диплом о высшем образовании купить дешево
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Сыщик Галилей" автора Хигасино Кэйго

Скачать книгу "Сыщик Галилей" бесплатно

 

Кэйго Хигасино

 

Сыщик Галилей






Часть 1

Горящая голова





1


«Он обернулся – на лице была маска, выкованная из серебристого металла, без выражения, маска, которую он надевал всякий раз, когда хотел скрыть свои чувства, маска, которая, изгибаясь, с удивительной точностью повторяла линии его впалых щек, лба и подбородка. Маска сияла, он держал в руках и рассматривал смертоносное оружие. Это оружие…»

Чтение прервал нарастающий трескучий рокот мотоциклов. Не выпуская из рук «Марсианские хроники», он подошел к окну и приоткрыл штору.

Квартира была угловой, на втором этаже. Проулок под окном выходил чуть левее на широкую улицу.

Нынешней ночью мотоциклов было три штуки. Но наездников – пятеро. Короче, двое – с седоками. Нарочно не заглушая грохочущих моторов, они подкатили на свое излюбленное место. Излюбленным местом был пятачок возле автобусной остановки, которую для удобства ожидающих граждан оборудовали скамейкой. Приезжавшим на мотоциклах парням нравилось, развалившись на этой скамейке, трепаться, перекрикивая друг друга. Кроме того, словно для вящего комфорта, тут же стоял автомат с прохладительными напитками.

На вид – обычные ребята. Не какие-нибудь там крутые байкеры. У двоих волосы выкрашены в желтый цвет, один из них носит портки спущенными на бедра. У двух других ничего примечательного. Пятый – с длинными до плеч лохмами. Вот, собственно, и все.

«Но заурядная внешность не означает, что эта шваль заслуживает снисхождения!» – подумал он.

Открыл книгу, которую продолжал сжимать в руке. Его прервали на середине главы под названием: «1999, февраль. Илла». Сколько раз он уже ее перечитывал! Почти вызубрил наизусть. Если и дальше читать в таком темпе, это займет уйму времени.

Один из парней что-то выкрикнул. Его приятели громко загоготали. Голоса эхом прокатились по тихой, пустынной улице.

Он отошел от окна. Положил книгу на стол и решительно направился к телефонному аппарату в углу комнаты.

Кадзухико Мукаи красил волосы в желтый цвет. И завязывал их сзади хвостом. Тем самым он старался хоть как-то выделяться из окружения.

Ему было девятнадцать. Полтора года назад закончил школу, устроился на работу маляром, но заниматься черт-те чем за мизерные бабки скоро обрыдло, он уволился и уже три месяца слонялся без дела. Заработанные деньги превратил в подержанный мотоцикл и игровую приставку. Когда живешь с родичами, о жрачке можно не беспокоиться. Вот только целыми днями трындят, что сын вырос оболтусом. Достали уже. Приходится до глубокой ночи гонять по улицам на мотоцикле, лишь бы не торчать дома.

Посасывая «Мальборо», он подошел к автомату, сунул монетку и нажал на кнопку «Кола». С грохотом выкатилась пузатая банка.

Забирая ее, он невольно скосил глаза. Что за хрень?

Сбоку от автомата пластиковая тара из-под пивных бутылок: четыре ящика, один на другом. Кроме того, наверху – газетный сверток. Какой-то прямоугольный предмет, размером со спортивную сумку. «Странно!» – подумал Кадзухико. Начать с того, что в этом автомате пива нет. Да еще какой-то сверток…

Однако его внимание вскоре переключилось на другое. Дернув за язычок банки, он хлебнул колы и вернулся к приятелям. Обсуждали девиц – школьниц, с которыми недавно познакомились в торговом центре. Впрочем, разговор сводился к тому, кто из них «дает».

Кадзухико не считал этих четверых своими друзьями. Да и вообще на черта она, эта дружба? Тоска! Было бы с кем потусоваться, вот и отлично. А то еще будут лезть со своими проблемами, нет уж, спасибо!

Рёскэ Ямасита расписывал, как на днях снял на улице чувиху. У него была манера во время разговора зачесывать руками назад длинные волосы, составлявшие предмет его особой гордости. Кадзухико слушал его похвальбу, стоя возле своего мотоцикла. Двое других парней сидели на скамейке, третий оседлал мотоцикл.

– Приходим в хату, а она, падла, первым делом – учти, я только с презервативом! А мне не в кайф, я люблю это дело живьем, вот и говорю – извини, забыл. Но оказалось, что эта сучка резинками запаслась. Делать нечего, натянул, но когда всовывал, ногтем прорвал конец. Все равно что без. Она видит, что я в презервативе, расслабилась, в общем, не углядел, кончил в нее. Она, конечно, развопилась, но я-то, говорю, в чем виноват, бывает, рвутся. Успокоил, дал телефон – придумал на ходу.

Было видно, что Рёскэ хотел показать, какой он крутой парень. Его ноздри подрагивали.

– Как пить дать, залетит!

Приятели принялись потешаться над незадачливой девицей. Рёскэ расплылся от самодовольства.

– Ну уж, не знаю, – сказал он с напускной небрежностью. – Дело поправимое, всегда можно избавиться…

Видимо раздумывая над тем, как бы еще добавить перца в свою историю, он по своей привычке откинул руками назад волосы и уже открыл рот, как вдруг глаза его вылезли из орбит, после чего произошло совсем невероятное.

На затылке Рёскэ взметнулся язык пламени. В следующий миг огонь охватил всю его голову.

Не издав ни звука, Рёскэ медленно рухнул вперед. Точно горящее дерево.

Приятели наблюдали за происходящим в полном оцепенении. Завороженно, словно в затянувшемся стоп-кадре.

Но в реальности оцепенение продолжалось лишь несколько секунд. Краем глаза Кадзухико увидел, что замеченный им ранее газетный сверток горит. Инстинктивно он тотчас почувствовал опасность.

Но было уже поздно – раздался взрыв, и его накрыла волна пламени.




2


Когда Кусанаги из первого отдела полицейского управления добрался на своей машине к месту происшествия, огонь успели потушить, и пожарные собирались уезжать. Даже зеваки и те уже начали расходиться.

Едва он вышел из машины и сделал несколько шагов, как навстречу ему попалась маленькая девочка в красном тренировочном костюме. В том возрасте, когда не скажешь наверняка, уже ходит в школу или еще нет. Девочка шла, странно задрав голову и глядя вверх. Словно высматривала что-то в небе.

Он хотел крикнуть ей, что так ходить опасно, но опоздал. Девочка, обо что-то споткнувшись, упала и тотчас заревела.

Кусанаги бросился к ней и помог подняться. Из коленки текла кровь.

– Ах, извините, – подбежала какая-то женщина, должно быть мать. – Сказала же, иди рядом! И зачем только я взяла тебя с собой!

«Чем ругать ребенка, лучше бы сидела дома, а не бежала посреди ночи глазеть на пожар», – подумал Кусанаги, но смолчал и передал девочку матери.

– Но я видела красную нитку! Честное слово! – плача, сказала девочка.

– Все выдумки! Только посмотри, как ты вся испачкалась!

– Видела! Видела! Красную нитку! Длинную-длинную. Честно!

«Что еще за красная нитка?» – подумал Кусанаги, отходя.

На месте происшествия вокруг черного пятна стояло несколько человек. Среди прочих и непосредственный начальник Кусанаги – инспектор Мамия.

– Извините за опоздание, – поспешил к нему Кусанаги.

– Добро пожаловать. – Мамия слегка кивнул. Коренастый, плотный, с короткой шеей. Лицо добродушное, но в глазах – жесткость. По характеру не столько полицейский, сколько чиновник, старательно выполняющий порученную работу.

– Возгорание?

– Пока еще не совсем ясно.

– Бензином пахнет. – Кусанаги повел носом.

– Вероятно, загорелось что-то в пластмассовом баке.

– Пластмассовый бак? Откуда он здесь?

– Понятия не имею. Сам посмотри! – Мамия ткнул пальцем в сторону края мостовой.

Там действительно валялся бак для хранения керосина.

Он прогорел сбоку и сильно расплавился, почти совсем потеряв форму.

– Судя по тому, что мне рассказали о потерпевших, все не так просто. Кажется, здесь произошло что-то из ряда вон. Ничего не понятно. – Мамия покачал головой.

– Кто потерпевшие?

– Молодые люди, под двадцать, пятеро, – сказал Мамия и быстро добавил: – Один погиб.

Делавший записи Кусанаги поднял глаза.

– Сгорел?

– Ну, в общем, да. Он оказался ближе других к баку.

Подавив в себе неприятное чувство, Кусанаги продолжил делать записи. Уж пора бы, казалось, привыкнуть, но каждый раз, когда приходилось сталкиваться со смертью, ему становилось не по себе.

– Давай-ка походи по округе, расспроси. Со всем этим шумом наверняка многие еще не спят. Вон, посмотри, кое-где горят окна, туда и иди.

– Слушаюсь. – Кусанаги огляделся по сторонам.

Его внимание сразу же привлек жилой дом, стоящий на углу улицы. В нескольких окнах еще горел свет.

Дом – ветхий, двухэтажный, несколько дверей выходят прямо на улицу. Балконы, видимо, расположены на противоположной стороне. С этой стороны окна были только у угловых квартир. Место происшествия можно увидеть лишь из квартир, расположенных в северо-восточном углу.

Подходя к дому, Кусанаги заметил молодого человека, собирающегося войти в квартиру на первом этаже, как раз в северо-восточном углу. Он уже достал из кармана ключ и вставил в отверстие замка.

– Извините! – окликнул его Кусанаги.

Юноша обернулся. На вид – двадцать с небольшим. Высокий, в серой, похожей на рабочую форму одежде. В руке – белый пакет, вероятно, ходил в магазин.

– Вам известно, что совсем недавно рядом с вашим домом произошел пожар? – спросил Кусанаги, представившись, и показал в сторону автобусной остановки.

– Конечно, знаю. Такое трудно не заметить.

– Вы находились в квартире? – Кусанаги взглянул на дверную табличку с номером 105.

– Ну да, – сказал юноша.

– Было что-нибудь необычное, когда это случилось? Например, сильный шум? Может, вы что-то видели?

– Даже и не знаю, что сказать. – Юноша покачал головой. – Я смотрел телевизор. Помню только, что эти кретины там здорово горланили.

– Вы имеете в виду парней на мотоциклах?

– Да, – сказал юноша, слегка поморщившись. – Откуда они только взялись? Постоянно орут, и в два часа ночи, и в три. А ведь у нас такой хороший, тихий район…

По его сжатым губам было видно, что он с трудом сдерживает накопившуюся за многие дни ярость.

«Вот их Господь и покарал», – чуть не сказал Кусанаги, но удержался. В его устах эти слова прозвучали бы слишком жестоко.

– Им никто не делал замечания?

– Замечания? Ну, вы скажете! – Юноша пожал плечами и усмехнулся. – В наше-то время? Никто и носа из дома не покажет.

Кусанаги кивнул, соглашаясь.

– Из вашей квартиры видно место, где это произошло?

– В принципе видно, должно быть видно, но… – Юноша замялся.

– В чем дело?

Вместо ответа он открыл дверь.

– Входите, сами увидите.

Воспользовавшись приглашением, Кусанаги заглянул в квартиру. Не считая кухни, она состояла всего лишь из одной комнаты. Мебель, имевшаяся в распоряжении жильца, ограничивалась кроватью, стеклянным столиком и книжными полками. На столике стоял беспроводной телефон, и Кусанаги подумал, что в такой халупе стационарные телефоны, скорее всего, не предусмотрены. Книжные полки были набиты не столько книгами, сколько видеокассетами и всяким барахлом.

– И где же окно?

– Там, за ними, – юноша махнул рукой в сторону громоздящихся полок. – Ставить некуда. Пришлось пожертвовать окном.

– Сочувствую.

– Зато благодаря этому шум с улицы не так слышен.

– Кажется, это ваше больное место.

– Как у всех, кто здесь живет.

– Да уж, наверно. – Кусанаги задержал взгляд на наушниках, подключенных к телевизору. Вероятно, пользуется ими, чтобы не мешал шум с улицы. В таком случае, вряд ли он мог услышать что-либо необычное.

– Спасибо за сотрудничество, – сказал Кусанаги. Обычная форма вежливости, даже когда никакого урожая.

– Подождите, – сказал юноша, – вы пойдете в двести пятую квартиру?

– Двести пятую? Ту, что над вами? Да, как раз собирался.

– Понятно… – Юноша явно что-то хотел сказать.

– В чем дело?

– Видите ли… – Юноша смущенно замялся. – Там живет парень, Маэдзима, он не говорит.

– Не говорит? В каком смысле?

– Не может говорить. Проблемы с речью. Ну, немой.

«Этого еще не хватало!» – подумал Кусанаги. Хорошо, что предупредил. Иначе оказался бы в дурацком положении.

– Хотите, пойду с вами? – предложил юноша. – Мы с ним в хороших отношениях.

– Вас это не затруднит?

– Ничего. – Уже вошедший было в квартиру юноша вновь надел спортивные тапочки.

Любезного молодого человека звали Такио Канэмори. По его словам, у живущего в двести пятой Итиноскэ Маэдзимы, несмотря на проблемы с речью, со слухом было все в порядке.

– Слышит еще лучше, чем мы, – сказал Канэмори, поднимаясь по лестнице с ржавыми перилами. – Его тоже наверняка уже достала эта шумная компания.

Как только постучали в двести пятую квартиру, дверь открылась и в проеме показалось бледное лицо. Помоложе Канэмори. Острый подбородок, впалые щеки.

Кажется, Маэдзиму успокоило то, что одним из ночных визитеров был Канэмори. Все же в глазах, устремленных на Кусанаги, читалась настороженность.

– Это полицейский, – сказал Канэмори. – По поводу того, что произошло.

Кусанаги продемонстрировал свое удостоверение. Маэдзима был, кажется, в нерешительности, но открыл дверь пошире.

Разумеется, планировка квартиры была такой же, как у Канэмори. Однако восточное окно не было загорожено. Первым, что привлекло внимание Кусанаги, была странно смотревшаяся в этой тесной квартирке роскошная аудиосистема и множество сваленных на полу аудиокассет. Помешан на музыке, сразу решил Кусанаги. Так же его удивило обилие книг, высокими стопками выстроившихся вдоль стен. Почти исключительно романы.

Юноша, любящий книги и музыку, – как только Кусанаги прилепил эту характеристику к Маэдзиме, со всей очевидностью представилось, что именно он сильнее всех должен был ненавидеть собиравшуюся под окнами шумную компанию.

Продолжая стоять на пороге, Кусанаги спросил:

– Где вы были во время случившегося?

Маэдзима, почти без всякого выражения, указал пальцем на пол. Имея в виду конечно же – здесь, в этой комнате.

– Что вы делали? – перешел Кусанаги к следующему вопросу.

Маэдзима был в свитере, надетом на рубашку, к тому же постель была не расстелена, так что очевидно: спать он еще не ложился.

Маэдзима, обернувшись, показал в сторону стоящего у окна телевизора.

– Смотрел телевизор, – перевел Канэмори, хотя и без его пояснений было понятно.

– Вы ничего не слышали непосредственно перед случившимся? Может быть, что-нибудь видели из окна?

Маэдзима, держа руки в карманах свитера, отрицательно покачал головой.

– Понятно… Извините, можно на минутку зайти? Хочу посмотреть из окна.

Маэдзима кивнул и сделал приглашающий жест.

Сняв ботинки, Кусанаги вошел.

Прямо под окном проходила улица. Движения там почти не было. За все время не проехало ни одной машины. Кусанаги вспомнил слова Канэмори о том, что у них хороший, тихий район.

Автобусная остановка виднелась чуть левее. Там до сих пор бродили сотрудники полиции, ища хоть каких-то зацепок.

Отойдя от окна, Кусанаги рассеянно скользнул взглядом по аудиоколонке. На ней лежала книга. «Марсианские хроники» Рэя Брэдбери в дешевом издании.

– Твоя книга? – спросил Кусанаги.

Маэдзима кивнул.

– Мудреная книженция.

– Вы читали? – спросил Канэмори.

– Очень давно. Пытался читать, но так и не осилил. Сломался. Я вообще не по книжной части.

Хотел пошутить, но Канэмори даже не улыбнулся. Маэдзима молча смотрел в сторону окна.

Кусанаги решил, что он только зря теряет здесь время.

Попросив сообщить, если что-то вспомнится, он вышел из двести пятой квартиры.




3


Кусанаги посетил тринадцатую лабораторию физического отделения физико-технического факультета университета Тэйто через три дня после этого странного происшествия.

Он и сам когда-то учился в этом университете, но на социологическом факультете. Поэтому за время учебы ни разу не ступал на территорию физико-технического. И удивительно было входить сюда через десять лет после того, как навсегда, казалось бы, распрощался с этими стенами.

Физическое отделение располагалось в четырехэтажном здании серого цвета. От одного взгляда на него Кусанаги заробел. «Это оттого, что у меня врожденная глухота ко всем этим „естественным“ наукам», – подумал он.

Нужная ему комната располагалась на третьем этаже. На двери висел список преподавателей и студентов. С краю крепились магнитные плашки, отмечающие имена тех, кто в данный момент работал в лаборатории. Судя по всему, все студенты разошлись по лекциям. Он нашел имя «Югава», возле него была отметка – присутствует. Кусанаги, взглянув на часы, убедился, что условленные два часа уже наступили, и только после этого постучал в дверь.

– Войдите.

Он открыл дверь, но, заглянув внутрь, несколько опешил.

В комнате стояла кромешная тьма. На улице было еще светло, следовательно, окна были плотно зашторены, точно их не было вовсе.

– Здесь Югава? – спросил Кусанаги, и в ту же минуту возле него послышалось тихое гудение. Звук показался знакомым.

Ах, ну да, сообразил он, это звук работающей электропечи, и в тот же момент прямо перед глазами вспыхнул огонек. Присмотревшись, он увидел стоящую на столе небольшую электропечь, внутри которой горела лампочка. Но лампочка не обычная – внутри нее дрожало пламя.

Но вот огонек стал постепенно тускнеть и вскоре потух. И тотчас, словно дожидаясь этого момента, раздвинулись шторы.

– Больше света! – раздался голос. – Фанфары в честь детектива Кусанаги, дни и ночи охраняющего покой и безопасность граждан!

Возле окна, придерживая штору, стоял мужчина в белом халате. Высокий, с бледным лицом интеллектуала, в очках с черной оправой, он практически не изменился со студенческих лет. Даже прическа с нависающей над бровями челкой осталась прежней.

Кусанаги, вздохнув, кисло улыбнулся:

– Хотел меня напугать? В твоем возрасте пора бы уже прекратить эти детские шалости!

– Жаль, я не ждал такой реакции. Хотел всего лишь наглядно продемонстрировать свою готовность помочь тебе…

Югава, до конца раздвинув шторы, направился к Кусанаги, на ходу засучивая рукава халата. Протянул руку.

– Ну, как жизнь?

Промычав что-то неопределенное, Кусанаги ответил на рукопожатие. Хоть Югава и выглядел субтильным, он был в свое время асом в секции бадминтона. Кусанаги не раз случалось играть с ним на тренировках, и каждый раз это было жесточайшее сражение. И сейчас крепкое рукопожатие Югавы напомнило ему о тех временах.

– Когда ж это было?… – спросил Кусанаги, отпуская руку. Он имел в виду их последнюю встречу.

– Три года назад, десятого октября, – сказал Югава. Без малейших колебаний.

– Неужели?

– Мы виделись на свадьбе Кавамоты. После этого не встречались. В тот день все были в черных фраках, и только ты один в сером костюме.

– Точно. – Кусанаги кивнул, припоминая. Все было именно так. «Значит, и память у Югавы крепка, как прежде», – подумал он.

– Как в университете? – спросил Кусанаги, рассматривая приятеля. – Ты теперь доцент, небось работы невпроворот?

– Привык. Даже то, что год от года уровень студентов падает, уже не удивляет, – ответил Югава без тени улыбки. Очевидно, он и не думал шутить.

– Какой ты строгий!

– Скорее уж, – сказал Югава, – у тебя работы невпроворот. Особенно в последние дни.

– Что ты имеешь в виду?

– Я ведь догадываюсь о цели твоего визита, поэтому и соорудил эту штуку. – Югава махнул рукой в сторону электропечи.

– Так вот что ты имел в виду, когда говорил о своей готовности помочь… – сказал Кусанаги и протянул руку к прибору.

– Стой! Я не изолировал источник питания.

Югава поспешно вытащил штепсель из розетки. Задняя стенка электропечи была открыта, и внутрь вставлен какой-то механизм, но, что он собой представляет, Кусанаги понятия не имел.

Югава открыл переднюю дверцу и достал лампочку, закрепленную на металлической пепельнице.

– Вот тебе и разгадка фокуса.

Кусанаги уставился на то, что держал в руках Югава.

– Но это же простая лампочка!

– Да, ты прав, простая лампочка. – Югава положил лампочку на ближайший стол. – Индукционный ток, возникающий вследствие изменений магнитного поля в электропечи, превращает находящийся внутри лампочки газ ксенон в плазму, которая светится. Заметил? Было видно не только лиловое свечение, но и зеленое, это, вероятно, потому, что примешалась плазма меди, которая содержится в нити накаливания.

– Плазма? Это была плазма? – спросил Кусанаги.

Он ничего не понял из объяснений Югавы, но слово «плазма» звучало знакомо.

– Ну, в каком-то роде. – Югава опустился на стул и откинулся назад. – Теперь понимаешь, что я имел в виду? Я не пожалел сил и изготовил эту штуку, зная, что ты хочешь расспросить меня о плазме.

– Твоя взяла. – Кусанаги, почесывая затылок, присел к столу напротив Югавы. – Откуда ты узнал?

– Нетрудно догадаться. Даже мы здесь наслышаны об этой сенсационной смерти в результате ожогов, а поскольку погиб человек, высока вероятность, что дело поручат детективу Кусанаги из первого отдела. И сейчас, когда у него столько хлопот, вряд ли детектив Кусанаги придет ко мне для того, чтобы болтать о пустяках.

Кусанаги не оставалось ничего, кроме как усмехнуться.

– Ну что ж, ты, в общем, прав, – он почесал щеку.

– Может, для начала кофейку? Но, извини, у меня только растворимый. – Югава поднялся и поставил на плиту воду.

Пока он разливал кофе, Кусанаги достал свою записную книжку и еще раз просмотрел главное, что касалось произошедшего. Впрочем, даже полиция еще не знала, как это квалифицировать – в качестве несчастного случая или преступления.

Если упорядочить то, что к этому моменту удалось выяснить, получится следующее. Прежде всего, на ничем не примечательной улице под названием Цветочная внезапно произошло локальное возгорание, в результате из находившихся поблизости пяти молодых людей один сгорел заживо, четверо других получили сильные ожоги. На месте происшествия остался сильный запах бензина, и на месте пожара был найден искореженный красный пластмассовый бак, из чего напрашивался вывод, что по неизвестной причине воспламенился находившийся в баке бензин. Однако почему в этом месте оказался бак – непонятно. Молодые люди ничего об этом не знают и клянутся, что не поджигали его.

Так почему же произошло внезапное возгорание?

Некоторые средства массовой информации выдвинули версию шаровой молнии, иначе говоря – плазмы.

В метеорологических условиях, порождающих грозовые явления, воздух насыщен электричеством, благодаря чему в некоторых случаях образуется плазма, с виду похожая на огненный шар. Может быть, эта самая плазма и стала причиной возгорания бензина в баке? Доводом в пользу этой версии служило то, что уже не раз явления, казавшиеся сверхъестественными, получали научное объяснение с помощью теории плазмы. С точки зрения полиции теория плазмы была более приемлема, чем байки о проделках призраков или о паранормальных явлениях. Решено было прежде всего разузнать поподробнее, что из себя представляет плазма, ради чего Кусанаги и пришел к своему студенческому другу Югаве.

Между тем Югава вернулся к столу, неся две кружки. Обе – аляповатые, должно быть купленные где-то в качестве сувениров. С первого взгляда видно, что мыли их не слишком тщательно. Однако Кусанаги, поблагодарив, глотнул растворимый кофе так, как будто никогда не пил ничего вкуснее.

– Ну, и что ты думаешь? – спросил он, поставив кружку на стол.

– По поводу?

– По поводу случившегося. Пожара на Цветочной улице. Судя по тому, что ты мне продемонстрировал, ты тоже придерживаешься теории плазмы?

– Я провел этот эксперимент только потому, что прочел в газетах о плазме и подумал, что детективу Кусанаги это покажется любопытным. Но лично у меня пока еще не сложилось какого-то определенного мнения. Может, плазма, а может, и что-то другое, не знаю. Я еще не располагаю ни одним фактом, а без этого строить какие-либо гипотезы не хочу.

– Что тебе известно о случившемся? – спросил Кусанаги.

– Разумеется, только то, что пишут в газетах. Короче, – Югава глотнул кофе, – наполненный бензином пластмассовый бак, почему-то оказавшийся возле автобусной остановки, по неизвестным причинам внезапно загорелся, и огонь перекинулся на оказавшихся поблизости подростков. Больше ничего.

– Исходя из этого, у тебя есть какие-нибудь соображения?

Югава фыркнул:

– Не говори глупостей! Пока тщательно не исследовано место пожара, гадать о причине бессмысленно. Наверняка пожарные сказали тебе то же самое.

– На месте пожара нашли только пластмассовый бак. Это все, чем мы располагаем.

– Кто-то по телевидению в новостях предположил, что бак был снабжен часовым механизмом.

– Думаешь, мы в полиции глупее этих телевизионных болтунов? Эксперты досконально всё изучили, но ничего не обнаружили.

– Мои соболезнования.

– Не иронизируй, – сказал Кусанаги обиженно. – Я надеялся, что ты серьезно отнесешься к делу.

Югава пожал плечами, после чего улыбнулся.

– Расскажу тебе кое-что забавное. Когда в Америке стали тщательно анализировать показания людей, утверждавших, что они видели НЛО, было установлено, что в девяноста случаях из ста речь шла об элементарном обмане зрения. Большинство приняли за НЛО какое-то небесное тело. Чаще всего это была Венера, но нашлись и такие, кто принял за НЛО луну.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что люди принимают за паранормальное явление, чаще всего на поверку оказывается чем-то удивительно банальным. Есть пластмассовый бак с бензином, рядом – компания великовозрастных балбесов. Разве не напрашивается вывод, что они и подожгли этот бак?

Кусанаги вытаращил глаза.

– Ты хочешь сказать, что они врут? Что они сами подожгли бензин? Зная, что могут получить сильные ожоги?

– Вовсе не обязательно, что у них был какой-то злой умысел. Возможно, что бак с бензином оставил кто-то другой, а подростки не знали о его содержимом. В любом случае, кажется, нет доказательств того, что они к этому не причастны. Наверняка они курили, значит, и зажигалка у них была.

Выслушав Югаву, Кусанаги невольно поморщился.

– Не разочаровывай меня. Ты совсем как мой начальник.

– Твой начальник придерживается этой версии?

– Именно. Говорит, детишки неосторожно поиграли с огнем.

– А что? Вполне логично. Не придерешься.

– Ладно, раз ты настаиваешь на этой примитивной версии, так и быть, подброшу тебе новую информацию, – сказал Кусанаги, засовывая руку во внутренний карман пиджака.

– Это версия отнюдь не примитивная – обычный здравый смысл. Что это у тебя? А, диктофон!

– Я записал рассказ одного из парней. Из-за ожогов ему трудно было говорить, но сознание у него ясное. Послушай.

Кусанаги нажал на кнопку, и из диктофона послышался тихий голос. Он прибавил громкость.

Вначале обычное в таких случаях установление личности. Имя – Кадзухико Мукаи. Девятнадцать лет.

Наконец начался разговор по сути. Вопросы задавал Кусанаги.

– Расскажи о пожаре, но прежде – не было ли чего-то необычного до того, как это произошло?

– Необычного?

– Ну да, хоть малость неординарного. Ты, к примеру, что делал?

– Я?… Ну, это… курил. Еще слушал, как Рёскэ треплется.

– А твои друзья? Что они делали?

– Да ничего… Тоже слушали Рёскэ. А тут вдруг пламя… Кошмар!

– Ты имеешь в виду, что загорелся пластмассовый бак?

– Нет… Рёскэ… его голова…

– Голова?

– Волосы… Волосы у него на затылке, оттуда вдруг вырвалось пламя. И он сразу рухнул. Мы, конечно, обалдели, но не успели опомниться, как нас охватило пламя… После этого я отключился.

– Подожди-ка! Разве все произошло не наоборот? Вначале на вас перекинулось пламя, затем вспыхнули волосы на голове твоего друга, разве не так?

– Нет, все было не так. Его голова загорелась. Первой загорелась голова Рёскэ!

На этом месте Кусанаги выключил диктофон.

– Ну, что скажешь? – он посмотрел на Югаву.

Югава слушал, подперев рукой щеку. Но о том, что ему не скучно, свидетельствовал блеск в глазах.

– Значит, голова загорелась?

– Получается так.

Убедившись, что в Югаве проснулось любопытство, Кусанаги, усмехнувшись про себя, достал пачку сигарет. Но в тот момент, когда он начал вытягивать сигарету, Югава молча показал на плакат на стене:

«Не курить, а то мозги окончательно перестанут работать».

Кусанаги с досадой убрал пачку в карман.

– Загорелась голова… Точно у спички. Вначале загорелась голова… – забормотал Югава, сложив руки на груди. – Прямо какой-то фокус! Есть, конечно, умельцы, которые выдувают огонь изо рта, но голова у них при этом не загорается.

– И все же она загорелась! – Кусанаги потряс в воздухе кулаком. – Первой загорелась голова!

– А что труп? Действительно только голова сгорела?

– К сожалению, после того как он упал, его всего захлестнуло пламя из бака. Так что определить, какая часть тела загорелась первой, не представляется возможным.

Югава забарабанил пальцами по столу. Затем вдруг, с таким видом, будто что-то вспомнил, посмотрел на Кусанаги:

– Ну а что твой рационально мыслящий начальник? Что он говорит по этому поводу?

– Говорит, что парню померещилось. Мол, из-за шока в его памяти все перемешалось. Но я расспросил и других ребят, все дружно утверждают, что первой загорелась голова Рёскэ.

– Понятно, – кивнул Югава, после чего вскочил. – Ну что, поехали?

– Куда?

– Ясно – куда. На место, где произошло это таинственное событие!

Кусанаги, глянув в лицо Югаве, резко поднялся.

– Отлично. Я тебя подвезу.




4


На улице, где произошел пожар, несмотря на дневные часы, почти не было машин. Так что, хотя проезжая часть и была узкой, Кусанаги без труда смог припарковаться.

Автомат с напитками стоял на прежнем месте, только нижняя часть его сильно обгорела и была черной от копоти. На окошке с образцами была наклеена бумажка с надписью: «В неисправности».

– Что это значит – «в неисправности»? – сердито пробормотал Югава. – Написали бы – сломан, было бы понятно.

– По свидетельствам подростков, – заговорил Кусанаги, пропуская мимо ушей замечание приятеля, – погибший Рёскэ Ямасита стоял приблизительно здесь.

Показывая, он встал в двух метрах от автомата.

– В какую сторону этот парень был повернут? – спросил Югава.

– В сторону автомата. Остальные подростки располагались вокруг него. Двое сидели на скамейке, двое – возле мотоциклов.

– Где находился бак с бензином?

– Возле автомата. По их словам, он лежал на четырех ящиках из-под пива. Кадзухико Мукаи утверждает, что бак был завернут в газету.

– Ящики из-под пива? – Югава поглядел по сторонам. – А они-то откуда взялись?

– Это одна из загадок. – Кусанаги показал пальцем вдоль улицы. – Видишь, вывеска винного магазина? Вероятно, их принесли оттуда, но…

– Что говорит хозяин магазина?

– В полном недоумении.

– Понятно. – Югава встал возле автомата и поднял ладонь на уровень груди. – Четыре ящика из-под пива, приблизительно на этой высоте…

– Похоже на то.

– А сверху еще бак.

– Да.

– А погибший подросток, – Югава отступил на два метра, – стоял здесь. Лицом к автомату.

– Все так.

Югава, скрестив на груди руки, начал расхаживать взад-вперед возле автомата. Кусанаги, как-то не решаясь заговорить, молча наблюдал за ним. Наконец молодой физик остановился и поднял глаза.

– Плазма исключается, – сказал он.

– Уверен?

– А как ты вообще оцениваешь то, что произошло? Что это было – умышленное нападение или несчастный случай?

– Не знаю. Именно поэтому я и обратился к тебе. – Кусанаги, нахмурившись, почесал затылок, после чего добавил: – Все-таки мне кажется, кто-то сделал это нарочно.

– На каком основании?

– Разумеется, проблема в баке с бензином. Трудно представить, что кто-то просто по пьяни бросил его здесь. Естественнее предположить, что его положили сюда специально, чтобы произошло то, что произошло.

– Согласен. Тогда следующее, что необходимо понять: каким образом предполагаемый злоумышленник осуществил свой план? Но один вывод уже можно сделать. Получить в каком-то заранее определенном месте плазму, чтобы поджечь бак с бензином и при этом не оставить никаких следов, практически невозможно.

– Но ты же сам только что демонстрировал мне плазму?

– Разумеется, если бы все это место можно было запихнуть в электропечь, разговор был бы другой, – сказал Югава без тени улыбки.

– Если не плазма, тогда что?

– Ничего определенного пока сказать не могу, но… – Югава вдавил палец в висок, – очевидно, главный ключ к разгадке в том, что у парня загорелась голова. То есть тот факт, что голова загорелась раньше бака.

– Значит, ты думаешь, что парни не лгут?

– Теперь я уверен, что они сказали правду.

– И откуда же, позволь спросить, у тебя появилась такая уверенность?

– Если бы первым загорелся бак и пламя перекинулось от него на голову подростка, прежде всего обожгло бы лицо, правильно? Ведь погибший стоял лицом к автомату. Однако бывшие при этом подростки утверждают, что вначале загорелись волосы на затылке. Почему же с противоположной стороны от лица?

Кусанаги невольно ахнул. Ему стало очевидно, что все произошло так, как сказал Югава.

– Я думаю, все произошло в следующем порядке: вначале загорелась голова подростка, а потом бак. Впрочем, говорить надо не столько о возгорании, сколько о резком повышении температуры. Получается, подросток и бак с бензином оказались под сильным тепловым воздействием? Но если бы действительно возник такой очаг тепла, стоящие рядом подростки не могли бы этого не заметить. А по твоим словам, до того, как загорелся бак, они не замечали ничего необычного.

– Именно так.

– Весь вопрос в том, каким образом возникло это локальное повышение температуры, – задумчиво произнес Югава, поглаживая рукой подбородок.

– Значит, великий физик тоже сдается?

– Есть только одна вещь, которая приходит в голову. – Югава посмотрел вдоль улицы, но потом покачал головой: – Нет, вряд ли.

– Что? У тебя есть догадки?

– Нет, сейчас ничего не спрашивай, бесполезно. Давай лучше зайдем в кафе. Выпьем по чашечке кофе и основательно все обдумаем.

– Хорошо, хорошо, все, что изволит пожелать господин профессор! – Кусанаги направился в сторону своего автомобиля, нашаривая в кармане ключи.

Когда сели в машину, Югава сказал:

– Прежде чем идти в кафе, может быть, проедемся медленно по округе? Хочу посмотреть на этот район.

– Думаешь, это тебе поможет?

– Не исключено.

Недоверчиво кивнув, Кусанаги завел мотор и поехал медленно, как просил Югава. Но вокруг не было ничего, что могло бы привлечь внимание: ряды ничем не примечательных жилых домов и маленьких магазинчиков.

– Если допустить, что произошедшее было следствием умысла, – сказал Югава, – какова цель? Убийство?

– Это первое, с чем необходимо определиться. Ведь в результате действительно погиб человек.

– Хочешь сказать, что преступление было направлено на этого Рёскэ Ямаситу?

– Необязательно на него одного. Можно предположить, что целью была вся компания и только по чистой случайности погиб один Рёскэ.

– Парни постоянно собирались на этом месте?

– Есть много свидетелей. Тусовались здесь каждую ночь в четверг, пятницу и субботу, – сказал Кусанаги и подумал, что скорее их, свидетелей, стоило бы называть потерпевшими.

– А инцидент произошел в пятницу? – спросил Югава.

– Да.

Судя по репликам живущих по соседству людей, которых Кусанаги успел опросить, подростки не пользовались в округе большой популярностью. До глубокой ночи гоняли по тихой улице, кричали, шумели, бросали где попало мусор. Поэтому нельзя было исключить, что кто-то из жильцов не выдержал, решил проучить хулиганов и совершил преступление.

Впрочем, даже если допустить, что произошедшее – преступление, Кусанаги никак не мог определиться, в чем, собственно, оно состояло.

Погруженный в эти мысли, он, не ослабляя внимания, управлял рулем. Ехать приходилось по узким, извилистым улочкам. Вокруг однообразно тянулись все те же коробки жилых домов и маленькие частные домишки. Ничего примечательного. Если и появлялось более или менее солидное строение, это был какой-нибудь небольшой завод. В этом районе располагалось несколько субподрядных предприятий крупных компаний.

Вскоре машина Кусанаги вернулась на прежнее место.

– Что-нибудь еще хочешь посмотреть? – спросил он Югаву.

– Нет, хватит. Поехали пить кофе.

– Слушаюсь.

Двигаясь в южном направлении, они начали удаляться от места происшествия, как вдруг Кусанаги заметил стоящую на краю улицы знакомую девочку. Та самая, которая упала, споткнувшись, в ночь пожара и которой Кусанаги помог подняться. На ней был все тот же красный тренировочный костюм. И так же, как в ту ночь, она пристально смотрела вверх.

– Если эта девчушка будет продолжать в том же духе, обязательно опять свалится, – сказал он, проезжая мимо.

– Ты ее знаешь? – сухо спросил Югава. Кусанаги вспомнил, что его приятель никогда не любил детей.

– Нет, просто в ту ночь она упала и я помог ей подняться.

– Ясно.

– А ты по-прежнему терпеть не можешь детей? – спросил Кусанаги, мельком взглянув на него.

– Дети – нерациональные существа. А общение с нерациональным собеседником действует мне на нервы.

– Если так, то и с женщинами общение тебе противопоказано.

– Многие женщины мыслят вполне логично. Во всяком случае, таких не меньше, чем нерационально мыслящих мужчин.

Кусанаги усмехнулся. Каким был, такой и остался!

– Кажется, что эта девочка что-то высматривает в небе, – сказал Югава. – Воздушного змея, что ли?

– Она и в ту ночь вела себя так же. Поэтому и упала.

– Бедняжка.

– Если не ошибаюсь… – сказал Кусанаги, припоминая ту ночь, – она что-то говорила про красную нитку.

– Что?

– То ли что красная нитка видна, то ли не видна, что-то в этом роде. Короче, какую-то ерунду.

В этот момент Югава резко дернул боковой тормоз. Машина разом сбросила скорость и закачалась из стороны в сторону.

Кусанаги поспешно нажал на педаль тормоза и остановил машину.

– Ты что делаешь?

– Поворачивай назад!

– Назад?

– Поворачивай, говорю. Быстрее! К этой девочке.

– К девочке? Зачем?

Югава потряс головой.

– Сейчас нет времени объяснять, и даже если бы я стал объяснять, ты бы не понял. Давай возвращайся.

Тон, которым это было сказано, не оставлял Кусанаги выбора. Он отпустил педаль и одновременно крутанул руль.

К счастью, девочка была на прежнем месте. И все так же что-то высматривала, глядя вверх.

– Поговори с ней, – сказал Югава.

– О чем?

– Разумеется, о красной нитке.

Кусанаги удивленно посмотрел на него, но не собирался с ним спорить.

Остановив машину, Кусанаги подошел к девочке. Югава остался стоять у него за спиной.

– Привет! – заговорил Кусанаги. – Колено уже не болит?

Девочка посмотрела настороженно, но тотчас вспомнила его. Сразу же успокоилась и кивнула.

– Что ты все время высматриваешь наверху? – спросил Кусанаги, подняв глаза. – В прошлый раз тоже смотрела в небо…

– Не так высоко. Прямо вот здесь, – девочка ткнула вверх пальчиком, но какую именно высоту она имела в виду, было не ясно.

– И что же там? – вновь спросил Кусанаги.

– Я же говорила, красная нитка!

– Красная нитка? – Значит, в прошлый раз он не ослышался. Кусанаги напряг глаза и посмотрел в направлении, на которое указывала девочка, но ничего не увидел. – Не вижу.

– Да, сейчас уже не видно, – сказала девочка с сожалением. – А раньше было видно.

– Раньше – это когда?

– Ну, когда был пожар.

Кусанаги посмотрел на Югаву. Физик, скрестив на груди руки и сдвинув брови, напряженно смотрел на девочку. Кусанаги так и хотелось одернуть его, сказать, что своим взглядом он напугает ребенка.

В этот момент распахнулась дверь ближайшего домика. Показалась женщина, которую Кусанаги видел в ту ночь, мать девочки. Видимо, она забеспокоилась, увидев мужчин, разговаривающих с ее дочерью.

– Кажется, мы знакомы, – сказал Кусанаги. – Я вижу, колено у вашей дочки уже зажило.

Услышав эти слова, женщина тотчас вспомнила, и на лице ее появилось приветливое выражение.

– А, спасибо вам за прошлый раз. – Она вежливо поклонилась. – Моя дочь опять что-то натворила?…

– Нет, мы просто хотели полюбопытствовать… насчет красной нитки.

– Опять она за старое! – заговорила смущенно женщина. – Болтает всякую чушь. Ведь ничего не видно?

– Вы о чем?

– Даже говорить об этом стыдно. На прошлой неделе… Когда ж это было?…

– В пятницу? – помог Кусанаги. – Ведь девочка говорит о том, что видела во время пожара, а это была пятница.

– Да, правильно. Так вот, в ту ночь, около одиннадцати, дочка вдруг побежала на улицу, крикнув, что видит красную нитку.

– Я видела, из окна второго этажа, – вмешалась девочка, – и когда выбежала на улицу, видела!

– На какой высоте она была?

– Ну, приблизительно на уровне головы этого дяденьки, – девочка показала на Югаву.

Югава вновь недовольно нахмурился.

– И что из себя представляла эта красная нитка? – спросил Кусанаги.

– Тонкая и прямая.

– Прямая?

– Она хочет сказать, что нитка была словно натянута вдоль дороги, – истолковала мать.

– Вы тоже ее видели?

Мать отрицательно покачала головой.

– Услышав дочь, я тоже вышла на улицу, но ничего там не было.

– Нет, было! – Девочка надулась. – Когда мама вышла, еще было видно.

– Но твоя мама говорит, что ничего не видела!

– Я ей показывала, показывала, но она сказала, что ничего не видно. А потом нитка и вправду исчезла.

– Ну да, так ты сказала. – На лице матери появилось утомленное выражение, видимо, эта перепалка происходила уже не один раз.

Югава молча стоял за спиной Кусанаги. Наклонившись, он прошептал ему на ухо:

– Это и в самом деле была нитка?

Видимо, сам не хотел напрямую обращаться к девочке.

– Это и в самом деле была нитка? – повторил за ним Кусанаги.

– Не знаю, но очень тонкая, натянутая.

Югава вновь зашептал:

– Не дотрагивалась до нее?

– Ты не пробовала дотронуться до нее?

– Пробовала. Но не дотянулась.

Кусанаги обернулся на Югаву. Как бы спрашивая – какие еще будут вопросы?

– Кто-нибудь еще поблизости видел эту нитку? – прошептал физик.

Кусанаги повторил вопрос, обращаясь сразу и к матери, и к девочке.

– Я соседей не спрашивала. Ведь я сама ничего не видела. Мне кажется, дочке просто померещилось.

– Нет, нет! – закричала девочка, чуть не плача.

Видимо, не в силах слышать детский плач, Югава дернул Кусанаги за пиджак. Тот поблагодарил мать и дочь, после чего они направились назад к машине.

Пока шли к машине, Югава молчал. Кусанаги понимал, что он обдумывает слова девочки о красной нитке. Но не понимал, что именно заинтересовало его приятеля. Что вообще означает эта «красная нитка»? Но сейчас главным было – не мешать мыслительной работе Югавы.

Автомобиль Кусанаги стоял на прежнем месте, даже не успели приляпать штраф за неправильную стоянку. Он достал ключ и открыл дверцу со стороны водителя. Но Югава остановился в нескольких шагах от машины.

– Извини, – сказал он, – поезжай один. Я немного прогуляюсь.

– Я бы охотно составил тебе компанию, или ты против?

– Да, хочу побыть один, – отрезал Югава.

Кусанаги еще десять лет назад понял, что, если его приятель говорит в таком тоне, спорить с ним бесполезно.

– Ну, как знаешь. Держи меня в курсе.

– Хорошо.

Кусанаги сел в «скайлайн», включил мотор и поехал вдоль улицы. Взглянув в зеркальце, увидел, что Югава пошел назад тем же путем.

– Итак, красная нитка? – произнес он на всякий случай вслух, но просветления, увы, не произошло.




5


«Так бывает, когда слышишь приближение бури – томительная тишина, затем едва ощутимое напряжение в воздухе: непогода несется над планетой – вихрями, тенями, маревом. Давление на уши растет, и ты замираешь в ожидании…»

Подняв глаза от книги, он тяжело вздохнул.

Не читалось. Никак не мог сосредоточиться. Все время отвлекался. Разумеется, на одно и то же.

Он подошел к окну и раздвинул шторы. События, трагедия той ночи не отпускали.

Загорелся – каким-то чудом…

У него и в мыслях не было, что дойдет до этого. Он с трудом верил, что происходящее у него на глазах – реальность. Однако факт оставался фактом.

Он закрыл глаза. В ту ночь на улицу вернулась тишина. Но ирония заключалась в том, что в его нынешнем состоянии тишина была ему в тягость. Ночью, один в квартире, он погружался в одиночество и страх, точно падал в бездонную тьму.

Вдруг вспомнив, он подошел к проигрывателю. Включил, вставил кассету. Нажал на воспроизведение.

Из стереодинамиков послышался веселый голос:

«Братец, как дела? Посылку получила. Спасибо за кучу интересных книг. Благодаря тебе я тоже полюбила романы. Буквально проглотила криминальную серию Патриции Корнуэлл, которую ты прислал в прошлый раз. Как же я была счастлива, когда обнаружила в новой посылке еще один ее роман! Плохо только, что из-за книг я недосыпаю. Братец, смотри не простудись. У нас мама слегла с высокой температурой. Но три дня назад поправилась, так что не беспокойся. У меня все хорошо. Меня дразнят, что я слишком много ем. Живот и вправду несколько округлился. Но если немного, разве это плохо? Когда ты сможешь к нам приехать? Если решишь, сообщи. Наверно, приходится много работать, но не унывай! Привет, Харуко».

Голос младшей сестры звучал на фоне песни ее любимой певицы. Дождавшись, когда песня закончилась, он выключил проигрыватель.

Устремил глаза в безмолвную ночную тьму, и в памяти отчетливо ожил его родной город. Улица, по которой он идет, держа за руку сестренку, город, в котором все друг с другом здороваются…

Разве для того он уехал, чтобы оказаться на краю пропасти?


6

Незнакомец появился в тот момент, когда он выполнил дневную норму и собирался отключить главный рубильник. Он не заметил, как тот вошел, и не видел – откуда, поэтому, когда мужчина окликнул его, Итиноскэ Маэдзима от неожиданности вздрогнул. Сердце забилось так, будто готово было выскочить из груди.

Мужчина стоял спиной к закрытому ставнем проему, предназначенному для транспортировки в цех крупногабаритных станков. Очки придавали его высокой фигуре какую-то хрупкость. Однако, приглядевшись, нельзя было не заметить широкие плечи и, насколько позволяли видеть рукава пиджака, мускулистые руки.

Вместо того чтобы спросить, что он здесь делает, Маэдзима, настороженно разглядывая незнакомца, в качестве приветствия вежливо поклонился. Тот ответил поклоном.

Впервые за все время, что он здесь работал, в цех вошел незнакомый человек. Это был маленький заводик, весь персонал, включая управляющего, всего лишь три человека. В этот день управляющий, он же хозяин, ушел раньше обычного на встречу с клиентом. А напарник слег с простудой.

– Я хотел попросить выполнить для меня одну работу. Слышал, что вы здесь делаете довольно тонкую обработку… – сказал мужчина бесстрастным голосом, от которого мурашки пошли по коже.

«Что же мне делать?» – растерянно думал Маэдзима. Он совершенно не представлял, как вести себя один на один с клиентом.

Поскольку он не отвечал, незнакомец продолжал стоять, глядя на него. Было очевидно, что он не уйдет, пока не дождется ответа.

Делать нечего, Маэдзима взял рабочий журнал, написал на обороте датированной нынешним числом страницы: «Я немой, не могу говорить» – и показал мужчине.

Но тот никак не отреагировал на это. Выражение лица его не изменилось.

– Официальный заказ я оформлю позже, а сегодня хотел бы только узнать, можно ли у вас произвести нужную мне обработку. Наверно, ты и есть тот, кто непосредственно выполняет работу?

Маэдзима, кивнув, показал на себя, после чего поднял два пальца.

– Понятно, есть напарник. Но, думаю, тебя достаточно. Не покажешь мне станки?

Маэдзима кивнул. Он видел, что хозяин время от времени показывает оборудование клиентам. Так что с этим проблем нет.

Мужчина, медленно ступая, подошел к станкам, стоящим поблизости.

– Ясно, два электроимпульсных станка и два проволочно-вырезных. Оба от известной фирмы. Еще и номерные! Неплохо.

Услышав это, Маэдзима быстро написал что-то на листке журнала и показал незнакомцу. Мужчина прочел вслух:

– «Оборудование довольно старое, поэтому слишком сложная обработка невозможна».

Мужчина едва заметно усмехнулся. Вероятно, позабавила такая необычная скромность.

Но Маэдзима не видел ничего плохого в том, чтобы сразу расставить все точки над «i». Ведь именно ему пришлось бы потеть над невыполнимой работой.

Предприятие гордо называлось «Завод Токиды». Токида – это, разумеется, фамилия хозяина. Все здешние станки были по дешевке приобретены на военном заводе, где Токида прежде работал. Срок их эксплуатации давно истек. Но для выполнения заказов крупных компаний предприятие Токиды было оснащено всем необходимым.

– Калибр ноль четыре миллиметра? – спросил мужчина, разглядывая проволочно-вырезной станок.

Маэдзима кивнул. «Мужик разбирается!» – с уважением подумал он.

Проволочно-вырезной станок – это своего рода сверхтонкая пила, но использующая электроэнергию. Вместо лезвия в нем применяется электрический разряд, исходящий из кончика проволоки. Настраивая разряд, можно произвести работу с точностью до микрона.

– Как насчет того, чтобы вырезать эту штуковину? – мужчина достал из кармана пиджака листок бумаги. – Осилите?

На миллиметровой бумаге была начерчена деталь сложной формы. Заданная точность обработки показывала, что мужчина в этом деле отнюдь не дилетант.

«Какая маленькая деталь!» – подумал Маэдзима, рассматривая чертеж. Условия обработки угловых частей слишком строгие. Желая сообщить это незнакомцу, он показал соответствующее место на чертеже и отрицательно помотал головой.

– Думаешь, для вас это слишком сложно? Ну, хотя бы так, как сумеете.

Зорко оглядывая цех, незнакомец прошелся вдоль стены. Заметив детали, разложенные на полке, взял одну из них в руки и начал рассматривать. Это был опытный образец детали автомобиля, сделанный на заказ.

Маэдзима ударил по столу кулаком. Мужчина удивленно обернулся.

Маэдзима, показав на полку, жестами изобразил, как нужно дотрагиваться до нее, после чего скрестил руки. Незнакомец сразу понял, что тот хотел сказать.

– А, извини. Запрещено дотрагиваться до металлических вещей без перчаток. Под воздействием солей могут заржаветь… – Мужчина поспешно вернул вещь на место. – Ну так что, возьмешься за мой заказ?

Маэдзима показал несколько мест на чертеже, затем поднял на уровень глаз большой и указательный пальцы и раздвинул их на три сантиметра.

– Хочешь сказать, что, если смягчить требования, попытаешься что-то сделать. Понятно… – Мужчина кивнул с таким видом, как будто и не ожидал другого ответа. – Ну хорошо, на сегодня этого достаточно, я уношу чертеж, приду завтра.

Маэдзима кивнул, выражая свое согласие, и вернул чертеж незнакомцу.

Но и забрав чертеж, тот, казалось, не собирался уходить. Он посмотрел на газовые баллоны, стоящие у стены.

– Честно говоря, меня еще кое-что интересует. – Заметив недоумевающий взгляд Маэдзимы, мужчина поднял указательный палец.

Маэдзима невольно попятился.

– Возможно, мой вопрос покажется тебе странным, – продолжал мужчина, – но не случались ли на твоей памяти во время использования электроимпульсного или проволочно-вырезного станка какие-либо необычные явления?

Вопрос и в самом деле был странный. Маэдзима отрицательно покачал головой.

– Например, – сказал мужчина, взмахнув рукой, – появление плазмы…

Маэдзима невольно вытаращил глаза.

– Существует тесная связь между электрическим импульсом и плазмой. Вот почему я спрашиваю об этом.

Маэдзима написал на странице журнала: «Происшествие на Цветочной улице?» – и показал мужчине.

– Ты угадал. – Мужчина усмехнулся. Затем сунул руку в карман пиджака и достал визитку. – Видишь – кто я. У нас там среди специалистов возникли споры по поводу случившегося.

На визитке значилось, что незнакомец – доцент физико-технического факультета известного университета.

– Вот я и решил, раз уж пришел сюда по делу, заодно узнать – может быть, ты что-нибудь знаешь.

Маэдзима написал: «У нас такого ни разу не случалось».

– То есть плазма никогда не возникала?

Маэдзима кивнул.

– Понятно. – На лице мужчины мелькнуло сожаление.

Маэдзима вновь взялся за карандаш: «В пожаре виновата плазма?»

– Да, по-простому – шаровая молния. Такова наша гипотеза, не хватает одного, решающего доказательства.

«Какого?» – удивился Маэдзима.

– Плазма имеет свойство легко возникать в одном и том же месте. Так что, если в этом районе вновь повторится то же явление, все сомнения отпадут. – Мужчина похлопал по газовому баллону и повернулся к Маэдзиме. – Извини, что помешал тебе работать. Что ж, еще раз обдумаю нужную степень точности и после зайду.

Маэдзима поклонился, давая понять, что будет ждать. Ему было приятно, что незнакомец обращался с ним как с обычным человеком, не делая скидок на его немоту.

Университетский доцент физики, махнув на прощание рукой, скрылся за дверью.




7


Выйдя из здания завода, Югава направился туда, где его поджидал в машине Кусанаги. Он оглянулся по сторонам, чтобы удостовериться, что никто не смотрит, после чего сел на переднее сиденье.

– Ну как, удачно? – спросил детектив.

– Не знаю. Во всяком случае, привел механизм в действие.

– Звучит не слишком обнадеживающе. – Кусанаги тронул машину. Не стоило здесь задерживаться, чтобы, не ровен час, Маэдзима не увидел их вместе.

– Люди не всегда действуют последовательно. Напротив, чаще бывает иначе.

– Это-то понятно. Ты лучше скажи, что тебя привело на этот завод? Если ты разгадал тайну странного феномена, выкладывай.

– Зачем тратить время на болтовню? Недаром говорится – лучше один раз увидеть…

Кусанаги досадливо щелкнул языком:

– Кончай важничать!

– Хорошо. Если мысль моя правильна, вскоре мы вновь станем свидетелями того же загадочного явления, – сказал Югава уверенным тоном. – Тогда-то я и объясню тебе, что меня привело на этот завод.

– Невозможный человек! – скривился Кусанаги.

…Югава позвонил ему днем и сказал, что им надо вдвоем кое-куда съездить. Они встретились, и местом, интересующим Югаву, оказался завод Токиды.

Завод находился недалеко от места происшествия: в тупике загибающейся влево узкой улочки, в двадцати метрах от злополучной автобусной остановки.

Югава попросил своего приятеля-детектива внимательно осмотреться и все запомнить.

– Вот-вот странное явление повторится. Тогда потребуется не медля ни минуты обследовать это место.

– Откуда у тебя такая уверенность? Почему ты знаешь, что это вновь произойдет? – удивился Кусанаги.

Югава и бровью не повел:

– Потому что я собираюсь запустить механизм, который должен привести к повторению этого явления.

– Механизм? Какой?

– Если пойдешь вместе со мной, поймешь. Но ты ни в коем случае не должен обнаруживать, что ты из полиции.

Оставив машину, они вдвоем направились к заводу пешком. Но, как только оказались вблизи и заглянули в окно, Кусанаги инстинктивно отпрянул. Он увидел, что в цеху работает тот самый немой юноша, которого он расспрашивал в ночь пожара.

– Парень живет близко от места происшествия? – спросил Югава, когда они оба вернулись в машину.

– Ближе не бывает. Автобусная остановка почти у него под окном – налево наискосок.

– Ясно. – Югава кивнул и открыл дверцу.

– Куда идем?

– Разве не понятно? Я иду один. Тебе лучше остаться.

– Так что же ты задумал?

– Сказал же, хочу привести в действие механизм, – усмехнулся Югава и вылез из машины.

«Расколоть бы его башку и посмотреть, что там внутри!» – с досадой подумал Кусанаги, сжимая руль. Он даже предполагать не мог, о чем догадался Югава, какие у него имелись основания утверждать, что то же самое явление вновь повторится. Единственное, что он понимал: у него нет другого выхода, кроме как делать то, что говорит его приятель.

Предсказание Югавы сбылось через три дня – таинственный феномен вновь произошел возле автобусной остановки.

Все было точь-в-точь как в прошлый раз. Лежащая возле автомата картонная коробка внезапно загорелась. На этот раз обошлось без жертв.

Но имелся свидетель. Им был полицейский, на протяжении этих трех дней ведший непрерывное наблюдение в районе автобусной остановки, короче, Кусанаги.

Кусанаги не сразу понял, что произошло. Но, как только сообразил, что это и есть то самое загадочное явление, тотчас бросился бегом к заводу.

Его маневр увенчался успехом – он кое-что обнаружил.

Впрочем, Кусанаги все еще не знал, с чем имеет дело. Только догадывался, что это как-то связано с «таинственным феноменом».

Рванув назад, он поспешил к жилому дому возле автобусной остановки. И успел увидеть, как из квартиры двести пять на втором этаже вышел человек. Кусанаги спрятался. Человек прошел мимо него.

Кусанаги последовал за ним. Разумеется, он понимал, куда тот направляется.

Человек юркнул в заводскую дверь, и в тот момент, когда он пытался скрыть улики, Кусанаги его окликнул.

Человек на мгновение застыл на месте, затем медленно обернулся. На бледном лице воспаленно горели глаза.

– Ты?… – Кусанаги чуть не поперхнулся.

Перед ним стоял вовсе не Маэдзима, а Канэмори. Юноша, который жил в сто пятом номере того же дома.

«Это и для Югавы будет сюрпризом», – подумал Кусанаги.




8


Кружка с растворимым кофе, как обычно, не отличалась чистотой. Но Кусанаги подумал, что придется смириться, если он хочет и дальше общаться с физиком.

– Значит, это все-таки был лазерный луч! – вздохнул он, поставив кружку.

– Если точнее – углекислотный лазер, – кивнул Югава.

– Как так? Неужели лазеры бывают разными?

– Бывают. Самые распространенные – это углекислотный лазер, алюмоиттриевый лазер, лазер на неодимовом стекле.

– Часто слышишь слово «лазер», но я не думал, что это такая доступная вещь.

– Между прочим, лазер используется в устройствах для чтения дисков, но что касается лазерных лучей, сжигающих человека, то это из области научной фантастики.

– Ну да – лазерное ружье! Но эта штука на заводе не очень-то похожа на ружье.

Лазерное устройство, установленное на заводе Токиды, оказалось прямоугольной махиной величиной с кузов грузовика. По словам хозяина, как и прочее оборудование, он купил его по дешевке у фирмы, в которой раньше работал. Использовал главным образом для разрезания металлических плит и для сварки.

– Чтобы получить мощный лазерный луч, необходимо возбудить газовую смесь, включающую в себя углекислый газ, прямым электрическим разрядом. Естественно, такое устройство должно быть достаточно большим, но даже при своих солидных размерах оно способно разрезать лишь металлическую пластину толщиной в несколько миллиметров.

– А у Джеймса Бонда был лазерный пистолет, с помощью которого он продырявливал танковую броню…

– Таких вещей еще и через сто лет не будет, – оборвал его Югава.

– И все же, – Кусанаги скрестил руки на груди и посмотрел на своего прежнего партнера по бадминтону, – когда ты об этом догадался?

– О чем?

– О лазере. Мне кажется, это произошло на довольно раннем этапе.

– Ну… – заговорил Югава после короткой паузы. – Когда я услышал, что у парня загорелся затылок, у меня мелькнуло смутное подозрение, но, узнав о красной нитке, я отбросил все сомнения.

– Об этом я тоже должен спросить. Что же это за красная нитка?

– Ничего особенного. Гелиево-неоновый лазер.

Кусанаги пресыщенно скривился:

– Опять лазер!

– Не строй такую физиономию. В этом ничего необычного. Небось видел, как пускают лазерные лучи на концертах? Это то же самое.

– Но он-то зачем понадобился?

– Дело в том, что в лазерном устройстве очень важно точно навести луч. Но для наведения слишком опасно использовать мощный лазерный луч. Поэтому обычно используют безвредный лазер – гелиево-неоновый.

– Так вот откуда взялась красная нить…

– Сначала меня осенило, что преступник, для того чтобы навести углекислотный лазер, на пробу пустил гелиево-неоновый луч. Из этого я сделал вывод, что где-то поблизости должно находиться лазерное устройство. Я немного прошелся по округе и довольно быстро наткнулся на заводской корпус. В том цехе, который я смог осмотреть, самого лазерного устройства не было, но я обнаружил на полке заготовки, которые могли быть вырезаны только с помощью лазера. Если конкретно, на поверхности изделия остаются мелкие рубцы. Кроме того, в этом цехе стояли баллоны с газами, необходимыми для лазера, – углекислый газ, гелий и азот. Я сразу понял, что в соседнем помещении находится лазерная установка.

Завод расположен в конце изгибающейся влево узкой улочки. Сразу после второго случая возгорания, как успел заметить Кусанаги, окно завода было открыто, и в нем виднелось то, что и оказалось лазерным устройством.

– Но ведь лазерный луч может двигаться только по прямой, правильно я понимаю?

– Вот почему он использовал зеркало. Действительно, если послать лазерный луч из окна завода, он, двигаясь по прямой, уткнется в столб электропередачи, стоящий там, где поворачивает улица. Но если установить на столбе специальное металлическое зеркало и отрегулировать его положение, можно добиться, чтобы луч доходил до автобусной остановки. Металл практически на сто процентов отражает лазерный луч.

– Значит, для наводки он и использовал гелиево-неоновый луч?

– Именно.

– Но почему луч то появлялся, то исчезал?

– В сущности, сам по себе лазерный луч не виден человеческому глазу. Но если он попадает в какую-то среду, возникает эффект отраженного света. Например, гелиево-неоновый лазерный луч, попадая в клубы дыма, становится красным. Девочка увидела луч потому, что он, вероятнее всего, попал в клубы пыли.

Кусанаги почесал затылок. Странное чувство – вроде бы понимал, а вроде бы нет.

– Но то, что преступником был другой рабочий, – это полная неожиданность, – сказал Югава. – Я был абсолютно уверен, что преступник – этот Маэдзима. Ты сам мне сказал, что он живет возле автобусной остановки.

– Однако его напарник, как оказалось, живет в том же доме.

Имелся в виду Канэмори. Кусанаги не уставал корить себя за то, что при первой встрече с этими молодыми людьми не поинтересовался, где они работают.

К счастью, Маэдзима передал Канэмори слова Югавы о том, что «плазма» должна появиться вновь на том же месте, и, таким образом, ловушка сработала, иначе подготовленная комбинация пошла бы насмарку.

– Кстати, есть одна вещь, которую я никак не могу понять… – сказал Югава.

Взглянув на приятеля, Кусанаги расплылся в самодовольной улыбке.

– Наверно, почему эти двое поменялись квартирами?

– Да. Ведь Канэмори живет на первом этаже, на втором – Маэдзима. А в тот вечер было наоборот, ведь так?

– Да-да, именно так.

На вопрос Кусанаги, где он находился во время пожара, Маэдзима показал пальцем на пол. Кусанаги истолковал его жест так, что он, мол, находился в этой комнате. В действительности же юноша хотел сказать, что был в нижней квартире.

– Но почему? Получается, что в день преступления Канэмори под каким-то предлогом поменялся квартирами с Маэдзимой, поскольку со второго этажа лучше видна площадка возле автобусной остановки?

– А вот и нет. Эти двое довольно часто менялись квартирами.

– Зачем?

– Это-то и стало побудительным мотивом преступления. – Кусанаги намеренно медленно стал прихлебывать кофе. «Неплохо иногда поставить на место этого всезнайку!» – подумал он.

Все началось с того, что Канэмори подключился к работе добровольцев, записывающих аудиокниги для слепых.

Работа состояла в том, чтобы наговаривать на пленку книги из библиотеки. Это не так просто, как может показаться, необходима специальная подготовка. Канэмори пришлось почти полгода ходить на курсы, прежде чем он приобрел нужные навыки.

– Кстати, младшая сестра Канэмори – слепая. Видимо, именно это и подтолкнуло его к тому, чтобы заняться этим. Однако профессиональной подготовки еще не достаточно. Удивительно, но практически не производится специальное оборудование для записи аудиокниг. Каждый выкручивается как может. В принципе, обычный хороший магнитофон годится, но вот микрофон должен быть особым. Такой микрофон – единственное, что купил Канэмори.

– Только микрофон?… А, теперь понимаю! – Югава кивнул. По выражению его лица было видно, что он уже ухватил ситуацию.

– Когда Канэмори начитывал книгу, он пользовался аудиосистемой Маэдзимы. И на это время Маэдзима спускался в его квартиру.

Маэдзима, сам увечный, не мог не сочувствовать делу Канэмори. Даже смотря телевизор в комнате друга, он надевал наушники. Специально для того, чтобы посторонние шумы не мешали записи.

– Но с точки зрения Канэмори квартира Маэдзимы имела еще одно важное достоинство. А именно – большая часть книг, записанных Канэмори, принадлежит Маэдзиме. В тот вечер он записывал «Марсианские хроники», эта книга тоже из библиотеки немого юноши.

– Для записи аудиокниг эта квартира была идеальна, – заметил Югава.

Кусанаги кивнул.

– Да. До того, как появилась эта компашка.

– Компашка? – Югава нахмурился.

Канэмори утверждал, что из-за этих парней на мотоциклах он в последнее время практически не мог записывать. Рокот моторов заглушал его чтение.

– И тогда он разозлился и решил их убить. Так, что ли?

– Нет, он утверждает, что об убийстве даже не помышлял. Хотел всего лишь немного попугать – поджечь бак с бензином.

– Но вышло так, что перед этим баком оказался один из парней. И лазерный луч попал ему прямо в затылок. Так?

– Предположительно, огонь поразил так называемый продолговатый мозг, и Рёскэ Ямасита почти мгновенно умер, – пересказал Кусанаги слова, услышанные от медика.

– А когда Ямасита упал, лазерный луч, как и замышлялось первоначально, поджег бак с бензином? – Югава слегка поправил очки. – Канэмори привел в действие лазер с помощью устройства дистанционного управления?

– Говорит, что использовал телефон. Лазер управлялся через компьютер, но был запрограммирован так, что соединенный с телефонным проводом компьютер выполнял команды, переданные с помощью телефонных сигналов, – сказал Кусанаги, подглядывая в блокнот. Он не слишком хорошо понимал смысл того, что говорит. – Для этого он брал с собой трубку беспроводного телефона. У Маэдзимы своего телефона нет.

Маэдзиме, который сам ничего не мог сказать, телефон был ни к чему. Самым удобным средством связи для него был пейджер.

– Короче говоря, Канэмори не мог регулировать работу лазера. В тот момент, когда он увидел, что на пути луча стоит человек, было уже поздно.

– Бедолага, не позавидуешь, – сказал Кусанаги с состраданием. – Раньше он из-за шума не мог записывать, а после случившегося, потрясенный тем, что убил человека, опять же был не в состоянии хорошо начитывать текст – его голос дрожал.

– Вижу, ты ему сочувствуешь.

– Когда я вел его в полицейский участок, он меня попросил только об одном. Как ты думаешь – о чем?

– О чем же?

– Чтобы ему позволили начитать сборник сказок. Он был уверен, что теперь у него получится.

– Сборник сказок?

Оба некоторое время молчали. Наконец Югава, зевнув, поднялся.

– Еще кофейку?

– Наливай. – Кусанаги протянул кружку.




Часть 2

Маска





1


Крутанув головой, услышал характерный хруст шейных позвонков. Засиделся в одной позе.

Такэо Фудзимото перевел взгляд с неподвижного поплавка на сидящего рядом позевывающего Тэрухико Ямабэ.

– Эй, Ямабэ! Все-таки тебя надули. Никаких карпов здесь не водится.

Ямабэ, не отрывая глаз от совершенно безжизненной водной поверхности, покачал головой:

– Странно. Но я сам видел карпа в доме Сато, в кадке. Он сказал, что выловил его здесь.

– Сато тебя обманул. Наверно, поймал в каком-то другом месте.

Фудзимото и Ямабэ учились в одном классе. Жили они по соседству, поэтому с малых лет играли вместе, но больше всего обоих увлекала рыбалка. Не обошлось без родительского влияния – у того и у другого отцы были страстные рыболовы. Ямабэ первым узнал, что в двадцати минутах езды на велосипеде от города, в Тыквенном озере, расположенном на территории природного парка, водятся карпы. Об этом сообщил ему бывший одноклассник Кодзи Сато.

– Вранье! В такой луже не могут водиться карпы! – такой была первая реакция Фудзимото.

Но Ямабэ не унимался:

– Дело в том, что еще давно какой-то мужик пытался там разводить карпов. А это остатки той популяции или их дети; во всяком случае, Сато уверяет, что какое-то количество еще есть. В обычное время ловить бессмысленно, но с наступлением осени карпы, готовясь к зимней спячке, жрут все подряд, и, если повезет, можно выловить парочку. Так он сказал.

Все это было довольно сомнительно, но нельзя сказать, что совершенно невозможно, к тому же они уже давно не удили, поэтому, как только наступило воскресенье, друзья оседлали велосипеды и поехали на Тыквенное озеро.

Увы, дурные предчувствия Фудзимото оправдались. Какие там карпы! Ни малейших признаков того, что здесь вообще водится хоть какая-то рыба.

– Чего еще ждать от такого, с позволения сказать, озера! – уныло вздохнул Фудзимото, уставившись прямо перед собой. То, что было перед его глазами, нельзя было назвать иначе как природной катастрофой.

Размером озерцо не превышало школьный бассейн. Вытянутое вдоль, оно сужалось в средней части, напоминая по форме тыкву горлянку, отсюда и название.

Густо поросшее по берегам кустарником, озеро находилось в стороне от прогулочных маршрутов, и даже среди местных жителей многие не догадывались о его существовании. Вся живность его давно покинула, даже водомерок и жуков-вертячек и тех было не видать.

Прежде всего в глаза бросался мусор – всевозможные пластиковые емкости и куски пенопласта. Мусор плавал на поверхности озера, почти сплошь затянутого бурой маслянистой пленкой. Кроме того, по берегам валялись строительные отходы и железяки, вероятно, детали каких-то машин и бытовых приборов.

На взгляд любителей пеших прогулок, отклонившихся от проторенных троп, это была всего лишь большая помойная яма, а для людей с менее невинными намерениями – удобное место для утилизации отходов.

Фудзимото смотал леску и начал складывать удочку:

– Бесполезно. Пошли домой!

– Ты прав, толку никакого… – Ямабэ, кажется, все еще на что-то надеялся.

– Чего здесь сидеть? Только пустая трата времени. Если нечем заняться, лучше уж дома поиграть на компьютере.

– Это точно.

– Ну давай, пошли! – Собрав вещи, Фудзимото поднялся.

– Неужели Сато обманул?

– Конечно, обманул! Ежу понятно.

Но Ямабэ все еще продолжал с надеждой вглядываться в озеро. «Что за тупое упрямство!» – выругался про себя Фудзимото.

И вдруг…

– Посмотри! – воскликнул Ямабэ. – Что это может быть?

– Где?

– Вон там! Видишь, что-то блестит? Справа, в воде.

Фудзимото посмотрел туда, куда указывал палец его приятеля.

Какая-то плоская вещь, сантиметров тридцать в диаметре, блестя на солнце, лежала в воде.

– Сковородка, – сказал Фудзимото. – Такие продаются в любом магазине, ничего ценного.

– Да, наверно. Но… как-то странно выглядит. – Ямабэ поднялся и, отряхивая прилипшую к джинсам землю, пошел вдоль берега. В руке он продолжал держать удочку.

Фудзимото с досадой поплелся за ним. Он решил, что Ямабэ нарочно придуривается, чтобы скрыть смущение от того, что дал себя обмануть да еще и приятеля втянул в это заведомо бессмысленное предприятие.

Напротив загадочного предмета Ямабэ остановился. Предмет лежал рядом с пачкой из-под молока примерно в двух метрах от берега.

Ямабэ с помощью удочки начал двигать его к себе. Вскоре уже можно было дотянуться рукой, и в этот момент Фудзимото понял, что это такое.

– Ничего себе…

– Да уж, – сказал Ямабэ, вынимая из воды странный предмет, – такие в магазине не продаются.




2


Увидев вышедших на сцену четырех девочек, сидевший в зрительном зале Кусанаги от неожиданности вытаращил глаза. Всем – не больше четырнадцати. Но мало того, что лица густо накрашены, макияж был сделан с таким расчетом, чтобы они выглядели как можно более зрелыми, как можно более женственными, обольстительными. Также и наряды у них были довольно смелые. Из очень открытых платьиц рвались наружу отнюдь не детские формы. Заметь он подобных девиц на улице увеселительного квартала, вряд ли бы рискнул читать им мораль, подумал Кусанаги, в котором заговорил полицейский.

Заиграла резкая, ритмичная музыка, и девочки пустились в пляс. Глядя на их телодвижения, Кусанаги разинул рот. На какое-то время забыл, где он находится.

– Для чего они ходят в школу? Их что – учат на проституток? – шепнул Кусанаги сидевшей рядом с ним Юри Морисите.

– А что тебя так удивляет? – Его младшая сестра не отрывала глаз от сцены. – По нынешним временам переспать с учителем – самое милое дело!

– Ну уж!

– Миса рассказывала – среди выпускниц прошлого года была девочка, беременная от учителя.

Не в силах выразить своего удивления, Кусанаги только покачал головой.

Накануне вечером сестра сказала, что ее дочь будет выступать на школьном празднике, и попросила пойти вместе с ней. Истинная причина заключалась в том, что она хотела заснять выступление дочери на видео, но не умела обращаться с камерой. А муж, несмотря на субботу, вынужден был уехать в срочную командировку.

Таким образом, ему пришлось с видеокамерой в руках сопровождать сестру в школу. Уже у входа в спортивный зал его несколько удивил плакат: «Соревнование на звание чемпиона по танцам». Он-то думал, что речь об обычном детском празднике.

– Внимание, следующая – Миса. – Сестра толкнула его коленом. Кусанаги поспешно поднял камеру.

После нескольких слов ведущего на сцену выбежали пять девочек. Глядя на них через глазок видеокамеры, Кусанаги вновь опешил. Девочки были одеты в ярко-красные китайские платья. Более того, на платьях был разрез по самое бедро.

Из зала послышались приветственные аплодисменты.

– В наше время все девочки такие, – сказала Юри, когда они выходили из спортивного корпуса.

– Сочувствую твоему супругу.

– Он уже привык. А то были постоянные ссоры.

– Как я его понимаю!

Сестра рассмеялась. Кажется, она ничего не имела против раннего созревания.

– Пойду позову дочь. А ты не против с нами пообедать? С меня причитается за киносъемку. Правда, здесь поблизости только семейный ресторан…

– Звучит неплохо.

– Ну, тогда жди здесь.

Сестра вновь направилась в сторону спортивного корпуса. Проводив ее глазами, Кусанаги задержал взгляд на стоящем рядом здании для занятий кэндо. У входа висела вывеска: «Музей курьезов».

Решив, что это поможет убить время, он вошел внутрь. Пройдя мимо скучающего привратника, оказался в помещении музея. И впрямь, выставленные предметы были весьма экстравагантными. На «кирпиче, сделанном из глины с бейсбольного стадиона» виднелось несколько круглых отверстий, проделанных, согласно объяснению, «слезами переживавшей горе поражения команды». Возле висел старый ковер, явно подобранный где-то на помойке, снабженный надписью: «Ковер-самолет (к сожалению, скоростные характеристики уступают современным летательным аппаратам)».

«Что за инфантильный юмор!» – думал он, переходя от одного экспоната к другому, как вдруг встал как вкопанный.

Перед ним на стене висело человеческое лицо, сделанное из гипса. Сопроводительная надпись гласила: «Посмертная маска зомби». Лицо мужчины с плотно закрытыми глазами. Посреди лба – круглая выпуклость, вероятно, родинка. Возраст определить было трудно. Но уж точно не школьник.

Лицо выглядело на удивление достоверно, и Кусанаги засомневался, что его просто-напросто слепили. Скорее всего, с помощью резины или какого-то другого материала сняли форму с реального лица, после чего залили ее гипсом. Сейчас есть резина, застывающая за несколько минут.

И однако…

Разглядывая гипсовое лицо, он не мог отделаться от странного чувства. Вначале он только недоумевал, откуда в нем это подспудное беспокойство. И вдруг его осенило.

Он детектив. Работает в первом отделе, следовательно, имеет дело с убийствами. Разумеется, ему не раз приходилось видеть трупы.

Из своего опыта он знал, что у умерших особое выражение лица. Совсем не такое, как у живого человека, который всего лишь закрыл глаза. И дело не в физических характеристиках – цвете кожи или ее состоянии. Различается выражение лица в целом.

Посмертная маска…

Да, так это называется, подумал он. И в то же время не мог поверить своим глазам. Трудно вообразить, что какой-то школьник снял гипсовую маску с лица трупа.

«Просто ему удалось искусно передать выражение…» – убедил он себя, чтобы хоть как-то унять беспокойство.

Окинув рассеянным взором прочие экспонаты, Кусанаги направился к выходу. Но мысль о посмертной маске его не отпускала.

В этот момент в помещение музея вошли две женщины. Обе лет тридцати. Не удостоив Кусанаги взглядом, они быстро прошли вглубь. По их целеустремленной походке было не похоже, что они зашли сюда поглазеть на школьный юмор. Кусанаги невольно остановился и посмотрел им вслед.

Женщины прямиком направились к маске.

Одна из них, одетая в строгий костюм, сказала:

– Вот она.

Другая, в платье, ответила не сразу. Она застыла неподвижно перед маской. О ее реакции можно было судить по тому, что лицо женщины в костюме, глядящей на нее сбоку, сильно побледнело. И тут Кусанаги заметил, что ее плечи мелко дрожат.

– Ну что, как я и говорила? – спросила женщина в костюме.

Женщина в платье, содрогнувшись, сдавленным голосом сказала:

– Да, это старший брат. Без всяких сомнений.

Женщину в платье звали Рёко Какимото. Она работала в страховой компании. Женщина в строгом костюме – Хироми Онода – преподавала в школе музыку. Они дружили со времени учебы в университете.

– Итак, прежде всего вы, госпожа Онода, увидев гипсовую маску, обратили внимание, что она похожа на Синъити Какимото, – просматривая записи в блокноте, спросил Кусанаги.

– Да, – сказала Онода, сидевшая вытянувшись по струнке. – Мой муж с давних пор был в приятельских отношениях с господином Какимото, они часто вместе играли в гольф. Известие о том, что Какимото пропал без вести, его сильно встревожило…

– Вы, наверно, очень удивились, когда увидели это… – Кусанаги показал кончиком шариковой ручки на гипсовую маску, лежащую на столе.

– Да уж… – Хироми откашлялась, точно прочищая горло. – Глазам своим не поверила. Но уж очень похожа, и родинка на том же месте, я не могла не сказать ей, – она посмотрела на понуро сидящую рядом Рёко Какимото.

– Вы действительно уверены, что это ваш старший брат? – спросил ее Кусанаги.

– Уверена, – тихо сказала женщина. Глаза ее все еще были красные от слез.

Кусанаги, скрестив на груди руки, посмотрел на маску, задумчиво покачиваясь на стуле.

Они находились в приемной школы. Заметив необычную реакцию женщин на «экспонат», Кусанаги заговорил с ними, и из последующего разговора выяснилось, что гипсовая маска имеет отношение к некоему инциденту. Он решил расспросить поподробнее. Оказалось, что маска была как две капли воды похожа на старшего брата Рёко Какимото – Синъити, пропавшего этим летом.

Кусанаги повернулся к сухопарому пожилому человеку, сидевшему чуть в стороне. Это был учитель, отвечавший за работу клуба по естествознанию, в попечении которого находился «Музей курьезов». Звали его Хаясида.

– Господин учитель, вероятно, вы ничего не знали об этом? – спросил он, показав на маску.

Учитель Хаясида резко выпрямился.

– Да, конечно… Для меня это новость. Все экспонаты музея целиком на совести учеников. Мы поощряем в наших воспитанниках самостоятельность. Мне кажется, сегодня это очень важно, – сказал он виноватым тоном, видимо беспокоясь, как бы ответственность не легла на него.

В этот момент в дверь постучались. Хаясида, вскочив, открыл дверь.

– А вот и вы, наконец-то, проходите.

Вошли два школьника. Оба, как часто бывает в этом возрасте у мальчиков, худощавые. Один – в очках, другой – с прыщавым лбом.

Тэрухико Ямабэ и Такэо Фудзимото. Тот, что в очках, – Ямабэ. Он держал в руках картонную коробку.

– Это ваша работа? – спросил Кусанаги, переводя взгляд с одного на другого.

Школьники, переглянувшись, кивнули. Кусанаги увидел, что оба не понимают, из-за чего поднялся весь этот сыр-бор.

– Где вы взяли форму для маски? – спросил Кусанаги. – Ведь вы залили гипс в форму, правильно я понимаю?

Ямабэ почесал затылок.

– Нашли, – прошептал он.

– Нашли?!

– Вот она, – Ямабэ приподнял крышку принесенной коробки. И, достав из нее то, что было внутри, протянул Кусанаги.

– Это… – Кусанаги впился в предмет глазами.

Это была металлическая маска. Но, в отличие от обычной маски, словно вывернутая наизнанку. Таким образом, если залить в нее гипс и дать ему затвердеть, получится маска, выставленная в музее.

Кусанаги не мог в точности сказать, что это за металл. Тонкий, как у алюминиевой банки из-под сока. Запечатленные на нем черты лица были, без всякого сомнения, те же, что и у гипсовой маски.

– И где же вы это нашли? – спросил Кусанаги.

– В Тыквенном озере, – сказал Ямабэ.

– В Тыквенном озере?

– Оно так называется – озеро в природном парке, – выдавил из себя Фудзимото.

По словам школьников, они нашли металлическую маску в прошлое воскресенье. Ямабэ пришла в голову идея сделать с ее помощью гипсовый слепок. Получилось так здорово, что они немедля отнесли ее в музей.

– Это все?

– Кажется, да. – Ямабэ повернулся за поддержкой к Фудзимото. Тот молча кивнул.

– Это озеро… Вы не заметили в нем ничего странного?

– Странного?

– Я хочу сказать – чего-то необычного. Может быть, что-то бросилось в глаза?

– Но ведь мы не каждый день туда мотаемся. – Ямабэ насупился. Фудзимоте также, судя по виду, нечего было добавить.

Кусанаги повернулся к Рёко Какимото, беспокойно всматривавшейся в мальчуганов.

– «Тыквенное озеро» – это ни о чем вам не говорит? Может быть, ваш брат упоминал о нем?

– Впервые слышу, – она покачала головой.

Кусанаги потер лицо и заглянул в свои записи.

Он никак не мог решить, следует ли рассматривать случившееся под криминальным углом. Разумеется, в конце концов решать не ему, но он не знал, каким образом доложить начальству об этой странной истории.

– Извините, господин детектив, – смущенно заговорил учитель Хаясида, – если лицо на маске принадлежит брату этой женщины, то в чем, собственно, проблема?…

Учителя прервал вновь раздавшийся стук в дверь.

– Войдите, – сказал Хаясида; дверь приоткрылась, и показалась голова мужчины.

– Извините, пришла госпожа Какимото…

– Жена брата, – пояснила Рёко.

Кусанаги кивнул. В начале беседы он попросил Рёко позвонить ей.

– Пригласите ее сюда, – сказал Кусанаги мужчине.

Но не успел тот ответить, как дверь широко распахнулась и на пороге появилась женщина. Лет тридцати пяти, длинные волосы небрежно связаны в пучок. Видимо, она очень спешила, не успела даже накрасить губы.

– Ты только посмотри… – Рёко Какимото показала на гипсовую маску.

Едва увидев маску, женщина выпучила глаза, казалось, они вот-вот выскочат из орбит.

– Похожа?… – Кусанаги хотел продолжить – «на вашего мужа», но тотчас понял, что вопрос излишен, и прикусил губу. Женщина, закрыв рукой лицо, застонала и рухнула на пол.




3


На списке сотрудников, как обычно висящем на двери лаборатории, напротив имени Манабу Югавы был прикреплен магнит, свидетельствующий, что он на месте. Удостоверившись в этом, Кусанаги дважды постучал в дверь.

Послышалось:

– Войдите.

Только он открыл дверь, слева от него раздался тихий хлопок. Повернувшись, он увидел, что по направлению к нему медленно плывет кольцо белого дыма размером со спасательный круг.

От неожиданности Кусанаги вздрогнул.

Вновь раздался хлопок. И вновь к нему поплыло такое же белое кольцо. Запахло антимоскитной ароматической палочкой.

Когда глаза привыкли к полутьме, он увидел в углу комнаты большую картонную коробку. В передней стенке было проделано отверстие сантиметров десяти в диаметре. Возле коробки стоял Манабу Югава в белом халате с засученными рукавами.

– Салют в честь твоего визита, – сказал он и хлопнул ладонью по задней стенке коробки.

Из отверстия вырвался белый сгусток дыма. Он тотчас принял форму кольца и поплыл в сторону Кусанаги.

– Это еще что такое? – спросил Кусанаги, отмахиваясь. – Очередной фокус!

– Никакого фокуса. Внутри коробки – антимоскитная ароматическая палочка. Дождавшись, когда дым заполнит коробку, достаточно слегка ударить по ней, чтобы получилось дымовое кольцо. Среди вас, курильщиков, есть индивиды, любящие пускать кольца дыма изо рта, так вот это то же самое. Вещество в жидком или газообразном состоянии ведет себя прелюбопытнейшим образом. Моя гипотеза состоит в том, что многие феномены, которые люди принимают за паранормальные, – всего лишь проделки жидкостей или газов. – Югава нажал на выключатель, и комната осветилась ярким неоновым светом.

– Буду счастлив, если ты с такой же легкостью объяснишь странную историю, с которой я пришел.

Югава опустился на металлический стул.

– Что на сей раз? Неужто призрак с того света?

– Почти угадал. – Кусанаги открыл принесенную спортивную сумку и достал предмет в полиэтиленовом пакете. – Посмертная маска призрака.

Увидев металлическую маску, Югава удивленно поднял бровь и протянул руку:

– Дай-ка взглянуть.

– Алюминий, – сказал Югава, едва маска оказалась в его руках.

– Даже я сразу догадался, – фыркнул Кусанаги.

– Ну, это бы и первоклассник понял, – сухо заметил физик. – Так почему же это маска призрака?

– История жутковатая…

Кусанаги рассказал о том, что произошло в школе, в которой учится его племянница.

Югава слушал, откинувшись назад, заложив руки за голову и прикрыв глаза.

– Значит, это маска пропавшего человека? – спросил он, как только ухватил суть произошедшего.

– Скорее всего так, – ответил Кусанаги.

– Вы смогли это подтвердить?

– Мы нашли труп.

– Труп? – Югава приподнялся. – Нашли? Где?

– В Тыквенном озере, – ответил Кусанаги.

Труп был поднят со дна озера три дня назад. Основываясь на показаниях жены пропавшего, Акиё, и Рёко, его сестры, единодушно заявивших, что это маска Синъити, полиция занялась прочесыванием озера и через несколько часов обнаружила труп.

Труп сильно разложился, даже одежда была в таком состоянии, что по ней невозможно было бы установить владельца. Однако не понадобилось много времени, чтобы, сопоставив зубы с медицинскими записями лечащего дантиста, определить, что это действительно был Синъити Какимото.

– Но каким образом посмертная маска оказалась в озере? – спросил Югава, сдвинув брови. – Более того, металлическая маска…

– Не знаю, поэтому и пришел к тебе.

В ответ Югава хмыкнул и слегка приподнял пальцем очки.

– Я не духовидец. И разумеется, у меня нет машины времени, чтобы слетать в прошлое.

– Однако, может быть, ты сумеешь кое-что прояснить по поводу маски. – Кусанаги взял в руку металлический предмет. – Меня интересуют две вещи. Во-первых, как она сделана. И во-вторых, зачем преступник ее сделал?

– Преступник? – нахмурился Югава. После чего внимательно посмотрел на своего старого приятеля и медленно покачал головой. – Ах, ну да, если б это не было убийство, вряд ли бы потревожили детектива из первого отдела.

– Височная часть черепа проломлена каким-то тяжелым предметом. Кроме того, нанесенный удар, как нам представляется, был довольно сильным.

– Значит, убийца – мужчина?

– Или очень сильная женщина.

– Ты сказал, что у покойного осталась жена. Что она собой представляет? Детективные романы приучили нас, что убийца обычно кто-то из близких, чаще всего – женщина.

– Невысокого роста, физически не слишком развита. Думаю, она бы не смогла. Впрочем, еще рано без веских на то оснований вычеркивать ее из списка подозреваемых.

– Жена убила мужа, бросила труп в озеро, но на память сделала посмертную маску, а использованную для этого алюминиевую форму выбросила. Что ж, все сходится.

Югава взял из рук Кусанаги маску и вновь принялся ее осматривать со всех сторон. Хоть и говорил он шутливым тоном, его глаза, глаза ученого, глядели сосредоточенно.

– Если б только понять, как она сделана, это бы сильно помогло следствию! – сказал Кусанаги, глядя на металлическую форму в руках Югавы.

– Но наверняка и вы в полиции провели исследования?

– Я попросил ребят из отдела криминалистической экспертизы, они кое-что попытались сделать.

– Например?

– Прежде всего они попробовали, взяв алюминий такой же толщины, наложить непосредственно на лицо человека.

– Забавно, – усмехнулся Югава. – И каков результат?

– Абсолютно невозможно.

– Так я и думал, – согласился Югава. – Если б это было так просто, мастера, изготовляющие восковых кукол, остались бы без работы.

– Как ни старайся, мышцы лица изменяют форму. Самое большее, что получается, – лицо, точно обтянутое чулком. Вот мы и подумали – может быть, загвоздка в том, что мы экспериментируем с лицом живого человека? А если проделать то же с лицом трупа, результат будет другой?

– Потому что после смерти мышцы затвердевают, – кивнул Югава. Улыбка с его лица исчезла.

– С тем, чтобы поэкспериментировать с настоящим трупом, возникли проблемы, поэтому мы использовали макет лица, сделанный в ходе другого следствия. В результате что-то похожее получилось.

– Что-то похожее?

– Я хочу сказать – что-то, похожее на лицо. К сожалению, результат не блестящий. – Кусанаги показал пальцем на маску в руках Югавы. – Короче говоря, такого точного рельефа мы не смогли добиться. Вот если б в нашем распоряжении был материал потоньше, например алюминиевая пленка, возможно, нам бы больше повезло. А с таким толстым материалом слишком сложно.

– Я б удивился, если бы маска, сделанная из алюминиевой пленки, так долго сохраняла свою форму.

– В любом случае необходимо очень сильное, а главное, абсолютно равномерное давление на алюминиевую пластину. Так говорят эксперты.

– Согласен. – Югава положил металлическую маску на стол. – Итак, со способом изготовления вы зашли в тупик?

– В общем, да, – кивнул Кусанаги. – Ну а как ты, великий физик? Тоже сдаешься?

– Я не настолько наивен, чтобы с ходу принимать твой вызов. – Югава поднялся и направился к раковине, установленной возле двери. – Не выпить ли нам для начала кофе?

– Воздержусь. Опять небось растворимая бурда.

– Зря ты потешаешься над быстрорастворимым кофе. – Югава стал сыпать порошок дешевого кофе в чашку, которая, как обычно, не могла служить образцом чистоты. – Ты и представить не можешь, сколько потребовалось усилий, проб и ошибок, чтобы его изобрести. Мало кто знает, что первым промышленное изготовление растворимого кофе наладил японец. Он использовал так называемую барабанную сушку. Если коротко, всего лишь высушивал экстракт из кофейных зерен. После этого компания «Максвелл» изобрела сушку с помощью распыления, в результате вкусовые качества растворимого кофе улучшились, а цена понизилась. Далее, в семидесятых годах появился метод сублимации, который и стал в наше время основным. Как видишь, даже у быстрорастворимого кофе сложная предыстория.

– И все равно на это пойло как-то не тянет.

– Как угодно, я только хочу сказать, что ничто не делается просто. Касается ли это быстрорастворимого кофе или алюминиевой маски. – Югава налил в чашку кипяток и размешал ложкой, после чего, продолжая стоять, вдохнул кофейный аромат. – Чудесный запах. Запах научного прогресса.

– А от этой маски не исходит такой же запах? – Кусанаги показал пальцем на стол.

– Исходит. И даже очень сильный.

– В таком случае…

– У меня к тебе несколько вопросов, – сказал Югава, не выпуская чашки. – Что собой представляет это Тыквенное озеро? Где оно расположено?

– Ну что тебе сказать? – Кусанаги потер подбородок. – Озеро как озеро. Маленькое, у подножия горы. Не знаю, можно ли считать его особенностью то, что оно ужасно грязное, до краев завалено мусором. Вокруг кустарник, в стороне от прогулочных маршрутов. Этот район объявлен природным парком.

– А охота там случаем не проводится?

– Охота?

– Не бродят ли там по кустам охотники с ружьями? Я имею в виду не дробовики, а именно ружья.

– Ружья? Шутишь? – засмеялся Кусанаги. – Откуда там взяться зверям, на которых охотятся с ружьями! Если только из зоопарка лев убежит, но я что-то о таком не слышал. В любом случае охота там запрещена.

– Ну, разумеется… – Югава с сосредоточенным выражением на лице потягивал кофе. Было очевидно, что он и не думал шутить, упомянув о ружье.

– Но при чем здесь ружье? Я же сказал, что удар был нанесен тупым предметом в височную область…

– Это-то я понимаю. – Югава свободной от чашки рукой остановил Кусанаги. – Я говорю не о причине смерти. Я размышляю о способе изготовить маску. Но, как видно, ружье отпадает.

Кусанаги в недоумении посмотрел на своего странноватого приятеля. Разговаривая с ним, он нередко чувствовал, что не поспевает за его мыслью. Вот и теперь никак не мог взять в толк, к чему этот разговор о ружье.

– Давай, что ли, сгоняем, – сказал вдруг Югава. – На это озеро. Когда у тебя будет время.

– Слушаю и повинуюсь, – ответил Кусанаги.




4


Расставшись с Югавой, Кусанаги решил заехать в дом покойного Синъити Какимото, сговорившись со своим коллегой, детективом Оцукой. Из-за похорон и поминок ему до сих пор не удалось подробно расспросить вдову.

Дом Какимото располагался в глубине жилого квартала на склоне холма, спускающегося к железной дороге. Пройдя в ворота, они поднялись по ступеням. Ставень на гараже был опущен.

Акиё Какимото была в доме одна. По понятным причинам выглядела она утомленной, но волосы были аккуратно уложены, и она казалась моложе, чем при прежних встречах. Возможно из-за траура, на ней была черная блузка, но при этом в ушах – сережки с маленькими жемчужинами: видно, что одевалась, готовясь к визиту полицейских, со всей тщательностью.

Она провела детективов в гостиную, довольно просторную, с большим кожаным диваном. На полках были расставлены спортивные трофеи. Судя по рисункам на них – получены на соревнованиях по гольфу.

Из разговора выяснилось, что Синъити Какимото был зубным врачом. Он унаследовал клинику, основанную его отцом. Увы, не повезло его пациентам, подумал Кусанаги, разглядывая развешанные на стенах дипломы и награды.

Терпеливо выслушав сетования Акиё, долго распространявшейся о том, какое тяжелое испытание – похороны и поминки, Кусанаги решил наконец взять быка за рога:

– Вы не вспомнили ничего нового со времени нашей последней встречи?

Акиё прижала ладонь к щеке, как будто у нее внезапно заболели зубы:

– После того как обнаружили останки мужа, я много думала, припоминала, но так ничего и не пришло в голову. Ума не приложу, как вообще такое могло случиться…

– А насчет связи между Тыквенным озером и вашим мужем? Никаких идей?

– Увы… – Она отрицательно покачала головой.

Кусанаги раскрыл блокнот.

– Кажется, я уже спрашивал, но для большей уверенности – вы виделись с мужем в последний раз утром восемнадцатого августа, в понедельник, так?

– Да, – не задумываясь ответила Акиё, даже не взглянув на настенный календарь: этот вопрос ей задавали уже не раз.

– В тот день ваш муж собирался на гольф и в шесть часов утра выехал на машине из этого дома. Марка машины… – Кусанаги опустил глаза в блокнот. – «Ауди», черного цвета. Я ничего не напутал?

– Да-да, все так и было, – ответила Акиё без малейшей запинки. – В тот же день наш сосед Хамада всей семьей отправлялся на отдых, кажется, в Идзу и с раннего утра грузил на машину вещи, поэтому я хорошо запомнила. Без всяких сомнений, это было восемнадцатого.

– Далее. Поскольку ваш муж не вернулся, вы на следующий день, во второй половине, обратились в полицию с заявлением о розыске…

– Все правильно. Вначале я подумала, что он после гольфа перепил и остановился переночевать в какой-нибудь гостинице. Один раз такое случалось. Но и на следующий день от него не было никаких известий. Я стала обзванивать людей, которые в тот день должны были участвовать в игре, но все, с кем я говорила, сказали, что мужа на площадке не видели. Я, разумеется, забеспокоилась…

– И сообщили в полицию.

Акиё кивнула.

– После того как он утром уехал, муж вам не звонил?

– Нет.

– А вы не пытались ему позвонить? Ведь у него наверняка был при себе мобильный телефон.

– Пыталась, много раз. Но не могла дозвониться.

– В чем это выражалось? К примеру, гудок был, но никто не подходил?

– Точно не помню, кажется, на дисплее появлялась надпись, что абонент вне зоны действия сигнала или что батарейка разряжена.

– Ясно…

Кусанаги большим пальцем щелкал головкой шариковой ручки, выбрасывая и убирая стержень. Привычка, выдававшая его раздражение.

Черный «ауди», на котором выехал из дома Синъити Какимото, был обнаружен через четыре дня после его исчезновения на обочине скоростной трассы в префектуре Сайтама. Никакого следствия по этому делу практически проведено не было. Если б через два месяца школьники не нашли в озере металлическую форму, если б им не пришла идея отлить в ней гипсовую маску, далее, если бы учительница музыки не увидела эту маску и не обнаружила сходства с братом своей подруги, дело бы положили под сукно, и на этом все бы закончилось.

В черном «ауди» были обнаружены клюшки для гольфа, спортивная сумка и спортивные ботинки. В салоне – ни признаков борьбы, ни следов крови. Ничего не было украдено, так, во всяком случае, заявила тогда же Акиё Какимото.

Тыквенное озеро расположено довольно далеко от места, где была найдена машина. Но, конечно, нельзя исключить, что преступник умышленно отогнал машину подальше от места преступления, чтобы тело обнаружили как можно позже или чтобы запутать следствие.

– Машина в гараже? – спросил Кусанаги. Подумал, что было бы неплохо еще раз провести криминологическую экспертизу.

Однако Акиё с виноватым выражением лица покачала головой:

– Я уже ее продала.

– Продали? – удивился Кусанаги.

– Знаете, противно уже то, что ею пользовался какой-то неизвестный человек, убийца мужа, и потом, я все равно не умею водить, – сказала она и тихо добавила: – Извините.

«Что ж, ее можно понять», – подумал Кусанаги. Кому захочется иметь под боком машину, связанную с такими неприятными воспоминаниями!

– Вероятно, вас уже неоднократно об этом спрашивали, но еще раз – не было ли людей, настроенных враждебно к вашему мужу, или тех, кому была выгодна его смерть? Может быть, ваш муж при жизни представлял для кого-то угрозу? – спросил Кусанаги без особой надежды.

Акиё, держа руки на коленях, тихо вздохнула.

– Меня действительно уже много раз спрашивали об этом, но, право слово, у меня нет ни малейших подозрений. Возможно, вам покажется странным услышать это от меня, но мой муж был человек слабовольный до малодушия, никогда никому не отказывал ни в одной просьбе. Даже когда ему предложили купить лошадь, он не смог отказать…

Все это время молчавший детектив Оцука поднял глаза:

– Лошадь? Скаковую лошадь? – с интересом спросил он. Кусанаги вспомнил, что его молодой коллега был усердным посетителем ипподрома.

– Муж не был большим любителем скачек, но, когда приятель стал настойчиво уговаривать его, согласился купить на паях.

– Кажется, это довольно накладно? – спросил Кусанаги.

– Честно говоря, я не интересовалась подробностями. – Акиё качнула головой, жемчужные сережки задрожали. – Слышала только, как он обсуждал покупку по телефону.

– Когда состоялся этот разговор? В этом году?

– Да, если не ошибаюсь, весной. – Акиё вновь поднесла ладонь к щеке.

– Вы знаете, как зовут его приятеля? Того, с кем он договаривался о совместной покупке.

– Знаю. Его фамилия – Сасаока. Он был пациентом у моего мужа. Честно сказать, довольно противный, скользкий тип, я его не любила, но с мужем они, кажется, сошлись характерами. – Говоря это, она слегка поморщилась. Вероятно, с этим человеком у нее были связаны какие-то неприятные воспоминания.

– Вы знаете, как его найти?

– Да, подождите минутку.

Акиё, поднявшись, вышла из комнаты.

– Обалдеть! – шепнул Оцука. – Иметь скаковую лошадь! Ну и деньжищи у этих зубных врачей! – И, как будто подумав по ассоциации о зубоврачебном кабинете, почесал щеку.

Ничего не ответив, Кусанаги стал просматривать свои записи. «Интересно, где она сейчас, эта лошадь?» – подумал он.




5


Югава стоял неподвижно, сунув руки в карманы хлопчатобумажных штанов. В глазах за линзами очков читалась неподдельная тоска.

– Какой кошмар! – наконец проговорил он. – Очередной раз убедился в степени падения нравов. Это зрелище даже не столько возмущает, сколько печалит. Куда мы катимся?

Кусанаги стоял рядом с Югавой и тоже смотрел на озеро. Как и в тот день, когда поднимали труп, повсюду были разбросаны всевозможные отходы и груды мусора. Валявшегося у их ног автомобильного аккумулятора в прошлый раз не было.

– Какой позор! Только японцы на такое способны!

– Ошибаешься. Нельзя сказать, что это характерно только для японцев.

– Думаешь?

– В Индии сбрасывают в реки радиоактивные отходы от атомных электростанций. В бывшем СССР такие же отходы топили в Японском море. Как ни развивается научный прогресс, люди, пользующиеся его плодами, в душе остаются теми же.

– По-твоему, вина исключительно потребителей? А как насчет самих ученых? Ведь они все это напридумывали!

– Ученые чисты в своих помыслах. Иначе их бы не посещало вдохновение, – сухо сказал Югава и зашагал в сторону озера.

– Так я тебе и поверил! – хмыкнул Кусанаги и поспешил за ним.

Остановившись у кромки воды, Югава окинул взглядом озеро.

– В каком месте обнаружили труп?

– Вон там. – Кусанаги показал на самый узкий участок озера. – Пойдем, покажу.

Там, куда они пришли, было особенно много мусора и металлического лома. Все это вытащили из пруда, когда поднимали труп. Предметы были густо покрыты серой грязью, уже успевшей высохнуть.

Глаза Югавы, шарившие под ногами, вдруг замерли в одной точке. Он присел и что-то поднял.

– Уже можно поздравить с находкой? – спросил Кусанаги.

Югава держал в руке квадратную пластину сантиметров тридцати в поперечнике. Кусанаги был разочарован. Он еще в прошлый раз обратил внимание на целую партию таких же.

– Какой-нибудь предприниматель выбросил. Наверно, бракованные заготовки. Мы сейчас ищем этого негодяя.

– Алюминий. Как и маска.

– Да, эксперты сказали, что качество материала совпадает.

Югава, оглядевшись по сторонам, нашел еще две алюминиевые пластины. Затем поискал взглядом в траве и поднял провод в черной оболочке.

– На кой черт тебе провод? – удивился Кусанаги.

Югава, не отвечая, внимательно осмотрел конец провода. Выходящий из оболочки кончик жилы оказался сильно оплавлен.

Не выпуская провода из руки, он прошел несколько шагов и обнаружил, что его противоположный конец был прикручен к валявшемуся в нескольких метрах от пруда сильно проржавевшему тонкому металлическому каркасу.

– Помнится, такой же провод подняли вместе с трупом, – заметил Кусанаги.

Югава развернулся так резко, что едва не слетели очки.

– И куда вы его выбросили?

– Вовсе не выбросили. Он же может иметь какое-то отношение к преступлению. Наверно, передали экспертам-криминалистам.

– Можно на него посмотреть?

– Думаю, можно. Я спрошу.

Югава удовлетворенно кивнул.

– Неплохо бы еще кое-что разузнать.

– Что именно?

– Надо узнать в метеобюро, в какие дни этим летом случалась гроза.

– Гроза?

– А лучше всего, если удастся узнать, когда гроза была в этом районе.

– Наверно, это несложно. Но при чем здесь гроза?

Югава, вновь устремив глаза в сторону озера, только многозначительно усмехнулся.

– Мне так не нравится, – возмутился Кусанаги. – Ты что-то понял?

– Еще рано что-либо утверждать. Вот когда разберусь окончательно, все объясню.

– Мы так не договаривались. Если ты хоть что-то понял, не томи, рассказывай!

– Извини, но у нас, ученых, не принято выбалтывать свои гипотезы до тех пор, пока мы не проведем эксперимент и не получим положительных результатов. – Югава протянул Кусанаги три алюминиевые пластины и провод.

– Возвращаемся?




6


Детективы Кусанаги и Оцука встретились с Ёсихисой Сасаокой в Синдзюку, в офисе довольно сомнительной фирмы под названием «Корпорация S amp;R».

– В основном мы занимаемся оптовыми поставками персональных компьютеров нашим постоянным клиентам. Кроме того, у нас налажены связи с компаниями, разрабатывающими программы. В последнее время дела пошли в гору, – рассказал Сасаока в ответ на вопрос о роде его занятий.

Лет сорока пяти. Язык хорошо подвешен. На один вопрос получаешь десяток ответов. Однако если внимательно прислушаться к его разглагольствованиям, станет понятно, что в них не содержится никакой полезной информации, все очень обтекаемо. В глубине помещения, за перегородкой, пусто, никаких признаков бурной деятельности. Да и в его словах: «Может быть, вы, господа детективы, купите у меня компьютеры? Для вашей работы это очень пригодится», – слышалась откровенная издевка. Невольно вспомнились слова Акиё – «скользкий тип».

Прежде всего Кусанаги спросил, был ли он знаком с Синъити Какимото. Тотчас лицо Сасаоки приняло скорбное выражение.

– Не знаю, можно ли назвать это знакомством… Он вылечил половину моих задних зубов. – Сасаока потер подбородок. – Какое же несчастье! Когда я узнал от его супруги, что он исчез, меня это ужасно взволновало – не оказался ли он замешан в какую-то скверную историю… Но прошло два месяца, и, честно говоря, было мало шансов, что он еще жив. Все это ужасно! Нет слов.

– Вы присутствовали на похоронах? – спросил Кусанаги.

– Увы, обстоятельства работы не позволили. Я послал телеграмму с извинениями.

– Откуда вы узнали, что найден труп Какимото?

– Из газет. Сообщалось, что его нашли благодаря тому, что какие-то пацаны выставили в школе слепок лица Какимото. Я тогда же позвонил его супруге и спросил о том, где состоятся похороны.

– Понятно. Некоторые газеты действительно раздули это как дешевую сенсацию.

Кусанаги невольно вспомнил кричащие заголовки: «Школьный экспонат – маска смерти», «Полиция расследует сверхъестественный феномен», «Неразрешимая загадка»…

– И впрямь странная история. Зачем понадобилось бросать в озеро маску с лица покойного? – Сасаока, скрестив на груди руки, задумчиво склонил голову. Затем вопросительно поднял глаза на Кусанаги. – Полиция смогла что-нибудь выяснить на этот счет?

– Следствие еще не окончено. Задействованы лучшие эксперты-криминалисты. Мой начальник, человек крайне суеверный, считает, что на случайно оказавшейся рядом металлической пластине запечатлелась ненависть убитого к убийце. Вы ведь знаете все эти рассказы о духах, мстящих своим обидчикам…

Кусанаги, конечно, соврал. Его начальник был прагматиком до мозга костей, презирающим все, что противоречит научным данным.

– Неужели такое возможно?

Сасаока нервно улыбнулся. Кажется, слова Кусанаги произвели на него впечатление.

– И чем же я могу вам помочь? – Он отвернул рукав пиджака от Армани и демонстративно посмотрел на часы. – Я в вашем распоряжении, готов ответить на любые вопросы.

Говорил он любезным тоном, но в то же время всем своим видом хотел показать, что не располагает никакой важной информацией.

– Нас интересует лошадь, – сказал Кусанаги, – скаковая лошадь. Вы ведь обращались к Какимото с предложением о совместной покупке?

– А, вы об этом!… – Сасаока смиренно кивнул. – Досаднейшая история. Раскаиваюсь, что втянул Какимото в это предприятие, наобещал, а в результате только зря его потревожил.

– Вы хотите сказать, что покупка на паях не состоялась?

– Дело было многообещающим – чистокровный жеребец! Но пока я собирал желающих поучаствовать, время было упущено, и нас опередили. История, в сущности, банальная.

– Вы вели переговоры через брокера?

– Да.

– Не могли бы сообщить нам его координаты? Всего лишь формальная проверка.

– Как вам угодно. Где-то была его визитка… – Сасаока сделал вид, что порылся в грудном кармане, и досадливо щелкнул языком: – А, вспомнил! Она у меня дома. Позвольте, я вам потом сообщу?

– Разумеется. Оцука, свяжись сегодня вечером с господином Сасаокой.

Оцука кивнул.

– Какая-то нелепая ситуация. Как будто меня в чем-то подозревают… – сказал Сасаока, продолжая любезно улыбаться.

– Извините, я прекрасно понимаю, как вам это неприятно, но вы должны понять, что и мы со своей стороны не можем пренебречь тем фактом, что с банковского счета Какимото была переведена значительная сумма денег.

– Значительная?

– Да, десять миллионов иен. Для нас, госслужащих, это большие деньги. Вы получили чек на эту сумму? – спросил Кусанаги, глядя прямо в глаза собеседнику.

Сасаока откашлялся.

– Да. Это деньги за лошадь.

– Судя по всему, чек вы обналичили, а что стало с деньгами после?

– Разумеется, я их вернул. Господину Какимото.

– В какой форме? Перевели на его счет?

– Нет, вернул живыми деньгами. Привез ему домой.

– Когда это произошло?

– Дайте вспомнить… Уже довольно давно. Кажется, в конце июля.

– У вас сохранились какие-нибудь расписки, подтверждающие это?

– Когда я взял чек, то написал расписку в его получении, поэтому, вернув деньги, получил ее обратно.

– Она у вас есть?

– Нет, я ее выбросил. Зачем она мне? Только напоминание об этой злополучной истории.

Сасаока вновь посмотрел на часы. Сделано это было очень демонстративно. Видимо, хотел намекнуть, что пора закругляться.

– Последний, чисто формальный вопрос, – сказал Кусанаги, сделав ударение на «формальный». – Не могли бы вы рассказать, что делали в течение десяти дней, начиная с восемнадцатого августа, чем подробнее, тем лучше.

Сасаока слегка покраснел. Но по-прежнему смотрел, не опуская глаз, на детективов, любезно улыбаясь.

– Значит, вы все-таки меня подозреваете!

– Извините. Но с точки зрения людей, расследующих преступление, все так или иначе причастные – подозреваемые.

– Надеюсь, вы скоро вычеркнете меня из этого списка. – Сасаока раскрыл лежавший под рукой деловой ежедневник. – Вас интересует начиная с восемнадцатого…

– Да.

– Отлично! У меня есть алиби.

– Какое алиби? – спросил Кусанаги.

– Как раз в тот день я улетел в Китай. На две недели. Вот, видите, здесь все зафиксировано. – Он протянул ежедневник, раскрытый на соответствующей странице.

– Вы летели один?

– Ну что вы! Разумеется, с деловыми партнерами, вчетвером. Если пообещаете не беспокоить их понапрасну, я сообщу вам телефоны.

– Конечно, обещаем.

– Тогда подождите минутку. – Сасаока поднялся и исчез за перегородкой.

Кусанаги переглянулся с сидевшим рядом Оцукой. Молодой следователь с сомнением покачал головой.

Вскоре Сасаока вернулся. В руках он держал объемистую папку для визиток.

– Вылетали из Нариты? – спросил Кусанаги, переписывая имена и телефоны с визиток, на которые указал Сасаока.

– Да.

– Какой рейс?

– Около десяти утра. Впрочем, я уже в восемь был в аэропорту. Мы договорились встретиться в половине девятого.

– Понятно.

Кусанаги мысленно посчитал время. Синъити Какимото выехал из дома в шесть утра. Возможно ли было подловить его по дороге, убить, сбросить тело в Тыквенное озеро, отогнать машину в Сайтаму, а после успеть к восьми часам в аэропорт?

Ему хватило нескольких секунд, чтобы прийти к выводу – это невозможно.




7


Отправив в рот горсть попкорна, неизвестно почему завалявшегося у Югавы, Кусанаги похлопал ладонью по спинке металлического стула.

– Все равно, что ни говори, тип – подозрительный. Кроме него, никого на примете, – сказал он, после чего хлебнул из чашки растворимого кофе. Из-за водопроводной воды у кофе был сильный привкус железа, но сегодня сыщик был не в том настроении, чтобы предъявлять претензии.

– Однако у твоего противника несокрушимое алиби, – сказал Югава, стоявший у окна с чашкой в руках.

Редкий случай – окно было раскрыто. Легкий ветерок колыхал штору, полы белого халата, теребил его коричневатые волосы.

– А тебе не кажется это странным? Именно в тот день, когда исчезает Синъити Какимото, этот тип улетает в Китай.

– Если это случайное совпадение, ему крупно повезло. Не будь у него алиби, представляю, какой бы ты устроил ему допрос с пристрастием!

– В наше время это не практикуется.

– Ну уж и не знаю… – Югава, продолжая держать чашку, повернулся в сторону окна. Лучи заходящего солнца коснулись его лица.

Кусанаги вновь запихнул в рот горсть попкорна.

Он тщательно изучил алиби Сасаоки, и все им сказанное подтвердилось. Сотрудники фирмы, сопровождавшие его в путешествии, согласно показали, что восемнадцатого августа в половине девятого они встретились с ним в аэропорту. Разумеется, во время путешествия он не мог тайком вернуться на родину.

Однако, с точки зрения мотивов преступления, Сасаока вызывал наибольшие подозрения. Брокер, на которого он указал, сообщил, что действительно разговоры о покупке скаковой лошади велись, но ничего конкретного. Больше того, он впервые от детективов услышал о якобы предполагавшейся покупке на паях.

После изучения окружения Сасаоки выяснилось, что до этого лета у него были серьезные долги перед несколькими финансовыми организациями. Однако летом он смог полностью расплатиться со всеми. Кусанаги предполагал, что часть из десяти миллионов иен, полученных у Какимото, пошла на уплату долгов.

Но сейчас он был вне досягаемости. Как ни крути, он не мог физически совершить преступление.

– Кстати, ты выяснил то, о чем я тебя просил? – Югава повернулся в сторону комнаты. – О грозах.

– А, это… Разумеется, узнал. – Кусанаги достал из внутреннего кармана блокнот. – Но какое это имеет отношение к нашему делу?

– Не важно, скажи, что ты узнал.

– Между прочим, не так просто добывать информацию, когда не знаешь цели. – Кусанаги открыл блокнот. – Начиная с июня…

– Достаточно с августа, – резко оборвал его Югава.

Кусанаги недовольно взглянул в лицо приятеля, но не понял, что оно выражает, – тот стоял против света.

– Ты говорил про лето. Вот я и спрашивал, начиная с июня.

– Спасибо. Но все-таки достаточно августа. – Югава невозмутимо поднес чашку ко рту, как будто не замечал раздражения своего приятеля.

Кусанаги, вздохнув, вновь посмотрел в блокнот.

– В середине августа грозы были по всему региону Канто, а именно…

– Ограничимся Токио. Ведь Тыквенное озеро расположено в западной части Токио.

Кусанаги ударил блокнотом по столу.

– Почему ты сразу об этом не сказал? Облегчил бы мне работу!

– Извини, – сказал Югава, – продолжай.

Пробормотав проклятья, Кусанаги вновь открыл блокнот.

– В районе Тыквенного озера в августе грозы были двенадцатого и семнадцатого. В сентябре – шестнадцатого.

– Подожди минутку!

– Что теперь?

– Ты сказал: семнадцатого августа. Точно семнадцатого?

– Все так, – сказал Кусанаги, несколько раз перечитав запись. – А в чем дело?

– Значит, семнадцатого… Семнадцатого августа. А в следующий раз гроза была шестнадцатого сентября…

Югава поставил чашку на стол, сунул левую руку в карман халата и принялся медленно расхаживать по комнате. Правой он почесывал затылок.

– Эй, ты чего? Это все, что тебя интересует? – Кусанаги с удивлением наблюдал за кружащим по комнате приятелем.

Вдруг Югава остановился. В тот же миг замерла и рука, чесавшая затылок. Устремив глаза в одну точку, он застыл как статуя.

И вдруг рассмеялся. Это было так неожиданно, что Кусанаги было подумал, что его приятель рехнулся.

– Сколько дней он был в поездке? – спросил Югава.

– Что?

– Этот тип, которого ты подозреваешь. Как долго он был в Китае?

– Две недели.

– Две недели… Короче, вернулся в Японию в начале сентября.

– Ну и что?

– Нельзя ли предположить, что он совершил преступление после возвращения? Тогда не дающее тебе спать алиби разлетится вдребезги.

– У меня была такая мысль. Но, увы, это невозможно.

– Из-за времени, прошедшего после убийства?

– В общем, да. Специалисты говорят, что, судя по степени разложения трупа, убийство имело место самое позднее двадцать пятого августа. А уж сентябрь точно исключается.

– Вот как? – Югава опустился на стул. – Значит, убийство в сентябре невозможно. Понятно, понятно. – Он вновь засмеялся, плечи его затряслись. – Так и есть. Иначе и быть не могло.

– Что ты хочешь сказать?

Югава закинул ногу на ногу, обхватил руками колено.

– Детектив Кусанаги! Мне кажется, вы здорово запутались. Нет, извините, преступник вас запутал.

– Что ты хочешь сказать?

– Ладно, слушай. – Югава кончиками пальцев поправил очки. – Убийство произошло не позже семнадцатого августа.

– Что?

– Никаких сомнений. Короче, утверждение о том, что убитый был жив восемнадцатого августа, – брехня.




8


Акиё Какимото призналась в том, что совершила преступление вместе с Ёсихисой Сасаокой, ровно через три недели после того, как школьники нашли «посмертную» маску, в воскресенье. После ареста Сасаоки она уже была близка к тому, чтобы начать давать признательные показания, а когда на ставне гаража были найдены отпечатки пальцев Сасаоки, ей просто не оставалось ничего другого, как рассказать все начистоту.

– Это его идея – убить мужа! – заговорила она, чуть не брызжа слюной. – Я этого не хотела, но он пригрозил, что, если я не соглашусь, он обо всем расскажет мужу, я была в безвыходном положении!

Подо «всем» имелась в виду связь с инструктором спортивного клуба. По ее словам, Сасаока пронюхал об этом и стал ее шантажировать.

Однако версия Сасаоки была несколько иной.

– Она говорит, что это я ее подбил? Чушь! Именно она обратилась ко мне за помощью, мол, муж узнал об измене и вот-вот подаст на развод. Обещала, что, если я помогу ей, она простит мне мой долг. Деньги, взятые на покупку лошади. Но я брал деньги, действительно намереваясь купить лошадь. Ни о каком мошенничестве я и не помышлял. Эта женщина – страшный человек. Она меня использовала.

Детективы, участвовавшие в расследовании, пока что не могли решить, кто из двоих говорит правду. Кусанаги, как и многие его коллеги, считал, что и Акиё, и Сасаока в своих показаниях не вполне искренни. Хотя бы потому, что оба активно участвовали в осуществлении задуманного преступления.

По их словам, убийство произошло вечером шестнадцатого августа. Когда Синъити Какимото отправился в ванную, Акиё, дав знак Сасаоке, впустила его в дом, и он убил ее мужа ударами молотка.

От трупа они избавились утром следующего дня. Сасаока, воспользовавшись «ауди», принадлежавшим Какимото, отвез труп к Тыквенному озеру и утопил. На обратном пути он оставил машину в Сайтаме.

Но главное дело предстояло провернуть на следующий день. Они хотели создать видимость того, что Синъити в то утро был еще жив, и тем самым обеспечить себе полное алиби. Для этого они заранее подготовили похожую «ауди» и подгадали так, чтобы соседи видели, как машина выезжает из гаража дома Какимото. Но именно эта уловка и стала для них роковой.

Исходя из предположения, что убийство произошло не позже семнадцатого августа, Кусанаги постарался выяснить, где в то время Сасаока мог добыть «ауди». В результате оказалось, что у одного из его друзей по скачкам есть машина той же марки. Этот человек, судя по всему не причастный к преступлению, подтвердил, что восемнадцатого августа уступил на время свою машину Сасаоке.

Задним числом казалось, что дело яйца выеденного не стоит. Но из-за того, что Акиё Какимото сама первой дала повод подозревать Сасаоку, Кусанаги упустил из виду, что они оба могут быть соучастниками преступления. Предположив, что следователи рано или поздно выйдут на Сасаоку, они решили этим воспользоваться, и план их прекрасно сработал.

– Но как ты догадался, что преступление было совершено до семнадцатого августа? – вновь и вновь спрашивал у Кусанаги начальник.

И каждый раз Кусанаги отвечал, постукивая пальцем по лбу:

– Такой вот я башковитый!




9


На двери здания значилось: «Лаборатория высокого напряжения». Кроме того, желтая надпись грозно предупреждала: «Опасно! Посторонним вход строго воспрещен!» Уже одно это заставило Кусанаги понервничать, а когда он вошел и осмотрелся, ноги у него подкосились. При взгляде на гигантские изоляторы, которые он видел только по телевизору и на фотографиях, ему показалось, что он очутился внутри электростанции. На полу извивались, как змеи, бесчисленные кабели.

– Когда попадаешь в такое место, главная мысль: как бы случайно к чему не притронуться, – сказал он в спину решительно идущему впереди Югаве. – Я абсолютно ничего не смыслю в электричестве. Кажется, вот-вот откуда-нибудь ударит током. Надеюсь, что это не так…

Остановившись, Югава обернулся:

– Иногда бывает.

– Что?

– Например, взгляни вон на тот ящичек, возле тебя. Знаешь, что это?

Кусанаги посмотрел вправо. Там стоял железный ящик размером с большую газовую плиту. Наверху – два выступа, только и всего. На какой-либо прибор не похоже.

– Понятия не имею. Даже не буду гадать. Что это?

– Конденсатор, – сказал Югава. – Слышал о таком?

– Конечно, конденсатор! Помнится, что-то учили в школе на уроках физики, – радостно ответил Кусанаги и в то же время подумал: чему я так глупо улыбаюсь?

– Можешь дотронуться. Возле выступов.

– Это не опасно? – Кусанаги осторожно протянул руку.

– Во всяком случае, не смертельно, – равнодушно сказал Югава. – Может подбросить вверх, если ударит током.

Кусанаги поспешно отдернул руку.

– Надеюсь, шутка?

– Как правило, все находящиеся здесь конденсаторы отключены от питания. Но при долгом бездействии они накапливают статическое электричество. Если бы конденсатор этого класса был полностью заряжен, тебе бы сразу капец.

Кусанаги отскочил и бросился с кулаками на Югаву:

– Так чего же ты сразу не предупредил, чтобы я не дотрагивался!

– Не волнуйся. Посмотри на выступы – видишь, они соединены кабелем. В таком случае электричество не накапливается. – Усмехнувшись, Югава вновь зашагал вперед.

Посреди беспорядочно заставленной оборудованием лаборатории в глаза бросалась прямоугольная емкость с водой, вроде аквариума, размером с ванну. Благодаря стенкам из прозрачного плексигласа можно было без труда видеть погруженные в воду предметы, от которых тянулись провода.

– Подойди ближе.

– Опять какая-нибудь страшилка?

– Не поверишь, но это необходимо для твоего расследования.

Подчинившись, Кусанаги заглянул внутрь аквариума. И невольно ахнул.

Первое, что поразило, – стоящая под водой голова манекена. Скорее всего, женская, но без волос. В нескольких сантиметрах от лица была установлена та самая алюминиевая пластина. Чуть дальше свисал электропровод. На конце он был оголен и как будто растрепан.

– Я попытался воссоздать ситуацию на Тыквенном озере, – объяснил Югава.

– Так вот как все было!

– Приблизительно.

– И каким образом получилась наша алюминиевая маска?

– Именно это я и собираюсь тебе продемонстрировать.

Югава прошел вдоль тянущегося от аквариума провода. Конец был подсоединен к какому-то явно кустарно сооруженному агрегату. Основой выступал конденсатор, похожий на тот, который только что так напугал Кусанаги. Но этот был намного больше.

– Всего лишь устройство для имитации грозы, – объяснил Югава.

– Грозы?

– Видишь, вон там электроды с противоположными полюсами.

Он указал на устройство с закрепленными на нем на расстоянии нескольких десятков сантиметров медными электродами.

Присмотревшись, можно было заметить, что один из электродов соединен с проводом, тянущимся от аквариума.

– С помощью этого можно устроить небольшую грозу.

– И что тогда будет?

– В Тыквенном озере нашли электропровод, правильно?

– Да.

– Этот провод был намотан на какой-то железный каркас, валявшийся на берегу. Помнишь?

– Разумеется.

– Как тебе удалось разузнать, семнадцатого августа в этом районе была сильная гроза. Более того, зафиксировано, что молния ударила возле озера.

– В этот железный каркас?

– Да, – кивнул Югава. – Он сыграл роль громоотвода. Как ты знаешь, молния по своей сути – это электрический разряд. Скопившаяся в грозовой туче электрическая энергия мгновенно разрядилась в железный каркас. Понимаешь?

Кусанаги кивнул. Даже ему, профану в физике, было нетрудно представить эту картину.

– И что же стало с электроэнергией, устремившейся в железный каркас? В обычных условиях она бы ушла в землю. Частично так и произошло. Но к каркасу оказался примотан провод, еще лучше проводящий электричество. Большая часть электроэнергии должна была через него попасть в озеро. – Сказав это, Югава показал пальцем на емкость с водой.

– И что дальше? – заторопил его Кусанаги. До сих пор в объяснении все было понятно.

– Однако, – продолжал Югава, – что бы случилось, если бы этот провод оказался недостаточно толстым, чтобы пропустить такое громадное количество энергии? Или, допустим, он был в каком-то месте поврежден?

Несколько секунд подумав, Кусанаги покачал головой:

– Не знаю. Что?

– Вот мы и проверим на эксперименте, – сказал Югава, доставая из кармана очки и протягивая их Кусанаги.

– А это еще зачем?

– Для безопасности. Очки без диоптрий. Надень на всякий случай.

– А что может произойти?

– Стенки могут не выдержать – надо защитить глаза от осколков.

Вняв предостережению, Кусанаги поспешно надел очки.

– Ну, начнем! – Югава начал медленно вращать диск стоящей рядом машины. – Сейчас я загружаю электричество в конденсатор. Другими словами, если угодно, создаю грозовую тучу.

– А не может так получиться, что молния по ошибке ударит в нас? – спросил Кусанаги. Разумеется, он хотел пошутить.

– Вряд ли. Если, конечно, я чего-то не напутал в электроцепи.

Побледнев, Кусанаги посмотрел на сосредоточенное лицо приятеля.

– Зарядка конденсатора завершилась, – сказал Югава, взглянув на электроды. – Сейчас между двумя электродами разница в напряжении в несколько десятков тысяч вольт. Эти два полюса разделяет стена под названием воздух. Но если напряжение станет достаточно высоким, чтобы пробить эту стену…

Это все, что он успел сказать. В следующий миг раздался сильный грохот, и Кусанаги увидел, как между двумя электродами пробежала искра. Почти одновременно с этим послышался тихий треск в аквариуме.

– Что это?

Кусанаги бросился было к аквариуму, но Югава схватил его за руку.

– Было бы глупо под самый конец погибнуть от удара током. – Проделав какие-то манипуляции, он похлопал Кусанаги по спине: – Теперь можно, идем, посмотрим.

Они приблизились к аквариуму. Заглянув внутрь, Кусанаги не мог сдержать удивления.

– Кажется, получилось! – Югава запустил обе руки в аквариум и вытащил голову манекена. К его лицу плотно прилипла тонкая алюминиевая пластина. Он осторожно снял ее и со словами:

– Получите ваш заказ! – протянул Кусанаги.

Взяв в руки пластину, Кусанаги стал внимательно ее рассматривать. Она была изогнута, поразительно точно воспроизводя весь рельеф лица манекена.

– В чем же фокус?

– Ударная волна.

– Ударная волна?

– Поскольку электроэнергия была слишком большой мощности, провод на одном участке не выдержал – расплавился и разорвался. Это произошло мгновенно. Как перегорает пробка.

Югава достал из воды электропровод. Его конец сильно оплавился. Точь-в-точь как провод, найденный в Тыквенном озере.

– В этот момент в воде образовалась мощная ударная волна. Под ее воздействием алюминиевая пластина облепила лицо манекена.

– И в результате получилась маска, – пробормотал Кусанаги.

– Эта техника известна с давних времен, но сейчас она практически вышла из употребления. Я тоже впервые увидел своими глазами, как это происходит. Очень поучительно.

– Бывают же на свете чудеса!…

– Ничего чудесного. Вполне предсказуемый результат. Я же тебе говорил – многие загадочные явления, будоражащие общественность, это проказы газов и жидких тел. То, что мы наблюдали, всего лишь один из примеров.

– Нет, я под чудом имел в виду другое. – Кусанаги поднял глаза. – Если бы не нашли маску, не обнаружили бы труп. Кроме того, не смогли бы по грозе определить день, когда произошло преступление. Если вдуматься во все это, можно поверить, что ненависть Синъити Какимото к своему убийце воплотилась в маске. Впрочем, ты терпеть не можешь всех этих оккультных вещей и наверняка скажешь, что я несу чушь…

Кусанаги был уверен, что Югава начнет над ним иронизировать. Но тот повел себя иначе. Он достал из кармана халата сложенный листок бумаги. Ксерокс с какого-то текста.

– Помнишь, когда я услышал о железной маске, я спросил тебя о ружье? Проводят ли в окрестностях Тыквенного озера охоту с ружьями?

– Да, помню. И что означал твой вопрос?

– Честно говоря, я уже тогда заподозрил, что маска – результат воздействия ударной волны. Но каким образом образовалась эта ударная волна, я еще не знал. Поэтому первой моей мыслью было – ружье.

– Это можно сделать с помощью ружья?

– Если выстрелить в воде, получится тот же эффект. Но чтобы создать металлическую форму, какого-нибудь пистолета недостаточно. Необходима мощность именно ружья.

– М-да… – неопределенно кивнул Кусанаги, с трудом представляя, как такое возможно. – Но какое это имеет отношение к нашему нынешнему разговору?

– Существует специальная техника моделирования коронок. Их надевают на зуб с помощью силовой ударной волны, аналогичной той, что создается ружейным выстрелом. Ее разработали в одном нашем университете. – Югава протянул Кусанаги листок, который держал в руках. – Вот ксерокопия статьи, посвященной этому методу. Взгляни.

– Да чего там смотреть!

– Погляди, погляди. – Югава чуть ли не силой впихнул ему листок.

Кусанаги пробежал его глазами. Как и ожидал – ничего не понял.

– И к чему все это?

– Посмотри на имена авторов.

– Имена авторов? – как попугай, повторил Кусанаги и посмотрел в начало статьи. Там стояли три фамилии. Увидев третью, он ахнул.

Третьим был – Синъити Какимото.

– Будучи студентом, покойный, как видишь, изучал технику формовки под действием ударной волны, – сказал Югава. – После того как его убили и бросили в озеро, его дух вспомнил об этой технике и создал посмертную маску. Как тебе эта история?

Некоторое время Кусанаги стоял, разинув рот. Но затем усмехнулся и посмотрел на приятеля.

– Вот уж не думал, что физики верят в оккультные явления!

– Но даже физики иногда шутят.

С этими словами Югава, размахивая полами белого халата, направился к выходу.




Часть 3

Гнилое сердце





1


Как будто не в силах остановиться, мужчина все гладил и гладил ее ляжку. Сатоми небрежно отстранила его руку и, обмотавшись висевшим на стуле полотенцем, уселась перед зеркалом. Вынула из сумочки расческу и принялась расчесывать спутанные волосы.

Мужчина, развернув тучное тело, взял со стола сигареты, сунул одну в рот и закурил, щелкнув дешевой зажигалкой. С первого дня знакомства Сатоми поняла, что имеет дело со скупердяем, который экономит на всем.

– Ты подумала, о чем я тебе говорил? – спросил мужчина, откинувшись на две положенные одна на другую подушки.

– О чем это? – спросила она, расчесывая волосы.

– Забыла? О том, чтобы жить вместе.

– А-а, об этом…

Разумеется, не забыла. Просто хотела избежать этой постоянно возникающей темы.

– А ты подумал о своих детях, что они скажут?

– О них не беспокойся. Они уже взрослые, последнее время их и дома-то не увидишь. После смерти жены они все больше от меня отдаляются. Так что не им осуждать отца.

– Ясненько…

– Ну же, Сатоми… – Мужчина положил сигарету в пепельницу и, не слезая с кровати, на четвереньках подполз к ней, обнял со спины. – Давай жить вместе! Я уже не могу и на час с тобой разлучаться!

– Мне, конечно, приятно это слышать, но…

– Тогда в чем же проблема? Буду покупать тебе все, что захочешь. И эти, как их, долги спишу. Ну что еще пообещать, чтобы тебя уговорить?

– Ладно, я подумаю.

– Да чего там думать! Или… – Мужчина крепко сжал плечи Сатоми. – У тебя есть кто-то другой?

– Никого у меня нет! – рассмеялась Сатоми, глядя в зеркало на мужчину.

– Не врешь? Если у тебя есть другой и ты задумала меня бросить…

– «Тогда возвращай деньги». Все понятно. Я тебе многим обязана и не собираюсь тебе изменять.

– Вот и отлично. А то, знаешь, в ярости у меня крышу сносит… – Сказав это, мужчина шутливо сдавил ее шею.

Сатоми Найто снимала квартиру в районе Сугинами. Двухэтажный дом был расположен в плотно застроенном жилом квартале. Квартира в самом конце коридора, с типичной планировкой – гостиная, спальня, кухня.

Когда она собиралась уже подняться к себе, из тени закутка под лестницей, где обычно ставили велосипеды, вынырнул человек.

– Сатоми!…

Услышав свое имя, она резко остановилась. Всмотревшись в полумрак, увидела, что это Сёити Таноуэ.

– Ты меня напутал. Что ты здесь делаешь?

– Тебя жду.

Как всегда, угрюмый тон Таноуэ вызвал у Сатоми раздражение.

– Не надо меня поджидать! Если есть какое-то дело, мог бы сказать на работе.

– Но ведь ты сама велела мне после работы прийти к киоску, – обиженно сказал Таноуэ.

– Ах да. – Сатоми пожала плечами. – Кажется, что-то такое было.

– Сегодня утром.

– Извини, забыла.

– Чего уж теперь… Может, прошвырнемся куда-нибудь? Перекусим.

– Сейчас? Давай завтра. Я ужасно устала.

– Ну хоть ненадолго…

Щенячьи глаза Таноуэ внушали ей тоску. Все же было неловко, что она заставила его ждать понапрасну. Но главное, в голове сидело, что и у него она взяла в долг.

– Ну если только на пару минут…

Зашли в кафе возле метро. Таноуэ заказал себе кофе, Сатоми – пиво и картофель фри.

– Давай по-быстрому, а то я и вправду устала, – сказала она бесцеремонно и начала жевать картофель, запивая пивом.

Таноуэ прихлебывал кофе. Вдруг выпрямился.

– У меня для тебя кое-что есть.

Он положил на стол маленькую коробочку.

– Что это?

– Посмотри.

Ожидая очередного занудного разговора, Сатоми взяла в руку коробку, открыла крышку. В маленьком футляре лежало серебристое колечко.

– Я сам сделал. По секрету от бригадира, – гордо сказал Таноуэ.

– Какая прелесть!

На колечке был узор из мелких цветочков и листьев. На вкус Сатоми узор был пошловатый, впору какой-нибудь школьнице.

– Ты понимаешь, что я хочу этим сказать, – продолжал Таноуэ. – Давай вернемся в Ниигату. Прошу тебя!

Сатоми метнула на него взгляд исподлобья. Затем открыла сумочку и достала «Мальборо лайт». Она уже не раз слышала эти слова. Поэтому не удивилась.

– Вернемся в Ниигату, и что дальше?

– Ну… Создадим семью. Скоро родительский дом перейдет ко мне.

Сатоми позабавило, что это отдающее нафталином выражение – «создать семью» – в устах Таноуэ звучало совершенно естественно. А ведь ему всего двадцать пять.

– Кажется, мы уже много раз говорили на эту тему. У меня еще нет желания за кого-либо выходить замуж.

– Не говори так. Лучше хорошо все обдумай. Я готов на все, чтобы сделать тебя счастливой. Я все сделаю ради тебя! – Таноуэ умоляюще сложил ладони.

«Почему мне так не везет на мужиков! – с тоской подумала Сатоми. – Вот и этот Таноуэ, всего раз переспали, и уже вообразил, что я принадлежу ему!»

Впрочем, с этим все просто. А вот тот, другой, от него будет не так легко отвязаться. Если что-то срочно не предпринять… В памяти всплыло лицо мужчины, с которым она только что встречалась.

– Или у тебя есть какая-то другая причина? – спросил Таноуэ.

– Другая причина? В каком смысле? – Сатоми, склонив голову набок, выпустила изо рта струйку дыма.

– Причина, мешающая тебе выйти замуж.

Она хотела сказать, что такой причины нет и быть не может, но прикусила губу. Стряхнула пепел в пепельницу.

– Ты почти угадал.

– Так в чем дело? – Таноуэ подался вперед. – Если я могу тебе чем-то помочь, скажи, не скрывай.

Глядя на серьезное лицо Таноуэ, ей захотелось над ним посмеяться.

– Убьешь ради меня человека?

– Что?…

– Есть один мужик, который держит меня на коротком поводке. Чтобы с ним расстаться, нужны деньги. Большие деньги. У меня таких нет. Пока я с ним не рассчитаюсь, я не могу думать о замужестве.

Лицо Таноуэ побелело, точно от него отхлынула вся кровь.

Сатоми воскликнула:

– Шутка! Ты что – шуток не понимаешь? У меня и мысли не было кого-то убивать.

Окаменевшее лицо Таноуэ постепенно обмякло.

– Ты правда пошутила?

– Ну разумеется! Я не такая дура. – Сатоми раздавила сигарету в пепельнице.

Домой Сатоми вернулась во втором часу ночи.

После того как рассталась с Таноуэ, ей было как-то не по себе, и она зашла в бар. Пока сидела у стойки, к ней один за другим подходили мужчины, но все они, судя по виду, не отличались большим достатком.

Она повалилась в постель. Рядом с ней на вешалках тесно висели дорогие платья известных марок. Главная причина, почему она оказалась в нынешнем положении.

В этот момент зазвонил телефон. Недоумевая, кто может звонить в такое позднее время, она подняла трубку.

– Алло, это я… – Голос принадлежал Таноуэ.

– Что еще?

– Послушай… – Таноуэ замялся.

– Ну же, я уже сплю; если есть дело, говори быстрее.

– Извини… То, что ты сказала… это и правда шутка?

– Ты о чем?

– Я много думал: если у тебя и вправду большие проблемы и ты хочешь убить этого человека…

– Что тогда?

– Если это так, мне кажется, есть один хороший способ.

– Хороший способ?

– Да. Можно сделать так, чтобы создалось полное впечатление того, что человек умер от болезни, и, даже если полиция заподозрит постороннее вмешательство, никто никогда не догадается, как все произошло.

– Неужели?

– Если ты уверена в своем решении и позволишь помочь тебе…

– Спокойной ночи. Кончай пороть всякую чушь… – Она швырнула трубку.




2


Киноскэ Такадзаки впервые за пять месяцев зашел в свой дом, расположенный в районе Это. Впервые после смерти матери. Хоть его и звали на поминальные службы, он каждый раз отговаривался занятостью в университете. Впрочем, его отец, который в своем образовании не пошел дальше школы, не выказывал недовольства по этому поводу.

Киноскэ ненавидел отца. Жене и детям тот каждый потраченный грош ставил в вину, а на любовниц денег не жалел. Если же кто-то осмеливался его упрекнуть, он огрызался:

– Отстаньте! Мои деньги, как хочу, так и трачу!

Его самой большой гордостью было то, что он еще в юном возрасте сумел стать директором супермаркета.

Именно поведение отца, по мнению Киноскэ, стало первопричиной скоропостижной смерти матери. И отнесся отец к ее кончине лишь как к удачной возможности сократить ненужные расходы.

Университет, в который поступил Киноскэ, был расположен недалеко от его дома, но он поселился в студенческом общежитии, чтобы избавить себя от пытки каждый день видеться с отцом. Денег, которые отец ежемесячно посылал ему, хватало лишь на оплату жилья. Приходилось подрабатывать.

Зная скупость родителя, Киноскэ и сегодня зашел домой не за деньгами. Он хотел забрать оставшиеся в его комнате диски с компьютерными программами.

Пройдя через ворота, взглянул на часы. Уже третий час. По будням в это время отец должен быть на работе.

Он вставил ключ в дверь, но когда попытался повернуть, ключ не шелохнулся. Дернул дверь за ручку, и она без всякого сопротивления открылась. Он почувствовал досаду. Неужели папаша уже вернулся с работы?…

Но еще раз тащиться сюда не хотелось, поэтому он решил все-таки войти в дом. Напряг слух, пытаясь понять, в какой комнате находится отец. Но не услышал ни звука.

Киноскэ поднялся по лестнице и запихнул нужные диски в попавшийся под руку бумажный пакет. Если повезет, можно будет уйти, не столкнувшись с отцом.

С пакетом в руке он на цыпочках спустился по лестнице. Никого.

Проходя по коридору, он мельком заглянул в приоткрытую дверь ванной. Собственно ванную предваряла комната для переодевания. В корзине, стоящей на стиральной машине, были навалены вещи отца.

Киноскэ скривился. Днем разлеживаться в ванне!

У него не было ни малейшего желания окликать его. Он крадучись направился к выходу, решив уйти незамеченным.

В это время зазвонил телефон.

Киноскэ стал поспешно надевать ботинки. Он знал, что в ванной комнате на стене установлен беспроводной телефон.

Однако никто трубку не снял. Телефон продолжал трезвонить.

Киноскэ повернулся в сторону ванной. Отец не мог не услышать звонка. Другими словами, ни в ванной, ни где-либо еще в доме отца нет.

Киноскэ снял ботинки и вернулся назад по коридору. Из телефона донесся сигнал автоответчика. После этого послышался бодрый мужской голос: «Это Моримото, из фирмы недвижимости. Вы уже приняли решение по вопросу, который мы обсуждали? Я перезвоню».

Киноскэ заглянул в предбанник. И здесь, и в ванной горел свет.

Вещи, лежавшие в корзине, несомненно принадлежали отцу. Он помнил эту вульгарную розовую рубашку.

Внезапно посмотрев под ноги, он увидел валяющуюся на полу перчатку. Грязная рабочая перчатка. Киноскэ в недоумении покачал головой. Он хорошо знал, что отец никогда не нисходит до работы, при которой он мог бы испачкать руки.

Он положил ладонь на дверь ванной. Толкнул.

Кунио Такадзаки лежал в длинной узкой ванне. Вытянув ноги, положив руки вдоль туловища. Опиравшаяся на край голова была повернута под неестественным углом.

Киноскэ поспешно закрыл дверь и схватил телефонную трубку. Сердце яростно колотилось. Но не от страха или потрясения.

Он все еще не мог поверить, что произошло чудо, о котором он так давно мечтал.




3


Скрип подошв спортивных тапочек, скользящих по полу спортивного зала. Мерные глухие, упругие удары. Ностальгические звуки, связанные у Кусанаги с воспоминаниями о беспечных студенческих годах.

Играли парами в бадминтон. В одной из пар был Манабу Югава. Он как раз стоял на подаче.

Югава подал в своей знаменитой манере – волан прошел низко, едва не коснувшись сетки, и полетел к передней линии. Соперник с трудом отразил его. Партнер Югавы, отошедший на заднюю позицию, ударил наотмашь. Некоторое время продолжался великолепный обмен ударами, пока наконец Югаве не повезло – волан пришелся ему прямо под удар.

Он резко взмахнул ракеткой – так, по крайней мере, это виделось со стороны, – но волан, неожиданно потеряв скорость, перепорхнул через сетку и опустился к ногам противника. Тот даже и шагу не успел ступить.

Судья объявил окончание игры. Соперники, улыбаясь, пожали друг другу руки.

Югава отделился от общей компании и подошел к Кусанаги.

– Сразу видно мастера! Вижу, рука еще способна творить чудеса! – сказал Кусанаги. – Я думал, ты напоследок ударишь наотмашь, а ты подрезал…

– Наотмашь, я бил наотмашь.

– Да, но…

– Все дело вот в этом. – Югава показал ракетку: одна средняя струна была порвана. – Волан попал прямиком в то место, где оборвалась струна. Видать, давно ты не играл в бадминтон, раз принял мой удар за подрезку.

Кусанаги скривился, потом несколько раз взмахнул в воздухе ракеткой. Приятное чувство!

– Нет желания иногда поиграть? – спросил Югава, обтираясь полотенцем. – Небось у вас, полицейских, в спортивном зале только дзюдо да кэндо? Скукота…

– Как можно ставить на одну доску профессиональную подготовку полицейских и ваше, извини, «проветривание мозгов»! А впрочем, надо как-нибудь с тобой сразиться. Вот только закончу с нынешним делом…

– Судя по твоему виду, ты опять увяз в каком-то муторном расследовании.

– Да уж, хуже некуда.

– И опять пришел ко мне за помощью?

– Нет, думаю, на этот раз и ты бессилен. Не твоя область.

– Не моя область?

– Тут скорее нужны медицинские познания, – сказал Кусанаги, после чего сунул руку во внутренний карман пиджака и достал поляроидную фотокарточку. – Вот тебе покойничек.

Югава принялся невозмутимо рассматривать снимок трупа.

– Разве не счастье – умереть, принимая ванну? А то отбросишь коньки, сидя на унитазе, и вот, пожалуйста, несмываемое пятно на всей биографии!

– Это все, что приходит тебе в голову при взгляде на этот снимок?

– Кажется, никаких внешних повреждений… Но что это за пятно на груди?

– В этом-то вся и штука. – Кусанаги сам еще раз посмотрел на фотокарточку.

Умершего звали Кунио Такадзаки. Он проживал в районе Это и был директором супермаркета.

Труп в ванне обнаружил сын, но он не сразу сообщил в полицию. Прежде всего он позвонил знакомому врачу и попросил срочно прийти. На тот момент у него и в мыслях не было, что существует вероятность насильственной смерти.

У Кунио Такадзаки было слабое сердце. Врач, которому это было известно, узнав о случившемся, решил, что произошел сердечный приступ. Однако, осмотрев труп, он заметил некоторые странности и вызвал полицию. Тотчас выехали местные оперативники. Но они не смогли определить, в чем причина загадочной смерти – несчастный случай, болезнь или убийство. Было доложено в центральное управление, которое откомандировало несколько детективов. В их числе Кусанаги.

– И к каким выводам пришли эксперты? – с интересом спросил Югава.

– Говорят, что никогда раньше такого не видели.

– Неужели?

– Самое простое объяснение – сердечный приступ и мгновенная смерть. Следов насилия нет, поэтому в обычном случае все бы согласились с таким диагнозом.

– Значит, есть что-то необычное?

– Пятно на груди. – Кусанаги показал пальцем на фотографию.

На груди трупа, со стороны сердца, отчетливо выделялось пятно, сантиметров десяти в диаметре. Серого цвета, не похоже ни на ожог, ни на внутреннее кровоизлияние. Сын заявил, что в этом месте на теле его отца родимого пятна не было.

– Результаты вскрытия принесли неожиданный результат.

– Что именно? Не томи, рассказывай.

– На месте этого серого пятна произошел некроз тканей.

– Некроз?

– Местное омертвение. Разумеется, вскоре после смерти у человека клетки кожи умирают. Но в районе этого пятна нечто другое. Впечатление, что ткань мгновенно разрушилась.

– Мгновенно? – Югава сунул полотенце в спортивную сумку. – Что говорит медицина?

– Врач, производивший вскрытие, сказал, что такое впервые в его практике.

– Может быть, яд?

– В теле покойного ничего не обнаружено. Специалисты не знают, существуют ли яды, способные оказать такое действие. Если исключить пятно, установлено, что смерть наступила в результате паралича сердца.

– Насколько я знаю, паралич сердца можно спровоцировать, – пробормотал Югава.

– Ты, наверно, имеешь в виду удар током. Разумеется, мы об этом подумали. Например, если погрузить в ванну удлинитель, подключенный к розетке. Однако у этого способа низкая эффективность. Подробностей не знаю, но тут какую-то роль играет путь, по которому идет электричество.

– Поскольку напряжение самое сильное непосредственно между двумя полюсами, чтобы удар был смертельным, сердце должно оказаться между ними.

– Но даже если причина смерти – удар током, это никак не объясняет появление серого пятна. Так говорят специалисты.

– Короче, ты в тупике, – усмехнулся Югава.

– Поэтому и зашел к тебе – немного развеяться.

– Всегда милости просим, если я действую на тебя так благотворно.

– Ты не занят? Если нет, может, выпьем чего-нибудь?

– Я всегда готов, но ты-то как? Имея на руках такое тяжелое дело…

– Еще неизвестно, преступление ли это вообще, так что я могу позволить себе немного расслабиться, – ответил Кусанаги.

Они зашли в пивную, в которой часто околачивались в студенческие годы после тренировок в секции бадминтона. Хозяйка, стоявшая за стойкой, узнала Кусанаги и встретила его с большим радушием. Услышав, что он стал полицейским, она отреагировала довольно странно:

– Ну и ну! А в то время казалось – сама доброта. Верно говорят – внешность обманчива.

Поболтав о студенческих годах, приятели вновь вернулись к разговору о странном трупе.

– Этот директор супермаркета имел основания опасаться за свою жизнь? – спросил Югава, отправляя в рот ломтик рыбы.

– Если верить словам его сына, велика вероятность, что у него было много врагов, – ответил Кусанаги, разгрызая корюшку. – Он из бедной семьи, сам с ранних лет пробивал себе дорогу наверх и, кажется, отнюдь не брезговал в добывании денег грязными средствами. Однако никакой конкретной информации нет.

– Нет ли каких-то других странностей, помимо причины смерти?

– Ничего, что бы подходило под это определение. Предполагаемое время смерти – с десяти вечера до часу ночи накануне дня обнаружения, вполне обычное время для приема ванны. В доме никакого беспорядка, никаких следов борьбы. Единственное, что смущает, входная дверь была не заперта. Покойный Кунио Такадзаки пять месяцев назад потерял жену и с того времени жил один. А разве человек, живущий один, прежде чем отправляться в ванну, не убедится, что входная дверь заперта? По словам сына, отец был крайне внимателен в таких вопросах.

– Может быть, именно в тот день случайно забыл.

– И такое бывает, – согласился Кусанаги, глотнув пива.

Доливая пиво в его стакан, Югава рассмеялся.

– Что это ты? – вздрогнул Кусанаги. – Я что-то не то сказал?

– Нет, извини. Я просто подумал – вот будет потеха, если внезапно появится подозреваемый.

– В каком смысле? – Кусанаги в свою очередь долил стакан Югавы.

– Как вы сможете привлечь его к ответственности, если не знаете, каким образом было совершено преступление? Что вы ему ответите, если он заявит: «Ну хорошо, господа полицейские, пусть я, по-вашему, убил, но объясните мне – как?»

Кусанаги нахмурился. В вопросе Югавы ему послышалась издевка.

– На этот раз я не собираюсь брать расследование на себя. Пусть другие поишачат.

– Что ж, правильное решение.

Опустошив четыре бутылки, приятели поднялись.

Выйдя на улицу, Кусанаги посмотрел на часы. Было еще только около девяти.

– Может, зайдем еще куда-нибудь? Прошвырнемся по Гиндзе.

Югава шутливо отпрянул:

– Ты что, получил премию?

– Там есть ресторан, в котором покойный Такадзаки был завсегдатаем. Я подумал – не зайти ли туда?

В почтовом ящике Такадзаки нашли конверт, посланный из этого ресторана. Внутри – счет. Сумма была такова, что сын решительно заявил: «Отец был скуп и не мог просадить на выпивку такие деньжищи». Напрашивался вывод, что у него была пассия среди обслуги.

– Хотел сказать – если ты угощаешь… – Югава похлопал по карманам, точно ища бумажник. – А впрочем, иногда неплохо потратить деньги впустую. К тому же мы оба холостые, так что семейные ценности не пострадают.

– Давай обзаводись семьей, иначе и впрямь обесценишься. – Кусанаги дружески похлопал Югаву по плечу.




4


Ресторан назывался «Curious». Изысканный декор, тихая атмосфера, приглушенный свет.

К приятелям подсела длинноволосая девушка.

– Вы у нас впервые? – спросила она, не сомневаясь в ответе.

– Нам Такадзаки посоветовал, – сказал Кусанаги, вытирая руки горячей салфеткой. – Кажется, он часто здесь бывает.

– Господин Такадзаки? – переспросила девушка с некоторым удивлением и явно напряглась.

– Да, Такадзаки, директор супермаркета.

Девушка переводила взгляд с Кусанаги на Югаву. Затем подалась вперед и, понизив голос, спросила:

– Вы разве не знаете?

– Что?

– Видите ли, господин Такадзаки… – девушка нервно посмотрела по сторонам, – скончался.

– Что? – Кусанаги изобразил удивление. – Не может быть!

– Пару дней назад.

– Я не знал. А ты? – продолжая играть роль, обратился Кусанаги к Югаве.

– Впервые слышу, – бесстрастно ответил Югава.

– А что случилось? Болезнь? – спросил Кусанаги девушку.

– Я точно не знаю. Говорят, вроде бы проблемы с сердцем. Сын обнаружил его мертвым в ванне.

– Откуда ты знаешь такие подробности?

– В газетах написали. Хозяйка прочитала и так была потрясена, что сразу же всем нам рассказала.

– Понятно…

Кусанаги, разумеется, знал, что в утренних выпусках газет, вышедших на следующий день после обнаружения трупа, появились короткие сообщения о странной смерти Кунио Такадзаки.

– Вы дружили с господином Такадзаки? – спросила девушка.

– Ну, вместе выпивали… Стыдно, что ничего не знаем о его смерти. – Кусанаги отпил виски с водой.

– А где вы работаете? – спросила девушка.

– Я? Обычная конторская крыса. А вот он – совсем другое дело. Ученый, физик. Работает в университете Тэйто. Нобелевская премия, считай, у него в кармане.

Девушка ахнула:

– Вот это да, какие люди!

– Ничего особенного, – сказал Югава резко. – Про Нобелевскую премию – это он так шутит.

– Да ладно, не скромничай! Лучше покажи свою визитку, – сказал Кусанаги. – А то дама не поверит.

Это был знак, просьба помочь усыпить бдительность девушки. Вероятно поняв это, Югава с недовольным видом протянул визитку.

– Обалдеть – «Лаборатория при физической кафедре»! И что же вы изучаете?

– Развиваем законы Ньютона, соединяя теорию относительности с теорией Дарвина.

– Как это сложно!

– Короче говоря, с точки зрения обывателя, пустая трата времени. – Югава скучающе поднес ко рту стакан с виски.

– Когда приходил Такадзаки, ты тоже брала его под свою опеку? – спросил Кусанаги у девушки.

– Иногда, случалось, составляла ему компанию, но обычно – Сатоми. Кажется, он к ней благоволил.

– А где она?

– Вон за тем столиком, в черном платье.

Взглянув в указанном направлении, они увидели девушку в коротком черном платье, развлекающую гостей. Лет около двадцати пяти, не больше. Прямые волосы падали на плечи.

– Не позовешь ее к нам, когда освободится?

– Как угодно.

Не прошло и десяти минут, как их желание было удовлетворено. Клиенты, которыми занималась Сатоми, ушли.

Кусанаги, как и прежде, первым делом постарался расположить к себе Сатоми и отмести подозрения.

– Вот жизнь, никогда не знаешь, что случится завтра! Такадзаки, уж на что здоровяк был, и тот вдруг помер. – Кусанаги горестно вздохнул.

– Я тоже была потрясена, – сказала Сатоми.

– Прочла в газете?

– Конечно.

– Представляю, как ты удивилась.

– Да, не могла поверить, – Сатоми слегка надула губы.

И в ее манере говорить, и в жестах чувствовалась какая-то томная вялость. Под слоем румян не разглядишь, но, подумал Кусанаги, днем она наверняка постоянно выглядит сонной. Впрочем, он знал, что многих мужчин именно это привлекает. И из своего опыта общения с преступниками он усвоил, что подобные женщины иногда на поверку оказываются весьма деятельными особами.

Когда Сатоми поднесла зажигалку, чтобы зажечь его сигарету, Кусанаги заметил кольца на среднем и безымянном пальцах ее левой руки.

– Слушай, а чем ты занимаешься днем? – неожиданно спросил все это время молчавший Югава.

– Что? Днем?

– У тебя наверняка есть другая работа.

Возможно потому, что Югава так уверенно произнес это, Сатоми кивнула.

– И что ты делаешь? – подключился Кусанаги. – Бумажки перекладываешь в какой-нибудь конторе?

– Да…

– А что за предприятие? – спросил Югава. – Производство? Короче – какой-нибудь завод?

Сатоми быстро заморгала:

– Как вы догадались?

– Это основы физики.

Девушка хотела что-то сказать в ответ, но тут кто-то позвал ее. Извинившись, она отошла.

Кусанаги проворно схватил платок и взял оставленную девушкой на столике зажигалку. Фирменная, с названием ресторана.

– На месте преступления нашли отпечатки пальцев, не принадлежащие убитому? – догадавшись о его намерении, спросил Югава.

– Да, кое-что есть, – ответил Кусанаги, убирая во внутренний карман сверток с зажигалкой. – Если это убийство, трудно предположить, что убийца оказался настолько глуп, чтобы оставить отпечатки, но чем черт не шутит.

– Целенаправленные усилия всегда приносят плоды.

– Будем надеяться. Ты лучше скажи, – Кусанаги перешел на шепот, – как ты понял, что она работает на заводе?

– Она сказала, что работает в конторе, из чего я вывел, что, скорее всего, на производстве. Ее рабочее место на территории завода. Но сама она не из рабочих. Вероятно, при администрации.

– Но как ты догадался?

– Во-первых, прическа. Волосы прямые, но наверху неестественный залом. Скорее всего, след от форменной кепки, а форменные кепки обычно носят на заводах.

– Девушки в лифтах универмагов тоже обычно носят шапочки. И в гостиницах, в регистратуре.

– Но тогда она не ответила бы утвердительно на твой вопрос, служит ли она в конторе. И еще, ты не заметил в волосах металлическую пыль? От нее страдают все женщины, работающие на производстве.

Кусанаги внимательно посмотрел на физика.

– Какой ты, однако, наблюдательный! А прикидываешься, будто женщины тебя не интересуют.

– Если нет необходимости быть наблюдательным, я не наблюдаю. Но ведь мы пришли сюда с единственной целью – разузнать о ней.

– Ты прав. Но тогда объясни, как ты догадался, что она не из рабочих?

– Это проще всего. Слишком длинные ногти. Не похожи на накладные, а с такими особо не поработаешь.

Услышав о производстве, Кусанаги вспомнил, что сын убитого нашел в ванной комнате перчатку. А ведь именно на заводе пользуются такими…

Сатоми, извинившись, вновь подсела к ним.

– Так что у тебя за работа? – спросил Кусанаги.

– Ничего особенного. Ведение дел и все такое.

– Понятно…

Кусанаги посмотрел на Югаву. Югава незаметно от девушки покачал головой. Показывая, что не верит ее словам.

Выпив еще по паре стаканов виски с водой, приятели поднялись. Выставленный им счет выглядел впечатляюще: за такие деньги в обычном баре они могли бы выпить раз в пять больше.

Сатоми проводила их до улицы. Югава остановил не замедлившее подъехать такси.

– Тяжелая у этих девочек работенка, – сказал он, усаживаясь в машине.

– Зато зарплата хорошая.

– Ну да, попадется какой-нибудь извращенец… – Югава обернулся. – Впрочем, и такие парни сюда заглядывают.

– Что? – Кусанаги тоже обернулся. Какой-то молодой человек говорил с Сатоми. Сатоми была явно не рада ему.

– Этот парень околачивался возле входа в здание, – сказал Югава. – Наверняка к ней неравнодушен, поджидал, когда она выйдет.

– На клиента не похож.

– Да, но и на любовника не тянет.

Такси завернуло за угол, и парочка исчезла из поля зрения.




5


Не успела проводить собутыльников Такадзаки, как на тебе – откуда ни возьмись Таноуэ! Есть от чего потерять голову. Хотела проскочить в лифт, сделав вид, что не заметила его, но не получилось – он преградил ей дорогу.

– Сатоми… – заговорил он робко.

– Ты?… Что ты здесь делаешь?

– Но я звонил, звонил, а ты не подходишь. И на работе никак не получается с тобой поговорить.

– Откуда ты знаешь, что я здесь?

– Ну, еще раньше… как-то раз…

– Следил за мной?

Таноуэ виновато кивнул.

– Как ты посмел! – Сатоми отвернулась.

– Я хотел передать тебе вот это…

– Что это?

– Открой – увидишь.

– Ладно, потом посмотрю. Это все, что ты хочешь сказать? – Сатоми, беспокойно озираясь, торопилась уйти внутрь. Ей не хотелось, чтобы клиенты ресторана застали ее здесь – мало ли что подумают!

– Постой! – удержал ее Таноуэ.

– Ну что еще? – Она обернулась, не скрывая раздражения.

Но его это не смутило, он приблизился к ней с заговорщической улыбкой и прошептал:

– Кажется, все прошло удачно, да?

– Ты о чем? – Сатоми нахмурилась. – Что ты имеешь в виду?

– Ну это… Я прочел в газете. – Точно в подтверждение своих слов, Таноуэ достал из кармана джинсов клочок бумаги и развернул перед глазами Сатоми.

Это была вырезка из газеты. В глаза Сатоми бросился крупный заголовок: «Директор супермаркета убит в ванной при загадочных обстоятельствах»…

– Подожди… это еще что такое?

Она выхватила у него из рук заметку и, толкнув в спину, пихнула в тень под лестницу.

– Не мели ерунды! – сказала она, пробежав глазами заметку. – Я не имею к этому никакого отношения!

Она разорвала листок на мелкие клочья.

– Но ты же сама попросила меня дать тебе это. Я специально принес тебе домой…

Таноуэ еще не успел закончить говорить, как Сатоми яростно затрясла головой:

– У меня были неприятности, а ты мне наговорил всякой чепухи, вот мне и стало любопытно. Но потом я успокоилась и решила не совершать глупостей.

– Правда? – Таноуэ хлопал глазами. – Я прочитал эту заметку в газете и решил, что ты это сделала…

– А вот и нет. Я вообще хотела убить не его. Кстати, я вчера отослала тебе эту штуку почтой.

– Знаю, знаю. Сегодня получил. Но ты же доставала ее из коробки? И обертка порвана, и одной перчатки из тех, что были внутри, недостает.

– Перчатки? – Сатоми вздрогнула.

– Ну те, которые нам выдают на заводе.

Сатоми закусила нижнюю губу, как всегда делала в минуту волнения. Но постаралась перед Таноуэ сохранить спокойствие.

– Просто взяло любопытство, я заглянула в коробку, только и всего. Наверно, в этот момент перчатка и выпала. Где-нибудь у меня в квартире валяется, – если нужно, я тебе пришлю.

– Да нет, не надо. Зачем мне эти перчатки? А я так был совершенно уверен, что ты воспользовалась моей идеей. Ведь все произошло, как я предполагал – в ванной, пятно на груди…

– Говорю же – я ни при чем, – выпалила Сатоми. – Какой ты зануда!

Таноуэ внезапно оробел.

– Ну и ладно, раз не ты…

В этот момент двери лифта открылись, и вывалились клиенты с провожающей их девушкой. К счастью, из какого-то другого заведения.

– Извини, я тороплюсь. Больше сюда не приходи, – быстро проговорила Сатоми и, вскочив в лифт, нажала на кнопку.

Створки двери захлопнулись, отрезав ее от опечаленного поклонника.

Сатоми прижала руку к груди. Ее всю трясло.

Она никак не ожидала, что Таноуэ свяжет с ней эту маленькую газетную заметку. Нет, даже то, что это событие попадет в газеты, не входило в ее расчеты.

Давая ей свою штуковину, Таноуэ уверял, что еще ни один убийца в мире не прибегал к такому способу, поэтому никто не заподозрит в случившемся преступления. Вероятнее всего, добавил он, диагностируют сердечный приступ. Бели б не его уверенность, она бы никогда не решилась пойти на это.

Обычная смерть от сердечного приступа пройдет незамеченной, следовательно, и Таноуэ не сможет узнать, сделала она это или нет. А она скажет, что передумала, чтобы в будущем он не мог ее шантажировать. Таков был расчет.

Сатоми взяла себя в руки. Она сильно рисковала, но, кажется, смогла-таки обмануть этого слизняка. Поскольку сам он не убивал с помощью этой штуки, вряд ли он имеет точное представление о ее действии.

«Сейчас, когда победа совсем близко, нельзя допустить промаха», – подумала она.

Она вспомнила, как убила Кунио Такадзаки. Удивительно, но и сейчас она не испытывала ни страха, ни угрызений совести. Ею владело чувство удовлетворения: как ловко все получилось!

Увидев любовницу с этой штукой в руке, лежащий в ванне Такадзаки ничего не заподозрил. Она еще раньше показала ему ее, сказав, что это оздоровительный прибор для водных процедур. Поэтому даже тогда, когда она поднесла ее к его груди, он наверняка не мог вообразить, что через несколько секунд его сердце остановится. До самого последнего момента он продолжал улыбаться.

Она подумала, что это самый приятный способ убить человека. Молодец Таноуэ, отличная идея!…

Выйдя из лифта, Сатоми заметила, что держит в руке бумажный пакетик. Всучил Таноуэ. Прежде чем войти в ресторан, она заглянула внутрь. И скривилась.

Внутри лежала самодельная брошь.




6


На следующий день после посещения ресторана «Curious», в пятом часу, Кусанаги один заехал на электромеханический завод «Тодзай дэнки», расположенный в префектуре Сайтама. Он выяснил, что именно там в дневные часы работала Сатоми Найто. Вообще-то он хотел сделать это пораньше, но хозяйка ресторана до двух часов не подходила к телефону.

На проходной, вписав свое имя в книгу посетителей, он взял справочник с внутренними телефонами и позвонил в первый отдел цеха опытного производства, в котором работала Сатоми. Представившись, спросил, не может ли он побеседовать с кем-либо из персонала – у него есть вопросы, касающиеся завода. Голос у начальника отдела тотчас напрягся.

– На нашем заводе криминал?

– Нет-нет, не волнуйтесь, речь не идет о преступлении, просто мне необходимо посоветоваться. Я понимаю, у вас все очень заняты, но, может быть, все же кто-нибудь сможет уделить мне немного времени?

– Кого же мне к вам послать? Наверно, лучше мужчину?

– Да, будьте так любезны, – ответил Кусанаги. Разумеется, расспрашивать о Сатоми было сподручнее у кого-нибудь из женщин, но он опасался, как бы к нему не прислали саму Сатоми.

– Сейчас кто-нибудь подойдет, – сказал начальник отдела и повесил трубку.

После пяти минут ожидания к проходной приковылял коротышка лет сорока пяти. Назвался начальником бригады Онодэра. «Ну конечно же, – подумал Кусанаги, довольный своей проницательностью, – кто еще на заводе располагает свободным временем, как не бригадир?»

– Так что вас интересует? – спросил Онодэра, почесывая поверх форменной кепки голову. Видно было, что он сильно смущен предстоящим разговором с полицейским.

– Хотел поговорить о вашем заводе. – Кусанаги придал лицу беспечное выражение. – В чем состоит ваша работа? Что за люди у вас работают?

– Ясно. – На этот раз бригадир почесал шею. – Может, для начала посмотрите наш завод?

– А можно?

– Вообще-то необходимо специальное разрешение… Но хотя бы наденьте вот это. – Онодэра протянул кепку с надписью «экскурсант» и защитные очки.

Он объяснил, что работает в первом отделе цеха опытного производства. Цех опытного производства, как ясно из названия, занимается разработкой опытных образцов деталей для электроприборов.

– Кстати, это вам ни о чем не говорит? – Кусанаги достал из внутреннего кармана полиэтиленовый пакет. В нем лежала перчатка, найденная в ванной.

Внимательно рассмотрев ее, Онодэра покачал головой.

– Похожа на те, что используют у нас на заводе, но они везде одинаковые.

– Так я и думал. – Кусанаги с самого начала не ожидал многого от своего вопроса, поэтому поспешил убрать пакет с перчаткой.

Цех оказался довольно просторным, раза в два-три больше спортивного зала. Все его пространство занимали выстроившиеся рядами бесчисленные станки, главным образом токарные и сверлильные. Отделы не были разделены перегородками и обозначались только висящими над головой табличками: «Первый отдел опытного производства» и т. п. В представлении Кусанаги, это напоминало не столько современный автоматизированный цех, сколько большую кустарную мастерскую.

– Вижу, у вас нет сборочного конвейера, – заметил Кусанаги.

– Вы правы, – ответил Онодэра. – Конвейер нужен там, где все строго спланировано и производство поставлено на поток. Здесь же мы делаем опытные образцы, еще не получившие окончательной апробации. Другими словами, у нас здесь штучная, практически ручная работа.

– Наверно, сложно.

– Да, приходится попотеть. К счастью, у нас имеется довольно новое оборудование. Не будешь же специально создавать шаблон для одной вещи, на этот случай у нас есть лазерный станок. – Онодэра едва заметно раздул ноздри. Чувствовалось, что он гордится своей работой.

За станками стояли все без исключения мужчины, и только в отделе, обозначенном «Подразделение обмотки», производство миниатюрных электрокатушек было отдано на откуп женщинам. Невзирая на пол, все работающие были в форменных кепках и защитных очках. Кусанаги вновь подивился проницательности Югавы, догадавшегося о месте работы Сатоми.

– У вас есть административное отделение?

– Да, в конце цеха. Хотите взглянуть?

– Да, пожалуй, – сказал Кусанаги после минутного раздумья. – Будьте так любезны.

Он заколебался потому, что опасался столкнуться лицом к лицу с Сатоми, но понадеялся на авось.

Онодэра повел Кусанаги к начальнику первого отдела. Кусанаги поспешно окинул взглядом отсек, в котором располагалось административное отделение. К счастью, Сатоми видно не было.

Начальник отдела, которого звали Исэ, стал настойчиво выпытывать, что конкретно хочет узнать Кусанаги. Делать нечего, он вновь достал перчатку и сказал, что она была найдена на месте убийства.

– Но почему из-за этой перчатки вы пришли на наш завод? – удивился Исэ.

– Извините, это тайна следствия. Но не беспокойтесь, в нашем поле зрения не только ваш завод. – Кусанаги поспешно спрятал пакет с перчаткой. – Кстати, у вас в отделе есть работницы?

– В смысле – женщины-рабочие?

– Нет, в администрации…

– Есть – одна. Найто. – Исэ посмотрел по сторонам. – Сейчас она вышла, вызвали к начальству.

– Что она собой представляет?

– Даже не знаю… обычная девушка.

– В мужском коллективе небось проходу не дают?

– Ну, как вам сказать… – Исэ показал желтые зубы.

– У нее нет романа с кем-нибудь из сотрудников?

– Ничего такого не слышал. А что, Найто в чем-то замешана?

– Нет, просто любопытно.

Было сомнительно, что этот мухомор знает что-либо о личной жизни Сатоми. Но зато Кусанаги заметил коротко стриженную девушку, с самого начала проявлявшую повышенное внимание к его персоне. Она что-то писала, сидя в некотором отдалении. Очевидно, работала в соседнем отделе.

Кусанаги, учтиво поблагодарив, поднялся. Онодэра хотел проводить его до ворот, но Кусанаги вежливо отказался.

Проходя за спиной коротковолосой девушки, Кусанаги посмотрел на стоявший перед ней телефонный аппарат. Написанные на нем четыре цифры наверняка были внутренним номером. Он постарался их запомнить. Выйдя из административного отделения, он подошел к ближайшему телефону и набрал номер. Было видно, как сидящая за стеклянной перегородкой девушка сняла трубку.

Чтобы не испугать ее, Кусанаги учтиво представился и сказал, что по некоторым причинам хотел бы поговорить с ней по поводу Сатоми Найто втайне от начальника отдела. Как он интуитивно и предполагал, девушка радостно согласилась помочь ему. Вероятно, сгорала от любопытства узнать, чем вызван его визит.

Она предложила ему подождать ее в комнате отдыха за пределами цеха. Не успел Кусанаги прийти туда и взять в автомате кофе, как она вбежала, запыхавшись.

Миэко Хасимото. Работала во втором отделе. Кусанаги присел рядом с ней на одном из установленных в комнате диванов.

– Видите ли, некий человек умер при загадочных обстоятельствах, – сказал Кусанаги, решив, что для пользы дела придется частично приоткрыть правду. – Мы собираем информацию обо всех, кто мог быть с этим как-то связан, и среди прочих о Сатоми Найто.

– Наверняка речь идет о мужчине, – заявила Миэко, блеснув глазами.

– Почему вы так думаете?

– Неужели ошиблась?

– Вообще-то я не вправе разглашать детали, но отрицать не буду.

– Так я и думала! – кивнула Миэко, облизнувшись.

– Судя по вашей реакции, госпожа Найто не обойдена вниманием мужчин.

– Известное дело! Она только на работе притворяется тихоней, а чуть за ворота – никакого удержу. Говорят, ее видели в самых злачных местах, в мужской компании.

Судя по словам Миэко, она не знала, что Сатоми подрабатывает по вечерам в ресторане.

– У нее есть постоянный приятель?

– Не знаю. По крайней мере, здесь, на работе, нет. Она не раз говорила, что здешние трудяги ее не интересуют.

– Понятно.

– Говорит, если уж выходить замуж, то за какого-нибудь столичного толстосума. А сама-то только школу закончила, приехала сюда из Ниигаты. – Миэко презрительно поджала губы.

– Видать, девица с гонором.

– Да уж, – охотно согласилась Миэко. – Девчонки из других отделов были у нее в гостях, так говорят: у нее вся квартира завалена дорогущими шмотками. Но, – она понизила голос, – кажется, у нее аннулировали кредитную карточку.

– Неужели?

– Я знаю девочку, с которой она советовалась по этому поводу.

– Но как-то утряслось?

– Кажется, да. Говорят, что она в конце концов выкарабкалась. Но при этом влезла в долги – аж на несколько миллионов.

– Ничего себе…

– Представляете! – Миэко широко раскрыла глаза.

Даже подрабатывая в ресторане с сомнительной репутацией, таких долгов не вернуть, подумал Кусанаги.

Он вышел из комнаты отдыха вместе с Миэко. Поблагодарив, уже собирался распрощаться, как вдруг она, указав пальцем в сторону, зашептала:

– Вон там, видите, парень идет, он тоже без ума от Сатоми.

Кусанаги посмотрел в указанном направлении. Юноша в рабочей униформе шел, толкая перед собой тележку.

Сомнений быть не могло. Именно он поджидал Сатоми возле ресторана.




7


Сатоми Найто шла на работу в «Curious», то чуть не прыгая от радости, то впадая в уныние.

Радовало то, что дело с Фумихико Мацуямой последовательно продвигалось. Именно в связи с этим ее сегодня вызвал начальник.

Мацуяма подвизался в производственно-техническом отделе, но не был обычным сотрудником. Он приходился сыном владельцу субподрядной компании, тесно связанной с «Тодзай дэнки». Ни для кого не было секретом, что в будущем он вернется в компанию отца, а работа в «Тодзай дэнки» была всего лишь своего рода практикой. Разумеется, кадровый отдел с самого начала был в курсе, и производственно-технический отдел выбрали именно потому, что он имел самую тесную связь с компанией Мацуямы.

Этот Мацуяма приметил Сатоми месяца два назад. Познакомился с ней и, кажется, остался доволен.

Через начальника цеха было передано предложение сойтись поближе. Это было около недели назад.

До того Сатоми не верила, что он испытывает к ней серьезные чувства. К тому же она еще не знала, что он на особом положении. Поэтому и не проявляла к нему никакого интереса.

Но, когда начальник цеха посвятил ее в подробности, все ее мысли обратились на Мацуяму. Она решила, что ей выпал шанс, который случается раз в жизни.

Начальник цеха задал ей два вопроса. Во-первых, нет ли у нее приятеля. И во-вторых, не хочет ли она поближе сойтись с Мацуямой.

Она, не раздумывая, заявила, что определенного приятеля у нее нет, что же касается второго пункта, то она должна подумать и после даст ответ.

И вот сегодня начальник вновь вызвал ее, чтобы получить ответ на свой вопрос. Изобразив легкое смущение, Сатоми сказала, что не против пообщаться. Начальник просиял и поздравил ее с таким пафосом, как будто речь шла по крайней мере о свадьбе.

Сатоми вышла из кабинета начальника, чувствуя себя наверху блаженства. Но, как только она вернулась на свое рабочее место, ее захватили мрачные мысли. Вестницей несчастья стала Миэко Хасимото из соседнего отдела. На первый взгляд приветливая, в действительности – со змеей за пазухой. Она была на год старше Сатоми и ненавидела ее всеми фибрами души.

И сегодня, едва Сатоми присела, Миэко заговорила с ней, приветливо улыбаясь:

– Только что в твоем отделе был странный гость.

– Да? Что за человек?

– Видишь ли… – Миэко понизила голос. – Из полиции.

Сатоми была поражена, но постаралась сохранять спокойствие.

– Что-то случилось?

– Убийство.

– Что? – По спине поползли мурашки.

– Понимаешь, он выразил желание поговорить со мной наедине. И как ты думаешь, о чем он меня спросил?

Глядя на кончик языка, снующий между губ Миэко, Сатоми невольно вообразила змею.

– Не представляю. Так о чем же?

– Видишь ли… – Миэко еще сильнее понизила голос. – Он спрашивал о тебе. Какие у тебя отношения с мужчинами? Есть ли любовник? Ну и все в этом же роде.

Сатоми потеряла дар речи. Она не могла понять, почему полицейский заинтересовался ею.

– Успокойся, – продолжала Миэко. – Я сказала про тебя только хорошее. Мол, какая ты замечательная девушка. Кажется, он поверил.

– Спасибо.

Миэко с триумфом на лице вернулась на свое место. Глядя ей в спину, Сатоми почувствовала тошноту.

Она не сомневалась, что Миэко наговорила про нее всяких гадостей. Надо быть готовой к тому, что полицейские придут с вопросами непосредственно к ней.

Но все в порядке, ведь доказательств никаких…

Убив Кунио Такадзаки, она забрала из барсетки, которую он всегда носил при себе, свои долговые расписки. Она постаралась не оставить отпечатков пальцев, к тому же никто не знал о ее особых отношениях с Такадзаки.

Немного успокоившись, Сатоми, как обычно, развлекала подвыпивших клиентов. Пора подумать о том, чтобы уйти из ресторана. Сотрудникам «Тодзай дэнки» было запрещено подрабатывать на стороне. Но главное, если кто-то на работе узнает, что она подвизается в таком сомнительном заведении, это может негативно сказаться на ее отношениях с Мацуямой.

«Надо, подгадав момент, поговорить с хозяйкой», – подумала Сатоми, как вдруг кто-то похлопал ее по плечу. Это была одна из ее напарниц, Асами.

– Кое-кто хочет поговорить с тобой, – прошептала она на ухо, показав глазами в сторону стойки.

«Это еще кто?» – удивилась Сатоми. И тотчас нахмурилась.

На нее смотрел Сёити Таноуэ, одетый в совершенно ему не шедший пиджак.




8


Над кольцом магнита парил предмет, размером с прибрежную гальку, обернутый в алюминиевую фольгу. Вокруг курился белый пар – конденсация присутствующей в воздухе влажности.

Разумеется, это была никакая не галька, а сверхпроводник. Охлажденный с помощью жидкого азота, он был завернут в теплоизоляционный материал и в алюминиевую фольгу.

Югава, одетый в белый халат, надавил пинцетом на сверхпроводник и отпустил. Сверхпроводник вновь поднялся над магнитом. Однако, по сравнению с прежним, расстояние между ним и магнитом уменьшилось.

Югава, схватив кончиками пальцев магнит, перевернул его. Сверхпроводник, сохраняя расстояние, продолжал висеть в воздухе, но теперь уже под магнитом. Под каким бы углом Югава ни поворачивал магнит, сверхпроводник, словно закрепленный на невидимом стержне, сохранял относительно него свою позицию.

– Видишь, сверхпроводник как бы пришпилен к определенной точке пространства. Между прочим, этот эффект используют в поездах на «воздушной подушке». – Закончив объяснение, Югава положил на стол магнит и сверхпроводник.

– Чего только вы, физики, не придумаете! – с уважением сказал Кусанаги.

– Чаще мы не придумываем, а находим. В этом смысле настоящий ученый – это прежде всего первооткрыватель. Ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что ученые все свое время проводят в размышлениях, запершись в лаборатории.

– Ну, коли так, может быть, тебе повезет и ты что-нибудь найдешь. – Кусанаги снял со стула пиджак Югавы и бросил его приятелю.

– При условии, если там что-то есть, – парировал Югава.

Кусанаги заехал в университет за Югавой, собираясь показать ему ванную, в которой умер Кунио Такадзаки. Причина смерти все еще оставалась загадкой для полиции. Югава был последней надеждой.

Посадив приятеля на соседнее сиденье, Кусанаги поехал в Это.

– Не против, если мы сделаем небольшой крюк?

– Решил заскочить в «Макдоналдс»?

– Нет, в более соблазнительное местечко.

Местом, куда собрался заехать Кусанаги, оказалась квартира Асами Каваи, той самой девушки, которая первой подошла к ним в ресторане «Curious». Он взял у хозяйки ее адрес, чтобы расспросить о Сатоми Найто.

– Пожалуй, я подожду в машине, – сказал Югава, когда они остановились перед домом, в котором жила Асами.

– Перестань, составь мне компанию. Девушка наверняка запомнила тебя лучше, чем меня.

– Она насторожится, когда узнает, что ты полицейский.

– Потому-то я и хочу, чтобы ты пошел со мной.

К счастью, Асами еще не ушла. Когда она открыла дверь, она была в майке и джинсах. Лицо не накрашено и оттого выглядело совершенно по-детски.

Она сразу припомнила Кусанаги. Но, узнав, что он – полицейский, возмутилась:

– Как не стыдно! Конторская крыса! Навешали мне лапши!

– Мы, полицейские, тоже сидим на жалованье, так что никакой разницы. А вот то, что он великий физик, – Кусанаги показал на Югаву, – это правда. Не буду скрывать, меня интересует, что вам известно о госпоже Сатоми Найто.

– Вы ее в чем-то обвиняете?

– Об этом еще рано говорить. Правда, что у нее были большие долги?

– Краем уха слышала. Говорила, что ей нечем оплачивать кредит.

– А что сейчас?

– В последнее время она об этом не упоминала, видать, как-то выкарабкалась.

– Она не брала взаймы в вашем ресторане?

В ответ Асами захохотала:

– Да наша хозяйка скорее удавится, чем даст кому-нибудь из нас в долг.

Внезапно из глубины квартиры появилась серая кошка.

– Ого, российская голубая? – спросил Югава.

– А вы, профессор, я вижу, разбираетесь, – сказала Асами, поднимая кошку и прижимая ее к себе.

На ошейнике висело что-то вроде медальона. Увидев его, Кусанаги сказал:

– Какая у вас кошка модница!

– А, вы об этом? Брошка. Сатоми подарила.

– Сатоми?

– У нее есть вздыхатель на работе. Он-то и сделал. Вещица безвкусная, поэтому она отдала мне. Я тоже никогда бы на себя такую не надела, прицепила к ошейнику Неона.

Неоном, очевидно, звали кошку.

– А этот парень умелец! – сказал Кусанаги.

Брошка представляла собой вроде бы металлический кружок с вырезанным на нем женским профилем.

– Дай-ка посмотреть на минутку. – Югава протянул руку. – Никак, кремниевая шайба!

– Кремниевая – что?

– Пластина из полупроводникового материала. Он чрезвычайно твердый, а взгляни, как отлично вырезано.

– Должно быть, парень использовал какой-то специальный инструмент. Наверняка на заводе есть для этой цели какой-нибудь станок.

– Так-то оно так, но…

Вдруг глаза Югавы вспыхнули. Во всяком случае, так показалось Кусанаги.

– Кажется, я понял, – сказал Югава. – Я решил загадку этой странной смерти.

– Уверен?

– Почти на сто процентов. Если съездить на завод, возможно, найдется подтверждение.

– Сейчас же и поедем. Нет, сегодня суббота, выходной.

– Часто на заводах работают без выходных. В любом случае давай съездим, посмотрим. Можно я возьму эту брошь? – обратился Югава к Асами.

– Конечно, берите. – Асами сняла брошь с ошейника. – А в чем дело?

– Я совершил очередное открытие, – ответил Югава.




9


Дом, в котором жил Сёити Таноуэ, был расположен в пригороде. Прямо за окном начиналась роща, можно было рукой дотянуться до веток развесистого дуба.

Сатоми Найто сидела на старой подушке, которую достал Таноуэ, и осматривала комнату. Кроме двух маленьких, застеленных циновками комнатушек была кухня с дощатым покрытием. На стене висел постер с популярной певицей, на полках тесными рядами стояли видеокассеты с мультфильмами.

– Не знаю, понравится ли тебе, – сказал Таноуэ, внося поднос с чаем и печеньем.

– На вид вкусно.

– У меня их полно. Так что ешь, не стесняйся.

– Спасибо.

– Я так рад, что ты здесь, у меня. Как будто обзавелся семьей!

От его слов Сатоми передернуло, но она продолжала приветливо улыбаться.

Вчера в «Curious» она сказала Таноуэ:

– Мне надо поговорить с тобой в спокойной обстановке, можно я завтра зайду к тебе домой?

Разумеется, на то была серьезная причина. А именно – фраза Таноуэ:

– Сатоми, я слышал, что Кунио Такадзаки был здесь постоянным клиентом. Более того, он тебе покровительствовал. Так вот почему ты его…

Раз он уже так много знает, продолжать обманывать его затруднительно. Если опять сглупить и оставить без внимания, он, чего доброго, проболтается полиции, тогда будет еще хуже. Надо одним махом разрубить этот узел, вот почему она напросилась к нему в гости.

– Принес? – спросила Сатоми, держа в руке чашку.

– Что?

– Сам знаешь – что.

– Ах да. – Таноуэ кивнул и встал. Ушел в сторону прихожей.

Сатоми распечатала принесенный пакетик со снотворным и поспешно высыпала в чашку Таноуэ. Белый порошок тотчас растворился. Лекарство ей дал один из постоянных клиентов ресторана.

– Принес, как обещал, вот, гляди. – Таноуэ вернулся с большой спортивной сумкой. – Сегодня рано утром пошел на завод и тайком утащил.

– Извини, что я причиняю тебе такие хлопоты.

– Никаких проблем. Но что ты хочешь проверить? Тебе не о чем беспокоиться, полицейские никогда не догадаются, что эта штука – грозное оружие, – весело сказал Таноуэ.

– Было бы хорошо, если б так.

– Да не волнуйся же! Если я не проболтаюсь, будь уверена, никто не узнает. А я на твоей стороне. Я считаю, что этот мужик, мучивший тебя, достоин смерти. Ведь он был мерзавцем, правда?

– Ну да…

– Ничего ужасного в том, что он умер. Человек с гнилым сердцем достоин того, чтобы причиной его смерти стала сгнившая кожа, – сказал Таноуэ, с аппетитом прихлебывая чай.




10


– Так, значит, это был ультразвук? – Сжимая руль, Кусанаги поглядел в сторону своего соседа. Они направлялись на завод «Тодзай дэнки».

– Да, ультразвуковые волны. – Югава продолжал смотреть вперед. – Это странное пятно – результат воздействия ультразвуком.

– Разве ультразвук на такое способен?

– Зависит от того, как использовать. Ты же слышал о лечении ультразвуком, так что в умелых руках он может приносить человеческому организму пользу.

– А при неправильном применении обращается в грозное оружие?

– Именно так, – кивнул Югава. – Ультразвуковые волны, распространяясь в воде, создают зоны отрицательного давления, образуя пузыри и пустоты. Потом давление резко меняется с отрицательного на положительное и пустоты сжимаются с мощнейшим ударным эффектом. Используя этот эффект, возможно обрабатывать драгоценные камни и сверхтвердые сплавы. – Он достал брошь. – Эта кремниевая шайба, без сомнения, обработана с помощью ультразвука.

– Никак не могу поверить, неужели у ультразвука такая ужасающая сила?

– Чудовищная, – сказал Югава. – Лечение ультразвуком – это, так сказать, массаж с помощью многократно повторяющегося давления, но я слышал, что продолжительное время направлять ультразвук в одно место крайне опасно. Говорят, что по ошибке можно пробить сердце насквозь. Даже нервы может парализовать при неумелом обращении.

– А привести к омертвению клеток кожи?

– Не исключено.

В ответ Кусанаги с досадой хлопнул по рулю.

– Если ты все это знал, почему раньше не догадался?

– Не говори ерунды. Я не мог представить, что у кого-то под рукой может оказаться такая специфическая вещь.

– Я плохо представляю, как это устройство выглядит, но что конкретно сделал преступник?

– Это всего лишь мои домыслы, – начал Югава, – но думаю, он приблизил рожок прибора, предназначенного для обработки ультразвуком, к груди лежащей в воде жертвы.

– Рожок?

– Вибрирующая часть инструмента.

– Неужели с этой штукой так легко обращаться?

– Насколько я знаю, существуют портативные, величиной с обычный фен. К такому аппарату присоединен провод, который подключают к блоку питания. Блоки питания тоже бывают разные, есть размером с маленький переносной сейф.

«Все– то он знает!» – с невольным уважением подумал Кусанаги.

– Ну хорошо, приложил рожок к груди, и что дальше?

– Нажал на кнопку, и все, – сказал Югава. – Возле рожка закипели пузыри. Они соприкоснулись с грудью жертвы. В тот же момент ультразвуковые волны прошли по воде, по коже, крови и достигли сердца. Мощная ультразвуковая вибрация парализовала сердце.

– Мгновенно?

– Думаю, много времени на это не надо.

«Вот, появилось еще одно ужасное орудие убийства!» – подумал Кусанаги, покачав головой.

Когда прибыли на завод, Кусанаги направился прямо в цех опытного производства. Еще раньше он, справившись по телефону, убедился, что Онодэра сегодня на месте.

– Ультразвук? – Онодэра перевел глаза с Кусанаги на Югаву.

– У вас должны быть станки, на которых возможно обработать вот это, – сказал Югава, показывая брошь.

– Кремниевая подложка для сенсора давления, – сказал Онодэра, внимательно разглядывая брошь, – в ней пробито множество миллиметровых отверстий. Да, теперь вижу, это действительно сделано с помощью ультразвука.

– У вас имеется такой станок?

– Да, вон там, идемте.

Кусанаги и Югава поспешили за бригадиром.

– Вот он.

Онодэра ткнул пальцем в станок для ультразвуковой обработки, закрепленный в баке с водой. Кончик рожка был снабжен большим количеством иголок, чтобы одновременно проделывать множество отверстий.

– Нет, не этот. И блок питания слишком громоздкий, такой не унесешь, – прошептал Югава, после чего спросил Онодэру: – А других нет?

– Почему же? Всякие есть. Сварочный станок, шлифовальный…

– А есть такой, который можно держать в руках?

– Держать в руках? – Онодэра почесал голову поверх кепки. – Этот, что ли…

– Есть?

– Ну-ка. – Онодэра посмотрел на стальную полку. На ней лежали измерительные приборы и какие-то картонные коробки. – Удивительно, – он покачал головой и спросил у стоящего рядом рабочего: – Мини-ультразвук куда-то унесли?

– Нет на месте? – Молодой рабочий посмотрел на полку. – Странно, он должен быть здесь.

– Кто у нас за него отвечает? Таноуэ?

– Да.

– Таноуэ? – переспросил Кусанаги. – Сёити Таноуэ?

– Вы его знаете? – удивленно обернулся Онодэра.

– Да, немного. – Кусанаги помнил, что это имя упомянула Миэко Хасимото, когда рассказала о парне, влюбленном без взаимности в Сатоми Найто. – Именно Таноуэ работает с этим устройством?

– Да, он лучше всех умеет с ним обращаться.

– А где он?

– Сегодня у него выходной.

– Выходной?… – У Кусанаги в груди зашевелилось неприятное предчувствие. – Вы знаете, где он живет?




11


Сёити Таноуэ начал позевывать.

– Странно! Что это меня вдруг сморило?

– Может, приляжешь? – предложила Сатоми.

– Нет, все в порядке, – сказал он и вновь зевнул. – Обойдусь.

– Если так сильно хочется спать, – Сатоми взглянула на него исподлобья, – советую принять ванну.

– Ванну?

– Да, думаю, сон сразу как рукой снимет. К тому же, – Сатоми демонстративно нахмурилась, – от тебя потом попахивает.

– Неужели? – Таноуэ понюхал у себя под мышкой.

– Ну же, иди в ванную, – повторила Сатоми, – сегодня наверняка есть горячая вода.

– Да, наверно. – Таноуэ поднялся и, пошатываясь, пошел.

Вошел в ванную и тотчас вышел. Видимо, отвернул кран с горячей водой.

– Сколько понадобится времени наполнить ванну?

– Минут пятнадцать, – ответил Таноуэ, опустился на циновки и тотчас стал клевать носом.

Сатоми, усевшись на подушку, приготовилась терпеливо ждать. Вскоре Таноуэ крепко уснул.

Когда прошло минут пятнадцать, она потрясла его:

– Как не стыдно, уснул посреди комнаты, марш в ванную!

– А, извини, извини…

Таноуэ, потирая лицо и снимая на ходу одежду, покачиваясь, вошел в ванную комнату.

Сатоми приложила ухо к двери. Послышался звук льющейся воды, но тотчас все стихло.

– Эй, – крикнула она, выждав время, – взбодрился?

Но ответа не последовало. Она осторожно приоткрыла дверь.

Таноуэ лежал в ванной с закрытыми глазами, свесив голову на край. Он крепко спал.

Сатоми на цыпочках подошла к спортивной сумке, которую принес Таноуэ. Открыла. Внутри была картонная коробка. Сняла крышку. В ней лежал аппарат ультразвука, с которым она уже имела дело ранее.

Она не забыла, как им пользоваться. Провод от аппарата присоединить к блоку питания, блок питания подключить к обычной розетке. После чего остается только нажать на кнопку.

Сатоми уже вытащила аппарат из сумки, когда вдруг кто-то обхватил ее сзади.

– Решила меня прикончить?

Из– за прижавшегося Таноуэ спина Сатоми сразу стала мокрой. Он сжимал ее с такой силой, что вывернуться и убежать не было никакой возможности.

– Ты все неправильно понял! Прошу тебя, выслушай меня!

– Хватит, не надо. А я тебе верил!

Протянув руку, он взял с полки клейкую ленту. С неожиданной ловкостью завернул ее руки за спину и обмотал запястья. Руки стали совершенно беспомощны.

– Подожди! Прошу тебя, подожди! Все совсем не так, как ты думаешь. Прошу тебя. Отпусти!

Но, как ни причитала Сатоми, Таноуэ оставался глух к ее мольбам. Той же лентой он обмотал ее лодыжки. Теперь она не могла и шагу ступить.

Подхватив ее, Таноуэ отнес ее в ванную комнату. Прямо в одежде положил в ванну.

– Что ты задумал?! – закричала она.

– Не вопи. А то хуже будет.

Таноуэ вышел, но вскоре вновь вернулся. Увидев, что он держит в руке, Сатоми обомлела. Тот самый ультразвуковой аппарат!

– Даю тебе шанс исправиться, – сказал Таноуэ. – Если поклянешься, что выйдешь за меня замуж и никогда не будешь мне изменять, я тебя пожалею. Если же нет… – Он приблизил аппарат, который держал в руке, к ее груди. Коснулся серебристым, по форме напоминающим бутылку рожком воды. – Придется включить.

Сатоми судорожно задергалась.

– Отпусти меня, прошу, отпусти!

– Ну что, клянешься?

– Клянусь! Сделаю все, что скажешь. Только не убивай меня.

Таноуэ смотрел на нее сверху вниз и некоторое время молчал. Глаза у него были совершенно рыбьи – без выражения.

– Нет, – сказал он. – Ты не искренна. Притворяешься, чтобы я тебя отпустил. Видно, другого выхода нет.

Он приблизил рожок к ее груди.

В этот момент зазвонили в дверь.




12


Кусанаги дважды нажал на звонок, но никто не ответил.

– Нет дома? – предположил он.

– Но окно кухни открыто. – Югава, стоявший под окошком, вытянувшись, попытался заглянуть внутрь. В ту же минуту его лицо побледнело.

– Что там? – спросил Кусанаги.

– Крик, – сказал Югава. – Я слышал женский крик.

– Что же делать? – Кусанаги попытался открыть дверь, но она была заперта на ключ. К тому же дверь была стальной, силой не вышибить.

– Будем действовать рационально. – Югава открыл пошире окошко, ведущее в кухню, и сел на корточки, тем самым как бы предлагая использовать себя в качестве трамплина.

– Извини. – Кусанаги поставил ногу ему на плечо и, работая локтями, пролез в окно.

В кухне никого не было. Но тотчас из ванной донеслись стоны. Кусанаги распахнул дверь.

Голый юноша лежал поверх одетой девушки. Одежда девушки вся промокла. Она пыталась как-то вылезти из ванны, а юноша не пускал ее, придавливая своим телом.

Кусанаги схватил юношу за плечи и оттащил в сторону. Юноша шлепнулся задом на пол.

Девушка, продолжая лежать в воде, тяжело дыша, проговорила:

– Кто вы?

– Что здесь происходит? – спросил Кусанаги, оглядывая обоих.

Югава наконец смог пролезть через окно. Он не торопясь вошел в ванную и, держа в руке платок, подобрал валявшийся на полу ультразвуковой аппарат.

– Кажется, нам предстоит услышать интереснейшую историю, – сказал он.

Кусанаги взглянул на голого юношу. Тот, не отрываясь, смотрел на девушку.

– И впрямь прогнило, – пробормотал он, – твое сердце!…

Кусанаги вновь перевел взгляд на девушку. Девушка медленно погрузилась в воду и закрыла глаза.




Часть 4

Огненный столб





1


Окуляры бинокля были наведены на голубой купальник.

Женщина сидела на дешевой полиэтиленовой подстилке. Глаза скрыты под темными очками. Похоже – «Шанель».

Рядом лежал мужчина, навзничь, также в солнцезащитных очках. Все тело его лоснилось, видимо обильно смазанное лосьоном для загара. Мускулистая грудь слегка пунцовела.

Что касается женщины, она, очевидно, не желая жариться на солнце, старательно перемещалась вслед за тенью, отбрасываемой пляжным зонтом. Время от времени она намазывала на руки и ноги крем от загара.

Солнце палило нещадно. Когда женщина машинальным жестом поправляла тесемку лифчика, можно было разглядеть белую полоску.

Сдвинув брови, женщина что-то сказала мужчине. Скорее всего: «Если будешь так долго валяться на солнце, обгоришь». Мужчина, не открывая глаз, рассмеялся и что-то ответил. Вероятно, что-то вроде: «Сама же притащила меня сюда, на море»…

На что она: «Не думала, что будет такое пекло, уже как-никак сентябрь».

А он: «Всем известно, что в это время ультрафиолетовые лучи еще сильнее».

Глядящий в бинокль прервал свой «дубляж». Женщина сбросила прикрывавшее плечи полотенце, сняла очки и поднялась. Взяла лежавший рядом надувной матрас.

«Пойду искупнусь. А ты?»

«Не хочу, иди одна».

Женщина, надев пляжные сандалии, зашагала в сторону моря.

Опустив бинокль, он невооруженным глазом попытался определить ее местонахождение. Несмотря на сентябрь, в это воскресенье море кишело людьми. Хуже того, голубые купальники нынче были в моде. Он нашел ее с большим трудом.

Она как раз снимала сандалии, стоя у кромки воды. Разувшись, вошла в море в обнимку с надувным матрасом.

Он открыл крышку стоявшего рядом переносного холодильника. Достал увесистый полиэтиленовый пакет и, не торопясь, поднялся.

Рёко Умэдзато не умела плавать. Но море любила. Покачиваться на волнах, обхватив надувной матрас, было для нее верхом блаженства. Казалось, что даже время замедляет свой неумолимый бег.

До замужества они тоже часто приезжали вдвоем на море. В то время ее нынешний муж Такахико жил в Фудзисаве. Поэтому их свидания обычно происходили в Иокогаме, но стоило Рёко сказать: «Хочу купаться», – Такахико тотчас отменял все намеченные дела и вез ее на своем «паджеро» на пляж. На этот случай на заднем сиденье автомобиля всегда лежали их купальные принадлежности.

«Увы, скоро мы уже не сможем вот так беспечно валяться на пляже», подумала Рёко. Прошел год, как они поженились, и все это время предохранялись, но пора уже было серьезно подумать о том, чтобы обзавестись ребенком. Родители наседали, да и возраст поджимает. В этом году Рёко исполнилось двадцать девять.

Она хотела бы заняться серфингом, плаванием с аквалангом, но раз уж решили иметь ребенка, придется ото всего этого отказаться. Впрочем, она уже смирилась. Сегодня она счастлива, а кроме того, если действительно хочешь иметь детей, ничего страшного в том, чтобы пожертвовать некоторыми удовольствиями.

Но какой же нынче чудесный день! Рёко, лежа грудью на матрасе, закрыла глаза. Точно покоишься на огромном водяном ложе. В охлажденное водой тело постепенно проникает тепло.

Вдруг она почувствовала, как что-то ударилось снизу в матрас. Открыла глаза. Из воды вынырнул коротко стриженный юноша. На глазах выпуклые очки.

– Извините.

Ограничившись этим, он вновь опустился под воду. И уплыл куда-то в сторону.

Рёко грустно усмехнулась, вспомнив мысль, промелькнувшую в голове. Когда юноша вынырнул возле матраса, она подумала: уж не желает ли он со мной познакомиться? Несколько лет назад это было бы вполне вероятно. Но с тех пор, как перевалило за двадцать пять, уже никто не приставал к ней на улице.

Ну и отлично, в моем возрасте пора успокоиться!…

В этот момент она заметила, что ее унесло далеко в море. Вокруг почти не осталось купающихся. Работая ногами, она развернулась назад.

И вдруг…

Что– то накрыло ее.

Такахико Умэдзато все видел своими глазами.

Незадолго перед этим он приподнялся и стал высматривать в море ушедшую купаться жену. Он сразу нашел Рёко. Ее розовый надувной матрас трудно было не заметить. Она, как обычно держась за матрас, качалась на волнах.

Он сунул в рот сигарету и щелкнул зажигалкой «Zippo». Вместо пепельницы – бутылка из-под колы, которую он только что опустошил.

Выдыхая дым, Умэдзато наблюдал за женой. Какой-то купальщик заговорил с ней и тотчас куда-то уплыл.

«Ну и дуреха!» – подумал он, следя за тем, как Рёко поспешно меняет направление. Наконец-то заметила, как далеко заплыла!

Умэдзато сделал затяжку и выдохнул дым. И вдруг…

Раздался оглушительный грохот, и в тот же миг жена превратилась в огненный столб.

Огонь был желтого цвета. Казалось, что он взметнулся со дна моря. Под его напором окружающая вода, вспенившись, побелела. И вновь из-под воды поднялся столб огня.

После первого взрыва весь пляж точно замер. Купающиеся, еще ничего не понимая, просто смотрели изумленно на фонтан пламени.

Но в следующий миг началась паника. Все начали наперегонки выбираться на берег. Крики, вопли, стоны. Умэдзато невольно вспомнил фильм «Челюсти» Спилберга. В том фильме люди убегали от гигантской акулы, а сейчас – от огня.

В голову лезли мысли о фильме потому, что он совершенно не мог понять, что происходит, полностью утратил способность здраво рассуждать. Продолжая сидеть на подстилке, сжимая обжигающий пальцы окурок, он смотрел на то место, где только что плавала его жена. Искал ее глазами.

Взрывы на поверхности моря прекратились. Только расходилась кругами белая пена.

Вокруг что-то кричали люди. Но Умэдзато ничего не слышал.

Наконец он поднялся. Пошел, пошатываясь, к морю. Он все еще не осознавал, что же произошло. Единственное, что он понимал: все, кто были в море, вышли на берег, все, кроме его жены.

Где же Рёко?

Внезапно ему на глаза попался качающийся на волнах предмет. Розового цвета, из какой-то синтетики.

Тут только он вспомнил про надувной матрас.




2


Как только Тосио Като понял, что звонят из дома «На холмах», у него появилось дурное предчувствие. Когда десять лет назад строили этот дом, экономили на всем, не потрудившись изолировать жильцов друг от друга, поэтому теперь склоки не прекращались. Одна из причин – слишком много одиноких холостяков. Вот уже несколько лет прошло с тех пор, как токийский муниципалитет принял новый закон об утилизации мусора, а большинство жильцов и не думало соблюдать установленные правила.

Тосио Като угадал: звонок был с очередными жалобами. Женщина с первого этажа возмущалась тем, что капает с верхнего балкона. Она, видите ли, только что постирала простыни и не может вывесить их посушиться.

– Над вами, кажется, живет господин Фудзикава. Его нет дома?

– Разумеется, нет, поэтому я и звоню. Немедленно примите меры! – В голосе женщины прозвучали истерические нотки.

– Хорошо, хорошо, успокойтесь, сейчас приду.

Повесив трубку, Като стал хмуро искать ключи от дома «На холмах». Юити Фудзикава тоже был холостяком. Но до сих пор с ним никогда не было никаких проблем. Они виделись лишь однажды, когда заключали договор об оплате, и молодой человек показался ему тихим и необщительным.

Оставив контору на других, он сел в свой фургон и поехал. Фирму «Като-недвижимость» основал его отец.

Дом «На холмах» рекламировался как «строение прекрасной архитектуры, расположенное в семи минутах ходьбы от станции Митака». Что касается «семи минут ходьбы», это была истинная правда, но посеревшие стены как-то не укладывались в понятие «прекрасной архитектуры». Неподалеку проходила скоростная трасса, и под воздействием выхлопов стены давно утратили свой первоначальный вид.

Зайдя с той стороны дома, где были расположены балконы, Като определил проблемное место. И сразу понял причину. Шланг кондиционера, установленного в квартире Фудзикавы, оборвался, поэтому вниз стекала вода. По словам живущей внизу женщины, Фудзикавы не было дома, но кондиционер продолжал работать. Забыл выключить? Или из-за жары нарочно, отправляясь на работу, оставил включенным?

В любом случае это был непорядок. Поднимаясь по лестнице, Като достал дубликат ключа.

Фудзикава жил в двести третьей. В почтовом ящике на двери скопились газеты за несколько дней. Значит, уехал в командировку или на отдых? В таком случае следует полагать, что он забыл выключить кондиционер.

Като открыл дверь дубликатом ключа. В этот момент его вновь охватило дурное предчувствие.

Квартирка была маленькая, сразу по левую руку – кухня. Впереди – небольшая комната, но раздвижная дверь задвинута, так что заглянуть внутрь не было возможности.

Като снял ботинки. Он никак не мог понять причину не оставлявшего его неприятного чувства.

Он понял ее за миг до того, как попытался отодвинуть дверь в комнату. Вонь. Из-за двери сочился ужасно неприятный запах.

«Как бы чего…» – успел подумать он, и в следующий момент его рука отодвинула дверь.

Посредине комнаты ничком лежал человек. В майке и брюках. На белой майке, точно на географической карте, темнели пятна. Пригляделся – кровь, брызнувшая из расколотой головы.

Попятившись, Като шлепнулся на пол.




3


Если верить висящему на двери списку присутствующих, Манабу Югава бесследно исчез. Ибо ни одна из граф – «лекции», «эксперименты», «вышел», «выходной» – не была отмечена. Машинально опустив глаза, Кусанаги увидел валявшийся под дверью зеленый магнитик. Подобрав его, постучал.

Дверь открыл юноша с волосами, выкрашенными в желтый цвет. Брови были изысканно подстрижены. В наше время даже студенты физического отделения не отстают от моды, подивился Кусанаги, которому недавно стукнуло тридцать четыре.

– Югава на месте? – спросил он.

Судя по всему, внешность Кусанаги не внушала студенту доверия, но все же он, с недоумением на лице, угукнул.

– Он сейчас занят? Я приду в другой раз.

– Нет, все в порядке, но… – желтоволосый студент, открыв пошире дверь, впустил Кусанаги.

Едва переступив порог, Кусанаги услышал монотонный голос Югавы:

– Если допустить, что под водой находился баллон со сжатым газом, необходимо подумать над тем, почему он разорвался и о каком газе может идти речь. Если, предположим, баллон был поврежден и коррозия проела его насквозь, почему газ не вытек? И еще, какова причина возгорания газа?

Югава, сидя на стуле, обращался к трем студентам. «Нехорошо мешать ученой дискуссии», – подумал Кусанаги, но в этот момент его заметил Югава.

– О, это ты, как раз вовремя!

– Я вам помешал…

– Мы уже вдоволь наговорились об учебе, сейчас просто болтаем. Мне хотелось бы непременно узнать и твое мнение.

– А о чем речь? В очередной раз хочешь меня опозорить, продемонстрировать, что я ни черта не смыслю в физике?

– Вот уж не знаю, опозоришься ты или нет. Мы говорили вот об этом, – Югава протянул Кусанаги газету, лежавшую на столе. Газета недельной давности. Раскрыта на отделе происшествий.

– А, это о взрыве на пляже! – сказал Кусанаги, взглянув на статью.

– Я только что предложил своим коллегам-студентам интеллектуальную игру – найти рациональное объяснение случившегося.

Четыре студента, включая того, который открывал дверь, смущенно поежились.

– Мы в управлении тоже собираем информацию по поводу этого случая. Нельзя исключить, что замешана какая-то террористическая организация.

– Хочешь сказать, это террористический акт?

– Такую возможность нельзя отметать. Излишняя бдительность никогда не повредит.

– А как на это смотрят в полиции префектуры Канагава, где произошел инцидент?

– Вообще-то между Токио и Канагавой отношения довольно натянутые, – кисло улыбнулся Кусанаги, имея в виду полицейских. – Насколько я слышал, они там тоже в тупике. В любом случае следов взрывчатого вещества не нашли.

– Может быть, их унесло течением? – предположил один из студентов.

– Может быть. – Кусанаги не стал опровергать мнение молодого человека. Но в душе он был уверен, что если бы это был обычный взрыв, полиция Канагавы достала бы доказательства «из-под воды».

– Полиция рассматривает это как преступление? – спросил Югава.

– Следствие ведется, исходя из предположения, что это было преднамеренное убийство. Не спишешь же этот взрыв на природное явление!

– Именно это мы и обсуждаем. – Югава, усмехнувшись, окинул взглядом студентов.

– Пришли к какому-нибудь выводу?

В этот момент прозвенел звонок. Студенты дружно поднялись. Видимо, им было пора на лекцию. Югава остался сидеть.

– Для твоих птенцов это был спасительный гонг, – сказал Кусанаги, присаживаясь на один из освободившихся стульев.

– Решать задачи, громоздя формулы, это еще не наука. А такие обсуждения – прекрасная гимнастика для ума. – Югава поднялся и засучил рукава белого халата. – Ну что, налить тебе растворимого кофе?

– Нет, спасибо. Мне уже пора идти.

– Куда же это? Далеко?

– Близко. В этом здании.

– Ого! – Югава округлил глаза за стеклами в черной оправе. – А в чем дело?

– Здесь нет сегодняшней газеты? Не этой, недельной давности. – Кусанаги посмотрел на столы вокруг. Они были завалены всякими бумагами и таблицами, но свежей газеты не было видно.

– Если произошедшее может стать учебным материалом, я не поленюсь, принесу… Так в чем дело?

– В Митаке найден труп. – Кусанаги открыл блокнот. – Мужчина двадцати пяти лет. Зовут – Юити Фудзикава. Бывший сотрудник фирмы. Обнаружен в своей квартире владельцем риэлторской компании, управляющей домом, приблизительно через три дня после наступления смерти.

– Я видел сообщения об этом во вчерашних вечерних новостях. Сказали, что труп уже начал разлагаться. Сочувствую тому, кто обнаружил.

– Но кондиционер работал. Видимо, преступник предполагал, что благодаря этому трупный запах выветрится. Но нынешнюю жару даже самый хитрый преступник не мог предвидеть.

– Да уж, пекло! – Югава скривил губы. – Для работников умственного труда жара – худший враг. Повышенная температура действует разрушительно на память.

«Если тебе действительно так жарко, мог бы снять свой халат!» – подумал Кусанаги. Но предпочел промолчать.

– Тебе никогда не приходилось слышать имя потерпевшего – Юити Фудзикава?

Югава посмотрел с недоумением.

– А почему я должен знать жертву этого преступления? Или он какая-нибудь знаменитость?

– Нет, совершенно обычный человек. Но мне подумалось, есть вероятность, что ты его знаешь.

– Почему?

– Он окончил физико-технический факультет этого университета. Два года назад.

– Ах, вот в чем дело… В новостях таких подробностей не приводили. Какое отделение?

– Энергетическое… так, кажется, это называется… – ответил Кусанаги, справившись в блокноте.

– Энергетическое? Тогда он наверняка посещал мои лекции. Но, извини, совершенно не помню. Видимо, ничем особым не выделялся и успехи были так себе.

– Все, с кем я беседовал, говорят, что он был человек тихий, незаметный, тяжело сходился с людьми.

– Так я и думал. Но раз ты потрудился прийти в университет, где учился убитый, на то должны быть какие-то веские основания, – заметил Югава и поправил очки. Этот жест свидетельствовал о том, что он начал проявлять любопытство.

– Основания, возможно, и не такие уж веские… – Кусанаги достал из кармана пиджака фотографию и показал Югаве. – Мы нашли это в его комнате.

Югава, взглянув на фотографию, сдвинул брови.

– Это же автостоянка возле нашего корпуса!

– Благодаря нашему с тобой общению я стал чаще бывать здесь. Поэтому, едва взглянув на фотографию, сразу узнал. Ребята из следственной бригады были очень мне благодарны. Сам понимаешь, как тяжело найти автостоянку по фотографии.

– Да, наверно. Судя по дате на фотографии, она была сделана тридцатого августа. Почти две недели назад.

– Короче, в тот день Фудзикава приходил в университет. Хотелось бы знать – зачем?

– Возможно, он участвовал на правах выпускника в работе какой-нибудь секции…

Кусанаги и Югава в студенческие годы ходили в секцию бадминтона.

– Я связался со студенческими приятелями Фудзикавы. Фудзикава никогда не участвовал ни в каких секциях.

– В таком случае, – Югава скрестил на груди руки, – может быть, рекрутировал студентов для какой-то фирмы? Нет, осень, уже слишком поздно.

– Даже если бы было не поздно, это исключено, – уверенно заявил Кусанаги.

– Почему?

– Я же тебе сказал – он бывший служащий фирмы. В июле уволился.

– Значит, в последнее время был безработный? Тогда, возможно, он приходил за помощью в новом трудоустройстве. – Сказав это, Югава покачал головой и вернул фотографию Кусанаги. – Непонятно только, зачем ему понадобилось фотографировать автостоянку.

– Я сам бы хотел узнать. – Кусанаги еще раз посмотрел на снимок. В автомобилях, выстроившихся на автостоянке, вмещающей до двадцати машин, не было ничего необычного.

В студенческие годы Юити Фудзикава был приписан к пятой лаборатории отделения энергетической техники. Как только Кусанаги упомянул об этом, Югава сказал, что он хорошо знает работающего там ассистента Мацуду.

– Мацуда вообще-то выходец с физического отделения. Мой однокурсник, – сказал Югава, когда они шли по коридору в сторону пятой лаборатории.

– И что же там изучают? – спросил Кусанаги.

– Насколько я знаю, пятая лаборатория главным образом занимается исследованием теплообменных систем. Специализация Мацуды – теплотехника.

– Теплотехника?

– Если коротко – наука, изучающая тепло и тепловые свойства вещества. На макроскопическом уровне – это термодинамика, с позиций микроскопических, на уровне атомов и частиц, это так называемая статистическая физика. Впрочем, резко разделять обе эти области не стоит.

– Понятно… – сказал Кусанаги, а сам подумал: «Лучше бы не спрашивал!»

Когда подошли к пятой лаборатории, Югава попросил детектива немного подождать и, без стука открыв дверь, вошел внутрь. Не прошло и минуты, как дверь вновь открылась и показалось его лицо.

– Все в порядке. Готов ответить на все твои вопросы.

Поблагодарив, Кусанаги переступил порог.

Вокруг были нагромождены совершенно непонятные для Кусанаги приборы и устройства. Возле стола у окна стоял худощавый мужчина. Рубашка с короткими рукавами была расстегнута до груди. Действительно, в помещении была ужасная духота.

Югава представил их друг другу. Худощавого мужчину звали Такэхиса Мацуда.

Последовав примеру Югавы, Кусанаги сел на раскладной стул.

– Не знал, что у Югавы есть друзья в полиции, – сказал Мацуда, взглянув на визитку. Говорил он без всякого выражения. Увидев, что Кусанаги достал платок, слегка улыбнулся: – Извините, наверно, жарко? Только что закончил один эксперимент.

– Да нет…

Кусанаги поостерегся спрашивать, в чем заключался эксперимент. Даже если бы спросил, ничего бы не понял.

– Значит, вы по поводу Фудзикавы? – в лоб спросил Мацуда. Видимо, не хотел понапрасну терять время.

– Вам известно о том, что произошло с ним?

Худощавый ассистент кивнул:

– Вчера, когда смотрел новости, я не понял, что это он. Но сегодня утром позвонил один из выпускников с его курса. Только тогда я вспомнил. – Мацуда повернулся в сторону Югавы. – И Ёкомори давеча говорил об этом происшествии.

– Я тоже не знал, что речь идет о выпускнике нашего университета, пока он мне не сообщил. – Югава показал на Кусанаги. – Думаю, Ёкомори тоже удивлен?

– Да. Он имел отношение не только к его дипломной работе, но и к его трудоустройству…

– А кто этот Ёкомори? – перебил Кусанаги.

– Профессор, преподает у нас, – ответил Мацуда. Из его объяснения следовало, что Ёкомори отвечал за распределение студентов в то время, когда Фудзикава был на четвертом курсе.

– Когда вы в последний раз видели Фудзикаву? – спросил Кусанаги.

– Он заходил в прошлом месяце.

«Все сходится», – подумал Кусанаги.

– Когда именно?

– Кажется, в середине месяца.

– А по какому делу?

– У меня осталось впечатление, что какого-то конкретного дела не было. Как будто просто зашел поболтать. Выпускники нередко бывают у нас, меня это особенно не удивило.

– О чем вы говорили?

– Дайте-ка вспомнить… – Мацуда слегка задумался, потом вновь поднял глаза. – Да, мы говорили о его фирме. Он сказал, что уволился.

– Об этом мы знаем. Фирма «Нисина инджениринг».

– Фирма небольшая, но, насколько мне известно, с солидной репутацией, – сказал Мацуда и посмотрел на Югаву. – Кажется, Ёкомори был несколько раздражен этим фактом.

– Еще бы, – кивнул Югава.

– Почему?

– После объясню, – сказал Югава, подмигнув.

Вздохнув, Кусанаги вновь перевел взгляд на Мацуду.

– Что именно Фудзикава рассказал по поводу своего увольнения?

– Ничего конкретного. Но мне расспрашивать было не совсем удобно. Сказал, что хочет начать с нуля. Я пообещал помочь советом, если возникнут какие-либо проблемы. Но с просьбой о помощи в трудоустройстве он не обращался.

– Больше Фудзикава к вам не заходил?

– Нет.

– Странно… – сказал Югава. – Он, судя по всему, был здесь в конце прошлого месяца.

– Я его не видел, – сказал Мацуда.

Кусанаги достал фотографию. Лицо ассистента вытянулось:

– Это же наша автостоянка! Откуда у вас эта фотография?

– Мы обнаружили ее в квартире Фудзикавы. Видите, она помечена тридцатым августа.

– В самом деле. – Мацуда покачал головой. – Но зачем он ее сделал?

– Куда еще в университете мог заходить Фудзикава?

– Даже не представляю… В работе секций он не участвовал… Может, у него были знакомые среди аспирантов, но я таких не знаю.

– Понятно. – Кусанаги убрал фотографию. – А профессор Ёкомори сегодня на работе?

– Утром был, но во второй половине ушел. Думаю, сегодня уже не вернется.

– Что ж, придется прийти сюда еще раз. – Кусанаги сделал глазами знак Югаве. Югава поднялся.

– Извините, что ничем не смог помочь, – сказал Мацуда.

– Только еще один вопрос, – быстро проговорил Кусанаги. – У вас нет никаких соображений по поводу убийства? Пусть какой-нибудь пустяк, мелочь?

Мацуда задумался. Однако после паузы покачал головой.

– Прилежный, серьезный студент. Уверен, никто не питал к нему враждебных чувств. И думаю, никому не было выгоды убивать его.

Кусанаги кивнул и, поблагодарив, поднялся. В этот момент взгляд его упал на мусорную корзину. В ней лежала выброшенная газета. Он достал ее.

– Забавно, что вы тоже заинтересовались этой заметкой. – Кусанаги показал газету Мацуде. В ней сообщалось о взрыве на морском пляже.

– Это Ёкомори мне принес, – сказал Мацуда. – Странное происшествие.

– Что ты думаешь по этому поводу? – спросил его Югава.

– Никаких соображений. Если речь идет о взрывчатке, это территория химиков.

– К счастью для меня, это произошло на чужой территории, – рассмеялся Кусанаги и бросил газету обратно в мусорную корзину.

– «Нисина инджениринг» занимается производством на заказ трубопроводного оборудования, – сказал Югава, когда они вышли из пятой лаборатории и спускались по лестнице. – Но не надо понимать под этим водопровод или канализацию. Они имеют дело с гигантскими системами, использующимися в теплообменных устройствах на тепловых и атомных электростанциях. Профессор Ёкомори – один из технических консультантов этой фирмы. Поэтому, если кто-либо из его студентов захочет туда устроиться на работу, думаю, ему будет достаточно одного звонка.

– Значит, и Фудзикава устроился по протекции Ёкомори?

– Очень вероятно, что так, но, возможно, и наоборот.

– Наоборот?

– Не исключено, что сама фирма обратилась к профессору с просьбой прислать им какого-либо толкового выпускника. Не слишком известные компании, – даже сейчас, когда все только о том и твердят, как трудно устроиться на работу, – испытывают затруднения с квалифицированными кадрами.

– Предположим, он поступил по протекции профессора. Вопрос – отвечало ли это его желаниям?

– Ты прав, это главное. Нехорошо так говорить, но даже на четвертом курсе студенты – это, в сущности, дети малые. По пальцам можно пересчитать тех, кто может конкретно сказать, в какой фирме хотел бы работать и вообще какой работой хотел бы заниматься. Поэтому когда профессор настойчиво предлагает какое-то место, студенты только хлопают глазами и, как правило, соглашаются. Не знаю, был ли Фудзикава из таких.

– Может, именно поэтому он уволился из фирмы, проработав всего два года…

Приятели вышли из здания и завернули за угол на автостоянку. Она была почти квадратной, окружена со всех сторон металлической сеткой. Но въезд был свободным. Сейчас на ней стояло тринадцать машин.

– Студентам здесь парковаться запрещено, – сказал Югава. – Иначе тут все было бы забито машинами. У нынешних студентов деньги из ушей лезут.

Кусанаги принялся расхаживать по стоянке, сличая ее с фотографией. Судя по всему, Фудзикава сделал снимок из здания на противоположной стороне.

– Сэнсэй, какие-то проблемы? – спросил молодой человек, подойдя к Югаве. У него были длинные волосы, завязанные сзади в пучок. – Что-то случилось с вашей машиной?

– У меня нет машины. Но решил наконец-таки купить, присматриваю на стоянке себе по вкусу.

– Хотите не ударить лицом в грязь перед профессорами Кисимой и Ёкомори?

– Ах да, действительно, эти двое недавно приобрели новые машины. Где они? – спросил Югава, осматривая ряд автомобилей.

– Кажется, сейчас их нет, – сказал студент, окинув взглядом стоянку. – У Кисимы – «БМВ», у Ёкомори – «мерседес».

– Ты слышал? Какие крутые у нас профессора!

Кусанаги взглянул на фотографию. Среди стоящих машин действительно были и «БМВ», и «мерседес». Обе сияли новизной.

Он показал фотографию студенту.

– Да, точно. Это их новые машины, – радостно подтвердил студент, после чего склонил голову набок: – Уж не тогда ли это было снято?…

– Тогда – это когда?

– Дайте вспомнить. Какой-то человек с фотоаппаратом снимал здесь. Кажется, тридцатого числа, в прошлом месяце.

Кусанаги и Югава переглянулись. Кусанаги поспешно достал другую фотографию. На ней был запечатлен Фудзикава.

– Не этот? – спросил он.

Взглянув на фотографию, студент неуверенно кивнул:

– Вроде бы он. Но на сто процентов утверждать не берусь.

– Что он еще делал, кроме того, что фотографировал?

– Не помню, я за ним особо не наблюдал. Правда, он со мной заговорил.

– С тобой?

– Да, тоже по поводу профессорских автомобилей.

– По поводу автомобилей?

– Спросил, которая из машин принадлежит профессору Ёкомори. Ну я ему и сказал – серебристый «мерседес».

Кусанаги посмотрел на Югаву. Молодой физик, задумчиво поглаживая подбородок, смотрел куда-то вдаль.




4


В комнате Юити Фудзикавы было два книжных шкафа. Оба металлических, высотой с Кусанаги. В них плотно стояли научные книги и специальные журналы. Кусанаги с удивлением обнаружил среди них не только книги, которые покойный, очевидно, использовал в студенческие годы, но даже школьные учебники и справочники. Нашлись и сборники задач для подготовки к экзаменам в университет. Судя по тому, как аккуратно они были расставлены, книги должны были отражать все этапы его учебы.

«Каких только чудаков не бывает на свете!» – не в первый раз подумал Кусанаги. Сам-то он на следующий день после того, как увидел себя в списке зачисленных в университет, сжег во дворе дома все, что имело отношение к подготовке к экзаменам.

– Ничего похожего! – за спиной Кусанаги послышался разочарованный голос молодого детектива Нэгиси. Он изучал ящики письменного стола.

– Другими словами, Фудзикава не предпринимал попыток найти новое место работы? – Кусанаги, сидевший по-турецки на полу, посмотрел вверх на полки. Детективы были заняты поисками проспектов компаний и журналов с предложениями работы.

Прошло два дня с того времени, как в квартире обнаружили труп. За сегодняшний день Кусанаги на пару с Нэгиси успели посетить два места с целью сбора информации. Первым был завод в Кавасаки, принадлежащий компании «Нисина инджениринг». Именно там Фудзикава работал вплоть до июля.

– Вдруг заявляет – хочу уволиться. Даже предварительно не посоветовался! Видимо, уже давно накипело, сразу принес заявление, написанное по всей форме, и говорит: «Пожалуйста, поставьте печать», вот и все, – круглолицый начальник отдела возмущенно выпятил губы. – Какая причина? Я и сам у него спросил. «Мне эта работа не нравится», – вот и все, что он сказал. Чувствовалось, что переубеждать его бесполезно. Какая глупость! Много ли найдется тех, кто выполняет работу, которая им нравится? Он занимался проектированием. Вентиляционные системы. Перешел на эту работу после того, как в апреле в нашей компании произошла большая реорганизация. Чем он занимался до этого? Называлось – разработка заводского оборудования, но по сути то же самое. Что за безответственный поступок! Я был просто в ярости. Ну, говорю, раз не хочешь у нас работать, иди на все четыре стороны!

Приблизительно то же сказал служащий, бывший в наиболее доверительных отношениях с Фудзикавой.

– Мне кажется, ему с самого начала не нравилось в нашей фирме. Особенно это стало заметно в апреле, когда его перевели на новый участок работы. Было видно, что он работает через силу. Даже и не знаю почему.

Следующим, кого посетили Кусанаги и Нэгиси, был профессор Ёкомори. Он участвовал в научном симпозиуме, проходившем в одном из центральных отелей, поэтому договорились о встрече в расположенном там же кафе.

«Действительно, это я предложил ему работать в „Нисина инджениринг“, – сказал довольно визгливым голосом низенький, лысый профессор, – но ни о каком принуждении речи быть не может! Я только объяснил ему, что в этой фирме он сможет выполнять работу, близкую к теме, которую он выбрал для своего диплома, – теплообменные системы.

Профессор слегка выпячивал грудь, чувствовалось, что он не слишком рад общению с полицейскими.

– Мы слышали, что в середине прошлого месяца Фудзикава посетил вашу лабораторию, о чем был разговор? – спросил Кусанаги.

– Ничего существенного. Извинился за то, что ушел с фирмы, в которую я его устроил. Я сказал, что не в обиде, посоветовал побыстрее найти новую работу.

– И это все?

– Это все. Я могу идти? – Ёкомори не скрывал, насколько ему неприятен этот допрос.

Напоследок Кусанаги сообщил профессору, что Фудзикава фотографировал автостоянку и искал его машину, спросив, нет ли у него каких-то идей по этому поводу.

Ответ профессора-коротышки был:

– Никаких идей. Понятия не имею, что все это значит.

Закончив с этим, Кусанаги и Нэгиси вновь приехали в квартиру Фудзикавы. В надежде разузнать, почему он ушел из фирмы и что собирался делать после увольнения. Но не нашли ни одной зацепки.

Кусанаги, вздохнув, поднялся. Зашел в совмещенный с ванной туалет облегчиться. Над ванной на веревке висели плавки.

«Где– то плавал…» – рассеянно подумал Кусанаги.

По результатам осмотра квартиры можно было заключить, что убитый хорошо знал преступника. В комнате не было никаких следов борьбы, к тому же нападение произошло со спины, следовательно убитый до последнего момента ни о чем не подозревал. Оружие убийства – оставшаяся на месте преступления четырехкилограммовая гантель, принадлежавшая, как выяснилось, самому Фудзикаве. Короче, все выглядело так, будто преступник совершил убийство импульсивно, по какой-то причине выйдя из себя.

Но даже если преступление было совершено импульсивно, в последующем преступник действовал с большим хладнокровием. Тщательно стер отпечатки пальцев, не поленился подмести пол, чтобы не осталось упавших с головы волос. Кроме того, включил кондиционер, чтобы замедлить процесс разложения и отдалить момент обнаружения трупа. Впрочем, парадоксальным образом именно это привело к тому, что труп быстро нашли.

Справив нужду и моя руки, Кусанаги вдруг заметил маленький листок бумаги под ногами. Нагнувшись, поднял. К его разочарованию, это был всего лишь чек из кафе. Вряд ли он имел какое-то отношение к преступлению. И дата, проставленная на чеке, была куда более ранней, чем предполагаемая дата убийства.

Он хотел уже положить чек на раковину, как вдруг рука замерла. Его внимание задержал адрес кафе.

Совсем недалеко от того самого морского пляжа… У Кусанаги в том районе жили родственники, и он хорошо знал те места.

А дата на чеке…

Так и есть. День, когда произошел взрыв.




5


Хидэки Нагаэ слышал, что вошел покупатель, но даже не потрудился оторвать глаза от бульварной газетки. Как обычно, поглазеет и уйдет. Товар не какие-нибудь там драгоценности, насчет воров можно не волноваться. А если и утащат что-нибудь, не его головная боль. Ну, обругает хозяин, только и всего.

Маленькая лавка сувениров называлась «Волна». Здесь продавались дешевые солнцезащитные очки, мячи, пляжные сандалии.

Еще недавно в ней постоянно околачивалась молодежь, с простодушной алчностью пялящаяся на всю эту мишуру.

А сейчас хоть шаром покати. Разумеется, купальный сезон уже закончился, но хозяин не зря причитает: «Для начала сентября – рановато». Нагаэ и по своему опыту знал, что в обычный год в это время на пляже, расположенном через дорогу, не было недостатка в загорающих и купающихся. А в этом году – пусто.

За объяснением далеко ходить не надо. Народ еще не очухался от произошедшего на днях взрыва. Внезапно из воды поднялся столб огня, одна из купающихся женщин погибла, а причину взрыва так и не установили – было б странно, если б кто-то захотел сейчас здесь искупнуться. Нагаэ и сам обходил пляж стороной. Поговаривали, что он заминирован террористами.

– В этом сезоне с торговлей закончено! – вздыхал хозяин. Возразить было нечего.

Он перелистывал страницы газеты, когда кто-то встал против него и положил что-то на прилавок. Поднял глаза – брелок для ключей. Неужто покупатель?

– Спасибо за покупку! – Отбросив газету в сторону, Нагаэ набил цену на кассовом аппарате. Брелок – четыреста пятьдесят иен.

– Скучаешь? – спросил покупатель, расплачиваясь.

Мужчина лет тридцати. Высокий, в темных очках. Рубашка «Армани» с открытым воротом. Судя по бледному цвету лица не из тех, кто часто приезжает на море.

– Да, покупателей маловато, – сунув брелок в пакетик, передал вместе со сдачей.

– Наверняка из-за взрыва.

– Не иначе, – сухо отрезал Нагаэ. Этот взрыв уже в печенках сидит!

– Мне сказали там, в соседнем кафе, – мужчина показал пальцем налево, – что ты в тот момент был поблизости.

Нагаэ, подняв голову, хотел посмотреть в глаза незнакомцу. Но темные очки были непроницаемы. К чему он клонит, не поймешь.

– Вы из полиции? – спросил Нагаэ. Он уже не раз давал показания по поводу взрыва.

– Нет, я из другой области, – мужчина протянул визитку.

Взглянув на нее, Нагаэ не сдержал удивления:

– Вот уж не думал встретить здесь, на пляже, ученого-физика!

– Можно пару вопросов? Я не отниму много времени.

– Да сколько угодно, только боюсь, от моего рассказа вам не будет никакой пользы. Люди из полиции таращились на меня так, будто я все придумал.

– Значит, ты видел что-то удивительное?

– А что может быть удивительнее? Посреди моря – как жахнет!

– Расскажи, что это был за взрыв.

– Даже и не знаю, как описать… Неожиданно прямо из воды со страшной силой вырвался огонь. Брызги взлетели вверх на несколько десятков метров. Впечатление, как будто что-то лопнуло.

– Лопнуло?

– А потом – самое удивительное. Никто мне не верит. Огненные шарики покатились во все стороны по поверхности моря. Точно живые.

– Шарики? Покатились по морю? Любопытно… – Мужчина слегка приподнял пальцем дужку очков. – Может быть, это разлетелись искры?

– Совершенно не похоже на искры! Я видел, как некоторые шарики кружились, носясь из стороны в сторону.

– А цвет?

– Что?

– Цвет. Какого они были цвета?

– Дайте-ка подумать… – Нагаэ стал припоминать увиденное в тот момент. – Желтые… Да, кажется, желтые.

– Так я и думал, – кивнул мужчина, он был явно доволен ответом Нагаэ. – Желтые.

– Полицейские сказали, что мне померещилось…

– Но ты знаешь, что это не так.

– Да! – Нагаэ замотал головой. – Если не хотите, не верьте.

– Я тебе верю. – Мужчина сунул пакетик с брелоком в карман. – Извини, помешал работать.

– Это все, что вы хотели спросить?

– Да, мне достаточно. – Мужчина вышел из лавки.

Провожая его взглядом, Нагаэ представлял, как будет рассказывать об этом покупателе своим друзьям. У них глаза на лоб полезут, когда он скажет, что запросто болтал с профессором физики!




6


Такахико Умэдзато проживал в предместье Иокогамы. Жилой дом, облицованный под кирпич, стоял на одной из густо застроенных, вкривь и вкось идущих улочек.

На парадной двери – автоматический замок. Кусанаги, взглянув в блокнот и проверив адрес, нажал на номер 503. Тотчас из домофона послышалось:

– Да?

– Я из полиции, не могли бы вы уделить мне немного времени? – сказал Кусанаги в домофон.

– Опять? – В голосе чувствовалось раздражение. Наверняка местная полиция уже достала его своими расспросами.

– Извините. На пару минут.

Никакого ответа не последовало, но замок на двери щелкнул. «Представляю, – подумал Кусанаги, – как ему все это обрыдло!»

Дойдя до квартиры, он вновь нажал на звонок. Дверь открылась, показалось смуглое лицо.

– Извините, что побеспокоил вас. Я связался с вашей компанией, и мне сказали, что вы дома.

– Взял отгул – голова болит, – сухо сказал Умэдзато. Он был в свитере поверх майки. – Мне уже не о чем больше рассказывать.

Кусанаги показал свое полицейское удостоверение.

– Я из токийской полиции. Хотел бы задать несколько вопросов в связи с другим преступлением.

– В связи с другим преступлением? – Умэдзато удивленно поднял брови.

– Да. Возможно, оно имеет какое-то отношение к вашей супруге.

Лицо Умэдзато едва заметно смягчилось. Мол, так и быть, побеседую с вами, если это прольет хоть какой-то свет на причину гибели моей жены…

– Подробности спросите у тех, кто ведет расследование. Я уже устал повторять одно и то же.

– Я уже познакомился с вашими показаниями, – кивнул Кусанаги.

Умэдзато пошире открыл дверь. Видимо, приглашая войти. Квартира была новой, но и гостиная с диваном, и кухня пребывали в полнейшем беспорядке. Только маленькая комната, застеленная циновками, была чисто убрана. В ней стоял маленький буддийский алтарь. От ароматических палочек поднимался тонкий дым.

Кусанаги опустился на диван. Умэдзато сел напротив него на стул за кухонной стойкой.

– Вы упомянули о каком-то другом преступлении. Что вы имели в виду?

Выдержав паузу, Кусанаги ответил:

– Мы обнаружили труп одного мужчины.

– Его убили?

– Еще до конца не ясно. Но скорее всего так.

– Какое отношение это имеет к тому, что случилось с Рёко? Тот же преступник?

Кусанаги замахал руками:

– Нам еще в точности ничего не известно. Но есть некоторые наводящие на размышления обстоятельства. – Кусанаги достал фотографию. Портрет Фудзикавы. – Вам известен этот человек?

Умэдзато, взяв в руки фотографию, тотчас отрицательно замотал головой:

– Впервые вижу. Кто это?

– Человек, труп которого мы нашли. Юити Фудзикава. Ваша жена никогда не упоминала его имени?

– Фудзикава?… Нет, не слышал.

– В тот день… – сказал Кусанаги и немного замялся, – в день, когда скончалась ваша жена, этот человек также был на том пляже.

– Понятно… – Умэдзато вновь вгляделся в фотографию.

По чеку, найденному в квартире Фудзикавы, Кусанаги смог установить точный адрес кафе. Как он и думал, оно находилось совсем рядом со злополучным пляжем.

– Но послушайте, – сказал Умэдзато, – из того, что он там был, еще нельзя делать вывод, что он имеет какое-то отношение к взрыву. В тот день на пляже яблоку негде было упасть.

– Но есть одно обстоятельство, которое нельзя назвать случайным.

– Какое же?

– Этот Фудзикава окончил университет Тэйто. Два года назад.

– Неужели? – Лицо Умэдзато слегка передернулось.

– А ваша жена до прошлого года работала в этом университете, – сказал Кусанаги.

Он узнал об этом, запросив в полиции Канагавы сведения о Рёко Умэдзато. Тотчас его интуитивные догадки переросли в уверенность. А именно – между двумя преступлениями существует связь.

– Да, она состояла в учебном совете, – кивнул Умэдзато.

– Другими словами, есть вероятность, что во время учебы в университете Юити Фудзикава общался с вашей женой.

Умэдзато поднял голову. Слегка прищурил глаза.

– Вы хотите сказать, что Рёко с ним спала?

– Нет, я не имел этого в виду, – поспешно возразил Кусанаги. – Извините, я неправильно выразился. Я хотел сказать, что, возможно, они как-то пересекались в учебном процессе…

– Мы поженились в прошлом году, но были близки до этого в течение шести лет. Я лучше, чем кто-либо другой, знаю Рёко. Но она ни разу не произносила имя «Фудзикава». Мне ничего о нем не известно. – Сказав это, Умэдзато положил фотографию перед Кусанаги.

– Что ж, когда будете разбирать вещи и бумаги вашей жены, если наткнетесь на имя Фудзикавы, пожалуйста, дайте мне знать. – Кусанаги, сунув фотографию в карман, положил на стол визитку.

– Вы хотите сказать: если я найду любовную переписку? – скривился Умэдзато.

– Я этого не говорил.

– Рёко ненавидела студентов университета Тэйто! Считают себя элитой, наглые, самовлюбленные. И при этом избалованы так, что, чуть какая-либо проблема, бегут плакаться к родителям. Детский сад! Внешне взрослые, а в душе – инфантилы. Это ее слова.

– Возможно, среди этих «инфантилов» был и Фудзикава.

– Возможно, – сказал Умэдзато и некоторое время молчал, точно о чем-то размышляя. Затем вновь поднял глаза. – Есть только два пункта, которые меня беспокоят. Я, впрочем, говорил об этом местной полиции…

– Какие?

– В тот день, когда мы ехали к морю, Рёко несколько раз сказала мне, что за нами постоянно следует какая-то машина.

– Кто-то был у вас на хвосте?

– Не знаю. Мне тогда это показалось невероятным, я только посмеялся.

– Когда вы приняли решение отправиться на море?

– Дня за два до этого.

– Вы кому-нибудь говорили о предстоящей поездке?

– Я никому не говорил. Про жену не знаю.

«Получается, – подумал Кусанаги, – Фудзикава постоянно следил за супругами. Если, конечно, предположить, что в преследовавшей их машине был Фудзикава».

– Что еще вас беспокоит? – спросил Кусанаги.

Умэдзато, немного поколебавшись, заговорил:

– Я видел, что непосредственно перед взрывом к Рёко подплыл какой-то мужчина. Молодой.

– Что это был за мужчина? – Кусанаги взял на изготовку ручку и блокнот.

– Он был в защитных очках, к тому же довольно далеко, так что я его не разглядел. Вот только, – Умэдзато нервно облизнул губы, – прическа у него была, кажется, такой же, как у этого типа, на вашей фотографии… Так же коротко стрижен.

Кусанаги достал фотографию и еще раз взглянул. Мутноватые глаза Юити Фудзикавы были устремлены прямо на него.




7


На следующий день после встречи с Такахико Умэдзато Кусанаги вновь отправился в университет Тэйто, на физико-технический факультет. Сам он окончил факультет социальных наук, но с некоторых пор входил в этот прежде столь чуждый ему серый корпус как к себе домой.

Подходя к зданию, он посмотрел в сторону автостоянки и остановился как вкопанный. Югава. Физик стоял, низко пригнувшись, возле «мерседеса».

– Эй, – окликнул его Кусанаги.

Югава вздрогнул, точно его застали врасплох за постыдным занятием, но тотчас узнал голос и успокоился.

– А, это ты, привет.

– Извини, я тебе, наверно, уже надоел. Что это ты делаешь?

– Так, ерунда. – Югава разогнулся. – Рассматривал машину профессора Ёкомори.

– Значит, это она и есть? – Кусанаги окинул взглядом серебристый «мерседес». – Действительно, совсем новая, аж сияет.

– Поскольку Фудзикава интересовался, которая из машин принадлежит Ёкомори, я решил посмотреть, нет ли в ней чего-то особенного.

– Понятно. – Кусанаги с полуслова понял, что имел в виду Югава. – Ищешь, не установлено ли на ней взрывное устройство.

– Каких-то особых оснований для беспокойства у меня нет, но все же, после того, что ты мне рассказал…

– О том, что Фудзикава, возможно, причастен к взрыву?

Он уже успел сообщить Югаве, что Юити Фудзикава в тот день был на пляже.

– Узнал что-то новое? – спросил Югава.

– Вчера встретился с мужем погибшей. Вероятность того, что Фудзикава преступник, повышается.

Кусанаги вкратце рассказал Югаве, что он узнал от Умэдзато.

– Проблема в том, что связывает погибшую от взрыва женщину и Фудзикаву, – сказал Югава.

– Совершенно верно. Кстати, ты узнал, о чем я тебя просил?

– О чем ты меня просил?

– Забыл? Я просил тебя разузнать, можно ли было с помощью той техники, которой владел Фудзикава, устроить взрыв.

– А, ты об этом… – Югава потер подбородок и устремил взгляд вдаль. – Извини, так много было дел, я отложил на потом. Теперь займусь этим.

– Пожалуйста, это важно, – сказал Кусанаги и почувствовал странную нервозность. Его удивило, что Югава, против обыкновения, избегал его взгляда.

Глядя сбоку на физика, он вдруг кое-что заметил.

– Ты, кажется, немного загорел. Ездил на море?

– Загорел? – Югава провел ладонью по щеке. – Вряд ли. Просто здесь такое освещение.

– Ну, может быть.

– У меня нет времени ездить на море. Ладно, пошли внутрь.

Югава зашагал в сторону здания, Кусанаги последовал за ним.

В этот момент сзади раздался автомобильный гудок. Обернувшись, они увидели, что на стоянку въезжает темно-синий «БМВ».

Югава, улыбаясь, подошел к машине и жестами помог припарковаться.

Из машины вылез старик. Несмотря на свой небольшой рост, он был хорошо сложен, поэтому выглядел вполне солидно.

– Профессор Кисима, как прошла международная конференция? – обратился к нему Югава.

– Как обычно, всегда одно и то же. Но рад, что смог пообщаться с тамошними ребятами.

– Наверно, устали? Три дня заседаний, банкет…

– Есть немного. Слишком затянули. Можно было ограничить количество докладов.

Югава пошел рядом с Кисимой, Кусанаги поспешил следом.

– Без вас, профессор, энергетический факультет просто-таки осиротел.

– Небось распустились здесь в мое отсутствие! Впрочем, постоянно звонили в гостиницу, даже надоели.

– Какие-нибудь срочные дела?

– Если бы! Всякая ерунда: «Какая у вас там погода? Если будет дождь, воздержитесь от вождения автомобиля». Как будто я дряхлый старик! Шагу ступить нельзя!

– Кто же это вам названивал?

– Какой-то молодой сотрудник. Замучил! – сказал Кисима, но в голосе его звучала веселость.

Не успел Кусанаги подумать, что сейчас эти двое войдут в лифт, как оба, не сговариваясь, свернули на лестницу. Кисима, хоть и выглядел на шестьдесят с гаком, зашагал вверх по ступеням с поразительной бодростью.

Расставшись с Кисимой, Югава и Кусанаги направились в тринадцатую лабораторию физической кафедры.

– Старейшина физико-технического факультета, – сказал Югава, имея в виду Кисиму. – Некоторые считают его отцом основателем квантовой механики. Но сейчас он босс на энергетическом отделении. Всякий мало-мальски стремящийся к знаниям студент мечтает заниматься под его руководством.

– Поразительный старик…

– Светило! – отозвался Югава.

– Чувствуется, что на факультете его любят. Звонят предупредить, чтобы не ездил в дождливый день…

– Ну, это уж слишком. Интересно, кто это звонил?

– Может, хотели подтрунить – мол, не замочите свою новую машину.

– Возможно, – кивнул Югава, но в следующий миг его лицо изменилось. Глаза устремились в одну точку, он прикусил губу.

– Что с тобой? – всполошился Кусанаги, увидев приятеля в столь непривычном состоянии.

Югава посмотрел на него в упор.

– Что, если… – пробормотал он и тотчас, с развевающимися полами халата выбежал из комнаты.

– Эй, ты куда? – Кусанаги устремился за ним.

Югава побежал по коридору, бросился вниз по лестнице. Хоть он и занимался в секции бадминтона, трудно было ожидать такого проворства от научного работника.

Выскочив из здания, Югава побежал к автостоянке. И только оказавшись возле машины Кисимы, остановился.

Немного отставший Кусанаги тоже остановился. По лицу его струился пот.

– Что происходит? Объясни!

Но Югава не ответил. Он присел на корточки возле автомобиля и заглянул под днище.

Наконец он, вздохнув, покачал головой.

– Кусанаги, у меня к тебе просьба.

– Какая?

– Позови профессора Кисиму. Немедленно.

– Профессора? Зачем?

– Потом объясню. Сейчас дорога каждая секунда.

– Понял. Где мне его найти?

– На четвертом этаже, в восточном крыле. Постарайся привести его так, чтоб никто не заметил.

– Никто не заметил?

– Да. – Глубокая складка прорезала лоб Югавы. – Если хочешь раскрыть преступление, делай, как я говорю.




8


На следующий день, ближе к вечеру, Кусанаги вновь посетил университет Тэйто.

Накануне ночью он арестовал Такэхису Мацуду. Сидевшие в засаде полицейские задержали его, когда он попытался бежать после того, как проник на стоянку в доме профессора Кисимы.

Мацуда держал в руках полиэтиленовый пакет с каким-то металлическим предметом. Величиной с ладонь. Когда его арестовывали, он сказал забиравшему пакет полицейскому:

– Не приближайте это к воде. А то будете всю жизнь раскаиваться.

Вероятно, в нем заговорила совесть ученого.

Но в действительности беспокойство Мацуды не имело под собой никаких оснований. Этот металлический предмет был совсем не тем, что он предполагал. Часа за два до ареста Югава тайком подменил его.

То, что Мацуда выкрал на стоянке, было окрашенным в металлический цвет комом самой обыкновенной глины.

– Мацуда сознался в убийстве Фудзикавы, – сказал Кусанаги, глядя на усталое лицо Югавы, который был явно не в духе. – Надеялся выкрутиться, но поскольку его арестовали непосредственно у дома Кисимы, он во всем сознался.

– Понял, что запираться нет смысла.

– Возможно. И все-таки многое так и осталось для меня непонятным. Надеюсь, ты сможешь мне кое-что объяснить.

– Хорошо.

Югава поднялся со стула и вскинул подбородок, приглашая Кусанаги подойти.

На столе стояла жестянка из-под леденцов. Она была наполнена водой.

Югава взял с другого стола кулек из промасленной бумаги и вынул из него нечто, словно присыпанное белым порошком.

– Отойди немного.

Кусанаги послушно отступил на несколько шагов назад.

Югава приблизился к банке и быстрым движением бросил туда белый предмет. Затем быстро отошел от стола.

Реакция произошла мгновенно. Из банки взвилось пламя, и она с грохотом подскочила. Вода брызнула во все стороны. Некоторые капли долетели даже до Кусанаги.

– Вот это да! – воскликнул Кусанаги, доставая платок.

– Потрясающая мощь. И так мало надо.

– Что это?

– Натрий, – сказал Югава. – Причина взрыва на пляже.

– Мацуда сказал мне, но, честно говоря, как-то не верилось. – Кусанаги опасливо заглянул в банку, в которой буря уже улеглась. – Не думал, что все так просто. Конечно, я много раз слышал слово «натрий», но что это такое – толком не знаю. Впрочем, про гидроксид натрия или хлорид натрия мне кое-что известно…

– Натрий – это металл. Но в естественных условиях он не может сохраняться в чистом виде. Как ты только что упомянул, он существует в качестве каких-то химических соединений. Даже если взять тот натрий, который я только что бросил в воду, то его поверхность, соприкоснувшись с воздухом, мгновенно окислилась.

– И этот металл может взрываться?

– Взрывается не сам натрий. Как я уже сказал, натрий легко вступает в химическую реакцию. В частности, вступая в реакцию с водой, он, выделяя тепло, превращается в гидроксид натрия и одновременно образует водород. Этот водород, смешиваясь с воздухом, и производит взрыв.

– Вместо спичек и взрывчатки – вода и натрий, так, что ли?

– После реакции остается только гидроксид натрия. Но он легко растворяется в воде. Ничего удивительного, что в море не нашли никаких следов взрывчатого вещества.

– Однако, судя по эксперименту, который ты только что провел, едва попав в воду, натрий мгновенно взрывается. Как же в таком случае преступник, Фудзикава, успел отплыть?

– Хороший вопрос. Устраивая взрыв с помощью натрия, можно использовать одну хитрость, чтобы получить эффект своего рода таймера. К тому же и этот «таймер» не оставляет следов.

– Каким образом?

– Существует способ покрыть металлический натрий слоем карбида натрия. Это вещество действует в качестве защитной оболочки. Однако карбид натрия тоже легко растворяется в воде.

– И что тогда происходит?

– При попадании в воду карбид натрия не дает воде и натрию соприкоснуться, поэтому реакция не происходит. Но через какое-то время углерод натрия растворяется. Находящийся под ним натрий соприкасается с водой и тогда…

– Бабах! – Кусанаги взмахнул руками, изображая взрыв.

– Фудзикава принес на пляж подготовленный таким образом натрий и подплыл к Рёко Умэдзато. Затем опустил свою «бомбу» в воду поблизости от нее. Или же, поскольку, как я слышал, она плавала на надувном матрасе, каким-то образом прикрепил натрий к матрасу.

Кусанаги понимающе кивнул. Теперь даже для него, полного профана в физике, все прояснилось. Впрочем, поскольку преступник был мертв, убедиться, что все было именно так, как сказал Югава, уже не представлялось возможным.

– По словам Мацуды, натрий был украден в середине августа, как раз в то время, когда заходил Фудзикава, – сказал Кусанаги, вновь присаживаясь.

Мацуда проводил исследования теплообменных систем с помощью жидкого натрия. Для Фудзикавы, когда-то занимавшегося в той же лаборатории, украсть натрий не составляло труда.

– Интересно, о чем они тогда говорили – Мацуда и Фудзикава?… – пробормотал Югава, присев на край стола.

– По словам Мацуды, Фудзикава жаловался на свою судьбу. Мол, все в его жизни происходит против его желания – и то, что он в студенческие годы попал в лабораторию профессора Ёкомори, и то, что помогал Мацуде в его исследованиях, и то, что поступил в компанию «Нисина инджениринг». Последней каплей стало то, что в фирме его перевели на работу, которая его абсолютно не интересовала.

Югава покачал головой:

– Как глубоко уходят корни…

– Глубоко. Сказать по правде, я еще не все до конца ухватил, – признался Кусанаги и раскрыл блокнот. Он хотел посоветоваться с Югавой не только по поводу натрия, но и об обстоятельствах убийства.

По рассказу Мацуды, Фудзикава мечтал поступить в лабораторию профессора Кисимы. Однако его желанию не суждено было сбыться из-за того, что у него не оказалось необходимого для этого балла. А именно, он не прослушал спецкурс профессора Кисимы.

– Причина была весьма тривиальной. Он забыл записаться в учебной части. А когда спохватился, было уже поздно, срок подачи заявлений истек. Фудзикава поспешил в учебную часть, чтобы исправить свою оплошность, но…

– Ему не позволили, – прервал Югава. – Мне жаловались студенты, что наша учебная часть в этом отношении необычайно сурова. Я и сам в свое время имел с этим проблемы.

– А отказала ему не кто иная, как Рёко Умэдзато.

– Понятно, – сказал Югава.

– Тогда Фудзикава обратился с просьбой непосредственно к профессору Кисиме. Если бы профессор согласился, задним числом его могли бы включить в группу.

– И что профессор?

– Отказал, – сказал Кусанаги. – По какой причине, этого Мацуда не знает.

Югава слегка склонил голову набок.

– Мне кажется, я знаю причину.

– И какова же она?

– Об этом после. Так как же поступил Фудзикава?

– А что он мог сделать? Он пропустил важнейший лекционный курс. В результате не смог, как мечтал, попасть в лабораторию профессора Кисимы. Волей-неволей пришлось идти к профессору Ёкомори.

– В итоге против желания учился, против желания поступил на фирму, против желания выполнял работу… И все, получается, из-за этих двух…

– Да. Из-за Рёко Умэдзато и профессора Кисимы. – Кусанаги почесал голову. – Но из-за этого – убивать? Мацуда считает, что у него начался своего рода невроз.

– Это сказал Мацуда? – Югава широко раскрыл глаза. – Что у Фудзикавы был невроз?

– Да.

Югава поднял глаза к потолку. Судя по выражению лица, что-то обдумывая.

– Что с тобой?

– Нет, ничего. – Югава потряс головой. – А что он говорит об убийстве Фудзикавы?

– По словам Мацуды, когда он узнал про то, что произошло на пляже, он по характеру взрыва и по имени жертвы догадался, что преступник не кто иной, как Фудзикава. Он тщательно осмотрел лабораторию и обнаружил, что количество натрия уменьшилось.

Мацуда тотчас отправился на квартиру Фудзикавы. Хотел убедиться в своей правоте.

Фудзикава не стал отпираться. Признался, что взрыв устроил он. Мало того, заявил, что планирует убить еще одного человека. На этот раз – профессора Кисиму.

– В этом месте показания Мацуды становятся не вполне понятны, – продолжал Кусанаги, нахмурившись. – Якобы Фудзикава сказал ему, что теперь и вам всем крышка, а он вспылил и убил его. Почему – «всем крышка», почему Мацуда пришел в такую ярость, что совершил убийство, это все еще не ясно.

– Теперь понимаю… – Югава, поднявшись, подошел к окну.

– Есть какие-то соображения?

– Кое-какие есть. Но ничего экстраординарного. Такое случается сплошь и рядом.

– Выкладывай. – Кусанаги повернулся вместе со стулом в его сторону.

Югава, скрестив на груди руки, стоял у окна. Его лица не было видно.

– Для начала надо сказать несколько слов о прошлом энергетического отделения. Раньше оно называлось отделением атомной энергетики.

«Теперь понятно, чем они там занимаются!» – подумал Кусанаги.

– Название изменили из-за того, что в последние годы резко ухудшился имидж атомной энергетики. Вследствие этого и направление исследований постепенно стало меняться. Но, разумеется, сохранились и прежние темы. Одну из них разрабатывал Мацуда. Теплообменные системы, использующие жидкий натрий, строго говоря, имеют лишь одно применение. Знаешь какое?

– Нет, – честно признался Кусанаги, а про себя добавил: – «И на кой черт мне это знать?»

– Их используют для того, чтобы охлаждать реактор на плутонии, так называемый реактор на быстрых нейтронах. Помнишь, несколько лет назад произошла утечка натрия из такого реактора?

– Да, – кивнул Кусанаги, – помню, что-то тогда писали в газетах по поводу натрия…

– После этой аварии государство потребовало свернуть планы по использованию плутония в нашей стране. Положение усугубили неуклюжие попытки заинтересованных ведомств скрыть этот инцидент. В результате все так или иначе связанные с этим отрасли подверглись опале. Первым пострадало соответствующее производство. – Югава, сделав несколько шагов, достал какую-то брошюру. – Я расспросил одного моего знакомого, работающего в «Нисина инджениринг». Мои догадки полностью подтвердились. Эта компания десятилетиями разрабатывала технологию, готовясь к веку плутония, но начиная с этого года отказалась от всех исследований в этом направлении. Видимо, это и стало причиной того, что Фудзикаве пришлось сменить поле деятельности.

– Теперь я понимаю, отчего у него сделался невроз.

Пусть и против своей воли, но Фудзикава занимался работой, которая требовала его специальных знаний, а теперь даже это было у него отнято. Жизнь утратила для него всякий смысл…

– Следующими после промышленности, кто испытал на себе влияние пересмотра политики в области атомной энергетики, оказались научные работники, – продолжал Югава. – Финансирование исследований, которые вел Мацуда, также оказалось под вопросом.

– Понятно…

– Думаю, Мацуда был в постоянном страхе. Если тема его исследований будет исключена из научной программы университета, все его многолетние усилия пойдут прахом. Разумеется, и на карьере можно поставить крест.

Кусанаги вспомнил, что Мацуда по должности был все еще ассистентом.

– Мог ли решающим стать тот факт, что выпускник энергетического отделения совершил убийство?

– Скорее Мацуда был напуган тем, что орудием убийства послужил натрий. У натрия и без того имидж опасного вещества. Если же узнают, что его украли из университетской лаборатории…

– …ему и всем, кто с ним работает, будет крышка, – вздохнул Кусанаги.

– Мне кажется, Мацуда осознавал, что, убив Фудзикаву, он не решит проблему. Но, видя у себя перед глазами виновника своих бед, не смог совладать с собой… – Югава покачал головой. – Ты говоришь, что Мацуда заподозрил у Фудзикавы невроз. А не является ли он сам невротиком?

– Наверно, ты прав, – согласился Кусанаги. – Мацуда страшно боялся, что пойдет дождь.

– Видимо, первоначально он не знал, где установлен натрий?

В ответ Кусанаги кивнул:

– Только когда увидел фотографию автостоянки, он догадался, что натрий – в машине профессора Кисимы. Однако в то время профессор уже уехал в Осаку на международную конференцию. Мацуда не находил себе покоя, опасаясь, что, если пойдет дождь, натрий, вернее водород, взорвется.

– Если б не его угрызения совести, – сказал Югава, глядя в окно, – я бы до сих пор не догадался, что цель – машина Кисимы.

– Фотография стоянки навела меня на мысль, что Фудзикава по какой-то причине хочет взорвать машину профессора Ёкомори. Но все обстояло иначе. Он спросил у студента, где машина Ёкомори, только для того, чтобы узнать, которая из двух новых машин принадлежит Кисиме. Если бы он непосредственно произнес имя Кисимы, после взрыва студент наверняка бы его вспомнил. Так он, видимо, рассуждал.

Фудзикава прикрепил натрий к днищу «БМВ» моментальным клеем. А Югава подменил его безобидным комком глины, устроив западню для Мацуды, пришедшего его забрать.

– Последний вопрос, – обратился Кусанаги к стоявшему к нему боком Югаве: – Когда ты начал подозревать Мацуду?

В этом вопросе для Югавы было что-то неприятное. Он поморщился.

– В тот момент, когда ты сообщил мне, что Фудзикава, возможно, причастен к взрыву на море. Незадолго до этого я догадался, что, скорее всего, взрыв вызван натрием.

– Но ты не сказал мне об этом. Почему?

– Действительно… – Югава склонил набок голову. – Почему?

«Неужели хотел покрыть коллегу?» – хотел сказать Кусанаги, как вдруг в дверь постучали.

– Войдите, – сказал Югава.

Вошел профессор Кисима. Кусанаги невольно вскочил.

– Спасибо вам за профессиональную работу, – сказал профессор, приветливо улыбаясь детективу.

– Это вам спасибо. – Кусанаги поклонился. Кисима действительно очень помог полиции при организации засады возле его дома.

Обсудив с Югавой какие-то рабочие вопросы, Кисима уже собирался выйти из комнаты, когда Кусанаги окликнул его:

– Профессор!…

Кисима обернулся.

– Профессор, почему вы не позволили Фудзикаве слушать ваши лекции?

Кисима, посмотрев ему в глаза, улыбнулся.

– Вы занимаетесь каким-нибудь спортом?

– Дзюдо…

– Тогда вы должны понять, – сказал Кисима. – Какой бы уважительной ни была причина, спортсмен, забывший заявить о своем участии в схватке, не будет допущен к участию в соревновании. Ибо такой спортсмен не сможет победить. Наука – это тоже борьба. В ней ни к кому не может быть снисхождения.

Усмехнувшись, профессор вышел.

Застывший в изумлении Кусанаги повернул голову в сторону Югавы.

Югава, хмыкнув, посмотрел в окно.

– Дождь пошел, – сказал он.




Часть 5

Внетелесный опыт





1


Кондиционер сломался в самый неподходящий момент. Уже месяц как кончился весенний сезон дождей. С раннего утра зашкаливало за тридцать. И сегодня – то же. А дальше станет еще жарче.

Хироси Уэмура, держа в левой руке веер, вяло тыкал пальцем по клавиатуре, постоянно прерываясь, чтобы вытереть с шеи пот лежавшим под рукой полотенцем. Обычно незаметное тепло, идущее от компьютера, сегодня казалось невыносимым.

Пойти, что ли, в гостиную, подумал он, обмахиваясь веером. Кроме комнаты, в которой он обычно работал, была еще маленькая комнатка в японском стиле, использовавшаяся как спальня. Если отодвинуть перегородку, в гостиной будет попрохладней.

Но тотчас спохватился, что делать этого нельзя. В спальне – его сын, Тадахиро. И он нездоров.

От рождения болезненный, Тадахиро даже сейчас, перейдя во второй класс, если подхватывал простуду, потом долго не мог выздороветь. То же и на этот раз. Четыре дня назад пожаловался на головную боль, затем начался жар и в последующие дни только усиливался, никаких намеков на улучшение. Лекарства сбивали температуру, но к вечеру она вновь подскакивала. Прошлой ночью опять дошло до тридцати девяти градусов. Из-за необходимости присматривать за больным ребенком Уэмура никак не мог сосредоточиться на работе.

Уэмура был свободным журналистом. В настоящий момент он имел договоры с четырьмя издательствами и писал главным образом статейки для еженедельных журналов. Сроки одной из заказанных статей уже поджимали. До вечера нужно было что-нибудь состряпать по поводу новых развлекалок в мобильных телефонах. Если б не это, он бы и сейчас неотлучно сидел возле сына.

Холод тоже, конечно, плохо, но из-за духоты невозможно выспаться, весь день как сонная муха. К счастью, в комнате, в которой спит Тадахиро, кондиционер работает и поддерживает нормальную температуру…

Уэмура посмотрел на настольные часы. Уже больше двух! До срока сдачи осталось три часа. В обычных условиях он бы справился в два счета. Но в комнате, где жарко, как в бане, сосредоточиться – выше человеческих возможностей. И уличный шум, врывающийся в окно, как назло, именно сегодня был сильнее обычного.

Повесив полотенце на шею, он положил руки на клавиатуру и приготовился что-нибудь выжать из себя, как вдруг уж совсем некстати раздался звонок в дверь. Уэмура, выругавшись, поднялся, достал бумажник. Наверняка какой-нибудь очередной сборщик подати.

Но, открыв дверь, он увидел живущую по соседству Сатиэ Такэду. Мать Рёты, школьного приятеля Тадахиро.

– А, это вы, чем могу быть полезен? – спросил Уэмура, подумав, что дамочка пришла по делам родительского комитета.

– Я слышала, Тадахиро опять простудился?

– Да, – буркнул Уэмура, – как обычно.

– Вы так легкомысленно к этому относитесь! Ребенку нужен уход! А вы небось из-за своей работы бросили его на произвол судьбы!

– Не знаю, что вы имеете в виду. Я уложил ребенка в постель.

– Позвольте я войду. – Сатиэ сбросила сандалии и, не выпуская из рук пакет с покупками, ворвалась в квартиру. – Ну и духота! Что это? Кондиционер отключен?

– Сломался. Но в комнате Тадахиро нормально.

Не дослушав объяснений, Сатиэ отодвинула перегородку.

– Тадахиро, как ты себя чувствуешь? – заговорила она. Видимо, Тадахиро не спал.

Уэмура вошел вслед за ней в спальню. Благодаря кондиционеру здесь царила приятная прохлада. Облегченно вздохнув, он посмотрел в глубь комнаты. Тадахиро лежал на расстеленной на циновках постели.

– Ты в порядке? – спросил он сына.

Тадахиро едва заметно кивнул. Кажется, цвет лица по сравнению со вчерашним стал получше.

– Ты не голоден? Может быть, тебе что-нибудь приготовить? – спросила Сатиэ, присаживаясь возле постели.

– Горло пересохло.

– Съешь яблочко, я только что купила. – Сказав это, она приподнялась, но тотчас воскликнула: – А это что такое?

Схватила лежавший возле постели альбом для рисования.

Уэмура купил его, чтобы проводившему много времени в постели Тадахиро было не так скучно. И коробка с цветными карандашами всегда лежала у изголовья.

На странице, которую разглядывала Сатиэ, было изображено что-то вроде стены. Посредине какой-то прямоугольник красного цвета. Вообще-то Тадахиро рисовал неплохо, но в данном случае было трудно понять, что изображено.

– Что это такое? – вновь спросила Сатиэ.

Тадахиро покачал головой и сказал:

– Не знаю.

– Как так? Ведь это же ты нарисовал?

– Я. Но что это – не знаю.

– Так что же это? – повторила вопрос Сатиэ, повернувшись в сторону Уэмуры.

– Я дремал, и вдруг мне почудилось, что я медленно поднимаюсь вверх. – Тадахиро посмотрел на отца, потом на Сатиэ, после чего продолжил: – Я выглянул в окно и увидел вот это. Кажется, я довольно высоко поднялся…

– Что все это значит? – Уэмура выхватил тетрадь из рук Сатиэ и впился глазами в рисунок. Затем устремил взгляд в окно.

Квартира находилась на втором этаже. Прямо за окном виднелись большие дугообразные ворота в здании пищевого комбината.




2


Узнав обстоятельства, при которых был найден труп, Кусанаги потерял всякую охоту ехать на место преступления. Разумеется, его коллеги наверняка испытывали те же чувства. У всех на лицах было написано: я бы предпочел остаться и заняться аналитической работой.

Труп обнаружили в квартире шестиэтажного дома в районе Сугинами. Дом был рассчитан в основном на холостых, одиноких квартиросъемщиков, так что в нем преобладали однокомнатные квартиры. В квартире номер пятьсот три, в которой был найден труп, сразу за порогом начинался узенький коридорчик, за которым располагались кухня-столовая и жилая комната.

Труп женщины лежал в этом узком коридоре. В черной майке, в мини-юбке, почти без косметики. Ничком, головой в сторону выхода. Кто-то из следственной бригады сразу предположил, что женщина была убита в тот момент, когда пыталась удержать уходящего мужчину. Вряд ли это можно было по праву назвать дедуктивным методом, но Кусанаги показалось вполне правдоподобным.

С идентификацией проблем не возникло. В сумочке лежало водительское удостоверение, фотография на нем принадлежала убитой. Таэко Нагацука. Подтвердилось, что именно она снимала квартиру. Месяц назад ей исполнилось двадцать восемь.

Первой неладное заподозрила женщина, проживающая в соседней квартире. Прошлым вечером, возвращаясь с работы и проходя мимо пятьсот третьей, она почувствовала неприятный запах. Зная, что в квартире проживает девушка, она решила, что это временно, и не стала поднимать шум. Однако на следующее утро, то есть сегодня, вонь только усилилась. Тогда она по дороге на работу позвонила по мобильному телефону и пожаловалась в управляющую компанию. Человек, отвечающий за управление домом, пришел во второй половине дня. Предварительно он на всякий случай еще раз позвонил в пятьсот третью, но, судя по тому, что сработал автоответчик, Таэко Нагацука отсутствовала.

Сотрудник компании предположил, что она куда-то уехала отдыхать и забыла выбросить пищевые отходы. В летний сезон такое совсем не редкость. Поэтому он кроме дубликата ключа прихватил мусорный мешок и марлевую повязку. Предусмотрительность, основанная на прошлом опыте.

В конце концов ни мусорный мешок, ни дубликат ключа не понадобились. Дверь в квартиру оказалась не заперта. Что же касается вони, то ее источником, как выяснилось, были отнюдь не пищевые отходы.

Однако заслуживает всяческих похвал то, что, прежде чем отворить дверь, он надел марлевую повязку. Это было правильным решением. Если бы он ее не надел, его бы немедленно стошнило, что нанесло бы существенный вред последующей криминологической экспертизе. К счастью, он вывалил содержимое своего желудка, успев добежать до черной лестницы.

Учитывая обстоятельства, даже для членов следственной бригады, как ни были они привычны к виду трупов, осмотр места преступления оказался делом нелегким.

Кусанаги, только чтобы не приближаться к трупу, занялся обследованием дальней комнаты. Но от вони было никуда не деться, он с трудом сдерживал тошноту.

На шее трупа остались следы удушения. Других внешних повреждений не было. В комнате, насколько можно было судить по беглому осмотру, отсутствовали следы борьбы.

– Ясное дело – мужик! – сказал детектив, который, надев белые перчатки, изучал содержимое мусорного ведра. – Как пить дать, пришел, чтобы поставить точку в отношениях. Баба – в слезы: не бросай меня! А ему бы только поскорей убраться. Потому что – жена, дети. Затеял интрижку ради забавы. Эти слезы ему поперек горла. Разозлившись, крикнул: «Заткнись! Надоела! Между нами все кончено!» – ну или что-то в этом роде. Тогда баба, утирая слезы, говорит: «Что ж, хочешь уйти – уходи! Если тебе милее твоя старая ведьма, катись к ней. Но предупреждаю. Я всем расскажу о том, что между нами было. И твоей жене, и у тебя на работе!» Мужчина, разумеется, в панике: «Эй, постой! Не смей этого делать!» На что она: «Меня теперь не остановишь, сделаю так, как сказала». Понесло, вот-вот забьется в истерике. Положение аховое. Того гляди, схватит телефонную трубку и начнет названивать. Мужчина вспылил, начал душить ее. В общем, что-то такое…

Нарисовавший эту красочную картину детектив Югэ, бывший на год старше Кусанаги, имел привычку с ходу начинать рассуждать вслух, разыгрывая в лицах произошедшее. Это всегда забавляло его коллег. Даже начальник бригады Мамия, не любивший болтунов, слушая его, не мог сдержать улыбки.

Тем не менее сказанное Югэ было не лишено здравого смысла. В случаях, когда убита одинокая женщина, ищи связь с мужчиной – это азы криминалистики. Вот и Кусанаги рылся в бумагах, надеясь отыскать мужской след.

Вдруг рука Кусанаги замерла. Он наткнулся в папке на визитную карточку. Агент страховой компании, некто Нобухико Курита. Но более всего внимание Кусанаги привлекло то, что на свободном месте визитки было написано от руки: «Зайду двадцать второго».

– Начальник, подойдите-ка сюда! – подозвал он Мамию и показал визитку.

Тучный Мамия повертел визитку в своих толстых пальцах.

– Страховой агент?… Двадцать второго?

– Не в этот ли день произошло убийство? – предположил Кусанаги. – Три дня назад.

– Видимо, придется провести с ним основательную беседу, – сказал Мамия, возвращая визитку Кусанаги.

Кусанаги на пару с Югэ наведался в страховую компанию, где работал Нобухико Курита, через два дня после обнаружения трупа. На то, что они не встретились с ним сразу, по горячим следам, имелась веская причина. Выяснилось, что проставленная на визитке дата, а именно – «двадцать второе», не лишена смысла.

Именно двадцать второго июля убитая Таэко Нагацука встретилась утром в кафе со своей живущей неподалеку младшей сестрой. Они собирались обсудить, что подарить отцу в связи с его выходом на пенсию. Сестра со слезами на глазах рассказывала, что, несмотря на неожиданно большое выходное пособие, он мучается оттого, что отныне никому не нужен.

В кафе сестры заказали свое любимое лакомство – фруктовый мармелад. Входящая в состав этого мармелада фасоль была обнаружена в желудке Таэко Нагацуки во время вскрытия. По тому, насколько она переварилась, было установлено приблизительное время смерти – с часу, когда Таэко рассталась с сестрой, и до трех часов дня.

Расставаясь с сестрой, Таэко сказала: «Извини, мне пора, ко мне должен зайти один человек». Не был ли тот, о ком она говорила, Нобухико Куритой?

Кроме того, любопытную информацию сообщили сотрудники фирмы, в которой работала Таэко. Она познакомилась с Куритой через посредничество своего начальника, взявшего на себя роль свата. Таэко не выказала интереса, и затея в конце концов расстроилась. Однако так случилось, что в то же время Таэко заключила договор со страховой компанией, в которой работал Курита. И Курита, со своей стороны, сделал все от него зависящее, чтобы она получила как можно более выгодные условия.

По предположению сотрудников, Курита отнюдь не смирился с отказом Таэко и не оставлял надежд каким-то образом добиться ее расположения.

В страховой компании девушка за стойкой одарила детективов обворожительной улыбкой. Югэ не стал сообщать, что они из полиции, сказал только, что им необходимо посоветоваться с господином Куритой по одному важному делу. Ничего не заподозрив, девушка попросила их подождать и удалилась.

Через несколько минут появился затянутый в строгий костюм невысокий человек с профессиональной улыбкой на лице. Волосы у него были гладко зачесаны на косой пробор, казалось, даже брови старательно причесаны. Глядя на его ухоженную кожу, можно было подумать, что он только что принял ванну.

Представившись, Курита выжидающе посмотрел на посетителей. От Кусанаги не ускользнуло, что он как будто смерил их взглядом, оценивая. Хоть на лице у него и застыла улыбка, Курита явно был настороже.

Югэ, улыбаясь, перегнулся через стойку и, приблизив к нему лицо, шепнул:

– Мы из полиции. Нам необходимо задать вам несколько вопросов.

Очевидно, Курита был трусоват. Его лицо мгновенно побелело.

Выйдя из здания компании, зашли в ближайшее кафе. Когда Югэ сообщил об убийстве Таэко, Курита вздрогнул. Он заявил, что ничего не знал, и умолял рассказать, как все произошло. На глаза его навернулись слезы. Если это спектакль, подумал Кусанаги, то он великолепный актер.

– Когда вы в последний раз виделись с Таэко Нагацукой? – спросил Югэ.

– Дайте вспомнить… – Курита достал записную книжку. Рука, которой он открывал ее, заметно дрожала. – Двадцать первого июля. В пятницу, вечером. Надо было уладить формальности с переоформлением автомобильной страховки.

– В пятницу? Нагацука должна была быть на работе.

– Насколько я знаю, в тот день у нее был выходной.

Это была правда. Косметическая фирма, в которой работала Нагацука, перенесла выходной по случаю Праздника моря с двадцатого июля на двадцать первое, чтобы гулять три дня подряд – в пятницу, субботу и воскресенье. Но, разумеется, тот факт, что Курита знал об этом, вовсе не снимал с него подозрений.

– Точно двадцать первого? Не двадцать второго? – настаивал Югэ.

– Двадцать первого. Никакой ошибки, – сказал Курита, еще раз заглянув в свою записную книжку.

– Позвольте-ка посмотреть.

– Пожалуйста, – Курита протянул записную книжку Югэ.

Кусанаги заглянул сбоку. В колонке на двадцать второе июля было вписано имя Таэко Нагацуки, но исправлено на двадцать первое. Когда Кусанаги указал на это, Курита нисколько не смутился.

– Первоначально я собирался посетить ее двадцать второго… Дело в том, что вообще-то мы договаривались на пятнадцатое. Я пришел, пятнадцатого, но не застал ее дома, поэтому написал на визитке, что приду вновь двадцать второго, и бросил ее в почтовый ящик. На следующий день госпожа Нагацука позвонила и попросила прийти двадцать первого.

В его объяснении не было противоречий, не придерешься. Но, с другой стороны, предвидя разговор с полицейскими, сочинить стройную историю не составляло труда.

– В вашем календаре, – заговорил Югэ, – днем двадцать второго ничего не значится. Где вы были в это время?

– Двадцать второго?… – Курита задумался, прикрыв рукой рот. – В тот день я был в Камаэ.

– В Камаэ?

– Видите ли, – Курита сильно потер лицо, – накануне я немного перепил и в тот день неважно себя чувствовал, поэтому, посетив утром клиента, остановил машину возле реки Тамагавы и немного поспал.

– Как долго? – спросил Югэ. – С какого часу до какого?

– Кажется, с полудня до трех. Можно вас попросить не говорить об этом на моей работе?

– Разумеется, – заверил его Югэ, стрельнув глазами в сторону Кусанаги. Мол, как-то сомнительно.

– Машина принадлежит компании?

– Нет, моя собственная.

– Скажите марку и цвет.

– «Мини-купер», красный.

– Пижонская тачка. После покажете ее нам.

– Без проблем. – Глаза Куриты беспокойно бегали.

На следующий день Куриту обязали «в добровольном порядке» явиться в полицию для дачи показаний. В распоряжении полиции оказалась важная информация. Исходила она от женщины, держащей лавку окономияки _[1]_ по соседству с домом, в котором проживала Таэко Нагацука. Эта женщина, крайне недовольная тем, что владельцы дома устроили автостоянку прямо против ее лавки, заметила, что два дня подряд, двадцать первого и двадцать второго, на ней останавливалась одна и та же машина. Она собиралась дождаться водителя и высказать ему в глаза свое неудовольствие, но отвлеклась на покупателей и упустила момент, когда машина уехала.

На вопрос, что это была за машина, уже не молодая женщина уверенно заявила:

– Не знаю, как называется, но точно помню, что маленькая. Чем-то напоминает старые машины.

Когда же детективы показали ей фотографии нескольких автомобилей, она без колебаний выбрала «мини-купер». Более того, сказала, что машина была красного цвета.

Курите устроили основательный допрос. Теперь уже почти никто в следственной бригаде не сомневался, что он убийца. Был расчет, что под натиском перекрестных вопросов он где-нибудь да проколется.

Однако Курита в убийстве не сознавался. Вновь и вновь отбивая атаки полицейских, он чуть не плакал, но продолжал упорно отрицать свою вину. И по-прежнему настаивал на своем алиби.

Волей-неволей Кусанаги с коллегами пришлось отправиться в Камаэ проверять алиби. Если Курита действительно останавливал машину на берегу реки, наверняка найдутся очевидцы. А если они найдутся, то придется начинать расследование с нуля.

– Только зря тратим время, – угрюмо сказал Югэ.

Предчувствие старшего коллеги оправдалось. Два дня подряд полицейские ходили вокруг места, где, как утверждал Курита, он остановил машину, но не нашлось никого, кто бы видел красный «мини-купер». Впрочем, место было пустынное, закрытое подходящим к самой реке зданием пищевого комбината.

В следственном штабе вновь возобладало мнение, что Курита врет и что он-то и есть главная птица, как вдруг…

В полицейский участок Сугинами, где был организован следственный штаб, пришло письмо. Отправителем значился человек, живущий в Камаэ.

Содержание письма было столь удивительным, что ошеломило даже бывалых детективов.




3


В пластмассовый поднос, похоже стянутый в студенческой столовой, Манабу Югава налил жидкость для мытья посуды. Затем опустил в нее кончик соломинки, легонько подул – куполом вздулся мыльный пузырь.

После этого Югава достал что-то из кармана своего белого халата. Нечто, напоминающее стопку круглых металлических монет.

– Неодимный магнит, – пояснил Югава, приблизив его к мыльному пузырю.

Неожиданно пузырь заскользил по поверхности подноса, приближаясь к магниту. Югава стал двигать магнитом, пузырь послушно следовал за ним.

– Что за чудеса! – воскликнул Кусанаги. – Не из железа, а притягивается!

– Как думаешь, что это? – спросил Югава, возвращая магнит в карман. Физик находил странное удовольствие в том, чтобы издеваться над своим невежественным приятелем.

– Наверно, все дело в моющей жидкости. Наверно, ты подсыпал в нее металлическую пыль…

– С металлической пылью вряд ли получится надуть пузырь.

– Ну, все равно что-то подмешал. Какое-нибудь вещество, которое притягивается к магниту.

– А вот и нет, ничего я не примешивал. Это обычный раствор жидкости для мытья посуды.

– Значит, жидкость для мытья посуды притягивается к магниту?

– Теоретически это возможно, но в данном случае другое, – сказал Югава, подошел к мойке и достал две большие чашки из коробки с мытой посудой. «Опять растворимый кофе!» – поморщился Кусанаги.

– Так что же это такое? – взмолился он. – Кончай задирать нос, рассказывай!

– К магниту притягивается не жидкость, – не спеша насыпав в чашки кофейный порошок, Югава обернулся, – а воздух внутри пузыря.

– Воздух?

– Строго говоря, кислород. Кислород обладает сравнительно сильным парамагнетизмом. Парамагнетизм – это, если тебе неизвестно, свойство притягиваться к магниту.

– Удивительно… – Кусанаги всмотрелся в мыльную полусферу, возвышающуюся над подносом.

– Увы, нет ничего упорнее людских предубеждений. Знаешь же, что внутри мыльного пузыря воздух, но, поскольку его не видно, напрочь забываешь о его существовании. По этой же причине мы в нашей жизни очень часто упускаем из виду то, что лежит на поверхности. – Югава налил кипяток из электрочайника и, легонько перемешав, передал одну чашку Кусанаги.

– Получается, наша жизнь состоит из сплошных заблуждений.

– Может, оно и к лучшему. – Югава с удовольствием отхлебнул кофе. – Ну а теперь давай продолжение своей истории.

– До какого места я рассказал?

– До выхода души из тела. Ты закончил на том, что в следственный штаб пришло письмо, в котором сообщалось, что у ребенка душа вышла из тела.

– Ну да. – Кусанаги отпил кофе.

Отправителем письма был некто Хироси Уэмура. Он написал, что взяться за перо его побудило желание во что бы то ни стало пролить свет на убийство, произошедшее в Сугинами. Про «перо» он, конечно, загнул: письмо было напечатано на компьютере.

Уэмура подчеркивал, что не имеет никакого отношения к самому преступлению, но при этом утверждал, что его сын может оказаться важным свидетелем. А именно, в связи с «красным автомобилем», следы которого в Камаэ все последние дни безуспешно искали полицейские.

Короче, его сын Тадахиро двадцать второго июля видел красный «мини-купер», припаркованный неподалеку, на берегу реки. В письме даже указывалось время – около двух часов дня.

Если б письмо на этом заканчивалось, можно было бы только поздравить себя с удачей и немедленно выезжать на место, чтобы выслушать подробный рассказ. Но все было не так просто.

Однако, добавлял автор письма, сын его стал очевидцем не вполне обычным способом. Он лежал с высокой температурой в постели, как вдруг произошло невероятное: его душа отделилась от тела и смогла наблюдать то, что в обычном состоянии было недоступно для зрения.

Когда один из полицейских дочитал до этого места, все, кто был в штабе, оцепенели. Затем раздались голоса удивления, робкие смешки, вскоре перешедшие в гневные выкрики. Отнеслись со всей серьезностью, а оказалось, что это обычный розыгрыш!

Но в письме было еще кое-что, от чего нельзя было так легко отмахнуться. Сразу после внетелесного опыта мальчик зарисовал увиденное, и на рисунке отчетливо изображен красный «мини-купер». К письму прилагался поляроидный снимок с рисунка.

– В письме был указан телефон, я позвонил. Подумал, может, у человека с головой не все в порядке, но Уэмура, по крайней мере судя по телефонному разговору, вполне нормален. Он сказал, что опасался, как бы письмо не приняли за дурную шутку, поэтому очень признателен за звонок. Говорил он вежливо и произвел, в общем, приятное впечатление.

– О чем вы говорили? – спросил Югава.

– Прежде всего необходимо было подтвердить все то, что было в письме. Вернее сказать, я хотел понять, насколько серьезно написано письмо. Уэмура клялся, что все написанное – правда. Его заверения звучали очень убедительно.

– Если ты обо всем судишь исходя из критерия «убедительности», славная у тебя работенка! – парировал Югава, усмехнувшись.

Кусанаги рассердился:

– Разумеется, я не поверил! Я только сообщаю тебе информацию, касающуюся Уэмуры.

– «Правдоподобный», «убедительный» – все это не имеет никакого значения в качестве информации. – Югава, не выпуская чашки из рук, опустился на стул. – В этой ситуации главное – доказательства. У тебя есть доказательства, что в тот злополучный день душа ребенка вышла из его тела?

– Ты говоришь так, будто заранее уверен, что таких доказательств быть не может.

– Ученый никогда не должен пренебрегать никакими фактами. Если доказательства есть – предъяви. Только предупреждаю, сам по себе рисунок ничего не доказывает. Можно предположить, что парень слышал от кого-то, что полиция ищет людей, видевших красный автомобиль, а после нарисовал.

Кусанаги, недовольно фыркнув, присел на край стола.

– Я тоже так рассуждал.

– Вот как? – Югава поднял глаза на Кусанаги. – Хочешь сказать, что у тебя есть более веские доказательства?

– Да, – сказал Кусанаги. – В тот же день, когда у мальчика душа вышла из тела, Уэмура показал рисунок знакомому редактору журнала. Даже предложил опубликовать. Забыл упомянуть, что Уэмура – журналист.

– Под «тем же днем» ты имеешь в виду двадцать второе июля?

– Да, разумеется. День, когда в Сугинами была убита Таэко Нагацука. Понятное дело, в то время Уэмура еще ничего не знал о том, что произошло. Он и представить не мог, какой важный смысл заключен в этом рисунке.

Кусанаги показалось, что глаза за стеклами очков в черной оправе вспыхнули. Наконец-то Югава стал проявлять интерес.

– Ну что? – спросил Кусанаги. – Чем не доказательство?

Однако Югава ничего не ответил и долгое время молча попивал из чашки свой отвратительный кофе. Его глаза были обращены в сторону окна.

«Иди к своему профессору Галилею, может, он поможет!» – таков был приказ начальника Мамии. Уже все в управлении знали, что у Кусанаги есть приятель-физик и что он не раз давал ценные советы, когда полиция вставала в тупик перед неразрешимой загадкой.

Сказать по правде, следственный штаб пребывал в крайне щекотливой ситуации, не зная, как поступить с письмом Уэмуры. Сама по себе информация была чрезвычайно важной. Проблема заключалась в том, каким путем она была получена. В своем нынешнем виде приобщить ее к материалам следствия невозможно. И в то же время никто не мог решиться полностью ее проигнорировать.

То, что Уэмура журналист, было еще одной головной болью. Начальство не хотело, чтобы газеты раструбили об этом казусе.

– Согласно Линн Пикнетт, – заговорил Югава, поставив чашку на стол, – каждый десятый имел внетелесный опыт, кажется, в ее книге этот феномен так и называется – выход души из тела. Человеку кажется, что он воспаряет вверх, слышит голоса, видит отдаленные места, о которых до этого ничего не знал. По словам автора, увиденные в таком состоянии места при последующей проверке в большинстве случаев совпадают в мельчайших деталях. Два английских ученых изучали этот феномен и пришли к выводу, что сознание в какой-то форме может покидать тело и получать информацию в отдаленном месте.

Договорив, Югава посмотрел на Кусанаги и усмехнулся:

– Может, и с этим парнем произошло что-то похожее? Если так, то выход души из тела оказал полиции неоценимую услугу.

– От тебя ли я это слышу? – Кусанаги нахмурился. – Кончай шутить. Не могу же я так и написать в своем отчете!

– А что такого? Пиши как есть. Твой отчет будет новым словом в криминалистике.

– Слава первопроходца меня как-то не прельщает, – отрезал Кусанаги, почесывая затылок.

– Не обижайся. Я заговорил о книге Линн Пикнетт только для того, чтобы продемонстрировать тебе: люди, утверждающие подобные невероятные вещи, не такая уж редкость. Но если не отвлекаться на всякую чепуху и сосредоточиться на объективных фактах, возможно прийти совсем к другой разгадке.

– Что ты хочешь сказать?

– Пока я слушал твой рассказ, мне прежде всего пришли в голову две версии. Разумеется, я исхожу из предположения, что ни этот Уэмура, ни его сын не врут. – Югава выставил два пальца. – Во-первых, случайное совпадение. Мальчику приснилось, что его душа вышла из тела; проснувшись, он это зарисовал. Что случайно совпало с показаниями подозреваемого в убийстве.

– Это версия моего начальника.

Молодой физик удовлетворенно кивнул:

– Я всегда говорил, что твой начальник обладает рациональным мышлением.

– На мой взгляд, он просто дундук. Вторая версия?

– Заблуждение мальчика, – сказал Югава. – Мальчик действительно когда-то видел «мини-купер». Разумеется, не во сне. Однако увиденное не произвело на него сильного впечатления, и он о нем забыл. Но из-за высокой температуры, когда сознание пришло в расстройство, он бессознательно вспомнил виденное когда-то. В результате перепутал время и место.

– И убедил себя, что во сне его душа покинула тело и увидела то, что он впоследствии нарисовал, так?

– Именно, – кивнул Югава.

Кусанаги, скрестив на груди руки, вздохнул. Такого рода ошибка восприятия казалась вполне возможной.

– Мне кажется маловероятным, – сказал он, – чтобы сон мог до такой степени совпасть с признаниями подозреваемого. Совпадают даже такие детали, как белая крыша и белая полоса на капоте. Особенности раскраски, которые есть только у «мини-купера».

– Может быть, мальчик помешан на автомобилях.

Кусанаги потряс головой:

– Уэмура уверяет, что его сын в автомобилях ничего не смыслит.

– Гм…

– Сложнее со второй версией. Если предположить, что мальчик допустил ошибку, проблема – когда он в действительности видел «мини-купер»? Это могло бы как-то помочь следствию.

– Думаю, это не так трудно выяснить, – сказал Югава. – Сравнить рисунок с реальной местностью и установить, с какой точки мальчик видел машину. Затем узнать, когда мальчик находился в этой точке.

– Ты прав, – согласился Кусанаги.

– Что ж, желаю удачи. Если что-то добудешь, сообщи, буду благодарен.

– Как? Ты не составишь мне компанию?

– Дело элементарное, – Югава сдвинул брови, – мне кажется, ты один вполне справишься.

– Сам сказал – если исходить из предположения, что Уэмура и его сын говорят правду. То есть нельзя исключить возможность того, что все это брехня. Необходимо лично встретиться с Уэмурой и его сыном. Но… – Кусанаги встал и положил руку на плечо физика. – Неужто ты полагаешь, что я, ничего не смыслящий в естественных науках, смогу их вывести на чистую воду?

Югава недовольно поморщился:

– Вот уж не ожидал, что дождусь от тебя такого панегирика! – Не выпуская из руки чашку, он нехотя поднялся со стула.




4


Место, в котором, по утверждению Нобухико Куриты, он находился днем двадцать второго июля, располагалось на берегу реки Тамагавы, возле дамбы, где можно было спуститься на машине к самой воде. Там-то он якобы и остановил свой «мини-купер», чтобы поспать.

– Поскольку он прогуливал работу, для него было предпочтительнее остановиться где-нибудь подальше от людских глаз. Но, к счастью или к несчастью, его кое-кто заметил, – сказал Югава, стоя на пустынном берегу.

– Еще неизвестно, говорит ли Курита правду, – заметил Кусанаги.

– Но не слишком ли ловко придумано? Место-то действительно существует.

– Может быть, он часто заезжает сюда днем, чтобы передохнуть. Поэтому сразу назвал, когда потребовалось алиби.

– Знаешь, что я тебе скажу? – Югава внимательно посмотрел на Кусанаги. – Ты делаешь успехи. Наконец-то ты научился логически мыслить.

– Не мели чушь! Любому детективу это понятно.

– Тогда извини. Кстати, что это за здание? – Югава показал пальцем на темное строение, возвышавшееся на противоположном берегу.

– Это… подожди-ка, – Кусанаги раскрыл карту, – пищевой комбинат.

– Стоящую здесь машину лучше всего видно оттуда.

– Верно… – сказал глядевший в карту Кусанаги и вдруг ахнул.

– Что там такое?

– Я искал дом, в котором живет Уэмура, и, представляешь, оказывается, он находится с другой стороны комбината.

– С другой стороны? – Югава поднял глаза на темное здание. – Иначе говоря, из окна его дома увидеть это место невозможно.

– Как бы то ни было, пошли, – сказал Кусанаги.

Сразу после звонка за дверью послышались торопливо приближающиеся шаги. Тотчас щелкнул замок, открылась дверь и показалось загорелое лицо.

– Это вы звонили мне по телефону?…

Кусанаги представился.

– А, очень рад, проходите. Уэмура. Я вас ждал. – Мужчина улыбался, не скрывая своей радости. Кусанаги подумал, что его, полицейского, впервые встречают с таким радушием.

– Утром приходил электрик и починил кондиционер. Пока он был сломан, я совершенно не мог работать…

Уэмура провел Кусанаги и Югаву в гостиную. Обеденный стол сиял чистотой – видимо, хозяин успел к их приходу прибраться. Усадив гостей, Уэмура достал из холодильника ячменный чай.

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – сказал Кусанаги.

– Извините, что так грязно – нет женской руки. – Уэмура непривычными движениями поставил перед ними стаканы с чаем.

– Вы не женаты?

– В разводе. Уже три года, – ответил Уэмура без сожаления.

Кусанаги как бы между прочим осмотрел комнату. Практически никаких украшений, мебель подчеркнуто функциональна. Металлические шкафы с папками создавали впечатление, что они не в квартире, а в офисе. В кухонном отсеке на полках также минимум посуды.

Уэмура, отодвинув перегородку соседней комнаты, позвал:

– Иди сюда, пришли господа полицейские!

Шаркая ногами, вышел мальчик в шортах. Тощий, цвет лица нездоровый.

Увидев гостей, поздоровался.

– Это Тадахиро, – представил его отец.

– Извините, что сразу перехожу к делу; не могли бы вы показать рисунок? – сказал Кусанаги.

– Да, да, конечно. – Уэмура скрылся в соседней комнате и вернулся с альбомом для рисования. Положил его перед Кусанаги. – Вот, посмотрите.

– Позвольте-ка. – Югава протянул руку.

Кусанаги заглянул сбоку. Рисунок был тот же, что и на присланной в полицию фотографии. На сером фоне белая дорога и автомобиль. Автомобиль с белой крышей, колеса небольшие. Вылитый «мини-купер».

– Нельзя сказать, что не похоже на берег возле дамбы, но и утверждать, что изображено именно это место, невозможно, – пробормотал Югава. – Все, что мы имеем, это красный автомобиль.

– Сын хотел изобразить именно то место! – возразил Уэмура немного обиженно.

– Надо спросить у художника, – сказал Югава, обращаясь к Кусанаги. Тот вспомнил, что его приятель терпеть не может разговаривать с детьми.

Кусанаги спросил у сидевшего, потупившись, мальчика:

– Что за место ты нарисовал?

Мальчик, не поднимая головы, что-то промямлил. Но так тихо, что ничего нельзя было разобрать.

– Говори громче! – накинулся на него отец.

– У реки… на той стороне, – сказал мальчик.

– На той стороне реки? Ты не ошибаешься? – спросил Кусанаги.

Мальчик молча кивнул.

– В таком случае… если смотреть из этой комнаты, то с какой точки? – Кусанаги осмотрелся.

– Наверно, оттуда, – Югава показал в сторону спальни.

– Да, вы правы. Пожалуйста, пройдите туда. – Уэмура поднялся.

Спальня выглядела так же уныло, как и вся квартира. В ней были только телевизор и сборная мебель. Возле окна разостлана постель.

Уэмура открыл окно. Прямо перед глазами торчало здание пищевого комбината, практически закрывая весь вид.

– Как вам, наверно, известно, с той стороны комбината протекает река, – сказал Уэмура. – Сын говорит, что видел противоположный берег. Если не ошибаюсь, ваше расследование утыкается в проблему, стоял ли там «мини-купер» двадцать второго июля…

– Вы правы, но каким образом можно увидеть отсюда дамбу?…

– В том-то и дело, что он видел не отсюда. Отсюда никак не увидишь! Сын смотрел с более высокой точки. – Уэмура посмотрел на Тадахиро. – Расскажи господам из полиции, что произошло.

Под строгим взглядом отца Тадахиро полушепотом заговорил. Рассказав вначале о том, что из-за простуды ни на шаг не выходил из дома и двадцать второго июля с утра лежал в постели, он перешел к главному. Лежа в постели, он вдруг почувствовал, что поднимается вверх, и в следующий миг уже был высоко-высоко и видел далеко вокруг.

– Как высоко он поднялся? – прошептал Югава на ухо Кусанаги, чтобы тот задал этот вопрос.

– Как высоко ты взлетел? До потолка?

– Ну… – Тадахиро замялся.

– Отвечай отчетливо! – вмешался отец – Тебе нечего скрывать, говори прямо. Ты же вылетел из окна?

– Что? Из окна? – Кусанаги удивленно посмотрел на мальчика. – Это правда?

– Угу, – сказал Тадахиро, почесывая в районе живота. – Меня подхватило, вынесло через окно. Я взлетел над комбинатом и видел реку.

– Что потом? – спросил Кусанаги.

– «Как странно!» – подумал я и тотчас начал опускаться. Очнувшись, увидел, что лежу в своей постели. Рядом был альбом для рисования, и я нарисовал то, что видел сверху.

– Это было днем, в два часа. – Уэмура сжал губы. – Ошибки быть не может. Как раз в это время зашла госпожа Такэда, она живет по соседству, и мы оба обратили внимание на его рисунок, можете спросить у нее – она подтвердит.

Кусанаги кивнул и посмотрел в окно. История совершенно фантастическая. Однако рисунок, сделанный мальчиком, существовал, и с этим ничего нельзя было поделать.

– Надо проверить это здание, – сказал Югава, глядя в сторону пищевого комбината. – Отсюда видны большие ворота. Их наверняка открывают для транспортировки крупногабаритного оборудования. Надо бы узнать, не открывали ли эти ворота днем двадцать второго июля.

– И что из того, если открывали?

– Когда мы были на дамбе, я обратил внимание, что с той стороны комбината также имеются большие ворота. Если их открыть одновременно, все здание превратится в своего рода сквозной туннель, и в таком случае отсюда можно увидеть противоположную сторону.

– Надо немедленно это выяснить! – Кусанаги открыл блокнот, чтобы записать.

– Минуточку! – сказал Уэмура с железными нотками в голосе. – Вы полагаете, что в то время ворота были открыты и мой сын, увидев через них берег реки, вообразил, что его душа вышла из тела?

– В качестве одной из возможных гипотез, – сказал Югава.

Уэмура затряс головой:

– Исключено! Сами посудите – место, где стоял «мини-купер», находится значительно ниже уровня ворот, – заговорил он, яростно жестикулируя. – Даже если бы ворота были открыты, из нашего окна видно лишь то, что намного выше дамбы. Если сомневаетесь, можете произвести замер.

– Вы правы, надо измерить, – невозмутимо сказал Югава. Как бы ни расходился собеседник, физик всегда сохранял спокойствие.

Уэмура прошел в гостиную и вернулся с альбомом.

– Посмотрите! Тут отчетливо изображена белая крыша автомобиля. В таком ракурсе нарисовать можно лишь глядя с довольно высокой точки.

Югава, рассматривая рисунок, погрузился в молчание. В этот момент в его голове, должно быть, с лихорадочной скоростью сменяли одна другую гипотезы, рационально объясняющие случившееся. Во всяком случае, Кусанаги надеялся, что это так.

Где– то в квартире зазвонил телефон. Извинившись, Уэмура вышел из спальни.

– Ну что, Югава. – Кусанаги понизил голос. – Есть хоть какое-нибудь объяснение?

Югава ничего не ответил. Вместо этого он спросил у забившегося в угол мальчика:

– Раньше с тобой такое случалось?

Уже то, что он, ненавидящий детей, заговорил с ребенком, было удивительно. Тадахиро отрицательно покачал головой. После чего, точно испугавшись, выбежал вслед за отцом.

– Да, сейчас пришли люди из полиции, – доносился в спальню голос Уэмуры. – Кажется, их довольно сильно это заинтересовало… Разумеется, напишу столько, сколько вы мне дадите места. Я уже набросал в форме дневника. Вот только информация об убийстве в Сутинами… Да, будьте так любезны. И еще, не могли бы вы свести меня с каким-нибудь специалистом? Экспертом по паранормальным явлениям, профессионалом в этой области. Да, это очень удачно. Спасибо. Да… Да… Понятно.

Закончив говорить по телефону, Уэмура вернулся. Кусанаги заметил, что выглядит он так, точно вот-вот запоет от радости.

– Вы собираетесь написать статью о случившемся с вашим сыном? – спросил он.

– Да, у меня есть приятель, редактор в одном журнале, – сказал Уэмура. – Вот, кстати, можете спросить у него. Он вам подтвердит, что я показал ему рисунок до того, как полиция сообщила об убийстве в Сугинами.

– Прошу прощения, не могли бы вы немного подождать с публикацией?

– Почему же это?

– Ну, как вам сказать…

– Насколько я понимаю, вы, полицейские, не воспринимаете рассказ моего сына всерьез и не собираетесь приобщать его к делу. И сюда вы пришли только затем, чтобы убедиться в том, что Тадахиро все померещилось. В таком случае не имеет никакого значения, что и где я опубликую. Или вы все-таки решили рассматривать слова моего сына наравне с показаниями других свидетелей? Если так, то я, пожалуй, и мог бы повременить…

– Лично мне все равно, но я должен посоветоваться с начальством.

– Сколько ни советуйтесь, все одно. Результат известен заранее. – Уэмура, плотно прикрыв окно, смерил взглядом Кусанаги и Югаву. – Какие-нибудь еще вопросы? Если вы доверяете моему сыну, пожалуйста, спрашивайте сколько угодно, но если вы заранее решили, что он врет, скатертью дорога. – Он продолжал улыбаться, но в глазах пылала злоба.

– Вы сказали, что с вами была женщина, – сказал Югава, – госпожа Такэда, так, кажется? Не подскажете, где ее найти?

– Разумеется. Она живет совсем рядом, можете зайти прямо сейчас. – Уэмура схватил с полки листок бумаги и начал рисовать подробную схему. – Спросите ее, если мне не верите.

– Плохо дело! Теперь он наш враг, – поморщился Кусанаги, когда они вышли из квартиры Уэмуры.

– Не переживай, – сказал Югава равнодушно. – Он с самого начала понимал, что полиция не воспримет его историю всерьез. Он послал вам письмо только затем, чтобы иметь на руках доказательство, что полиция проявила интерес к случившемуся. Когда пишешь статью о паранормальном явлении, это большой плюс.

– Он нас использует?

– Если откровенно, то да.

Услышав ответ Югавы, Кусанаги приуныл.

– А что, если душа действительно может выйти из тела?

– Я придерживаюсь принципа: пока нет фактов, не торопиться с выводами.

– Вот тебе факты. Из комнаты Уэмуры невозможно увидеть место, где стоял «мини-кулер». Кроме того, Тадахиро в последнее время не выходил из квартиры.

– Прежде всего надо выяснить, насколько эти факты соответствуют действительности. – Югава остановился. Показал пальцем направо.

Палец указывал на здание пищевого комбината. Оно было окружено оградой, но сквозь сетку можно было видеть выезжающий грузовик.

– Сказано же тебе, даже если бы ворота были раскрыты, из окна квартиры невозможно увидеть дамбу! – сказал Кусанаги.

Югава вздохнул.

– Значит, по-твоему, собирать информацию нет необходимости?

– Ладно, идем спросим. – Кусанаги зашагал в сторону проходной.

Подойдя к пропускному пункту, он назвался и сказал, что хотел бы поговорить с кем-нибудь из руководства комбината. Охранник, тщедушный старичок, засуетился, куда-то позвонил и только после этого спросил:

– А по какому, собственно, делу?

– Расследуем преступление, – ответил Кусанаги. – Убийство.

Видимо, слово «убийство» произвело должное впечатление: охранник, у которого до этого спина была согнута, резко распрямился.

Через некоторое время в проходную явился толстый мужчина лет пятидесяти. Он отрекомендовался директором комбината Накагами. Края его светлой шляпы потемнели от пота.

Кусанаги спросил, открывали ли на комбинате большие ворота двадцать второго июля. Услышав вопрос, Накагами нахмурился и спросил:

– Почему вас это интересует? Это имеет какое-то отношение к убийству?

– Тайна следствия. Так открывали или нет?

Накагами ответил не сразу. Судя по лицу, раздумывал, в чем подвох. Наконец сказал:

– Нет, не открывали.

– Вы уверены?

– Да. Передние ворота мы время от времени открываем, но задние только тогда, когда нужно ввезти оборудование особо крупных габаритов. – Кажется, директор комбината несколько успокоился.

– Понятно. Спасибо, извините, что потревожил. – Попрощавшись с директором и старичком-охранником, Кусанаги покинул проходную.

Выйдя за ворота, он увидел, что Югава исчез. Пройдя вдоль ограды, он обнаружил, что физик роется в мусорном контейнере. Вероятно, отходы производства.

– Что это ты делаешь? – окликнул его Кусанаги.

– Нашел любопытную вещь, – сказал Югава и показал то, что держал в руке.

Это была спортивная тапочка. Однако, видимо, чем-то разрезанная – задняя половина отсутствовала.

– И что в этом любопытного? То, что она разрезана? – спросил Кусанаги.

– Посмотри внимательно! Тапочка явно не разрезана ножом. И не разорвана. Очень интересное место среза. – Югава поднял валявшийся под ногами пакет и бережно положил внутрь поврежденную тапочку.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы удовлетворять твое любопытство! – сказал Кусанаги, поворачивая назад. Необходимо было встретиться с Сатиэ Такэдой.

Сатиэ Такэда организовала у себя в доме лавку с выпечкой. Лавка маленькая, но уже при приближении в нос ударял аромат печеного хлеба. Сатиэ на пару с младшей сестрой заправляла всем – и производством, и продажей. Муж пять лет назад погиб в автокатастрофе.

– Я хорошо помню тот день. Но увидев рисунок, я не придала ему особого значения. Господин Уэмура, вот он был в восторге, а я подумала, что малыш совсем, видать, раскис. Он ведь хорошо рисует, а тут какие-то каракули.

Но позже, продолжала Сатиэ, к ней в лавку зашел полицейский и задал странный вопрос. Не видела ли она двадцать второго июля возле дамбы маленький красный автомобиль. «Мини-купер», с белым верхом. Сатиэ ответила, что ничего не знает. Но тотчас кое-что вспомнила. А именно – рисунок Тадахиро. Не была ли там и в самом деле изображена красная машина? Тогда она рассказала обо всем Уэмуре.

«Теперь понятно, как развивались события, – подумал Кусанаги. – Уэмура, мечтавший прославиться за счет феноменальных способностей сына, ухватился за этот шанс и решил написать письмо в полицию».

– А что, господин полицейский, это правда, что душа может вылетать из тела? – спросила Сатиэ, закончив свой рассказ.

– Ну, как вам сказать… – Кусанаги запнулся и посмотрел на Югаву. Но Югава, казалось, не слушал их разговор и рассматривал выпечку, выставленную на прилавке.

– Не знаю, правда это или нет, – сказала Сатиэ с чувством, – но мне не по душе, что Уэмура устроил такой шум вокруг этого дела. Впрочем, понять можно: какая-никакая, а слава…

Она к Уэмуре неравнодушна, подумал Кусанаги. И возраст у них друг для друга подходящий…

В этот момент сбоку послышался голос Югавы:

– Простите, мне, пожалуйста, вот эту булку с изюмом.




5


Прошло десять дней с тех пор, как был обнаружен труп. Курита по-прежнему упорно отрицал свою вину. Не находя способа вывести его на чистую воду, следователи изнывали.

Больше того, появилось несколько косвенных обстоятельств, укрепляющих позицию Куриты. Во-первых, в квартире убитой Таэко нашли следы пребывания мужчины.

В стоке ванной обнаружили мужские волосы. Такие же волосы нашли на ковре в комнате и на коврике в туалете. Кроме того, в шкафу лежал бумажный пакет с бритвой, кремом для бритья и презервативами.

По волосам установили группу крови. Она не совпадала с группой крови Куриты.

Разумеется, тот факт, что у Таэко был любовник, никоим образом не снимал подозрений с Куриты. Не исключено, что Курита, узнав, что у нее есть любовник, убил ее из ревности.

Детективов смущало то, что они до сих пор не могли установить, кто этот мужчина. Очевидно, Таэко держала связь с ним в секрете даже от самых близких людей. Кроме того, у ее любовника, вероятно, были веские причины – даже после известия об убийстве своей подруги – не объявляться.

– Внебрачная связь! У него жена, дети. Вот он и поджал хвост, – по своему обыкновению, во всеуслышание рассуждал детектив Югэ, и на этот раз никто с ним не спорил.

Стараясь не привлекать внимания, тщательно изучили окружение Таэко. Особенно досконально проверили ее коллег-мужчин. У тех, кто вызывал подозрения, тайком взяли образцы волос, но того, чьи волосы совпадали бы с найденными в квартире убитой, среди них не оказалось.

И в тот момент, когда следствие окончательно зашло в тупик, полицию ждал неприятный сюрприз. В одном популярном еженедельном журнале появилась статья о паранормальных способностях Тадахиро Уэмуры. Излишне говорить, что автором был Хироси Уэмура.

– Проклятье! – простонал Мамия, прочитав статью. – Давно работаю в полиции, но так сесть в лужу – это впервые!

Кусанаги сидел в зале заседаний полицейского участка Сугинами, где расположился следственный штаб, и готовил отчет.

– Говорят, читатели журнала обрушили на управление звонки, – усмехнулся Югэ, сжимавший в руке бумажный стаканчик с кофе. – Возмущаются, почему полиция отказывается принимать во внимание ценные показания чудо-ребенка.

– Проклятье!… – Мамия поморщился. – Опять начальник отдела устроит головомойку.

Упомянутый начальник отдела в данный момент проводил совещание в соседней комнате.

Вошел молодой детектив и сообщил, что по телевизору показывают отца и сына Уэмуру. Югэ включил телевизор и нашел популярное шоу.

– По моим сведениям, так называемый выход души из тела нередко происходит в результате перенесенной травмы, – разглагольствовал Хироси Уэмура. – Например, после удара по голове. По словам тех, кому довелось это испытать, неожиданно у человека появляется чувство, будто он взмывает вверх…

– Еще бы, когда по башке треснут, еще и не то почувствуешь, – пробормотал Мамия.

Уэмура продолжал:

– Кроме того, пережившие клиническую смерть в один голос утверждают, что испытали выход души из тела. Допустимо предположить, что, стремясь избежать физических страданий, сознание способно временно покидать тело. В случае с Тадахиро можно почти с уверенностью утверждать, что этот феномен был вызван желанием избавиться от болезненных ощущений, вызванных высокой температурой…

– Значит, вы считаете, что душа вашего сына покидала тело? – спросил ведущий.

– Я в этом убежден! Жаль, что это явление еще плохо изучено. Только этим я могу объяснить то поразительное упорство, с которым полиция отвергает важнейшие показания! – Уэмура уставился прямо в камеру.

Югэ, усмехнувшись, выключил телевизор:

– Ну и болтун!

– Кусанаги, что твой профессор Галилей? Есть хоть какие-нибудь идеи? – спросил Мамия.

– Он мне не говорит. Но, думаю, рано или поздно все прояснится.

– Не чувствуется уверенности. – Мамия почесал голову.

В это время вернулись два детектива. Оба обливались потом.

– Что-нибудь нарыли? – спросил Мамия.

– Кое-что о «мини-купере», – ответил один из вошедших.

– Опять этот «мини-кулер»! – Мамия скривился, поворачиваясь к ним. – Ну что у вас?

– Человек, проживающий по соседству с домом Таэко Нагацуки, видел припаркованный красный «мини-купер». К сожалению, он не помнит, было это двадцать первого или двадцать второго.

– Без этого его информация бесполезна.

– Но есть одно важное обстоятельство. Он говорит, что какой-то странный мужчина заглядывал в автомобиль. Несмотря на жару, одет в костюм, худощавый, средних лет.

– М-да…

– Судя по описанию, это не Курита, – заметил Кусанаги. – Кто же это?

– Может быть, просто какой-нибудь псих, помешанный на автомобилях? – предположил Югэ.

– Очевидец утверждает, что не похоже, – ответил детектив, разговаривавший со свидетелем. – Было впечатление, что он хочет узнать, кто хозяин машины.

– Ну, предположим, у этого типа есть знакомый с машиной той же марки. Трудно представить, чтобы на улице случайно столкнулись Курита и некто, знающий о его автомобиле.

Все согласились. Мнение Югэ казалось вполне убедительным.

– Подождите! – заговорил Мамия. – А что, если этот мужчина в костюме оказался там не случайно?

– В каком смысле? – спросил Югэ.

– Например, намеревался идти к Таэко. Однако, подходя к дому, заметил знакомую машину. Если здесь машина Куриты, значит, он должен быть в квартире Таэко. Тогда идти к ней не с руки. Вот он и подошел к машине, чтобы проверить…

– Подождите! – вмешался Кусанаги. – Тогда получается, что этот человек хорошо знал и Куриту, и Таэко!

– Правильно. Есть такой человек?

Все молча переглянулись. Наконец Югэ пробормотал:

– Тот, благодаря кому они познакомились…

В следующий миг все повскакали с мест.

– Таким образом, вы арестовали бывшего шефа убитой, – сказал Югава, выслушав рассказ Кусанаги.

– Его зовут Ёсиока. Три года назад уволился с фирмы. Его связь с Таэко Нагацукой началась еще до этого. Мы догадались, что у Таэко был любовник, но наша ошибка – мы не сообразили, что это может быть уволившийся сотрудник. Ёсиока познакомился с Куритой через страховой бизнес, – сказал Кусанаги и отпил кофе. Теперь, когда все было позади, преступление раскрыто, даже быстрорастворимый кофе казался вкусным. Под перекрестным допросом Ёсиока сразу же во всем сознался.

– Получается, что Ёсиока сам свел свою любовницу с Куритой?

– Получается так.

– Ну и ну! – Югава покачал головой. – Отношения между мужчиной и женщиной – большая загадка.

– Ёсиока сделал это потому, что решил порвать с Таэко. Однако Таэко ни за что не желала с ним расставаться. Она пошла на то, чтобы познакомиться с Куритой, скорее всего, с единственной целью – продемонстрировать любовнику, что его затея ни к чему не приведет. В последнее время она все чаще намекала, что сообщит обо всем жене Ёсиоки. Ёсиока был в панике.

Уже после того, как Ёсиока покинул фирму, его жена стала во главе крупной лизинговой компании, доставшейся ей по наследству от отца. Если б жена узнала о том, что он изменяет ей, он мог потерять все.

Двадцать первого июля Ёсиока направился к Таэко, чтобы еще раз попытаться убедить ее смириться с разрывом. Однако, увидев «мини-купер» Куриты, решил отложить объяснение до другого раза. Он пришел на следующий день и вновь просил Таэко мирно разойтись.

Но она не соглашалась. Грозила сейчас же позвонить его жене.

– Дальше все банально. Он вспылил и в состоянии аффекта задушил ее. Поскольку в его действиях не прослеживается никакого плана, думаю, ему можно верить.

– Ну а что насчет «мини-купера», припаркованного возле дома Таэко двадцать второго июля? Значит, это все-таки была не машина Куриты?

В ответ Кусанаги состроил кислую мину:

– С этим мы допустили досаднейшую оплошность. Двадцать первого там действительно стоял «мини-купер» Куриты, а двадцать второго на том же месте припарковался Ёсиока. Тут никакого подвоха. Просто хозяйка лавки ошиблась. У него машина тоже красного цвета, но марка – «БМВ». Почему она вбила себе в голову, что это «мини-купер», не поддается разгадке.

– Таковы особенности человеческой памяти. Человек – животное, упорствующее в своем заблуждении. Потому-то и нет конца всем этим оккультным сказкам.

– Красиво говоришь, но разрешил ли ты задачу? Я пришел к тебе за этим. – Кусанаги с надеждой посмотрел Югаве в глаза.

– Раз преступление раскрыто, какое это теперь имеет значение?

– Не увиливай. Так просто это все не уляжется, меня замучают вопросами. Все наши ребята из следственной бригады просили меня сходить к Галилею за помощью.

– Что еще за Галилей?

– Прошу тебя. Ну чего тебе стоит. Ты же умный! – Вскочив со стула, Кусанаги взмахнул в воздухе кулаком.

Югава, оставаясь сидеть на стуле, резко отпрянул назад.

– Тогда тебе придется проделать небольшое расследование, – сказал он.

– Расследование? Какое?

Югава порылся в кармане халата. То, что он достал, оказалось спортивной тапкой, подобранной среди мусора.

– Хочу, чтоб ты проверил то, о чем сообщает этот ценнейший экземпляр.

Взяв тапку в руку, Кусанаги уставился на нее с недоумением.

В тот же вечер Кусанаги позвонил Югаве.

– Все оказалось как ты предполагал. Когда я припер директора комбината, он признался, что в тот день действительно открывали большие ворота.

– Так я и думал, – сказал Югава. – Значит, и авария была?

– Да, была. Он решил, что я все знаю про аварию и что отпираться бесполезно. Умолял не предавать огласке, но этого нельзя. Я собираюсь доложить в соответствующие органы.

– Ребятам не повезло. Если бы не шум, поднявшийся из-за пресловутого «выхода души из тела», все бы так и осталось шито-крыто.

– Так-то оно так, но какая связь между аварией на комбинате и выходом души из тела? Как я ни ломал голову, понять не могу, – сказал Кусанаги, но в действительности он даже не пытался понять. Для этого у него не было ни малейших предпосылок.

Немного помолчав, Югава сказал:

– Ну ладно, раскрою секрет фокуса. Но нужны зрители.

– Зрители?

– Да, ты должен непременно привести их сюда.




6


Через три дня после раскрытия преступления Кусанаги, сидя в такси рядом с водителем, направлялся в университет Тэйто. На заднем сиденье поместились Уэмура и его сын.

– В вашем распоряжении только один час. В четыре мы должны быть в Синдзюку, даем интервью журналу. – Хироси Уэмура не скрывал неудовольствия. Его можно было понять – Кусанаги явился к нему без предупреждения и чуть ли не насильно посадил в такси.

– Это не займет много времени. Он сказал, что, пока мы едем, все подготовит.

– Не знаю, что за эксперимент вы задумали, но предупреждаю, вам меня не переубедить. Что бы вы ни говорили, в тот день мой сын видел то, чего видеть не мог, это факт. Ведь человека, обвинявшегося в этом преступлении, в конечном итоге признали невиновным, правильно?

– Да, это так, его признали невиновным, поскольку нашелся истинный преступник. Не потому, что его алиби подтвердилось.

– Это не важно. Подозрения сняли, значит, алиби доказано. Короче, в тот день в том месте стоял красный «мини-купер». А именно его видел мой сын, находясь в комнате, из которой увидеть это невозможно.

– Потому мы и хотим провести эксперимент, чтобы выяснить, возможно или невозможно.

Уэмура презрительно фыркнул:

– Уверен, вы только в очередной раз посрамитесь. Предупреждаю, если эксперимент не удастся, я напишу об этом статью. Тогда держитесь!

– Как вам угодно. – Повернувшись назад и широко улыбнувшись, Кусанаги вновь устремил взгляд вперед. Но в душе скреблись кошки. Он не имел ни малейшего понятия о том, что собирается делать Югава.

Когда прибыли в университет, Кусанаги повел отца с сыном в здание, где располагался физико-технический факультет. Здесь в тринадцатой лаборатории их ждал Югава.

Кусанаги постучал. Послышался голос:

– Войдите!

Кусанаги открыл дверь.

– Как раз вовремя. Я только что закончил приготовления, – сказал Югава, одетый в белый халат. Он стоял возле стола для экспериментов.

– И этих двоих привел, – сказал Кусанаги и вдруг с удивлением заметил фигуру возле мойки. Это была Сатиэ Такэда.

– Госпожа Такэда? А вы что здесь делаете? – спросил Уэмура.

– Мне позвонил профессор Югава и попросил помочь с экспериментом. Мне тоже очень любопытно, поэтому я сразу согласилась. – Она улыбалась.

– Откуда ты узнал ее телефон? – спросил Кусанаги.

– Элементарно. Номер был напечатан на пакете с булкой, которую я купил.

– А… – Кусанаги был разочарован таким простым ответом. Но в следующий момент его поразила мысль, что Югава уже в тот день, покупая хлеб, предвидел развитие событий.

– Не знаю, что вы собираетесь делать, но, пожалуйста, поторопитесь. Мы очень заняты, – сказал Уэмура, переводя глаза с Кусанаги на Югаву.

– Это не займет много времени. Столько, сколько нужно, чтобы выкурить сигарету. Вы курите? – обратился Югава к Уэмуре.

– Курю, а здесь можно?

– Обычно запрещено, но сегодня у нас особый случай. Только курите, пожалуйста, вот здесь. – Югава поставил пепельницу на стол для экспериментов.

– С вашего позволения… – Уэмура достал из кармана пачку, сунул сигарету в рот и закурил.

– Значит, и мне можно? – обрадовался Кусанаги, также вытаскивая пачку.

Югава скорчил недовольную гримасу, но все же кивнул.

– Спасибо. – Кусанаги щелкнул зажигалкой.

– Что это? – спросил Уэмура, показывая на две стеклянные емкости, стоявшие на столе. Прямоугольной формы, около пятидесяти сантиметров в длину, на три четверти заполненные водой.

– Не трогайте. Сейчас вода находится в очень хрупком состоянии. Если ее колыхнуть, баланс нарушится.

Услышав предостережение физика, Кусанаги, собиравшийся дотронуться до воды, тотчас отдернул руку.

– Что вы собираетесь делать с этой водой? – вновь спросил Уэмура.

Югава достал из кармана халата лазерную указку, какую обычно используют на лекциях при демонстрации слайдов.

– Господин Уэмура, вы утверждаете, что даже если ворота комбината были открыты, из окна вашей квартиры невозможно увидеть через них дамбу? – переспросил Югава для верности.

– Да, я в этом убежден, – ответил Уэмура. В глазах его был вызов.

– Я воспользовался вашим советом и тщательно обследовал расположение комбината. Действительно, даже если ворота широко раскрыты, невозможно провести прямую линию от вашего дома к месту у реки, где стоял «мини-купер». Другими словами, в обычных условиях увидеть его невозможно. Как нам всем известно, свет распространяется по прямой. – Сказав это, Югава включил лазерную указку. – Госпожа Такэда, извините, не могли бы вы погасить верхний свет?

Такэда нажала на выключатель в стене. Поскольку окна были зашторены, комната тотчас погрузилась во мрак. Стало хорошо видно протянутый по прямой луч указки.

Тут только Кусанаги понял, почему Югава разрешил курить. Он ведь уже объяснял ему, что в задымленном воздухе луч лазера виден отчетливей.

– Однако, – Югава направил лазерный луч на грудь Уэмуры, – что, если луч пойдет по кривой? Разве не станет в таком случае видно то, что обычно не видно?

– По кривой? – удивился Уэмура, но тотчас понимающе кивнул. – Вы имеете в виду зеркало? Если б имелось зеркало, можно было бы увидеть отражение. Но где же вы нашли там зеркало? К тому же такое огромное?

Он не успел договорить, как Югава уже качал головой:

– Разве я упоминал о зеркале? Смотрите. Видите, из этих двух емкостей левая наполнена обычной водой. Сейчас я пропущу через нее лазерный луч» – сказал Югава и медленно навел указку на левую емкость. Тадахиро вскрикнул от удивления. Из-за его маленького роста все происходило прямо у него перед глазами.

Луч лазера, пройдя через прозрачную стенку и слегка преломившись вверх, далее двигался по прямой.

– Я добавил в воду немного молока. Так лучше видно лазер, – сказал Югава.

– Луч изогнулся!… – Тадахиро посмотрел на отца.

Уэмура презрительно усмехнулся:

– Если не зеркало, то преломление? Нас еще в школе учили, что свет преломляется в воде. Там что, был гигантский аквариум?

– Какой вы, однако, торопливый! – сказал Югава с досадой. – В данном случае не имеет ровно никакого значения, что луч, попадая в воду, преломляется. Я хочу прежде всего, чтобы вы убедились в том, что в воде луч также идет по прямой.

– Хорошо, убедились. Идет по прямой.

– А теперь пропустим луч через другую емкость. – Югава направил лазерную указку направо.

На этот раз первым от удивления ахнул Кусанаги. К нему присоединились Тадахиро и Сатиэ. Уэмура только молча вытаращил глаза.

Войдя в воду, луч шел не по прямой, а изгибался плавной дугой вниз. Изгибался – иначе и не скажешь.

– Что это значит? – спросил Кусанаги.

– Разумеется, тут есть некая хитрость, – сказал Югава. – Вода слегка подслащена. Таким образом, чтобы в верхней части концентрация сахара была слабее, а чем ниже, тем сильнее. Когда луч продвигается из более слабого раствора в более густой, он преломляется. Более того, чем гуще раствор, тем больше степень преломления. Поэтому чем дальше луч идет по наклонной вниз, тем сильнее он искривляется.

– Действительно, так и есть, – сказал Кусанаги, чуть ли не носом уткнувшись в стекло. – Впервые вижу такое!

– Может быть, видишь и впервые, но тебе хорошо известно одно природное явление, которое происходит по той же причине.

– Неужели? Что это?

– Прежде, – Югава подошел к стене и включил свет, – расскажи господину Уэмуре об аварии.

– Авария? – Уэмура в недоумении раскрыл глаза. – Что еще за авария?

– В тот день на комбинате, находящемся у вас под окнами, произошла небольшая авария, – заговорил Кусанаги. – У них для заморозки продуктов используется жидкий азот, но бак с азотом оказался поврежден. Произошла утечка, и часть пола в цеху мгновенно заледенела.

– Вот вам жертва того происшествия, – Югава показал разрезанную надвое тапку. – Она мгновенно замерзла, затем под воздействием какого-то удара раскололась. После чего растаяла, и вот что получилось в результате.

Взглянув на обрубок тапочки, кажется, даже Уэмура удивился.

– И все же, – сказал он, – какое отношение авария имеет к вашему эксперименту?

Кусанаги тоже не терпелось это узнать. Он посмотрел на Югаву.

– После утечки азота на заводе началась паника. Первой мыслью было – открыть пошире ворота, чтобы проветрить помещение. Что произошло в результате? Естественно, горячий летний воздух хлынул внутрь. Образовались два слоя газа с сильно различающейся плотностью: внизу – холодный азот, вверху – горячий воздух. – Югава показал на емкость, наполненную сахарным раствором. – Конечно, между газом и жидкостью есть различия, но в тот момент на комбинате условия были аналогичны тем, что в моем эксперименте.

– Значит, если бы в тот момент прошел лазерный луч, – оживился Кусанаги, – он бы тоже изогнулся дугой?

– Да, точно так, – кивнул Югава.

– Тогда получается… Что тогда получается?

– Разве не понятно? При взгляде сквозь здание комбината видишь не то место, которое ожидаешь увидеть, а расположенное значительно ниже. Короче, видна дамба, которой в обычных условиях не видно.

– Возможно ли такое?… Нет, в принципе я понял, но… – пробормотал Кусанаги. Головой он понял, но все еще не мог вообразить.

– Как я уже сказал, ты хорошо знаешь природное явление, основанное на том же законе, – сказал Югава, – это мираж.

– Ах да, конечно же! – воскликнул Кусанаги.

Внимательно прислушивавшаяся к разговору Такэда тоже понимающе кивнула.

– Нет. Это был не мираж! – Уэмура резанул ладонью по воздуху. – Вы же видели, госпожа Такэда, в тот момент ворота комбината были закрыты.

– На комбинате мне сообщили, что ворота были открыты на очень короткое время, – сказал Кусанаги.

– Нет, нет! Эй, Тадахиро, расскажи, как все было! Ты поднялся в воздух. И увидел эту чертову дамбу!

Однако в ответ на слова отца мальчик только потупил глаза.

– Вовсе я и не поднимался в воздух, – сказал он, чуть не плача. – Меня только всколыхнуло немножко… Это папа приказал мне говорить, что я взлетел…

– Тадахиро! – истерично закричал Уэмура.

В этот момент Югава подошел к мальчику. Присел перед ним на корточки.

– Рассказывай честно. Каким образом ты увидел дамбу и автомобиль? Ведь правда же ворота комбината были открыты нараспашку и ты видел сквозь них?

Немного подумав, Тадахиро смущенно почесал голову:

– Не знаю. Может быть, и так. Я в тот момент плохо соображал.

– Ну ладно, ничего не поделаешь. – Югава погладил мальчика по голове.

– У вас нет доказательств, что это был мираж! – закричал Уэмура. – Это всего лишь ваши домыслы!

– Да. Однако нет доказательств и того, что у ребенка душа вышла из тела.

Уэмура осекся. Как вдруг заговорила Такэда:

– Господин Уэмура, может, уже хватит? Я ведь знаю…

– Знаете?… Что?

– Вы подправили рисунок сына. Когда я увидела фотографию, помещенную в журнале, я обомлела. На рисунке, который первоначально сделал Тадахиро, все было не так отчетливо. Красная машина действительно была, но без белого верха и без колес. Вы же сами их и подрисовали!

Очевидно, слова Такэды соответствовали действительности. Доказательством тому было исказившееся лицо Уэмуры.

– Это… Я сделал это только для большей наглядности.

– Что вы говорите! Разве это не мошенничество? И втянули в эту историю ребенка… – Такэда впилась глазами в Уэмуру.

Видимо, отвечать было нечего – Уэмура прикусил губу. Наконец он решительно схватил сына за руку.

– Большое спасибо за ваш интереснейший эксперимент. Но он ничего не доказывает, так что принимаю к сведению как одну из возможных гипотез. А теперь, поскольку у нас много дел, позвольте откланяться.

– Господин Уэмура!… – заговорила Сатиэ, но он, не обращая на нее внимания, держа сына за руку, выбежал из комнаты.

Оставшиеся некоторое время молчали, прислушиваясь к быстро удалявшимся шагам.

– Не думаете, что вам лучше его догнать? – спросил Кусанаги женщину.

– Но…

– Я тоже так думаю… – сказал Югава. – Ради ребенка.

Такэда смущенно подняла глаза. После чего, наскоро простившись, выбежала вон.

Кусанаги и Югава, переглянувшись, облегченно вздохнули.

– Оказывается, ты и с детьми можешь найти общий язык, – улыбнулся Кусанаги.

В ответ Югава закатал рукав халата. На запястье виднелись красные точки.

– Что это? – удивился Кусанаги.

– Аллергия.

– Что?!

– Никогда не делай того, к чему не лежит душа, – сказал Югава и раздвинул пошире шторы.



notes


Примечания





1


Окономияки – блин с овощами, мясом или рыбой. (Примеч. перев.).


Сыщик Галилей
Кэйго Хигасино


Посреди ночного города у подростка загорается голова, и в это же самое время маленькая девочка видит в воздухе красную нитку. Школьники находят в озере посмертную маску пропавшего без вести человека. Из-под воды поднимается столб огня. Душа отделяется от тела… Всякий раз, когда детектив Кусанаги, расследующий убийства, сталкивается со сверхъестественными явлениями, он спешит за помощью к своему другу-физику по прозвищу Галилей, у которого всегда находится научное объяснение тому, что, на первый взгляд, необъяснимо.





Кэйго Хигасино

Сыщик Галилей





Часть 1

Горящая голова





1


«Он обернулся – на лице была маска, выкованная из серебристого металла, без выражения, маска, которую он надевал всякий раз, когда хотел скрыть свои чувства, маска, которая, изгибаясь, с удивительной точностью повторяла линии его впалых щек, лба и подбородка. Маска сияла, он держал в руках и рассматривал смертоносное оружие. Это оружие…»

Чтение прервал нарастающий трескучий рокот мотоциклов. Не выпуская из рук «Марсианские хроники», он подошел к окну и приоткрыл штору.

Квартира была угловой, на втором этаже. Проулок под окном выходил чуть левее на широкую улицу.

Нынешней ночью мотоциклов было три штуки. Но наездников – пятеро. Короче, двое – с седоками. Нарочно не заглушая грохочущих моторов, они подкатили на свое излюбленное место. Излюбленным местом был пятачок возле автобусной остановки, которую для удобства ожидающих граждан оборудовали скамейкой. Приезжавшим на мотоциклах парням нравилось, развалившись на этой скамейке, трепаться, перекрикивая друг друга. Кроме того, словно для вящего комфорта, тут же стоял автомат с прохладительными напитками.

На вид – обычные ребята. Не какие-нибудь там крутые байкеры. У двоих волосы выкрашены в желтый цвет, один из них носит портки спущенными на бедра. У двух других ничего примечательного. Пятый – с длинными до плеч лохмами. Вот, собственно, и все.

«Но заурядная внешность не означает, что эта шваль заслуживает снисхождения!» – подумал он.

Открыл книгу, которую продолжал сжимать в руке. Его прервали на середине главы под названием: «1999, февраль. Илла». Сколько раз он уже ее перечитывал! Почти вызубрил наизусть. Если и дальше читать в таком темпе, это займет уйму времени.

Один из парней что-то выкрикнул. Его приятели громко загоготали. Голоса эхом прокатились по тихой, пустынной улице.

Он отошел от окна. Положил книгу на стол и решительно направился к телефонному аппарату в углу комнаты.

Кадзухико Мукаи красил волосы в желтый цвет. И завязывал их сзади хвостом. Тем самым он старался хоть как-то выделяться из окружения.

Ему было девятнадцать. Полтора года назад закончил школу, устроился на работу маляром, но заниматься черт-те чем за мизерные бабки скоро обрыдло, он уволился и уже три месяца слонялся без дела. Заработанные деньги превратил в подержанный мотоцикл и игровую приставку. Когда живешь с родичами, о жрачке можно не беспокоиться. Вот только целыми днями трындят, что сын вырос оболтусом. Достали уже. Приходится до глубокой ночи гонять по улицам на мотоцикле, лишь бы не торчать дома.

Посасывая «Мальборо», он подошел к автомату, сунул монетку и нажал на кнопку «Кола». С грохотом выкатилась пузатая банка.

Забирая ее, он невольно скосил глаза. Что за хрень?

Сбоку от автомата пластиковая тара из-под пивных бутылок: четыре ящика, один на другом. Кроме того, наверху – газетный сверток. Какой-то прямоугольный предмет, размером со спортивную сумку. «Странно!» – подумал Кадзухико. Начать с того, что в этом автомате пива нет. Да еще какой-то сверток…

Однако его внимание вскоре переключилось на другое. Дернув за язычок банки, он хлебнул колы и вернулся к приятелям. Обсуждали девиц – школьниц, с которыми недавно познакомились в торговом центре. Впрочем, разговор сводился к тому, кто из них «дает».

Кадзухико не считал этих четверых своими друзьями. Да и вообще на черта она, эта дружба? Тоска! Было бы с кем потусоваться, вот и отлично. А то еще будут лезть со своими проблемами, нет уж, спасибо!

Рёскэ Ямасита расписывал, как на днях снял на улице чувиху. У него была манера во время разговора зачесывать руками назад длинные волосы, составлявшие предмет его особой гордости. Кадзухико слушал его похвальбу, стоя возле своего мотоцикла. Двое других парней сидели на скамейке, третий оседлал мотоцикл.

– Приходим в хату, а она, падла, первым делом – учти, я только с презервативом! А мне не в кайф, я люблю это дело живьем, вот и говорю – извини, забыл. Но оказалось, что эта сучка резинками запаслась. Делать нечего, натянул, но когда всовывал, ногтем прорвал конец. Все равно что без. Она видит, что я в презервативе, расслабилась, в общем, не углядел, кончил в нее. Она, конечно, развопилась, но я-то, говорю, в чем виноват, бывает, рвутся. Успокоил, дал телефон – придумал на ходу.

Было видно, что Рёскэ хотел показать, какой он крутой парень. Его ноздри подрагивали.

– Как пить дать, залетит!

Приятели принялись потешаться над незадачливой девицей. Рёскэ расплылся от самодовольства.

– Ну уж, не знаю, – сказал он с напускной небрежностью. – Дело поправимое, всегда можно избавиться…

Видимо раздумывая над тем, как бы еще добавить перца в свою историю, он по своей привычке откинул руками назад волосы и уже открыл рот, как вдруг глаза его вылезли из орбит, после чего произошло совсем невероятное.

На затылке Рёскэ взметнулся язык пламени. В следующий миг огонь охватил всю его голову.

Не издав ни звука, Рёскэ медленно рухнул вперед. Точно горящее дерево.

Приятели наблюдали за происходящим в полном оцепенении. Завороженно, словно в затянувшемся стоп-кадре.

Но в реальности оцепенение продолжалось лишь несколько секунд. Краем глаза Кадзухико увидел, что замеченный им ранее газетный сверток горит. Инстинктивно он тотчас почувствовал опасность.

Но было уже поздно – раздался взрыв, и его накрыла волна пламени.




2


Когда Кусанаги из первого отдела полицейского управления добрался на своей машине к месту происшествия, огонь успели потушить, и пожарные собирались уезжать. Даже зеваки и те уже начали расходиться.

Едва он вышел из машины и сделал несколько шагов, как навстречу ему попалась маленькая девочка в красном тренировочном костюме. В том возрасте, когда не скажешь наверняка, уже ходит в школу или еще нет. Девочка шла, странно задрав голову и глядя вверх. Словно высматривала что-то в небе.

Он хотел крикнуть ей, что так ходить опасно, но опоздал. Девочка, обо что-то споткнувшись, упала и тотчас заревела.

Кусанаги бросился к ней и помог подняться. Из коленки текла кровь.

– Ах, извините, – подбежала какая-то женщина, должно быть мать. – Сказала же, иди рядом! И зачем только я взяла тебя с собой!

«Чем ругать ребенка, лучше бы сидела дома, а не бежала посреди ночи глазеть на пожар», – подумал Кусанаги, но смолчал и передал девочку матери.

– Но я видела красную нитку! Честное слово! – плача, сказала девочка.

– Все выдумки! Только посмотри, как ты вся испачкалась!

– Видела! Видела! Красную нитку! Длинную-длинную. Честно!

«Что еще за красная нитка?» – подумал Кусанаги, отходя.

На месте происшествия вокруг черного пятна стояло несколько человек. Среди прочих и непосредственный начальник Кусанаги – инспектор Мамия.

– Извините за опоздание, – поспешил к нему Кусанаги.

– Добро пожаловать. – Мамия слегка кивнул. Коренастый, плотный, с короткой шеей. Лицо добродушное, но в глазах – жесткость. По характеру не столько полицейский, сколько чиновник, старательно выполняющий порученную работу.

– Возгорание?

– Пока еще не совсем ясно.

– Бензином пахнет. – Кусанаги повел носом.

– Вероятно, загорелось что-то в пластмассовом баке.

– Пластмассовый бак? Откуда он здесь?

– Понятия не имею. Сам посмотри! – Мамия ткнул пальцем в сторону края мостовой.

Там действительно валялся бак для хранения керосина.

Он прогорел сбоку и сильно расплавился, почти совсем потеряв форму.

– Судя по тому, что мне рассказали о потерпевших, все не так просто. Кажется, здесь произошло что-то из ряда вон. Ничего не понятно. – Мамия покачал головой.

– Кто потерпевшие?

– Молодые люди, под двадцать, пятеро, – сказал Мамия и быстро добавил: – Один погиб.

Делавший записи Кусанаги поднял глаза.

– Сгорел?

– Ну, в общем, да. Он оказался ближе других к баку.

Подавив в себе неприятное чувство, Кусанаги продолжил делать записи. Уж пора бы, казалось, привыкнуть, но каждый раз, когда приходилось сталкиваться со смертью, ему становилось не по себе.

– Давай-ка походи по округе, расспроси. Со всем этим шумом наверняка многие еще не спят. Вон, посмотри, кое-где горят окна, туда и иди.

– Слушаюсь. – Кусанаги огляделся по сторонам.

Его внимание сразу же привлек жилой дом, стоящий на углу улицы. В нескольких окнах еще горел свет.

Дом – ветхий, двухэтажный, несколько дверей выходят прямо на улицу. Балконы, видимо, расположены на противоположной стороне. С этой стороны окна были только у угловых квартир. Место происшествия можно увидеть лишь из квартир, расположенных в северо-восточном углу.

Подходя к дому, Кусанаги заметил молодого человека, собирающегося войти в квартиру на первом этаже, как раз в северо-восточном углу. Он уже достал из кармана ключ и вставил в отверстие замка.

– Извините! – окликнул его Кусанаги.

Юноша обернулся. На вид – двадцать с небольшим. Высокий, в серой, похожей на рабочую форму одежде. В руке – белый пакет, вероятно, ходил в магазин.

– Вам известно, что совсем недавно рядом с вашим домом произошел пожар? – спросил Кусанаги, представившись, и показал в сторону автобусной остановки.

– Конечно, знаю. Такое трудно не заметить.

– Вы находились в квартире? – Кусанаги взглянул на дверную табличку с номером 105.

– Ну да, – сказал юноша.

– Было что-нибудь необычное, когда это случилось? Например, сильный шум? Может, вы что-то видели?

– Даже и не знаю, что сказать. – Юноша покачал головой. – Я смотрел телевизор. Помню только, что эти кретины там здорово горланили.

– Вы имеете в виду парней на мотоциклах?

– Да, – сказал юноша, слегка поморщившись. – Откуда они только взялись? Постоянно орут, и в два часа ночи, и в три. А ведь у нас такой хороший, тихий район…

По его сжатым губам было видно, что он с трудом сдерживает накопившуюся за многие дни ярость.

«Вот их Господь и покарал», – чуть не сказал Кусанаги, но удержался. В его устах эти слова прозвучали бы слишком жестоко.

– Им никто не делал замечания?

– Замечания? Ну, вы скажете! – Юноша пожал плечами и усмехнулся. – В наше-то время? Никто и носа из дома не покажет.

Кусанаги кивнул, соглашаясь.

– Из вашей квартиры видно место, где это произошло?

– В принципе видно, должно быть видно, но… – Юноша замялся.

– В чем дело?

Вместо ответа он открыл дверь.

– Входите, сами увидите.

Воспользовавшись приглашением, Кусанаги заглянул в квартиру. Не считая кухни, она состояла всего лишь из одной комнаты. Мебель, имевшаяся в распоряжении жильца, ограничивалась кроватью, стеклянным столиком и книжными полками. На столике стоял беспроводной телефон, и Кусанаги подумал, что в такой халупе стационарные телефоны, скорее всего, не предусмотрены. Книжные полки были набиты не столько книгами, сколько видеокассетами и всяким барахлом.

– И где же окно?

– Там, за ними, – юноша махнул рукой в сторону громоздящихся полок. – Ставить некуда. Пришлось пожертвовать окном.

– Сочувствую.

– Зато благодаря этому шум с улицы не так слышен.

– Кажется, это ваше больное место.

– Как у всех, кто здесь живет.

– Да уж, наверно. – Кусанаги задержал взгляд на наушниках, подключенных к телевизору. Вероятно, пользуется ими, чтобы не мешал шум с улицы. В таком случае, вряд ли он мог услышать что-либо необычное.

– Спасибо за сотрудничество, – сказал Кусанаги. Обычная форма вежливости, даже когда никакого урожая.

– Подождите, – сказал юноша, – вы пойдете в двести пятую квартиру?

– Двести пятую? Ту, что над вами? Да, как раз собирался.

– Понятно… – Юноша явно что-то хотел сказать.

– В чем дело?

– Видите ли… – Юноша смущенно замялся. – Там живет парень, Маэдзима, он не говорит.

– Не говорит? В каком смысле?

– Не может говорить. Проблемы с речью. Ну, немой.

«Этого еще не хватало!» – подумал Кусанаги. Хорошо, что предупредил. Иначе оказался бы в дурацком положении.

– Хотите, пойду с вами? – предложил юноша. – Мы с ним в хороших отношениях.

– Вас это не затруднит?

– Ничего. – Уже вошедший было в квартиру юноша вновь надел спортивные тапочки.

Любезного молодого человека звали Такио Канэмори. По его словам, у живущего в двести пятой Итиноскэ Маэдзимы, несмотря на проблемы с речью, со слухом было все в порядке.

– Слышит еще лучше, чем мы, – сказал Канэмори, поднимаясь по лестнице с ржавыми перилами. – Его тоже наверняка уже достала эта шумная компания.

Как только постучали в двести пятую квартиру, дверь открылась и в проеме показалось бледное лицо. Помоложе Канэмори. Острый подбородок, впалые щеки.

Кажется, Маэдзиму успокоило то, что одним из ночных визитеров был Канэмори. Все же в глазах, устремленных на Кусанаги, читалась настороженность.

– Это полицейский, – сказал Канэмори. – По поводу того, что произошло.

Кусанаги продемонстрировал свое удостоверение. Маэдзима был, кажется, в нерешительности, но открыл дверь пошире.

Разумеется, планировка квартиры была такой же, как у Канэмори. Однако восточное окно не было загорожено. Первым, что привлекло внимание Кусанаги, была странно смотревшаяся в этой тесной квартирке роскошная аудиосистема и множество сваленных на полу аудиокассет. Помешан на музыке, сразу решил Кусанаги. Так же его удивило обилие книг, высокими стопками выстроившихся вдоль стен. Почти исключительно романы.

Юноша, любящий книги и музыку, – как только Кусанаги прилепил эту характеристику к Маэдзиме, со всей очевидностью представилось, что именно он сильнее всех должен был ненавидеть собиравшуюся под окнами шумную компанию.

Продолжая стоять на пороге, Кусанаги спросил:

– Где вы были во время случившегося?

Маэдзима, почти без всякого выражения, указал пальцем на пол. Имея в виду конечно же – здесь, в этой комнате.

– Что вы делали? – перешел Кусанаги к следующему вопросу.

Маэдзима был в свитере, надетом на рубашку, к тому же постель была не расстелена, так что очевидно: спать он еще не ложился.

Маэдзима, обернувшись, показал в сторону стоящего у окна телевизора.

– Смотрел телевизор, – перевел Канэмори, хотя и без его пояснений было понятно.

– Вы ничего не слышали непосредственно перед случившимся? Может быть, что-нибудь видели из окна?

Маэдзима, держа руки в карманах свитера, отрицательно покачал головой.

– Понятно… Извините, можно на минутку зайти? Хочу посмотреть из окна.

Маэдзима кивнул и сделал приглашающий жест.

Сняв ботинки, Кусанаги вошел.

Прямо под окном проходила улица. Движения там почти не было. За все время не проехало ни одной машины. Кусанаги вспомнил слова Канэмори о том, что у них хороший, тихий район.

Автобусная остановка виднелась чуть левее. Там до сих пор бродили сотрудники полиции, ища хоть каких-то зацепок.

Отойдя от окна, Кусанаги рассеянно скользнул взглядом по аудиоколонке. На ней лежала книга. «Марсианские хроники» Рэя Брэдбери в дешевом издании.

– Твоя книга? – спросил Кусанаги.

Маэдзима кивнул.

– Мудреная книженция.

– Вы читали? – спросил Канэмори.

– Очень давно. Пытался читать, но так и не осилил. Сломался. Я вообще не по книжной части.

Хотел пошутить, но Канэмори даже не улыбнулся. Маэдзима молча смотрел в сторону окна.

Кусанаги решил, что он только зря теряет здесь время.

Попросив сообщить, если что-то вспомнится, он вышел из двести пятой квартиры.




3


Кусанаги посетил тринадцатую лабораторию физического отделения физико-технического факультета университета Тэйто через три дня после этого странного происшествия.

Он и сам когда-то учился в этом университете, но на социологическом факультете. Поэтому за время учебы ни разу не ступал на территорию физико-технического. И удивительно было входить сюда через десять лет после того, как навсегда, казалось бы, распрощался с этими стенами.

Физическое отделение располагалось в четырехэтажном здании серого цвета. От одного взгляда на него Кусанаги заробел. «Это оттого, что у меня врожденная глухота ко всем этим „естественным“ наукам», – подумал он.

Нужная ему комната располагалась на третьем этаже. На двери висел список преподавателей и студентов. С краю крепились магнитные плашки, отмечающие имена тех, кто в данный момент работал в лаборатории. Судя по всему, все студенты разошлись по лекциям. Он нашел имя «Югава», возле него была отметка – присутствует. Кусанаги, взглянув на часы, убедился, что условленные два часа уже наступили, и только после этого постучал в дверь.

– Войдите.

Он открыл дверь, но, заглянув внутрь, несколько опешил.

В комнате стояла кромешная тьма. На улице было еще светло, следовательно, окна были плотно зашторены, точно их не было вовсе.

– Здесь Югава? – спросил Кусанаги, и в ту же минуту возле него послышалось тихое гудение. Звук показался знакомым.

Ах, ну да, сообразил он, это звук работающей электропечи, и в тот же момент прямо перед глазами вспыхнул огонек. Присмотревшись, он увидел стоящую на столе небольшую электропечь, внутри которой горела лампочка. Но лампочка не обычная – внутри нее дрожало пламя.

Но вот огонек стал постепенно тускнеть и вскоре потух. И тотчас, словно дожидаясь этого момента, раздвинулись шторы.

– Больше света! – раздался голос. – Фанфары в честь детектива Кусанаги, дни и ночи охраняющего покой и безопасность граждан!

Возле окна, придерживая штору, стоял мужчина в белом халате. Высокий, с бледным лицом интеллектуала, в очках с черной оправой, он практически не изменился со студенческих лет. Даже прическа с нависающей над бровями челкой осталась прежней.

Кусанаги, вздохнув, кисло улыбнулся:

– Хотел меня напугать? В твоем возрасте пора бы уже прекратить эти детские шалости!

– Жаль, я не ждал такой реакции. Хотел всего лишь наглядно продемонстрировать свою готовность помочь тебе…

Югава, до конца раздвинув шторы, направился к Кусанаги, на ходу засучивая рукава халата. Протянул руку.

– Ну, как жизнь?

Промычав что-то неопределенное, Кусанаги ответил на рукопожатие. Хоть Югава и выглядел субтильным, он был в свое время асом в секции бадминтона. Кусанаги не раз случалось играть с ним на тренировках, и каждый раз это было жесточайшее сражение. И сейчас крепкое рукопожатие Югавы напомнило ему о тех временах.

– Когда ж это было?… – спросил Кусанаги, отпуская руку. Он имел в виду их последнюю встречу.

– Три года назад, десятого октября, – сказал Югава. Без малейших колебаний.

– Неужели?

– Мы виделись на свадьбе Кавамоты. После этого не встречались. В тот день все были в черных фраках, и только ты один в сером костюме.

– Точно. – Кусанаги кивнул, припоминая. Все было именно так. «Значит, и память у Югавы крепка, как прежде», – подумал он.

– Как в университете? – спросил Кусанаги, рассматривая приятеля. – Ты теперь доцент, небось работы невпроворот?

– Привык. Даже то, что год от года уровень студентов падает, уже не удивляет, – ответил Югава без тени улыбки. Очевидно, он и не думал шутить.

– Какой ты строгий!

– Скорее уж, – сказал Югава, – у тебя работы невпроворот. Особенно в последние дни.

– Что ты имеешь в виду?

– Я ведь догадываюсь о цели твоего визита, поэтому и соорудил эту штуку. – Югава махнул рукой в сторону электропечи.

– Так вот что ты имел в виду, когда говорил о своей готовности помочь… – сказал Кусанаги и протянул руку к прибору.

– Стой! Я не изолировал источник питания.

Югава поспешно вытащил штепсель из розетки. Задняя стенка электропечи была открыта, и внутрь вставлен какой-то механизм, но, что он собой представляет, Кусанаги понятия не имел.

Югава открыл переднюю дверцу и достал лампочку, закрепленную на металлической пепельнице.

– Вот тебе и разгадка фокуса.

Кусанаги уставился на то, что держал в руках Югава.

– Но это же простая лампочка!

– Да, ты прав, простая лампочка. – Югава положил лампочку на ближайший стол. – Индукционный ток, возникающий вследствие изменений магнитного поля в электропечи, превращает находящийся внутри лампочки газ ксенон в плазму, которая светится. Заметил? Было видно не только лиловое свечение, но и зеленое, это, вероятно, потому, что примешалась плазма меди, которая содержится в нити накаливания.

– Плазма? Это была плазма? – спросил Кусанаги.

Он ничего не понял из объяснений Югавы, но слово «плазма» звучало знакомо.

– Ну, в каком-то роде. – Югава опустился на стул и откинулся назад. – Теперь понимаешь, что я имел в виду? Я не пожалел сил и изготовил эту штуку, зная, что ты хочешь расспросить меня о плазме.

– Твоя взяла. – Кусанаги, почесывая затылок, присел к столу напротив Югавы. – Откуда ты узнал?

– Нетрудно догадаться. Даже мы здесь наслышаны об этой сенсационной смерти в результате ожогов, а поскольку погиб человек, высока вероятность, что дело поручат детективу Кусанаги из первого отдела. И сейчас, когда у него столько хлопот, вряд ли детектив Кусанаги придет ко мне для того, чтобы болтать о пустяках.

Кусанаги не оставалось ничего, кроме как усмехнуться.

– Ну что ж, ты, в общем, прав, – он почесал щеку.

– Может, для начала кофейку? Но, извини, у меня только растворимый. – Югава поднялся и поставил на плиту воду.

Пока он разливал кофе, Кусанаги достал свою записную книжку и еще раз просмотрел главное, что касалось произошедшего. Впрочем, даже полиция еще не знала, как это квалифицировать – в качестве несчастного случая или преступления.

Если упорядочить то, что к этому моменту удалось выяснить, получится следующее. Прежде всего, на ничем не примечательной улице под названием Цветочная внезапно произошло локальное возгорание, в результате из находившихся поблизости пяти молодых людей один сгорел заживо, четверо других получили сильные ожоги. На месте происшествия остался сильный запах бензина, и на месте пожара был найден искореженный красный пластмассовый бак, из чего напрашивался вывод, что по неизвестной причине воспламенился находившийся в баке бензин. Однако почему в этом месте оказался бак – непонятно. Молодые люди ничего об этом не знают и клянутся, что не поджигали его.

Так почему же произошло внезапное возгорание?

Некоторые средства массовой информации выдвинули версию шаровой молнии, иначе говоря – плазмы.

В метеорологических условиях, порождающих грозовые явления, воздух насыщен электричеством, благодаря чему в некоторых случаях образуется плазма, с виду похожая на огненный шар. Может быть, эта самая плазма и стала причиной возгорания бензина в баке? Доводом в пользу этой версии служило то, что уже не раз явления, казавшиеся сверхъестественными, получали научное объяснение с помощью теории плазмы. С точки зрения полиции теория плазмы была более приемлема, чем байки о проделках призраков или о паранормальных явлениях. Решено было прежде всего разузнать поподробнее, что из себя представляет плазма, ради чего Кусанаги и пришел к своему студенческому другу Югаве.

Между тем Югава вернулся к столу, неся две кружки. Обе – аляповатые, должно быть купленные где-то в качестве сувениров. С первого взгляда видно, что мыли их не слишком тщательно. Однако Кусанаги, поблагодарив, глотнул растворимый кофе так, как будто никогда не пил ничего вкуснее.

– Ну, и что ты думаешь? – спросил он, поставив кружку на стол.

– По поводу?

– По поводу случившегося. Пожара на Цветочной улице. Судя по тому, что ты мне продемонстрировал, ты тоже придерживаешься теории плазмы?

– Я провел этот эксперимент только потому, что прочел в газетах о плазме и подумал, что детективу Кусанаги это покажется любопытным. Но лично у меня пока еще не сложилось какого-то определенного мнения. Может, плазма, а может, и что-то другое, не знаю. Я еще не располагаю ни одним фактом, а без этого строить какие-либо гипотезы не хочу.

– Что тебе известно о случившемся? – спросил Кусанаги.

– Разумеется, только то, что пишут в газетах. Короче, – Югава глотнул кофе, – наполненный бензином пластмассовый бак, почему-то оказавшийся возле автобусной остановки, по неизвестным причинам внезапно загорелся, и огонь перекинулся на оказавшихся поблизости подростков. Больше ничего.

– Исходя из этого, у тебя есть какие-нибудь соображения?

Югава фыркнул:

– Не говори глупостей! Пока тщательно не исследовано место пожара, гадать о причине бессмысленно. Наверняка пожарные сказали тебе то же самое.

– На месте пожара нашли только пластмассовый бак. Это все, чем мы располагаем.

– Кто-то по телевидению в новостях предположил, что бак был снабжен часовым механизмом.

– Думаешь, мы в полиции глупее этих телевизионных болтунов? Эксперты досконально всё изучили, но ничего не обнаружили.

– Мои соболезнования.

– Не иронизируй, – сказал Кусанаги обиженно. – Я надеялся, что ты серьезно отнесешься к делу.

Югава пожал плечами, после чего улыбнулся.

– Расскажу тебе кое-что забавное. Когда в Америке стали тщательно анализировать показания людей, утверждавших, что они видели НЛО, было установлено, что в девяноста случаях из ста речь шла об элементарном обмане зрения. Большинство приняли за НЛО какое-то небесное тело. Чаще всего это была Венера, но нашлись и такие, кто принял за НЛО луну.

– Что ты хочешь этим сказать?

– То, что люди принимают за паранормальное явление, чаще всего на поверку оказывается чем-то удивительно банальным. Есть пластмассовый бак с бензином, рядом – компания великовозрастных балбесов. Разве не напрашивается вывод, что они и подожгли этот бак?

Кусанаги вытаращил глаза.

– Ты хочешь сказать, что они врут? Что они сами подожгли бензин? Зная, что могут получить сильные ожоги?

– Вовсе не обязательно, что у них был какой-то злой умысел. Возможно, что бак с бензином оставил кто-то другой, а подростки не знали о его содержимом. В любом случае, кажется, нет доказательств того, что они к этому не причастны. Наверняка они курили, значит, и зажигалка у них была.

Выслушав Югаву, Кусанаги невольно поморщился.

– Не разочаровывай меня. Ты совсем как мой начальник.

– Твой начальник придерживается этой версии?

– Именно. Говорит, детишки неосторожно поиграли с огнем.

– А что? Вполне логично. Не придерешься.

– Ладно, раз ты настаиваешь на этой примитивной версии, так и быть, подброшу тебе новую информацию, – сказал Кусанаги, засовывая руку во внутренний карман пиджака.

– Это версия отнюдь не примитивная – обычный здравый смысл. Что это у тебя? А, диктофон!

– Я записал рассказ одного из парней. Из-за ожогов ему трудно было говорить, но сознание у него ясное. Послушай.

Кусанаги нажал на кнопку, и из диктофона послышался тихий голос. Он прибавил громкость.

Вначале обычное в таких случаях установление личности. Имя – Кадзухико Мукаи. Девятнадцать лет.

Наконец начался разговор по сути. Вопросы задавал Кусанаги.

– Расскажи о пожаре, но прежде – не было ли чего-то необычного до того, как это произошло?

– Необычного?

– Ну да, хоть малость неординарного. Ты, к примеру, что делал?

– Я?… Ну, это… курил. Еще слушал, как Рёскэ треплется.

– А твои друзья? Что они делали?

– Да ничего… Тоже слушали Рёскэ. А тут вдруг пламя… Кошмар!

– Ты имеешь в виду, что загорелся пластмассовый бак?

– Нет… Рёскэ… его голова…

– Голова?

– Волосы… Волосы у него на затылке, оттуда вдруг вырвалось пламя. И он сразу рухнул. Мы, конечно, обалдели, но не успели опомниться, как нас охватило пламя… После этого я отключился.

– Подожди-ка! Разве все произошло не наоборот? Вначале на вас перекинулось пламя, затем вспыхнули волосы на голове твоего друга, разве не так?

– Нет, все было не так. Его голова загорелась. Первой загорелась голова Рёскэ!

На этом месте Кусанаги выключил диктофон.

– Ну, что скажешь? – он посмотрел на Югаву.

Югава слушал, подперев рукой щеку. Но о том, что ему не скучно, свидетельствовал блеск в глазах.

– Значит, голова загорелась?

– Получается так.

Убедившись, что в Югаве проснулось любопытство, Кусанаги, усмехнувшись про себя, достал пачку сигарет. Но в тот момент, когда он начал вытягивать сигарету, Югава молча показал на плакат на стене:

«Не курить, а то мозги окончательно перестанут работать».

Кусанаги с досадой убрал пачку в карман.

– Загорелась голова… Точно у спички. Вначале загорелась голова… – забормотал Югава, сложив руки на груди. – Прямо какой-то фокус! Есть, конечно, умельцы, которые выдувают огонь изо рта, но голова у них при этом не загорается.

– И все же она загорелась! – Кусанаги потряс в воздухе кулаком. – Первой загорелась голова!

– А что труп? Действительно только голова сгорела?

– К сожалению, после того как он упал, его всего захлестнуло пламя из бака. Так что определить, какая часть тела загорелась первой, не представляется возможным.

Югава забарабанил пальцами по столу. Затем вдруг, с таким видом, будто что-то вспомнил, посмотрел на Кусанаги:

– Ну а что твой рационально мыслящий начальник? Что он говорит по этому поводу?

– Говорит, что парню померещилось. Мол, из-за шока в его памяти все перемешалось. Но я расспросил и других ребят, все дружно утверждают, что первой загорелась голова Рёскэ.

– Понятно, – кивнул Югава, после чего вскочил. – Ну что, поехали?

– Куда?

– Ясно – куда. На место, где произошло это таинственное событие!

Кусанаги, глянув в лицо Югаве, резко поднялся.

– Отлично. Я тебя подвезу.




4


На улице, где произошел пожар, несмотря на дневные часы, почти не было машин. Так что, хотя проезжая часть и была узкой, Кусанаги без труда смог припарковаться.

Автомат с напитками стоял на прежнем месте, только нижняя часть его сильно обгорела и была черной от копоти. На окошке с образцами была наклеена бумажка с надписью: «В неисправности».

– Что это значит – «в неисправности»? – сердито пробормотал Югава. – Написали бы – сломан, было бы понятно.

– По свидетельствам подростков, – заговорил Кусанаги, пропуская мимо ушей замечание приятеля, – погибший Рёскэ Ямасита стоял приблизительно здесь.

Показывая, он встал в двух метрах от автомата.

– В какую сторону этот парень был повернут? – спросил Югава.

– В сторону автомата. Остальные подростки располагались вокруг него. Двое сидели на скамейке, двое – возле мотоциклов.

– Где находился бак с бензином?

– Возле автомата. По их словам, он лежал на четырех ящиках из-под пива. Кадзухико Мукаи утверждает, что бак был завернут в газету.

– Ящики из-под пива? – Югава поглядел по сторонам. – А они-то откуда взялись?

– Это одна из загадок. – Кусанаги показал пальцем вдоль улицы. – Видишь, вывеска винного магазина? Вероятно, их принесли оттуда, но…

– Что говорит хозяин магазина?

– В полном недоумении.

– Понятно. – Югава встал возле автомата и поднял ладонь на уровень груди. – Четыре ящика из-под пива, приблизительно на этой высоте…

– Похоже на то.

– А сверху еще бак.

– Да.

– А погибший подросток, – Югава отступил на два метра, – стоял здесь. Лицом к автомату.

– Все так.

Югава, скрестив на груди руки, начал расхаживать взад-вперед возле автомата. Кусанаги, как-то не решаясь заговорить, молча наблюдал за ним. Наконец молодой физик остановился и поднял глаза.

– Плазма исключается, – сказал он.

– Уверен?

– А как ты вообще оцениваешь то, что произошло? Что это было – умышленное нападение или несчастный случай?

– Не знаю. Именно поэтому я и обратился к тебе. – Кусанаги, нахмурившись, почесал затылок, после чего добавил: – Все-таки мне кажется, кто-то сделал это нарочно.

– На каком основании?

– Разумеется, проблема в баке с бензином. Трудно представить, что кто-то просто по пьяни бросил его здесь. Естественнее предположить, что его положили сюда специально, чтобы произошло то, что произошло.

– Согласен. Тогда следующее, что необходимо понять: каким образом предполагаемый злоумышленник осуществил свой план? Но один вывод уже можно сделать. Получить в каком-то заранее определенном месте плазму, чтобы поджечь бак с бензином и при этом не оставить никаких следов, практически невозможно.

– Но ты же сам только что демонстрировал мне плазму?

– Разумеется, если бы все это место можно было запихнуть в электропечь, разговор был бы другой, – сказал Югава без тени улыбки.

– Если не плазма, тогда что?

– Ничего определенного пока сказать не могу, но… – Югава вдавил палец в висок, – очевидно, главный ключ к разгадке в том, что у парня загорелась голова. То есть тот факт, что голова загорелась раньше бака.

– Значит, ты думаешь, что парни не лгут?

– Теперь я уверен, что они сказали правду.

– И откуда же, позволь спросить, у тебя появилась такая уверенность?

– Если бы первым загорелся бак и пламя перекинулось от него на голову подростка, прежде всего обожгло бы лицо, правильно? Ведь погибший стоял лицом к автомату. Однако бывшие при этом подростки утверждают, что вначале загорелись волосы на затылке. Почему же с противоположной стороны от лица?

Кусанаги невольно ахнул. Ему стало очевидно, что все произошло так, как сказал Югава.

– Я думаю, все произошло в следующем порядке: вначале загорелась голова подростка, а потом бак. Впрочем, говорить надо не столько о возгорании, сколько о резком повышении температуры. Получается, подросток и бак с бензином оказались под сильным тепловым воздействием? Но если бы действительно возник такой очаг тепла, стоящие рядом подростки не могли бы этого не заметить. А по твоим словам, до того, как загорелся бак, они не замечали ничего необычного.

– Именно так.

– Весь вопрос в том, каким образом возникло это локальное повышение температуры, – задумчиво произнес Югава, поглаживая рукой подбородок.

– Значит, великий физик тоже сдается?

– Есть только одна вещь, которая приходит в голову. – Югава посмотрел вдоль улицы, но потом покачал головой: – Нет, вряд ли.

– Что? У тебя есть догадки?

– Нет, сейчас ничего не спрашивай, бесполезно. Давай лучше зайдем в кафе. Выпьем по чашечке кофе и основательно все обдумаем.

– Хорошо, хорошо, все, что изволит пожелать господин профессор! – Кусанаги направился в сторону своего автомобиля, нашаривая в кармане ключи.

Когда сели в машину, Югава сказал:

– Прежде чем идти в кафе, может быть, проедемся медленно по округе? Хочу посмотреть на этот район.

– Думаешь, это тебе поможет?

– Не исключено.

Недоверчиво кивнув, Кусанаги завел мотор и поехал медленно, как просил Югава. Но вокруг не было ничего, что могло бы привлечь внимание: ряды ничем не примечательных жилых домов и маленьких магазинчиков.

– Если допустить, что произошедшее было следствием умысла, – сказал Югава, – какова цель? Убийство?

– Это первое, с чем необходимо определиться. Ведь в результате действительно погиб человек.

– Хочешь сказать, что преступление было направлено на этого Рёскэ Ямаситу?

– Необязательно на него одного. Можно предположить, что целью была вся компания и только по чистой случайности погиб один Рёскэ.

– Парни постоянно собирались на этом месте?

– Есть много свидетелей. Тусовались здесь каждую ночь в четверг, пятницу и субботу, – сказал Кусанаги и подумал, что скорее их, свидетелей, стоило бы называть потерпевшими.

– А инцидент произошел в пятницу? – спросил Югава.

– Да.

Судя по репликам живущих по соседству людей, которых Кусанаги успел опросить, подростки не пользовались в округе большой популярностью. До глубокой ночи гоняли по тихой улице, кричали, шумели, бросали где попало мусор. Поэтому нельзя было исключить, что кто-то из жильцов не выдержал, решил проучить хулиганов и совершил преступление.

Впрочем, даже если допустить, что произошедшее – преступление, Кусанаги никак не мог определиться, в чем, собственно, оно состояло.

Погруженный в эти мысли, он, не ослабляя внимания, управлял рулем. Ехать приходилось по узким, извилистым улочкам. Вокруг однообразно тянулись все те же коробки жилых домов и маленькие частные домишки. Ничего примечательного. Если и появлялось более или менее солидное строение, это был какой-нибудь небольшой завод. В этом районе располагалось несколько субподрядных предприятий крупных компаний.

Вскоре машина Кусанаги вернулась на прежнее место.

– Что-нибудь еще хочешь посмотреть? – спросил он Югаву.

– Нет, хватит. Поехали пить кофе.

– Слушаюсь.

Двигаясь в южном направлении, они начали удаляться от места происшествия, как вдруг Кусанаги заметил стоящую на краю улицы знакомую девочку. Та самая, которая упала, споткнувшись, в ночь пожара и которой Кусанаги помог подняться. На ней был все тот же красный тренировочный костюм. И так же, как в ту ночь, она пристально смотрела вверх.

– Если эта девчушка будет продолжать в том же духе, обязательно опять свалится, – сказал он, проезжая мимо.

– Ты ее знаешь? – сухо спросил Югава. Кусанаги вспомнил, что его приятель никогда не любил детей.

– Нет, просто в ту ночь она упала и я помог ей подняться.

– Ясно.

– А ты по-прежнему терпеть не можешь детей? – спросил Кусанаги, мельком взглянув на него.

– Дети – нерациональные существа. А общение с нерациональным собеседником действует мне на нервы.

– Если так, то и с женщинами общение тебе противопоказано.

– Многие женщины мыслят вполне логично. Во всяком случае, таких не меньше, чем нерационально мыслящих мужчин.

Кусанаги усмехнулся. Каким был, такой и остался!

– Кажется, что эта девочка что-то высматривает в небе, – сказал Югава. – Воздушного змея, что ли?

– Она и в ту ночь вела себя так же. Поэтому и упала.

– Бедняжка.

– Если не ошибаюсь… – сказал Кусанаги, припоминая ту ночь, – она что-то говорила про красную нитку.

– Что?

– То ли что красная нитка видна, то ли не видна, что-то в этом роде. Короче, какую-то ерунду.

В этот момент Югава резко дернул боковой тормоз. Машина разом сбросила скорость и закачалась из стороны в сторону.

Кусанаги поспешно нажал на педаль тормоза и остановил машину.

– Ты что делаешь?

– Поворачивай назад!

– Назад?

– Поворачивай, говорю. Быстрее! К этой девочке.

– К девочке? Зачем?

Югава потряс головой.

– Сейчас нет времени объяснять, и даже если бы я стал объяснять, ты бы не понял. Давай возвращайся.

Тон, которым это было сказано, не оставлял Кусанаги выбора. Он отпустил педаль и одновременно крутанул руль.

К счастью, девочка была на прежнем месте. И все так же что-то высматривала, глядя вверх.

– Поговори с ней, – сказал Югава.

– О чем?

– Разумеется, о красной нитке.

Кусанаги удивленно посмотрел на него, но не собирался с ним спорить.

Остановив машину, Кусанаги подошел к девочке. Югава остался стоять у него за спиной.

– Привет! – заговорил Кусанаги. – Колено уже не болит?

Девочка посмотрела настороженно, но тотчас вспомнила его. Сразу же успокоилась и кивнула.

– Что ты все время высматриваешь наверху? – спросил Кусанаги, подняв глаза. – В прошлый раз тоже смотрела в небо…

– Не так высоко. Прямо вот здесь, – девочка ткнула вверх пальчиком, но какую именно высоту она имела в виду, было не ясно.

– И что же там? – вновь спросил Кусанаги.

– Я же говорила, красная нитка!

– Красная нитка? – Значит, в прошлый раз он не ослышался. Кусанаги напряг глаза и посмотрел в направлении, на которое указывала девочка, но ничего не увидел. – Не вижу.

– Да, сейчас уже не видно, – сказала девочка с сожалением. – А раньше было видно.

– Раньше – это когда?

– Ну, когда был пожар.

Кусанаги посмотрел на Югаву. Физик, скрестив на груди руки и сдвинув брови, напряженно смотрел на девочку. Кусанаги так и хотелось одернуть его, сказать, что своим взглядом он напугает ребенка.

В этот момент распахнулась дверь ближайшего домика. Показалась женщина, которую Кусанаги видел в ту ночь, мать девочки. Видимо, она забеспокоилась, увидев мужчин, разговаривающих с ее дочерью.

– Кажется, мы знакомы, – сказал Кусанаги. – Я вижу, колено у вашей дочки уже зажило.

Услышав эти слова, женщина тотчас вспомнила, и на лице ее появилось приветливое выражение.

– А, спасибо вам за прошлый раз. – Она вежливо поклонилась. – Моя дочь опять что-то натворила?…

– Нет, мы просто хотели полюбопытствовать… насчет красной нитки.

– Опять она за старое! – заговорила смущенно женщина. – Болтает всякую чушь. Ведь ничего не видно?

– Вы о чем?

– Даже говорить об этом стыдно. На прошлой неделе… Когда ж это было?…

– В пятницу? – помог Кусанаги. – Ведь девочка говорит о том, что видела во время пожара, а это была пятница.

– Да, правильно. Так вот, в ту ночь, около одиннадцати, дочка вдруг побежала на улицу, крикнув, что видит красную нитку.

– Я видела, из окна второго этажа, – вмешалась девочка, – и когда выбежала на улицу, видела!

– На какой высоте она была?

– Ну, приблизительно на уровне головы этого дяденьки, – девочка показала на Югаву.

Югава вновь недовольно нахмурился.

– И что из себя представляла эта красная нитка? – спросил Кусанаги.

– Тонкая и прямая.

– Прямая?

– Она хочет сказать, что нитка была словно натянута вдоль дороги, – истолковала мать.

– Вы тоже ее видели?

Мать отрицательно покачала головой.

– Услышав дочь, я тоже вышла на улицу, но ничего там не было.

– Нет, было! – Девочка надулась. – Когда мама вышла, еще было видно.

– Но твоя мама говорит, что ничего не видела!

– Я ей показывала, показывала, но она сказала, что ничего не видно. А потом нитка и вправду исчезла.

– Ну да, так ты сказала. – На лице матери появилось утомленное выражение, видимо, эта перепалка происходила уже не один раз.

Югава молча стоял за спиной Кусанаги. Наклонившись, он прошептал ему на ухо:

– Это и в самом деле была нитка?

Видимо, сам не хотел напрямую обращаться к девочке.

– Это и в самом деле была нитка? – повторил за ним Кусанаги.

– Не знаю, но очень тонкая, натянутая.

Югава вновь зашептал:

– Не дотрагивалась до нее?

– Ты не пробовала дотронуться до нее?

– Пробовала. Но не дотянулась.

Кусанаги обернулся на Югаву. Как бы спрашивая – какие еще будут вопросы?

– Кто-нибудь еще поблизости видел эту нитку? – прошептал физик.

Кусанаги повторил вопрос, обращаясь сразу и к матери, и к девочке.

– Я соседей не спрашивала. Ведь я сама ничего не видела. Мне кажется, дочке просто померещилось.

– Нет, нет! – закричала девочка, чуть не плача.

Видимо, не в силах слышать детский плач, Югава дернул Кусанаги за пиджак. Тот поблагодарил мать и дочь, после чего они направились назад к машине.

Пока шли к машине, Югава молчал. Кусанаги понимал, что он обдумывает слова девочки о красной нитке. Но не понимал, что именно заинтересовало его приятеля. Что вообще означает эта «красная нитка»? Но сейчас главным было – не мешать мыслительной работе Югавы.

Автомобиль Кусанаги стоял на прежнем месте, даже не успели приляпать штраф за неправильную стоянку. Он достал ключ и открыл дверцу со стороны водителя. Но Югава остановился в нескольких шагах от машины.

– Извини, – сказал он, – поезжай один. Я немного прогуляюсь.

– Я бы охотно составил тебе компанию, или ты против?

– Да, хочу побыть один, – отрезал Югава.

Кусанаги еще десять лет назад понял, что, если его приятель говорит в таком тоне, спорить с ним бесполезно.

– Ну, как знаешь. Держи меня в курсе.

– Хорошо.

Кусанаги сел в «скайлайн», включил мотор и поехал вдоль улицы. Взглянув в зеркальце, увидел, что Югава пошел назад тем же путем.

– Итак, красная нитка? – произнес он на всякий случай вслух, но просветления, увы, не произошло.




5


«Так бывает, когда слышишь приближение бури – томительная тишина, затем едва ощутимое напряжение в воздухе: непогода несется над планетой – вихрями, тенями, маревом. Давление на уши растет, и ты замираешь в ожидании…»

Подняв глаза от книги, он тяжело вздохнул.

Не читалось. Никак не мог сосредоточиться. Все время отвлекался. Разумеется, на одно и то же.

Он подошел к окну и раздвинул шторы. События, трагедия той ночи не отпускали.

Загорелся – каким-то чудом…

У него и в мыслях не было, что дойдет до этого. Он с трудом верил, что происходящее у него на глазах – реальность. Однако факт оставался фактом.

Он закрыл глаза. В ту ночь на улицу вернулась тишина. Но ирония заключалась в том, что в его нынешнем состоянии тишина была ему в тягость. Ночью, один в квартире, он погружался в одиночество и страх, точно падал в бездонную тьму.

Вдруг вспомнив, он подошел к проигрывателю. Включил, вставил кассету. Нажал на воспроизведение.

Из стереодинамиков послышался веселый голос:

«Братец, как дела? Посылку получила. Спасибо за кучу интересных книг. Благодаря тебе я тоже полюбила романы. Буквально проглотила криминальную серию Патриции Корнуэлл, которую ты прислал в прошлый раз. Как же я была счастлива, когда обнаружила в новой посылке еще один ее роман! Плохо только, что из-за книг я недосыпаю. Братец, смотри не простудись. У нас мама слегла с высокой температурой. Но три дня назад поправилась, так что не беспокойся. У меня все хорошо. Меня дразнят, что я слишком много ем. Живот и вправду несколько округлился. Но если немного, разве это плохо? Когда ты сможешь к нам приехать? Если решишь, сообщи. Наверно, приходится много работать, но не унывай! Привет, Харуко».

Голос младшей сестры звучал на фоне песни ее любимой певицы. Дождавшись, когда песня закончилась, он выключил проигрыватель.

Устремил глаза в безмолвную ночную тьму, и в памяти отчетливо ожил его родной город. Улица, по которой он идет, держа за руку сестренку, город, в котором все друг с другом здороваются…

Разве для того он уехал, чтобы оказаться на краю пропасти?


6

Незнакомец появился в тот момент, когда он выполнил дневную норму и собирался отключить главный рубильник. Он не заметил, как тот вошел, и не видел – откуда, поэтому, когда мужчина окликнул его, Итиноскэ Маэдзима от неожиданности вздрогнул. Сердце забилось так, будто готово было выскочить из груди.

Мужчина стоял спиной к закрытому ставнем проему, предназначенному для транспортировки в цех крупногабаритных станков. Очки придавали его высокой фигуре какую-то хрупкость. Однако, приглядевшись, нельзя было не заметить широкие плечи и, насколько позволяли видеть рукава пиджака, мускулистые руки.

Вместо того чтобы спросить, что он здесь делает, Маэдзима, настороженно разглядывая незнакомца, в качестве приветствия вежливо поклонился. Тот ответил поклоном.

Впервые за все время, что он здесь работал, в цех вошел незнакомый человек. Это был маленький заводик, весь персонал, включая управляющего, всего лишь три человека. В этот день управляющий, он же хозяин, ушел раньше обычного на встречу с клиентом. А напарник слег с простудой.

– Я хотел попросить выполнить для меня одну работу. Слышал, что вы здесь делаете довольно тонкую обработку… – сказал мужчина бесстрастным голосом, от которого мурашки пошли по коже.

«Что же мне делать?» – растерянно думал Маэдзима. Он совершенно не представлял, как вести себя один на один с клиентом.

Поскольку он не отвечал, незнакомец продолжал стоять, глядя на него. Было очевидно, что он не уйдет, пока не дождется ответа.

Делать нечего, Маэдзима взял рабочий журнал, написал на обороте датированной нынешним числом страницы: «Я немой, не могу говорить» – и показал мужчине.

Но тот никак не отреагировал на это. Выражение лица его не изменилось.

– Официальный заказ я оформлю позже, а сегодня хотел бы только узнать, можно ли у вас произвести нужную мне обработку. Наверно, ты и есть тот, кто непосредственно выполняет работу?

Маэдзима, кивнув, показал на себя, после чего поднял два пальца.

– Понятно, есть напарник. Но, думаю, тебя достаточно. Не покажешь мне станки?

Маэдзима кивнул. Он видел, что хозяин время от времени показывает оборудование клиентам. Так что с этим проблем нет.

Мужчина, медленно ступая, подошел к станкам, стоящим поблизости.

– Ясно, два электроимпульсных станка и два проволочно-вырезных. Оба от известной фирмы. Еще и номерные! Неплохо.

Услышав это, Маэдзима быстро написал что-то на листке журнала и показал незнакомцу. Мужчина прочел вслух:

– «Оборудование довольно старое, поэтому слишком сложная обработка невозможна».

Мужчина едва заметно усмехнулся. Вероятно, позабавила такая необычная скромность.

Но Маэдзима не видел ничего плохого в том, чтобы сразу расставить все точки над «i». Ведь именно ему пришлось бы потеть над невыполнимой работой.

Предприятие гордо называлось «Завод Токиды». Токида – это, разумеется, фамилия хозяина. Все здешние станки были по дешевке приобретены на военном заводе, где Токида прежде работал. Срок их эксплуатации давно истек. Но для выполнения заказов крупных компаний предприятие Токиды было оснащено всем необходимым.

– Калибр ноль четыре миллиметра? – спросил мужчина, разглядывая проволочно-вырезной станок.

Маэдзима кивнул. «Мужик разбирается!» – с уважением подумал он.

Проволочно-вырезной станок – это своего рода сверхтонкая пила, но использующая электроэнергию. Вместо лезвия в нем применяется электрический разряд, исходящий из кончика проволоки. Настраивая разряд, можно произвести работу с точностью до микрона.

– Как насчет того, чтобы вырезать эту штуковину? – мужчина достал из кармана пиджака листок бумаги. – Осилите?

На миллиметровой бумаге была начерчена деталь сложной формы. Заданная точность обработки показывала, что мужчина в этом деле отнюдь не дилетант.

«Какая маленькая деталь!» – подумал Маэдзима, рассматривая чертеж. Условия обработки угловых частей слишком строгие. Желая сообщить это незнакомцу, он показал соответствующее место на чертеже и отрицательно помотал головой.

– Думаешь, для вас это слишком сложно? Ну, хотя бы так, как сумеете.

Зорко оглядывая цех, незнакомец прошелся вдоль стены. Заметив детали, разложенные на полке, взял одну из них в руки и начал рассматривать. Это был опытный образец детали автомобиля, сделанный на заказ.

Маэдзима ударил по столу кулаком. Мужчина удивленно обернулся.

Маэдзима, показав на полку, жестами изобразил, как нужно дотрагиваться до нее, после чего скрестил руки. Незнакомец сразу понял, что тот хотел сказать.

– А, извини. Запрещено дотрагиваться до металлических вещей без перчаток. Под воздействием солей могут заржаветь… – Мужчина поспешно вернул вещь на место. – Ну так что, возьмешься за мой заказ?

Маэдзима показал несколько мест на чертеже, затем поднял на уровень глаз большой и указательный пальцы и раздвинул их на три сантиметра.

– Хочешь сказать, что, если смягчить требования, попытаешься что-то сделать. Понятно… – Мужчина кивнул с таким видом, как будто и не ожидал другого ответа. – Ну хорошо, на сегодня этого достаточно, я уношу чертеж, приду завтра.

Маэдзима кивнул, выражая свое согласие, и вернул чертеж незнакомцу.

Но и забрав чертеж, тот, казалось, не собирался уходить. Он посмотрел на газовые баллоны, стоящие у стены.

– Честно говоря, меня еще кое-что интересует. – Заметив недоумевающий взгляд Маэдзимы, мужчина поднял указательный палец.

Маэдзима невольно попятился.

– Возможно, мой вопрос покажется тебе странным, – продолжал мужчина, – но не случались ли на твоей памяти во время использования электроимпульсного или проволочно-вырезного станка какие-либо необычные явления?

Вопрос и в самом деле был странный. Маэдзима отрицательно покачал головой.

– Например, – сказал мужчина, взмахнув рукой, – появление плазмы…

Маэдзима невольно вытаращил глаза.

– Существует тесная связь между электрическим импульсом и плазмой. Вот почему я спрашиваю об этом.

Маэдзима написал на странице журнала: «Происшествие на Цветочной улице?» – и показал мужчине.

– Ты угадал. – Мужчина усмехнулся. Затем сунул руку в карман пиджака и достал визитку. – Видишь – кто я. У нас там среди специалистов возникли споры по поводу случившегося.

На визитке значилось, что незнакомец – доцент физико-технического факультета известного университета.

– Вот я и решил, раз уж пришел сюда по делу, заодно узнать – может быть, ты что-нибудь знаешь.

Маэдзима написал: «У нас такого ни разу не случалось».

– То есть плазма никогда не возникала?

Маэдзима кивнул.

– Понятно. – На лице мужчины мелькнуло сожаление.

Маэдзима вновь взялся за карандаш: «В пожаре виновата плазма?»

– Да, по-простому – шаровая молния. Такова наша гипотеза, не хватает одного, решающего доказательства.

«Какого?» – удивился Маэдзима.

– Плазма имеет свойство легко возникать в одном и том же месте. Так что, если в этом районе вновь повторится то же явление, все сомнения отпадут. – Мужчина похлопал по газовому баллону и повернулся к Маэдзиме. – Извини, что помешал тебе работать. Что ж, еще раз обдумаю нужную степень точности и после зайду.

Маэдзима поклонился, давая понять, что будет ждать. Ему было приятно, что незнакомец обращался с ним как с обычным человеком, не делая скидок на его немоту.

Университетский доцент физики, махнув на прощание рукой, скрылся за дверью.




7


Выйдя из здания завода, Югава направился туда, где его поджидал в машине Кусанаги. Он оглянулся по сторонам, чтобы удостовериться, что никто не смотрит, после чего сел на переднее сиденье.

– Ну как, удачно? – спросил детектив.

– Не знаю. Во всяком случае, привел механизм в действие.

– Звучит не слишком обнадеживающе. – Кусанаги тронул машину. Не стоило здесь задерживаться, чтобы, не ровен час, Маэдзима не увидел их вместе.

– Люди не всегда действуют последовательно. Напротив, чаще бывает иначе.

– Это-то понятно. Ты лучше скажи, что тебя привело на этот завод? Если ты разгадал тайну странного феномена, выкладывай.

– Зачем тратить время на болтовню? Недаром говорится – лучше один раз увидеть…

Кусанаги досадливо щелкнул языком:

– Кончай важничать!

– Хорошо. Если мысль моя правильна, вскоре мы вновь станем свидетелями того же загадочного явления, – сказал Югава уверенным тоном. – Тогда-то я и объясню тебе, что меня привело на этот завод.

– Невозможный человек! – скривился Кусанаги.

…Югава позвонил ему днем и сказал, что им надо вдвоем кое-куда съездить. Они встретились, и местом, интересующим Югаву, оказался завод Токиды.

Завод находился недалеко от места происшествия: в тупике загибающейся влево узкой улочки, в двадцати метрах от злополучной автобусной остановки.

Югава попросил своего приятеля-детектива внимательно осмотреться и все запомнить.

– Вот-вот странное явление повторится. Тогда потребуется не медля ни минуты обследовать это место.

– Откуда у тебя такая уверенность? Почему ты знаешь, что это вновь произойдет? – удивился Кусанаги.

Югава и бровью не повел:

– Потому что я собираюсь запустить механизм, который должен привести к повторению этого явления.

– Механизм? Какой?

– Если пойдешь вместе со мной, поймешь. Но ты ни в коем случае не должен обнаруживать, что ты из полиции.

Оставив машину, они вдвоем направились к заводу пешком. Но, как только оказались вблизи и заглянули в окно, Кусанаги инстинктивно отпрянул. Он увидел, что в цеху работает тот самый немой юноша, которого он расспрашивал в ночь пожара.

– Парень живет близко от места происшествия? – спросил Югава, когда они оба вернулись в машину.

– Ближе не бывает. Автобусная остановка почти у него под окном – налево наискосок.

– Ясно. – Югава кивнул и открыл дверцу.

– Куда идем?

– Разве не понятно? Я иду один. Тебе лучше остаться.

– Так что же ты задумал?

– Сказал же, хочу привести в действие механизм, – усмехнулся Югава и вылез из машины.

«Расколоть бы его башку и посмотреть, что там внутри!» – с досадой подумал Кусанаги, сжимая руль. Он даже предполагать не мог, о чем догадался Югава, какие у него имелись основания утверждать, что то же самое явление вновь повторится. Единственное, что он понимал: у него нет другого выхода, кроме как делать то, что говорит его приятель.

Предсказание Югавы сбылось через три дня – таинственный феномен вновь произошел возле автобусной остановки.

Все было точь-в-точь как в прошлый раз. Лежащая возле автомата картонная коробка внезапно загорелась. На этот раз обошлось без жертв.

Но имелся свидетель. Им был полицейский, на протяжении этих трех дней ведший непрерывное наблюдение в районе автобусной остановки, короче, Кусанаги.

Кусанаги не сразу понял, что произошло. Но, как только сообразил, что это и есть то самое загадочное явление, тотчас бросился бегом к заводу.

Его маневр увенчался успехом – он кое-что обнаружил.

Впрочем, Кусанаги все еще не знал, с чем имеет дело. Только догадывался, что это как-то связано с «таинственным феноменом».

Рванув назад, он поспешил к жилому дому возле автобусной остановки. И успел увидеть, как из квартиры двести пять на втором этаже вышел человек. Кусанаги спрятался. Человек прошел мимо него.

Кусанаги последовал за ним. Разумеется, он понимал, куда тот направляется.

Человек юркнул в заводскую дверь, и в тот момент, когда он пытался скрыть улики, Кусанаги его окликнул.

Человек на мгновение застыл на месте, затем медленно обернулся. На бледном лице воспаленно горели глаза.

– Ты?… – Кусанаги чуть не поперхнулся.

Перед ним стоял вовсе не Маэдзима, а Канэмори. Юноша, который жил в сто пятом номере того же дома.

«Это и для Югавы будет сюрпризом», – подумал Кусанаги.




8


Кружка с растворимым кофе, как обычно, не отличалась чистотой. Но Кусанаги подумал, что придется смириться, если он хочет и дальше общаться с физиком.

– Значит, это все-таки был лазерный луч! – вздохнул он, поставив кружку.

– Если точнее – углекислотный лазер, – кивнул Югава.

– Как так? Неужели лазеры бывают разными?

– Бывают. Самые распространенные – это углекислотный лазер, алюмоиттриевый лазер, лазер на неодимовом стекле.

– Часто слышишь слово «лазер», но я не думал, что это такая доступная вещь.

– Между прочим, лазер используется в устройствах для чтения дисков, но что касается лазерных лучей, сжигающих человека, то это из области научной фантастики.

– Ну да – лазерное ружье! Но эта штука на заводе не очень-то похожа на ружье.

Лазерное устройство, установленное на заводе Токиды, оказалось прямоугольной махиной величиной с кузов грузовика. По словам хозяина, как и прочее оборудование, он купил его по дешевке у фирмы, в которой раньше работал. Использовал главным образом для разрезания металлических плит и для сварки.

– Чтобы получить мощный лазерный луч, необходимо возбудить газовую смесь, включающую в себя углекислый газ, прямым электрическим разрядом. Естественно, такое устройство должно быть достаточно большим, но даже при своих солидных размерах оно способно разрезать лишь металлическую пластину толщиной в несколько миллиметров.

– А у Джеймса Бонда был лазерный пистолет, с помощью которого он продырявливал танковую броню…

– Таких вещей еще и через сто лет не будет, – оборвал его Югава.

– И все же, – Кусанаги скрестил руки на груди и посмотрел на своего прежнего партнера по бадминтону, – когда ты об этом догадался?

– О чем?

– О лазере. Мне кажется, это произошло на довольно раннем этапе.

– Ну… – заговорил Югава после короткой паузы. – Когда я услышал, что у парня загорелся затылок, у меня мелькнуло смутное подозрение, но, узнав о красной нитке, я отбросил все сомнения.

– Об этом я тоже должен спросить. Что же это за красная нитка?

– Ничего особенного. Гелиево-неоновый лазер.

Кусанаги пресыщенно скривился:

– Опять лазер!

– Не строй такую физиономию. В этом ничего необычного. Небось видел, как пускают лазерные лучи на концертах? Это то же самое.

– Но он-то зачем понадобился?

– Дело в том, что в лазерном устройстве очень важно точно навести луч. Но для наведения слишком опасно использовать мощный лазерный луч. Поэтому обычно используют безвредный лазер – гелиево-неоновый.

– Так вот откуда взялась красная нить…

– Сначала меня осенило, что преступник, для того чтобы навести углекислотный лазер, на пробу пустил гелиево-неоновый луч. Из этого я сделал вывод, что где-то поблизости должно находиться лазерное устройство. Я немного прошелся по округе и довольно быстро наткнулся на заводской корпус. В том цехе, который я смог осмотреть, самого лазерного устройства не было, но я обнаружил на полке заготовки, которые могли быть вырезаны только с помощью лазера. Если конкретно, на поверхности изделия остаются мелкие рубцы. Кроме того, в этом цехе стояли баллоны с газами, необходимыми для лазера, – углекислый газ, гелий и азот. Я сразу понял, что в соседнем помещении находится лазерная установка.

Завод расположен в конце изгибающейся влево узкой улочки. Сразу после второго случая возгорания, как успел заметить Кусанаги, окно завода было открыто, и в нем виднелось то, что и оказалось лазерным устройством.

– Но ведь лазерный луч может двигаться только по прямой, правильно я понимаю?

– Вот почему он использовал зеркало. Действительно, если послать лазерный луч из окна завода, он, двигаясь по прямой, уткнется в столб электропередачи, стоящий там, где поворачивает улица. Но если установить на столбе специальное металлическое зеркало и отрегулировать его положение, можно добиться, чтобы луч доходил до автобусной остановки. Металл практически на сто процентов отражает лазерный луч.

– Значит, для наводки он и использовал гелиево-неоновый луч?

– Именно.

– Но почему луч то появлялся, то исчезал?

– В сущности, сам по себе лазерный луч не виден человеческому глазу. Но если он попадает в какую-то среду, возникает эффект отраженного света. Например, гелиево-неоновый лазерный луч, попадая в клубы дыма, становится красным. Девочка увидела луч потому, что он, вероятнее всего, попал в клубы пыли.

Кусанаги почесал затылок. Странное чувство – вроде бы понимал, а вроде бы нет.

– Но то, что преступником был другой рабочий, – это полная неожиданность, – сказал Югава. – Я был абсолютно уверен, что преступник – этот Маэдзима. Ты сам мне сказал, что он живет возле автобусной остановки.

– Однако его напарник, как оказалось, живет в том же доме.

Имелся в виду Канэмори. Кусанаги не уставал корить себя за то, что при первой встрече с этими молодыми людьми не поинтересовался, где они работают.

К счастью, Маэдзима передал Канэмори слова Югавы о том, что «плазма» должна появиться вновь на том же месте, и, таким образом, ловушка сработала, иначе подготовленная комбинация пошла бы насмарку.

– Кстати, есть одна вещь, которую я никак не могу понять… – сказал Югава.

Взглянув на приятеля, Кусанаги расплылся в самодовольной улыбке.

– Наверно, почему эти двое поменялись квартирами?

– Да. Ведь Канэмори живет на первом этаже, на втором – Маэдзима. А в тот вечер было наоборот, ведь так?

– Да-да, именно так.

На вопрос Кусанаги, где он находился во время пожара, Маэдзима показал пальцем на пол. Кусанаги истолковал его жест так, что он, мол, находился в этой комнате. В действительности же юноша хотел сказать, что был в нижней квартире.

– Но почему? Получается, что в день преступления Канэмори под каким-то предлогом поменялся квартирами с Маэдзимой, поскольку со второго этажа лучше видна площадка возле автобусной остановки?

– А вот и нет. Эти двое довольно часто менялись квартирами.

– Зачем?

– Это-то и стало побудительным мотивом преступления. – Кусанаги намеренно медленно стал прихлебывать кофе. «Неплохо иногда поставить на место этого всезнайку!» – подумал он.

Все началось с того, что Канэмори подключился к работе добровольцев, записывающих аудиокниги для слепых.

Работа состояла в том, чтобы наговаривать на пленку книги из библиотеки. Это не так просто, как может показаться, необходима специальная подготовка. Канэмори пришлось почти полгода ходить на курсы, прежде чем он приобрел нужные навыки.

– Кстати, младшая сестра Канэмори – слепая. Видимо, именно это и подтолкнуло его к тому, чтобы заняться этим. Однако профессиональной подготовки еще не достаточно. Удивительно, но практически не производится специальное оборудование для записи аудиокниг. Каждый выкручивается как может. В принципе, обычный хороший магнитофон годится, но вот микрофон должен быть особым. Такой микрофон – единственное, что купил Канэмори.

– Только микрофон?… А, теперь понимаю! – Югава кивнул. По выражению его лица было видно, что он уже ухватил ситуацию.

– Когда Канэмори начитывал книгу, он пользовался аудиосистемой Маэдзимы. И на это время Маэдзима спускался в его квартиру.

Маэдзима, сам увечный, не мог не сочувствовать делу Канэмори. Даже смотря телевизор в комнате друга, он надевал наушники. Специально для того, чтобы посторонние шумы не мешали записи.

– Но с точки зрения Канэмори квартира Маэдзимы имела еще одно важное достоинство. А именно – большая часть книг, записанных Канэмори, принадлежит Маэдзиме. В тот вечер он записывал «Марсианские хроники», эта книга тоже из библиотеки немого юноши.

– Для записи аудиокниг эта квартира была идеальна, – заметил Югава.

Кусанаги кивнул.

– Да. До того, как появилась эта компашка.

– Компашка? – Югава нахмурился.

Канэмори утверждал, что из-за этих парней на мотоциклах он в последнее время практически не мог записывать. Рокот моторов заглушал его чтение.

– И тогда он разозлился и решил их убить. Так, что ли?

– Нет, он утверждает, что об убийстве даже не помышлял. Хотел всего лишь немного попугать – поджечь бак с бензином.

– Но вышло так, что перед этим баком оказался один из парней. И лазерный луч попал ему прямо в затылок. Так?

– Предположительно, огонь поразил так называемый продолговатый мозг, и Рёскэ Ямасита почти мгновенно умер, – пересказал Кусанаги слова, услышанные от медика.

– А когда Ямасита упал, лазерный луч, как и замышлялось первоначально, поджег бак с бензином? – Югава слегка поправил очки. – Канэмори привел в действие лазер с помощью устройства дистанционного управления?

– Говорит, что использовал телефон. Лазер управлялся через компьютер, но был запрограммирован так, что соединенный с телефонным проводом компьютер выполнял команды, переданные с помощью телефонных сигналов, – сказал Кусанаги, подглядывая в блокнот. Он не слишком хорошо понимал смысл того, что говорит. – Для этого он брал с собой трубку беспроводного телефона. У Маэдзимы своего телефона нет.

Маэдзиме, который сам ничего не мог сказать, телефон был ни к чему. Самым удобным средством связи для него был пейджер.

– Короче говоря, Канэмори не мог регулировать работу лазера. В тот момент, когда он увидел, что на пути луча стоит человек, было уже поздно.

– Бедолага, не позавидуешь, – сказал Кусанаги с состраданием. – Раньше он из-за шума не мог записывать, а после случившегося, потрясенный тем, что убил человека, опять же был не в состоянии хорошо начитывать текст – его голос дрожал.

– Вижу, ты ему сочувствуешь.

– Когда я вел его в полицейский участок, он меня попросил только об одном. Как ты думаешь – о чем?

– О чем же?

– Чтобы ему позволили начитать сборник сказок. Он был уверен, что теперь у него получится.

– Сборник сказок?

Оба некоторое время молчали. Наконец Югава, зевнув, поднялся.

– Еще кофейку?

– Наливай. – Кусанаги протянул кружку.




Часть 2

Маска





1


Крутанув головой, услышал характерный хруст шейных позвонков. Засиделся в одной позе.

Такэо Фудзимото перевел взгляд с неподвижного поплавка на сидящего рядом позевывающего Тэрухико Ямабэ.

– Эй, Ямабэ! Все-таки тебя надули. Никаких карпов здесь не водится.

Ямабэ, не отрывая глаз от совершенно безжизненной водной поверхности, покачал головой:

– Странно. Но я сам видел карпа в доме Сато, в кадке. Он сказал, что выловил его здесь.

– Сато тебя обманул. Наверно, поймал в каком-то другом месте.

Фудзимото и Ямабэ учились в одном классе. Жили они по соседству, поэтому с малых лет играли вместе, но больше всего обоих увлекала рыбалка. Не обошлось без родительского влияния – у того и у другого отцы были страстные рыболовы. Ямабэ первым узнал, что в двадцати минутах езды на велосипеде от города, в Тыквенном озере, расположенном на территории природного парка, водятся карпы. Об этом сообщил ему бывший одноклассник Кодзи Сато.

– Вранье! В такой луже не могут водиться карпы! – такой была первая реакция Фудзимото.

Но Ямабэ не унимался:

– Дело в том, что еще давно какой-то мужик пытался там разводить карпов. А это остатки той популяции или их дети; во всяком случае, Сато уверяет, что какое-то количество еще есть. В обычное время ловить бессмысленно, но с наступлением осени карпы, готовясь к зимней спячке, жрут все подряд, и, если повезет, можно выловить парочку. Так он сказал.

Все это было довольно сомнительно, но нельзя сказать, что совершенно невозможно, к тому же они уже давно не удили, поэтому, как только наступило воскресенье, друзья оседлали велосипеды и поехали на Тыквенное озеро.

Увы, дурные предчувствия Фудзимото оправдались. Какие там карпы! Ни малейших признаков того, что здесь вообще водится хоть какая-то рыба.

– Чего еще ждать от такого, с позволения сказать, озера! – уныло вздохнул Фудзимото, уставившись прямо перед собой. То, что было перед его глазами, нельзя было назвать иначе как природной катастрофой.

Размером озерцо не превышало школьный бассейн. Вытянутое вдоль, оно сужалось в средней части, напоминая по форме тыкву горлянку, отсюда и название.

Густо поросшее по берегам кустарником, озеро находилось в стороне от прогулочных маршрутов, и даже среди местных жителей многие не догадывались о его существовании. Вся живность его давно покинула, даже водомерок и жуков-вертячек и тех было не видать.

Прежде всего в глаза бросался мусор – всевозможные пластиковые емкости и куски пенопласта. Мусор плавал на поверхности озера, почти сплошь затянутого бурой маслянистой пленкой. Кроме того, по берегам валялись строительные отходы и железяки, вероятно, детали каких-то машин и бытовых приборов.

На взгляд любителей пеших прогулок, отклонившихся от проторенных троп, это была всего лишь большая помойная яма, а для людей с менее невинными намерениями – удобное место для утилизации отходов.

Фудзимото смотал леску и начал складывать удочку:

– Бесполезно. Пошли домой!

– Ты прав, толку никакого… – Ямабэ, кажется, все еще на что-то надеялся.

– Чего здесь сидеть? Только пустая трата времени. Если нечем заняться, лучше уж дома поиграть на компьютере.

– Это точно.

– Ну давай, пошли! – Собрав вещи, Фудзимото поднялся.

– Неужели Сато обманул?

– Конечно, обманул! Ежу понятно.

Но Ямабэ все еще продолжал с надеждой вглядываться в озеро. «Что за тупое упрямство!» – выругался про себя Фудзимото.

И вдруг…

– Посмотри! – воскликнул Ямабэ. – Что это может быть?

– Где?

– Вон там! Видишь, что-то блестит? Справа, в воде.

Фудзимото посмотрел туда, куда указывал палец его приятеля.

Какая-то плоская вещь, сантиметров тридцать в диаметре, блестя на солнце, лежала в воде.

– Сковородка, – сказал Фудзимото. – Такие продаются в любом магазине, ничего ценного.

– Да, наверно. Но… как-то странно выглядит. – Ямабэ поднялся и, отряхивая прилипшую к джинсам землю, пошел вдоль берега. В руке он продолжал держать удочку.

Фудзимото с досадой поплелся за ним. Он решил, что Ямабэ нарочно придуривается, чтобы скрыть смущение от того, что дал себя обмануть да еще и приятеля втянул в это заведомо бессмысленное предприятие.

Напротив загадочного предмета Ямабэ остановился. Предмет лежал рядом с пачкой из-под молока примерно в двух метрах от берега.

Ямабэ с помощью удочки начал двигать его к себе. Вскоре уже можно было дотянуться рукой, и в этот момент Фудзимото понял, что это такое.

– Ничего себе…

– Да уж, – сказал Ямабэ, вынимая из воды странный предмет, – такие в магазине не продаются.




2


Увидев вышедших на сцену четырех девочек, сидевший в зрительном зале Кусанаги от неожиданности вытаращил глаза. Всем – не больше четырнадцати. Но мало того, что лица густо накрашены, макияж был сделан с таким расчетом, чтобы они выглядели как можно более зрелыми, как можно более женственными, обольстительными. Также и наряды у них были довольно смелые. Из очень открытых платьиц рвались наружу отнюдь не детские формы. Заметь он подобных девиц на улице увеселительного квартала, вряд ли бы рискнул читать им мораль, подумал Кусанаги, в котором заговорил полицейский.

Заиграла резкая, ритмичная музыка, и девочки пустились в пляс. Глядя на их телодвижения, Кусанаги разинул рот. На какое-то время забыл, где он находится.

– Для чего они ходят в школу? Их что – учат на проституток? – шепнул Кусанаги сидевшей рядом с ним Юри Морисите.

– А что тебя так удивляет? – Его младшая сестра не отрывала глаз от сцены. – По нынешним временам переспать с учителем – самое милое дело!

– Ну уж!

– Миса рассказывала – среди выпускниц прошлого года была девочка, беременная от учителя.

Не в силах выразить своего удивления, Кусанаги только покачал головой.

Накануне вечером сестра сказала, что ее дочь будет выступать на школьном празднике, и попросила пойти вместе с ней. Истинная причина заключалась в том, что она хотела заснять выступление дочери на видео, но не умела обращаться с камерой. А муж, несмотря на субботу, вынужден был уехать в срочную командировку.

Таким образом, ему пришлось с видеокамерой в руках сопровождать сестру в школу. Уже у входа в спортивный зал его несколько удивил плакат: «Соревнование на звание чемпиона по танцам». Он-то думал, что речь об обычном детском празднике.

– Внимание, следующая – Миса. – Сестра толкнула его коленом. Кусанаги поспешно поднял камеру.

После нескольких слов ведущего на сцену выбежали пять девочек. Глядя на них через глазок видеокамеры, Кусанаги вновь опешил. Девочки были одеты в ярко-красные китайские платья. Более того, на платьях был разрез по самое бедро.

Из зала послышались приветственные аплодисменты.

– В наше время все девочки такие, – сказала Юри, когда они выходили из спортивного корпуса.

– Сочувствую твоему супругу.

– Он уже привык. А то были постоянные ссоры.

– Как я его понимаю!

Сестра рассмеялась. Кажется, она ничего не имела против раннего созревания.

– Пойду позову дочь. А ты не против с нами пообедать? С меня причитается за киносъемку. Правда, здесь поблизости только семейный ресторан…

– Звучит неплохо.

– Ну, тогда жди здесь.

Сестра вновь направилась в сторону спортивного корпуса. Проводив ее глазами, Кусанаги задержал взгляд на стоящем рядом здании для занятий кэндо. У входа висела вывеска: «Музей курьезов».

Решив, что это поможет убить время, он вошел внутрь. Пройдя мимо скучающего привратника, оказался в помещении музея. И впрямь, выставленные предметы были весьма экстравагантными. На «кирпиче, сделанном из глины с бейсбольного стадиона» виднелось несколько круглых отверстий, проделанных, согласно объяснению, «слезами переживавшей горе поражения команды». Возле висел старый ковер, явно подобранный где-то на помойке, снабженный надписью: «Ковер-самолет (к сожалению, скоростные характеристики уступают современным летательным аппаратам)».

«Что за инфантильный юмор!» – думал он, переходя от одного экспоната к другому, как вдруг встал как вкопанный.

Перед ним на стене висело человеческое лицо, сделанное из гипса. Сопроводительная надпись гласила: «Посмертная маска зомби». Лицо мужчины с плотно закрытыми глазами. Посреди лба – круглая выпуклость, вероятно, родинка. Возраст определить было трудно. Но уж точно не школьник.

Лицо выглядело на удивление достоверно, и Кусанаги засомневался, что его просто-напросто слепили. Скорее всего, с помощью резины или какого-то другого материала сняли форму с реального лица, после чего залили ее гипсом. Сейчас есть резина, застывающая за несколько минут.

И однако…

Разглядывая гипсовое лицо, он не мог отделаться от странного чувства. Вначале он только недоумевал, откуда в нем это подспудное беспокойство. И вдруг его осенило.

Он детектив. Работает в первом отделе, следовательно, имеет дело с убийствами. Разумеется, ему не раз приходилось видеть трупы.

Из своего опыта он знал, что у умерших особое выражение лица. Совсем не такое, как у живого человека, который всего лишь закрыл глаза. И дело не в физических характеристиках – цвете кожи или ее состоянии. Различается выражение лица в целом.

Посмертная маска…

Да, так это называется, подумал он. И в то же время не мог поверить своим глазам. Трудно вообразить, что какой-то школьник снял гипсовую маску с лица трупа.

«Просто ему удалось искусно передать выражение…» – убедил он себя, чтобы хоть как-то унять беспокойство.

Окинув рассеянным взором прочие экспонаты, Кусанаги направился к выходу. Но мысль о посмертной маске его не отпускала.

В этот момент в помещение музея вошли две женщины. Обе лет тридцати. Не удостоив Кусанаги взглядом, они быстро прошли вглубь. По их целеустремленной походке было не похоже, что они зашли сюда поглазеть на школьный юмор. Кусанаги невольно остановился и посмотрел им вслед.

Женщины прямиком направились к маске.

Одна из них, одетая в строгий костюм, сказала:

– Вот она.

Другая, в платье, ответила не сразу. Она застыла неподвижно перед маской. О ее реакции можно было судить по тому, что лицо женщины в костюме, глядящей на нее сбоку, сильно побледнело. И тут Кусанаги заметил, что ее плечи мелко дрожат.

– Ну что, как я и говорила? – спросила женщина в костюме.

Женщина в платье, содрогнувшись, сдавленным голосом сказала:

– Да, это старший брат. Без всяких сомнений.

Женщину в платье звали Рёко Какимото. Она работала в страховой компании. Женщина в строгом костюме – Хироми Онода – преподавала в школе музыку. Они дружили со времени учебы в университете.

– Итак, прежде всего вы, госпожа Онода, увидев гипсовую маску, обратили внимание, что она похожа на Синъити Какимото, – просматривая записи в блокноте, спросил Кусанаги.

– Да, – сказала Онода, сидевшая вытянувшись по струнке. – Мой муж с давних пор был в приятельских отношениях с господином Какимото, они часто вместе играли в гольф. Известие о том, что Какимото пропал без вести, его сильно встревожило…

– Вы, наверно, очень удивились, когда увидели это… – Кусанаги показал кончиком шариковой ручки на гипсовую маску, лежащую на столе.

– Да уж… – Хироми откашлялась, точно прочищая горло. – Глазам своим не поверила. Но уж очень похожа, и родинка на том же месте, я не могла не сказать ей, – она посмотрела на понуро сидящую рядом Рёко Какимото.

– Вы действительно уверены, что это ваш старший брат? – спросил ее Кусанаги.

– Уверена, – тихо сказала женщина. Глаза ее все еще были красные от слез.

Кусанаги, скрестив на груди руки, посмотрел на маску, задумчиво покачиваясь на стуле.

Они находились в приемной школы. Заметив необычную реакцию женщин на «экспонат», Кусанаги заговорил с ними, и из последующего разговора выяснилось, что гипсовая маска имеет отношение к некоему инциденту. Он решил расспросить поподробнее. Оказалось, что маска была как две капли воды похожа на старшего брата Рёко Какимото – Синъити, пропавшего этим летом.

Кусанаги повернулся к сухопарому пожилому человеку, сидевшему чуть в стороне. Это был учитель, отвечавший за работу клуба по естествознанию, в попечении которого находился «Музей курьезов». Звали его Хаясида.

– Господин учитель, вероятно, вы ничего не знали об этом? – спросил он, показав на маску.

Учитель Хаясида резко выпрямился.

– Да, конечно… Для меня это новость. Все экспонаты музея целиком на совести учеников. Мы поощряем в наших воспитанниках самостоятельность. Мне кажется, сегодня это очень важно, – сказал он виноватым тоном, видимо беспокоясь, как бы ответственность не легла на него.

В этот момент в дверь постучались. Хаясида, вскочив, открыл дверь.

– А вот и вы, наконец-то, проходите.

Вошли два школьника. Оба, как часто бывает в этом возрасте у мальчиков, худощавые. Один – в очках, другой – с прыщавым лбом.

Тэрухико Ямабэ и Такэо Фудзимото. Тот, что в очках, – Ямабэ. Он держал в руках картонную коробку.

– Это ваша работа? – спросил Кусанаги, переводя взгляд с одного на другого.

Школьники, переглянувшись, кивнули. Кусанаги увидел, что оба не понимают, из-за чего поднялся весь этот сыр-бор.

– Где вы взяли форму для маски? – спросил Кусанаги. – Ведь вы залили гипс в форму, правильно я понимаю?

Ямабэ почесал затылок.

– Нашли, – прошептал он.

– Нашли?!

– Вот она, – Ямабэ приподнял крышку принесенной коробки. И, достав из нее то, что было внутри, протянул Кусанаги.

– Это… – Кусанаги впился в предмет глазами.

Это была металлическая маска. Но, в отличие от обычной маски, словно вывернутая наизнанку. Таким образом, если залить в нее гипс и дать ему затвердеть, получится маска, выставленная в музее.

Кусанаги не мог в точности сказать, что это за металл. Тонкий, как у алюминиевой банки из-под сока. Запечатленные на нем черты лица были, без всякого сомнения, те же, что и у гипсовой маски.

– И где же вы это нашли? – спросил Кусанаги.

– В Тыквенном озере, – сказал Ямабэ.

– В Тыквенном озере?

– Оно так называется – озеро в природном парке, – выдавил из себя Фудзимото.

По словам школьников, они нашли металлическую маску в прошлое воскресенье. Ямабэ пришла в голову идея сделать с ее помощью гипсовый слепок. Получилось так здорово, что они немедля отнесли ее в музей.

– Это все?

– Кажется, да. – Ямабэ повернулся за поддержкой к Фудзимото. Тот молча кивнул.

– Это озеро… Вы не заметили в нем ничего странного?

– Странного?

– Я хочу сказать – чего-то необычного. Может быть, что-то бросилось в глаза?

– Но ведь мы не каждый день туда мотаемся. – Ямабэ насупился. Фудзимоте также, судя по виду, нечего было добавить.

Кусанаги повернулся к Рёко Какимото, беспокойно всматривавшейся в мальчуганов.

– «Тыквенное озеро» – это ни о чем вам не говорит? Может быть, ваш брат упоминал о нем?

– Впервые слышу, – она покачала головой.

Кусанаги потер лицо и заглянул в свои записи.

Он никак не мог решить, следует ли рассматривать случившееся под криминальным углом. Разумеется, в конце концов решать не ему, но он не знал, каким образом доложить начальству об этой странной истории.

– Извините, господин детектив, – смущенно заговорил учитель Хаясида, – если лицо на маске принадлежит брату этой женщины, то в чем, собственно, проблема?…

Учителя прервал вновь раздавшийся стук в дверь.

– Войдите, – сказал Хаясида; дверь приоткрылась, и показалась голова мужчины.

– Извините, пришла госпожа Какимото…

– Жена брата, – пояснила Рёко.

Кусанаги кивнул. В начале беседы он попросил Рёко позвонить ей.

– Пригласите ее сюда, – сказал Кусанаги мужчине.

Но не успел тот ответить, как дверь широко распахнулась и на пороге появилась женщина. Лет тридцати пяти, длинные волосы небрежно связаны в пучок. Видимо, она очень спешила, не успела даже накрасить губы.

– Ты только посмотри… – Рёко Какимото показала на гипсовую маску.

Едва увидев маску, женщина выпучила глаза, казалось, они вот-вот выскочат из орбит.

– Похожа?… – Кусанаги хотел продолжить – «на вашего мужа», но тотчас понял, что вопрос излишен, и прикусил губу. Женщина, закрыв рукой лицо, застонала и рухнула на пол.




3


На списке сотрудников, как обычно висящем на двери лаборатории, напротив имени Манабу Югавы был прикреплен магнит, свидетельствующий, что он на месте. Удостоверившись в этом, Кусанаги дважды постучал в дверь.

Послышалось:

– Войдите.

Только он открыл дверь, слева от него раздался тихий хлопок. Повернувшись, он увидел, что по направлению к нему медленно плывет кольцо белого дыма размером со спасательный круг.

От неожиданности Кусанаги вздрогнул.

Вновь раздался хлопок. И вновь к нему поплыло такое же белое кольцо. Запахло антимоскитной ароматической палочкой.

Когда глаза привыкли к полутьме, он увидел в углу комнаты большую картонную коробку. В передней стенке было проделано отверстие сантиметров десяти в диаметре. Возле коробки стоял Манабу Югава в белом халате с засученными рукавами.

– Салют в честь твоего визита, – сказал он и хлопнул ладонью по задней стенке коробки.

Из отверстия вырвался белый сгусток дыма. Он тотчас принял форму кольца и поплыл в сторону Кусанаги.

– Это еще что такое? – спросил Кусанаги, отмахиваясь. – Очередной фокус!

– Никакого фокуса. Внутри коробки – антимоскитная ароматическая палочка. Дождавшись, когда дым заполнит коробку, достаточно слегка ударить по ней, чтобы получилось дымовое кольцо. Среди вас, курильщиков, есть индивиды, любящие пускать кольца дыма изо рта, так вот это то же самое. Вещество в жидком или газообразном состоянии ведет себя прелюбопытнейшим образом. Моя гипотеза состоит в том, что многие феномены, которые люди принимают за паранормальные, – всего лишь проделки жидкостей или газов. – Югава нажал на выключатель, и комната осветилась ярким неоновым светом.

– Буду счастлив, если ты с такой же легкостью объяснишь странную историю, с которой я пришел.

Югава опустился на металлический стул.

– Что на сей раз? Неужто призрак с того света?

– Почти угадал. – Кусанаги открыл принесенную спортивную сумку и достал предмет в полиэтиленовом пакете. – Посмертная маска призрака.

Увидев металлическую маску, Югава удивленно поднял бровь и протянул руку:

– Дай-ка взглянуть.

– Алюминий, – сказал Югава, едва маска оказалась в его руках.

– Даже я сразу догадался, – фыркнул Кусанаги.

– Ну, это бы и первоклассник понял, – сухо заметил физик. – Так почему же это маска призрака?

– История жутковатая…

Кусанаги рассказал о том, что произошло в школе, в которой учится его племянница.

Югава слушал, откинувшись назад, заложив руки за голову и прикрыв глаза.

– Значит, это маска пропавшего человека? – спросил он, как только ухватил суть произошедшего.

– Скорее всего так, – ответил Кусанаги.

– Вы смогли это подтвердить?

– Мы нашли труп.

– Труп? – Югава приподнялся. – Нашли? Где?

– В Тыквенном озере, – ответил Кусанаги.

Труп был поднят со дна озера три дня назад. Основываясь на показаниях жены пропавшего, Акиё, и Рёко, его сестры, единодушно заявивших, что это маска Синъити, полиция занялась прочесыванием озера и через несколько часов обнаружила труп.

Труп сильно разложился, даже одежда была в таком состоянии, что по ней невозможно было бы установить владельца. Однако не понадобилось много времени, чтобы, сопоставив зубы с медицинскими записями лечащего дантиста, определить, что это действительно был Синъити Какимото.

– Но каким образом посмертная маска оказалась в озере? – спросил Югава, сдвинув брови. – Более того, металлическая маска…

– Не знаю, поэтому и пришел к тебе.

В ответ Югава хмыкнул и слегка приподнял пальцем очки.

– Я не духовидец. И разумеется, у меня нет машины времени, чтобы слетать в прошлое.

– Однако, может быть, ты сумеешь кое-что прояснить по поводу маски. – Кусанаги взял в руку металлический предмет. – Меня интересуют две вещи. Во-первых, как она сделана. И во-вторых, зачем преступник ее сделал?

– Преступник? – нахмурился Югава. После чего внимательно посмотрел на своего старого приятеля и медленно покачал головой. – Ах, ну да, если б это не было убийство, вряд ли бы потревожили детектива из первого отдела.

– Височная часть черепа проломлена каким-то тяжелым предметом. Кроме того, нанесенный удар, как нам представляется, был довольно сильным.

– Значит, убийца – мужчина?

– Или очень сильная женщина.

– Ты сказал, что у покойного осталась жена. Что она собой представляет? Детективные романы приучили нас, что убийца обычно кто-то из близких, чаще всего – женщина.

– Невысокого роста, физически не слишком развита. Думаю, она бы не смогла. Впрочем, еще рано без веских на то оснований вычеркивать ее из списка подозреваемых.

– Жена убила мужа, бросила труп в озеро, но на память сделала посмертную маску, а использованную для этого алюминиевую форму выбросила. Что ж, все сходится.

Югава взял из рук Кусанаги маску и вновь принялся ее осматривать со всех сторон. Хоть и говорил он шутливым тоном, его глаза, глаза ученого, глядели сосредоточенно.

– Если б только понять, как она сделана, это бы сильно помогло следствию! – сказал Кусанаги, глядя на металлическую форму в руках Югавы.

– Но наверняка и вы в полиции провели исследования?

– Я попросил ребят из отдела криминалистической экспертизы, они кое-что попытались сделать.

– Например?

– Прежде всего они попробовали, взяв алюминий такой же толщины, наложить непосредственно на лицо человека.

– Забавно, – усмехнулся Югава. – И каков результат?

– Абсолютно невозможно.

– Так я и думал, – согласился Югава. – Если б это было так просто, мастера, изготовляющие восковых кукол, остались бы без работы.

– Как ни старайся, мышцы лица изменяют форму. Самое большее, что получается, – лицо, точно обтянутое чулком. Вот мы и подумали – может быть, загвоздка в том, что мы экспериментируем с лицом живого человека? А если проделать то же с лицом трупа, результат будет другой?

– Потому что после смерти мышцы затвердевают, – кивнул Югава. Улыбка с его лица исчезла.

– С тем, чтобы поэкспериментировать с настоящим трупом, возникли проблемы, поэтому мы использовали макет лица, сделанный в ходе другого следствия. В результате что-то похожее получилось.

– Что-то похожее?

– Я хочу сказать – что-то, похожее на лицо. К сожалению, результат не блестящий. – Кусанаги показал пальцем на маску в руках Югавы. – Короче говоря, такого точного рельефа мы не смогли добиться. Вот если б в нашем распоряжении был материал потоньше, например алюминиевая пленка, возможно, нам бы больше повезло. А с таким толстым материалом слишком сложно.

– Я б удивился, если бы маска, сделанная из алюминиевой пленки, так долго сохраняла свою форму.

– В любом случае необходимо очень сильное, а главное, абсолютно равномерное давление на алюминиевую пластину. Так говорят эксперты.

– Согласен. – Югава положил металлическую маску на стол. – Итак, со способом изготовления вы зашли в тупик?

– В общем, да, – кивнул Кусанаги. – Ну а как ты, великий физик? Тоже сдаешься?

– Я не настолько наивен, чтобы с ходу принимать твой вызов. – Югава поднялся и направился к раковине, установленной возле двери. – Не выпить ли нам для начала кофе?

– Воздержусь. Опять небось растворимая бурда.

– Зря ты потешаешься над быстрорастворимым кофе. – Югава стал сыпать порошок дешевого кофе в чашку, которая, как обычно, не могла служить образцом чистоты. – Ты и представить не можешь, сколько потребовалось усилий, проб и ошибок, чтобы его изобрести. Мало кто знает, что первым промышленное изготовление растворимого кофе наладил японец. Он использовал так называемую барабанную сушку. Если коротко, всего лишь высушивал экстракт из кофейных зерен. После этого компания «Максвелл» изобрела сушку с помощью распыления, в результате вкусовые качества растворимого кофе улучшились, а цена понизилась. Далее, в семидесятых годах появился метод сублимации, который и стал в наше время основным. Как видишь, даже у быстрорастворимого кофе сложная предыстория.

– И все равно на это пойло как-то не тянет.

– Как угодно, я только хочу сказать, что ничто не делается просто. Касается ли это быстрорастворимого кофе или алюминиевой маски. – Югава налил в чашку кипяток и размешал ложкой, после чего, продолжая стоять, вдохнул кофейный аромат. – Чудесный запах. Запах научного прогресса.

– А от этой маски не исходит такой же запах? – Кусанаги показал пальцем на стол.

– Исходит. И даже очень сильный.

– В таком случае…

– У меня к тебе несколько вопросов, – сказал Югава, не выпуская чашки. – Что собой представляет это Тыквенное озеро? Где оно расположено?

– Ну что тебе сказать? – Кусанаги потер подбородок. – Озеро как озеро. Маленькое, у подножия горы. Не знаю, можно ли считать его особенностью то, что оно ужасно грязное, до краев завалено мусором. Вокруг кустарник, в стороне от прогулочных маршрутов. Этот район объявлен природным парком.

– А охота там случаем не проводится?

– Охота?

– Не бродят ли там по кустам охотники с ружьями? Я имею в виду не дробовики, а именно ружья.

– Ружья? Шутишь? – засмеялся Кусанаги. – Откуда там взяться зверям, на которых охотятся с ружьями! Если только из зоопарка лев убежит, но я что-то о таком не слышал. В любом случае охота там запрещена.

– Ну, разумеется… – Югава с сосредоточенным выражением на лице потягивал кофе. Было очевидно, что он и не думал шутить, упомянув о ружье.

– Но при чем здесь ружье? Я же сказал, что удар был нанесен тупым предметом в височную область…

– Это-то я понимаю. – Югава свободной от чашки рукой остановил Кусанаги. – Я говорю не о причине смерти. Я размышляю о способе изготовить маску. Но, как видно, ружье отпадает.

Кусанаги в недоумении посмотрел на своего странноватого приятеля. Разговаривая с ним, он нередко чувствовал, что не поспевает за его мыслью. Вот и теперь никак не мог взять в толк, к чему этот разговор о ружье.

– Давай, что ли, сгоняем, – сказал вдруг Югава. – На это озеро. Когда у тебя будет время.

– Слушаю и повинуюсь, – ответил Кусанаги.




4


Расставшись с Югавой, Кусанаги решил заехать в дом покойного Синъити Какимото, сговорившись со своим коллегой, детективом Оцукой. Из-за похорон и поминок ему до сих пор не удалось подробно расспросить вдову.

Дом Какимото располагался в глубине жилого квартала на склоне холма, спускающегося к железной дороге. Пройдя в ворота, они поднялись по ступеням. Ставень на гараже был опущен.

Акиё Какимото была в доме одна. По понятным причинам выглядела она утомленной, но волосы были аккуратно уложены, и она казалась моложе, чем при прежних встречах. Возможно из-за траура, на ней была черная блузка, но при этом в ушах – сережки с маленькими жемчужинами: видно, что одевалась, готовясь к визиту полицейских, со всей тщательностью.

Она провела детективов в гостиную, довольно просторную, с большим кожаным диваном. На полках были расставлены спортивные трофеи. Судя по рисункам на них – получены на соревнованиях по гольфу.

Из разговора выяснилось, что Синъити Какимото был зубным врачом. Он унаследовал клинику, основанную его отцом. Увы, не повезло его пациентам, подумал Кусанаги, разглядывая развешанные на стенах дипломы и награды.

Терпеливо выслушав сетования Акиё, долго распространявшейся о том, какое тяжелое испытание – похороны и поминки, Кусанаги решил наконец взять быка за рога:

– Вы не вспомнили ничего нового со времени нашей последней встречи?

Акиё прижала ладонь к щеке, как будто у нее внезапно заболели зубы:

– После того как обнаружили останки мужа, я много думала, припоминала, но так ничего и не пришло в голову. Ума не приложу, как вообще такое могло случиться…

– А насчет связи между Тыквенным озером и вашим мужем? Никаких идей?

– Увы… – Она отрицательно покачала головой.

Кусанаги раскрыл блокнот.

– Кажется, я уже спрашивал, но для большей уверенности – вы виделись с мужем в последний раз утром восемнадцатого августа, в понедельник, так?

– Да, – не задумываясь ответила Акиё, даже не взглянув на настенный календарь: этот вопрос ей задавали уже не раз.

– В тот день ваш муж собирался на гольф и в шесть часов утра выехал на машине из этого дома. Марка машины… – Кусанаги опустил глаза в блокнот. – «Ауди», черного цвета. Я ничего не напутал?

– Да-да, все так и было, – ответила Акиё без малейшей запинки. – В тот же день наш сосед Хамада всей семьей отправлялся на отдых, кажется, в Идзу и с раннего утра грузил на машину вещи, поэтому я хорошо запомнила. Без всяких сомнений, это было восемнадцатого.

– Далее. Поскольку ваш муж не вернулся, вы на следующий день, во второй половине, обратились в полицию с заявлением о розыске…

– Все правильно. Вначале я подумала, что он после гольфа перепил и остановился переночевать в какой-нибудь гостинице. Один раз такое случалось. Но и на следующий день от него не было никаких известий. Я стала обзванивать людей, которые в тот день должны были участвовать в игре, но все, с кем я говорила, сказали, что мужа на площадке не видели. Я, разумеется, забеспокоилась…

– И сообщили в полицию.

Акиё кивнула.

– После того как он утром уехал, муж вам не звонил?

– Нет.

– А вы не пытались ему позвонить? Ведь у него наверняка был при себе мобильный телефон.

– Пыталась, много раз. Но не могла дозвониться.

– В чем это выражалось? К примеру, гудок был, но никто не подходил?

– Точно не помню, кажется, на дисплее появлялась надпись, что абонент вне зоны действия сигнала или что батарейка разряжена.

– Ясно…

Кусанаги большим пальцем щелкал головкой шариковой ручки, выбрасывая и убирая стержень. Привычка, выдававшая его раздражение.

Черный «ауди», на котором выехал из дома Синъити Какимото, был обнаружен через четыре дня после его исчезновения на обочине скоростной трассы в префектуре Сайтама. Никакого следствия по этому делу практически проведено не было. Если б через два месяца школьники не нашли в озере металлическую форму, если б им не пришла идея отлить в ней гипсовую маску, далее, если бы учительница музыки не увидела эту маску и не обнаружила сходства с братом своей подруги, дело бы положили под сукно, и на этом все бы закончилось.

В черном «ауди» были обнаружены клюшки для гольфа, спортивная сумка и спортивные ботинки. В салоне – ни признаков борьбы, ни следов крови. Ничего не было украдено, так, во всяком случае, заявила тогда же Акиё Какимото.

Тыквенное озеро расположено довольно далеко от места, где была найдена машина. Но, конечно, нельзя исключить, что преступник умышленно отогнал машину подальше от места преступления, чтобы тело обнаружили как можно позже или чтобы запутать следствие.

– Машина в гараже? – спросил Кусанаги. Подумал, что было бы неплохо еще раз провести криминологическую экспертизу.

Однако Акиё с виноватым выражением лица покачала головой:

– Я уже ее продала.

– Продали? – удивился Кусанаги.

– Знаете, противно уже то, что ею пользовался какой-то неизвестный человек, убийца мужа, и потом, я все равно не умею водить, – сказала она и тихо добавила: – Извините.

«Что ж, ее можно понять», – подумал Кусанаги. Кому захочется иметь под боком машину, связанную с такими неприятными воспоминаниями!

– Вероятно, вас уже неоднократно об этом спрашивали, но еще раз – не было ли людей, настроенных враждебно к вашему мужу, или тех, кому была выгодна его смерть? Может быть, ваш муж при жизни представлял для кого-то угрозу? – спросил Кусанаги без особой надежды.

Акиё, держа руки на коленях, тихо вздохнула.

– Меня действительно уже много раз спрашивали об этом, но, право слово, у меня нет ни малейших подозрений. Возможно, вам покажется странным услышать это от меня, но мой муж был человек слабовольный до малодушия, никогда никому не отказывал ни в одной просьбе. Даже когда ему предложили купить лошадь, он не смог отказать…

Все это время молчавший детектив Оцука поднял глаза:

– Лошадь? Скаковую лошадь? – с интересом спросил он. Кусанаги вспомнил, что его молодой коллега был усердным посетителем ипподрома.

– Муж не был большим любителем скачек, но, когда приятель стал настойчиво уговаривать его, согласился купить на паях.

– Кажется, это довольно накладно? – спросил Кусанаги.

– Честно говоря, я не интересовалась подробностями. – Акиё качнула головой, жемчужные сережки задрожали. – Слышала только, как он обсуждал покупку по телефону.

– Когда состоялся этот разговор? В этом году?

– Да, если не ошибаюсь, весной. – Акиё вновь поднесла ладонь к щеке.

– Вы знаете, как зовут его приятеля? Того, с кем он договаривался о совместной покупке.

– Знаю. Его фамилия – Сасаока. Он был пациентом у моего мужа. Честно сказать, довольно противный, скользкий тип, я его не любила, но с мужем они, кажется, сошлись характерами. – Говоря это, она слегка поморщилась. Вероятно, с этим человеком у нее были связаны какие-то неприятные воспоминания.

– Вы знаете, как его найти?

– Да, подождите минутку.

Акиё, поднявшись, вышла из комнаты.

– Обалдеть! – шепнул Оцука. – Иметь скаковую лошадь! Ну и деньжищи у этих зубных врачей! – И, как будто подумав по ассоциации о зубоврачебном кабинете, почесал щеку.

Ничего не ответив, Кусанаги стал просматривать свои записи. «Интересно, где она сейчас, эта лошадь?» – подумал он.




5


Югава стоял неподвижно, сунув руки в карманы хлопчатобумажных штанов. В глазах за линзами очков читалась неподдельная тоска.

– Какой кошмар! – наконец проговорил он. – Очередной раз убедился в степени падения нравов. Это зрелище даже не столько возмущает, сколько печалит. Куда мы катимся?

Кусанаги стоял рядом с Югавой и тоже смотрел на озеро. Как и в тот день, когда поднимали труп, повсюду были разбросаны всевозможные отходы и груды мусора. Валявшегося у их ног автомобильного аккумулятора в прошлый раз не было.

– Какой позор! Только японцы на такое способны!

– Ошибаешься. Нельзя сказать, что это характерно только для японцев.

– Думаешь?

– В Индии сбрасывают в реки радиоактивные отходы от атомных электростанций. В бывшем СССР такие же отходы топили в Японском море. Как ни развивается научный прогресс, люди, пользующиеся его плодами, в душе остаются теми же.

– По-твоему, вина исключительно потребителей? А как насчет самих ученых? Ведь они все это напридумывали!

– Ученые чисты в своих помыслах. Иначе их бы не посещало вдохновение, – сухо сказал Югава и зашагал в сторону озера.

– Так я тебе и поверил! – хмыкнул Кусанаги и поспешил за ним.

Остановившись у кромки воды, Югава окинул взглядом озеро.

– В каком месте обнаружили труп?

– Вон там. – Кусанаги показал на самый узкий участок озера. – Пойдем, покажу.

Там, куда они пришли, было особенно много мусора и металлического лома. Все это вытащили из пруда, когда поднимали труп. Предметы были густо покрыты серой грязью, уже успевшей высохнуть.

Глаза Югавы, шарившие под ногами, вдруг замерли в одной точке. Он присел и что-то поднял.

– Уже можно поздравить с находкой? – спросил Кусанаги.

Югава держал в руке квадратную пластину сантиметров тридцати в поперечнике. Кусанаги был разочарован. Он еще в прошлый раз обратил внимание на целую партию таких же.

– Какой-нибудь предприниматель выбросил. Наверно, бракованные заготовки. Мы сейчас ищем этого негодяя.

– Алюминий. Как и маска.

– Да, эксперты сказали, что качество материала совпадает.

Югава, оглядевшись по сторонам, нашел еще две алюминиевые пластины. Затем поискал взглядом в траве и поднял провод в черной оболочке.

– На кой черт тебе провод? – удивился Кусанаги.

Югава, не отвечая, внимательно осмотрел конец провода. Выходящий из оболочки кончик жилы оказался сильно оплавлен.

Не выпуская провода из руки, он прошел несколько шагов и обнаружил, что его противоположный конец был прикручен к валявшемуся в нескольких метрах от пруда сильно проржавевшему тонкому металлическому каркасу.

– Помнится, такой же провод подняли вместе с трупом, – заметил Кусанаги.

Югава развернулся так резко, что едва не слетели очки.

– И куда вы его выбросили?

– Вовсе не выбросили. Он же может иметь какое-то отношение к преступлению. Наверно, передали экспертам-криминалистам.

– Можно на него посмотреть?

– Думаю, можно. Я спрошу.

Югава удовлетворенно кивнул.

– Неплохо бы еще кое-что разузнать.

– Что именно?

– Надо узнать в метеобюро, в какие дни этим летом случалась гроза.

– Гроза?

– А лучше всего, если удастся узнать, когда гроза была в этом районе.

– Наверно, это несложно. Но при чем здесь гроза?

Югава, вновь устремив глаза в сторону озера, только многозначительно усмехнулся.

– Мне так не нравится, – возмутился Кусанаги. – Ты что-то понял?

– Еще рано что-либо утверждать. Вот когда разберусь окончательно, все объясню.

– Мы так не договаривались. Если ты хоть что-то понял, не томи, рассказывай!

– Извини, но у нас, ученых, не принято выбалтывать свои гипотезы до тех пор, пока мы не проведем эксперимент и не получим положительных результатов. – Югава протянул Кусанаги три алюминиевые пластины и провод.

– Возвращаемся?




6


Детективы Кусанаги и Оцука встретились с Ёсихисой Сасаокой в Синдзюку, в офисе довольно сомнительной фирмы под названием «Корпорация S amp;R».

– В основном мы занимаемся оптовыми поставками персональных компьютеров нашим постоянным клиентам. Кроме того, у нас налажены связи с компаниями, разрабатывающими программы. В последнее время дела пошли в гору, – рассказал Сасаока в ответ на вопрос о роде его занятий.

Лет сорока пяти. Язык хорошо подвешен. На один вопрос получаешь десяток ответов. Однако если внимательно прислушаться к его разглагольствованиям, станет понятно, что в них не содержится никакой полезной информации, все очень обтекаемо. В глубине помещения, за перегородкой, пусто, никаких признаков бурной деятельности. Да и в его словах: «Может быть, вы, господа детективы, купите у меня компьютеры? Для вашей работы это очень пригодится», – слышалась откровенная издевка. Невольно вспомнились слова Акиё – «скользкий тип».

Прежде всего Кусанаги спросил, был ли он знаком с Синъити Какимото. Тотчас лицо Сасаоки приняло скорбное выражение.

– Не знаю, можно ли назвать это знакомством… Он вылечил половину моих задних зубов. – Сасаока потер подбородок. – Какое же несчастье! Когда я узнал от его супруги, что он исчез, меня это ужасно взволновало – не оказался ли он замешан в какую-то скверную историю… Но прошло два месяца, и, честно говоря, было мало шансов, что он еще жив. Все это ужасно! Нет слов.

– Вы присутствовали на похоронах? – спросил Кусанаги.

– Увы, обстоятельства работы не позволили. Я послал телеграмму с извинениями.

– Откуда вы узнали, что найден труп Какимото?

– Из газет. Сообщалось, что его нашли благодаря тому, что какие-то пацаны выставили в школе слепок лица Какимото. Я тогда же позвонил его супруге и спросил о том, где состоятся похороны.

– Понятно. Некоторые газеты действительно раздули это как дешевую сенсацию.

Кусанаги невольно вспомнил кричащие заголовки: «Школьный экспонат – маска смерти», «Полиция расследует сверхъестественный феномен», «Неразрешимая загадка»…

– И впрямь странная история. Зачем понадобилось бросать в озеро маску с лица покойного? – Сасаока, скрестив на груди руки, задумчиво склонил голову. Затем вопросительно поднял глаза на Кусанаги. – Полиция смогла что-нибудь выяснить на этот счет?

– Следствие еще не окончено. Задействованы лучшие эксперты-криминалисты. Мой начальник, человек крайне суеверный, считает, что на случайно оказавшейся рядом металлической пластине запечатлелась ненависть убитого к убийце. Вы ведь знаете все эти рассказы о духах, мстящих своим обидчикам…

Кусанаги, конечно, соврал. Его начальник был прагматиком до мозга костей, презирающим все, что противоречит научным данным.

– Неужели такое возможно?

Сасаока нервно улыбнулся. Кажется, слова Кусанаги произвели на него впечатление.

– И чем же я могу вам помочь? – Он отвернул рукав пиджака от Армани и демонстративно посмотрел на часы. – Я в вашем распоряжении, готов ответить на любые вопросы.

Говорил он любезным тоном, но в то же время всем своим видом хотел показать, что не располагает никакой важной информацией.

– Нас интересует лошадь, – сказал Кусанаги, – скаковая лошадь. Вы ведь обращались к Какимото с предложением о совместной покупке?

– А, вы об этом!… – Сасаока смиренно кивнул. – Досаднейшая история. Раскаиваюсь, что втянул Какимото в это предприятие, наобещал, а в результате только зря его потревожил.

– Вы хотите сказать, что покупка на паях не состоялась?

– Дело было многообещающим – чистокровный жеребец! Но пока я собирал желающих поучаствовать, время было упущено, и нас опередили. История, в сущности, банальная.

– Вы вели переговоры через брокера?

– Да.

– Не могли бы сообщить нам его координаты? Всего лишь формальная проверка.

– Как вам угодно. Где-то была его визитка… – Сасаока сделал вид, что порылся в грудном кармане, и досадливо щелкнул языком: – А, вспомнил! Она у меня дома. Позвольте, я вам потом сообщу?

– Разумеется. Оцука, свяжись сегодня вечером с господином Сасаокой.

Оцука кивнул.

– Какая-то нелепая ситуация. Как будто меня в чем-то подозревают… – сказал Сасаока, продолжая любезно улыбаться.

– Извините, я прекрасно понимаю, как вам это неприятно, но вы должны понять, что и мы со своей стороны не можем пренебречь тем фактом, что с банковского счета Какимото была переведена значительная сумма денег.

– Значительная?

– Да, десять миллионов иен. Для нас, госслужащих, это большие деньги. Вы получили чек на эту сумму? – спросил Кусанаги, глядя прямо в глаза собеседнику.

Сасаока откашлялся.

– Да. Это деньги за лошадь.

– Судя по всему, чек вы обналичили, а что стало с деньгами после?

– Разумеется, я их вернул. Господину Какимото.

– В какой форме? Перевели на его счет?

– Нет, вернул живыми деньгами. Привез ему домой.

– Когда это произошло?

– Дайте вспомнить… Уже довольно давно. Кажется, в конце июля.

– У вас сохранились какие-нибудь расписки, подтверждающие это?

– Когда я взял чек, то написал расписку в его получении, поэтому, вернув деньги, получил ее обратно.

– Она у вас есть?

– Нет, я ее выбросил. Зачем она мне? Только напоминание об этой злополучной истории.

Сасаока вновь посмотрел на часы. Сделано это было очень демонстративно. Видимо, хотел намекнуть, что пора закругляться.

– Последний, чисто формальный вопрос, – сказал Кусанаги, сделав ударение на «формальный». – Не могли бы вы рассказать, что делали в течение десяти дней, начиная с восемнадцатого августа, чем подробнее, тем лучше.

Сасаока слегка покраснел. Но по-прежнему смотрел, не опуская глаз, на детективов, любезно улыбаясь.

– Значит, вы все-таки меня подозреваете!

– Извините. Но с точки зрения людей, расследующих преступление, все так или иначе причастные – подозреваемые.

– Надеюсь, вы скоро вычеркнете меня из этого списка. – Сасаока раскрыл лежавший под рукой деловой ежедневник. – Вас интересует начиная с восемнадцатого…

– Да.

– Отлично! У меня есть алиби.

– Какое алиби? – спросил Кусанаги.

– Как раз в тот день я улетел в Китай. На две недели. Вот, видите, здесь все зафиксировано. – Он протянул ежедневник, раскрытый на соответствующей странице.

– Вы летели один?

– Ну что вы! Разумеется, с деловыми партнерами, вчетвером. Если пообещаете не беспокоить их понапрасну, я сообщу вам телефоны.

– Конечно, обещаем.

– Тогда подождите минутку. – Сасаока поднялся и исчез за перегородкой.

Кусанаги переглянулся с сидевшим рядом Оцукой. Молодой следователь с сомнением покачал головой.

Вскоре Сасаока вернулся. В руках он держал объемистую папку для визиток.

– Вылетали из Нариты? – спросил Кусанаги, переписывая имена и телефоны с визиток, на которые указал Сасаока.

– Да.

– Какой рейс?

– Около десяти утра. Впрочем, я уже в восемь был в аэропорту. Мы договорились встретиться в половине девятого.

– Понятно.

Кусанаги мысленно посчитал время. Синъити Какимото выехал из дома в шесть утра. Возможно ли было подловить его по дороге, убить, сбросить тело в Тыквенное озеро, отогнать машину в Сайтаму, а после успеть к восьми часам в аэропорт?

Ему хватило нескольких секунд, чтобы прийти к выводу – это невозможно.




7


Отправив в рот горсть попкорна, неизвестно почему завалявшегося у Югавы, Кусанаги похлопал ладонью по спинке металлического стула.

– Все равно, что ни говори, тип – подозрительный. Кроме него, никого на примете, – сказал он, после чего хлебнул из чашки растворимого кофе. Из-за водопроводной воды у кофе был сильный привкус железа, но сегодня сыщик был не в том настроении, чтобы предъявлять претензии.

– Однако у твоего противника несокрушимое алиби, – сказал Югава, стоявший у окна с чашкой в руках.

Редкий случай – окно было раскрыто. Легкий ветерок колыхал штору, полы белого халата, теребил его коричневатые волосы.

– А тебе не кажется это странным? Именно в тот день, когда исчезает Синъити Какимото, этот тип улетает в Китай.

– Если это случайное совпадение, ему крупно повезло. Не будь у него алиби, представляю, какой бы ты устроил ему допрос с пристрастием!

– В наше время это не практикуется.

– Ну уж и не знаю… – Югава, продолжая держать чашку, повернулся в сторону окна. Лучи заходящего солнца коснулись его лица.

Кусанаги вновь запихнул в рот горсть попкорна.

Он тщательно изучил алиби Сасаоки, и все им сказанное подтвердилось. Сотрудники фирмы, сопровождавшие его в путешествии, согласно показали, что восемнадцатого августа в половине девятого они встретились с ним в аэропорту. Разумеется, во время путешествия он не мог тайком вернуться на родину.

Однако, с точки зрения мотивов преступления, Сасаока вызывал наибольшие подозрения. Брокер, на которого он указал, сообщил, что действительно разговоры о покупке скаковой лошади велись, но ничего конкретного. Больше того, он впервые от детективов услышал о якобы предполагавшейся покупке на паях.

После изучения окружения Сасаоки выяснилось, что до этого лета у него были серьезные долги перед несколькими финансовыми организациями. Однако летом он смог полностью расплатиться со всеми. Кусанаги предполагал, что часть из десяти миллионов иен, полученных у Какимото, пошла на уплату долгов.

Но сейчас он был вне досягаемости. Как ни крути, он не мог физически совершить преступление.

– Кстати, ты выяснил то, о чем я тебя просил? – Югава повернулся в сторону комнаты. – О грозах.

– А, это… Разумеется, узнал. – Кусанаги достал из внутреннего кармана блокнот. – Но какое это имеет отношение к нашему делу?

– Не важно, скажи, что ты узнал.

– Между прочим, не так просто добывать информацию, когда не знаешь цели. – Кусанаги открыл блокнот. – Начиная с июня…

– Достаточно с августа, – резко оборвал его Югава.

Кусанаги недовольно взглянул в лицо приятеля, но не понял, что оно выражает, – тот стоял против света.

– Ты говорил про лето. Вот я и спрашивал, начиная с июня.

– Спасибо. Но все-таки достаточно августа. – Югава невозмутимо поднес чашку ко рту, как будто не замечал раздражения своего приятеля.

Кусанаги, вздохнув, вновь посмотрел в блокнот.

– В середине августа грозы были по всему региону Канто, а именно…

– Ограничимся Токио. Ведь Тыквенное озеро расположено в западной части Токио.

Кусанаги ударил блокнотом по столу.

– Почему ты сразу об этом не сказал? Облегчил бы мне работу!

– Извини, – сказал Югава, – продолжай.

Пробормотав проклятья, Кусанаги вновь открыл блокнот.

– В районе Тыквенного озера в августе грозы были двенадцатого и семнадцатого. В сентябре – шестнадцатого.

– Подожди минутку!

– Что теперь?

– Ты сказал: семнадцатого августа. Точно семнадцатого?

– Все так, – сказал Кусанаги, несколько раз перечитав запись. – А в чем дело?

– Значит, семнадцатого… Семнадцатого августа. А в следующий раз гроза была шестнадцатого сентября…

Югава поставил чашку на стол, сунул левую руку в карман халата и принялся медленно расхаживать по комнате. Правой он почесывал затылок.

– Эй, ты чего? Это все, что тебя интересует? – Кусанаги с удивлением наблюдал за кружащим по комнате приятелем.

Вдруг Югава остановился. В тот же миг замерла и рука, чесавшая затылок. Устремив глаза в одну точку, он застыл как статуя.

И вдруг рассмеялся. Это было так неожиданно, что Кусанаги было подумал, что его приятель рехнулся.

– Сколько дней он был в поездке? – спросил Югава.

– Что?

– Этот тип, которого ты подозреваешь. Как долго он был в Китае?

– Две недели.

– Две недели… Короче, вернулся в Японию в начале сентября.

– Ну и что?

– Нельзя ли предположить, что он совершил преступление после возвращения? Тогда не дающее тебе спать алиби разлетится вдребезги.

– У меня была такая мысль. Но, увы, это невозможно.

– Из-за времени, прошедшего после убийства?

– В общем, да. Специалисты говорят, что, судя по степени разложения трупа, убийство имело место самое позднее двадцать пятого августа. А уж сентябрь точно исключается.

– Вот как? – Югава опустился на стул. – Значит, убийство в сентябре невозможно. Понятно, понятно. – Он вновь засмеялся, плечи его затряслись. – Так и есть. Иначе и быть не могло.

– Что ты хочешь сказать?

Югава закинул ногу на ногу, обхватил руками колено.

– Детектив Кусанаги! Мне кажется, вы здорово запутались. Нет, извините, преступник вас запутал.

– Что ты хочешь сказать?

– Ладно, слушай. – Югава кончиками пальцев поправил очки. – Убийство произошло не позже семнадцатого августа.

– Что?

– Никаких сомнений. Короче, утверждение о том, что убитый был жив восемнадцатого августа, – брехня.




8


Акиё Какимото призналась в том, что совершила преступление вместе с Ёсихисой Сасаокой, ровно через три недели после того, как школьники нашли «посмертную» маску, в воскресенье. После ареста Сасаоки она уже была близка к тому, чтобы начать давать признательные показания, а когда на ставне гаража были найдены отпечатки пальцев Сасаоки, ей просто не оставалось ничего другого, как рассказать все начистоту.

– Это его идея – убить мужа! – заговорила она, чуть не брызжа слюной. – Я этого не хотела, но он пригрозил, что, если я не соглашусь, он обо всем расскажет мужу, я была в безвыходном положении!

Подо «всем» имелась в виду связь с инструктором спортивного клуба. По ее словам, Сасаока пронюхал об этом и стал ее шантажировать.

Однако версия Сасаоки была несколько иной.

– Она говорит, что это я ее подбил? Чушь! Именно она обратилась ко мне за помощью, мол, муж узнал об измене и вот-вот подаст на развод. Обещала, что, если я помогу ей, она простит мне мой долг. Деньги, взятые на покупку лошади. Но я брал деньги, действительно намереваясь купить лошадь. Ни о каком мошенничестве я и не помышлял. Эта женщина – страшный человек. Она меня использовала.

Детективы, участвовавшие в расследовании, пока что не могли решить, кто из двоих говорит правду. Кусанаги, как и многие его коллеги, считал, что и Акиё, и Сасаока в своих показаниях не вполне искренни. Хотя бы потому, что оба активно участвовали в осуществлении задуманного преступления.

По их словам, убийство произошло вечером шестнадцатого августа. Когда Синъити Какимото отправился в ванную, Акиё, дав знак Сасаоке, впустила его в дом, и он убил ее мужа ударами молотка.

От трупа они избавились утром следующего дня. Сасаока, воспользовавшись «ауди», принадлежавшим Какимото, отвез труп к Тыквенному озеру и утопил. На обратном пути он оставил машину в Сайтаме.

Но главное дело предстояло провернуть на следующий день. Они хотели создать видимость того, что Синъити в то утро был еще жив, и тем самым обеспечить себе полное алиби. Для этого они заранее подготовили похожую «ауди» и подгадали так, чтобы соседи видели, как машина выезжает из гаража дома Какимото. Но именно эта уловка и стала для них роковой.

Исходя из предположения, что убийство произошло не позже семнадцатого августа, Кусанаги постарался выяснить, где в то время Сасаока мог добыть «ауди». В результате оказалось, что у одного из его друзей по скачкам есть машина той же марки. Этот человек, судя по всему не причастный к преступлению, подтвердил, что восемнадцатого августа уступил на время свою машину Сасаоке.

Задним числом казалось, что дело яйца выеденного не стоит. Но из-за того, что Акиё Какимото сама первой дала повод подозревать Сасаоку, Кусанаги упустил из виду, что они оба могут быть соучастниками преступления. Предположив, что следователи рано или поздно выйдут на Сасаоку, они решили этим воспользоваться, и план их прекрасно сработал.

– Но как ты догадался, что преступление было совершено до семнадцатого августа? – вновь и вновь спрашивал у Кусанаги начальник.

И каждый раз Кусанаги отвечал, постукивая пальцем по лбу:

– Такой вот я башковитый!




9


На двери здания значилось: «Лаборатория высокого напряжения». Кроме того, желтая надпись грозно предупреждала: «Опасно! Посторонним вход строго воспрещен!» Уже одно это заставило Кусанаги понервничать, а когда он вошел и осмотрелся, ноги у него подкосились. При взгляде на гигантские изоляторы, которые он видел только по телевизору и на фотографиях, ему показалось, что он очутился внутри электростанции. На полу извивались, как змеи, бесчисленные кабели.

– Когда попадаешь в такое место, главная мысль: как бы случайно к чему не притронуться, – сказал он в спину решительно идущему впереди Югаве. – Я абсолютно ничего не смыслю в электричестве. Кажется, вот-вот откуда-нибудь ударит током. Надеюсь, что это не так…

Остановившись, Югава обернулся:

– Иногда бывает.

– Что?

– Например, взгляни вон на тот ящичек, возле тебя. Знаешь, что это?

Кусанаги посмотрел вправо. Там стоял железный ящик размером с большую газовую плиту. Наверху – два выступа, только и всего. На какой-либо прибор не похоже.

– Понятия не имею. Даже не буду гадать. Что это?

– Конденсатор, – сказал Югава. – Слышал о таком?

– Конечно, конденсатор! Помнится, что-то учили в школе на уроках физики, – радостно ответил Кусанаги и в то же время подумал: чему я так глупо улыбаюсь?

– Можешь дотронуться. Возле выступов.

– Это не опасно? – Кусанаги осторожно протянул руку.

– Во всяком случае, не смертельно, – равнодушно сказал Югава. – Может подбросить вверх, если ударит током.

Кусанаги поспешно отдернул руку.

– Надеюсь, шутка?

– Как правило, все находящиеся здесь конденсаторы отключены от питания. Но при долгом бездействии они накапливают статическое электричество. Если бы конденсатор этого класса был полностью заряжен, тебе бы сразу капец.

Кусанаги отскочил и бросился с кулаками на Югаву:

– Так чего же ты сразу не предупредил, чтобы я не дотрагивался!

– Не волнуйся. Посмотри на выступы – видишь, они соединены кабелем. В таком случае электричество не накапливается. – Усмехнувшись, Югава вновь зашагал вперед.

Посреди беспорядочно заставленной оборудованием лаборатории в глаза бросалась прямоугольная емкость с водой, вроде аквариума, размером с ванну. Благодаря стенкам из прозрачного плексигласа можно было без труда видеть погруженные в воду предметы, от которых тянулись провода.

– Подойди ближе.

– Опять какая-нибудь страшилка?

– Не поверишь, но это необходимо для твоего расследования.

Подчинившись, Кусанаги заглянул внутрь аквариума. И невольно ахнул.

Первое, что поразило, – стоящая под водой голова манекена. Скорее всего, женская, но без волос. В нескольких сантиметрах от лица была установлена та самая алюминиевая пластина. Чуть дальше свисал электропровод. На конце он был оголен и как будто растрепан.

– Я попытался воссоздать ситуацию на Тыквенном озере, – объяснил Югава.

– Так вот как все было!

– Приблизительно.

– И каким образом получилась наша алюминиевая маска?

– Именно это я и собираюсь тебе продемонстрировать.

Югава прошел вдоль тянущегося от аквариума провода. Конец был подсоединен к какому-то явно кустарно сооруженному агрегату. Основой выступал конденсатор, похожий на тот, который только что так напугал Кусанаги. Но этот был намного больше.

– Всего лишь устройство для имитации грозы, – объяснил Югава.

– Грозы?

– Видишь, вон там электроды с противоположными полюсами.

Он указал на устройство с закрепленными на нем на расстоянии нескольких десятков сантиметров медными электродами.

Присмотревшись, можно было заметить, что один из электродов соединен с проводом, тянущимся от аквариума.

– С помощью этого можно устроить небольшую грозу.

– И что тогда будет?

– В Тыквенном озере нашли электропровод, правильно?

– Да.

– Этот провод был намотан на какой-то железный каркас, валявшийся на берегу. Помнишь?

– Разумеется.

– Как тебе удалось разузнать, семнадцатого августа в этом районе была сильная гроза. Более того, зафиксировано, что молния ударила возле озера.

– В этот железный каркас?

– Да, – кивнул Югава. – Он сыграл роль громоотвода. Как ты знаешь, молния по своей сути – это электрический разряд. Скопившаяся в грозовой туче электрическая энергия мгновенно разрядилась в железный каркас. Понимаешь?

Кусанаги кивнул. Даже ему, профану в физике, было нетрудно представить эту картину.

– И что же стало с электроэнергией, устремившейся в железный каркас? В обычных условиях она бы ушла в землю. Частично так и произошло. Но к каркасу оказался примотан провод, еще лучше проводящий электричество. Большая часть электроэнергии должна была через него попасть в озеро. – Сказав это, Югава показал пальцем на емкость с водой.

– И что дальше? – заторопил его Кусанаги. До сих пор в объяснении все было понятно.

– Однако, – продолжал Югава, – что бы случилось, если бы этот провод оказался недостаточно толстым, чтобы пропустить такое громадное количество энергии? Или, допустим, он был в каком-то месте поврежден?

Несколько секунд подумав, Кусанаги покачал головой:

– Не знаю. Что?

– Вот мы и проверим на эксперименте, – сказал Югава, доставая из кармана очки и протягивая их Кусанаги.

– А это еще зачем?

– Для безопасности. Очки без диоптрий. Надень на всякий случай.

– А что может произойти?

– Стенки могут не выдержать – надо защитить глаза от осколков.

Вняв предостережению, Кусанаги поспешно надел очки.

– Ну, начнем! – Югава начал медленно вращать диск стоящей рядом машины. – Сейчас я загружаю электричество в конденсатор. Другими словами, если угодно, создаю грозовую тучу.

– А не может так получиться, что молния по ошибке ударит в нас? – спросил Кусанаги. Разумеется, он хотел пошутить.

– Вряд ли. Если, конечно, я чего-то не напутал в электроцепи.

Побледнев, Кусанаги посмотрел на сосредоточенное лицо приятеля.

– Зарядка конденсатора завершилась, – сказал Югава, взглянув на электроды. – Сейчас между двумя электродами разница в напряжении в несколько десятков тысяч вольт. Эти два полюса разделяет стена под названием воздух. Но если напряжение станет достаточно высоким, чтобы пробить эту стену…

Это все, что он успел сказать. В следующий миг раздался сильный грохот, и Кусанаги увидел, как между двумя электродами пробежала искра. Почти одновременно с этим послышался тихий треск в аквариуме.

– Что это?

Кусанаги бросился было к аквариуму, но Югава схватил его за руку.

– Было бы глупо под самый конец погибнуть от удара током. – Проделав какие-то манипуляции, он похлопал Кусанаги по спине: – Теперь можно, идем, посмотрим.

Они приблизились к аквариуму. Заглянув внутрь, Кусанаги не мог сдержать удивления.

– Кажется, получилось! – Югава запустил обе руки в аквариум и вытащил голову манекена. К его лицу плотно прилипла тонкая алюминиевая пластина. Он осторожно снял ее и со словами:

– Получите ваш заказ! – протянул Кусанаги.

Взяв в руки пластину, Кусанаги стал внимательно ее рассматривать. Она была изогнута, поразительно точно воспроизводя весь рельеф лица манекена.

– В чем же фокус?

– Ударная волна.

– Ударная волна?

– Поскольку электроэнергия была слишком большой мощности, провод на одном участке не выдержал – расплавился и разорвался. Это произошло мгновенно. Как перегорает пробка.

Югава достал из воды электропровод. Его конец сильно оплавился. Точь-в-точь как провод, найденный в Тыквенном озере.

– В этот момент в воде образовалась мощная ударная волна. Под ее воздействием алюминиевая пластина облепила лицо манекена.

– И в результате получилась маска, – пробормотал Кусанаги.

– Эта техника известна с давних времен, но сейчас она практически вышла из употребления. Я тоже впервые увидел своими глазами, как это происходит. Очень поучительно.

– Бывают же на свете чудеса!…

– Ничего чудесного. Вполне предсказуемый результат. Я же тебе говорил – многие загадочные явления, будоражащие общественность, это проказы газов и жидких тел. То, что мы наблюдали, всего лишь один из примеров.

– Нет, я под чудом имел в виду другое. – Кусанаги поднял глаза. – Если бы не нашли маску, не обнаружили бы труп. Кроме того, не смогли бы по грозе определить день, когда произошло преступление. Если вдуматься во все это, можно поверить, что ненависть Синъити Какимото к своему убийце воплотилась в маске. Впрочем, ты терпеть не можешь всех этих оккультных вещей и наверняка скажешь, что я несу чушь…

Кусанаги был уверен, что Югава начнет над ним иронизировать. Но тот повел себя иначе. Он достал из кармана халата сложенный листок бумаги. Ксерокс с какого-то текста.

– Помнишь, когда я услышал о железной маске, я спросил тебя о ружье? Проводят ли в окрестностях Тыквенного озера охоту с ружьями?

– Да, помню. И что означал твой вопрос?

– Честно говоря, я уже тогда заподозрил, что маска – результат воздействия ударной волны. Но каким образом образовалась эта ударная волна, я еще не знал. Поэтому первой моей мыслью было – ружье.

– Это можно сделать с помощью ружья?

– Если выстрелить в воде, получится тот же эффект. Но чтобы создать металлическую форму, какого-нибудь пистолета недостаточно. Необходима мощность именно ружья.

– М-да… – неопределенно кивнул Кусанаги, с трудом представляя, как такое возможно. – Но какое это имеет отношение к нашему нынешнему разговору?

– Существует специальная техника моделирования коронок. Их надевают на зуб с помощью силовой ударной волны, аналогичной той, что создается ружейным выстрелом. Ее разработали в одном нашем университете. – Югава протянул Кусанаги листок, который держал в руках. – Вот ксерокопия статьи, посвященной этому методу. Взгляни.

– Да чего там смотреть!

– Погляди, погляди. – Югава чуть ли не силой впихнул ему листок.

Кусанаги пробежал его глазами. Как и ожидал – ничего не понял.

– И к чему все это?

– Посмотри на имена авторов.

– Имена авторов? – как попугай, повторил Кусанаги и посмотрел в начало статьи. Там стояли три фамилии. Увидев третью, он ахнул.

Третьим был – Синъити Какимото.

– Будучи студентом, покойный, как видишь, изучал технику формовки под действием ударной волны, – сказал Югава. – После того как его убили и бросили в озеро, его дух вспомнил об этой технике и создал посмертную маску. Как тебе эта история?

Некоторое время Кусанаги стоял, разинув рот. Но затем усмехнулся и посмотрел на приятеля.

– Вот уж не думал, что физики верят в оккультные явления!

– Но даже физики иногда шутят.

С этими словами Югава, размахивая полами белого халата, направился к выходу.




Часть 3

Гнилое сердце





1


Как будто не в силах остановиться, мужчина все гладил и гладил ее ляжку. Сатоми небрежно отстранила его руку и, обмотавшись висевшим на стуле полотенцем, уселась перед зеркалом. Вынула из сумочки расческу и принялась расчесывать спутанные волосы.

Мужчина, развернув тучное тело, взял со стола сигареты, сунул одну в рот и закурил, щелкнув дешевой зажигалкой. С первого дня знакомства Сатоми поняла, что имеет дело со скупердяем, который экономит на всем.

– Ты подумала, о чем я тебе говорил? – спросил мужчина, откинувшись на две положенные одна на другую подушки.

– О чем это? – спросила она, расчесывая волосы.

– Забыла? О том, чтобы жить вместе.

– А-а, об этом…

Разумеется, не забыла. Просто хотела избежать этой постоянно возникающей темы.

– А ты подумал о своих детях, что они скажут?

– О них не беспокойся. Они уже взрослые, последнее время их и дома-то не увидишь. После смерти жены они все больше от меня отдаляются. Так что не им осуждать отца.

– Ясненько…

– Ну же, Сатоми… – Мужчина положил сигарету в пепельницу и, не слезая с кровати, на четвереньках подполз к ней, обнял со спины. – Давай жить вместе! Я уже не могу и на час с тобой разлучаться!

– Мне, конечно, приятно это слышать, но…

– Тогда в чем же проблема? Буду покупать тебе все, что захочешь. И эти, как их, долги спишу. Ну что еще пообещать, чтобы тебя уговорить?

– Ладно, я подумаю.

– Да чего там думать! Или… – Мужчина крепко сжал плечи Сатоми. – У тебя есть кто-то другой?

– Никого у меня нет! – рассмеялась Сатоми, глядя в зеркало на мужчину.

– Не врешь? Если у тебя есть другой и ты задумала меня бросить…

– «Тогда возвращай деньги». Все понятно. Я тебе многим обязана и не собираюсь тебе изменять.

– Вот и отлично. А то, знаешь, в ярости у меня крышу сносит… – Сказав это, мужчина шутливо сдавил ее шею.

Сатоми Найто снимала квартиру в районе Сугинами. Двухэтажный дом был расположен в плотно застроенном жилом квартале. Квартира в самом конце коридора, с типичной планировкой – гостиная, спальня, кухня.

Когда она собиралась уже подняться к себе, из тени закутка под лестницей, где обычно ставили велосипеды, вынырнул человек.

– Сатоми!…

Услышав свое имя, она резко остановилась. Всмотревшись в полумрак, увидела, что это Сёити Таноуэ.

– Ты меня напутал. Что ты здесь делаешь?

– Тебя жду.

Как всегда, угрюмый тон Таноуэ вызвал у Сатоми раздражение.

– Не надо меня поджидать! Если есть какое-то дело, мог бы сказать на работе.

– Но ведь ты сама велела мне после работы прийти к киоску, – обиженно сказал Таноуэ.

– Ах да. – Сатоми пожала плечами. – Кажется, что-то такое было.

– Сегодня утром.

– Извини, забыла.

– Чего уж теперь… Может, прошвырнемся куда-нибудь? Перекусим.

– Сейчас? Давай завтра. Я ужасно устала.

– Ну хоть ненадолго…

Щенячьи глаза Таноуэ внушали ей тоску. Все же было неловко, что она заставила его ждать понапрасну. Но главное, в голове сидело, что и у него она взяла в долг.

– Ну если только на пару минут…

Зашли в кафе возле метро. Таноуэ заказал себе кофе, Сатоми – пиво и картофель фри.

– Давай по-быстрому, а то я и вправду устала, – сказала она бесцеремонно и начала жевать картофель, запивая пивом.

Таноуэ прихлебывал кофе. Вдруг выпрямился.

– У меня для тебя кое-что есть.

Он положил на стол маленькую коробочку.

– Что это?

– Посмотри.

Ожидая очередного занудного разговора, Сатоми взяла в руку коробку, открыла крышку. В маленьком футляре лежало серебристое колечко.

– Я сам сделал. По секрету от бригадира, – гордо сказал Таноуэ.

– Какая прелесть!

На колечке был узор из мелких цветочков и листьев. На вкус Сатоми узор был пошловатый, впору какой-нибудь школьнице.

– Ты понимаешь, что я хочу этим сказать, – продолжал Таноуэ. – Давай вернемся в Ниигату. Прошу тебя!

Сатоми метнула на него взгляд исподлобья. Затем открыла сумочку и достала «Мальборо лайт». Она уже не раз слышала эти слова. Поэтому не удивилась.

– Вернемся в Ниигату, и что дальше?

– Ну… Создадим семью. Скоро родительский дом перейдет ко мне.

Сатоми позабавило, что это отдающее нафталином выражение – «создать семью» – в устах Таноуэ звучало совершенно естественно. А ведь ему всего двадцать пять.

– Кажется, мы уже много раз говорили на эту тему. У меня еще нет желания за кого-либо выходить замуж.

– Не говори так. Лучше хорошо все обдумай. Я готов на все, чтобы сделать тебя счастливой. Я все сделаю ради тебя! – Таноуэ умоляюще сложил ладони.

«Почему мне так не везет на мужиков! – с тоской подумала Сатоми. – Вот и этот Таноуэ, всего раз переспали, и уже вообразил, что я принадлежу ему!»

Впрочем, с этим все просто. А вот тот, другой, от него будет не так легко отвязаться. Если что-то срочно не предпринять… В памяти всплыло лицо мужчины, с которым она только что встречалась.

– Или у тебя есть какая-то другая причина? – спросил Таноуэ.

– Другая причина? В каком смысле? – Сатоми, склонив голову набок, выпустила изо рта струйку дыма.

– Причина, мешающая тебе выйти замуж.

Она хотела сказать, что такой причины нет и быть не может, но прикусила губу. Стряхнула пепел в пепельницу.

– Ты почти угадал.

– Так в чем дело? – Таноуэ подался вперед. – Если я могу тебе чем-то помочь, скажи, не скрывай.

Глядя на серьезное лицо Таноуэ, ей захотелось над ним посмеяться.

– Убьешь ради меня человека?

– Что?…

– Есть один мужик, который держит меня на коротком поводке. Чтобы с ним расстаться, нужны деньги. Большие деньги. У меня таких нет. Пока я с ним не рассчитаюсь, я не могу думать о замужестве.

Лицо Таноуэ побелело, точно от него отхлынула вся кровь.

Сатоми воскликнула:

– Шутка! Ты что – шуток не понимаешь? У меня и мысли не было кого-то убивать.

Окаменевшее лицо Таноуэ постепенно обмякло.

– Ты правда пошутила?

– Ну разумеется! Я не такая дура. – Сатоми раздавила сигарету в пепельнице.

Домой Сатоми вернулась во втором часу ночи.

После того как рассталась с Таноуэ, ей было как-то не по себе, и она зашла в бар. Пока сидела у стойки, к ней один за другим подходили мужчины, но все они, судя по виду, не отличались большим достатком.

Она повалилась в постель. Рядом с ней на вешалках тесно висели дорогие платья известных марок. Главная причина, почему она оказалась в нынешнем положении.

В этот момент зазвонил телефон. Недоумевая, кто может звонить в такое позднее время, она подняла трубку.

– Алло, это я… – Голос принадлежал Таноуэ.

– Что еще?

– Послушай… – Таноуэ замялся.

– Ну же, я уже сплю; если есть дело, говори быстрее.

– Извини… То, что ты сказала… это и правда шутка?

– Ты о чем?

– Я много думал: если у тебя и вправду большие проблемы и ты хочешь убить этого человека…

– Что тогда?

– Если это так, мне кажется, есть один хороший способ.

– Хороший способ?

– Да. Можно сделать так, чтобы создалось полное впечатление того, что человек умер от болезни, и, даже если полиция заподозрит постороннее вмешательство, никто никогда не догадается, как все произошло.

– Неужели?

– Если ты уверена в своем решении и позволишь помочь тебе…

– Спокойной ночи. Кончай пороть всякую чушь… – Она швырнула трубку.




2


Киноскэ Такадзаки впервые за пять месяцев зашел в свой дом, расположенный в районе Это. Впервые после смерти матери. Хоть его и звали на поминальные службы, он каждый раз отговаривался занятостью в университете. Впрочем, его отец, который в своем образовании не пошел дальше школы, не выказывал недовольства по этому поводу.

Киноскэ ненавидел отца. Жене и детям тот каждый потраченный грош ставил в вину, а на любовниц денег не жалел. Если же кто-то осмеливался его упрекнуть, он огрызался:

– Отстаньте! Мои деньги, как хочу, так и трачу!

Его самой большой гордостью было то, что он еще в юном возрасте сумел стать директором супермаркета.

Именно поведение отца, по мнению Киноскэ, стало первопричиной скоропостижной смерти матери. И отнесся отец к ее кончине лишь как к удачной возможности сократить ненужные расходы.

Университет, в который поступил Киноскэ, был расположен недалеко от его дома, но он поселился в студенческом общежитии, чтобы избавить себя от пытки каждый день видеться с отцом. Денег, которые отец ежемесячно посылал ему, хватало лишь на оплату жилья. Приходилось подрабатывать.

Зная скупость родителя, Киноскэ и сегодня зашел домой не за деньгами. Он хотел забрать оставшиеся в его комнате диски с компьютерными программами.

Пройдя через ворота, взглянул на часы. Уже третий час. По будням в это время отец должен быть на работе.

Он вставил ключ в дверь, но когда попытался повернуть, ключ не шелохнулся. Дернул дверь за ручку, и она без всякого сопротивления открылась. Он почувствовал досаду. Неужели папаша уже вернулся с работы?…

Но еще раз тащиться сюда не хотелось, поэтому он решил все-таки войти в дом. Напряг слух, пытаясь понять, в какой комнате находится отец. Но не услышал ни звука.

Киноскэ поднялся по лестнице и запихнул нужные диски в попавшийся под руку бумажный пакет. Если повезет, можно будет уйти, не столкнувшись с отцом.

С пакетом в руке он на цыпочках спустился по лестнице. Никого.

Проходя по коридору, он мельком заглянул в приоткрытую дверь ванной. Собственно ванную предваряла комната для переодевания. В корзине, стоящей на стиральной машине, были навалены вещи отца.

Киноскэ скривился. Днем разлеживаться в ванне!

У него не было ни малейшего желания окликать его. Он крадучись направился к выходу, решив уйти незамеченным.

В это время зазвонил телефон.

Киноскэ стал поспешно надевать ботинки. Он знал, что в ванной комнате на стене установлен беспроводной телефон.

Однако никто трубку не снял. Телефон продолжал трезвонить.

Киноскэ повернулся в сторону ванной. Отец не мог не услышать звонка. Другими словами, ни в ванной, ни где-либо еще в доме отца нет.

Киноскэ снял ботинки и вернулся назад по коридору. Из телефона донесся сигнал автоответчика. После этого послышался бодрый мужской голос: «Это Моримото, из фирмы недвижимости. Вы уже приняли решение по вопросу, который мы обсуждали? Я перезвоню».

Киноскэ заглянул в предбанник. И здесь, и в ванной горел свет.

Вещи, лежавшие в корзине, несомненно принадлежали отцу. Он помнил эту вульгарную розовую рубашку.

Внезапно посмотрев под ноги, он увидел валяющуюся на полу перчатку. Грязная рабочая перчатка. Киноскэ в недоумении покачал головой. Он хорошо знал, что отец никогда не нисходит до работы, при которой он мог бы испачкать руки.

Он положил ладонь на дверь ванной. Толкнул.

Кунио Такадзаки лежал в длинной узкой ванне. Вытянув ноги, положив руки вдоль туловища. Опиравшаяся на край голова была повернута под неестественным углом.

Киноскэ поспешно закрыл дверь и схватил телефонную трубку. Сердце яростно колотилось. Но не от страха или потрясения.

Он все еще не мог поверить, что произошло чудо, о котором он так давно мечтал.




3


Скрип подошв спортивных тапочек, скользящих по полу спортивного зала. Мерные глухие, упругие удары. Ностальгические звуки, связанные у Кусанаги с воспоминаниями о беспечных студенческих годах.

Играли парами в бадминтон. В одной из пар был Манабу Югава. Он как раз стоял на подаче.

Югава подал в своей знаменитой манере – волан прошел низко, едва не коснувшись сетки, и полетел к передней линии. Соперник с трудом отразил его. Партнер Югавы, отошедший на заднюю позицию, ударил наотмашь. Некоторое время продолжался великолепный обмен ударами, пока наконец Югаве не повезло – волан пришелся ему прямо под удар.

Он резко взмахнул ракеткой – так, по крайней мере, это виделось со стороны, – но волан, неожиданно потеряв скорость, перепорхнул через сетку и опустился к ногам противника. Тот даже и шагу не успел ступить.

Судья объявил окончание игры. Соперники, улыбаясь, пожали друг другу руки.

Югава отделился от общей компании и подошел к Кусанаги.

– Сразу видно мастера! Вижу, рука еще способна творить чудеса! – сказал Кусанаги. – Я думал, ты напоследок ударишь наотмашь, а ты подрезал…

– Наотмашь, я бил наотмашь.

– Да, но…

– Все дело вот в этом. – Югава показал ракетку: одна средняя струна была порвана. – Волан попал прямиком в то место, где оборвалась струна. Видать, давно ты не играл в бадминтон, раз принял мой удар за подрезку.

Кусанаги скривился, потом несколько раз взмахнул в воздухе ракеткой. Приятное чувство!

– Нет желания иногда поиграть? – спросил Югава, обтираясь полотенцем. – Небось у вас, полицейских, в спортивном зале только дзюдо да кэндо? Скукота…

– Как можно ставить на одну доску профессиональную подготовку полицейских и ваше, извини, «проветривание мозгов»! А впрочем, надо как-нибудь с тобой сразиться. Вот только закончу с нынешним делом…

– Судя по твоему виду, ты опять увяз в каком-то муторном расследовании.

– Да уж, хуже некуда.

– И опять пришел ко мне за помощью?

– Нет, думаю, на этот раз и ты бессилен. Не твоя область.

– Не моя область?

– Тут скорее нужны медицинские познания, – сказал Кусанаги, после чего сунул руку во внутренний карман пиджака и достал поляроидную фотокарточку. – Вот тебе покойничек.

Югава принялся невозмутимо рассматривать снимок трупа.

– Разве не счастье – умереть, принимая ванну? А то отбросишь коньки, сидя на унитазе, и вот, пожалуйста, несмываемое пятно на всей биографии!

– Это все, что приходит тебе в голову при взгляде на этот снимок?

– Кажется, никаких внешних повреждений… Но что это за пятно на груди?

– В этом-то вся и штука. – Кусанаги сам еще раз посмотрел на фотокарточку.

Умершего звали Кунио Такадзаки. Он проживал в районе Это и был директором супермаркета.

Труп в ванне обнаружил сын, но он не сразу сообщил в полицию. Прежде всего он позвонил знакомому врачу и попросил срочно прийти. На тот момент у него и в мыслях не было, что существует вероятность насильственной смерти.

У Кунио Такадзаки было слабое сердце. Врач, которому это было известно, узнав о случившемся, решил, что произошел сердечный приступ. Однако, осмотрев труп, он заметил некоторые странности и вызвал полицию. Тотчас выехали местные оперативники. Но они не смогли определить, в чем причина загадочной смерти – несчастный случай, болезнь или убийство. Было доложено в центральное управление, которое откомандировало несколько детективов. В их числе Кусанаги.

– И к каким выводам пришли эксперты? – с интересом спросил Югава.

– Говорят, что никогда раньше такого не видели.

– Неужели?

– Самое простое объяснение – сердечный приступ и мгновенная смерть. Следов насилия нет, поэтому в обычном случае все бы согласились с таким диагнозом.

– Значит, есть что-то необычное?

– Пятно на груди. – Кусанаги показал пальцем на фотографию.

На груди трупа, со стороны сердца, отчетливо выделялось пятно, сантиметров десяти в диаметре. Серого цвета, не похоже ни на ожог, ни на внутреннее кровоизлияние. Сын заявил, что в этом месте на теле его отца родимого пятна не было.

– Результаты вскрытия принесли неожиданный результат.

– Что именно? Не томи, рассказывай.

– На месте этого серого пятна произошел некроз тканей.

– Некроз?

– Местное омертвение. Разумеется, вскоре после смерти у человека клетки кожи умирают. Но в районе этого пятна нечто другое. Впечатление, что ткань мгновенно разрушилась.

– Мгновенно? – Югава сунул полотенце в спортивную сумку. – Что говорит медицина?

– Врач, производивший вскрытие, сказал, что такое впервые в его практике.

– Может быть, яд?

– В теле покойного ничего не обнаружено. Специалисты не знают, существуют ли яды, способные оказать такое действие. Если исключить пятно, установлено, что смерть наступила в результате паралича сердца.

– Насколько я знаю, паралич сердца можно спровоцировать, – пробормотал Югава.

– Ты, наверно, имеешь в виду удар током. Разумеется, мы об этом подумали. Например, если погрузить в ванну удлинитель, подключенный к розетке. Однако у этого способа низкая эффективность. Подробностей не знаю, но тут какую-то роль играет путь, по которому идет электричество.

– Поскольку напряжение самое сильное непосредственно между двумя полюсами, чтобы удар был смертельным, сердце должно оказаться между ними.

– Но даже если причина смерти – удар током, это никак не объясняет появление серого пятна. Так говорят специалисты.

– Короче, ты в тупике, – усмехнулся Югава.

– Поэтому и зашел к тебе – немного развеяться.

– Всегда милости просим, если я действую на тебя так благотворно.

– Ты не занят? Если нет, может, выпьем чего-нибудь?

– Я всегда готов, но ты-то как? Имея на руках такое тяжелое дело…

– Еще неизвестно, преступление ли это вообще, так что я могу позволить себе немного расслабиться, – ответил Кусанаги.

Они зашли в пивную, в которой часто околачивались в студенческие годы после тренировок в секции бадминтона. Хозяйка, стоявшая за стойкой, узнала Кусанаги и встретила его с большим радушием. Услышав, что он стал полицейским, она отреагировала довольно странно:

– Ну и ну! А в то время казалось – сама доброта. Верно говорят – внешность обманчива.

Поболтав о студенческих годах, приятели вновь вернулись к разговору о странном трупе.

– Этот директор супермаркета имел основания опасаться за свою жизнь? – спросил Югава, отправляя в рот ломтик рыбы.

– Если верить словам его сына, велика вероятность, что у него было много врагов, – ответил Кусанаги, разгрызая корюшку. – Он из бедной семьи, сам с ранних лет пробивал себе дорогу наверх и, кажется, отнюдь не брезговал в добывании денег грязными средствами. Однако никакой конкретной информации нет.

– Нет ли каких-то других странностей, помимо причины смерти?

– Ничего, что бы подходило под это определение. Предполагаемое время смерти – с десяти вечера до часу ночи накануне дня обнаружения, вполне обычное время для приема ванны. В доме никакого беспорядка, никаких следов борьбы. Единственное, что смущает, входная дверь была не заперта. Покойный Кунио Такадзаки пять месяцев назад потерял жену и с того времени жил один. А разве человек, живущий один, прежде чем отправляться в ванну, не убедится, что входная дверь заперта? По словам сына, отец был крайне внимателен в таких вопросах.

– Может быть, именно в тот день случайно забыл.

– И такое бывает, – согласился Кусанаги, глотнув пива.

Доливая пиво в его стакан, Югава рассмеялся.

– Что это ты? – вздрогнул Кусанаги. – Я что-то не то сказал?

– Нет, извини. Я просто подумал – вот будет потеха, если внезапно появится подозреваемый.

– В каком смысле? – Кусанаги в свою очередь долил стакан Югавы.

– Как вы сможете привлечь его к ответственности, если не знаете, каким образом было совершено преступление? Что вы ему ответите, если он заявит: «Ну хорошо, господа полицейские, пусть я, по-вашему, убил, но объясните мне – как?»

Кусанаги нахмурился. В вопросе Югавы ему послышалась издевка.

– На этот раз я не собираюсь брать расследование на себя. Пусть другие поишачат.

– Что ж, правильное решение.

Опустошив четыре бутылки, приятели поднялись.

Выйдя на улицу, Кусанаги посмотрел на часы. Было еще только около девяти.

– Может, зайдем еще куда-нибудь? Прошвырнемся по Гиндзе.

Югава шутливо отпрянул:

– Ты что, получил премию?

– Там есть ресторан, в котором покойный Такадзаки был завсегдатаем. Я подумал – не зайти ли туда?

В почтовом ящике Такадзаки нашли конверт, посланный из этого ресторана. Внутри – счет. Сумма была такова, что сын решительно заявил: «Отец был скуп и не мог просадить на выпивку такие деньжищи». Напрашивался вывод, что у него была пассия среди обслуги.

– Хотел сказать – если ты угощаешь… – Югава похлопал по карманам, точно ища бумажник. – А впрочем, иногда неплохо потратить деньги впустую. К тому же мы оба холостые, так что семейные ценности не пострадают.

– Давай обзаводись семьей, иначе и впрямь обесценишься. – Кусанаги дружески похлопал Югаву по плечу.




4


Ресторан назывался «Curious». Изысканный декор, тихая атмосфера, приглушенный свет.

К приятелям подсела длинноволосая девушка.

– Вы у нас впервые? – спросила она, не сомневаясь в ответе.

– Нам Такадзаки посоветовал, – сказал Кусанаги, вытирая руки горячей салфеткой. – Кажется, он часто здесь бывает.

– Господин Такадзаки? – переспросила девушка с некоторым удивлением и явно напряглась.

– Да, Такадзаки, директор супермаркета.

Девушка переводила взгляд с Кусанаги на Югаву. Затем подалась вперед и, понизив голос, спросила:

– Вы разве не знаете?

– Что?

– Видите ли, господин Такадзаки… – девушка нервно посмотрела по сторонам, – скончался.

– Что? – Кусанаги изобразил удивление. – Не может быть!

– Пару дней назад.

– Я не знал. А ты? – продолжая играть роль, обратился Кусанаги к Югаве.

– Впервые слышу, – бесстрастно ответил Югава.

– А что случилось? Болезнь? – спросил Кусанаги девушку.

– Я точно не знаю. Говорят, вроде бы проблемы с сердцем. Сын обнаружил его мертвым в ванне.

– Откуда ты знаешь такие подробности?

– В газетах написали. Хозяйка прочитала и так была потрясена, что сразу же всем нам рассказала.

– Понятно…

Кусанаги, разумеется, знал, что в утренних выпусках газет, вышедших на следующий день после обнаружения трупа, появились короткие сообщения о странной смерти Кунио Такадзаки.

– Вы дружили с господином Такадзаки? – спросила девушка.

– Ну, вместе выпивали… Стыдно, что ничего не знаем о его смерти. – Кусанаги отпил виски с водой.

– А где вы работаете? – спросила девушка.

– Я? Обычная конторская крыса. А вот он – совсем другое дело. Ученый, физик. Работает в университете Тэйто. Нобелевская премия, считай, у него в кармане.

Девушка ахнула:

– Вот это да, какие люди!

– Ничего особенного, – сказал Югава резко. – Про Нобелевскую премию – это он так шутит.

– Да ладно, не скромничай! Лучше покажи свою визитку, – сказал Кусанаги. – А то дама не поверит.

Это был знак, просьба помочь усыпить бдительность девушки. Вероятно поняв это, Югава с недовольным видом протянул визитку.

– Обалдеть – «Лаборатория при физической кафедре»! И что же вы изучаете?

– Развиваем законы Ньютона, соединяя теорию относительности с теорией Дарвина.

– Как это сложно!

– Короче говоря, с точки зрения обывателя, пустая трата времени. – Югава скучающе поднес ко рту стакан с виски.

– Когда приходил Такадзаки, ты тоже брала его под свою опеку? – спросил Кусанаги у девушки.

– Иногда, случалось, составляла ему компанию, но обычно – Сатоми. Кажется, он к ней благоволил.

– А где она?

– Вон за тем столиком, в черном платье.

Взглянув в указанном направлении, они увидели девушку в коротком черном платье, развлекающую гостей. Лет около двадцати пяти, не больше. Прямые волосы падали на плечи.

– Не позовешь ее к нам, когда освободится?

– Как угодно.

Не прошло и десяти минут, как их желание было удовлетворено. Клиенты, которыми занималась Сатоми, ушли.

Кусанаги, как и прежде, первым делом постарался расположить к себе Сатоми и отмести подозрения.

– Вот жизнь, никогда не знаешь, что случится завтра! Такадзаки, уж на что здоровяк был, и тот вдруг помер. – Кусанаги горестно вздохнул.

– Я тоже была потрясена, – сказала Сатоми.

– Прочла в газете?

– Конечно.

– Представляю, как ты удивилась.

– Да, не могла поверить, – Сатоми слегка надула губы.

И в ее манере говорить, и в жестах чувствовалась какая-то томная вялость. Под слоем румян не разглядишь, но, подумал Кусанаги, днем она наверняка постоянно выглядит сонной. Впрочем, он знал, что многих мужчин именно это привлекает. И из своего опыта общения с преступниками он усвоил, что подобные женщины иногда на поверку оказываются весьма деятельными особами.

Когда Сатоми поднесла зажигалку, чтобы зажечь его сигарету, Кусанаги заметил кольца на среднем и безымянном пальцах ее левой руки.

– Слушай, а чем ты занимаешься днем? – неожиданно спросил все это время молчавший Югава.

– Что? Днем?

– У тебя наверняка есть другая работа.

Возможно потому, что Югава так уверенно произнес это, Сатоми кивнула.

– И что ты делаешь? – подключился Кусанаги. – Бумажки перекладываешь в какой-нибудь конторе?

– Да…

– А что за предприятие? – спросил Югава. – Производство? Короче – какой-нибудь завод?

Сатоми быстро заморгала:

– Как вы догадались?

– Это основы физики.

Девушка хотела что-то сказать в ответ, но тут кто-то позвал ее. Извинившись, она отошла.

Кусанаги проворно схватил платок и взял оставленную девушкой на столике зажигалку. Фирменная, с названием ресторана.

– На месте преступления нашли отпечатки пальцев, не принадлежащие убитому? – догадавшись о его намерении, спросил Югава.

– Да, кое-что есть, – ответил Кусанаги, убирая во внутренний карман сверток с зажигалкой. – Если это убийство, трудно предположить, что убийца оказался настолько глуп, чтобы оставить отпечатки, но чем черт не шутит.

– Целенаправленные усилия всегда приносят плоды.

– Будем надеяться. Ты лучше скажи, – Кусанаги перешел на шепот, – как ты понял, что она работает на заводе?

– Она сказала, что работает в конторе, из чего я вывел, что, скорее всего, на производстве. Ее рабочее место на территории завода. Но сама она не из рабочих. Вероятно, при администрации.

– Но как ты догадался?

– Во-первых, прическа. Волосы прямые, но наверху неестественный залом. Скорее всего, след от форменной кепки, а форменные кепки обычно носят на заводах.

– Девушки в лифтах универмагов тоже обычно носят шапочки. И в гостиницах, в регистратуре.

– Но тогда она не ответила бы утвердительно на твой вопрос, служит ли она в конторе. И еще, ты не заметил в волосах металлическую пыль? От нее страдают все женщины, работающие на производстве.

Кусанаги внимательно посмотрел на физика.

– Какой ты, однако, наблюдательный! А прикидываешься, будто женщины тебя не интересуют.

– Если нет необходимости быть наблюдательным, я не наблюдаю. Но ведь мы пришли сюда с единственной целью – разузнать о ней.

– Ты прав. Но тогда объясни, как ты догадался, что она не из рабочих?

– Это проще всего. Слишком длинные ногти. Не похожи на накладные, а с такими особо не поработаешь.

Услышав о производстве, Кусанаги вспомнил, что сын убитого нашел в ванной комнате перчатку. А ведь именно на заводе пользуются такими…

Сатоми, извинившись, вновь подсела к ним.

– Так что у тебя за работа? – спросил Кусанаги.

– Ничего особенного. Ведение дел и все такое.

– Понятно…

Кусанаги посмотрел на Югаву. Югава незаметно от девушки покачал головой. Показывая, что не верит ее словам.

Выпив еще по паре стаканов виски с водой, приятели поднялись. Выставленный им счет выглядел впечатляюще: за такие деньги в обычном баре они могли бы выпить раз в пять больше.

Сатоми проводила их до улицы. Югава остановил не замедлившее подъехать такси.

– Тяжелая у этих девочек работенка, – сказал он, усаживаясь в машине.

– Зато зарплата хорошая.

– Ну да, попадется какой-нибудь извращенец… – Югава обернулся. – Впрочем, и такие парни сюда заглядывают.

– Что? – Кусанаги тоже обернулся. Какой-то молодой человек говорил с Сатоми. Сатоми была явно не рада ему.

– Этот парень околачивался возле входа в здание, – сказал Югава. – Наверняка к ней неравнодушен, поджидал, когда она выйдет.

– На клиента не похож.

– Да, но и на любовника не тянет.

Такси завернуло за угол, и парочка исчезла из поля зрения.




5


Не успела проводить собутыльников Такадзаки, как на тебе – откуда ни возьмись Таноуэ! Есть от чего потерять голову. Хотела проскочить в лифт, сделав вид, что не заметила его, но не получилось – он преградил ей дорогу.

– Сатоми… – заговорил он робко.

– Ты?… Что ты здесь делаешь?

– Но я звонил, звонил, а ты не подходишь. И на работе никак не получается с тобой поговорить.

– Откуда ты знаешь, что я здесь?

– Ну, еще раньше… как-то раз…

– Следил за мной?

Таноуэ виновато кивнул.

– Как ты посмел! – Сатоми отвернулась.

– Я хотел передать тебе вот это…

– Что это?

– Открой – увидишь.

– Ладно, потом посмотрю. Это все, что ты хочешь сказать? – Сатоми, беспокойно озираясь, торопилась уйти внутрь. Ей не хотелось, чтобы клиенты ресторана застали ее здесь – мало ли что подумают!

– Постой! – удержал ее Таноуэ.

– Ну что еще? – Она обернулась, не скрывая раздражения.

Но его это не смутило, он приблизился к ней с заговорщической улыбкой и прошептал:

– Кажется, все прошло удачно, да?

– Ты о чем? – Сатоми нахмурилась. – Что ты имеешь в виду?

– Ну это… Я прочел в газете. – Точно в подтверждение своих слов, Таноуэ достал из кармана джинсов клочок бумаги и развернул перед глазами Сатоми.

Это была вырезка из газеты. В глаза Сатоми бросился крупный заголовок: «Директор супермаркета убит в ванной при загадочных обстоятельствах»…

– Подожди… это еще что такое?

Она выхватила у него из рук заметку и, толкнув в спину, пихнула в тень под лестницу.

– Не мели ерунды! – сказала она, пробежав глазами заметку. – Я не имею к этому никакого отношения!

Она разорвала листок на мелкие клочья.

– Но ты же сама попросила меня дать тебе это. Я специально принес тебе домой…

Таноуэ еще не успел закончить говорить, как Сатоми яростно затрясла головой:

– У меня были неприятности, а ты мне наговорил всякой чепухи, вот мне и стало любопытно. Но потом я успокоилась и решила не совершать глупостей.

– Правда? – Таноуэ хлопал глазами. – Я прочитал эту заметку в газете и решил, что ты это сделала…

– А вот и нет. Я вообще хотела убить не его. Кстати, я вчера отослала тебе эту штуку почтой.

– Знаю, знаю. Сегодня получил. Но ты же доставала ее из коробки? И обертка порвана, и одной перчатки из тех, что были внутри, недостает.

– Перчатки? – Сатоми вздрогнула.

– Ну те, которые нам выдают на заводе.

Сатоми закусила нижнюю губу, как всегда делала в минуту волнения. Но постаралась перед Таноуэ сохранить спокойствие.

– Просто взяло любопытство, я заглянула в коробку, только и всего. Наверно, в этот момент перчатка и выпала. Где-нибудь у меня в квартире валяется, – если нужно, я тебе пришлю.

– Да нет, не надо. Зачем мне эти перчатки? А я так был совершенно уверен, что ты воспользовалась моей идеей. Ведь все произошло, как я предполагал – в ванной, пятно на груди…

– Говорю же – я ни при чем, – выпалила Сатоми. – Какой ты зануда!

Таноуэ внезапно оробел.

– Ну и ладно, раз не ты…

В этот момент двери лифта открылись, и вывалились клиенты с провожающей их девушкой. К счастью, из какого-то другого заведения.

– Извини, я тороплюсь. Больше сюда не приходи, – быстро проговорила Сатоми и, вскочив в лифт, нажала на кнопку.

Створки двери захлопнулись, отрезав ее от опечаленного поклонника.

Сатоми прижала руку к груди. Ее всю трясло.

Она никак не ожидала, что Таноуэ свяжет с ней эту маленькую газетную заметку. Нет, даже то, что это событие попадет в газеты, не входило в ее расчеты.

Давая ей свою штуковину, Таноуэ уверял, что еще ни один убийца в мире не прибегал к такому способу, поэтому никто не заподозрит в случившемся преступления. Вероятнее всего, добавил он, диагностируют сердечный приступ. Бели б не его уверенность, она бы никогда не решилась пойти на это.

Обычная смерть от сердечного приступа пройдет незамеченной, следовательно, и Таноуэ не сможет узнать, сделала она это или нет. А она скажет, что передумала, чтобы в будущем он не мог ее шантажировать. Таков был расчет.

Сатоми взяла себя в руки. Она сильно рисковала, но, кажется, смогла-таки обмануть этого слизняка. Поскольку сам он не убивал с помощью этой штуки, вряд ли он имеет точное представление о ее действии.

«Сейчас, когда победа совсем близко, нельзя допустить промаха», – подумала она.

Она вспомнила, как убила Кунио Такадзаки. Удивительно, но и сейчас она не испытывала ни страха, ни угрызений совести. Ею владело чувство удовлетворения: как ловко все получилось!

Увидев любовницу с этой штукой в руке, лежащий в ванне Такадзаки ничего не заподозрил. Она еще раньше показала ему ее, сказав, что это оздоровительный прибор для водных процедур. Поэтому даже тогда, когда она поднесла ее к его груди, он наверняка не мог вообразить, что через несколько секунд его сердце остановится. До самого последнего момента он продолжал улыбаться.

Она подумала, что это самый приятный способ убить человека. Молодец Таноуэ, отличная идея!…

Выйдя из лифта, Сатоми заметила, что держит в руке бумажный пакетик. Всучил Таноуэ. Прежде чем войти в ресторан, она заглянула внутрь. И скривилась.

Внутри лежала самодельная брошь.




6


На следующий день после посещения ресторана «Curious», в пятом часу, Кусанаги один заехал на электромеханический завод «Тодзай дэнки», расположенный в префектуре Сайтама. Он выяснил, что именно там в дневные часы работала Сатоми Найто. Вообще-то он хотел сделать это пораньше, но хозяйка ресторана до двух часов не подходила к телефону.

На проходной, вписав свое имя в книгу посетителей, он взял справочник с внутренними телефонами и позвонил в первый отдел цеха опытного производства, в котором работала Сатоми. Представившись, спросил, не может ли он побеседовать с кем-либо из персонала – у него есть вопросы, касающиеся завода. Голос у начальника отдела тотчас напрягся.

– На нашем заводе криминал?

– Нет-нет, не волнуйтесь, речь не идет о преступлении, просто мне необходимо посоветоваться. Я понимаю, у вас все очень заняты, но, может быть, все же кто-нибудь сможет уделить мне немного времени?

– Кого же мне к вам послать? Наверно, лучше мужчину?

– Да, будьте так любезны, – ответил Кусанаги. Разумеется, расспрашивать о Сатоми было сподручнее у кого-нибудь из женщин, но он опасался, как бы к нему не прислали саму Сатоми.

– Сейчас кто-нибудь подойдет, – сказал начальник отдела и повесил трубку.

После пяти минут ожидания к проходной приковылял коротышка лет сорока пяти. Назвался начальником бригады Онодэра. «Ну конечно же, – подумал Кусанаги, довольный своей проницательностью, – кто еще на заводе располагает свободным временем, как не бригадир?»

– Так что вас интересует? – спросил Онодэра, почесывая поверх форменной кепки голову. Видно было, что он сильно смущен предстоящим разговором с полицейским.

– Хотел поговорить о вашем заводе. – Кусанаги придал лицу беспечное выражение. – В чем состоит ваша работа? Что за люди у вас работают?

– Ясно. – На этот раз бригадир почесал шею. – Может, для начала посмотрите наш завод?

– А можно?

– Вообще-то необходимо специальное разрешение… Но хотя бы наденьте вот это. – Онодэра протянул кепку с надписью «экскурсант» и защитные очки.

Он объяснил, что работает в первом отделе цеха опытного производства. Цех опытного производства, как ясно из названия, занимается разработкой опытных образцов деталей для электроприборов.

– Кстати, это вам ни о чем не говорит? – Кусанаги достал из внутреннего кармана полиэтиленовый пакет. В нем лежала перчатка, найденная в ванной.

Внимательно рассмотрев ее, Онодэра покачал головой.

– Похожа на те, что используют у нас на заводе, но они везде одинаковые.

– Так я и думал. – Кусанаги с самого начала не ожидал многого от своего вопроса, поэтому поспешил убрать пакет с перчаткой.

Цех оказался довольно просторным, раза в два-три больше спортивного зала. Все его пространство занимали выстроившиеся рядами бесчисленные станки, главным образом токарные и сверлильные. Отделы не были разделены перегородками и обозначались только висящими над головой табличками: «Первый отдел опытного производства» и т. п. В представлении Кусанаги, это напоминало не столько современный автоматизированный цех, сколько большую кустарную мастерскую.

– Вижу, у вас нет сборочного конвейера, – заметил Кусанаги.

– Вы правы, – ответил Онодэра. – Конвейер нужен там, где все строго спланировано и производство поставлено на поток. Здесь же мы делаем опытные образцы, еще не получившие окончательной апробации. Другими словами, у нас здесь штучная, практически ручная работа.

– Наверно, сложно.

– Да, приходится попотеть. К счастью, у нас имеется довольно новое оборудование. Не будешь же специально создавать шаблон для одной вещи, на этот случай у нас есть лазерный станок. – Онодэра едва заметно раздул ноздри. Чувствовалось, что он гордится своей работой.

За станками стояли все без исключения мужчины, и только в отделе, обозначенном «Подразделение обмотки», производство миниатюрных электрокатушек было отдано на откуп женщинам. Невзирая на пол, все работающие были в форменных кепках и защитных очках. Кусанаги вновь подивился проницательности Югавы, догадавшегося о месте работы Сатоми.

– У вас есть административное отделение?

– Да, в конце цеха. Хотите взглянуть?

– Да, пожалуй, – сказал Кусанаги после минутного раздумья. – Будьте так любезны.

Он заколебался потому, что опасался столкнуться лицом к лицу с Сатоми, но понадеялся на авось.

Онодэра повел Кусанаги к начальнику первого отдела. Кусанаги поспешно окинул взглядом отсек, в котором располагалось административное отделение. К счастью, Сатоми видно не было.

Начальник отдела, которого звали Исэ, стал настойчиво выпытывать, что конкретно хочет узнать Кусанаги. Делать нечего, он вновь достал перчатку и сказал, что она была найдена на месте убийства.

– Но почему из-за этой перчатки вы пришли на наш завод? – удивился Исэ.

– Извините, это тайна следствия. Но не беспокойтесь, в нашем поле зрения не только ваш завод. – Кусанаги поспешно спрятал пакет с перчаткой. – Кстати, у вас в отделе есть работницы?

– В смысле – женщины-рабочие?

– Нет, в администрации…

– Есть – одна. Найто. – Исэ посмотрел по сторонам. – Сейчас она вышла, вызвали к начальству.

– Что она собой представляет?

– Даже не знаю… обычная девушка.

– В мужском коллективе небось проходу не дают?

– Ну, как вам сказать… – Исэ показал желтые зубы.

– У нее нет романа с кем-нибудь из сотрудников?

– Ничего такого не слышал. А что, Найто в чем-то замешана?

– Нет, просто любопытно.

Было сомнительно, что этот мухомор знает что-либо о личной жизни Сатоми. Но зато Кусанаги заметил коротко стриженную девушку, с самого начала проявлявшую повышенное внимание к его персоне. Она что-то писала, сидя в некотором отдалении. Очевидно, работала в соседнем отделе.

Кусанаги, учтиво поблагодарив, поднялся. Онодэра хотел проводить его до ворот, но Кусанаги вежливо отказался.

Проходя за спиной коротковолосой девушки, Кусанаги посмотрел на стоявший перед ней телефонный аппарат. Написанные на нем четыре цифры наверняка были внутренним номером. Он постарался их запомнить. Выйдя из административного отделения, он подошел к ближайшему телефону и набрал номер. Было видно, как сидящая за стеклянной перегородкой девушка сняла трубку.

Чтобы не испугать ее, Кусанаги учтиво представился и сказал, что по некоторым причинам хотел бы поговорить с ней по поводу Сатоми Найто втайне от начальника отдела. Как он интуитивно и предполагал, девушка радостно согласилась помочь ему. Вероятно, сгорала от любопытства узнать, чем вызван его визит.

Она предложила ему подождать ее в комнате отдыха за пределами цеха. Не успел Кусанаги прийти туда и взять в автомате кофе, как она вбежала, запыхавшись.

Миэко Хасимото. Работала во втором отделе. Кусанаги присел рядом с ней на одном из установленных в комнате диванов.

– Видите ли, некий человек умер при загадочных обстоятельствах, – сказал Кусанаги, решив, что для пользы дела придется частично приоткрыть правду. – Мы собираем информацию обо всех, кто мог быть с этим как-то связан, и среди прочих о Сатоми Найто.

– Наверняка речь идет о мужчине, – заявила Миэко, блеснув глазами.

– Почему вы так думаете?

– Неужели ошиблась?

– Вообще-то я не вправе разглашать детали, но отрицать не буду.

– Так я и думала! – кивнула Миэко, облизнувшись.

– Судя по вашей реакции, госпожа Найто не обойдена вниманием мужчин.

– Известное дело! Она только на работе притворяется тихоней, а чуть за ворота – никакого удержу. Говорят, ее видели в самых злачных местах, в мужской компании.

Судя по словам Миэко, она не знала, что Сатоми подрабатывает по вечерам в ресторане.

– У нее есть постоянный приятель?

– Не знаю. По крайней мере, здесь, на работе, нет. Она не раз говорила, что здешние трудяги ее не интересуют.

– Понятно.

– Говорит, если уж выходить замуж, то за какого-нибудь столичного толстосума. А сама-то только школу закончила, приехала сюда из Ниигаты. – Миэко презрительно поджала губы.

– Видать, девица с гонором.

– Да уж, – охотно согласилась Миэко. – Девчонки из других отделов были у нее в гостях, так говорят: у нее вся квартира завалена дорогущими шмотками. Но, – она понизила голос, – кажется, у нее аннулировали кредитную карточку.

– Неужели?

– Я знаю девочку, с которой она советовалась по этому поводу.

– Но как-то утряслось?

– Кажется, да. Говорят, что она в конце концов выкарабкалась. Но при этом влезла в долги – аж на несколько миллионов.

– Ничего себе…

– Представляете! – Миэко широко раскрыла глаза.

Даже подрабатывая в ресторане с сомнительной репутацией, таких долгов не вернуть, подумал Кусанаги.

Он вышел из комнаты отдыха вместе с Миэко. Поблагодарив, уже собирался распрощаться, как вдруг она, указав пальцем в сторону, зашептала:

– Вон там, видите, парень идет, он тоже без ума от Сатоми.

Кусанаги посмотрел в указанном направлении. Юноша в рабочей униформе шел, толкая перед собой тележку.

Сомнений быть не могло. Именно он поджидал Сатоми возле ресторана.




7


Сатоми Найто шла на работу в «Curious», то чуть не прыгая от радости, то впадая в уныние.

Радовало то, что дело с Фумихико Мацуямой последовательно продвигалось. Именно в связи с этим ее сегодня вызвал начальник.

Мацуяма подвизался в производственно-техническом отделе, но не был обычным сотрудником. Он приходился сыном владельцу субподрядной компании, тесно связанной с «Тодзай дэнки». Ни для кого не было секретом, что в будущем он вернется в компанию отца, а работа в «Тодзай дэнки» была всего лишь своего рода практикой. Разумеется, кадровый отдел с самого начала был в курсе, и производственно-технический отдел выбрали именно потому, что он имел самую тесную связь с компанией Мацуямы.

Этот Мацуяма приметил Сатоми месяца два назад. Познакомился с ней и, кажется, остался доволен.

Через начальника цеха было передано предложение сойтись поближе. Это было около недели назад.

До того Сатоми не верила, что он испытывает к ней серьезные чувства. К тому же она еще не знала, что он на особом положении. Поэтому и не проявляла к нему никакого интереса.

Но, когда начальник цеха посвятил ее в подробности, все ее мысли обратились на Мацуяму. Она решила, что ей выпал шанс, который случается раз в жизни.

Начальник цеха задал ей два вопроса. Во-первых, нет ли у нее приятеля. И во-вторых, не хочет ли она поближе сойтись с Мацуямой.

Она, не раздумывая, заявила, что определенного приятеля у нее нет, что же касается второго пункта, то она должна подумать и после даст ответ.

И вот сегодня начальник вновь вызвал ее, чтобы получить ответ на свой вопрос. Изобразив легкое смущение, Сатоми сказала, что не против пообщаться. Начальник просиял и поздравил ее с таким пафосом, как будто речь шла по крайней мере о свадьбе.

Сатоми вышла из кабинета начальника, чувствуя себя наверху блаженства. Но, как только она вернулась на свое рабочее место, ее захватили мрачные мысли. Вестницей несчастья стала Миэко Хасимото из соседнего отдела. На первый взгляд приветливая, в действительности – со змеей за пазухой. Она была на год старше Сатоми и ненавидела ее всеми фибрами души.

И сегодня, едва Сатоми присела, Миэко заговорила с ней, приветливо улыбаясь:

– Только что в твоем отделе был странный гость.

– Да? Что за человек?

– Видишь ли… – Миэко понизила голос. – Из полиции.

Сатоми была поражена, но постаралась сохранять спокойствие.

– Что-то случилось?

– Убийство.

– Что? – По спине поползли мурашки.

– Понимаешь, он выразил желание поговорить со мной наедине. И как ты думаешь, о чем он меня спросил?

Глядя на кончик языка, снующий между губ Миэко, Сатоми невольно вообразила змею.

– Не представляю. Так о чем же?

– Видишь ли… – Миэко еще сильнее понизила голос. – Он спрашивал о тебе. Какие у тебя отношения с мужчинами? Есть ли любовник? Ну и все в этом же роде.

Сатоми потеряла дар речи. Она не могла понять, почему полицейский заинтересовался ею.

– Успокойся, – продолжала Миэко. – Я сказала про тебя только хорошее. Мол, какая ты замечательная девушка. Кажется, он поверил.

– Спасибо.

Миэко с триумфом на лице вернулась на свое место. Глядя ей в спину, Сатоми почувствовала тошноту.

Она не сомневалась, что Миэко наговорила про нее всяких гадостей. Надо быть готовой к тому, что полицейские придут с вопросами непосредственно к ней.

Но все в порядке, ведь доказательств никаких…

Убив Кунио Такадзаки, она забрала из барсетки, которую он всегда носил при себе, свои долговые расписки. Она постаралась не оставить отпечатков пальцев, к тому же никто не знал о ее особых отношениях с Такадзаки.

Немного успокоившись, Сатоми, как обычно, развлекала подвыпивших клиентов. Пора подумать о том, чтобы уйти из ресторана. Сотрудникам «Тодзай дэнки» было запрещено подрабатывать на стороне. Но главное, если кто-то на работе узнает, что она подвизается в таком сомнительном заведении, это может негативно сказаться на ее отношениях с Мацуямой.

«Надо, подгадав момент, поговорить с хозяйкой», – подумала Сатоми, как вдруг кто-то похлопал ее по плечу. Это была одна из ее напарниц, Асами.

– Кое-кто хочет поговорить с тобой, – прошептала она на ухо, показав глазами в сторону стойки.

«Это еще кто?» – удивилась Сатоми. И тотчас нахмурилась.

На нее смотрел Сёити Таноуэ, одетый в совершенно ему не шедший пиджак.




8


Над кольцом магнита парил предмет, размером с прибрежную гальку, обернутый в алюминиевую фольгу. Вокруг курился белый пар – конденсация присутствующей в воздухе влажности.

Разумеется, это была никакая не галька, а сверхпроводник. Охлажденный с помощью жидкого азота, он был завернут в теплоизоляционный материал и в алюминиевую фольгу.

Югава, одетый в белый халат, надавил пинцетом на сверхпроводник и отпустил. Сверхпроводник вновь поднялся над магнитом. Однако, по сравнению с прежним, расстояние между ним и магнитом уменьшилось.

Югава, схватив кончиками пальцев магнит, перевернул его. Сверхпроводник, сохраняя расстояние, продолжал висеть в воздухе, но теперь уже под магнитом. Под каким бы углом Югава ни поворачивал магнит, сверхпроводник, словно закрепленный на невидимом стержне, сохранял относительно него свою позицию.

– Видишь, сверхпроводник как бы пришпилен к определенной точке пространства. Между прочим, этот эффект используют в поездах на «воздушной подушке». – Закончив объяснение, Югава положил на стол магнит и сверхпроводник.

– Чего только вы, физики, не придумаете! – с уважением сказал Кусанаги.

– Чаще мы не придумываем, а находим. В этом смысле настоящий ученый – это прежде всего первооткрыватель. Ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что ученые все свое время проводят в размышлениях, запершись в лаборатории.

– Ну, коли так, может быть, тебе повезет и ты что-нибудь найдешь. – Кусанаги снял со стула пиджак Югавы и бросил его приятелю.

– При условии, если там что-то есть, – парировал Югава.

Кусанаги заехал в университет за Югавой, собираясь показать ему ванную, в которой умер Кунио Такадзаки. Причина смерти все еще оставалась загадкой для полиции. Югава был последней надеждой.

Посадив приятеля на соседнее сиденье, Кусанаги поехал в Это.

– Не против, если мы сделаем небольшой крюк?

– Решил заскочить в «Макдоналдс»?

– Нет, в более соблазнительное местечко.

Местом, куда собрался заехать Кусанаги, оказалась квартира Асами Каваи, той самой девушки, которая первой подошла к ним в ресторане «Curious». Он взял у хозяйки ее адрес, чтобы расспросить о Сатоми Найто.

– Пожалуй, я подожду в машине, – сказал Югава, когда они остановились перед домом, в котором жила Асами.

– Перестань, составь мне компанию. Девушка наверняка запомнила тебя лучше, чем меня.

– Она насторожится, когда узнает, что ты полицейский.

– Потому-то я и хочу, чтобы ты пошел со мной.

К счастью, Асами еще не ушла. Когда она открыла дверь, она была в майке и джинсах. Лицо не накрашено и оттого выглядело совершенно по-детски.

Она сразу припомнила Кусанаги. Но, узнав, что он – полицейский, возмутилась:

– Как не стыдно! Конторская крыса! Навешали мне лапши!

– Мы, полицейские, тоже сидим на жалованье, так что никакой разницы. А вот то, что он великий физик, – Кусанаги показал на Югаву, – это правда. Не буду скрывать, меня интересует, что вам известно о госпоже Сатоми Найто.

– Вы ее в чем-то обвиняете?

– Об этом еще рано говорить. Правда, что у нее были большие долги?

– Краем уха слышала. Говорила, что ей нечем оплачивать кредит.

– А что сейчас?

– В последнее время она об этом не упоминала, видать, как-то выкарабкалась.

– Она не брала взаймы в вашем ресторане?

В ответ Асами захохотала:

– Да наша хозяйка скорее удавится, чем даст кому-нибудь из нас в долг.

Внезапно из глубины квартиры появилась серая кошка.

– Ого, российская голубая? – спросил Югава.

– А вы, профессор, я вижу, разбираетесь, – сказала Асами, поднимая кошку и прижимая ее к себе.

На ошейнике висело что-то вроде медальона. Увидев его, Кусанаги сказал:

– Какая у вас кошка модница!

– А, вы об этом? Брошка. Сатоми подарила.

– Сатоми?

– У нее есть вздыхатель на работе. Он-то и сделал. Вещица безвкусная, поэтому она отдала мне. Я тоже никогда бы на себя такую не надела, прицепила к ошейнику Неона.

Неоном, очевидно, звали кошку.

– А этот парень умелец! – сказал Кусанаги.

Брошка представляла собой вроде бы металлический кружок с вырезанным на нем женским профилем.

– Дай-ка посмотреть на минутку. – Югава протянул руку. – Никак, кремниевая шайба!

– Кремниевая – что?

– Пластина из полупроводникового материала. Он чрезвычайно твердый, а взгляни, как отлично вырезано.

– Должно быть, парень использовал какой-то специальный инструмент. Наверняка на заводе есть для этой цели какой-нибудь станок.

– Так-то оно так, но…

Вдруг глаза Югавы вспыхнули. Во всяком случае, так показалось Кусанаги.

– Кажется, я понял, – сказал Югава. – Я решил загадку этой странной смерти.

– Уверен?

– Почти на сто процентов. Если съездить на завод, возможно, найдется подтверждение.

– Сейчас же и поедем. Нет, сегодня суббота, выходной.

– Часто на заводах работают без выходных. В любом случае давай съездим, посмотрим. Можно я возьму эту брошь? – обратился Югава к Асами.

– Конечно, берите. – Асами сняла брошь с ошейника. – А в чем дело?

– Я совершил очередное открытие, – ответил Югава.




9


Дом, в котором жил Сёити Таноуэ, был расположен в пригороде. Прямо за окном начиналась роща, можно было рукой дотянуться до веток развесистого дуба.

Сатоми Найто сидела на старой подушке, которую достал Таноуэ, и осматривала комнату. Кроме двух маленьких, застеленных циновками комнатушек была кухня с дощатым покрытием. На стене висел постер с популярной певицей, на полках тесными рядами стояли видеокассеты с мультфильмами.

– Не знаю, понравится ли тебе, – сказал Таноуэ, внося поднос с чаем и печеньем.

– На вид вкусно.

– У меня их полно. Так что ешь, не стесняйся.

– Спасибо.

– Я так рад, что ты здесь, у меня. Как будто обзавелся семьей!

От его слов Сатоми передернуло, но она продолжала приветливо улыбаться.

Вчера в «Curious» она сказала Таноуэ:

– Мне надо поговорить с тобой в спокойной обстановке, можно я завтра зайду к тебе домой?

Разумеется, на то была серьезная причина. А именно – фраза Таноуэ:

– Сатоми, я слышал, что Кунио Такадзаки был здесь постоянным клиентом. Более того, он тебе покровительствовал. Так вот почему ты его…

Раз он уже так много знает, продолжать обманывать его затруднительно. Если опять сглупить и оставить без внимания, он, чего доброго, проболтается полиции, тогда будет еще хуже. Надо одним махом разрубить этот узел, вот почему она напросилась к нему в гости.

– Принес? – спросила Сатоми, держа в руке чашку.

– Что?

– Сам знаешь – что.

– Ах да. – Таноуэ кивнул и встал. Ушел в сторону прихожей.

Сатоми распечатала принесенный пакетик со снотворным и поспешно высыпала в чашку Таноуэ. Белый порошок тотчас растворился. Лекарство ей дал один из постоянных клиентов ресторана.

– Принес, как обещал, вот, гляди. – Таноуэ вернулся с большой спортивной сумкой. – Сегодня рано утром пошел на завод и тайком утащил.

– Извини, что я причиняю тебе такие хлопоты.

– Никаких проблем. Но что ты хочешь проверить? Тебе не о чем беспокоиться, полицейские никогда не догадаются, что эта штука – грозное оружие, – весело сказал Таноуэ.

– Было бы хорошо, если б так.

– Да не волнуйся же! Если я не проболтаюсь, будь уверена, никто не узнает. А я на твоей стороне. Я считаю, что этот мужик, мучивший тебя, достоин смерти. Ведь он был мерзавцем, правда?

– Ну да…

– Ничего ужасного в том, что он умер. Человек с гнилым сердцем достоин того, чтобы причиной его смерти стала сгнившая кожа, – сказал Таноуэ, с аппетитом прихлебывая чай.




10


– Так, значит, это был ультразвук? – Сжимая руль, Кусанаги поглядел в сторону своего соседа. Они направлялись на завод «Тодзай дэнки».

– Да, ультразвуковые волны. – Югава продолжал смотреть вперед. – Это странное пятно – результат воздействия ультразвуком.

– Разве ультразвук на такое способен?

– Зависит от того, как использовать. Ты же слышал о лечении ультразвуком, так что в умелых руках он может приносить человеческому организму пользу.

– А при неправильном применении обращается в грозное оружие?

– Именно так, – кивнул Югава. – Ультразвуковые волны, распространяясь в воде, создают зоны отрицательного давления, образуя пузыри и пустоты. Потом давление резко меняется с отрицательного на положительное и пустоты сжимаются с мощнейшим ударным эффектом. Используя этот эффект, возможно обрабатывать драгоценные камни и сверхтвердые сплавы. – Он достал брошь. – Эта кремниевая шайба, без сомнения, обработана с помощью ультразвука.

– Никак не могу поверить, неужели у ультразвука такая ужасающая сила?

– Чудовищная, – сказал Югава. – Лечение ультразвуком – это, так сказать, массаж с помощью многократно повторяющегося давления, но я слышал, что продолжительное время направлять ультразвук в одно место крайне опасно. Говорят, что по ошибке можно пробить сердце насквозь. Даже нервы может парализовать при неумелом обращении.

– А привести к омертвению клеток кожи?

– Не исключено.

В ответ Кусанаги с досадой хлопнул по рулю.

– Если ты все это знал, почему раньше не догадался?

– Не говори ерунды. Я не мог представить, что у кого-то под рукой может оказаться такая специфическая вещь.

– Я плохо представляю, как это устройство выглядит, но что конкретно сделал преступник?

– Это всего лишь мои домыслы, – начал Югава, – но думаю, он приблизил рожок прибора, предназначенного для обработки ультразвуком, к груди лежащей в воде жертвы.

– Рожок?

– Вибрирующая часть инструмента.

– Неужели с этой штукой так легко обращаться?

– Насколько я знаю, существуют портативные, величиной с обычный фен. К такому аппарату присоединен провод, который подключают к блоку питания. Блоки питания тоже бывают разные, есть размером с маленький переносной сейф.

«Все– то он знает!» – с невольным уважением подумал Кусанаги.

– Ну хорошо, приложил рожок к груди, и что дальше?

– Нажал на кнопку, и все, – сказал Югава. – Возле рожка закипели пузыри. Они соприкоснулись с грудью жертвы. В тот же момент ультразвуковые волны прошли по воде, по коже, крови и достигли сердца. Мощная ультразвуковая вибрация парализовала сердце.

– Мгновенно?

– Думаю, много времени на это не надо.

«Вот, появилось еще одно ужасное орудие убийства!» – подумал Кусанаги, покачав головой.

Когда прибыли на завод, Кусанаги направился прямо в цех опытного производства. Еще раньше он, справившись по телефону, убедился, что Онодэра сегодня на месте.

– Ультразвук? – Онодэра перевел глаза с Кусанаги на Югаву.

– У вас должны быть станки, на которых возможно обработать вот это, – сказал Югава, показывая брошь.

– Кремниевая подложка для сенсора давления, – сказал Онодэра, внимательно разглядывая брошь, – в ней пробито множество миллиметровых отверстий. Да, теперь вижу, это действительно сделано с помощью ультразвука.

– У вас имеется такой станок?

– Да, вон там, идемте.

Кусанаги и Югава поспешили за бригадиром.

– Вот он.

Онодэра ткнул пальцем в станок для ультразвуковой обработки, закрепленный в баке с водой. Кончик рожка был снабжен большим количеством иголок, чтобы одновременно проделывать множество отверстий.

– Нет, не этот. И блок питания слишком громоздкий, такой не унесешь, – прошептал Югава, после чего спросил Онодэру: – А других нет?

– Почему же? Всякие есть. Сварочный станок, шлифовальный…

– А есть такой, который можно держать в руках?

– Держать в руках? – Онодэра почесал голову поверх кепки. – Этот, что ли…

– Есть?

– Ну-ка. – Онодэра посмотрел на стальную полку. На ней лежали измерительные приборы и какие-то картонные коробки. – Удивительно, – он покачал головой и спросил у стоящего рядом рабочего: – Мини-ультразвук куда-то унесли?

– Нет на месте? – Молодой рабочий посмотрел на полку. – Странно, он должен быть здесь.

– Кто у нас за него отвечает? Таноуэ?

– Да.

– Таноуэ? – переспросил Кусанаги. – Сёити Таноуэ?

– Вы его знаете? – удивленно обернулся Онодэра.

– Да, немного. – Кусанаги помнил, что это имя упомянула Миэко Хасимото, когда рассказала о парне, влюбленном без взаимности в Сатоми Найто. – Именно Таноуэ работает с этим устройством?

– Да, он лучше всех умеет с ним обращаться.

– А где он?

– Сегодня у него выходной.

– Выходной?… – У Кусанаги в груди зашевелилось неприятное предчувствие. – Вы знаете, где он живет?




11


Сёити Таноуэ начал позевывать.

– Странно! Что это меня вдруг сморило?

– Может, приляжешь? – предложила Сатоми.

– Нет, все в порядке, – сказал он и вновь зевнул. – Обойдусь.

– Если так сильно хочется спать, – Сатоми взглянула на него исподлобья, – советую принять ванну.

– Ванну?

– Да, думаю, сон сразу как рукой снимет. К тому же, – Сатоми демонстративно нахмурилась, – от тебя потом попахивает.

– Неужели? – Таноуэ понюхал у себя под мышкой.

– Ну же, иди в ванную, – повторила Сатоми, – сегодня наверняка есть горячая вода.

– Да, наверно. – Таноуэ поднялся и, пошатываясь, пошел.

Вошел в ванную и тотчас вышел. Видимо, отвернул кран с горячей водой.

– Сколько понадобится времени наполнить ванну?

– Минут пятнадцать, – ответил Таноуэ, опустился на циновки и тотчас стал клевать носом.

Сатоми, усевшись на подушку, приготовилась терпеливо ждать. Вскоре Таноуэ крепко уснул.

Когда прошло минут пятнадцать, она потрясла его:

– Как не стыдно, уснул посреди комнаты, марш в ванную!

– А, извини, извини…

Таноуэ, потирая лицо и снимая на ходу одежду, покачиваясь, вошел в ванную комнату.

Сатоми приложила ухо к двери. Послышался звук льющейся воды, но тотчас все стихло.

– Эй, – крикнула она, выждав время, – взбодрился?

Но ответа не последовало. Она осторожно приоткрыла дверь.

Таноуэ лежал в ванной с закрытыми глазами, свесив голову на край. Он крепко спал.

Сатоми на цыпочках подошла к спортивной сумке, которую принес Таноуэ. Открыла. Внутри была картонная коробка. Сняла крышку. В ней лежал аппарат ультразвука, с которым она уже имела дело ранее.

Она не забыла, как им пользоваться. Провод от аппарата присоединить к блоку питания, блок питания подключить к обычной розетке. После чего остается только нажать на кнопку.

Сатоми уже вытащила аппарат из сумки, когда вдруг кто-то обхватил ее сзади.

– Решила меня прикончить?

Из– за прижавшегося Таноуэ спина Сатоми сразу стала мокрой. Он сжимал ее с такой силой, что вывернуться и убежать не было никакой возможности.

– Ты все неправильно понял! Прошу тебя, выслушай меня!

– Хватит, не надо. А я тебе верил!

Протянув руку, он взял с полки клейкую ленту. С неожиданной ловкостью завернул ее руки за спину и обмотал запястья. Руки стали совершенно беспомощны.

– Подожди! Прошу тебя, подожди! Все совсем не так, как ты думаешь. Прошу тебя. Отпусти!

Но, как ни причитала Сатоми, Таноуэ оставался глух к ее мольбам. Той же лентой он обмотал ее лодыжки. Теперь она не могла и шагу ступить.

Подхватив ее, Таноуэ отнес ее в ванную комнату. Прямо в одежде положил в ванну.

– Что ты задумал?! – закричала она.

– Не вопи. А то хуже будет.

Таноуэ вышел, но вскоре вновь вернулся. Увидев, что он держит в руке, Сатоми обомлела. Тот самый ультразвуковой аппарат!

– Даю тебе шанс исправиться, – сказал Таноуэ. – Если поклянешься, что выйдешь за меня замуж и никогда не будешь мне изменять, я тебя пожалею. Если же нет… – Он приблизил аппарат, который держал в руке, к ее груди. Коснулся серебристым, по форме напоминающим бутылку рожком воды. – Придется включить.

Сатоми судорожно задергалась.

– Отпусти меня, прошу, отпусти!

– Ну что, клянешься?

– Клянусь! Сделаю все, что скажешь. Только не убивай меня.

Таноуэ смотрел на нее сверху вниз и некоторое время молчал. Глаза у него были совершенно рыбьи – без выражения.

– Нет, – сказал он. – Ты не искренна. Притворяешься, чтобы я тебя отпустил. Видно, другого выхода нет.

Он приблизил рожок к ее груди.

В этот момент зазвонили в дверь.




12


Кусанаги дважды нажал на звонок, но никто не ответил.

– Нет дома? – предположил он.

– Но окно кухни открыто. – Югава, стоявший под окошком, вытянувшись, попытался заглянуть внутрь. В ту же минуту его лицо побледнело.

– Что там? – спросил Кусанаги.

– Крик, – сказал Югава. – Я слышал женский крик.

– Что же делать? – Кусанаги попытался открыть дверь, но она была заперта на ключ. К тому же дверь была стальной, силой не вышибить.

– Будем действовать рационально. – Югава открыл пошире окошко, ведущее в кухню, и сел на корточки, тем самым как бы предлагая использовать себя в качестве трамплина.

– Извини. – Кусанаги поставил ногу ему на плечо и, работая локтями, пролез в окно.

В кухне никого не было. Но тотчас из ванной донеслись стоны. Кусанаги распахнул дверь.

Голый юноша лежал поверх одетой девушки. Одежда девушки вся промокла. Она пыталась как-то вылезти из ванны, а юноша не пускал ее, придавливая своим телом.

Кусанаги схватил юношу за плечи и оттащил в сторону. Юноша шлепнулся задом на пол.

Девушка, продолжая лежать в воде, тяжело дыша, проговорила:

– Кто вы?

– Что здесь происходит? – спросил Кусанаги, оглядывая обоих.

Югава наконец смог пролезть через окно. Он не торопясь вошел в ванную и, держа в руке платок, подобрал валявшийся на полу ультразвуковой аппарат.

– Кажется, нам предстоит услышать интереснейшую историю, – сказал он.

Кусанаги взглянул на голого юношу. Тот, не отрываясь, смотрел на девушку.

– И впрямь прогнило, – пробормотал он, – твое сердце!…

Кусанаги вновь перевел взгляд на девушку. Девушка медленно погрузилась в воду и закрыла глаза.




Часть 4

Огненный столб





1


Окуляры бинокля были наведены на голубой купальник.

Женщина сидела на дешевой полиэтиленовой подстилке. Глаза скрыты под темными очками. Похоже – «Шанель».

Рядом лежал мужчина, навзничь, также в солнцезащитных очках. Все тело его лоснилось, видимо обильно смазанное лосьоном для загара. Мускулистая грудь слегка пунцовела.

Что касается женщины, она, очевидно, не желая жариться на солнце, старательно перемещалась вслед за тенью, отбрасываемой пляжным зонтом. Время от времени она намазывала на руки и ноги крем от загара.

Солнце палило нещадно. Когда женщина машинальным жестом поправляла тесемку лифчика, можно было разглядеть белую полоску.

Сдвинув брови, женщина что-то сказала мужчине. Скорее всего: «Если будешь так долго валяться на солнце, обгоришь». Мужчина, не открывая глаз, рассмеялся и что-то ответил. Вероятно, что-то вроде: «Сама же притащила меня сюда, на море»…

На что она: «Не думала, что будет такое пекло, уже как-никак сентябрь».

А он: «Всем известно, что в это время ультрафиолетовые лучи еще сильнее».

Глядящий в бинокль прервал свой «дубляж». Женщина сбросила прикрывавшее плечи полотенце, сняла очки и поднялась. Взяла лежавший рядом надувной матрас.

«Пойду искупнусь. А ты?»

«Не хочу, иди одна».

Женщина, надев пляжные сандалии, зашагала в сторону моря.

Опустив бинокль, он невооруженным глазом попытался определить ее местонахождение. Несмотря на сентябрь, в это воскресенье море кишело людьми. Хуже того, голубые купальники нынче были в моде. Он нашел ее с большим трудом.

Она как раз снимала сандалии, стоя у кромки воды. Разувшись, вошла в море в обнимку с надувным матрасом.

Он открыл крышку стоявшего рядом переносного холодильника. Достал увесистый полиэтиленовый пакет и, не торопясь, поднялся.

Рёко Умэдзато не умела плавать. Но море любила. Покачиваться на волнах, обхватив надувной матрас, было для нее верхом блаженства. Казалось, что даже время замедляет свой неумолимый бег.

До замужества они тоже часто приезжали вдвоем на море. В то время ее нынешний муж Такахико жил в Фудзисаве. Поэтому их свидания обычно происходили в Иокогаме, но стоило Рёко сказать: «Хочу купаться», – Такахико тотчас отменял все намеченные дела и вез ее на своем «паджеро» на пляж. На этот случай на заднем сиденье автомобиля всегда лежали их купальные принадлежности.

«Увы, скоро мы уже не сможем вот так беспечно валяться на пляже», подумала Рёко. Прошел год, как они поженились, и все это время предохранялись, но пора уже было серьезно подумать о том, чтобы обзавестись ребенком. Родители наседали, да и возраст поджимает. В этом году Рёко исполнилось двадцать девять.

Она хотела бы заняться серфингом, плаванием с аквалангом, но раз уж решили иметь ребенка, придется ото всего этого отказаться. Впрочем, она уже смирилась. Сегодня она счастлива, а кроме того, если действительно хочешь иметь детей, ничего страшного в том, чтобы пожертвовать некоторыми удовольствиями.

Но какой же нынче чудесный день! Рёко, лежа грудью на матрасе, закрыла глаза. Точно покоишься на огромном водяном ложе. В охлажденное водой тело постепенно проникает тепло.

Вдруг она почувствовала, как что-то ударилось снизу в матрас. Открыла глаза. Из воды вынырнул коротко стриженный юноша. На глазах выпуклые очки.

– Извините.

Ограничившись этим, он вновь опустился под воду. И уплыл куда-то в сторону.

Рёко грустно усмехнулась, вспомнив мысль, промелькнувшую в голове. Когда юноша вынырнул возле матраса, она подумала: уж не желает ли он со мной познакомиться? Несколько лет назад это было бы вполне вероятно. Но с тех пор, как перевалило за двадцать пять, уже никто не приставал к ней на улице.

Ну и отлично, в моем возрасте пора успокоиться!…

В этот момент она заметила, что ее унесло далеко в море. Вокруг почти не осталось купающихся. Работая ногами, она развернулась назад.

И вдруг…

Что– то накрыло ее.

Такахико Умэдзато все видел своими глазами.

Незадолго перед этим он приподнялся и стал высматривать в море ушедшую купаться жену. Он сразу нашел Рёко. Ее розовый надувной матрас трудно было не заметить. Она, как обычно держась за матрас, качалась на волнах.

Он сунул в рот сигарету и щелкнул зажигалкой «Zippo». Вместо пепельницы – бутылка из-под колы, которую он только что опустошил.

Выдыхая дым, Умэдзато наблюдал за женой. Какой-то купальщик заговорил с ней и тотчас куда-то уплыл.

«Ну и дуреха!» – подумал он, следя за тем, как Рёко поспешно меняет направление. Наконец-то заметила, как далеко заплыла!

Умэдзато сделал затяжку и выдохнул дым. И вдруг…

Раздался оглушительный грохот, и в тот же миг жена превратилась в огненный столб.

Огонь был желтого цвета. Казалось, что он взметнулся со дна моря. Под его напором окружающая вода, вспенившись, побелела. И вновь из-под воды поднялся столб огня.

После первого взрыва весь пляж точно замер. Купающиеся, еще ничего не понимая, просто смотрели изумленно на фонтан пламени.

Но в следующий миг началась паника. Все начали наперегонки выбираться на берег. Крики, вопли, стоны. Умэдзато невольно вспомнил фильм «Челюсти» Спилберга. В том фильме люди убегали от гигантской акулы, а сейчас – от огня.

В голову лезли мысли о фильме потому, что он совершенно не мог понять, что происходит, полностью утратил способность здраво рассуждать. Продолжая сидеть на подстилке, сжимая обжигающий пальцы окурок, он смотрел на то место, где только что плавала его жена. Искал ее глазами.

Взрывы на поверхности моря прекратились. Только расходилась кругами белая пена.

Вокруг что-то кричали люди. Но Умэдзато ничего не слышал.

Наконец он поднялся. Пошел, пошатываясь, к морю. Он все еще не осознавал, что же произошло. Единственное, что он понимал: все, кто были в море, вышли на берег, все, кроме его жены.

Где же Рёко?

Внезапно ему на глаза попался качающийся на волнах предмет. Розового цвета, из какой-то синтетики.

Тут только он вспомнил про надувной матрас.




2


Как только Тосио Като понял, что звонят из дома «На холмах», у него появилось дурное предчувствие. Когда десять лет назад строили этот дом, экономили на всем, не потрудившись изолировать жильцов друг от друга, поэтому теперь склоки не прекращались. Одна из причин – слишком много одиноких холостяков. Вот уже несколько лет прошло с тех пор, как токийский муниципалитет принял новый закон об утилизации мусора, а большинство жильцов и не думало соблюдать установленные правила.

Тосио Като угадал: звонок был с очередными жалобами. Женщина с первого этажа возмущалась тем, что капает с верхнего балкона. Она, видите ли, только что постирала простыни и не может вывесить их посушиться.

– Над вами, кажется, живет господин Фудзикава. Его нет дома?

– Разумеется, нет, поэтому я и звоню. Немедленно примите меры! – В голосе женщины прозвучали истерические нотки.

– Хорошо, хорошо, успокойтесь, сейчас приду.

Повесив трубку, Като стал хмуро искать ключи от дома «На холмах». Юити Фудзикава тоже был холостяком. Но до сих пор с ним никогда не было никаких проблем. Они виделись лишь однажды, когда заключали договор об оплате, и молодой человек показался ему тихим и необщительным.

Оставив контору на других, он сел в свой фургон и поехал. Фирму «Като-недвижимость» основал его отец.

Дом «На холмах» рекламировался как «строение прекрасной архитектуры, расположенное в семи минутах ходьбы от станции Митака». Что касается «семи минут ходьбы», это была истинная правда, но посеревшие стены как-то не укладывались в понятие «прекрасной архитектуры». Неподалеку проходила скоростная трасса, и под воздействием выхлопов стены давно утратили свой первоначальный вид.

Зайдя с той стороны дома, где были расположены балконы, Като определил проблемное место. И сразу понял причину. Шланг кондиционера, установленного в квартире Фудзикавы, оборвался, поэтому вниз стекала вода. По словам живущей внизу женщины, Фудзикавы не было дома, но кондиционер продолжал работать. Забыл выключить? Или из-за жары нарочно, отправляясь на работу, оставил включенным?

В любом случае это был непорядок. Поднимаясь по лестнице, Като достал дубликат ключа.

Фудзикава жил в двести третьей. В почтовом ящике на двери скопились газеты за несколько дней. Значит, уехал в командировку или на отдых? В таком случае следует полагать, что он забыл выключить кондиционер.

Като открыл дверь дубликатом ключа. В этот момент его вновь охватило дурное предчувствие.

Квартирка была маленькая, сразу по левую руку – кухня. Впереди – небольшая комната, но раздвижная дверь задвинута, так что заглянуть внутрь не было возможности.

Като снял ботинки. Он никак не мог понять причину не оставлявшего его неприятного чувства.

Он понял ее за миг до того, как попытался отодвинуть дверь в комнату. Вонь. Из-за двери сочился ужасно неприятный запах.

«Как бы чего…» – успел подумать он, и в следующий момент его рука отодвинула дверь.

Посредине комнаты ничком лежал человек. В майке и брюках. На белой майке, точно на географической карте, темнели пятна. Пригляделся – кровь, брызнувшая из расколотой головы.

Попятившись, Като шлепнулся на пол.




3


Если верить висящему на двери списку присутствующих, Манабу Югава бесследно исчез. Ибо ни одна из граф – «лекции», «эксперименты», «вышел», «выходной» – не была отмечена. Машинально опустив глаза, Кусанаги увидел валявшийся под дверью зеленый магнитик. Подобрав его, постучал.

Дверь открыл юноша с волосами, выкрашенными в желтый цвет. Брови были изысканно подстрижены. В наше время даже студенты физического отделения не отстают от моды, подивился Кусанаги, которому недавно стукнуло тридцать четыре.

– Югава на месте? – спросил он.

Судя по всему, внешность Кусанаги не внушала студенту доверия, но все же он, с недоумением на лице, угукнул.

– Он сейчас занят? Я приду в другой раз.

– Нет, все в порядке, но… – желтоволосый студент, открыв пошире дверь, впустил Кусанаги.

Едва переступив порог, Кусанаги услышал монотонный голос Югавы:

– Если допустить, что под водой находился баллон со сжатым газом, необходимо подумать над тем, почему он разорвался и о каком газе может идти речь. Если, предположим, баллон был поврежден и коррозия проела его насквозь, почему газ не вытек? И еще, какова причина возгорания газа?

Югава, сидя на стуле, обращался к трем студентам. «Нехорошо мешать ученой дискуссии», – подумал Кусанаги, но в этот момент его заметил Югава.

– О, это ты, как раз вовремя!

– Я вам помешал…

– Мы уже вдоволь наговорились об учебе, сейчас просто болтаем. Мне хотелось бы непременно узнать и твое мнение.

– А о чем речь? В очередной раз хочешь меня опозорить, продемонстрировать, что я ни черта не смыслю в физике?

– Вот уж не знаю, опозоришься ты или нет. Мы говорили вот об этом, – Югава протянул Кусанаги газету, лежавшую на столе. Газета недельной давности. Раскрыта на отделе происшествий.

– А, это о взрыве на пляже! – сказал Кусанаги, взглянув на статью.

– Я только что предложил своим коллегам-студентам интеллектуальную игру – найти рациональное объяснение случившегося.

Четыре студента, включая того, который открывал дверь, смущенно поежились.

– Мы в управлении тоже собираем информацию по поводу этого случая. Нельзя исключить, что замешана какая-то террористическая организация.

– Хочешь сказать, это террористический акт?

– Такую возможность нельзя отметать. Излишняя бдительность никогда не повредит.

– А как на это смотрят в полиции префектуры Канагава, где произошел инцидент?

– Вообще-то между Токио и Канагавой отношения довольно натянутые, – кисло улыбнулся Кусанаги, имея в виду полицейских. – Насколько я слышал, они там тоже в тупике. В любом случае следов взрывчатого вещества не нашли.

– Может быть, их унесло течением? – предположил один из студентов.

– Может быть. – Кусанаги не стал опровергать мнение молодого человека. Но в душе он был уверен, что если бы это был обычный взрыв, полиция Канагавы достала бы доказательства «из-под воды».

– Полиция рассматривает это как преступление? – спросил Югава.

– Следствие ведется, исходя из предположения, что это было преднамеренное убийство. Не спишешь же этот взрыв на природное явление!

– Именно это мы и обсуждаем. – Югава, усмехнувшись, окинул взглядом студентов.

– Пришли к какому-нибудь выводу?

В этот момент прозвенел звонок. Студенты дружно поднялись. Видимо, им было пора на лекцию. Югава остался сидеть.

– Для твоих птенцов это был спасительный гонг, – сказал Кусанаги, присаживаясь на один из освободившихся стульев.

– Решать задачи, громоздя формулы, это еще не наука. А такие обсуждения – прекрасная гимнастика для ума. – Югава поднялся и засучил рукава белого халата. – Ну что, налить тебе растворимого кофе?

– Нет, спасибо. Мне уже пора идти.

– Куда же это? Далеко?

– Близко. В этом здании.

– Ого! – Югава округлил глаза за стеклами в черной оправе. – А в чем дело?

– Здесь нет сегодняшней газеты? Не этой, недельной давности. – Кусанаги посмотрел на столы вокруг. Они были завалены всякими бумагами и таблицами, но свежей газеты не было видно.

– Если произошедшее может стать учебным материалом, я не поленюсь, принесу… Так в чем дело?

– В Митаке найден труп. – Кусанаги открыл блокнот. – Мужчина двадцати пяти лет. Зовут – Юити Фудзикава. Бывший сотрудник фирмы. Обнаружен в своей квартире владельцем риэлторской компании, управляющей домом, приблизительно через три дня после наступления смерти.

– Я видел сообщения об этом во вчерашних вечерних новостях. Сказали, что труп уже начал разлагаться. Сочувствую тому, кто обнаружил.

– Но кондиционер работал. Видимо, преступник предполагал, что благодаря этому трупный запах выветрится. Но нынешнюю жару даже самый хитрый преступник не мог предвидеть.

– Да уж, пекло! – Югава скривил губы. – Для работников умственного труда жара – худший враг. Повышенная температура действует разрушительно на память.

«Если тебе действительно так жарко, мог бы снять свой халат!» – подумал Кусанаги. Но предпочел промолчать.

– Тебе никогда не приходилось слышать имя потерпевшего – Юити Фудзикава?

Югава посмотрел с недоумением.

– А почему я должен знать жертву этого преступления? Или он какая-нибудь знаменитость?

– Нет, совершенно обычный человек. Но мне подумалось, есть вероятность, что ты его знаешь.

– Почему?

– Он окончил физико-технический факультет этого университета. Два года назад.

– Ах, вот в чем дело… В новостях таких подробностей не приводили. Какое отделение?

– Энергетическое… так, кажется, это называется… – ответил Кусанаги, справившись в блокноте.

– Энергетическое? Тогда он наверняка посещал мои лекции. Но, извини, совершенно не помню. Видимо, ничем особым не выделялся и успехи были так себе.

– Все, с кем я беседовал, говорят, что он был человек тихий, незаметный, тяжело сходился с людьми.

– Так я и думал. Но раз ты потрудился прийти в университет, где учился убитый, на то должны быть какие-то веские основания, – заметил Югава и поправил очки. Этот жест свидетельствовал о том, что он начал проявлять любопытство.

– Основания, возможно, и не такие уж веские… – Кусанаги достал из кармана пиджака фотографию и показал Югаве. – Мы нашли это в его комнате.

Югава, взглянув на фотографию, сдвинул брови.

– Это же автостоянка возле нашего корпуса!

– Благодаря нашему с тобой общению я стал чаще бывать здесь. Поэтому, едва взглянув на фотографию, сразу узнал. Ребята из следственной бригады были очень мне благодарны. Сам понимаешь, как тяжело найти автостоянку по фотографии.

– Да, наверно. Судя по дате на фотографии, она была сделана тридцатого августа. Почти две недели назад.

– Короче, в тот день Фудзикава приходил в университет. Хотелось бы знать – зачем?

– Возможно, он участвовал на правах выпускника в работе какой-нибудь секции…

Кусанаги и Югава в студенческие годы ходили в секцию бадминтона.

– Я связался со студенческими приятелями Фудзикавы. Фудзикава никогда не участвовал ни в каких секциях.

– В таком случае, – Югава скрестил на груди руки, – может быть, рекрутировал студентов для какой-то фирмы? Нет, осень, уже слишком поздно.

– Даже если бы было не поздно, это исключено, – уверенно заявил Кусанаги.

– Почему?

– Я же тебе сказал – он бывший служащий фирмы. В июле уволился.

– Значит, в последнее время был безработный? Тогда, возможно, он приходил за помощью в новом трудоустройстве. – Сказав это, Югава покачал головой и вернул фотографию Кусанаги. – Непонятно только, зачем ему понадобилось фотографировать автостоянку.

– Я сам бы хотел узнать. – Кусанаги еще раз посмотрел на снимок. В автомобилях, выстроившихся на автостоянке, вмещающей до двадцати машин, не было ничего необычного.

В студенческие годы Юити Фудзикава был приписан к пятой лаборатории отделения энергетической техники. Как только Кусанаги упомянул об этом, Югава сказал, что он хорошо знает работающего там ассистента Мацуду.

– Мацуда вообще-то выходец с физического отделения. Мой однокурсник, – сказал Югава, когда они шли по коридору в сторону пятой лаборатории.

– И что же там изучают? – спросил Кусанаги.

– Насколько я знаю, пятая лаборатория главным образом занимается исследованием теплообменных систем. Специализация Мацуды – теплотехника.

– Теплотехника?

– Если коротко – наука, изучающая тепло и тепловые свойства вещества. На макроскопическом уровне – это термодинамика, с позиций микроскопических, на уровне атомов и частиц, это так называемая статистическая физика. Впрочем, резко разделять обе эти области не стоит.

– Понятно… – сказал Кусанаги, а сам подумал: «Лучше бы не спрашивал!»

Когда подошли к пятой лаборатории, Югава попросил детектива немного подождать и, без стука открыв дверь, вошел внутрь. Не прошло и минуты, как дверь вновь открылась и показалось его лицо.

– Все в порядке. Готов ответить на все твои вопросы.

Поблагодарив, Кусанаги переступил порог.

Вокруг были нагромождены совершенно непонятные для Кусанаги приборы и устройства. Возле стола у окна стоял худощавый мужчина. Рубашка с короткими рукавами была расстегнута до груди. Действительно, в помещении была ужасная духота.

Югава представил их друг другу. Худощавого мужчину звали Такэхиса Мацуда.

Последовав примеру Югавы, Кусанаги сел на раскладной стул.

– Не знал, что у Югавы есть друзья в полиции, – сказал Мацуда, взглянув на визитку. Говорил он без всякого выражения. Увидев, что Кусанаги достал платок, слегка улыбнулся: – Извините, наверно, жарко? Только что закончил один эксперимент.

– Да нет…

Кусанаги поостерегся спрашивать, в чем заключался эксперимент. Даже если бы спросил, ничего бы не понял.

– Значит, вы по поводу Фудзикавы? – в лоб спросил Мацуда. Видимо, не хотел понапрасну терять время.

– Вам известно о том, что произошло с ним?

Худощавый ассистент кивнул:

– Вчера, когда смотрел новости, я не понял, что это он. Но сегодня утром позвонил один из выпускников с его курса. Только тогда я вспомнил. – Мацуда повернулся в сторону Югавы. – И Ёкомори давеча говорил об этом происшествии.

– Я тоже не знал, что речь идет о выпускнике нашего университета, пока он мне не сообщил. – Югава показал на Кусанаги. – Думаю, Ёкомори тоже удивлен?

– Да. Он имел отношение не только к его дипломной работе, но и к его трудоустройству…

– А кто этот Ёкомори? – перебил Кусанаги.

– Профессор, преподает у нас, – ответил Мацуда. Из его объяснения следовало, что Ёкомори отвечал за распределение студентов в то время, когда Фудзикава был на четвертом курсе.

– Когда вы в последний раз видели Фудзикаву? – спросил Кусанаги.

– Он заходил в прошлом месяце.

«Все сходится», – подумал Кусанаги.

– Когда именно?

– Кажется, в середине месяца.

– А по какому делу?

– У меня осталось впечатление, что какого-то конкретного дела не было. Как будто просто зашел поболтать. Выпускники нередко бывают у нас, меня это особенно не удивило.

– О чем вы говорили?

– Дайте-ка вспомнить… – Мацуда слегка задумался, потом вновь поднял глаза. – Да, мы говорили о его фирме. Он сказал, что уволился.

– Об этом мы знаем. Фирма «Нисина инджениринг».

– Фирма небольшая, но, насколько мне известно, с солидной репутацией, – сказал Мацуда и посмотрел на Югаву. – Кажется, Ёкомори был несколько раздражен этим фактом.

– Еще бы, – кивнул Югава.

– Почему?

– После объясню, – сказал Югава, подмигнув.

Вздохнув, Кусанаги вновь перевел взгляд на Мацуду.

– Что именно Фудзикава рассказал по поводу своего увольнения?

– Ничего конкретного. Но мне расспрашивать было не совсем удобно. Сказал, что хочет начать с нуля. Я пообещал помочь советом, если возникнут какие-либо проблемы. Но с просьбой о помощи в трудоустройстве он не обращался.

– Больше Фудзикава к вам не заходил?

– Нет.

– Странно… – сказал Югава. – Он, судя по всему, был здесь в конце прошлого месяца.

– Я его не видел, – сказал Мацуда.

Кусанаги достал фотографию. Лицо ассистента вытянулось:

– Это же наша автостоянка! Откуда у вас эта фотография?

– Мы обнаружили ее в квартире Фудзикавы. Видите, она помечена тридцатым августа.

– В самом деле. – Мацуда покачал головой. – Но зачем он ее сделал?

– Куда еще в университете мог заходить Фудзикава?

– Даже не представляю… В работе секций он не участвовал… Может, у него были знакомые среди аспирантов, но я таких не знаю.

– Понятно. – Кусанаги убрал фотографию. – А профессор Ёкомори сегодня на работе?

– Утром был, но во второй половине ушел. Думаю, сегодня уже не вернется.

– Что ж, придется прийти сюда еще раз. – Кусанаги сделал глазами знак Югаве. Югава поднялся.

– Извините, что ничем не смог помочь, – сказал Мацуда.

– Только еще один вопрос, – быстро проговорил Кусанаги. – У вас нет никаких соображений по поводу убийства? Пусть какой-нибудь пустяк, мелочь?

Мацуда задумался. Однако после паузы покачал головой.

– Прилежный, серьезный студент. Уверен, никто не питал к нему враждебных чувств. И думаю, никому не было выгоды убивать его.

Кусанаги кивнул и, поблагодарив, поднялся. В этот момент взгляд его упал на мусорную корзину. В ней лежала выброшенная газета. Он достал ее.

– Забавно, что вы тоже заинтересовались этой заметкой. – Кусанаги показал газету Мацуде. В ней сообщалось о взрыве на морском пляже.

– Это Ёкомори мне принес, – сказал Мацуда. – Странное происшествие.

– Что ты думаешь по этому поводу? – спросил его Югава.

– Никаких соображений. Если речь идет о взрывчатке, это территория химиков.

– К счастью для меня, это произошло на чужой территории, – рассмеялся Кусанаги и бросил газету обратно в мусорную корзину.

– «Нисина инджениринг» занимается производством на заказ трубопроводного оборудования, – сказал Югава, когда они вышли из пятой лаборатории и спускались по лестнице. – Но не надо понимать под этим водопровод или канализацию. Они имеют дело с гигантскими системами, использующимися в теплообменных устройствах на тепловых и атомных электростанциях. Профессор Ёкомори – один из технических консультантов этой фирмы. Поэтому, если кто-либо из его студентов захочет туда устроиться на работу, думаю, ему будет достаточно одного звонка.

– Значит, и Фудзикава устроился по протекции Ёкомори?

– Очень вероятно, что так, но, возможно, и наоборот.

– Наоборот?

– Не исключено, что сама фирма обратилась к профессору с просьбой прислать им какого-либо толкового выпускника. Не слишком известные компании, – даже сейчас, когда все только о том и твердят, как трудно устроиться на работу, – испытывают затруднения с квалифицированными кадрами.

– Предположим, он поступил по протекции профессора. Вопрос – отвечало ли это его желаниям?

– Ты прав, это главное. Нехорошо так говорить, но даже на четвертом курсе студенты – это, в сущности, дети малые. По пальцам можно пересчитать тех, кто может конкретно сказать, в какой фирме хотел бы работать и вообще какой работой хотел бы заниматься. Поэтому когда профессор настойчиво предлагает какое-то место, студенты только хлопают глазами и, как правило, соглашаются. Не знаю, был ли Фудзикава из таких.

– Может, именно поэтому он уволился из фирмы, проработав всего два года…

Приятели вышли из здания и завернули за угол на автостоянку. Она была почти квадратной, окружена со всех сторон металлической сеткой. Но въезд был свободным. Сейчас на ней стояло тринадцать машин.

– Студентам здесь парковаться запрещено, – сказал Югава. – Иначе тут все было бы забито машинами. У нынешних студентов деньги из ушей лезут.

Кусанаги принялся расхаживать по стоянке, сличая ее с фотографией. Судя по всему, Фудзикава сделал снимок из здания на противоположной стороне.

– Сэнсэй, какие-то проблемы? – спросил молодой человек, подойдя к Югаве. У него были длинные волосы, завязанные сзади в пучок. – Что-то случилось с вашей машиной?

– У меня нет машины. Но решил наконец-таки купить, присматриваю на стоянке себе по вкусу.

– Хотите не ударить лицом в грязь перед профессорами Кисимой и Ёкомори?

– Ах да, действительно, эти двое недавно приобрели новые машины. Где они? – спросил Югава, осматривая ряд автомобилей.

– Кажется, сейчас их нет, – сказал студент, окинув взглядом стоянку. – У Кисимы – «БМВ», у Ёкомори – «мерседес».

– Ты слышал? Какие крутые у нас профессора!

Кусанаги взглянул на фотографию. Среди стоящих машин действительно были и «БМВ», и «мерседес». Обе сияли новизной.

Он показал фотографию студенту.

– Да, точно. Это их новые машины, – радостно подтвердил студент, после чего склонил голову набок: – Уж не тогда ли это было снято?…

– Тогда – это когда?

– Дайте вспомнить. Какой-то человек с фотоаппаратом снимал здесь. Кажется, тридцатого числа, в прошлом месяце.

Кусанаги и Югава переглянулись. Кусанаги поспешно достал другую фотографию. На ней был запечатлен Фудзикава.

– Не этот? – спросил он.

Взглянув на фотографию, студент неуверенно кивнул:

– Вроде бы он. Но на сто процентов утверждать не берусь.

– Что он еще делал, кроме того, что фотографировал?

– Не помню, я за ним особо не наблюдал. Правда, он со мной заговорил.

– С тобой?

– Да, тоже по поводу профессорских автомобилей.

– По поводу автомобилей?

– Спросил, которая из машин принадлежит профессору Ёкомори. Ну я ему и сказал – серебристый «мерседес».

Кусанаги посмотрел на Югаву. Молодой физик, задумчиво поглаживая подбородок, смотрел куда-то вдаль.




4


В комнате Юити Фудзикавы было два книжных шкафа. Оба металлических, высотой с Кусанаги. В них плотно стояли научные книги и специальные журналы. Кусанаги с удивлением обнаружил среди них не только книги, которые покойный, очевидно, использовал в студенческие годы, но даже школьные учебники и справочники. Нашлись и сборники задач для подготовки к экзаменам в университет. Судя по тому, как аккуратно они были расставлены, книги должны были отражать все этапы его учебы.

«Каких только чудаков не бывает на свете!» – не в первый раз подумал Кусанаги. Сам-то он на следующий день после того, как увидел себя в списке зачисленных в университет, сжег во дворе дома все, что имело отношение к подготовке к экзаменам.

– Ничего похожего! – за спиной Кусанаги послышался разочарованный голос молодого детектива Нэгиси. Он изучал ящики письменного стола.

– Другими словами, Фудзикава не предпринимал попыток найти новое место работы? – Кусанаги, сидевший по-турецки на полу, посмотрел вверх на полки. Детективы были заняты поисками проспектов компаний и журналов с предложениями работы.

Прошло два дня с того времени, как в квартире обнаружили труп. За сегодняшний день Кусанаги на пару с Нэгиси успели посетить два места с целью сбора информации. Первым был завод в Кавасаки, принадлежащий компании «Нисина инджениринг». Именно там Фудзикава работал вплоть до июля.

– Вдруг заявляет – хочу уволиться. Даже предварительно не посоветовался! Видимо, уже давно накипело, сразу принес заявление, написанное по всей форме, и говорит: «Пожалуйста, поставьте печать», вот и все, – круглолицый начальник отдела возмущенно выпятил губы. – Какая причина? Я и сам у него спросил. «Мне эта работа не нравится», – вот и все, что он сказал. Чувствовалось, что переубеждать его бесполезно. Какая глупость! Много ли найдется тех, кто выполняет работу, которая им нравится? Он занимался проектированием. Вентиляционные системы. Перешел на эту работу после того, как в апреле в нашей компании произошла большая реорганизация. Чем он занимался до этого? Называлось – разработка заводского оборудования, но по сути то же самое. Что за безответственный поступок! Я был просто в ярости. Ну, говорю, раз не хочешь у нас работать, иди на все четыре стороны!

Приблизительно то же сказал служащий, бывший в наиболее доверительных отношениях с Фудзикавой.

– Мне кажется, ему с самого начала не нравилось в нашей фирме. Особенно это стало заметно в апреле, когда его перевели на новый участок работы. Было видно, что он работает через силу. Даже и не знаю почему.

Следующим, кого посетили Кусанаги и Нэгиси, был профессор Ёкомори. Он участвовал в научном симпозиуме, проходившем в одном из центральных отелей, поэтому договорились о встрече в расположенном там же кафе.

«Действительно, это я предложил ему работать в „Нисина инджениринг“, – сказал довольно визгливым голосом низенький, лысый профессор, – но ни о каком принуждении речи быть не может! Я только объяснил ему, что в этой фирме он сможет выполнять работу, близкую к теме, которую он выбрал для своего диплома, – теплообменные системы.

Профессор слегка выпячивал грудь, чувствовалось, что он не слишком рад общению с полицейскими.

– Мы слышали, что в середине прошлого месяца Фудзикава посетил вашу лабораторию, о чем был разговор? – спросил Кусанаги.

– Ничего существенного. Извинился за то, что ушел с фирмы, в которую я его устроил. Я сказал, что не в обиде, посоветовал побыстрее найти новую работу.

– И это все?

– Это все. Я могу идти? – Ёкомори не скрывал, насколько ему неприятен этот допрос.

Напоследок Кусанаги сообщил профессору, что Фудзикава фотографировал автостоянку и искал его машину, спросив, нет ли у него каких-то идей по этому поводу.

Ответ профессора-коротышки был:

– Никаких идей. Понятия не имею, что все это значит.

Закончив с этим, Кусанаги и Нэгиси вновь приехали в квартиру Фудзикавы. В надежде разузнать, почему он ушел из фирмы и что собирался делать после увольнения. Но не нашли ни одной зацепки.

Кусанаги, вздохнув, поднялся. Зашел в совмещенный с ванной туалет облегчиться. Над ванной на веревке висели плавки.

«Где– то плавал…» – рассеянно подумал Кусанаги.

По результатам осмотра квартиры можно было заключить, что убитый хорошо знал преступника. В комнате не было никаких следов борьбы, к тому же нападение произошло со спины, следовательно убитый до последнего момента ни о чем не подозревал. Оружие убийства – оставшаяся на месте преступления четырехкилограммовая гантель, принадлежавшая, как выяснилось, самому Фудзикаве. Короче, все выглядело так, будто преступник совершил убийство импульсивно, по какой-то причине выйдя из себя.

Но даже если преступление было совершено импульсивно, в последующем преступник действовал с большим хладнокровием. Тщательно стер отпечатки пальцев, не поленился подмести пол, чтобы не осталось упавших с головы волос. Кроме того, включил кондиционер, чтобы замедлить процесс разложения и отдалить момент обнаружения трупа. Впрочем, парадоксальным образом именно это привело к тому, что труп быстро нашли.

Справив нужду и моя руки, Кусанаги вдруг заметил маленький листок бумаги под ногами. Нагнувшись, поднял. К его разочарованию, это был всего лишь чек из кафе. Вряд ли он имел какое-то отношение к преступлению. И дата, проставленная на чеке, была куда более ранней, чем предполагаемая дата убийства.

Он хотел уже положить чек на раковину, как вдруг рука замерла. Его внимание задержал адрес кафе.

Совсем недалеко от того самого морского пляжа… У Кусанаги в том районе жили родственники, и он хорошо знал те места.

А дата на чеке…

Так и есть. День, когда произошел взрыв.




5


Хидэки Нагаэ слышал, что вошел покупатель, но даже не потрудился оторвать глаза от бульварной газетки. Как обычно, поглазеет и уйдет. Товар не какие-нибудь там драгоценности, насчет воров можно не волноваться. А если и утащат что-нибудь, не его головная боль. Ну, обругает хозяин, только и всего.

Маленькая лавка сувениров называлась «Волна». Здесь продавались дешевые солнцезащитные очки, мячи, пляжные сандалии.

Еще недавно в ней постоянно околачивалась молодежь, с простодушной алчностью пялящаяся на всю эту мишуру.

А сейчас хоть шаром покати. Разумеется, купальный сезон уже закончился, но хозяин не зря причитает: «Для начала сентября – рановато». Нагаэ и по своему опыту знал, что в обычный год в это время на пляже, расположенном через дорогу, не было недостатка в загорающих и купающихся. А в этом году – пусто.

За объяснением далеко ходить не надо. Народ еще не очухался от произошедшего на днях взрыва. Внезапно из воды поднялся столб огня, одна из купающихся женщин погибла, а причину взрыва так и не установили – было б странно, если б кто-то захотел сейчас здесь искупнуться. Нагаэ и сам обходил пляж стороной. Поговаривали, что он заминирован террористами.

– В этом сезоне с торговлей закончено! – вздыхал хозяин. Возразить было нечего.

Он перелистывал страницы газеты, когда кто-то встал против него и положил что-то на прилавок. Поднял глаза – брелок для ключей. Неужто покупатель?

– Спасибо за покупку! – Отбросив газету в сторону, Нагаэ набил цену на кассовом аппарате. Брелок – четыреста пятьдесят иен.

– Скучаешь? – спросил покупатель, расплачиваясь.

Мужчина лет тридцати. Высокий, в темных очках. Рубашка «Армани» с открытым воротом. Судя по бледному цвету лица не из тех, кто часто приезжает на море.

– Да, покупателей маловато, – сунув брелок в пакетик, передал вместе со сдачей.

– Наверняка из-за взрыва.

– Не иначе, – сухо отрезал Нагаэ. Этот взрыв уже в печенках сидит!

– Мне сказали там, в соседнем кафе, – мужчина показал пальцем налево, – что ты в тот момент был поблизости.

Нагаэ, подняв голову, хотел посмотреть в глаза незнакомцу. Но темные очки были непроницаемы. К чему он клонит, не поймешь.

– Вы из полиции? – спросил Нагаэ. Он уже не раз давал показания по поводу взрыва.

– Нет, я из другой области, – мужчина протянул визитку.

Взглянув на нее, Нагаэ не сдержал удивления:

– Вот уж не думал встретить здесь, на пляже, ученого-физика!

– Можно пару вопросов? Я не отниму много времени.

– Да сколько угодно, только боюсь, от моего рассказа вам не будет никакой пользы. Люди из полиции таращились на меня так, будто я все придумал.

– Значит, ты видел что-то удивительное?

– А что может быть удивительнее? Посреди моря – как жахнет!

– Расскажи, что это был за взрыв.

– Даже и не знаю, как описать… Неожиданно прямо из воды со страшной силой вырвался огонь. Брызги взлетели вверх на несколько десятков метров. Впечатление, как будто что-то лопнуло.

– Лопнуло?

– А потом – самое удивительное. Никто мне не верит. Огненные шарики покатились во все стороны по поверхности моря. Точно живые.

– Шарики? Покатились по морю? Любопытно… – Мужчина слегка приподнял пальцем дужку очков. – Может быть, это разлетелись искры?

– Совершенно не похоже на искры! Я видел, как некоторые шарики кружились, носясь из стороны в сторону.

– А цвет?

– Что?

– Цвет. Какого они были цвета?

– Дайте-ка подумать… – Нагаэ стал припоминать увиденное в тот момент. – Желтые… Да, кажется, желтые.

– Так я и думал, – кивнул мужчина, он был явно доволен ответом Нагаэ. – Желтые.

– Полицейские сказали, что мне померещилось…

– Но ты знаешь, что это не так.

– Да! – Нагаэ замотал головой. – Если не хотите, не верьте.

– Я тебе верю. – Мужчина сунул пакетик с брелоком в карман. – Извини, помешал работать.

– Это все, что вы хотели спросить?

– Да, мне достаточно. – Мужчина вышел из лавки.

Провожая его взглядом, Нагаэ представлял, как будет рассказывать об этом покупателе своим друзьям. У них глаза на лоб полезут, когда он скажет, что запросто болтал с профессором физики!




6


Такахико Умэдзато проживал в предместье Иокогамы. Жилой дом, облицованный под кирпич, стоял на одной из густо застроенных, вкривь и вкось идущих улочек.

На парадной двери – автоматический замок. Кусанаги, взглянув в блокнот и проверив адрес, нажал на номер 503. Тотчас из домофона послышалось:

– Да?

– Я из полиции, не могли бы вы уделить мне немного времени? – сказал Кусанаги в домофон.

– Опять? – В голосе чувствовалось раздражение. Наверняка местная полиция уже достала его своими расспросами.

– Извините. На пару минут.

Никакого ответа не последовало, но замок на двери щелкнул. «Представляю, – подумал Кусанаги, – как ему все это обрыдло!»

Дойдя до квартиры, он вновь нажал на звонок. Дверь открылась, показалось смуглое лицо.

– Извините, что побеспокоил вас. Я связался с вашей компанией, и мне сказали, что вы дома.

– Взял отгул – голова болит, – сухо сказал Умэдзато. Он был в свитере поверх майки. – Мне уже не о чем больше рассказывать.

Кусанаги показал свое полицейское удостоверение.

– Я из токийской полиции. Хотел бы задать несколько вопросов в связи с другим преступлением.

– В связи с другим преступлением? – Умэдзато удивленно поднял брови.

– Да. Возможно, оно имеет какое-то отношение к вашей супруге.

Лицо Умэдзато едва заметно смягчилось. Мол, так и быть, побеседую с вами, если это прольет хоть какой-то свет на причину гибели моей жены…

– Подробности спросите у тех, кто ведет расследование. Я уже устал повторять одно и то же.

– Я уже познакомился с вашими показаниями, – кивнул Кусанаги.

Умэдзато пошире открыл дверь. Видимо, приглашая войти. Квартира была новой, но и гостиная с диваном, и кухня пребывали в полнейшем беспорядке. Только маленькая комната, застеленная циновками, была чисто убрана. В ней стоял маленький буддийский алтарь. От ароматических палочек поднимался тонкий дым.

Кусанаги опустился на диван. Умэдзато сел напротив него на стул за кухонной стойкой.

– Вы упомянули о каком-то другом преступлении. Что вы имели в виду?

Выдержав паузу, Кусанаги ответил:

– Мы обнаружили труп одного мужчины.

– Его убили?

– Еще до конца не ясно. Но скорее всего так.

– Какое отношение это имеет к тому, что случилось с Рёко? Тот же преступник?

Кусанаги замахал руками:

– Нам еще в точности ничего не известно. Но есть некоторые наводящие на размышления обстоятельства. – Кусанаги достал фотографию. Портрет Фудзикавы. – Вам известен этот человек?

Умэдзато, взяв в руки фотографию, тотчас отрицательно замотал головой:

– Впервые вижу. Кто это?

– Человек, труп которого мы нашли. Юити Фудзикава. Ваша жена никогда не упоминала его имени?

– Фудзикава?… Нет, не слышал.

– В тот день… – сказал Кусанаги и немного замялся, – в день, когда скончалась ваша жена, этот человек также был на том пляже.

– Понятно… – Умэдзато вновь вгляделся в фотографию.

По чеку, найденному в квартире Фудзикавы, Кусанаги смог установить точный адрес кафе. Как он и думал, оно находилось совсем рядом со злополучным пляжем.

– Но послушайте, – сказал Умэдзато, – из того, что он там был, еще нельзя делать вывод, что он имеет какое-то отношение к взрыву. В тот день на пляже яблоку негде было упасть.

– Но есть одно обстоятельство, которое нельзя назвать случайным.

– Какое же?

– Этот Фудзикава окончил университет Тэйто. Два года назад.

– Неужели? – Лицо Умэдзато слегка передернулось.

– А ваша жена до прошлого года работала в этом университете, – сказал Кусанаги.

Он узнал об этом, запросив в полиции Канагавы сведения о Рёко Умэдзато. Тотчас его интуитивные догадки переросли в уверенность. А именно – между двумя преступлениями существует связь.

– Да, она состояла в учебном совете, – кивнул Умэдзато.

– Другими словами, есть вероятность, что во время учебы в университете Юити Фудзикава общался с вашей женой.

Умэдзато поднял голову. Слегка прищурил глаза.

– Вы хотите сказать, что Рёко с ним спала?

– Нет, я не имел этого в виду, – поспешно возразил Кусанаги. – Извините, я неправильно выразился. Я хотел сказать, что, возможно, они как-то пересекались в учебном процессе…

– Мы поженились в прошлом году, но были близки до этого в течение шести лет. Я лучше, чем кто-либо другой, знаю Рёко. Но она ни разу не произносила имя «Фудзикава». Мне ничего о нем не известно. – Сказав это, Умэдзато положил фотографию перед Кусанаги.

– Что ж, когда будете разбирать вещи и бумаги вашей жены, если наткнетесь на имя Фудзикавы, пожалуйста, дайте мне знать. – Кусанаги, сунув фотографию в карман, положил на стол визитку.

– Вы хотите сказать: если я найду любовную переписку? – скривился Умэдзато.

– Я этого не говорил.

– Рёко ненавидела студентов университета Тэйто! Считают себя элитой, наглые, самовлюбленные. И при этом избалованы так, что, чуть какая-либо проблема, бегут плакаться к родителям. Детский сад! Внешне взрослые, а в душе – инфантилы. Это ее слова.

– Возможно, среди этих «инфантилов» был и Фудзикава.

– Возможно, – сказал Умэдзато и некоторое время молчал, точно о чем-то размышляя. Затем вновь поднял глаза. – Есть только два пункта, которые меня беспокоят. Я, впрочем, говорил об этом местной полиции…

– Какие?

– В тот день, когда мы ехали к морю, Рёко несколько раз сказала мне, что за нами постоянно следует какая-то машина.

– Кто-то был у вас на хвосте?

– Не знаю. Мне тогда это показалось невероятным, я только посмеялся.

– Когда вы приняли решение отправиться на море?

– Дня за два до этого.

– Вы кому-нибудь говорили о предстоящей поездке?

– Я никому не говорил. Про жену не знаю.

«Получается, – подумал Кусанаги, – Фудзикава постоянно следил за супругами. Если, конечно, предположить, что в преследовавшей их машине был Фудзикава».

– Что еще вас беспокоит? – спросил Кусанаги.

Умэдзато, немного поколебавшись, заговорил:

– Я видел, что непосредственно перед взрывом к Рёко подплыл какой-то мужчина. Молодой.

– Что это был за мужчина? – Кусанаги взял на изготовку ручку и блокнот.

– Он был в защитных очках, к тому же довольно далеко, так что я его не разглядел. Вот только, – Умэдзато нервно облизнул губы, – прическа у него была, кажется, такой же, как у этого типа, на вашей фотографии… Так же коротко стрижен.

Кусанаги достал фотографию и еще раз взглянул. Мутноватые глаза Юити Фудзикавы были устремлены прямо на него.




7


На следующий день после встречи с Такахико Умэдзато Кусанаги вновь отправился в университет Тэйто, на физико-технический факультет. Сам он окончил факультет социальных наук, но с некоторых пор входил в этот прежде столь чуждый ему серый корпус как к себе домой.

Подходя к зданию, он посмотрел в сторону автостоянки и остановился как вкопанный. Югава. Физик стоял, низко пригнувшись, возле «мерседеса».

– Эй, – окликнул его Кусанаги.

Югава вздрогнул, точно его застали врасплох за постыдным занятием, но тотчас узнал голос и успокоился.

– А, это ты, привет.

– Извини, я тебе, наверно, уже надоел. Что это ты делаешь?

– Так, ерунда. – Югава разогнулся. – Рассматривал машину профессора Ёкомори.

– Значит, это она и есть? – Кусанаги окинул взглядом серебристый «мерседес». – Действительно, совсем новая, аж сияет.

– Поскольку Фудзикава интересовался, которая из машин принадлежит Ёкомори, я решил посмотреть, нет ли в ней чего-то особенного.

– Понятно. – Кусанаги с полуслова понял, что имел в виду Югава. – Ищешь, не установлено ли на ней взрывное устройство.

– Каких-то особых оснований для беспокойства у меня нет, но все же, после того, что ты мне рассказал…

– О том, что Фудзикава, возможно, причастен к взрыву?

Он уже успел сообщить Югаве, что Юити Фудзикава в тот день был на пляже.

– Узнал что-то новое? – спросил Югава.

– Вчера встретился с мужем погибшей. Вероятность того, что Фудзикава преступник, повышается.

Кусанаги вкратце рассказал Югаве, что он узнал от Умэдзато.

– Проблема в том, что связывает погибшую от взрыва женщину и Фудзикаву, – сказал Югава.

– Совершенно верно. Кстати, ты узнал, о чем я тебя просил?

– О чем ты меня просил?

– Забыл? Я просил тебя разузнать, можно ли было с помощью той техники, которой владел Фудзикава, устроить взрыв.

– А, ты об этом… – Югава потер подбородок и устремил взгляд вдаль. – Извини, так много было дел, я отложил на потом. Теперь займусь этим.

– Пожалуйста, это важно, – сказал Кусанаги и почувствовал странную нервозность. Его удивило, что Югава, против обыкновения, избегал его взгляда.

Глядя сбоку на физика, он вдруг кое-что заметил.

– Ты, кажется, немного загорел. Ездил на море?

– Загорел? – Югава провел ладонью по щеке. – Вряд ли. Просто здесь такое освещение.

– Ну, может быть.

– У меня нет времени ездить на море. Ладно, пошли внутрь.

Югава зашагал в сторону здания, Кусанаги последовал за ним.

В этот момент сзади раздался автомобильный гудок. Обернувшись, они увидели, что на стоянку въезжает темно-синий «БМВ».

Югава, улыбаясь, подошел к машине и жестами помог припарковаться.

Из машины вылез старик. Несмотря на свой небольшой рост, он был хорошо сложен, поэтому выглядел вполне солидно.

– Профессор Кисима, как прошла международная конференция? – обратился к нему Югава.

– Как обычно, всегда одно и то же. Но рад, что смог пообщаться с тамошними ребятами.

– Наверно, устали? Три дня заседаний, банкет…

– Есть немного. Слишком затянули. Можно было ограничить количество докладов.

Югава пошел рядом с Кисимой, Кусанаги поспешил следом.

– Без вас, профессор, энергетический факультет просто-таки осиротел.

– Небось распустились здесь в мое отсутствие! Впрочем, постоянно звонили в гостиницу, даже надоели.

– Какие-нибудь срочные дела?

– Если бы! Всякая ерунда: «Какая у вас там погода? Если будет дождь, воздержитесь от вождения автомобиля». Как будто я дряхлый старик! Шагу ступить нельзя!

– Кто же это вам названивал?

– Какой-то молодой сотрудник. Замучил! – сказал Кисима, но в голосе его звучала веселость.

Не успел Кусанаги подумать, что сейчас эти двое войдут в лифт, как оба, не сговариваясь, свернули на лестницу. Кисима, хоть и выглядел на шестьдесят с гаком, зашагал вверх по ступеням с поразительной бодростью.

Расставшись с Кисимой, Югава и Кусанаги направились в тринадцатую лабораторию физической кафедры.

– Старейшина физико-технического факультета, – сказал Югава, имея в виду Кисиму. – Некоторые считают его отцом основателем квантовой механики. Но сейчас он босс на энергетическом отделении. Всякий мало-мальски стремящийся к знаниям студент мечтает заниматься под его руководством.

– Поразительный старик…

– Светило! – отозвался Югава.

– Чувствуется, что на факультете его любят. Звонят предупредить, чтобы не ездил в дождливый день…

– Ну, это уж слишком. Интересно, кто это звонил?

– Может, хотели подтрунить – мол, не замочите свою новую машину.

– Возможно, – кивнул Югава, но в следующий миг его лицо изменилось. Глаза устремились в одну точку, он прикусил губу.

– Что с тобой? – всполошился Кусанаги, увидев приятеля в столь непривычном состоянии.

Югава посмотрел на него в упор.

– Что, если… – пробормотал он и тотчас, с развевающимися полами халата выбежал из комнаты.

– Эй, ты куда? – Кусанаги устремился за ним.

Югава побежал по коридору, бросился вниз по лестнице. Хоть он и занимался в секции бадминтона, трудно было ожидать такого проворства от научного работника.

Выскочив из здания, Югава побежал к автостоянке. И только оказавшись возле машины Кисимы, остановился.

Немного отставший Кусанаги тоже остановился. По лицу его струился пот.

– Что происходит? Объясни!

Но Югава не ответил. Он присел на корточки возле автомобиля и заглянул под днище.

Наконец он, вздохнув, покачал головой.

– Кусанаги, у меня к тебе просьба.

– Какая?

– Позови профессора Кисиму. Немедленно.

– Профессора? Зачем?

– Потом объясню. Сейчас дорога каждая секунда.

– Понял. Где мне его найти?

– На четвертом этаже, в восточном крыле. Постарайся привести его так, чтоб никто не заметил.

– Никто не заметил?

– Да. – Глубокая складка прорезала лоб Югавы. – Если хочешь раскрыть преступление, делай, как я говорю.




8


На следующий день, ближе к вечеру, Кусанаги вновь посетил университет Тэйто.

Накануне ночью он арестовал Такэхису Мацуду. Сидевшие в засаде полицейские задержали его, когда он попытался бежать после того, как проник на стоянку в доме профессора Кисимы.

Мацуда держал в руках полиэтиленовый пакет с каким-то металлическим предметом. Величиной с ладонь. Когда его арестовывали, он сказал забиравшему пакет полицейскому:

– Не приближайте это к воде. А то будете всю жизнь раскаиваться.

Вероятно, в нем заговорила совесть ученого.

Но в действительности беспокойство Мацуды не имело под собой никаких оснований. Этот металлический предмет был совсем не тем, что он предполагал. Часа за два до ареста Югава тайком подменил его.

То, что Мацуда выкрал на стоянке, было окрашенным в металлический цвет комом самой обыкновенной глины.

– Мацуда сознался в убийстве Фудзикавы, – сказал Кусанаги, глядя на усталое лицо Югавы, который был явно не в духе. – Надеялся выкрутиться, но поскольку его арестовали непосредственно у дома Кисимы, он во всем сознался.

– Понял, что запираться нет смысла.

– Возможно. И все-таки многое так и осталось для меня непонятным. Надеюсь, ты сможешь мне кое-что объяснить.

– Хорошо.

Югава поднялся со стула и вскинул подбородок, приглашая Кусанаги подойти.

На столе стояла жестянка из-под леденцов. Она была наполнена водой.

Югава взял с другого стола кулек из промасленной бумаги и вынул из него нечто, словно присыпанное белым порошком.

– Отойди немного.

Кусанаги послушно отступил на несколько шагов назад.

Югава приблизился к банке и быстрым движением бросил туда белый предмет. Затем быстро отошел от стола.

Реакция произошла мгновенно. Из банки взвилось пламя, и она с грохотом подскочила. Вода брызнула во все стороны. Некоторые капли долетели даже до Кусанаги.

– Вот это да! – воскликнул Кусанаги, доставая платок.

– Потрясающая мощь. И так мало надо.

– Что это?

– Натрий, – сказал Югава. – Причина взрыва на пляже.

– Мацуда сказал мне, но, честно говоря, как-то не верилось. – Кусанаги опасливо заглянул в банку, в которой буря уже улеглась. – Не думал, что все так просто. Конечно, я много раз слышал слово «натрий», но что это такое – толком не знаю. Впрочем, про гидроксид натрия или хлорид натрия мне кое-что известно…

– Натрий – это металл. Но в естественных условиях он не может сохраняться в чистом виде. Как ты только что упомянул, он существует в качестве каких-то химических соединений. Даже если взять тот натрий, который я только что бросил в воду, то его поверхность, соприкоснувшись с воздухом, мгновенно окислилась.

– И этот металл может взрываться?

– Взрывается не сам натрий. Как я уже сказал, натрий легко вступает в химическую реакцию. В частности, вступая в реакцию с водой, он, выделяя тепло, превращается в гидроксид натрия и одновременно образует водород. Этот водород, смешиваясь с воздухом, и производит взрыв.

– Вместо спичек и взрывчатки – вода и натрий, так, что ли?

– После реакции остается только гидроксид натрия. Но он легко растворяется в воде. Ничего удивительного, что в море не нашли никаких следов взрывчатого вещества.

– Однако, судя по эксперименту, который ты только что провел, едва попав в воду, натрий мгновенно взрывается. Как же в таком случае преступник, Фудзикава, успел отплыть?

– Хороший вопрос. Устраивая взрыв с помощью натрия, можно использовать одну хитрость, чтобы получить эффект своего рода таймера. К тому же и этот «таймер» не оставляет следов.

– Каким образом?

– Существует способ покрыть металлический натрий слоем карбида натрия. Это вещество действует в качестве защитной оболочки. Однако карбид натрия тоже легко растворяется в воде.

– И что тогда происходит?

– При попадании в воду карбид натрия не дает воде и натрию соприкоснуться, поэтому реакция не происходит. Но через какое-то время углерод натрия растворяется. Находящийся под ним натрий соприкасается с водой и тогда…

– Бабах! – Кусанаги взмахнул руками, изображая взрыв.

– Фудзикава принес на пляж подготовленный таким образом натрий и подплыл к Рёко Умэдзато. Затем опустил свою «бомбу» в воду поблизости от нее. Или же, поскольку, как я слышал, она плавала на надувном матрасе, каким-то образом прикрепил натрий к матрасу.

Кусанаги понимающе кивнул. Теперь даже для него, полного профана в физике, все прояснилось. Впрочем, поскольку преступник был мертв, убедиться, что все было именно так, как сказал Югава, уже не представлялось возможным.

– По словам Мацуды, натрий был украден в середине августа, как раз в то время, когда заходил Фудзикава, – сказал Кусанаги, вновь присаживаясь.

Мацуда проводил исследования теплообменных систем с помощью жидкого натрия. Для Фудзикавы, когда-то занимавшегося в той же лаборатории, украсть натрий не составляло труда.

– Интересно, о чем они тогда говорили – Мацуда и Фудзикава?… – пробормотал Югава, присев на край стола.

– По словам Мацуды, Фудзикава жаловался на свою судьбу. Мол, все в его жизни происходит против его желания – и то, что он в студенческие годы попал в лабораторию профессора Ёкомори, и то, что помогал Мацуде в его исследованиях, и то, что поступил в компанию «Нисина инджениринг». Последней каплей стало то, что в фирме его перевели на работу, которая его абсолютно не интересовала.

Югава покачал головой:

– Как глубоко уходят корни…

– Глубоко. Сказать по правде, я еще не все до конца ухватил, – признался Кусанаги и раскрыл блокнот. Он хотел посоветоваться с Югавой не только по поводу натрия, но и об обстоятельствах убийства.

По рассказу Мацуды, Фудзикава мечтал поступить в лабораторию профессора Кисимы. Однако его желанию не суждено было сбыться из-за того, что у него не оказалось необходимого для этого балла. А именно, он не прослушал спецкурс профессора Кисимы.

– Причина была весьма тривиальной. Он забыл записаться в учебной части. А когда спохватился, было уже поздно, срок подачи заявлений истек. Фудзикава поспешил в учебную часть, чтобы исправить свою оплошность, но…

– Ему не позволили, – прервал Югава. – Мне жаловались студенты, что наша учебная часть в этом отношении необычайно сурова. Я и сам в свое время имел с этим проблемы.

– А отказала ему не кто иная, как Рёко Умэдзато.

– Понятно, – сказал Югава.

– Тогда Фудзикава обратился с просьбой непосредственно к профессору Кисиме. Если бы профессор согласился, задним числом его могли бы включить в группу.

– И что профессор?

– Отказал, – сказал Кусанаги. – По какой причине, этого Мацуда не знает.

Югава слегка склонил голову набок.

– Мне кажется, я знаю причину.

– И какова же она?

– Об этом после. Так как же поступил Фудзикава?

– А что он мог сделать? Он пропустил важнейший лекционный курс. В результате не смог, как мечтал, попасть в лабораторию профессора Кисимы. Волей-неволей пришлось идти к профессору Ёкомори.

– В итоге против желания учился, против желания поступил на фирму, против желания выполнял работу… И все, получается, из-за этих двух…

– Да. Из-за Рёко Умэдзато и профессора Кисимы. – Кусанаги почесал голову. – Но из-за этого – убивать? Мацуда считает, что у него начался своего рода невроз.

– Это сказал Мацуда? – Югава широко раскрыл глаза. – Что у Фудзикавы был невроз?

– Да.

Югава поднял глаза к потолку. Судя по выражению лица, что-то обдумывая.

– Что с тобой?

– Нет, ничего. – Югава потряс головой. – А что он говорит об убийстве Фудзикавы?

– По словам Мацуды, когда он узнал про то, что произошло на пляже, он по характеру взрыва и по имени жертвы догадался, что преступник не кто иной, как Фудзикава. Он тщательно осмотрел лабораторию и обнаружил, что количество натрия уменьшилось.

Мацуда тотчас отправился на квартиру Фудзикавы. Хотел убедиться в своей правоте.

Фудзикава не стал отпираться. Признался, что взрыв устроил он. Мало того, заявил, что планирует убить еще одного человека. На этот раз – профессора Кисиму.

– В этом месте показания Мацуды становятся не вполне понятны, – продолжал Кусанаги, нахмурившись. – Якобы Фудзикава сказал ему, что теперь и вам всем крышка, а он вспылил и убил его. Почему – «всем крышка», почему Мацуда пришел в такую ярость, что совершил убийство, это все еще не ясно.

– Теперь понимаю… – Югава, поднявшись, подошел к окну.

– Есть какие-то соображения?

– Кое-какие есть. Но ничего экстраординарного. Такое случается сплошь и рядом.

– Выкладывай. – Кусанаги повернулся вместе со стулом в его сторону.

Югава, скрестив на груди руки, стоял у окна. Его лица не было видно.

– Для начала надо сказать несколько слов о прошлом энергетического отделения. Раньше оно называлось отделением атомной энергетики.

«Теперь понятно, чем они там занимаются!» – подумал Кусанаги.

– Название изменили из-за того, что в последние годы резко ухудшился имидж атомной энергетики. Вследствие этого и направление исследований постепенно стало меняться. Но, разумеется, сохранились и прежние темы. Одну из них разрабатывал Мацуда. Теплообменные системы, использующие жидкий натрий, строго говоря, имеют лишь одно применение. Знаешь какое?

– Нет, – честно признался Кусанаги, а про себя добавил: – «И на кой черт мне это знать?»

– Их используют для того, чтобы охлаждать реактор на плутонии, так называемый реактор на быстрых нейтронах. Помнишь, несколько лет назад произошла утечка натрия из такого реактора?

– Да, – кивнул Кусанаги, – помню, что-то тогда писали в газетах по поводу натрия…

– После этой аварии государство потребовало свернуть планы по использованию плутония в нашей стране. Положение усугубили неуклюжие попытки заинтересованных ведомств скрыть этот инцидент. В результате все так или иначе связанные с этим отрасли подверглись опале. Первым пострадало соответствующее производство. – Югава, сделав несколько шагов, достал какую-то брошюру. – Я расспросил одного моего знакомого, работающего в «Нисина инджениринг». Мои догадки полностью подтвердились. Эта компания десятилетиями разрабатывала технологию, готовясь к веку плутония, но начиная с этого года отказалась от всех исследований в этом направлении. Видимо, это и стало причиной того, что Фудзикаве пришлось сменить поле деятельности.

– Теперь я понимаю, отчего у него сделался невроз.

Пусть и против своей воли, но Фудзикава занимался работой, которая требовала его специальных знаний, а теперь даже это было у него отнято. Жизнь утратила для него всякий смысл…

– Следующими после промышленности, кто испытал на себе влияние пересмотра политики в области атомной энергетики, оказались научные работники, – продолжал Югава. – Финансирование исследований, которые вел Мацуда, также оказалось под вопросом.

– Понятно…

– Думаю, Мацуда был в постоянном страхе. Если тема его исследований будет исключена из научной программы университета, все его многолетние усилия пойдут прахом. Разумеется, и на карьере можно поставить крест.

Кусанаги вспомнил, что Мацуда по должности был все еще ассистентом.

– Мог ли решающим стать тот факт, что выпускник энергетического отделения совершил убийство?

– Скорее Мацуда был напуган тем, что орудием убийства послужил натрий. У натрия и без того имидж опасного вещества. Если же узнают, что его украли из университетской лаборатории…

– …ему и всем, кто с ним работает, будет крышка, – вздохнул Кусанаги.

– Мне кажется, Мацуда осознавал, что, убив Фудзикаву, он не решит проблему. Но, видя у себя перед глазами виновника своих бед, не смог совладать с собой… – Югава покачал головой. – Ты говоришь, что Мацуда заподозрил у Фудзикавы невроз. А не является ли он сам невротиком?

– Наверно, ты прав, – согласился Кусанаги. – Мацуда страшно боялся, что пойдет дождь.

– Видимо, первоначально он не знал, где установлен натрий?

В ответ Кусанаги кивнул:

– Только когда увидел фотографию автостоянки, он догадался, что натрий – в машине профессора Кисимы. Однако в то время профессор уже уехал в Осаку на международную конференцию. Мацуда не находил себе покоя, опасаясь, что, если пойдет дождь, натрий, вернее водород, взорвется.

– Если б не его угрызения совести, – сказал Югава, глядя в окно, – я бы до сих пор не догадался, что цель – машина Кисимы.

– Фотография стоянки навела меня на мысль, что Фудзикава по какой-то причине хочет взорвать машину профессора Ёкомори. Но все обстояло иначе. Он спросил у студента, где машина Ёкомори, только для того, чтобы узнать, которая из двух новых машин принадлежит Кисиме. Если бы он непосредственно произнес имя Кисимы, после взрыва студент наверняка бы его вспомнил. Так он, видимо, рассуждал.

Фудзикава прикрепил натрий к днищу «БМВ» моментальным клеем. А Югава подменил его безобидным комком глины, устроив западню для Мацуды, пришедшего его забрать.

– Последний вопрос, – обратился Кусанаги к стоявшему к нему боком Югаве: – Когда ты начал подозревать Мацуду?

В этом вопросе для Югавы было что-то неприятное. Он поморщился.

– В тот момент, когда ты сообщил мне, что Фудзикава, возможно, причастен к взрыву на море. Незадолго до этого я догадался, что, скорее всего, взрыв вызван натрием.

– Но ты не сказал мне об этом. Почему?

– Действительно… – Югава склонил набок голову. – Почему?

«Неужели хотел покрыть коллегу?» – хотел сказать Кусанаги, как вдруг в дверь постучали.

– Войдите, – сказал Югава.

Вошел профессор Кисима. Кусанаги невольно вскочил.

– Спасибо вам за профессиональную работу, – сказал профессор, приветливо улыбаясь детективу.

– Это вам спасибо. – Кусанаги поклонился. Кисима действительно очень помог полиции при организации засады возле его дома.

Обсудив с Югавой какие-то рабочие вопросы, Кисима уже собирался выйти из комнаты, когда Кусанаги окликнул его:

– Профессор!…

Кисима обернулся.

– Профессор, почему вы не позволили Фудзикаве слушать ваши лекции?

Кисима, посмотрев ему в глаза, улыбнулся.

– Вы занимаетесь каким-нибудь спортом?

– Дзюдо…

– Тогда вы должны понять, – сказал Кисима. – Какой бы уважительной ни была причина, спортсмен, забывший заявить о своем участии в схватке, не будет допущен к участию в соревновании. Ибо такой спортсмен не сможет победить. Наука – это тоже борьба. В ней ни к кому не может быть снисхождения.

Усмехнувшись, профессор вышел.

Застывший в изумлении Кусанаги повернул голову в сторону Югавы.

Югава, хмыкнув, посмотрел в окно.

– Дождь пошел, – сказал он.




Часть 5

Внетелесный опыт





1


Кондиционер сломался в самый неподходящий момент. Уже месяц как кончился весенний сезон дождей. С раннего утра зашкаливало за тридцать. И сегодня – то же. А дальше станет еще жарче.

Хироси Уэмура, держа в левой руке веер, вяло тыкал пальцем по клавиатуре, постоянно прерываясь, чтобы вытереть с шеи пот лежавшим под рукой полотенцем. Обычно незаметное тепло, идущее от компьютера, сегодня казалось невыносимым.

Пойти, что ли, в гостиную, подумал он, обмахиваясь веером. Кроме комнаты, в которой он обычно работал, была еще маленькая комнатка в японском стиле, использовавшаяся как спальня. Если отодвинуть перегородку, в гостиной будет попрохладней.

Но тотчас спохватился, что делать этого нельзя. В спальне – его сын, Тадахиро. И он нездоров.

От рождения болезненный, Тадахиро даже сейчас, перейдя во второй класс, если подхватывал простуду, потом долго не мог выздороветь. То же и на этот раз. Четыре дня назад пожаловался на головную боль, затем начался жар и в последующие дни только усиливался, никаких намеков на улучшение. Лекарства сбивали температуру, но к вечеру она вновь подскакивала. Прошлой ночью опять дошло до тридцати девяти градусов. Из-за необходимости присматривать за больным ребенком Уэмура никак не мог сосредоточиться на работе.

Уэмура был свободным журналистом. В настоящий момент он имел договоры с четырьмя издательствами и писал главным образом статейки для еженедельных журналов. Сроки одной из заказанных статей уже поджимали. До вечера нужно было что-нибудь состряпать по поводу новых развлекалок в мобильных телефонах. Если б не это, он бы и сейчас неотлучно сидел возле сына.

Холод тоже, конечно, плохо, но из-за духоты невозможно выспаться, весь день как сонная муха. К счастью, в комнате, в которой спит Тадахиро, кондиционер работает и поддерживает нормальную температуру…

Уэмура посмотрел на настольные часы. Уже больше двух! До срока сдачи осталось три часа. В обычных условиях он бы справился в два счета. Но в комнате, где жарко, как в бане, сосредоточиться – выше человеческих возможностей. И уличный шум, врывающийся в окно, как назло, именно сегодня был сильнее обычного.

Повесив полотенце на шею, он положил руки на клавиатуру и приготовился что-нибудь выжать из себя, как вдруг уж совсем некстати раздался звонок в дверь. Уэмура, выругавшись, поднялся, достал бумажник. Наверняка какой-нибудь очередной сборщик подати.

Но, открыв дверь, он увидел живущую по соседству Сатиэ Такэду. Мать Рёты, школьного приятеля Тадахиро.

– А, это вы, чем могу быть полезен? – спросил Уэмура, подумав, что дамочка пришла по делам родительского комитета.

– Я слышала, Тадахиро опять простудился?

– Да, – буркнул Уэмура, – как обычно.

– Вы так легкомысленно к этому относитесь! Ребенку нужен уход! А вы небось из-за своей работы бросили его на произвол судьбы!

– Не знаю, что вы имеете в виду. Я уложил ребенка в постель.

– Позвольте я войду. – Сатиэ сбросила сандалии и, не выпуская из рук пакет с покупками, ворвалась в квартиру. – Ну и духота! Что это? Кондиционер отключен?

– Сломался. Но в комнате Тадахиро нормально.

Не дослушав объяснений, Сатиэ отодвинула перегородку.

– Тадахиро, как ты себя чувствуешь? – заговорила она. Видимо, Тадахиро не спал.

Уэмура вошел вслед за ней в спальню. Благодаря кондиционеру здесь царила приятная прохлада. Облегченно вздохнув, он посмотрел в глубь комнаты. Тадахиро лежал на расстеленной на циновках постели.

– Ты в порядке? – спросил он сына.

Тадахиро едва заметно кивнул. Кажется, цвет лица по сравнению со вчерашним стал получше.

– Ты не голоден? Может быть, тебе что-нибудь приготовить? – спросила Сатиэ, присаживаясь возле постели.

– Горло пересохло.

– Съешь яблочко, я только что купила. – Сказав это, она приподнялась, но тотчас воскликнула: – А это что такое?

Схватила лежавший возле постели альбом для рисования.

Уэмура купил его, чтобы проводившему много времени в постели Тадахиро было не так скучно. И коробка с цветными карандашами всегда лежала у изголовья.

На странице, которую разглядывала Сатиэ, было изображено что-то вроде стены. Посредине какой-то прямоугольник красного цвета. Вообще-то Тадахиро рисовал неплохо, но в данном случае было трудно понять, что изображено.

– Что это такое? – вновь спросила Сатиэ.

Тадахиро покачал головой и сказал:

– Не знаю.

– Как так? Ведь это же ты нарисовал?

– Я. Но что это – не знаю.

– Так что же это? – повторила вопрос Сатиэ, повернувшись в сторону Уэмуры.

– Я дремал, и вдруг мне почудилось, что я медленно поднимаюсь вверх. – Тадахиро посмотрел на отца, потом на Сатиэ, после чего продолжил: – Я выглянул в окно и увидел вот это. Кажется, я довольно высоко поднялся…

– Что все это значит? – Уэмура выхватил тетрадь из рук Сатиэ и впился глазами в рисунок. Затем устремил взгляд в окно.

Квартира находилась на втором этаже. Прямо за окном виднелись большие дугообразные ворота в здании пищевого комбината.




2


Узнав обстоятельства, при которых был найден труп, Кусанаги потерял всякую охоту ехать на место преступления. Разумеется, его коллеги наверняка испытывали те же чувства. У всех на лицах было написано: я бы предпочел остаться и заняться аналитической работой.

Труп обнаружили в квартире шестиэтажного дома в районе Сугинами. Дом был рассчитан в основном на холостых, одиноких квартиросъемщиков, так что в нем преобладали однокомнатные квартиры. В квартире номер пятьсот три, в которой был найден труп, сразу за порогом начинался узенький коридорчик, за которым располагались кухня-столовая и жилая комната.

Труп женщины лежал в этом узком коридоре. В черной майке, в мини-юбке, почти без косметики. Ничком, головой в сторону выхода. Кто-то из следственной бригады сразу предположил, что женщина была убита в тот момент, когда пыталась удержать уходящего мужчину. Вряд ли это можно было по праву назвать дедуктивным методом, но Кусанаги показалось вполне правдоподобным.

С идентификацией проблем не возникло. В сумочке лежало водительское удостоверение, фотография на нем принадлежала убитой. Таэко Нагацука. Подтвердилось, что именно она снимала квартиру. Месяц назад ей исполнилось двадцать восемь.

Первой неладное заподозрила женщина, проживающая в соседней квартире. Прошлым вечером, возвращаясь с работы и проходя мимо пятьсот третьей, она почувствовала неприятный запах. Зная, что в квартире проживает девушка, она решила, что это временно, и не стала поднимать шум. Однако на следующее утро, то есть сегодня, вонь только усилилась. Тогда она по дороге на работу позвонила по мобильному телефону и пожаловалась в управляющую компанию. Человек, отвечающий за управление домом, пришел во второй половине дня. Предварительно он на всякий случай еще раз позвонил в пятьсот третью, но, судя по тому, что сработал автоответчик, Таэко Нагацука отсутствовала.

Сотрудник компании предположил, что она куда-то уехала отдыхать и забыла выбросить пищевые отходы. В летний сезон такое совсем не редкость. Поэтому он кроме дубликата ключа прихватил мусорный мешок и марлевую повязку. Предусмотрительность, основанная на прошлом опыте.

В конце концов ни мусорный мешок, ни дубликат ключа не понадобились. Дверь в квартиру оказалась не заперта. Что же касается вони, то ее источником, как выяснилось, были отнюдь не пищевые отходы.

Однако заслуживает всяческих похвал то, что, прежде чем отворить дверь, он надел марлевую повязку. Это было правильным решением. Если бы он ее не надел, его бы немедленно стошнило, что нанесло бы существенный вред последующей криминологической экспертизе. К счастью, он вывалил содержимое своего желудка, успев добежать до черной лестницы.

Учитывая обстоятельства, даже для членов следственной бригады, как ни были они привычны к виду трупов, осмотр места преступления оказался делом нелегким.

Кусанаги, только чтобы не приближаться к трупу, занялся обследованием дальней комнаты. Но от вони было никуда не деться, он с трудом сдерживал тошноту.

На шее трупа остались следы удушения. Других внешних повреждений не было. В комнате, насколько можно было судить по беглому осмотру, отсутствовали следы борьбы.

– Ясное дело – мужик! – сказал детектив, который, надев белые перчатки, изучал содержимое мусорного ведра. – Как пить дать, пришел, чтобы поставить точку в отношениях. Баба – в слезы: не бросай меня! А ему бы только поскорей убраться. Потому что – жена, дети. Затеял интрижку ради забавы. Эти слезы ему поперек горла. Разозлившись, крикнул: «Заткнись! Надоела! Между нами все кончено!» – ну или что-то в этом роде. Тогда баба, утирая слезы, говорит: «Что ж, хочешь уйти – уходи! Если тебе милее твоя старая ведьма, катись к ней. Но предупреждаю. Я всем расскажу о том, что между нами было. И твоей жене, и у тебя на работе!» Мужчина, разумеется, в панике: «Эй, постой! Не смей этого делать!» На что она: «Меня теперь не остановишь, сделаю так, как сказала». Понесло, вот-вот забьется в истерике. Положение аховое. Того гляди, схватит телефонную трубку и начнет названивать. Мужчина вспылил, начал душить ее. В общем, что-то такое…

Нарисовавший эту красочную картину детектив Югэ, бывший на год старше Кусанаги, имел привычку с ходу начинать рассуждать вслух, разыгрывая в лицах произошедшее. Это всегда забавляло его коллег. Даже начальник бригады Мамия, не любивший болтунов, слушая его, не мог сдержать улыбки.

Тем не менее сказанное Югэ было не лишено здравого смысла. В случаях, когда убита одинокая женщина, ищи связь с мужчиной – это азы криминалистики. Вот и Кусанаги рылся в бумагах, надеясь отыскать мужской след.

Вдруг рука Кусанаги замерла. Он наткнулся в папке на визитную карточку. Агент страховой компании, некто Нобухико Курита. Но более всего внимание Кусанаги привлекло то, что на свободном месте визитки было написано от руки: «Зайду двадцать второго».

– Начальник, подойдите-ка сюда! – подозвал он Мамию и показал визитку.

Тучный Мамия повертел визитку в своих толстых пальцах.

– Страховой агент?… Двадцать второго?

– Не в этот ли день произошло убийство? – предположил Кусанаги. – Три дня назад.

– Видимо, придется провести с ним основательную беседу, – сказал Мамия, возвращая визитку Кусанаги.

Кусанаги на пару с Югэ наведался в страховую компанию, где работал Нобухико Курита, через два дня после обнаружения трупа. На то, что они не встретились с ним сразу, по горячим следам, имелась веская причина. Выяснилось, что проставленная на визитке дата, а именно – «двадцать второе», не лишена смысла.

Именно двадцать второго июля убитая Таэко Нагацука встретилась утром в кафе со своей живущей неподалеку младшей сестрой. Они собирались обсудить, что подарить отцу в связи с его выходом на пенсию. Сестра со слезами на глазах рассказывала, что, несмотря на неожиданно большое выходное пособие, он мучается оттого, что отныне никому не нужен.

В кафе сестры заказали свое любимое лакомство – фруктовый мармелад. Входящая в состав этого мармелада фасоль была обнаружена в желудке Таэко Нагацуки во время вскрытия. По тому, насколько она переварилась, было установлено приблизительное время смерти – с часу, когда Таэко рассталась с сестрой, и до трех часов дня.

Расставаясь с сестрой, Таэко сказала: «Извини, мне пора, ко мне должен зайти один человек». Не был ли тот, о ком она говорила, Нобухико Куритой?

Кроме того, любопытную информацию сообщили сотрудники фирмы, в которой работала Таэко. Она познакомилась с Куритой через посредничество своего начальника, взявшего на себя роль свата. Таэко не выказала интереса, и затея в конце концов расстроилась. Однако так случилось, что в то же время Таэко заключила договор со страховой компанией, в которой работал Курита. И Курита, со своей стороны, сделал все от него зависящее, чтобы она получила как можно более выгодные условия.

По предположению сотрудников, Курита отнюдь не смирился с отказом Таэко и не оставлял надежд каким-то образом добиться ее расположения.

В страховой компании девушка за стойкой одарила детективов обворожительной улыбкой. Югэ не стал сообщать, что они из полиции, сказал только, что им необходимо посоветоваться с господином Куритой по одному важному делу. Ничего не заподозрив, девушка попросила их подождать и удалилась.

Через несколько минут появился затянутый в строгий костюм невысокий человек с профессиональной улыбкой на лице. Волосы у него были гладко зачесаны на косой пробор, казалось, даже брови старательно причесаны. Глядя на его ухоженную кожу, можно было подумать, что он только что принял ванну.

Представившись, Курита выжидающе посмотрел на посетителей. От Кусанаги не ускользнуло, что он как будто смерил их взглядом, оценивая. Хоть на лице у него и застыла улыбка, Курита явно был настороже.

Югэ, улыбаясь, перегнулся через стойку и, приблизив к нему лицо, шепнул:

– Мы из полиции. Нам необходимо задать вам несколько вопросов.

Очевидно, Курита был трусоват. Его лицо мгновенно побелело.

Выйдя из здания компании, зашли в ближайшее кафе. Когда Югэ сообщил об убийстве Таэко, Курита вздрогнул. Он заявил, что ничего не знал, и умолял рассказать, как все произошло. На глаза его навернулись слезы. Если это спектакль, подумал Кусанаги, то он великолепный актер.

– Когда вы в последний раз виделись с Таэко Нагацукой? – спросил Югэ.

– Дайте вспомнить… – Курита достал записную книжку. Рука, которой он открывал ее, заметно дрожала. – Двадцать первого июля. В пятницу, вечером. Надо было уладить формальности с переоформлением автомобильной страховки.

– В пятницу? Нагацука должна была быть на работе.

– Насколько я знаю, в тот день у нее был выходной.

Это была правда. Косметическая фирма, в которой работала Нагацука, перенесла выходной по случаю Праздника моря с двадцатого июля на двадцать первое, чтобы гулять три дня подряд – в пятницу, субботу и воскресенье. Но, разумеется, тот факт, что Курита знал об этом, вовсе не снимал с него подозрений.

– Точно двадцать первого? Не двадцать второго? – настаивал Югэ.

– Двадцать первого. Никакой ошибки, – сказал Курита, еще раз заглянув в свою записную книжку.

– Позвольте-ка посмотреть.

– Пожалуйста, – Курита протянул записную книжку Югэ.

Кусанаги заглянул сбоку. В колонке на двадцать второе июля было вписано имя Таэко Нагацуки, но исправлено на двадцать первое. Когда Кусанаги указал на это, Курита нисколько не смутился.

– Первоначально я собирался посетить ее двадцать второго… Дело в том, что вообще-то мы договаривались на пятнадцатое. Я пришел, пятнадцатого, но не застал ее дома, поэтому написал на визитке, что приду вновь двадцать второго, и бросил ее в почтовый ящик. На следующий день госпожа Нагацука позвонила и попросила прийти двадцать первого.

В его объяснении не было противоречий, не придерешься. Но, с другой стороны, предвидя разговор с полицейскими, сочинить стройную историю не составляло труда.

– В вашем календаре, – заговорил Югэ, – днем двадцать второго ничего не значится. Где вы были в это время?

– Двадцать второго?… – Курита задумался, прикрыв рукой рот. – В тот день я был в Камаэ.

– В Камаэ?

– Видите ли, – Курита сильно потер лицо, – накануне я немного перепил и в тот день неважно себя чувствовал, поэтому, посетив утром клиента, остановил машину возле реки Тамагавы и немного поспал.

– Как долго? – спросил Югэ. – С какого часу до какого?

– Кажется, с полудня до трех. Можно вас попросить не говорить об этом на моей работе?

– Разумеется, – заверил его Югэ, стрельнув глазами в сторону Кусанаги. Мол, как-то сомнительно.

– Машина принадлежит компании?

– Нет, моя собственная.

– Скажите марку и цвет.

– «Мини-купер», красный.

– Пижонская тачка. После покажете ее нам.

– Без проблем. – Глаза Куриты беспокойно бегали.

На следующий день Куриту обязали «в добровольном порядке» явиться в полицию для дачи показаний. В распоряжении полиции оказалась важная информация. Исходила она от женщины, держащей лавку окономияки _[1]_ по соседству с домом, в котором проживала Таэко Нагацука. Эта женщина, крайне недовольная тем, что владельцы дома устроили автостоянку прямо против ее лавки, заметила, что два дня подряд, двадцать первого и двадцать второго, на ней останавливалась одна и та же машина. Она собиралась дождаться водителя и высказать ему в глаза свое неудовольствие, но отвлеклась на покупателей и упустила момент, когда машина уехала.

На вопрос, что это была за машина, уже не молодая женщина уверенно заявила:

– Не знаю, как называется, но точно помню, что маленькая. Чем-то напоминает старые машины.

Когда же детективы показали ей фотографии нескольких автомобилей, она без колебаний выбрала «мини-купер». Более того, сказала, что машина была красного цвета.

Курите устроили основательный допрос. Теперь уже почти никто в следственной бригаде не сомневался, что он убийца. Был расчет, что под натиском перекрестных вопросов он где-нибудь да проколется.

Однако Курита в убийстве не сознавался. Вновь и вновь отбивая атаки полицейских, он чуть не плакал, но продолжал упорно отрицать свою вину. И по-прежнему настаивал на своем алиби.

Волей-неволей Кусанаги с коллегами пришлось отправиться в Камаэ проверять алиби. Если Курита действительно останавливал машину на берегу реки, наверняка найдутся очевидцы. А если они найдутся, то придется начинать расследование с нуля.

– Только зря тратим время, – угрюмо сказал Югэ.

Предчувствие старшего коллеги оправдалось. Два дня подряд полицейские ходили вокруг места, где, как утверждал Курита, он остановил машину, но не нашлось никого, кто бы видел красный «мини-купер». Впрочем, место было пустынное, закрытое подходящим к самой реке зданием пищевого комбината.

В следственном штабе вновь возобладало мнение, что Курита врет и что он-то и есть главная птица, как вдруг…

В полицейский участок Сугинами, где был организован следственный штаб, пришло письмо. Отправителем значился человек, живущий в Камаэ.

Содержание письма было столь удивительным, что ошеломило даже бывалых детективов.




3


В пластмассовый поднос, похоже стянутый в студенческой столовой, Манабу Югава налил жидкость для мытья посуды. Затем опустил в нее кончик соломинки, легонько подул – куполом вздулся мыльный пузырь.

После этого Югава достал что-то из кармана своего белого халата. Нечто, напоминающее стопку круглых металлических монет.

– Неодимный магнит, – пояснил Югава, приблизив его к мыльному пузырю.

Неожиданно пузырь заскользил по поверхности подноса, приближаясь к магниту. Югава стал двигать магнитом, пузырь послушно следовал за ним.

– Что за чудеса! – воскликнул Кусанаги. – Не из железа, а притягивается!

– Как думаешь, что это? – спросил Югава, возвращая магнит в карман. Физик находил странное удовольствие в том, чтобы издеваться над своим невежественным приятелем.

– Наверно, все дело в моющей жидкости. Наверно, ты подсыпал в нее металлическую пыль…

– С металлической пылью вряд ли получится надуть пузырь.

– Ну, все равно что-то подмешал. Какое-нибудь вещество, которое притягивается к магниту.

– А вот и нет, ничего я не примешивал. Это обычный раствор жидкости для мытья посуды.

– Значит, жидкость для мытья посуды притягивается к магниту?

– Теоретически это возможно, но в данном случае другое, – сказал Югава, подошел к мойке и достал две большие чашки из коробки с мытой посудой. «Опять растворимый кофе!» – поморщился Кусанаги.

– Так что же это такое? – взмолился он. – Кончай задирать нос, рассказывай!

– К магниту притягивается не жидкость, – не спеша насыпав в чашки кофейный порошок, Югава обернулся, – а воздух внутри пузыря.

– Воздух?

– Строго говоря, кислород. Кислород обладает сравнительно сильным парамагнетизмом. Парамагнетизм – это, если тебе неизвестно, свойство притягиваться к магниту.

– Удивительно… – Кусанаги всмотрелся в мыльную полусферу, возвышающуюся над подносом.

– Увы, нет ничего упорнее людских предубеждений. Знаешь же, что внутри мыльного пузыря воздух, но, поскольку его не видно, напрочь забываешь о его существовании. По этой же причине мы в нашей жизни очень часто упускаем из виду то, что лежит на поверхности. – Югава налил кипяток из электрочайника и, легонько перемешав, передал одну чашку Кусанаги.

– Получается, наша жизнь состоит из сплошных заблуждений.

– Может, оно и к лучшему. – Югава с удовольствием отхлебнул кофе. – Ну а теперь давай продолжение своей истории.

– До какого места я рассказал?

– До выхода души из тела. Ты закончил на том, что в следственный штаб пришло письмо, в котором сообщалось, что у ребенка душа вышла из тела.

– Ну да. – Кусанаги отпил кофе.

Отправителем письма был некто Хироси Уэмура. Он написал, что взяться за перо его побудило желание во что бы то ни стало пролить свет на убийство, произошедшее в Сугинами. Про «перо» он, конечно, загнул: письмо было напечатано на компьютере.

Уэмура подчеркивал, что не имеет никакого отношения к самому преступлению, но при этом утверждал, что его сын может оказаться важным свидетелем. А именно, в связи с «красным автомобилем», следы которого в Камаэ все последние дни безуспешно искали полицейские.

Короче, его сын Тадахиро двадцать второго июля видел красный «мини-купер», припаркованный неподалеку, на берегу реки. В письме даже указывалось время – около двух часов дня.

Если б письмо на этом заканчивалось, можно было бы только поздравить себя с удачей и немедленно выезжать на место, чтобы выслушать подробный рассказ. Но все было не так просто.

Однако, добавлял автор письма, сын его стал очевидцем не вполне обычным способом. Он лежал с высокой температурой в постели, как вдруг произошло невероятное: его душа отделилась от тела и смогла наблюдать то, что в обычном состоянии было недоступно для зрения.

Когда один из полицейских дочитал до этого места, все, кто был в штабе, оцепенели. Затем раздались голоса удивления, робкие смешки, вскоре перешедшие в гневные выкрики. Отнеслись со всей серьезностью, а оказалось, что это обычный розыгрыш!

Но в письме было еще кое-что, от чего нельзя было так легко отмахнуться. Сразу после внетелесного опыта мальчик зарисовал увиденное, и на рисунке отчетливо изображен красный «мини-купер». К письму прилагался поляроидный снимок с рисунка.

– В письме был указан телефон, я позвонил. Подумал, может, у человека с головой не все в порядке, но Уэмура, по крайней мере судя по телефонному разговору, вполне нормален. Он сказал, что опасался, как бы письмо не приняли за дурную шутку, поэтому очень признателен за звонок. Говорил он вежливо и произвел, в общем, приятное впечатление.

– О чем вы говорили? – спросил Югава.

– Прежде всего необходимо было подтвердить все то, что было в письме. Вернее сказать, я хотел понять, насколько серьезно написано письмо. Уэмура клялся, что все написанное – правда. Его заверения звучали очень убедительно.

– Если ты обо всем судишь исходя из критерия «убедительности», славная у тебя работенка! – парировал Югава, усмехнувшись.

Кусанаги рассердился:

– Разумеется, я не поверил! Я только сообщаю тебе информацию, касающуюся Уэмуры.

– «Правдоподобный», «убедительный» – все это не имеет никакого значения в качестве информации. – Югава, не выпуская чашки из рук, опустился на стул. – В этой ситуации главное – доказательства. У тебя есть доказательства, что в тот злополучный день душа ребенка вышла из его тела?

– Ты говоришь так, будто заранее уверен, что таких доказательств быть не может.

– Ученый никогда не должен пренебрегать никакими фактами. Если доказательства есть – предъяви. Только предупреждаю, сам по себе рисунок ничего не доказывает. Можно предположить, что парень слышал от кого-то, что полиция ищет людей, видевших красный автомобиль, а после нарисовал.

Кусанаги, недовольно фыркнув, присел на край стола.

– Я тоже так рассуждал.

– Вот как? – Югава поднял глаза на Кусанаги. – Хочешь сказать, что у тебя есть более веские доказательства?

– Да, – сказал Кусанаги. – В тот же день, когда у мальчика душа вышла из тела, Уэмура показал рисунок знакомому редактору журнала. Даже предложил опубликовать. Забыл упомянуть, что Уэмура – журналист.

– Под «тем же днем» ты имеешь в виду двадцать второе июля?

– Да, разумеется. День, когда в Сугинами была убита Таэко Нагацука. Понятное дело, в то время Уэмура еще ничего не знал о том, что произошло. Он и представить не мог, какой важный смысл заключен в этом рисунке.

Кусанаги показалось, что глаза за стеклами очков в черной оправе вспыхнули. Наконец-то Югава стал проявлять интерес.

– Ну что? – спросил Кусанаги. – Чем не доказательство?

Однако Югава ничего не ответил и долгое время молча попивал из чашки свой отвратительный кофе. Его глаза были обращены в сторону окна.

«Иди к своему профессору Галилею, может, он поможет!» – таков был приказ начальника Мамии. Уже все в управлении знали, что у Кусанаги есть приятель-физик и что он не раз давал ценные советы, когда полиция вставала в тупик перед неразрешимой загадкой.

Сказать по правде, следственный штаб пребывал в крайне щекотливой ситуации, не зная, как поступить с письмом Уэмуры. Сама по себе информация была чрезвычайно важной. Проблема заключалась в том, каким путем она была получена. В своем нынешнем виде приобщить ее к материалам следствия невозможно. И в то же время никто не мог решиться полностью ее проигнорировать.

То, что Уэмура журналист, было еще одной головной болью. Начальство не хотело, чтобы газеты раструбили об этом казусе.

– Согласно Линн Пикнетт, – заговорил Югава, поставив чашку на стол, – каждый десятый имел внетелесный опыт, кажется, в ее книге этот феномен так и называется – выход души из тела. Человеку кажется, что он воспаряет вверх, слышит голоса, видит отдаленные места, о которых до этого ничего не знал. По словам автора, увиденные в таком состоянии места при последующей проверке в большинстве случаев совпадают в мельчайших деталях. Два английских ученых изучали этот феномен и пришли к выводу, что сознание в какой-то форме может покидать тело и получать информацию в отдаленном месте.

Договорив, Югава посмотрел на Кусанаги и усмехнулся:

– Может, и с этим парнем произошло что-то похожее? Если так, то выход души из тела оказал полиции неоценимую услугу.

– От тебя ли я это слышу? – Кусанаги нахмурился. – Кончай шутить. Не могу же я так и написать в своем отчете!

– А что такого? Пиши как есть. Твой отчет будет новым словом в криминалистике.

– Слава первопроходца меня как-то не прельщает, – отрезал Кусанаги, почесывая затылок.

– Не обижайся. Я заговорил о книге Линн Пикнетт только для того, чтобы продемонстрировать тебе: люди, утверждающие подобные невероятные вещи, не такая уж редкость. Но если не отвлекаться на всякую чепуху и сосредоточиться на объективных фактах, возможно прийти совсем к другой разгадке.

– Что ты хочешь сказать?

– Пока я слушал твой рассказ, мне прежде всего пришли в голову две версии. Разумеется, я исхожу из предположения, что ни этот Уэмура, ни его сын не врут. – Югава выставил два пальца. – Во-первых, случайное совпадение. Мальчику приснилось, что его душа вышла из тела; проснувшись, он это зарисовал. Что случайно совпало с показаниями подозреваемого в убийстве.

– Это версия моего начальника.

Молодой физик удовлетворенно кивнул:

– Я всегда говорил, что твой начальник обладает рациональным мышлением.

– На мой взгляд, он просто дундук. Вторая версия?

– Заблуждение мальчика, – сказал Югава. – Мальчик действительно когда-то видел «мини-купер». Разумеется, не во сне. Однако увиденное не произвело на него сильного впечатления, и он о нем забыл. Но из-за высокой температуры, когда сознание пришло в расстройство, он бессознательно вспомнил виденное когда-то. В результате перепутал время и место.

– И убедил себя, что во сне его душа покинула тело и увидела то, что он впоследствии нарисовал, так?

– Именно, – кивнул Югава.

Кусанаги, скрестив на груди руки, вздохнул. Такого рода ошибка восприятия казалась вполне возможной.

– Мне кажется маловероятным, – сказал он, – чтобы сон мог до такой степени совпасть с признаниями подозреваемого. Совпадают даже такие детали, как белая крыша и белая полоса на капоте. Особенности раскраски, которые есть только у «мини-купера».

– Может быть, мальчик помешан на автомобилях.

Кусанаги потряс головой:

– Уэмура уверяет, что его сын в автомобилях ничего не смыслит.

– Гм…

– Сложнее со второй версией. Если предположить, что мальчик допустил ошибку, проблема – когда он в действительности видел «мини-купер»? Это могло бы как-то помочь следствию.

– Думаю, это не так трудно выяснить, – сказал Югава. – Сравнить рисунок с реальной местностью и установить, с какой точки мальчик видел машину. Затем узнать, когда мальчик находился в этой точке.

– Ты прав, – согласился Кусанаги.

– Что ж, желаю удачи. Если что-то добудешь, сообщи, буду благодарен.

– Как? Ты не составишь мне компанию?

– Дело элементарное, – Югава сдвинул брови, – мне кажется, ты один вполне справишься.

– Сам сказал – если исходить из предположения, что Уэмура и его сын говорят правду. То есть нельзя исключить возможность того, что все это брехня. Необходимо лично встретиться с Уэмурой и его сыном. Но… – Кусанаги встал и положил руку на плечо физика. – Неужто ты полагаешь, что я, ничего не смыслящий в естественных науках, смогу их вывести на чистую воду?

Югава недовольно поморщился:

– Вот уж не ожидал, что дождусь от тебя такого панегирика! – Не выпуская из руки чашку, он нехотя поднялся со стула.




4


Место, в котором, по утверждению Нобухико Куриты, он находился днем двадцать второго июля, располагалось на берегу реки Тамагавы, возле дамбы, где можно было спуститься на машине к самой воде. Там-то он якобы и остановил свой «мини-купер», чтобы поспать.

– Поскольку он прогуливал работу, для него было предпочтительнее остановиться где-нибудь подальше от людских глаз. Но, к счастью или к несчастью, его кое-кто заметил, – сказал Югава, стоя на пустынном берегу.

– Еще неизвестно, говорит ли Курита правду, – заметил Кусанаги.

– Но не слишком ли ловко придумано? Место-то действительно существует.

– Может быть, он часто заезжает сюда днем, чтобы передохнуть. Поэтому сразу назвал, когда потребовалось алиби.

– Знаешь, что я тебе скажу? – Югава внимательно посмотрел на Кусанаги. – Ты делаешь успехи. Наконец-то ты научился логически мыслить.

– Не мели чушь! Любому детективу это понятно.

– Тогда извини. Кстати, что это за здание? – Югава показал пальцем на темное строение, возвышавшееся на противоположном берегу.

– Это… подожди-ка, – Кусанаги раскрыл карту, – пищевой комбинат.

– Стоящую здесь машину лучше всего видно оттуда.

– Верно… – сказал глядевший в карту Кусанаги и вдруг ахнул.

– Что там такое?

– Я искал дом, в котором живет Уэмура, и, представляешь, оказывается, он находится с другой стороны комбината.

– С другой стороны? – Югава поднял глаза на темное здание. – Иначе говоря, из окна его дома увидеть это место невозможно.

– Как бы то ни было, пошли, – сказал Кусанаги.

Сразу после звонка за дверью послышались торопливо приближающиеся шаги. Тотчас щелкнул замок, открылась дверь и показалось загорелое лицо.

– Это вы звонили мне по телефону?…

Кусанаги представился.

– А, очень рад, проходите. Уэмура. Я вас ждал. – Мужчина улыбался, не скрывая своей радости. Кусанаги подумал, что его, полицейского, впервые встречают с таким радушием.

– Утром приходил электрик и починил кондиционер. Пока он был сломан, я совершенно не мог работать…

Уэмура провел Кусанаги и Югаву в гостиную. Обеденный стол сиял чистотой – видимо, хозяин успел к их приходу прибраться. Усадив гостей, Уэмура достал из холодильника ячменный чай.

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – сказал Кусанаги.

– Извините, что так грязно – нет женской руки. – Уэмура непривычными движениями поставил перед ними стаканы с чаем.

– Вы не женаты?

– В разводе. Уже три года, – ответил Уэмура без сожаления.

Кусанаги как бы между прочим осмотрел комнату. Практически никаких украшений, мебель подчеркнуто функциональна. Металлические шкафы с папками создавали впечатление, что они не в квартире, а в офисе. В кухонном отсеке на полках также минимум посуды.

Уэмура, отодвинув перегородку соседней комнаты, позвал:

– Иди сюда, пришли господа полицейские!

Шаркая ногами, вышел мальчик в шортах. Тощий, цвет лица нездоровый.

Увидев гостей, поздоровался.

– Это Тадахиро, – представил его отец.

– Извините, что сразу перехожу к делу; не могли бы вы показать рисунок? – сказал Кусанаги.

– Да, да, конечно. – Уэмура скрылся в соседней комнате и вернулся с альбомом для рисования. Положил его перед Кусанаги. – Вот, посмотрите.

– Позвольте-ка. – Югава протянул руку.

Кусанаги заглянул сбоку. Рисунок был тот же, что и на присланной в полицию фотографии. На сером фоне белая дорога и автомобиль. Автомобиль с белой крышей, колеса небольшие. Вылитый «мини-купер».

– Нельзя сказать, что не похоже на берег возле дамбы, но и утверждать, что изображено именно это место, невозможно, – пробормотал Югава. – Все, что мы имеем, это красный автомобиль.

– Сын хотел изобразить именно то место! – возразил Уэмура немного обиженно.

– Надо спросить у художника, – сказал Югава, обращаясь к Кусанаги. Тот вспомнил, что его приятель терпеть не может разговаривать с детьми.

Кусанаги спросил у сидевшего, потупившись, мальчика:

– Что за место ты нарисовал?

Мальчик, не поднимая головы, что-то промямлил. Но так тихо, что ничего нельзя было разобрать.

– Говори громче! – накинулся на него отец.

– У реки… на той стороне, – сказал мальчик.

– На той стороне реки? Ты не ошибаешься? – спросил Кусанаги.

Мальчик молча кивнул.

– В таком случае… если смотреть из этой комнаты, то с какой точки? – Кусанаги осмотрелся.

– Наверно, оттуда, – Югава показал в сторону спальни.

– Да, вы правы. Пожалуйста, пройдите туда. – Уэмура поднялся.

Спальня выглядела так же уныло, как и вся квартира. В ней были только телевизор и сборная мебель. Возле окна разостлана постель.

Уэмура открыл окно. Прямо перед глазами торчало здание пищевого комбината, практически закрывая весь вид.

– Как вам, наверно, известно, с той стороны комбината протекает река, – сказал Уэмура. – Сын говорит, что видел противоположный берег. Если не ошибаюсь, ваше расследование утыкается в проблему, стоял ли там «мини-купер» двадцать второго июля…

– Вы правы, но каким образом можно увидеть отсюда дамбу?…

– В том-то и дело, что он видел не отсюда. Отсюда никак не увидишь! Сын смотрел с более высокой точки. – Уэмура посмотрел на Тадахиро. – Расскажи господам из полиции, что произошло.

Под строгим взглядом отца Тадахиро полушепотом заговорил. Рассказав вначале о том, что из-за простуды ни на шаг не выходил из дома и двадцать второго июля с утра лежал в постели, он перешел к главному. Лежа в постели, он вдруг почувствовал, что поднимается вверх, и в следующий миг уже был высоко-высоко и видел далеко вокруг.

– Как высоко он поднялся? – прошептал Югава на ухо Кусанаги, чтобы тот задал этот вопрос.

– Как высоко ты взлетел? До потолка?

– Ну… – Тадахиро замялся.

– Отвечай отчетливо! – вмешался отец – Тебе нечего скрывать, говори прямо. Ты же вылетел из окна?

– Что? Из окна? – Кусанаги удивленно посмотрел на мальчика. – Это правда?

– Угу, – сказал Тадахиро, почесывая в районе живота. – Меня подхватило, вынесло через окно. Я взлетел над комбинатом и видел реку.

– Что потом? – спросил Кусанаги.

– «Как странно!» – подумал я и тотчас начал опускаться. Очнувшись, увидел, что лежу в своей постели. Рядом был альбом для рисования, и я нарисовал то, что видел сверху.

– Это было днем, в два часа. – Уэмура сжал губы. – Ошибки быть не может. Как раз в это время зашла госпожа Такэда, она живет по соседству, и мы оба обратили внимание на его рисунок, можете спросить у нее – она подтвердит.

Кусанаги кивнул и посмотрел в окно. История совершенно фантастическая. Однако рисунок, сделанный мальчиком, существовал, и с этим ничего нельзя было поделать.

– Надо проверить это здание, – сказал Югава, глядя в сторону пищевого комбината. – Отсюда видны большие ворота. Их наверняка открывают для транспортировки крупногабаритного оборудования. Надо бы узнать, не открывали ли эти ворота днем двадцать второго июля.

– И что из того, если открывали?

– Когда мы были на дамбе, я обратил внимание, что с той стороны комбината также имеются большие ворота. Если их открыть одновременно, все здание превратится в своего рода сквозной туннель, и в таком случае отсюда можно увидеть противоположную сторону.

– Надо немедленно это выяснить! – Кусанаги открыл блокнот, чтобы записать.

– Минуточку! – сказал Уэмура с железными нотками в голосе. – Вы полагаете, что в то время ворота были открыты и мой сын, увидев через них берег реки, вообразил, что его душа вышла из тела?

– В качестве одной из возможных гипотез, – сказал Югава.

Уэмура затряс головой:

– Исключено! Сами посудите – место, где стоял «мини-купер», находится значительно ниже уровня ворот, – заговорил он, яростно жестикулируя. – Даже если бы ворота были открыты, из нашего окна видно лишь то, что намного выше дамбы. Если сомневаетесь, можете произвести замер.

– Вы правы, надо измерить, – невозмутимо сказал Югава. Как бы ни расходился собеседник, физик всегда сохранял спокойствие.

Уэмура прошел в гостиную и вернулся с альбомом.

– Посмотрите! Тут отчетливо изображена белая крыша автомобиля. В таком ракурсе нарисовать можно лишь глядя с довольно высокой точки.

Югава, рассматривая рисунок, погрузился в молчание. В этот момент в его голове, должно быть, с лихорадочной скоростью сменяли одна другую гипотезы, рационально объясняющие случившееся. Во всяком случае, Кусанаги надеялся, что это так.

Где– то в квартире зазвонил телефон. Извинившись, Уэмура вышел из спальни.

– Ну что, Югава. – Кусанаги понизил голос. – Есть хоть какое-нибудь объяснение?

Югава ничего не ответил. Вместо этого он спросил у забившегося в угол мальчика:

– Раньше с тобой такое случалось?

Уже то, что он, ненавидящий детей, заговорил с ребенком, было удивительно. Тадахиро отрицательно покачал головой. После чего, точно испугавшись, выбежал вслед за отцом.

– Да, сейчас пришли люди из полиции, – доносился в спальню голос Уэмуры. – Кажется, их довольно сильно это заинтересовало… Разумеется, напишу столько, сколько вы мне дадите места. Я уже набросал в форме дневника. Вот только информация об убийстве в Сутинами… Да, будьте так любезны. И еще, не могли бы вы свести меня с каким-нибудь специалистом? Экспертом по паранормальным явлениям, профессионалом в этой области. Да, это очень удачно. Спасибо. Да… Да… Понятно.

Закончив говорить по телефону, Уэмура вернулся. Кусанаги заметил, что выглядит он так, точно вот-вот запоет от радости.

– Вы собираетесь написать статью о случившемся с вашим сыном? – спросил он.

– Да, у меня есть приятель, редактор в одном журнале, – сказал Уэмура. – Вот, кстати, можете спросить у него. Он вам подтвердит, что я показал ему рисунок до того, как полиция сообщила об убийстве в Сугинами.

– Прошу прощения, не могли бы вы немного подождать с публикацией?

– Почему же это?

– Ну, как вам сказать…

– Насколько я понимаю, вы, полицейские, не воспринимаете рассказ моего сына всерьез и не собираетесь приобщать его к делу. И сюда вы пришли только затем, чтобы убедиться в том, что Тадахиро все померещилось. В таком случае не имеет никакого значения, что и где я опубликую. Или вы все-таки решили рассматривать слова моего сына наравне с показаниями других свидетелей? Если так, то я, пожалуй, и мог бы повременить…

– Лично мне все равно, но я должен посоветоваться с начальством.

– Сколько ни советуйтесь, все одно. Результат известен заранее. – Уэмура, плотно прикрыв окно, смерил взглядом Кусанаги и Югаву. – Какие-нибудь еще вопросы? Если вы доверяете моему сыну, пожалуйста, спрашивайте сколько угодно, но если вы заранее решили, что он врет, скатертью дорога. – Он продолжал улыбаться, но в глазах пылала злоба.

– Вы сказали, что с вами была женщина, – сказал Югава, – госпожа Такэда, так, кажется? Не подскажете, где ее найти?

– Разумеется. Она живет совсем рядом, можете зайти прямо сейчас. – Уэмура схватил с полки листок бумаги и начал рисовать подробную схему. – Спросите ее, если мне не верите.

– Плохо дело! Теперь он наш враг, – поморщился Кусанаги, когда они вышли из квартиры Уэмуры.

– Не переживай, – сказал Югава равнодушно. – Он с самого начала понимал, что полиция не воспримет его историю всерьез. Он послал вам письмо только затем, чтобы иметь на руках доказательство, что полиция проявила интерес к случившемуся. Когда пишешь статью о паранормальном явлении, это большой плюс.

– Он нас использует?

– Если откровенно, то да.

Услышав ответ Югавы, Кусанаги приуныл.

– А что, если душа действительно может выйти из тела?

– Я придерживаюсь принципа: пока нет фактов, не торопиться с выводами.

– Вот тебе факты. Из комнаты Уэмуры невозможно увидеть место, где стоял «мини-кулер». Кроме того, Тадахиро в последнее время не выходил из квартиры.

– Прежде всего надо выяснить, насколько эти факты соответствуют действительности. – Югава остановился. Показал пальцем направо.

Палец указывал на здание пищевого комбината. Оно было окружено оградой, но сквозь сетку можно было видеть выезжающий грузовик.

– Сказано же тебе, даже если бы ворота были раскрыты, из окна квартиры невозможно увидеть дамбу! – сказал Кусанаги.

Югава вздохнул.

– Значит, по-твоему, собирать информацию нет необходимости?

– Ладно, идем спросим. – Кусанаги зашагал в сторону проходной.

Подойдя к пропускному пункту, он назвался и сказал, что хотел бы поговорить с кем-нибудь из руководства комбината. Охранник, тщедушный старичок, засуетился, куда-то позвонил и только после этого спросил:

– А по какому, собственно, делу?

– Расследуем преступление, – ответил Кусанаги. – Убийство.

Видимо, слово «убийство» произвело должное впечатление: охранник, у которого до этого спина была согнута, резко распрямился.

Через некоторое время в проходную явился толстый мужчина лет пятидесяти. Он отрекомендовался директором комбината Накагами. Края его светлой шляпы потемнели от пота.

Кусанаги спросил, открывали ли на комбинате большие ворота двадцать второго июля. Услышав вопрос, Накагами нахмурился и спросил:

– Почему вас это интересует? Это имеет какое-то отношение к убийству?

– Тайна следствия. Так открывали или нет?

Накагами ответил не сразу. Судя по лицу, раздумывал, в чем подвох. Наконец сказал:

– Нет, не открывали.

– Вы уверены?

– Да. Передние ворота мы время от времени открываем, но задние только тогда, когда нужно ввезти оборудование особо крупных габаритов. – Кажется, директор комбината несколько успокоился.

– Понятно. Спасибо, извините, что потревожил. – Попрощавшись с директором и старичком-охранником, Кусанаги покинул проходную.

Выйдя за ворота, он увидел, что Югава исчез. Пройдя вдоль ограды, он обнаружил, что физик роется в мусорном контейнере. Вероятно, отходы производства.

– Что это ты делаешь? – окликнул его Кусанаги.

– Нашел любопытную вещь, – сказал Югава и показал то, что держал в руке.

Это была спортивная тапочка. Однако, видимо, чем-то разрезанная – задняя половина отсутствовала.

– И что в этом любопытного? То, что она разрезана? – спросил Кусанаги.

– Посмотри внимательно! Тапочка явно не разрезана ножом. И не разорвана. Очень интересное место среза. – Югава поднял валявшийся под ногами пакет и бережно положил внутрь поврежденную тапочку.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы удовлетворять твое любопытство! – сказал Кусанаги, поворачивая назад. Необходимо было встретиться с Сатиэ Такэдой.

Сатиэ Такэда организовала у себя в доме лавку с выпечкой. Лавка маленькая, но уже при приближении в нос ударял аромат печеного хлеба. Сатиэ на пару с младшей сестрой заправляла всем – и производством, и продажей. Муж пять лет назад погиб в автокатастрофе.

– Я хорошо помню тот день. Но увидев рисунок, я не придала ему особого значения. Господин Уэмура, вот он был в восторге, а я подумала, что малыш совсем, видать, раскис. Он ведь хорошо рисует, а тут какие-то каракули.

Но позже, продолжала Сатиэ, к ней в лавку зашел полицейский и задал странный вопрос. Не видела ли она двадцать второго июля возле дамбы маленький красный автомобиль. «Мини-купер», с белым верхом. Сатиэ ответила, что ничего не знает. Но тотчас кое-что вспомнила. А именно – рисунок Тадахиро. Не была ли там и в самом деле изображена красная машина? Тогда она рассказала обо всем Уэмуре.

«Теперь понятно, как развивались события, – подумал Кусанаги. – Уэмура, мечтавший прославиться за счет феноменальных способностей сына, ухватился за этот шанс и решил написать письмо в полицию».

– А что, господин полицейский, это правда, что душа может вылетать из тела? – спросила Сатиэ, закончив свой рассказ.

– Ну, как вам сказать… – Кусанаги запнулся и посмотрел на Югаву. Но Югава, казалось, не слушал их разговор и рассматривал выпечку, выставленную на прилавке.

– Не знаю, правда это или нет, – сказала Сатиэ с чувством, – но мне не по душе, что Уэмура устроил такой шум вокруг этого дела. Впрочем, понять можно: какая-никакая, а слава…

Она к Уэмуре неравнодушна, подумал Кусанаги. И возраст у них друг для друга подходящий…

В этот момент сбоку послышался голос Югавы:

– Простите, мне, пожалуйста, вот эту булку с изюмом.




5


Прошло десять дней с тех пор, как был обнаружен труп. Курита по-прежнему упорно отрицал свою вину. Не находя способа вывести его на чистую воду, следователи изнывали.

Больше того, появилось несколько косвенных обстоятельств, укрепляющих позицию Куриты. Во-первых, в квартире убитой Таэко нашли следы пребывания мужчины.

В стоке ванной обнаружили мужские волосы. Такие же волосы нашли на ковре в комнате и на коврике в туалете. Кроме того, в шкафу лежал бумажный пакет с бритвой, кремом для бритья и презервативами.

По волосам установили группу крови. Она не совпадала с группой крови Куриты.

Разумеется, тот факт, что у Таэко был любовник, никоим образом не снимал подозрений с Куриты. Не исключено, что Курита, узнав, что у нее есть любовник, убил ее из ревности.

Детективов смущало то, что они до сих пор не могли установить, кто этот мужчина. Очевидно, Таэко держала связь с ним в секрете даже от самых близких людей. Кроме того, у ее любовника, вероятно, были веские причины – даже после известия об убийстве своей подруги – не объявляться.

– Внебрачная связь! У него жена, дети. Вот он и поджал хвост, – по своему обыкновению, во всеуслышание рассуждал детектив Югэ, и на этот раз никто с ним не спорил.

Стараясь не привлекать внимания, тщательно изучили окружение Таэко. Особенно досконально проверили ее коллег-мужчин. У тех, кто вызывал подозрения, тайком взяли образцы волос, но того, чьи волосы совпадали бы с найденными в квартире убитой, среди них не оказалось.

И в тот момент, когда следствие окончательно зашло в тупик, полицию ждал неприятный сюрприз. В одном популярном еженедельном журнале появилась статья о паранормальных способностях Тадахиро Уэмуры. Излишне говорить, что автором был Хироси Уэмура.

– Проклятье! – простонал Мамия, прочитав статью. – Давно работаю в полиции, но так сесть в лужу – это впервые!

Кусанаги сидел в зале заседаний полицейского участка Сугинами, где расположился следственный штаб, и готовил отчет.

– Говорят, читатели журнала обрушили на управление звонки, – усмехнулся Югэ, сжимавший в руке бумажный стаканчик с кофе. – Возмущаются, почему полиция отказывается принимать во внимание ценные показания чудо-ребенка.

– Проклятье!… – Мамия поморщился. – Опять начальник отдела устроит головомойку.

Упомянутый начальник отдела в данный момент проводил совещание в соседней комнате.

Вошел молодой детектив и сообщил, что по телевизору показывают отца и сына Уэмуру. Югэ включил телевизор и нашел популярное шоу.

– По моим сведениям, так называемый выход души из тела нередко происходит в результате перенесенной травмы, – разглагольствовал Хироси Уэмура. – Например, после удара по голове. По словам тех, кому довелось это испытать, неожиданно у человека появляется чувство, будто он взмывает вверх…

– Еще бы, когда по башке треснут, еще и не то почувствуешь, – пробормотал Мамия.

Уэмура продолжал:

– Кроме того, пережившие клиническую смерть в один голос утверждают, что испытали выход души из тела. Допустимо предположить, что, стремясь избежать физических страданий, сознание способно временно покидать тело. В случае с Тадахиро можно почти с уверенностью утверждать, что этот феномен был вызван желанием избавиться от болезненных ощущений, вызванных высокой температурой…

– Значит, вы считаете, что душа вашего сына покидала тело? – спросил ведущий.

– Я в этом убежден! Жаль, что это явление еще плохо изучено. Только этим я могу объяснить то поразительное упорство, с которым полиция отвергает важнейшие показания! – Уэмура уставился прямо в камеру.

Югэ, усмехнувшись, выключил телевизор:

– Ну и болтун!

– Кусанаги, что твой профессор Галилей? Есть хоть какие-нибудь идеи? – спросил Мамия.

– Он мне не говорит. Но, думаю, рано или поздно все прояснится.

– Не чувствуется уверенности. – Мамия почесал голову.

В это время вернулись два детектива. Оба обливались потом.

– Что-нибудь нарыли? – спросил Мамия.

– Кое-что о «мини-купере», – ответил один из вошедших.

– Опять этот «мини-кулер»! – Мамия скривился, поворачиваясь к ним. – Ну что у вас?

– Человек, проживающий по соседству с домом Таэко Нагацуки, видел припаркованный красный «мини-купер». К сожалению, он не помнит, было это двадцать первого или двадцать второго.

– Без этого его информация бесполезна.

– Но есть одно важное обстоятельство. Он говорит, что какой-то странный мужчина заглядывал в автомобиль. Несмотря на жару, одет в костюм, худощавый, средних лет.

– М-да…

– Судя по описанию, это не Курита, – заметил Кусанаги. – Кто же это?

– Может быть, просто какой-нибудь псих, помешанный на автомобилях? – предположил Югэ.

– Очевидец утверждает, что не похоже, – ответил детектив, разговаривавший со свидетелем. – Было впечатление, что он хочет узнать, кто хозяин машины.

– Ну, предположим, у этого типа есть знакомый с машиной той же марки. Трудно представить, чтобы на улице случайно столкнулись Курита и некто, знающий о его автомобиле.

Все согласились. Мнение Югэ казалось вполне убедительным.

– Подождите! – заговорил Мамия. – А что, если этот мужчина в костюме оказался там не случайно?

– В каком смысле? – спросил Югэ.

– Например, намеревался идти к Таэко. Однако, подходя к дому, заметил знакомую машину. Если здесь машина Куриты, значит, он должен быть в квартире Таэко. Тогда идти к ней не с руки. Вот он и подошел к машине, чтобы проверить…

– Подождите! – вмешался Кусанаги. – Тогда получается, что этот человек хорошо знал и Куриту, и Таэко!

– Правильно. Есть такой человек?

Все молча переглянулись. Наконец Югэ пробормотал:

– Тот, благодаря кому они познакомились…

В следующий миг все повскакали с мест.

– Таким образом, вы арестовали бывшего шефа убитой, – сказал Югава, выслушав рассказ Кусанаги.

– Его зовут Ёсиока. Три года назад уволился с фирмы. Его связь с Таэко Нагацукой началась еще до этого. Мы догадались, что у Таэко был любовник, но наша ошибка – мы не сообразили, что это может быть уволившийся сотрудник. Ёсиока познакомился с Куритой через страховой бизнес, – сказал Кусанаги и отпил кофе. Теперь, когда все было позади, преступление раскрыто, даже быстрорастворимый кофе казался вкусным. Под перекрестным допросом Ёсиока сразу же во всем сознался.

– Получается, что Ёсиока сам свел свою любовницу с Куритой?

– Получается так.

– Ну и ну! – Югава покачал головой. – Отношения между мужчиной и женщиной – большая загадка.

– Ёсиока сделал это потому, что решил порвать с Таэко. Однако Таэко ни за что не желала с ним расставаться. Она пошла на то, чтобы познакомиться с Куритой, скорее всего, с единственной целью – продемонстрировать любовнику, что его затея ни к чему не приведет. В последнее время она все чаще намекала, что сообщит обо всем жене Ёсиоки. Ёсиока был в панике.

Уже после того, как Ёсиока покинул фирму, его жена стала во главе крупной лизинговой компании, доставшейся ей по наследству от отца. Если б жена узнала о том, что он изменяет ей, он мог потерять все.

Двадцать первого июля Ёсиока направился к Таэко, чтобы еще раз попытаться убедить ее смириться с разрывом. Однако, увидев «мини-купер» Куриты, решил отложить объяснение до другого раза. Он пришел на следующий день и вновь просил Таэко мирно разойтись.

Но она не соглашалась. Грозила сейчас же позвонить его жене.

– Дальше все банально. Он вспылил и в состоянии аффекта задушил ее. Поскольку в его действиях не прослеживается никакого плана, думаю, ему можно верить.

– Ну а что насчет «мини-купера», припаркованного возле дома Таэко двадцать второго июля? Значит, это все-таки была не машина Куриты?

В ответ Кусанаги состроил кислую мину:

– С этим мы допустили досаднейшую оплошность. Двадцать первого там действительно стоял «мини-купер» Куриты, а двадцать второго на том же месте припарковался Ёсиока. Тут никакого подвоха. Просто хозяйка лавки ошиблась. У него машина тоже красного цвета, но марка – «БМВ». Почему она вбила себе в голову, что это «мини-купер», не поддается разгадке.

– Таковы особенности человеческой памяти. Человек – животное, упорствующее в своем заблуждении. Потому-то и нет конца всем этим оккультным сказкам.

– Красиво говоришь, но разрешил ли ты задачу? Я пришел к тебе за этим. – Кусанаги с надеждой посмотрел Югаве в глаза.

– Раз преступление раскрыто, какое это теперь имеет значение?

– Не увиливай. Так просто это все не уляжется, меня замучают вопросами. Все наши ребята из следственной бригады просили меня сходить к Галилею за помощью.

– Что еще за Галилей?

– Прошу тебя. Ну чего тебе стоит. Ты же умный! – Вскочив со стула, Кусанаги взмахнул в воздухе кулаком.

Югава, оставаясь сидеть на стуле, резко отпрянул назад.

– Тогда тебе придется проделать небольшое расследование, – сказал он.

– Расследование? Какое?

Югава порылся в кармане халата. То, что он достал, оказалось спортивной тапкой, подобранной среди мусора.

– Хочу, чтоб ты проверил то, о чем сообщает этот ценнейший экземпляр.

Взяв тапку в руку, Кусанаги уставился на нее с недоумением.

В тот же вечер Кусанаги позвонил Югаве.

– Все оказалось как ты предполагал. Когда я припер директора комбината, он признался, что в тот день действительно открывали большие ворота.

– Так я и думал, – сказал Югава. – Значит, и авария была?

– Да, была. Он решил, что я все знаю про аварию и что отпираться бесполезно. Умолял не предавать огласке, но этого нельзя. Я собираюсь доложить в соответствующие органы.

– Ребятам не повезло. Если бы не шум, поднявшийся из-за пресловутого «выхода души из тела», все бы так и осталось шито-крыто.

– Так-то оно так, но какая связь между аварией на комбинате и выходом души из тела? Как я ни ломал голову, понять не могу, – сказал Кусанаги, но в действительности он даже не пытался понять. Для этого у него не было ни малейших предпосылок.

Немного помолчав, Югава сказал:

– Ну ладно, раскрою секрет фокуса. Но нужны зрители.

– Зрители?

– Да, ты должен непременно привести их сюда.




6


Через три дня после раскрытия преступления Кусанаги, сидя в такси рядом с водителем, направлялся в университет Тэйто. На заднем сиденье поместились Уэмура и его сын.

– В вашем распоряжении только один час. В четыре мы должны быть в Синдзюку, даем интервью журналу. – Хироси Уэмура не скрывал неудовольствия. Его можно было понять – Кусанаги явился к нему без предупреждения и чуть ли не насильно посадил в такси.

– Это не займет много времени. Он сказал, что, пока мы едем, все подготовит.

– Не знаю, что за эксперимент вы задумали, но предупреждаю, вам меня не переубедить. Что бы вы ни говорили, в тот день мой сын видел то, чего видеть не мог, это факт. Ведь человека, обвинявшегося в этом преступлении, в конечном итоге признали невиновным, правильно?

– Да, это так, его признали невиновным, поскольку нашелся истинный преступник. Не потому, что его алиби подтвердилось.

– Это не важно. Подозрения сняли, значит, алиби доказано. Короче, в тот день в том месте стоял красный «мини-купер». А именно его видел мой сын, находясь в комнате, из которой увидеть это невозможно.

– Потому мы и хотим провести эксперимент, чтобы выяснить, возможно или невозможно.

Уэмура презрительно фыркнул:

– Уверен, вы только в очередной раз посрамитесь. Предупреждаю, если эксперимент не удастся, я напишу об этом статью. Тогда держитесь!

– Как вам угодно. – Повернувшись назад и широко улыбнувшись, Кусанаги вновь устремил взгляд вперед. Но в душе скреблись кошки. Он не имел ни малейшего понятия о том, что собирается делать Югава.

Когда прибыли в университет, Кусанаги повел отца с сыном в здание, где располагался физико-технический факультет. Здесь в тринадцатой лаборатории их ждал Югава.

Кусанаги постучал. Послышался голос:

– Войдите!

Кусанаги открыл дверь.

– Как раз вовремя. Я только что закончил приготовления, – сказал Югава, одетый в белый халат. Он стоял возле стола для экспериментов.

– И этих двоих привел, – сказал Кусанаги и вдруг с удивлением заметил фигуру возле мойки. Это была Сатиэ Такэда.

– Госпожа Такэда? А вы что здесь делаете? – спросил Уэмура.

– Мне позвонил профессор Югава и попросил помочь с экспериментом. Мне тоже очень любопытно, поэтому я сразу согласилась. – Она улыбалась.

– Откуда ты узнал ее телефон? – спросил Кусанаги.

– Элементарно. Номер был напечатан на пакете с булкой, которую я купил.

– А… – Кусанаги был разочарован таким простым ответом. Но в следующий момент его поразила мысль, что Югава уже в тот день, покупая хлеб, предвидел развитие событий.

– Не знаю, что вы собираетесь делать, но, пожалуйста, поторопитесь. Мы очень заняты, – сказал Уэмура, переводя глаза с Кусанаги на Югаву.

– Это не займет много времени. Столько, сколько нужно, чтобы выкурить сигарету. Вы курите? – обратился Югава к Уэмуре.

– Курю, а здесь можно?

– Обычно запрещено, но сегодня у нас особый случай. Только курите, пожалуйста, вот здесь. – Югава поставил пепельницу на стол для экспериментов.

– С вашего позволения… – Уэмура достал из кармана пачку, сунул сигарету в рот и закурил.

– Значит, и мне можно? – обрадовался Кусанаги, также вытаскивая пачку.

Югава скорчил недовольную гримасу, но все же кивнул.

– Спасибо. – Кусанаги щелкнул зажигалкой.

– Что это? – спросил Уэмура, показывая на две стеклянные емкости, стоявшие на столе. Прямоугольной формы, около пятидесяти сантиметров в длину, на три четверти заполненные водой.

– Не трогайте. Сейчас вода находится в очень хрупком состоянии. Если ее колыхнуть, баланс нарушится.

Услышав предостережение физика, Кусанаги, собиравшийся дотронуться до воды, тотчас отдернул руку.

– Что вы собираетесь делать с этой водой? – вновь спросил Уэмура.

Югава достал из кармана халата лазерную указку, какую обычно используют на лекциях при демонстрации слайдов.

– Господин Уэмура, вы утверждаете, что даже если ворота комбината были открыты, из окна вашей квартиры невозможно увидеть через них дамбу? – переспросил Югава для верности.

– Да, я в этом убежден, – ответил Уэмура. В глазах его был вызов.

– Я воспользовался вашим советом и тщательно обследовал расположение комбината. Действительно, даже если ворота широко раскрыты, невозможно провести прямую линию от вашего дома к месту у реки, где стоял «мини-купер». Другими словами, в обычных условиях увидеть его невозможно. Как нам всем известно, свет распространяется по прямой. – Сказав это, Югава включил лазерную указку. – Госпожа Такэда, извините, не могли бы вы погасить верхний свет?

Такэда нажала на выключатель в стене. Поскольку окна были зашторены, комната тотчас погрузилась во мрак. Стало хорошо видно протянутый по прямой луч указки.

Тут только Кусанаги понял, почему Югава разрешил курить. Он ведь уже объяснял ему, что в задымленном воздухе луч лазера виден отчетливей.

– Однако, – Югава направил лазерный луч на грудь Уэмуры, – что, если луч пойдет по кривой? Разве не станет в таком случае видно то, что обычно не видно?

– По кривой? – удивился Уэмура, но тотчас понимающе кивнул. – Вы имеете в виду зеркало? Если б имелось зеркало, можно было бы увидеть отражение. Но где же вы нашли там зеркало? К тому же такое огромное?

Он не успел договорить, как Югава уже качал головой:

– Разве я упоминал о зеркале? Смотрите. Видите, из этих двух емкостей левая наполнена обычной водой. Сейчас я пропущу через нее лазерный луч» – сказал Югава и медленно навел указку на левую емкость. Тадахиро вскрикнул от удивления. Из-за его маленького роста все происходило прямо у него перед глазами.

Луч лазера, пройдя через прозрачную стенку и слегка преломившись вверх, далее двигался по прямой.

– Я добавил в воду немного молока. Так лучше видно лазер, – сказал Югава.

– Луч изогнулся!… – Тадахиро посмотрел на отца.

Уэмура презрительно усмехнулся:

– Если не зеркало, то преломление? Нас еще в школе учили, что свет преломляется в воде. Там что, был гигантский аквариум?

– Какой вы, однако, торопливый! – сказал Югава с досадой. – В данном случае не имеет ровно никакого значения, что луч, попадая в воду, преломляется. Я хочу прежде всего, чтобы вы убедились в том, что в воде луч также идет по прямой.

– Хорошо, убедились. Идет по прямой.

– А теперь пропустим луч через другую емкость. – Югава направил лазерную указку направо.

На этот раз первым от удивления ахнул Кусанаги. К нему присоединились Тадахиро и Сатиэ. Уэмура только молча вытаращил глаза.

Войдя в воду, луч шел не по прямой, а изгибался плавной дугой вниз. Изгибался – иначе и не скажешь.

– Что это значит? – спросил Кусанаги.

– Разумеется, тут есть некая хитрость, – сказал Югава. – Вода слегка подслащена. Таким образом, чтобы в верхней части концентрация сахара была слабее, а чем ниже, тем сильнее. Когда луч продвигается из более слабого раствора в более густой, он преломляется. Более того, чем гуще раствор, тем больше степень преломления. Поэтому чем дальше луч идет по наклонной вниз, тем сильнее он искривляется.

– Действительно, так и есть, – сказал Кусанаги, чуть ли не носом уткнувшись в стекло. – Впервые вижу такое!

– Может быть, видишь и впервые, но тебе хорошо известно одно природное явление, которое происходит по той же причине.

– Неужели? Что это?

– Прежде, – Югава подошел к стене и включил свет, – расскажи господину Уэмуре об аварии.

– Авария? – Уэмура в недоумении раскрыл глаза. – Что еще за авария?

– В тот день на комбинате, находящемся у вас под окнами, произошла небольшая авария, – заговорил Кусанаги. – У них для заморозки продуктов используется жидкий азот, но бак с азотом оказался поврежден. Произошла утечка, и часть пола в цеху мгновенно заледенела.

– Вот вам жертва того происшествия, – Югава показал разрезанную надвое тапку. – Она мгновенно замерзла, затем под воздействием какого-то удара раскололась. После чего растаяла, и вот что получилось в результате.

Взглянув на обрубок тапочки, кажется, даже Уэмура удивился.

– И все же, – сказал он, – какое отношение авария имеет к вашему эксперименту?

Кусанаги тоже не терпелось это узнать. Он посмотрел на Югаву.

– После утечки азота на заводе началась паника. Первой мыслью было – открыть пошире ворота, чтобы проветрить помещение. Что произошло в результате? Естественно, горячий летний воздух хлынул внутрь. Образовались два слоя газа с сильно различающейся плотностью: внизу – холодный азот, вверху – горячий воздух. – Югава показал на емкость, наполненную сахарным раствором. – Конечно, между газом и жидкостью есть различия, но в тот момент на комбинате условия были аналогичны тем, что в моем эксперименте.

– Значит, если бы в тот момент прошел лазерный луч, – оживился Кусанаги, – он бы тоже изогнулся дугой?

– Да, точно так, – кивнул Югава.

– Тогда получается… Что тогда получается?

– Разве не понятно? При взгляде сквозь здание комбината видишь не то место, которое ожидаешь увидеть, а расположенное значительно ниже. Короче, видна дамба, которой в обычных условиях не видно.

– Возможно ли такое?… Нет, в принципе я понял, но… – пробормотал Кусанаги. Головой он понял, но все еще не мог вообразить.

– Как я уже сказал, ты хорошо знаешь природное явление, основанное на том же законе, – сказал Югава, – это мираж.

– Ах да, конечно же! – воскликнул Кусанаги.

Внимательно прислушивавшаяся к разговору Такэда тоже понимающе кивнула.

– Нет. Это был не мираж! – Уэмура резанул ладонью по воздуху. – Вы же видели, госпожа Такэда, в тот момент ворота комбината были закрыты.

– На комбинате мне сообщили, что ворота были открыты на очень короткое время, – сказал Кусанаги.

– Нет, нет! Эй, Тадахиро, расскажи, как все было! Ты поднялся в воздух. И увидел эту чертову дамбу!

Однако в ответ на слова отца мальчик только потупил глаза.

– Вовсе я и не поднимался в воздух, – сказал он, чуть не плача. – Меня только всколыхнуло немножко… Это папа приказал мне говорить, что я взлетел…

– Тадахиро! – истерично закричал Уэмура.

В этот момент Югава подошел к мальчику. Присел перед ним на корточки.

– Рассказывай честно. Каким образом ты увидел дамбу и автомобиль? Ведь правда же ворота комбината были открыты нараспашку и ты видел сквозь них?

Немного подумав, Тадахиро смущенно почесал голову:

– Не знаю. Может быть, и так. Я в тот момент плохо соображал.

– Ну ладно, ничего не поделаешь. – Югава погладил мальчика по голове.

– У вас нет доказательств, что это был мираж! – закричал Уэмура. – Это всего лишь ваши домыслы!

– Да. Однако нет доказательств и того, что у ребенка душа вышла из тела.

Уэмура осекся. Как вдруг заговорила Такэда:

– Господин Уэмура, может, уже хватит? Я ведь знаю…

– Знаете?… Что?

– Вы подправили рисунок сына. Когда я увидела фотографию, помещенную в журнале, я обомлела. На рисунке, который первоначально сделал Тадахиро, все было не так отчетливо. Красная машина действительно была, но без белого верха и без колес. Вы же сами их и подрисовали!

Очевидно, слова Такэды соответствовали действительности. Доказательством тому было исказившееся лицо Уэмуры.

– Это… Я сделал это только для большей наглядности.

– Что вы говорите! Разве это не мошенничество? И втянули в эту историю ребенка… – Такэда впилась глазами в Уэмуру.

Видимо, отвечать было нечего – Уэмура прикусил губу. Наконец он решительно схватил сына за руку.

– Большое спасибо за ваш интереснейший эксперимент. Но он ничего не доказывает, так что принимаю к сведению как одну из возможных гипотез. А теперь, поскольку у нас много дел, позвольте откланяться.

– Господин Уэмура!… – заговорила Сатиэ, но он, не обращая на нее внимания, держа сына за руку, выбежал из комнаты.

Оставшиеся некоторое время молчали, прислушиваясь к быстро удалявшимся шагам.

– Не думаете, что вам лучше его догнать? – спросил Кусанаги женщину.

– Но…

– Я тоже так думаю… – сказал Югава. – Ради ребенка.

Такэда смущенно подняла глаза. После чего, наскоро простившись, выбежала вон.

Кусанаги и Югава, переглянувшись, облегченно вздохнули.

– Оказывается, ты и с детьми можешь найти общий язык, – улыбнулся Кусанаги.

В ответ Югава закатал рукав халата. На запястье виднелись красные точки.

– Что это? – удивился Кусанаги.

– Аллергия.

– Что?!

– Никогда не делай того, к чему не лежит душа, – сказал Югава и раздвинул пошире шторы.



notes


Примечания





1


Окономияки – блин с овощами, мясом или рыбой. (Примеч. перев.).