куплю официальный диплом
Авторы
На этой странице можно бесплатно скачать и прочитать онлайн книгу "Смерть придет завтра" автора Спилейн Микки

Скачать книгу "Смерть придет завтра" бесплатно

 

Микки Спиллейн

Смерть придет завтра (Ликвидатор)


* * *

Этот обходительный джентльмен в добротном пепельно-сером костюме — убийца. Как и подобает настоящему хищнику, его маскировка была превосходной. Своей респектабельной внешностью он производил впечатление удачливого дельца, имеющего контору в одном из небоскребов Манхэттена, причем на такой высоте, куда не долетают шум и гарь улицы.
На первый взгляд ему можно бы было дать не больше пятидесяти, а если бы вас попросили описать его наружность, вы вряд ли смогли бы сказать что-нибудь определенное. Ведь ни в походке, ни в манере говорить, ни в поведении этого господина не было ничего настораживающего. Напротив, если бы вам пришлось доверить кому-нибудь свои секреты, им вполне мог оказаться именно этот джентльмен. А почему бы и нет: он даже выглядел преуспевающим счастливчиком.
Маскировался он так удачно потому, что маскировка эта не была искусственной. У него действительно была собственная контора, правда, не на Манхэттене, и он действительно был счастлив. Рудольф Лесс наслаждался жизнью, особенно когда занимался любимым делом. Как раз сейчас он шел на одно такое дело.
Наверху его «ожидал» человек, которого он собирался ликвидировать. Договорная цена на убийство — 10000.00 распрекрасных долларов, предназначенных для оплаты его тайных утех в одном, снятом на чужое имя, домике на острове. От этой мысли он сладко заулыбался, чувствуя, как где-то в глубине его существа зарождается желание. Женщин, подумал он, следует учить… а может, даже заставлять… делать такие замечательные вещи.
Нет, жизнь прекрасна. Только немногим избранным было известно о его истинной натуре и тайном увлечении. Сейчас круг избранных заметно сузился, остались практически только непосредственные участники.
Сколько же их было всего? 46? А может, 48? Всех не упомнить. Вначале он вел запись, потому что во всем любил порядок, но в конце концов канцелярщина ему наскучила. Теперь он просто ждал завтрашнего дня.
Неплохая профессия, к тому же из всего множества людей, занимающихся тем же, он был лучшим. И это не пустое бахвальство. (Он улыбнулся швейцару, тот по долгу службы улыбнулся в ответ). Он подумал о том, сколько раз ему приходилось читать в газетах отчеты о проделанной им работе. Обычно полиция пребывала в полной растерянности или сгоряча арестовывала первого попавшегося. Он усмехнулся, вспомнив, что по меньшей мере трое, взятых наобум, окончили жизненный путь на электрическом стуле. Интересно, какой поднялся бы шум, если бы судебная ошибка выплыла наружу! Казнь тех ублюдков, пусть даже случайная, в конечном счете пошла на пользу обществу, ускорив то, что раньше или позже все равно бы произошло.
Инциденты подобного рода работали на его репутацию. Да и риск окупался, ей-богу. Он снова подумал о Терезе, о ее черном гладком теле и черных волосах. Она обожала все, что он с ней делал. Ему даже казалось, что обожание это было искренним. Она выделывала с ним такое, что он не мог вообразить даже в самых буйных фантазиях. После оставалось острое удовольствие. Что ж, теперь он, пожалуй, опять сможет позволить себе Терезу.
Вот что значило быть лучшим в своей профессии. Его приглашали из-за того, что он никогда не подводил. На мгновение по лицу Лесса промелькнула тень сомнения, от досады он стиснул зубы, но тут же овладел собой.
Плохо, конечно, что в тот раз он не удостоверился точно, но тогда у него не было такого опыта. Не стоило спешить с уходом. Он виновато улыбнулся. Хотя, если ему заплатили, значит, все в порядке.
Он вновь, в который уже раз, мысленно вернулся к тому первому делу, вспомнив все до мельчайших подробностей. Это было его первое поручение, к тому же, довольно простое. Клиента звали Бадди… он не мог припомнить его фамилии. У парня в правом ухе была дыра величиной с десятицентовик — по слухам, след от шальной пули 45-го калибра — память о войне. Бадди стащил 17 кусков у главного казначея группы из Джерси-сити, и предпочел, вместо того, чтобы мозолить им глаза, скрыться, причем по возможности быстро и не привлекая к себе внимания.
Поручение оказалось несложным. Бадди любил поболтать, поэтому он, поддерживая разговор, подвел его поближе к реке и вдоволь насладился кульминационным моментом, объяснив Бадди, кто он такой и что собирается делать. Пока ошеломленная жертва, открыв рот, стояла, со своим дырявым ухом, сквозь которое просвечивали огни противоположного берега, он выстрелил прямо в грудь и проследил за тем, чтобы тело упало в воду.
Если бы труп нашли, его совесть была бы чиста. Но течение в этом месте было быстрым, приближался шторм, да и океан был недалеко. Бадди (как же его фамилия?) больше не объявился; он не вернулся даже за пакетом с деньгами, который оставил в своей комнате. Тут Рудольф Лесс удовлетворенно вздохнул — его репутация осталась незапятнанной. Репутация — это самое главное, что есть у человека. В его послужной список входили Большой Тим Шилли из Детройта, один сенатор с западного побережья и Марко Лепперт — курьер мафии. Он усмехнулся — мафия с ног сбилась, разыскивая убийцу. Они убрали четверых, каждый раз думая, что теперь-то засекли его наверняка, но он оставался вне подозрений. В конце концов, после очередной неудачи, мафия сама поручила ему роль палача собственных убийц-неудачников.
Он помнил, как после того дела познакомился с Джоан. Вот это женщина — голодная, ненасытная самка! И какая большая! У нее все было большим, все! Теперь он снова получит Джоан. Или Джоан с Терезой одновременно. Подумать только, во что это может обернуться! Ничего, он выдержит, сейчас он в отличной форме, подумал он с улыбкой. В жизни еще так много неиспробованного, нужно только экономить силы.
Ему не было необходимости озираться по сторонам в поисках лифта. Слившись с толпой, он стал человеком-невидимкой.
Лесс закашлялся от сигареты стоящего рядом мужчины, но промолчал. Его вдруг поразила собственная мысль: я хотел бы его убить.
Убить, как Лью Смита, когда тот вошел в зрительный зал и остановился прямо перед ним, как только начал гаснуть свет. Лью даже не почувствовал, как ледяной клинок вошел точно в сердце. Он рухнул наземь, его подхватили, решив, что это обморок. Никто не заметил ухода Рудольфа. От Лью тоже пахло сигарами. На гонорар за Лью он купил Фрэнси, которая исполнила для него самый непристойный из всех, которые он когда-либо видел, танец. Он смотрел до тех пор, пока глаза не начали слезиться, и от волнения не перехватило дыхание. Когда же она наконец подпустила его к себе, он полностью потерял над собой контроль, и его пришлось приводить в чувство. Фрэнси тоже нравилось с ним, хотя потом она и надувала губки, припудривая следы от его укусов.
Он тяжело задышал в затылок стоящей впереди даме. Та забеспокоилась и полуобернулась, но он уже взял себя в руки и восстановил нормальное дыхание.
А все из-за того, что он снова был при деле. Нечто подобное произошло с ним и в прошлый раз, когда он впервые ощутил вкус плодов прежде, чем вырастил дерево. Впрочем, это было неважно, ведь результат известен заранее. Успешный исход не представлялся проблематичным, он был предрешен. Вот почему он позволял себе запрашивать так много за пустяковую, в принципе, работу.
Временами он размышлял над последними мгновениями своих жертв. Интересно, о чем они думают? О том, кто он? Или что они совершили такого, за что должны расплачиваться жизнью? Среди жертв, правда, встречались и такие, кто знал ответ. Пару раз ему показалось, что в их глазах мелькнуло облегчение. Из года в год они жили в страхе перед развязкой и, наконец, она пришла. Теперь конец страху.
Избавление являлось в образе добропорядочного джентльмена средних лет с приветливой улыбкой. Развязка оказывалась быстрой, потому что исполнитель был знатоком своего дела. Ему почудилось однажды, что один из клиентов перед смертью прошептал слова благодарности.
Впрочем, он всегда придерживался собственного стиля работы. Он терпеть не мог борьбы и громких криков. Жертвы не знали его в лицо, поэтому не находили в его появлении угрозы для жизни, а если успевали выказать какие-либо эмоции, то, скорее всего, это было удивление.
Возможно, думал он, в один прекрасный день ему захочется изменить стиль. Если бы ему предложили поработать в подходящем для экспериментирования месте, он не стал бы отказываться, как бы продолжал то, что он делал с Лулу, в венах которой текла горячая кровь. Ей нравилась боль, которая лишь распаляла ее и делала удовольствие еще сильнее. Она научила его таким вещам, всю прелесть которых он смог оценить лишь значительно позднее. Он отмахнулся от сладких воспоминаний и нетерпеливо посмотрел на указатель этажей над головой лифтера. Кабина затормозила, двери распахнулись.
Шестнадцатый.
Он помнил это число.
Шестнадцатой по счету была танцовщица по имени Синди Валентайн, которая от своего покойного дружка слишком много узнала об операциях другой группы. Она стала тайным осведомителем окружного прокурора, но так как за деньги можно купить все, о предательстве вскоре стало известно, и Синди вычеркнули из списков.
От Синди Валентайн, номера шестнадцатого, он получил первые острые ощущения. Фактически, именно Синди показала ему, куда следует тратить нажитые доллары. До тех пор он просто арендовал контору, через которую, с помощью рекламы, размещаемой им в нескольких журналах, сбывал всякие безделушки. В сущности, для подобного рода работы хватило бы и одного клерка, но контора придавала ему ощущение устроенности и обеспечивала место в обществе. Он каждый день ездил из дома на работу. Роскошным этот дом нельзя было назвать, зато место, где он был расположен, было тихое и уединенное, гарантировало владельцу защиту от любопытных глаз. Там он мог спокойно предаваться своим утехам. Весь окружающий его мир должен был считать, что он ведет жизнь добродушного затворника.
Синди привнесла в его существование новый смысл. В тот раз он позвонил ей накануне и назвался ювелиром, которому поручили предложить мисс Валентайн лучшие вещи из его коллекции. Она обрадовалась, но попыталась выяснить имя благодетеля. Он объяснил, что поклялся не выдавать секрета. Она не настаивала, потому что, несомненно, тайных воздыхателей у нее было множество. Она поверила всему, что он ей наговорил, и чуть не прыгала от радости, когда, пригласив его войти, заметила у него под мышкой плоский чемоданчик с образцами.
Синди была слишком возбуждена, чтобы обратить внимание на некоторое замешательство гостя. Только потом, в гостиной, она заметила, что он не в своей тарелке, и загадочно улыбнулась. Прозрачное нейлоновое неглиже — это все, что было на ней надето. Ее глаза лукаво загорелись, и она сказала: «Коль скоро вы принесли мне подарок, я вас тоже отблагодарю» и сбросила одежду на пол. Когда все осталось позади, к чувству изумления добавилось ощущение необычайной легкости. Она сказала: «Теперь ваша очередь сделать мне подарок», — и указала на чемоданчик. Он не остался в долгу. Он сделал все быстро и почти без крови. Потом прихватил чемоданчик и вышел. Газеты назвали это убийством из-за страсти. Что ж, здесь была доля истины.
Синди действительно привнесла в его жизнь новый смысл. Отныне, вместо того, чтобы просто довольствоваться радостью от хорошо выполненного дела, он стал еще стремиться к цели, перед которой померкло все остальное. Наслаждение, которое он получит сегодня вечером, не идет ни в какое сравнение с тем удовлетворением от работы, которое прежде он считал вполне достаточной наградой. Он был своего рода виртуозом, знал это и гордился собой. Душу терзало только проклятое сомнение в качестве выполнения той работы с Бадди — парнем с дырой в ухе.
Тот, кто, сам того не ведая, ждет его наверху, будет новой строчкой в его послужном списке. Интересное дело. Хотя бы потому, что ему не дали достаточно времени, чтобы изучить клиента. Он знал только, что тот будет в кабинете один и будет он там подсчитывать недельную прибыль. Этот кабинет был секретным пристанищем клиента, и пользовался он им исключительно для подсчета прибыли, сняв его на подставное лицо и прежде чем прийти туда устраивая целый маскарад с переодеванием. Сегодняшняя жертва занималась какими-то нелегальными махинациями, но чем именно, выяснить так и не удалось. Только после долгого и тщательного расследования нанимателю Лесса удалось раскрыть его местонахождение. Поскольку связь с убитым была очевидной, от Рудольфа потребуется все мастерство, чтобы отвести от себя подозрения.
Обычно он не вдавался в подробности, но ситуация изменилась с тех пор, как ему открылись новые грани древнейшего из удовольствий. Работодатель предложил ему в качестве прибавки к жалованию оставить себе все деньги, которые он найдет в офисе. А ведь это тысячи долларов! Их хватит, чтобы купить… впрочем, если его не обманули с той кубинкой, он привезет ее к себе немедленно. Говорят, она в совершенстве владеет мускулатурой. Подумать только! Он проглотил слюну и отогнал от себя соблазнительные картины. Еще не время. Завтра. Он еще успеет предаться сладким грезам. Но работа прежде всего.
Он вместе с двумя пассажирами вышел на двадцатом, но, прежде чем двери лифта успели захлопнуться, к нему бросилась смазливая девица, схватила за рукав и чересчур громко сказала: «Мистер Баскомб? Вы — мистер Баскомб?.. Мне только что позвонили снизу и сказали…»
— Нет, я не мистер Баскомб, — с улыбкой ответил он, при этом зло выругавшись про себя, чего не делал уже много лет. Краем глаза он заметил, как ухмыльнулся замешательству девушки мальчишка-лифтер. Теперь он наверняка запомнит этот досадный инцидент. Пустяки, подумал Рудольф, ведь он не собирается сюда возвращаться и искать встречи с лифтером. А если вдруг мальчишке или девчонке и придется давать показания, для них он будет рядовым человеком с улицы.
Виляя крутыми бедрами, девица ушла. В другое время он возбудился бы от одного ее вида, но предстоящее удовольствие от работы, которое он собирался вкусить, настраивало на другой лад.
Зрелище перекатывающихся ягодиц натолкнуло его на мысль, к которой он уже не раз возвращался в течение последних нескольких месяцев, на мысль, которая возникала всякий раз, когда он встречал на улице молодую соблазнительную девушку. До сих пор он платил за удовольствие, которое обходилось весьма недешево, но, видит бог, стоило тех денег. Со временем, однако, все приедается, и в один прекрасный день возбуждение и острые ощущения от сексуальных развлечений достигли предела. Многократное повторение первоначального восторга превратилось чуть ли не в рутину, и теперь с каждым разом становилось все труднее находить нечто действительно новое.
Есть одна мыслишка. Допустим, а это не было бы таким уж трудным делом, ему удастся соблазнить какую-нибудь наивную девицу… пообещав ей работу… нет, в подобном деле нельзя обманывать… не исключено, что придется использовать силу… тогда понадобится машина, может, даже наркотики; зато будет элемент непредсказуемости, он добавит остроты… да, здесь есть над чем подумать. Возможно, он займется этим вплотную сразу после кубинки. Ему очень хотелось сначала узнать, что такое владение мускулатурой.
Раздосадованный на самого себя, он остановился и поправил пальто, хотя в коридоре не было ни души, сжал под мышкой кожаную папку, ощутив контуры плоского браунинга с длинным глушителем, который приобрел у одного чудака в Германии. Глушители — стоящая вещь. И почему бы не пользоваться ими на войне? Это стоило бы ненамного дороже, зато какой тихой и продуктивной стала бы война. В этом он видел неоценимое преимущество лука и стрел. Жаль, что они были слишком неуклюжим оружем.
Он остановился перед дверью с надписью «Распределитель звездочек», улыбнулся и вставил в замок ключ, которым его снабдили. Дверь отворилась легко, и он, согласно плану, оказался в маленькой прихожей перед внутренней, из непрозрачного стекла, дверью. Здесь замка не было. Рудольф Лесс улыбнулся еще раз.
Он услышал кашель и удовлетворенно покачал головой. Послышалось шарканье ног, звук отодвигаемого стула. Сняли телефонную трубку, набрали номер. Он остановился. Входить во время разговора было бы неосмотрительно. Недоставало, чтобы тревогу подняли раньше времени. Если все пройдет гладко, труп не обнаружат до тех пор, пока он не завоняет, а на это уйдет несколько дней. Нет, спешить ему некуда.
Слышно было, как клиент произнес: «У вас все готово сегодня… Так… так… хорошо, я вам перезвоню. Я предоставлю вам людей в любую минуту. Конечно… конечно… До свидания». Трубку положили, вновь раздался кашель.
— Пора, — скомандовал себе Рудольф и распахнул дверь.
Он широко улыбался своей жертве.
На лице человека, неожиданно увидевшего направленный прямо ему в грудь браунинг с глушителем, застыло удивление. Это был крупный мужчина с мощной грудью, бычьей шеей и сединой на висках. В добротной одежде он, на первый взгляд, выглядел добропорядочным семьянином. Хотя внешность обманчива, подумал Рудольф, разве его кто-нибудь принял бы за ликвидатора? Термин «ликвидатор» ему нравился.
— Что вам угодно? — спросил мужчина.
Рудольф быстро оценил обстановку. Крупный экземпляр. Одним выстрелом здесь не обойтись. Две пули — в грудь, если он попытается подняться, и выстрел в голову, чтобы добить. Глушители нравились ему еще и тем, что давали возможность услышать, как пули ударяются в тело. Конечно, если стрелять в живот, тогда не слышно, зато если в ребро или голову…
— Я пришел за деньгами, — сказал Рудольф. Фраза прозвучала неожиданно даже для него самого. Слишком театрально. — Где они?
— В сейфе. Но если вы думаете…
— Если я их не найду, я тебя пристрелю, — сказал Рудольф.
Его интонация не оставляла повода для сомнений. Толстяк раскрыл было рот, потом передумал и кивнул. Он пересек комнату, подошел к сейфу и вытащил небольшой, но тяжелый стальной ящичек. Заметив номерной замок, Рудольф указал на него пистолетом. Вынести ящик из здания было бы невозможно.
— Открой, — приказал он.
Мужчина сел и стал набирать шифр. Внезапно снаружи раздался взрыв хохота, за которым последовал звук открываемой двери. В прихожей послышались веселые женские голоса. Вслед за девушками рассмеялся мужчина.
Сердце Рудольфа екнуло, но он тут же взял себя в руки. Он бывал в переделках и похуже. Вложив пистолет назад в папку и не снимая пальца с курка, Лесс опустился в кресло. Дверь кабинета открылась, и одна из девушек произнесла:
— Мистер Райли, ваш приятель мистер Бриссон уже здесь. Не хотите… — тут она повернула голову и заметила Рудольфа, — о-о, — улыбнулась она, — извините, я не знала, что вы заняты. Этого джентльмена я спутала с мистером Бриссоном.
— Ничего страшного, — успокоил ее мистер Райли, — я скоро освобожусь.
Девушка улыбнулась еще раз и закрыла за собой дверь. В прихожей послышались новые голоса, застучала печатная машинка. Два мужских голоса начали обсуждать последнее совещание.
Кожа Рудольфа пока еще оставалась сухой, однако он уже почувствовал запах пота. Пота ли? Может, страха? Где-то произошел сбой. В это время в офисе не должно было быть столько посетителей. Только его жертва. Проклятье! Надо было подготовить всю операцию самому, как он всегда делал. Вот что получается, когда поручаешь доработку деталей кому-то другому. Черт подери! Однако посторонний человек ни за что бы не догадался, о чем думает Рудольф, потому что на лице его сейчас играла дружелюбная улыбка.
— Ну и попал же ты в переплет, дружище, — тихо сказал толстяк и поднял крышку ящика. Как и следовало ожидать, внутри находились деньги. Райли вывалил на стол пачки сотенных.
— Тебе не удастся уйти без шума, — сказал толстяк своему улыбающемуся визитеру. — Кроме того, сюда сразу же войдут. Если ты все-таки уйдешь, опознать тебя будет делом несложным. Те девушки в приемной — актрисы, так что они опишут твой портрет во всех деталях. Достаточно передать его в газеты, — и тебе крышка.
— Это — спорный вопрос, — сказал Рудольф.
— Вы выбрали неудачное время для ограбления, мистер.
— Возможно, — согласился Рудольф. Улыбка сползла с его лица, потому что Райли улыбался в ответ.
— Интересно, приятель, — сказал он, — что ты будешь делать, если я на тебя брошусь? Ты не успеешь выстрелить.
— Правда? — ухмыльнулся Рудольф, вытаскивая браунинг из папки.
— Ты раздобыл ключ от моего кабинета, пришел в день получки, да еще и вооруженным. Подготовленное ограбление… Я убью тебя… день-другой в суде, — он пожал плечами, — и меня оправдают. Вынужденная самозащита.
— Вряд ли это возможно, — сказал Рудольф. Непонятно, но ему вдруг стало не по себе. События развивались совершенно не так, как было запланировано. Его «клиент», а это звучит куда лучше, чем жертва, становился агрессивным. Но то, что намечено, должно быть сделано, причем быстро. Его мозг заработал, просчитывая варианты. Возможностей было несколько. Естественно, он возьмет деньги. Посетителям в приемной можно объяснить, что мистер Райли занят срочной работой и просил его не беспокоить. Жалко, конечно, бросать дом со всем имуществом, которое он так тщательно подбирал. Ничего, дом записан на вымышленное имя, он сможет снять другой, с учетом новых потребностей. Загар, парик, бакенбарды и усы сделают его неузнаваемым. Скрыться — не такая уж проблема.
Не отрывая глаз от Райли, он погрузился в размышления. Голос жертвы превратился в монотонное бормотание.
— …пришлось потратить уйму времени, чтобы разыскать тебя. Ты чертовски хитер, должен признаться. Как бы я ни старался, а достаточного количества убедительных доказательств для суда раздобыть было бы невозможно. А мне, как ты наверное догадываешься, нельзя засвечиваться. Разве я похож на сумасшедшего, который кокнет человека, а потом до конца жизни гниет за него в тюряге? Нет, я не псих. Я навел справки. В конце концов удалось выйти на одного человечка, который в знак глубокой признательности свел меня с тобой. И мы заключили сделку. Здорово, а?
Толстяк радостно заулыбался и шумно втянул носом воздух. Он все-таки слишком большой, подумал Рудольф. Наверно, и двух выстрелов в грудь будет недостаточно. В браунинге пять патронов, так что, по-видимому, придется выпустить четыре пули в грудь, а последнюю оставить про запас. Никому не выдержать четырех. А если целиться в легкие, он не сможет закричать, и тогда единственным шумом будет звук падающего тела. Но в приемной такой гам, что они не услышат.
Постепенно монотонное бормотание Райли стало наполняться смыслом. Мозг Рудольфа, разрабатывающий возможные варианты бегства, проанализировал услышанное.
В нем было нечто, чего быть никак не могло. Нечто совершенно противоестественное, если он, конечно, все правильно расслышал. Улыбка застыла на его лице, а глаза впервые оторвались от оппонента и забегали по кабинету.
— Это я нанял тебя, чтобы убить себя, — произнес Райли. — Мне так и не удалось выяснить твое настоящее имя и где ты скрываешься. Это было единственной возможностью увидеть твою смерть своими собственными глазами, причем так, чтобы остаться вне подозрений.
— Не может быть, — воскликнул Рудольф,
— Может, приятель. Но прежде чем мы приступим к делу, позволь мне поблагодарить тебя. У меня достаточно прибыльный бизнес, в который фараоны не суют нос. Теперь, вдобавок, я стану героем. Что ты на это скажешь?
Рудольфа бросило в холод. Такого с ним еще не случалось. Во рту пересохло, в животе забурчало. Если бы он пообедал, то сейчас его наверно бы вывернуло. Непостижимо, но ему, будто издалека, почудились голоса Синди, и Лулу, и Фрэнси, и Джоан, и всех остальных; они насмехались над ним. Смеялась и непознанная еще кубинка, владеющая мускулатурой, а откуда-то из невидимого тумана доносились стенания тех, кем он собирался овладеть обманом или силой.
Никогда! Никогда этому не бывать! Не на того напали, мистер Райли!
— Вы не учли одной детали, мистер Райли, — произнес Рудольф, направляя браунинг в грудь хозяину. — У меня пока есть пистолет.
— У меня он тоже имеется, дружище. Вот здесь, в ящике, под рукой. Большой автоматический пистолет 45-го калибра, на ношение которого у меня есть разрешение.
Рудольф понимающе кивнул:
— Предупреждаю, как только ты за ним потянешься, я стреляю, — сказал он спокойно.
— Честная игра, — согласился Райли.
Рудольф вскочил на ноги. Что за странный человек? А может, он просто сумасшедший? В этот момент Райли двинул рукой, и Рудольф нажал на курок. Браунинг подбросило… один… два… три раза… четыре… он видел, как пули ложатся точно в область сердца. Падай, будь ты проклят, падай! Ты уже покойник. Толстяк вынул из ящика пистолет 45-го калибра, как раз тогда, когда Рудольф Лесс нажал на курок в последний раз. Пуля вошла в руку жертвы, но это была другая рука. Оружие Райли держал в левой.
И он, ко всему прочему, еще и улыбался!
Посмотрев на хлещущую из раны кровь, хозяин улыбнулся.
— Так даже лучше, — сказал он, захохотал и рванул рубаху.
Раскрыв рот, Рудольф смотрел на пластины пуленепробиваемого жилета. Райли поднял пистолет.
От ужаса Рудольф мгновенно осунулся, его лицо позеленело, щеки запали. От его самоуверенности не осталось и следа, планы, обещавшие массу удовольствий, растаяли, улетучились, сгинули. А все — из-за этого детины, который обвел его вокруг пальца. В чем же он просчитался? Ведь где-то должна была быть ошибка. Только где?
— Почему? — прошептал он слабым, изменившимся голосом.
Райли взялся рукой за ухо и оторвал кусочек не отличавшегося по цвету от кожи протеза. Затем нажал на курок автоматического пистолета.
Но прежде чем раздался оглушительный выстрел, разорвавший голову наемного убийцы на мелкие кусочки, Рудольф понял, что круглая дырочка его последней любовницы — пули 45-го калибра — точно такого же размера, как дыра в ухе толстяка и, следовательно, Райли зовут Бадди.