оно, долгожданное утро, и ни малейших перемен к лучшему. Память, как и прежде, зияла пустотой, только еще добавилось чувство усталости. И сон, и пробуждение были ужасны, точно падение на дно глубокой ямы с последующими мучительными попытками выкарабкаться.

— Не вечно же вам оставаться безымянными пташками? Это неудобно, да и мне трудно общаться с вами.

— Но… — он замялся.

Саэгуса, нагнувшись к газовой плите, приглушил огонь под кофейником, и резко обернулся:

— Тебе не нужно имя?

Поколебавшись, он отрицательно покачал головой.

— Почему?

— Когда я найду настоящее имя, мне будет совестно перед временно присвоенным.

— Как это понимать?

— Между нами прежними и нынешними нет никакой разницы, мы те же люди, зачем же нам новые имена? Если взять новое имя, каким бы оно ни было подходящим, это все равно что на свет появится новый человек. Следовательно, когда мы обретем прежние имена, временные должны умереть. Мне это не по душе.

Он посмотрел на Саэгусу, не уверенный, что тот его понял. На щеках и подбородке Саэгусы, не успевшего побриться, топорщилась на удивление густая щетина.

— Уж больно ты щепетильный, — Саэгуса скорчил недовольную гримасу, но глаза смеялись. — В общем-то, это ваше дело. Не хотите, не надо. В конце концов, я всего лишь работаю на вас.

— Да, пожалуй, так будет лучше. А почему вы так пристально следите за огнем?

— Я варю кофе по собственной методе. Главное, не доводить до кипения, — сказал Саэгуса и не мешкая погасил огонь. — И я всегда пью, стоя возле мойки.

— Почему?

— Я варю кофе без фильтра. Очищенные зерна бросаю прямо в воду. Поэтому время от времени приходится сплевывать шелуху.

Он пожал плечами.

— Пойду, разбужу ее.



Когда он вошел в семьсот седьмую квартиру, она уже проснулась и встала с кровати. Более того, стояла босиком возле окна. Тонкие, изящные лодыжки невольно приковали его взгляд.

Услышав шаги, она обернулась, заулыбавшись.

— Доброе утро.

— Доброе утро… Как тебе удалось дойти до окна?

— На своих двоих. Не волнуйся, я в состоянии сама передвигаться, ощупью и соблюдая осторожность.

Придерживая рукой штору, она повернулась лицом к окну.

— Кажется, сегодня тоже хорошая погода.

Он опасливо приблизился к ней и встал рядом. Она не ошиблась, сегодня так же, как вчера, ярко сияло солнце, небо, как голубой шелк, простиралось над головой.

— Чувствуешь лучи?

Подставляя лицо солнцу, она кивнула. Пушок на щеках золотисто поблескивал.

— Как ты поняла, что вошел именно я?

— Ты же сам вчера сказал, что придешь меня разбудить.

— Так-то оно так, но…

Шаловливо улыбнувшись, она повернула к нему ясные глаза — невозможно было поверить, что они незрячие.

— У этого человека, у Саэгусы, какие-то проблемы с ногой, да? — шепотом спросила она.

— Ты правда не видишь? — удивился он.

— Такими вещами не шутят.

— Как же ты догадалась, что он прихрамывает?

Она небрежно повела глазами вниз, указывая на его ноги.

— По звуку шагов. Он как-то неровно ходит. Но какая нога у него повреждена, этого я сказать не могу.

Некоторое время он молчал, глядя на нее.

— Он прихрамывает на правую ногу, — наконец сказал он. — Совсем немного. Как будто вывих. Издалека не заметно. Он и сам небось не осознает.

Она покачала головой:

— Сомневаюсь.

Он промолчал. Его поразили острота ее слуха и проницательность.

— Ты что-нибудь вспомнил, проснувшись? — спросила она.

Вместо ответа он только вздохнул.

— Ничего?.. Я тоже.

— Саэгуса, он, в общем… — начал он.

— Ну же, говори.

— Он предложил нам взять какие-нибудь имена. Я отказался.

Откинув пальцами волосы за уши, она тем же машинальным жестом разметала их по спине.

— И правильно сделал. Я не хочу носить чужое имя.

— Я так и подумал.

Приоткрыв губы, она сощурила обращенные к солнцу глаза. Точно защищаясь от слепящего света.

— Ладно, мне надо одеться. Вчера, пока глаза еще видели, я успела заметить, что в шкафу есть женская одежда.

Он взял ее за руку и подвел к шкафу, снял с вешалки юбку цвета хаки и в тон блузку. Выбрать нижнее белье он не решился, и только показал ящик, в котором оно хранилось.

— Спасибо, оденусь я как-нибудь сама.

— Когда закончишь, позови. Я буду за дверью.

— Пожалуйста, если не трудно, убери все, обо что можно споткнуться на пути в ванную? Тогда я, держась стены, пойду умоюсь.

— Ты уверена, что осилишь?

— Постараюсь.

В общем и целом она вела себя на удивление спокойно и разумно. Трудно поверить, что только накануне ослепла. Ему вдруг пришло в голову, что, возможно, в какой-то период своего утраченного прошлого она уже испытала потерю зрения.

Повесив блузку на левую руку, правой стала нащупывать пуговицы. Задержавшись в дверях, он пристально наблюдал за ней, как вдруг ее рука замерла, она повернулась, обратив лицо прямо на него.

— Ну-ка, вон отсюда, — сказала она, надув губы.

Он засмеялся:

— Раскусила!

— Я чувствую, когда кто-то рядом.

— По запаху?

Повернувшись к нему, она потрясла маленьким кулачком, засмеялась:

— Извращенец!

После разговора с ней он несколько приободрился. Как бы там ни было, он покинул свой угол и вышел на середину ринга. Легкая ли у него поступь, способен ли он нанести меткий удар — это уже другой вопрос.



Саэгуса предложил перво-наперво тщательно обыскать квартиру.

— Вы уже нашли ксерокопию карты, глядишь, что-нибудь еще отыщется. У меня свежий взгляд, может быть, повезет.

Пока Саэгуса с головой ушел в поиски, он позвонил из семьсот седьмой квартиры в газовую и телефонную компании.

Она стояла рядом, прислушиваясь.

В газовой компании бойкий голос молоденькой девушки попросил его назвать свой телефонный номер. Испытывая ужасный стыд, он ответил, что не знает.

— Тогда ваш адрес?

Сказал. После двух минут тишины в трубке вновь заверещал голосок:

— Простите, что заставила вас ждать. Это «Палас», квартира семьсот семь, правильно? Записано на имя Итиро Сато.[5 - Итиро Сато для японца звучит как «Иван Иванов».]

_Итиро_Сато._

Невольно вырвалось:

— Это настоящее имя?

— Что?

— Нет, ничего, это я так.

Немного помолчав, девушка в трубке рассудительно сказала:

— Если человек назвался таким именем, как еще его могут звать?

— Другими словами, вы просто записываете имя, которое называет клиент.

— Да, разумеется.

— Получается, можно назвать и фальшивое имя?

— Ну… Получается, что так.

Он пытался вспомнить. Снимают квартиру. Или покупают дом. Какие действия необходимо предпринять, чтобы получить возможность пользоваться газом и телефоном?

— Каким образом происходит оплата?

— Мы присылаем квитанцию.

— Оплата… произведена?

— Нет. Газ был подключен десятого августа. Еще рано.

Десятого августа? Всего три дня назад!

Продолжая сжимать в руке трубку, он лихорадочно соображал, что еще надо спросить. Она быстро шепнула:

— Свидетель. Спроси, кто был свидетель.

— Что?

— По правилам при подключении газа обязательно должен присутствовать свидетель. Ну-ка, дай мне.

Разнервничавшись, она вырвала у него из рук трубку.

— Алло? Прошу прощения, у нас к вам еще один вопрос. Знаете ли вы, кто присутствовал в качестве свидетеля, когда подключали газ? Владелец квартиры? То есть сам владелец квартиры — Итиро Сато? Кто-нибудь помнит, что это был за человек? Прошу вас. Сложились такие обстоятельства, что нам необходимо это выяснить.

Сжимая обеими руками трубку, она ждала ответа. Наконец, чуть не подпрыгнув, воскликнула:

— Знаете? Знаете! Мастер? Вот как. Вернется в полдень. Прошу вас, не могли бы вы нам перезвонить?

Он ее толкнул. Она поспешно исправилась:

— Мы сами вам позвоним. Днем. Да. Да. Спасибо.

Повесив трубку, грустно улыбнулась.

— Ну конечно, мы же не знаем телефонный номер этой квартиры!

— Надо было прежде позвонить на телефонную станцию. Что она сказала?

— Мастер, подключавший газ, возможно запомнил лицо хозяина квартиры. К полудню, после обхода он вернется в контору и можно будет его расспросить.

В этот момент вернулся Саэгуса, занимавшийся осмотром кухни.

— Идеальная чистота. Ни одной зацепки. На мебели обычно остаются ярлыки и печати мебельного магазина, но даже этого нет.

— Очень предусмотрительно.

— Что сказали в газовой компании?

— Имя владельца — Итиро Сато.

Саэгуса скривился.

— Все равно, что сказать — «японец».

Служащий телефонной компании, отвечающий за абонентскую плату, назвал то же имя. Работы по подключению телефона также были осуществлены десятого августа, во второй половине дня.

На вопрос, кто при этом присутствовал, он ответил:

— Увы, не знаю.

— Не могли бы вы разыскать человека, производившего подключение? Есть какие-нибудь записи?

Служащий нехотя сказал:

— В принципе, конечно, можно, но, понимаете…

Он повесил трубку.

Единственный ценный улов — теперь они знали номер своего телефона.

До полудня Саэгуса ползал по полу, обшаривая все углы.

На предложение помочь отрезал:

— Лучше не путайся под ногами!

Несколько часов прослонявшись без дела, он, дождавшись наконец полудня, позвонил в газовую компанию.

Его соединили с прежней девушкой. Вновь заверещал бойкий голосок:

— Мастер только что вернулся. Сейчас позову.

В трубке послышалось:

— Господин Танака! Возьмите трубочку! Клиент, о котором я вам говорила.

Видимо, мастер находился на расстоянии от телефона.

Держа трубку, в которой мешались шумы и отдаленные голоса, он вдруг почувствовал, как защемило в груди.

Обеденный перерыв. Девушка подзывает к телефону сотрудника, который уже стоит в дверях, собираясь идти на обед… Какая до боли знакомая картина!

«Господин Танака!» В ухе звенел веселый девичий голос. Будь он сейчас на службе, там, где ему положено быть, наверняка в одном с ним офисе сидела бы какая-нибудь девушка, которая точно так же подзывала бы его к телефону: «Господин такой-то!» Что она делает в эту минуту — неведомая девушка? Где она? Беспокоится о нем? Увы, он лишний раз убедился, что там, где он сейчас находится, и на том конце телефонной линии — два разных мира.

— Алло? Передаю трубку.

— Слушаю! — энергично громыхнуло в ухе. От неожиданности он даже отставил трубку.

Почему-то он представлял мастера замшелым стариканом. А тут совсем юный голос.

Мастер сообщил, что при подключении газа присутствовал человек средних лет, под сорок.

Он удивился.

— Низкорослый?

— Нет, я бы не сказал. Довольно-таки статный господин.

Следовательно, это не тот «коротышка», которого, по словам Саэгусы, видела дама с нижнего этажа.

— Как он выглядел?

— Извините, но я плохо помню.

— Не было ничего, что бросилось бы в глаза?

Мастер молчал, видимо, пытаясь вспомнить. На заднем плане слышалось приглушенное хихиканье.

— Даже и не знаю, что вам сказать. Ну, разве что… Мне пришлось подключать газ в семь часов вечера. Позвонивший сказал, что днем работает и никак не может отлучиться, попросил прийти вечером. Я ему сказал, что его присутствие необязательно, можно позвать консьержа, но тот настаивал — хочу, говорит, чтобы все сделали при мне. Как-то необычно. Это «Палас», да?

— Да.

— Во всех других квартирах я подключал в присутствии консьержа. Ставил счетчики… Простите, я допустил какую-то оплошность?

— Нет, все в порядке. Это моя личная проблема. К вам никаких претензий.

Юный мастер облегченно рассмеялся.

— Вот как? Все-таки странно… У вас нет копий квитанций, которые я оставил? Там же должно быть вписано имя пользователя.

Ничего похожего они не нашли. Имелась лишь ксерокопия карты. Все остальное хозяин квартиры — скорее всего, пресловутый «Итиро Сато», установивший газ и телефон, — унес с собой. Не хотел оставлять следы?

— Кажется, мы их потеряли. Вы понимаете, при переезде…

— Вот как? Впрочем, это обычная история. Так, значит, говорите, «Палас», номер семьсот семь? — пробормотал мастер.

Он напряг слух.

— Да-да, припоминаю… Довольно-таки представительный господин. В дорогущем костюме, и сам весь лощеный такой…

Поблагодарив и повесив трубку, он сказал ей:

— Представительный господин средних лет — богатый улов?

— А как дела у вас? — спросил у Саэгусы.

— За продуктовой полкой нашел один чек.

И он и она одновременно подались вперед, но Саэгуса замахал руками:

— Не обольщайтесь. «ROLEL». Судя по всему, получен при покупке кухонных принадлежностей. Дата — одиннадцатое августа.

— Накануне того дня, когда мы здесь проснулись, — сказала она.

Он кивнул. Покупки — одиннадцатого. Телефон и газ — десятого. Во всяком случае, подтвердилась ее догадка — до того, как их сюда поместили, квартира пустовала.

— Что еще?

— Больше ничего. — Саэгуса развел руками. — Осталась последняя надежда.

— Какая?

Усмехнувшись и прищелкнув пальцами, Саэгуса показал на шкаф:

— Кейс.




16


В общей сложности пятьдесят миллионов иен. За вычетом двадцати тысяч, истраченных на покупки.

Новенькие купюры, потрепанные купюры, испачканные купюры, подклеенные липкой лентой купюры. Разного качества, но все достоинством в десять тысяч иен, в пачках по миллион иен, стянутых резинками.

Пересчитать оказалось делом весьма трудоемким. По крайней мере для Саэгусы.

— А ты, видать, навострился на службе, — заметил Саэгуса.

Действительно, у него все пошло быстро.

Руки помнили профессиональные приемы пересчета денег. Стоило ему прикоснулся к купюрам, пальцы сами собой проворно задвигались. Подхватив пухлую пачку, он одним движением пальца развернул ее красивым веером.

— Кажется, вы правы, — согласился он. — Такое ощущение, что я проделывал это много раз. Наловчился.

Оставшись не у дел, она сидела молча у них за спиной, но вдруг сказала:

— А это настоящие деньги?

Он и Саэгуса, как ужаленные, разом повернулись к ней, после чего переглянулись.

Посмотрели на просвет водяные знаки, на номера, пощупали бумагу. Насколько простирались их познания в этой области, явных признаков, заставляющих заподозрить фальшивку, не было.

— Думаю, настоящие, — сказал Саэгуса. — Но ты мыслишь в правильном направлении.

— Так просто взбрело в голову, извините.

— Не за что извиняться, — сказал он. — Все возможно.

Разложив пачки на полу, они исследовали опустевший кейс, но ничего интересного не нашли. Ни имени владельца, ни наклеек, ни каких-либо повреждений. Ничего. Разве только, что, в отличие от прочих вещей в этой квартире, кейс был не новым.

И все же для него кое-что прояснилось. Именно, что его работа была связана с деньгами. Этот факт был точно первый крюк, вбитый в отвесный склон скалолазом.

Вдвоем с Саэгусой они сложили купюры обратно в кейс. Подняв руки, он потянулся, после чего машинально потер рукой затылок.

— Что случилось? — взметнулся Саэгуса. — Болит голова?

— Что? — удивился он.

— Голова — болит?

Он в замешательстве опустил руку. В этот момент перед глазами вновь возникла загадочная надпись на руке.

— Совсем нет.

— Не пугай так. Не хватает еще, чтобы тебя прихватило, как ее.

Он взглянул на нее. Голова была повернута в сторону кейса, но, как будто почувствовав на себе его взгляд, она подняла глаза.

— Господин Саэгуса, — прошептала она, — вы думаете, что есть какая-то связь между моими глазами, потерей памяти и головной болью?

Саэгуса пожал плечами, но вспомнив, что ей это ничего не говорит, ответил:

— Понятия не имею. Но кажется, такое возможно. Лично я желаю вам как можно быстрее выздороветь.

— Спасибо.

— Не за что, — рассмеялся Саэгуса.

Но в следующую минуту на его лице вновь появилась озабоченность.

— А вы, барышня, действительно можете обойтись без медицинской помощи?

Она пожала плечами.

— Ситуация не безвыходная, — вновь заговорил Саэгуса. — Я могу отвезти вас в больницу и сказать, что вы упали на улице. Деньги у нас есть. Как вам это?

Она молчала. Он прикоснулся к ее плечу:

— Мне тоже кажется, что так будет лучше. Когда все разрешится, я заберу тебя.

Немного подумав, она уверенно покачала головой.

— Обо мне, пожалуйста, не беспокойтесь, — она повернула голову в сторону Саэгусы. — Прошу вас, выполните наш вчерашний договор. Чем быстрее вы выясните, кто мы такие, тем раньше я смогу лечь в больницу. Или…

Она осеклась. Он и Саэгуса мельком переглянулись и вновь посмотрели на нее.

— Или я… вам мешаю?

Он опять посмотрел на Саэгусу. И вдруг заметил нечто странное.

Уголки глаз Саэгусы подергивались. То ли от смеха, то ли от подступивших слез, в любом случае, было понятно, что он подавляет в себе какие-то искренние чувства, готовые вырваться наружу.

— Вы мужественная девушка, — сказал Саэгуса. — Хорошо, будем действовать по уговору. Что у нас по плану?

— Продолжаем поиски?

— Нет, надо передохнуть. Время пообедать. Закажем что-нибудь по телефону. В моей квартире горы меню. С тех пор как я переехал сюда, ими постоянно забивают почтовый ящик. Я живу один и еду на дом не заказываю, поэтому порекомендовать какой-либо ресторан не могу, но есть на любой вкус. Японская кухня, европейская, китайская — все что душе угодно.

Она улыбнулась.

— Я полагаюсь на ваш выбор.

Как и обещал, Саэгуса принес пачку меню. Перемешав, как колоду карт, вытянул один листок. Японская лапша.

— Самое оно! По случаю вашего новоселья, — засмеялся Саэгуса.

— Было бы неплохо, — сказал он, — вновь поесть лапши, когда все прояснится и мы сможем отсюда уехать.

— Точно! — отозвался Саэгуса, — Давайте же приложим все силы к тому, чтобы приблизить этот миг.

Саэгуса позвонил в ресторан. Из разговора стало понятно, что ресторан открылся недавно, служащий плохо ориентировался в районе. Саэгусе пришлось подробно объяснять, как их найти.

— Где находится ваш ресторан? На улице Син-дайкё-дори? В таком случае мы к северу. Район…

Саэгуса назвал номер дома, но видимо что-то не сошлось.

— Улица? Подождите минутку.

Саэгуса обратился к нему:

— Дай-ка вашу карту. Я и сам еще в этом районе плохо ориентируюсь.

Карта лежала на столе в кухне. Он принес ее и передал Саэгусе.

— Улица Синкайкё. Прямо напротив — городской парк. Да-да…

Закончив, наконец, объяснение, Саэгуса положил трубку.

— Вот и карта пригодилась.

Но в тот же момент улыбка исчезла с его лица. Застыл, держа в руке ксерокопию.

— Что случилось? — спросил он.

Саэгуса поднял голову с приоткрытым от удивления ртом. Потом ткнул в карту.

— Что-то не так?

— Ты не заметил?

— Что?

— Я сам только сейчас обратил внимание.

Поняв по голосу Саэгусы, что дело серьезное, он подошел поближе.

— Это ксерокопия, — сказал тот.

— Ну да.

— Но с чего снята ксерокопия?

— Разумеется, с карты.

— Да, но не непосредственно с карты.

— Что вы хотите сказать?

Саэгуса поднес карту к его глазам.

— Посмотри внимательно. В самом низу карты пропечатались цифры.

Присмотревшись, он действительно их обнаружил. Маленькие цифры, легко теряющиеся в сложном узоре улиц. Всего — пять.

«366—12».

Впритык к правому краю листа. Присмотревшись повнимательней, он обнаружил, что слева внизу слабо пропечатано «АМ9».

— Это факсимиле, — сказал Саэгуса. — Кто-то отксерокопировал карту, посланную по факсу. Вместе с ней прошел номер сообщения, сохранившийся на копии. Ну что, понимаете? Факсимиле!

— Кажется… понимаю.

Саэгуса ткнул пальцем в карту.

— Это номер факса. И очень вероятно, что принадлежит он тем, кто послал карту…




17


В «Неверленде» регистрировали все поступавшие телефонные звонки. Время звонка, краткая информация о позвонившем: возраст, профессия, если звонящий назывался — имя. Для этого существовал бланк установленного образца. Прочее каждый сотрудник записывал сам, по мере необходимости. Перелистав свои записи с июня по август, Эцуко отобрала все, что относилось к Мисао, и, отксерокопировав, покинула «Неверленд».

В ярких лучах августовского солнца улица казалась вылинявшей, как застиранное белье.

Прежде всего Эцуко позвонила из ближайшего кафе отцу. Как только она объяснила ситуацию, тот сразу сказал:

— Ты одна справишься? Не надо помочь?

Эцуко ожидала такой реакции, но, поблагодарив, ответила, что надеется на свои силы. Если привлечь отца, как быть с Юкари?

— Ты меня выручишь, если присмотришь пока за Юкари. Мы собирались на время моего отпуска куда-нибудь съездить, но теперь ей придется немного потерпеть.

— Все в порядке, со мной она не соскучится.

— Юкари рядом?

— Да, подслушивает наш разговор. Передать ей трубку?

Подошедшая к телефону Юкари была явно обижена.

— Мама, я хочу с тобой!

— Нельзя. Ты ведь умница, побудь дома.

— Ты идешь на опасное дело и поэтому не хочешь меня брать?

— Ничего опасного, успокойся.

— Слушай, мам, сейчас, слушая ваш с дедом разговор, я подумала…

— Что? Не тяни!

— Зря ты отдала дневник матери Мисао.

Эцуко удивилась.

— Так значит ты подслушивала?

— Да. Села на лестнице и навострила уши.

— Глупышка. Мама сердится.

— А я рассержусь, если ты одна пойдешь на опасное дело.

— Не пойду. Обещаю. Если у меня возникнут сложности, обращусь за советом к деду и к тебе. Я всего лишь ищу Мисао. В этом нет ничего ужасного. Поняла?

Юкари что-то промычала в ответ.

— Считай, что я на работе. Вечером заеду к вам. Беспокоиться не о чем.

— Понятно, — отрезала Юкари и вдруг добавила торжественным голосом: — Мама, слушай внимательно…

— Что еще?

— Если понадобится, свистни. Где бы ты ни была, я прилечу к тебе на помощь.

Эцуко, смеясь, повесила трубку. Она была растрогана.

Если понадобится, свистни — это была любимая присказка ее покойного мужа. Наверняка слова из какого-то старого фильма. В редкие, поистине редкие часы досуга он произносил эту фразу перед тем, как, прихватив любимую книгу, удалиться в дальнюю комнату, чтобы никто его не тревожил.



Чтобы сделать следующий звонок, ей пришлось вначале позвонить в справочную службу.

Частная школа, в которой училась Мисао. Женская гимназия, построенная относительно недавно.

«Там жуткая тоска, какая-то полоумная яма!» — так отозвалась о своей школе Мисао. От ее слов, от этой намеренной оговорки, смешавшей «помойную» с «полоумной», веяло чем-то настолько мрачным, что отбивало всякую охоту смеяться.

Ёсио, которому по работе случалось присутствовать при репортажах о похищении детей, говорил, что школа — это самое неприступное место в стране. Эцуко, как мать десятилетней дочери, считала, что чем надежнее защита, тем лучше. Но сейчас другой случай. Хоть бы там оказался кто-нибудь посговорчивей!

Подошедшая к телефону канцелярии женщина, ничего не слушая, сразу же принялась въедливо, влезая во всю подноготную, расспрашивать, кто звонит. Как ни заискивающе вела себя Эцуко, как ни лебезила, женщина была неколебима как скала. Пока Эцуко представлялась, объясняла в каких отношениях с Мисао, просила о разговоре с классным руководителем, а еще лучше о встрече с ним, суровая женщина несколько раз порывалась повесить трубку. Возможно, классному руководителю или одноклассницам что-либо известно о привычках Мисао, о ее друзьях… Собрав волю в кулак, Эцуко умоляла позволить ей прийти в школу. Но женщина оставалась непреклонной.

— В любом случае, — наконец сказала она сухо, — сейчас каникулы. Все учителя в отпуске, никто не сможет с вами встретиться. Никого нет.

Ну, конечно же! Эцуко подивилась своей недогадливости. У одноклассниц Мисао тоже каникулы! Даже если кто-то и заходит в школу для занятий в кружках или дополнительных уроков, нет гарантий, что среди них окажутся подруги Мисао.

К тому же маловероятно, что школьные подруги Мисао смогут дать какую-либо полезную информацию. Ведь она ненавидела школу. Смирившись с неудачей, Эцуко решила изменить направление поиска. Повесив трубку, вернулась за свой столик и допила кофе.

Итак, что на очереди?

Юкари была права, ее мучило, что нет под рукой дневника Мисао. Кроме дневника, никаких других зацепок. Остается надеяться на записи телефонных разговоров, которые она вела с Мисао.

Однако, звоня в «Неверленд», Мисао избегала серьезных тем. Нет, она, конечно, говорила о чем-то личном, но никогда не упоминала конкретных имен и адресов, поэтому трудно было за что-либо ухватиться.

Рассказывая о событиях из своей жизни, она обычно ограничивалась расплывчатыми фразами: «Когда мы с подругой поехали на машине к морю…» или «Одна моя знакомая…». Точно так же она говорила и во время их единственной встречи. Возможно, она сознательно избегала конкретных имен, не желая подпускать Эцуко слишком близко к себе. Как говорит Иссики, «окружила себя стеной».

Перечитывая записи, Эцуко кусала губы с досады. Какая глупая болтовня! Ничего, что могло бы сейчас оказаться полезным!

Претендую на дружбу, а сама не знаю имен никаких ее знакомых! Ни разу не прозвучало фразы вроде: «Вчера пошла в магазин с Кэйко» или «Ходила в кино с Акирой». Имена актеров, спортсменов, эти — пожалуйста.

И вдруг ее осенило.

А что если у Мисао просто не было друзей? Возможно, если бы Эцуко невзначай спросила: «А как зовут подругу, о которой ты говоришь?», она бы не нашлась, что ответить…

Эцуко почувствовала отчаяние. Если дела обстоят именно так, каким образом сможет она найти Мисао?

Как теперь ни умоляй Ёсико, та ни за что не даст ей дневник. Помощи ждать неоткуда. Один неверный шаг, и она навлечет неприятности на «Неверленд».

Эцуко достала из сумки блокнот и, сосредоточившись, попыталась записать все, что она запомнила из дневника.

Она отчетливо помнила запись от седьмого августа: «Попытаюсь дойти до седьмого уровня. Безвозвратно?» Затем, в первый раз слово «уровень» упомянуто четырнадцатого июля. Кажется, что-то вроде: «Испробовала первый уровень»…

Да, в тот же день, четырнадцатого, отмечено: «Сингёдзи ¦». Смысл тоже не понятен.

С Мисао она встречалась десятого июля. Справилась по блокноту — вторник. Таким образом, четырнадцатое — суббота.

Они не договаривались с Мисао о встрече в этот день. Посмотрела в служебные записи — телефонного звонка в субботу также не было. И домой ей Мисао, кажется, не звонила.

И все же именно в этот день Мисао записала в дневник ее имя. Более того, пририсовала сердечко. Что же это значит? И есть ли связь между этой записью и фразой: «Испробовала первый уровень»?

По ее просьбе официант принес из телефонной будки справочник, и она попыталась найти по алфавитному указателю магазин или фирму, в названии которой фигурирует слово «уровень».

Сразу же попала на два заведения под названием «Уровень». Первое оказалось кофейней в Синдзюку, другое — прокатом видео. Не только видео, но и компьютерных игр. Ни у того, ни у другого после «уровень» не стояло никаких номеров, не было ни филиалов, ни одноименных структур.

Они вовсе не предполагали названий вроде: «Уровень-7», «Уровень-3», «Уровень-1». Из-за мощного кондиционера Эцуко начал пробирать озноб, и она заказала вторую чашку кофе.

Может быть, «уровень» не обозначает какого-либо конкретного места? Но ведь Мисао ясно написала — «попытаюсь дойти».

Если верить Ёсико, позвонив, Мисао сообщила, что она у подруги в Иокогаме и собирается работать в ресторане на Басямити.

Придется повторить тот же путь. Она раскрыла телефонный справочник теперь уже на страницах, посвященных Иокогаме, и вновь попыталась найти заведение, в названии которого имелся бы «уровень».

Но на этот раз полный пролет. Ни «уровня», ни чего-либо похожего не значится.

Решив действовать иначе, она набрала телефон справочной службы. Попросила назвать все рестораны, находящиеся на улице Басямити.

— Их очень много.

— Не важно. Назовите все, и телефоны.

Едва она закончила писать и повесила трубку, из глубины кафе донесся голос служащего:

— Прошу прощения, но у нас не принято так долго занимать телефон.

Эцуко поспешила извиниться.

В списке оказалось больше двадцати ресторанов. Придется отложить на вечер — обзвонить все и спросить, работает ли у них девушка, похожая на Мисао. Сейчас было одиннадцать часов. Наверняка многие рестораны еще не открылись.

Вернувшись к столику, Эцуко насыпала в остывший кофе две ложки сахара. Подумав, позвала официантку и заказала сэндвич. Она не чувствовала голода, но утром не успела ничего перехватить, к тому же надо как-то отплатить за то, что так долго занимала телефон.

Еще раз перелистала свои служебные записи и, сверяясь с датами, напрягла память. В результате, сделала одно открытие.

Мисао стала звонить в «Неверленд» с начала весны. Звонила как в голову взбредет — то чуть ли не каждый день, то пропадала неделями. К этому Эцуко привыкла. Поэтому, когда с конца июля на какое-то время звонки прекратились, она не придала этому особого значения.

Однако, если уж Мисао звонила, то говорила не меньше часа. Эцуко даже тревожилась, когда девочка по будням звонила днем: «А как же школа?»

Но начиная со звонка в понедельник, шестнадцатого июля, время разговоров стало резко сокращаться.

Шестнадцатого — двадцать минут. Двадцать пятого — пятнадцать минут. Гораздо короче тех, что были прежде.

Наконец последний звонок — тридцатого июля, семь часов вечера. Продолжительность — пять минут. Эцуко хорошо запомнила слова Мисао: «Хочу пойти развлечься с друзьями по работе». То же значилось и в записях. Может, она просто торопилась и не могла долго говорить?

Или же в душевном состоянии Мисао произошли какие-то серьезные перемены?

Десятого июля произошла их встреча. Может быть, после встречи с глазу на глаз отпала необходимость в долгих телефонных разговорах?

Но так ли это? Они стали ближе, значит и общих тем для разговора должно было прибавиться. По своему опыту Эцуко знала, что обычно бывает именно так. Или у нее появилась новая подруга?

Эцуко вновь порылась в памяти.

Впервые слово «уровень» появилось в дневнике четырнадцатого июля. И вот, через два дня, начиная с шестнадцатого, время телефонных разговоров внезапно стало сокращаться.

На странице, датированной четырнадцатым, было написано: «Испробовала первый уровень». Сверху приписано, точно какой-то ребус: «Сингёдзи ¦».

Итак, четырнадцатого июля Мисао что-то «испробовала». Возможно, это «что-то» имело какое-то отношение к Эцуко. В результате, может быть чем-то сильно увлекшись или из-за недостатка времени, Мисао уже не имела возможности подолгу разговаривать, звоня в «Неверленд». Так?

Не слишком ли большое допущение?

Эцуко положила на столик блокнот и придвинула служебные записи. Не произошло ли изменений в содержании их разговоров до и после четырнадцатого июля?

Записи уместились на пятнадцати листках. Эцуко перечитала их несколько раз. Принесли сэндвич, но она отодвинула тарелку на край стола и постаралась сосредоточиться на своих записях, коря себя за то, что не вела их более подробно.

Обычно Мисао начинала: «С родителями обычная катавасия» или «Школа уже достала», после чего они вдвоем принимались на все лады обсасывать эту тему. Таких записей хоть отбавляй. В то время Эцуко казалось, что именно это самое важное. А то, что Мисао рассказывала о своей повседневной жизни, она практически опускала. Какой смысл записывать пустую болтовню? — думала она.

Даже не поинтересовалась названием кафе, в котором работала Мисао.

«Как, ты работаешь? Кем?»

«Ничего особенного. Продавщица».

«Интересно?»

«Да. Но по школьным правилам подрабатывать запрещено. Поэтому для родителей это тоже тайна, приходится как-то выкручиваться».

Вот и все. Ну, почему она не расспросила подробнее!

Вздохнула и с раздражением откусила от успевшего подсохнуть сэндвича. В этот момент за соседний столик уселись, весело болтая, две девушки. Эцуко невольно прислушалась.

— Просто катастрофа! Не знаешь хорошей парикмахерской? Думала, наконец-то нашла приличный салон, а все только испоганили.

— Ну, ты даешь! Пошла делать прическу в какую-то паршивую забегаловку…

Парикмахерская.

Слово зацепило Эцуко. Парикмахерская.

Мисао относилась очень внимательно к своим волосам. По ее словам, в школе были очень строгие правила относительно допустимых причесок, но никто их не соблюдал. Химическая завивка была строжайше запрещена, но, даже на памяти Эцуко, Мисао, пренебрегая правилами, дважды делала завивку.

Как же называлась парикмахерская? Запомнилась лишь фраза, сказанная по этому поводу Мисао: «Представляете, сделала прическу в салоне, куда, по слухам, ходит сама Минако Танака. Прочла в журнале и специально пошла. Говорят, я на нее похожа».

Эцуко вскочила так резко, что опрокинула бывший под ней изогнутый деревянный стул.

Надо позвонить. Не в газету, не в редакцию журнала — Юкари.

— Мама? Что случилось?

— Я вспомнила, что у какой-то твоей подруги есть старший брат, большой поклонник певички Минако Танаки. Как ее зовут?

— Аки. Ее брат — фанат Танаки.

— Как ты думаешь, он может знать, где Танака делает прическу?

Немножко подумав, Юкари решительно сказала:

— Давай свой номер. Я узнаю и перезвоню.

Через пять минут раздался звонок. Эцуко подскочила к телефону.

— Слушай, мам, есть два салона. Упомянуты в двух разных журналах.

Эцуко записала адреса и названия салонов.

— Юкари, спасибо. Ты пообедала?

— С дедом печем оладьи.

— Съешь побольше.

Выскочив из кафе, Эцуко направилась к станции «Токио». Один салон был в Харадзюку, другой — в Сибуе.

Но прежде заехать домой и взять фотографию Мисао.




18


— Я пришла по рекомендации Мисао Каибары, она делала у вас прическу, — сказала Эцуко, ступив в половине третьего на сияющий блеском пол «Розового салона» в Сибуе.

В Харадзюку она съездила впустую. Если и здесь не повезет, она опять окажется в тупике.

Эцуко ужасно нервничала, но изо всех сил старалась сохранять на лице спокойствие.

Девушка у приемной стойки посыпала какой-то пудрой вздыбленные волосы, затвердевшие благодаря лаку настолько, что, казалось, упади на них сверху кирпич, они бы не примялись. Она нагнулась, чтобы изучить списки клиентов, и волосы засияли, как золотые нити.

— Мисао Каибара? Ах да, несколько раз заходила. Учится в гимназии, да? — ответила девушка, улыбаясь.

В этот миг Эцуко показалось, что голова девушки окружена нимбом.

— Не скажете, кто ее обслуживал?



Мастера звали Кирико Амино. Выглядела она очень молодо. Лет на двадцать, не больше. Но вероятно была постарше, раз работала в столь популярном салоне, обслуживающем по записи.

— Спасибо, что решили воспользоваться нашими услугами, — учтиво поклонилась она.

Коротко стриженные темные блестящие волосы открывали уши красивой формы. Черная жилетка поверх белой блузки, черные брюки. На груди жилетки кокетливо пришпилено что-то вроде серебряной булавки. Худенькая, как подросток, бойкая.

— Мисао Каибара мне сказала…

Кирико расплылась в улыбке.

— Так вы знакомы с Мисао! Рада вам услужить. Милочка заходила совсем недавно.

Вот так удача! Она не только знает Мисао, но даже называет ее «милочкой»!

Эцуко попросила вымыть волосы шампунем и придать объем. Но оказалось, что для шампуня есть специальный мастер, и Кирико, оставив ее, перешла к другому клиенту. Пришлось Эцуко отдать себя в руки юноше-парикмахеру. Пока он мыл ей волосы, она обдумывала, как вновь завязать разговор с Кирико.

Сквозь наполнявшие зал звуки классической музыки доносились фразы, которыми обменивались мастера и клиенты. Отчетливо слышался голос Кирико. Иногда она отвечала на реплику клиента веселым смехом. Общительная девушка, подумала Эцуко. Юноша обмотал голову Эцуко полотенцем, посадил перед зеркалом, таким огромным, что делалось не по себе, и попросил немного подождать. Она принялась листать журнал, но все ее мысли были устремлены к Кирико.

— Извините, что вас бросила, — сказала Кирико, возникнув за ее спиной и быстро размотав полотенце.

Окинув профессиональным взглядом спускающиеся до плеч волосы Эцуко, спросила:

— Может укоротить? Если затем придать объем, получится высший шик.

Эцуко замялась. С какой легкостью в кинофильмах и телевизионных сериалах полицейские, детективы и даже неопытные дамочки, ведущие расследование, вытягивают из людей нужную информацию! Ей не припоминалось сцен, в которых герою, приступающему к расспросам свидетеля, приходилось отвечать на вопрос: «Может укоротить?» Как это, оказывается, трудно!

— А?.. Вы думаете? — Эцуко неуверенно рассмеялась. — Что ж, давайте попробуем,

Кирико, улыбаясь, взглянула в зеркало на Эцуко.

— А какую прическу выбрала Мисао?

— В последний раз — прямую укладку. Так называемая естественная укладка. Вы давно ее не видели?

Эцуко, решившись, сказала:

— Мисао убежала из дому.

Рука Кирико, приглаживавшая волосы Эцуко, замерла. Застыв, она посмотрела в зеркало на Эцуко. Точно хотела о чем-то спросить.

Облизала язычком губы.

— Неужели? Когда?

— Исчезла — пять дней назад. Ушла из дома вечером восьмого августа.

— Надо же… — Кирико кончиками пальцев откинула свою челку. — Значит, она все-таки сделала это.

— Она намекала, что хочет уйти из дома?

— Да… много раз. Говорила, что в доме ей невыносимо.

— Вы случайно не знаете, куда она могла пойти? Я ее ищу.

Кирико, положив руки на плечи Эцуко, понизила голос:

— Вы из-за этого сюда пришли? Ради встречи со мной?

Эцуко кивнула.

Кирико сунула руку в карман жилетки и достала часы. То, что Эцуко приняла за серебряную булавку, оказалось деталью часов.

— В таком случае предлагаю ограничиться объемом. Укорачивать не будем. Согласны?

— Да, конечно…

— Через десять минут у меня перерыв. Тогда мы сможем спокойно обо всем поговорить.



Кирико привела ее в кондитерскую, расположенную сразу за «Розовым салоном». Внутри все было пропитано приторным запахом ванили.

— Мы и с Мисао сюда заходили. Тоже в перерыве.

— Вы дружите?

Кирико, поднеся огонь к «Virginia Slim», хихикнула:

— Честно говоря, я всегда охотно схожусь с клиентками. Вместе развлекаемся. Хозяину, правда, это не нравится. Я хочу со временем открыть собственное заведение, пока же набираюсь опыта и, так сказать, рыхлю почву. Даже если накопить нужный капитал, не факт, что удастся быстро набрать клиентуру.

— Извините за нескромный вопрос. Сколько вам лет?

— В этом году будет двадцать четыре.

Девушка крепко стоит на ногах, подумала Эцуко. Ее волосы, уложенные Кирико, красиво оттеняли лицо. Настоящая мастерица!

Судя по тому, что Кирико впервые услышала имя Эцуко, Мисао ничего не говорила ей о «Неверленде». А если и говорила, то имени не упоминала. Поэтому Эцуко отрекомендовалась как родственница Мисао. Лгать было неприятно, но так проще перейти к делу.

— Уже пять дней не дает о себе знать, — сказала она. — Мы все с ума посходили.

Впервые Мисао появилась в «Розовом салоне» весной этого года. Прическу делала Кирико, и с того времени Мисао постоянно записывалась к ней. В последний раз она пришла четвертого августа и, по словам Кирико, была в прекрасном настроении.

— Не помните, когда она впервые заговорила о желании убежать из дома?

— Да с первого знакомства. Кто в ее возрасте не думает об этом? Я ее прекрасно понимаю. У меня самой был такой период.

Принесли заказанный чай и лимонное безе.

— Мисао обожала безе, — сказала Кирико.

— О чем она говорила четвертого августа? Кстати, она ведь в то время где-то подрабатывала?

— Да, был такой разговор. Где же это?.. Кажется, в Синдзюку. Сказала, что продает мороженое в кафе.

— Не помните название?

Кирико виновато пожала плечами.

— Увы…

— Ничего удивительного. За день вам приходится столько всего наслушаться!

— Мисао ведь красавица, да? Даже я, когда в первый раз ее увидела в салоне, подумала, что давно не встречала такой красивой девушки. Уверена, ее охотно взяли на работу в кафе — как приманку для клиентов.

Да, мимо такой не пройдешь, мысленно согласилась Эцуко.

— Она не говорила, что собирается в Иокогаму? По некоторым сведениям, она устроилась в ресторан на Басямити.

Кирико вытаращила глаза.

— Впервые слышу. Это правда?

— Сведения не слишком достоверные. Якобы устроилась работать вместе с подругой, чтобы накопить денег на турпоездку.

— Во время нашей последней встречи, четвертого августа, она ни словом об этом не обмолвилась. Я спросила: «Ну как дела, мороженщица?», на что она: «Верчусь как белка в колесе, но забавно». Ни слова о том, что переходит на другую работу. — Кирико механически отправила в рот безе. — Но вообще-то, если она задумала убежать… Разумеется, она никому не сказала — куда.

— Но о том, что она собирается в турпоездку, она бы наверняка упомянула?

Кирико кивнула.

— Да, она часто говорила со мной на эту тему. Расспрашивала, куда ездила я. Мечтала побывать в Испании. Сказала, что хотела бы попасть туда до Олимпиады, но пока учится в школе, вряд ли что-нибудь выгорит.

Эцуко сменила тему:

— Мисао рассказывала вам о своих друзьях? О школьных подругах, может быть, о бойфренде?

Кирико покачала головой.

— О школе я старалась не спрашивать. Она ведь жаловалась, что ей там все обрыдло. Что касается бойфренда… Она говорила, что в кафе вместе с ней работает красивый парень, но имени не называла…

Вслед за этим она произнесла фразу, которая полностью совпала с тем, о чем пару часов назад думала Эцуко.

— Мисао обычно рассказывала о себе очень расплывчато. Нет, она, разумеется, говорила о каких-то конкретных вещах, но, как бы это выразиться…

— Конкретных имен не называла.

— Да, точно! Охотнее болтала о том, что почерпнула из телепередач, а не о том, что сама испытала. Было такое впечатление, что она ведет на удивление замкнутую жизнь. Странно, ведь она такая красавица, но это так. Я, конечно, сужу по своим клиенткам, а впрочем, совсем не обязательно, что девушка с красивой внешностью тусуется напропалую.

— К тому же Мисао еще школьница.

Кирико расхохоталась.

— Какая разница — школьница она или светская львица! В наше время все вольны делать, что хотят, у всех денег куры не клюют. Сейчас для молоденьких девушек — золотой век. Им все позволено, только глотай.

Что правда, то правда, подумала Эцуко. Неужели и Юкари вырастет такой? Сказано же, какие времена — такие нравы…

— О чем же она, дай бог памяти, говорила?.. — пытаясь вспомнить, Кирико подперла рукой щеку.

Эцуко попробовала подсказать:

— В разговоре со мной она как-то заявила, что в будущем хочет стать стюардессой.

— Кем только она не хотела стать! Между прочим, и парикмахершей.

Тут глаза Кирико вспыхнули.

— Ах да, четвертого августа она сказала, что хочет купить такие же часы.

Она достала из жилетного кармашка часы и показала Эцуко. Они висели на короткой цепочке, которая крепилась к кармашку, и, при ближайшем рассмотрении, оказалось, что циферблат перевернут.

— Классные, да? Циферблат вверх тормашками. Это удобно, когда часы висят на груди. В принципе они предназначены для медсестер, но и в качестве аксессуара смотрятся неплохо, поэтому я всегда беру их на работу. Мисао понравилось, она спросила, где я их купила. Я объяснила, где находится магазин. Она сказала, что как раз получила зарплату и хочет купить такие же.

Как похоже на совсем еще молоденькую девушку! Но для дальнейших поисков эта подробность вряд ли сгодится.

— Кто-нибудь еще в «Розовом салоне» общался с Мисао — мастера или клиенты?

Кирико задумалась.

— Даже и не знаю… Мисао — девочка робкая, ей трудно знакомиться с людьми. Если кто-то сам не проявит инициативу…

— Мне тоже так кажется. Немного боязливая…

— Да. Я как-то раз предложила ей пойти вместе куда-нибудь. Отказалась. Несмотря на дружбу, между нами постоянно была какая-то стена.

Об этом Эцуко тоже уже думала.

— Вряд ли застенчивость Мисао можно объяснить исключительно ее молодостью, мне кажется, в глубине ее постоянно что-то мучит.

— А что конкретно — она не говорила?

Кирико покачала головой:

— Никогда.

При встрече с Эцуко Мисао призналась, что ей тяжело заводить друзей. Возможно, это был единственный раз, когда она была откровенной. Впрочем, если б удалось сойтись с ней поближе, Мисао наверняка стала бы со временем более доверчивой и открытой.

Но все сложилось иначе.

Общаясь через «Неверленд», особенно не наговоришься. Вдобавок, после того, как в дневнике появилось слово «уровень»…

— Вы никогда не слышали, чтобы Мисао упоминала в разговоре слово «уровень»? «Уровень» с каким-нибудь порядковым номером? Например, «седьмой уровень»? Такое впечатление, что название какого-то конкретного места.

— Что-то не припоминаю, — ответила Кирико. — Может быть — клуб диско? Мисао говорила, что бывает в таких местах. Нет, не помню.

На прощание Кирико дала свой домашний телефон.

— Позвоните, если понадобится какая-то помощь. Скорей бы она нашлась! Мне тоже как-то неспокойно.

— Спасибо, — сказала Эцуко.

После разговора она чувствовала себя более уверенно.




19


«366—12».

Две недостающие цифры можно подобрать, подставляя их по очереди от нуля до девяти. В общей сложности — сто комбинаций.

Разделив работу, они на пару с Саэгусой сели за телефоны в своих квартирах и принялись набирать номера.

— Если это номер факса, после долгих гудков, означающих, что связь установлена, должен раздаться писк. Тогда точно — факс. Теперь слушай внимательно. Если подойдет человек, спроси, факс это или нет. Такое бывает не часто, но все-таки случается, что одну линию используют параллельно для факса и обычного телефона.

Работа, требующая адского терпения, но он не жаловался. На всякий случай Саэгуса написал на листке, что говорить, на этот счет можно не беспокоиться. Кроме того он охотно ухватился за работу, требующую сосредоточенности и отвлекающую от грустных мыслей. Но главное — появился хоть какой-то шанс.

Набирает номер. Кто-то поднимает трубку. Он говорит:

— Извините, я провожу проверку факса нашего клиента. К этому номеру случайно не подключен факс?

И так раз за разом. Он уже обзвонил больше половины приходящихся на его долю номеров, но ни разу не услышал писка, о котором говорил Саэгуса.

Она все время находилась рядом с ним, внимательно слушая.

Когда он повесил трубку, проверив двадцать седьмой номер, она прошептала:

— Может, это вовсе и не факс?

Набирая следующий номер, он ответил:

— Нельзя упускать такую возможность.

— Так-то оно так, но…

Линия соединилась. Автоответчик равнодушно произнес: «Телефон не используется».

Вычеркнув номер, перешел к следующему.

— Факс — я сразу поняла значение этого слова. А ты?

— Да. Такие вещи из памяти не стерлись. Я уже говорил вчера вечером: уцелело все, связанное с обыденной жизнью.

Вновь телефон соединился. Послышался голос человека. Вычеркиваем.

Наконец, обзвонив все пятьдесят номеров, он убедился, что среди доставшихся ему номеров факса нет. Он смотрел разочарованно на столбец вычеркнутых цифр, когда, предварительно постучавшись, вошел Саэгуса.

— Ну как?

— Все мимо.

Саэгуса хлопнул себя по бокам:

— А у меня только одно попадание. Пошли. Вместе проверим.

Слегка прихрамывая на правую ногу, Саэгуса направился обратно в свою квартиру.

Он встал со стула и взял ее под руку.

— Всего один! — сказала она разочарованно.

— Да, но это уже что-то.

Она понуро опустила голову: его оптимизм ее не убеждал.

Когда вошли в семьсот шестую, Саэгуса снимал чехол с придвинутого к стене стола.

— Вы разбираетесь во всей этой технике?

— Более или менее.

Электронная пишущая машинка и факс. Провода перепутаны, судя по всему пользовались ими не часто, стоят как попало, но сама по себе техника была относительно новой.

— Сейчас попробую послать что-нибудь по этому номеру.

— Что?

— Увидишь, — усмехнулся Саэгуса, роясь в ящике стола.

Пробормотал: «Есть!», достал лист бумаги и что-то написал. Затем включил факс и начал пересылку.

— Придется запастись терпением, — сказал Саэгуса, сложив руки и глядя, как с тихим шипением бумага засасывается в машину.

Он посадил ее на единственный в комнате диван и встал у стены. Отсылка закончилась. Саэгуса вынул листок, вновь сказал:

— Терпение, сейчас получим результат.

Зажег сигарету и закурил, отойдя к окну.

Он не понимал, что замышляет Саэгуса, поэтому не оставалось ничего другого, как следовать его указаниям. Он рассеянно обвел глазами комнату.

Семьсот шестая была меньше семьсот седьмой. Несколько поуже. Но планировка была такой же: большая кухня, в глубине — комната, служившая одновременно гостиной и спальней. Балкон имелся, но окно всего одно, поэтому большую часть дня в комнате царил полумрак. Солнце проникало лишь по утрам.

Прошедшей ночью, перейдя в эту квартиру, он сразу улегся на раскладном диване. В тот момент он был слишком усталым и сразу заснул, а утром встал с тяжелой головой, поэтому не смог толком осмотреться.

Квартира Саэгусы не уступала по унылости семьсот седьмой. В кухне тот же набор электроприборов. В комнате — кровать, маленькая книжная полка, полка для аудиокассет, портативный телевизор и магнитофон. В центре комнаты — низкий стеклянный столик и раскладной диван. У стены стол, назначение которого только сейчас стало понятным.

— Когда вы переехали в эту квартиру? — спросил он.

Саэгуса, стоявший к нему спиной, ответил, не оборачиваясь:

— Около месяца назад.

Значит, скудость мебели невозможно объяснить недавним переездом. Видимо, Саэгуса предпочитает не загромождать жизнь вещами, только и всего.

В обстановке квартиры лишь электрическая пишущая машинка и факс напоминали о профессии «журналиста». Книжная полка была пустовата. Несколько томов газетных ежегодников, словари, пара романов… Тут же несколько «серьезных» книг. Кунио Янагита, Котаро Саваки, Досу Масаё. Знакомые имена! Он почувствовал, что реальность, пусть мелкими шажками, пусть невыносимо медленно, но все же возвращается к нему.

В книгах, стоящих на полке, не было ничего специфического, что бы свидетельствовало о вкусах и характере их хозяина. Пожалуй, лишь одна была несколько необычной: что-то вроде фотоальбома большого формата: «SFX: Техника и практика спецэффектов». На обложке — снимок сложного, но кажущегося невесомым космического корабля, нет, вернее, военной ракеты. Скорее всего, кадр из какого-нибудь фильма.

Но что-то не видать книг, автором которых значился бы «Такао Саэгуса». Тот еще журналист! Утвердившись в своем недоверии, он отошел от книжной полки.

Несмотря на кондиционер, в комнате было душно. Должно быть, Саэгуса тоже это почувствовал и, не выпуская из руки сигареты, открыл оконную дверь, чтобы выйти на балкон. Поврежденная нога слегка запнулась о порог.

— Ого, сегодня опять пекло! — сказал Саэгуса, выходя наружу.

— Осторожно! — вдруг вырвалось у него.

Саэгуса замер, обернулся. Она удивленно привстала.

— Что еще?

— Что случилось?

На него обрушились вопросы, но он не знал, что ответить.

Перед глазами мелькнул призрак давешнего сна. С неба градом сыплются плоды. Образ, внезапно вспыхнувший, когда он нашел в холодильнике яблоки, на мгновение развернулся, как свиток, и растаял.

— В чем дело?

Саэгуса продолжал стоять неподвижно, не шевелясь, как любой, кому в спину крикнули: «Осторожно!»

— Простите… Отчего-то… Я и сам не понимаю.

Саэгуса пристально посмотрел на него через открытую дверь.

Он прижал ко лбу ладонь и часто заморгал.

Саэгуса застыл на балконе, вернее, на расположенном с краю квадратном участке, размером с маленький столик.

Он приблизился к балкону. Этот квадрат представлял собой металлическую, выступающую на пять сантиметров вверх крышку, на которой было крупно написано:

«Пожарная лестница».

Чуть ниже, мелко:

«Люк для экстренного спуска на нижний этаж. Сильно ударить по крышке. Крышка упадет, опустится лестница. Использовать только в экстренных случаях. Сверху ничего не ставить».

Слова «сильно ударить» выделены красным.

— Так в чем дело? — вновь спросил Саэгуса с нескрываемой тревогой.

Он встряхнул головой и рассказал о своем видении, в котором фигурировали падающие плоды. Саэгуса выслушал с серьезным лицом, но потом, смеясь, сказал:

— Глюки!

В этот момент зазвонил стоящий на полке с кассетами телефон. Саэгуса вбежал в комнату и схватил трубку.

— Слушаю! «Сервисный центр токийской информационной системы»! — энергично отбарабанил он.

Что бы это значило?

Он невольно взглянул на нее. Если бы с глазами у нее было все в порядке, она бы наверняка ответила ему изумленным взором.

— Что? Правда? — Саэгуса изобразил удивление. — Прошу прощения. Какой у вас номер факса? Да, да… Номер совпадает. Я говорю с фабрикой «Санко»? Больница? Что? Клиника Сакаки? Вы расположены в Синдзюку, если судить по номеру… Ах, вот как? Прошу прощения. Придется перепроверить.

Повесив трубку, Саэгуса повернулся. На лице его была ухмылка.

— Все ясно. Факс, с которого сняли копию, был послан из Клиники Сакаки.

— Клиника?

— Что еще за клиника?

— Не торопитесь. Мы легко это установим. Вначале я позвоню в справочную службу и узнаю телефон Клиники Сакаки, расположенной в Синдзюку. Затем ты, — он ткнул в него пальцем, — позвонишь в клинику. Другим голосом. Спросишь, как до них добраться. Синдзюку — помнишь?

Синдзюку… Синдзюку…

— Кажется, помню, но…

Саэгуса достал с книжной полки атлас и раскрыл на странице, где карта Токио была совмещена с транспортной схемой.

— Ну где? Покажи.

Он почти сразу указал на станцию «Синдзюку» в верхней части кольцевой железнодорожной линии. На карте Токио, напоминающей очертанием лежащую на боку рыбу, это место приходилось как раз на живот.

— Сейчас мы здесь, — Саэгуса ткнул пальцем. — С внешней стороны кольцевой линии, на противоположной стороне от Синдзюку.

— Понятно.

— Как тебе кажется, ты помнишь топографию Токио?

Он задумался.

— Выйдя из квартиры и увидев Токийскую башню, я сразу узнал ее. Но…

В этот момент неожиданно в голове всплыло слово «Такада-но баба». Он произнес его. Саэгуса удивился:

— Такада-но баба — это район в двух шагах от Синдзюку. Наверно бывал там?

— Возможно.

До сих пор молчавшая, вмешалась она:

— У нас у обоих такое ощущение, что мы не из Токио. Правда же?

Вопрос был обращен к нему. Он кивнул.

— Да, верно. Мы уже обсуждали с ней это — мы без труда схватываем обычную информацию. Поэтому мне не составило труда говорить со служащим газовой компании и вообще — звонить по телефону. Что такое факс — мне известно. Услышав «клиника», сразу понял, что это медицинское учреждение, вроде больницы. Но о Токио у меня довольно смутные понятия, мне кажется, до того, как потерять память, я знал не намного больше того, что знаю сейчас.

Саэгуса пожал плечами:

— Возможно. Во всяком случае звучит правдоподобно. Даже живущие безвылазно в глухой провинции знают о Токийской башне, о Синдзюку, о Харадзюку. Это факт. Но с другой стороны, по тем географическим названиям, которые отчетливо сохранились у вас в памяти, глядишь, удастся установить, где вы жили. — Саэгуса удовлетворенно улыбнулся. — Но сейчас давайте вернемся к Клинике Сакаки. Попробуешь позвонить?

— Хорошо. Только вначале объясните, каким образом вы вынудили их позвонить нам?

— Очень просто, — Саэгуса показал посланный по факсу листок.

Вся поверхность была испещрена большими и маленькими значками, цифрами, толстыми и тонкими линиями.

— Это матрица для тестирования, которой пользовался мастер, когда устанавливал мой факс.

С краю было крупно приписано:

«Ремонт произведен — контрольная проверка. При получении немедленно свяжитесь по указанному телефону. Сервисный центр токийской информационной системы. Отдел лизинга».

Ниже — телефонный номер квартиры.

— У большинства людей, — рассмеялся Саэгуса, — необыкновенно развито чувство ответственности. Обязательно перезванивают, чтобы сообщить, что произошла ошибка.



В справочной службе тотчас дали номер Клиники Сакаки. Уточнили, что это номер регистратуры, из чего можно было заключить, что речь идет не о какой-нибудь маленькой приемной районного доктора.

Предстоящий звонок был совсем другого рода, нежели все прежние. От волнения у него пересохло в горле. Кто подойдет к телефону? Какая на него обрушится информация? Что отвечать? Он решил выпить воды, чтобы хоть как-то унять беспокойство, но вода в кухне оказалась теплой, к тому же неприятно отдавала ржавчиной. От этого на душе стало еще гаже.

— Мужайся! — Саэгуса похлопал его по плечу.

— Как будто открываю ларчик, из которого того и гляди выскочит чертик.

Набрал номер. Не успел смолкнуть первый гудок, как послышался женский голос. Он спросил, как найти клинику, и получил вежливое объяснение. Саэгуса нажал на телефоне кнопку громкой связи и, стоя рядом, стал записывать.

Так и порывало спросить, что это за клиника, но он понимал, что вопрос покажется странным. Поблагодарив, уже собирался повесить трубку, но женщина задала ему вопрос:

— Вы сказали, что хотите прийти, но есть ли у вас рекомендательное письмо?

Он решил, что его разоблачили.

— Что?

— Мы не принимаем пациентов со стороны без рекомендации. Ваш пациент нуждается в срочной помощи? Или вы сами хотите к нам обратиться?

— Нет — не я. Родственник.

Он вопросительно взглянул на Саэгусу. Тот сделал глазами знак продолжать в том же духе.

— Случайно не алкогольное отравление? — спросила женщина. — Я могу порекомендовать другую клинику.

Алкогольное отравление?

— Алло, вы меня слышите?

— Да-да, простите.

— Если речь не об алкогольном отравлении и если у вас нет рекомендательного письма, то приходить не стоит — зря потеряете время. Что с вашим родственником?

Он оцепенел. Саэгуса выступил вперед, чтобы взять у него из рук трубку. Но он покачал головой, отказываясь, и, облизав губы, сказал:

— Мы и сами толком не понимаем.

— Бессонница? Отказывается ходить на работу?

Саэгуса кивнул.

— Да, именно. Проблемы со сном.

Ответ получился удачным, но все равно сердце бешено заколотилось.

— Значит — бессонница? Что еще? На что конкретно он жалуется? Речь бессвязная?

Саэгуса, вскинув брови, медленно задвигал губами: «Постоянное чувство беспокойства, подозревает, что это невроз, вызванный стрессом на работе».

Он кивнул и повторил в телефонную трубку:

— Каждый день чувство беспокойства… Подозревает, что невроз, вызванный стрессом.

Саэгуса удовлетворенно кивнул.

Стресс. Невроз. Постепенно припоминал слова, точно наводил объектив на фокус. Он уже стал смутно догадываться, на чем специализируется Клиника Сакаки. Комок подступил к горлу.

Женщина сказала с явным сожалением:

— Прошу прощения, но мы не сможем принять вашего родственника. У вас нет на примете другой больницы?

— Увы, нет. Я и позвонил, потому что мне сказали, что ваша клиника пользуется хорошей репутацией.

— Где вы живете? В Токио?

— Да. В Синдзюку, от вас недалеко.

— Вот как? В таком случае, советую обратиться в больницу Сумихигаси. В экстренных случаях они принимают больных с психическими расстройствами. Вас это устроит?

Вежливо поблагодарив, повесил трубку. У него вспотели ладони, так неожиданно было то, что он услышал.

Саэгуса почесал затылок.

— Так значит психиатрия…

— Нам и в самом деле не помешало бы там обследоваться, — прошептала она.




20


Разместившись в питомце Саэгусы — автомобиле с помятым бампером, направились в Клинику Сакаки. На протяжении всего пути он сосредоточенно смотрел в окно, надеясь зацепиться хоть за что-либо, что потянуло бы за собой воспоминания.

Въехав через развязку Комацугава на скоростную магистраль, помчались прямо на запад. Саэгуса, как автобусный гид, время от времени давал объяснения.

— Помнишь что-нибудь об этой скоростной дороге — ужасно дорогой и к тому же с дурной репутацией?

— Когда я взглянул на ксерокопию карты, сразу обратил внимание на развязку Комацугава и при этом подумал: въезд на столичную скоростную магистраль.

— А как насчет вождения машины? Ну-ка, посмотри на меня. Что? Сидел когда-нибудь за рулем?

Руль. Сцепление. Педаль акселератора. Тормоз. Зеркальце, отражающее едущие сзади машины. Разделительная полоса. Дорожные знаки, пролетающие за окном.

— Кажется, я умел водить. Да, уверен, мне это знакомо. Ощущение, что у меня была своя машина.

Он почти не сомневался. Сам процесс езды на автомобиле, бодрящая тряска и качка начали пробуждать дремавшие воспоминания.

— Автомат, — неожиданно сказал он.

— Ась? — удивился Саэгуса

— Моя машина. Она была автомат.

— С автоматической коробкой передач? Бабская тачка! А марку и цвет не припоминаешь? Еще лучше — номер. Тогда бы мы запросто выяснили, кто ты такой.

Обхватив руками голову, сосредоточился. Но точно барахтался в волнах трепещущего шелка, не зная, за что ухватиться, и, как ни отмахивался, со всех сторон наседал густой туман. Бесполезно принуждать себя вспомнить, ничего не выйдет, лучше понадеяться на то, что искомое само всплывет в голове. Словно упавшая в щель булавка. Чем усердней тычешь пальцем, тем глубже западает.

— Река, — вдруг сказала она.

Он посмотрел за окно.

Действительно, машина мчалась над довольно широкой рекой. Ряды высоких зданий подступали к самому краю бетонного парапета, вода была однотонно-серой. Точно вымазанная известкой.

— Как вы догадались? — спросил Саэгуса.

— По звуку. Я почувствовала, что мы выехали на простор, и еще ветер стал влажным.

— Какая сообразительная!

Невольно он вновь задумался о ее прошлом. Окрепло подозрение, что она не в первый раз поражена слепотой.

Или такой характер — легко ко всему приспосабливается?

— Мы только что пересекли реку Сумидагава, — пояснил Саэгуса. — Вспоминаешь?

О реке Сумидагава никакого понятия, но пейзаж знакомый. Очень знакомый.

— Наверное эту реку можно увидеть не только из автомобиля?

— Разумеется. Из окна поезда. Или из автобуса. Мостов-то уйма.

Вскоре они застряли в чудовищной пробке. Автомобили двигались рывками, поминутно останавливаясь.

— Вот почему у этой скоростной дороги дурная репутация, — сказал Саэгуса. — Та еще «скорость»! Съедем у Хакодзаки. Поколесим по городу, авось чего-нибудь вспомнишь.

Автомобиль выехал на улицу. Теперь приходилось останавливаться у каждого светофора, но ехать стало веселее. Он внимательно глядел на проносящиеся дома.

— Как-то здесь голо…

— Что?

— Мне кажется, там, где я жил, было больше зелени.

— В деревне?

— Нет, в большом городе. Но там было много парков, вдоль улиц стояли деревья, не так как здесь — сплошь асфальт и дома. И еще…

Он попытался сосредоточиться на смутно проступающем в голове пейзаже.

— Ну, что еще?

— Мне кажется, за городом виднелись горы.

Сжимая руками руль, Саэгуса вскинул глаза и посмотрел на него в зеркальце.

— Уверен?

— Да… — сказал он и повернулся к ней. — А ты не помнишь?

Не поворачиваясь от окна, она отрицательно покачала головой.

— Не знаю… Если бы я, как ты, могла видеть город, может чего и вспомнила бы…

Саэгуса, сосредоточившись на дороге, заметил:

— В последнее время хоть по привычке и говорят — «захолустье», «захолустье», а города вымахали покруче Токио. Но все же в тех, где еще осталось что-то от природы, жить легче, чем здесь. Саппоро, Мориока, Ниигата, Сэндай…

Внезапно он подпрыгнул, точно его ущипнули:

— Сэндай!

— Знакомое название?

Саэгуса резко повернулся, машина вильнула и едва не столкнулась с едущим рядом грузовиком. Саэгуса поспешно схватился за руль. Из-за толчка она потеряла равновесие и чуть не упала на него.

— Сэндай? — воскликнула она, продолжая сидеть с ним в полуобнимку. — Я тоже помню. Я знаю!

Сбавив скорость и заняв прежнее положение, Саэгуса издал победный клич:

— Ура! Если все удачно сложится, завтра же сгоняем туда на экспрессе.

Поборов возбуждение, он возразил:

— Но знать, что существует «Сэндай», это все равно, что знать о существовании «Токио», большой разницы нет.

Впереди показалась группа небоскребов. Они стояли плечом к плечу, как гиганты, вперившие очи в затянутое дымкой небо. Саэгуса махнул рукой:

— Небоскребы Синдзюку. Пирамида «Сумитомо», Центральная башня. За ними, коренастый отель «Century», дальше — «Hayatte». Ну что?

— Никаких ассоциаций. Но вижу не в первый раз. В памяти что-то осталось.

— Это ни о чем не говорит, очередная столичная достопримечательность.

Саэгуса взглянул на дорожную карту, лежащую на приборной доске.

— По телефону сказали въехать на улицу Отакибаси. Здесь тоже вечно пробка, но ждать осталось недолго. Мы уже почти у цели.

Свернули на скрещении улиц Отакибаси и Окубо налево, проехали по извилистой улочке и вскоре оказались перед Клиникой Сакаки.

Это было четырехэтажное здание, облицованное белой плиткой. Построено в виде двух игральных костей, поверх которых поставлена третья. В центре верхнего куба располагались часы, отчего все это сооружение напоминало уменьшенное здание школы. Здание отодвинуто немного вглубь, свободное пространство отведено под частную автостоянку. Большой плакат, хорошо видный с улицы, гласит: «Стоянка только для машин посетителей клиники». В данный момент вся стоянка была заполнена. Видимо, время приема. Никакой ограды вокруг. С обеих сторон к клинике почти вплотную подступали жилые дома.

Стоило притормозить, как сзади тотчас послышались пронзительные гудки. Несмотря на узость улицы, движение было оживленное и пешеходов немало. Сразу же образовался затор.

Саэгуса щелкнул с досады языком:

— Надо поискать, где припарковаться.

Объезжая округу, нашли, наконец, укромное местечко возле жилого дома.

Выключив мотор, Саэгуса спросил:

— Ну что, барышня? Хотите идти с нами?

— А я вам не буду помехой?

Саэгуса нахмурился.

— Видал, какая улица перед клиникой? Узкая, машины несутся, да еще велосипеды шныряют туда-сюда. Даже мы, стоит зазеваться, в два счета попадем под колеса. Брать с собой девушку слишком рискованно.

Прежде чем он успел раскрыть рот, она сказала:

— Я подожду вас здесь.

— В машине?

— Да. Идите вдвоем.

На всякий случай заперев дверцы, они с Саэгусой отошли от машины.

— Будь осторожен. Держи рот на замке. Даже если что-то вспомнишь, что-нибудь связанное с клиникой, пока я не спрошу, молчи.

— А вдруг кто-нибудь из врачей или медсестер, увидев меня, скажет: «Ба, это вы, добро пожаловать»?

Саэгуса мрачно фыркнул:

— Если ты надеешься на такую идиллическую развязку, поздравляю.

— Я всего лишь предположил, — рассмеялся он.

И подумал — надо притворяться веселым, чтобы заглушить смертельный страх.




21


Стоянка перед Клиникой Сакаки была красиво вымощена плиткой. На ней стояли пять машин, из которых три были с левым рулем.

— Клиника для богатеев,[6 - В Японии левостороннее движение, соответственно, машина с левым рулем означает, что машина импортная — знак состоятельности владельца.] — сказал Саэгуса.

Автоматическая дверь главного входа при их приближении беззвучно раздвинулась. Они оказались в довольно тесном вестибюле, обставленном стандартным набором мебели. Слева было окошко регистратуры. Впереди — дверь, видимо, через нее пациенты попадали внутрь клиники.

Быстро окинув взглядом вестибюль, Саэгуса тихо постучал в окошко. По ту сторону матового стекла проплыла бледная тень, и в следующий миг показалось женское лицо:

— С кем имею честь?

— Прошу прощения за беспокойство, я сегодня звонил вам, чтобы узнать, как до вас добраться, — заговорил Саэгуса неожиданно учтивым тоном. Видимо, где-то под спудом у него были припасены голоса на все случаи жизни.

— Звонили? — женщина склонила голову вбок. На груди белого халата болталась табличка с именем: «Андзай».

— Да, и мне любезно объяснили, как найти вашу клинику.

Лицо Андзай исказилась недовольной гримасой.

— Неужели? Вы привели с собой больного?

— Нет, больного оставили дома. Мы только пришли посоветоваться…

Андзай, потирая пальцем висок, обвела взглядом его и Саэгусу.

— По нашим правилам мы не принимаем пациентов без рекомендательных писем. Врач всего один. А к нам еще направляют пациентов из университетских больниц. Тот, кто говорил с вами, вам этого не объяснил?

— Да, нас предупредили, — вмешался он.

Он подумал, что будет нелепо с его стороны стоять и молчать, как рыба. В глазах Саэгусы промелькнуло недовольство.

— Мы все-таки решили зайти, надеясь, что удастся договориться. К тому же, нам так подробно объяснили дорогу…

— Не знаю, что и делать.

Андзай плавно развернулась назад. Очевидно, сидела на вращающемся стуле.

— Футада, ты принимала звонок?

— Чего, звонок? — отозвался кто-то небрежно.

Андзай поднялась и прошла вглубь, оставив окно в регистратуру открытым.

Но разглядеть что-либо через низкое окошко можно было только присев. Поскольку оба были высокого роста, то так и поступили.

Регистратура оказалась неожиданно большой. Посредине — четыре стола. Два телефонных аппарата. У стены — сейф для бумаг. Всю противоположную стену занимали полки, плотно заставленные папками трех цветов — красными, синими и желтыми, расположенными вперемешку, в понятном лишь для посвященных порядке.

Возле полок виднелась серая коробка факса.

В регистратуре находилось три человека. Андзай и юноша в строгом темном костюме, сидевший за столом спиной к окошку. Кроме того, женщина в белом халате, которую только что назвали «Футада». Лица ее не было видно, так как ее загораживала Андзай. Обе о чем-то торопливо перешептывались.

В этот момент юноша в темном костюме поднялся и, мельком взглянув на окошко, сказал женщинам:

— С вашего позволения я откланяюсь. Передайте привет господину Сакаки. Как только мы получим фанбитан, я тотчас доставлю вам партию.

Андзай вполоборота кивнула молодому человеку:

— Спасибо.

— Промоутер фармацевтической компании, — шепнул Саэгуса.

— Промоутер?

— Агент по сбору заказов.

На мгновение человек в костюме исчез из поля зрения и в следующую минуту вышел через дверь в вестибюль. Держа в руке большой атташе-кейс и не удостоив их взглядом, он вышел через автоматически раскрывшиеся двери, сел в автомобиль местного производства, зажатый двумя импортными машинами, завел мотор и выехал, шурша шинами. Мелькнуло написанное на боку автомобиля название компании:

«Фармацевтическая компания “Ябэ” — Токийское отделение».

Андзай вернулась, наконец, к окошку. Мелькнуло лицо сидящей у нее за спиной женщины. На круглом лице — очки, но моложе своей коллеги. Она сидела, обиженно надувшись.

Андзай также была явно рассержена, но попыталась изобразить на лице улыбку.

— Извините.

— Значит, никак нельзя? Мы не можем попасть на прием к доктору Сакаки? — сказал Саэгуса разочарованно, кстати ввернув имя врача.

— Да, это так. Извините. А откуда вам известно о нашем враче?

— Один мой приятель когда-то лечился у него.

— Здесь?

— Нет, в университетской больнице.

— Вот оно что… Думаю, вам тоже будет лучше, не откладывая, обратиться туда.

— Вы так считаете? Увы, видимо, другого выхода нет.

Еще раз извинившись, Андзай захлопнула окошко. С треском.

Когда они вышли из здания, Саэгуса, двигая одними уголками губ, шепнул:

— Стой здесь и делай вид, что раздумываешь, как быть дальше.

Он кивнул.

— Что вы собираетесь делать?

— Перепишу номера машин.

Пока Саэгуса занимался этим, он стоял спиной к клинике, сунув руки в карманы и опустив голову.

— Такое ощущение, — сказал он, — что нас просто выставили за дверь. Но в этом ничего странного, везде такие порядки.

— Не везде… — пробормотал Саэгуса. — Все, закончил.

Запихнув листок с номерами машин в карман куртки и изображая на лице разочарование, Саэгуса обернулся и смерил взглядом здание клиники.

— Кажется, женщины в регистратуре тебя не признали.

— Я тоже их не помню.

— Не думал, что все пройдет так гладко. Теперь у нас есть за что уцепиться.

— Что собираетесь предпринять?

— Перво-наперво зайду в управление наземным транспортом, заполню бланки, вписав номера машин, и подам в соответствующее окошко запрос о данных регистрации: платишь за каждый номер семьсот иен и получаешь адрес и имя владельца. Кстати, ты вообще-то понимаешь, что такое «управление наземным транспортом»?

— Понимаю. Только, пожалуйста, не переспрашивайте каждый раз — если я не задаю вопросов, значит, мне все ясно.

— Ну и отлично. Высока вероятность, что среди этих пяти машин затесалась тачка самого «доктора Сакаки». Даже если нет, у нас будут данные о персонале клиники и пациентах, уже не плохо. Лишняя информация никогда не повредит.

Он бросил взгляд на машины, блестящие в лучах летнего солнца.

— Мне кажется, мы ходим вокруг да около.

— Есть и другие способы. Расспрошу в округе. Глядишь, что-нибудь и всплывет.

— А эта девушка — Футада? — он обернулся к зданию. — Что если попытаться найти к ней подход? Возможно, она расскажет о том, что происходит в клинике.

Он вздрогнул.

Саэгуса метнул на него взгляд:

— В чем дело?

— Кто-то смотрел на нас из окна четвертого этажа.

Он продолжал не отрываясь смотреть вверх. Из четырех окон четвертого этажа это было крайним слева. На нем плотные жалюзи. Но миг назад средние полоски криво раздвинулись и показалось лицо.

— Тебе не померещилось?

— Нет, я видел отчетливо. Как только я заметил, лицо тотчас исчезло. Но я ручаюсь, что видел.

Саэгуса посмотрел вверх на окно, щурясь от слепящего света. Солнечные лучи, как назло, попадали именно на четвертый этаж.

— Какой-нибудь пациент.

— Но почему днем опущены жалюзи?

— Может быть фотофобия — боязнь дневного света?

— Что за чушь!

— Шутка… Ладно, пошли. Мы вызовем подозрение, если будем здесь топтаться.

Он пошел вслед за Саэгусой, но не выдержал и напоследок еще раз оглянулся на белое здание клиники.

_Какой-нибудь_пациент…_

— Что с тобой?

Придя в себя, он заметил на себе удивленный взгляд Саэгусы. Вытер со лба пот.

— Нет, ничего.




22


— Это Клиника Сакаки? Можно позвать госпожу Футада? — прижимая трубку к уху, она произнесла эту фразу немного неестественным голосом. Невидящие глаза были устремлены на кнопки набора.

Они стояли вдвоем в телефонной будке неподалеку от клиники. Будка находилась возле бензоколонки, вокруг было шумно, к тому же он приоткрыл дверь ногой, и шум ворвался внутрь. Она плотнее прижала трубку к уху.

— Если подойдет она, в подходящий момент передай трубку мне.

Она кивнула.

— Говоришь, она показалась тебе любезной? Нехорошо, что мы ее обманываем.

— У нас нет другого выхода. Сейчас не до сантиментов.

Через некоторое время, видимо, подошла Футада.

Ссутулившись, она залепетала заискивающе:

— Госпожа Футада? Вас беспокоит Хасигути.

Имя Хасигути фигурировало в названии скобяной лавки через дорогу.

…Это он решил, что необходимо побеседовать непосредственно с Футадой. И лучше не откладывая. Есть шанс.

Сказал Саэгусе, что нет смысла идти вдвоем в транспортное управление и что он останется с ней. Саэгуса не хотел отпускать их одних, опасаясь, что они потеряются в городе, но они пообещали вернуться на такси, и когда он добавил: «Вы сами видите, как она устала», Саэгуса неохотно сдался.

Когда машина отъехала, он рассказал ей, как обстоят дела, и они вместе выработали план. Он настаивал, что нельзя во всем полагаться на одного Саэгусу, им следует со своей стороны попытаться сделать все, что в их силах. Она согласилась.

— Звоню вам, чтобы извиниться за моих братьев… Они недавно были у вас, да? Явились без приглашения, хотя заранее было известно, что врач их не примет. Они сказали, что вам из-за них досталось. Искренне прошу у вас прощения.

План состоял в том, чтобы представить его и Саэгусу как ее братьев, сказать, что их отец страдает неврозом и каким-то образом попытаться войти в контакт с Футадой.

— Да… да… так… Я понятия не имела, что братья отправились в вашу клинику. Только подвели вас понапрасну. Я бы их не пустила, но, увы, я незрячая и не могла проследить за ними.

Футада что-то сказала, и она подхватила:

— Да-да. Мы в совершенной растерянности, не знаем, куда обращаться в подобном случае. Что? Да, у фирмы, в которой работает отец, есть договор с больницей, но он отказывается в нее обращаться… Боится, что узнают коллеги по работе.

В этот момент он взял у нее трубку.

— Алло! Примите мои глубочайшие извинения. Мы не хотели причинять вам неприятности, но совершенно не знали, что делать, понадеялись, что доктор Сакаки нас примет…

Судя по тому, с какой готовностью эта Футада объяснила им, как добраться до клиники, девушка она была душевная. Из этого он заключил, что, если умело повести разговор, есть шанс добиться с ней встречи.

Расчет оказался верен. Футада пообещала уделить им время после работы. Местом встречи она назвала кофейню недалеко от восточного входа на станцию Синдзюку. Договорившись на шесть часов, он повесил трубку и обнял ее за плечи:

— Ты все сделала великолепно! Молодец!

— Мне совестно.

— Не забывай, нас вынуждают к этому обстоятельства.

Настроение у него было приподнятое. Было приятно осознавать, что он стоит на собственных ногах и может самостоятельно принимать решения.

Но до шести оставалось еще два часа. Надо как-то убить время.

— Что будем делать? Чего-нибудь хочешь?

Она задумалась. Втиснувшись вдвоем в телефонную будку, они привлекали к себе внимание. Служащий бензоколонки таращился в их сторону. Разумеется, он главным образом пожирал глазами ее. На лице читалось: «Молодец, парень, так ее, так!» Предложи он ротозею занять его место, тот бы, наверное, умер от счастья.

— Все, чего хочу? Деньги у нас есть? — спросила она.

Саэгуса относился к деньгам очень ответственно и не посягал на содержимое кейса. Сказал, что возьмет только на самые необходимые расходы, и не обманул. Поэтому, когда при расставании он передал им бумажник, в нем оказалось всего лишь несколько купюр по десять тысяч иен («Токио такой город, без денег пропадешь»).

Но даже если вычесть затраты на встречу с Футадой, денег на обратную дорогу должно хватить.

— Хочу сходить в кино, — сказала она. — Пусть ничего не увижу. Хочется чего-нибудь веселого. Все равно что. Выберешь?

— Хорошо.

— Только, пожалуйста, японский фильм.

— Почему?

— У кого-нибудь из героинь позаимствую понравившееся имя. Ведь при встрече с Футадой без имен нам не обойтись. Правда, братик?



Футада оказалась пунктуальной. Майка на бретельках и юбка в клетку. Большая матерчатая сумка на плече. Вошла в кафе, вытирая платком лицом. Из-за своей полноты она страдала потливостью.

— Я со своей стороны должна перед вами извиниться, — сразу заговорила она, едва сев за столик. — Сомневаюсь, что в моих силах чем-либо вам помочь, но я знаю пару больниц, которые могли бы подойти вашему отцу. Кроме того, если у вас есть какие-то вопросы, я в вашем распоряжении.

Сразу видно, добрая девушка. Приглядевшись, понимаешь, что она не так уж молода. Лет тридцать пять. Короткая стрижка и гладкие, не испорченные косметикой щеки молодили ее.

Они представились как Норио и Хидэми. Так звали супружескую пару в фильме, который они только что посмотрели.

Он ужасно стеснялся и начал уже раскаиваться, что напросились на встречу. Раз заговорив о неврозе отца, надо было продолжать раскручивать эту ложь и вести себя соответственно. Но ни он, ни она не догадались отрепетировать заранее.

Однако, к счастью, Футада не стала вдаваться в подробности болезни их мнимого отца.

— Я всего лишь выполняю канцелярскую работу, в болезнях ничего не смыслю, — сразу предупредила она и, перейдя к делу, назвала несколько клиник, рассказала, сколько стоит лечение, какие применяют методы.

— У вашего отца, конечно же, есть медицинская страховка?

— А? Что? Разумеется.

— В таком случае, расходы не превысят тех, что требуются в обычной больнице. Если вы не претендуете на отдельную палату, волноваться особо не о чем. В телефонном разговоре вы упомянули, что ваш отец не хочет ложиться в больницу по направлению от фирмы, а вы уверены, что он вообще согласится на госпитализацию?

— Я думаю… да.

Поддерживать образ вымышленного отца было довольно трудно.

— Проблема в том, что так называемые невротики очень страдают от внимания к себе со стороны посторонних, поэтому многие их них, несмотря на все уговоры родных, упрямо заявляют, что не нуждаются в лечении. Помещать в больницу таких людей насильно — только еще больше навредить. Не имея в виду конкретно ваш случай, скажу, что на мой взгляд самое лучшее — ненавязчиво присматривая за больным, лечить его амбулаторно.

— Может быть, и вправду?..

— Вы же знаете, в отличие от Америки, у нас в Японии большинство людей все еще стыдятся, даже в случае острой необходимости, обращаться за помощью к психиатру. Опасаются, что, если станет известно об их проблемах, они превратятся в изгоев. Ужасно, что в нашем обществе нет сочувствия к таким людям, нет организационных структур, которые помогали бы излечившимся от психического недуга вернуться к нормальной жизни. Это просто возмутительно! Как бы ни был здоров человек, он не застрахован от болезни. В том числе и от психических расстройств.

— Да уж… — протянул он неопределенно.

— Наверное доктор Сакаки очень хороший специалист, — сказала «Хидэми».

— Первоклассный! — Футада подалась вперед и ненароком толкнула локтем чашку, расплескав по столу темно-янтарную жидкость — она не притрагивалась к кофе. — Прекрасный врач, проявляющий сердечную заботу о своих пациентах. Даже после окончания лечения не оставляет их своим вниманием, помогает устроиться на работу, подыскать жилье. — Застыдившись своего энтузиазма, она опустила глаза. — Теперь вы понимаете, почему доктор не в состоянии принимать слишком много пациентов, приходится, как сегодня вам, отказывать, вы уж простите.

— Не извиняйтесь, мы все понимаем.

— Но зато мы готовы предоставить всю необходимую информацию о других клиниках. Поэтому я и пошла вам навстречу. Доктор Сакаки призывает нас относиться уважительно к случайным посетителям и приходить им на помощь. Пожалуйста, не думайте о нем, как о бессердечном человеке.

— Ну что вы…

Несмотря на внутреннее напряжение, вызванное необходимостью притворяться, он вдруг почувствовал симпатию к Футаде. Не влюблена ли она, часом, в этого самого доктора?

— Доктор молодой? — спросила «Хидэми».

Футада кивнула.

— Да, еще только тридцать восемь.

— Вы сказали, что к вам направляют пациентов из университетской больницы? — спросил он.

— Дважды в неделю. У доктора и там есть свои пациенты.

— Наверно трудно иметь врачебную практику в двух местах?

— Разумеется, но он так мечтал иметь свою собственную клинику! Ничего не поделаешь.

Ответ Футады показался ему несколько уклончивым, и он решил не отставать.

— В вашей клинике нет стационарных пациентов?

— Как правило, у нас лечатся амбулаторно. Но иногда, в исключительных случаях, мы размещаем пациентов у нас.

— А в настоящее время? Когда я днем был у вас, я заметил, как кто-то выглядывал из окна на четвертом этаже.

— На четвертом этаже? — Футада склонила голову набок. — Ах да. Есть. Молодая девушка. Была срочно госпитализирована в конце прошлой недели. Кажется, дочь кого-то из приятелей доктора. Это исключение.

Она сказала это таким тоном, точно извинялась.

— Значит, в клинике должны быть медсестры?

На этот раз Футада взглянула на них с некоторым подозрением.

— Почему вас это интересует?

— Да нет, просто сегодня меня удивило, что у вас не видно медсестер. Вот я и подумал: поскольку это по части психиатрии, здесь не медсестры, а что-то вроде социальных работников.

Футада рассмеялась.

— Вовсе нет. Есть у нас медсестры. Даже такие, что страх берет. Представляете, шпионят за доктором!

— Шпионят?

Футада прикусила губу.

— Ну это я, конечно, загнула. Я имела в виду вредных старух-медсестер.

Как бы желая уйти от разговора, Футада протянула руку и взяла чашку. Он решил, что это удобный случай.

— Большое вам спасибо. Мы обязательно обратимся в одну из названных вами клиник. Только еще один вопрос. В телефонном разговоре, помните, вы сказали: «Если алкогольное отравление, можем порекомендовать другую клинику». Что это значит?

— Ну, что я сказала, то и значит.

— Есть какая-то хорошая клиника?

— Не знаю, насколько хорошая, но там принимают людей с тяжелой формой алкоголизма. Близкие родственники алкоголика, намучившись с ним, часто мечтают о том, чтобы положить его в больницу. Разве плохо, что существует клиника, где их берут на лечение?

В ответе Футады ему послышалось раздражение, которого не было прежде, и он ничего не сказал. Но Футада, понизив голос, продолжала:

— Однако, прямо скажем, лечение не слишком успешное. Мне кажется, доктор Сакаки не слишком любит направлять туда больных. Но когда я беседую с теми, кто, как вы, обращается к нам в первый раз, я на всякий случай спрашиваю. Иначе госпожа Андзай меня ругает.

Андзай — это та тетка в регистратуре.

— Почему же она вас ругает?

Немного поколебавшись, Футада хмуро улыбнулась:

— Госпожа Андзай, как те медсестры, о которых я упомянула, шпионка. Ее прислал профессор.

— Профессор?

— Да. Тесть доктора Сакаки. Он директор и главный врач той самой клиники, в которую охотно берут пациентов с алкогольным отравлением.

«Хидэми», до сих пор предпочитавшая слушать, заметила:

— Судя по всему, доктор Сакаки недолюбливает этого профессора.

Футада захихикала.

— Да, не без этого. Неприятный человек. Нет, внешне вполне импозантный. Вот только взгляд… Говорят, ужасный бабник, и вообще всякие слухи ходят. Но на такую уродину, как я, он и не смотрит, так что за себя я спокойна.

Вот это да, не ожидал! — усмехнулся он про себя. Впрочем, что здесь странного? В психиатрической клинике работают такие же люди, как и везде, для них это обычное место службы. Чему же удивляться, всюду одни и те же нравы…

Между тем Футада, подавшись вперед, сказала чуть ли ни шепотом:

— Кстати, вы наверняка слышали его имя.

— Имя профессора?

— Да. В прошлом году о нем много писали, он оказался замешан в ужасном преступлении.

— Преступлении?

Футада выдержала паузу:

— В убийстве.

Он почти не пошевелился, но она вздрогнула.

— Разве не помните? Трагедия в «Счастливом приюте». Это название загородного дома. Убийцей оказался сын профессора. Хоть и не родной.

Она наверняка ждала, что он воскликнет: «Как, неужели это он и есть?» Глаза Футады сверкали. Но он ничего не знал о «трагедии в “Счастливом приюте”» и, искоса взглянув на свою соседку, убедился, что она в таком же неведении.

— Это преступление наделало шума? — спросил он.

Футада явно была удивлена.

— Как, вы не знаете? Об этом так много писали в газетах! Еще бы, такое ужасное преступление! Странно, что вы ничего не слышали.

Он занервничал. Рядом не было Саэгусы, снабжавшего его информацией, надо было выкручиваться самому.

Выручила «Хидэми».

— Из-за моего несчастья с глазами в нашей семье давно перестали выписывать газеты и телевизор практически не включают. Решили, что это было бы нехорошо по отношению ко мне, я бы не смогла наравне со всеми участвовать в разговоре.

На этот раз пришла очередь Футаде смутиться. Она всплеснула пухлыми руками.

— Вот оно что! Какая замечательная у вас семья! Это я, старая дева, живу одна. Прямо-таки человек-телевизор.

Он под столом украдкой погладил ее по руке, поблагодарив за находчивость. Затем спросил:

— Расскажите же, что это за «трагедия в “Счастливом приюте”»?

Футада перевела дух и выпрямилась на стуле.

— В загородном доме были убиты два приятеля профессора, супруга одного из них и дочь другого. Имен я, конечно, не помню…

— Четыре человека? — поразился он. — За один раз?

— Да. Убийца — сын профессора. Его имя — Такаси. Судя по всему, он совсем отбился от рук. Кажется, даже состоял в связи с «якудзой», имел пистолет. Этим пистолетом он и застрелил всех четверых.

На мгновение у него перехватило дыхание. Пистолет?

— Но что все-таки случилось? — вырвалось у нее. — Почему?

Футада отбросив волосы, почесала у виска.

— Кажется, он с детства отличался буйным характером. Говорят, даже профессор не мог с ним справиться…

— Но каким бы ни был он необузданным, убить четырех человек — приятелей отца и их родных… Как такое возможно?

Футада подобрала губы:

— Этот Такаси, судя по всему, хотел приударить за дочерью. Очевидно, она ему отказала, и вот…

— Кошмар! — «Хидэми» опустила глаза.

— Да, вы правы, кошмарная история. Профессор не был его родным отцом, и все равно, давая интервью по телевидению, встал на колени и низко поклонился, прося прощения. Впрочем, своим поступком он привлек сочувствие публики и, напротив, только выиграл в ее глазах. А парень убежал из дома и никто не знает, где он.

— Просто не верится!

— Дело в том, что профессор был трижды женат, — продолжала Футада. — Такаси — сын его второй жены. Она умерла через год после того, как вышла замуж за профессора. Нынешняя жена — третья по счету. Немного запутано, да? Кроме того, он, говорят, еще и любовницу содержит.

Отведя взгляд от Футады, он задумался. Человек, связанный с Клиникой Сакаки, из которой послан факс, замешан в таком жестоком преступлении. Более того, жертвы застрелены из пистолета…

Что если это имеет отношение к нему и к ней? В таком случае…

Он резко вскинул голову:

— Скажите… Где произошло убийство? Где находится этот «Счастливый приют»?

Футада ответила, не задумываясь:

— Неподалеку от городка Катадо. Там же, в Катадо, находится клиника профессора. Но дача, в которой все произошло, расположена ближе к морю.

— Это далеко от Сэндая?

— От чего? От Сэндая? — Футада вытаращила глаза. — При чем здесь Сэндай?

Не мог же он сказать, что это одно из немногих географических названий, оставшихся у него в памяти! Он собрался с духом.

— Мне это очень важно. Прошу вас.

Точно под натиском его взгляда, Футада немного откинулась назад и удивленно ответила:

— Если на машине, недалеко.

— Можно еще один вопрос?

— Пожалуйста.

— Когда все это произошло?

Футада вновь подалась вперед и, часто моргая, сказала:

— В прошлом году, на Рождество.

В памяти ожил сон, увиденный в первое утро перед пробуждением.

Ведь сегодня Рождество…




23


Когда они подъехали к «Паласу», было уже темно. Едва вышли из такси, навстречу выбежал Саэгуса.

— Что произошло? Где вы были? Что случилось?

Лицо его было ужасно бледным. Даже удивительно. Тревога Саэгусы казалась непритворной, и это притом, что он заключил с ними договор в надежде получить свою долю из денег в кейсе, да еще отобрал пистолет.

— Простите, — невольно вырвалось у него.

— Нечего извиняться. Но я себе места не находил.

— Успокойтесь, с нами ничего не случилось, — сказал он, после чего, глядя на Саэгусу в упор, спросил: — Вам что-нибудь известно об убийстве на даче «Счастливый приют»?

Несколько секунд Саэгуса стоял неподвижно, глядя ему в глаза. Было видно, как двигается его кадык.

— Откуда ты узнал? Или к тебе вернулась память?

Он отрицательно покачал головой.

— Долго рассказывать.

— Идемте в дом. — Саэгуса махнул рукой в сторону парадной двери. — Чуть не довели до инфаркта. Признаться, я и сам удивился, когда, изучив номера стоявших у клиники машин, обнаружил, что некоторые из них принадлежат людям, имеющим отношение к этому преступлению…



На столе в семьсот шестой квартире были разбросаны вырезки из газет и журналов. И во всех было написано о «трагедии в “Счастливом приюте”».

Прежде всего Саэгуса спросил, что им удалось узнать. Пока он рассказывал, Саэгуса курил одну за другой сигареты «Hope».

Под конец сухо сказал:

— Я как чувствовал, что вы это сделаете.

— Футада с первого взгляда показалась мне симпатичной.

— Вы мне не доверяете, так надо понимать?

Так как Саэгуса угадал, он не знал, что сказать.

— Ну да ладно. Только один вопрос. Во время рассказа Футады вам не пришла в голову мысль, что это преступление может иметь непосредственное отношение к вам?

Она, широко раскрыв глаза, повернулась в его сторону. Он кивнул.

— Да, я подумал об этом. Ведь орудие убийства — пистолет. А в нашей стране пистолет большая редкость. Другое дело — кухонный нож.

Саэгуса пристально посмотрел на них и с силой раздавил в пепельнице только что зажженную сигарету.

— Все ясно. Теперь моя очередь, — сказал он и притянул к себе стул. — Перед клиникой на стоянке было пять машин, одна из них принадлежала агенту фармацевтической компании. Я проверил номера остальных четырех. Вот их владельцы.

Он протянул добытые регистрационные документы и ткнул пальцем в графу с именами и адресами владельцев.

— Из четырех машин единственная местного производства принадлежит Ёко Андзай. Женщине из регистратуры. Видимо, ездит на работу на своей машине. Остальные три — импортные. В самой глубине стоял белый «мерседес», помнишь? Его владелец — Такэдзо Мурасита. Директор Психиатрической клиники Катадо, одной из самых крупных в стране.

Удивленно подняв голову, она спросила:

— Это и есть тот «профессор», о котором говорила Футада?

Саэгуса кивнул.

— Без всякого сомнения. Дело в том, что главный врач Клиники Сакаки — Тацухико Сакаки — женат на его дочери. Серебристо-серый «понтиак», стоявший рядом с «мерседесом», — его машина. Третья машина… — Саэгуса показал третье свидетельство о регистрации, — это был «порше». Принадлежит старшему сыну Такэдзо — Кадзуки Мурасите. Получается, сегодня, когда мы заявились в клинику, там проходил семейный совет клана Мурасита.

Саэгуса достал из-под разбросанных вырезок листок.

— Прежде чем приступить к самому преступлению в коттедже, необходимо объяснить семейные связи в клане Мурасита. Не разобравшись в них, вы ничего не поймете.

На листе бумаги была набросана схема.








— В скобках написан возраст на момент преступления. Цифра перед женскими именами означает порядок, в котором они были замужем за Такэдзо.

Посмотрев на схему, он сразу понял, почему Футада так нелестно отозвалась о профессоре. Он развелся с первой женой, потом вновь женился, а последняя супруга моложе его дочери…

Он постарался объяснить ей как можно понятнее родственные связи клана Мурасита. Пришлось повторить несколько раз, прежде чем она поняла.

— Как я уже говорил, Такэдзо Мурасита управляет Клиникой Катадо, довольно внушительным заведением. Он сам по специальности врач-психиатр и непосредственно занимается лечением. Две его дочери не имеют отношения к медицине, но обе замужем за врачами-психиатрами. Муж старшей, Мидори, — известный нам Тацухико Сакаки из Клиники Сакаки. Младшая, Эрика, замужем за Акирой Тоямой, заместителем директора Клиники Катадо. Пока все понятно?

— Да, вполне.

— Далее, старший сын Кадзуки. Он тоже не стал врачом. Живет в Токио и, судя по сообщениям прессы, владеет баром.

— Мидори, Кадзуки и Эрика — все трое — дети от первой жены, Киёко. От второй жены, Тосиэ, и от нынешней, Хироко, детей нет, правильно?

— Правильно. Но тут на сцене появляется убийца, пресловутый Такаси Миямаэ.

Саэгуса достал пачку вырезок, соединенных скрепкой. Судя по всему, это были статьи из еженедельников. Страницы пересекали броские заголовки вроде: «Кто он — безжалостный убийца?»

— Собственно говоря, Такэдзо и его вторая жена Тосиэ познакомились благодаря этому самому Такаси. В шестнадцать лет, то есть шесть лет назад, его выгнали из школы за то, что он ударил учителя. Это его не остановило, буйные выходки продолжались, и его мать Тосиэ, отчаявшись, пришла проконсультироваться в клинику Катадо, в то время активно занимавшуюся лечением детей с неадекватным поведением. Такаси госпитализировали, и мать, посещая его и ходя на консультации, сблизилась с директором клиники Такэдзо. В то время его жены Киёко уже не было в живых. У Тосиэ супружеская жизнь также не сложилась. Возможно, конфликты в семье возникали из-за сына, впрочем, не поручусь, допускаю, что были какие-то другие причины. Короче, особых препятствий для развода и последующего замужества не было. Да и дети Мураситы от первого брака к тому времени стали самостоятельными… Уже тогда, шесть лет назад, Клиника Катадо была одной из самых крупных и известных в Японии. Число больных, находящихся на лечении, превышало восемьсот человек, не слабо, да? Поскольку речь шла о директоре, свадебные торжества были организованы на широкую ногу. Церемонию проводили в шикарном токийском отеле и, говорят, среди гостей было немало депутатов парламента.

— Но он же врач? — захлопала она глазами.

— В общем-то да. Но по сути, Такэдзо Мурасита не столько врач, сколько крупный предприниматель. Одно время он даже владел большим отелем в Токио. Впрочем, это не афишировалось… У него и сейчас в Токио есть свой особняк. Утвердившись в Катадо, он не теряет связей со столицей.

Саэгуса достал еще одну вырезку.

— Родился Такэдзо Мурасита… — Саэгуса поднял на них глаза. — Хорошо запомните, поскольку это имеет прямое отношение к последующим событиям — родился он в местечке Мацусиро, расположенном в уезде Сёто префектуры Миядзаки. В семье крестьянина, второй по старшинству сын. С детских лет проявлял таланты, что называется, был надеждой семьи. С первого раза поступил в медицинский университет. Разумеется, государственный экзамен сдал на «отлично». Получив лицензию, почти четыре года проработал при университете, но в двадцать семь лет женился на Киёко и через два года переехал в город Катадо, где жила семья жены. Город расположен…

Саэгуса достал карту.

— На северо-востоке полуострова Босо. Вот здесь, где железнодорожная ветка подходит почти к самому морю. Видите, станция Катадо. Климат прекрасный, море чистейшее, одним словом — райский уголок.

Отложив карту, Саэгуса продолжил:

— Он не стал менять фамилию, оставшись Мураситой, но на практике в результате своего брака стал полноправным членом семьи жены. Отец Киёко владел небольшой терапевтической клиникой в Катадо. Это был обычный провинциальный врач, у которого в приемной и пяти посетителям негде разместиться. Но эта крохотная клиника впоследствии составила ядро Клиники Катадо. И все это дело рук Такэдзо.

Слушая Саэгусу, он взял лежавшую под рукой вырезку из иллюстрированного журнала с большой черно-белой фотографией.

На ней был изображен низкорослый, тщедушный человек с несколько женственным телосложением. Волосы редкие, кожа на тощей шее точно ссохлась и сморщилась. Судя по всему, его запечатлели в момент, когда он выходил из какого-то отеля. За спиной виднелась фигура швейцара. В сравнении с внушительным швейцаром человек на первом плане выглядел каким-то дохляком.

Но именно он и есть Такэдзо Мурасита.

В голове вдруг возникло какое-то темное пятно и тотчас исчезло. Он почувствовал — с этим человеком он встречался. Не помнит где, но встречался.

Он не мог оторвать глаз от фотографии.

— На первый взгляд он не кажется таким уж значительным, не правда ли? — сказал Саэгуса. — Но для жителей Катадо это образец человека, который своими силами добился успеха в жизни. К тому же, он не только сделал головокружительную карьеру, но и прославился своим вкладом в благосостояние города Катадо. Для Катадо, в котором нет никакой промышленности, живущем исключительно за счет сельского хозяйства, такое крупное учреждение, как его клиника, все равно что рог изобилия. Благодаря клинике растет спрос на продукты питания, на бытовые товары. Родственникам, приезжающим проведать пациентов, необходимы гостиницы, да и такси не помешают. Прибывающим на своих автомобилях нужны стоянки и бензоколонки. Разумеется, и сама по себе клиника нуждается во множестве рабочих рук, а когда в одном месте сконцентрировано так много людей, плодятся увеселительные заведения и рестораны. Весь город оживает, и уже банки спешат открыть здесь свои филиалы. Появляется возможность привлекать инвестиции на создание инфраструктуры, на строительство железнодорожного вокзала. В свою очередь растет в цене недвижимость. Одним словом, благодать. Город развивается, пробудившись от многовековой спячки. Население растет, это уже настоящий город, а не точка на карте. И все благодаря Такэдзо Мурасите.

— Город процветает, и следовательно богатеет клан Мурасита?

— Верно. Отдача имеется. Сейчас клан Мурасита, помимо клиники, владеет риэлтерской компанией, автостоянками, гостиницами, ресторанами… Своего рода синдикат. На выборах в городское собрание сталкиваются консервативные и реформистские группировки. Но кто бы ни победил, денежки на избирательную кампанию и тем и другим дает Такэдзо Мурасита. Такие вот дела.

Саэгуса невесело усмехнулся.

— Особняк семьи и роскошное здание клиники стоят на самом высоком месте в городе, в западной его части, взирая сверху на простонародье. Только представьте, этакая цитадель на фоне заката. Я ездил посмотреть, надо сказать — впечатляющее зрелище.

— Вы были в Катадо?

— Был. Я же говорил, что я журналистская мелюзга. После этого громкого убийства вся наша пишущая братия ринулась туда, чтобы докопаться до истины. Я не исключение.

Она, чей взор до сих пор рассеянно блуждал по стене, повернулась на голос Саэгусы.

— Если клан Мурасита обладает таким влиянием, — сказала она, — убийство в «Счастливом приюте» должно было вызвать ужасный скандал, да? Ведь убийца — сын Мураситы, пусть и не родной.

— Совершенно верно, — ответил Саэгуса. — Но Такэдзо Мурасита был просто великолепен! Он принял удар на себя, признав ответственность за преступление, совершенное его пасынком. Не стал увиливать. Устраивал пресс-конференции, выступал по телевидению. «Поскольку это мой сын, спрашивайте с меня!» — заявил он, упал на колени и поклонился до земли. Разумеется, принес глубочайшие соболезнования семьям пострадавших и выплатил более чем щедрые денежные компенсации…

Ему вдруг почудилось, что Саэгуса, как это ни странно, восхищается Мураситой. Во всяком случае, на его взгляд, эпитет «великолепный» применительно к этому человеку был не самым уместным.

— Всего лишь спектакль, — сказал он, но Саэгуса энергично замотал головой.

— Такэдзо по своей натуре не способен на подобные трюки. Он искренне принимал близко к сердцу все, связанное с Такаси.

— Хотя тот и не был его родным сыном?

— Именно поэтому! — настаивал Саэгуса. — Короче, его поведение было безупречным, в результате клан Мурасита вышел из всей этой передряги почти без ущерба. Учитывая чудовищность преступления, в это трудно поверить. И все же, как бы там ни было, я думаю, что Мурасита искренне любил Такаси. К тому же, он, возможно, чувствовал себя его должником.

«Любил»? Было странно услышать это слово из уст Саэгусы.

— Чувствовал себя должником?

— Дело в том, что Тосиэ год спустя после замужества погибла в автокатастрофе. Их супружеская жизнь продолжалась недолго. В то время Такаси было только семнадцать, узнав о гибели матери, он убежал из дому. Вероятно, опасался, что после смерти матери не сможет ужиться с отчимом. Скорее всего, Мурасита не мог простить себе, что слишком сурово обращался с Такаси. Поэтому-то после трагедии в «Счастливом приюте» с такой готовностью взял вину на себя.

Слушая Саэгусу вполуха, он просматривал вырезки со статьями и фотографиями. На одном из снимков Такэдзо стоял на коленях, прося прощения. Плешивая голова прижималась к полу.

— С самого начала брак Такэдзо и Тосиэ не был идиллией. Главным образом, опять же из-за необузданности Такаси. За год он ухитрился дважды ввязаться в драку. В обоих случаях Такэдзо не пожалел усилий, чтобы уладить все полюбовно. Иначе Такаси наверняка загремел бы в исправительное заведение для малолетних.

Неужели возможно искренне любить такого пасынка? — засомневался он.

— Вероятно, Такэдзо со свойственным ему упорством старался стать для Такаси настоящим отцом. Но со смертью Тосиэ его планам не суждено было сбыться. Убежав из дома, Такаси сторонился клана Мурасита. Он виделся с отчимом, сводными братьями и сестрами лишь раз в году, принося цветы на могилу матери в Катадо, в годовщину ее смерти, а потом вновь куда-то пропадал. Все уже к этому привыкли. Но Такэдзо не терял надежды как-то исправить положение и не раз пытался отыскать Такаси. Даже обращался в частное детективное агентство. По моему мнению, он сделал все, что было в его силах. Его не в чем упрекнуть.

Она повернула лицо в его сторону, точно ожидая от него какой-то реакции. Он оторвал глаза от фотографии Такэдзо и посмотрел на Саэгусу.

— Что с тобой? — встрепенулся тот.

— Я с ним встречался.

На мгновение у нее перехватило дыхание, она ощупью нашла его руку. Он ощутил влажное тепло, исходящее от ее ладони.

— Ты уверен?

— Практически, да.

Саэгуса протянул руку к пачке сигарет, закурил.

— Честно говоря, — сказал он, сделав несколько затяжек, — я предполагал нечто подобное. После того, как обнаружилась связь между Клиникой Сакаки и семьей Мурасита.

— Расскажите нам о самом преступлении. — Он крепко сжал ее руку.

— Убийство произошло в прошлом году под Рождество, — начал Саэгуса, слегка понизив голос. — Своим существованием дача «Счастливый приют» обязана работам по освоению пригородных территорий Катадо, начатым год назад. Надо сказать, что город тянется узкой полосой с запада на восток. Восточный конец выходит к морю. Но берег там крутой и обрывистый, купаться невозможно. К тому же, почти круглый год штормит. Это место издавна считалось неперспективным в туристическом отношении. Но современное понятие об отдыхе на море не обязательно предполагает купание. В конце концов, в связи с общим оживлением городской жизни, дошли руки и до окраин. От Токио довольно близко — можно приехать и вернуться в один день. Земли необработанные, но не запущенные. А главное, вокруг уникальная природа. В этих проектах Такэдзо Мурасита не участвовал. Инициатива исходила от владельцев земельных участков, которые смогли привлечь столичные фирмы. Для начала построили площадку для гольфа, удачно использовав естественный рельеф. Засеяли травой, стойкой к морскому ветру, организовали все на высшем уровне, пригласив известного проектировщика-иностранца. Вложили деньги в строительство гольф-клуба. Затем построили теннисные корты с ночным освещением, комфортабельную гостиницу, бассейн с раздвижной крышей, которым можно пользоваться круглый год, короче, устроили все как полагается. После этого стали постепенно нарезать земельные участки и продавать под дачи. «Счастливый приют» был одним из первых лотов, выставленных на продажу.

Саэгуса передал ему рекламный проспект. На первой странице было напечатано: «Прекрасный край, где всегда тепло и ясно — не отдохнуть ли нам в Катадо?»

— Для начала было построено двенадцать дачных домов, и к сентябрю прошлого года, чуть ли не в течение месяца, все были проданы. Ничего удивительного — до Токио рукой подать, да и выгодное вложение средств. Из этих двенадцати дач пресловутый «Счастливый приют» ближе всех расположен к морю. Если перешагнуть низкую изгородь заднего сада и немного пройти, выходишь прямо на скалистый обрыв, круто спускающийся к морю. Разумеется, если есть маленькие дети, жить там опасно, но зато с обрыва открывается чудесный вид на море.

В подтверждение своих слов, Саэгуса пролистал проспект и показал фотографию. Действительно, благодать — зеленые луга, море, горы.

— «Счастливый приют» купили в совместную собственность два друга — Кадзуо Миёси и Хидэмицу Огата. Они сошлись еще в детстве, вместе учились в школе и в последующем дружили семьями. Оба родились в уезде Сёто префектуры Миядзаки. Это вам кого-то напоминает?

— Такэдзо Мурасита!

— Верно. Миёси и Огата были знакомы с Мураситой по школе. Но дальше их пути разошлись и никак не пересекались. Когда приятели покупали дачу «Счастливый приют», они прослышали о том, что среди местной элиты есть некто Такэдзо Мурасита. Они поняли, что у них появился шанс встретиться по прошествии нескольких десятков лет со своим старым однокашником. Чистая случайность.

Но эта случайность в конце концов и стала причиной трагедии.

— Все трое были рады нежданной встрече. Такэдзо побывал у них на даче и настоятельно звал к себе. И вот когда в прошлом году накануне Рождества Миёси и Огата впервые приехали в «Счастливый приют» со своими семьями, они получили приглашение от Такэдзо. И, разумеется, не отказались…

Саэгуса вздохнул.

— Это было двадцать третьего декабря.

По-видимому, рассказ приближался к трагической развязке. Саэгуса некоторое время молчал, точно собираясь с духом.

— Миёси отправился в гости с дочерью, — продолжал он. — Миёси рано овдовел и воспитал двух дочерей. Вместе с ним поехала младшая — Юкиэ. Ей было двадцать лет.

Огата взял с собой жену, Икуко. В то время ей было пятьдесят. Их единственный сын не поехал.

Итак, они отправились к Мурасите вчетвером. И как раз в это время в Катадо вернулся Такаси. Кажется, я уже упоминал об этом: он явился в годовщину смерти матери, чтобы посетить ее могилу. Она погибла двадцать третьего декабря.

Оговорившись, что его дальнейший рассказ основывается на газетных публикациях, Саэгуса продолжал:

— Родовая усыпальница клана Мурасита расположена чуть выше по склону горы, на которой стоит их особняк. Побывав на могиле, Такаси на обратном пути узнал, что в доме отчима гости. И между прочим, молодая красивая девушка. Юкиэ Миёси и в самом деле была очаровательной девушкой. Из тех красавиц, на которых невольно оборачиваются прохожие. Такаси сразу почуял добычу. Его нисколько не смутило, что девушка в гостях у отчима, с которым он на ножах. Надеясь каким-то образом сблизиться с ней, он против своего обыкновения в тот же день неожиданно заявился в дом Мураситы.

Дослушав до этого места и сопоставив с тем, что рассказала Футада, он уже начал догадываться, как развивались события в «Счастливом приюте».

— Получается, что посягнув на Юкиэ, Такаси в конечном итоге обесчестил своего отца? — сказал он.

Саэгуса мрачно кивнул.

— После убийства, давая показания полиции, Такэдзо Мурасита прежде всего упомянул об этом событии. По его словам, Такаси, улучив минуту, когда рядом никого не было, попытался овладеть девушкой. Она в ужасе начала кричать, расстроив его планы.

— Получается, то, что произошло на следующий день в «Счастливом приюте», было местью за неудачу?

— Это случилось в ночь под Рождество, около полуночи, — сказал Саэгуса, показав пожелтевшую по углам вырезку. — Полиция считает, что Такаси взял с собой пистолет только в качестве устрашения. Поначалу он бы вполне удовлетворился, если б смог незаметно похитить Юкиэ. Но Миёси и супруги Огата его обнаружили, началась потасовка, и он воспользовался пистолетом.

— Но ведь Такаси перерезал на даче телефонный провод! — выпалил он. — Разве не так?

Саэгуса вытаращил глаза.

— Откуда ты знаешь?

— Видел во сне.

_«Провод_перерезан»._

— И еще. Пистолет, из которого стрелял Такаси, похож на тот, который был спрятан в нашей комнате? Вернее, тот же самый?

Саэгуса резко встал и прошел в комнату.

— Что это значит? Что ты хочешь сказать? — зашептала она, чуть ли не вплотную прижавшись к нему.

В этот момент вернулся Саэгуса, держа в руке пистолет.

— Эта штука изготовлена подпольно, — сказал он, легонько стукнул по корпусу и небрежно, точно проделывал это сто раз на дню, вытряхнул магазин.

Пуль в нем не было. Шесть отверстий напоминали звериную пасть, из которой выдернули клыки.

— В данный момент он не заряжен. Но когда я взял его у тебя, все шесть пуль были на месте, не так ли?

— Да, так.

Саэгуса сунул руку в задний карман и, точно собираясь показать фокус, усмехнулся. Вынул из кармана руку — на ладони лежали патроны.

Он вздрогнул. Когда же Саэгуса ухитрился их выкрасть?

— Но мы же договорились, что патроны я храню у себя.

— Не будь таким формалистом.

Ловко вдавил патроны один за другим в отверстия. Он следил не отрываясь за пальцами Саэгусы и ему показалось, что на его глазах неотвратимо решается кроссворд, конечная задача которого — найти ключевое слово, означающее «смертоубийство».

— Я не могу утверждать наверняка, — сказал Саэгуса, — что Такаси стрелял именно из этого пистолета. Может быть, да, может быть, нет. О его пистолете мне известно лишь то, что он был сорок пятого калибра и траектория полета пули слегка отклонялась влево. Довольно опасная штука. Изготовлен подпольно. Видимо, по образцу пистолета, которым пользуются полицейские, вернее сказать, носят при себе.

Саэгуса вставил магазин на место. Раздался щелчок, точно захлопнулась западня.

— Приходится довольствоваться догадками, поскольку оружие, которым были убиты четыре человека, бесследно исчезло. Среди сброда, с которым Такаси общался в Токио, наверняка были члены бандитских группировок, которые ввозят в страну пистолеты, изготовленные на Филиппинах. Однако, несмотря на все усилия полиции, достоверно установить, какое оружие было в руках Такаси, не удалось.

— А что стало с Такаси? Его арестовали?

Саэгуса не сразу ответил, медленно поднял глаза и посмотрел на него. Их взгляды встретились.

Время остановилось, сердце замерло. Откуда-то издалека слышалось ее напряженное дыхание.

Саэгуса наставил на него дуло, сжимая пистолет обеими руками.

— Если выстрелить в тебя с этого расстояния, — сказал он, прикрывая глаз и прицеливаясь, — тебя отбросит назад к стене. В спине будет дырища размером с блюдце.

— О чем вы?!..

В ее голосе послышалось замешательство.

Он медленно взял ее руку, лежавшую у него на локте.

— Бесследно исчез не только пистолет Такаси, но и сам Такаси? — спросил он. — Короче, тот, кто совершил преступление в «Счастливом приюте», до сих пор не арестован.

Она прикрыла руками рот.

— Не меня ли зовут — Такаси Миямаэ? — продолжал он. — Находясь в бегах, я потерял память в результате какого-то несчастного случая. И был спрятан Такэдзо Мураситой и его зятем Сакаки. Не так ли?

Саэгуса криво усмехнулся.

— Ты слишком торопишься.

Опустил пистолет, будто внезапно потеряв к нему интерес, и повернулся к ним спиной.

В этот момент в комнате зазвонил телефон. Раздались два звонка и смолкли. Вслед за этим послышалось какое-то сиплое шипение.

— Такаси Миямаэ мертв, — отчеканил Саэгуса, точно делая официальное заявление.

— Мертв?

— Убегая с дачи, он упал с обрыва. Дело было ночью, и он, видимо, не разобрал дороги. На рассвете поисковая бригада обнаружила под обрывом труп, зацепившийся за скалу и наполовину затопленный в море. Пока они раздумывали, как его поднять наверх, тело унесло течением. Поэтому никому не известно, где сейчас труп Такаси и где его пистолет.

Она, дрожа всем телом, протяжно вздохнула и откинулась на спинку стула.

Но он, не упуская ничего из сказанного, одновременно прислушивался к звуку, доносящемуся из комнаты. Что это? Это тихое шипение…

Факс.

Точно угадав его мысли, Саэгуса сказал:

— Когда я понял, что Клиника Сакаки имеет отношение к убийству в «Счастливом приюте», я перечитал все, что было об этом написано. Расспросил осведомленных людей.

Шипение прекратилось.

— Есть одна вещь, о которой я умышленно не упомянул. Четыре человека были убиты глубокой ночью, вокруг не было ни души. Однако полиция незамедлительно прибыла на место преступления. Дело в том, что сразу же после того, как произошло убийство, в «Счастливый приют» пришли некие люди, которые и обнаружили трупы.

— Кто же они? — прошептала она и тотчас умолкла, словно потеряв голос.

Саэгуса встал и направился в комнату.

— Два человека. Они опоздали и благодаря этому спаслись от неминуемой гибели. Старшая дочь Миёси и сын Огаты. Заранее условившись, они приехали в «Счастливый приют» неожиданно, хотели устроить родичам сюрприз.

В его голове с шелестом пролистнулись страницы. _(«Нагрянем,_как_Санта_Клаус,_нежданно-негаданно»._«Никто_не_рассердится,_ведь_сегодня_ночь_перед_Рождеством».)_

Саэгуса вернулся, держа в руке листок.

— В одночасье они потеряли всех своих родных. Для обоих молодых людей это стало ужасной трагедией, страшным потрясением. Пресса неистовствовала, но и полиция, и друзья постарались сделать все, чтобы уберечь их от хищного любопытства газетчиков. Их имена были скрыты, фотографии не публиковались. Они не давали пресс-конференций. Поэтому никто, кроме близких людей, не знает этих двоих в лицо.

По его спине пробежал озноб, но не такой, как прежде.

— Однако у одного из моих давних друзей нашлись их снимки. Сейчас я получил их по факсу.

На листе бумаги были две фотографии. Без сомнения, это были они.

— Поздравляю! — сказал Саэгуса.




24


Вернувшись домой, Эцуко, не переодеваясь, уселась в гостиной за телефон и принялась обзванивать рестораны на Басямити по номерам, полученным в справочной службе.

Получив ответ: «Нет, такая девушка у нас не работает», она вычеркивала очередной номер из списка. Несколько раз говорили: «Да, у нас есть девушка, устроившаяся на период летних каникул», у нее начинало колотиться сердце, но, как только девушка подходила к телефону, она по голосу сразу понимала, что это не Мисао.

В сущности простая работа, но каждый раз, набирая новый номер, она волновалась, поэтому смертельно устала. После пятнадцати звонков в горле пересохло, она достала из холодильника молоко и глотнула прямо из пакета. Если б Юкари ее сейчас увидела, был бы скандал: «А мне запрещаешь, говоришь, это неприлично!»

Она обзвонила все номера, но Мисао Каибара не нашлась.

«Госпожа Сингёдзи… Спа…»

Вновь и вновь в ушах звучала эта мольба.

И с каждым разом она звучала все настоятельней, все трагичнее. Эцуко охватила дрожь, она уже мечтала о том, чтобы все это и впрямь оказалось галлюцинацией, ее фантазией.

В восемь она, наконец, поехала за Юкари.

— Ну что, мама? — подскочила дочь.

Ёсио тоже вышел на порог, глядя на нее с беспокойством.

Пока она рассказывала о своих мытарствах, не принесших никаких результатов, Юкари постоянно нервно ерзала. Эцуко вначале подумала, что ей не терпится вернуться домой, но вдруг заметила, что уголки губ дочери подрагивают. Так было всегда, когда она что-то скрывала.

— Юкари, что с тобой? — спросила она.

Юкари посмотрела на Ёсио и спросила:

— Уже можно, дед?

Что скрывается за виноватой улыбкой десятилетней девочки? Без спросу купила какие-нибудь сладости? Что-то потеряла и была за это наказана? Нашла бездомного котенка и спрятала в саду в картонной коробке? Что-нибудь в этом роде. Но получив у деда разрешение, Юкари протянула ей…

— Это… это дневник Мисао?

Юкари самодовольно засмеялась. Только в глазах мелькало беспокойство, как отреагирует мать.

— Откуда он у тебя?

Ёсио кашлянул.

— Мы с Юкари ходили к госпоже Каибара извиниться.

Эцуко потеряла дар речи.

— Когда? Каким образом?..

— Сразу, как ты нам позвонила, — затараторила Юкари. — Я показала деду, где их дом. Мы что — перестарались?

— Как бы это сказать… У тебя ведь произошла ссора с матерью Мисао… — Ёсио почесал затылок. Этот жест тоже был ей хорошо знаком и означал крайнее смущение.

— Может, потому, что я был с ней очень вежлив, или из почтения к моему возрасту, она нас не прогнала и согласилась побеседовать. Даже провела в гостиную…

— И тогда… — возмутилась Эцуко, — вы выкрали дневник?

Юкари захихикала:

— Перестарались?

— Это была моя инициатива, — сказал Ёсио. — В гостиной стоял большой книжный шкаф. Дневник был небрежно сунут между книг.

— Эта тетка ничего не заметит, не волнуйся, мама.

— Вы специально пошли с этой целью? — Эцуко переводила глаза с одного на другого. — Признавайтесь!

— Эцуко, это чрезвычайная ситуация.

Эцуко поджала губы:

— Вы…

Ёсио сосредоточенно чесал шею. Юкари потирала ноги одна об другую.

— Вы… — повторила Эцуко, и вдруг невольно вырвалось: — Такие молодцы!



Уложив Юкари, Эцуко принялась, на этот раз не торопясь, читать дневник. Начав с седьмого августа, стала двигаться назад по датам. С особым вниманием она перечитала записи, где появлялось слово «уровень», но никаких новых открытий не сделала. То же касалось и записи: «Сингёдзи ¦». Нигде на других страницах не было сердечка, ничего, что могло бы хоть как-то объяснить появление сердца возле ее имени.

Сама Эцуко дневника не вела. Даже во времена своего более или менее романтического девичества она как-то смущалась поверять бумаге сердечные чувства. Написанное становится ложью — так она считала.

Но кажется, Мисао придерживалась того же мнения. Она использовала свою изящную книжечку лишь для отрывочных записей на память. Случалось, что неделями ничего не отмечала. Не след, по которому позже можно восстановить проделанный путь, а отпечаток шин на месте крутого виража или резкого тормоза.

Но именно потому так тревожила эта приписка: «Сингёдзи ¦».

Обычно значок «сердце» намекает на любовь или возлюбленного. Поэтому странно уже то, что он стоит после имени женщины — Эцуко. Даже если Мисао хотела выразить свое удовольствие от встречи с ней, рисовать сердечко несколько неуместно.

Может быть «Сингёдзи» это не Эцуко, а какой-нибудь ее однофамилец? Но в это трудно поверить. Слишком редкая фамилия. Возможность того, что среди знакомых Мисао за короткий срок появился еще один человек с фамилией Сингёдзи, близка к нулю.

Листая страницы дневника, она постаралась на время изгнать эту запись из мыслей, задвинуть подальше, как Юкари, отодвигающая ненавистную морковь на край тарелки. И слово «уровень» решила пока задвинуть на дальнюю полку.

Судя по всему, Мисао, по меткому выражению Кирико, вела на удивление замкнутую жизнь. Записей о развлечениях вне дома было крайне мало. Если правда, что она, по словам матери, гуляет все ночи напролет, об этом в дневнике, увы, не было ни словечка.

И вдруг мелькнула мысль. Куда ходила Мисао, чтобы, пользуясь ее собственными словами, «выпускать пар»? Наверняка у нее было любимое кафе, в котором тусуется молодежь, где-нибудь в Сибуе или в Синдзюку? Может быть, где-то промелькнет название?

Листая дневник в надежде найти что-то похожее, она сделала другое открытие.

Страница от четвертого июня. На ней была написана всего одна фраза — «Вторая годовщина смерти».

Другими словами, в этот день два года назад умер кто-то из близких Мисао. Скорее всего, родственник. Учитывая возраст Мисао, высока вероятность, что это бабушка, дедушка или дядя, тетя. Кто-то настолько ей близкий, что она сочла необходимым отметить эту дату в дневнике.

Встряхнув головой, Эцуко перевернула страницу. Само по себе это ни о чем не говорит. Продолжим чтение.

Но досмотрев дневник до первого января, она ничего не нашла. Первые несколько страниц предназначались для адресов. Пролистала — пусто, лишь на самой первой странице на полях быстрая запись карандашом: «”Бланко”. Французская кухня». Внизу — номер телефона.

Где-то она уже это слышала… И тут ее осенило.

Среди названий ресторанов на улице Басямити, которые она получила в справочной службе, значился ресторан «Франко».

Но телефон — тот же самый! Мисао писала на слух, поэтому запросто могла ошибиться.

Эцуко поспешно схватила трубку. Набирая номер, лихорадочно соображала. Проходя по списку, она позвонила в том числе и в этот ресторан. Девушка по имени Мисао Каибара там не работала. Не было и девушки, подходящей под ее описание. Какие еще возможны варианты?

Вряд ли она ходила туда, чтобы наслаждаться изысканной пищей. В подобный ресторан может позволить себе зайти лишь служащая какой-нибудь крупной фирмы, у которой денег куры не клюют. Тогда свидание? Нет, с какой стати Мисао, живущая в Токио, будет назначать свидание в Иокогаме?

В трубке раздались гудки. Подошел мужчина.

— Слушаю, ресторан «Франко».

— Алло! Меня зовут Сингёдзи, я уже звонила сегодня и разговаривала с вашим директором.

Эцуко попросила еще раз соединить ее с директором, в трубке заплескалась мелодия из «Времен года» Вивальди. В ожидании она продолжала перебирать возможные варианты. Что может связывать Мисао и «Франко»?

«Вместе с подругой работает в ресторане на улице Басямити».

Эти слова были ложью, можно не сомневаться. Кому-то, удерживающему Мисао, понадобилось ввести в заблуждение ее родителей.

Но была ли это ложь с начала до конца? Нет ли в ней доли правды, в том что касается подруги и ресторана?

Наконец, директор подошел к телефону. Эцуко сразу пошла в наступление:

— Прошу прощения, не могли бы вы еще раз уточнить. Вы принимали кого-нибудь в этом году на временную работу?

Директор был в явном замешательстве. Удостоверившись, что Эцуко уже звонила, он заявил:

— Я же вам ясно сказал. Никакой Мисао у меня нет. Я вообще не беру на временную работу. В апреле я нанял постоянный персонал. Все прошли обучение, мы даже предоставляем одиноким места в общежитии.

— Да, это мне понятно. Но я хочу знать, в тот момент, когда вы объявили о приеме на работу, не обращалась ли к вам девушка по имени Мисао Каибара? Вы не сохраняете анкеты подавших заявление? Хотя бы копии.

— Зачем вам? Вы же сказали, что речь идет о девочке, убежавшей из дома…

— Так и есть. Прошу вас. Для меня это очень важно. Вы бы мне очень помогли. Я понимаю, что моя назойливость кажется вам подозрительной, но, уверяю вас, вам не о чем беспокоиться. Если хотите, я скажу вам номер своего телефона. Перезвоните мне, я оплачу звонок.

Эцуко продиктовала свой номер.

— Ладно, перезвоню, — буркнул директор.

Не прошло и минуты, телефон зазвонил. Оплата за счет звонящего.

— Сингёдзи слушает.

Директор вздохнул.

— Ну ладно. Подождите минутку. Я посмотрю.

Вновь зазвучали «Времена года», Эцуко, набравшись терпения, приготовилась ждать.

— Вы оказались правы. Третьего апреля некая Мисао Каибара была на собеседовании.

Эцуко закрыла глаза, напрягая память. Начало весны — как раз в это время Мисао призналась, что хочет бросить школу. Нет ничего странного, что ее привлекла работа, где предоставляют общежитие.

— Но она же еще школьница. Хоть внешне и выглядит старше. Поэтому я отказал.

— Она приходила одна? Не было ли с ней подруги? Может быть, вы вспомните?

Она мысленно взмолилась.

Точно сдаваясь, директор сказал:

— Да, они были вдвоем. Вторая тоже школьница. Я хорошо их запомнил, поскольку пришлось сделать им серьезное внушение.

Имя подруги Момоко Куно, семнадцать лет. Учится в другой школе, но живет в том же районе.

— Когда-нибудь обязательно зайду к вам пообедать. Большое спасибо! — выкрикнула Эцуко и повесила трубку.




25


Был уже двенадцатый час ночи, но к телефону в доме Момоко Куно тотчас подошли. Голос был хриплый, она решила, что это мать, но оказалось, трубку взяла сама Момоко. Обычно в семьях, где есть тинейджеры, существует неписаное правило — после десяти родители не подходят к телефону.

Момоко тотчас раскусила, к чему клонит Эцуко. Она производила впечатление зрелой женщины, и у Эцуко была полная иллюзия, что она говорит с кем-то из коллег по «Неверленду».

— Значит девчонка сгинула?

— Да. Может тебе, Момоко, что-нибудь известно?

— Ко мне не заходила. И в «Бункере» уже давно ее не видать.

— «Бункер»? Что это?

— Игровой центр. Мы с Мисао там частенько околачивались. Это в Синдзюку. Работает всю ночь. Хозяин — мой приятель, давал нам играть со скидкой.

— Так это там Мисао «выпускала пар»?

Момоко засмеялась, послышался щелчок. Зажигалка.

— Она и вам говорила про «выпускание пара»? Ее мамаша — катастрофа.

— Ты давно виделись с Мисао? Когда?

Момоко задумалась, что-то бормоча под нос.

— Давненько. В июне? Нет, подождите. В июле! Да-да, во второй половине июля, в субботу. Рано утром — да, около пяти. Вдруг заявилась в «Бункер». Я ведь по выходным всегда там торчу.

— Суббота второй половины июля — двадцать первого?

— Вы думаете? Да, наверное.

— В том, что Мисао пришла в «Бункер» утром, было что-то необычное?

— Раньше такого не случалось. К тому же видок у нее был, прямо скажем, странный.

— Странный?

— Опухшие глаза, точно всю ночь бухала, но вообще-то довольно веселая. Несла какую-ту околесицу. «Я искала себя и нашла, иначе бы ты меня здесь не увидела», и прочую херню.

— Так прямо и сказала?

Действительно, странная реплика: «Искала себя и нашла».

— Клянусь. Мой парень — впрочем, он и есть хозяин «Бункера» — играет в рок-группе. Песни пишет. Ему эта фраза так понравилась, что он ее записал. Так что ошибиться я не могла.

Сжимая трубку, Эцуко, задумавшись, уставилась на стену.

— Что-нибудь еще она говорила?

— Больше ничего не помню. Голова дырявая. Но только Мисао была на взводе. Я даже подумала, не нанюхалась ли она чего.

Нанюхалась. Другими словами, приняла наркотики? Или понимать буквально — клей, ацетон?

— Мисао этим баловалась?

— Насколько я знаю, она не такая дура, — решительно заявила Момоко. — К тому же эти вещи, знаете ли, портят лицо.

— Ты не замечала в последнее время каких-либо перемен в ее привычках? Пусть даже мелочь. Мне это очень важно.

— Такие абстрактные вопросы всегда ставят меня в тупик… У меня вообще соображалка ни к черту.

— Ну, предположим, стала по-другому одеваться, появились новые увлечения? Вот, например, Мисао ведь устроилась на работу?

— А-а, вы об этом? — Момоко оживилась. — Какое-то кафе. Бабла не жалеют, да еще кормят.

— Знаете, где это?

— Кафе «Комацу». Рядом с кинотеатром «Кома» в Синдзюку. Там есть площадь, знаете? Над ним еще розовый навес.

Эцуко невольно хлопнула себя по колену.

— Это то, что надо!

— Если Мисао свалила из дома, вряд ли она продолжает ишачить в кафе.

— Думаю, ты права. Завтра утром туда схожу. Кажется, у Мисао там был близкий друг.

Тут Момоко внезапно замолчала.

— Минутку подождите! — быстро проговорила она и, видимо, прикрыла трубку ладонью. Послышались какие-то шорохи, потом приглушенные голоса. Вдруг Момоко завопила:

— Да отстань ты со своей ванной! Успею я помыться!

От неожиданности, Эцуко вздрогнула.

— Простите, — заговорила Момоко своим прежним голосом. — Старуха достала.

— Старуха — твоя мать?

— Да, — сказала Момоко и вернулась к прежней теме. — Мисао говорила мне, что подцепила парня. Вместе с ней подрабатывает в кафе, кажется, студент. Зовут его — как же это… нет, забыла.

— Но ты уверена, что он существует? Уже хорошо. Я разузнаю. Может, что-нибудь еще. Ах да, вот…

Тут она рассказала о подозрительном звонке в дом Мисао.

— Она что-нибудь говорила о своих планах скопить денег на турпоездку?

— Мисао мечтала побывать за границей, но я не уверена, что она пошла работать ради этого. Вообще-то, она была довольно прижимистой, учитывая, что, по ее же словам, ей хорошо платят. Не исключено, что у нее была какая-то цель. Впрочем, я не спрашивала. Мисао — кремень.

— Кремень?

— Да. Ничего из нее не вытянешь. Я уже сто лет с ней знакома, а многого не знаю. Без понятия, какой она была в детстве, но после истории с Икуэ она стала совершенно неприступной.

— Икуэ?

На этот раз удивилась Момоко.

— Как? Неужели не знаете? Мисао не рассказывала вам об Икуэ Сиёдзи? Вы же ведь дама из «Неверленда»? Я думала, она вам все выкладывает, она ведь говорила про вас, что вы для нее все равно что старшая сестра, которой она может полностью доверять.

— Нет, не слышала. Расскажете?

Момоко заколебалась.

— Как-то нехорошо болтать о том, что сама Мисао предпочла утаить…

Маятник симпатий Эцуко резко качнулся в сторону Момоко. Говорит не по возрасту развязно, курит как паровоз, и при этом — какая душевная чистота!

— Я после извинюсь перед Мисао. Но сейчас, для ее поисков, имеет значение любая, самая незначительная информация. Прошу вас.

Вновь щелчок зажигалки, звук выдыхаемого дыма.

— Ладно, рассказываю.

Икуэ Сиёдзи с девятого класса училась вместе с Мисао и Момоко. До этого она была в параллельном.

— Милая девочка, отличница, но я ее не любила. Корчила из себя королеву.

У Икуэ был ухажер. Ходил за ней по пятам, вся школа звала их «сладкой парочкой».

Однако в новом учебном году парень Икуэ переметнулся к Мисао.

— На мой взгляд, было вполне естественно, что он втюрился в Мисао. Она же красавица! Девчонок, на которых заглядываются, пруд пруди, но Мисао — особый случай.

Разумеется, Икуэ не слишком была рада их сближению. Она оказалась ужасно ревнивой.

— Бушевала так, точно у нее увели мужа. Мне не раз приходилось их разнимать, когда Икуэ набрасывалась с кулаками на Мисао. Обзывала ее «разлучницей», а то и похуже…

Эцуко невольно улыбнулась, на мгновение напряжение ослабло. Как преображается школьная жизнь, когда в отношения одноклассниц вклиниваются слова «ревность», «измена»! Они еще прилежно зубрят «родную речь» и математику, а у них на глазах уже разворачивается драма покруче дневных телевизионных сериалов…

— Мисао это доставало, но парень ей, кажется, нравился, во всяком случае, гнать его она не думала. Да и что она могла сделать? Она его не переманивала, он первый стал к ней липнуть. А что с парня взять — у них у всех ветер в штанах. Но мы были еще детьми, поэтому воспринимали все ужасно серьезно. Не успели парень с девкой сойтись, уже любовь до гроба! Так мы тогда думали.

Эцуко вновь улыбнулась. В то время, когда разворачивалась эта любовная драма, участникам было по четырнадцать-пятнадцать лет. А Момоко, снисходительно называющей их «детьми», и сейчас какие-то семнадцать.

— Не смейтесь, — сказала Момоко. — Ничего смешного. Они так и не помирились, и в конце концов Икуэ покончила с собой.

Эцуко закусила губу.

— Покончила с собой?

— Да, прыгнула с крыши своего дома. Оставила длиннющую прощальную записку. Нам не дали прочитать, так что не знаю, что уж она там понаписала, но, видать, во всем обвиняла Мисао. Что-нибудь вроде: «Меня предали, никто меня не любит, жизнь не имеет смысла». Она, конечно, все сильно преувеличила.

Преувеличила? Вернее сказать — пошла на крайние меры. Какую бы форму ни принимала школьная «любовь», это всегда вопрос жизни и смерти. В этом возрасте еще не понимают, что такое настоящая любовь, настоящее предательство.

— И все же… Что это была за девочка — Икуэ?

— Понятия не имею. Так и осталась для меня загадкой. Не хочется плохо говорить, все-таки умерла, но она была ужасная гордячка. Может быть, поэтому не смогла стерпеть любовное унижение? Да и, как мне кажется, переход в новый класс дался ей нелегко. Мисао лишь удачно подвернулась, чтобы выместить на ней все свои невзгоды. Да еще обвинить в своей смерти. После этого случая Мисао стала зажатой, отдалилась от друзей. Раньше она была совсем другой. Душой класса.

Вспомнилось, как Мисао призналась: «Я не умею заводить друзей». В тот момент, глядя на ее правильные черты, Эцуко терялась в догадках, откуда в такой красивой девушке столько робости. Это казалось невероятным.

Но всему есть причина. Мисао так и не смогла оправиться после самоубийства Икуэ Сиёдзи.

И вряд ли когда-нибудь оправится. Все равно что, получив права и впервые сев за руль, наехать на человека, кинувшегося под колеса. Логически рассуждая, потерпевший сам виноват в своей смерти, но если не возьмешь вину на себя, не попросишь прощения, всю оставшуюся жизнь будут терзать муки совести.

Бедная Мисао, какое тяжкое бремя легло на ее хрупкие плечи! Сейчас Эцуко думала об Икуэ с неприязнью, хоть никогда ее не видела. Но разве не была она всего лишь маленькой девочкой? А какой девочке не кажется, что лучше умереть, чем остаться в одиночестве?

— Сейчас я уверена, — сказала Момоко, — что Икуэ умерла в результате истерического припадка. Как младенец, который сердится и вопит, когда что-то происходит не по его желанию. Но в то время даже среди учителей и родителей нашлись идиоты, которые несли всякую ахинею о «невинной душе ребенка», о «легкой ранимости». Вот кого действительно жалко, так это Мисао.

Эцуко закрыла глаза.

— Сколько ни старайся, милее не станешь, правда же? В любви это так. А Икуэ не хотела признать, что есть вещи, которые не объяснить с помощью логики, что многое в жизни не в нашей власти. Она покончила с собой, чтобы и в будущем преследовать Мисао своей ненавистью. Если б я еще раз встретилась с Икуэ, пусть даже с призраком, я многое могла бы ей сказать. Ее смерть всех нас оставила в проигрыше. А она, умерев, вышла победительницей. Победила и сбежала — разве это честно?

Некоторое время Эцуко сжимала трубку, не говоря ни слова.

— Алло, алло, вы слышите?

— Да… слышу. Икуэ умерла четвертого июля?

— Когда ж это было-то?.. По-моему, в июле, но точного дня не помню.

Итак, запись «Вторая годовщина смерти» в дневнике Мисао относились к Икуэ Сиёдзи. Мисао не забыла. Перед смертью Икуэ нанесла Мисао не рану, скорее это был ожог. Чтобы след от этого ожога продолжал ее мучить всю жизнь…

— Вы разыскиваете Мисао в одиночку? — спросила Момоко. — А как же ее родители?

Эцуко, не раздумывая, солгала:

— Разумеется, они очень обеспокоены. Поэтому я и взялась им помочь.

— Да? Всегда можете на меня рассчитывать. Но голова у меня совсем не варит, большой пользы не будет…

— Я бы не сказала, что ты глупая.

— Неужели? Почему же меня выперли из школы за неуспеваемость?

— Это означает лишь то, что тебе не дается учеба. В школе не разбираются, глуп человек или умен.

— Гм… Может и впрямь? Первый раз такое слышу, — Момоко захихикала, точно от щекотки, как самая настоящая семнадцатилетняя девочка. — Мисао говорила, что вы иногда выдаете такие перлы, с ума сойти! Ни от кого другого такого не услышишь.

Эцуко была польщена.

— Думаю, все потому, что я не несу за вас ответственности. Мы всего лишь друзья, всего лишь знакомые.

— Так-то оно так…

— Да, так и есть. Поэтому, пусть иногда тебе и кажется, что мать пристает по пустякам, все равно, пожалуйста, не называй ее старухой, договорились?

Момоко захохотала.

— Хорошо, я подумаю. Кстати, Мисао постоянно задавалась вопросом — что вы за человек? Какая вы дома, в своей личной жизни? Ну, например, ругаете ли свою дочь?

— Случается, что ругаю. И по попе шлепаю.

— Это вообще в характере Мисао — ее ужасно волнует, как она выглядит со стороны, что о ней думают окружающие. Разумеется, не без причины. Поэтому она всегда испытывала интерес к другим людям. Но никогда не пыталась узнать человека, общаясь с ним лично, а, так сказать, прощупывала издалека…

Тут вдруг Момоко громко воскликнула.

— Что случилось?

— Скажите, госпожа Сингёдзи, а у вас есть любовник?

Эцуко обомлела.

— Что?!

— Мисао говорила мне, что у вас умер муж. А любовник? Есть мужчина, с которым вы встречаетесь?

— Что за странный вопрос?

— Не обижайтесь, — заторопилась Момоко. — Просто как-то раз Мисао упомянула в разговоре, что ей кажется, у вас есть тайный любовник.

Эцуко была в недоумении. С тех пор как умер Тосиюки, она ни разу даже не прошла рядом с мужчиной по улице.

— У меня нет любовника, — сказал она твердо.

— Правда? Что же Мисао имела в виду?

Внезапно Эцуко вспомнила запись в дневнике — «Сингёдзи ¦». Не означало ли это — «любовник Сингёдзи»? Может быть, Мисао встретилась с человеком, назвавшимся ее любовником?

— Мисао сказала: «Как я рада, что госпожа Сингёдзи нашла свое счастье!» Но если любовника нет, говорить не о чем. Наверно, она что-то не так поняла.



В эту ночь Эцуко приснился сон. Сон про Мисао.

Мисао шагает рядом с Эцуко. Но дойдя до развилки, машет рукой: «Пока-пока!» Эцуко не хочет с ней разлучаться, но Мисао медленно уходит все дальше и дальше и, наконец, исчезает в тумане.

Мисао не одна. Кто-то идет немного впереди нее. Эцуко понимает, что этот кто-то — опасен, она хочет предупредить Мисао, но не может произнести ни звука. И сдвинуться она не может.

И тут раздается громкое тиканье часов. Безжалостный звук стрелки, отсчитывающей время. На этих часах циферблат перевернут, секундная стрелка — красная. Красная, как кровь. Если бы достать эти часы и повернуть время вспять, Эцуко смогла бы нагнать Мисао, но где они сейчас, эти часы, она не знает…




26


Часы лежали на ладони Мисао Каибары.

Здесь, в изоляции, время для нее остановилось. Если бы не эти часы, которые она купила в модном магазине, по подсказке Кирико, она бы не смогла провести грань между днем и ночью.

Сейчас на перевернутом циферблате стрелки показывали ноль часов двадцать минут. Мисао осторожно положила часы на столик возле кровати.

В теле тяжесть. Голова не работает, точно вместо мозга набита мокрыми опилками.

Сколько дней прошло с тех пор, как ее притащили сюда из «Ла Пансы»? Три дня? Четыре? Кажется, после «путешествия» она вернулась в бар ночью одиннадцатого августа. Около десяти… Нет, позже…



Первый, кого она увидела в баре, был Кадзуки Мурасита. Хозяин «Ла Пансы» обычно валялся пьяный, свернувшись в углу. Но в тот вечер он был трезв.

— Я смогла вернуться.

— Разумеется, все возвращаются.

— Но ты же говорил, что достигший седьмого уровня не может вернуться назад.

— Ты не достигла седьмого уровня.

— Почему? Я же сказала, что хочу седьмой уровень! Ты мне помешал? Обманул?

Мисао ткнула в свое правое предплечье.

— Тут же написано — седьмой уровень! Ты меня надул?

Заговорил Кадзуки. В его узких, точно вылинявших глазках, мелькнула тень страха:

— Это правда, что никто из тех, кто достиг седьмого уровня, не вернулся. Если дойдешь до седьмого уровня, считай, ты уже — не человек…

У Мисао кружилась голова и подкашивались ноги. Голова разламывалась. Она пошла отдохнуть в подсобную комнату Кадзуки. Заснула… Проснулась с пересохшим горлом… И тогда…

Она услышала вопль. Ужасный голос. Срывающийся на визг крик женщины.

«Прекратите! Прекратите! Что вы делаете! Прошу вас прекратите, прекратите!..»

Крик резко оборвался. В тот же миг в комнате внезапно погас свет и, замерцав, вновь зажегся.

Мисао охватила паника, она вскочила, чтобы выбежать вон. Но дверь была заперта.

От страха она обезумела, начала колотить в дверь кулаками, и тогда пришел Кадзуки.

Нет, Кадзуки был не один. С ним был другой человек, чуть старше его. Как только он увидел Мисао, его рот искривился. Он был в ярости. Казалось, вот-вот ударит Кадзуки.

— Придурок! Зачем ты ее сюда привел? Разве мы не договаривались?

Кадзуки схватил Мисао, прижал к себе и злобно выкрикнул:

— Не смей мне указывать! Эта девчонка особенная. Она моя!

Мисао попыталась вырваться из его рук. Никогда раньше он не называл ее «своей». Она его не любит. Он ей противен. Отпусти…

Борясь с ним, она потеряла сознание. А когда пришла в себя — эта комната.

Размером почти такая же, как ее комната дома. Стены и потолок — белые. Шторы тоже белые. И кровать — белая. Когда прижимаешься лицом к подушке, в нос ударяет запах лекарств.

Все понятно — больничная палата.

Приподнялась, опираясь на подушку. Голова побаливала. Не вся, а с правой стороны, где-то за ухом. Точно туда вонзили иглу.

Возле кровати — маленький столик, на нем лежит ее сумка. Открыв, заглянула внутрь и убедилась, что из нее ничего не пропало. Вот только одежда на ней была другая. Вместо красного платья — застиранная белая пижама. В тот момент, еще не понимая, что происходит, она первым делом начала искать глазами Кадзуки. Даже позвала его: «Господин Мурасита!» Не напрягаясь, вполголоса, но тотчас почувствовала себя обессилевшей.

Сколько ни кричи, никто не придет. Никто не отзовется. И нет кнопки экстренного вызова, как положено в больничной палате. Она попыталась спуститься с кровати.

В этот момент заметила, что левая рука не действует.

Не то чтобы совсем. Но точно онемела, точно скована параличом и не может делать быстрых движений. Ущипнула себя за локоть, но ничего не почувствовала. Кожа в этом месте стала толстой, как у слона.

От этого открытия ее забила дрожь. Что же произошло? Почему ее заперли? Что если онемение распространится по всему телу, и она полностью потеряет способность двигаться?

Завернув рукав пижамы, она посмотрела, нет ли на руке какого-нибудь повреждения. Ничего необычного. Только надпись, бывшая на правом предплечье, исчезла.

По поводу надписи Кадзуки сказал:

— Это надо, чтобы, если во время путешествия вдруг понадобится неотложная помощь, тебя доставили в указанную больницу.

Она сползла с кровати и уселась на полу, когда внезапно в дверь тихо постучали. Вошел человек, которого она видела перед тем, как потеряла сознание.

Не Кадзуки. Второй. Он был в белом халате, с аккуратно завязанным галстуком. Под полами халата — серые брюки.

— Проснулась?

Спросил, не болит ли у нее что-либо.

— Я врач, — сказал он, — не бойся.

Низкий, приятный голос.

Мужчина отвел Мисао на кровать, пощупал пульс, заглянул в зрачки, оттянув веко.

Мисао послушно легла на кровать, но спросила:

— Чем вы докажете, что вы врач?

— Я не лгу, — сказал тот, точно застигнутый врасплох.

— Не верю. Докажите.

Мужчина, опустив руки, смотрел на Мисао в замешательстве. Затем почесал мизинцем уголок рта.

— Не знаю, как и быть, — рассмеялся он. — На врачебной лицензии нет фотографии, поэтому показывать бессмысленно…

Мисао, плотно стиснув губы, смотрела на него в упор.

Наверно любой, очутившись в подобной ситуации, повел бы себя так же. В ней заговорил инстинкт самосохранения, она стала крайне подозрительной.

— Ну хорошо. Подожди немного.

Мужчина плавно развернулся и пошел прочь из комнаты. Открыл дверь, закрыл. Раздался щелчок. Запер на ключ. Мисао вновь стало страшно.

Мужчина не заставил себя долго ждать. В руках он держал маленькую рамку.

— Взял в приемной — мой диплом.

Мисао пробежала глазами диплом. Известный медицинский университет. Имя мужчины — Тацухико Сакаки. Если поступил сразу после школы и окончил в положенный срок, судя по дате диплома, ему должно быть сейчас сорок.

— Конечно, ты можешь сказать, что это недостаточно для доказательства, но ничего другого под рукой нет. Это не фальшивка и не украдено.

— Ладно, — сказала Мисао, возвращая диплом мужчине. — Значит, вас можно называть «доктор Сакаки».

— Да, а ты — Мисао Каибара, правильно?

Мисао кивнула.

— Какая у вас специальность?

— Чтобы было понятнее — психолог.

Заметив, что Мисао растерялась, доктор снисходительно улыбнулся. Слева во рту блеснула золотая коронка.

— Можно назвать иначе — врачеватель мозга и души. Сейчас для тебя это самое необходимое, не так ли? Здесь — моя клиника, ты — госпитализирована.

— Я — госпитализирована?

— Это необходимо, я принял такое решение.

— Почему?

— Тебе это должно быть известно лучше, чем кому-либо другому.

Мисао потупилась. Рядом с кроватью был стул, но врач, не присаживаясь, продолжал стоять, глядя на нее сверху вниз. Если его целью было показать, на чьей стороне сила, он в этом преуспел.

Мисао понимала, на что намекает доктор Сакаки — на ее «путешествие».

— Это очень опасная вещь, — сказал доктор рассудительным тоном. — Не знаю, чем тебе заморочил голову Кадзуки, но это было очень опасно. Понимаешь?

— Господин Мурасита сказал, что это совсем не опасно.

— Он — лжец.

Сказано было безапелляционно. Мисао не нашлась, что ответить.

— Вы его друг?

— Нет. Он — младший брат моей жены. Родственник. Стыжусь об этом говорить.

Мисао вновь сжала губы. О чем спросить? С чего начать разговор?

Не поднимая головы, пробормотала:

— Я раскаиваюсь, мне кажется, я совершила ужасную глупость.

Доктор придвинул стул и сел, как бы показывая, что теперь можно побеседовать. У нее вырвался вздох, похожий на стон, она подняла голову.

— Тебе необходимо некоторое время полежать в клинике, чтобы организм полностью очистился от препарата. И отдохнуть не помешает. Понятно?

Мисао с готовностью кивнула.

— Я сделаю все, что в моих силах, все будет хорошо, ты вернешься в прежнее состояние. Единственное, что меня волнует, — твоя семья. Кадзуки уверяет, что твои родители вряд ли будут сильно беспокоиться по поводу твоего отсутствия, это правда?

— Не знаю. Но… доктор, какой сейчас день?

— Двенадцатое августа, воскресенье. Два часа дня.

Мисао посмотрела в сторону окна. Белые жалюзи были плотно сомкнуты. Ни один луч с улицы не проникал внутрь.

— Я убежала из дома ночью восьмого августа. Значит, прошло четыре дня. Даже мои родители в конце концов начнут беспокоиться, почему меня так долго нет дома. Но зная свою маманю, думаю, она не станет обращаться в полицию.

— Что же нам делать? — доктор скрестил длинные ноги.

Между брюками и тонкими, как чулки, носками мелькнула бледная кожа. Этот доктор, подумала Мисао, так занят на работе, что не остается времени на отдых и занятия спортом. И лицо у него осунувшееся, и осанка не слишком хорошая. Отец, вернувшись из командировки, часто сидит точно также, ссутулившись. Как будто всем своим видом говорит, что валится с ног от усталости.

— Может быть, позвонить домой и рассказать?

— Другими словами, ты хочешь рассказать все как есть?

Доктор сдвинул брови.

— Только не это, — замотала Мисао головой.

— Будут ругать?

— Да, но на это мне, честно говоря, наплевать. Обидно, что вся их злоба от того, что они не способны меня понять.

Бесполезно объяснять, почему она отправилась в «путешествие», родители останутся глухи. Пусть бы орали сколько влезет, лишь бы поняли.

Но они будут в ярости только потому, что, с их точки зрения, Мисао совершила неразумный поступок.

— Тогда придется соврать?

Мисао подняла глаза на доктора. Если она во всем признается родителям, вряд ли она когда-либо еще увидит его золотую коронку.

— Вас тоже больше устроит, если они не узнают правды?

Доктор молчал. Плотно сжал пересохшие губы.

— Ведь так? Ведь это «путешествие» противозаконно, да?

— Разумеется.

— Это вы были в «Ла Пансе», да?

— Да.

— Я слышала вопль. Что это было?

Доктор молчал.

— Мне лучше не знать?

Доктор кивнул.

— Она ваша пациентка? Как и я?

После некоторой паузы, он вновь кивнул.

Мисао едва заметно улыбнулась.

— Хорошо, я совру. Дайте мне телефон. Я что-нибудь наплету.

Доктор не возражал.

— Только одно условие — позвонишь ночью. Днем…

— Не хотите, чтобы здесь об этом стало известно?

Мисао угадала его мысль, но ни один мускул на лице доктора не дрогнул.

— Да.

— Понятно. — Мисао поморщилась: — Доктор…

— Что?

— У меня что-то странное с левой рукой. Как будто онемела.

Доктор Сакаки поднял глаза.

— Почему ты сразу не сказала?

Он подробно расспросил Мисао о ее самочувствии, взял в свою руку ее левую ладонь, резко сжал, затем достал из кармана халата шариковую ручку и попытался вложить в ее пальцы. Задумался, хмурясь.

— Ничего не могу сказать без более детального обследования. Начнем с завтрашнего дня. Сегодня нет специалиста, чтобы сделать рентген.

Доктор ушел, оставив Мисао одну. Вновь послышался щелчок замка. Приблизившись, дернула за ручку, но дверь не шелохнулась. Изолировали! — подумала она.

И все же она была относительно спокойна. Возможно, выдавала желаемое за действительное, но, по первому ощущению, доктор Сакаки не был плохим человеком. Может быть, ему удастся уладить последствия ее «путешествия»?..

Мисао смутно помнила три дня «путешествия», начавшегося с того, что ее сознание стало пустым, словно чистый лист. Но Кадзуки предупредил ее, что так и должно быть.

Единственное, что она знала: в конце концов вновь предстоит вернуться в ту, которая носит имя Мисао Каибара.

Как заранее договаривались, во время «путешествия» Кадзуки постоянно был рядом с ней. Они всюду ходили вдвоем, все делали вместе. Не было страха, напротив, она испытывала необыкновенную легкость. Если все «путешествия» проходят так же, ничего удивительного в том, что от желающих нет отбоя.

Но каждый, кто решается на такое, ненавидит себя…

Остаток дня двенадцатого августа она провела, лежа в постели. Левая рука оставалась парализованной, но головная боль прошла и настроение улучшилось. Один лишь раз она приблизилась к окну и сквозь щель в жалюзи выглянула на улицу. Раздвинуть шире, чем на пять сантиметров, не получилось, поэтому увидела она не слишком много. Выложенную бетонными плитами автостоянку. Нестерпимо захотелось вдохнуть свежего воздуха, попыталась открыть окно. Но нигде не было запора. И ручка отсутствовала. Окно заделано намертво. Хуже того, оно было не из стекла, а из армированного пластика. Так что разбить тоже невозможно.

Около девяти вошла медсестра. Невысокого роста, лет пятидесяти. Она принесла еду. Еда больше напоминала домашнюю, чем больничную. Мисао была голодна, поэтому съела все подчистую.

Когда медсестра пришла за посудой, пожаловалась, что скучно, и попросила принести хотя бы какой-нибудь журнал.

Но сестра отмахнулась:

— Вам что, не достаточно потрясения, которое вы пережили? Теперь можно немного и поскучать.

— Но, послушайте… Откуда вам известно, почему я здесь?

Сестра на ее вопрос не ответила. Проверила жалюзи на окне, отрегулировала кондиционер, после чего сказала:

— Не говорите лишнего, молчите. Иначе вам отсюда не выйти.

Холодный голос, холодные глаза. Как будто она имела дело не с пациентом, а с арестантом. Когда медсестра ушла, Мисао почувствовала облегчение.

В десять вновь пришел доктор Сакаки, на этот раз с медсестрой. Они вывели ее в коридор. В узком лифте спустились на первый этаж. Так она узнала, что ее палата находится на четвертом этаже.

Домой она звонила из приемной доктора. Она солгала матери, сказав, что устроилась на работу в ресторане в Иокогаме, в котором однажды проходила собеседование. Она не назвала ресторан, но мать без труда поверила. Впрочем, может и потому, что медсестра внесла свою лепту, выступив в роли матери подруги.

Когда ее вели обратно на четвертый этаж, дверь в регистратуру была приоткрыта, и она успела заглянуть внутрь. Аккуратно прибранные столы, сейф, яркие разноцветные папки. Она успокоилась. Этот вид был таким привычным, совсем как в регистратуре ее районного врача.

Доктор довел ее до палаты. Он уже хотел уйти, когда Мисао, собравшись с духом, попросила:

— Пожалуйста, не запирайте. Я никуда не убегу. Окно не открывается, я не смогу уснуть, думая, что не выберусь отсюда в случае пожара.

— Я не могу оставить дверь незапертой.

— Почему?

— Опасно, вот и все.

— Я представляю опасность, или вы хотите сказать, что сюда может зайти кто-то, представляющий опасность для меня?

Пожевав губами, доктор сказал:

— Второе.

— Тогда оставьте мне ключ. У вас же есть дубликат? Я не буду им пользоваться. Пожалуйста! Только чтоб было спокойнее.

Доктор немного заколебался, но в конце концов достал из кармана связку ключей, отделил один и протянул Мисао.

— Я его спрячу. Хорошо? Чтобы никто не узнал.

Мисао сунула ключ под подушку. Прилегла и тотчас провалилась в сон.

Но мирный сон продолжался не долго. За дверью послышались голоса, как будто кто-то спорил.

Она выглянула из-под одеяла, чтобы узнать, что происходит, и в тот же момент дверь распахнулась. Зажегся свет, Мисао сощурила глаза.

— Эта?

Голос не принадлежал ни доктору Сакаки, ни медсестре, ни Кадзуки.

На пороге, вальяжно подбоченившись, стоял низкорослый, коренастый человек. Старше ее отца. Взгляд пронзительный, губы спесиво поджаты. Одет в костюм, но пиджак расстегнут и виден ремень с большой пряжкой.

Доктор Сакаки находился прямо у него за спиной и держал его за руку. Видимо, спор происходил между ними. Мисао приподнялась.

— Прошу вас, профессор, прекратите! — возбужденно говорил Сакаки. Веки его дергались.

— Да отстань ты, не буду я ее трогать. Только взгляну на мордашку, — сказал тот, которого только что назвали профессором. — Ну разве не красотка, а?

Вид этого человека напомнил Мисао неприятный случай двухлетней давности. В тот день к ним в гости пришел босс ее отца, и они распивали до поздней ночи.

Он с самого начала произвел на нее отталкивающее впечатление. Поздоровавшись ради приличия, она сразу же ушла к себе в комнату на втором этаже.

Но когда спускалась в туалет, как назло, столкнулась с ним лицом к лицу. Он как раз выходил из туалета, и был так пьян, что едва держался на ногах. Молния на ширинке была наполовину расстегнута. Мисао отвернулась.

Он качнулся в ее сторону, обдавая перегаром. Мисао хотела бежать, но он прижал ее к стенке. Босс отца обнял ее и, едва не касаясь щеки слюнявыми губами, сказал заплетающимся языком:

— Шикарная девка… Даже не верится, что у замухрышки Каибары такая дочь!

И вдруг облапил ее грудь. Она попыталась вырваться, но он вцепился с такой силой, что она не могла пошевелиться. И кричать не могла.

— Я тебе не нравлюсь? А? Не говори так. Я большой человек. Надо уважать старших!

Прижался к ее животу.

Тогда она закричала. И продолжала вопить, даже когда родители выбежали в коридор. Босс тотчас оставил ее и небрежно бросил:

— Ничего, просто перепил — на ногах не держусь. Вот, столкнулся с вашей дочуркой.

Но она не могла забыть, как, прежде чем вернуться в гостиную, он смерил ее оценивающим взглядом, точно облизал с головы до пят.

Ее до сих пор подташнивало при этом воспоминании. И она сразу почувствовала, что человек, стоящий в дверном проеме, одного поля ягода с тем боссом. Мужчина, который, глядя на женщину, мысленно раздевает ее.

Коротышка не спеша разглядывал ее. К смуглому лицу точно прилипла хитрая ухмылка. Она подумала, что, если ей под угрозой смерти прикажут переспать с ним, она откусит ему язык.

— А ты ловкач, Сакаки. Эта девочка в твоем вкусе, — сказал он развязно. — Не болтай, что ты ее лечишь… Знай свое место и не путайся под ногами!

Он все ближе подходил к кровати. За ним по пятам следовала медсестра, как будто составляя с ним одно целое. В руках она держала серебряный поднос. На подносе — шприц и маленькая ампула.

Мисао рванулась в сторону. Но опоздала на миг.

Коротышка схватил ее с неожиданной для такого тщедушного тела силой. Очевидно, лишать человека свободы было ему не в новинку. Пока он прижимал Мисао к кровати, медсестра вонзила шприц в ампулу и набрала прозрачную жидкость.

— В этом нет необходимости! — доктор Сакаки схватил его за руку. Но коротышка взглянул на него с такой злобой, что тот тотчас разжал пальцы.

— Молчи и делай как я говорю. Что, если произойдет осечка?

Доктор Сакаки поник и отступил.

Теперь уже медсестра держала Мисао. Низкорослый поднес шприц к правой руке. Мисао заплакала, но игла безжалостно вошла под кожу.

Бросив пустой шприц на поднос, коротышка сказал:

— Пока все не уладится, лучше колоть снотворное. «Фанбитана» у нас прорва, так что нет проблем, — он скосил глаза на доктора Сакаки. — Можешь с ней пока позабавиться, только чтоб никто не знал. Мидори я тебя не выдам, так что не стесняйся.

После этого он в сопровождении медсестры покинул палату.

— Кто это? — спросила Мисао дрожа.

— Профессор Мурасита, — сказал Сакаки дрожащим голосом. Но в отличие от нее, он дрожал от ярости…

Нет. Он, очевидно, тоже боялся профессора.

— Врач?

— Да, — кивнул Сакаки, вытирая ладонью лоб. — Прости, что напугали тебя. Больше такого не повторится.

— Он тоже врач?

— Да.

— Что значит — «если произойдет осечка»?

Сакаки не ответил.

— Кто такая Мидори?

— Моя жена, — сказал Сакаки, отводя глаза. — А профессор… профессор Мурасита — мой тесть.

Он взялся за ручку двери.

— Спокойной ночи. Честное слово, тебе не о чем беспокоиться.

Мисао не поверила. Широко раскрытыми глазами она смотрела на доктора Сакаки. Точно собравшись с духом, он повернулся к ней, вновь подошел к кровати, положил руку поверх одеяла и быстро зашептал:

— Верь мне. Я на твоей стороне. Потерпи здесь совсем немного, всего несколько дней.

Не дожидаясь ответа, он вышел.

Оставшись в темноте, Мисао замотала головой.

Не хочу! Не хочу! Не хочу здесь находиться!

Под воздействием снотворного, поле зрения начало сужаться, голова закружилась. Нет, нельзя засыпать!

Спустившись с кровати, схватив сумку, открыв ключом дверь, вышла из палаты. Двинулась крадучись по коридору, белеющему в темноте. Несколько раз по пути, пошатнувшись, вынуждена была опереться рукой о стену.

Спустилась в лифте на нижний этаж. Никого. Босым ногам было холодно на линолеуме. Белые стены медленно вращались.

Не зная планировки, она хваталась за все, что попадалось под руку — двери, окна. Но все было заперто. Наружу не выйти.

Она вся вспотела, по щекам текли слезы. Схватившись руками за воротник пижамы, она смотрела по сторонам. Что делать? Как быть?

Закружилась голова, ноги подкосились. Присев, оперлась руками о пол.

Телефон. Позвонить по телефону. Позвать на помощь. Сообщить, где я нахожусь.

Дверь приемной была заперта. Она стала продвигаться ползком в сторону регистратуры. Дверь оказалась открытой, но она никак не могла нашарить выключатель. Как тонущий, ищущий, за что ухватиться, она махала руками, пока не ударилась об угол стола. От резкой боли на мгновение прояснилось сознание. На столе — телефонный аппарат.

Спасите! Спасите! Это все, о чем она могла думать. Но кому? Кому?

Почти бессознательно набрала домашний номер Сингёдзи. Когда послышались длинные гудки, потолок закружился, она упала на пол.

Голос Эцуко. В каком-то полусне Мисао отчаянно взмолилась о помощи:

— Госпожа Сингёдзи — спасите!

Эцуко отозвалась. Это ее голос. Но Мисао уже не могла говорить. Последнее, что она помнила — в комнате зажегся свет, приблизились ноги в тапочках, из рук вырвали трубку. И крик медсестры:

— Наглая девка!..



И вот теперь Мисао полностью изолирована в палате. Ключ отобрали. Бежать невозможно. Доктор Сакаки не показывается, наверняка обнаружилось, что это он передал ей ключ. Что если и его профессор Мурасита посадил под арест?..

Медсестра приходит только для того, чтобы сделать очередную инъекцию. Всегда одна. Поскольку она вкалывает новую дозу прежде, чем успело закончиться действие старой, Мисао постоянно пребывает в состоянии полузабытья, точно пьяная. Даже в минуты наибольшей ясности ей приходится собирать все силы, чтобы добраться до туалета. Она утратила всякую способность сопротивляться. Чувство времени потеряно.

Кое-как спустившись с кровати, она, борясь с головокружением, выглянула в окно. Но непослушные, онемевшие пальцы не могли толком раздвинуть жалюзи. Они вновь и вновь плотно захлопывались. Как затвор фотоаппарата.

Наконец удалось взглянуть через узкую щелочку. Ей показалось, что кто-то был внизу, на автостоянке. Но даже если бы она закричала, ее бы не услышали, к тому же ноги уже не держали.

Остается, прижавшись головой к подушке, смотреть не отрываясь на часы, утешаясь тем, что время все-таки не стоит на месте. Продолжается действие укола, сделанного почти два часа назад. День проходит. Но какой? Сколько дней прошло с тех пор, как сделали первый укол? Один? Два?

Хочется спать. Невыносимо хочется спать. Если уснуть, можно ни о чем не думать…

И вдруг послышался стук в дверь.

Тихий, точно приглушенный. Не кулаком, скорее всего — ладонью. Едва стук умолк, под дверью мелькнул свет фонарика.

Мисао слышала, видела, но не могла пошевелиться. Дрожь била так, что стало трудно дышать, но тело оставалось вялым, оцепеневшим.

Под дверью что-то проскользнуло с легким шелестом.

Вновь замелькал свет фонарика. Точно сигнал — посмотри.

Свет погас. Она напрягла слух, показалось, что шаги удаляются.

Спуститься с кровати смогла не сразу. Всю трясло. Невзначай оперлась на парализованную руку и повалилась ничком на подушку. В сравнении с тем, что было, когда она впервые проснулась в этой палате, онемение заметно усилилось.

Почти ползком добралась до двери. На полу лежал листок бумаги, судя по неровному краю — вырван из блокнота.

Крупно написанные буквы разбегались, точно детские каракули.

«Тебе делают инъекции сильнодействующего транквилизатора «фанбитан». После выведения из организма он не дает побочного эффекта, но при больших дозах оказывает негативное воздействие на сердце. Я тайком подменил предназначенные тебе ампулы на физиологический раствор. Медсестра не знает. С завтрашнего дня после инъекций притворяйся, что у тебя кружится голова, как от «фанбитана». Если сделаешь все как надо, никто не догадается. Записку по прочтении разорви и спусти в туалет».

Чуть ниже приписано:

«Прости, что втянул тебя в это дело. Обещаю сделать все, чтобы ты как можно быстрее вернулась домой».

Прочитав записку, Мисао невольно посмотрела в сторону двери. Непроницаемая, белая стена, вставшая между ней и реальностью.

Потребовались невероятные усилия, чтобы выполнить указания и разорвать записку. Отказавшись от попыток совладать с левой рукой, она в конце концов разжевала бумагу и спустила в унитаз.

Нет сомнения — это послание от доктора Сакаки. Он тоже боится профессора. И тем не менее хочет помочь.

Собрав все силы, дотащилась до кровати, легла и закрыла глаза.

Спать. Сон — это отдых. Освободившись от лекарства, она вновь сможет размышлять.

И тогда обязательно что-нибудь придумает. А пока копить силы…




День третий

(14 августа, вторник)





27


Юдзи Огата, двадцать четыре года. Акиэ Миёси, двадцать два. Это они.

Вместе с Саэгусой они выехали в Сэндай на утреннем экспрессе. Предстояло немало потрудиться, чтобы повернуть время вспять.



Саэгуса прикидывал, кого посетить в первую очередь.

— Разумеется, были люди, которые представляли обе пострадавшие семьи, контактировали со средствами массовой информации и улаживали формальности, связанные с похоронами. Не помнишь хоть кого-нибудь?

Откинувшись на спинку сидения, Юдзи покачал головой.

— Абсолютно никого.

— Какие впечатления после того, как ты вернул себе имя?

— Пока ничего определенного. Как будто взял псевдоним.

Возможно, подумал он, это своего рода бегство от действительности. Отправившись на поиски самих себя, они неожиданно стали жертвами чудовищного преступления, в одночасье сделавшего их сиротами… И теперь они не хотели признавать этот факт.

Рядом с ним Акиэ, сложив руки на коленях, смотрела в сторону окна. Каждый раз, когда поезд уходил в туннель, в стекле отражалось ее бледное лицо.

Поезд был набит до отказа. Много туристов, путешествующих целыми семьями. Услышав, как двое пассажиров, сидящих через проход, болтали о том, что им пришлось не спать всю ночь, чтобы достать билеты, Юдзи вспомнил — сейчас как раз сезон, когда принято ездить на родину.

— Господин Саэгуса…

— Что?

— У вас есть знакомые в туристической компании?

Саэгуса повернулся к нему.

— А что?

— Вы так легко купили билеты на экспресс.

— Мне повезло.

Саэгуса поднялся. Прихрамывая на правую ногу, направился по проходу в туалет. Соседний пассажир с любопытством проследил за ним взглядом. Возможно из-за усталости, сегодня Саэгуса передвигался тяжелее и прихрамывал заметнее, чем обычно.

Кстати, он до сих пор не спросил его об этом. Старая рана?

Когда Саэгуса вернулся, волосы его были немного влажными — наверно окатил водой лицо. Усевшись на место, сразу закрыл глаза, поэтому Юдзи ни о чем больше не спрашивал.

Он не мог уснуть всю прошлую ночь и, чтобы убить время, просматривал собранные Саэгусой заметки об убийстве в «Счастливом приюте». Но все равно казалось, что упустил что-то важное, поэтому некоторые прихватил с собой. Сейчас он разложил их на коленях.

Во всех газетах, во всех журналах были одни и те же фотографии жертв преступления: Огата с супругой и Миёси с дочерью Юкиэ. Родственники и знакомые, видимо, предоставили прессе минимум фотографий. Лишь на одной вырезке из женского журнала был помещен снимок наряженной в кимоно Юкиэ на церемонии совершеннолетия. Подпись гласила: «Красавица, разбудившая чудовище». Учитывая обстоятельства, его возмутила не столько подпись, сколько душевная низость того, кто предоставил эту фотографию в такой журнал.

Слово «родственники» вновь заставило Юдзи остро ощутить, что именно они-то и есть эти родственники, чудом оставшиеся в живых. Две мысли боролись в его голове: невозможно в это поверить, но — если не признать этот факт, невозможно двигаться дальше.

В глаза бросалось поразительное сходство Юкиэ с сидящей сейчас рядом с ним Акиэ. Верхняя часть лица — один к одному. Характерные черты обеих девушек — особенно плавная линия подбородка — были унаследованы от отца, Кадзуо Миёси.

Как и ночью, Юдзи вновь и вновь всматривался в фотографию супругов Огата — своих родителей. Угловатое лицо отца, волосы с сединой. Округлое лицо матери, морщинки в уголках глаз, столь привлекательные в ее возрасте.

Признав страшный факт, он еще не испытал потрясения. Так бывает, когда слышишь за плотно закрытым окном шум бушующего урагана, пролетающего над крышами домов. Ужасающая ярость ветра остается по ту сторону стекла. Конечно, достаточно открыть окно и высунуть руку наружу, чтобы почувствовать силу стихии, но он до сих пор не нашел способ открыть окно.

Но еще более властно его притягивала фотография предполагаемого убийцы — Такаси Миямаэ.

Его фотографии, напротив, отличались разнообразием. На многих он был запечатлен в относительно взрослом возрасте, но на некоторых ему было и три, и пять, и семь лет.

Не нашлось лишь фотографий последних лет. По словам Саэгусы, в момент убийства Такаси был двадцать один год. Однако на большинстве фотографий, появившихся в прессе, он представал семнадцатилетним юнцом. Неизменно в школьной форме. В этом возрасте он потерял мать, а после того, как убежал из дома, не нашлось повода, рядом не оказалось никого, кто бы стал его фотографировать, да и особой нужды в этом не было. В семнадцать лет Такаси был худощавым, субтильным подростком. Плечи широкие, но покатые, и хотя высоким ростом он не отличался, выглядел этакой дылдой. Выражение лица взрослое, но, как ни парадоксально, если одеть его девочкой, это бы ему вполне подошло.

На одной фотографии он снят вместе с покойной матерью Тосиэ Мурасита. Фотография была напечатана в иллюстрированном журнале — они стоят перед воротами дома с живой изгородью. Как было сказано в заметке, этот дом Такэдзо Мурасита построил на территории своего имения специально для второй жены.

За низкой зеленой оградой видна крыша автомобиля. Саэгуса сказал, что Тосиэ погибла в автокатастрофе. Вполне возможно, что это та самая машина, которая стала причиной несчастного случая.

На такую мысль невольно наводит мрачный, угрюмый взгляд Такаси.

Вряд ли развод родителей и вторичное замужество матери могут доставить ребенку радость. Особенно если это мальчик в период взросления. Известно, что еще до того, как Тосиэ и Такэдзо познакомились, супруги Миямаэ были в раздоре. Возможно в этом причина буйных выходок подростка, повлекших за собой исключение из школы.

Для Такаси это стало началом порочного круга. За очередное рукоприкладство отчаявшиеся родители упекли его в психиатрическую клинику, в результате мать сошлась с директором этой клиники, затем развелась и вторично вышла замуж, так что, когда Такаси выпустили из клиники, его ждала совершенно новая обстановка, мать, пытающаяся начать новую жизнь, мечтающая о женском счастье…

Не потому ли на фотографии у него такой угрюмый взгляд?

Нет, что-то еще.

Это выражение лица. Эти глаза. Они были ему знакомы. Слишком знакомы. Такой же взгляд он встречал все последние дни каждый раз, когда смотрелся в зеркало.

В этих глазах был страх.

Такаси Миямаэ боялся. Он занял оборонительную позу. Этот семнадцатилетний подросток уже знал, что впереди его ждет что-то, чего надо бояться, хоть еще и не понимал, чего именно.

Но почему? Почему он так настороженно смотрит в объектив? Почему сжал пальцы в кулаки? Почему так уперся ногами в землю и чуть ли не заслоняет собой мать?

И главное, почему именно на него сразу же указали как на виновника убийства?

«Красавица, разбудившая чудовище».

Правда ли Юкиэ Миёси стала причиной? Неужели все произошло только потому, что она отвергла его притязания? Или же там, в «Счастливом приюте», его ждало то самое, чего он больше всего боялся?

В одной из газетных вырезок сообщалось, что за два года до убийства Такаси допрашивали в полиции, поскольку он был замешан в деле о подпольном производстве и торговле оружием, организованных столичной бандитской группировкой. Материал был эксклюзивный, журналист не жалел подробностей. Утверждалось, что Такаси имел доступ к огнестрельному оружию и достаточно хорошо им владел. В качестве доказательства приводились слова тогдашнего приятеля Такаси: «Одно время он точно свихнулся, целыми днями упражнялся в стрельбе. Запросто попадал в подброшенную монету».

Дело о подпольном производстве оружия стало сенсацией. Скрепкой была прикреплена пожелтевшая вырезка из журнала на эту же тему. Юдзи пробежал ее глазами. Корреспондент, подписавшийся инициалом S., писал:

«Даже в Америке, где со времен освоения Дикого Запада сложилось почтительное отношение к принципу «самообороны», ныне все чаще звучат голоса, требующие ограничить право иметь оружие. Что же говорить о Японии, в которой чувство индивидуальной самообороны традиционно не развито? В нашей стране бесконтрольное обращение оружия не может не угрожать общественной безопасности. Однако несомненным фактом является то, что в последнее время не только члены так называемых бандитских группировок, но и значительная часть молодежи демонстрирует тягу к огнестрельному оружию. Необходимо установить строжайший полицейский надзор…»

Юдзи невольно вздохнул.

Если бы у Такаси не было пистолета, если бы он, допустим, напал, вооружившись ножом, у родителей был бы шанс оказать сопротивление…

Послышалась тихая музыка, после чего голос диктора объявил:

— Господа пассажиры, наш поезд приближается к станции «Сэндай».

Саэгуса тотчас открыл глаза. Не похоже, что спал.

Обеими руками крепко сжал подлокотники. Даже со стороны заметно, как сильно он нервничает.

Поезд постепенно сбавил скорость. Впереди земля обетованная, где их ждет неведомое будущее, нет — неведомое прошлое. Опустив глаза, Юдзи вдруг заметил, что его руки дрожат.



Вышли из поезда, но, увы, внезапного озарения не произошло.

Лишь смутное ощущение, что бывал здесь раньше. Акиэ тоже, судя по виду, продолжала блуждать в потемках.

Юдзи повел ее, обнимая за плечи и подстраиваясь под ее шаг. Предупреждал ее перед каждым поворотом, перед остановкой или спуском по лестнице.

Он и она были знакомы. Вопрос — до какой степени. Во всяком случае, их объединяло уже то, что каждый из них был единственным уцелевшим в семье. Он должен держаться возле нее. И не только потому, с невольной грустью подумал он, что так им обоим проще передвигаться ощупью…

Поймав перед вокзалом такси, Саэгуса сообщил водителю название гостиницы. Он объяснил Юдзи, что выбрал гостиницу подальше от центра города, чтобы невзначай не столкнуться с кем-либо из своих знакомых.

Саэгуса попросил водителя ехать как можно медленнее.

— Хотим полюбоваться здешними видами.

— Как вам угодно, — усмехнулся водитель. — Вы из Токио?

— Да. Сразу видно?

— Конечно, по произношению.

— Неужели? А мы даже не замечаем. Вы-то вроде бы не говорите на местном диалекте.

— Люди моего поколения и молодежь, как правило, говорят на стандартном японском. Так нас учат в школе.

— Местные диалекты вымирают…

— Да-да. Не знаю, плохо это или хорошо. Теряются особенности. Нашу молодежь уже не отличишь от столичной. Только в Осаке еще пытаются говорить по-своему.

Саэгуса метнул взгляд на Юдзи. Тот пожал плечами. Услышанная речь ничего в нем не пробудила. То же, что и в Токио.

Но пробегающий за окном пейзаж — другое дело.

Далекая линия гор. Много зелени, прохладный ветерок несмотря на палящее солнце. Водитель, не включая кондиционера, открыл окно.

— В отличие от Токио, — сказал он, — у нас летняя жара не в тягость. Нет такой влажности…

Много высоких зданий. Улицы один к одному как в Токио. Огромный мегаполис. И все же… В этих улицах, в этом пейзаже было что-то необыкновенно знакомое. Впервые он со всей отчетливостью ощутил, что уже бывал здесь прежде. Воспоминания проступали, как изображения на проявленной пленке.

Он погладил по руке неподвижно сидящую Акиэ, шепнув:

— Мы вернулись домой.

Она направила на него невидящие глаза и слегка склонила голову.

— Наверно так.

Саэгуса молчал.

Когда прибыли в гостиницу, Саэгуса, оставив их в холле, пошел звонить.

— Если вы собираетесь звонить моим родственником, наверно проще, если я поговорю, — сказал Юдзи.

— А ты поймешь, с кем разговариваешь? — возразил Саэгуса. — Возникнет еще большая путаница. Я постараюсь все объяснить и договорюсь о встрече.

Из статей, посвященных убийству в «Счастливом приюте», и Юдзи, и Акиэ уже знали, откуда они родом, чем занимались.

Отец Юдзи — Хидэмицу Огата — владел большим магазином сувениров, расположенным прямо перед вокзалом. Также в его собственности находился ресторан местной кухни. Оба предприятия были организованы как одна компания под его управлением. Юдзи остался его единственным наследником. Но он понимал, что в нынешних обстоятельствах лучше туда не соваться. Что он скажет служащим? Что ничего не помнит?

По сообщениям прессы, сам Юдзи работал не в компании отца, а в филиале крупного банка. Но в каком именно филиале, жил ли он один или с родителями, об этом в имеющихся у Саэгусы вырезках не было ни слова.

Отец Акиэ — Кадзуо Миёси — был заместителем директора городской гимназии. Гимназия славилась высоким процентом поступающих в университеты и спортивными достижениями воспитанников. Младшая сестра, Юкиэ, училась в английском колледже. Акиэ, судя по всему, жила с отцом и вела домашнее хозяйство.

В холле гостиницы было многолюдно. Юдзи вновь вспомнил, что сейчас туристический сезон. Летние каникулы.

Если он работает в банке, что он делал в Токио? Почему был не на службе? Или взял отпуск?..

Неожиданно Акиэ пошевелилась и закрыла лицо руками. Юдзи встрепенулся.

— Плохо себя чувствуешь?

Ее изящная фигурка тонула в мягком кресле.

— Да… Голова побаливает.

Встав, он подошел поближе и заглянул ей в лицо. Оно было совсем бледным.

— Не знаю почему, но мне вдруг стало холодно.

— Может, что-то вспомнила?

— Не знаю. У меня такое чувство, что я раньше точно так же ждала кого-то в этом месте. И это — не очень приятное воспоминание, — она затрясла головой, точно отгоняя назойливую мошкару. — Какая досада! Если бы я могла видеть!

— Ты кого-то ждала — одна?

— Да, кажется.

Что могло значить это ожидание, от которого остался неприятный осадок?

Недолго думая, он спросил:

— Уж не меня ли ты ждала?

Акиэ захлопала глазами.

— Почему ты так решил?

— Просто вдруг пришло в голову…

Впервые за сегодняшнее утро Акиэ улыбнулась.

— Нет, думаю, это был не ты. И, кажется, я начинаю что-то припоминать… — Она прикусила губу и прикрыла глаза, как будто всматриваясь внутрь себя. — Может быть, сестру…

— Юкиэ?

— Да, это имя. Моя младшая сестра. У меня есть сестра… Нет — была.

В этот момент вернулся Саэгуса.

— Я позвонил одному человеку, сейчас он подъедет. Очень удивился. Обещал никому не говорить.

— Что вы ему рассказали?

— Только самое необходимое — что вы оба потеряли память. Этот человек долгие годы работал продавцом в магазине твоего отца. Кокити Хиросэ.

Они прождали около двадцати минут. Юдзи, наблюдавший за беспрестанно входившими и выходившими людьми, вдруг обратил внимание на человека, вошедшего через автоматически раздвигающиеся двери.

Маленький, толстый, семенящий на коротких ножках. Подмышки его затрапезной рубашки темнели от пота. Отирая платком покатый, плешивый лоб, он смотрел по сторонам.

Наконец остановил глаза на Юдзи. Оцепенел, разинув рот и тараща глаза. Почти сразу же Юдзи почувствовал, что знает этого человека.

Толстяк подбежал к нему. Юдзи поднялся навстречу. Заметив это, Саэгуса тоже встал.

— Мальчик! — забормотал обливающийся потом толстяк. — И госпожа Акиэ!

Он и ее узнал.

— Детки, что же с вами приключилось?




28


Кокити Хиросэ прибыл на своем автомобиле. Он предложил сразу поехать к нему домой.

Водил он из рук вон плохо. Машина виляла из стороны в сторону и продвигалась короткими толчками. И каждый раз он, вытирая со лба пот, извинялся:

— Вы так меня удивили, никак не могу очухаться.

Чтобы не усугублять ситуацию, Саэгуса всю дорогу не раскрывал рта. Юдзи также помалкивал.

Кокити жил в маленьком домике на окраине. Рядом располагался кустарный рыбный заводик, на котором развевался транспарант: «Продажа на вынос, доставка по адресам».

— Самое тихое место в городе. Я — вдовец, живу одиноко, поэтому избегаю шума, — сказал он, обращаясь к Саэгусе, затем взглянул на Юдзи и Акиэ: — Вы и это забыли?

— Кажется, да, — ответил Юдзи.

— А у госпожи Акиэ опять проблема с глазами?

При этих словах все трое вздрогнули.

— У меня и раньше случалась слепота? — воскликнула Акиэ.

На этот раз удивился Кокити.

— Вы не помните? При амнезии даже такое забывается?

— Все куда-то провалилось, — сказал Юдзи. — Даже свои имена мы забыли и узнали только в результате долгих поисков.

Кокити ошеломленно разинул рот. Они сидели на циновках за столиком в маленькой, но прибранной гостиной. Пока Саэгуса подробно объяснял, что произошло, Кокити непрерывно переводил взгляд с Юдзи на Акиэ.

Саэгуса рассказывал по порядку с мельчайшими подробностями, но обошел молчанием то, что в квартире оказались пистолет и чемодан, набитый деньгами. И о себе сказал только то, что он сосед по этажу.

Было видно, что рассказ подействовал на Кокити удручающе.

— Извините, — сказал Юдзи. Он почему-то чувствовал себя виноватым.

— Какие тут могут быть извинения! Хорошо, что хоть благополучно вернулись — не знаю, впрочем, уместно ли говорить о благополучии. — Кокити энергично потряс головой. — Если уж на то пошло, это мне следовало проявить большую настойчивость и отговорить тебя от поездки в Токио. Оплошал я, оплошал.

— Я сказал, что поеду в Токио?

— Да, сорвался, никому не сказав, где тебя искать… Даже Акиэ не предупредил. Чтобы она не пустилась вдогонку… Единственное, раз в неделю звонил, чтобы сказать, что у тебя все в порядке.

Юдзи и Саэгуса переглянулись.

— Не предупредил меня? — прошептала Акиэ и подняла глаза. — Что это значит?

Кокити сморщился, казалось он вот-вот заплачет.

— И это забыли, госпожа Акиэ? После окончания траура по родителям вы собирались выйти замуж за нашего мальчика. Все мы с радостью ждали этого события.

Некоторое время от удивления никто не мог вымолвить ни слова.

— Это правда? — смущенно переспросил Юдзи.

Кокити несколько раз кивнул.

— Случившееся стало для вас обоих таким тяжелым испытанием! И все, кто вас знал, были согласны во мнении, что вам лучше держаться вместе. Неофициально вы обменялись подарками, как положено при помолвке. Это было в мае. Не помните? Решили не затягивать, чтобы вы смогли поскорее оправиться после трагедии и начать новую жизнь…

Акиэ, прикрыв рот рукой, широко раскрыла глаза. Взглянув на ее руку, Кокити спросил:

— Госпожа Акиэ, а что стало с кольцом?

— С кольцом?

— Кольцо по случаю помолвки. Когда вы пришли ко мне, чтобы сообщить о своем намерении отправиться вслед за Юдзи, оно было у вас на пальце. Камень, соответствующий вашему дню рождения — как же он называется? Красивый такой, зеленый.

От волнения Кокити никак не мог вспомнить слово.

— Изумруд? — пришел на помощь Саэгуса.

Кокити энергично кивнул.

— Да, да. Друг Юдзи, ювелир, сделал специально по случаю помолвки. Ни с чем не спутаешь. Изумруд в форме цветка.

Акиэ потерла палец на левой руке.

— Нет… Потеряла?

— Не потеряла — украли, — сказал Юдзи.

Саэгуса с ним согласился:

— Потому что кольцо могло послужить толчком к возвращению памяти. Все ваши личные вещи пропали.

Кокити испуганно сглотнул слюну.

— Можно подумать, что кто-то умышленно отнял у вас память!

— Похоже, так оно и есть, — мрачно сказал Саэгуса.

— Но разве такое возможно?

— Для меня это тоже вопрос.

Юдзи закатал рукав рубашки и показал Кокити загадочные знаки на предплечье:

— Мы обнаружил это, когда проснулись.

Едва взглянув, Кокити страшно побледнел и обмяк всем телом, точно мяч, из которого вытащили затычку.

— Господин Кокити? Что с вами?

Кокити не отзывался, уставившись на руку Юдзи.

— Вы уже видели такое? Вы что-то знаете?

Наконец, подняв глаза, Кокити потряс головой. По лбу вновь заструился пот.

— Сам не видел. Но слышать доводилось.

— Кто вам рассказывал? — спросил Юдзи.

— Наш хозяин.

— Мой покойный отец?

— Да, он как-то изволил упомянуть…

— Что видел нечто подобное?

Кокити кивнул.

— Он тогда только что купил «Счастливый приют». Они с женой ездили туда, чтобы расставить мебель и помочь с внутренним убранством. К тому времени дом уже был полностью готов, но продолжались работы по благоустройству территории и строительству хозяйственных построек, поэтому там было много рабочих.

— И у кого-то из них на руке оказались такие знаки?

— Да. Они обносили участок оградой. Только это не были обычные рабочие.

— Не обычные рабочие? Вы хотите сказать, их прислали откуда-то со стороны?

— Да, и у них на руках были номера. Хозяин не мог прийти в себя от изумления. Было ли у них на руках то же, что у тебя, Юдзи, я не знаю. Хозяин об этом ничего не говорил.

Молчавшая до сих пор Акиэ закатала рукав и вытянула руку.

— У меня на руке то же самое, — сказала она. — Откуда присылали этих рабочих?

Вытерев пот, Кокити сказал:

— Из Клиники Катадо.

Тотчас в воздухе как будто повеяло холодом.

— Говорят, в этой клинике пациентам наносят номер на руку. В «Счастливом приюте» они проходили трудотерапию.




29


Вот что рассказал Кокити.

— Хозяин со своей супругой еще несколько лет назад задумались о покупке участка под загородный дом. Поначалу это затевалось с целью уменьшить налоговое бремя, но со временем было решено после ухода хозяина от дел поселиться в каком-нибудь месте с более благоприятным климатом, чем у нас в Сэндае, и тогда уже всерьез занялись поиском подходящего участка. Думаю, не последней причиной было то, что супруга хозяина страдала ревматизмом. А в Сэндае, хоть снега выпадает мало, зимы довольно суровые.

— Имелась ли какая-то особая причина остановить выбор на «Счастливом приюте»?

— Думаю, да. Но причина, так сказать, сентиментального свойства. Хозяин уже давно был просто-таки влюблен в природу в окрестностях Катадо… Хозяин своими руками создал наш магазин и добросовестно управлял им, но по сути это было всего лишь его хобби. По-настоящему его увлекала лишь фотография. С детства он посвящал этому занятию все свое время. Ты, Юдзи, наверно и это забыл… — Кокити грустно улыбнулся. — С городом Катадо ни его самого, ни супругу ничто не связывало. Но вот однажды, вскоре после женитьбы, они побросали вещи в автомобиль и, не выбирая маршрута, отправились путешествовать, чтобы фотографировать. По рассказам хозяина, они заехали в эти места случайно и были в восторге. От той поездки осталось множество фотографий. Оба были еще молоды, думаю, это случилось лет двадцать назад. В то время окрестности Катадо еще не утратили своей первозданности, а места там удивительно живописные. Я слышал, что особенно там замечателен вид с обрыва…

Юдзи вздрогнул.

— А меня туда не возили? — воскликнул он. — Когда я был маленьким?..

— Конечно, возили! Вспоминаешь?

У Кокити просветлело лицо.

— Перед самым пробуждением в «Паласе», — сказал Юдзи, — мне приснилось, что я стою на высоком скалистом берегу и смотрю на море. Рядом был отец. Теперь я знаю, что это был отец!

Кокити воспрянул. Схватил Юдзи за руку и потряс.

— Да, да, я уверен!.. В принципе, от Сэндая до моря не так уж далеко, но купаться там негде. Конечно, можно доехать до Мацусимы и совершить прогулку на корабле, но хозяин тамошние места не жаловал. Он говорил, что терпеть не может мест, где нет отбоя от туристов, и при этом смеялся — забавно, что его-то бизнес как раз держится на туристах. Захотев показать тебе море, он повез тебя в Катадо. Тебе, Юдзи, еще не было и трех лет. И это только лишний раз подтверждает, насколько хозяин любил этот край.

Вот почему, начав подыскивать место, в котором он, удалившись от дел, мог бы на закате дней поселиться со своей супругой, и узнав, что в Катадо началось строительство курортной зоны и распродается земля под дачи, Хидэмицу Огата тотчас загорелся и отправился на разведку.

— Он обрадовался, когда увидел, что застройка велась не как попало и не нанесла ущерба природе. Он немедленно принял решение приобрести там дом. И сам же придумал ему название — «Счастливый приют».

Обдумав услышанное, Юдзи спросил:

— Сколько же было отцу в момент убийства?.. Он был одноклассником Такэдзо Мураситы, следовательно — пятьдесят восемь. И в этом возрасте он уже собирался удалиться от дел?

Кокити, откашлявшись, выпрямился, колыхнув тучным подбородком.

— Хозяин постоянно повторял, что хочет постепенно передать дела компании тебе, Юдзи, после чего уже ни во что не вмешиваться. Оставить себе только то, что необходимо на безбедную старость, а в остальном предоставить тебе полную свободу. Он считал, что и ему, и тебе будет во вред, если, сделав тебя хозяином компании, он все время будет стоять у тебя над душой.

— Похвально, — кивнул Саэгуса. — Разумный отец.

— Он любил повторять: «Я не оставляю сыну наследство, я всего лишь передаю ему средства, с помощью которых он сможет самостоятельно вести бизнес». Его предприятие началось с маленького сувенирного лотка. Он, естественно, хотел, чтобы сын продолжал его дело. Но вовсе не собирался до конца своих дней ревниво цепляться за свое детище. Он готов был предоставить тебе полную свободу, но при условии — что бы ни случилось, ты не должен обращаться к нему за помощью. Не помнишь?

Кокити впился глазами в Юдзи. Тот, не стерпев, отвел взгляд.

— Лично я считаю, что человеку, имеющему собственный бизнес, уходить в пятьдесят восемь лет в отставку рановато. Но, как я уже говорил, хозяин беспокоился по поводу ревматизма своей супруги, к тому же он с пятнадцати лет работал буквально на износ и потому, вероятно, решил, что с него уже достаточно. Я тоже не возражал.

— Прекрасно его понимаю, — сказал Юдзи. — Но собравшись уйти на покой, он заручился моим согласием наследовать его дело?

Кокити немного замялся.

— Все было не так гладко.

— Кто-то был против?

— Да ты же сам, Юдзи. Несмотря на протесты отца, ты поступил на работу в банк.

— Отцы и дети — извечная история! — вздохнул Саэгуса.

— Ты заявил, что не желаешь катиться по накатанным рельсам. После окончания городского университета сказал, что хочешь расширить свой кругозор и сам нашел себе работу. По роду службы тебя в любой момент могли перевести в какое-либо другое отделение, далеко от родных мест, поэтому отец был очень на тебя сердит.

Ох уж эта родительская опека! — усмехнулся Юдзи.

И вдруг впервые осознал, что этот Хидэмицу Огата — его отец, человек, навеки укорененный в его исчезнувшей памяти. Эта мысль пронзила его до боли.

Память возвращалась, ведя за собой вереницу отчетливых образов. Поговорил с отцом — разгорелась ссора — уехал из дома с намерением больше не возвращаться — свалил все свои вещи в картонные коробки, которые не вместились в нанятый для переезда фургон…

— Я уехал из дома, да? В то время, когда произошло убийство, я уже жил отдельно от родителей. Правильно?

Кокити нервно кивнул.

— Да, устроившись на службу в банк, ты поселился в общежитии для холостяков. Вспомнил?

— А что сейчас с моей работой?

— Ты ее бросил. — Кокити помрачнел. — Через месяц после убийства. Сказал, что тебе необходимо иметь свободное время.

— Свободное время?

— Да, ты настаивал, что должен самостоятельно расследовать убийство. Говорил, что уверен — Такаси Миямаэ не погиб и где-то скрывается.

Акиэ пораженно всплеснула руками.

Такаси Миямаэ — жив!

Труп не найден. Такую возможность нельзя исключить.

Эти глаза. Эти сжатые кулаки…

— Значит, за тем я и отправился в Токио.

— Нет, ты поехал не сразу. В середине января ты уволился из банка, вернулся в родительский дом в Сэндае и с головой погрузился в расследование. Случалось, куда-то уезжал и пропадал по нескольку дней. Со стороны ты казался одержимым.

Кокити опасливо взглянул на Юдзи — не находится ли он и сейчас в подобном состоянии. Руки его заметно дрожали.

— В сложившихся обстоятельствах все мы торопили тебя побыстрее покончить с формальностями и жениться на госпоже Акиэ. Но ты нас не слушал. Ты весь ушел в расследование, постоянно повторяя, что Такаси Миямаэ — жив и его где-то прячут. В это время госпожа Акиэ и ослепла.

Юдзи обернулся к Акиэ. Кокити, явно не одобрявший поведение Юдзи, возвысил голос:

— Госпожа Акиэ, разом лишившись отца и младшей сестры, и без того едва не сошла с ума от горя. В своем помешательстве она состязалась с вами. И ее организм не выдержал. По словам врача, известны случаи, когда человек внушает себе, что больше ничего не хочет видеть, и действительно слепнет. Это и произошло с госпожой Акиэ.

— Истерия, — сказал Саэгуса и, точно испугавшись, что его неправильно поймут, поспешно добавил: — Это медицинский термин.

Акиэ опустила глаза и сидела неподвижно, как статуя.

И все же его догадка подтвердилась. Акиэ относительно легко справлялась с трудностями, вызванными слепотой, так как уже имела несчастье испытать это. А вовсе не потому, что отличалась каким-то сверхъестественным мужеством.

— Но я вылечилась? — спросила Акиэ дрожащим голосом. — Или я слепой отправилась в Токио на поиски Юдзи?

— Вы вылечились, — ответил Кокити. Он постарался говорить бодрым голосом, как бы подчеркивая, что и сейчас все будет в порядке. — Вы, конечно, обращались к врачу, но думаю, самым главным стало то, что Юдзи, одумавшись, вернулся к вам.

— Значит, я закончил расследование! — воскликнул Юдзи.

Кокити кивнул, но на его лице по-прежнему было заметно осуждение.

— Глаза Акиэ стали видеть, — сказал он, — все шло к скорой свадьбе, вы уже обменялись подарками, и, казалось, оба успокоились. Это было в начале мая. Однако… Я как сейчас помню. Десятое мая. Ты, Юдзи, вдруг заявил, что едешь в Токио. Не знаю, что стало поводом. Госпожа Акиэ тогда тоже говорила, что ничего не знает. Как бы там ни было, твоими мыслями вновь завладело расследование убийства, и, бросив Акиэ, ты умчался в Токио.

Саэгуса почесал голову.

— Вопрос в том, почему он так поступил? Какое событие его подтолкнуло?

Кокити съежился.

— Прошу прощения. Но я, честное слово, ничего не знаю. Спрашивал, но все впустую. Юдзи заявил, что хочет самостоятельно во всем разобраться.

Юдзи едва не застонал от досады. Конечно, с одной стороны хорошо, что он из предосторожности так надежно все утаил, но теперь он забыл, где находится сам тайник.

Нет, не забыл. Его заставили забыть.

— Те, кто постарался стереть вашу память, — сказал Саэгуса, нахмурившись, — хотели, чтобы вы забыли нечто, известное только вам двоим.

Это единственное, что приходит в голову.

— Но кто это сделал? — прошептала Акиэ.

Юдзи почувствовал, что это не столько вопрос, сколько первая половина утверждения.

— Подсказка, думаю, есть, — медленно проговорил Саэгуса. — Если допустить, что Такаси Миямаэ жив, кому выгодно скрывать его существование и прятать?

В голове Юдзи пронеслась одна фраза. Фраза, встретившаяся ему в какой-то из газетных вырезок. Сейчас она прозвучала в его голове так отчетливо, как будто он слышал ее собственными ушами.

«Простите моего сына — он уже мертв. Если винить кого-либо, то только меня…»

— Узнав, что ты, — Саэгуса показал пальцем на Юдзи, — догадался о существовании Такаси и отправился на его поиски, тебя постарались нейтрализовать, прибегнув к решительным средствам.

— Но разве это возможно — отнять память у живого человека? — жалобно воскликнул Кокити.

Саэгуса, глядя в раскрытую дверь на маленький садик во дворе, кивнул.

— Не слишком красивое выражение… — Он окинул их взглядом. — Слышали когда-нибудь о том, как «промывают мозги»?

Не дождавшись ответа, он продолжал:

— Я имею в виду электрошок. С давних времен его активно используют для лечения шизофрении и алкоголизма. Сейчас его эффективность как медицинского средства ставится под сомнение, но до сих пор есть клиники, в которых воздействие электрошока применяют к пациентам в качестве своего рода дисциплинарного наказания. Разумеется, таких клиник мало. Крайне мало. Но они существуют. Во главе этих клиник стоят безнравственные люди, одержимые жаждой наживы, которых ни на грош не заботит излечение больных.

…Футада из Клиники Сакаки сказала: «Если больной страдает алкоголизмом, мы можем порекомендовать вам другую клинику. Но доктор Сакаки, кажется, не любит посылать туда пациентов…»

— Важно вот что, — продолжал Саэгуса, — у тех, кого подвергают электрошоку, слабеет память. Я знал больных, которые из-за частого воздействия электрошока не могли вспомнить, что с ними было пару лет назад.

Клиника Катадо — одна из крупнейших в Японии, специализирующихся на психических заболеваниях. Число стационарных пациентов составляет восемьсот человек. Охотно принимают больных с тяжелой формой алкоголизма, от которых отказались другие клиники…

— Существует лишь один человек, у которого был мотив лишить вас памяти и располагающий соответствующими возможностями.

Юдзи понял, о ком говорит Саэгуса. Взглянув на номер на руке, он сказал:

— И этот человек — Такэдзо Мурасита.




30


Итак, главное направление определилось.

Все линии ведут к трагедии в «Счастливом приюте». К Такаси Миямаэ и его отчиму Такэдзо Мурасите, каявшемуся перед телевизионными камерами за злодеяния своего пасынка.

Такэдзо Мурасита был земляком убитых в «Счастливом приюте» Хидэмицу Огаты и Кадзуо Миёси. Их встреча в Катадо, учитывая последствия, была несчастливой случайностью.

Необходимо прояснить все до мельчайших подробностей. Восстановить утраченное.

— Кокити, откуда вы родом? Когда вы познакомились с моим отцом и господином Миёси? Что вам известно о Такэдзо Мурасите?

Кокити удрученно опустил плечи. Каждый раз вновь убеждаясь, что Юдзи ничего не помнит, он впадал в уныние.

— Я родился и вырос здесь, в Сэндае. Мне было двадцать лет, когда ваш батюшка изволил взять меня к себе на работу. Поэтому о Такэдзо Мурасите я впервые услышал в связи с покупкой дачи «Счастливый приют»… Что касается господина Миёси, я знаю, что он и ваш батюшка с детства были неразлучными друзьями. По жизни они пошли разными путями, но характером были очень похожи.

Акиэ повернулась лицом к Кокити. Кокити, заметив это, вытер пот вокруг глаз.

— Я испытывал огромное почтение к господину Миёси… — продолжал он. — Преподавая в колледже, он не бросал научной работы… Рано овдовел, но не стал вновь жениться и посвятил себя воспитанию дочерей — Акиэ и Юкиэ.

Он поперхнулся и громко откашлялся.

— Это хозяин предложил своему другу Миёси приобрести в совместную собственность «Счастливый приют». С первого взгляда на внушительный, не побоюсь этого слова, особняк, возникает мысль, что он идеально подходит для двух семей. Два строения, соединенные коротким проходом. Дом построен на склоне, и хотя считается двухэтажным, со стороны дороги это все четыре этажа. Вид из окон открывается просто великолепный. По утрам можно наблюдать, как солнце поднимается из моря, точно просачивается из водной глубины.

Воспоминания ожили. Море, которое отец любил до страсти.

— Но одной семье жить там расточительно, да и небезопасно. Поэтому хозяин с самого начала обратился к Миёси, который говорил, что, выйдя на пенсию, хочет удалиться в какую-нибудь глушь и сосредоточиться на своих научных изысканиях. В результате многолетней дружбы они хорошо понимали друг друга. Я считал, что это идеальное решение. Акиэ и Юкиэ — уже взрослые девушки. Если Юкиэ, закончив колледж, поступит на службу, она наверняка предпочтет жить самостоятельно. И Акиэ, освободившись от необходимости вести домашнее хозяйство, сможет наконец-то жить так, как ей хочется. Кадзуо Миёси говорил: «Я могу уехать из города со спокойной душой, дочери и без меня прекрасно устроятся». К тому же, в это время в разговорах господина Миёси стала проскальзывать мысль о женитьбе. Речь шла о женщине, которая преподавала в той же гимназии и относилась с сочувствием к его научным исследованиям. Если бы они поженились, ему было бы не так тоскливо уехать с насиженного места и расстаться с дочерьми. Все складывалось как нельзя более удачно. В любом случае, до пенсии Миёси оставалось два года, так что еще было время все хорошо обдумать.

— Как я… как мы с сестрой восприняли разговоры о женитьбе отца? — робко спросила Акиэ. — Вам известно?

Кокити улыбнулся, точно спеша ее успокоить.

— Дочери были согласны. Как изволил выразиться господин Миёси: «Единственное, что меня смущает, это наш возраст».

Но вскоре это уже не имело никакого значения.

Необходимо время, чтобы осознать весь ужас случившегося. Так камешки, ложась один на другой, вырастают в гору. Так температура, повышаясь градус за градусом, доходит до точки кипения. Так энергия постепенно накапливается, пока не достигнет критической массы…

— До сих пор не верится, что хозяина и его супруги с нами нет.

Кокити затрясся всем своим тучным телом. Здесь, в этом доме, бывшем зримым результатом его многолетней преданной работы под началом Огаты, он был похож на осиротевшего ребенка.

— Я разделяю твои чувства, Юдзи. Я не хочу верить, что Такаси Миямаэ мертв. Хочу, чтобы он был жив. Тогда бы я мог задушить его своими собственными руками. Я бы не дрогнул. Если б мое желание исполнилось, мне все равно, что со мной будет. Но ты, Юдзи…

Глядя на Юдзи, он сказал умоляющим тоном:

— Это сон. Дурной сон. Такаси Миямаэ мертв. Он был диким зверем, чудовищем, но его больше нет. Будем же рады тому, что, совершив преступление, он не долго прожил — свалился с обрыва и сдох. Теперь же, когда вы вернулись домой, забудь все, что было. С этим покончено. Обратись к врачу, я уверен, память вскоре вернется. И все будет хорошо.

Наверняка Кокити уже не раз говорил ему те же самые слова. Почему же он, несмотря на уговоры и мольбы, продолжал, не сдаваясь, упорно вести свое расследование?

Не было ли у него на это какой-то очень веской побудительной причины?

И не служит ли потеря памяти самым красноречивым доказательством того, что он-таки докопался до «причины». Вряд ли тот, кто отнял у него и Акиэ память, думал, что ему это удастся.

— Кокити… — заговорил Юдзи, скосив глаза на загадочную надпись на своей руке, — мой отец и господин Миёси что-нибудь рассказывали о Такэдзо Мурасите? Как они к нему относились?

Кокити заколебался.

— Вообще-то хозяин не слишком любил злословить о ком-то…

Юдзи усмехнулся. Кажется, он уже получил ответ.

— Вы хотите сказать, что он был не слишком лестного мнения о Мурасите? Не испытывал большой радости от нежданной встречи со старым приятелем?

Кокити посмотрел на Акиэ, на Саэгусу и, наконец, на Юдзи, и заговорил так, как будто из него насильно вытаскивали слова.

— Хозяин сказал, что идея писать номера на руках пациентов — вполне в духе этого человека, — на лбу выступили капли пота. — Этот человек, говорил он, ради достижения своей цели не остановится ни перед чем…




31


Квартира, принадлежавшая семье Миёси, располагалась в большом, элегантном доме, вытянувшемся вдоль набережной реки. Проехали мимо учебного здания с часовней. Кокити объяснил, что река называется Хасэгава, а здание с часовней — Институт св. Доминика. Кажется, он уже свыкся с тем, что Юдзи практически все воспринимал заново.

На почтовом ящике триста третьей квартиры висела табличка: «Кадзуо Миёси, Акиэ, Юкиэ».

Консьержка сразу узнала Акиэ.

— Наконец-то вы вернулись! — воскликнула она. — Давненько вас не было.

Должно быть, она заметила, что взгляд Акиэ устремлен в неопределенном направлении. Поднеся руку к глазам, она спросила:

— Господин Огата, у барышни опять проблема со зрением?

Юдзи, поняв, что она обращается к нему, смущенно кивнул. Судя по тому, что консьержка узнала его и запросто с ним заговорила, он был здесь частым гостем.

— Увы, в Токио произошел рецидив, — ответил он.

Консьержка сочувственно покачала головой.

Акиэ сказала, что потеряла ключ. Консьержка открыла им дверь, и они вошли в квартиру.

В просторной прихожей был постелен коврик с узором из роз. Когда разулись, почувствовали, что коврик уже успел отсыреть. Воздух был спертый.

— Когда я уехала в Токио? — спросила Акиэ.

Немного подумав, Кокити ответил:

— Кажется, в двадцатых числах мая. Вы тоже сорвались как будто впопыхах.

— Я не сказала, куда еду?

— Нет. Только намекнули, что вам известно, где находится Юдзи.

Акиэ шла рядом с Юдзи, держа его под руку, но сделав несколько шагов, отступила и, касаясь левой рукой стены, начала продвигаться вперед самостоятельно. Он не спускал с нее глаз, чтобы в случае необходимости, прийти на помощь. Пройдя через дверь, она завернула налево и наткнулась на маленький книжный шкаф. Скользнув руками по его поверхности, нащупала ручку выдвижного ящика.

— Здесь… Мне кажется, здесь. Открой.

В ящике оказалось несколько писем.

— Госпожа Акиэ, к вам вернулась память? — спросил Кокити, краснея.

Акиэ покачала головой.

— Не знаю. Вдруг вспомнила, когда наступила на коврик, что, если продвигаться таким образом, я окажусь в своей комнате. И что складывала в этот ящик почту.

У всех находящихся в ящике писем конверты были надорваны. Там же было несколько открыток. На одной из них в графе «адрес отправителя» было написано просто «Юдзи».

«Извини, что причинил тебе беспокойство. Я, наконец, определился с местом жительства, поэтому сообщаю тебе адрес. Заклинаю, никому не говори. Не волнуйся и жди меня».

На печати дата — восемнадцатое мая нынешнего года. Когда Саэгуса прочел вслух, Акиэ улыбнулась.

— Ну, конечно же, я бы ни за что не поехала в Токио, не зная адреса. Я такая трусиха.

В качестве места проживания значилась Такада-но баба.

— Все сходится, — сказал Саэгуса. — Возвращаемся в Токио. Вполне вероятно, что там остались какие-то записи, связанные с расследованием убийства.

— Если только Такэдзо Мурасита нас не опередил.



Перед отъездом в Токио Акиэ, по-видимому, навела порядок в квартире.

— Телефон отключен, — констатировал Саэгуса и ушел. Он торопился купить билеты на обратный поезд.

— Ну вот, не успели приехать, уже назад, — уныло сказал Кокити, топтавшийся в прихожей. — Вы не хотите обратиться в полицию?

— Сейчас бесполезно.

— А я могу вам чем-нибудь помочь?

Юдзи невольно улыбнулся.

— Только моральной поддержкой, но в нашем положении и это немало. К тому же, на вашем попечении остается магазин. Мы и так вам причинили столько хлопот…

Подбородок Кокити задрожал. У Юдзи защемило сердце, когда он понял, что добряк стиснул зубы, чтобы не разрыдаться.

Акиэ бродила, держась рукой за стену, и обыскивала квартиру. Послышав шум, Юдзи направился к ней.

Она стояла перед маленьким домашним алтарем. Разумеется, вазочка была пуста и курительных палочек не было, но аккуратно стояли в ряд две новых поминальных таблички и одна довольно старая.

Ее родители и сестра.

Хорошо, что Акиэ этого не видит, подумал он. Слишком жестоко, все позабыв, вдруг наткнуться на такое…

На алтаре также стояли фотографии. Он уже много раз видел их, поэтому сразу узнал на снимках Кадзуо Миёси и Юкиэ. Женщина тридцати с небольшим, вероятно, была матерью Акиэ. Умерла молодой.

В этот момент он заметил рядом с фотографией положенную в качестве подношения духу умершего нераспечатанную пачку «Hope».

Эти сигареты любил ее отец — Кадзуо Миёси. Он вновь порадовался, что она не видит. Запах любимых сигарет отца…

«Акиэ, сигареты кончились. Не сбегаешь на угол?»

Он представил, как, услышав просьбу отца, маленькая девочка выбегает на улицу…

Акиэ, продолжая передвигаться ощупью, перешла от алтаря к стоящему рядом комоду. Когда рука дотянулась до его края, она задела лежащего сверху плюшевого кролика.

Кролик, покатившись, упал на пол. Видимо, от удара спрятанный внутри механизм пришел в действие — заиграла красивая музыка. Под эту музыку кролик начал двигать ушами и пофыркивать.

Акиэ, продолжая держать перед собой вытянутые руки, внимательно вслушивалась. Наконец прошептала:

— Сестренкин.

— Что?

— В детстве нам подарили двух одинаковых кроликов. Мой сломался, а у сестры продолжал работать, она его очень любила. Очень любила.

Он не мог знать, что скрывается за этими воспоминаниями. Поднял продолжающего фыркать зайца и передал Акиэ.

Она прижала его к груди.

— Это ее… — сказала она, уткнувшись лицом в пушистую шкурку. — Бедная Юкиэ…



До отхода поезда оставалось почти два часа. Воспользовавшись случаем, Кокити повел их в ресторан, специализирующийся на местной кухне. Тихий и уютный ресторан лепился на склоне горы, осеняющей город.

— Твой батюшка как-то особенно гордился этим рестораном, возможно, здешние блюда пробудят в тебе какие-нибудь воспоминания.

Увы, свежие дары моря не вернули памяти, но Юдзи оценил искренний порыв Кокити.

Возвращаясь из ресторана к автостоянке, прошли через городской парк со старинным замком. Как раз в этот момент девушка-экскурсовод, держа в руке микрофон, затараторила, обращаясь к обступившим ее туристам:

— Перед вами конная статуя Масамунэ Датэ. Кажется, что прославленный полководец из глубины веков взирает на наш город и охраняет его жителей от бед.

Услышав слова экскурсовода, Акиэ неожиданно спросила:

— Где мы?

— В городском парке.

Повернувшись к Юдзи, она сказала:

— Я здесь встречалась. С тобой.

— Со мной?

Шедший рядом Кокити, глядя на них, сказал:

— Инициатива вашей женитьбы исходила от родителей. Несмотря на многолетнюю дружбу отцов, вас, детей, почти ничто не связывало. Изредка виделись и только. Окончив университет, ты, Юдзи, перебрался на место службы, отдалившись от семьи. И когда твой батюшка вдруг предложил официально сосватать тебя с Акиэ, ты ужасно рассердился.

Юдзи удивленно захлопал глазами. Кокити заулыбался.

— Ты заявил, что в состоянии сам найти себе подругу жизни. Но однажды, приехав в отпуск, случайно на улице столкнулся с Акиэ. С этого все и началось.

Что ж, выходит, он-таки не стал плясать под дудку отца. А результат получился тот же.

— За то время, что вы не виделись, Акиэ сильно похорошела. Тем не менее ситуация была щекотливой. Вы стали встречаться, но втайне от родителей. Я тоже оставался в неведении, пока ты, Юдзи, не сообщил мне под большим секретом.

— Когда же я вам сообщил?

— Перед тем как вы вдвоем поехали в «Счастливый приют». Ваши родители давно уже договорились провести там Рождество. Тебя тоже приглашали, но ты отказался, а мне сказал, что хочешь сделать родителям сюрприз и тайком приехать туда вместе с Акиэ, застав всех врасплох. Эта идея показалась мне очень забавной.

Так, значит, вот как все было! Вот почему они приехали позже всех и оказались первыми, кто обнаружил, что произошло в «Счастливом приюте».

— Поехали, никого не предупредив. Вдвоем… — Кокити осекся, вспомнив, что их там ожидало.

На вокзале при расставании Кокити совсем сник. Печально опустив брови, он стоял на перроне и махал рукой до тех пор, пока поезд не скрылся из глаз.

На обратном пути никто не проронил ни слова. Саэгуса все время спал, но лицо у него оставалось озабоченным. Точно он о чем-то сосредоточенно думал.

Акиэ взяла с собой из дома плюшевого кролика. Прижимая к груди, она касалась его щекой. Она не плакала, но глаза влажно блестели.

Наших родных убили дважды, подумал Юдзи.

В первый раз — в «Счастливом приюте». И еще раз, когда он и Акиэ потеряли память, а потом узнали о том, что произошло.

Любую трагедию переживают единожды. Каким бы ни было горе, оно лишь раз достигает своего пика.

А у них получилось иначе. Из-за потери памяти, им пришлось дважды пережить ту же скорбь и с той же силой.

Уже одно это невозможно простить. Глядя на бледный профиль Акиэ, Юдзи думал: уже одно то, как с ними бессовестно обошлись, должно быть оплачено по высшей ставке…




32


День начался с телефонного звонка.

Против своего обыкновения Эцуко заспалась. Погрузившись в смутные, отрывочные сновидения, забыла о времени.

Когда Юкари разбудила ее, крикнув, что звонит телефон, на будильнике было уже десять тридцать. Эцуко вскочила как ошпаренная.

Так-то она ищет пропавшего человека, когда каждая минута на счету! Вот что значит непрофессионал! Ей стало стыдно. Если за вчерашний день она так устала, что же будет дальше?

— Телефон? Кто звонит?

— Какая-то Кирико. Говорит, ты ее знаешь. Назвала меня умницей…

Кирико Амино из «Розового салона». Эцуко, сбежав по лестнице, схватила трубку:

— Алло! Алло!

— Госпожа Сингёдзи?

Кирико, видимо, звонила с улицы — в трубке слышались чьи-то голоса.

— Не знаю, поможет вам это в поисках Мисао или нет, но у меня появилась кое-какая информация. Мы можем где-нибудь встретиться?

— Конечно! Я к вам подъеду немедленно. Где вы находитесь?

Кирико объяснила. Спортивный клуб в Ёцуя. Повторяя про себя, чтобы не забыть, адрес клуба и его название: «Life sweat»,[7 - «Пот жизни» (англ.).] она поспешно переоделась.

— Мама, ты очень спешишь? — подскочила Юкари.

— Извини, я должна сейчас же уйти.

— Не успеешь отвезти меня к деду?

Она собиралась ответить, что у нее нет времени, но Юкари уже ушла, лукаво улыбнувшись. Жаль, но другого выхода нет.

Закончив со сборами, стала проверять содержимое сумочки и не нашла ключа от машины. И бумажника с кредитками нет. Она растерялась, как вдруг с улицы послышался гудок. Выйдя на порог, посмотрела — за рулем ее автомобиля восседала Юкари.

— Мама! — Помахала обеими руками. В правой — ключ, в левой — бумажник. — Сегодня я еду с тобой.

— Юкари!

— Разве я не умница? Твой кошелек был пуст, пришлось снять деньги в банке. Ассигнования на военные расходы. Видишь, я тоже могу пригодиться.

Эцуко поначалу встревожилась, но, представив, как Юкари, точно крольчонок, мчится до банкомата на углу улицы и бегом возвращается обратно, она невольно рассмеялась.

— Ну, мама, садись быстрее. Поехали!



Спортивный клуб «Life sweat» располагался в большом новом здании, выходящем на улицу, идущую от станции Ёцуя. На крыше виднелся стеклянный купол, похожий на теплицу. Вероятно, под ним был бассейн.

Назвала при входе имя Кирико Амино. Дежурная девушка в ярко-желтом спортивном костюме показала рукой в глубину холла.

— Поднимитесь в лифте на седьмой этаж. Прямо перед вами будет вход в бассейн, с левой стороны — безалкогольный бар. Кирико передала, что ждет вас там.

И Эцуко, и Юкари впервые оказались в подобном месте. Обстановка сильно отличалась от той, что была в муниципальном спортивном центре, расположенном возле их дома, в который она иногда водила Юкари.

Желтый спортивный костюм был, видимо, форменной одеждой работающего здесь персонала. Проходя мимо, юноши и девушки в форме приветливо здоровались, излучая жизнерадостность. Все были покрыты ровным загаром и казались воплощением здорового образа жизни.

Седьмой этаж был последним. Как она и предполагала, под куполом находился бассейн. Он был застеклен со всех сторон, что позволяло обозревать эту изумрудную гладь, не заходя внутрь. Бар располагался так, что можно было сверху наблюдать за пловцами. Выйдя из лифта, Эцуко тотчас увидела Кирико и помахала рукой.

В сиявшем белизной баре стояли высокие стулья. Кирико разместилась на ближайшей к бассейну стороне.

Она была не одна. Рядом с ней сидела девушка. Обе в ярких майках и в шортах. У Кирико на лбу повязана бандана, у девушки длинные волосы, собранные в хвост, спускались на спину.

— Извините, сегодня я с довеском, — сказала Эцуко.

Хихикнув, Юкари представилась:

— Юкари, мамин довесок.

Девушки весело рассмеялись.

— Познакомьтесь, — сказала Кирико, — моя школьная подруга — Каёко.

Длинноволосая девушка, приподнявшись, кивнула головой. Стройная, эффектная красавица, казавшаяся намного старше Кирико. Но когда Кирико назвала ее профессию, Эцуко от удивления невольно воскликнула:

— Детективное бюро? Вы?..

Каёко вероятно уже привыкла к такой реакции. Она улыбнулась.

— Отец заправляет детективным бюро. А я только помогаю.

— Короче, семейный бизнес, — засмеялась Кирико. — Юкари, что будешь пить? Рекомендую сок гуавы.

— Давайте.

Тотчас официантка, все в том же желтом спортивном костюме, принесли бледно-розовый сок. Как только она удалилась, Кирико заговорила:

— Я узнала от Каёко нечто, что, как мне кажется, может вас заинтересовать. Мы пришли сюда поиграть в сквош, и, когда я упомянула о том, что Мисао ушла из дома, Каёко была поражена…

Эцуко взглянула на девушку, совершенно не соответствующую образу «детектива».

— Вы знакомы с Мисао?

Каёко кивнула.

— Я тоже стригусь в «Розовом салоне» у Кирико. Там мы и познакомились.

По ее словам, это произошло месяца четыре назад, в середине апреля.

— Когда я зашла в салон, Мисао была уже там. Кирико окликнула меня, и Мисао, видимо, догадалась, что мы подруги. Через какое-то время мы случайно оказались в соседних креслах, и она заговорила со мной.

— Для Мисао это удивительно, не правда ли? — вставила Кирико. — Но на это была причина. Она заинтересовалась, узнав, что Каёко работает в детективном агентстве.

Кирико на мгновение высунула розовый язычок.

— Я ужасная болтушка. Я всегда предупреждаю Каёко: не говори мне ничего о своей работе. Вот и на этот раз я, накручивая Мисао бигуди, не удержалась и сболтнула: взгляни на ту девушку, она самая необычная из моих подруг! Еще бы — детектив!

— И что дальше? — Эцуко подалась вперед. — Мисао о чем-то вас попросила?

Каёко, положив руки на колени, приосанилась.

— Она сказала, что слышала по телевизору, будто в последнее время многие люди обращаются в детективные агентства и бюро расследований, чтобы установить собственную личность, и спросила, правда ли это.

— Установить собственную личность?

— Да, в наше время и такое бывает.

Чаще всего обращаются мужчины, занимающие ответственные должности.

— Управленцы среднего звена, те, которые по своему положению находятся между начальством и подчиненными, как между молотом и наковальней. У них очень нервная работа, случается, из-за переутомления они перестают понимать, в чем смысл их работы. Днем и ночью их мучают сомнения: есть ли хоть какая-то польза от их самоотверженного труда, как их воспринимают окружающие?

Да, такое часто бывает, подумала Эцуко. И тогда этот самый управленец нанимает профессионалов, чтобы они установили, что он за человек, вернее, оценили его как личность…

— Какая глупость! — Кирико пожала худыми плечами. — Что их может интересовать? Хорошие ли отношения с супругой? Есть ли взаимопонимание с детьми? Как относится начальство? Уважают ли подчиненные? Разве сам человек не знает об этом лучше, чем кто-либо другой?

— Знать самому не достаточно. Вопрос в том, как человек выглядит в глазах других людей. — Каёко слегка развела руками. — Пусть ему кажется, что он обладает такими-то достоинствами, но где уверенность, что так оно и есть с объективной точки зрения? Вот они и хотят удостовериться.

— Маразм! Пустая трата времени!

Эцуко пробормотала:

— А мне кажется, я немного понимаю.

Девушки уставились на Эцуко. Кирико — удивленно. Каёко — полувопросительно, точно приглашая ее продолжить свою мысль. Было ли это профессиональным, или свойством ее характера, но взгляд Каёко выражал сочувствие, готовность в любую минуту прийти на помощь.

— Год назад у меня умер муж. От переутомления на работе, — Эцуко попыталась выдавить улыбку. — Для меня, как для жены, увы, это не стало большой неожиданностью. Я корила себя: почему раньше не обращала внимания, до того, как это случилось, и знакомые меня упрекали…

— Простите… — невольно вырвалось у Кирико, в смысле — простите, что завели разговор на эту тему.

Эцуко вновь прониклась к ней симпатией.

— Я не оправилась до сих пор. Поэтому мне кажется, я могу понять. Когда муж умер, меня тоже мучили страхи. Разумеется, я ощущала за собой вину, но больше всего меня беспокоило, что обо мне думают окружающие — понимает ли хоть один из них, что не в моих силах было что-либо изменить, что я хотела помочь, но не знала — как. Дни и ночи думала: правильно ли я жила?

— Вам многое пришлось выстрадать… — прошептала Каёко.

Юкари слушала, открыв рот. Заметив это, Каёко сказала весело:

— Послушай, Юкари, как насчет «бокс-аэробики»?

— А что это?

— Очень просто. Бить по мешку с песком. Классная штука. Кирико тебе покажет. Хочешь?

Юкари вскочила. Схватив за руку Кирико, пошла, приговаривая:

— Это как Тайсон?

Каёко улыбнулась.

— Очаровательная девочка.

— Только уж больно развязная.

— Короче, — Каёко вернулась к разговору, — когда я подтвердила, что, действительно, в последнее время довольно часто обращаются с просьбой установить свою личность, Мисао спросила, может ли и она обратиться в наше агентство с такой просьбой, — приложив указательный палец к кончику носа, Каёко задумалась. — В тот момент я решила, что она шутит. Обычный треп в салоне, пока накручивают волосы. Я ответила, что вообще-то мы выполняем такую работу, но стоит это недешево. Но Мисао захотела узнать адрес нашего агентства, и я дала ей визитку. И вот, где-то через неделю, Мисао и вправду пришла к нам.

— Она хотела установить свою личность?

Каёко кивнула.

— Подробно расспросила, сколько конкретно это может стоить, как много времени занимает, какой круг знакомых охватывает. Честно говоря, я была поражена…

За подобную работу в детективном агентстве брали минимум двести тысяч иен.

— Но реально затраты больше, поэтому следует приготовить примерно тысяч триста. Я посоветовала отказаться от этой затеи, но она сказала, что сможет скопить, работая. Я не знала, что и делать…

Эцуко вспомнила слова подруги Мисао, Момоко, о том, что Мисао была прижимистой, несмотря на приличный заработок.

— В нашем агентстве, — продолжала Каёко, — как правило, не принимают заявок от несовершеннолетних. К тому же, мы не даем согласие на установление личности самого заказчика. Это принципиальная позиция моего отца, главы агентства.

Эцуко заинтересовалась:

— Почему?

— Потому что установление личности заказчика — вовсе никакое не расследование, — отрезала Каёко. — Это жульничество чистой воды. Каким бы серьезным ни было расследование, в конце концов оно оборачивается надувательством. Хотите знать почему? Люди, которые приходят к нам и говорят: «Узнайте, что обо мне думают окружающие, установите, какую я веду жизнь», в той или иной степени больны. Они испытывают душевные муки из-за слишком большой нагрузки на работе. Помочь им, вылечить их может только врач.

— Короче, это невроз.

— Не всегда, но в большинстве случаев. Можно назвать это «предневрозом». Правильнее обратиться к врачу-специалисту или к психиатру. Или же просто выкроить время и хорошенько отдохнуть. Вместо того, чтобы платить триста тысяч иен на расследование, съездить куда-нибудь с семьей. В любом случае, просьба о расследовании — это ошибочный путь.

— Наверно, вы правы.

— Требующие, чтобы установили их личность, никогда не бывают довольны результатами. — Каёко печально усмехнулась. — Им нужны объективные данные. Так они говорят. Но возможно ли дать объективную оценку конкретному индивиду? Предположим, неделю назад произошла супружеская ссора. Можно ли на этом основании утверждать, что между супругами плохие отношения? Да сколько угодно пар, которые ежедневно ссорятся и при этом живут душа в душу! Или, допустим, станем расспрашивать соседей. Чего только не наслушаешься! Если спросить женщину, страдающую от неверности мужа, она наверняка заявит, что сосед тоже, видать по всему, изменяет жене. Тот, кто не может найти общего языка со своими детьми, скажет, что и у соседей дети от рук отбились. Ничего удивительного. Понятно же, что люди на все смотрят со своей колокольни.

Нечего возразить.

— Это же не школьный экзамен, не выставлять же оценки: карьерный успех — четверка, одобрение начальства — твердая тройка, уровень поддержки подчиненных — два с плюсом. Только сам человек может определить, успешный он человек или неудачник, доволен своей жизнью или нет. Неужели это не понятно?

Каёко тряхнула головой.

— Но они не хотят этого понять. Они мучаются сомнениями, не находят места от беспокойства. Соответственно и результаты расследования не могут их удовлетворить. Продолжают настаивать: проведите более тщательное расследование, или заявляют: я совсем не такой, изучите получше. Они хотят получить результат, который бы их удовлетворил, а поскольку они пришли в агентство потому, что и сами не знают, что их может удовлетворить, это может тянуться до бесконечности. Ходят по кругу, мучая себя и других.

Эцуко кивнула, соглашаясь.

— Если действительно сочувствуешь подобным клиентам, самое лучшее сказать им: откажитесь от расследования и возьмите отпуск, посоветуйтесь с врачом, которому доверяете. Но на практике, увы, так складно не получается. Самый худший выход — это подтасовать результат, который заведомо удовлетворит клиента. Если удовлетворишь его самолюбие, он, обрадовавшись, захочет услышать еще и еще, и тогда уже не отвяжешься.

— Да, вы правы. Я хорошо понимаю подобную психологию.

— Случается, получив результаты расследования, клиент чувствует временное облегчение. Но это не разрешает проблемы по сути. Не излечивает рану, а только маскирует.

Каёко перевела дух, отхлебнув из стакана воды.

— Мой отец часто говорит: взявшись за расследование, мы превращаемся в машину. В техническое приспособление. В аппарат, производящий тщательное расследование. Поэтому мы не должны допускать, чтобы нас использовали вопреки нашему предназначению, не должны служить иллюзорной цели, отвечая на просьбы: «Ну-ка, давайте, узнайте, кто я такой». — Каёко издала смешок. — Конечно, если человек болен амнезией, мы можем расследовать, какую он вел жизнь в прошлом.

— Это совсем другой случай, — рассмеялась Эцуко.

— Вот почему, — вздохнула Каёко, — я отказала Мисао, постаравшись объяснить примерно в тех же словах. В ее возрасте не обязательно иметь какие-то реальные душевные проблемы, чтобы мучить себя вопросом: «что я за человек?». У любого подростка бывают периоды, когда он теряет в себе уверенность, и комплексов всегда предостаточно. Мой отец так ей и сказал. Она выслушала с улыбкой.

Постепенно Эцуко стала понимать, о чем думала Мисао, что ее мучило. Она пробиралась по жизни ощупью, так и не оправившись от самоубийства школьной подруги…

— Вот только… — Каёко вскинула голову, — было видно, что в ней засела какая-то пугающе упорная мысль. Я постаралась ей все объяснить, но и мне, и отцу показалось — она в таком состоянии, что, получив отказ у нас, возможно, обратится в другое агентство. Должна же быть какая-то реальная, глубокая причина, если семнадцатилетняя девушка, да еще такая красавица, заявляет: «Я совершенно не знаю, как меня воспринимают окружающие». Но мне было неловко приставать к ней с расспросами, да и она была явно не расположена говорить о себе.

Это потому, что вы почти одних лет, подумала Эцуко, и ты такая же молодая и красивая, как она.

После самоубийства Икуэ Сиёдзи Мисао разучилась общаться со своими сверстницами, сходиться с молодыми людьми. А потому и не могла выворачивать душу наизнанку ни перед жизнерадостной, веселой Кирико, ни перед желающей казаться «крутой», но в действительности доброй и отзывчивой Момоко, ни перед этой Каёко, которая, по идее, лучше других могла ее понять.

— Боюсь, все, что я говорю, вряд ли поможет вам установить, где сейчас находится Мисао.

— Вовсе нет. Мне кажется, вы нащупали что-то, что волновало Мисао. Благодаря этому, возможно, удастся понять ее поступки.

Каёко облегченно рассмеялась.

— Скажите, если я могу вам еще чем-то помочь. Как говорится, не в службу, а в дружбу.

Эцуко поблагодарила.

Сколько уже людей предлагали ей помощь! Все беспокоятся о Мисао. И не есть ли это самое красноречивое свидетельство того, «какой она человек»?

Расставаясь с девушками, Эцуко рискнула спросить:

— Какой роскошный клуб! Вы с Кирико его члены?

Каёко захихикала:

— Вступительный взнос — миллион пятьсот тысяч иен, ежемесячные выплаты — двести тысяч. Разумная цена, но нам как-то не по зубам. Мы всего лишь гости, нас провела постоянная клиентка Кирико, член клуба.

Внизу, в бассейне одиноко плыла, точно скользила по воде, женщина в ярком купальнике.

Наблюдая за ней, Кирико задумчиво пробормотала:

— Иногда в таком месте удается словить новых клиентов…

Повернувшись к Эцуко, улыбнулась.

— Среди членов этого клуба тоже хватает страдальцев. Хоть со стороны и кажется, что сюда ходят всем довольные, ни в чем себе не отказывающие люди.

— Все мы одинаковые, — сказала Эцуко.




33


Кафе «Комацу» нашла без особого труда. Большой розовый навес, о котором говорила Момоко, был виден издалека. Оставив автомобиль на стоянке универмага «Lumine», расположенного у южного выхода вокзала Синдзюку, и пробираясь сквозь толпу, крепко держа за руку Юкари, Эцуко начала раскаиваться. Квартал Кабукитё[8 - Кабукитё — квартал, в котором наряду с кинотеатрами и ресторанами традиционно сосредоточены заведения секс-индустрии. Считается «опасным» для простого обывателя.] — не то место, куда стоит захаживать с десятилетней девочкой. Все-таки не надо было брать Юкари с собой.

— Юкари, не глазей по сторонам! — строго сказала она.

На что Юкари спокойно ответила.

— Да ладно, мама, я не потеряюсь, дорогу я знаю.

Эцуко невольно остановилась.

— Что ты сказала?

— Неужели забыла? В прошлом году, летом, дед водил меня на «Питера Пэна». В кинотеатр «Кома».

— И ты так хорошо успела запомнить дорогу?

— Да. После кино мы с дедом основательно исследовали этот район. Он еще сказал: «Смотри и запоминай, Юкари, этот район очень опасен. Если твои друзья будут предлагать тебе сюда сходить, ни за что не соглашайся!»

Ёсио, проводящий учебную экскурсию. Слов нет. Эцуко была и изумлена, и восхищена.

— Каибара? Что с ней? — спросил хозяин «Комацу», услышав имя Мисао.

Ровесник Эцуко. Внешне похож на человека, в прошлой жизни бывшего рок-музыкантом. Заведение рассчитано на тинейджеров, поэтому он выглядел в нем белой вороной.

Половину кафе занимала стойка с мороженым, другую половину — собственно кафе. В эту обстановку никак не вписывался старенький, побитый аппарат с когда-то популярной игрой, в которой надо было отстреливать космических пришельцев. Два школьника, уткнувшись в него, самозабвенно играли, извлекая ностальгически монотонные звуки.

— Я просто не знаю, что и делать. Не предупредив, прогуляла субботу и воскресенье. Она что, заболела?

— Нет… Возникли некоторые проблемы. Она работала по выходным?

— Да, в субботу с двух до пяти, в воскресенье — полный рабочий день. Она уже довольно давно у нас. Где-то с полгода. До сих пор ни разу не прогуливала. Если нужно, всегда отпрашивалась.

Суббота и воскресенье на прошлой неделе — это одиннадцатое и двенадцатое августа. Мисао убежала из дома ночью восьмого… Может быть, она не стала предупреждать в кафе, поскольку была уверена, что к этому времени вернется? Или же у нее голова была занята столь важным делом, что забыла о работе?

— Я слышала, что у Мисао здесь были друзья. Какой-то студент, вы не знаете — кто?

Хозяин обернулся, теребя висящую на шее цепь. За его спиной с криком: «Осторожно!», пробежала официантка в форме, напоминающей слоеное мороженое.

— Андо? — произнес хозяин, глядя в потолок.

— Андо? — переспросила Эцуко.

— Ну, этот парень. Каибара-то красавица. Он в нее довольно сильно втюрился.

— А сейчас он здесь?

— Должен быть — сегодня вторник. — Он взглянул на листок с расписанием, прикрепленный к тыльной стороне кассы. — С двух часов.

Была только половина первого.

Эцуко сказала, что зайдет попозже, и вышла из кафе. На улице стояла невыносимая, удушающая жара. Ее усугублял раскаленный асфальт и горячий воздух, изрыгаемый бесчисленными кондиционерами на тесно сбившихся зданиях. Ускорив шаг почти до бега, вскочили в универмаг «Исэтан». Пообедав в ресторане, в два часа пять минут вернулись к кафе «Комацу». Сразу бросился в глаза стоящий на приколе внушительного вида мотоцикл, которого прежде не было.

Едва их заметив, хозяин кафе крикнул в сторону подсобки:

— Андо!

На его зов появился пухлявый круглолицый паренек. Он уже был студентом и наверняка бы обиделся на «паренька». Но с таким лицом он и в сорок лет будет выглядеть ребенком.

— Мицуо Андо, — представился он, опустив глаза и заметно робея.

Как только Эцуко произнесла имя Мисао, его добродушное лицо напряглось.

— Что с ней? Что-то случилось? — спросил он, чуть ли не хватая ее за руку.

Услышав, что Мисао ушла из дома, он застыл, его руки повисли, точно от удара электрошока.

Руки были толстые, с ямочками на локтях, и вообще вид у него был отнюдь не спортивный. Неужто он и вправду бойфренд Мисао? — удивилась Эцуко.

— Ты же был с ней хорошо знаком? Может, есть какие-то соображения, куда она могла уйти? Все что угодно.

Мицуо, потирая правой рукой щеку, беспокойно шнырял глазами по сторонам.

— Но я… видите ли… откуда я могу знать, куда она пошла!

— Тогда расскажи, какой она была в последнее время. Не замечал чего-то необычного в ней?

Посетителей было немного, но Андо нервно поглядывал в сторону хозяина кафе.

— Хозяин! — крикнула Эцуко.

Из-за кассы показалась голова на мощной шее с цепью.

— Что угодно?

— Извините, можно мне ненадолго позаимствовать у вас Андо? Сколько вам заплатить за неудобство?

Хозяин ухмыльнулся, растянув рот до ушей, точно волк из мультфильма:

— Если запрошу пятьсот тысяч, все равно от вас не дождешься. Так уж и быть, берите задарма. Вместо этого закажите чего-нибудь.

Эцуко взяла две крем-соды и фраппэ для Юкари. Наверняка у Юкари потом будут проблемы с желудком, ну да ладно.

Между тем Юкари с самого начала внимательно смотрела в сторону «пришельцев».

— Пойди, поиграй, — предложила Эцуко.

Юкари радостно уселась перед автоматом.

— Эй, да ты небось совсем в этом не бум-бум? — сказал хозяин кафе, лично принесший крем-соду.

— Нет, а как в нее играть?

— Мочи всех подряд. Ну-ка, смотри и учись. Дед тебе покажет высший класс.

Оставшись один на один с Эцуко, Андо почесал затылок.

— Честно говоря, мне было трудно говорить вовсе не из-за работы.

— Почему же?

— Вы — госпожа Сингёдзи?

Эцуко кивнула. Андо смущенно опустил глаза.

— По просьбе Мисао я следил за вашим любовником.

Эцуко едва не воскликнула. Вот оно! «Госпожа Сингёдзи ¦».

— Как это понимать? Я знаю, Мисао вбила себе в голову, что у меня есть любовник. Но это неправда.

Мицуо кивнул, как марионетка, которую дернули за нитку.

— Она тоже так думала. «Любовник Сингёдзи» это, так сказать, кличка. Мисао прозвала так одного мужчину.

Выяснилось, что впервые мифического «любовника» Мисао встретила четырнадцатого июля. День, который был помечен в дневнике: «Сингёдзи ¦».

— В субботу мы оба работали до пяти, я предложил сходить куда-нибудь выпить. Мы все, работающие в кафе, и прежде, случалось, ходили вместе в какой-нибудь кабак, но в тот день я впервые пригласил одну Мисао.

Вытерев выступивший над губой пот, он продолжал:

— Я знал, что у меня никаких шансов. Мисао вообще не слишком компанейская девчонка. Даже когда мы шли развлекаться все вместе, она присоединялась к нам в одном случае из трех. Но она мне очень нравилась. Я, конечно, понимал, что такой красавице я не пара, но не хотел отступать. И в этот раз, когда услышал: «Извини, у меня сегодня другие планы», я сказал: «Хорошо, я только тебя провожу». Я хотел побыть рядом с ней пусть и в качестве «связного».

Эцуко его перебила:

— Что это значит — «связной»?

Андо густо покраснел.

— Стыдно говорить. Так у нас это называют. Парень на подхвате, тот, который, не являясь настоящим любовником девушки, провожает и встречает ее, когда она идет в магазин или развлекаться. Мне нечем похвастаться, но зато у меня есть мотоцикл.

Значит, его мотоцикл стоит на улице.

— И куда вы поехали?

— В район Маруно ути. Она сказала, что там ее ждет подруга — госпожа Сингёдзи.

Итак, четырнадцатого июля Мисао хотела с ней встретиться.

Разумеется, они ни о чем не договаривались. За четыре дня до этого Мисао была у нее в гостях. Но вновь захотела с ней увидеться. Значит, несмотря на всю ее нелюдимость, отношения с Эцуко ее отнюдь не тяготили.

И все же, ей наверняка пришлось бы собрать всю свою волю в кулак, чтобы выдавить из себя: «Я оказалась поблизости и решила к вам заглянуть» или «Сегодня суббота, может, сходим куда-нибудь?».

У Эцуко четырнадцатое июля было рабочей субботой. Мисао знала о ее графике. Следовательно знала, что до половины шестого она будет в «Неверленде». И наверняка беспокоилась, как Эцуко отнесется к ее внезапному появлению.

— Я повез ее, — продолжал Андо, — но, когда мы прибыли в указанное место, Мисао выглядела смущенной. Я решил, что она наврала только для того, чтобы от меня отвязаться, и теперь раскаивается. И что в действительности никакой договоренности о встрече у вас нет.

Похоже на правду, подумала Эцуко. Соврала Андо, что у нее дела. Приплела Эцуко и «Неверленд». Но когда оказалась возле «Неверленда», зайти не хватило духа.

— Она поблагодарила и сказала, что я свободен. Но меня такая злость взяла! Я ей сказал: «Нет у тебя никакого свидания! Если тебе не в кайф со мной общаться, так бы прямо и сказала. Не надо мне врать».

— И что она?

— Вначале очень удивилась. Затем сморщила лицо так, что я подумал — сейчас расплачется. Но нет, она засмеялась. «Извини, говорит, ты прав, никакой договоренности нет». «Значит, говорю, и про подругу твою — вранье?» «Нет, говорит, это правда. Но я не уверена, что она будет рада, если я к ней нагряну без приглашения». «Но ведь она, говорю я, твоя подруга?» «Может быть, отвечает, я всего лишь принимаю желаемое за действительное». «Что за чушь, говорю, зачем так думать? Если ты считаешь ее своей подругой, значит, и ты для нее подруга. Это и называется дружбой. Друзьями не становятся, объявив: с сегодняшнего дня мы друзья». Мисао удивилась: «Неужели? Разве это так просто?»

Эцуко улыбнулась, соглашаясь с Андо:

— Наверно ты первый, кто сумел вправить ей мозги.

— Боюсь, что да.

Андо отпил из стакана крем-соду, мутную от растаявшего мороженого.

— Тогда я надоумил ее. Если стесняешься зайти, дождись на улице, когда она выйдет. А там окликнешь, сделав вид, что случайно проходила мимо. Если она торопится, вы просто распрощаетесь, ничего страшного. Честно говоря, я до самого последнего момента думал, что про «подругу» — это брехня. Что она хочет встретиться с каким-то мужиком. Поэтому ужасно удивился, когда выяснилось, что речь идет о некой Сингёдзи, с которой Мисао познакомилась, когда позвонила в телефонный клуб. У меня в голове не укладывалось, что такая классная девчонка, на которую все заглядываются, застенчива даже в общении с женщиной.

— Мисао имеет успех?

— Да у нее от поклонников отбоя нет! Только она никого к себе не подпускает, строит из себя недотрогу… Короче, мы встали у мотоцикла, вроде бы просто так, а сами приготовились ждать. Когда долго ждешь, начинаешь невольно следить за тем, что происходит вокруг, так ведь? И вот мы заметили, что чуть поодаль от нас какой-то мужчина, так же как и мы, смотрит на выходящих из здания. Лет сорока. В белой рубашке, в галстуке, пиджак закинут на плечо. Такой вот ничем не примечательный тип. В этот момент появляетесь вы. С вами была какая-то женщина. Не заметив нас, вы направились в сторону метро. Самый подходящий момент, чтобы окликнуть вас и разыграть случайную встречу. Но все получилось иначе.

И в самом деле, Эцуко не помнила, чтобы кто-нибудь ее в тот день окликнул на улице.

— Но почему?

— Мужчина, о котором я говорил, увидев вас, оживился. Очевидно, он тоже дожидался вас. И это не все. Он пошел за вами следом.




34


Эцуко сидела, обхватив руками колени. Она была в полной растерянности.

— Он действительно шел за мной?

— Никаких сомнений. Вы не знаете, кто это мог быть?

— Даже не представляю.

Андо вздохнул с заметным облегчением.

— Отлично. Значит, не ваш приятель.

— Если б это был мой приятель, он бы не стал за мной красться. Ему и правда около сорока?

— Да.

— Не старше? Случаем, не плешивый?

Наверно Ёсио, подумала она. Может, хотел подшутить. С него станется.

Но Андо тотчас разрушил ее гипотезу.

— Я хорошо его запомнил. Совсем не плешивый, худой, довольно красивый. Я, хоть лоб расшиби, таким никогда не стану.

Эцуко рассеянно помешивала соломинкой крем-соду. Не очень-то приятно, когда за тобой следят.

— Кто же это мог быть?

— Вот и Мисао сказала то же самое — кто же это такой? Тогда мы — стыдно признаться — пошли за вами.

— Вы тоже пошли за мной?

Андо почесал затылок.

— Да. Оставили мотоцикл и пошли пехом. Прохожих было много, несколько раз едва не потеряли вас из виду. Через какое-то время вы вместе со своей спутницей зашли в кафе. Не помните?

Эцуко задумалась. Это было месяц назад, сразу и не вспомнишь. Но, действительно, недалеко от станции метро есть кафе, куда служащие «Неверленда» нередко заходят выпить чашечку кофе.

— Может и заходила, — сказала она неуверенно.

— Все было именно так. Мужчина тоже зашел в кафе и сел у стойки с таким расчетом, чтобы вас видеть. Мисао забеспокоилась. «Странно, говорит, тебе не кажется? Если бы он был ее приятель, он бы ее окликнул». Я согласился. Тогда она говорит: «Я думаю, он один из тех, кто звонит в «Неверленд». Ему стало недостаточно телефонных разговоров, и он решил встретиться». Я возразил, что в таком случае, он бы сразу с вами заговорил. Но, сказать по правде, нам показалось, что мужчина и впрямь несколько раз порывался к вам обратиться. Но так и не решился. Только смотрел, не отрываясь, издали. Тут Мисао попросила меня сходить за мотоциклом. «Зачем?» — удивился я. Но она сказала, что хочет проследить, куда мужчина направится после. Не исключено, что сядет в машину, поэтому мотоцикл может пригодиться.

Андо заговорил оправдывающимся тоном:

— С ее стороны это не было пустым любопытством. Она беспокоилась за вас. Разве не странно, что какой-то человек за вами следит? Мисао решила выяснить, кто он такой.

— Я ее не осуждаю. Уверена, она руководствовалась именно этими соображениями.

Еще одно свидетельство того, с какой симпатией Мисао к ней относилась.

Эцуко, разумеется, не помнила, но по словам Андо, она провела почти сорок минут в кафе, после чего, купив пирожные, вышла на улицу. Затем, никуда не заходя, спустилась в метро…

— Подозрительный мужчина шел за вами до самого входа в метро. Но когда вы начали спускаться по лестнице, остановился и, казалось, о чем-то задумался, однако в конце концов последовал за вами. Мы пошли за ним.

— Он вас заметил?

— Нет. Вряд ли он мог предполагать, что кто-то за ним следит.

Как правило, возвращаясь с работы, Эцуко проходила через метро на примыкающую железнодорожную станцию «Токио». Оттуда по прямой идет скоростной поезд до ее дома.

Мужчина не стал далее преследовать Эцуко и перешел на кольцевую линию. Мисао и Андо сели с ним в один вагон и вышли в Синдзюку.

— Так куда же он направлялся?

Андо махнул рукой в сторону севера.

— Небольшая больница под названием Клиника Сакаки. Это все, что написано на табличке у входа. Расспросив местных жителей, мы выяснили, что клиника — психиатрическая.

Психиатрическая? Эцуко растерялась от избытка нахлынувшей информации.

— На этом ваша слежка закончилась?

— Нет, не совсем, — Андо утер пот. — Мисао была заинтригована тем, что мужчина отправился к психиатру. «Что с ним? — не унималась она. — Кто он такой?» Существует же такое предубеждение: стоит человеку обратиться к врачу-психиатру, его сразу начинают подозревать бог знает в чем. У моего папаши тоже был стресс, он отказывался ходить на работу. Врач, к которому он обратился, оказался очень хорошим человеком. Он говорил, что никто не застрахован от нервного расстройства, в этом случае надо непременно обращаться к психиатру, как мы обращаемся к обычному терапевту. Стыдиться нечего, да и не так страшно, как у зубного.

Андо смущенно рассмеялся.

— Начать с того, что на тот момент мы не знали об этом мужчине ничего, кроме того, что он вошел в клинику. Может, он сам был врачом. Через час он вышел. Мисао отнеслась ко всему очень серьезно и, не слушая моих возражений, заявила, что ни под каким видом не собирается отступать и пойдет следом.

Мужчина вышел к перекрестку и свернул направо. Он остановился перед баром, освещенным голубым неоновым светом. Толкнув дверь, вошел внутрь.

— На вывеске было написано «Ла Панса». С виду — обычный бар, в отдельно стоящем домике. Выждав некоторое время, мы решились зайти. Тесный зальчик. Стойка, вместо стульев — бочки из-под виски, все застлано табачным дымом. Посетителей кот наплакал, но нас выгнали. Подошел человек, который, вероятно, был хозяином заведения, пьяный в стельку, и заплетающимся языком заявил, что все места заказаны, обслуживаются только постоянные посетители, посторонним вход воспрещен.

— А мужчина, за которым вы следили?

— Его не было. Возможно, он скрылся в подсобном помещении, не знаю.

После этого Мисао и Андо, набравшись терпения, еще с час провели на улице, но мужчина так и не появился.

— Мисао была разочарована, но я убедил ее, что пора домой. К тому же, я бросил без присмотра мотоцикл у станции. В конце концов, она все-таки пошла со мной.

Пытаясь упорядочить только что услышанное и то, что ей было уже известно, Эцуко осторожно спросила:

— Как ты думаешь, Андо, она на этом успокоилась?

Тот покачал головой.

— Уверен, она продолжала доискиваться, что это за человек. Не исключено, что в ту же ночь, после того как я отвез ее домой, вернулась к «Ла Пансе».

— Она ничего тебе не говорила?

— Нет, с тех пор она не касалась этой темы.

Вот и все, что произошло четырнадцатого июля.

Но Мисао ни словом не обмолвилась ей об этом. Не сказала: «Я видела странного человека. Вы ничего о нем не знаете?» И разговоры с «Неверлендом» стали короче. Очевидно, Мисао хотела сохранить в тайне что-то важное, касающееся Эцуко.

— Но сам-то ты не спрашивал у Мисао, что было после?

— Спрашивал. «Ты все еще не успокоилась? Может быть, напрямую спросить у Сингёдзи?» Но она только рассмеялась: «Да я вообще об этом забыла».

— И ты поверил?

Андо вновь покачал головой.

— Но спустя какое-то время Мисао как будто повеселела. Стала не такой застенчивой что ли, более раскованной. Я был рад — и сделал вид, что поверил ее словам.

Мицуо опустил глаза. Затем выдавил:

— Я боялся, что она рассердится на меня.

— Не делай такое лицо, я тебя прекрасно понимаю. Можно еще один вопрос? Ты не слышал, чтобы Мисао произносила слово «уровень»? «Уровень» — с каким-нибудь порядковым номером?

Андо задумался. Потер пальцем под носом — дурная привычка.

В этот момент раздался голос хозяина кафе:

— Я слышал.

Эцуко резко повернулась в его сторону:

— Когда это было?

— Дай бог памяти… Не так давно. Недели две назад.

Хозяин махнул рукой в сторону игрового автомата, в который Юкари влезла чуть ли не вся целиком.

— Видите, у нас нет ничего, кроме этого старья. Вот я как-то и обмолвился, что хорошо бы установить что-нибудь поновее. Официантки, которые бредят компьютерными играми, начали трещать — давайте эту, давайте ту! Я в этом ни бельмеса, а Каибара слушала безучастно. Когда ее спросили, играет ли она в компьютерные игры, она ответила: «Я без ума от игры “Седьмой уровень”».

Значит, все-таки игра? — задумалась Эцуко. Тогда что означают слова — «Дойти до седьмого уровня. Безвозвратно?»

Она вспомнила разговор Мисао с Момоко.

«Я искала себя и нашла, иначе бы меня здесь не было».

— Андо, набросай-ка схему, расположение клиники и бара.

Пока он этим занимался, Эцуко оплатила счет и насилу оторвала Юкари от игрового автомата.

Все еще дуясь, Юкари спросила хозяина кафе:

— А что означает «пришельцы»?

— Человечки, прилетевшие из космоса.

Юкари засмеялась.

— Вы хотите сказать — инопланетяне?

— Госпожа Сингёдзи, — Андо закончил рисовать схему улиц, — я забыл добавить одну деталь. По поводу человека, который шел за вами.

— Что еще?

Андо соскочил со стула и прошелся, слегка прихрамывая.

— Он шел вот так.




35


Прежде всего Эцуко направилась в Клинику Сакаки. Здание клиники совершенно не вписывалось в невероятно скученный жилой квартал и сразу бросалось в глаза.

Было без двадцати четыре. Наверняка время приема. Эцуко, держа Юкари за руку, рассматривала здание, как вдруг парадная дверь открылась и кто-то вышел. Только подойдя ближе, Эцуко поняла, что этот кто-то — молодая женщина. Настолько она была тощей, все тело точно ссохлось. Ее лицо напоминало пересушенный, сморщенный чернослив.

Решив, что у женщины анарексия, Эцуко обратилась к ней с вопросом:

— Извините, вы лечитесь в этой клинике?

Женщина отпрянула и, видимо, только благодаря тому, что Эцуко была с ребенком, не бросилась бежать.

— Извините. Видите ли, я привела на прием ребенка. Первый раз, поэтому немного волнуюсь… Что здесь за врач?

Иссохшая женщина, придирчиво оглядев Эцуко и Юкари, раздраженно бросила:

— Врач неплохой.

— Вы меня успокоили, спасибо.

— Только учтите, без предварительной записи не принимает. Если вы в первый раз, необходимо рекомендательное письмо, — выпалила женщина, повернулась к ним спиной и быстро пошла прочь.

— А у доктора Сакаки, случайно, нога не повреждена? — крикнула Эцуко вдогонку.

— С чего вы взяли! — возмутилась женщина и чуть ли не бегом бросилась наутек.

Эцуко задумчиво переминалась с ноги на ногу, слыша, как ритмично поскрипывают носки ее туфель. Как подступиться?

— Юкари…

— Чего?

— Живот болит?

— Нет.

— Должен болеть. Ну-ка давай, прижми руки к животу.

Юкари удивленно посмотрела на мать, но тотчас захихикала.

— Да, ужасно болит. Накушалась холодного.

— Тогда пошли.

Актерское мастерство Юкари было безупречным. Эцуко схватила корчащуюся от якобы мучающей ее рези Юкари и вбежала в клинику.

Оказавшись внутри, она крикнула:

— У моей дочери внезапно схватило живот! Кто-нибудь, скорее, помогите!

Открылось стеклянное окошко, показалось лицо женщины. На груди белого халата висела табличка с именем «Андзай». Увидев стонущую Юкари, она разинула от удивления рот.

— Извините, можно показать ребенка врачу?

— К сожалению, у нас психиатрическая клиника.

Эцуко изобразила возмущение:

— Как это так? Разве при входе не написано просто — клиника?

— Вы правы, это так, но… — Андзай замялась. Заправив волосы за уши, она посмотрела на Юкари, присевшую на корточки.

— Тут недалеко есть поликлиника. Там оказывают неотложную помощь…

— Вы что, не видите, ребенок шагу ступить не может!

Старания Эцуко были вознаграждены. Отстранив Андзай, вышла круглолицая женщина.

— Подождите немного, — решительно сказала она. — Доктор Сакаки вас примет. У него как раз сейчас перерыв между приемом пациентов. Подождите здесь.

— Большое спасибо!

Эцуко, взяла Юкари на руки. Давненько она этого не делала. Ну и тяжесть!

Тотчас открылась центральная дверь, и круглолицая женщина провела их внутрь. На ее груди значилось «Футада».

Вошли в помещение, которое, видимо, служило приемной. Врач в белом халате стоял, придерживая открытую дверь в кабинет. Правильное лицо, еще нет и сорока. Элегантный галстук.

— Несите ее сюда, — врач вошел в кабинет.

На правую ногу он не хромал.

Обнимая приготовившуюся хныкать актрису, Эцуко проследовала за ним.

Комната напоминала не столько врачебный кабинет, сколько гостиную. Видимо с умыслом, здесь почти не было металлических и пластмассовых вещей, ассоциирующихся с офисом. Лишь маленький сейф для бумаг, ящик с картотекой, да многофункциональный телефон.

Все прочее — кресла и даже рабочий стол — дышало теплом и уютом. На широком окне были опущены жалюзи, но сквозь щели проникали лучи солнца.

Врач уложил Юкари на диван, обнажил живот и начал надавливать в разных местах. При этом он тихим, ласковым голосом расспрашивал, что она ела сегодня.

— Всего лишь переохлаждение, — констатировал врач, разгибаясь и велев Юкари закрыть живот. — Что вы хотите — сок гуавы, потом фраппэ и мороженое…

— Ах, как хорошо. А я уж перепугалась… — Эцуко прижала руки к груди, затем обратилась к Юкари: — Говорила же тебе, не лопай все подряд!

Юкари обиженно надулась. Врач рассмеялся.

— Дам вам лекарство, отлично помогающее от рези в животе. Самое обычное лекарство. Совсем не по нашему профилю.

— Простите. Мне сказали, что вы врач-психиатр. Не надо было вас беспокоить. Но вы так нам помогли!

Врач выдвинул ящик стола, вынул из аптечки баночку, вытряхнул на ладонь таблетку и протянул Юкари.

— За этой дверью — ванная, запей там.

Эцуко, улыбаясь, повернулась к врачу.

— Вы — доктор Сакаки?

— Да.

— Большое вам спасибо. Мы как раз проходили мимо вашей клиники, когда девочке внезапно стало плохо. Удивительно! Бывают же такие совпадения!

Видимо, не понимая, к чему она клонит, врач удивленно поднял брови. Вышел из-за стола и сделал шаг в сторону стула.

— Один мой знакомый раньше лечился у вас. Поэтому я о вас наслышана.

— Неужели? Кто же это?

— У вас так много пациентов, вряд ли вы помните его имя, — сказала Эцуко, преодолевая робость и глядя врачу прямо в глаза. — Ему за сорок, правая нога немного не в порядке.

Лицо врача пришло в движение.

Эцуко почувствовала себя игроком, ловко отбившим бейсбольный мяч. Ап!

— Не помните?

Врач, опершись руками о край стола и немного запрокинув голову, сделал вид, что пытается вспомнить. Он старался выглядеть непринужденным, но как актер в подметки не годился Юкари.

Странно, что он так резко отреагировал на упоминание о прихрамывающем человеке…

— Нет, что-то не могу припомнить… — сказал врач, растянув губы в улыбку. — Может он лечился у какого-нибудь другого Сакаки, это распространенная фамилия.

— Вы так думаете? Жаль.

Юкари вернулась из ванной.

— Доктор, простите, я воспользовалась вашим туалетом.

Врач, точно получив спасительный круг, повернулся к Юкари:

— Ничего страшного. Ну что, полегчало?

— Покакала и сразу все прошло.

— Фу, какая невоспитанная! Простите, доктор, — с ласковой улыбкой Эцуко привлекла Юкари к себе. — Не будем вас задерживать. Сколько я вам должна?

Точно желая как можно быстрее отделаться от Эцуко, доктор Сакаки замахал руками:

— Что вы, что вы! Это такие пустяки, не беспокойтесь.

Откланявшись, Эцуко взялась за ручку двери. Затем, будто ее только что осенило, обернулась.

— Ах да, вспомнила, еще одна моя знакомая пользовалась вашими услугами…

Врач нахмурился, на его лице читался вопрос: кто еще?

— Мисао Каибара, — сказала Эцуко, — семнадцатилетняя девушка.

Мяч, отбитый Эцуко, на этот раз вылетел аж на трибуну.

Врач побледнел. Стал нервно рыться в кармане халата. Достал пачку «Mild Seven» и блеснувшую позолотой зажигалку. Точно плохой актер, который закуривает сигарету, чтобы скрыть недостатки своей игры, доктор зажал фильтр зубами и щелкнул зажигалкой. Огонь никак не хотел зажигаться.

— Нет… не помню.

Все понятно. Эцуко вышла из кабинета.

Открыла окошко регистратуры. На этот раз в ней находилась одна Футада. Что-то писала, сидя за дальним столом.

— Госпожа Футада, большое спасибо, — обратилась к ней Эцуко.

Футада подошла, улыбаясь.

— Девочка, тебе лучше?

— Угу.

Эцуко, приблизив к ней голову, шепотом спросила:

— Извините, я была уверена, что мои знакомые лечились у доктора Сакаки, сболтнула, но, кажется, я ошиблась.

— Доктор на такое не обижается.

— Мужчина средних лет, прихрамывающий на правую ногу, и одна молодая девушка. Вы случайно их не запомнили?

Футада захлопала глазами:

— Даже и не знаю… — ответила она. — Может, и были такие пациенты. Молодые девушки у нас вообще не редкость…

И вдруг взмахнула ресницами, видимо, вспомнив:

— А что касается хромого человека — вчера один такой заходил. Но у него не было рекомендации, поэтому пришлось отказать.

Эцуко задумалась. Что это значит? Андо своими глазами видел, как этот человек входил сюда. Еще месяц назад. Почему же медсестра в регистратуре его не знает?

Ах, да! — сообразила она, была же суббота.

— В вашей клинике по субботам и воскресеньям выходной?

— Да.

Вот почему Футада не знает. Хромой пришел к доктору Сакаки в такой день, чтобы никто из служащих клиники не узнал об этом.

А вчера — всего лишь вчера — явился, притворившись больным…

— Он был один?

— Нет, с молодым человеком. Такой красавчик!

Что все это значит?

Эта Футада не производила впечатления бдительной грымзы. Эцуко решила рискнуть и, пока не вернулась вторая медсестра, еще немного ее расспросить.

— У вас есть палаты для стационарных больных? Все никак не могу поверить, что я обозналась. Мне кажется, мой знакомый лечился именно у доктора Сакаки. Он был госпитализирован.

Футада всплеснула руками.

— Ну тогда вы точно обознались. Мы практически не держим у себя больных. Только в исключительных случаях.

— Да?.. Неужели? Странно, такое вместительное здание…

— Это потому, что доктор здесь живет. Впрочем, его семья живет отдельно.

У Футады развязался язык. Вероятно из-за того, что Эцуко была с Юкари. Как можно заподозрить в дурных намерениях мамашу с ребенком!

— Но возвращаясь к прежнему разговору, вы правда не знаете? Молодая девушка. Очень красивая, зовут — Мисао Каибара.

Немного подумав, медсестра покачала головой.

— Не помню. Сейчас среди наших «особых» пациентов, кажется, есть молодая девушка, но говорят, она дочь знакомых доктора.

У Эцуко перехватило дыхание. Она крепко схватила за руку стоящую рядом Юкари.

— Вы ее видели?

Наконец-то у Футады зародились подозрения.

— Почему вы об этом спрашиваете?

В это время Юкари закричала:

— Мама!

Обернулась — прямо перед ней стояла медсестра. Стояла, перегородив путь к выходу.

— Кто вы? — строго спросила она. Чистая, как стена, надраенная мочалкой с порошком, холодная, с узкими губами, прямыми, как лезвия бритвы.

— Ах, простите. Заболталась.

Эцуко начала отступать, как вдруг Юкари громко заплакала:

— Мама, мама! Пойдем домой! Ненавижу больницы! Здесь делают уколы!

Эцуко отстранила медсестру.

— Да, дорогая, пойдем домой. Извините, что вас побеспокоила!

Выскочили наружу. Пройдя несколько шагов, остановилась. Никто их не преследовал.

Эцуко посмотрела вверх на окна клиники. На некоторых были опущены жалюзи, другие распахнуты настежь.

Эцуко понизила голос:

— Юкари, одна, последняя просьба.

— Что теперь?

— Покапризничай! Чтобы мама рассердилась. Хорошо?

Едва поняв, что от нее требуется, Юкари принялась ломать комедию.

— Ты же обещала сводить меня на фестиваль мультфильмов! Сказала, что мы увидим Дораэмо-на! Мама — обманщица!

— Тебе нельзя, у тебя болит живот!

Эцуко старалась кричать как можно громче. Набрав воздух в легкие, повернувшись вполоборота к зданию клиники, собрав волю в кулак, завопила:

— Мисао! Что ты себе позволяешь!

Получилось довольно громко. Прохожие оборачивались.

— Дрянная девчонка!

— Знать не хочу никакой Мисао!

— Мисао для меня умерла!

— Будешь дерзить, брошу на улице! Мисао!

Повторяя «Мисао, Мисао», Эцуко поглядывала в сторону клиники. Если Мисао там, она наверняка услышит. Услышь меня, дай мне знак, Мисао!..

В этот момент жалюзи в крайнем окне на четвертом этаже слегка задвигались. Показался человеческий глаз. Кончик пальца.

Мисао?

Открылась парадная дверь, выбежала строгая медсестра. Резко схватила Эцуко за руку. Эцуко, не уступая, стряхнула ее руку.

— Что вы делаете?

— Не видите, ребенок не слушается!

Точно получив знак, Юкари прекратила комедию и бросилась бежать. Эцуко устремилась за ней. Пересекли автостоянку и оказались на улице. Эцуко нагнала Юкари, и они побежали, держась за руки.

Остановились только, когда выбежали на людную улицу и впереди замаячил универмаг, возвышающийся над вокзалом «Синдзюку». Обе истекали потом.

— Ну, мама, ты даешь! — проговорила восхищенно Юкари.

— Давай позвоним деду.

По-мужски, тыльной стороной руки вытирая потный лоб, Эцуко объявила:

— Я выведу их на чистую воду! Я уверена, Мисао — там.

Юкари подбежала к телефонной будке.

— Если надо устроить засаду, дед — профи. Или — уже бывший профи?




36


Бывших профессионалов не бывает.

Работа шофера в редакции газеты не ограничивается обязанностью перевозить корреспондентов. Порой приходится участвовать в слежке, сидеть в засаде. Ёсио занимался этим на протяжении сорока лет.

Выслушав Эцуко и Юкари, он немедленно приступил к разработке плана действий. Выглядел он совершенно спокойным. Только громкий голос, как обычно, выдавал внутреннее волнение.

— Нечего думать о том, чтобы пробраться в клинику в дневное время. Я буду караулить возле здания до наступления темноты, а вы тем временем переоденьтесь, подкрепитесь и подготовьте машину. Залейте полный бак.

— Зачем?

— Не исключено, что после вашего визита, те, кто удерживают Мисао, решат переместить ее в другое место. В этом случае возможны два варианта — либо они постараются сделать это как можно быстрее, чтобы упредить действия с нашей стороны, либо дождутся ночи.

Однако все те часы, что Ёсио вел наблюдение, бродя поблизости от Клиники Сакаки, было тихо. И жалюзи на окне оставались неподвижны.

Тем временем Эцуко заправила машину и припарковала ее возле жилого дома по соседству с клиникой, так чтобы в случае необходимости можно было отъехать без задержки.

Юкари немного поспала, устроившись на заднем сидении. Эцуко тоже передохнула в машине около часа. Купила в ближайшем магазине одежду для себя и Юкари. Переоделась в майку и штаны. Собрала волосы в пучок и закрепила на затылке. Она была уверена, что с новой прической и в новой одежде люди из клиники, видевшие ее только мельком, вряд ли узнают ее издалека.

Покончив с этим, она посменно с Ёсио стала вести наблюдение за клиникой.

Время шло, но все оставалось по-прежнему. К вечеру улицу заполнили женщины, нагруженные сумками, с наступлением сумерек их вытеснили мужчины в костюмах, возвращающиеся с работы домой.

В Клинике Сакаки все было тихо, никто не входил и не выходил.

В десять часов погас свет над парадным входом. Ёсио и Эцуко продолжали наблюдение, прячась за электрическим столбом, делая вид, что звонят по телефону из табачной лавки, бродя по улице взад и вперед. Десять тридцать, одиннадцать, одиннадцать двадцать…

И вдруг…

Первой заметила Эцуко.

Невольно схватилась рукой за ворот майки. Подала знак Ёсио, затаившемуся на противоположной стороне улицы.

К ним приближался человек, слегка прихрамывая на правую ногу. Высокий, худой, он при свете фонаря отбрасывал длинную тень.

Заметив знак Эцуко, Ёсио сосредоточил на нем все свое внимание. Тот, разумеется, его не заметил. Он шел слегка ссутулившись, глядя себе под ноги.

Ёсио пригнулся.

Прихрамывающий человек ступил на площадку перед клиникой.

И тут произошло нечто совершенно неожиданное. Ёсио выбежал из своего укрытия и бросился идущему наперерез. Человек поднял глаза, увидел Ёсио и застыл в изумлении.

Ёсио схватил его за грудки. Под тяжестью маленького, плотного Ёсио человек накренился вперед. Эцуко пересекла улицу и подбежала к ним. Ей почудилось, что Ёсио собирается ударить незнакомца.

Но Ёсио не ударил. Вцепившись в мужчину, он потащил его в боковой переулок. И откуда только взялась такая силища!

Они двигались молча и остановились, лишь зайдя вглубь переулка. Эцуко, следовавшая за ними, крикнула:

— Отец! Что происходит?

Только тогда Ёсио разжал руки, сжимавшие воротник незнакомца.

Ёсио смотрел на человека, точно буравя его взглядом. Тот поправил воротник, взглянул на Ёсио, потом на Эцуко.

Незнакомое лицо. Ни разу его не встречала. Единственное, что не вызывает сомнений — Андо был точен в своем описании.

Вновь взглянув на Ёсио, человек, на лице которого выражалось непритворное удивление, сказал:

— Сингёдзи?..

Эцуко застыла на месте.

— Давненько не виделись, — медленно проговорил Ёсио. — Считай, больше десяти лет. Не забыл меня?

Выражение лица человека стало беспомощным. Как у ребенка, которого погладили по головке.

— Как я мог забыть? — сказал он.

Ёсио повернулся к Эцуко.

— Такао Саэгуса. Мой давний знакомый.

Человек не посмотрел в сторону Эцуко. Стоял, переминаясь, глядя себе под ноги, но наконец, точно приняв какое-то решение, вскинул голову.

— Госпожа Сингёдзи, что вы здесь делаете в такой поздний час? Вот уж не ожидал!

На этот раз он прямо смотрел на Эцуко.

— Уж не пришли ли вы за Мисао Каибарой?



Ёсио пихнул Саэгусу в машину Эцуко.

— Рассказывай. Что происходит? Откуда ты знаешь Мисао Каибару?

Саэгуса не отрываясь смотрел на Ёсио, точно не замечая пожиравших его глазами Эцуко и Юкари. Чувствовалось, что он напряженно о чем-то размышляет.

— Сейчас нет времени на подробный рассказ. Поймите.

— Откуда ты знаешь Мисао? Что ты собираешься делать?

Саэгуса энергично потряс головой.

— Не могу сказать. Сейчас — нельзя.

— Мисао находится в клинике? — спросила Эцуко.

Саэгуса, не поднимая глаз, кивнул.

— Почему ее там держат? За что? В чем она провинилась?

Саэгуса пригладил растрепавшиеся волосы.

— Ни в чем не провинилась. Девочка вляпалась случайно. Ненароком оказалась втянута во все это.

— Втянута? Во что?

— В план, который осуществляем мы с друзьями. Она не входила в наши расчеты.

— Это произошло из-за того, что она следила за вами?

Саэгуса вздрогнул, точно Эцуко застигла его врасплох.

— Откуда вы знаете?

— Не скажу, если не расскажете о Мисао.

— Господин Сингёдзи… — Саэгуса повернулся к Ёсио, точно ища у него поддержки. — Прошу вас. Сделайте то, о чем я вас попрошу. Первое — вы должны немедленно уехать отсюда. Второе — не вмешивайтесь в происходящее. Даю вам слово, Мисао ничто не угрожает. Завтра же она будет на свободе. Завтра все закончится. Сейчас ее держат в больничной палате, но она в безопасности. Так было задумано. Третье — больше ни о чем не спрашивайте. Договорились?

— Почему это завтра? — огрызнулась Эцуко. — Отпустите ее немедленно!

— Сейчас нельзя. Это только создаст лишние проблемы. И она, наоборот, окажется в опасности.

Тут вмешался Ёсио:

— Эцуко их сегодня растревожила. Вполне вероятно, они вывезут ее из клиники и спрячут в более надежном месте. К тому же, есть у тебя гарантии, что ты сможешь ее спасти?

Саэгуса вздохнул.

— Все будет в порядке. Пожалуйста, доверьтесь мне. Не могу же я бросить на произвол судьбы подругу Эцуко!..

На сей раз уже Ёсио опустил глаза.

— Доверьтесь мне, — повторил Саэгуса.

Ёсио мельком взглянул на Эцуко. Его взгляд говорил — я беру ответственность на себя.

— Хорошо, Саэгуса, я понял. Сделаем так, как ты говоришь.

— Отец?!

— Дед?!

Ёсио удержал рукой Эцуко и Юкари.

— Все в порядке. Ему можно доверять. Не волнуйтесь. Только, Саэгуса, одно условие. Ты говоришь, что сможешь спасти Мисао, даже если ее перевезут в другое место. Значит, другое место уже известно?

— Есть только одно место.

— Вот как? Тогда, будь добр, скажи мне, где оно.

Придвинувшись к Саэгусе, Ёсио шепотом спросил:

— Сейчас ты направляешься в Клинику Сакаки?

Саэгуса кивнул.

— Если ты поймешь, что Мисао собираются переместить туда, куда ты думаешь, дай знак. Например, дважды зажги свет над входом. Сможешь?

— Зачем вам это? Что вы собираетесь делать?

— Мы будем ждать Мисао там. Завтра, освободив ее, ты передашь ее нам. Мы будем ждать в этой машине, так что ты сразу поймешь, что это мы.

Саэгуса глухо взмолился:

— Вы не должны вмешиваться в это дело!

— Мы уже вмешались, — сказала Эцуко.

Некоторое время Саэгуса раздумывал, глядя в окно. Наконец, устало вздохнув, сказал:

— Ладно. Сделаю, будь по-вашему.

После этого написал в блокноте, который ему протянул Ёсио, адрес того единственного места, куда могли перевезти Мисао.

Отдав блокнот Ёсио, Саэгуса еще раз повторил:

— Прошу вас, не нарушайте нашего уговора. Потерпите до завтра. Что бы ни случилось, не вмешивайтесь.

Когда он вылезал из машины, Ёсио спросил напоследок:

— Что ты задумал?

Мгновение поколебавшись, Саэгуса ответил:

— Кровь за кровь. Открываю охоту на врага.



Он сдержал обещание. Фонарь над входом в клинику дважды мигнул.

Заметив знак, Ёсио поторопил Эцуко:

— Надо заехать домой и собраться. Путь предстоит неблизкий. Полуостров Босо.

— Где именно?

— Клиника Катадо.

— Папа, почему ты так легко доверился этому человеку?

Ёсио едва заметно улыбнулся.

— Расскажу, когда приедем в Катадо. Это долгая история.




День четвертый

(15 августа, среда)





37


— Где вы были вчера вечером? — спросил Юдзи как бы между прочим.

Девять часов утра. Они только что сели в машину, чтобы отправиться по адресу на открытке, полученной Акиэ.

Вчера они успели вернуться из Сэндая еще до наступления сумерек. Юдзи и Акиэ хотели продолжить поиски, но Саэгуса был против.

— Не знаю, как ты, а девушка явно нуждается в отдыхе. Посмотри, какая она бледная.

— Но…

— Нет, на сегодня хватит. Не спорь, отдыхай.

Он бы не отважился один, без Саэгусы, выйти в ночной город. Волей-неволей пришлось подчиниться и пораньше лечь спать. Он так вымотался за день, что, как и говорил Саэгуса, тотчас провалился в сон.

Однако около одиннадцати что-то заставило его проснуться. Приподняв голову, он увидел, что Саэгуса крадучись направляется к выходу.

Вначале он хотел его окликнуть. Но тотчас передумал и решил незаметно пойти следом. Спустившись по лестнице, пошел за ним, стараясь остаться незамеченным. Но, выйдя на улицу Синкайкё, Саэгуса тотчас же остановил выехавшее из-за угла такси и уехал. На этом преследование закончилось…

Вопрос застал Саэгусу врасплох — это было заметно. Он раздраженно дважды повернул ключ зажигания, хотя машина обычно заводилась с первого раза, и с откровенным неудовольствием на лице спросил:

— Ты не спал?

— Проснулся, когда вы уходили. Куда это вы в такое время?

У сидящей рядом Акиэ на лице отобразилось недоумение.

— У меня есть право на личную жизнь?

— Мы вас наняли на работу.

— Ночь — нерабочее время. — Саэгуса тронул машину с места. Он старался не смотреть в сторону Юдзи.

— Немного прогулялся. Не мог уснуть.

«Прогулялся, сидя в такси?» — хотел спросить Юдзи, но промолчал. Только вновь повторил про себя слова, когда-то сказанные Акиэ: «С этого человека лучше глаз не спускать».

Постоянно какие-то неясности. Сами по себе не стоят внимания, но следуя одна за другой, накапливаясь, приобретают значение…

Вновь пересекли Токио с востока на запад. На этот раз пробок не было, движение было ровным. Даже на скоростной магистрали щиты не лгали — промчались с ветерком.

— Сегодня же пятнадцатое. Народ схлынул, — сказал Саэгуса.

Такада-но баба — студенческий район. Под боком — университет Васэда. Несмотря на объяснения, все это оставалось пустым звуком, никаких ассоциаций.

— Из-за соседства с университетом много жилых домов, в которых сдают квартиры студентам. Думаю, квартира, в которой ты жил, в этом же роде.

Тот факт, что, намереваясь расследовать убийство в «Счастливом приюте», он снял квартиру в Токио, свидетельствовало о том, что он готовился к затяжным боевым действиям.

Продвигался ли он наобум, не имея достоверных улик? Действовал в одиночку или кто-то оказывал ему помощь? Что, в конце концов, вынудило его покинуть Сэндай и поселиться в Токио?

Оставив машину возле железнодорожной станции, пошли пешком.

— Немного далековато, но, может, по пути что-нибудь вспомнишь, — сказал Саэгуса, сверяясь с картой района. — Посмотри вокруг. Есть какие-нибудь соображения?

Тесный автобусный терминал. Станция, на которую прибывают желтые поезда. Очевидно здесь же вход в метро — ступени спускаются под землю. Справа, если стоять спиной к станции, большое здание с надписью «Big Вох».

— Такое ощущение, что я здесь был.

Юдзи метнул взгляд на Саэгусу. Но лицо Саэгусы оставалось непроницаемым, он только щурил глаза, точно защищаясь от слепящего солнца.

Он наверняка был здесь. Пользовался станцией метро. Поскольку именно этот адрес указан на открытке, ошибки быть не может.

Но с другой стороны, нельзя ни в чем быть уверенным.

Все подстроено, все запланировано, нет, даже если не все, такое ощущение, что им умело манипулируют, преследуя какую-то свою цель.

Каким образом с такой легкостью удалось достать билеты на поезд в пик отпусков? Почему Саэгуса без труда нашел Клинику Сакаки, ни разу не заблудившись, не сбившись с пути? В таком районе, где сам черт ногу сломит…

Неясно, можно ли верить, что нежелание Саэгусы обращаться в полицию объясняется наличием у него судимости. И вообще, можно предположить, что человек в его положении, находящийся под подозрением у полиции, не стал бы впутываться в подобное дело.

А где гарантия, что это именно он написал открытку, обнаруженную в квартире Акиэ? Ведь он не способен сейчас распознать свой почерк! Не исключено, что его всего лишь заставили поверить…

Да и вообще, не было ли все то, что происходило, начиная с воскресенья, спланировано заранее? Может быть, их лишили памяти именно для того, чтобы втянуть в чей-то чужой умысел?

— Что с тобой?

Вопрос Саэгусы прервал его мысли. Как и вчера, Акиэ крепко держала его за руку. Куда бы их ни вели, остается послушно идти с закрытыми глазами. Может быть, в конце пути все прояснится? Только на это и надежда.



Возле двери квартиры отсутствовала табличка с именем владельца. Куда ни сунешься, всюду анонимы! — подумал Юдзи.

Разумеется, ключа у них не было, а консьержек в подобных домах не держат. Дверной замок казался довольно хлипким и напрашивался на взлом.

Саэгуса огляделся по сторонам.

— Это вам не «Палас», зато и берут по-божески, — ухмыльнулся он.

Фанерная дверь, на стенах коридора проступают пятна. Возле двери окошко, за ним, должно быть, расположена кухня, но сетка встроенного вентилятора густо заросла жирной копотью и пылью.

— Что будем делать? — спросил Юдзи нетерпеливо. — Сломаем дверь?

— Погоди. Внизу был почтовый ящик. Поищи там. Очень часто жильцы прикрепляют липкой лентой дубликат ключа под крышкой своего почтового ящика.

Оставив Акиэ, опершуюся о перила, Юдзи спустился по лестнице. В незапертом ящике нашлась лишь узкая продолговатая открытка: «Извещение о невозможности доставить почтовое отправление в связи с отсутствием адресата». Дата — тринадцатое августа.

Когда Юдзи вернулся с открыткой в руке, Саэгуса, встав на цыпочки, шарил рукой над электрическим счетчиком.

— Есть! — воскликнул он и продемонстрировал зажатый в пыльных пальцах ключ. — Пряча ключ, мало кто способен проявить оригинальность. В почтовом ящике было что-нибудь?

Юдзи показал открытку с извещением. Саэгуса склонил голову набок:

— Что бы это могло быть? Ну ладно, после сходим на почту и заберем.

Саэгуса отпер дверь, и они вошли внутрь.

Светло. Душно и жарко так, что спирает дыхание. Все потому, что шторы на окне раскрыты настежь. Одна комната и кухня. В кухне маленький холодильник, красный чайник, тостер, электропечь на низкой тележке. Обстановка напоминает «Палас». В сушке две тарелки и два стакана. Потрогал — абсолютно сухие. В комнате прямо по ходу окно, слева — стенной шкаф. Рядом — стойка с вешалками, на которых висят мужские рубашки и женские блузки. Посредине комнаты — складной стол, на нем ничего нет. На правой стене календарь. Телевизора нет. Телефон подключен, стоит на подоконнике, на ящичке для мелких вещей.

— Ну что? — спросил Саэгуса. — Что-нибудь вспомнил?

В этот момент Юдзи смотрел на раздвижную стеклянную дверь, разделяющую кухню и комнату.

Утром в воскресенье, когда он осматривал квартиру в «Паласе» и увидел дверь со стеклышками, что-то внезапно промелькнуло в голове. Разбитое стекло… «Извиняюсь, это же не армированное стекло»…

В этой квартире дверь представляла собой деревянную раму, в которую были вставлены три продолговатых матовых стекла. Подойдя ближе, он заметил, что стекла в двух секциях производят впечатление новых. И замазка не успела потемнеть. Коснувшись, почувствовал, что она еще мягкая, ногти оставили след.

Видимо, воспоминание о разбитом стекле относилось к этой двери. Возможно, ее случайно разбил грузчик, внося что-то в комнату.

В таком случае, можно поверить, что он какое-то время здесь жил.

В общем квартира показалось более чистой и уютной, чем можно было предположить, глядя на дом снаружи. При движении по комнате поднималась пыль и кружила в лучах палящего в окно солнца. Но летом в городе всегда много пыли, достаточно один день не прибраться, и будет та же картина. Поскольку их с Акиэ не было здесь по меньшей мере четыре дня, наличие пыли не вызывало удивления.

Акиэ провела рукой по кухонной мойке. На стене висел обычный, так называемый моментальный, нагреватель. И этот нагреватель, и края раковины, и плита с двумя горелками, все было вычищено до блеска.

Ее рука! — подумал он. Так все тщательно прибрано! Старалась создать уют в тесной каморке. При этой мысли он почувствовал прилив нежности к Акиэ.

— Гнездышко молодоженов, — усмехнулся Саэгуса, и, порывшись в одежде, висящей на вешалке, крикнул Акиэ, оставшейся в кухне. — А вы, барышня, сразу видать, домовитая! Все вычищено и проглажено.

Внезапного возвращения памяти не произошло, но здесь, в этой квартире, он чувствовал себя в безопасности.

— Ну что же, приступим, — сказал Саэгуса.

Вновь занялись поисками. Но Юдзи не испытывал особых надежд.

— Если предположить, что мы обнаружили какие-то новые улики, касающиеся убийства в «Счастливом приюте», их наверняка забрали. Вряд ли, стерев нашу память, не постарались замести все следы.

— Неужто ты был таким олухом? — сказал Саэгуса, стоявший у окна, подставляя лицо солнцу.

— Что?

— Давай рассуждать логически, — повернулся к нему Саэгуса. — Скорее всего ты вновь взялся за расследование убийства, потому что обнаружил нечто, что могло стать зацепкой для установления истины, нечто, что противоречило принятой версии, подхваченной прессой. Иначе какой смысл уезжать из Сэндая? Опираясь на свое открытие, ты решил продолжать расследование и для этого обосновался здесь.

Саэгуса обвел рукой комнату.

— Логично? Поскольку ты не ниндзя, твои действия не могли укрыться от бдительного ока клана Мурасита. Несмотря на все предпринятые тобой меры предосторожности, они наверняка догадывались, чем ты занимаешься. Им такой поворот был ни к чему, поэтому они пошли на то, чтобы стереть твою память. Вчера мы в общем и целом пришли к согласию относительно этой гипотезы…

— Да.

— Разумеется, ты вряд ли предвидел, что твою память уничтожат. Я бы и сам, находясь на твоем месте, не додумался до такого. Однако ты имел все основания опасаться, что они постараются выкрасть твои записи, касающиеся дела, все, что могло бы послужить уликой. Логично предположить, что ты на всякий случай сделал копии имеющихся у тебя материалов и спрятал их в надежном месте. Как ты полагаешь?

Юдзи оперся о стену. Действительно, логично.

— Допустим, так оно и было, но как теперь все это найти? Предположим, я забронировал ячейку в банке, но даже если бы в наших руках оказался ключ, как мы определим, что это за банк?

— У тебя не осталось никаких воспоминаний о том, что ты оставлял что-то на хранение в банке?

Юдзи отрицательно покачал головой.

— Что ж, тогда у нас есть шанс. Приступаем к поискам.



В квартире не было кондиционера, поэтому шарить по углам, стараясь ничего не пропустить, было тяжко. Не прошло и десяти минут, а Юдзи и Саэгуса уже взмокли так, словно их окатили водой.

В стенном шкафу был относительный беспорядок. На верхней полке лежал аккуратно сложенный матрас с двумя коробочками с инсектицидом по углам, но нижнее отделение было заполнено как попало наваленными коробками и бумажными пакетами. Такое впечатление, что кто-то рылся здесь, не имея четкого представления, в каком месте спрятано то, что он ищет.

На нижней полке лежал небольшой дорожный матерчатый чемодан. Внутри было пусто, только скомканные газеты и шарик нафталина. Наверно, Акиэ приехала с ним из Сэндая. Поселившись в квартире, вынула содержимое, а сам чемодан убрала.

На всякий случай развернули матрас и тщательно прощупали. Надеялись — что-нибудь спрятано под обивкой, но только наглотались пыли. Узнали лишь, что матрас взят напрокат. С краю был ярлычок магазина. Это символизировало их тогдашний настрой: «Как только покончим с делом, сразу же вернемся домой». У Юдзи защемило в груди. Не из-за себя, из-за Акиэ.

Переворошили старые газеты, сложенные кучей в углу кухни. Ничего. Просмотрели кармашки в висящем на стене саше, но ничего не нашли. Только несколько счетов за газ и электричество на имя Юдзи Огата. Видимо, было недосуг с кем-либо переписываться.

Сняли верхнюю доску в стенном шкафу, приподняли линолеум в кухне, обыскали все, что только можно, но результат был нулевой. К полудню оба выбились из сил и присели передохнуть.

— Никаких результатов? — робко спросила Акиэ, терпеливо ожидавшая в кухне, когда они закончат.

— Не будем отчаиваться, — сказал Юдзи.

В ящичке под телефоном нашлись две нераспечатанные пачки «Mild Seven». Пепельница стояла на полке в кухне. Юдзи и Саэгуса, прислонившись к стене, выкурили по сигарете, выпили прямо из-под крана воды.

— Кухню осмотрели? — спросила Акиэ.

— Да.

— И кладовку для овощей, и холодильник?

— Да, ничего нет.

Акиэ печально опустила голову.

— Может, взять их на понт? — сказал Саэгуса, вытирая полотенцем вспотевшую шею.

— На понт?

— Ну, сделать вид, что у нас есть какие-то улики против них. Для начала припереть к стене доктора Сакаки.

— Вы это серьезно?

— В случае чего, можно пригрозить. У меня же есть пистолет.

Юдзи вздрогнул. Совершенно вылетело из головы. Отдав пистолет Саэгусе, он и думать о нем забыл.

— Господин Саэгуса…

— Что?

— Как с вашей гипотезой согласуются этот пистолет и деньги в кейсе?

Саэгуса вытянулся, постанывая, расправляя затекшие мышцы.

— Действительно, загадка. Но вот что я думаю. А не для того ли люди Мураситы подбросили их, чтобы помешать вам обратиться в полицию, в больницу? Ведь что получилось? Благодаря этим двум вещам, нет, трем — есть еще окровавленное полотенце, вы оказались связаны по рукам и ногам. Не так ли?

— Пятьдесят миллионов иен ради одного этого?

— Для Такэдзо Мураситы — пустяк! — засмеялся Саэгуса. — Если учесть, что таким образом он вывел вас из игры.

— Но пистолет! Разве легко в нашей стране достать оружие?

— Когда есть деньги, пара пустяков. Кстати, ходят слухи, что Такэдзо Мурасита связан с местными бандитскими группировками…

Акиэ подняла голову:

— В каком смысле?

— Это, увы, характерно не только для Катадо. В тех районах, где складывается своего рода однопартийное правление, а деньги и власть сосредотачиваются в руках одной семьи, к ним липнут со всех сторон — и слева и справа, и сверху и снизу…

— А Такэдзо умеет стрелять из пистолета? — вдруг спросил Юдзи, хотя его вопрос и не имел прямого отношения к сказанному.

Саэгуса расплылся в улыбке.

— Почему нет? Нажать на курок любому под силу. Проблема в том, чтобы пуля попала в цель.

Вновь стал серьезным.

— Другой вопрос: способен ли он, как это произошло в «Счастливом приюте», хладнокровно расстрелять несколько человек? Думаю, у Такэдзо кишка тонка. Его пасынок Такаси — другое дело. Помнишь, в одной из журнальных статей упоминалось о том, как он отлично владел оружием?

Саэгуса потушил сигарету.

— Возвращаясь к нашему разговору, думаю, эти господа были уверены, что вам обоим не удастся восстановить память. Теперь понимаешь? Достаточно подбросить три эти вещи, и вы абсолютно беспомощны.

— И до конца своих дней обречены жить, не зная, кто мы такие?

— Верно. Да еще жить в страхе, что до того, как потерять память, вы совершили преступление. В этом отношении и квартирка в «Паласе» очень кстати. Даже если кто-то из ваших знакомых в Сэндае, вроде Кокити, забеспокоится, что от вас нет известий, и приедет в Токио, он, самое большее, найдет эту студенческую квартиру в центре. Вас официально объявят в розыск, и на этом все закончится…

— Мне кажется, наше исчезновение должно вызывать большие подозрения. Ведь мы родственники людей, убитых в «Счастливом приюте».

— Всегда найдутся правдоподобные объяснения. Например, не смогли оправиться после трагедии и решили уехать подальше от родных мест. Или совершили двойное самоубийство.

— Неужели кто-то в это поверит? — возмутился Юдзи.

— Но так обычно и бывает. Полиция не слишком усердствует в розыске тех, у кого, как у вас, есть повод к самоубийству. К тому же, не забывайте, это Токио. Тут люди исчезают каждый день. Сколько бы ваш Кокити ни причитал: «Мальчик расследовал убийство в «Счастливом приюте»!», с ним никто разговаривать не будет. Мол, пусть разбираются в Катадо. Столичная полиция здесь ни при чем. Более того, официально дело раскрыто. Бьюсь об заклад, токийская полиция палец о палец не ударит.

Акиэ не выдержала:

— Но, в таком случае, не проще ли было убить нас и спрятать трупы? Исчезли без следа и конец. Зачем понадобились такие ухищрения?

— Нет абсолютных гарантий, что трупы рано или поздно не обнаружат. Поднимется большая шумиха. В наше время идентифицировать личность не проблема. Даже если останутся одни кости. Предположим, вас убили. Получили временную передышку. Но вот трупы найдены, установили личность убитых, разве это не означает полный провал? — Саэгуса подался вперед. — Но если уничтожить вашу память, да еще сделать так, чтобы вы не могли обратиться за помощью в официальные органы, никакой опасности больше нет. Даже если Кокити случайно наткнется на вас в этом бескрайнем Токио, увидев пистолет, пятьдесят тысяч иен и окровавленное полотенце, он будет молчать. И не станет предпринимать никаких действий. Он будет напуган до смерти, вообразив, что вы совершили какое-то страшное злодеяние. Конечно, он вас не бросит, наберет в род воды и, ни о чем не спрашивая, отвезет обратно в Сэндай, где вы и будете жить, стараясь не показываться людям на глаза. В этом смысле пятьдесят миллионов иен — своего рода отступные.

— Вот почему Такэдзо Мурасита проявил такую щедрость! — медленно проговорил Юдзи.

— Именно.

Некоторое время Юдзи сидел, закрыв глаза и обдумывая услышанное.

— Ну хорошо, — сказал он, вставая. — Давайте припугнем доктора Сакаки. Кажется, это самое правильное.

Вдвоем с Саэгусой они начали наводить порядок в квартире, где все вещи были разбросаны, как после переезда.

Акиэ, вновь удалившись в кухню, сидела с печальным лицом. Наверно, ее угнетало, что она не может помочь.

Рассовывая счета по кармашкам саше, Саэгуса сказал:

— За электричество уплачено на пять месяцев вперед. Требований уплатить за квартиру нет. Вы были примерные квартиросъемщики. И писем нет.

Саэгуса замер с протянутой рукой.

— Послушай, ты же нашел в почтовом ящике извещение?

— Да, но что это может быть? — Юдзи достал из кармана открытку.

Саэгуса чуть не вырвал ее из рук.

— Почтовое отправление! — он хлопнул себя по голове. — Какой же я болван! Лежало прямо перед носом. Давайте подумаем. Кто мог отправить вам посылку? Кто знал здешний адрес?

Юдзи и Акиэ молчали. Саэгуса отчеканил:

— Скорее всего вы сами себе отправили посылку. Она вернулась назад. Посмотрите. Дата на извещении — тринадцатое августа. Это понедельник. Вас здесь уже не было. Поскольку вас не было, посылку вновь вернули на почту.

— Вы думаете это так важно? Если бы речь шла о каких-то ценных материалах, мы бы наверняка позаботились послать их в такое место, откуда бы их не вернули назад.

— А вот и нет. Если моя догадка правильна, ты был еще более предусмотрительным, чем я думал.

Пошли все втроем в местное почтовое отделение, адрес которого был указан на извещении. Поскольку для получения посылки необходимо подтверждение адреса и именная печать, прихватили счет за электричество и купили по дороге подходящую печать.

На почте им выдали небольшую бандероль. Но достаточно пухлую, так что она не могла войти в почтовый ящик. Адресат — «Центральный почтамт, г. Сэндай, Акиэ Миёси, до востребования». Отправитель — Юдзи Огата. Адрес отправителя — токийская квартира.

Раскрыв, нашли толстую пачку отксерокопированных листов и аудиокассету. Все было очень аккуратно упаковано, чтобы со стороны невозможно было догадаться о содержимом. На первом листе была наклеена вырезка с газетной заметкой об убийстве в «Счастливом приюте».

— Это оно! — сказал Юдзи. — Но почему послано на имя Акиэ?

— А ты оказывается парень с головой! — Саэгуса посмотрел на него с восхищением. — В данном случае адрес не имеет значения. Акиэ жила вместе с тобой. Достаточно было отослать бандероль до востребования на почту в Сэндай. Что дальше? Никто за ней не приходит. Дней через десять — насколько помню, именно столько хранят почту до востребования — бандероль отправляют назад. Как только она возвращается, ты вновь отправляешь ее на прежний адрес. Таким образом, твои материалы остаются в безопасности. Если кто-то придет обыскать твое жилье, маловероятно, что именно в этот момент явится почтальон с посылкой. Так что все в целости и сохранности.

Вернувшись в квартиру, они приступили к чтению. Юдзи читал вслух для Акиэ.




38


«Господин Кокити!

Эти копии моих записей и пленка попадут к вам в руки только в том случае, если от нас с Акиэ не будет никаких известий, и вы, встревожившись, приедете в Токио и отыщете нашу квартиру. Уверен, это не вызовет затруднений, поскольку я послал Акиэ открытку с обратным адресом.

Если мы бесследно исчезнем, боюсь, не останется практически ничего, что бы подсказало вам, где нас искать, поскольку я намеренно старался держать вас в неведении. Не хотелось втягивать вас и тем самым подвергать опасности. Эта бандероль, посланная на имя Акиэ, станет одной из немногих зацепок, поэтому, не сомневаюсь, вы ее откроете.

Решив подстраховаться, я снял копии с материалов своего расследования и отправляю их до востребования на центральный почтамт Сэндая, откуда их пересылают обратно в Токио. Так будет надежнее.

Но я постараюсь действовать как можно осмотрительнее, так что все эти предосторожности, вероятно, излишни. Надеюсь, что и вам не придется читать это письмо.

Честно говоря, я бы предпочел, чтобы и Акиэ осталась в стороне. Но она проявила неожиданное упрямство. Наотрез отказывается возвращаться в Сэндай. Говорит, что будет со мной до конца.

В свое оправдание она приводит следующие аргументы. Если я, действуя в одиночку, в итоге потерплю поражение, в случае моей смерти, ей самой придется устанавливать истину, и она будет вынуждена так же, как я, в одиночку, бросить вызов судьбе. Разумеется, она не отступит. И однако, нет никакой гарантии, что она добьется успеха. Если, как и я, она потерпит поражение, все пойдет прахом. Короче, по ее мнению, у нас больше шансов на успех, если с самого начала мы будем действовать сообща.

Вы наверняка удивились, прочитав о «моей смерти». Но то, что я задумал, связано с большим риском.

Мы собираемся поймать Такаси Миямаэ. Поймать и притащить в редакцию одной из столичных газет. Полиции Катадо доверять нельзя, да и в полицейское управление префектуры обращаться опасно. После объясню, в чем опасность, но в любом случае, я не могу доверять полиции. Если же обратиться в центральное полицейское управление, они наверняка отошлют нас в Катадо, только и всего. Поэтому думаю, самое лучшее — привлечь средства массовой информации.

Да, так и есть. Такаси Миямаэ жив.

В настоящее время он скрывается в клинике Катадо, которой управляет его отчим. Точнее будет сказать — его держат там в заключении. Разумеется, по приказу Такэдзо Мураситы.

Чтобы было понятно, я должен рассказать все по порядку.



В прошлом году, в ночь под Рождество, мы с Акиэ, задумав устроить нашим родителям сюрприз, отказались от их приглашения поехать в «Счастливый приют» и, выждав время, отправились туда вдвоем. Это вам известно.

Мы прибыли в «Счастливый приют» около десяти вечера. По пути заблудились. Но особо не беспокоились, поскольку родители сказали, что собираются веселиться всю ночь напролет. И в самом деле, в доме горел свет.

Но внутри никого не оказалось. Сколько мы ни стучали, никто не отзывался. И машин не было. Позже я узнал, что они все поехали в Катадо на рождественскую мессу.

Некоторое время мы с Акиэ ждали во дворе. Ночь была довольно холодной, но мы оба впервые были в «Счастливом приюте» и с интересом бродили по участку, вокруг дома.

И вдруг сверху упала фруктовая корзина.

Задрав головы, мы увидели, что в основании балкона второго этажа — дом расположен на склоне горы, поэтому это высота четвертого этажа — зияет квадратное отверстие. А в следующий миг спустилась лестница. Другими словами, открылся пожарный люк.

Я сразу понял, что произошло. Это в обычае моей матушки. В Сэндае, в нашей городской квартире, когда холодильник бывал переполнен, она выставляла вино и фрукты охлаждаться на балкон. Так же она поступила и здесь, но поставила на пожарный люк. Под тяжестью корзины с фруктами крышка люка раскрылась.

Акиэ стала подбирать рассыпавшиеся по земле фрукты, а я по лестнице влез на балкон. Дверь была не заперта, я вошел в дом, открыл парадную дверь и впустил Акиэ. Мы вместе закрыли люк и поставили корзину с фруктами так, чтобы она больше не падала. Я еще подумал, что у люка слишком слабый крючок, что это опасно, надо исправить. А ну как кто-нибудь ненароком на него наступит. Сейчас это кажется такой ерундой!

Мы еще около часа прождали в доме. Но родители не возвращались. Потеряв терпение, мы решили отправиться в город. Я нашел дубликат ключа. Акиэ в подобных вещах очень щепетильна, поэтому мы, прежде чем уехать, надежно заперли входную дверь. Я запер и дверь, ведущую на балкон второго этажа. Из-за этого впоследствии полиция пришла к заключению, что преступник мог войти в дом лишь под видом гостя, которому отперли главную дверь и впустили внутрь. (В свое время последнее обстоятельство намеренно не было обнародовано. Нередко в полицию после подобных преступлений приходят люди, которые из какого-то лихачества берут на себя вину за убийство. Тогда их спрашивают, как они проникли в дом, ведь входная дверь была заперта, и, если они говорят, что прошли через балконную дверь, становится ясно, что они себя оговаривают.)

Добравшись до города, мы обнаружили, что, по всей видимости, где-то по дороге разминулись с родителями. Мы ведь толком не знали тех мест.

Как бы там ни было, мы хотели устроить родителям сюрприз. В тот день я подарил Акиэ кольцо. Мы хотели застать всех врасплох, а потом объявить о нашей помолвке. Немного по-детски, но мы подумали — сегодня как никак Рождество!

Таким образом, мы вновь вернулись в «Счастливый приют» около полуночи.

В доме еще горел свет. На крыльце стояли нераспечатанные бутылки шампанского. Я хотел заглянуть в окно, чтобы узнать, вернулись ли они, но на сей раз шторы были опущены. Значит, все дома.

Акиэ открыла дверь. Она была не заперта.

И тогда мы увидели трупы.

До сих пор эта картина стоит у меня перед глазами, является в ночных кошмарах. До сих пор в ушах душераздирающий вопль Акиэ, вошедшей в комнату первой. Помню и то, что, отпрянув, она опрокинула вазу и стоявшие в ней розы рассыпались по полу.

Вся комната была залита кровью. Первым в глаза бросилось тело отца, лежащее навзничь, головой к балкону. Половина головы была снесена. В аккуратно завязанном галстуке, в шерстяном джемпере, кажется, с одной тапочкой, болтающейся на ноге.

Рядом с отцом в спинку дивана был воткнут большой кухонный нож. Я осознавал, что нельзя ничего трогать на месте преступления, но, на мгновение потеряв рассудок, вытащил нож и бросил на пол. Уж слишком это напоминало… какой-то отвратительный символ! Хотя, скорее всего, нож не был в руках убийцы, Такаси, его схватил в кухне кто-то из бывших в доме, чтобы защитить себя. Позже мне сказали, что на ручке остались смазанные отпечатки пальцев господина Миёси.

Сам Миёси находился в дверях между гостиной и кухней. Он полусидел, раскинув руки и загораживая проход, ведущий к лестнице. У основания лестницы лежала моя мать. Видимо, господин Миёси встал на пути убийцы, чтобы дать возможность матери и Юкиэ убежать наверх. И здесь нашел свою смерть. Позже детектив сказал мне, что пуля попала в сердце и прошла навылет.

Мать была застрелена в спину, и уже после того, как она упала, ей выстрелили в затылок. Итак, четыре выстрела.

Юкиэ была убита одним выстрелом в голову. Ей оставался всего шаг до балкона. Ее пальцы на десять сантиметров не дотянулись до двери.

Мне кажется, я утратил способность чувствовать. Все, о чем я думал — не выжил ли хоть кто-нибудь в этой мясорубке, хоть один. И в то же время понимал, что хочу невозможного.

Надо было позвонить в полицию, но телефонный провод оказался перерезан. Аккуратно перерезан. Тогда я понял, что злодейство было спланировано заранее.

Акиэ оставалась внизу в полуобморочном состоянии. Она обнимала бездыханное тело своего отца, и, как мне ни было ее жаль, я оттащил ее. Объяснил, что полиция должна снять отпечатки пальцев. После этого мы рванули на машине в город, в полицейский участок.

Местные полицейские не стали проводить расследование. Они только опечатали место преступления, пока не прибыла откомандированная группа следователей из префектуры. Эти вели себя очень самоуверенно и сразу обрушили на нас множество вопросов. Акиэ не выдержала, и ее отвезли в больницу.

Со мной главным образом беседовал следователь, присланный из отдела уголовного розыска префектуры, некий Кояма. Крепыш, строивший из себя крутого парня.

Как только мы ворвались в участок в Катадо, город огласила сирена. Сигнал означал общий сбор, обычная в подобных случаях мера. Собрались в основном пожарные и члены молодежной дружины. По поручению полиции, они должны были прочесать окрестные горы.

На рассвете, около половины восьмого, в километре от «Счастливого приюта», под обрывом в море было обнаружено тело Такаси Миямаэ.

Это было недалеко от дачного поселка, люди, нашедшие тело, не входили в поисковый отряд, посланный полицией в горы. Их было двое, тридцатилетние, оба работники риэлтерской компании, принадлежащей Такэдзо Мурасите, командированные из Токио. Они не могли вместе со всеми принимать участие в поисках, поскольку совершенно не знали здешних мест.

По их словам, узнав о том, что произошло какое-то несчастье с друзьями их босса, они тотчас поспешили в «Счастливый приют», чтобы предложить свою помощь.

Но поскольку на месте преступления их помощь не требовалась, они на рассвете отправились назад в город и по дороге обнаружили тело Такаси.

Как они рассказывали, тело Такаси плавало в море, застряв между скалами. Разумеется, вдвоем они и не пытались его поднять. Обрыв крутой, волны бурные. Они бегом вернулись в «Счастливый приют». Но когда привели полицейских к обрыву, тела Такаси уже не было, якобы его унесло течением.

Думаю, вы уже заметили, что я отношусь к их словам с предубеждением.

Я уверен, их показания — ложь с начала до конца. В действительности эти двое ничего не видели. Почему? Да потому, что Такаси Миямаэ не падал с обрыва.

Но благодаря этой лжи и еще тому, что в тот же день под обрывом нашли ботинок Такаси, версия о его гибели стала общепринятой.

Но все были одурачены. Такаси Миямаэ жив.

Честно говоря, я сам начал сомневаться в показаниях этих людей только спустя месяц после убийства. Когда я наконец смог трезво обдумать все то, что произошло.

В то время у меня еще не было четких оснований для сомнений. Но если, допустим, взять детективный роман, отсутствие трупа, как правило, имеет решающее значение в расследовании, не так ли? Думаю, это справедливо не только для вымышленных историй. Мне показалось странным, что полиция с такой готовностью ухватилась за версию, что Такаси мертв.



Прежде чем приступить к этому вопросу, объясню, почему полиция сочла убийцей Такаси. Думаю, что вы, Кокити, не знаете всех тех подробностей, которые знаю я.

Во-первых, на нижнем этаже дома осталось множество отпечатков его пальцев. Совпадала группа крови, нашли несколько волосков. Среди жертв преступления не оказалось никого с той же группой крови. На верхнем этаже отпечатков пальцев не было, но они были на перилах лестницы. С тех пор как дом покинули рабочие, в него не входил никто, кроме его владельцев. Так что, сами понимаете, это стало веской уликой.

Найденные в доме отпечатки пальцев сличили с отпечатками Такаси, имевшимися в картотеке Клиники Катадо. Вы, наверно, знаете, что в свое время он некоторое время провел в клинике, которой управлял его будущий отчим. Там было принято брать образцы отпечатков пальцев у всех, поступивших на лечение. Подавляющее большинство пациентов этой больницы — больные алкоголизмом, и некоторым из них порой удается убежать из-под надзора, чтобы вновь уйти в запой, как правило, они умирают где-нибудь под забором. На этот случай и берут отпечатки пальцев, чтобы можно было сразу установить личность.

Во-вторых, накануне убийства, когда наши родители были приглашены к Мурасите, Такаси попытался овладеть Юкиэ и потерпел фиаско. Получив нагоняй от отчима, он удрал из дома, но поскольку у него был случай узнать, что наши семьи живут на даче «Счастливый приют», ничего удивительного в том, что на следующий день он ринулся туда.

Сейчас можно только гадать, что Такаси говорил Юкиэ накануне, двадцать третьего декабря, что пытался сделать. Первым, услышав испуганный крик Юкиэ, прибежал ее отец, Миёси, но теперь он мертв и уже ничего не может рассказать.

В тот момент Юкиэ находилась в саду особняка Мураситы. Сад этот огромен, поэтому Такаси вполне мог к ней неслышно подкрасться и напасть.

Список совершенных им преступлений свидетельствует о том, что он был на такое способен. Об этом много писали, и вы наверняка знаете. Дважды наносил тяжкие телесные повреждения. Один раз избил служащего страховой компании, обслуживающей Такэдзо, да так, что тот угодил в больницу. Второй раз напал на женщину, которую привел Кадзуки Мурасита, в результате она сломала руку. Эта женщина постоянно посещала бар Кадзуки и в то время была его любовницей. По ее рассказу, она гуляла по саду, когда на нее было внезапно совершено нападение, она бросилась бежать, упала и сломала руку. Если бы не люди из дома, подоспевшие на ее крики, неизвестно, чем бы все закончилось. Разве не напоминает это то, что позже произошло с Юкиэ?

Наконец, третья причина — после двадцать третьего декабря, с момента нападения на Юкиэ, Такаси не появлялся в особняке Мураситы и никто не знал о его местонахождении. Короче, у него не было алиби.

(Кстати, надо заметить, что ни у кого из клана Мураситы не было алиби. На момент преступления в особняке Мураситы в Катадо находились Такэдзо с супругой, две его дочери с мужьями, а также старший сын Такэдзо — Кадзуки. Все они утверждают, что оставались в особняке, но нет никого постороннего, кто бы мог это подтвердить. Показания родственников не считаются доказательством алиби. Впрочем, эти рассуждения попахивают абсурдом.)

Вот те три причины, по которым было решено, что убийца — Такаси.

К сожалению, не было найдено очевидцев в полном смысле этого слова. Дома в дачном поселке, в котором расположен «Счастливый приют», в большинстве своем еще не достроены, прочие владельцы не решились проводить там Рождество. Наши семьи были все равно что на необитаемом острове.

Нашелся лишь один свидетель, который вроде бы видел в районе поселка кого-то, похожего на Такаси, но после расспросов выяснилось, что это произошло накануне, ночью двадцать третьего декабря. Однако для полиции это стало свидетельством того, что накануне Такаси присматривался к дому, чтобы на следующий день совершить нападение.

Не нашлось никого, кто бы слышал выстрелы в окрестностях «Счастливого приюта». Были лишь сообщения, что приблизительно в то же время, когда произошло преступление, около того самого обрыва, под которым нашли тело Такаси, раздался сильный хлопок, но слышавшие путались в показаниях и не могли наверняка утверждать, что это был выстрел.

Да, забыл еще об одном. Машина.

Судя по всему, Такаси добрался до «Счастливого приюта» на машине. В гараже Мураситы стоял старый пикап, на котором в прежние времена ездил Кадзуки. Такэдзо заявил, что накануне ночью, двадцать третьего, Такаси сказал, что ему надо кое-куда съездить, и отчим передал ему ключи.

После убийства в окрестностях дома обнаружили следы от шин, совпадающие с шинами пикапа, и это стало дополнительной уликой. Машину нашли брошенной у тропинки, ведущей к обрыву, с которого Такаси, как утверждалось, упал. В машине нашли волосы с головы Такаси и одну гильзу от пули, совпадающую по калибру с теми, что были обнаружены на месте преступления.

Впрочем, загадкой осталось оружие, из которого стрелял Такаси.

Не совсем понятно, каким образом в его руках оказался пистолет. Единственным объяснением, впрочем, довольно слабым, могли служить слова, которые Такаси сказал Хироко, нынешней жене Такэдзо, когда они как-то раз случайно столкнулись у могилы Тосиэ, матери Такаси. Между ними завязалась перебранка, и он пригрозил ей: «Учти, у меня есть дружки-якудза в Токио, если что — пристрелю».

По материалам столичного полицейского управления выяснилось, что за два года до событий в «Счастливом приюте» в Токио было конфисковано пятьдесят подпольно произведенных стволов и что в связи с этим делом Такаси допрашивали в качестве свидетеля. В то время ему было девятнадцать. Он нигде не работал и снимал с двумя приятелями квартиру в Икэбукуро.

Следствие установило, что Такаси не имел отношения к конфискованному оружию, но в ходе допроса он признался, что ездил в Манилу, где упражнялся в стрельбе из пистолета. Его приятель, также привлеченный в качестве свидетеля, показал, что Такаси — любитель оружия и отличный стрелок.

В конце концов, орудие преступления найдено не было.

По утверждению полиции, первоначально преступник предполагал использовать пистолет для запугивания. Не добившись успеха, он в ярости выстрелил, а после первой жертвы уже не мог остановиться. По этой версии, он убил всех, кто был в доме, чтобы избавиться от свидетелей.

Но мне такое объяснение кажется недостаточным. Разве не должен был Такаси испытывать ненависть к людям, находившимся в «Счастливом приюте»?

Разумеется, никто из них конкретно не сделал ему ничего плохого. Но я подозреваю, что ненависть у него вызывал сам факт их существования.

Мать Такаси погибла через год после того, как вышла замуж за Такэдзо, таким образом, он прожил всего лишь год в доме Мураситы.

Если верить сообщениям газет, автокатастрофа произошла в тот момент, когда она возвращалась из клиники, куда подвезла мужа. Она только что получила права, и машина, не вписавшись в поворот, упала с обрыва. После случившегося Такаси убежал из дома Мураситы, с которым его не связывали кровные узы. Он с самого начала, еще при жизни матери, не слишком ладил с отчимом и его родственниками. Об этом мне рассказал детектив Кояма.

Думая о судьбе Такаси, я не могу ему не сочувствовать. За двадцать один год жизни никакого просвета. Выгнали из школы, мать развелась, затем вновь вступила в брак. Едва могло показаться, что он обрел новую семью, мать погибла, и он остался один среди чужих, недолюбливающих его людей.

Наши семьи обладали всем тем, что так хотел иметь Такаси и в чем ему было отказано. И вот, стоило ему сделать попытку сблизиться с ними, его отмели прочь. Разумеется, это произошло потому, что он повел себя недостойно, но такие, как Такаси, воспринимают все по-своему. «Меня отвергли!» — так он решил и затаил на них злобу.

Нашим родителям просто не повезло, что они оказались на его пути.



Теперь объясню, откуда у меня возникло подозрение, что Такаси Миямаэ жив.

Как я уже писал, все началось с простого недоумения. Как можно, не найдя трупа, ничтоже сумняшеся заключить, что Такаси погиб, основываясь лишь на показаниях двух свидетелей? Обнаруженный впоследствии ботинок вообще не в счет. Подкинуть ботинок — проще простого.

Я пришел в полицейское отделение префектуры и посетил вышеупомянутого детектива Кояму. Группу, расследовавшую убийство в «Счастливом приюте», распустили за три дня до моего визита, и он уже был занят другим делом.

Я откровенно высказал ему свои сомнения. Кояма выслушал меня молча. После чего выложил свои аргументы.

Первое. Люди, обнаружившие труп Такаси, были хорошо с ним знакомы. У полиции есть этому подтверждение. Поэтому они не могли обознаться, кроме того, совпадает описание одежды.

Второе. На момент преступления, ни в городе Катадо, ни в его окрестностях не было зафиксировано случаев исчезновения людей. Поэтому невозможно предположить, что под обрывом был кто-то другой. И вообще невероятно, чтобы в то же самое утро к берегу прибило труп ранее утонувшего человека.

Третье. Дорога, идущая вдоль обрыва, под которым нашли тело, предположительно принадлежащее Такаси, более всего подходит для того, чтобы бежать из поселка, не привлекая к себе внимания. Можно не сомневаться, что именно ее выбрал Такаси после того, как убил четырех человек. Это грунтовая, не огражденная дорога, очень опасная, о которой знают лишь местные жители. Она утыкается в горы, окружающие Катадо с севера, но если преодолеть перевал, окажешься в соседнем городке, у грузовой железнодорожной станции.

Действительно, поисковый отряд первым делом исследовал эту дорогу. Но в то время была глубокая ночь, и, как полагают, они просто не заметили в темноте тело Такаси.

— Это три главные причины, позволяющие нам утверждать, что труп принадлежал Такаси Миямаэ, — подвел итог детектив Кояма.

В тот момент мне казалось, что он меня убедил. Судя по всему, полиция не ошиблась.

И однако…

На хмуром лице детектива, рассуждавшего столь логически, не было убежденности. Во всех его объяснениях чувствовалась какая-то подспудная неуверенность.

Я спросил, каково его личное мнение.

Он долгое время молчал. Потом произнес:

— Что вы будете делать, если я вам скажу?

— Вопрос не в том, что делать. Я хочу знать.

— Что вам даст знание?

— Другими словами, вы не решаетесь открыто признать, что, на ваш взгляд, предположение о гибели Такаси не имеет под собой достаточно веских оснований?

Детектив Кояма промолчал. Затем медленно кивнул.

Я был поражен. Как такое возможно? До сих пор я считал, что этот детектив был главной фигурой в расследовании.

— Если начальство сказало, что Такаси мертв, значит мертв. Мне приказали искать труп, и я бросил все силы на поиски трупа.

Действительно, как вы наверно помните, поиски тела Такаси велись с большим размахом.

— И если в конце концов поиски не увенчались успехом, это не означает, что трупа не существует, версия о том, что Такаси Миямаэ погиб — незыблема. Я не могу позволить себе думать иначе.

— Но из чего ваше доблестное начальство заключило, что Такаси Миямаэ мертв?

Лицо детектива Коямы потемнело, и он произнес загадочную фразу:

— Потому что так сказал Такэдзо Мурасита.

После чего поспешно перешел на шепот:

— Простите, я не должен был вам этого говорить. Забудьте обо всем.

«Потому что так сказал Такэдзо Мурасита!»

До меня не сразу дошел смысл этих слов. Как могут слова, принадлежащие отцу убийцы, иметь такой вес? — недоумевал я.

Загадка разрешилась уже после того, как я вернулся в Сэндай. Мне на глаза попалась статья в одном еженедельнике.

В ней рассказывалось о том, какой огромной властью Такэдзо Мурасита обладает в Катадо. Его экономический статус и общественное положение делают его неуязвимым.

Общественное положение. Да, это все разъясняло.

У начальника отдела уголовного розыска префектуры, отвечающего за расследования убийств в Катадо, есть старший брат. В прошлом — адвокат, ныне — депутат парламента от консервативной партии.

Во время избирательной компании Такэдзо Мурасита оказывал ему финансовую помощь. Даже по официальным данным — более десяти миллионов иен. Теневые выплаты вообще составляют астрономическую сумму.

Начальник отдела уголовного розыска в силу своего положения способен повернуть следствие в любом направлении. Если будут какие-то возражения со стороны полицейского управления, вмешается депутат. Кто осмелится утверждать, что виновник трагедии в «Счастливом приюте» не установлен? Преступник известен. Просто его не смогли арестовать. Отсюда не составляет труда подвести к тому, что «несмотря на отсутствие трупа, можно утверждать, что преступник погиб».

В таком случае и общественное мнение успокоится.

Я понял, на что намекал детектив Кояма, говоря: «Потому что так сказал Такэдзо Мурасита».

А именно — Такэдзо скрывает Такаси, может быть, держит его в заключении.

Даже такой человек, как начальник уголовного розыска, столь многим обязанный Такэдзо, не может смотреть сквозь пальцы на то, что вооруженный преступник, убивший четырех человек, разгуливает на свободе. В данном случае и угрозы, и подкуп бесполезны. Слишком большой риск.

Да и Такэдзо не настолько глуп, чтобы обращаться с подобной просьбой.

Можно предположить, что еще до того, как полиция приехала на место преступления, Такаси был в его руках. Выбрав двух людей из своих подчиненных, которым мог доверять, он подучил их дать ложные показания о том, что они видели труп Такаси.

После чего обратился к начальнику уголовного розыска или же к депутату с такой просьбой: «Я держу Такаси в заключении. Обещаю принять все меры, чтобы он больше не нанес вреда обществу. А вас прошу не ставить под сомнение слова моих подчиненных и вести следствие, основываясь на том, что Такаси уже мертв».

Вам не кажется, что это вполне правдоподобно?

Придя к такому выводу, я уже не мог думать ни о чем другом. Уволился из банка и даже на какое-то время забыл об Акиэ. Не знаю, как бы долго это продолжалось, если б она внезапно не ослепла.

Меня мучило, что я не нахожу никаких указаний на то, где сейчас находится Такаси. И еще, что ни клану Мурасита, ни лично Такэдзо не было ни малейшей выгоды прикрывать Такаси.

Особенно меня смущал второй пункт. Зачем им покрывать Такаси?

Только себе во вред. Всей стране известно, что Такаси виновен в убийствах в «Счастливом приюте», поэтому, препятствуя осуществлению правосудия, они тем самым не позволяют смыть позорное пятно с клана Мурасита.

Невозможно предположить, что ими руководит любовь к Такаси. Такэдзо взял на себя вину пасынка и просил перед всем миром прощения, но это было сделано напоказ. Своим поступком он рассчитывал уменьшить накал общественного возмущения.

И все же…

У меня не было ничего, кроме косвенных улик, к тому же я понимал, что нельзя делать заключение, основываясь на слухах. Однако есть реальный пример того, что ради своего клана Такэдзо Мурасита не остановится ни перед чем.

Возможно, вы помните, что восемнадцать лет назад в Токио, в районе Адзабу загорелась гостиница «Новый японский отель». Это была страшная трагедия, из восьмидесяти трех постояльцев погиб сорок один человек.

Пожар признали несчастным случаем. Гостиница была новой, не прошло и полугода после окончания строительства. Несмотря на это, в ней не были установлены ни противопожарные двери, ни автоматические спринклеры, ни датчики задымления. Даже огнетушители имелись не на всех этажах. Шторы в номерах были из обычного, не огнеупорного материала, двери экстренного выхода оказались заперты и заставлены.

Хуже того, выяснилось, что гостиница только с виду радовала глаз. Через все восьмиэтажное здание проходила щель. Загорание произошло на втором этаже, но когда начался пожар, эта щель сыграла роль огромной вытяжной трубы, дым мгновенно распространился по всем этажам, а пламя взбиралось все выше и выше. Многие погибли, прыгая из окон, чтобы спастись от пламени.

Вам, конечно, известно об этом пожаре, но вы спрашиваете, какое отношение он имеет к Такэдзо Мурасите?

Самое прямое.

Когда дело дошло до суда, владельцы и администрация гостиницы получили тюремные сроки. Но они были пешками. В действительности финансировал строительство, заказывал оборудование, приказывал выжимать все соки из персонала, сведя до минимума расходы, и наживался на всем этом…

Вы угадали — Такэдзо Мурасита.

К тому времени он уже не мог довольствоваться своей славой в Катадо. Он нацелился на Токио.

Восемнадцать лет назад — Такэдзо был в то время сорок один год. Клиника Катадо уже вошла в ряд крупнейших медицинских учреждений страны. Доходы стремительно росли. Поэтому он решил, что пора переходить в наступление на столицу. Первое, за что он взялся, был гостиничный бизнес. Он действовал через подставных лиц, вероятно, потому, что, если бы в условиях ужесточающейся конкуренции стало известно, что владелец гостиницы — главный врач психиатрической клиники, это сыграло бы роль антирекламы.

Люди, которых подставили, покорно взяли на себя ответственность за пожар, признали свою вину и не назвали имя Такэдзо. Вероятно, он щедро им заплатил, позаботился об их семьях, нанял хороших адвокатов. Поскольку причиной гибели стала обычная служебная халатность, все отделались не слишком тяжелыми сроками.

Это не мои досужие домыслы. Об этом писали журналы. Копии статей прилагаю.

Я был поражен, когда, заинтересовавшись личностью Такэдзо Мураситы, напал на эти статьи. Я разыскал нескольких людей, имевших отношение к трагедии.

Одним из них был портье, служивший в гостинице во время пожара. Он мне сказал:

— Знаете ли вы, какова была истинная причина возгорания?

По сообщениям прессы, коридорный, убиравший пустой номер, украдкой курил, и непотушенная сигарета стала причиной пожара. Но бывший портье покачал головой.

— Подлинным виновником был старший сын Мураситы — Кадзуки. В якобы «пустом» номере находились постояльцы. Жена Такэдзо — Киёко и их сын Кадзуки. Киёко приехала в Токио за закупками. Именно так, не за покупками, а за закупками. Она имела обыкновение раз в месяц скупать в Токио наряды, в которых потом могла щеголять в Катадо.

— Но в то время Кадзуки было всего лишь десять лет?

— Пока Киёко спала, Кадзуки играл со спичками. С этого все и началось. А когда Киёко, проснувшись, обнаружила, что начался пожар, она, думая лишь о своем спасении, никому ничего не сообщила, схватила сына и первой убежала из гостиницы. Вот уж достойная жена Такэдзо!

В этом была истинная причина того, что бедствие приобрело такие ужасающие масштабы. Чтобы скрыть факты, Такэдзо заплатил одному из коридорных и убедил взять вину на себя. Во всяком случае, в этом убеждены все, кто работал тогда в гостинице.

— А чем стал этот Кадзуки, когда вырос? — с горечью добавил бывший портье. — Позорище!

Я навел справки. Кадзуки Мурасита, получив от отца деньги, открыл бар в Токио, в Синдзюку. Но это всего лишь ширма, чтобы поддержать свою репутацию, в действительности бар постоянно закрыт, а сам Кадзуки алкоголик, так что самому впору лечиться в клинике отца, вдобавок ужасный бабник.

Впрочем, чем стал Кадзуки, большого значения не имеет. Главное, на его примере видно, что Такэдзо не жалеет средств, чтобы защитить свою родню.

Однако в случае Такаси дело обстоит иначе.

В отличие от Кадзуки, он не родной сын Такэдзо. Женившись на матери Такаси, он не позаботился оформить отцовство, да и, в принципе, не собирался этого делать. В результате Такаси лишился прав на наследство, и фамилия у него осталась прежняя — Миямаэ.

Поэтому было бы наивностью доверять его словам, сказанным после преступления, когда он заявлял во всеуслышанье, что считает Такаси своим родным сыном и всегда пытался жить с ним душа в душу.

Короче говоря, мне не удалось докопаться, почему Такэдзо покрывает Такаси.

Тогда я стал изучать окружение Такэдзо и его клан.

И вот первое, что я узнал. По поводу автокатастрофы, в которой погибла мать Такаси, ходили довольно зловещие слухи. Суть их в том, что это было убийство и что убийца — Такэдзо.

Мотив имеется. В то время Такэдзо уже сошелся со своей нынешней женой Хироко. Разумеется, отношения с Тосиэ были натянутые. И это несмотря на то, что не прошло и года после свадьбы.

Все же довольно трудно вообразить, что он пошел на убийство только потому, что у него испортились отношения с женой или что он ею пресытился. В конце концов, он мог просто с ней развестись, не ступая на такой скользкий путь. Брак продолжался всего год, поэтому выплачивать большую компенсацию за развод ему бы не пришлось.

Кстати, когда погибла Тосиэ, получило скандальную огласку письмо, присланное в редакцию газеты. Смысл его в том, что незадолго до автокатастрофы Такэдзо обратился в ремонтную мастерскую, где он был постоянным клиентом, и велел кое-что переделать в машине, что в конечном итоге и привело к гибели Тосиэ. Говорят, владелец мастерской вычислил работника, написавшего письмо, и вместе с Такэдзо подал на него в суд за клевету.

Не знаю, как все было на самом деле. Даже если предположить, что Такэдзо действительно повинен в смерти Тосиэ, не ясно, как это связано с преступлением, которое Такаси совершил в «Счастливом приюте».

Но это не все. Обнаружилось кое-что поинтересней.

Речь идет о Клинике Катадо. То, что я узнал, меня потрясло.

Жители Катадо неразговорчивы. Но если проявить терпение и попытаться с ними наладить контакт, выясняется, что их неразговорчивость вызвана отнюдь не уважением к Такэдзо.

Они все боятся.

Семья Мурасита — это мафиозный клан, единолично управляющий городом, а Такэдзо — его «крестный отец». Тому, кто пойдет против него, уже не жить в Катадо. Больше того, его жизнь будет в опасности. Полиция перед ним бессильна. И местная пресса. Даже когда в связи с убийством в «Счастливом приюте» в город хлынули корреспонденты из центральных изданий, мало кто из местных осмеливался говорить с ними. Опасались, как бы не всплыло их имя.

Только этим можно объяснить то, что Клиника Катадо прославилась на всю страну как первоклассное медицинское учреждение.

Мне кажется, мои собеседники были со мной откровенны, потому что я родственник жертв преступления, совершенного в «Счастливом приюте». Как и я, жители Катадо были неудовлетворены и обеспокоены тем, как поспешно было проведено следствие и объявлено о результатах.

Я разговаривал не только с местными жителями. Я наведался в больницы и приюты, столовые и ночлежки, а также, учитывая то, что в Клинике Катадо много больных алкоголизмом, организации трезвенников и лечебные учреждения, пропагандирующие трезвый образ жизни, и всюду я во множестве встречал бывших пациентов Клиники Катадо. Все они говорили со мной так, точно давно меня ждали. Они и прежде не раз пытались рассказывать об ужасных порядках, царящих в клинике, но никто не воспринимал их всерьез. Мол, что еще услышишь от этих психов, от этих алкашей, от этих отбросов, разве можно им доверять?

Я выслушал множество мрачных историй о клинике. Вот лишь факты, за достоверность которых я ручаюсь.

• Если пациент умирает в клинике, родственников не подпускают к останкам. Тело немедленно кремируют. Таким образом, невозможно определить причину смерти.

• Пациентов кормят ячменной кашей или старым гнилым рисом. Хотя пациенты оплачивают питание, эти деньги уходят на сторону и пополняют закрома клана Мурасита.

• Собственными глазами видел, как личные вещи пациентов распродают на барахолке в соседнем городе.

• Чем больше назначаешь лекарств, тем больше денег можно вытрясти из страховых фондов. Анализы оплачиваются из тех же источников. При существующей системе страховой медицины выгодно, госпитализировав пациента и удерживая в клинике, постоянно проводить анализы и, не считаясь с необходимостью, пичкать лекарствами, в результате деньги текут рекой.

• Под видом «трудотерапии» пациентов направляют на поденную работу. Заработанное, разумеется, отбирается в пользу клиники.

• Клиника с такой охотой принимает больных алкоголизмом потому, что большинство из тех, кто прошел курс лечения, через некоторое время возвращается вновь, это идеальные клиенты. Многие родственники стараются избавиться от алкоголиков, поэтому часто согласны платить деньги, лишь бы больных не выпускали из клиники. Таким образом, клиника получает неплохой навар только с содержания пациентов. Дошло до того, что посылают специальных вербовщиков в Токио, чтобы набирать соответствующую клиентуру.

• При повторной госпитализации больных обычно направляют в то медицинское учреждение, где они уже проходили лечение, поэтому в Клинике Катадо на руки пациентов наносят номер. Поскольку эта практика получила относительно широкую огласку, можно не сомневаться, что в случае, если бывший пациент, где бы он ни оказался, сорвется и вновь потребуется медицинское вмешательство, первым делом об этом известят Клинику Катадо. Таким образом обеспечивается стабильное число пациентов.

• Никакого лечения практически не ведется. Если больного вылечить, доход иссякнет. Они заявляют, что у них работают прославленные врачи, но кроме самого Такэдзо, его зятьев Сакаки и Акиры Тоямы, там нет никого с высшим медицинским образованием.

• Медицинского персонала крайне мало. Выбирают кого-нибудь из больных и назначают надзирателем. Все это напоминает нацистские лагеря, как их показывают в фильмах.

• Такэдзо Мурасита водит дружбу с местной полицией. Весь город под его пятой, полиция и администрация не исключение. Ходят слухи, что он имеет связи с организованной преступной группировкой, контролирующей северо-восточный район страны, и ему доводилось ставить диагноз «шизофрения» членам банды, арестованным за разбой или убийство, чтобы смягчить наказание. Бандитов с фальшивым диагнозом переводят из тюремной больницы в Клинику Катадо, а здесь они выполняют роль его телохранителей, со временем получают ранг «санитаров» и надзирают за пациентами. Были случаи, когда такой «санитар» угрожал пациенту пистолетом.

• В Клинике Катадо лечение электрошоком — дежурное блюдо.

Ну как вам все это, господин Кокити?

Меня тошнило, когда я слушал. Теперь я понимал, почему отец не испытал особой радости, когда, отправившись посмотреть «Счастливый приют», после долгих лет вновь столкнулся с Такэдзо.

Разумеется, ни отец, ни его друг Миёси не знали о том, что творится в Клинике Катадо. Но ведь они знали, каким Такэдзо был в детстве. И откровенно говорили, что у них не осталось о нем «ни одного хорошего воспоминания».

«Страшный лицемер, врал бессовестно. Если совершал какую-нибудь пакость и об этом становилось известно, сколько ни подступали к нему с вопросами, ни за что не признавался. Даже когда отпираться было уже бессмысленно, говорил: я не виноват, мне приказал такой-то, впутывал товарища и сваливал на него свою вину. Такой вот был паренек».

Мой отец был в классе лидером, поэтому его это не коснулось, а вот господину Миёси не раз доставалось.

Мой отец был не из тех, кто любит позлословить. Господин Миёси тоже. Но оба отзывались о Такэдзо с гадливостью, как о каком-то насекомом.

Кстати, вот что мне рассказала Акиэ.

Ее младшая сестра Юкиэ принимала деятельное участие в переговорах отца о покупке «Счастливого приюта». В связи с этим довольно скоро ей пришлось столкнуться с Такэдзо.

Видимо, Юкиэ произвела на него сильное впечатление. Он пообещал сводить ее в ресторан, когда приедет в Сэндай.

Юкиэ не восприняла его слова всерьез. Из вежливости приняла предложение, а вскоре Такэдзо и впрямь явился в Сэндай и позвонил ей.

Такэдзо был очень навязчив, не зная, как от него отделаться, Юкиэ в конце концов согласилась, но взяла с собой Акиэ. Уже то, что Такэдзо назначил местом встречи холл гостиницы, в которой остановился, не предвещало ничего хорошего.

Как бы там ни было, в тот день девушкам удалось совместными усилиями избавиться от Такэдзо и благополучно вернуться домой. Но Акиэ была напугана. Ей казалось, что этот человек на всем, к чему прикасается, оставляет жирные пятна, но не такие, которые можно просто стереть и забыть. Мерзкий тип.

В свете сказанного, мне представлялось невероятно странным, что накануне трагедии, разыгравшейся в «Счастливом приюте», наши родители нанесли визит Мурасите. Конечно, можно предположить, что они хотели раз и навсегда объясниться. Как бы там ни было, не вызывает сомнений, что, вопреки последующим утверждениям Такэдзо, каких-либо дружеских отношений между ним и нашими родителями не было и в помине.

Когда отец еще только обдумывал покупку «Счастливого приюта», он рассказывал мне о том, что строительство дачного поселка началось по инициативе землевладельцев, стоящих в оппозиции к Мурасите, — редкое явление в Катадо. Поэтому Мурасита оказался в стороне от этих операций с недвижимостью.

Нельзя отрицать, что город Катадо начал развиваться благодаря клану Мурасита. Но в результате превратился в этакое тоталитарное государство. И вдруг какие-то диссиденты!..

Мурасита рвал и метал. Но оппозиционеры действовали довольно ловко, заключили договоры с крупными банками и влиятельными риэлтерскими компаниями, тягаться с которыми даже Такэдзо было не по зубам, и дело пошло. Изворотливый Такэдзо смягчил свою позицию и под предлогом того, что его пациенты нуждаются в «трудотерапии», стал посылать их на работу в дачный поселок. Оппозиционеры не могли отказать, поскольку это было якобы необходимо для лечения. Но я сомневаюсь, что плата за работу попадала в руки этих несчастных. Сейчас мне кажется, что отец решил приобрести «Счастливый приют», полагая, что тем самым он поможет людям в их борьбе с Такэдзо, решившим приватизировать город. Разумеется, он был влюблен в природу Катадо. Но именно потому так претила ему мысль, что этот чудесный край пойдет на растерзание Такэдзо. У моего отца был гордый нрав, он ненавидел уступать чьей-либо силе. Хорошо помню, в какую ярость он пришел, узнав о номерах на руках пациентов, занятых в «трудотерапии».



Теперь я должен вернуться назад.

Я узнал об ужасных порядках, царящих в клинике, но загадка осталась. Мне никак не удавалось понять, почему Мурасита покрывал Такаси и представлял его погибшим.

Такаси довелось лечиться в клинике еще до того, как он вошел в семью Мурасита. Следовательно, он был в курсе того, как там обращаются с пациентами. Но даже если бы он рассказал о виденном в клинике, кто бы серьезно отнесся к его словам? Ведь он убийца, на совести которого четыре жизни! Вряд ли Такэдзо покрывал Такаси в обмен на обещание держать язык за зубами. Даже если и была у него такая мысль, как мог Такаси довериться своему отчиму?

Ведь что получается? Пойдя на поводу у отчима, Такаси только выгадал время, а в действительности оказался в западне. Поскольку официально объявлено, что Такаси погиб, Такэдзо может в любой момент от него избавиться без всякого риска для себя.

Я мучился, ломая голову над этой загадкой.

И как раз в это время Акиэ ослепла.

Мне до сих пор совестно, что, увлекшись расследованием, я совсем позабыл о ней. Я не раз слышал от вас, господин Кокити, попреки в мой адрес, но, поверьте, я и сам не мог себе этого простить.

К счастью, вскоре Акиэ стало лучше. Лечивший ее психиатр, доктор Сибата, был прямой противоположностью Такэдзо Мураситы.

Я хотел быть рядом с Акиэ и в то же время хотел продолжать свое расследование. Разрываясь между двумя этими желаниями, я томился, не зная, на что решиться.

Из бездействия меня вывел один телефонный звонок.

Назову звонившего Минамото. Он просил не называть его настоящего имени. Он обратился ко мне в связи с преступлением, совершенным в «Счастливом приюте».

Минамото рассказал, что до конца апреля находился в Клинике Катадо. Как и прочие пациенты, он страдал алкоголизмом. Полиция арестовала его, когда он спал на местном вокзале, и отправила в клинику. Поскольку он попал в нее впервые, у него взяли отпечатки пальцев. Была глубокая ночь, и дежурная медсестра привела его в помещение, в котором, по всей видимости, располагался архив клиники.

По его словам, в тот момент, когда они вошли, там находился один врач. В руках он держал медицинскую карту и пришел в страшное замешательство, точно застигнутый врасплох. Минамото успел заметить на карте имя: «Миямаэ Такаси».

Вначале я ему не поверил, но он не мог ошибиться. Он добавил, что этим врачом был некто Сакаки, муж старшей дочери Такэдзо. У него в Токио своя клиника, но иногда он приезжает ассистировать в Клинику Катадо.

Но возникает вопрос, зачем родственник Такэдзо украдкой доставал медицинскую карту Такаси? Если, конечно, согласиться с утверждением, что Такаси погиб…

Мое убеждение вновь окрепло. Такаси жив! Он нуждался в лечении, поэтому понадобилась медицинская карта.

Такаси находится в Клинике Катадо — в этом нет никаких сомнений.

Минамото сказал, что живет в Токио. У него есть друг, который однажды совершил побег из этой клиники. Он мог бы помочь вытащить оттуда Такаси. Долго не раздумывая, я отправился в Токио. Это было десятого мая.

В Токио я встретился с Минамото и его другом и подробно расспросил. Клиника Катадо хронически недоукомплектована медицинским персоналом. Особенно не хватает квалифицированных врачей. Это объясняется тем, что практика, применяемая Такэдзо, идет вразрез с медицинской этикой. Поэтому все врачи там — родственники Такэдзо. Это еще больше укрепило меня в уверенности, что Такаси находится в клинике. С точки зрения Такэдзо, это самое надежное место.

Меня неприятно поразил рассказ о том, что в клинике Катадо довольно часто употребляют аппарат, который «стирает» память пациентов.

По словам Минамото, вместе с ним в палате лежал один юноша. Едва получив права, он попал в дорожное происшествие, приведшее к гибели ребенка. У него началось психическое расстройство, и, хотя после случившегося прошло больше двух лет, он не мог вернуться к нормальной жизни. Он был госпитализирован с согласия семьи.

Однажды он исчез на два дня, а когда вернулся, у него полностью отсутствовала память. И номер на руке изменился.

Теперь там было написано: «Уровень 7».

Утратив память, юноша практически вернулся в младенческое состояние. Минамото вынужден был учить его есть палочками. Но через какое-то время Минамото понял, что движения юноши стали вялыми, а пальцы неловкими вовсе не потому, что он потерял память. У него была парализована левая половина тела.

Вскоре за юношей приехали родственники и увезли домой. «Вот уж и впрямь, не было счастья да несчастье помогло!» — невесело пошутил Минамото.

Мы договорились совместными усилиями вытащить Такаси из заключения. День еще не определен, но я полон решимости.

На прилагаемой кассете записан рассказ Минамото. В случае, если мы не вернемся, передайте это письмо и кассету в редакцию столичной газеты.

Но, надеюсь, в этом не будет необходимости.

Поэтому не прощаюсь,

_Юдзи_».



Юдзи закончил читать. В комнате воцарилась тишина. Долгое время никто не мог произнести ни слова.

Наконец, Саэгуса чихнул так, точно взорвалась бомба. Юдзи и Акиэ вздрогнули.

Он извинился.

— Ну что, загадка решена?

Юдзи посмотрел на исписанные листки.

— Вероятно, мы с Акиэ попытались пробраться в Клинику Катадо и нас схватили.

— Похоже, что так.

— Но почему нас не оставили в клинике?

Саэгуса рассмеялся.

— У Такэдзо проснулась совесть.

— Сомневаюсь. — Юдзи покачал головой. — Скорее всего, он опасался, что о нашем заключении станет известно за пределами клиники. Ведь мы же узнали, что Такаси находится там! Как бы ни был он осторожен, в клинике восемьсот пациентов. Невозможно полностью исключить утечку информации. Мы сами же и продемонстрировали ему, что клиника не так надежна, как он думал.

— Ну что ж, в таком случае… — Саэгуса поднялся.

Его взгляд выражал решительность. На висках пульсировали жилы. Не столько из-за гнева, подумал Юдзи, сколько от внутреннего напряжения.

— Вперед, на абордаж!




39


Первое, о чем вспомнила Эцуко, подъезжая к Катадо, это то, что именно здесь произошло наделавшее шум «убийство в “Счастливом приюте”». За окном проносился пейзаж, знакомый по телевизионным репортажам.

— Омерзительная история, — заметил Ёсио.

У Эцуко внезапно появились дурные предчувствия. Как будто положение Мисао усугублялось тем, что ее могли перевезти в город, в котором произошло ужасное преступление.

Однако вокруг была такая красота, что даже в состоянии усталой сонливости невозможно было остаться равнодушным. К городу подъехали на рассвете, как раз в тот момент, когда из-за горизонта показалось солнце. Эцуко разбудила спящую на заднем сидении Юкари.

Бледное сияние зари, окрасившее море от края до края, с восходом солнца собралось в сияющий столб, рассекающий водную гладь. Если каждый день наблюдать подобную картину, наверно, перестанешь верить в теорию вращения земли. Солнце казалось здесь живым самоцветом, венчающим небо.

Инструкция, переданная Саэгусой, была написана на листке несколько необычным, угловатым почерком.

Самое главное — освобождение Мисао должно произойти нынешней ночью, около десяти. Но, на всякий случай, им надо быть в условленном месте в половине десятого.

Условленное место — рощица на задворках Клиники Катадо. Неподалеку от служебных ворот. Для ясности была схематично набросана карта. Под ней приписаны слова, которые Саэгуса вслух повторил несколько раз:

«Когда Мисао будет у вас, ничего не расспрашивая, немедленно уезжайте и возвращайтесь в Токио. Позже, при случае, все подробно объясню».

Для большей убедительности эта фраза подчеркнута.

Чтобы добраться до места в указанное время, им надлежало, согласно инструкции, приехать в Катадо ближе к вечеру.

Но Эцуко была вся на взводе, не могла усидеть, к тому же ее пугали пробки на дорогах в дневные часы, плюс соображение Ёсио, что было бы неплохо предварительно осмотреть Катадо и клинику, в результате они выехали из Токио в полночь и вот теперь, рано утром, были в Катадо.

Город располагался на горном склоне, вытянувшись с востока на север. Приблизительно посередине располагался железнодорожный вокзал. Вокруг разросся торгово-развлекательный квартал, где они и позавтракали в одном из немногих кафе, открытых в такую рань.

Сонная официантка оказалась на диво любезна и подробно объяснила, как дойти до ближайшей гостиницы.

— А где расположена Клиника Катадо? — спросил Ёсио.

Официантка распахнула окно и, вытянув пухлую ручку, показала на возвышенность в западной части города.

— Да вон же она.

В лучах утреннего солнца здание клиники казалось средневековой крепостью. Удивляло, как мало окон в этих неприступных стенах. Поблизости ни одного жилого дома, со всех сторон высокий забор. Несколько машин на грунтовой стоянке.

— Если вы привезли больного, — сказала официантка, — прием с половины девятого.

Она сообщила это так непринужденно, точно речь шла о расписании автобусов.

Эцуко вспомнила, что, когда в газетах писали о трагедии в «Счастливом приюте», никогда не забывали упомянуть о том, что город благоденствует за счет расположенной в нем психиатрической клиники. А также о том, что развитие курортной зоны, включающей дачный поселок, в котором произошло убийство, могло бы в корне изменить все городское хозяйство.

— Что стало с дачным поселком после преступления?

Официантка сделала кислое лицо, точно съела лимон.

— Да ничего хорошего! Все пришло в запустение. Площадка для гольфа худо-бедно функционирует, а в санатории ни души, участки, хоть их и раздробили, не находят покупателей, да и от тех, что были уже проданы, отказываются.

Ничего не поделаешь, подумала Эцуко, такова человеческая натура. Тот, кто платит огромные деньги, чтобы приобрести дачу или отдохнуть в санатории, прежде всего ищет покоя, зачем же он поедет в место с такой дурной славой?

Сняли комнату в гостинице, которую рекомендовала официантка. Было около десяти. Юкари тотчас забралась на кровать.

— Дед, ты нам кое-что обещал.

Эцуко села в кресло у окна.

— Расскажи, наконец, что это за человек — Саэгуса.

Ёсио присел на край кровати, взглянув на прикорнувшую Юкари.

— Ты помнишь, Эцуко, пожар, случившийся в гостинице «Новый японский отель»? — спросил он.

Немного подумав, она вспомнила. В Адзабу загорелась гостиница, в огне погибло около сорока человек.

— Да, помню.

— Дело в том, что в момент пожара твоя мать находилась в этой гостинице.

Эцуко вытаращила глаза.

— Впервые слышу. Восемнадцать лет назад — мне тогда было уже шестнадцать. Если бы у мамы были ожоги, я должна была заметить.

— Она не пострадала. Хотя и была в большой опасности. Но ее спасли.

— Но… почему я об этом ничего не знала?

Ёсио некоторое время молчал. Как будто положил воспоминания на весы и ждал, когда остановится дрожащая стрелка.

— Саэгуса спас жизнь твоей матери.

— Он вывел ее из огня? — спросила Эцуко и, не удержавшись, добавила полушутя: — Он что — пожарный?

Ёсио, грустно улыбнувшись, покачал головой.

— Во время пожара он был в одном номере с твоей матерью. На самом верхнем этаже гостиницы.

Она уже догадывалась, что скажет Ёсио, но продолжала сидеть, молча глядя на него.

— Такао Саэгуса, — сказал Ёсио, — восемнадцать лет назад, очень недолго, был возлюбленным твоей матери.



Восемнадцать лет назад… — подумала Эцуко. Сколько же тогда было ее матери, Ориэ? Она родила Эцуко в двадцать один, значит — тридцать семь?

— Но ведь Саэгусе сейчас около сорока?

— Сорок три. Восемнадцать лет назад он был двадцатипятилетним юнцом.

Ориэ всегда выглядела моложе своих лет. Когда умерла, казалось, что ей нет и пятьдесяти. В тридцать семь она, должно быть, выглядела на тридцать два, тридцать три.

И все же, у Ориэ — ее матери — пусть недолго — был любовник, да еще моложе нее!

Нет, это нельзя назвать любовью.

Скорее — интрижка?

— А ты, папа, знал?

— До того, как случился пожар, нет.

Он потер рукой шею.

— Я был поглощен работой и не лез в домашние дела.

Эцуко взвилась:

— Ты называешь измену жены домашним делом?!

— Не кричи, Эцуко.

Эцуко вскочила со стула. Она не хотела оставаться лицом к лицу с Ёсио. Открыла холодильник, достала две банки пива, передала одну Ёсио.

— Не можешь слушать на трезвую голову?

— Когда в тридцать четыре года узнаешь, что твоя мать в свои тридцать семь гуляла на стороне, без пива не обойтись.

— Что ж, это годится для рекламного слогана.

Оба почти одновременно открыли банки. Одновременно раздались два хлопка. Это было так забавно, что Эцуко невольно прыснула.

— Извини.

— За что?

— Я не должна была смеяться. Ведь это же не смешно?

— Да уж. — Ёсио отпил пива. — Но каждый раз, когда вспоминаю об этом, мне становится немного смешно. Совсем чуть-чуть.

— Сколько тебе потребовалось времени, чтобы начать посмеиваться над тем, что произошло?

— Наверно, лет пять…

Пять лет. Много это или мало, чтобы оправиться после измены жены? Впрочем, наверно, есть мужчины, которые уже никогда не смогут рассмеяться.

— Что он был за человек?

— В то время работал в отделе происшествий нашей газеты.

Эцуко, обернувшись, уставилась на Ёсио.

— Так, значит, ты был с ним знаком?

— Да, он нередко бывал у нас, вместе пили. Не помнишь его? Приходил к нам в гости. Он еще заваривал кофе, не пользуясь фильтром, мы все потешались над ним.

Эцуко пошарила в памяти, но ничего не нашла. Коллеги отца и корреспонденты часто бывали у них дома. Но никто не запомнился четко.

— Мне он нравился, — простодушно сказал Ёсио и поставил банку на столик.

— Другими словами — ты пригрел на груди змею?

— Эцуко, люди — не змеи.

— Получается, ты сам свел их?

Ёсио почесал висок.

— Получается, что так.

— Это черт знает что! — Эцуко всплеснула руками. — Вот уж не думала, что моя мать способна вытворять такое…

— Никогда не говори плохо о матери! — резко оборвал Ёсио.

Эцуко безвольно опустила руки.

— Я не знаю, как они сблизились. Не расспрашивал. Честно говоря, мне было неинтересно.

Естественно, подумала Эцуко.

— Я отчасти могу понять, твоей матери было очень тоскливо. Я постоянно на работе, дома не бываю, ты к тому времени уже училась в старших классах и хотела казаться взрослой. Только и думала, что о развлечениях и друзьях, постепенно отдалялась…

— Все это не оправдывает измены.

— Настоящей изменой это назвать трудно.

Эцуко вновь опустилась на стул, сложила руки на груди, закинула ногу на ногу. Впервые она сидела перед отцом в такой вызывающей позе.

— Какой ты, папочка, великодушный!

— Сейчас да, — рассмеялся Ёсио.

— А тогда? Ты же наверняка простил мать?

Ёсио немного подумал.

— Простил — неправильное слово. Как я мог простить или не простить мою жену за то, что ее чувства переменились?

— Но…

— Я решил — сделанного не вернешь. Конечно, я бы соврал, скажи, что не рассердился. Но, Эцуко, в то время мне не оставалось ничего другого, как повторять про себя — сделанного не вернешь.

— Почему ты смирился?

Ёсио вновь замолчал. Эцуко вдруг поняла, как было жестоко с ее стороны начинать этот разговор.

— Ну ладно, хватит, все и так уже ясно, — сказала она.

— Еще не хватит. Тебя же интересует, почему я ему доверяю?

Эцуко кивнула, не поднимая глаз.

— Во время пожара в гостинице он спас твою мать. Огонь распространился очень быстро, почти половина постояльцев погибла, и мать, находившаяся на верхнем этаже, спаслась только потому, что он был рядом с ней.

— Как они выбежали?

— Поднялись на крышу, и в самой последний момент ее сняли оттуда пожарные.

— А он?

— Помог спуститься с крыши всем, кто там был. Но к тому моменту из-за бушующего пламени и дыма пожарные машины уже не могли приблизиться к зданию. Ему пришлось спрыгнуть вниз.

Не верится.

— Спрыгнул с восьмого этажа и остался жив?

— На земле пожарные расстелили что-то вроде большой подушки. Но, падая, он задел за раму открытого окна и сломал ногу. Правую ногу. Ты сама видела.

Эцуко вспомнила, как Саэгуса шел, прихрамывая.

— Это был действительно ужасный пожар. Многие из выживших навсегда остались обезображены шрамами от ожогов. Есть семьи, в которых уцелели только дети, а родители погибли. Мне пришлось долгое время вращаться среди газетчиков, но и я не могу говорить об этом спокойно. Ирония в том, что в гостинице из суеверия избегали цифры четыре — не было ни четвертого этажа, ни комнат под номером четыре. Но эта своего рода ворожба, увы, не спасла от настоящего пожара.

Ёсио замолчал, Эцуко тоже не знала, что говорить, в комнате воцарилась тишина. Спящая Юкари тихо посапывала.

Вдруг Ёсио проронил:

— Ничего не было.

Эцуко подняла глаза.

— Ты о чем?

— О матери.

Эцуко затаила дыхание.

— В тот день в гостинице состоялось их первое свидание с глазу на глаз. Но твоя мать клялась, что между ними ничего не было. Она не смогла переступить черту.

— И ты ей поверил?

— Раз она сказала, значит так и было.

Внезапно Эцуко представила, как мать говорит: «Этот пожар в наказание мне за измену мужу!»

— И на этом они расстались?

Ёсио кивнул.

— Он уволился из газеты. Ему бы все равно там не было житья.

Разумеется, ведь на место пожара прибыли коллеги Саэгусы, включая начальство.

— Меня высоко ценили в газете. У меня установились доверительные, товарищеские отношения с корреспондентами. Когда раскрылись его шашни, все от него отвернулись.

— Неизбежная расплата.

Ёсио рассмеялся.

— Ты говоришь как чопорная тринадцатилетняя девица.

Эцуко промолчала.

— Саэгуса не пытался как-то вывернуться и не перекладывал ответственность на женщину. Я считаю, он повел себя достойно.

— Но он же хотел переспать с чужой женой!

— Может быть, он и вправду ее любил, откуда мне знать. К тому же, он третий год работал корреспондентом. И как все они, не раз от безнадеги готов был лезть на стену. Уж я-то знаю этих людей, поверь. Просто он немного запутался.

Эцуко вспомнила слова, которые при жизни часто повторяла мать: «Какой же замечательный у тебя отец, Эцуко!», «Как мне повезло, что у меня такой муж!»

Эти слова сопровождали ее с самого раннего детства.

Что она вкладывала в эти слова? Не пыталась ли она, бормоча их про себя, приглушить мучившие ее сомнения, правильно ли она поступила — выскочила в двадцать лет замуж по сговору, зная будущего жениха только по фотографии, и тотчас родила ребенка?

И, может быть, только после того, что ей пришлось пережить, в тридцать семь лет, эти слова наполнились искренним, идущим из глубины сердца чувством? Или же она продолжала повторять их как заклинание, так и не поборов сомнений?

«Ёсио, позаботься об Эцуко!»

Она почувствовала, что сейчас заплачет, и поспешно отхлебнула из банки пива.

Жалко отца, обидно за него, и чувства матери она может понять, однако ж в душе продолжает упрекать ее!

— Но почему ты ему доверяешь? Чем он сейчас занимается?

— Этого я не знаю. Кажется, после ухода из газеты он нигде долго не задерживался. Его судьба не была мне безразлична.

— Он следил за мной!

Ёсио посмотрел на Эцуко.

— Ты сердишься?

— Сейчас — не очень. Но с какой целью?

— Помнишь, когда я уходил на пенсию, коллеги из газеты организовали в мою честь вечеринку? Туда пришел бывший коллега Саэгусы, сейчас работающий на телевидении. Он продолжал поддерживать отношения с Саэгусой и после того, как тот покинул нашу газету. Думаю, через него до Саэгусы доходили сведения о моей жизни.

— И поэтому он за мной следил?

Ёсио мягко сказал:

— Думаю, он хотел с тобой встретиться. Но не осмелился заговорить.

— Встретиться со мной?

Ёсио кивнул и посмотрел в окно на небо.

— Вчера он сказал, что собирается отомстить кровью за кровь. Могу только догадываться, что он имел в виду, но вероятно дело, на которое он решился, весьма опасно. Поэтому прежде он хотел взглянуть на тебя и меня.

— Но ты мне так и не ответил. Почему ты ему доверяешь?

Ёсио резко распрямился, затем, откинувшись назад, лег рядом с Юкари. Глядя в потолок, он сказал:

— Если бы во время пожара он думал только о себе, о своей репутации в газете, он бы бросил твою мать и успел убежать. Не стал бы помогать другим постояльцам. Остался бы цел и невредим.

У Эцуко перед глазами всплыла сцена пожара, которую она когда-то давно видела по телевизору. Люди, от безысходности выпрыгивающие из окон и падающие, как подстреленные птицы…

— Но он не убежал. Поступил так, как подсказывала совесть. Тебе не кажется, что такому человеку можно доверять?

Поставив банку с пивом, Эцуко покачала головой:

— Не знаю. Прошло восемнадцать лет — люди меняются.

— Этот пожар стал предметом судебного разбирательства. Пострадавшим выплатили компенсации. Но Саэгуса отказался от денег. Он не стал подавать заявление, что является пострадавшим.

— Почему?

— Он заявил, что люди, представшие перед судом, всего лишь стрелочники. Ответственность лежит на других. И он не успокоится, пока так или иначе не взыщет за случившееся с истинных виновников.

— Кто же виноват?

Ёсио ответил медленно:

— После пожара в некоторых журналах упоминалось имя некоего Такэдзо Мураситы.

Эцуко нахмурилась. Кажется, она уже где-то слышала это имя.

Ёсио кивнул.

— Да, тот самый Такэдзо Мурасита — главный врач Клиники Катадо, отец преступника, совершившего убийства в «Счастливом приюте».

Эцуко посмотрела в сторону клиники. Здание, похожее на крепость, видное из всех точек города, показалось ей накрытым зловещей тенью.

Кровь за кровь!

Что же замышляет Саэгуса?

Точно прочитав ее мысли, Ёсио сказал:

— Именно поэтому он хотел с тобой встретиться. Вернее, через тебя хотел встретиться с твоей матерью. Ведь наверняка ему известно, что она умерла.

Эцуко закрыла глаза и представила лицо матери.

Мать улыбалась.




40


Мисао Каибаре было страшно.

Камера, в которой ее заперли, была несравнимо ужаснее палаты в Клинике Сакаки.

Маленькая коморка с низким потолком. В качестве освещения голая лампочка, свисающая на шнуре. Стены и пол из серого бетона, под самым потолком проделано окошко с ладонь. Стекла нет — решетка.

В камере — шаткая кровать, накрытая одеялом, от прикосновения к которому все тело начинает зудеть. Отсыревшая подушка. Вделанный в пол унитаз. Трубы забиты, не продохнуть от тошнотворной вонищи.

Думая о своем будущем, она не могла представить себе ничего более ужасного, чем стать разведенкой с ребенком на руках, переходить от мужчины к мужчине и закончить буфетчицей, развлекающей пьянчуг в третьесортном кабаке.

Но этот кошмар! И в самом страшном сне ей не могла предвидеться жизнь в обнимку с загаженным унитазом.

Где я? Почему я здесь?..

_Потому_что_госпожа_Сингёдзи_пришла_за_мной._

Да, это так.

Вчера вечером она услышала на улице крики: «Мисао! Мисао!» Это был голос Эцуко. От радости она подскочила к окну, забыв, что не смогла бы этого сделать, если бы и вправду приняла лекарство.

Под окном стояли Эцуко и Юкари. Обе кричали. Эцуко посмотрела в ее сторону. Она громко закричала в ответ и попыталась открыть окно.

В этот момент в палату вошел профессор.

«Гляди-ка, какая прыткая, при лошадиных-то дозах!» — произнес он развязно. Она продолжала отчаянно колотить по стеклу. Звуконепроницаемое стекло, изолировавшее ее от внешнего мира, не дрогнуло. Профессор схватил ее сзади за руки. Она яростно сопротивлялась, но он крепко держал ее правую руку, а левая была парализована.

Между тем к Эцуко и Юкари подбежала та жуткая медсестра. Последнее, что она увидела, когда профессор оттаскивал ее от окна, как медсестра схватила Эцуко за руку. «Госпожа Сингёдзи, бегите, бегите!» — кричала она, и в тот же миг почувствовала укол в правую руку и потеряла сознание…

Очнулась она в этой жуткой камере. Тонкий матрас, на котором она лежала, и подушка под затылком были мокрыми, хоть выжимай. Вскочила в ужасе.

На ней, как и прежде, была пижама. Но сумка исчезла. Часов не было, и неоткуда узнать, который час. В окошко проникал бледный свет, но невозможно определить, что это — утро или вечер. Дверь выкрашена омерзительной зеленой краской. В некоторых местах царапины. Однажды покрасили, и после уже не утруждали себя тем, чтобы перекрасить всю целиком, только замазывали облезшие места, и так вновь и вновь. Поверхность была неровной. Ударив кулаком, поняла, что дверь — железная.

В нижней части двери маленькая створка. Тоже из железа, тоже выкрашенная в зеленый цвет. Вспомнила, что такие же делают в кухнях для кошек. Но сколько ни дергала створку, сколько ни била по ней, все тщетно, видимо, заперта со стороны коридора.

Бетонная камера.

Камера, из которой невозможно убежать. Неприступное окно в Клинике Сакаки также внушало страх, но все же это было окно. Хоть какая-то отдушина.

А здесь иначе. До находящегося здесь никому нет дела. Камера, из которой нельзя убежать. Это ее единственное назначение.

Что теперь с ней будет?..

Каким ребяческим кажется страх, мучивший ее в стерильно чистой палате, где она лежала на прочной кровати, накрывшись приятным на ощупь одеялом. Там она всего лишь дрожала от страха. Здесь — впадает в апатию.

А поддаться апатии в таких обстоятельствах — верная смерть.

Нельзя кричать, надо экономить силы. Должен же кто-нибудь периодически приходить, чтобы вкалывать ей очередную дозу. Не паниковать. Успокоиться.

Хотела сделать глубокий вдох, но из-за ужасного зловония ее чуть не стошнило. Попробовала дышать ртом, но стало еще хуже, казалось, что она вся наполняется застоявшимся в камере смрадом.

Вдруг, опустив глаза, увидела бегущего по полу огромного таракана. Закричав, влезла с ногами на кровать, отчаянно ища, нет ли чего под рукой, чтобы ударить и убить. Но таракан успел юркнуть в унитаз.

Все равно на эту мокрятину она уже больше не ляжет. Только бы уничтожить эту тварь, подумала она и, схватив правой рукой подушку, затаив дыхание, опасливо заглянула в унитаз.

Вода в нем не стоит. Только зияет черная дыра. Не веря глазам, она уставилась в нее, и в этот миг оттуда выполз таракан.

Вскочив на кровать, встав на цыпочки, она впервые разрыдалась. Слезы струйками сбегали по щекам.

Рыдания перешли в икоту. Подбородок судорожно дергался. Икота становилась все сильнее, все громче. Она вдруг осознала, что шепчет:

— Выпустите, выпустите меня отсюда!..

И уже не могла себя сдерживать. Зарыдала навзрыд, спрыгнула с кровати, стала биться всем телом о дверь, колотить кулаком так, что заболела рука. Никто не слышит. Никто не идет.

От безысходности царапая ногтями краску на двери, она продолжала истошно кричать, пока не помутилось в голове. Вероятно, из-за недостатка кислорода. Вот так и умру — нет, не хочу здесь умереть!



Когда Мисао пришла в себя, она сидела на полу, прислонившись спиной к двери.

Видимо, была без сознания. Стало намного темнее, чем прежде. Лампочку все еще не зажгли, по углам притаилась темнота.

Она судорожно вскочила, стала яростно отряхиваться. Неизвестно, какая гадость могла заползти. Обхватив себя правой рукой, вытянулась, поднялась на цыпочки, чтобы как можно меньше соприкасаться с полом.

И вдруг…

Раздался стук в дверь. В тот же миг зажглась лампочка. В тускло-желтом свете воздух в камере показался еще более зловонным.

Вновь стук. Мисао прижалась к двери.

— Прошу вас, выпустите меня! Мне плохо…

В щель под дверью скользнул листок бумаги. Подняла, прочитала:

«Не шуми».

Мисао судорожно сглотнула. Тот же почерк, что в Клинике Сакаки.

Приглушив голос, она быстро зашептала:

— Доктор? Доктор Сакаки?

Через какое-то время вновь проскользнул листок. Торопливый, неровный почерк:

«Да, это я. В соседних камерах есть пациенты, кто-то может услышать, поэтому не могу говорить вслух. Понятно?»

— Да, — прошептала она.

Как и в своей клинике, доктор Сакаки предпочитал не рисковать.

— Помогая мне, вы подвергаете себя опасности? Если «да», стукните один раз, — прошептала она, прижимаясь лицом к дверной щели.

Тук!

— Вы в очень опасном положении?

Тук!

Через некоторое время вновь — листок. Исписан сверху донизу.

«Я понимаю, как тебе тяжело, но сейчас выпустить не могу. У меня нет ключа. Потерпи до ночи. Будь готова к тому, что зазвучит сирена. Тогда я приду за тобой».

Дважды пробежав глазами листок, она прошептала:

— Я поняла. Но, пожалуйста, скажите, который час? Мне будет проще, отсчитывая время, выдержать до сирены.

После короткой паузы она впервые услышала голос:

— Вечер, пять минут восьмого.

— Спасибо.

Она смяла листки, запихнула в вырез пижамы, взобралась на кровать и начала считать. Шестьдесят секунд — одна минута. Шестьсот секунд — десять минут. Три тысячи шестьсот секунд — час…




41


Юдзи, Акиэ и Саэгуса прибыли в Катадо в девять вечера.

Медленно объехали на машине клинику. Поверх массивной ограды натянута колючая проволока, отчего здание с редкими окнами и в самом деле напоминает концентрационный лагерь. Ворота открыты, но можно не сомневаться, что все входящие люди и въезжающие машины фиксируются на установленных внутри здания мониторах. Видеокамера, напоминающая голову инопланетянина, медленно поворачивалась.

Он определенно видит это место не впервые. Больше того, здание клиники, как ничто другое, обладает «силой притяжения», тянущей в прошлое.

— Как-то неприятно пахнет, — нахмурилась Акиэ, сидевшая на заднем сиденье.

Саэгуса, крутя руль, ответил:

— Воняет гнилой душонкой главного врача.

— Каким образом мы сможем пробраться внутрь? — спросил Юдзи.

— А мы не будем пробираться, войдем с гордо поднятой головой.

Перед тем, как выехать из Токио, позвонили в Клинику Сакаки и удостоверились, что и Такэдзо Мурасита, и его зять, Тацухико Сакаки, отбыли в Катадо.

— Вы уже пытались пробраться и потерпели поражение. Так зачем повторяться? У меня пистолет. А ты присматривай за барышней, чтобы с ней чего не случилось.

Юдзи кивнул, обняв Акиэ за плечи.

Он сильно сомневался, стоит ли брать Акиэ на встречу с Такэдзо. Но Саэгуса отрезал:

— Она тоже вправе знать, почему с ней так обошлись.

Оставили машину у ворот и пешком направились к зданию. По дороге заметили, что в стороне под навесом стоят «мерседес» Такэдзо и «понтиак» Сакаки.

Все окна клиники были зарешечены.

— «Оставь надежду всяк сюда входящий», — пробормотал Саэгуса.

— Что?

— Да так, ничего.

Парадный вход был сделан из бетона, как в старых школах. Но в отличие от школы, вместо запаха ваксы и мела здесь шибало лекарствами и грязным бельем.

В холле стояли скамейки, но было безлюдно.

Кондиционеры не работали, нечем дышать. Обернувшись, Юдзи заметил, что двери, через которые они только что прошли, устроены так, что при необходимости можно опустить железную решетку. Почувствовал, как где-то внутри, в области сердца, температура вдруг опустилась градусов на десять.

Справа — табличка: «Дежурная регистратура». Саэгуса направился туда и любезным тоном обратился к медсестре, склонившейся над бумагами.

— Здравствуйте. Доктор Сакаки у себя?

— С кем имею честь?

— Скажите — Юдзи Огата, он поймет.

— У вас назначена встреча?

— Мы его друзья. Проезжали мимо и заскочили на минутку. Хотим засвидетельствовать свое почтение, только и всего. Передадите?

Медсестра подняла трубку внутреннего телефона и нажала на две кнопки. Подождав немного, сказала в трубку:

— Доктор Сакаки? Вас хотят видеть ваши друзья…

Медсестра назвала имя — Юдзи Огата. Сакаки, видимо, онемел. Медсестре несколько раз пришлось повторить: «Алло? Алло?», после чего она, кивнув, сказала: «Хорошо», и положила трубку.

— Он готов с вами сейчас же встретиться. Кажется, он был сильно удивлен.

Саэгуса ухмыльнулся.

— Неужели? Давненько не виделись.

В глубине холла раскрылись белые двери лифта, и появился доктор Сакаки. Вначале он приближался быстрым шагом, но увидев Юдзи и Акиэ, остановился и вытер ладони о полы халата.

В опущенной руке Саэгуса сжимал пистолет. Медсестра не могла его видеть, но дуло было направлено в ее сторону. Всем своим видом Саэгуса показывал, что в любую минуту готов выстрелить.

— Ах, извини, мы наверно не вовремя, — весело сказал он.

Доктор Сакаки стоял на месте с напряженным лицом, но когда Саэгуса, так чтобы не заметила медсестра, поманил его пальцем свободной руки, начал приближаться на непослушных ногах, точно его тянули за нитку. Правая рука и правая нога одновременно выбрасывались вперед.

Когда их разделял всего метр, Саэгуса одним махом подскочил к нему, быстро обнял и ткнул в бок дуло пистолета.

— Какая встреча! А как поживает наш прославленный профессор?

— Спасибо, хорошо, — ответил Сакаки сдавленным голосом.

Вернувшаяся к своей работе медсестра приподняла глаза. Юдзи поспешил с ней заговорить:

— Прекрасная больница!

Медсестра слегка кивнула.

— Спасибо.

— Мы бы хотели засвидетельствовать свое почтение профессору, если он не слишком занят. Это возможно? — спросил Саэгуса, толкая Сакаки пистолетом.

— Да… Думаю, возможно, — пробормотал доктор. Скулы лоснились от пота.

— Что ж, веди нас к нему.

Вновь получив тычок пистолетом, доктор наконец сдвинулся с места. Юдзи, ведя Акиэ, последовал за ними, обернувшись к медсестре и улыбнувшись напоследок.

— Спасибо.

Медсестра, не поднимая головы, кивнула в ответ. Вчетвером они направились к лифту.

Когда вошли в кабину лифта и двери закрылись, Саэгуса сменил тон и грубо спросил:

— Какой этаж?

— Пятый. Профессор у себя в кабинете.

Лифт поднимался со свойственной больничным лифтам ленцой. У Юдзи засосало под ложечкой. Потолок и стены были запачканы, от них чем-то несло.

На третьем этаже кабина внезапно остановилась. Двери раздвинулись. На пороге стоял санитар в рубашке с круглым воротом и белых штанах. В зубах торчала сигарета, в руке он держал ведро.

Войдя в лифт, он нажал на четвертый этаж.

— К тебе посетители? — спросил он Сакаки.

Вот как здесь разговаривают с врачом!

— Да, — ответил Сакаки. — Знакомые профессора.

Саэгуса, плотно прижавшись к нему, уставился на кнопки лифта. Юдзи и Акиэ загораживали его, чтобы скрыть нацеленный на доктора пистолет.

Санитар был настоящий битюг. На руках шарами вздувались мышцы. Скосив взгляд, Юдзи увидел на его предплечье татуировку.

Протекло бесконечно много времени, пока поднялись на четвертый этаж. Санитар, не выпуская изо рта сигареты, время от времени поглядывал на них сквозь табачный дым. Оценивающе посмотрел на грудь поникшей Акиэ, губы изогнулись в самодовольной ухмылке.

Четвертый этаж. Двери лифта невыносимо медленно раздвинулись. Санитар вразвалку вышел. Юдзи торопливо протянул руку и нажал на кнопку.

Но за секунду до того, как закрылись двери, между ними втиснулась мощная ручища. С грохотом двери вновь раздвинулись, и санитар сделал шаг в сторону доктора Сакаки.

Юдзи приготовился обороняться, видя, как инстинктивно напряглись пальцы Саэгусы, сжимающие пистолет.

— Слушай, доктор! — гаркнул санитар. — Давно хотел попросить, да все вылетает из головы. В четыреста первой — старикан. Не добавишь ли ему дозу «фанбитана»? А то он все чем-то недоволен, брюзжит, брюзжит, осточертело его унимать.

Кадык доктора заходил вверх-вниз.

— Это и так слишком сильный транквилизатор. Нельзя без крайней необходимости увеличивать дозу.

— Тебе легко говорить, а ты бы встал на мое место! — санитар, растопырив локти меж раздвинутых дверей, подпер голову рукой. Ни дать ни взять уличная шпана на стреме в подворотне.

— Если увеличить дозу «фанбитана», пациент не сможет сам ходить в туалет. Еще больше хлопот.

Санитар фыркнул:

— Плевать, вставлю катетер.

— Прошу прощения, — мягко вмешался Саэгуса, — у нас назначена встреча с профессором, и мы уже опаздываем.

Санитар метнул на него злобный взгляд. Отступив в коридор, он бросил на пол окурок и растер ногой.

— Извини, — сказал Саэгуса.

Юдзи закрыл двери. Но они успели услышать донесшийся из дальнего конца коридора нечеловеческий протяжный вопль.

— У вас санитары все такие? — спросил Саэгуса насмешливо.

Сакаки опустил глаза.

— Не буду скрывать, — сказал он, — мне стыдно.

Выйдя на пятом этаже, они словно попали в другое здание. Все было вычищено до блеска. На окнах, как и везде, были решетки, но стекла были чисто вымыты.

— Что здесь?

— Служебный этаж.

Саэгуса засмеялся.

— Служебный? На службе дьявола?.. Ладно, куда идти?

Сакаки повернул направо. В конце коридора виднелась массивная двустворчатая дверь.

— Здесь?

Доктор кивнул. Вновь получив тычок дулом, он тихо постучал.

Через некоторое время послышался голос:

— Входи!




42


Такэдзо Мурасита был небольшого роста.

Как на фотографиях. Тщедушное тельце. Круглые глазенки на смуглом, точно закопченном лице.

Только волосы и брови были не седые, а иссиня-черные. Крашеные.

Он сидел за большим письменным столом и повернулся в сторону двери. Видимо, он что-то писал, и теперь, опустив на нос очки, исподлобья смотрел на нежданных посетителей.

Несколько секунд продолжалось безмолвное противостояние. Саэгуса, высунув пистолет из-за спины Сакаки, помахал им в воздухе, показывая, что в случае чего застрелит обоих.

— Может, войдете и закроете за собой дверь? — не выдержал Такэдзо.

Вошли. Юдзи прикрыл дверь.

Рабочий кабинет напоминал номер-люкс в пятизвездочном отеле. Все вокруг сияло чистотой и изысканной роскошью. Имелся даже камин. Парадная сторона для приема посетителей, чтобы не догадались об истинном положении дел в клинике. Наверняка есть и отдельный лифт.

— Сакаки, ты безмозглый болван! — изрыгнул Такэдзо.

Сакаки побледнел.

— Не нападай на своего любимого зятя, — сказал Саэгуса, прижимая дуло пистолета к Сакаки. — Эдак ты совсем без врачей останешься.

— Присаживайтесь. — Такэдзо махнул рукой в сторону кресел.

— О нас не беспокойся, — отозвался Саэгуса, — мы ненадолго. А ты давай-ка встань. Встань и подойди сюда. И руки подними. Сразу предупреждаю, стреляю без промаха. Если вздумаешь шутить, первым прикончу тебя. На таком расстоянии — с одного выстрела. А потом забаррикадируемся здесь и вызовем полицию.

Такэдзо подчинился. Когда он оказался ровно посредине между столом и нежданными визитерами, Саэгуса приказал ему остановиться.

— Молодец, будь пай-мальчиком!

У Такэдзо поверх рубашки был накинут белый халат. Но галстук аккуратно завязан, сразу видно делового человека. Юдзи не сомневался, что прежде уже с ним встречался. Вновь нахлынуло чувство, что разрозненные фрагменты вот-вот соединятся и образуют законченную картину.

— Юдзи, свяжи руки и ноги доктору Сакаки. Руки завяжи сзади. Можешь воспользоваться его галстуком. Для ног сгодятся шнурки от ботинок.

Оставив Акиэ у стены, Юдзи быстро исполнил указания.

— Доктор, не сочти за труд, сядь на пол. Можешь представить, что предаешься дзэн-медитации.

Сакаки опустился на ковер. Такэдзо пристально наблюдал за происходящим, затем поднял глаза и обиженным тоном спросил:

— Чего вы хотите?

— Неужто не догадываешься? Отдай нам Такаси Миямаэ.

Губы Такэдзо задрожали.

— Можно покурить? — попросил он.

— Обойдешься.

На письменном столе лежала пачка «Hi-Light» и дешевая зажигалка.

Внезапно, неожиданно для себя самого, Юдзи сказал:

— Это на вас не похоже.

Такэдзо поднял брови:

— Что?

— Сигареты. Я ожидал увидеть гаванские сигары и золотую зажигалку.

Такэдзо фыркнул:

— Зачем мне за работой эти игрушки для нуворишей! Сигары я курю только тогда, когда надо пустить пыль в глаза.

— А сейчас, значит, ты работаешь? — усмехнулся Саэгуса.

— Встречаться с такими, как вы — часть моей работы.

— Вы не считаете себя нуворишем? — спросил Юдзи.

— Я бизнесмен, — важно ответил Такэдзо, — то, что у меня есть, я заработал своим трудом. Нувориш — тот, кто разбогател, пальцем о палец не ударив. Ко мне это не относится.

Юдзи вдруг испытал к этому коротышке своего рода почтение.

Коммерсант до мозга костей. Даже если б он не был врачом, в любом деле он бы заставил людей себя уважать.

— Ну ладно. Пора тебе объясниться, — вмешался Саэгуса.

Такэдзо перевел взгляд на него.

— Вначале скажите — кто вы?

— Сейчас не время представляться. Приятель этой сладкой парочки, — усмехнулся Саэгуса. — Успокойся, я не собираюсь их использовать, чтобы шантажировать тебя.

Юдзи невольно взглянул на Саэгусу. Но тот смотрел в другую сторону.

— Рассказывайте, — сказал Юдзи, — зачем вы уничтожили нашу память? Впрочем, отчасти я уже догадываюсь.

Такэдзо молчал.

— Такаси Миямаэ — жив, верно?

При этих словах на лице Такэдзо впервые появилось напряженное выражение. Глаза вспыхнули.

— Ну да, конечно, — сказал он.



Объяснение Такэдзо, почему он уничтожил память Юдзи и Акиэ и поселил их в «Паласе», полностью подтвердило высказанные накануне догадки Саэгусы. Так же, как и то, что пистолет и деньги были подброшены, чтобы вывести их из игры.

— Значит это вы истинный владелец квартиры в «Паласе»?

Такэдзо презрительно хмыкнул:

— Весь дом принадлежит мне.

— А подготовил квартиру для нашего вселения… — Юдзи повернулся к Сакаки, сидевшему на полу с низко опущенной головой, — не иначе как он. Пресловутый Итиро Сато, подобравший мебель, подключивший газ и телефон?

«Итиро Сато», видный мужчина средних лет.

Такэдзо с ненавистью взглянул на Сакаки.

— Каким надо быть идиотом, чтобы выбрать такое имя!

— Для чего вы подложили карту района в карман пиджака?

Удивительно, но при этом вопросе, Такэдзо заколебался.

— Так вы нашли ее?

— Она навела нас на след, — сухо ответил Саэгуса.

Он в двух словах объяснил, как, воспользовавшись номером факса, они вышли на Клинику Сакаки.

Такэдзо вздохнул.

— Вот оно что. А я-то их пожалел, решил дать подсказку, где они находятся, — забормотал Такэдзо, точно говорил сам с собой. — Как же я мог упустить, что отпечатается номер факса!

Юдзи смутно почувствовал какую-то несообразность в его словах.

— Нас схватили здесь?

— Нет, в Токио. Я не хотел, но у меня не было другого выхода. Когда в середине июня я обнаружил, что вы двое забрались сюда, я не стал лезть в бутылку, просто выгнал вас вон.

Таким тоном, точно сделал им одолжение.

— Короче, в тот раз мы не смогли добыть доказательств, что Такаси жив?

— У меня надежная охрана! — набычился Такэдзо. — Я поступил с вами по-хорошему и просил не вмешиваться в чужие дела, но вы упрямо продолжали лезть на рожон. Стали вертеться вокруг Сакаки. А у этого дурня никакой выдержки. Он запросто мог проболтаться. Пришлось вас немного «подлечить».

— Где? В Клинике Сакаки?

— Там могли заметить медсестры. Мы доставили необходимое оборудование в бар Кадзуки, в «Ла Пансу». Там все и провернули.

Акиэ, вновь приникшая к Юдзи, шепотом спросила:

— И все-таки каким образом стерли нашу память? Не могу поверить, что такое возможно!

Такэдзо внезапно опустил руки. Саэгуса тотчас сделал шаг в его сторону.

— Все в порядке. Просто затекли. Мне надо сосредоточиться, иначе не смогу толком объяснить.

Такэдзо начал рассказывать и, как показалось Юдзи, говорил он без всякого сожаления, даже с гордостью.

— Я вовсе не «стер» вашу память. Никому, даже мне это не по силам. Всего лишь «запечатал», так, чтобы некоторое время память не возвращалась.

Запечатал?..

— Механизм человеческой памяти еще плохо изучен. Как мы запоминаем? Как сохраняем воспоминания? Как их восстанавливаем? Короче говоря, главная проблема в том, каким образом мозг производит обработку информации.

— Только не надо нам читать лекций, — прервал его Саэгуса.

— Не торопитесь. Известно, например, что в старости люди помнят мельчайшие события далекого прошлого, но с трудом припоминают то, что произошло совсем недавно. И легко забывают. Существует теория, что в молодости, по мере роста мозга, память накапливается в какой-то материальной форме, напротив, в преклонные годы, когда мозг перестает увеличиваться в объеме, память — это всего лишь электронные знаки, быстро улетучивающиеся. Поэтому в молодости у человека такая крепкая память. Но это тоже только одна из гипотез. Исключений предостаточно. Любой старик прекрасно помнит дни рождения внуков. А свой день рожденья и дни рожденья детей может и забыть…

Такэдзо почесал рукой спину.

— Получается, что самый, казалось бы, элементарный вопрос: «Почему у стариков плохая память?» — в настоящее время остается без ответа.

Юдзи смотрел на двигающиеся губы Такэдзо и думал — как он самоуверен и как хорошо подвешен у него язык! Как легко он, должно быть, водит за нос родственников больных, страдающих психическими расстройствами! Не удивительно, что клиника достигла такого процветания даже несмотря на то, что пациенты боятся ее как огня.

— Однако все не так безнадежно, как может показаться, — продолжал Такэдзо. — К примеру, существует болезнь под названием натуральная оспа. Причина этого заразного заболевания до сих пор неизвестна. Нет, известно, что причина в вирусе. Но никто не может объяснить, какой включается механизм, когда вирус проникает в тело человека, какой конкретно токсин ведет к возникновению болезни. Соответственно не найдено специфического метода лечения. Лечение сводится к традиционным методам.

Юдзи вопросительно посмотрел на Саэгусу.

— И однако же врачи, опираясь на опытные данные, смогли создать прививку против оспы. В результате оспа практически исчезла с лица земли. Я хочу сказать, что даже не понимая механизма какого-то процесса, мы можем им управлять.

Саэгуса зевнул.

— Уши вянут слушать, — сказал он. — Насобачился обрабатывать родственников больных, которым предстоит «запечатать» память. Вот уж точно — язык без костей.

Такэдзо фыркнул.

— Это напрямую относится к человеческой памяти, — продолжил он, облизнув языком губы. — Опытным путем установлено вещество, влияющее на участки головного мозга, отвечающие за память и нарушающее ее функционирование. Почему так происходит, мы не знаем. Знаем только, что происходит именно так. Это разновидность гормонов под названием «пакисинтон». В нашей клинике мы смогли его синтезировать.

Акиэ затаила дыхание, вцепившись в рубашку Юдзи.

— Кто это «мы»? — спросил Саэгуса. — Ты — навряд ли. Профессор Сакаки?

— Скажем так — совместное исследование моих зятьев.

— Я в этом практически не участвовал, — прошептал Сакаки.

— Потому что ты болван! — отрезал Такэдзо. — Если ввести это вещество, память, как по мановению волшебной палочки, улетучивается. Это, однако, не означает, что бесследно исчезают все приобретенные знания или что наступает полное забвение. Это всего лишь способ заблокировать накопленную в мозгу память, закрыть к ней доступ. Однако есть один недостаток. Если вводить этот синтезированный гормон в количествах, необходимых для того, чтобы стереть память, возникают различные побочные эффекты. У женщин прерываются месячные, мужчины становятся импотентами. У детей прекращается выделение гормона роста, они перестают расти. Допустимо ли его применять, как вы полагаете?

Очевидно, Такэдзо самому надоело читать лекцию, он заговорил более отрывочно.

— В нашей клинике применяется лечение электрошоком. Особенно при шизофрении. Общеизвестно, что при частом использовании этого метода развивается тяжелая форма забывчивости. Но происходит это только после шестидесяти электроударов. Если же применять электрошок в сочетании с «пакисинтоном», побочные эффекты практически исчезают, и достаточно десяти воздействий электрошоком, чтобы вызвать у человека полную амнезию.

У Такэдзо самодовольно раздулись ноздри. Юдзи смотрел на него с отвращением.

— Наверняка у этого, как вы говорите, «сочетания» есть свои побочные эффекты.

— В редких случаях — легкое нарушение двигательной функции, — сказал Такэдзо равнодушно и, бросив взгляд на Акиэ, добавил: — Но в слепоте этой девушки наше лечение не повинно.

Акиэ опустила глаза.

— Ты вот что скажи, профессор, — заговорил Саэгуса. — Зачем ты вообще начал это исследование? С какой целью?

Такэдзо гордо выпятил грудь.

— Неужели не понятно? Научившись блокировать память, мы можем вернуть к нормальной жизни алкоголиков и больных с тяжелой формой невроза.

Юдзи обомлел.

Раз алкоголизм неизлечим, раз невротик страдает сам и мучает своих близких, давайте уничтожим память, и пусть начинает жить с чистого листа — так что ли надо понимать?

— Профессор, да ты просто мерзавец! — воскликнул Саэгуса.

Такэдзо посмотрел на него с искренним недоумением.

— Почему же это? Что плохого, если больной и его семья наконец-то обретут мир и спокойствие? К тому же, как ни запечатывай память, до «чистого листа» далеко. Существуют разные виды памяти. Если грубо — дискурсивная и оперативная. Дискурсивная — та, которая приобретается в процессе обучения или опыта и отвечает за так называемые «знания», «факты», «сведения». Оперативная память — та, что, если так можно выразиться, входит в плоть и кровь. Известно же — достаточно один раз научиться водить машину, чтобы потом без проблем водить всю жизнь. Это она и есть. Люди с амнезией способны выполнять все, что делали прежде. Только не могут вспомнить, кто их научил, каким образом.

Доктор Сакаки кивнул, как бы подтверждая его слова.

— Мой метод лучше всего воздействует на дискурсивную память. А на оперативную существенного влияния не оказывает. Как и при естественном ослаблении памяти. Поэтому вы наверняка не испытывали неудобств в быту. Кроме того, со временем действие «пакисинтона» прекратится и дискурсивная память вернется. Постепенно все вновь восстановится.

Он без труда сходил в магазин за покупками, Акиэ не разучилась обращаться с ножом… И вдруг он вспомнил.

Нож. _Тотем_…

— Пациенты, у которых в результате моего лечения «запечатана» память, продолжают регулярно принимать «пакисинтон» и проходить сеансы электрошока, благодаря чему исключена опасность, что они внезапно все вспомнят в результате какого-либо потрясения. Напротив, если перестать применять лекарство, память возвращается. Печать снята.

— Сколько потребуется времени нам?

Юдзи завернул рукав, открыв надпись на руке.

— Не означает ли «Level 7», что действие «пакисинтона» продолжается в течение семи дней?

Такэдзо кивнул утвердительно.

— Да, в принципе это так. Мы обозначаем таким образом уровень воздействия «пакисинтона». Но…

— Бывают исключения?

Такэдзо усмехнулся.

— Если б мы действительно ввели вам седьмой уровень, вы бы уже не смогли вернуться в прежнее состояние. После такой дозы прямой путь в инвалидное кресло.

Юдзи вздрогнул

— Успокойтесь. Надпись у вас на руках означает лишь то, что вы относитесь к категории пациентов, которыми занимаюсь лично я, директор клиники. Если стоит шестерка — в лечении пациента принимают участие мои зятья. С четырех до пяти — врачи, работающие по найму, ниже трех — санитары. У нас такие правила. F и М означают пол, женский и мужской, дальше — регистрационный номер. Короче, вы — сто семьдесят пятый пациент, которым занимаюсь лично я, и только я. Сделано для того, чтобы в случае, если вас доставят в клинику, сразу же поставили меня в известность.

«Седьмой уровень». Символ безвозвратного путешествия под воздействием «пакисинтона» и одновременно знак того, что они находятся под контролем Такэдзо Мураситы. Те, кому на руку нанесены эти знаки, либо теряют человеческий облик, либо обречены, сколько бы раз они ни пытались бежать, возвращаться к «лечащему врачу» Такэдзо. Так или иначе они в его власти.

Саэгуса вздохнул и взглянул на Юдзи.

— Ладно, остальное расскажешь на ходу. Сейчас веди нас к Такаси.

Он подошел к Такэдзо, быстро заломил его руки за спину и приставил к спине дуло.

— Где Такаси?

У Такэдзо исказилось лицо. Но он не утратил присутствия духа. Его глаза сверкали.

— В особом боксе. Под землей.




43


Саэгуса передал пистолет Юдзи и, не спуская глаз с Такэдзо, запихнул Сакаки в туалет.

— Привязал к унитазу, так что не сможет пошевелиться, — сказал он возвращаясь. — Ну ладно, пошли!

Забрав пистолет у Юдзи, Саэгуса подтолкнул дулом Такэдзо.

Вышли в коридор.

Оказалось, что действительно есть специальный лифт для директора клиники и его гостей. Воспользовались им, так что новая встреча с санитаром не грозила.

Спустились на первый этаж, вышли. Пересекли дворик, густо заросший травой, и вновь вошли в здание клиники через другую дверь.

Здесь стоял полумрак, как в подвале. Спустились по лестнице примерно на пол-этажа и оказались перед железной дверью. С потолка свешивалась паутина.

За дверью протянулся длинный коридор, по правой стороне которого виднелись пять одинаковых железных дверей. В конце коридора была еще одна лестница, спустились по ней.

— Такаси содержится на нижнем этаже. Здесь — дисциплинарное отделение. Когда так много пациентов, неизбежно возникают стычки и конфликты.

— Какие-то тюремные порядки! — сказал Юдзи, невольно поморщившись от неприятного запаха.

— У нас как в школе — проштрафился, получай наказание, — попытался оправдаться Такэдзо.

Саэгуса усмехнулся:

— Тебя бы сюда упечь!

Голоса гулко отдавались в темных сводах. Подняв глаза, Юдзи заметил на потолке необычную в данной обстановке новенькую, блестящую вещь. Белый пластмассовый выступ, точно к потолку приклеена чашка. Вероятно, спринклер для подачи воды на случай пожара. Какая забота об узниках!

Саэгуса, повернувшись к Юдзи, показал рукой вглубь коридора.

— Я пойду с профессором. А ты останься здесь с девушкой и дай знать, если вдруг кто-то появится.

Юдзи кивнул, потом поспешно сказал:

— Подождите минутку. Я хочу узнать одну вещь.

Саэгуса досадливо нахмурился, Такэдзо отступил назад, точно приготовившись защищаться.

— В каком состоянии Такаси? Что с ним? Как-то не верится, что его просто держат взаперти…

Юдзи пристально глядел на Такэдзо. Тот не избегал его взгляда. Казалось, стоит ему двинуть глазами, и из них хлынут потоки лжи.

— Я бы не хотел оказаться здесь на его месте. В полиции и то, кажется, обращаются получше.

Стоявшая у стены Акиэ прижалась к нему, будто впервые осознала, в каком ужасном месте находится.

— Что стало с Такаси? Почему вы держите его в неволе? Какова ваша цель? Почему вы упрятали его сюда? Почему боитесь, что станет известно о его существовании?

Такаси молчал.

Саэгуса почесал свободной рукой нос, не спуская глаз с Такэдзо.

— Ну же, отвечай! — прикрикнул он. — Такаси — «того»?

Такэдзо вскинул голову.

— Что вы хотите сказать?

— Я спрашиваю, Такаси — «того»? У него были проблемы с психикой? И на этой почве убийства? Ты запер его здесь, чтобы избежать огласки? Так?

Такэдзо поспешно кивнул, несколько раз сглотнув слюну.

— Да, это так… — сказал он. — Вы правы. Парень был не в себе. С отклонениями. Меня постоянно тревожило, как бы он не совершил какой-нибудь безумный поступок. Честно.

Саэгуса продолжил за него:

— Но смотрел сквозь пальцы на его выходки и не стал лечить. Несмотря на то, что ты врач. К тому же, специалист по психическим заболеваниям. А после убийства в «Счастливом приюте», перепугался, что всплывет вопрос о твоей профессиональной непригодности, моральной безответственности, и предпочел упрятать его здесь. Так или нет?

Такэдзо быстро закивал и посмотрел на Юдзи.

— Вы говорите, что он «с отклонениями», но это звучит слишком расплывчато, — продолжал настаивать Юдзи. — Что именно было в нем особенного?

— Сейчас не время препираться, — вмешался Саэгуса. — Прежде всего надо вывести его отсюда.

— Почему же? — не успокаивался Юдзи. — Напротив, именно сейчас необходимо все прояснить. Что если Такаси находится в таком состоянии, что вы, один, не сможете вывести его из камеры?

Как-то все странно.

До сих пор такой хладнокровный, безошибочный в своих решениях Саэгуса, казалось, в какой-то момент утратил присущую ему рассудительность, стал неуверенным, суетливым.

— Какой смысл спрашивать? Ты уверен, что этот старый пердун скажет правду?

— Я всегда говорю правду, — важно сказал Такэдзо.

— Так мы тебе и поверили!

Но Юдзи не отступал:

— Что особенного было в Такаси? Почему, с какой целью он убил четырех человек?

— Нашел время для вопросов!.. — в сердцах сказал Саэгуса.

— Да ладно, нам некуда торопиться, никто сюда не заглянет. Я хочу, чтоб он объяснил.

Такэдзо стоял, опустив руки, вжав голову в плечи. Наконец, заговорил:

— В ночь под Рождество Такаси около часа ночи вернулся к нам в дом. Я находился в своем кабинете, но услышал шум пикапа, въезжающего в гараж, и понял, что это он.

Украдкой бросил взгляд на Саэгусу. Но тот никак не отреагировал.

— Меня не удивило, что Такаси, игнорировавший нашу семью все последние годы, вдруг решил у нас задержаться. Вы наверняка слышали. Об этом много писали. Он положил глаз на девушку, на Юкиэ. Накануне он едва не совершил с ней паскудства, я был в ярости. Он убежал из дома, но на этом не успокоился. Вот почему, я думаю, он захотел пожить у нас и дождаться удобного случая.

Такэдзо скорбно покачал головой.

— В этом была его главная проблема. Если он чего-то хотел, не мог успокоиться, пока не получит в свое распоряжение. Все равно что — женщина, автомобиль… Его маниакальное упрямство всегда казалось мне подозрительным.

— Может, ты знал и то, что ночью двадцать третьего декабря Такаси ездил к «Счастливому приюту», чтобы произвести разведку? — спросил Саэгуса

Двадцать третьего декабря, то есть накануне убийства, Такаси видели в окрестностях дачного поселка.

Такэдзо с готовностью закивал.

— Знал, знал. И слышал, как он уехал, слышал, как вернулся. Я даже спросил, что он замышляет. Но он огрызнулся, мол, это не мое дело.

— И зная обо всем, — Юдзи невольно сорвался на крик, — в ту ночь вы спокойно предоставили ему машину?

Такэдзо вжал голову в плечи.

— У меня не было причин отказать. Но я строго предупредил его, чтоб не делал никаких глупостей.

Как такое возможно? Есть же предел безответственности! Юдзи потерял дар речи.

И однако…

Что-то его зацепило. Что-то странное, какая-то нестыковка. Но что?

На лице Такэдзо выступил пот.

— Ночью двадцать четвертого декабря, — продолжал он, — услышав, что Такаси вернулся, я спустился к гаражу. И увидел, что его одежда испачкана кровью. Более того, от него пахло порохом. Я был потрясен. Я и подумать не мог, что у него есть оружие.

Торопливо облизнув языком пересохшие губы, он сделал шаг в сторону Юдзи.

— Честное слово! Я ничего не знал о пистолете. Если бы знал, обязательно бы отнял. Я же все-таки его отец.

Юдзи молчал. Такэдзо продолжил:

— Я стал его расспрашивать. И что же я услышал? «Я порешил всех на вилле. Они хотели надо мной поиздеваться. Ненавижу этих капризных баб!»

Вновь украдкой посмотрел на Саэгусу. Как будто боялся, что тот выстрелит в него, не дав договорить.

— Мне показалось, что это я сошел с ума. Конечно, я давным-давно знал, что у Такаси необузданный характер, что от него можно ждать чего угодно… У меня даже были подозрения, что странности его характера вызваны травмой мозга.

— Но обследовать его ты не пожелал? — возмутился Саэгуса.

Такэдзо засопел.

— Не успел. Когда погибла Тосиэ, он сразу убежал из дома. Я был сильно обеспокоен и пытался его найти. Но не смог, — Такэдзо почесал шею. — Разумеется, я и представить не мог, что он способен на такое злодеяние.

— Ну и? — вздохнул Саэгуса. — Когда ты услышал от него об убийстве, как ты поступил?

По лбу Такэдзо струился пот.

— Мне стало страшно. Если его отпустить, неизвестно, что еще он натворит. У него совершенно нет понятия вины, а главное, он и не думал убегать. «Никто не знает, что это моих рук дело, — сказал он, с ненавистью глядя на меня. — Только не вздумай, папаня, доносить в полицию, пожалеешь». Должен же я был как-то защитить себя? Я откровенно рассказал обо всем Сакаки и вызвал двух наших санитаров. Его схватили и поместили сюда.

Саэгуса поднял брови:

— С того времени он постоянно здесь?

Такэдзо кивнул.

— Давеча в лифте один из твоих санитаров, чудесный экземпляр, болтал что-то о лекарстве под названием «фанбитан». Вроде бы сильный транквилизатор. Я подозреваю, ты на эту дрянь не скупишься. В клинике Сакаки поставщик фармацевтической компании прямо-таки рассыпался в благодарностях. Такаси тоже усмирили этим лекарством?

Такэдзо изобразил удивление.

— Как можно!.. — заговорил он, но тотчас прикусил губу.

Бросив на Юдзи колючий взгляд, он сказал:

— Да. Но это не значит, что его подсадили на лекарство. Даем ровно столько, сколько необходимо, чтобы стабилизировать психическое состояние.

— С другими пациентами ты не церемонишься!

— Такаси мой сын. Член моей семьи, — Такэдзо, казалось, был искренне возмущен. — Это хорошая клиника. Мне приходится принимать много больных, от которых отказываются врачи-психиатры, дрожащие над своей репутацией. А как счастливы родственники! И разве так уж важно, что на этом много не заработаешь? Соображения гуманности превыше всего.

Юдзи не нашелся, что на это сказать. Акиэ, которая все это время грызла ногти, подняла голову, уставившись в пустоту с выражением недоверия на лице.

Саэгуса посмотрел на Юдзи.

— Удовлетворен?

Юдзи и сам не понимал.

— В любом случае, — сказал он, неопределенно покачав головой, — у нас нет другого выхода, как попытаться встретиться с Такаси.

— Ну и отлично. Только потеряли время из-за пустой болтовни.

Саэгуса толкнул Такэдзо дулом.

— Где?

Такэдзо облегченно вздохнул.

— Внизу.

Юдзи смотрел, как медленно удалялись Саэгуса и Такэдзо.

Осталась какая-то неясность. Он не мог определить, что именно, но что-то казалось странным.

Вдруг Акиэ сказала:

— Я… я не понимаю.

— Что?

— Если он так тревожился за судьбу Такаси, почему не спохватился раньше. Он же специалист. Ведь есть же какие-то методы лечения. Во всяком случае, он мог вызвать санитаров и положить Такаси в больницу тогда, когда тот в первый раз напал на Юкиэ — на мою сестру. Нет, разумеется, я не хочу сказать, что его должны были поместить в заключение, но…

— Я понимаю, к чему ты клонишь.

Юдзи задумался.

Несомненно, в словах Акиэ есть резон. Однако оправдания Такэдзо (смотрел сквозь пальцы на выходки Такаси из родственных чувств, да и представить не мог, что тот способен на подобное преступление) казались вполне правдоподобными. Не обязательно быть таким эгоистом, как Такэдзо. Когда дело касается родственников, многие люди проявляют невероятную снисходительность и толкуют все, как им удобнее.

Неважно, что Такаси — не родной сын. Родители, не связанные с детьми кровными узами, нередко испытывают к ним родственные чувства и живут душа в душу. Нельзя утверждать, что Такэдзо проявил равнодушие к судьбе Такаси, только на основании того, что тот был его пасынком.

И все же…

Юдзи зацепило что-то другое. Не столько то, о чем рассказывал Такэдзо, сколько какая-то неадекватность в его поведении.

Почему Такэдзо постоянно украдкой поглядывал на Саэгусу? Боялся выстрела? Но понимал же он, что, пока Саэгуса не узнает, где прячут Такаси, он не будет стрелять!

Вообще, это не было похоже на реакцию человека, которому угрожают оружием. Разумеется, Такэдзо был в напряжении, даже вспотел. И запинался. И все же была какая-то странность. Какое-то несоответствие.

Или я все это придумал?

Юдзи закрыл глаза. Выбросить из головы и продумать заново.

Он вновь открыл глаза и в тот же миг его оглушил вой сирены. Казалось, все здание дрожит.




44


Когда завыла сирена, Мисао досчитала до одиннадцати тысяч двухсот девяноста пяти.

Звук сирены вырвал ее из тупого оцепенения и вернул к реальности. Открыв глаза, она повернулась в сторону двери.

И в этот же самый миг прямо над головой начала хлестать вода. Бьющие струи воды ослепили ее.

Что происходит?

Сжавшись, закрывая лицо руками, она спустилась с кровати, припала к стене и посмотрела на потолок. Вода лила из сопла спринклера.

Первой ее мыслью было, что начался пожар. В своей записке доктор Сакаки писал: когда зазвучит сирена, он придет за ней. Нельзя суетиться. Она подбежала к двери, прижалась ухом к холодному железу и напрягла слух, стараясь понять, что происходит в коридоре.

С той стороны двери слышался чей-то голос. Из-за шума воды слов было не разобрать, но голос был несомненно мужской. Нет, два голоса.

— Скорее уходи! — прорвалось сквозь шум. Человек пытался говорить тихо, но сорвался на крик.

— Все прошло, как надо! — прокричал в ответ второй.

Мисао вздрогнула. Она его узнала! Это был профессор.

— Кончай трепать языком, исчезни! — сказал первый, явно нервничая.

Что происходит?

Больше ничего не слышно. Только шум падающей воды. Она вся вымокла до нитки.

Неожиданно вода перестала хлестать. Звук сирены умолк.

И тотчас первый закричал:

— Проклятье! Удрал! Иди сюда!




45


Одновременно с сиреной открылись сопла спринклеров и на них обрушились потоки воды. Струи хлестали так, что Юдзи на какое-то время ослеп.

Он не мог понять, что происходит. Прижав Акиэ к стене, он чуть ли не вплавь стал пробираться в сторону лестницы, по которой спустились Саэгуса и Такэдзо. Пройдя до конца коридора, он увидел, как вода бурными потоками скатывается вниз по ступеням. Наклонившись вперед, прикрываясь рукой от брызг, Юдзи закричал:

— Саэгуса!

Прямо над лестницей в потолке был также установлен спринклер, с ужасающей силой изрыгавший воду. Надо продвигаться медленно, вдоль стены, иначе вода собьет с ног.

Когда ему наконец удалось спуститься, за стеной ливня показалась фигура Саэгусы, прижавшегося к стене. Он дергал за что-то вроде рычага.

— Саэгуса!

Вдруг так же внезапно, как начался, ливень прекратился. Саэгуса, узнав Юдзи, крикнул, стряхивая с головы воду, как намокшая под дождем собака:

— Проклятье! Удрал! Иди сюда!

Юдзи подбежал. В этом отсеке было всего четыре двери, там где на верхнем этаже располагалась пятая дверь, здесь темнел узкий проход. На стене над проходом виднелась красная панель с надписью: «Разбить в случае пожара». Осколки стекла валялись на полу. Когда Юдзи приблизился, под ногами послышался хруст.

Рядом с кнопкой сирены рычаг, снабженный табличкой: «Ручной кран экстренной подачи воды».

— Я не успел помешать.

— Пистолет?

— У меня.

Саэгуса поднял полу пиджака. Пистолет был засунут за ремень.

Они бросились в проход. Впереди показалась пожарная лестница, такая узкая, что едва мог протиснуться один человек.

Юдзи крикнул бегущему впереди Саэгусе:

— Встретимся на стоянке!

Он помчался назад и, схватив Акиэ за руку, побежал что было сил по коридорам, спеша к стоянке. Акиэ, ни о чем не спрашивая, покорно следовала за своим поводырем.

Завернув за угол клиники, он успел увидеть, как Такэдзо садится в припаркованный возле входа белый «мерседес». Дверца захлопнулась. Зашумел мотор.

С другой стороны здания показался Саэгуса. «Мерседес» рванул с места и помчался в сторону центральных ворот.

Юдзи, держа Акиэ за руку, бросился к оставленной ими машине. В здании начали открываться окна, зажегся свет, послышались голоса.

Они сели в автомобиль, и в тот же миг Саэгуса вскочил на водительское сиденье.

«Мерседес» миновал ворота, сильно вильнув, круто развернулся и выехал на шоссе.

Они устремились вслед.

Белый «мерседес» понесся по шоссе, огибающему город, который раскинулся внизу россыпью огней. По тому, что Такэдзо поехал объездным путем, по тому, как решительно свернул на горную дорогу и помчался вперед, можно было с уверенностью сказать, что у него есть вполне определенная цель. Время от времени он оборачивался, после чего каждый раз прибавлял скорость. Расстояние не увеличивалось, но и не сокращалось. Между тем, дорога становилась все уже и уже.

— Он едет к морю, — произнес Саэгуса, сжимая руль. — Что ему там понадобилось?

— А Такаси? Где он? Там его не было?

— Не знаю.

Машина сильно подскочила, Акиэ вскрикнула.

— Только попадись мне в руки, я тебя заставлю заговорить! — прошептал сквозь зубы Саэгуса.

За окном проносился темный лес.

Машину бросало из стороны в сторону, казалось, свет передних фар вот-вот упрется в бампер «мерседеса», но тот вновь и вновь отрывался от погони.

Наконец-то Юдзи начал догадываться, куда направляется «мерседес». Там, за морями-океанами, там, за дремучими дебрями…

«Счастливый приют».




46


Вода уже не текла, но Мисао продолжала прижиматься к двери, напрягая слух.

Промокшая пижама липла к телу, она дрожала от холода.

Что означала вся эта кутерьма?

Убежавший первым мужчина несомненно был профессор. Она отчетливо слышала, как другой закричал: «Удрал!», а потом начал что-то торопливо говорить еще одному подоспевшему мужчине, который был намного его моложе.

Вдруг ее осенило. Это же он! Незнакомец, наблюдавший за Сингёдзи. Прихрамывающий на правую ногу. Следуя за ним, Мисао дошла до Клиники Сакаки, затем попала в «Ла Пансу», познакомилась с Кадзуки Мураситой, который и подбил ее на «путешествие», на «седьмой уровень».

Как же его называл Кадзуки? Сато? Нет, как-то иначе.

В этот момент послышались шаги. Кто-то бежал. Все ближе. Звякнул ключ, вставленный в замок ее камеры, и в следующий миг тяжелая дверь медленно отодвинулась.

Перед ней стоял доктор Сакаки в белом халате и с таким же белым лицом. Взглянув на Мисао, он виновато развел руками. Мисао кинулась в его объятия.

— Прости меня! — выдохнул Сакаки, запыхавшись. — Прости! Скорее бежим отсюда.

Они бросились вдоль по коридору, взбежали вверх по лестнице. У выхода доктор остановился, прислушиваясь. Прошли, громко разговаривая, два бугая в белых халатах. Мисао сжалась.

— Что это им вздумалось проверять в такое время работу сигнализации?

— Без понятия. Боссу вожжа под хвост попала.

Когда они прошли, доктор схватил Мисао за руку, и они побежали в противоположную сторону.

Мисао, босая, вымокшая до нитки, быстро выбилась из сил. Но ее гнал страх, что если она не будет бежать, второй раз отсюда уже не выбраться. Из последних сил она передвигала ноги. И не оглядывалась назад.

— Тебя ждет твоя подруга, — крикнул Сакаки, тяжело дыша.

— Подруга? — удивилась Мисао.

— Ее зовут Сингёдзи. Знаешь такую?

Еще бы!

Эцуко здесь. Здесь! Здесь!

— Но откуда вы ее знаете?

— Приятель рассказал.

Достав из кармана халата ключ, доктор открыл ржавые ворота и всмотрелся в темноту.

— Приятель?

— Если б тебя не свела с ним судьба, ты бы не связалась с Кадзуки Мураситой и не была бы сейчас здесь.

Открыв ворота, доктор потянул Мисао за руку.

— Доктор, что вы делаете? Нас схватят!

Со стороны здания приближался свет фонарика. Сакаки пригнул голову Мисао, заставив присесть на корточки, а сам лег на землю.

Мимо прошагала темная фигура. Свет фонарика трепетал в темноте. Когда все вновь стихло, Сакаки помог Мисао подняться.

— Кто это был?

— Обычный сторож. Все в порядке. Пока не обнаружили, что ты убежала, никто не будет устраивать погони.

Сакаки подтолкнул Мисао в спину.

— Ну, беги! Там недалеко ждет машина.

Мисао бросилась в темноту.




47


Как было условлено, с половины десятого Эцуко, Ёсио и Юкари ждали в роще возле служебного выхода. Уже прошло больше часа.

Эцуко вновь и вновь задавалась вопросом, можно ли было довериться этому Саэгусе, как вдруг со стороны клиники донесся мощный вой сирены.

— Пожарная сигнализация! — сказал Ёсио, сидевший за рулем.

— Мамочка… — испуганно прошептала Юкари.

Но им было сказано — что бы ни случилось, оставаться на месте.

Эцуко, чувствуя, как тревожно заколотилось сердце, вышла из машины, с трудом удерживаясь от того, чтобы броситься к клинике.

Через некоторое время сирена смолкла. Признаков пожара не видно. Откуда-то издалека донесся плеск воды. В здании зажглось окно, затем еще одно. Точно сторожевой пес открыл глаза. Желание броситься в темноту на помощь Мисао боролось со страхом, приказывающим бежать прочь от этого страшного места, к голове прихлынула кровь, колени дрожали. Подумала, если сейчас же не закрыть глаза, она утратит всякое представление о реальности.

И вдруг…

Вначале ей показалось, что она ослышалась. Слуховая галлюцинация, выдающая желаемое за действительное.

Нет, не ослышалась.

— Госпожа Сингёдзи!

Крик.

Голос Мисао. Эцуко открыла глаза.

— Отец!

Ёсио выскочил из машины и подбежал к Эцуко. Оба напрягли слух.

Опять, на этот раз ближе:

— Госпожа Сингёдзи!

Из темноты, точно призрак, появилась бледная фигура. Нет, там их двое. По мере приближения, очертания становились отчетливей.

Мисао. Бежит босая, в белой пижаме, с распущенными волосами. Следом за ней, точно подталкивая ее в спину, спешит доктор в белом халате. Сакаки.

Эцуко побежала навстречу. Когда до Эцуко осталось несколько шагов, Мисао разве что не прыгнула на нее.

Сквозь рыдания невозможно было понять, что она говорит. Но это была Мисао. Цела и невредима.

— Скорее сюда! — крикнул Ёсио, распахивая дверцу автомобиля.

Эцуко, обнимая Мисао, взглянула на бледное лицо Сакаки.

— Вы — вы здесь… Почему?

Мисао ответила, захлебываясь слезами:

— Доктор меня спас.

Эцуко округлила глаза.

— Вы тоже приятель Саэгусы?

Доктор едва заметно улыбнулся.

— Долго рассказывать. Отложим на потом. Сейчас надо быстрее убираться отсюда. Если охранники нас заметят, будут большие неприятности.

— Саэгуса? — Мисао посмотрела на Эцуко. — Ах да, конечно. Тот человек, его ведь звали Саэгуса. Госпожа Сингёдзи, вы его знаете?

— Кажется, знаю.

— Он здесь. Вернее, был здесь. Говорил что-то о пистолете.

— О пистолете?

— Мама, давай скорее! — крикнула Юкари.

Эцуко, впихнула Мисао на заднее сиденье. Только сейчас она заметила, что ее пижама насквозь промокла.

Доктор Сакаки снял халат, накинул на нее и быстро зашептал:

— Саэгуса, наверно, вам сказал — прямиком возвращайтесь в Токио. Хорошо?

— А вы?

— Я остаюсь в клинике.

Внезапно Мисао закричала:

— Нельзя!

Она вцепилась в рукав доктора и, точно обезумев, затрясла головой:

— Вам нельзя возвращаться! Вас запрут в камере, как меня. Вы не должны рисковать! Вы предали профессора, чтобы спасти меня.

— Не беспокойтесь обо мне. Если все пойдет как надо, со мной ничего не случится.

— А если не все пойдет как надо? — спокойно возразил сидевший за рулем Ёсио.

Мисао была в отчаянии.

— Доктор, прошу вас, вы должны бежать вместе с нами!

— Но…

— Хватит перепираться, надоели! — завопила Юкари. — Доктор, полезайте в машину!

Точно получив приказ, Ёсио открыл дверцу и втащил доктора Сакаки.




48


Дачный поселок походил в темноте на заброшенное кладбище.

Нигде не видно горящего окна, не слышно музыки. Дома выстроились унылыми рядами, как надгробные памятники, стерегущие покой умерших.

Мчащийся впереди «мерседес», казалось, все еще надеялся уйти от погони. Такэдзо то и дело оглядывался назад, машину кидало из стороны в сторону. На бешеной скорости он перескочил низкую ограду, окружающую поселок, и, развернувшись, рванул в ворота «Счастливого приюта». В эту минуту машина полностью потеряла управление. Еще немного и она врезалась бы в дом. Послышался визг тормозов. Описав полукруг, «мерседес» резко остановился, открылась дверца и Такэдзо выскочил из машины. Бросился наутек.

Саэгуса, нажав на педаль, поехал за ним. В следующее мгновение машину тряхнуло, подбросило. Видимо, на что-то наехали. Выйдя из-под контроля, машина выскочила с дорожки и полетела в сторону боковой ограды.

— Держитесь! — завопил Саэгуса.

И в тот же миг, сильно накренившись, машина врезалась в ограду. Остановившись, она еще какое-то время раскачивалась из стороны в сторону, сотрясаясь.

Юдзи, ударившийся о спинку переднего сиденья, видел, как подбросило Акиэ, не закрепленную ремнем безопасности, и она ударилась головой об стекло. Он услышал мучительный стон, от которого все в нем перевернулось.

Машина замерла. Все продолжалось лишь мгновение, но у Юдзи голова шла кругом.

Саэгуса боком выполз из машины. Акиэ лежала вытянувшись, припертая к задней дверце. Юдзи похолодел.

— Ты жива? — прошептал он.

Она открыла глаза. Рассеянный взгляд. Зрачки не в фокусе.

— Акиэ! — позвал он.

Она заморгала. Затем, смутно посмотрев на него, прошептала:

— В порядке, в порядке… Мне кажется…

Она попыталась подняться. Юдзи, положив руку ей на плечо, остановил ее.

— Побудь здесь. Хорошо?

Она кивнула.

— Будь осторожен!

Он вылез из машины. Прямо впереди на земле, согнувшись, сидел Саэгуса. Сжимал руками живот. Видимо, ударился о руль.

— Можете идти? — спросил Юдзи.

Саэгуса, скорчив гримасу, взмахнул рукой.

— Уж как-нибудь!

Юдзи помог ему подняться и огляделся по сторонам. Такэдзо исчез.

Не успел он об этом подумать, как тотчас заметил маленькую фигурку, выглядывающую из-за угла дома. Юдзи бросился вперед.

Саэгуса поспешил за ним следом.

— Он?

— Видимо, решил, что мы погибли.

Такэдзо убегал с неожиданной прытью. Расстояние между ними никак не сокращалось.

— Может, выстрелить? — крикнул Юдзи, оборачиваясь.

— Какой смысл его убивать?

— Просто припугнуть.

— Только потеряем время, — прокричал Саэгуса.

Впереди выросла темная громада дачного дома. Словно затопленный, спящий на дне военный корабль. Такэдзо бежал в его сторону.

Он уже задыхался. Юдзи постепенно его нагонял. Заметив, что Такэдзо сбавил скорость и уже еле стоит на ногах, он решился и сделал рывок. Они покатились наземь, сцепившись.

Такэдзо уже не сопротивлялся. Тяжело дыша, лежал на земле. Когда Юдзи схватил его руки и заломил за спину, он громко застонал. В этот момент подоспел Саэгуса.

— Возьми его галстук и свяжи руки.

Саэгуса тоже выбился из сил. Он сильно припадал на правую ногу. Видно было, что бег дался ему с большим трудом.

Саэгуса присел на корточки и, схватив Такэдзо за ворот, приподнял его голову.

— Где Такаси?

Такэдзо молчал. На кончике подбородка висела капля пота.

— Где он? Ты затащил нас в подвал, зная, что сможешь оттуда сбежать, включив спринклеры. Действительно, с какой стати стал бы ты вести нас туда, где находится Такаси!

Такэдзо прикрыл глаза и прошептал:

— Он здесь.

— Что?

— В этом доме.

Юдзи и Саэгуса, не сговариваясь, посмотрели на темное здание.

Дом казался особенно большим потому, что стоял на откосе. Дверь располагалась на высоте второго этажа обычного дома, к ней вела пологая лестница. Слева виднелся полукруглый балкон. Прямо над ним, этажом выше, окно с эркером, чуть подальше — еще один балкон.

Юдзи почувствовал, как у него мурашки бегут по спине.

— Он здесь, — прошептал Такэдзо.

— Что это значит? — переспросил Юдзи, не в силах оторвать взгляда от дома. — Где он?

— В доме! — чуть не закричал Такэдзо. — Если хочешь спрятать — клади на самое видное место. Здесь как на необитаемом острове. Корреспонденты сюда больше носа не кажут, в округе ни одной живой души. О том, что произошло, все уже забыли, теперь здесь самое безопасное место.

— Такаси здесь?

— Да. Он тихий и смирный — если регулярно давать лекарства. Даже не думает о побеге. Достаточно раз в день приходить, чтобы присмотреть за ним. К тому же, в сравнении с нашей клиникой, здесь более человеческие условия…

— Ба! — насмешливо сказал Саэгуса. — Неужели наконец-то заговорил начистоту?

Такэдзо обреченно вздохнул.

— Сейчас Такаси наверняка крепко спит. Я надеялся каким-то образом увести его отсюда и помочь бежать, но, кажется, я проиграл. Все кончено.

— Похвальное смирение, — усмехнулся Саэгуса.

Такэдзо вытянулся на земле.

— Мне уже все равно. Делайте, что хотите. Вы приехали забрать Такаси? Как угодно. Я с ним возился просто потому, что мне его жалко. Если его потащат в суд и вновь поднимется вся эта шумиха, будем расхлебывать вместе.

— Какой примерный отец! — съязвил Саэгуса.

— Однако учтите… — Такэдзо с неожиданной злобой взглянул на Юдзи. — Если дойдет дело до суда, я буду бороться. Когда проведут экспертизу, всем станет понятно, что у Такаси отклонения в психике. А моя репутация как врача и так уже растоптана. Мне нечего терять.

Юдзи был в замешательстве.

— О чем это он?

— Существует много способов смягчить наказание.

Такэдзо хмуро усмехнулся:

— Вряд ли его оправдают, но есть шанс избежать смертного приговора. Японский суд великодушен. Даже получив срок, можно выйти намного раньше. Если он будет заключен в специальное медицинское учреждение, это тоже не на всю жизнь. Может быть, ваше упрямое желание его отыскать, напротив, пойдет ему на пользу.

На какой-то миг у Юдзи закружилась голова. Он пошатнулся. Саэгуса крепко схватил его за руку.

— Идем, — сказал он.

Юдзи, часто моргая, посмотрел на лежащего Такэдзо. Саэгуса покачал головой.

— Можно оставить его здесь, он уже безопасен.

Подчинившись, Юдзи пошел неверными шагами. Как будто к ногам были привязаны гири.

— Он хочет сбить нас с толку.

— Нет, — возразил Саэгуса. — Все, что он сказал, увы, соответствует действительности.

Юдзи остановился.

— В таком случае, что нам делать?

Вместо ответа, Саэгуса расстегнул пиджак и показал ручку пистолета.

— Убить.

Юдзи оцепенел. И только смотрел, как Саэгуса достает пистолет, проверят заряд и берет в руку так, чтоб при необходимости выстрелить без промедления.

— Мне это не сложно, — сказал Саэгуса.

— Убить убийцу?

— На совести которого четыре жизни.

— Такэдзо не будет молчать.

— Думаешь? Но он же сам сказал — делайте, что хотите. В любом случае, официально Такаси уже мертв.

Внезапно Саэгуса обернулся к Такэдзо и небрежно спросил:

— Мы можем делать, что хотим?

— Меня здесь уже нет, — ответил Такэдзо, не поднимая глаз.

— Где ключ от дома?

— Зачем нам ключ, разобьем окно, — сказал Саэгуса.

Не совершаем ли мы ошибку? — размышлял Юдзи, медленно приближаясь к дому. Жалость к Такаси — пустые слова. Единственное, чего боится Такэдзо — если Такаси арестуют, проведут судебно-медицинскую экспертизу и обнаружат психические отклонения, его репутация как врача рассыплется в прах…

Зачем же ему протестовать против убийства Такаси? Нет, мы только помогаем навеки похоронить тайну.

Саэгуса шел впереди. Прижавшись спиной к стене, начал подниматься по ступеням. Не торопясь. Одна ступень. Вторая. Тихо проскользнул, припав к двери, и кивнул в сторону Юдзи.

— Войдем через окно.

Стоя под центральной лестницей, Юдзи не мог шевельнуться. От страшного напряжения и сумятицы в мыслях заболела голова. Дом обнимала неподвижная тьма, лес тихо шелестел. Шелест листвы сливался с шумом крови в голове.

Убить или быть убитым? — повторял он про себя, закрыв глаза.

Делать так, как говорит Саэгуса. Так будет лучше. Другого пути нет.

Какую цель преследовал Такэдзо, скрывая Такаси? Сделать пластическую операцию, дождаться, когда в клинике умрет пациент одного с ним возраста, не имеющий ни родителей, ни родственников, использовать его документы и, сотворив из Такаси совершенно нового человека, вернуть к обычной жизни?..

Для Такэдзо это проще простого. В городе он полновластный хозяин. Те немногие, кто мог оказать ему существенный отпор, в результате трагедии, разыгравшейся в «Счастливом приюте», лежат в могиле…

Или же он намеревался держать Такаси при себе до самой смерти, как домашнюю скотину? Этакий не вымышленный, современный вариант «Железной маски».

Зазвенело разбитое стекло. Юдзи очнулся.

— Эй, ты в порядке? — крикнул Саэгуса.

Юдзи рассеянно посмотрел вверх.

— Нашел полезную вещь, — сказал Саэгуса громким шепотом: — Лови!

Одновременно упал какой-то легкий продолговатый предмет. Схватил. Карманный фонарь.

— Не зевай! — крикнул Саэгуса и, держа пистолет на изготовку, исчез. Послышался звон бьющегося стекла.

Юдзи включил фонарь, выбросивший неожиданно яркий луч. Осторожно посветил в сторону парадной двери.

Осколок памяти, сверкнув, лег перед его внутренним взором.

«Сегодня же ночь перед Рождеством».

Вспомнил, как стоял здесь вместе с Акиэ.

Свет фонарика упал на деревянный почтовый ящик, установленный под низкими воротами. На боку виднелась красиво вырезанная надпись.

«Счастливый приют».

Он вернулся.




49


Ёсио неспешно завел мотор и отъехал от клиники. Выехав на огибающую город горную дорогу, он остановил машину и вышел вместе с доктором Сакаки. Пока мужчины стояли, отвернувшись, Эцуко помогла Мисао стянуть мокрую пижаму и переодеться в припасенную одежду.

— У меня, наверно, чуть больше размер, но ничего.

Мисао надела сухую блузку и юбку, вытерла полотенцем волосы. И вдруг, точно очнувшись, крепко обняла Эцуко.

— Спасибо!

Стоило им разжать объятья, как подскочила Юкари. Но не она, а Мисао расплакалась, как ребенок, и Юкари пришлось успокаивать ее, гладя по голове.

Ёсио, вернувшись на свое место, ласково похлопал Мисао по плечу. Положил руки на руль. Открылась противоположная дверца и показалось улыбающееся лицо доктора Сакаки.

— Не знаю, в какие опасные игры вы играете, но скажите, к тому времени, как мы доберемся до Токио, уже определится, на чьей стороне победа? — спросил Ёсио.

Сакаки кивнул.

— Будем молиться, чтобы все прошло удачно.

Эцуко, преодолев смущение, спросила:

— С точки зрения тех, кто работает в Клинике Катадо, вы — предатель?

Сакаки горько улыбнулся.

— Да, бунтовщик.

— Эта клиника заслуживает предательства. В данном случае именно это — нравственный поступок.

— Там такая жуть? — спросила Юкари.

Мисао посмотрела на нее.

— Не хочу рассказывать, чтобы тебя, Юкари, потом не мучили кошмары. А я… а я… точно побывала в страшном сне.

Эцуко вдруг стало не по себе.

— А со стороны выглядит такой замечательной клиникой… — уныло пробормотал Сакаки, глядя прямо перед собой. — Угораздило же породниться с разбойником!

Эцуко не поняла, что он имеет в виду, и уже хотела переспросить, как вдруг им наперерез выскочил приземистый автомобиль. Ёсио резко нажал на тормоз. Автомобиль, не сбавляя скорости, промчался мимо.

Он несся в сторону дачного поселка, расположенного на берегу моря.

— Это же… — удивленно прошептал Сакаки, провожая глазами удаляющуюся машину.

Но прежде чем он успел договорить, Мисао громко закричала:

— Это машина Мураситы!

— Мураситы?

— Кадзуки, мой зять, — поморщился Сакаки. — Что ему здесь надо?

— Его приезд входил в ваши планы?

Сакаки решительно замотал головой.

— Нет, он должен быть сейчас в Токио.

Его голос дрожал. Не только голос, его всего охватила дрожь.

— Может, просто приехал посмотреть, как обстоят дела… Вполне в его духе. Но если он что-то пронюхал и узнал о нашем плане… — пробормотал Сакаки и сделал попытку выйти из машины.

Но Ёсио резанул:

— Держитесь крепче! Едем за ним!

— Но…

— Ты согласна, Эцуко? А ты как, Мисао?

— Едем! — согласилась Мисао, крепко сжав руку Эцуко.

Ёсио плавно развернул машину и помчался вслед за Кадзуки.



— Мисао, ты знакома с этим человеком? Откуда ты его знаешь?

Мисао опустила глаза.

— Госпожа Сингёдзи, что вам известно?

Эцуко коротко рассказала все, что ей удалось разведать за последние дни. Тем временем впереди показалась машина Кадзуки, и Ёсио сбавил скорость. Теперь никуда не уйдет. Выключил фары.

Выслушав рассказ Эцуко, Мисао после паузы заговорила:

— Я… следила за вашим любовником… простите, за человеком, который следовал за вами, дошла до Клиники Сакаки, а оттуда попала в бар под названием «Ла Панса». Со мной был мой друг Андо, он уговаривал на этом закончить, но меня не отпускало беспокойство и, расставшись с ним, я вновь вернулась в «Ла Пансу».

Это было ночью четвертого июля.

— Когда я вошла в бар во второй раз, хромого уже не застала, там не было никого, кроме хозяина «Ла Пансы». Он был сильно пьян, но встретил меня радушно. Это и был Кадзуки Мурасита.

Мисао, как бы между прочим, спросила его о хромом посетителе, Кадзуки назвал его имя и сказал, что завтра вечером он наверняка придет вновь.

— Не знаю, зачем тебе Саэгуса, но если нужен, приходи, познакомлю.

В этот момент в бар неожиданно вошла еще одна посетительница. Молодая девушка. Густо накрашенная, она не производила впечатление пьяной, но не вполне уверенно держалась на ногах.

— Слишком слабое, совсем не в кайф! — возмущенно крикнула она Кадзуки, совершенно игнорируя Мисао.

Кадзуки, хихикая, взглянул на Мисао, затем перевел взгляд на девушку.

— Чего ты хочешь, — сказал он, — это же первый уровень, раз-два и кончено.

— Какая-то я вялая.

— Пойди в подсобку, проспись.

Мисао стало любопытно.

— Что это значит — «первый уровень»? — спросила она.

Кадзуки ответил:

— Балдежная игра, затягивает страшно!..

Его слова как-то странно задели Мисао.

На следующий день, в воскресенье, отпросившись с работы, Мисао вновь пришла в «Ла Пансу». Было еще рано, и бар оказался закрыт. Робея, она топталась поблизости, как вдруг подошел Саэгуса.

— Он скрылся в баре и вышел приблизительно через час. Я вновь последовала за ним. По пути он всего раз, будто что-то заподозрив, обернулся, но я успела спрятаться.

— Куда он шел?

— В Синдзюку. Поднялся на крышу универмага. Ни с кем не заговаривал. Просто бродил бесцельно.

Мисао решила подойти к нему поближе. Но попытка завязать разговор не увенчалась успехом, он ее проигнорировал и вскоре ушел.

— Я поспешила за ним, но сразу же потеряла из виду. На следующий день я пришла в «Ла Пансу» с наступлением темноты. Вы наверно решите, что это глупо, но я никак не могла успокоиться. Что это за человек? В каких он с вами, госпожа Сингёдзи, отношениях? Что ему от вас нужно? Эти вопросы преследовали меня днем и ночью.

— Дурочка, — сказала Эцуко.

Но мысль о том, что Мисао так сильно за нее волновалась, не могла оставить ее равнодушной.

В тот вечер в баре вновь был один Кадзуки. Мисао редко захаживала в подобного рода заведения, но и она понимала, что этот бар какой-то особенный. Непохоже, чтобы его использовали только по прямому назначению. Хозяин, Кадзуки, постоянно пьян, а кроме него нет никого, кто бы обслуживал посетителей.

— Кадзуки предложил мне кока-колу и немного со мной поболтал. Сказал, что Саэгуса сегодня не придет, и предложил развлечься с ним. Я испугалась и убежала. После этого какое-то время не приближалась к «Ла Пансе». Пыталась выбросить из головы. Но, увы, не могла. Даже когда вам звонила, будто ком стоял в горле… Не могла ни на чем сосредоточиться. Все кончилось тем, что я вновь направилась в «Ла Пансу».

— Это было двадцатого июля? — спросила Эцуко.

— На следующей неделе, в пятницу, кажется, да…

Кадзуки встретил Мисао радушно, точно ждал ее. Сказал, что сегодня обещал быть Саэгуса.

Саэгуса явился ближе к полуночи. Взглянув на Мисао, он недовольно нахмурился и сказал:

— Кажется, девочка, я тебя где-то видел.

Мисао прервала рассказ и несколько раз провела языком по пересохшим губам. Потупилась, глядя на колени.

— Я не стерпела и сразу все выложила. Что следила за ним, что хотела узнать, зачем он наблюдает за госпожой Сингёдзи… Саэгуса пришел в ярость.

Сакаки, который все это время молчал, прервал ее:

— Он боялся за вас, боялся, что вы окажетесь замешанной в это дело.

Мисао кивнула, не поднимая головы.

— Он был в такой ярости, что мне стало страшно. «Что странного в том, что я знаком с Сингёдзи! Я не заметил твоей слежки, и мне плевать, чем ты руководствовалась! Сейчас же убирайся!»

— И что дальше?

— Он скрылся в подсобном помещении. Я, разрыдавшись, выскочила на улицу. Кадзуки догнал меня и стал утешать. Говорил, что хочет загладить свою вину и предлагал сводить в ресторан. Я была так потрясена стычкой с Саэгусой, так взвинчена, что пропускала его слова мимо ушей. Когда опомнилась, мы уже сидели вдвоем в каком-то баре или кафе. Он сказал, что у него нет настроения возвращаться домой. И тогда я — сейчас мне это кажется странным — стала рассказывать ему о себе. Какой я пропащий человек, что, если этот Саэгуса расскажет обо всем госпоже Сингёдзи, она меня возненавидит и я опять осиротею. Кадзуки пытался меня успокоить, обещал как-нибудь все уладить.

— Он тебя напоил? — спросила Эцуко.

Мисао кивнула. Эцуко решила про себя, что она этого так не оставит. Поступил как последний мерзавец — подпоил девочку и обманул!

Машина уже тащилась черепашьим шагом. Вокруг стояла кромешная тьма, иногда порыв ветра доносил шелест листвы. Впереди горели задние фары машины Кадзуки.

Мисао стала рассказывать торопливо, точно спешила признаться во всем, пока хватает смелости.

— Он сказал: «Слушай, мне кажется, ты себя недооцениваешь». «Я себя ненавижу», — ответила я. «Но страстно желаешь себя полюбить», — усмехнулся он. И вдруг предложил: «А ты не хочешь сыграть в игру, в которой ищут себя? Это забавно. Кстати выяснится, можешь ли ты полюбить свое вновь обретенное «я». Рискнешь?»

Мисао подняла глаза.

— Он сказал, что игра называется «Новый уровень».

— И ты согласилась?

Мисао кивнула, прикусив губу.

— Я во всем виновата…

— Тебя просто обманули.

Притихшая Юкари нетерпеливо дернула Эцуко за рукав.

— Ну же, что это за игра «Новый уровень»?

Эцуко тоже хотелось знать. Она как раз собиралась задать этот вопрос. Молча посмотрела на Мисао.

Та тяжело вздохнула.

— Кадзуки сказал, что есть один препарат, совсем не опасный…

— Все ясно…

Из глаз Мисао брызнули слезы.

— Благодаря этому препарату на определенный срок впадаешь в амнезию.

Эцуко невольно закрыла глаза.

— А затем шляешься по городу. Как будто начинаешь жить заново, с чистого листа, берешь себе вымышленное имя, общаешься со случайными людьми, ничто тебя не сковывает… Когда действие препарата заканчивается, память возвращается. Но препарат не может полностью уничтожить прежнее «я», время от времени оно напоминает о себе. И вот ты подбираешь эти обрывки памяти, сравниваешь со своим нынешним состоянием, сопоставляешь, связываешь в одно целое и в конце концов, когда действие препарата прекращается и ты возвращаешься в себя прежнего, возникает ощущение, что обрел свое заблудшее истинное «я». Так говорил Кадзуки.

Ночью двадцатого июля Мисао начала сразу с третьего уровня. После того, как из «Ла Пансы» ушел последний посетитель, она украдкой вернулась в бар, и Кадзуки сделал ей инъекцию.

— Не сердитесь, но я была в такой эйфории! Кадзуки находился рядом, мне было не страшно. Однако в какой-то момент мне стало дурно — Кадзуки сказал, что это из-за выпитого вина. Он привел меня обратно в бар. А жаль. Было так захватывающе! Мне не хотелось сразу возвращаться домой, я зашла к Момоко и помню, как странно она на меня поглядела. Спросила, не приняла ли я наркотиков.

Некоторое время Мисао молчала, точно набираясь сил для последующих признаний.

— Я еще несколько раз встречалась с Кадзуки. Игра в амнезию меня увлекла. Казалось — я спасена. Я не люблю себя. Ненавижу. Как ни пыталась изменить себя, все тщетно. Все во мне отвратительно, ни одного светлого воспоминания.

— Не у тебя одной, — пробормотала Эцуко.

— Но после столкновения с Саэгусой у меня было такое мучительное состояние, особенно когда я звонила вам! — Мисао закрыла лицо руками. — Слова застревали в горле. Я была уверена, что Саэгуса рассказал вам о моей слежке, что все уже знают о моем постыдном поведении. Мне казалось, вы терпите меня только потому, что это ваша работа.

Вот почему телефонные беседы стали такими короткими!..

— И тогда я попросила Кадзуки: «Я хочу стать другим человеком. Уничтожить память и уже никогда не возвращаться в себя прежнюю». Кадзуки поспешил заверить меня, что такое невозможно. Но я продолжала настаивать. Тогда он сказал: «Если дойти до седьмого уровня, назад уже не вернуться». И пообещал сделать так, как я хочу.

Это было восьмого августа, в тот день, когда Мисао убежала из дома. Вот почему в дневнике появилась запись: «Безвозвратно?»

— Но в результате ты опять стала прежней Мисао? — спросила Эцуко.

Мисао кивнула. Сакаки объяснил:

— Кадзуки и не мог довести до седьмого уровня. Он может сделать инъекцию, но этого не достаточно.

— Что еще необходимо?

Сакаки мрачно усмехнулся:

— Электрошок. Об этом лучше не рассказывать.

— Когда я очнулась, — сказала Мисао, — я набросилась на Кадзуки, обвиняя, что он меня обманул. Но он сказал — дошедший до седьмого уровня теряет человеческий облик.

— Так оно и есть, — подтвердил Сакаки.

Он повернулся к Эцуко и, устало сгорбившись, сказал:

— В том, что Мисао влипла в эту историю, виноват прежде всего Кадзуки. Нам нужно было провернуть одно дело, для чего мы доставили в его бар большое количество препарата и оборудование для воздействия электрошоком. А он без спросу стал раздавать наш препарат налево и направо, используя для этой рискованной забавы.

— Препарат уничтожает память?

— Временно блокирует. Синтетический гормон «пакисинтон». У него есть побочные эффекты. Опасная вещь — если принимать в больших дозах, можно стать инвалидом. Мисао, онемение руки прошло?

Мисао удивленно посмотрела на свою левую руку.

— Я совсем позабыла.

— Значит, все в порядке.

Эцуко поежилась. На краю какой ужасной бездны стояла Мисао!

— Мисао оказалась втянутой в наш замысел, когда ночью одиннадцатого августа вернулась с Кадзуки в «Ла Пансу». Ее появление застало нас врасплох. Узнав, что Кадзуки раздает препарат, я насмерть перепугался…

В этот момент Ёсио, подняв руку, прервал разговор:

— Машина впереди остановилась.




50


Юдзи наконец заставил себя сдвинуться с места и поднялся по лестнице. Окно на балконе сбоку от двери было распахнуто. Видимо, Саэгуса ударил рукоятью пистолета — возле шпингалета зияла зубчатая дыра. Комната внутри была буквально затоплена тьмой, окутана тишиной. Юдзи с опаской приподнял фонарик и осветил помещение.

Скорее всего, гостиная. Диван, накрытый покрывалом с цветочным узором, овальный стол. Во всем неожиданный порядок. В глубине — дверь, видимо, ведущая в кухню: край раковины отразил желтоватый луч фонарика. Переступив порог, Юдзи вошел в дом. Чем-то пованивало. Уж не трупный ли запах? — подумал он. Запах прокисшей крови…

Вряд ли он или Акиэ прибирались в доме после убийства. Все должно остаться таким, как было. Наверняка на ковровом покрытии сохранились пятна крови. На стенах, на потолке, на мебели — следы зверского убийства…

В темноте дома воспоминания ожили, подступили, нахлынули. Все то, что он здесь видел, что пережил. Труп у стены. Разбитая ваза. Разбросанные по полу розы. Разбрызганная кровь и… и…

_Среди_наваленных_на_диване_подушек,_пропитанных_кровью…_тотем._

За спиной что-то скрипнуло. Он резко, как на пружине, развернулся. Перед ним стоял Саэгуса.

— Извини, это я. Ты в порядке?

Юдзи молча кивнул.

— Где Такаси?

Саэгуса поднял глаза на потолок.

— На втором этаже. Спит как убитый.

Юдзи посмотрел ему в глаза. Лучи фонариков скользили по стенам, бледный отсвет ложился на их лица.

Как жутко он выглядит! — пронеслось в голове Юдзи. Совсем не тот Саэгуса, к которому он привык. Холодное, безучастное лицо незнакомого человека. Увидев такое на улице, невольно отводишь глаза в сторону и торопишься пройти.

— Идем, — сказал Саэгуса. — Чем быстрее покончим, тем лучше.

Развернувшись, пошел. Дверь между кухней и гостиной распахнута настежь. Дальше — лестница.

Несмотря на хромоту, поступь Саэгусы сейчас была намного тверже, чем у Юдзи.

Ступени не скрипели. Дом еще совсем новый, подумал Юдзи. Люди, построившие дом, собиравшиеся в нем жить, были убиты.

Даже не успели обжиться. Запах краски еще не выветрился, дерево не просохло. И однако хозяева убиты, дом стоит пустой, похожий на зомби…

Саэгуса пересек площадку и остановился перед дверью. Она была приоткрыта на несколько сантиметров. Безмолвно, одним движением головы он сделал знак Юдзи приблизиться.

Юдзи отворил дверь. Луч фонарика, взметнувшись, высветил ножки кровати. Поднялся еще выше. Показалось вздыбленное белое одеяло.

Затем появилась рука.

Юдзи затаил дыхание.

Поводил фонариком. Луч упал на плечо, скользнул на подбородок, перескочил на лицо. Нет сомнений — на кровати лежит юноша. Вот только лица не видно. Может, слишком темно?

Нет, не поэтому. Лицо лежащего было сплошь покрыто шрамами.

Вздрогнув, Юдзи обернулся. Саэгуса сказал безразлично:

— Результат пластической операции.

Лежащий на кровати юноша застонал, что-то невнятно бормоча, и перевернулся на другой бок.

Юдзи опустил фонарь. Саэгуса вырвал фонарь из его рук. Протянул пистолет.

— Забавно получается, — прошептал он, — пистолет, подброшенный Такэдзо.

Юдзи взял в руку пистолет. Перехватило дыхание, как в первый раз, когда он прикоснулся к нему в «Паласе».

— Целься, — сказал Саэгуса.

— Не могу.

— Через не могу.

Юдзи покачал головой.

— Нет, это убийство.

— Он убил твоих родителей.

— Надо вызвать полицию.

— Нельзя терять время, — Саэгуса талдычил монотонно, почти бесчувственно. — Ну, передадим его полиции, и что дальше? Вспомни, что сказал Такэдзо. Всего лишь предоставим Такаси шанс избежать наказания.

— Все равно это убийство, — выдавил из себя Юдзи.

— Вовсе нет. Месть.

Рука, сжимающая пистолет, не поднималась.

Он не мог убить спящего человека.

— Кроме тебя это никто не сделает, — голос Саэгусы доносился откуда-то издалека. — Подумай об убитых, они оскорбятся, если ты сдрейфишь.

Юдзи поднял глаза. Саэгуса ободряюще кивнул, глядя ему в глаза.

— Я посвечу. Стреляй в грудь, — прошептал он еле слышно. — Левее, там, где сердце. Даже если чуток промажешь, умрет от потери крови. С головой сложнее. Черепушку так просто не пробьешь.

Юдзи ухватился за последний довод.

— Я не попаду.

— Попадешь. Подними руку. Прицелься.

Казалось, он утратил свою волю. Стал куклой, машиной.

— Держи пистолет обеими руками, будет сильная отдача.

Сделал, как было сказано.

— Ноги поставь на ширину плеч, руки вытяни.

Сделал.

Человек на кровати тихо вздохнул. Значит, сладко спит, ни о чем не подозревая. Значит, жив.

— Нажимай на курок указательным пальцем. Вставь палец.

Сделал. Ладони так взмокли от пота, что казалось пистолет вот-вот выскользнет из рук.

— Надавливай медленно. До конца. Если выстрелишь внезапно, дуло дернется, и как пить дать промажешь.

Закрыв глаза, Юдзи кивнул.

— Я дам знак, — сказал Саэгуса и выключил фонарь.

Выдержал паузу. Затем каким-то чужим, грубым голосом окликнул:

— Такаси!

Человек, лежащий на кровати, не пошевелился.

— Такаси, проснись! — протянув руку, сдернул одеяло, крикнул: — Просыпайся!

В темноте послышалось шуршание одежды и бормотание:

— Кто это?..

Сонный голос. Голос человека, не догадывающегося о нависшей опасности, погруженного в безмятежный сон.

— Ты — Такаси Миямаэ? — спросил Саэгуса.

Молчание.

— Кто здесь?

Встревоженный голос.

Саэгуса зажег фонарь. Яркий луч осветил лицо человека, лежащего на кровати.

Человек приподнялся. Закрыл лицо рукой, отпрянул назад.

— Отец, это ты?

Спросив, он стал отодвигаться назад, точно пытался спрятаться в темноте. Перед глазами Юдзи возникла прикрытая пижамой грудь.

— Стреляй! — приказал Саэгуса. Резким, не терпящим возражения тоном. Но Юдзи не мог пошевелиться, не мог нажать на курок, не мог даже дышать. Не мог опустить руку.

— Проклятье!

Человек в круге света изогнулся и выхватил что-то из-под подушки. Блеснуло. Юдзи едва успел сообразить, что это нож, как человек бросился на него. В тот же момент раздался грохот.

Выстрелил. Нет, его заставили выстрелить. Рука Саэгусы протянулась из-за его спины и обхватила руку, сжимающую пистолет. Дернувшись, он нажал на курок.

— Опасно! — сказал Саэгуса, отпуская руку.

Невероятно, подумал он. Отдача оказалась неожиданно слабой, он почти не ощутил ее. Удивительно — при таком тяжелом пистолете.

Но пахло порохом. Резкий, кислый запах. И главное — человека на кровати не видно.

— Наверно, где-нибудь есть рубильник, чтобы зажечь свет, — сказал Саэгуса и вышел из комнаты. Юдзи остался один в темноте.

Неизвестно, как долго это продолжалось. Наконец, зажегся свет. Реальность обрушилась на него как лавина.

Комната была приблизительно того же размера, что и гостиная на нижнем этаже. Две кровати стояли у правой стены. Впереди было окно, задернутое плотной шторой. Слева — пара кресел, трюмо, у окна торшер, возле него кадка с декоративным растением. Как трогательная картинка в рекламе недвижимости.

Вот только на ближней кровати лежал худощавый юноша, застывший в корчах. Вся грудь была залита красным, пижама разорвана, в нос ударял запах паленого.

Глаза юноши были открыты. Руки задраны вверх, точно в приветствии, возле правой руки — кухонный нож с длинной ручкой, раздражающий своей неуместностью.

_Нож_—_тотем…_

Саэгуса, вернувшись, подошел к кровати. На мгновение замер, всматриваясь в лицо юноши, протянул руку и закрыл его веки.

— Если б ты не выстрелил, он бы тебя зарезал, — сказал он, поворачиваясь к Юдзи.

Юдзи, наконец, опустил руки. И точно под тяжестью пистолета, у него подкосились ноги, он сел на пол.

— Прикончили! — послышалось у него над головой.

Поднял глаза — Такэдзо. Руки связаны галстуком, брюки испачканы в грязи.

— Теперь мы квиты. Да и у тебя гора с плеч.

Не обращая внимания на иронический тон Саэгусы, Такэдзо не отрываясь смотрел на распростертое тело.

— Не узнать. Рубцы от швов. Пластическая операция?

— Еще не законченная, — ответил Саэгуса.

— Это точно Такаси?

— Точнее не бывает.

Такэдзо, выдохнув, посмотрел на Юдзи.

— Надо его закопать. Вы же не собираетесь обращаться в полицию?

— Разумеется, — бросил Саэгуса.

Такэдзо, не решаясь что-либо советовать, просто предложил:

— Надо во что-то его завернуть. Можно взять чехол с сиденья моего автомобиля. Я принесу. Не развяжете меня? Уже нет смысла держать меня связанным.

Саэгуса освободил ему руки, и Такэдзо вышел из комнаты. Довольно долго он не возвращался. Все это время Саэгуса, присев на край кровати, курил и смотрел на Юдзи.

— Так и будешь сидеть на полу?

Юдзи понуро качнул головой.

Как-то слишком быстро все произошло.

А в результате он стал убийцей.

Не было ощущения, что отомстил врагу. Как ни пытался он себя убедить.

Убил человека — вот и все.

Разжав пальцы, выпустил пистолет. Он со стуком упал на пол.

Вернулся Такэдзо, неся в охапке кусок серого полиэтилена.

— Давайте вначале спустим его с кровати. Если кровь впитается, потом не отстираешь. Если тебе, профессор, неприятно, обойдемся без твоей помощи.

Такэдзо фыркнул. Щека дернулась.

— Дело сделано, чего уж теперь. Хотя бы своими руками схороню Такаси.

— Теперь Такаси психиатрическая экспертиза ни к чему и вскрытие не грозит. Можешь спать спокойно.

— Как не стыдно так говорить!

Саэгуса, криво ухмыльнувшись, повернулся к Юдзи.

— Пойди, проветрись на свежем воздухе. И барышня в машине небось места не находит от беспокойства. Наверняка услышала звук выстрела.

Действительно, пора взять себя в руки. Нельзя оставлять Акиэ в одиночестве.

Вышел из комнаты, спустился по лестнице, прошел через освещенную гостиную. Как назло, все бросалось в глаза, напоминая об убийстве. На полу остались следы крови. Они почернели, зияли проплешинами на ворсе ковровой дорожки.

Пятнышки крови, разбрызганной по стенам, выглядели омерзительно, точно кишащие насекомые.

А на диване, накрытом пестрым покрывалом…

_Тотем_.

Юдзи изо всех сил встряхнул головой.

Почему уже давно его так неотвязно преследует это слово?

Остановившись, уставился на диван. Напрягся, попытался сосредоточиться, но получил обратный результат — вот-вот готовые сложиться фрагменты памяти разлетелись в разные стороны.

Он потерял терпение. Стукнул себя по голове и выбрался через окно наружу.

С лестницы виднелась крыша машины, в которой осталась Акиэ. Небось трясется от страха. И все же хорошо, что она осталась там. Он вдруг осознал, что сейчас больше всего на свете хотел прижаться к ней.

Спустился по лестнице, прошел через ворота. Ускорил шаг. Но в тот момент, когда он проходил мимо деревьев, кто-то схватил его за рукав.




51


Кадзуки Мурасита, выйдя из машины, стал осторожно продвигаться вперед, пригнувшись и явно не желая привлекать к себе внимание.

Темный силуэт резко выделялся в снопах света непогашенных фар.

Оставив Мисао и Юкари в машине, Сакаки, Ёсио и Эцуко крались вслед за ним. Выйдя из рощи на более открытое место, они увидели две другие машины.

Одна — как будто брошена впопыхах: дверца со стороны водителя распахнута настежь. Белый «мерседес». Перед ним — японская машина, тоже белая, уткнувшаяся в ограду.

Во второй машине сзади кто-то сидел. Видно было, как двигается голова.

Судя по всему, Кадзуки тоже заметил. Он направился в сторону белой машины. В этот момент Ёсио с удивительным проворством бросился к нему, схватил сзади за шею и утащил за деревья.

Опомнившись, Эцуко метнулась за ними. Тот, кто был в машине, кажется, ничего не заметил.

— Кадзуки! — тихо окликнул Сакаки.

Кадзуки, горло которого сжимал Ёсио, открыл глаза. Задрыгал руками и ногами.

— Не вздумай кричать, — сказал Ёсио, точно увещевая ребенка. — Иначе придется прибегнуть к более суровым мерам.

— Зять? Как ты здесь оказался?

Кадзуки изумленно смотрел на Сакаки.

— А ты что здесь делаешь? — спросил Сакаки.

— Хотел посмотреть, как все прошло.

— Ты должен быть в Токио.

— Но есть еще эта девушка…

Эцуко навострила слух.

— Что за девушка?

Кадзуки гневно уставился на Сакаки.

— Что все это означает? Кто эти люди? Ты…

Тут только его мозги, медленно соображающие за исключением случаев, когда надо охмурить какую-нибудь дуреху, зашевелились.

— Зять, ты нас предал?

Сакаки промолчал, но это и стало ответом. Кадзуки начал яростно вырываться, едва не опрокинув Ёсио. Ёсио не дрогнул, но жилы на шее напряглись.

— Отпустите! Отпустите! Я здесь ни при чем!

— Как это ни при чем? Уже забыл, что пичкал Мисао Каибару «пакисинтоном»? — сказал Ёсио.

Кадзуки сразу обмяк.

— Она сама захотела! Я не виноват!

Видя, как Кадзуки трусливо отпирается, Эцуко, при упоминании о его невиновности, вскипела. Мерзавец, потаскун! И этот ничтожный, гроша ломаного не стоящий человечишка навязал Мисао какую-то гадость и втянул в опасную авантюру!

Кадзуки набрал воздух, видимо, собираясь закричать. Ёсио хотел закрыть ему рот рукой. Но Эцуко его опередила и со всего маху саданула каблуком Кадзуки промеж ног. Кадзуки охнул и рухнул как подкошенный.

Сакаки в изумлении уставился на Эцуко. Ёсио тоже стоял с отвисшей челюстью.

— Нечего так смотреть, — смущенно пробормотала Эцуко. — Ты сам, отец, учил меня, что это самое эффективное средство. Забыл?

Ёсио молча кивнул. Но челюсть не закрывалась.

— Теперь он не скоро очухается, — сказал Сакаки. — Надо его спрятать.

В этот момент раздался громкий хлопок.

— Пистолетный выстрел, — сказал Ёсио.

Все трое вновь, пригнувшись, выглянули из-за деревьев.

Задняя дверца белой машины тихо открылась. Выглянула голова. Длинные волосы. Женщина. Выставив ногу из автомобиля, она внимательно смотрела в противоположную от них сторону.

Эцуко проследила за ее взглядом. Большой дачный дом. Внезапно окна озарились ярким светом.

— Это «Счастливый приют», — прошептал Сакаки, удержав Эцуко, порывавшуюся бежать к дому. — Нельзя. Еще рано.

Женщина в белой машине также осталась сидеть. Через некоторое время она вдруг расправила спину, опустила обе ноги на землю, но затем, видимо, передумала и вновь втянула их в машину. Закрыла дверцу.

Кто-то приближался со стороны дома.

Эцуко напрягла глаза. Маленького росточка, мужчина. Кто это еще?

Посмотрела на Сакаки, тот стиснул зубы.

— Мой тесть. Такэдзо Мурасита.

Директор Клиники Катадо.

Эцуко, затаив дыхание, следила за Такэдзо. Он открыл багажник «мерседеса». Достал большой кусок серого полиэтилена. Время от времени он поглядывал в сторону другой машины, но не делал попыток приблизиться. Женщина в машине смотрела в окно, никак не реагируя.

Что все это значит? — недоумевала Эцуко, продолжая глядеть во все глаза.

Такэдзо, обхватив обеими руками полиэтилен, вновь посмотрел в сторону машины. В этот момент Эцуко успела увидеть его лицо, освещенное фарами.

Такэдзо Мурасита ухмылялся. Казалось, еще немного и он захохочет. Эцуко никогда в жизни не видела такой злобной, нелепо растянутой до ушей ухмылки.

Держа в охапке полиэтилен, Такэдзо удалился в сторону дома. Проводив его взглядом, Эцуко машинально поправила волосы.

— Что это было?

— Ухмылка означает, что все прошло как надо, — сказал Ёсио. — Больше того, все другие остались в дураках.

Дверца ближайшей машины тихо открылась. Женщина осторожно опустила ноги на землю и выпрямилась. Затем захлопнула дверцу и пошла в сторону дома. Крадучись, прячась за деревьями…

— Она… — забормотал Сакаки. — Она…




52


За рукав его схватила Акиэ.

Юдзи не поверил своим глазам. Акиэ держала его за руку, всматриваясь в него, затем быстро поднесла палец к губам, как бы говоря: «Тихо!»

— Ты видишь? — только и смог он сказать.

Она кивнула. Юдзи зашел за деревья и пригнулся. Сейчас из дома лился яркий свет, и темнота отступила в глубь леса.

— Помнишь, машина врезалась в ограду? Я ударилась головой…

Невероятно.

— Всего-то? И сразу прозрела?

— Я тоже вначале не поверила. Но мне говорили, что и в прошлый раз было нечто подобное. Это не настоящая слепота, причина в сильном психологическом потрясении, так называемая ложная слепота.

Это было в Сэндае.

— Во второй раз произошло то же самое. Я ослепла, испытав шок от потери памяти.

Юдзи схватился за голову, точно боялся лишиться рассудка. Не исключено, подумал он, что это был побочный эффект от «пакисинтона». Действие препарата ослабло, потому и глаза прозрели…

— Уже и не знаю, хорошо это или плохо, что к тебе вернулось зрение.

— Почему?

— Я его убил. Я. Теперь надо избавиться от трупа. Не хочу, чтоб ты это видела.

Акиэ в ужасе закрыла рот рукой.

— Ты?

Пересилив себя, он рассказал, как все было. Нет никаких оправданий. Собственноручно нажал на курок.

— Так вот почему этот человек… как его — Такэдзо Мурасита?.. пришел за полиэтиленом?

— Да. Чтобы завернуть труп.

В глазах Акиэ как будто вновь помутнело. Но на этот раз не потому, что перестала видеть.

— Он ухмылялся.

— Что?

— Ухмылялся. Думал, что я не вижу, поэтому не скрываясь ухмылялся. В голос не смеялся, но рот был до ушей. Все то время, пока доставал полиэтилен.

Юдзи молча уставился на нее. Деревья вокруг вновь зашумели.

— Я не могла пошевелиться. Зрение вернулось, но мне было так страшно — вдруг опять ослепну! Поэтому не решалась выйти из машины. А когда этот человек приблизился, не знаю почему, я подумала — лучше притвориться, что я слепа. Он не должен догадаться, что я вижу. Прижавшись к стеклу, я украдкой наблюдала за ним. И отчетливо видела, что он едва сдерживает смех.

Акиэ прижалась к Юдзи.

— Почему он ухмылялся? — сказала она дрожащим голосом. — Да еще так радостно. Как будто говорил — дело сделано! Так мне показалось.

Юдзи обернулся и посмотрел на «Счастливый приют».




53


Ведя Акиэ за руку, он вошел в комнату.

Саэгуса как раз накрывал тело, лежащее на кровати, полиэтиленом. Такэдзо безучастно сидел на диване, поигрывая ножом.

— Надо спустить на пол. Помоги, — сказал Саэгуса деловым тоном, увидев Юдзи. — Обойдемся без профессора. Пусть передохнет.

Юдзи стал помогать. Тело, завернутое в полиэтилен, было еще теплым, податливым, не похожим на труп.

Было ощущение, что испачкал руки. Мало того, что убил, еще и весь испачкался…

— Если будем закапывать, надо торопиться, пока не рассвело.

— В темноте в горах не проехать, — безучастно заметил Такэдзо.

— Тогда что будем делать? — Саэгуса устало опустился на кровать. — Перекур?

— Ладно, — согласился Юдзи.

Его голос, видимо, прозвучал как-то необычно. Саэгуса метнул на него взгляд.

— Что с тобой? Ты в порядке?

— В порядке.

Саэгуса и сам выглядел неважно. На лбу прорезались складки.

Акиэ стояла у стены, слегка поеживаясь. Юдзи встал рядом, мельком переглянулся с ней, затем прислонился к стене.

Сейчас главное — сосредоточиться и еще раз все обдумать.

Казалось бы, все логично.

Такэдзо боялся, что, если полиция арестует Такаси и при психиатрической экспертизе у него найдут отклонения, его врачебная репутация пойдет прахом. Во всяком случае, так следовало из его собственных слов. Поэтому он скрывал Такаси. Пошел на хитрость, чтобы убедить всех, что он мертв, оказал давление на полицию. В Катадо ему это было не трудно.

Как он хотел, так все и получилось.

Он сказал, что не убил Такаси из жалости. Все-таки родственник. Такэдзо чувствовал себя ответственным за него, ведь он был сыном женщины, которая некоторое время была его женой, он стал членом клана. Такэдзо не мог его убить. И его можно понять.

Но в конце концов у Такэдзо возникли проблемы. Несмотря на все принятые меры, включая уничтожение их памяти, они с Акиэ вновь взялись за старое. Выследили Такаси. Поэтому он решил — хватит, раз они такие настырные, так и быть, отдам им Такаси. Я умываю руки. Делайте, что хотите. Поэтому чуть ли не сам привел их сюда…

Возможно, надеялся, что как-нибудь удастся помочь Такаси сбежать, но было уже поздно.

Да. В создавшейся ситуации у Такэдзо не было выхода. Как ни крути, всегда останется угроза, что самый хитроумный план даст осечку. С возвращением Юдзи и Акиэ пространство для маневра сильно сузилось. Чтобы спасти себя, надо было избавиться от Такаси.

И поэтому он смеялся?

«Как будто говорил — дело сделано».

Такэдзо не подозревал, что Акиэ вновь стала видеть. Поэтому смеялся прямо у нее на глазах, не скрываясь.

Показал свое истинное лицо.

Не потому ли он так радовался, что смог достичь своей цели, не замарав рук?

Возможно. Вполне вероятно. Но…

Юдзи поднял глаза к потолку. Нет. Нет, что-то не так. Что-то не сходится.

Дело сделано…

В этот момент, не то вздохнув, не то простонав, Такэдзо встал и машинально воткнул нож в спинку кресла.

— Что-то я утомился! — сказал он.

Потянулся, повел плечами.

_Тотем._

В голове Юдзи вновь зазвучал неотвязный шепот. Это бессмысленное, нелепое слово. Тотем.

Видимо, он невольно произнес его вслух. Такэдзо повернулся к нему и, пристально глядя, покачал головой:

— Да уж, отвратительная история…

Юдзи молча посмотрел на него.

— Даже я, его отец, не могу без содрогания говорить об ужасном злодеянии, совершенном Такаси. Видимо, кто-то в доме, пытаясь оказать сопротивление, принес с кухни нож. Совершив убийство, прежде чем уйти, Такаси точно так же воткнул нож в спинку дивана. До сих пор остался след. Аккуратно сложил окровавленные подушки. Ужас! Я хорошо понимаю, почему вы, невольно схватив этот нож, тотчас отбросили его в сторону. Удачно изволили выразиться — тотем, омерзительный тотемный столб! Памятный знак на месте смертоубийства.

Такэдзо продолжал что-то говорить. Губы его шевелились.

Но Юдзи уже не слушал его. Он вслушивался в неумолкаемый внутренний голос, вглядывался в образы, всплывающие со дна памяти.

Да… Так и есть. Теперь понятно, какая связь между словами «нож» и «тотем».

Он почувствовал теплое прикосновение. Акиэ взяла его за руку. Глаза у нее были широко раскрыты.

Такэдзо продолжал трепать языком:

— Я чувствую себя виновным перед вами. А потому даже рад, что все так получилось. Это было наилучшим решением. Я искренне так думаю.

Реальность вновь была в фокусе, голова прояснилась.

Как будто выбрался из топи. Посмотрел на Саэгусу. Кажется, он впервые напуган. Лицо мертвенно-бледное.

— Профессор! — раздраженно сказал Саэгуса.

Не спуская глаз с Юдзи, не двигаясь.

— В чем дело?

— Ты слишком много болтаешь.

Такэдзо осекся. Посмотрел на Саэгусу, на Юдзи.

Юдзи похолодел. Сердце с каждым ударом, точно производя небольшой взрыв, посылало леденящую энергию по всему телу.

«Граунд зеро». Да, теперь все ясно.

— Тотем! — повторил Юдзи шепотом.

— Да, да, — поспешно заговорил Такэдзо, — именно поэтому…

— Нет.

— Что?

— Нет, вы не могли этого знать.

Акиэ, прижав ладони к щекам, кивнула.

— Действительно, именно об этом я подумал в ту ужасную ночь, как только увидел нож, воткнутый в спинку дивана. Омерзительный тотемный столб. Я невольно воскликнул: «Тотем!», и отбросил нож. Позже я рассказал об этом в полиции. Ведь на ноже остались мои отпечатки пальцев.

Такэдзо шевельнул губами, но промолчал.

— Однако это не было обнародовано. И до прессы не дошло. Полиция скрыла этот факт. Из причастных к преступлению знали только я и Акиэ. Только мы двое.

Саэгуса медленно покачал головой.

— Откуда же это известно вам?

Молчание.

— Как вы могли это знать?

Такэдзо, поджав губы, опустил глаза.

— Полиция.

— Что?

— Честное слово. Они рассказывают мне обо всем, что меня интересуют. У меня есть связи. Я — человек влиятельный.

Пистолет лежал сейчас на кровати. Возле Саэгусы, но на расстоянии вытянутой руки.

Юдзи, опустив руки, встал так, чтобы видеть одновременно и Саэгусу, и Такэдзо.

— Вы все неправильно поняли, — заговорил Такэдзо, делая шаг в сторону Юдзи.

На какой-то миг внимание Саэгусы отвлеклось. Воспользовавшись моментом, Акиэ метнулась, схватила с кровати пистолет и передала его Юдзи, спрятавшись у него за спиной.

Саэгуса, не отрывая глаз от Юдзи, медленно поднял руки на уровень плеч.

— Не шути с этой штукой.

— И не думаю. Спасибо за урок, теперь я знаю, как из него стрелять.

Такэдзо вновь попытался приблизиться. Юдзи тотчас направил на него дуло, но не выпускал из поля зрения Саэгусу. Саэгуса благоразумно старался не двигаться.

— С пулей не поспоришь, — сказал Саэгуса и посмотрел на Акиэ. — А барышня-то, видать, прозрела.

— Совсем недавно.

— Я предполагал, что такое возможно, — улыбнулся Саэгуса. — Рад за вас.

Акиэ не улыбнулась в ответ. Повернувшись к Такэдзо, она сказала:

— Я видела, как вы смеялись во дворе.

Такэдзо испуганно вздрогнул.

Саэгусу прорвало:

— Профессор, какой же ты кретин, не мог сдержаться!

Такэдзо что-то промычал в ответ.

— У меня к вам просьба, — сказал Юдзи.

— Что?

— Выйдите на балкон.

Такэдзо смотрел не столько на Юдзи, сколько на Саэгусу. Саэгуса только пожал плечами.

— Быстрее!

Нехотя, глядя на дуло пистолета, Такэдзо пошел к окну. Отодвинул штору, открыл защелку, распахнул дверь. В комнату ворвался свежий воздух.

— Там наверняка есть пожарный люк.

Такэдзо посмотрел под ноги.

— Есть.

— Не могли бы встать на него и подпрыгнуть? Не слишком сильно. Достаточно веса тела.

Такэдзо не двигался. Казалось, он оцепенел.

— Ну же, — сказал Юдзи.

Нервы были напряжены до предела, он наблюдал за происходящим почти без эмоций. Вернее сказать — отстранение.

— Прыгайте! — повторил он.

— Это опасно, — промямлил Такэдзо. — На него достаточно наступить, чтобы упасть.

— Обычно противопожарный люк так легко не открывается. Никакой опасности. Только этот люк не такой, как все. То ли сломан, то ли крючок слишком слабый. Он может открыться даже под тяжестью фруктовой корзины.

Такэдзо в досаде щелкнул языком.

— Вы и это знаете?

Саэгуса вновь покачал головой. Криво улыбаясь уголками губ.

Юдзи объяснил, каким образом он и Акиэ узнали, что люк ненадежен.

— Следовательно, это должно быть известно только мне, Акиэ и полиции.

— Там-то мне и рассказали!

— Не завирайтесь!

Юдзи расслабил плечи. Теперь можно ничему не удивляться. О случившемся с люком мог знать только тот, кто был здесь в момент убийства.

— Но я же сказал, мне сообщили в полиции!

Саэгуса рассмеялся:

— Профессор, хватит.

— А после того, как я убил Такаси, вы нарочно поспешили во двор, чтобы вдоволь насмеяться, пока никто не видит.

— У него на лице было написано — дело сделано! — добавила Акиэ дрожащим голосом.

— Этого достаточно. Слишком много несообразностей. Даже этих трех косвенных улик в совокупности достаточно. По крайней мере, для меня.

В известном смысле он подсознательно с самого начала предполагал такую возможность. И, может быть, пришел к этому заключению непосредственно перед тем, как у него стерли память.

— Убийца — вы? — тихо спросил Юдзи. — Такаси ни при чем. Это — вы, господин Такэдзо. Вы убили всех четверых!

Стоя на веранде, Такэдзо отвернулся.

Раздраженно сжал губы, затем точно отрыгнул:

— Да.

Время остановилось.

Юдзи, стиснув зубы, взял себя в руки.

— Вы убили четырех человек и свалили вину на Такаси.

— Да.

— Затем — сбросили с обрыва Такаси?

— Да, все верно.

— Но произошел сбой. Такаси выжил. Так?

— Иначе зачем устраивать этот спектакль, зачем вся эта возня!

— Значит, я не ошибался. — Юдзи посмотрел на Саэгусу. — Такаси был жив. Но он не был в руках Такэдзо. Тот бы давно его убил. Втихую.

Саэгуса чуть заметно кивнул.

— Следовательно, то, что он скрывал в этом доме Такаси, ложь от начала до конца.

— Да, — простонал Такэдзо.

— Кто же сегодня ночью привел сюда Такаси? Привел, чтобы я его убил?

Саэгуса медленно сказал:

— Даже не прибегая к законам логики, понятно — кроме меня некому.

При этих словах Юдзи неожиданно ощутил жгучее разочарование.

— Вы были с ними заодно, господин Саэгуса!




54


— Если вдуматься, с самого начала было немало странностей, — заговорил Юдзи.

Саэгуса вскинулись брови.

— Все шло слишком уж гладко. Легко, с помощью ксерокопии узнали номер факса. Без труда нашли Клинику Сакаки. Сразу же всплыла трагедия в «Счастливом приюте».

— Я мастер вести расследования.

— Этого не достаточно, чтобы в разгар курортного сезона запросто достать билеты на экспресс, — резко оборвал Юдзи. — Разумнее предположить, что поездка в Сэндай была заранее спланирована.

Саэгуса иронично покачал головой.

— Вы с самого начала были в сговоре с Такэдзо Мураситой, — сказал Юдзи. Он был в страшном унынии, но всеми силами старался этого не показывать. — Не мы вас наняли. Такэдзо вас нанял. Правильно? И вы заманили нас в эту западню.

В тишине гулко разнеслось слово «западня». Юдзи почувствовал, как стеснилась грудь.

— Я вас заманил?

— Да. Время от времени вы ловко подбрасывали нам вполне логичные гипотезы. Начиная с того, что мы с Акиэ не по своей воле оказались в «Паласе» в одной кровати, и кончая объяснением того, почему были подброшены пистолет, деньги и испачканное кровью полотенце. Очень умно. Однако это не был результат вашей необыкновенной проницательности, вы действовали по заранее расписанному сценарию, даже ответы на наши вопросы были заготовлены.

Саэгуса молчал, криво улыбаясь.

— Но самое странное происходило сегодня в клинике. Когда вы разговаривали с Такэдзо, меня постоянно что-то смущало. Но в тот момент я никак не мог сообразить — что именно.

— А сейчас сообразил?

Юдзи, кивнув, посмотрел на Такэдзо.

— Вы, профессор, во время разговора все время украдкой посматривали на Саэгусу. В тот момент я думал, что вы опасаетесь наведенного на вас пистолета. Но я ошибался. Вы сильно нервничали и, поглядывая на Саэгусу, спрашивали — все ли правильно я говорю?

Такэдзо скривил лицо и смущенно почесал под носом. Юдзи невольно рассмеялся.

— Но верх артистизма — когда Саэгуса сказал, что в клинике «фанбитан» используется в огромных количествах. Как вы тогда отреагировали, профессор? «Но уж об этом-то можно было не говорить…» Нас тоже можно поздравить, что мы сразу вас не раскусили.

— По отдельности — мелочи, — сказал Саэгуса. — Если не собрать воедино, ничего особенного.

— Да, и одна из этих мелочей — то, что вода в кране вашей квартиры отдавала ржавчиной. А ведь вы сказали, что уже месяц как переехали. Однако вкус воды был отвратительный. Ясно, что вы не могли там жить достаточно долго.

Саэгуса поднял глаза к потолку.

— Ладно, ладно, сдаюсь, — Он посмотрел Юдзи в глаза. — Да, ты прав. Попал в самую точку. Я въехал в эту квартиру всего лишь за пару дней до того, как вас туда доставили. Успел подготовить лишь самое необходимое из мебели.

— И машину вы мыли — сторожили, когда я выйду, чтобы исхитриться и заговорить со мной, да?

Саэгуса кивнул.

— И ночью вторглись в нашу квартиру?

Вновь кивнул.

— Разумеется, я не мог предположить, что девушка ослепнет. У меня были заготовлены и другие предлоги.

— Чтобы поступить в соответствии с обстоятельствами?

— Чтобы поступить в соответствии с обстоятельствами.

— Какая глупость! Зря только потратили время! — сплюнул Такэдзо. — Израсходовать столько денег и средств, и все без толку: обмануть не удалось.

Юдзи почувствовал, что у него голова идет кругом. Даже сейчас он все еще испытывал желание, чтобы то, о чем он говорил, оказалось нелепым недоразумением.

— Какова была ваша цель? — спросила Акиэ, придя на помощь Юдзи. — Для чего такой хитроумный спектакль?

— Вы уже сами догадались. — Саэгуса повел подбородком в сторону кровати, на которой лежал завернутый в полиэтилен труп. — Для того, чтобы вашими руками убить Такаси.

Он резко повернулся к стоящему на балконе Такэдзо и крикнул:

— Профессор, пойди-ка сюда. Объясни им. Нечего отмалчиваться, поучаствуй в нашей дискуссии.

— Хорошо, я объясню, — Такэдзо не торопясь вернулся в комнату. На лице вновь появилась ухмылка. Но глаза пристально смотрели на пистолет в руке Юдзи.

— Все началось с того, что этот Саэгуса явился ко мне в середине апреля. Он заявил, что укрывает у себя моего сына — Такаси. И спросил, что я думаю по этому поводу.

У Саэгусы вновь вздернулся уголок губ.

— Я жил в городе Мидзаки, — сказал он. — Недалеко от Катадо. Это случилось на следующий день после убийств в «Счастливом приюте», поздно ночью… В скалах на берегу есть одно удобное местечко для ловли рыбы, о котором знаю я один. Там я и обнаружил прибитого к берегу Такаси, израненного с ног до головы, еле живого.

Акиэ невольно зажмурилась.

— Я эксперт по обделыванию всяких темных делишек. Без медицинской страховки у нас никуда, но для меня это не проблема, я отвез Такаси к знакомому врачу, который согласится лечить любого, были бы деньги.

— Почему вы сразу не обратились в полицию?

Саэгуса выдержал паузу, точно наслаждаясь их ожиданием.

— Как только к Такаси вернулось сознание, первое, что он сказал: «Проклятье! Папаша меня подставил!»

Юдзи почувствовал, что он перестает что-либо понимать.

— Я сразу просек, что здесь пахнет деньгами. Я дождался, когда Такаси поправился, и связался с профессором. Он мигом примчался.

— Еще бы, я и представить не мог, что Такаси жив! — Такэдзо с ненавистью посмотрел на Саэгусу. — До сих пор не могу поверить, что он мог спастись, упав с такой высоты.

— Однако поверил.

— Конечно. Отпечатки пальцев в точности совпадали.

Юдзи посмотрел на завернутое в полиэтилен тело, лежащее на кровати.

— Я же не дурак, — сказал Саэгуса. — Заключая сделку с таким опасным человеком, надо быть осмотрительным. Очень осмотрительным.

Такэдзо высокомерно надул щеки.

— Меня тоже на мякине не проведешь. Я всего в этой жизни добился своим умом. Поначалу я наотрез отказывался верить, что Такаси жив. Было бы чудом, если б Такаси, которого я собственноручно столкнул с обрыва, выжил.

Да, он не должен был выжить.

— Вы сами его столкнули?

— Зачем бы я стал зря на себя наговаривать?

— Значит, рассказ свидетелей о том, что они видели Такаси, лежащего у подножья скал, и что, пока они ходили за полицией, тело отнесло течением…

— Все это истинная правда. Было бы слишком рискованно это подстраивать.

У Юдзи появилось странное чувство. Его водят за нос. В Сэндае, в Токио он шел по ложному следу, вбив себе в голову, что Такаси жив.

— А полиция…

— Они были убеждены, что убийца — Такаси. Мне это было на руку. Поэтому я был заинтересован в том, чтобы труп Такаси нашли как можно быстрее. То, что его унесет течением, в мои планы никак не входило. Но поскольку Такаси вынесло на берег в Мидзаки и этот его спас, найти тело, разумеется, не могли. Для меня это означало лишние хлопоты.

Саэгуса, продолжая держать руки на весу, вскинул брови, как будто все, что он слышал, казалось ему ужасно забавным.

— Тогда он принес свежий номер журнала. Сказал, что на его обложке отпечатки пальцев человека, назвавшегося Такаси Миямаэ. И предложил мне сравнить с образцами, хранящимися в клинике.

Отпечатки пальцев совпадали. Один к одному.

— Я сам лично сравнил. Ошибки быть не могло. И журнал совсем новый, не подкопаешься.

Такэдзо покачал головой, как будто до сих пор не мог поверить.

— Такаси жив. Я смирился с этой мыслью. Жив. И я не мог ничего с этим поделать. Я сказал Саэгусе, что согласен на сделку. Мы начали обсуждать детали. Это было в начале мая… — Он рассмеялся. — Мне крупно повезло, что спаситель Такаси оказался человеком, готовым продать его за деньги.

Акиэ посмотрела на Саэгусу со слезами на глазах. Саэгуса криво усмехнулся:

— Своя рубаха ближе к телу.

— Но ведь Такаси, — не выдержала она, — вам доверял! Вот и сегодня ночью спокойно уснул, ни о чем не подозревая.

— Увы, вы правы.

— Ужасно.

— В этом мире, барышня, случаются вещи и похуже.

Юдзи сделал ей глазами знак, что спорить бесполезно.

— Что было известно Такаси о случившемся? — спросил он.

— Почти ничего. Он постоянно находился под действием снотворного, а когда очнулся, уже летел вниз со скалы. На него навесили преступление, о котором он не имел ни малейшего понятия. Но он знал, кто пичкал его снотворным. И сразу догадался, что его дорогой папаша хочет сделать из него козла отпущения. Поэтому и сказал, что его подставили.

Взглянув вопросительно на Такэдзо, Саэгуса усмехнулся.

— Я обратился к профессору, не особо надеясь на успех, и неожиданно попал в яблочко. Он сказал, что готов заплатить сколько угодно, лишь бы я отдал ему Такаси. Этот господин несдержан на язык — он сразу выдал себя с головой. Я понял, что смогу хорошо поживиться, имея все козыри на руках. Я принес журнал с отпечатками пальцев Такаси и убедил профессора в серьезности моих намерений. Я не люблю рисковать. С приближением дня обмена я все сильнее убеждался, что нельзя отдавать Такаси, не обеспечив свою личную безопасность.

Такэдзо, громко откашлявшись, подхватил рассказ:

— Казалось, что сделка с Саэгусой пройдет гладко. И вдруг, в этот самый момент, я заподозрил, что вы двое что-то пронюхали. Вы настаивали на том, что Такаси жив, и даже попытались тайком пробраться в клинику.

Юдзи переглянулся с Акиэ.

— Поразительно! Судя по вашим высказываниям, вы были на ложном пути. Но в одном попали в точку — Такаси жив. Невероятно, но факт. Разве мог я смотреть сквозь пальцы на ваши происки? Где гарантии, что в конце концов вы не получите реальных доказательств существования Такаси?

— И тогда вы заперли нас в Клинике Катадо.

— Не говорите ерунды! Я попросил вас по-хорошему удалиться. Кто-то мог видеть вас в городе. Пошли бы слухи, что вы бесследно исчезли в Катадо, для меня это было смерти подобно.

— Когда это было?

Такэдзо задумался.

— Кажется в начале августа. Да, именно тогда.

В таком случае объясняется, почему в его записях, посланных до востребования, отсутствовало упоминание о том, что происходило после их неудачной попытки пробраться в клинику. В то время посылка еще не успела вернуться на адрес отправителя.

Такэдзо продолжал:

— Честно говоря, я был в замешательстве. Но как бы то ни было, установил за вами наблюдение. Все говорило о том, что неудача повергла вас в отчаяние. Возможно, вас сбило с толку, как мягко я с вами обошелся.

— Но проблема осталась, — вмешался Саэгуса. — Они не отказались от расследования, а Такаси был жив.

Такэдзо кивнул.

— Да, проблема. Я сказал Саэгусе, что дело дрянь. Пока вас не уберут, сделка не состоится.

— Уберут?

— Да, именно так, — подтвердил Саэгуса. — Он хотел вас убить.

Акиэ обхватила руками локти, как будто ей вдруг стало холодно.

— Но Саэгуса был против. Слишком рискованно. Где бы мы это ни провернули — в Катадо, в Токио, обязательно найдутся люди, которые заподозрят неладное в том, что вы двое разом исчезли. Для нашей прессы убийство — это знаменательное событие, о котором надо периодически напоминать публике, не исключено, что через год-два какой-нибудь журнал задумает напечатать «юбилейную» подборку, посвященную убийству в «Счастливом приюте», и пошлет корреспондентов взять у вас интервью. Можно представить, какой поднимется шум, если выяснится, что вы оба бесследно исчезли.

Звучит логично. Саэгуса — человек методичный и рассудительный.

— Дальше рассказывай ты. Ты же заварил эту кашу, — бросил Такэдзо приказным тоном.

Саэгуса, ни на кого не глядя, безучастно продолжил:

— Я стал обдумывать ситуацию, и вдруг меня осенило. Что если разом покончить с обеими проблемами?

— Покончить? — вздрогнул Юдзи.

— Плохое слово. Убивать тебя в мои планы не входило. С меня достаточно было смерти Такаси. И вот мне пришла идея — заманить тебя в западню и заставить убить Такаси.

Вот оно что! Юдзи начал понимать.

— Ты уверен, что Такаси жив и что Такэдзо укрывает его у себя в клинике. А Такэдзо мечтает о том, чтобы устранить неожиданно воскресшего Такаси. Таким образом, если убить Такаси твоими руками, не убьем ли мы сразу двух зайцев? И тебя бы такой исход устроил. И я бы остался в выигрыше. У меня не было ни малейшего желания ввязываться в мокрое дело. Если ты убьешь Такаси, тебя легко заставить молчать, убедив, что глупо садиться в тюрьму из-за такого отродья. Все шито-крыто. А Такаси — он все равно уже конченый человек.

Невероятно, но в глубине души он был согласен, даже испытывал нечто вроде умиротворения.

— Как вам удалось заманить сюда Такаси?

— Я убедил его, что прятаться лучше всего там, где никто не ожидает его найти. Он мечтал встретиться с отцом с глазу на глаз. Говорил, что не хочет обращаться в полицию, это бесполезно, он должен сам отомстить. Но как приблизиться к профессору? Я подсказал ему, что, если он намерен затаиться в Катадо, дожидаясь удобного случая, самое удобное место — «Счастливый приют». Он полностью доверял мне, своему спасителю, поэтому ничего не заподозрил. Простодушный был парень!

Акиэ, не в силах сдержать своего возмущения, отвернулась от Саэгусы.

— Вечером десятого августа я подстерег вас вблизи вашей токийской квартиры и доставил в бар «Ла Панса», которым управляет Кадзуки Мурасита. Там за два дня вашу память стерли, а затем переправили вас в «Палас».

Саэгуса чуть ли не с жалостью посмотрел на Юдзи.

— Я лично обыскал твою квартиру в Такада-но баба и забрал все, что было связано с твоим расследованием. После того, как я стал руководить вашими действиями, я намеренно привел вас туда и, будучи уверен, что в квартире ничего нет, повел разговор в нужном направлении. Признаться, появление посылки застигло меня врасплох. А тебе, однако, не откажешь в хитроумии!

— Будь у меня хоть капля хитроумия, я бы не дал себя заманить в западню.

— Возможно.

Юдзи потребовалось некоторое время, чтобы привести в порядок мысли.

— Нашу память стерли, — сказал он, — вы явились, умело повели разговор — и все пошло как по маслу.

— Да, — заулыбался Саэгуса. — Не вспомни ты сейчас о ноже, мы бы добились полного успеха.

— А как насчет вашего вознаграждения и гарантий безопасности?

— Я предусмотрел и то, и другое. Я храню в тайнике пленку, на которую надиктовал подробный рассказ о том, что произошло на самом деле, и журнал с отпечатками пальцев Такаси. Место надежное, профессору не найти. Но если со мной что-либо случится, материалы тотчас попадут в прессу. Что касается денег — половину я уже получил. Остальная обещана, если удастся спровадить вас отсюда без всякий осложнений.

— Как все замечательно!

Саэгуса слегка вздернул брови.

— Что теперь? — спросил он. — Что ты собираешься делать?

— Я еще не обо всем расспросил. — Юдзи посмотрел на Такэдзо. — Почему вы убили наших родителей?

Саэгуса одобрительно кивнул.

— Действительно. Я бы и сам хотел узнать. По правде сказать, я только сейчас впервые услышал недвусмысленное признание профессора, что убийцей был он. До сих пор он только твердил как попугай: отдай мне Такаси, отдай мне Такаси!

Такэдзо поднял голову.

Юдзи был поражен. Он не сразу понял, что перед ним — подлинный лик человека по имени Такэдзо Мурасита.

Лицо преобразилось. Искривленный рот, налитые кровью глаза.

— Они незваными явились в мой город! Они осмелились выступить против меня! Они хотели отнять у меня мой город! Этого мало?

Юдзи вздрогнул, впервые столкнувшись с такой откровенной, чуть ли не дистиллированной злобой.

— Они хотели выставить меня посмешищем! Столковались с моими врагами землевладельцами! Но этот город мой! Благодаря мне он достиг процветания. И я, по вашему, должен был спокойно смотреть, как кто-то пытается присвоить себе плоды моих трудов?

У Юдзи потемнело в глазах.

— Только и всего?

— Только? Только? — Такэдзо был так возмущен, что позабыл про направленный на него пистолет и сделал шаг в сторону Юдзи.

Лишь услышав приказ стоять, он пришел в себя. Вытер ладонью лоб и отступил на полшага назад.

— Для меня этот город настоящая золотая жила. Весь мой бизнес идет отсюда. Сюда я врос корнями. Там, где я родился, я знал лишь издевательства и насмешки. И ваши дорогие папаши были главными заводилами. А теперь они заявляются в город, возведенный моим потом и кровью, и замышляют его отнять. Опять оставить меня в дураках! Ну уж нет, меня голыми руками не возьмешь!

— Я слышал, что вы с детства отличались блестящими способностями. Никто не считал вас за дурака.

— Только никто не любил, — сказал Саэгуса, как отрезал. — Правильно?

Такэдзо не ответил.

Юдзи задумался. В сущности, все дети хитры. Хитры и плутоваты. Однако, даже если основываться на том немногом, что он слышал от отца, Такэдзо с детства отличался не столько хитростью, сколько подлостью.

Яйцо или курица. Что было прежде? Началось ли с того, что в детстве Такэдзо, желая казаться пай-мальчиком, перекладывал вину за проказы на своих товарищей? Или же все началось с того, что умного, «примерного» ребенка из зависти отторгли его друзья?

Как бы то ни было, это дела давно минувших дней. Преступление невозможно оправдать ссылками на детские обиды. Пусть даже это правда, и в детстве Такэдзо был мишенью для насмешек, но разве это такая уж редкость? Разве мало тех, кого по каким-то причинам не любили в школе? Да сплошь и рядом. Так устроен мир. Большинству людей по жребию достается черный шар.

Но способны ли все они совершить убийство, оправдываясь тем, что в детстве их «выставляли на посмешище»?

Вряд ли. Это не более чем уловка. Какая-то извращенная логика. Есть лишь одна причина, по которой Такэдзо бессовестно выколачивал деньги из клиники, жестоко обращался с пациентами, превратился в единоличного хозяина города и, наконец, стал убийцей.

Необузданный эгоизм. Вот, собственно, и все.

— Я никому не позволю отобрать у меня город! — вновь выкрикнул Такэдзо. — Любой на моем месте поступил бы так же!

— Никто не собирается отнимать у вас город, — сказал Юдзи, но не стал добавлять, что вообще-то город не является его личной собственностью.

— Но они-то собирались! — взвыл Такэдзо. — Понастроили этих дачных домишек, точно детских кубиков понаставили. Туристы слетелись как мухи. Уже и к моей клинике подбираются, хотят ее закрыть. Оказывается, она нарушает эстетику природной среды, вредит репутации города. Понимали бы чего! Забыли уже, каким был этот дрянной городишко до того, как я построил клинику! Теперь они, видите ли, не желают иметь под боком психиатрическую лечебницу, да еще специализирующуюся на алкоголиках. И все только потому, что нашли себе новую кормушку. А началось со строительства проклятого дачного поселка!

Топнул ногой, и точно поставил точку:

— Неблагодарные твари!

От его воплей Юдзи стало тоскливо и тошно.

Саэгуса медленно произнес:

— Пожалуй, воздержусь обвинять тебя, профессор, в мании преследования. Известная доля правды в твоих словах есть. Однако, согласись, не все средства хороши.

И тут Юдзи понял — вовсе не случайно преступление произошло именно здесь, в «Счастливом приюте». Имелась практическая цель: отпугнуть приезжих туристов и хоть на какое-то время приостановить развитие курортной зоны.

Все так и получилось.

Такэдзо выгадал время, чтобы собрать силы. Если все пойдет по плану, он скупит эти участки. Их владельцы строили дачи и благоустраивали район, вкладывая свои последние деньги и рассчитывая на отдачу. Если припрет, им придется уступить.

Тогда Катадо вновь станет вотчиной Такэдзо.

— Как, каким образом вы их убили? — с трудом выговорил Юдзи. — Сомневаюсь, что вы совершили такое зверское преступление собственными руками. Уж больно вы хитры.

Ответ был прост:

— Нанял профессионалов.

— Из местных бандитов?

— Им тоже было западло, что пригород превращают в курортную зону. В городе им раздолье. Они уже приспособились и не желали никаких перемен. А тут этот дачный поселок. Какие-то чужаки понаехали. Одни неприятности. Еще чего доброго пришлые объединятся и выбросят их на свалку! — впервые в голосе Такэдзо прозвучала ирония. — Как мою клинику. Поэтому парни охотно пришли мне на помощь.

— Они всегда за тебя горой, — заметил Саэгуса. — Ты же их главный кормилец!

— Все, что есть в городе, принадлежит мне, — гордо сказал Такэдзо.

— Даже бандиты.

— Но чем перед вами провинился Такаси? Почему вы его подставили? — не выдержал Юдзи. — Кажется, он не слишком досаждал вам своим присутствием.

— Я давно уже это задумал. Этот сопляк заподозрил, что я убил его мать. Неблагодарный! Как я его ни баловал, как ни ласкал…

— Да ладно, забыл? — оборвал его Саэгуса. — Такаси получил крещение в твоей клинике, что не располагает к особой любви…

Такэдзо разозлился:

— Он был псих!

— Псих — это ты.

— Саэгуса, помолчите! — вмешался Юдзи и посмотрел на Такэдзо. — По слухам, вскоре после женитьбы у вас с матерью Такаси вышла ссора. В этом тоже виновен Такаси?

Такэдзо молчал.

— Другими словами, она вам надоела и вы ее убили.

— Произошел несчастный случай!

— Это еще вопрос…

Можно предположить, что выйдя замуж и осмотревшись, Тосиэ поняла, что Такэдзо вовсе не тот «добрый доктор», каким прикидывался, когда лечил ее сына, ей открылось его подлинное лицо, было время все взвесить…

— Правда, что у Такаси имелись отклонения в психике?

Такэдзо вновь промолчал.

— Или вы это приплели для большей убедительности?

Кажется, я угадал, подумал Юдзи. Если бы Такаси был психически болен, не было бы нужды идти на такой большой риск и сбрасывать его с обрыва. Наверняка придумал бы способ попроще.

— Почему вы переложили вину на Такаси? — повторил он свой вопрос.

Такэдзо быстро заговорил:

— План был разработан заранее. Я знал, что он приедет двадцать третьего декабря, на годовщину смерти матери. Я решил, что это удобный случай. Кроме того, он, как по заказу, узнав, что у нас в гостях Миёси и Огата, захотел с ними познакомиться.

— Из-за Юкиэ? — спросила Акиэ.

— Да. Она была настоящая красавица. Вы, конечно, тоже красивая девушка…

Такэдзо оценивающе окинул взглядом Акиэ.

— Мне она нравилась. Видимо, Такаси это заметил. Нашел случай заговорить с ней и начал нести всякий вздор, что я, мол, опасный человек и чтобы она предостерегла отца.

Так вот значит, в чем заключалось «непристойное поведение» Такаси по отношению к Юкиэ!

— Такаси был сильно возбужден, Юкиэ испугалась. Но, кажется, Миёси и Огата восприняли его слова всерьез. Это грозило разрушить мои планы.

— Зачем наши родители отправились к вам с визитом?

Действительно, странно. Точно полезли в логово льва. Да еще взяв с собой Юкиэ…

— Они пришли, чтобы объявить мне войну. Внешне все очень благопристойно. Мол, просим любить и жаловать — решили пустить здесь корни. Миёси даже имел наглость заявить: «О моей дочери прошу вас не беспокоиться».

— Что еще мог сказать отец! Вы не постеснялись приехать аж в Сэндай, домогаясь Юкиэ! — не выдержала Акиэ. Ее глаза вспыхнули гневом.

Да, они пришли, чтобы высказать все начистоту. Юдзи понимал их мотивы и в то же время чувствовал досаду. Объявление войны? Следовало ли бравировать благородством перед лицом такого изворотливого врага?

Между тем Такаси не ограничился знакомством, в тот же вечер он поехал в «Счастливый приют».

— Я видел, как он сел в пикап и уехал. Я догадывался, что против меня затевается заговор. Я не мог сидеть сложа руки.

Скорее всего, родителей встревожили слова Такаси, подумал Юдзи. Они захотели его расспросить подробнее. Такаси показалось, что он наконец-то нашел союзников, кроме того, возможно, он хотел предостеречь их, как опасно бросать открытый вызов Такэдзо. Следы, ставшие доказательством пребывания Такаси в «Счастливом приюте», были оставлены не в ночь преступления, а накануне — двадцать третьего. Обычная уборка не уничтожила его отпечатков пальцев и упавших волос. Произведя тщательный обыск на месте преступления, полиция заключила, что он был там двадцать четвертого.

Но и без этого нашлось немало улик, бросающих тень подозрения на Такаси.

— Вы умышленно прибегли к огнестрельному оружию, поскольку была вероятность, что у Такаси есть пистолет, и было известно, что он хороший стрелок?

— Разумеется. Я не дурак.

Ночью двадцать третьего, когда Такаси вернулся из «Счастливого приюта», Такэдзо приказал схватить его и запереть в подвальном боксе клиники. А на следующий день, ночью двадцать четвертого, связанного, впихнул в пикап и поехал в «Счастливый приют». Разумеется, после, чтобы замести следы, он заявил в полиции, что пикап якобы взял Такаси.

— Люди, которых я нанял, добирались до дачного поселка пешком. Так было безопаснее. Я подобрал их уже на подступах к дому.

Когда подъехали, выяснилось, что в доме никого нет.

— Решили ждать, когда хозяева вернутся. И вдруг являетесь вы двое.

Вот почему Такэдзо знает, как раскрылся люк и упала корзинка с фруктами!

— Не успели вы уйти, как вернулись хозяева. Я и мои ребята вошли в дом. Они-то думали, что я один, поэтому, ничего не заподозрив, открыли дверь.

Такэдзо засмеялся.

— Дальше все было делом техники. Одно слово — профессионалы. Мне оставалось только со стороны наблюдать за их работой.

Акиэ схватилась за голову.

— Сработали они даже слишком чисто, пришлось уже после привести комнаты в беспорядок. Это заняло довольно много времени, надо было соблюдать осторожность.

Именно тогда перерезали телефонный провод.

— Зачем вы подобрали нож и воткнули в диван?

— А разве не похоже, что орудовал Такаси в припадке безумия?

Только ли это? Точно также несколько минут назад Такэдзо всадил нож в спинку кресла.

Скорее всего — это его привычка.

— Но тут вернулись вы двое. Я приказал ребятам, чтобы они убили и вас.

Акиэ резко вкинула голову.

— Но они сказали, что это слишком опасно. Чтобы взвалить вину на Такаси, требовалось представить все так, будто он стал приставать к Юкиэ, потерял над собой контроль и дело дошло до убийства. Но если убить вас, нарушится целостность картины.

— Что вы имеете в виду?

— Они же профессионалы. Им известно, что звук выстрела, в зависимости от направления ветра, разносится на невероятное расстояние. Если вдруг найдется свидетель, который слышал пальбу, а после, спустя какое-то время, еще пару выстрелов, это может вызвать подозрения. Не похоже на убийство в состоянии аффекта. Получается, что Такаси, убив четырех человек, не убежал, а продолжал околачиваться в доме.

Благодаря «профессионализму» бандитов они остались живы… От этой мысли делалось как-то не по себе.

— Нам пришлось спрятаться в доме и ждать. Наконец, вы отправились в полицию, и мы смогли уйти.

Все это время Такаси находился связанным в пикапе. Поскольку планировалось сбросить его с обрыва, так чтобы труп нашла полиция, снотворного я ему не давал.

— Такаси подвели к обрыву. Избили, стараясь не оставлять следов, пока он не потерял сознание, вложили в руку пистолет и сделали один выстрел в сторону моря.

Юдзи вспомнил, что в его письме были приведены показания человека, слышавшего в ночь убийства выстрел возле обрыва.

— Благодаря этому на руках и на одежде Такаси остались частицы пороха. Бросив его в море, мы по-тихому разошлись. Я не беспокоился об алиби. Ведь это была ночь перед Рождеством. Что я мог сказать кроме того, что я отдыхал у себя дома в своем кабинете? Любое другое, придуманное объяснение, напротив, выглядело бы неправдоподобно.

Такэдзо закончил свой рассказ, воцарилось молчание.

Вдруг кто-то захлопал в ладоши. Саэгуса.

— Браво! Браво! — он сухо рассмеялся. — Великолепно!

Взглянул на Юдзи, спросил:

— Что теперь собираешься делать?

— Вызвать полицию.

Такэдзо насмешливо фыркнул:

— Вы тоже убийца. Как бы вы ни оправдывались, что вас обманули, вам это не поможет. Нажал на курок — значит убийца. Вы убили ни в чем не повинного Такаси.

Эти слова были как удар ножом в сердце.

— Я готов понести наказание…

— Браво! Браво! — захлопал Саэгуса.

— Не насмехайтесь! — выкрикнула Акиэ.

— Я ни в чем не признаюсь, — решительно заявил Такэдзо. — Ничего не расскажу. Найму адвоката и сделаю вид, что ничего не знаю. Нет ни одного доказательства. Такаси мертв. Вы его убили.

Посмотрел на Юдзи испытующе.

— Ну что, по рукам? Ничего не было. Разве это не лучший вариант? Кроме нас четверых никто не знает, что произошло сегодня ночью.

— Есть еще доктор Сакаки.

Такэдзо гнусаво захихикал:

— Сакаки — трус. Мелкая сошка. У меня под ногтем.

— Я могу сейчас убить вас, — пригрозил Юдзи.

Такэдзо расхохотался.

— Кишка тонка!

— А главное, невозможно по законам физики, — заметил Саэгуса меланхолично.

— Это почему же? — заговорил Юдзи и тотчас прикусил язык.

Саэгуса достал из кармана патроны и высыпал на кровать. Один, два, три…

Он посмотрел на Юдзи ничего не выражающим взглядом.

— Ты думал я такой идиот, что брошу заряженный пистолет?

В глазах потемнело, как будто отключили электропитание. Его привел в себя вопль Акиэ. Такэдзо, схватив ее, приставил ей нож к горлу.

— Какая прыть, профессор! — сказал Саэгуса.

— Придурок, надо было меня предупредить, что вытащил патроны!

Саэгуса захохотал.

— Мне тоже было любопытно выслушать твой рассказ.

Еще на что-то надеясь, Юдзи несколько раз нажал на курок. Раздались щелчки.

Холостые выстрелы, незаряженное оружие.

— Извини. — Саэгуса протянул руку. — Давай-ка сюда.

Вздохнув, Юдзи бросил пистолет на кровать. Саэгуса подобрал его и, не глядя на Такэдзо, спросил:

— Профессор, что будем делать?

— Чего тут рассуждать. Убить их, и дело с концами. Другого выхода у нас нет.

— Ой ли?

— Я с самого начала говорил. Убить — и никаких проблем.

Он брызгал слюной. Глаза Акиэ, к горлу которой был приставлен нож, были полны страха и ненависти.

— Если б не твои бредовые идеи, я бы давно так и сделал. Ты навязал мне эту многоходовую комбинацию, а что в результате? Пшик! Только время зря потеряли.

— Неужели?

— Да.

— Если убить их, все уладится?

— Разумеется.

— По-твоему, без убийства не обойтись?

— Что с тобой? Я уже все сказал!

— Значит, ты подтверждаешь, что все тобой сказанное — правда? Правильно я понимаю?

Такэдзо выпучил глаза.

— Да что с тобой происходит?

— Благодарю, — сказал Саэгуса. — Отлично.

— Да-да, все прошло отлично.

Это был новый, незнакомый голос.




55


У Юдзи от изумления перехватило дыхание. Юноша, которого он только что убил, поднялся с кровати. В рваной пижаме, с алым пятном на груди, он являл собой образцовую жертву огнестрельного оружия. Кусок полиэтилена упал к ногам.

— Это помповое ружье с большой убойной силой, — сказал он почти весело, нацелив дуло на Такэдзо. — Предназначено для стендовой стрельбы, но с такого расстояния голову разнесет в клочья. Я, правда, еще ни разу не пробовал…

Юноша был похож на героя вестерна, залихватски держащего ружье наизготове.

— Мерзавец… — у Такэдзо затрясся подбородок.

— Мы тоже не лыком шиты, профессор, — оборвал его Саэгуса. — Весь твой рассказ записан на видео. Раскаиваться поздно, бежать некуда.

— Отпустите ее, профессор, — сказал юноша. — Кажется, ее зовут Акиэ. Она вот-вот расплачется. Бедняжка. Неужели вам ее не жалко? Немедленно освободите ее.

Но Такэдзо продолжал цепляться за Акиэ, как будто она была последней соломинкой. И не отводил нож от горла.

— Эх, какой же вы непонятливый! — юноша с досады щелкнул языком. — Послушайте, я с детских лет занимаюсь стендовой стрельбой. Мой дед был профессиональным спортсменом. Я пошел в него. Бью без промаха. Так что давайте по-хорошему, делайте что говорят.

Такэдзо опустил руки и обмяк, как мяч, из которого выпустили воздух. Получив свободу, Акиэ бросилась в объятья Юдзи.

— Ну вот и отлично! — радостно сказал юноша. — А теперь, господин Саэгуса, прошу вас, позаботьтесь о профессоре.

Саэгуса сунул руку под кровать и достал моток веревок. Юноша постоянно держал на прицеле Такэдзо, которому оставалось лишь наблюдать за происходящим со стороны.

— Извини, — сказал Саэгуса, поднимаясь.

Но в следующий миг по лицу Такэдзо пробежала судорога. Юдзи и Акиэ загораживали дверь, поэтому он бросился к окну, перемахнул через подоконник и выскочил на балкон. Не успел Юдзи подумать, что Такэдзо собирается спуститься вниз и убежать, как он, испустив нечеловеческий вопль, исчез из виду.

Раздался глухой звук падающего тела.

Они все выскочили на веранду. Юноша продолжал держать ружье у плеча. Крышка пожарного люка была распахнута, вниз спускалась лестница. Конец лестницы касался земли. Прямо возле нее ничком лежал Такэдзо.

— Жив? — спросил юноша, наконец-то опустив ружье.

— Вряд ли, — сказал Саэгуса.

— Господин Саэгуса, можно вопрос? Вы нарочно замешкались?

Саэгуса криво улыбнулся, но ничего не ответил.

Юдзи и Акиэ с изумлением смотрели друг на друга, ничего не замечая вокруг. Саэгуса повернулся к ним, суровый взгляд смягчился.

— Извините, — сказал он. — Я вас напугал.

Они все еще не могли прийти в себя.

— Теперь все кончено. По-настоящему кончено.

Юдзи наконец обрел голос:

— Вы… Кто же вы такой?

— Такэо Саэгуса, в прошлом — корреспондент, — бойко отчеканил за него юноша.

Его лицо было испещрено бесчисленными шрамами и швами. Это не был грим. Настоящие.

Однако… если присмотреться, было заметно, что это не столько следы от ран, сколько результат сильного ожога.

— Корреспондент?

— Лет двадцать назад подвизался в газете.

Юдзи уставился на Саэгусу, хлопая глазами.

— А вы-то — Такаси? — вмешалась Акиэ.

Юноша отрицательно покачал головой.

— Нет, меня зовут Сюдзи Сома.

Присев на пол, он привычным движением обхватил ружье, дернул затвор и вытряхнул патроны.

— Ну вот, теперь оно разряжено и не представляет опасности, — заулыбался он.

Несмотря на шрамы, лицо у него было на редкость симпатичное. И он был совсем юн. Моложе Юдзи и Акиэ.

— Телефон? — спросил Саэгуса.

— Принес! Удобная все-таки вещь мобильник, — пробормотал он и вышел в коридор.

Через какое-то время вернулся с небольшой дорожной сумкой на плече.

— Господин Саэгуса… — сказал он, улыбаясь. — Я только что видел из окна коридора доктора Сакаки, бегущего к дому. Вы уверены, что не надо сообщать в полицию?

Саэгуса, немного подумав, вышел на балкон. И тотчас вернулся.

— Ты был прав, это он. Может, и к лучшему.

— Не вытерпел, примчался сюда! — засмеялся Сюдзи.

Акиэ, державшая Юдзи за руку, вдруг воскликнула:

— Так, значит, вы живы?

Сюдзи посмотрел на свою пижаму с большим красным пятном.

— Обычный сценический трюк.

Раскрыв пижаму, он продемонстрировал электропровод и разорванный целлофановый пакетик.

— Наполнил пакет краской и приспособил так, чтоб он разорвался одновременно со звуком выстрела. Элементарный спецэффект.

— Спецэффект…

— Разве не видели в кино?

— А оружие? — Юдзи показал на пистолет, лежавший на кровати.

— Ужасно извиняюсь, — сказал Сюдзи, точно с сожалением, — но это тоже макет. Такие используют при съемках. И патроны — холостые. В пистолете был всего лишь один холостой патрон.

Значит, он стрелял вхолостую?

Внизу послышался голос Сакаки. Саэгуса высунул голову в коридор и крикнул:

— Иди сюда, мы здесь.

— Надо выключить камеру, — сказал Сюдзи и направился к двери. Показал оцепеневшим Юдзи и Акиэ на вентиляционное отверстие сбоку от оконной рамы.

— Там установил. А аккумулятор в соседней комнате.

Юдзи совсем обессилел и перестал что-либо понимать.

— Объясните же наконец! — взмолился он.

Саэгуса кивнул.

— Разумеется, я все объясню.




56


По просьбе доктора Сакаки вся компания во главе с Эцуко терпеливо ждала в роще.

Они продолжали прятаться за деревьями даже после того, как девушка, сидевшая на заднем сиденье машины, ушла в сторону дома. Сакаки время от времени поглядывал на часы, затем вновь всматривался в темноту.

— Еще рано? — спросила Эцуко, не зная, чего собственно они ждут.

— Рано, — кивнул доктор.

И вдруг…

Издалека донесся вопль. Сакаки вскочил на ноги.

— Прошу вас, оставайтесь на месте! — крикнул он и побежал, исчезнув в том же направлении, что и девушка из автомобиля. Эцуко посмотрела на Ёсио.

Вскоре Сакаки прибежал назад.

— Идемте! — замахал он руками.

Эцуко кинулась за ним. Ёсио вернулся к машине, посадил в нее Мисао с Юкари и медленно поехал туда же.

Эцуко увидела большой дом с освещенными окнами. Как и сказал Сакаки, на почтовом ящике было написано: «Счастливый приют». В следующий миг она увидела возле дома на земле тело Такэдзо Мураситы.

Сакаки стоял перед ним на коленях. Когда Эцуко приблизилась, он поднял голову и покачал головой.

Эцуко подняла глаза на «Счастливый приют».

— Идите внутрь, — сказал Сакаки. — До прибытия полиции еще есть время все обсудить.

— Госпожа Сингёдзи! — окликнула ее Мисао.

Эцуко обернулась.

— Тебе лучше этого не видеть, — сказала она.

Ёсио, обняв за плечи Мисао и Юкари, направился в сторону парадной лестницы.

— Доктор! Лежащий там человек — мертв? — спросил он у Сакаки, придержав шаг.

Сакаки кивнул.

— Тогда, пожалуй, надо чем-нибудь его прикрыть.

Сакаки поморщился.

— Да, вы правы.

Эцуко подождала его, и все вместе вошли в дом.




57


— С чего начнем? — спросил Саэгуса после того, как все перезнакомились.

Юдзи поразился, увидев, как много столпилось в комнате людей. Неужели все они принимали участие в этом деле?

Оказалось, не совсем так. За исключением доктора Сакаки, оказывавшего помощь Саэгусе и Сюдзи, остальные четверо — в особенности маленькая девочка — оказались вовлечены случайно.

Доктор Сакаки — на их стороне! Это открытие привело Юдзи в некоторое замешательство.

— Теперь, когда худшее позади, я должен извиниться перед вами за случившееся, — сказал Сакаки.

Несмотря на его слова, Юдзи никак не мог оправиться от изумления.

Выяснилось, что в кабинете Такэдзо Саэгуса только сделал вид, что запирает Сакаки в туалете, а в действительности развязал его. После этого доктор вывел молодую девушку по имени Мисао из камеры и убежал вместе с ней из клиники.

— Пожалуй, будет лучше начать с того, каким образом я познакомился с Такаси Миямаэ, — сказал Саэгуса.

Юдзи кивнул в знак согласия. Остальные молча приготовились слушать.

— У меня были на то свои причины… — Саэгуса мельком взглянул на пожилого господина и жавшуюся к нему маленькую девочку. — Я уже давно стал присматриваться к Такэдзо Мурасите. Лет восемнадцать назад.

— Так давно? — удивилась Акиэ.

Саэгуса кивнул

— Такэдзо имел отношение к смерти сорока одного человека. Нет, точнее сказать, был виновником их гибели.

Опустив глаза, он продолжал:

— В связи с этим я несколько раз приезжал в Катадо. Даже поселился в соседнем городе Мидзаки. Я решил — чтобы вывести на чистую воду Такэдзо Мураситу, надо начать с проверки его клиники. Но проживание в Катадо сковывало бы мои действия. Поэтому я выбрал Мидзаки. Это было пять лет назад.

Пять лет назад…

— Как раз, когда мать Такаси, Тосиэ, погибла в автомобильной катастрофе, — заметил Юдзи.

Саэгуса кивнул.

— До меня дошли слухи, что ее смерть была подстроена. Доказательств никаких, но я был уверен в преднамеренном убийстве. Я устроился на работу в автомастерскую, в которой обслуживали машины Такэдзо. Я плохо разбираюсь в технике, но они также занимались продажей подержанных автомобилей. Вот я и стал агентом по продажам. В этом качестве мне было легко передвигаться по Катадо, — он вздохнул. — Тогда-то я и познакомился с Такаси. У него произошла прямая стычка с хозяином автомастерской. Он набросился на него с кулаками, обвиняя в том, что тот намеренно что-то испортил в машине его матери.

— Его можно понять, — заметил пожилой господин.

— Но это было опасно, — сказал Саэгуса, — очень опасно. Я подошел к нему и откровенно рассказал о своей цели. Узнав, почему я преследую Такэдзо, Такаси проникся ко мне доверием. А я со своей стороны помог ему убраться подальше из города.

Вот почему Такаси убежал из дома Мураситы!

— Однако, продолжая работать в автомастерской, я не смог найти неопровержимых доказательств убийства. Досадно, но Такэдзо и впрямь оказался всесильным.

Перед глазами Юдзи всплыло лицо Такэдзо, кричащего с пеной у рта: «В этом городе все принадлежит мне!»

— Простите, может быть, вы объясните… — Акиэ подняла глаза. — Насколько я знаю, Такаси не в первый раз дал волю рукам. На его счету уже было несколько серьезных проступков. Не случайно после убийств в «Счастливом приюте» он сразу попал под подозрение. Не говоря уж о драках, давших повод поместить его в Клинику Катадо, были еще две буйных выходки. Вам что-нибудь о них известно?

Саэгуса нахмурился.

— Я и сам в свое время был сильно удивлен этими поступками. Впрочем, он совершил их еще до того, как я познакомился с Такэдзо.

В первом случае Такаси избил представителя страховой компании, ведавшей делами Такэдзо, а во втором, как говорили, напал на подружку своего сводного брата Кадзуки.

— Первый инцидент произошел, когда он узнал, что Такэдзо понуждает его мать Тосиэ застраховать свою жизнь на крупную сумму, и пытался этому воспрепятствовать. Второй… — Саэгуса немного замялся. — Дело в том, что подруга Кадзуки откровенно заигрывала с Такэдзо, хуже того, вела себя оскорбительно по отношению к Тосиэ. Как бы то ни было, оба эти случая вряд ли доказывают склонность к беспричинному насилию.

— Возможно, это от безысходности… — пробормотала Акиэ.

— Вероятно. Такаси как-то раз признался мне: постоянно устраивая скандалы, он надеялся, что это приведет к тому, что его мать изгонят из дома Мураситы. Если бы это произошло, сказал он, мать осталась бы жива.

Юдзи вспомнил фотографии Такаси. Подросток, готовый защищаться.

Саэгуса продолжал:

— Спустя два года после того, как Тосиэ погибла в автокатастрофе, я, смирившись с неудачей, уволился из автомастерской и вернулся в Токио. Такаси был в отчаянии, его понесло. Связался с «якудзой», оказался замешан в подпольном производстве оружия. Он и сам увлекся стрельбой. И при этом говорил: «Раз так, я сам убью Такэдзо!» Напрасно я пытался его утихомирить.

День и ночь Такаси упражнялся в стрельбе, даже его дружки смотрели на него, как на помешанного.

— У Такэдзо в Токио есть недвижимость. Полученная довольно сомнительным путем. Я подумал, не выгорит ли что-нибудь здесь. Но мое расследование продвигалось слишком медленно. Я терял терпение. Хоть что-нибудь! Хоть какое-нибудь несомненное доказательство, с которым можно обратиться в полицию. Пусть даже махинации с налогами, неважно!

Саэгуса пожал худыми плечами.

— Как же я тогда жалел, что я не богач!

— Почему? — удивилась Эцуко.

Теперь Юдзи знал ее имя. Лет тридцать, решил он. Изящная дама.

— Тогда бы я мог не работать. И всего себя посвятить расследованию! Уж слишком это жестоко — преследовать купающегося в роскоши Такэдзо, добывая себе крохи на пропитание.

— Кем вы работали?

— Брался за что попало, — сказал Саэгуса, улыбнувшись.

Эцуко улыбнулась в ответ.

— И в этот самый момент произошла трагедия в «Счастливом приюте»…

Саэгуса поднял глаза к потолку.

— Я проиграл, подумал я. Опять Такэдзо. На этот раз четверо. Нет, пятеро. Узнав, что Такаси обвиняют в убийстве, я и его причислил к жертвам. Ясно, что его должны были убрать.

Юдзи задумчиво кивнул.

Такаси Миямаэ погиб. Его убили.

— По мере того как в прессе появлялись все новые подробности преступления, моя уверенность крепла. Такаси мертв. Скорее всего, его убили, сбросив с обрыва. А то, что его труп не найден, явный просчет со стороны Такэдзо. После того, как он выставил Такаси убийцей и все в это поверили, бесследное исчезновение трупа только осложняло дело. Ведь он убийца, на совести которого четыре жизни. Полиция будет рыскать по всей стране. Тут сомнений нет. Если же его не найдут, это может показаться подозрительным. Удобнее всего было, свалив вину на Такаси, убить его и дать полиции возможность обнаружить труп.

— Но труп так и не нашли, — сказал Юдзи.

Саэгуса кивнул.

— Впервые фортуна изменила Такэдзо.

От этих слов всем слушавшим стало немного не по себе.

— Теперь все было поставлено на карту. Я решил, что пора действовать, — продолжал Саэгуса. — Я не мог дольше ждать. Уже нет времени собирать одну за другой улики, необходимые для возбуждения уголовного дела. Не исключено, что за этим последуют другие убийства. Хватит. Пора с этим кончать. Поэтому я обратился к Сюдзи, и мы вместе разработали план.

— Вы решили выдать Сюдзи за Такаси и убедить Такэдзо, что его пасынок жив. Да еще утверждает, что «папаша его подставил». И предложить ему сделку. Так?

— Да. Посмотреть, будет реакция. Как поведет себя Такэдзо?.. Возможно, удастся получить доказательства того, что именно он подлинный виновник трагедии в «Счастливом приюте».

Вмешался Сюдзи:

— Мы давно знакомы с Саэгусой. В связи с одним делом. О нем я расскажу после, но… — он улыбнулся, — шрамы на моем лице сослужили нам добрую службу.

Можно было представить дело так, что Такаси сделали пластическую операцию на обезображенном после падения с обрыва лице. По своему телосложению Сюдзи выглядел более крепким, чем Такаси, но известно, что в двадцать лет юноши нередко быстро вытягиваются и набираются сил. К тому же Такэдзо плохо представлял, как обстоят дела с его пасынком. Уже пять лет они жили раздельно, да и до этого провели вместе не больше года. И после, когда Такэдзо, замышляя убийство в «Счастливом приюте», решил его подставить, они едва виделись.

Кроме того, Такэдзо должен был увидеть Сюдзи, выдающего себя за Такаси, лишь единожды, да и то когда тот будет уже «трупом». Вряд ли бы он успел его рассмотреть.

Главная проблема была в другом.

Убедить Такэдзо, что Такаси жив…

— Как же вы достали отпечатки пальцев? — не выдержав, спросил Юдзи.

— Это было самое трудное.

Саэгуса посмотрел на доктора Сакаки.

— В конце концов мы вовлекли в наш план доктора. Я вспомнил, что в свое время Такаси говорил мне, что доктор Сакаки — единственный человек в клане Мурасита, у которого хватит смелости пойти против Такэдзо.

Юдзи хлопнул себя по лбу.

Он вспомнил, что в его письме был упомянут случай, когда доктор Сакаки вертел в руках медицинскую карту Такаси.

— Мы привлекли на нашу сторону Сакаки, и ему удалось подменить отпечатки пальцев Такаси, хранившиеся в архиве клиники, на отпечатки пальцев Сюдзи. Таким образом, когда Такэдзо сравнил два образца, они полностью совпали.

Доктор Сакаки стоял, опустив голову.

— Я… — заговорил он смущенно, — я постоянно пытался как-то изменить к лучшему обстановку в клинике. Но все мои попытки были тщетны.

— Надо было драпать оттуда! — сказала молоденькая девушка. Мисао. Красивое, кукольное личико. — Беря в жены дочь профессора, вы наверняка были уверены, что Клиника Катадо — приличное место. Вас просто надули!

— Я не мог. — Доктор грустно улыбнулся. — У меня есть дети. Я не хотел, чтобы они остались в семье Мураситы. Обратиться куда-нибудь с жалобой — силы неравные, перспектив никаких. Поэтому когда господин Саэгуса подошел ко мне с просьбой о помощи, я ухватился за этот единственный шанс и согласился.

— Кажется, вы не договариваете, — сказал пожилой мужчина, как выяснилось, отец Эцуко. — Вы ведь наверняка догадывались, что вина за трагедию в «Счастливом приюте» лежит на вашем тесте?

Доктор кивнул.

— Интуитивно догадывался.

— Интуиция редко подводит родственников.

Сакаки имел клинику в Токио, и это давало ему свободу действий. Он притворялся, что слепо предан Такэдзо, и вел, так сказать, двойную игру.

— Я считаю, доктор Сакаки принял единственно правильное решение, — веско проговорил отец Эцуко.

Юдзи поднял глаза и посмотрел на доктора.

— Ваше участие в этом деле может плохо для вас кончиться, — сказал он. — Если случившееся получит огласку, вас могут лишить медицинской лицензии.

Сакаки крепко сжал губы.

— Я к этому готов. У нас были споры об этом с Саэгусой… Ничего страшного. Как бы ни сложилась моя судьба, все к лучшему. Я знал о том, что творится в клинике, и ничего не сделал. Страшась профессора, даже, случалось, помогал ему. Может быть, благодаря моему участию стало возможным синтезировать «пакисинтон» и испытать его действие на людях… — Сакаки покачал головой. — Именно поэтому профессор смотрел на меня как на своего подельника и не допускал мысли, что я могу его предать. Одного поля ягоды.

— Ужасно то, что вы говорите…

— Увы, это так. Трусость не может служить оправданием. Я жил в постоянном страхе. Рано или поздно вскроются безобразия, творящиеся в клинике. Это должно неизбежно произойти. Я подумал, что лучше один раз совершить достойный поступок, чем трястись всю жизнь.

Эцуко одобрительно кивнула.

— Но если бы я в одиночку поднял бунт против профессора, это бы ни к чему не привело. Он бы переложил ответственность на других врачей, а сам вышел сухим из воды. В подобных ситуациях он проявлял дьявольскую изворотливость. Я решил, что мой долг — помочь Саэгусе осуществить то, что он задумал. Нельзя было упускать такой шанс! — Он невольно сжал кулаки и с печальной улыбкой добавил: — А о своем будущем я стану думать после того, как расквитаюсь с прошлым.

Юдзи посмотрел на Саэгусу, прося продолжить рассказ. Тот, немного откашлявшись, сказал:

— Итак, у нас все шло по плану, когда…

— Появились мы, — вставил Юдзи.

Саэгуса кивнул.

— Мы с Сюдзи запаниковали. Такэдзо сходу заявил, что проще всего вас устранить. Получилось, что пытаясь поймать на крючок Такэдзо, мы подвергли вас смертельной опасности.

— Будь его воля, нас бы уже не было в живых, — сказал Юдзи, сжимая руку Акиэ.

— Таким образом мы встали перед необходимостью изменить наш первоначальный план и убедить Такэдзо, что вас ни в коем случае нельзя убивать. О том, как после развивались события, вы знаете со слов самого Такэдзо.

Саэгуса вкратце пересказал его признания для тех, кто не слышал.

— Я должен извиниться, но мы не смогли переубедить Такэдзо, решившего во что бы то ни стало стереть вашу память. Напрасно я уверял его, что и в обычном состоянии без труда смогу заманить вас в западню и заставить убить Такаси.

— Я тоже должен попросить у вас прощения… — вмешался Сакаки. — Если бы мы стали слишком настойчиво его отговаривать, Такэдзо мог бы что-то заподозрить. Пришлось пойти на это.

Саэгуса все еще выглядел виноватым.

— Доктор Сакаки должен был изображать полную покорность, чтобы усыпить бдительность Такэдзо. В соответствии с нашим планом, ему пришлось ассистировать профессору. Но когда вам вводили «пакисинтон», он постоянно был начеку, чтобы свести риск к минимуму.

Акиэ, взглянув на доктора, кивнула, показывая, что не держит на него зла.

— Перестаньте извиняться, все уже в прошлом, — сказал Юдзи.

— Сегодняшней ночью все должно было решиться. Я сообщил Такэдзо, что мне удалось заморочить Такаси и устроить так, чтобы в условленное время он оказался в «Счастливом приюте». Дальше мы действовали по намеченному сценарию. Включая Такэдзо. Он намеренно направился из клиники прямо сюда, а потом якобы признался, что укрывает здесь Такаси.

— Такое впечатление, что время от времени он забывал то, что ему следовало говорить по сценарию, — сказал Юдзи.

Саэгуса поморщился.

— Честно говоря, я аж пару раз струхнул, что все сорвется.

— Однако этому Такэдзо пришлось изрядно раскошелиться, — заметил пожилой мужчина.

Эцуко, его дочь, возразила:

— Вовсе нет. Деньги в кейсе — пятьдесят миллионов иен — возвращались к нему. А Саэгусе пришлось бы выплатить обещанную сумму и без этого спектакля.

— А здание клиники, залитое водой?

— Спринклеры сработали только в подвальном боксе, — сказал Саэгуса. — Без этого было не обойтись. Иначе бы показалось странным, что Такэдзо смог от меня улизнуть.

Юдзи кивнул, соглашаясь.

Внезапно в разговор вмешалась маленькая девочка, Юкари:

— Учти, дед, здание застраховано!

Саэгуса и Сакаки рассмеялись.

— Правильно, малышка. В самую точку. Такэдзо ничего не делал себе в убыток.

— И никогда не совершал опрометчивых поступков, — заметил Юдзи. — Случись что, он мог по ходу дела прервать спектакль, вновь нанять бандитов и убить нас. Господин Саэгуса, вас не пугало, что нынешней ночью, пока вы были заняты нами, он мог прислать людей в «Счастливый приют» и убить Такаси, то есть Сюдзи, которого принимал за Такаси?

Ответил Сакаки.

— На этот случай Саэгуса предупредил Такэдзо, что если тот нарушит договоренность, в полицию будет послан журнал с отпечатками пальцев Такаси, а также пленка, на которой записано, как Такэдзо обещает заплатить за него.

— Сыграло свою роль также то, — добавил Саэгуса, — что доктор Сакаки, находясь возле Такэдзо, постоянно твердил ему, что убивать вас очень рискованно.

Юдзи встретился взглядом с Акиэ, потом посмотрел на Саэгусу.

— Своей жизнью мы обязаны вам, — сказал он.

— Это я должен тебя благодарить, — возразил Саэгуса. — Если бы ты не вспомнил о том, что произошло той ночью, нам было бы нелегко раскрутить Такэдзо на признание.

— Святая простота! — подтрунил Сюдзи. — Уверял меня, что вам ничего не угрожает, если мы постараемся и от души сыграем представление под названием «убить Такаси». Но я так не думал, поэтому установил видеокамеру и ружье прихватил.

Юдзи и Акиэ спросили, каким образом в это дело оказалась замешана Мисао.

— Из-за моей глупости, — сказала Мисао со слезами на глазах, — столько людей подвергалось смертельной опасности! Простите меня!

Именно Саэгуса настоял на том, что до тех пор, пока план не осуществится, Мисао должна оставаться под присмотром. В противном случае был риск, что она проболтается и все сорвется.

— Мы перед вами виноваты, — сказал он Мисао.

Мисао покачала головой.

— Я так не считаю. Если б не ваша предусмотрительность, меня бы уже давно убили.

— Слава богу, все завершилось удачно и для вас, и для всех остальных, — улыбнулся Юдзи.

— Одного я не понимаю, — вдруг вклинилась Юкари, — неужели в ваш план входило, чтобы мама звезданула промеж ног этому Кадзуки?

— Замолчи! — крикнула Эцуко, зажимая ей рот.

— Кадзуки? — удивился Саэгуса.

— Все еще в обмороке, — засмеялся Сакаки. — Мы поехали за ним и поэтому оказались здесь.

Он рассказал о неожиданном появлении Кадзуки.

— Когда мы попытались его схватить, он вздумал сопротивляться. Госпожа Эцуко его усмирила.

Саэгуса удивленно посмотрел на Эцуко. Она смущенно улыбнулась.

— Осталось последнее. — Юдзи вновь повернулся к Саэгусе. — Почему вы на протяжении многих лет преследовали Такэдзо?

— Помнишь случившийся восемнадцать лет назад пожар в «Новом японском отеле»? Вы с Акиэ, впрочем, тогда еще были детьми.

Саэгуса в общих чертах рассказал об обстоятельствах пожара.

— Я был в гостинице, и мне не повезло. — Он похлопал себя по правой ноге. — Вот последствия.

Акиэ печально вздохнула:

— Во время пожара погиб сорок один человек…

— И среди них мои родители, — сказал Сюдзи. — Шрамы от ожогов на моем лице — последствия того пожара. Мне был один год. Родители передали меня пожарным, но сами спастись не успели.

Он заметно погрустнел.

— Я познакомился с Саэгусой уже студентом, на очередном собрании родственников жертв пожара.

— Кажется, эта катастрофа тоже как-то связана с Такэдзо? — спросил Юдзи.

— Такэдзо был негласным владельцем отеля, — ответил Саэгуса. — Он — главный виновник.

— Такэдзо Мурасита ни разу не предстал перед судом, — заметил отец Эцуко.

Воцарилась тишина.

Ее нарушила Мисао:

— Господин Сюдзи, вам девятнадцать лет? А выглядите моложе.

Сюдзи сделал расстроенное лицо.

— Для вас уже слишком стар?

Все захохотали.

— Спецэффекты — ваш главный конек? — спросила Эцуко.

За Сюдзи ответил Саэгуса:

— Он учится в университете. Но помешан на стендовой стрельбе и киносъемках, так что, увы, студент нерадивый.

Отсмеявшись, все вновь погрузились в молчание, которое нарушил Саэгуса:

— Наконец-то я могу произнести слова, которые мечтал сказать на протяжении последних восемнадцати лет.

Все вопросительно посмотрели на него.

— Сюдзи! — сказал он торжественно.

— Да?

— Вызови полицию.




Эпилог


Обстоятельства сложились так, что на протяжении многих дней все участники событий даже не могли связаться друг с другом по телефону.

Саэгуса и Сюдзи подверглись допросу в полиции. За Юдзи и Акиэ по пятам гонялись корреспонденты. Та же напасть обрушилась на Мисао и семейство Сингёдзи.

Все более или менее утихло лишь в октябре. К этому времени «трагедия в “Счастливом приюте”» окончательно ушла в прошлое.



Только Эцуко и Мисао находили время для общения. Мисао обрушивала на нее потоки признаний, точно торопясь извергнуть все, что до поры до времени было погребено в ее душе.

Эцуко молча слушала. Это была своего рода исповедь и в то же время — самоочищение, воспитание чувств. Мисао наконец-то занялась уборкой в кладовой сердца и выбрасывала все, ставшее ненужным.

Лишь один раз Эцуко спросила у нее:

— Мисао, теперь, когда ты вновь обрела себя, ты себе нравишься?

Немного подумав, Мисао покачала головой.

— Кажется, ничего нового я не обрела.

— Неужели?

— Я всегда была такой, какая я есть.

— И что? Ты собой довольна?

Мисао, рассмеявшись, кивнула.

— Довольна. Ведь я так старалась. Совершала глупости, но старалась. Разве не поэтому вы, госпожа Сингёдзи, смогли меня спасти?

— Может быть, — ответила Эцуко.

— Госпожа Сингёдзи… У меня к вам одна просьба.

— Что такое? — удивилась Эцуко.

— Мне нужно кое-что вернуть Саэгусе. Но мне кажется, будет лучше, если это сделаете вы.

Эцуко встретилась с Саэгусой в начале декабря, в воскресенье.

Место назначила Эцуко. Выбрала парк Уэно. Она как-то стеснялась встречаться с ним в каком-нибудь замкнутом пространстве, пусть даже в кафе.

Судебный процесс шел в нескольких направлениях — «смерть Такэдзо в результате несчастного случая», «насильственное применение опасных медицинских средств» в отношении Мисао, и то же — в отношении Юдзи и Акиэ. Наверняка и Эцуко предстояло не раз выступать в качестве свидетеля.

По делу о «трагедии в “Счастливом приюте”» были арестованы люди, нанятые Такэдзо, им было предъявлено обвинение в убийстве. Эцуко чувствовала неудовлетворенность, поскольку Такэдзо и Такаси, в связи со смертью, уже не подпадали под действие правосудия. Ни осудить одного, ни восстановить доброе имя другого — с юридической точки зрения — было уже невозможно. Ее возмущал принцип, по которому смерть обвиняемого делала его неподсудным. На что Ёсио говорил, что, может, это и к лучшему.

Сюдзи Сома был несовершеннолетним, поэтому его имя не упоминалось в прессе. Было установлено, что он угрожал Такэдзо огнестрельным оружием, но, учитывая тот факт, что Такэдзо в свою очередь приставил нож к горлу Акиэ Миёси, можно было рассчитывать на снисхождение суда.

Радовало уже то, что ужасающие порядки в Клинике Катадо вызвали бурю возмущения. Вот только положение доктора Сакаки оставалось неопределенным.



— Вас отпустили на поруки? — спросила Эцуко, шагая по аллее, устланной опавшими листьями.

— Да.

На Саэгусе был плотный серый пиджак и черные брюки. Кажется, подстригся. Увы, он выглядел постаревшим.

Пресса и общественное мнение были на стороне Саэгусы. Но это ничего не значило, к тому же раздавались голоса, что его поступок ничем не лучше суда Линча.

Но Эцуко назначила встречу не для того, чтобы обсуждать прошлые события.

— Мисао просила вам передать…

Порывшись в сумочке, она что-то протянула Саэгусе.

Булавка для галстука.

— Она подобрала ее на крыше универмага, когда следила за вами.

Взяв булавку, Саэгуса расплылся в улыбке.

— Спасибо…

— Она хотела сразу отдать, когда подобрала, погналась за вами, но вы исчезли. Ей показалось, что это какой-то памятный подарок.

Саэгуса показал булавку Эцуко.

— Посмотрите на обратной стороне.

«Автомастерская, отдел продаж».

— Это сувенир по случаю юбилея отдела продаж подержанных автомобилей. В то время все, кто там работал, получили такие же.

Эцуко, подняв глаза, встретилась взглядом с Саэгусой и рассмеялась.

— Вы до сих пор ею пользуетесь? Не слишком-то вы следите за своим внешним видом.

Саэгуса пожал плечами.

— Я во всех отношениях — опустившийся субъект.

— Мне так не кажется.

Некоторое время они шли молча.

— Пожалуйста, объясните мне одну вещь, — собравшись с духом, начала она.

Саэгуса посмотрел на нее вопросительно.

— Мать… — начала говорить Эцуко, но осеклась.

— А, это-то?

— Да.

— По поводу того, что я шел за вами, когда эта девочка меня застукала?

— Отец предположил, что вы искали во мне память о моей матери. Хотели встретиться с ней напоследок, прежде чем браться за дело, которое могло стоить вам жизни…

Саэгуса, сунув руки в карманы пиджака, устремил глаза вдаль. Эцуко смотрела под ноги на опавшие листья.

— Вы не обманулись в своих ожиданиях?

Он не сразу ответил. Долго шли, ступая по мертвой листве.

Наконец, замедлив шаг, Саэгуса взглянул на Эцуко.

— Я много раз хотел заговорить с вами… Через своего старого приятеля я знал, что она умерла, что Ёсио вышел на пенсию, что вы работаете в «Неверленде».

Он вновь замолчал.

— Я все поняла, — сказала Эцуко.

Они вдруг обнаружили, что стоят у выхода из парка, возле лестницы, ведущей к станции метро.

— Ну что ж, ладно…

Эцуко улыбнулась.

— Я договорилась с Мисао и Юкари сходить в зоопарк,[9 - Зоопарк находится на территории парка Уэно.] а вы — к адвокату?

— Да.

— В будущем нам вряд ли представится случай встретиться.

Встречи в суде — не в счет.

— Да, вы правы.

Прошло некоторое время. Ветер коснулся щеки Эцуко.

— Ну что ж, прощайте.

— Прощайте.

Круто развернувшись, Эцуко быстро пошла прочь. Но не успела она сделать и пяти шагов, как за ее спиной послышалось:

— Эцуко!

Обернулась — Саэгуса спустился лишь на одну ступень и стоял к ней вполоборота.

Эцуко застыла в ожидании. Не хотелось идти назад, и в то же время было важно, что скажет Саэгуса.

Едва заметно улыбнувшись, он сказал:

— Вы — вылитая мать.

Эцуко смутилась.

— Мне часто об этом говорят.

Саэгуса улыбнулся еще шире.

— Всего хорошего, — сказал он.

— Всего хорошего.

Пошла. Постепенно убыстряя шаг, подставляя лицо холодному ветру, наконец, побежала.

Мисао и Юкари бросали попкорн голубям. Эцуко подбежала к ним, окликнув, и в тот же момент голуби взлетели, шумно хлопая крыльями.



В конце года на адрес Юдзи и Акиэ, вернувшихся в Сэндай, пришло письмо. Оно было от доктора Сакаки.

Письмо короткое, точно написано наспех. Сообщив о том, что он в добром здравии и полон душевного покоя, Сакаки писал:

«Давно собирался вам вернуть, но в суматохе дней никак не мог отыскать».

Из конверта выкатилось кольцо.

Кольцо с изумрудом в форме цветка.

Юдзи взял его и надел на изящный пальчик Акиэ. Как будто и не снимала.

И в этот момент ему почудилось, что пробили часы — запечатленное время вернулось, все до последней секунды.



notes


Примечания





1


«Неверленд» — англ. Neverland, «страна Нигде», название волшебной страны в книге Барри «Питер Пэн». (Здесь и далее прим. перев.)




2


Так называемая «золотая неделя» с 29 апреля по 5 мая, включающая несколько национальных праздников.




3


Число четыре считается в Японии несчастливым, поскольку слово «четыре» омонимично слову «смерть».




4


Джек Финни (1911–1995) — американский писатель-фантаст.




5


Итиро Сато для японца звучит как «Иван Иванов».




6


В Японии левостороннее движение, соответственно, машина с левым рулем означает, что машина импортная — знак состоятельности владельца.




7


«Пот жизни» (англ.).




8


Кабукитё — квартал, в котором наряду с кинотеатрами и ресторанами традиционно сосредоточены заведения секс-индустрии. Считается «опасным» для простого обывателя.




9


Зоопарк находится на территории парка Уэно.