купить диплом без занесения в реестр
Авторы
Здесь Вы можете бесплатно скачать или прочитать он-лайн книгу "Свинец в крови" автора Кардетти Рафаэль

Скачать книгу "Свинец в крови" бесплатно

 

Рафаэль Кардетти

 

Свинец в крови



_Лине_и_Алфредо_Пальма_




Потом умер Джерри Нолан. Я долго плакал. Еще один человек ушел из моей жизни в воспоминания. Вот ведь мерзость.

Что за история...

    Ди Ди Рамон. «Смерть Рамонам!»



Была когда-то республика, государство, в котором не случалось ничего особенного, но обладавшее тем не менее странной и сложной структурой. Этой республикой руководили одновременно популисты и капиталисты, духовенство и мафия, бюрократы и натовцы. Время от времени разные общественные силы восставали против этой спокойной и основанной на консенсусе республики. Каждый раз они терпели поражение и подвергались жестокому остракизму.

    Тони Негри. «Италия, год нулевой»



Исходная пленка

«Beastie Boys» — _Sure_Shot_

Дэвид Боуи — _Andy_Warhol_

«The Chemical Brothers» — _Out_of_Control_

«The Clash» — _Train_in_Vain_

«The Dandy Warhols» — _Gett_Off_

Джонни Кэш — _Personal_Jesus_

«Outcast» — _Roses_

«Fat Boy Slim» — _Weapon_of_Choice_

Игги Поп — _No_Fun_

«Масео & All the King\'s Men» — _I_Want_to_Sing_

Робби Уильямс — _Kids_

Кид Локо — _A_Little_Bit_of_Soul_

Джин Найт — _Mr_Big_Stuff_

Диджей Медхи — _Be_Blessed,_Be_Back_

«Blur» — _Song_2_




1


Лола держала пистолет в левой руке. Вообще-то она была правшой, но для выполнения всех сложных или технических задач пользовалась другой рукой. Порой эта разница почти не ощущалась. Например, когда мы жили вместе, правой рукой она ласкала мне лицо, а другой, левой, хлестала по щекам.

Лола была девушкой странной и страстной. Именно за это я и полюбил ее, когда был моложе. По этой же причине я ее и бросил.

Каждый день Лола удивляла меня. Мы даже придумали своеобразную игру: я ставил перед ней невыполнимую задачу, например, собрать мебель из «Икеи» без инструкции и меньше чем за час, и ей нужно было с этим справиться. Она ни разу не потерпела неудачи. Лола умела устраиваться. Она обладала тем практическим умом, которого я был начисто лишен.

Недрогнувшей рукой Лола навела свое оружие на живого человека. Учитывая, что раньше она ни разу в жизни не притрагивалась к пистолетам, ее хладнокровие поражало.

Она воспользовалась случаем, чтобы надеть камуфляжную форму и обтягивающую майку, без лифчика. Под зеленоватой тканью, казалось, трепетала тень ее маленьких грудок. Чуть ниже, там, где ее пальцы смыкались на темной рукоятке «магнума-357», блестел розовый лак ногтей.

Жестокость и женственность. Очень возбуждающий контраст. Лола никогда и ничего не делала случайно.

Непосредственно перед тем, как нажать на спуск, она бросила на меня последний взгляд. Вовсе не тот томный взгляд, от которого у мужиков вскипает кровь. Она знала, что я стою большего. Это был взгляд сообщника, настолько мимолетный, что никто, кроме меня, его и не заметил.

Я прекрасно понимал ее намерения. Она хотела мне досадить, и это ей отлично удалось.

Семьдесят человек гостей ждали моей реакции. Казалось, моя пассивность их разочаровывает. Столпившись в комнате, рассчитанной на вдвое меньшее количество людей, они смотрели на меня с любопытством, а многие — и с презрением, как будто мое бессилие превращало меня в чудовище.

Бессилие... Это слово словно было создано специально для меня. Я всегда довольствовался тем, что наблюдал за событиями издали, никогда по-настоящему не пытался противостоять их естественному ходу. Без сомнения, эта позиция спасла меня от полного крушения, когда я был подростком. Однако, в конечном итоге, она помешала мне стать ответственным человеком.

В свою защиту могу сказать, что и никому другому не пришло в голову вмешаться. Все зрители затаили дыхание. Они топтались у стартовых колодок, готовые устремиться вперед, чтобы подобрать кусок мозга или осколок челюсти.

Вечером, вернувшись в свои красивые уютные квартиры, они вставят его в хорошенькую позолоченную рамку и повесят над камином, между университетским дипломом и жуткими каракулями, нарисованными младшеньким ко Дню матери. А потом позовут всю родню полюбоваться новым украшением гостиной.

Они внушали мне отвращение, но сам я был не лучше их. Я пригласил их, потому что нуждался в их деньгах. В каком-то смысле они платили за то, чтобы увидеть, как Лола выстрелит. Я не мог отказать им в этом удовольствии. Отступать было некуда.

Бертен, стоявший метрах в пяти перед Лолой, казался безмятежно-спокойным. Он безразлично смотрел в ствол «магнума». Он уже пережил похожую ситуацию и вышел из нее целым и невредимым.

Он улыбнулся, как будто все происходящее было игрой, сделал глубокий вдох, а потом, как заправский комедиант, бросил последний взгляд на зрительницу в самом ослепительном бриллиантовом колье.

Лола нажала на курок.

Грохот выстрела разорвал гнетущую тишину помещения и словно запрыгал от стены к стене. Гарантированный эффект «surround», похлеще, чем в кино. Отдача «магнума» отбросила Лолу назад на целый метр.

Когда пуля ударила Бертена в грудь, его лицо исказилось гримасой. Он слегка вскрикнул от боли, но остался стоять, наклонив голову, раскинув руки, словно святой с картины Эль Греко.

Картина получилась даже красивая. В этом жертвоприношении было какое-то благородство. Бертен жертвовал самим собой, своей кровью, своими кишками и несколькими нервными клетками во имя универсального эстетического идеала. Он полностью и навсегда отказывался от себя, как от личности. Значение имели лишь красота поступка и тот смысл, который каждый вложит в него позже, когда обдумает.

На какое-то мгновение я чуть было не поверил в искренность его жеста и почти что растрогался. Обман раскрылся мне, когда он поднял голову и выпятил грудь. Тогда все смогли увидеть маленькое пятнышко синей краски, выступившее на рубашке в том месте, куда попала пуля. Первоначальное удивление на миг сменилось замешательством.

Бертен сжульничал, он был жив.

Тем не менее его торжествующая улыбка вызвала взрыв аплодисментов. Он поприветствовал толпу, как рок-звезда, вскинув сжатые руки над взлохмаченной шевелюрой. Затем благородным жестом пригласил зрителей к столу. Чтобы подать пример, он и сам бросился к стойке.

Я в бешенстве одарил мрачным взглядом свою помощницу. В ответ Лола ухватилась за меня и потерлась о мое бедро.

— Ты и вправду подумал, что я его убью, да?

— Конечно. Как тебе удалось убедить этого психа отказаться от плана?

Лола встала на цыпочки и приблизила губы к моему уху. Ее язык дотронулся до мочки, и я почувствовал, как по моему затылку пробежала дрожь. После пережитого мною недавно разрыва Лола опять позволяла себе некоторые вольности.

— Я тут ни при чем. Хотя мне очень хотелось попробовать с настоящими пулями... Ты же знаешь, как я люблю все новое. Бертен сдрейфил час назад. Ясное дело, яиц не хватило.

— Стоило так меня пугать.

Лола пожала плечами. Видя, как она разочарована, я испытывал почти физическую боль, но я слишком хорошо изучил ее и не сомневался, что ей еще представится возможность поупражняться в стрельбе настоящими пулями по живой мишени. И, зная о том, как ловко она управляется левой рукой, я надеялся, что мне никогда не придется убегать от нее зигзагами.

Бертен подошел к нам с тарелкой пирожных в руке. На светлой рубашке выделялось пятно, похожее на звездочку. Чем-то оно напоминало награду, своего рода военную медаль. Настоящий орден Почетного легиона идиотов, выставляемый напоказ с гордостью, достойной ветерана вьетнамской войны. Осторожная Лола исчезла в тот момент, когда он приблизился ко мне.

Сэмюэль Бертен был американцем. На вопрос о своей профессии он отвечал: «Художник», — и при этом улыбался восторженно, как ребенок, уверенный, что в один прекрасный день станет пожарником.

При этом он не умел рисовать и уж подавно — писать маслом или ваять. Как многие люди, лишенные какого бы то ни было таланта, он компенсировал свою природную ограниченность воображением — бьющим через край, но часто вызывающим жалость.

Он стал первым, кто сделал из своего тела объект искусства. Со временем это превратилось в обычай. В восьмидесятых годах Орлан принялся переделывать свое тело, призвав на помощь весь арсенал пластической хирургии. Джефф Кунс показал себя во всей красе в объятиях супруги, бывшей порноактрисы. Тело стало обычным материалом, может быть, даже самым ходовым, ведь каждый мог им воспользоваться.

Но тридцать лет назад, десятого октября тысяча девятьсот семьдесят пятого года, когда Бертен встал под пули, выпущенные его помощницей из винтовки двадцать второго калибра в модной галерее в Сохо, на это еще никто не осмеливался.

На самом деле он ничего не планировал заранее. Он познакомился с девушкой несколькими днями раньше в паршивом баре Истсайда. Все объединяло их: он продавал наркотики, она их искала; он ненавидел джаз, она обожала диски «Пинк Флойд»; он мог цитировать целые страницы из Толкиена, она прочла в школе несколько страниц Керуака.

На этом солидном фундаменте мгновенно утвердилась их духовная общность. Слияние тел не замедлило придать конкретное содержание единению душ. Никто не смог бы отрицать, что это была прекрасная история непреодолимой любви.

Художественное откровение Бертена, что бы он там ни говорил, было следствием соединенного эффекта скверного героина и сексуальных излишеств предыдущей ночи. На допросе в полиции девица призналась, что специально целилась в сердце, стремясь избавить мир от кошмара, который сама только что пережила.

Несмотря на это очевидное доказательство здравомыслия, ей пришлось отсидеть немало часов в участке и пройти обстоятельную психиатрическую экспертизу. Бертен больше не пожелал ее видеть.

Он был тяжело ранен и чудом избежал смерти. Пуля застряла менее чем в пяти сантиметрах от сердца, и он провел следующую неделю в отделении реанимации Нью-Йоркского госпиталя.

При всем желании я не мог не увидеть в этом знак того, что дураки являются излюбленным объектом божественного милосердия. Еще два-три примера такого рода, и, может быть, на меня снизойдет религиозное прозрение.

Впрочем, оглядываясь назад, должен сказать, что такая идея могла прийти в голову только гению. Все модные газеты в течение нескольких месяцев комментировали этот «безумный перформанс», этот «хеппенинг неведомого жанра» («Вэнити фейр», 5 ноября 1973 г.). Критики единодушно приветствовали рождение «художника нового направления, объединившего флорентийский дух с поп-новациями» («Нью-Йорк таймс», 15 декабря 1973 г.).

Фотографии этой сцены, выпущенные ограниченным тиражом и с размашистой подписью Бертена, сделанной серебристым фломастером, разошлись за несколько часов.

На следующий день после выписки Энди Уорхол лично приветствовал Бертена на пороге «Фабрики», а затем он посетил вечеринку у Лу Рида — тот, верный своей репутации, не произнес за вечер ни одного слова, но, в знак своей дружбы, подарил Бертену мешочек с кокаином.

На той же неделе Бертен удостоился неслыханной чести сопровождать Дэвида Боуи во время еженедельного посещения Игги Попа в психиатрической клинике. Воспользовавшись этим, он поцеловался с Анджелой на заднем сиденье, когда «белый герцог» вышел купить сигарет и бутылку «Джонни Уокера» на дорожку.

Сэм Бертен урвал свои полчасика славы. Он жадно наслаждался ею и смаковал каждую крошку. Как и следовало ожидать, слава улетучилась так же быстро, как и возникла.

Через год он снова работал охранником стоянки на Манхэттене, и не узнавший его Уорхол кинул ему ключи от своего «мерседеса»-купе 300 SL выпуска 1954 года. Этот эпизод позабавил модное общество Сохо и вызвал затяжную депрессию у главного действующего лица.

Я познакомился с Бертеном двумя месяцами раньше через общую приятельницу, хозяйку галереи, которой он пытался впарить плоды своего возвращения на творческую стезю. Идея был проста: отпраздновать тридцатилетие того самого «хеппенинга» точным воспроизведением сцены, но на сей раз — в Париже, там, где скорее найдутся коллекционеры, которые захотят выложить крупную сумму за его творения.

Бертен прекрасно разбирался в рыночной экономике. Он знал, что само по себе его имя не привлечет на выставку ни единого клиента, и поэтому хотел предложить зрелище, настоящее американское шоу, действительно способное вызвать дрожь и повысить уровень адреналина в крови. Реалити-шоу, прямая трансляция.

Он вел себя, как шут, трясущий своими бубенцами у ног королей. Он развлекал богатеев в надежде, что они соблаговолят достать свои чековые книжки. Я, со своим рациональным умом, находил эту комедию нелепой, почти что жульнической. Но глубоко засевший во мне цинизм подсказывал, что дело вполне может выгореть.

Тем не менее вначале, когда он показал мне кое-какие свои работы, я воспротивился. По большей части это были чудовищные восковые скульптуры, изображавшие человеческих зародышей с крыльями или гримасничающих мадонн. Несколько неумелых прессовок, в которых угадывалось отдаленное влияние последних работ Армана, завершали коллекцию. Общими чертами творений Сэма были их уродство, пошлость и «непродажность».

Только перспектива неизбежного закрытия галереи, если в ближайшее время не удастся раздобыть какие-то деньги, заставила меня рискнуть.

В конце концов, может быть, если на эти штуковины брызнет кровь Сэма, они обретут ценность?

Тогда я организовал сеанс стрельбы и созвал на него, тщательно продумав пропорции, видных представителей общества и модных прихлебателей, а также необходимых потенциальных покупателей. Я разослал ровно шестьдесят пригласительных открыток, ни на одну больше. Само собой, держатели крупных счетов в надежных банках были бы желанными гостями.

Пирожные закупили в «Фошон», шампанское («Моэт и Шандон», с указанием года) заказали в огромном количестве, а среди целой армии официанток, нанятых по такому случаю, насчитывалось больше красоток, чем на ежегодном конкурсе «Элит».

Короче говоря, в случае провала разорение мне было гарантировано.

Разумеется, ни один страховщик не согласился связываться с представлением, где предполагалась настоящая стрельба. Применив всю силу убеждения, я уговорил Бертена использовать холостые патроны. Он сопротивлялся, говоря, что этим рискует исказить свой художественный замысел, но в конце концов отступил, когда я пригрозил отправить его обратно в Нью-Йорк первым же рейсом, воткнув одну из его непристойных скульптур в самую мясистую часть его туловища.

И все прошло бы прекрасно, если бы накануне Лола не явилась ко мне и не заявила с гордостью, что Бертен выбрал ее в качестве стрелка. Она показала мне «магнум» и боеприпасы. Настоящие пули, длиной в две фаланги Майка Тайсона. По сравнению с этим винтовка двадцать второго калибра тридцатилетней давности казалась водяным пистолетом.

Отменять все было уже поздно. Лола не отступила бы, я слишком хорошо знал ее и мог быть в этом уверен. Что касается Сэма, он был слишком большим идиотом, чтобы правильно оценить риск.

Последние двадцать четыре часа я прожил в состоянии страшного стресса. Мало всего, так еще во время бессонной ночи я наткнулся на документальный фильм о войне банд в Лос-Анджелесе. Я получил возможность убедиться, что после выстрела из «магнума» в черепе остается дырка размером с дыню.

Все это не предвещало ничего хорошего. Я уже представлял себе, как меня волокут в мрачную тюрягу, где мне придется удовлетворять сексуальные потребности психопатов-рецидивистов. Меня ждала незавидная участь — превратиться в живую сексуальную игрушку уже после первого посещения душевой. Если повезет, может быть, я найду себе покровителя, неохотно делящегося своей собственностью.

При подобном режиме двадцать лет, предусмотренные законом за соучастие в убийстве, покажутся мне очень долгими.

Вот почему я с трудом удержался, чтобы не врезать Бертену, когда он подошел ко мне со ртом, набитым тостами с фуа-гра.

— Расслабься, Алекс, — вяло пробормотал он, и несколько крошек вылетели из его рта на мой пиджак. — Ты же видишь, это было не так уж страшно.

— Сэм, предупреждаю: если ты еще раз сыграешь со мной подобную шутку, я сам тебя пристрелю. Причем пули будут настоящими. — Я позаботился об этом уточнении.

Наверное, у меня был серьезный вид, потому что он побледнел и чуть было не задохнулся, поперхнувшись своим немыслимо дорогим бутербродом. Он кашлял до тех пор, пока какая-то добрая душа не принесла ему бокал шампанского.

— Ты ко мне несправедлив. Посмотри, как счастливы эти милые люди. Я подарил им зрелище, которое они не скоро забудут. Они пережили все стадии волнения и страха. И в качестве вознаграждения они обогатят меня на несколько тысяч евро.

— За вычетом сорока процентов моих комиссионных...

— Я и забыл, насколько жестко ты можешь вести дела. Тебе бы, наоборот, следовало меня поблагодарить. Слушай, если прыгнуть с моста на резинке или прослушать целиком альбом Селин Дион, и то так не возбудишься, а? Взгляни на себя: ты похож на представителя среднего технического персонала среднего предприятия, этакого семьянина без особых интересов в жизни. Тебе надо заново учиться жить, Алекс!

— Спасибо за добрые советы. А пока что отдай-ка мне пушку и пули. Если тебя засекут с этим в аэропорту, тебе могут помешать вернуться домой. И главное, я не настаиваю на том, чтобы ты задерживался здесь подольше.

Сэм вытащил из-под рубашки пистолет и с сожалением протянул его мне.

— А пули у тебя в кабинете. Лола их там только что положила.

— Спасибо.

Я оставил его в окружении поклонников и пошел к себе в берлогу, расположенную в глубине галереи. Я набрал четыре цифры на кодовом замке двери из плексигласа (небьющегося и пуленепробиваемого, как заверил меня продавец, когда я покупал ее за бешеные деньги год назад) и вошел в комнату.

Бертен не соврал: пули находились на столе, аккуратно сложенные в коробочку. Я взял ее и убрал вместе с пистолетом в первый ящик. Еще будет время переложить все в сейф, когда все разойдутся. Самое трудное будет тихонько избавиться от них в дальнейшем.

Дмитрий, мой основной поставщик запретных субстанций и по совместительству лучший друг, без сомнения, сможет обменять их на образчик новейшего товара, который он получает напрямую из Афганистана. Первый урожай конопли, выращенной под американским протекторатом, заверил он, только первый сорт. Солдаты, находившиеся на задании в горах к северу от Кабула, были от нее в восторге. Им повсюду мерещились талибы верхом на розовых слонах.

В глубине души я был благодарен Бертену за предстоящие мне ночи разврата.

Мне не удалось поразмышлять подольше о прелестях афганских наркотиков. Лола делала мне какие-то знаки из выставочного зала. Она оживленно беседовала с парочкой лет пятидесяти. На женщине было винтажное вечернее платье от Пако Рабана, из расшитой золотом ткани, модели конца семидесятых. Ее муж, бывший министр-социалист, переквалифицировавшийся в советники по предпринимательской деятельности, показывал пальцем на одну из скульптур Бертена, уродливую композицию из дерева и папье-маше. Я был нужен Лоле для заключения сделки.

Я не очень уверенно вышел из кабинета. Вздохнув, я подошел к своей помощнице. Несколько шагов — и я снова превратился в безжалостного продавца, которым меня научили быть. Поправляя узел галстука, я изо всех сил сдерживал кровожадную улыбку.

Сэм устроил свое шоу, а я оказался не в состоянии ему помешать. Так, в конце концов, что плохого в том, чтобы пожинать плоды всего этого безобразия?




2


Басы непрерывной лавиной обрушивались мне на голову, а из желудка волнами поднималась отрыжка шампанского. Одурев от этой жестокой перекрестной атаки, я из последних сил старался держаться на ногах в центре танцпола. Вокруг меня в ритме бита извивались десятки личностей неопределенной половой принадлежности, отупевших от усталости и экстази. Резкие вспышки стробоскопа разрывали темноту.

Я уже никого не узнавал. Я был один в этой толпе. Несмотря на усталость, я нуждался именно в этом. Раствориться среди людей, забыть о собственном существовании.

И главное, забыть ее.

Я оставил Лолу в объятиях блондинчика-журналиста, с которым она познакомилась на вернисаже. Она делала вид, что строгие жизненные принципы не позволяют ей уступить. Ведь от нее не ускользнуло, что он снял обручальное кольцо и сунул его в карман джинсов. На самом деле это ее не волновало. Идея моногамии была ей глубоко чужда.

С самого начала было понятно, что они отправятся в ее двухкомнатную квартирку в Маре. Получив от него необходимую порцию удовольствий, она отправит его к жене и детишкам. В душе Лола была вампиром. Как истинная представительница общества потребления, она, не задумываясь, выбрасывала любовников после использования.

Бертен тоже отирался в уголке, подыскивая себе добычу на эту ночь. Он, понятное дело, предпочитал женатым журналистам молоденьких девчонок с пирсингом и татуировками, желательно совершеннолетних, но, на худой конец, от последнего условия он мог и отступить. Свежей плоти в клубе хватало. Сэму тоже не придется возвращаться к себе в одиночестве.

Несмотря на мои колебания, он сумел убедить меня пойти отпраздновать успех его выставки. Вернисаж закончился к часу ночи. Я продал двенадцать его работ на общую сумму тридцать семь тысяч евро. Один только бывший министр потратил больше восьми тысяч, чтобы украсить свою квартиру скульптурами Сэма. Да, тут было что праздновать.

Впрочем, я не знал, что он приведет меня именно сюда. Я не знал, что Сэм бывает в этом клубе. Я подозревал, что выбор места — на совести Лолы. Еще один пункт в перечне ее коварных проделок.

«Инферно»... На протяжении двух лет я проводил здесь почти все свободные вечера. Я знал здесь всех, от бармена до хозяина. Вышибала называл меня по имени и, хлопая по спине, рассказывал пошлые анекдоты. Официантки несли мне мартини с джином, не дожидаясь заказа. Еще немного — и я мог бы заполучить именной унитаз в VIP-туалете.

Но с определенного времени я бежал от этого места, как от чумы. Я слишком боялся снова увидеть ее.

Толпа сгущалась. Дорогие рестораны, закрываясь, исторгали из себя толпы гуляк. Молоденькая девушка, не больше восемнадцати-девятнадцати лет, вцепилась мне в руку и одарила меня многообещающим взглядом. Она обхватила меня за талию и прижала к себе. Я принял игру, чтобы не причинять ей боли, и как-то неопределенно кивнул.

Она прокричала что-то, чего я не расслышал. Я пригнулся к ее лицу:

— Что?

— Я тебя уже видела! Ты был на фотографии с ней? Вы...

Именно этого я и не хотел слышать. Я отступил на шаг, ровно на столько, чтобы мне удалось сделать глубокий вдох. Между девушкой и мною втиснулся танцор с зелеными волосами. Людской прилив сразу же поглотил ее леопардовую мини-юбочку. Я снова остался один.



Я сразу узнал ее среди этих впавших в транс тел.

Впрочем, ничего особенного в этом не было. Ее узнал бы любой, в любой стране мира. Наталия Велит прославилась не только своим ростом — метр восемьдесят — и сказочной фигурой. Ей удалось обойти соперниц и заполучить несчетное число рекламных контрактов благодаря безупречной славянской красоте лица и, самое главное, пышной груди — пятый номер, подаренный самой природой.

Наталия была настоящей бомбой. В течение двух лет она была моей бомбой.

И вот уже месяц, как она ею не была. Я не виделся с ней со дня нашего разрыва. И вот в первый раз она оказалась здесь, в пределах досягаемости. Я ждал этого момента четыре бесконечные недели, двадцать восемь самых ужасных дней в моей жизни. А теперь я увидел ее, и меня словно парализовало. Я не мог броситься к ней и крикнуть, что я нуждаюсь в понимании. Ноги словно приросли к полу. Вдруг я почувствовал себя очень плохо.

Наталия создавала вокруг себя пустоту. Естественно и беззаботно она прошла сквозь толпу, как Чарльтон Хестон через Мертвое море. Когда она проходила, танцующие останавливались один за другим, чтобы полюбоваться этим сверхъестественным явлением.

Моя бывшая подружка производила подобный эффект повсюду, где появлялась. В ней всего было с излишком. Слишком красивая, слишком величественная, слишком совершенная. Наталия была архетипом, моделью. Иконой, которых бывает по пять-шесть в каждом столетии.

Боже мой, я спал с иконой!


Рим, 15 мая 1978 года

Луч солнца робко касается ее плеча. Горячая, ласковая волна пробегает по коже рук, по хрупкой шее, поднимается к лицу. Франческа, полузакрыв глаза, наслаждается новым ощущением испарины.

Уже целую вечность ей не было так хорошо. На голых ветках платана за грязным автобусным окном угадываются еще худосочные почки.

Водитель решает набрать скорость, воспользовавшись тем, что дорога долго идет по прямой. Он не замечает крышку канализационного люка, выступающую из асфальта, и наезжает на нее.

Следует резкий и сильный толчок. Прижатые друг к другу пассажиры вскрикивают от неожиданности. На их усталых лицах отражается вначале страх, потом какая-то детская радость, сродни той возбужденной дрожи, которая охватывает вас, когда вагончик на американских горках начинает свой спуск.

От сотрясения Франческа теряет равновесие и валится на соседа, мужчину лет тридцати, не сводившего с нее глаз с той минуты, когда она вошла в автобус.

От нее не укрылась его уловка. Он постарался постепенно приблизиться к ней, настолько, что теперь они стояли вплотную друг к другу. На нем слегка потертая замшевая куртка и серая рубашка. Один из тех парней, перед кем девушкам трудно устоять. Из тех, кому достаточно внимательно посмотреть на вас красивыми смеющимися глазами, и вы задрожите.

Франческа делает вид, будто цепляется за вертикальный металлический поручень, но на самом деле соскальзывает так близко к попутчику, что ему приходится поддержать ее за бедро, чтобы она не упала. Пальцы мужчины задерживаются на ее плиссированной юбке чуть дольше необходимого, потом пробегают по ее рукаву и, наконец, останавливаются на тыльной стороне ее ладони.

Она бормочет какие-то слова благодарности. Мужчина кивает и широко улыбается ей. Он готовится к атаке, думает она, и ей интересно, как он примется за дело. Ей заранее известно, что ничего особенного не произойдет, но не в этом главное.

Ей нравятся мимолетные и ни к чему не обязывающие встречи. Достаточно одного взгляда, нескольких, пусть даже неловких, слов. В одно мгновение весь мир вокруг нее исчезает, и ее охватывает изумительное ощущение полноты жизни.

Когда в воздухе, насыщенном влагой, гремит взрыв, приятный теплый ветерок внезапно превращается в огненный ураган.

Франческа неожиданно оказывается в самом сердце ада.




3


Наталия направилась прямиком в VIP-сектор. Охранник Серж, стоящий на фейс-контроле, наградил ее восхищенным взглядом и посторонился, чтобы дать ей пройти. Он уже собирался накинуть на крючок красный бархатный шнур, когда его плечо сжала властная рука. Узнав хватку Томаса Кемпа, агента Наталии, Серж остановился.

Мне кое-как удалось пробиться поближе к лестнице. Конечно, я продвигался куда медленнее Наталии, ведь никому и в голову не приходило уступать мне дорогу. Мне пришлось поработать локтями и пару раз двинуть плечом, чтобы растолкать танцующих. Нормальным людям, тем, в которых не заключена некая сила, все дается с трудом.

Оказавшись в нескольких метрах от Наталии, я окликнул ее по имени. Мне нужно было выяснить или по меньшей мере поговорить с ней. Она задолжала мне объяснения.

Мой голос утонул в буре звуков «Chemical Вrоthers». Наталия не услышала меня и продолжала подниматься. Наверху ее встретил какой-то толстый тип в темно-сером двубортном пиджаке. Она взяла у него из рук бокал шампанского и, смеясь, села за его столик.

Раньше я никогда не видел этого человека. Он обладал всеми типичными признаками банкира или промышленника — от лысины до огромной сигары. Наталия времени не теряла. С моих губ сорвался новый крик, на сей раз — крик досады.

Кемп повернулся и узнал меня. По-прежнему бесстрастный, он нагнулся к Сержу и что-то сунул ему в карман пиджака. Я стоял слишком далеко и не мог увидеть, что именно, но наверняка это были деньги. Кемп умел быть убедительным.

Широко улыбаясь, я подошел к вышибале и, как обычно, протянул ему руку:

— Привет, Серж. Как сегодня дела?

— Извини, Алекс, — ответил он, не отвечая на мое приветствие, — но ты подняться не можешь.

Он положил руку на крючок, удерживающий шнур, загораживая мне проход. Я так и остался стоять перед ним, как оглушенный, с рукой, протянутой в пустоту. Через несколько секунд до меня дошло, насколько нелепа эта ситуация, и я, наконец, отреагировал.

Первое правило хорошего продавца: не позволять сбить себя с толку. Уметь принять удар, а потом, как можно скорее, нанести ответный. За три года меня научили контратаковать, каким бы сильным ни было сопротивление. Я превратился в настоящую военную машину.

— А можно узнать почему? — ответил я, не теряя спокойствия. — Происходит что-то необычное? Почему сегодня, а не неделю назад?

— Люди там, наверху, хотят посидеть одни. Тебя пускали, потому что ты был с Наталией. Ситуация изменилась, тебе больше не рады.

— Она меня бортанула, и я уже недостоин сидеть в ваших дерьмовых кожаных креслах и покупать виски по сто пятьдесят евро за бутылку, так?

Я очень гордился последней фразой. Она получилась блестяще отточенной, достаточно вульгарной, чтобы показать, что я не шучу. Подразумевавшаяся угроза ужасных экономических санкций в случае повторного отказа, судя по всему, не произвела впечатления на Сержа.

— Именно так, ты все правильно понял. Можешь быть догадливым, когда хочешь. Теперь вали отсюда.

Сержу хотелось, чтобы я начал нервничать и утратил ясность ума, — тогда он точно сможет послать меня в нокаут. А я решил нанести удар по ребрам, один короткий, но весьма чувствительный удар.

— И сколько Кемп тебе дал, чтобы ты меня не впустил? Твой хозяин знает, что ты занимаешься такими делишками?

— Алекс, не усложняй. Ты не поднимешься, и точка. Уйди, пока я не рассердился.

Серж тоже умел принимать удары. Конечно, на него играли и полтора центнера мышц. Не говоря уж о маленьком американском пистолете, лежавшем у него в кармане, и о бите, спрятанной за первым пролетом лестницы. Кроме того, за голенищем ковбойского сапога он держал нож.

Все это побуждало меня быть как можно более осторожным, поэтому в конце концов я отступил.

Это никак нельзя было назвать капитуляцией, речь шла именно о стратегическом отступлении.

— Ладно, ухожу.

— Отлично. И чтобы больше твоей ноги тут не было.

— Я подумаю на сей счет.

Что-то в глубине души, может быть, последние капли самолюбия, восставало против торжества беззакония.

— Последнее, Серж... — сказал я, отходя на безопасное расстояние. — Ну и мудак же ты.

Я ушел из «Инферно» в бешенстве.

Мерзавец Кемп не дал мне поговорить с Наталией. А ведь в его обязанности не входило наблюдение за ее личной жизнью. То, что подобная инициатива могла исходить от самой Наталии, у меня в голове не укладывалось. Я размышлял над тем, что все это могло означать.

Перед клубом я увидел фотографа, который в течение многих недель пытался поймать с поличным нас, Наталию и меня, в самом начале нашей связи. Из-за него Наталия чуть меня не бросила. Ее выводило из себя преследование днем и ночью, необходимость постоянно быть начеку. Все кончилось тем, что она рассказала об этом Кемпу, а тот снял трубку и вызвал нескольких приятелей.

На следующий день папарацци, выходя из дому, непонятным образом упал. Ему пришлось провести месяц с рукой в гипсе, еще две недели ушли на реабилитацию. Мы его больше не видели.

Фотограф охотился за «бомбой» недели. Он стоял со своим телевиком в руке и даже не удостоил меня взглядом. Несправедливо, моя история вполне заслуживала внимания.

Возьмите немного гламура, добавьте чуточку социального неравенства, потом хорошенько сдобрите все это разрывом, с которым так и не удалось смириться, и вы получите восхитительный коктейль из предательства и разочарования. Впрочем, мои страдания, судя по всему, его особо не волновали. Разумеется, в этом не было ничего личного. Вопрос денег, как обычно.

Журналы дорого платили за то, чтобы им досталась первая информация о самых горячих скандалах, тех, в которых были замешаны звезды с самой безупречной репутацией. Пару раз в год в них можно было наткнуться на не очень четкие фотографии некоей старлетки, застигнутой в разгар любовных забав с каким-нибудь героем телехроники в саду виллы в Сен-Тропе. Цена удваивалась, если девушка во всеуслышание заявляла о том, что все это подстроено, и клялась в вечной любви к престарелому продюсеру, с которым год назад она сочеталась браком. В том же случае, если на фотографии можно было хорошо рассмотреть ее накачанные силиконом груди, цена, в соответствии с возросшим интересом общественности, вырастала в пять раз.

Среднему читателю было наплевать на несчастного владельца картинной галереи, брошенного топ-моделью. В безжалостном мире пайеток и стразов меня попросту не существовало. Мое горе выглядело почти неприличным на фоне бешеной инфляции или ужасных африканских эпидемий.

Итак, я прошел мимо фотографа, и его палец, лежащий на спуске, даже не дрогнул. Чуть подальше, на улице за клубом, я узнал его машину, мощный внедорожник БМВ. Воспользовавшись темнотой, я нацарапал ключом несколько ругательств на кузове.

Этого оказалось недостаточно, чтобы успокоиться. А мне действительно требовалось снизить уровень адреналина в крови, чтобы придумать верный способ отомстить за оскорбление, нанесенное Кемпом.

Решение пришло само собой. Я широким шагом направился к ближайшему бару.




4


Остаток ночи я пил с какими-то незнакомцами и вернулся домой около половины седьмого утра. Меня преследовало чувство опустошенности и неясного отвращения.

Проходя мимо газетного киоска, я увидел рекламу женского журнала, на обложке которого красовалась Наталия. На ней была футболка с надписью «F*** me I am famous», которую я подарил ей за несколько дней до нашего разрыва. Вернее, следовало бы сказать, ее разрыва со мной.

Ничто не предвещало этого, не было ничего, что могло бы навести меня на мысль о ее решении. Как-то вечером она сказала, что нам лучше расстаться. Конечно, для нашего общего блага. Чтобы повседневная рутина не загасила пламя страсти. Но мы будем по-прежнему встречаться и даже останемся друзьями. Нам вместе было хорошо, это было настоящее, крепкое. И может быть, в один прекрасный день, в жизни всякое случается...

Ее аргументы звучали так фальшиво, что я почувствовал себя героем какого-то бразильского сериала. Она покидала в сумку немногочисленные предметы своего туалета, которые держала у меня в квартире, и ушла. Назавтра заехал шофер, чтобы забрать оставшееся.

Меня не удостоили даже настоящей романтической мелодрамой в духе старины. С тех пор мы не виделись. Стремительное возвращение к холостяцкому существованию.

Я купил журнал и поспешил домой, чтобы скорее закончить эту несчастную ночь. Первым лучам зари пока не удавалось пробиться сквозь тонкие занавески, и это было очень здорово. Сумерки отлично гармонировали с моим теперешним одиночеством.

Вдруг по стене гостиной пробежал бледный отсвет зеленой неоновой вывески аптеки на противоположной стороне улицы. Я посмотрел на измученное лицо, отражавшееся в зеркале у входа. До меня дошло, как сказалось на мне отсутствие Наталии.

Мое отчаяние проглядывало в каждой клеточке кожи. Маленькая морщинка на лбу, когда-то еле заметная, теперь стала глубже и длиннее. Жуткие тени легли черными разводами на пол-лица.

Моя внешность оставляла желать лучшего. Если и дальше пойдет в том же темпе, мне, как последней американской домохозяйке, придется прибегнуть к каким-то ухищрениям вроде ботокса. Я с ужасом представлял себе дальнейшее существование с регулярными посещениями хирурга, приемом стероидов и инъекциями токсинов.

Бертен был прав. Мне предстояло заново научиться жить без Наталии.

Ложиться уже не имело смысла. Я сварил себе кофе, устроился в кресле и стал рассеянно перелистывать журнал. Наталия была везде.

На первых страницах она делилась с читательницами своими секретами красоты, рецептами своих любимых блюд и перечисляла книги, которые читает на ночь. Вся середина журнала была посвящена ее повседневной жизни.

Фотограф сопровождал ее в один из «типичных дней». Вот она тренируется на механической дорожке в своей гостиной, вот потягивает, в компании нескольких подружек, энергетический напиток, достоинства которого обычно расхваливала в телероликах, а вот она в квартире Кемпа, обнимается со своим агентом.

Самые удачные фотографии представляли ее на примерке. Жан-Поль Готье, склонившись над ее плечом, делал вид, будто поправляет какую-то булавку. В действительности же на совершенном теле Наталии даже монашеская сутана выглядела бы как сшитая точно по мерке.

Потом я дошел до последней фотографии. Ее сделали в галерее. Наталия, снятая крупным планом, смотрела не в объектив, а куда-то вбок, на что-то, не попавшее в кадр. На заднем плане четко просматривался маленький портрет римского аристократа, закрывавший дверцу моего сейфа.

Лицо Наталии выражало беззаботность. В кои-то веки она не лгала. Фотографу удалось поймать ее такой, какой она была, такой, какой я ее знал. Икона уступила место женщине, в которую я был влюблен.

Эта фотография настолько выбивалась из всех прочих, что я заинтересовался ею. Подпись сообщала только, что Наталия коллекционирует произведения искусства и обожает посещать галереи в Сен-Жермен-де-Пре. На самом деле она могла бы находиться где угодно. Мое имя не упоминалось ни разу.

Правда хлестнула меня наотмашь, я почувствовал боль, как от апперкота в подбородок. Я знал эту фотографию. Как же я сразу не среагировал?

Я бросился в спальню. Возле кровати, на тумбочке, валялся большой конверт из грубой бумаги. В нем лежало с десяток фотографий. Наталия подарила мне их вскоре после фотосессии в галерее. Тогда я только взглянул на них и бросил на тумбочку. В то время я каждое утро просыпался рядом с оригиналом. Мне были не нужны скверные подобия на глянцевой бумаге.

Я взял нужную фотографию, а остальные швырнул на пол. Вернувшись в гостиную, я положил снимок на соседнюю страницу журнала, и мои опасения сразу же подтвердились. На исходной фотографии в кадр попало больше, и взгляд Наталии был устремлен не в пустоту.

Она смотрела на меня.

И сразу нахлынули воспоминания. Наталия выглядела восхитительно в перламутровом платье с большим декольте. Мы занимались любовью за несколько минут до съемки, перед тем, как выйти из ее квартиры. Она улыбалась, ей было хорошо, она настаивала, чтобы фотограф снял нас вместе, вдвоем, придав тем самым законность нашей связи.

Съемка оказалась очень короткой, честно говоря, короче и не бывает. Потом мы вернулись к ней в квартиру и снова занялись любовью на полу, прямо на ковре в ее гостиной.

Фотографию перекадрировали с одной-единственной целью — убрать меня. А между тем она вышла очень удачной, настолько, что ее купили многие журналы. Наталия с гордостью сообщила мне об этом, когда подарила отпечатки. В эту самую минуту читательницы чуть ли не двадцати стран имели перед глазами свидетельство моего любовного фиаско.

Констатация этого грустного факта окончательно лишила меня гордости. Я схватил телефон и лихорадочно набрал ее номер. Как и в прошлые разы, металлический голос сообщил мне, что вызываемого номера не существует. Наталия сменила его на следующий день после своего ухода.

Я подумал, что она сменила и замок в своей квартире и что мой ключ мне больше не понадобится. Все это действительно напоминало скверный телефильм.

Я положил трубку, а потом решил позвонить Кемпу. После семи или восьми гудков мне наконец ответил сонный голос:

— Мммм...

— Кемп?

— Кто это?

— Алекс Кантор.

—Ты мне надоел, Алекс. Ты знаешь, который час?

— Уже больше семи часов. Я думал, ты встаешь раньше, старина.

— Вчера вечером я работал допоздна. И не зови меня так. Ты прекрасно знаешь, что я ненавижу такую фамильярность.

Врал Кемп плохо. А вот злился он по-настоящему, в этом не могло быть никаких сомнений. От усталости его немецкий акцент становился более заметным.

— Чего ты хочешь?

— Поговорить с Наталией. Дай мне ее новый номер.

— Речи быть не может, она не желает с тобой общаться, даже по телефону. Оставь ее в покое. Вы уже не вместе, я тебе напоминаю об этом, если ты вдруг забыл.

— Будь душкой, Кемп, скажи хотя бы, где она.

— На сессии в Нью-Йорке. И вернется только на следующей неделе.

— Я видел ее сегодня ночью в «Инферно», — вздохнул я, немного раздосадованный тем, что Кемп считает меня таким идиотом.

— Ты, наверное, перепутал. Наталии сейчас в Париже нет.

— Значит, я могу зайти к ней и проверить? — спросил я, нарочно провоцируя его.

Мне совершенно не хотелось иметь дело с кодовым замком на двери Наталии, но этого Кемп знать не мог. Мой вопрос его только еще больше разозлил. Его досада переросла в явное раздражение.

— Ты невозможный человек, Алекс. Когда ты наконец перестанешь быть ребенком? Наталия решила, что, оставшись с тобой, повредит своей карьере. У нее есть дела и поинтересней, чем тратить свою жизнь на ничтожество вроде тебя. Между вами все кончено.

— Ей будет лучше убивать время с денежными мужиками, вроде того типа с сигарой, да? Сколько миллионов у него на счете? Ты хотя бы получаешь проценты, когда даешь ее напрокат на вечер?

Кемп, казалось, растерялся. Несколько секунд он молчал. Я слышал, как он дышит в трубку. Я нажал на болевую точку.

— Ну что, Кемп, даже не защищаешься? Не хочешь ли ты мне сказать, что...

Мои слова ушли в пустоту. Агент положил трубку, не сказав больше ни слова. В ухо мне ударил пронзительный гудок.

Я не узнал почти ничего нового, разве что убедился, что Кемп причастен к моим бедам. И еще этот тип в темно-сером костюме. Мне не верилось, что Наталия могла бросить меня из-за него.

Вдруг комната завертелась вокруг меня. Я еле успел добежать до туалета и нагнуться над унитазом. Я изрыгал не только излишки спиртного из желудка. Одновременно я освобождался от отвращения, которым наполняла меня вся эта история.

Когда наконец я нашел в себе силы выпрямиться, острая боль пронзила виски. Я бросился на кровать и забылся мертвым сном, молясь о том, чтобы проснуться как можно позже.




5


Сара Новак приехала на место преступления около одиннадцати утра. Она поставила машину на тротуаре прямо перед домом, в котором произошло убийство. Дав синей мигалке на крыше покрутиться чуть дольше, чем это действительно требовалось, она заглушила мотор. Как правило, ей доставляло удовольствие оповещать о своем приезде и резким торможением с оглушительным скрипом шин по асфальту.

Однако на сей раз она решила обойтись без дополнительных эффектов. Новое дело представлялось серьезным. В богатых кварталах полиция должна уметь оставаться незаметной. Поэтому Сара удовольствовалась таким, довольно сдержанным выходом на сцену.

За шнуром ограждения полицейский, назначенный на дежурство окружным комиссаром Лопесом, пытался сдержать натиск первых зевак, привлеченных запахом крови. Так бывало всегда, стоило распространиться новости о смерти какой-нибудь знаменитости. Каждая кумушка стремилась во что бы то ни стало раздобыть секретную информацию, чтобы поразить соседку по лестничной площадке. В чудесном мирке пенсионеров существовала жестокая конкуренция на рынке горячих еженедельных сплетен.

Сара изящно выбралась из машины и прислонилась к дверце попкой, обтянутой чуть тесноватыми джинсами. Она зажгла сигарету и с наслаждением затянулась. Прежде чем заняться новым делом, она всегда старалась погрузиться в его атмосферу. Опыт подсказывал ей, насколько важны внешние детали для понимания сценария преступлений. Этому в полицейской школе не учат. Сара поняла это за те годы, в течение которых она постоянно оказывалась рядом с трупами.

Вечно одна и та же история: ничтожества оставляли за собой вопиющие улики и в результате быстро попадались. Уйти удавалось только самым хитрым. Преступный мир отражал неравенство, царящее в обществе, и даже придавал ему особую остроту.

Республиканское государство, государство, основанное на равенстве, избрало Сару, чтобы она противостояла логике этого естественного отбора. Она играла роль песчинки в отлаженном механизме эволюции.

Она дорого заплатила за эту привилегию. Десятилетняя служба в уголовном розыске стоила ей нескольких возлюбленных, изрядного числа друзей и призвания матери семейства. Ей уже исполнилось тридцать шесть лет, и она в конце концов привыкла к мимолетным любовным связям, к тому, что любовникам надоедают телефонные звонки среди ночи, к пустой постели, куда она возвращалась поздним вечером.

Впрочем, она слишком ценила свою работу, чтобы оглядываться назад и оплакивать потерянное время. Ей нравились блики мигалки, разрывавшие ночь, нравилось ощущение холода от прикосновения револьвера к коже. Ей нравилось идти по следу неделями, до самого конца, и превращать каждую незначительную деталь в неоспоримое доказательство. И самое главное, она получала бесконечное удовольствие от сухого звука, с которым наручники защелкивались на запястьях преступника.

Единственное сомнение относилось к порядку, в котором выстроились различные элементы ее жизни. С самого ли начала, действуя в соответствии со своими вкусами и призванием, она свела свою жизнь к работе, или, наоборот, одержимость профессией постепенно сделала такими унылыми ее вечера и выходные?

Но в общем, порядок не имел особого значения. Сара была хорошим полицейским и знала это. Лопес часто говорил ей, что она обладает инстинктом, тем, что отличает профессионалов. Но ей самой казалось, что своими профессиональными успехами она обязана другому качеству, признаться в котором было гораздо труднее: с самого раннего детства она ненавидела проигрывать.

Жертва жила в доме из тесаного камня, стоявшем в глубине улицы. За застекленной парадной дверью виднелась широкая мраморная лестница, застланная красным ковром. На тротуаре перед зданием стояло несколько роскошных автомобилей, немецких и английских. Людей видно не было, за исключением многочисленных силуэтов в форме в окнах третьего этажа.

В коротком телефонном разговоре Лопес сказал ей, что признаков взлома не обнаружили. Значит, убийца был знаком с жертвой, иначе она не впустила бы его. У обитателей таких кварталов быстро развиваются параноидальные синдромы.

Удовлетворившись осмотром места, Сара бросила окурок на землю и раздавила его каблуком. Шуршание шин по асфальту заставило ее поднять голову. Красный «альфа-ромео» с глухим урчанием припарковался совсем рядом с ее машиной. Саре не нужно было ждать, пока водитель выберется из салона с тонированными стеклами — она и так знала, что это приехал Эрик Коплер, свободный журналист, специализировавшийся на политических скандалах.

Несмотря на простоватую внешность, Коплер обладал чутьем и выносливостью охотничьей собаки. Унюхав интересное дельце, он не останавливался, пока не доводил расследование до конца. Он никогда ничего не оставлял без внимания и мог месяцами идти по следу.

В своей области он считался мастером. По слухам, именно он обнаружил, что у бывшего президента имеется внебрачная дочь. Умный тип, прекрасно умеющий выживать в любых обстоятельствах. Несмотря на то, что Коплер и Сара выбрали разные пути, они были очень похожи друг на друга.

Она задалась вопросом, как это он сумел так быстро прибыть на место, если она сама толькотолько обо всем узнала. И дала себе слово, что скажет по этому поводу пару слов консьержке.

Хотя Сара с самого начала знала, о чем ее спросит журналист, услышав его голос, она напряглась.

— Привет, красавица, не уделишь мне минутку?

— Ты прекрасно знаешь, что пока я тебе ничего сказать не могу, Коплер. Если Лопес пронюхает, что я с тобой разговаривала, он может усадить меня за бумажки до самой пенсии.

— Не бери в голову. От тебя слишком много пользы, чтобы тратить твои таланты на заполнение бланков. И даже если нас увидят вместе, у твоего шефа ума не хватит связать это с расследованием. У него на такую сложную дедуктивную работу мозги не заточены.

Это замечание сразу исправило Саре настроение. Слышать гадости о начальстве было почти так же приятно, как говорить их.

Коплер поспешил закрепиться на достигнутом рубеже:

— Лопес прощает тебе скандальность и мерзкий характер, потому что он ценит тебя, Сара. Он никогда в жизни не отправит тебя на свалку. Так что не бойся подтвердить слухи. Значит, она действительно умерла?

— Как тебе удалось так быстро все узнать?

— У меня отличные информаторы. И, вопреки тому, что ты, безусловно, думаешь, консьержка мне ничего не сказала.

— А, так это кто-то из наших...

— Слушай, Сара, будь все твои коллеги так же неразговорчивы, как ты, у меня не было бы никаких шансов преуспеть в моей профессии. Ничто так не развязывает язык, как небольшой финансовый стимул. К тому же я отношу это на счет профессиональных расходов. Жизнь все-таки прекрасна!

Веселый смех Коплера нарушил строгую тишину улицы. Он закурил, предложил сигарету Саре, но та отрицательно помотала головой.

— Меня так и подмывает отвести тебя в комиссариат и задать тебе пару вопросов по поводу твоих информаторов, — пошутила она в свою очередь. — Мне надо идти. Извини, но больше я ничего сказать не могу.

Коплер решил попытать счастья в последний раз:

— Обещаю, что не упомяну твоего имени. Ты останешься традиционным «источником, близким к следствию». Не губи меня, Сара... Как же я смогу удовлетворить любопытство моих читателей, если основной следователь отказывается давать мне разъяснения?

— Этими сентенциями о свободе информации ты меня не проймешь. К тому же это не твоя любимая тема. Ты ведь обычно не интересуешься шоу-бизнесом. Чем же вызвано твое любопытство?

— У каждого есть свои маленькие секреты. В данный момент можно сказать, что сегодня утром некий инстинкт привел меня на эту улицу. И кого я тут увидел? Королеву убойного отдела, секс-бомбу уголовной полиции Сару Новак собственной персоной! Мой незаурядный ум сразу же подсказал мне, что тут произошло нечто интересное. Такое объяснение тебя устраивает?

— Избавь меня от своего бреда, пожалуйста... — вздохнула Сара. — Зачем ты здесь?

Коплер секунду колебался. Он знал, что его ответ не понравится следовательнице.

— Пока что я ничего не могу тебе сказать. Мне надо немного привести в порядок собственные мысли. Позже поговорим, обещаю. — Он посмотрел на часы и бросил недокуренную сигарету около тротуара. — Это не совсем то, чего я хотел, но мне еще надо кое-что проверить. До скорого, красавица. Созвонимся.

Он уселся за руль «альфа-ромео», включил зажигание и быстро подал машину назад. Проезжая мимо следовательницы, он помахал ей через тонированное стекло и резко выжал педаль газа.

Сара смотрела вслед автомобилю, пока тот не скрылся за углом. Судя по тому, как журналист заторопился уехать, ему хотелось поскорее закончить разговор. Никогда еще Коплер так явно не уходил от ответа. Наоборот, их отношения всегда были искренними, насколько это позволяли требования секретности, предъявляемые работой того и другой. Она лично сообщала ему выводы своих расследований. Он, со своей стороны, делился с ней информацией, полученной в таких кругах, куда обладателю журналистской карточки попасть было легче, чем сотруднику полиции.

Пытаясь ничем не выдать своего волнения, Сара вяло махнула рукой полицейскому в форме, охранявшему вход в здание. Тот бросил беглый взгляд на удостоверение — она позаботилась о том, чтобы оно выглядывало из кармана куртки.

Фотография, сделанная при поступлении на работу в полицию, запечатлела хрупкую женщину с правильными чертами лица. С тех пор Сара очень изменилась. Ее с трудом можно было узнать. Она нарастила мышцы и подстригла волосы. Она ожесточилась. Ее тело и ее разум приспособились к ужасам повседневной работы. И тем не менее она не сочла нужным заменить этот снимок на более поздний. Напротив, ей хотелось сохранить это свидетельство своей прошлой жизни.

Когда она пришла в полицию, в конце восьмидесятых, то сделала это по политическим соображениям. Она не принимала пассивности своих друзей, видевших, как нарастают неравенство и несправедливость, но не осмеливавшихся перейти к действиям. Сара хотела оказаться как можно ближе к проблемам человечества, к тому рубежу, за которым решалось будущее.

Со временем она поняла, насколько бесполезны все ее усилия. С каждым новым трупом она уходила все дальше от улыбающейся женщины с большими, полными надежды глазами. Она не позволяла себе погрузиться в отчаяние, но в конце концов пришла к признанию невозможности как-то повлиять на ход событий. Она отдалась на волю потока, и этого было достаточно.

В то время, когда была сделана эта фотография, она, без сомнения, возненавидела бы себя сегодняшнюю.




6


Войдя в подъезд, она сразу же почувствовала запах. Пахло навощенным паркетом и ежедневно натираемой медью. Тонкие ароматы роскоши окончательно заглушили воспоминания о выкуренной сигарете. Она вошла в старый тесный лифт, закрыла решетку из кованого железа и нажала на кнопку третьего этажа.

Ее коллеги из экспертного отдела уже закончили свои анализы и собирались уходить. Сара поздоровалась с несколькими знакомыми и пожала несколько рук.

Ей не хотелось отвлекаться. Все решается в первые минуты расследования, пока мозги еще свежие и ты можешь заметить мельчайшие детали. Чтобы проникнуться атмосферой, в которой жила жертва, требуется огромное усилие. Сосредоточенность очень быстро уходит. Глаз привыкает к новому окружению и утрачивает способность правильно выстраивать полученную информацию.

Сара спросила, где комиссар Лопес. Молодой лейтенант указал на комнату, освещенную яркими юпитерами, в конце длинного коридора.

Она медленно шла вперед, рассматривая висевшие на стенах фотографии. Все они представляли одну и ту же статную женщину со славянскими чертами лица и длинными светлыми волосами. Ни на одной фотографии она не улыбалась, не смотрела прямо в объектив. Она просто рассматривала землю у себя под ногами, или же взгляд ее был устремлен куда-то далеко за спину фотографа.

Впрочем, один снимок, висевший в конце коридора, на некотором расстоянии от других, резко выделялся из общей серии. Сара остановилась перед ню, снятым Хельмутом Ньютоном, — она узнала фотографию, потому что уже видела ее в каком-то журнале.

Девушка, одетая только в черные туфельки, сидела в темном кожаном кресле. Высоко скрещенные ноги почти не закрывали лобка. Подобранность мышц подчеркивала тяжелую линию груди. Сара невольно залюбовалась этим безупречным телом, пышным и в то же время крепким.

Потом она пошла дальше. Подошвы ее кроссовок «Пума» скрипели по наборному паркету, и этот скрип напоминал ей о том, насколько чужой она была в этом мире богатства и уюта.

Комиссар Лопес вышел ей навстречу. На его лице, как это часто бывало, читалось, что он в отвратительном настроении. Темные пятна пота выступили на неизменной серой рубашке под полосатой курткой.

— Ну, наконец-то! Давно пора. Мы уже собирались увозить труп и опечатывать квартиру. В следующий раз просил бы тебя быть порасторопнее. Мы не можем ждать, пока ты соблаговолишь приехать.

— Я посмотрела кое-что снаружи, — ответила Сара, не обращая внимания на замечания начальника. — Это произошло вон в той комнате?

— Да, это спальня. Убийца не пытался сдвинуть труп. Все пока на месте.

Лопес первым вошел в комнату и поднял простыню, закрывавшую кровать. Там покоилось тело молодой светловолосой женщины, запечатленной на фотографиях. Она, совершенно обнаженная, лежала на спине. Широко раскрытые глаза, казалось, смотрели в бесконечность, куда-то далеко за потолок. Ее запястья обхватывали наручники, прикрепленные к изголовью кровати. Строгая, почти совершенная мизансцена.

— Чудесно... — пробормотала Сара. — Она умерла в разгар любовных утех. Каковы первые выводы медэксперта?

— В его первом отчете наверняка будут сплошные отрицания: никаких следов ударов, никаких царапин, ничего под ногтями, никаких признаков сопротивления или борьбы. Мазок из влагалища показал наличие спермы. Прежде всего, жертва была согласна. Если убийца — человек, с которым она трахалась, у нас будет более чем достаточно ДНК, чтобы его вычислить. Кроме спермы, на кровати остались волосы с его головы и с тела.

— Причина смерти?

— Загадка... Медэксперт склонен думать, что это передозировка.

— На каком основании?

Лопес подошел к трупу и, приподняв правую руку на несколько сантиметров, показал Саре крохотный след от укола.

— Ей что-то вкололи.

— Почему «вкололи»? — возразила Сара. — Она прекрасно могла уколоться сама.

— Вот тут слабое место. Мы не нашли ни шприца, ни жгута. Всю квартиру обшарили, вывернули помойку. Ничего.

— Она могла это сделать не дома. Перед тем, как вернуться, в гостях...

— По мнению эксперта, укол сделали буквально за несколько минут до смерти. Не спрашивай, откуда он это знает, он напишет об этом в отчете. Тот, кто это сделал, пришел сюда со всем необходимым и с ним же ушел.

— Пока мы не узнаем, что именно ей вкололи, мы не можем утверждать, что он намеренно убил ее. Может быть, она умерла случайно.

— Я просил передать медэксперту, чтобы он прежде всего занялся вскрытием. Если можно, уже завтра утром. Учитывая, насколько известна эта барышня, мы должны действовать максимально оперативно. Через несколько часов журналюги будут висеть у нас на хвосте. Надо бросить им какую-то кость, иначе они от нас не отвяжутся. Так что немедленно включайся в расследование. Не спи и не ешь, пока не прижмешь преступника, ясно? Даю тебе два дня.

Сара кивнула. Командирские замашки, внезапно просыпавшиеся в Лопесе, ее уже не пугали. Она давно перестала обращать на них внимание.

Комиссар мог прикидываться высокомерным, но он разбирался в своем деле и знал, как заставить людей работать. Кроме того, в трудных ситуациях он обычно прикрывал подчиненных.

Если какое-то дело стопорилось, руководящие чины, по большей части, делали все, чтобы переложить вину на исполнителей. Честолюбивому полицейскому следовало уметь выходить сухим из воды и принимать на себя ответственность только в случае успеха.

В мире, где поощрения и порицания распределялись вне всякой связи с реальными заслугами, Лопес представлял собой исключение. Он предпочитал принимать удары на себя и не выносить сора из избы, а с подчиненными разбираться уже после того, как бумагомаратели из министерства вешали телефонные трубки и принимались составлять ободряющие коммюнике для прессы.

Это не мешало ему орать на провинившихся и держать их недельку-другую на вывозе трупов бродяг. Когда дело касалось принципов, Лопес мог быть более истовым католиком, чем Папа Римский.

— Ребята из лаборатории что-нибудь заметили? — спросила Сара.

— Отпечатки почти повсюду, кроме наручников и изголовья. Деньги и драгоценности не тронули. Сейф не взломан. Короче говоря, ничего. Тебе предстоит поработать.

— Чудно. Кто нашел тело?

— Ее агент, какой-то... Подожди, я тут записал...

Комиссар достал из внутреннего кармана пиджака записную книжку и несколько секунд листал ее в поисках нужной страницы. С тех пор, как двадцать лет назад он забыл, что должен был встретиться с женой в ресторане, после чего она его бросила, он все записывал в заветную черную книжечку, с которой никогда не расставался.

В эпоху информатики и числовых устройств Лопес казался ретроградом. Расшифровка ДНК и поиски по базам данных волновали его не больше, чем любовные похождения звезд шоу-бизнеса.

Допрашивать свидетелей, раскапывать детали, идти по следу... Вот что он умел делать.

Лет десять назад он все же почувствовал, что начинает отставать от жизни. Комиссариаты понемногу превращались в лаборатории, оборудованные по последнему слову техники. Люди в одежде, напоминавшей скафандры космонавтов, находили извращенное удовольствие в том, чтобы наклеивать ярлыки на все, вплоть до мельчайшей пылинки. Хорошо еще, что свидетелей не перестали допрашивать.

Скоро следователь на месте преступления будет выглядеть так же нелепо, как дегустатор в пригородной забегаловке.

Как ни странно, за последние двадцать пять лет у Лопеса было больше удач, чем провалов. Секрет его успешной карьеры определялся двумя словами: порядок и пунктуальность. Каждый квадратный сантиметр его кабинета свидетельствовал о верности этому принципу. Ни один киношный следователь не мог бы похвастаться папками, расставленными с такой аккуратностью, и отчетами, заполненными с ювелирной точностью. Сара никогда не бывала у него в гостях, но представляла его живущим в маленькой темной холостяцкой квартирке под крышей с видом на двор и ежедневно приходящей домработницей.

Лопес позволял себе какие-то причуды лишь в одном — в выборе одежды. Очки в роговой оправе, чересчур тесные костюмы-тройки и тщательно зализанные волосы противоречили образу неутомимого борца с преступностью. Скорее он походил на усталого шансонье, на стареющего Бадди Холли, не сумевшего вовремя умереть.

— Ну вот, нашел, — сказал он, кладя книжечку обратно в карман. — Агента зовут Кемп, Томас Кемп. Утром жертва не пришла на съемку, и он заехал узнать, в чем дело. У него был ключ.

— Где он? Надеюсь, вы его не отпустили?

— Можешь не сомневаться, тут он, тепленький. Ждет тебя в гостиной. Ты все знаешь, теперь твоя очередь.

Явно стремясь поскорее покончить со всем этим, Лопес шаркающей походкой вышел из комнаты. Сара тоже пошла к выходу, но на пороге обернулась и в последний раз посмотрела на тело Наталии Велит.

Она никогда не встречалась с этой девушкой, но сотни раз видела ее на фотографиях в журналах или по телевизору, и ей почти казалось, что они близко знакомы. Вид обнаженного тела, привязанного к стальным перекладинам кровати, вызывал бесконечную печаль.

Один за другим все трупы, виденные ею за годы работы, всплывали из глубин ее памяти и мелькали перед глазами страшным калейдоскопом страданий и ужаса. Сара почувствовала, как к горлу подступает тошнота.

Она и на этот раз сделает, что требуется. Конечно, убийца уверен, что не оставил никаких следов, но Сара прекрасно знала, что самая ничтожная деталь может нарушить ход безупречно продуманного механизма. Она поклялась себе, что найдет мерзавца как можно скорее. Она не допустит, чтобы он убивал других женщин.

Нет, она решительно не любила себя сегодняшнюю.




7


Сара так и не привыкла к смерти. Она не имела ничего общего с героями криминальных сериалов, которым нравилось жить среди покойников. Ее трупы не были куклами из железа и силикона, истекавшими кетчупом, они не восставали из мертвых, чтобы пожрать ваш мозг и отправиться на завоевание мира.

Они были настоящими и так и оставались лежать в холодных комнатах, упакованные в пластиковые мешки. Их близкие плакали настоящими, горькими и трагическими слезами.

В мире, в котором жила Сара, любой исход был окончательным.

На самом деле она не дралась за умерших. Она не сразу признала это. В самом начале она подолгу плакала над фотографиями жертв, разложенными на столе. Ей казалось, что, превратив свой кабинет в траурный зал, она сможет защититься от жестокости окружающего мира.

В первые два месяца работы в угрозыске она почти не выходила из кабинета, ее приводила в ужас одна мысль о том, что любой из прохожих может в один прекрасный день пополнить ее мрачную коллекцию фотографий. Любые человеческие отношения, даже самые поверхностные, казались ей никчемными и опасными. Для всех, но особенно для нее самой.

Она не приносила никакой пользы, но Лопес не ругал ее. Он позволил ей разбираться в собственных чувствах в течение нескольких недель, вплоть до того дня, когда Сара поняла, что не должна носить траур по каждому погибшему. Это было уделом детей, супругов, родителей, всех тех, кто жил рядом с жертвами и любил их. Она не имела права лишать их этой привилегии.

Она осознала это в тот день, когда Лопес поручил ей сопровождать в морг молодую, лет тридцати, женщину. Ее четырехлетнего сына нашли в зарослях в нескольких сотнях метров от дома. Ребенка изнасиловали и задушили. На хрупкой шейке еще виднелись следы пальцев того, кто лишил его жизни.

Тремя этажами выше руки с этими самыми пальцами, тонкие и изящные руки всемирно известного музыканта, были прикованы наручниками к подлокотникам кресла.

Когда Сара расстегнула «молнию» на мешке, мать сдвинула мокрые от дождя волосы со лба мальчугана, а потом надолго прижалась губами к вымазанной в грязи коже. Потом из ее горла вырвался хрип, простой всхлип, он становился все громче и громче и, наконец, превратился в страшный крик боли.

Этот вопль немыслимой силы прошел сквозь стены, потолки и полы и достиг кабинета, в котором допрашивали музыканта. Его лицо исказилось — он сразу все понял. И изящная уверенность человека, находящегося под защитой презумпции невиновности, улетучилась, как по волшебству. Он признался в убийстве не только этого ребенка, но и девочки, найденной годом раньше.

Этот крик стал для него самым страшным наказанием, гораздо более жестоким, чем пожизненное заключение, к которому его приговорили на суде. Он звучал в его голове каждую ночь в течение года, по истечении которого музыкант повесился в камере на полотенце.

А для Сары этот крик стал откровением. Отчаяние матери пробудило в ней новые силы. С того дня она стала работать только ради этой женщины. Чтобы придать смысл ее отчаянию и предотвратить повторение подобных сцен.

В своей бесконечной работе она преследовала лишь одну цель: потенциальные преступники должны осознавать неотвратимость наказания. Если хотя бы один из них в самый последний момент испугается и не осуществит своего преступного намерения — значит, она победила.

Сара дралась за живых, и в этом заключалась ее сила.




8


Томас Кемп, казалось, ждал, чтобы кто-то, наконец, занялся им. Два часа назад его попросили подождать на диване в гостиной, и ему становилось не по себе. После того, как он позвонил в полицию, ему вначале пришлось иметь дело с представителем патрульной службы, симпатичным, но туповатым, который чуть было не грохнулся в обморок при виде тела Наталии.

Потом приехал комиссар с маленькой куньей головкой, не скрывавший своей подозрительности. Кемпу пришлось рассказать о себе и обосновать свое пребывание в квартире.

После этого лаборантка из экспертизы сняла отпечатки его пальцев и попросила заехать назавтра в Департамент уголовных дел. На месте нельзя сделать анализ ДНК, но в лаборатории на это уйдет буквально пара минут, заверила она, у него просто возьмут мазок слюны ватной палочкой. Процедура быстрая и безболезненная, а результаты будут готовы через сорок восемь часов — после этого, если его генетические отпечатки не совпадут со снятыми с тела жертвы, с него окончательно снимут все подозрения. Несмотря на неприятные ощущения от того, что с ним обращались как с потенциальным подозреваемым, Кемп согласился прийти на следующий день в лабораторию.

При виде ясноглазой инспекторши, вошедшей в комнату, Кемп подумал, что, может быть, перед разговором с полицией ему следовало бы вызвать своего адвоката.

Он встал и поздоровался с ней за руку. Сила рукопожатия никак не соответствовала изяществу ее фигурки. В этой женщине таилась опасность. Ему придется следить за каждым словом.

— Капитан Новак, — представилась она. — Мне поручено расследование.

— Томас Кемп. Я — агент... вернее, я был агентом Наталии.

Он, не мигая, смотрел, как она усаживается перед ним. Сара уловила легкое дрожание в его голосе, почти незаметное на фоне немецкого акцента. Несмотря на случившееся, он вежливо улыбался.

— Итак, вы первым прибыли на место преступления?

— Да, сегодня утром у Наталии была назначена съемка. Мы ждали ее час, а потом, поскольку она не отвечала на звонки, я поехал посмотреть, в чем дело.

— Она часто опаздывала?

— Часто? О нет. Раз или два забыла о встречах, но не более того... Я не очень-то и разволновался. Подумал, что она не услышала будильника и спит.

— А что вы сделали по приезде?

— Ничего особенного. Я позвонил, она не ответила, тогда я открыл дверь и вошел.

— Меня волнует один вопрос, господин Кемп. Убийца проник в квартиру без взлома. Это означает, что Наталия открыла ему или что у него был ключ. Вы знаете, кто мог иметь ключ от двери?

— Кроме меня, никто. Я в этом абсолютно уверен. Немногим более месяца назад Наталия поменяла замки. У нее были две связки ключей, третью она отдала мне.

— Вы были очень близки с ней, я полагаю?

— Агент — это работа особая. По большей части она состоит в том, чтобы вести переговоры по контрактам манекенщиц и составлять их расписание. Я слежу также и за тем, чтобы они не испытывали никаких материальных затруднений. Я покупаю им то, в чем они нуждаются, я занимаюсь ими... Я для них в каком-то роде нянька. Эти девушки, знаете ли, беззащитны. Им по восемнадцать-двадцать лет, многие из них приехали из стран Восточной Европы, родные далеко. Не говоря уж о давлении, которому они подвергаются.

— Вы с ней спали?

Жесткость вопроса поразила Кемпа. Он несколько секунд помолчал, потом ответил:

— Я... я не уверен, что это...

— Отвечайте, прошу вас. Я должна знать самые интимные подробности ее жизни.

— Даже если оставить в стороне тот факт, что женщины меня совершенно не интересуют, я имею в виду, с точки зрения секса, Наталия только что пережила серьезное любовное разочарование. Она была одна, и это ее вполне устраивало.

— Последний вопрос по поводу двери: если я правильно поняла, у вас есть ключи от квартир всех ваших подопечных, так?

Лицо Кемпа исказилось гримасой. Он, казалось, смутился.

— Если быть честным, в последние недели я занимался только Наталией. За этот год контракты шли лавиной. У меня уже не оставалось ни минутки для других девушек, я предпочел от них отказаться. Кроме того, я занимал особое место в жизни Наталии. Когда я нашел ее в Будапеште, ей только-только минуло шестнадцать. Нас связывала настоящая, очень крепкая дружба.

— Выражаясь точнее, она была для вас единственным источником доходов.

Сара, не раздумывая, пошла напролом. Ей хотелось понять, о чем думает этот тип в действительности, что скрывается за внешностью безупречного делового человека, сшитым на заказ костюмом и немыслимо дорогими часами «Эрмес».

Кемп побелел. Дежурная улыбка исчезла. Он опустил голову и уставился на тщательно отполированные туфли.

— Вы могли бы выразиться поделикатнее, но это именно так.

— Следовательно, ее смерть означает для вас финансовую катастрофу?

— Поскольку вы, судя по всему, относитесь ко мне как к подозреваемому, спросите у самой себя: какую выгоду я мог бы получить от того, что срублю сук, на котором сижу? На Наталию ушли годы труда и усилий. Успех пришел не сам собой. Я потратил пять лет на то, чтобы сделать из нее звезду. Я не...

— А сколько Наталия принесла вам в этом году? — перебила его Сара.

— С меня довольно вопросов такого рода, капитан. Наталия умерла. Последнее, о чем я сейчас думаю, — это потерянные деньги. Вы выходите за рамки дозволенного. Прошу вас, прекратите.

Кемп больше не собирался позволять так обращаться с собой. Ему не нравились методы этой наглой следовательницы. Его лицо приняло жесткое выражение. Он встал и взял пальто, лежавшее рядом с ним на диване.

Сара со своей стороны понимала, что переступила грань. Этому старому приему ее научил Лопес. Сразу же загнать подозреваемого в угол. Вывести его из равновесия первыми же вопросами, чтобы сломать его уверенность в себе и помешать занять оборонительную позицию. Тонкая игра. Надо точно определить силу ударов и, главное, уметь вовремя остановиться.

Она исчерпала свои возможности. Если она будет и дальше продолжать в том же роде, Кемп откажется отвечать. И ни один адвокат не позволит ей так нападать на допрашиваемого. Надо сбавить обороты. Агент оказался крепким орешком. Его замешательство продолжалось не более минуты. Саре удалось на несколько секунд поколебать его, но не вывести из равновесия.

— Вы правы, — признала она, — прошу прощения за бестактность.

— Если вы хотите расспросить меня о смерти Наталии, я готов отвечать. В противном случае прошу обратиться к моему адвокату.

— Хорошо, сменим тему. Садитесь, прошу вас.

Кемп молча кивнул и снова сел.

— Вернемся к самому началу, — предложила Сара, стараясь снять напряжение. — Вы мне сказали, что она пережила какой-то разрыв, я правильно поняла?

Сара заранее знала ответ. Она видела в журналах фотографии манекенщицы в обнимку с молодым человеком. Антикваром или художником, она уже не помнила. Но ей хотелось услышать эту историю из уст Кемпа. Она продуманно обозначала ему путь к отступлению.

Поняв, что разговор принял иное направление, агент, казалось, расслабился. Все же он понял, что инспекторша расставила ему ловушки. Ее тон мгновенно стал менее напористым. В обмен на это ему придется сообщить ей кое-какие ценные сведения.

— Наталия долгое время жила с одним мужчиной. Его зовут Алекс Кантор. Он владелец небольшой галереи в Третьем округе, возле Бобура.

— И сколько они были вместе?

— Года два, что-то около того. Они расстались несколько недель назад.

— Кто стал инициатором разрыва?

— Наталия. Ей это надоело. Со времени их встречи Алекс очень изменился. Он стал ревнивым. Он не мог спокойно видеть ее полураздетой на фотографиях или на подиуме.

— И до каких пределов доходила эта ревность?

— Не понял?

— Он скандалил, давал волю рукам? Он вел себя ненормально по отношению к ней? Я не знаю... Приведите какие-то примеры.

— Он все неохотнее отпускал Наталию в поездки. По работе ей приходилось проводить три-четыре месяца в году вне дома. Конечно, ее расписание не благоприятствовало семейной жизни, но что она могла поделать? Обратного пути не было. Один шаг назад означал бы конец всей карьеры. В этом деле или надо быть на гребне, или тебя относит течением. Никакой точки равновесия нет, тут или все, или ничего.

— Мне кажется, такое поведение трудно назвать странным, господин Кемп. Он просто пытался спасти семейную жизнь, вот и все.

— Не думая о Наталии! О том, что она создавала столько лет!

— Судя по всему, вы не очень-то его жалуете.

— Нет, этот тип — сущий кровосос. Из тех, кто очень любит появляться повсюду с изумительной девушкой, но не способен дать ей расцвести. Даже после расставания он не прекращал досаждать ей. Сущая язва.

Вот теперь дело становилось интересным. Кемп понемногу забывался. Налет холодной вежливости постепенно таял.

— Как это он ей досаждал?

— Он хотел во что бы то ни стало поговорить с ней. Да вот, к примеру, вчера вечером мы с Наталией и еще с парочкой друзей пошли в «Инферно», и там, как бы случайно, оказался Алекс. Наверное, следил за ней.

— Они разговаривали?

— К счастью, нет. Вышибала с VIP-этажа его не пустил. Наталия его даже не увидела. Тем не менее среди ночи он позвонил мне и потребовал ее новый номер телефона.

— Вы провели с Наталией весь вечер?

— Нет, я ушел около часа. Наталии хотелось повеселиться. Когда я уходил, она танцевала с кем-то в зале.

— Вы знаете, как она вернулась домой?

— Она сказала мне, что возьмет такси. Но я не знаю, сделала она это или нет.

— Мы проверим. В котором часу вам звонил Кантор?

— Где-то между шестью и семью, точно не знаю. Судя по голосу, он был пьян. Нес какую-то чушь. Чтобы отвязаться, я сказал ему, что Наталия уехала из Парижа. Он пригрозил, что зайдет к ней и проверит. Сейчас я вспоминаю, что тон у него был агрессивный, во всяком случае возбужденный.

— Настолько агрессивный, что вы почувствовали в нем желание причинить зло Наталии?

— Не знаю. Нормальным его состояние, во всяком случае, назвать было нельзя.

Сара мысленно отметила предполагаемое время звонка Кантора. Кемп удачно выкручивался, переводя подозрения на того, кого считал своим соперником. Кантор и Кемп друг друга не выносили, это было совершенно очевидно. Единственной точкой их соприкосновения была Наталия. Конфронтация между двумя мужчинами обещала стать кровавой.

— Теперь я могу уйти? Я сказал вам все, что знал.

— И что я хотела услышать... — добавила Сара. — Господин Кемп, мне нельзя терять время. Помогите мне еще немного, прошу вас. Может быть, вы решитесь рассказать мне то, что я, так или иначе, все равно выясню?

Агент остался сидеть на диване, прямой как палка. Только рука слегка дернулась, и это свидетельствовало о том, что он нервничает.

Следовательница играла с ним, как кошка с мышью. Она вонзила коготки в хвост своей жертвы, надеясь, что та расстанется с его кончиком, лишь бы вырваться. В подобных случаях лучше прикинуться мертвым и выждать, пока противник совершит ошибку.

Непроизвольным жестом Кемп поправил галстук. Он чувствовал проницательный взгляд Сары Новак. Она ждала любого знака, малейшей дрожи.

Он решил оставаться спокойным и сосредоточенным до самого конца. Его глаза встретились с глазами собеседницы.

— Я ничего не скрываю, от вас, капитан. Для начала вам следовало бы повидаться с Алексом. Прошлой ночью он искал встречи с Наталией, вот и все. Если вы мне не верите, проверьте сами. Вряд ли вам будет сложно получить распечатку моих телефонных звонков. В остальном — я не знаю, удалось ли ему найти Наталию и виноват ли он в ее смерти.

Он встал, надел пальто и выждал, чтобы Сара тоже поднялась.

— Я хочу сказать вам еще кое-что, капитан. Я назвал вам имя Алекса не для того, чтобы отвести ваши подозрения от собственной скромной персоны. В молодости мне довелось испытать на себе последствия клеветнических наветов. Мне, лучше чем кому бы то ни было, известно, как они опасны.

Выходя из квартиры своей подопечной, Кемп подумал о соседе, выдавшем его «Штази» всего за несколько месяцев до падения Берлинской стены. В те времена судьбу человека, жившего с худшей стороны этой стены, мог решить один телефонный звонок.

Чтобы оправдать собственное существование, секретная служба распространяла идею о том, что совершенно невинных людей не существует. Уже никто не удивлялся, увидев, как рано утром возле дома останавливается патрульная машина. Это было почти в порядке вещей. «Штази» подозревала всех — от простого рабочего до высокого партийного функционера.

У каждого человека было что скрывать, и многие секреты ждали разоблачения.

Разумеется, свои тайны имелись и у Кемпа. Впрочем, его нельзя было упрекнуть ни в чем серьезном, за исключением разве что интереса к мужчинам и французским писателям, этим грязным представителям упадочного Запада. Поэтому его в конце концов отпустили.

После пяти дней, проведенных в сырых подвалах «Штази», Томас Кемп вернулся домой разбитым, с истерзанным телом и еще более истерзанной душой. Стукач уже исчез. Накануне за ним пришли два человека, им явно не терпелось рассчитаться с ним за зря потраченное время.

Через неделю, глубокой ночью, перед небольшим домом, в котором находилась квартира Кемпа, остановился армейский грузовик. Даже не заглушая мотор, водитель залез в кузов и приподнял угол брезента. Показались две ноги, обутые в грубые рабочие башмаки. Солдат потянул за них — так тянут тушу быка — и сбросил труп на землю, потом сел за руль своего грузовика и уехал.

Томас Кемп, разбуженный шумом мотора, наблюдал за всем этим. Ему не понадобилось много времени, чтобы понять.

Он простоял у окна до рассвета, не сводя глаз со скрюченного тела того, кто заложил его. Он не испытывал ни удовольствия, ни злорадства, а только своего рода облегчение. Потом он уснул в кресле возле окна.

Утром крики соседки вывели его из забытья. Тело стукача, валявшееся на мостовой за грязным окном, превратилось в бесформенную массу. Нескольких часов хватило, чтобы оно полностью утратило прежние очертания.

Тогда Кемп провел рукой по стеклу, запотевшему от его дыхания. От его пальцев на влажном стекле осталась прозрачная полоса. Проскользнув в нее, лучи утреннего солнца робко коснулись его щеки.

Однако Томас Кемп не ощутил солнечного тепла. Он еще дышал, но он тоже умер.




9


Ничто так не бесит меня, как внезапное пробуждение. Я не люблю просыпаться рано утром, а впрочем, и днем. Я — настоящий ночной зверь, жестокий и безжалостный с врагами, преданный и искренний с друзьями. Я готов до рассвета бродить по самым гибельным местам в поисках хоть каких-то проблесков человечности. Алкоголь и наркотики помогают мне подниматься до неизведанных высот познания.

В таком дьявольском ритме я уже прожил несколько жизней. Я могу предаваться самым страшным излишествам и держаться годами без отдыха.

Но в общем-то это все теория... На деле мне становилось все труднее приходить в себя после бессонных ночей, вроде той, которую я только что пережил.

В то утро звонок никак не умолкал. Чертова Лола. Чертова «Кукарача»!

Одной из главных причуд Наталии было желание иметь музыкальные часы, которые играли бы «Кукарачу» в мексиканском стиле, с оглушительными трубами и нестройными гитарами. Мне хотелось порадовать ее, но не ценой перелета в Мексику и обратно, и поэтому в поисках этого загадочного предмета я прочесал все экзотические магазины Парижа. Я спрашивал всех — от латиноамериканцев до индийцев, не исключая китайцев и испанцев. Но помочь мне не могли даже перуанские музыканты, игравшие в Лез-Аль.

После нескольких месяцев безуспешных поисков я случайно заглянул в крохотную лавчонку, где продавалась поддельная ацтекская керамика. Закрывая за собой дверь, я с наслаждением услышал желанную мелодию.

Хозяин согласился отдать мне собственный звонок в обмен на покупку полудюжины чудовищных статуэток, «подлинных, с гарантийным свидетельством», только что вышедших из обжига на Тайване. Этот каприз обошелся мне в кругленькую сумму. Но это укрепило мою угасавшую семейную жизнь, по крайней мере, на несколько недель.

В могучем порыве нежности Наталия настояла на том, чтобы я установил звонок у себя. Лучше бы я убедил ее забрать его в собственную квартиру. Но в то время я не мог ни в чем отказать ей. Итак, я согласился, чтобы моих друзей встречала эта жуткая мелодия. Наверное, я был страшно влюблен. Впрочем, и после разрыва я не сменил звонок. Это, безусловно, означало, что моя любовь еще не до конца улетучилась.

Я проснулся совершенно разбитым. Честно говоря, мне казалось, что марьячос расселись вокруг кровати и врубили свои гитары на полную мощность. Это была все та же «Кукарача», но в исполнении группы «Clash» в лучшей ее форме. Я представил себе пузатого Джо Страммера, неистово потрясающего маракасами над моим ухом, и окончательно очнулся.

Когда я открыл глаза, Джо Страммер снова обрел покой в своей позолоченной гробнице в Зале славы рок-н-ролла. На ковре у кровати валялось только несколько фотографий, стояли чашка с остывшим кофе и переполненная пепельница.

Однако «Кукарача» не смолкала. В том же приступе ненависти я стал проклинать Наталию за ее идиотские музыкальные вкусы и Лолу за ранний приход. Только она могла выбрать такой момент, чтобы ворваться ко мне. Я повернулся к будильнику, решив воспользоваться им как доказательством в безжалостной отповеди всем ранним пташкам в ее лице.

Жидкокристаллический экран показывал время: тринадцать двадцать две. Прости, Лола.

Однако, подумал я... Если посчитать, сколько времени ей потребовалось на то, чтобы затащить в постель этого журналиста, вымотать его и отправить домой, станет ясно, что она вряд ли легла раньше пяти часов. Лола молода и полна сил. Но между этими понятиями и тем, чтобы встать раньше полудня после подобной ночи, все-таки существует какая-то разница.

Чтобы оправдать свои грешные мысли, я подумал, что если она хотела сообщить мне что-то важное, то можно было бы и позвонить. Я пошарил вокруг себя в поисках телефонной трубки. Напрасно. Она валялась в углу комнаты.

А в этом виноват Кемп. Он меня разозлил, и я отыгрался на своем несчастном телефоне, которому не пошел на пользу удар об стену. Начало девяностых ознаменовало окончание эпохи старых добрых телефонных аппаратов с большими дисками, на которые можно было в сердцах швырнуть трубку без особых последствий. Чертовы современные технологии.

Наталия все время издевалась над моими неискоренимыми воспоминаниями юности. Когда мы жили вместе, она ругала меня за пристрастие к японским мангам и бесконечным старым сериалам. Она обожала упрекать меня в том, что я никак не повзрослею, особенно если я проводил все выходные у телевизора, неотрывно наблюдая за подвигами героев моего детства.

Я не мог не признать, что она была в чем-то права. Действительно, когда-нибудь мне придется сходить к психиатру.

Отогнав эту мысль к прочим благим намерениям, которые я никогда не осуществлю, я подвел первый итог наступившего дня. С самого начала он сулил одни неприятности. Телефона у меня больше не было, а «Кукарача» уже всерьез действовала мне на нервы. Я надеялся, что Лола устанет раньше меня, но она продолжала упорствовать в желании проникнуть в мою квартиру.

Я вскочил одним прыжком, с твердым намерением положить конец этому гвалту, оторвав проводы от звонка.

Вероятно, я оказался слишком самоуверенным. Стоило мне поставить ноги на пол, как стены закружились вокруг меня. Под ковром навстречу мне словно бы прокатилась гигантская волна. Я ухватился за штору, чтобы не упасть, и в глаза мне ударил яркий свет. Ослепленный сиянием дня, я зашатался и рухнул на пол, свернувшись в позе зародыша.

Сомнений уже не оставалось: я стал жертвой такого чудовищного явления, как завихрение времени. Я видел нечто подобное в фильме «Звездный путь». Следуя рекомендациям доктора Спока, капитан Керк справился с этим, смастерив маленький телепортатор, скрытый в потайном кармане его обтягивающего комбинезона.

Поскольку у меня под рукой не было ничего подобного, я дополз до ночного столика, открыл ящик и схватил косяк, заранее скрученный умелыми руками Дмитрия.

К счастью, зажигалка тоже лежала в ящике. Ценой неимоверных усилий я донес ее до рта и нажал на колесико. Соприкоснувшись с огоньком, бумага затрещала, потом комната наполнилась ободряющим запахом конопли. Я глубоко затянулся и понял, что жизнь налаживается.

Резкое проникновение наркотика в мозг пробудило нервные окончания, утратившие всякую чувствительность под влиянием алкоголя, и ко мне понемногу стала возвращаться ясность ума. Верчение стен прекратилось. Интенсивность света уменьшилась, чего нельзя сказать о головной боли. Тем не менее я ощутил в себе готовность к встрече с неприятелем.

Зажав чудодейственную сигарету между большим и указательным пальцами, я прошаркал через гостиную. На полпути я сделал еще одну затяжку, чтобы придать себе мужества, потом еще одну, на сей раз просто для удовольствия. И наконец, я ринулся к входной двери, выставив плечи, словно спринтер, рвущий финишную ленточку.

Испытывая определенную гордость за то, что мне удалось одолеть временной вихрь, я открыл дверь, растянув губы в самую сияющую улыбку. «Кукарача» тут же смокла.

И именно в этот момент я понял, какую совершил глупость.

— О, черт! — выдохнул я, не выпуская окурок изо рта.

Передо мной стояла совершенно незнакомая женщина. Я молниеносно прокрутил в голове всех девушек, с которыми кадрился после разрыва с Наталией, потом тех, с которыми имел дело во время своей непродолжительной карьеры соблазнителя, и, наконец, тех, совсем уж немногочисленных, с которыми я просто спал, не спрашивая, как их зовут.

Эту я точно никогда не видел. Или, что еще хуже, я ее не помнил.

— Здравствуйте, это вы — Алекс Кантор? — спросила она, не сводя глаз с моего бычка.

Ее взгляд медленно описал дугу, потом спустился вдоль моего торса и задержался на весьма интимных частях моего тела. Только тут я сообразил, что одет лишь в трусы. Мне не требовалось смотреться в зеркало, чтобы представить собственные опухшие глаза и блестящие от геля волосы, не говоря уж об исходившей от меня вони перегара. Чудное состояние для первого знакомства.

— Ну, да...

Черт бы тебя побрал, Алекс, ты всегда найдешь умный ответ в нужный момент.

— Я сотрудница уголовного розыска. Мне надо с вами поговорить.

Эта женщина обладала настоящим талантом сразу переходить к сути дела. Я, словно бы невзначай, сунул косяк за спину. Одновременно я пытался припомнить, чем из сделанного мной за прошлую ночь я мог заслужить подобное посещение.

В голову не приходило ничего, кроме царапин, оставленных на машине фотографа, и небольшой, не имевшей последствий ссоры с каким-то пьянчугой. Честно говоря, память отказывалась воскрешать некоторые события, особенно произошедшие между тремя и шестью часами утра.

— Что касается царапин на внедорожнике, я вам объясню. Этот кретин их действительно заслужил.

— Я пришла сюда не для того, чтобы обсуждать царапины, господин Кантор. Я могу войти?

Что-то не складывалось. Я решил потянуть время, чтобы немного прийти в себя. В памяти всплыли кадры, снятые в Киншасе: Мухаммед Али, еле стоящий на ногах после четырех с половиной раундов бойни, учиненной над ним Джорджем Форманом, еле добирается до своего угла, а потом чудесным образом выпрямляется и бросается в пятую схватку. Если Али сумел сделать такое (хотя в тот момент он находился в куда менее опасной ситуации, чем я сейчас), то и я смогу.

Быстро привести себя в порядок, подобрать нужный одеколон, надеть чистые джинсы — и я снова буду способен преодолеть любые трудности.

— Вы дадите мне пару минут? — спросил я. — Садитесь вот тут, на диване. Я сейчас вернусь.

— Конечно. Не торопитесь.

Через десять минут, приняв душ и одевшись, я вернулся. Фруктовые нотки последнего аромата от Дольче и Габбана придавали мне уверенности. Я чувствовал себя обновленным, готовым к борьбе.

Инспекторша спокойно ждала меня, сидя на диване. Она листала журнал, посвященный Наталии. Когда я вошел, она положила его на низенький столик, сделав вид, будто не замечает готовых к употреблению косяков, которые я даже не потрудился убрать.

Помимо того что в отношении друзей Дмитрий проявлял услужливость и не заламывал цен, он был еще и остроумным дилером. Одним из величайших наслаждений для него было раскладывать самокрутки в пакетики из-под сигарет, не сняв с них разные предупредительные надписи. В удачные недели я мог рассчитывать на простое «Курение убивает». В прочее время, в зависимости от его настроения, Дмитрий подсовывал мне то «Курение наносит серьезный вред здоровью вашего окружения» , то пошлое «Курение приводит к импотенции».

В любом случае, после того как Наталия меня бросила, мое окружение сократилось, как шагреневая кожа, да и перспектива потери мужских способностей меня не пугала, уже не пугала.

Я протянул инспекторше чашку с кофе, потом подтащил стул и уселся напротив нее:

— Чем могу быть вам полезен?

— Прошу прощения, что потревожила вас во время отдыха, — начала она, и в ее голосе не прозвучало ни малейшей иронии. — Я пришла, чтобы сообщить вам грустную новость, господин Кантор.

— Бертена застрелили? — спросил я с улыбкой, испытывая определенную гордость за свою находчивость.

Ну конечно, она никогда не слышала о Сэмюэле Бертене. Моя шуточка ее совершенно не рассмешила. Я попытался объясниться:

— Вам трудно понять. Я имел в виду одного приятеля с мазохистскими наклонностями.

— Ваши знакомые меня не интересуют, — ответила она холодно. — Нет, речь не о нем. Я пришла, чтобы сообщить вам о смерти Наталии Велит.

На мгновение я застыл с разинутым ртом и выпученными глазами. Когда я, наконец, смог реагировать, ничего умного мне в голову не пришло.

— Наталия умерла? Вы шутите?

Судя по виду инспекторши, это была не шутка. Она покачала головой:

— К сожалению, нет. Как это ни прискорбно, я должна сообщить вам, что мадемуазель Велит сегодня утром нашли мертвой в собственной квартире.

Меня словно по голове ударило. Последние воспоминания о спиртном и конопле улетучились в одно мгновение.

Я никогда ни на одну минуту не мог представить себе, что Наталия может умереть. Тот простой факт, что ее лицо еженедельно появлялось на глянцевых страницах, делал ее бессмертной в моих глазах. Она была такой же, как супергерои комиксов — нестареющей и непобедимой.

Наталия не могла умереть. Я категорически отметал саму мысль об этом.

— Вы, наверное, ошибаетесь. Я видел ее прошлой ночью, мне показалось, что она в отличной форме. Вы нашли в ее квартире труп и решили, что это она. Я хорошо знаю Наталию. Она любит подразнить людей. Она вдруг возьмет и появится как ни в чем не бывало, губки бантиком. Это удивительная девушка. Она...

— Господин Кантор, — сказала инспекторша, ставя чашку на столик, — я понимаю, что вам трудно осознать эту новость, но ваша бывшая подруга действительно умерла. Ее агент опознал тело. Нет никаких сомнений, что это именно она.

Я почувствовал, как по моим щекам покатились слезы. Удар был слишком тяжелым. Последний раз я плакал, когда мне было пять лет, а потом решил, что больше ни одно горе не сравнится с тем, которое я тогда пережил. И я просто исключил слезы из арсенала своих эмоций. Даже когда Наталия бросила меня, я не сумел показать ей, насколько это для меня горько. Впрочем, она постоянно упрекала меня в безразличии. Она говорила, что я холодный и бесчувственный, что моего эгоизма ничем не прошибешь.

Я не сердился на нее за это. Она ничего не знала о моем детстве.

Я думал, что за двадцать пять лет воздержания мои слезные железы полностью высохли. Создавалось впечатление, будто эмоции, накопившиеся за это время, внезапно хлынули через край.

Я даже немного обрадовался, что смог так расслабиться.

Инспекторша казалась смущенной. Она отвела глаза и терпеливо ждала, чтобы я успокоился.

— Как она умерла? — спросил я между всхлипами.

— Мы еще не уверены, но, судя по всему, она была убита.

Я не сразу отреагировал. Я прокрутил в голове все слова этой фразы и в конце концов вычленил нужное. В моем мозгу вспыхнули огромные, мигающие неоновые буквы: «убита».

— Ее кто-то убил? — перевел я, стремясь убедиться, что все понял правильно.

Следовательница кивнула. Я начинал понимать причину ее прихода. Она приехала не просто для того, чтобы сообщить мне о смерти Наталии. Многолетний опыт просмотра теледетективов подсказывал кое-что другое.

Инспектор Коломбо не тратит времени на распивание чаев с семьей жертвы. Он не делает ничего бесполезного. Он — сторонник рационального планирования и жесткого руководства персоналом.

Если уж инспектор удосуживается выйти из своего кабинета, то только для того, чтобы допросить потенциального подозреваемого и, как бы между прочим, вырвать у него признание. Его добродушная внешность обманчива, так же обманчива, как светлые глаза этой хорошенькой следовательницы.

Да, дело принимало скверный оборот.

— Вы задержали убийцу?

— Еще нет. У нас есть несколько предположений, но пока ничего конкретного.

— Наверное, это грабитель. Что у нее украли?

— Ничего. Убийца вошел через дверь. Либо у него был ключ, либо Наталия сама открыла ему.

— А это означает, что она его знала, — закончил я. — Должен ли я сделать из этого вывод, что вы подозреваете всех ее знакомых?

— Пока что да. Мы не исключаем ни одного следа.

— Не ходите вокруг да около, задавайте вопросы.

— Хорошо, господин Кантор...

— Алекс. Называйте меня просто Алекс.

— Отлично, господин Кантор. Где вы были вчера вечером и что делали ночью?

Ее первоначальная любезность сменилась плохо скрываемой враждебностью. Я не мог на нее за это обижаться. Она делала свое дело. Даже если я был ей симпатичен, в чем я уже начинал сомневаться, она должна была сохранять объективность.

Я настроился на сотрудничество и откровенность, надеясь, что эти добрые намерения сыграют мне на руку в ходе расследования.

— Мы открыли новую экспозицию в галерее, которой я занимаюсь, потом отправились отметить это в «Инферно». Наталия тоже была там, но поговорить с ней мне не удалось. Примерно в два часа я оттуда ушел.

— А потом? Вы вернулись домой?

— В каком-то смысле. По дороге я задержался в баре, или в двух барах, и немного выпил. Сюда я добрался где-то около половины седьмого.

— Кто-нибудь сможет подтвердить ваши слова?

— Моя сотрудница Лола находилась вместе со мной в «Инферно». Я ушел раньше, чем она. Что касается дальнейшего, боюсь, вам никто не поможет. Я не имею привычки просить телефоны у всех, с кем пью.

— Очень жаль... А что вы делали, вернувшись домой?

— Я был совершенно вымотан. Я лег.

— Но перед этим вы ведь говорили с кем-то по телефону, не так ли?

Тут я понял, почему инспекторша уже явилась ко мне. «Кто-то» назвал ей мое имя. Кемп, чертов гад!

— Вы звонили господину Кемпу, верно?

— Да, верно. Я только вошел и тут увидел эту фотографию Наталии, — сказал я, показывая на журнал. — Я завелся, потому что слишком много выпил. Это было глупо с моей стороны.

— Насколько я поняла, ваши отношения с Наталией складывались не лучшим образом. Господин Кемп сказал мне, что вы хотели во что бы то ни стало получить ее новый номер телефона.

— Я просто хотел поговорить с ней. С того момента, как мы расстались, я ничего не знал о ней. Кемп отказался дать мне номер.

— Вы пошли к ней, господин Кантор?

— Конечно нет!

— Вы уверены? Вы были пьяны, как сами сказали. Вы уже не понимали, что делаете. Вы пошли повидаться с ней, а там вас понесло. В таком случае у вас будут смягчающие обстоятельства. Но вы должны все рассказать мне.

— Это полный бред! Что еще вы придумаете?

— Я ничего не придумываю. Я просто пытаюсь понять, что произошло прошлой ночью. По словам господина Кемпа, вы грозились пойти к жертве.

— Это была пустая угроза. Она оставила меня два месяца назад. Если бы я хотел высадить ее дверь, я бы сделал это уже давно.

Эти слова, судя по всему, возымели свое действие. Я произнес их с самым искренним выражением, во всяком случае, я на это надеялся. К тому же я не был похож на убийцу. Я чему-то учился, я помнил наизусть номер серии (а это как-никак тринадцать цифр!) варианта «Ночи» Жака Монори, выставленного на продажу в галерее, да и по истории бокса мне не было равных.

Подумав, я заменил последний аргумент на другой: убийцы не пользуются одеколонами от Дольче и Габбана, вот так. Действенно и неопровержимо.

Я уже собирался поделиться этими соображениями личного порядка с инспекторшей, но тут она поднялась:

— Я ухожу, господин Кантор. Благодарю вас за сотрудничество.

— Полагаю, мне надо связаться с вами, если я что-то вспомню?

— Вы смотрите слишком много американских фильмов. У нас так дела не делаются. Давайте договоримся, что это я вам позвоню, если мне надо будет проверить информацию. Идет?

Что я мог ответить? Я молча пожал ей руку и посмотрел, как она спускается по лестнице. Определенно, классная деваха. Дивная попка, подчеркнутая немного тесноватыми джинсами.

Тут я сообразил, что даже не знаю ее имени.




10


Уже после того, как инспекторша скрылась из виду, я какое-то время постоял на лестничной площадке. До меня только сейчас стало доходить, что Наталия умерла.

Когда она ушла от меня, я большую часть времени лежал на кровати, с косяком под рукой, и пытался понять, что именно привязывало меня к ней.

Главный вопрос был очень прост: действительно ли я любил Наталию или же просто находился в плену у привычки, простой привычки к ее запаху или к ощущениям, испытываемым при прикосновении к ее коже? В первом случае мне следовало бы реагировать и пытаться вернуть ее; во втором — решительно перевернуть страницу.

Будучи не в состоянии принять какое-то решение, я придумал длинный список вспомогательных вопросов, почерпнутых, по большей части, из дамских журналов. Вопросы варьировались от «Какие ассоциации вызывает у вас ее имя?» (закат на пляже в Довилле, картина Леонор Фини, платье от Джона Гальяно, с пышными оборками и кружевами) до «Если вы увидите похожую на нее женщину, что вы подумаете:

A. Она могла бы быть хорошенькой, не будь на ней этой шапки и мешковатых штанов (срочно отправить одеваться в «Зара»).

Б. Не стоит упускать такую возможность. Я скажу ей, как она прелестна и даже больше, если получится (исключено).

B. Эта женщина напрасно подражает стилю моей возлюбленной, она ей в подметки не годится (полный отстой: если ваше избранница — топ-модель, такое можно сказать о большинстве женщин).

Г. Я даже не смотрю на нее, мои мысли целиком заняты предметом моей страсти» (мой любимый ответ).

Поскольку список вопросов оказался бесконечным (или почти бесконечным), я перешел от отдельных листков к школьной тетрадке в твердой обложке. Я заполнял своим нервным почерком страницу за страницей, не соблюдая полей. Потом, с помощью Лолы, всегда готовой доказывать, что любовь приносит неприятности, я составил хитрую таблицу. Мы присвоили каждому вопросу определенное число баллов, сумма которых должна была показать, насколько искренне я привязан к Наталии.

Каждые полчаса я хватал тетрадку и проходил тест. Но как бы я ни мухлевал, занижая степень моей любви к ней или меняя шкалу оценок, результат неизменно оказывался одним и тем же: я был действительно влюблен.

Конечно, мой вопросник не помог мне ни решить стоявшую передо мной дилемму, ни даже приглушить боль от разрыва, но, по крайней мере, он отвлекал меня. Это домашнее лечение оказалось эффективным, потому что я сумел пережить расставание с Наталией. Ей повезло меньше.

И вдруг я осознал все значение этой банальной фразы. Я больше никогда не увижу ту, которую любил больше всех на свете. Я больше не почувствую запах ее возбужденного тела, вкус ее пота после любовных объятий. Моя рука больше никогда не прикоснется к ее нежной коже.

Боль снова обрушилась на меня, и с такой силой, что я упал на пол, возле дивана. Прижавшись лицом к фотографии Наталии, я долго лежал без движения, содрогаясь от рыданий. У меня больше не оставалось сомнений в том, что мои слезные железы функционируют нормально.

Потом изнеможение уступило место протесту. Меня охватила дикая жажда мести. Это чувство было мне хорошо знакомо. Оно не оставляло меня ни на одну секунду за последние двадцать пять лет.

Изо дня в день я жил с этой, глубоко укоренившейся во мне ненавистью. Я научился подавлять ее. Я знал, как сдержать ее, чтобы потом она вырвалась наружу бурным потоком. Когда настанет время, мне не потребуется обрушивать на противника град боковых ударов, достаточно будет одного-единственного, прямого.

В данный момент требовалось хорошенько поразмыслить. Я постарался глубоко дышать и постепенно успокоился. Я оторвал обложку журнала, посвященного Наталии, сложил ее вчетверо и сунул в карман джинсов.

Когда я найду сделавшего это мерзавца, я покажу ему фотографию, но только после того, как разобью ему рожу и раздроблю колени бейсбольной битой. Я пощажу только его глаза, чтобы он умер, глядя на безупречные черты женщины, которую я так любил.

Я решил, что мне надо пройтись, чтобы расслабиться. Я взял куртку и направился к галерее. Мне нужно было поговорить с Лолой. Она могла дать хороший совет по части мести. Я убедился в этом за время нашей короткой связи, и воспоминания еще не остыли.

Лола отличалась хитростью и изобретательностью. Ей нравилось причинять страдания ближнему, и к этому делу она подходила всерьез. Да, более порочного существа среди моих знакомых не было.

Уж она-то сообразит, с чего начать.




11


Когда я вошел в галерею, Лола показывала экспозицию какому-то посетителю. Она приветствовала меня почти незаметным жестом и вопросительным взглядом. Она не знала, что случилось ночью, и удивлялась, почему я пришел так поздно. Я, не останавливаясь, прошел мимо нее прямо в свой кабинет. Несмотря на наше плачевное финансовое положение, работать мне не хотелось.

У меня затеплилась надежда, что этот человек проявит хоть капельку здравого смысла и убежит, так ничего и не купив. Вкладывать деньги в скульптуры Бертена — скорее всего, дело дохлое. Сам я ни за что на свете не пожелал бы иметь что-либо подобное у себя в квартире.

В приступе человеколюбия я чуть было не бросился к нему, чтобы удержать от прискорбной ошибки, которую он собирался совершить. Однако лень возобладала над побуждением проявить порядочность. Не найдя в себе силы покинуть уютное, мягкое кожаное кресло, я так и остался сидеть.

Мой взгляд блуждал по комнате, пока не наткнулся на портрет молодого итальянского аристократа, висевший на стене сбоку. Вдруг я вспомнил, что в столе у меня спрятан «магнум». Я открыл ящик и взял револьвер. С другой стороны прозрачной перегородки Лола вместе со своим клиентом погрузилась в изучение скульптуры. Они не обращали на меня ни малейшего внимания. Следовательно, я мог развлекаться со своей новой игрушкой, не рискуя никого перепугать.

Несколько секунд я взвешивал револьвер в руке, потом, не раздумывая, сунул его за пояс. Я всегда мечтал сделать это. Прикосновение ледяной стали к коже вызвало в памяти старые фильмы. Оружие у меня было, не хватало главного: соответствующей мины. Я колебался между грозным взглядом Мела Гибсона и свирепым оскалом инспектора Гарри. В конце концов, я предпочел им обоим Такеси Китано в «Королевской битве», фильме, где он заставляет целый класс японских лицеистов перестрелять друг друга, а сам в это время уписывает за обе щеки печенье.

Поскольку в пределах моей досягаемости не было ни печенья, ни японских лицеистов, мне пришлось напрячь воображение, чтобы полностью слиться со своим персонажем. Я закрыл глаза и сделал медленный вдох. Когда я снова открыл глаза, на моем лице играла странная вымученная улыбка Китано, и я был готов уничтожать врагов без малейших сожалений.

Повинуясь инстинкту, я вытащил несколько патронов из коробочки с боеприпасами и вложил их в магазин револьвера. Это оказалось по-детски легким делом. Я спустил предохранитель и дослал патрон в ствол.

Отличная мысль пришла в голову Бертену — оставить мне револьвер. В нужный момент я сумею им воспользоваться.

Пока что следовало как можно скорее спрятать «магнум». Я подошел к картине и повернул ее. Идею прятать сейф за картиной нельзя было назвать гениальной, но я надеялся, что дверь из бронированного плексигласа отпугнет потенциальных грабителей. Кроме того, мне нравилось, что я могу использовать то единственное, что осталось мне на память от матери, для маскировки своего тайника.

Я набрал код, приоткрыл дверцу сейфа и положил туда револьвер, потом привел все в прежний вид. Тонкое породистое лицо юного аристократа снова смотрело на меня. Я ничего не знал об этой картине. Моя мать купила ее незадолго до смерти. Больше мне ничего не было известно. Тем не менее я глубоко любил этот портрет, от которого исходила удивительная жизненная сила. Молодому человеку удалось пережить века без видимых потерь. Время нисколько не охладило его пыла. Его нарисовали около четырехсот лет назад, а он все так же горделиво выставлял напоказ свой аристократизм.

Внезапный стук в плексигласовую дверь заставил меня подскочить.

— Алекс, к тебе можно? — спросила Лола.

— Конечно, заходите.

Лола жестом предложила своему клиенту, мужчине лет шестидесяти, пройти в дверь первым. Зайдя, она указала ему на ближайший стул. Мужчина улыбнулся в знак благодарности и сел напротив меня. Повернувшись к Лоле, он ждал, пока она представит нас друг другу.

— Это Алекс Кантор, директор галереи, — сказала она, указывая на меня. — Господина Д\'Изолу интересует ряд работ Сэмюэля Бертена. Он хотел бы узнать о ценах.

— И обсудить их, разумеется... Вы ведь делаете скидки при покупке нескольких работ?

Мужчина изъяснялся на безупречном французском, его интонации были настолько точными, что я не мог опознать его акцент. Наверное, в детстве он учился в Швейцарии, в частной школе для мальчиков из богатых семей. Тщательно ухоженные ногти, волосы, уложенные пышной шелковистой волной, и соответствующий бумажник (во всяком случае, я на это надеялся). Явно уроженец Испании или Италии, но определить конкретнее мне не удавалось.

Отличный покрой костюма послужил аргументом в пользу второй гипотезы. Такую одежду шьют специально, чтобы скрыть несколько лишних килограммов, не придавая человеку сходства с затянутой в корсет героиней елизаветинского романа.

— Прежде всего, я стремлюсь удовлетворить просвещенных любителей. Нет большего счастья для галериста, чем поделиться с другими своими ощущениями и предпочтениями. В случае с Сэмом вы застрахованы от любого риска. Его работы уже находятся у самых известных коллекционеров. И это — всего лишь начало. Эта первая крупная ретроспективная выставка позволит ему выйти на новые рубежи. Через пять лет его скульптуры будут стоить в десять раз больше, чем сегодня.

Я механически произнес привычные слова. Но, несмотря на все благие намерения, одного взгляда в сторону выставленных произведений мне хватило, чтобы утратить всякую убедительность. Голос звучал так фальшиво, что мне почти стало стыдно.

А как Бертену-то не стыдно предлагать на продажу эти скверные карикатуры на искусство? Любой человек, обладающий хоть граммом здравого смысла, мог понять, что талантом тут и не пахнет. Сэм не имел ничего общего с творцом. При самой большой снисходительности, его можно было бы счесть подражателем. Что до меня, я склонялся к такой характеристике, как «ничтожество».

Короче говоря, Бертен был чемпионом мира по смешиванию художественных коктейлей. Он не боялся сочетать несочетаемое. Немного от Уорхола, капелька от Раушенберга, чуточка от Баскиа — на потребу моде, намек на Софи Каль, чтобы внести в свою работу хоть нотку теоретической оправданности: Сэм без стеснения прикрывался именами, чаще всего встречавшимися в журналах по искусству. Однако даже в качестве плагиатора он оставался ничтожеством. Он не сумел до конца отрешиться от поп-арта, ничего не понял в повествовательном изображении, а в последнее время усердно принялся уродовать арте повера.[1 - Арте повера (ит. arte povera — бедное искусство) — направление, официально оформившееся в итальянском искусстве (в Турине) в конце 60-х — начале 70-х гг. и получившее достаточно широкое распространение в других странах Европы, хотя артефакты, аналогичные по духу арте повера, появлялись в европейском искусстве и ранее (например, работы немецкой художницы Евы Гессе или грека Власио Капиариса и др.). В основе его лежит создание объектов и инсталляций из простых предметов обыденной жизни, подобранных на свалках — мешков, веревок, поношенной одежды и обуви, элементарных предметов домашней утвари, земли, песка, угля, старых тряпок, кожи, резины и т. п. (Прим. перев.).]

Этого типа можно было назвать ходячей катастрофой — самым страшным, что случилось с искусством после неразумной страсти, которую один из наших бывших президентов испытывал к некоему Вазарели. Я вдруг пожалел о том, что не дал Лоле продырявить его шкуру настоящими пулями. Я мог бы сжечь его труп вместе со всеми этими, не подлежащими продаже отбросами.

Лола, стоявшая позади клиента, воздела глаза к небу, уже готовясь проводить его к дверям. Однако мужчина словно бы не понял иронию, содержавшуюся в моих словах, и указал на гигантского идола, сварганенного из спрессованных старых консервных банок пива «Кэмпбелл». Это произведение имело около двух метров в высоту и стояло на стальном постаменте, весившем почти тонну. Чтобы установить его, требовалась команда из пяти человек и подъемный кран.

Тем больше мне хотелось, чтобы оно поскорее перестало загораживать целый угол галереи. Когда я садился за стол в кабинете, эта мерзкая куча ржавого металла уменьшала мне возможности обзора чуть не наполовину. Она разве что не снилась мне в кошмарах. Ради того, чтобы она исчезла, я был готов на все, даже на то, чтобы лично разрубить ее на мелкие кусочки. Поэтому вопрос собеседника прозвучал для меня сладкой музыкой:

— И сколько стоит эта скульптура?

— Сейчас взгляну в каталоге, — ответил я, листая альбом, каждая следующая страница которого была еще страшнее предыдущей.

Судя по всему, Лолин клиент отличался очень скверным вкусом. Выбранное произведение находилось на предпоследней странице. Я подумал, что у меня не будет другой возможности продать его. Тем не менее я назвал сумму, на четверть превосходившую указанную в каталоге.

В конце концов, следовало проявить последовательность: если уж появился человек, способный, в слепоте своей, захотеть купить скульптуру Бертена, надо содрать с него как можно больше денег.

— Отлично, я беру ее, — к моему великому удивлению, произнес он. — Думаю, вы не будете возражать против того, чтобы я присовокупил к моей небольшой личной коллекции и этого маленького идола, стоящего на дальнем столике. Как он называется?

— «Матери всех католических очагов, соединяйтесь!»

— Простите?

— Это название: «Матери всех католических очагов, соединяйтесь!». Бертен сделал его из обломков старого телевизора, который своими руками сбросил с крыши здания Си-эн-эн в Нью-Йорке. Замечу, кстати, что это творение стоило ему двух суток под арестом. В цену работы входит сумма залога, который ему пришлось заплатить, чтобы выйти на свободу. Конечно, если вы это купите, можете окрестить его заново и называть по-другому. Сэм весьма уступчив в том, что касается названий.

— Двадцать тысяч евро за обе вещи вас устроит?

— Отлично... — пролепетал я, пораженный тем, что жалкие художественные способности Бертена могут спровоцировать такую расточительность.

— Можно ли рассчитывать на доставку в течение месяца? Я живу в Риме.

— Нет проблем. Я лично займусь всем, начиная с демонтажа тотема. Поверьте, мне это доставит удовольствие.

— Завтра же с вами свяжется моя помощница. Деньги будут переведены еще до конца недели.

Мужчина встал и надел пальто. Он протянул мне свою визитную карточку, и я сунул ее прямиком во внутренний карман куртки, даже не взглянув. Я постарался не очень сильно стискивать руку, которой предстояло подписать поручение о денежном переводе.

— И последнее, господин Кантор. Мне хотелось бы, чтобы вы лично занялись доставкой. Вы смогли бы дать мне советы по размещению работ. А я воспользуюсь этим и покажу вам свою коллекцию.

— С огромным удовольствием. Я уже давно мечтаю ненадолго заехать в Рим. Я не был в Италии с самого детства. Это пойдет мне на пользу.

— Прекрасно. До свидания.

— До скорого, надеюсь. Когда снова окажетесь в Париже, заходите к нам. Мы любим таких клиентов, как вы.

Услышав мою последнюю реплику, Лола побелела. Она провела пальцем по шее в области сонной артерии, давая мне понять, какая участь ожидает меня, если мои бесконечные провокации сорвут продажу.

Лола могла шутить по любому поводу, кроме денег. Обычно она вела себя довольно весело и беззаботно, но этот клиент представлял собой гарантию того, что в течение еще нескольких месяцев мы сможем не закрывать галерею. Будучи весьма небрежным руководителем, я уже несколько раз чуть было не пустил все предприятие ко дну. Я чувствовал, что нервы у Лолы на пределе.

Но я ничего не мог с собой поделать: Бертен стимулировал всплески моего сарказма.

К счастью для моего горла, мужчина довольствовался тем, что покачал головой и поправил воротник пальто. Уже дойдя до двери кабинета, он передумал и пошел к портрету молодого аристократа.

— Римская школа, начало семнадцатого века. Мастерская Джентилески, а может быть, и Караваджо, кто знает? Отличная сохранность, тончайшее проникновение в психологию. Великолепное произведение. Сколько?

— Что, простите?

— Это я тоже возьму. Сколько?

Я покачал головой:

— Извините, но эта картина не продается.

— Пятнадцать тысяч.

— Повторяю вам, эта картина — моя личная собственность. Я не хочу расставаться с ней. Речь идет о семейной реликвии.

— Тридцать тысяч евро. Столько вам никто не предложит.

— Боюсь, вы меня не поняли. Я вовсе не пытаюсь набить цену. Я не продам вам этот портрет. Это не обсуждается.

Мужчина заметно расстроился. Казалось, мой отказ даже оскорбил его.

— У вас есть моя карточка. Обдумайте еще раз мое предложение. Я собираю произведения итальянского искусства семнадцатого века. Если хотите, когда привезете мне работы господина Бертена, я покажу вам свою небольшую сокровищницу. Это убедит вас в искренности моего предложения. Может быть, вы измените точку зрения?

— Посмотрю с удовольствием, но мнение изменю вряд ли.

На сей раз покупатель ретировался. Не успела за ним закрыться дверь, как Лола набросилась на меня:

— Ну, ты и кретин! Ты чуть было не пустил все псу под хвост! Ты — ноль без палочки! Зачем я только связалась с таким идиотом...

— Но он же в конце концов купил, да?

— Подожди, пусть действительно переведет деньги. Мне пришлось его сорок пять минут обрабатывать, прежде чем ты соизволил появиться. Я все утро пыталась тебе дозвониться. Ты что, не можешь относиться к работе серьезно? Где ты был?

— Наталия умерла.

— Алекс, с меня довольно твоего дебильного юмора.

— Ее убили. Ко мне сегодня приходила девица из полиции. Она расспрашивала меня о том, что я делал ночью. Судя по всему, мое имя — первое в списке подозреваемых.

Лола явно пришла в замешательство. Перед ней стоял либо лучший шутник в мире, либо человек, с чьими нервами можно было выставить Ивана Лендла величайшим шутом за всю историю тенниса.

— Но там, в «Инферно», с этим жирным мужиком, который ее все время лапал, она выглядела вполне живой.

— А утром Кемп нашел ее совершенно мертвой в ее собственной квартире. Благодаря его любезному сотрудничеству, полиция подозревает, что я отомстил ей за разрыв.

— Зачем ему подкидывать им такую идею?

Я предпочел не вдаваться в подробности. Поэтому я просто пожал плечами и уставился куда-то в потолок.

— Алекс, ты похож на мальчишку, который здорово набедокурил. Ты мне не все рассказал. Я права?

— Ну, может быть, одну подробность я и пропустил...

— Алекс! — взревела Лола.

Дальше скрывать от нее правду становилось трудно. Теперь я в полной мере осознал всю глупость предрассветного утреннего звонка Кемпу.

— Когда я на рассвете вернулся домой, то позвонил Кемпу и спросил телефон Наталии. Он, конечно, мне его не дал. Я пригрозил ему, что пойду к Наталии, чтобы объясниться. Я говорил не серьезно, а просто хотел его немножко припугнуть. Я вообще был слишком пьян, чтобы куда-то идти.

Лола выглядела огорченной.

— А ты не мог держаться в стороне? Ну, выцыганил бы ты у него номер Наталии, и что бы это тебе дало? Ты думаешь, она согласилась бы поговорить с тобой? Вернись на землю, Алекс: она об тебя ноги вытерла. Даже я не посмела бы так с тобой обойтись.

Как правило, образный язык Лолы вызывал у меня улыбку. Однако из сравнения с вульгарным половиком нельзя было извлечь ничего приятного. Я чуть было снова не разрыдался, как девчонка.

Да, Лола была несравненным психологом. Если бы потребовалось убедить человека, переживающего депрессию, прыгнуть с Эйфелевой башни, она бы не подвела.

— А тебе не кажется, что я и так чувствую себя достаточно униженным?

— Извини, я немножко переборщила, — признала она. — Я не понимаю, почему эта девка так тебя занимает, вот и все. Лицо с кулачок на ногах длиной метр пятнадцать плюс здоровенные отвислые сиськи и волосы как пакля... К тому же блондинка! Мало же тебе надо! Не рассчитывай, что я буду оплакивать эту чувиху.

Я и не сомневался, что Лола не будет долго скорбеть. Она никогда не выносила Наталию. Каждый раз, когда я сводил их вместе, они обязательно высказывали все гадости, которые думали друг о друге.

По мнению Лолы, Наталия была всего лишь безмозглой шлюхой, годной только на то, чтобы вышагивать по подиуму и стоять перед объективом без тени мысли в голове.

По мнению Наталии, в моей помощнице и бывшей любовнице сочетались два главных порока: она не поддавалась контролю (совершенная правда) и постоянно стремилась возбуждать меня майками с глубокими вырезами и брюками с очень, очень сильно заниженной талией (тоже правда, но я со своей стороны не видел в этом ничего предосудительного).

Короче говоря, и Лола, и Наталия ревновали меня друг к другу, а я, как настоящий эмир, управляющий своим гаремом с высот безупречной мужественности, довольствовался тем, что вел счет их сражениям, не вмешиваясь в них. Впрочем, с течением времени оказалось, что позиция наблюдателя совершенно невыносима, и я, в конце концов, запретил Наталии появляться в галерее, когда там находилась Лола.

В день памятной фотосессии Лола отдыхала на Ибице в обществе некоего оптового торговца, которого подцепила в отделе замороженных продуктов в супермаркете. Если память мне не изменяла, она выставила его на следующий день после возвращения во Францию. Милая Лола.

— Лола, я не прошу тебя изображать плакальщицу на ее могиле. Я просто пытаюсь сказать тебе, что полиция подозревает меня и что эта инспекторша не собирается оставлять меня в покое. Я должен доказать ей свою невиновность.

— С другой стороны, кто мог сердиться на Наталию настолько, чтобы убить ее? Если не считать десятков девушек, которых она обошла, и тысяч мужчин, чьи сексуальные домогательства она отвергла — только ее бывший дружок. Ты его знаешь, ну, тот самый, которого она вдруг бросила и прервала с ним всяческие отношения. Будь я на его месте, я бы на нее жутко обиделась, а ты?

— Лола, мне нужна твоя помощь... — взмолился я.

— Если хочешь, могу обеспечить тебе алиби... Тебе надо просто сделать вид, что мы провели ночь вместе. Мой журналистик ничего не скажет. Вряд ли ему хочется, чтобы жена узнала о его подвигах.

— Да брось... Все видели, как вы вчера вечером целовались. Вы не давали повода усомниться в ваших намерениях. Но тем не менее спасибо.

— Что тогда я могу для тебя сделать?

— Я хотел бы узнать побольше о типе, с которым Наталия была вчера в «Инферно».

— Жирный боров, который ее лапал? Отвратный.

— Может, попробуешь задать пару вопросов Сержу? Мне-то он ничего не скажет, а вот против тебя, если наденешь юбочку покороче и кофточку пооткрытее, не устоит.

— А кто против меня устоит? Исключая, конечно, тебя... Заметь, теперь, когда она окончательно вышла из игры, у меня, может быть, появляется шанс.

— Еще немного в том же духе, и я начну подозревать тебя, — мрачно сказал я.

— Плохо же ты меня знаешь, милый Алекс. Если бы это сделала я, то и ее родная мать не опознала бы труп.

Самым ужасным, без сомнения, было то, что Лола вовсе не шутила.




12


Алекс Кантор вышел из галереи в восемь тридцать девять. Сара машинально занесла точное время в свой карманный компьютер. Она смотрела, как он идет к Сене, и молила Бога, чтобы он не спустился в метро.

Тонкое и деликатное искусство слежки не доставляло ей, в отличие от комиссара Лопеса, особого удовольствия. А в пространстве, ограниченном вагоном метро, это занятие превращалось в сущую пытку. Не говоря уж о том, что они знакомы с подозреваемым, и ему не составит труда мгновенно засечь ее. Иными словами, если он направится к лестнице, ведущей в подземку, все пропало. Она зря потратила вечер.

Сара всегда работала в одиночку и, следовательно, в случае затруднений не могла никому передать эстафету. Последнего напарника, которого ей навязал Лопес, она смогла вытерпеть две недели.

Если не считать нескольких бессмысленных замечаний по поводу футбольного чемпионата или повышения цен на табак, все его разговоры сводились к сплетням о членах бригады. Иногда, во время неожиданных просветлений, он с тоской рассказывал о своей несчастной жизни и морочил ей голову описаниями своих душевных терзаний.

К сожалению, ограниченным был не только интеллект коллеги Сары — ее собственное терпение тоже имело пределы. Она никого не грузила своими личными проблемами и не выносила нытья других.

Она не выдержала в разгар преследования банды налетчиков, когда коллега вдруг начал сетовать, что его детям никак не дается учеба. К этому времени Сара уже успела познакомиться со всей его семейкой и в связи с этим поразмышлять о положительных сторонах евгеники, поэтому не колебалась ни секунды.

Она остановила машину невесть где, в какой-то глуши, в вонючем пригороде, и, наставив на своего пассажира револьвер, велела ему выйти.

Добравшись через два часа до Управления уголовной полиции, тот ворвался в кабинет Лопеса и разрыдался на плече у комиссара. Последний, верный своим принципам, немедленно принял необходимые решения.

Чтобы Сара не повгоняла в депрессию всех членов бригады, одного за другим, лучше было не давать ей новую жертву. Отныне ей предстояло работать без помощников.

Кроме того, болван, позволяющий вышвырнуть себя из патрульной машины во время задания, заслуживал того, чтобы его отправили разбирать бумажки в одном из кабинетов под самой крышей, где летом температура поднималась до сорока градусов. В любом случае для ведения расследований, которые отныне собирался поручать ему Лопес, требовались уголок стола и хорошо заточенный карандаш, и не более того. Отныне бедолага специализировался на преступлениях на почве ревности, совершаемых в домах престарелых.

А свою следовательницу Лопес с тех пор оставил в покое. Но взамен Сара не могла рассчитывать на чью-либо помощь.

К счастью, Кантор сел на мотороллер. Сара с облегчением включила зажигание и в свою очередь стала лавировать среди автомобилей. Ей кое-как удалось проследить путь двухколесного средства передвижения до конечной точки, квартала, расположенного на южной окраине Парижа, возле окружной.

Издалека она увидела, как объект наблюдения свернул во двор серого жилого дома. Тогда она въехала на площадку для парковки грузовиков метрах в двадцати от входа и заглушила мотор. На улице было тихо и спокойно. Только в легковом автомобиле, припаркованном чуть дальше на противоположном тротуаре, обнималась какая-то парочка.

Со своего места Сара не могла разглядеть лиц пассажиров, но в свете фонаря, стоявшего прямо перед автомобилем, четко, как в театре теней, вырисовывались их движущиеся силуэты.

Возможность такого проникновения в частную жизнь забавляла Сару; она закурила и стала наблюдать за происходящим. Это продолжалось несколько минут, а потом водитель обернулся и заметил огонек ее сигареты. Он что-то сказал своей пассажирке, и та тоже принялась вглядываться в темноту.

Сара почувствовала себя немного виноватой в том, что нарушила покой этих людей. Ее присутствие явно смущало их. Она с сожалением оторвалась от увлекшего ее зрелища и погрузилась в чтение старой газеты, валявшейся на заднем сиденье. Новости уже давно устарели, но ее они устраивали.

Минут через десять Сара прочла все статьи, представлявшие хоть какой-то интерес. Она посмотрела на дом, в который зашел Кантор: в подобных кварталах стояли сотни подобных зданий. Совершенно безликие, одинаковые обиталища представителей среднего класса, не имеющих достаточно средств, чтобы поселиться в центре города.

Окна в квартире консьержки на первом этаже были темными. На фасаде светилось несколько окон, но в дом никто не входил и никто оттуда не выходил. В такое время жильцы отдыхали в кругу семьи после трудового дня. Только преступники и холостяки идут куда-то в то время, когда честные люди уже ложатся спать.

Сара вздохнула, отгоняя тоскливые мысли о полном отсутствии личной жизни. Еще несколько минут она смотрела на дом, а потом снова перевела взгляд на влюбленную парочку.

Они вроде бы немного успокоились. Водитель разговаривал по телефону, время от времени поворачиваясь к своей пассажирке, чтобы пересказать ей слова своего собеседника, а потом возобновлял разговор.

После того, как он отложил телефон, женщина ненадолго включила тусклую лампочку на потолке и стала рыться в бардачке. На мгновение высветился профиль сидевшего за рулем мужчины. Лет сорока, хорошо сохранившийся, с взлохмаченными волосами, в джинсовой куртке и водолазке... У малышки неплохой вкус.

Саре пришелся бы по душе такой экземпляр, пусть даже для мимолетных отношений. Встретиться в машине, разговоров не нужно, сделать, что хочется, а потом все возвращается на круги своя, включая законную супругу, которая будет получать цветы от виноватого мужа чаще, чем прежде. Никакой траты времени, ничего лишнего. Радости супружеской жизни без малейших присущих ей тягостей.

Ясно было одно: Сара больше не нуждалась в напарнике — ни в жизни, ни в работе.

Мужчина с нервным жестом повернулся к своей спутнице, и та тут же погасила лампочку. То, чем они собирались заняться, не нуждалось в освещении. Прямо хоть вешай на дверцу табличку «Адюльтер. Не беспокоить».

Сара наполовину опустила стекло. Порыв ледяного ветра освежил воздух в машине. Она снова достала сигарету, рассеянно закурила, уставившись вдаль, на рекламный щит, стоявший метрах в пятистах впереди, потом швырнула окурок на асфальт. Слабая вибрация в заднем кармане джинсов: кто-то пытается связаться с ней по мобильному.

Она нажала кнопку ответа, и в трубке сразу же послышался резкий голос комиссара Лопеса:

— Сара, возвращайся домой.

— Что?

— Я хочу, чтобы ты немедленно уехала оттуда, где сейчас находишься. Отправляйся отдыхать, завтра много дел.

— Но я...

— Я прекрасно знаю, где ты находишься, — перебил Лопес. — Тебе нельзя оставаться перед домом Кантора, это его насторожит.

— Я в Пятнадцатом округе. Алекс Кантор живет в получасе езды отсюда.

— Я имею в виду не Алекса Кантора. Я говорю о его отце, Луиджи. Его адрес: улица Морийон, дом тридцать четыре. Ты там?

— Комиссар, вы скрывали от меня дар ясновидения. Откуда вы знаете, где я?

— Этого я тебе объяснить не могу. Сара, уезжай оттуда, и точка. Езжай домой, завтра поговорим. Это не предложение, а приказ. Раз в жизни послушайся.

Лопес отключился, не дав Саре времени для возражений. Она ничего не понимала. Начальник никак не мог знать, где она находится. Она даже не сказала ему, что собирается следить за Кантором. Эта идея пришла ей в голову внезапно, когда она выходила с работы.

Во всем этом была какая-то тайна. Она находилась одна, на краю света, на пустынной улице, в десятом часу вечера.

Впрочем, если подумать, она была тут не одна. И улица вовсе не была такой уж пустынной.




13


— Ты их видел?

— Было бы странно, если бы я их не видел. Они делают все, чтобы их заметили. Это-то меня и волнует больше всего. Они хотят показать мне, что они здесь, что они бдят, словно вестники несчастья... Я должен готовиться к худшему.

— Когда они приехали?

— Три часа назад. Хорошо еще, что без сирен и мигалок. Они уверены в себе. Плохой признак.

Хотя зрелище, которое представлял собой мой отец, в последнее время разрывало мне сердце, я не мог не смотреть на него. Его лицо исхудало и стало совсем бледным. Под глазами залегли глубокие тени, как при лихорадке.

Из-за болезни его плохо выбритые щеки ввалились. Кожа так обтянула выступающие скулы, что, казалось, вот-вот лопнет. Его поредевшие волосы, некогда черные как смоль, липли к вискам и шее.

Он сел на диван напротив меня. Когда он усаживался, халат распахнулся и показалась велюровая пижама, болтавшаяся на тощем теле. Стесняясь показывать мне свою немощь, отец нервно затянул пояс и расправил полы халата на иссохших бедрах.

Я никак не мог убедить себя в том, что этот больной старик — действительно мой отец, человек, сумевший пережить потерю жены, а потом отчаяние изгнания. Сколько еще времени меня будет терзать вид этого изможденного тела и бесконечная вереница призраков, тянущаяся за ним?

На самом деле в такой физической трансформации была своеобразная логика. Он и сам превращался в призрак, вслед за моей матерью, вслед за столькими другими. Ему дали отсрочку в четверть века, большего он требовать не мог.

Мой отец умирал, и я не в состоянии был ничего сделать. Женщина моей жизни умерла, и я не в состоянии был помешать этому. При иных, не столь драматичных обстоятельствах мое хроническое бессилие могло бы вызвать смех.

Словно подслушав мои мысли, отец заговорил. В его голосе звучала горечь:

— Я думал, что все уже давно закончилось. Значит, этого было недостаточно! Разве мы с тобой мало страдали?

Мне нравилось, что он делит свои горести на двоих. Я заплатил за его ошибки больше, чем кто бы то ни было, но все же я не сердился на него, потому что взамен он научил меня не бояться окружающего мира.

Понемногу он превратил меня в холодное и эгоистичное существо, неспособное оплакивать любовь всей своей жизни более десяти минут подряд. Он сразу понял, что иначе я просто не выживу.

Мой отец ненавидел сентиментальщину. Он был историком, выражавшим свои мысли точно и лаконично. Кстати, он всегда предостерегал меня от неиссякаемых словоизвержений, которыми грешат лингвисты. Если хочешь объясниться, учил он меня, лучше сразу переходить к фактам, не вдаваясь в лишние подробности. Факты сводились к двум словам: Наталия умерла.

Внезапно все это показалось мне затянувшейся шуткой. Резкий разрыв, отсутствие новостей, молчание и смерть: слишком совершенная, слишком безжалостная логика... Наталия организовала собственное исчезновение, чтобы показать мне, как много она для меня значила. Она считала, что в наших отношениях появилась пресность. Она хотела меня расшевелить.

Именно сейчас она стояла за дверью, готовая выскочить из-за нее и броситься мне в объятия, смеясь над моей доверчивостью. А в соседней комнате собрались все мои друзья, Лола, Кемп и даже эта симпатичная актриса, сыгравшая роль инспекторши из полиции. Они сидели в темноте, затаив дыхание, заранее предвкушая, какое у меня будет лицо, когда Наталия кинется мне на шею.

Не на дурака напали! Я рванулся к двери и резко распахнул ее.

Спальня отца была пуста. На полу возле стены валялось несколько книжек. На ночном столике громоздились коробочки с лекарствами. На стуле — стопка одежды, выглаженной и сложенной домработницей.

Я встретился глазами с обеспокоенным взглядом отца. Нет, это была не шутка.

Я закрыл дверь и снова сел напротив него, мне было не по себе. Настало время объяснить ему причину моего прихода.

Я никогда и ни перед кем не умел раскрывать душу. Когда я был с Наталией, я чувствовал, что не способен выразить множество чувств, владевших мной при виде ее. В результате, чтобы не сбиться на полпути, я предпочитал вообще ничего не говорить.

Отец не ожидал, что я буду смущенно молчать. Но я просто не знал, с чего начать. Может быть, самым лучшим будет начать с конца.

— Я должен тебе кое-что сказать... Эти полицейские приехали из-за меня. Твое прошлое не имеет к этому ни малейшего отношения.

— Во что ты вляпался? Надеюсь, это хоть не связано с политикой? Я тебе тысячу раз говорил, что надо быть осторожным.

В голосе отца чувствовалась былая твердость. Нет лучшего средства для восстановления сил, чем устроить разнос сыну.

Я тихонько помотал головой:

— Нет, нет... Прошлой ночью умерла Наталия. Ее убили. Полиция думает, что я имею к этому какое-то отношение.

— Наталия... — прошептал отец. — Dio Santo...

На секунду я испугался, что потрясение лишило его последних сил. Врач предупреждал меня, что состояние отца ухудшается с каждой неделей. Он считал, что жить ему осталось несколько месяцев, в лучшем случае — год, пока метастазы не поразят все жизненно важные органы.

Отец знал, что умирает. Я предпочел бы избавить его от последних страданий. Он не заслужил того обвала несчастий, который обрушился на него.

Честно говоря, и я тоже не заслужил.




14


Сара раз за разом то так, то этак прокручивала в голове ситуацию и всякий раз приходила к одному выводу. Парочка, которую она застукала, вовсе не боялась быть пойманной ревнивым мужем. На самом деле пассажиры этого автомобиля опасались, что их инкогнито будет раскрыто. Они связались со службой идентификации номерных знаков автомобилей и поняли, что Сара, как и они, служит в полиции.

Вряд ли существует служба, менее терпимая к внутренней конкуренции, чем уголовная полиция. Мужчина и его спутница были из своих, но принадлежали к какому-то влиятельному отделу — достаточно влиятельному, чтобы Лопес незамедлительно отреагировал на их жалобу. А ведь обычно на комиссара было трудно произвести впечатление. С иерархией он не особенно считался, если вообще признавал ее. Значит, ему позвонили с самого верха, например, из Главного управления уголовной полиции, а может быть, и из кабинета министра.

Только одна служба могла позволить себе беспокоить среди ночи руководителей уголовной полиции или лиц, близких к министру внутренних дел. Последние сомнения Сары рассеялись: в машине находились агенты службы разведки.

Причина их присутствия оставалась неясной. Да, конечно, Наталия Велит была знаменитостью, но ее смерть никак не могла быть связана с государственными делами. В Париже каждый месяц умирало много красивых девушек, и это никогда не вызывало такого переполоха. Дело явно выходило за рамки простого убийства.

Сара бесилась, когда на нее оказывали давление. Речи не могло идти о том, чтобы она так просто покинула поле боя. Во-первых, потому что умерла женщина и она должна была найти ее убийцу. Во-вторых, потому что не собиралась идти на поводу у двух идиотов, неспособных вести слежку незаметно, не бросаясь в глаза первому встречному.

Уроки, полученные от Лопеса, пошли на пользу Саре. Она выучилась кое-каким старинным хитростям. Она покажет им, на что способны настоящие полицейские, если кто-то осмелится перейти им дорогу.

Лопесу нравились хорошо продуманные и четко исполненные планы. В данном случае план был прост и эффективен, а вероятность успеха весьма велика. Комиссар, конечно, поорет на нее для формы, но в глубине души он будет доволен.

Первый этап плана состоял в том, чтобы подчиниться приказу. Начальник велел ей убираться — значит, Сара исчезнет.

Она завела мотор и отъехала. Примерно через сто метров, перед рекламным щитом, она повернула. Но вместо того, чтобы поехать по улице, ведущей в центр города, она зарулила в переулок, который заметила еще по дороге сюда, и там остановилась.

Дальше она пошла пешком. Между домами раскинулся большой сквер. Сара перепрыгнула через низенькую кованую решетку и углубилась в темноту. Выход на улицу оказался всего в нескольких десятках метров.

Она перемахнула через вторую решетку так же легко, как через первую, и притаилась в углублении стены. Машина службы разведки стояла на ближайшем тротуаре, метрах в десяти от нее.

Сара посмотрела на часы. Она уехала со своего наблюдательного пункта двадцать минут назад. Секретные агенты, наверное, думают, что она уже на другом конце Парижа.

Для дальнейшего осуществления своего плана Сара рассчитывала на небольшое везение. Прошло еще пять минут, потом дверь дома, перед которым стоял автомобиль, распахнулась. Оттуда вышла старушка с одетой в твидовый комбинезончик собачонкой на поводке. Водитель пригнулся за рулем, пассажирка последовала его примеру.

Пес просеменил к заднему колесу автомобиля и долго обнюхивал его. Отсутствие какой-либо чувственной реакции со стороны каучука разочаровало его, но он из принципа все же окропил колесо тонкой струйкой мочи, а потом ринулся к ближайшему фонарю. Еще через несколько секунд он уже дошел до конца улочки.

Воспользовавшись этим отвлекающим маневром, Сара подкралась к машине разведки. Агенты, пригнувшие головы за приборным щитком, оставались вне поля зрения. Из такого положения и они не могли видеть того, что происходило снаружи.

Водитель не успел среагировать. Сара открыла заднюю дверцу, села сзади него и приставила дуло своего револьвера 38-го калибра к его затылку. Мужчина потянулся было к своему «хольстеру», но Сара сильнее вдавила револьвер ему в затылок, и он замер. Девушка также не шевелилась. Она не сводила глаз с револьвера и потихоньку вжималась в свое сиденье, словно несколько дополнительных сантиметров могли защитить ее от темного силуэта, внезапно нарисовавшегося позади нее.

Сара пригнулась к уху водителя:

— Спокойно, расслабься. Мне не хотелось бы испортить такую славную мордашку.

— Да что вам нужно, черт возьми? — просипел мужчина. — Кончайте валять дурака, мы из полиции.

— Я знаю. Именно поэтому я вам совершенно не доверяю и не уберу оружия от твоей кретинской башки, пока ты не предъявишь мне удостоверение. Потом поговорим.

Мужчина осторожно сунул руку во внутренний карман своей джинсовой куртки и протянул ей маленькую кожаную книжечку.

— Лейтенант Лартиг, разведывательное управление... — с некоторой иронией в голосе прочла Сара. — Будь я плохой девчонкой, я бы тебя пришила, а ты бы и не заметил. Повезло тебе, в последнее время у меня хорошее настроение.

— Кто вы? И уберите револьвер. Кончится тем, что вы натворите глупостей.

— Спокойствие, старина. Меня интересует молодой человек, который недавно вошел сюда. И вас, как мне показалось, тоже. А я не люблю, когда у меня путаются под ногами. Что вам от него нужно?

— Какой молодой человек? Вы ошибаетесь.

Агент разведки действительно выглядел удивленным. Вряд ли легавый сумел бы так хорошо прикинуться, но Сара не могла терять время. Она стукнула его рукояткой револьвера по затылку, после чего он слабо застонал и упал без чувств на руль.

— Бедолага... Чего ради корчить из себя героя?

Сара наставила револьвер на пассажирку:

— Хочешь посмотреть, что бывает, когда в тебя стреляют, или лучше расскажешь, что вы тут делаете?

— Не стреляйте... — простонала девушка, еще больше сжимаясь.

— Ну? Не сидеть же нам тут весь вечер.

— Луиджи Кантор. Нам надо следить за его квартирой.

— Почему?

— Понятия не имею. Мы получили приказ дежурить перед его домом, причем в таком месте, чтобы он нас заметил. Он должен нас видеть.

— А тебе не показалось странным, что вам велели засветиться?

— Показалось, конечно, но приказ пришел с самого верха. Такое не обсуждают.

— За кем еще вам надо следить, кроме Кантора?

— Речь шла только о нем.

— Ты что, дурой меня считаешь? — заорала Сара. — Нет, я тебя все-таки пристрелю. Этого ты хочешь?

Она приставила дуло револьвера к затылку девушки и спустила предохранитель. Сухой щелчок отчетливо прозвучал в салоне. Хрупкое тело, прижавшееся к дверце, задрожало с удвоенной силой.

— Теперь кончай свои штучки и рассказывай мне все, иначе я тебе мозги вышибу. Попорчу салон, никакая мойка не поможет.

Саре очень нравилась эта реплика. Она недавно услышала ее в каком-то фильме. Эти слова произнес огромный черный детина с обесцвеченными волосами. Он казался очень злобным и был похож на хулигана, обкурившегося крэком. Кстати, он в конце концов выстрелил.

Сара же отнюдь не намеревалась убивать коллегу, она просто хотела убедить ее в том, что дело принимает скверный оборот. Судя по виду девушки, угроза на нее подействовала.

— Уверяю вас... — пробормотала она. — Нам больше ничего не сказали. Не убивайте меня, пожалуйста...

Фраза оборвалась на всхлипе. Сара отодвинула револьвер сантиметров на десять. Продолжая держать девушку на прицеле, она сунула руку под куртку Лартига и вытащила его табельное оружие.

— У тебя пушка есть? — спросила она.

Девушка помотала головой. Сара порылась в кармане Лартига и вынула оттуда наручники.

— Руку, — приказала она.

Девушка подставила ей запястье, и Сара защелкнула на нем стальной браслет. Потом, продев цепочку через руль, она застегнула второй наручник на руке Лартига. Ключ и револьвер она положила под заднее стекло. Чтобы дотянуться до них, придется покрутиться, но задача эта вполне осуществима. Когда Лартиг очухается и освободится, она уже будет далеко.

Сара вышла из машины и побежала к скверу. Агенты службы разведки так и не увидели ее лица. Конечно, они могли бы вычислить ее по номеру автомобиля, замеченному ими часом ранее, но Сара была совершенно уверена, что им не захочется хвастаться своим приключением. Не больно-то это почетно — подвергнуться нападению в собственной машине.

Однако Сара не испытывала удовлетворения. В этой истории ничего не складывалось. Слишком много игроков скопилось на одном поле. А само поле становилось опасно скользким.




15


Чтобы поскорее вернуться домой, Сара поехала по окружной. Она вставила в магнитолу кассету Джонни Кэша. Томный и усталый голос «человека в черном» заполнил машину.

Она сразу же почувствовала, как этот голос успокаивает ее. Напряжение после столкновения с агентами разведслужбы постепенно спадало. В последнем любовнике Сары сосредоточивались все пороки мужской половины человечества, но, по крайней мере, он умел выбирать музыку, от которой становилось легче на душе. Сара увеличила громкость, чтобы мелодия перекрыла все звуки, доносившиеся извне. Потом она отключила мобильный и, наконец, расслабилась.

В это время суток окружная была пуста, так что следить за дорогой не приходилось. Теперь она снова могла подумать о своем расследовании.

Дело об убийстве Наталии Велит только-только открыто, а на ее пути уже встали агенты из разведки. Если так пойдет и дальше, ее скоро сменят. Небольшая демонстрация силы перед Лартигом польстила самолюбию Сары, но она не строила никаких иллюзий: ни ее собственная злость, ни покровительство Лопеса не продлят отпущенного ей времени. Еще день, максимум два, и дело придется передать другому.

Все это не предвещало ничего хорошего. Да еще и Джонни Кэш умер месяц назад.

Доехав до дому, Сара вдруг почувствовала, что совершенно обессилела. Сосед, как обычно, поставил свой огромный семейный автомобиль так, что занял часть ее места, и Саре удалось припарковаться только со второй попытки. Она бы с радостью двинула ногой по дверце соседской машины, но сил не было и на это. Она поднялась в квартиру и открыла бутылку пива.

На телефоне мигал сигнал автоответчика. Она увидела номер Лопеса. Начальник звонил ей четыре раза за последний час, но не оставил никаких сообщений. Наверное, хотел проверить, подчинилась ли Сара приказу и вернулась ли домой, как подобает послушной девочке.

Не тот случай: она перестала слушаться родителей еще до того, как научилась ходить. Она родилась с таким кошмарным характером. И к тому же именно за это Лопес и любил ее. Его в общем-то забавляли ее выходки.

Сара подумала было перезвонить, но тут же отказалась от этой мысли. Лучше зайти к нему завтра утром. У нее есть для него новости, причем не только приятные. Она не была уверена, что на этот раз он развеселится.

Сара откупорила вторую бутылку. Потом включила компьютер и набрала в поисковике фамилию «Кантор». Открылись более пятнадцати страниц ссылок. Все они относились к Луиджи, отцу Алекса. Настоящая знаменитость, не удивительно, что служба разведки проявляет к нему такой пристальный интерес.

Она открыла первую ссылку, приведшую ее на закрытый сайт некой левой партии. Во многих статьях содержались упоминания о политической деятельности Луиджи Кантора, но эти упоминания носили характер намеков, слишком туманных, чтобы сделать какие-то определенные выводы. Сара перешла к следующей ссылке.

Так она прыгала с сайта на сайт целый час. Ей удалось понять, что Кантор на протяжении длительного времени являлся одним из ведущих итальянских леворадикалов. В начале семидесятых годов, еще до всплеска движения протеста против существующего государственного строя, он создал «Красную борьбу», небольшую группировку с жестким ядром, в которое входили четыре или пять человек.

Менее чем за десять лет он выпустил столько печатных трудов, теоретических эссе и статей, что ими можно было бы обклеить целую стену. Многие из этих творений воспроизводились в Интернете. Сара просмотрела некоторые из них, переведенные на французский.

В них содержался ясный и даже прозорливый анализ опасностей, угрожающих западным обществам, родившимся на еще дымящихся послевоенных развалинах. Кантор говорил обо всем, от возникновения социального неравенства до кризиса буржуазии. В частности, он придавал особое значение угрозе, связанной с вероятным крушением коммунистической системы.

Он нимало не сомневался в том, что «народные демократии» доживали последние годы. Когда рухнут они, а вскоре после них — и их российская прародительница, весь восток Европы погрузится в абсолютный хаос. И, в соответствии с принципом домино, европейские демократии также окажутся под ударом неумолимой волны насилия. С этой точки зрения, Кантор продемонстрировал удивительный дар предвидения.

В течение десяти лет «Красная борьба» являлась гаванью для многих политических активистов. В «свинцовые годы» в Италии, сотрясаемой левым и правым террором, организация занимала видное место, благодаря своей отважной позиции. Она проповедовала пацифистские идеалы, которым со временем предстояло прийти на смену шаткой марксистской утопии. Луиджи Кантор твердо верил, что необходимо воспользоваться огромным разочарованием, которое неизбежно возникнет в результате крушения коммунистической модели.

Его идея состояла в том, чтобы заполнить страшную идеологическую пустоту, уже маячившую на горизонте, конкретными проектами. Он предлагал меры экономического и социального характера, достаточно простые, но представлявшиеся эффективными, во всяком случае, на бумаге. Во всех статьях он стремился доказать, что существует альтернатива взрыву насилия.

Однако внезапно все кончилось. Кантор, в буквальном смысле слова, исчез. Он оставил свою кафедру современной истории в римском Институте политических исследований и уехал в Париж, где получил место на каком-то факультете в пригороде. С тех пор он ничего больше не опубликовал. Двадцать пять лет полного молчания. Он ушел в тень на пике известности и влияния. Оставшиеся члены «Красной борьбы» распустили организацию в день его ухода.

Самым удивительным казалось то, что никто так толком и не объяснил этого перелома. Имелись кое-какие намеки на таинственную драму. Вроде бы Кантор обманул своих ближайших товарищей по борьбе и предал собственные идеалы. Сара никак не могла понять, в чем состояло его предательство. Никаких сведений на этот счет она не нашла. Однако все, что она читала, было буквально пропитано злобой в отношении Луиджи Кантора.

Саре было необходимо узнать больше. Конечно, она могла дождаться утра и, добравшись до своего рабочего компьютера, покопаться в электронных архивах разведслужбы, но ей не хватало терпения. Ее характер не выносил ожидания. Она сняла трубку и набрала номер Коплера.

Журналист ответил после первого же гудка:

— Да?

— Я тебя разбудила?

— Конечно нет. Тут по спортивному каналу показывают старый матч Навратиловой против Крис Эверт.

— Коплер, ты все эти матчи видел по десять раз.

— Это сильнее меня, устоять невозможно. Ну что я могу поделать, если меня возбуждают девочки в белых юбочках.

— Извращенец.

— Если ты позвонила специально, чтобы издеваться над моими сексуальными пристрастиями, иди к черту.

— Я звоню не для этого. Мне нужно кое-что узнать.

— В связи с убийством этой манекенщицы?

— Может быть...

— Ну-ну, это интересно. Давай выкладывай.

— Тебе что-то говорит имя Луиджи Кантора?

На другом конце провода Эрик Коплер восхищенно присвистнул:

— Я не думал, что ты так быстро до него доберешься.

— То есть?

— Судя по всему, в настоящее время Кантор интересует очень многих.

— Тебя о нем расспрашивали?

— Ну, в каком-то смысле да. Утром мне позвонил некто неназвавшийся. Мне просто сообщили адрес и дату. Адрес — дома, где жила Наталия Велит.

— А дата?

— Пятнадцатое мая тысяча девятьсот семьдесят восьмого года.

— И что?

— Это число тебе ничего не говорит? — удивился Коплер.

— Ничегошеньки.

— Ты что, прожила последние двадцать пять лет на необитаемом острове?

— В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году мне было двенадцать лет, Коплер. Меня интересовали главным образом прыщи и цвет моего первого бикини.

— Ладно, я тебе немного расскажу. У тебя есть чем записывать?

— Конечно.

Прежде чем начать, журналист сделал глубокий вдох.

— В тот день в автобусе на окраине Рима взорвалась бомба. Автобус был набит битком. Итог: двенадцать убитых и девять раненых, никто из них не прожил больше полугода. Я не буду описывать всю мясорубку. Взрывчатки хватило бы на собор Святого Петра.

— А при чем тут Кантор?

— Полиция нашла среди трупов тело женщины, доставившей бомбу. Оно было не слишком изуродовано, так что ее быстро опознали. Ее звали Франческа Поцци, она жила с Кантором.

— Мать Алекса... — заключила Сара.

— Именно. Мальчику в то время было года четыре, может быть, пять лет.

— Я думала, что террористов-смертников стали использовать относительно недавно, значит, я ошибалась?

— Нет, ты совершенно права. В то время подобные методы не практиковались. Следователи предположили, что бомба сработала слишком рано. Без сомнения, Франческа должна была заложить ее и выйти из автобуса. Но тогдашние самодельные устройства не отличались надежностью. Они могли сдетонировать от любого сотрясения. По словам очевидцев, автобус ехал очень быстро, а дорога была скверная. Но ответственность за происшествие, независимо от того, случайным оно было или нет, возложили на «Красную борьбу», организацию, в работе которой участвовала Франческа.

— Но из того, что я прочла, следует, что «Красная борьба» всегда отрицала насильственные методы...

— Судя по всему, никто из членов группы не знал о ее намерениях. Проблема состоит в том, что она не могла осуществить это покушение в одиночку. У нее не было возможностей раздобыть взрывчатку, детонатор и все прочее. Конечно, у нее имелись сообщники. За всей компанией в течение какого-то времени велось наблюдение, но ничего подозрительного не обнаружилось. Все члены «Красной борьбы» были оправданы, за исключением Луиджи Кантора. Правда, против него не нашлось формальных улик, но следователи действовали методом исключения.

— А ты думаешь, он виноват?

— Понятия не имею. В любом случае в тот день, когда взорвалась бомба, он находился во Франции, где участвовал в каких-то конференциях. Он отказался вернуться в Италию для расследования. Это не свидетельствовало в его пользу.

— Состоялся суд?

— Ну, весьма поспешный. Так в то время действовало итальянское правосудие. Его признали виновным в совершении террористического акта и заочно приговорили к пожизненному заключению. Всех поразило, что он оказался способен на организацию взрыва. В то время он пользовался большим уважением.

— Я знаю, я читала.

— Так или иначе, это происшествие его подкосило. Когда он вышел из игры, все его проекты рассыпались. Больше уже никто о них и слышать не хотел. Бывшие приятели по сей день отказываются произносить его имя. Он стал хуже зачумленного. С другой стороны, это можно понять. Если человек, в которого ты веришь, ведет себя как последняя сволочь, это наводит на кое-какие раздумья, верно ведь?

— А почему же правительство не выслало его в Италию, чтобы он понес наказание?

— Во Франции не принято экстрадировать бывших участников левых движений. Так уж повелось. В начале восьмидесятых они все сбежали сюда. Наш бывший президент испытывал к ним слабость. Он запретил их трогать, при условии, что они будут вести себя тихо и откажутся от любых форм насилия. Большинство из них одумались и живут себе тихонько. Преподают в университетах или работают консьержами. До сих пор их не беспокоили, но долго это не протянется. Итальянское правительство уже несколько месяцев оказывает давление на министерство внутренних дел. Некоторые лидеры правых с удовольствием бы выслали пару-тройку человек, чтобы они отбывали положенный срок. Устроят показуху, тем самым подведут жирную черту под «свинцовыми годами». Вполне может статься, что в числе первых высланных окажется Кантор. Но послушай, ты-то как докопалась до всего этого?

— Ты способен несколько дней держать язык за зубами?

— Обижаешь, Сара, — возмутился журналист.

— Его сын Алекс — главный подозреваемый по делу об убийстве Наталии Велит. Они какое-то время были вместе. Незадолго до смерти она его бросила. Следя за Алексом, я обнаружила, что служба разведки установила наблюдение за квартирой его отца.

— А какого черта нужно разведке в этой истории?

— Без понятия. Ты бы мог навести справки?

— Конечно, но почему бы тебе самой этим не заняться? Пара звонков от Лопеса, и все закрутится.

Сара улыбнулась в трубку.

— В данный момент у меня с разведкой отношения несколько натянутые. Я предпочла бы действовать скрытно.

— Ладно. Дай мне денек-другой.

— Спасибо огромное. За это я тебя приглашу пообедать.

— И наденешь беленькую юбочку?

— Вот свинья!

Сара повесила трубку. Голова пухла от вопросов. Дело и без того непростое — так теперь кто-то впутал в него Коплера.

Чем больше она размышляла, тем больше убеждалась в том, что этого журналиста выбрали не случайно. Его страсть к сенсациям не была ни для кого секретом. Если у этой истории действительно была какая-то интересная подоплека, Коплер до нее докопается.




16


Разговор с отцом о Наталии пошел мне на пользу. Они прекрасно ладили между собой с самой первой встречи, год назад. За неделю, предшествовавшую этой встрече, я до крови сгрыз себе ногти, пытаясь представить, как пройдет вечер, поэтому не удивительно, что я помнил его в мельчайших подробностях.

Чтобы быть уверенным, что нам никто не помешает, я пригласил их к Гиссе, лучшему японскому повару в Париже. Гисса — славный паренек, хотя довольно неуравновешенный. Он обслуживает только приличных людей, иными словами, тех, кто ему нравится, независимо от степени их известности или от толщины их бумажника. Мне казалось, что его ресторанчик идеально подходит для официальных презентаций.

Пока Гисса готовил нам свои потрясающие суши с манго, Наталия рассказывала о юных годах, проведенных в скромном районе Будапешта, о чудесной встрече с Кемпом во время похода в универмаг с матерью и о том, как она, едва ей исполнилось шестнадцать лет, уехала во Францию.

А потом, после двух лет, проведенных на кастингах, к ней неожиданно пришел успех с неизбежно сопутствующими ему почестями и трудностями.

С тех пор она ни разу не бывала в Венгрии. А ведь я предлагал ей провести там несколько дней, просто чтобы вспомнить детство, но она неизменно отказывалась. Она перевернула страницу в этой главе своей жизни. Ее прошлое не заслуживало того, чтобы потратить на него хоть секунду.

Не хотела она и повидаться со своей семьей, по которой, как она однажды заявила мне не допускающим возражения тоном, совершенно не скучала. Тема была закрыта. Мы больше никогда не говорили об этом.

Два изгнанника, Наталия и мой отец, прекрасно понимали друг друга. Каждый из них, пусть и по разным причинам, оставил за спиной все, чтобы никогда не возвращаться и даже не оборачиваться.

Наталия приобрела благодаря этому известность, роскошную квартиру и огромный банковский счет. Моему отцу досталась лишь унылая жизнь, полная сожалений и непонимания. Но, несмотря на все, в тот день в их глазах светилась одинаковая ностальгическая грусть.

Вечер прошел превосходно, лучше, чем я мог мечтать. Мы насладились божественным ужином и болтали, пока Гисса не отправил нас восвояси.

Отец и Наталия решили, что должны увидеться снова. Не проходило недели, чтобы они не перезванивались или не обедали вместе. Что до меня, я этому не очень радовался. Честно говоря, я ревниво относился к их близости, настолько ревниво, что даже поделился этим с Наталией. Она ответила, что мой отец — совершенно очаровательный человек, способный на незаурядные чувства.

Конечно, она обожала мою непосредственность, но избыток мужских гормонов всегда мешал мне понимать женщин. А вот моему отцу это отлично удавалось. Он умел слушать, умел поддержать разговор, и на тумбочке возле его кровати лежала не брошюрка с описаниями лучших матчей Мохаммеда Али. В том, что касается человеческих отношений, я находился еще в эпохе неолита, а он уже в совершенстве овладел техникой ядерного синтеза.



Я медленно вышел из дома отца и поискал глазами машину с легавыми. Место, где она стояла еще пятнадцать минут назад, опустело.

Уже перевалило за полночь. Мне предстояло встретиться с Лолой в «Ля Куполь», единственном ресторане на Монпарнасе, который она удостаивала посещением. Она утверждала, что только там еще сохранялся настоящий богемный дух. Наверное, она уже очень давно не проверяла, какие там цены. Когда Пикассо в последний раз почтил кресла заведения прикосновением своей августейшей задницы, кофе стоил в пятьдесят раз дешевле.

Вечер начался для нее получасом ранее в «Инферно». Лола собиралась пойти туда к открытию, а потом присоединиться ко мне в «Ля Куполь». Я просил ее одеться пособлазнительнее, чтобы разговорить вышибалу. Результаты меня не разочаровали.

Лола вышла далеко за рамки моих наставлений. Это оказалось нетрудно: даже затянув талию в корсет, она не смогла бы лучше подчеркнуть свои формы.

Например, не было никаких сомнений в том, что она ничего не надела под обтягивающий микротопик. Ткань, которую никто не назвал бы непрозрачной, почти не скрывала ее грудь. Наряд дополняли сапоги без каблуков и кожаная юбочка, еле-еле скрывавшая верхнюю часть ее ляжек. Когда она села передо мной, в разрезе юбки я увидел кружевную кайму ее чулка.

Вряд ли Сержу удалось долго противиться такому натиску. При мысли о вышибале я сжимал кулаки. Я изо всех сил желал, чтобы на его пути встретился кто-то более крупный, более сильный и, главное, более подлый, чем он сам. В тот день, когда это случится, мне хотелось бы оказаться поблизости — тогда под конец и я вмазал бы ему по роже.

Нельзя было не признать, что моя помощница продумала все до мельчайших подробностей. Ее густые золотисто-каштановые волосы были завязаны в два хвостика розовыми резинками с помпончиками. Я подозревал, что она обыграла мое увлечение школьницами из японских манга. На какое-то мгновение я с ужасом подумал, что сейчас она протянет мне свои трусики и все находящиеся в зале фетишисты бросятся на меня, пытаясь вырвать этот драгоценный предмет из моих рук. К счастью, ничего такого она не сделала.

Судя по тому, как хищно скалилась Лола, мои надежды оправдались. На ее лице играла порочная улыбка, она проводила языком по зубам. Я чуть было не грохнулся с диванчика. Многие старики вокруг нас оказались под угрозой инсульта.

Не обращая внимания на эту наэлектризованную атмосферу, Лола вела себя как простодушная невинная, ничего не понимающая девушка.

— Хочешь знать, что мне рассказал Серж, или сразу же пойдем ко мне? Выбирай.

— Лола... — пробормотал я, не в силах произнести ничего, кроме ее имени.

Я тщетно пытался успокоиться. Я вспомнил об уроках йоги, транслировавшихся по утрам в воскресенье на первом парижском канале. Сделать глубокий вдох, уйти в мир, где нет стрессов, открыть рассудок навстречу бесконечности звездного пространства.

Я глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Чтобы все удалось, мне следовало бы закинуть ноги за голову. Но, из чисто практических соображений, от этой идеи я отказался. Я закрыл глаза и попытался сосредоточиться на межзвездной пустоте. Однако вместо звезд отовсюду на меня смотрели трепещущие груди Лолы.

— Хотелось бы сперва послушать, что рассказал тебе Серж, — выговорил я наконец. — Тебе удалось из него что-нибудь вытянуть?

Лола подняла брови и провела рукой вдоль своего тела:

— А как тебе кажется?

Ясное дело, Серж разговорился. И я выложил бы Лоле все, даже то, чего не знал, лишь бы она одарила меня своими милостями.

— Он был готов у меня с руки есть, — заявила она. — Он ни о чем не догадался.

— Ну и?..

— Он знает типа, который был с Наталией в тот вечер. Он уже приходил до этого, раз или два.

— И как это он с такой скоростью промылился на VIP-этаж? Его явно кто-то опекал.

— Терпение, молодой человек, самое интересное впереди. Угадай, кто его добрая фея?

— Не Кемп, случайно?

— Точно! И знаешь, откуда этот чувак его знает?

— В школу вместе ходили?

— Еще лучше! По словам Сержа, это его адвокат.

— А, черт! — возопил я. — Только этого не хватало...

— А что это меняет?

— Если мы будем доставать его расспросами, он посадит нам легавых на хвост. А если я позвоню этой инспекторше, он обвинит нас во вторжении в его частную жизнь. Он неприкосновенен.

— В любом случае ничто не доказывает, что это он убил.

— Нет, конечно, но, может быть, он сообщит нам интересную информацию. Больше Серж тебе ничего не сказал?

— Он как-то чересчур осмелел, на мой вкус. Мне пришлось закончить беседу раньше, чем я предполагала.

— Надеюсь, ты его быстро успокоила?

Лола кровожадно улыбнулась:

— Я спросила, как поживают его жена и детишки. Ты же знаешь, как Серж привязан к семье. Он побледнел и тут же вспомнил, что у него какие-то дела наверху.

— Безжалостная ты, Лола. Настоящая убийца.

— Угу, — утвердительно прорычала она, — это определение мне нравится.

Лола была, кроме того, и превосходной актрисой, ей очень удавались сцены в жанре «я тобой верчу, но ты слишком глуп, чтобы замечать это». Словно по мановению волшебной палочки, ее черты смягчились. Она обхватила ладонями мое лицо и придвинулась так близко, что ее губы касались моих.

— Только с тобой я другая, солнышко мое. Ты уже готов к новым приключениям?

Я чуть было не поддался импульсу. В принципе, я не имел ничего против того, чтобы меня немного приласкали. Но девушку, сидевшую напротив меня, звали Лола. В голове тут же вспыхнули воспоминания о короткой страсти, некогда связавшей нас.

Лола воспринимала любовь как битву, как поединок, в котором она ежеминутно должна была доказывать свое превосходство. Она не допускала ни малейших послаблений. То, что доставляло большое удовольствие в плане секса, в повседневной жизни совершенно изматывало.

Отношения с ней начинали накаляться сразу после постели. Я уже прошел через это и не был уверен, что хочу повторить свой опыт.

— Может быть, пока мне еще рановато, — ответил я. — Дай мне несколько дней.

Лоле неплохо удалось скрыть разочарование. Я достаточно хорошо знал ее, чтобы понять, что в этот момент она испытывала огромное желание перерезать мне глотку, но она ничем не выдала себя.

— Отлично, — согласилась она, — дай знак, когда почувствуешь, что готов. Надеюсь, что я тоже не остыну.

— Лола...

— Заткнись. Ты обладаешь даром упускать счастливые возможности, и ты это знаешь.

Лола надулась на весь остаток вечера. К счастью, на другом конце зала я увидел Дмитрия. Он шумно беседовал с группой приятелей, среди которых находился один модный писатель — я не мог не узнать его знаменитый профиль с подбородком в форме галоши.

Я отчаянно замахал руками другу. Наконец он заметил меня и направился к нашему столику, как всегда, вразвалку, с рюмкой водки в руке. Его широкая улыбка меня напугала. Накачавшись стимуляторами, Дмитрий терял контроль над собой.

В конце концов, я пожалел, что подозвал его. Я думал поправить положение, но лекарство грозило оказаться хуже самой болезни. Походка Дмитрия была слишком неуверенной для спасителя.

Он сел возле Лолы. Без малейшего стеснения оглядел ее тело сверху вниз. Меня он практически не замечал.

— Привет, Лола, как дела? Может, зайдешь, посмотришь мою новую систему хай-фай? Я усилил звук, высший класс! А уж о диване и не говорю: потрясающе удобный, кожаный, идеальное место, чтобы немножко поваляться...

— Заткни глотку, — перебила его моя помощница, сопроводив свои слова жестом, от которого дамы, сидевшие за соседним с нами столиком, покраснели. — Не лезь, я не в настроении.

Связка апперкот-хук в челюсть слева не оказала бы на Дмитрия такого действия.

Что до меня, я не смог удержаться и захихикал, пользуясь тем, что меня защищал широкий мраморный стол. Дмитрий испепелял меня взглядом, а Лола делала вид, что вообще меня не видит.

Будучи самым старшим в компании, я почувствовал себя ответственным за восстановление гармонии в обществе, поэтому попытался согреть атмосферу.

— Успокойтесь, ребятки. Лола, наш друг Дмитрий больше не будет пытаться затащить тебя к себе. А ты за это прекрати корчить из себя шлюху, ладно?

Лола ответила мне пинком в щиколотку. Надо бы занести в мою тетрадочку, с помощью которой я пытаюсь понять противоположный пол: любой предмет в руках (а в данном случае — на ногах) женщины может стать смертельным оружием, особенно если женщину зовут Лола.

Я предоставил своей прелестной помощнице кривляться в одиночестве и повернулся к Дмитрию. Сегодня он решил вырядиться в гангстерско-рэперском стиле. Его меховая шуба, толстая, как ковер в кабинете министра, явно вызывала зависть у моей соседки справа: по сравнению с этой шубой ее норка казалась купленной в дешевом универмаге. С массивной цепи на шее Дмитрия свисали золотые буквы, составлявшие его имя. Что же до его очков в форме звезд, украшенных стразами, таких броских не было даже в коллекции Элтона Джона.

Говоря объективно, Дмитрий походил на рождественскую елку на ножках. Для полной иллюзии не хватало только гирлянды с мигающими лампочками.

— Не думал, что ты настолько любишь рэп, — заметил я.

— Люблю? — ответил он, ковыряя бриллиант, вставленный в крышку мобильника. — Не-е, это же фольклор. Я ненавижу народную музыку. Мне больше по душе классика. Моцарт, Бах, эти ребята умели сочинять, понимаешь...

— Надеюсь, ты шутишь? В жизни не поверю, что ты отверг Масео Паркера.

Дмитрий, гордый своей шуткой, наклонил голову в подтверждение моих слов. Огромная подвеска закачалась взад-вперед на его груди в такт смеху.

— Можно подумать, я могу слушать эту фигню с роялем и скрипками! Как же ты веришь в любую чушь, приятель, ты просто рехнулся!

Да, в последнее время моя наивность приводила в восторг всех подряд. Мало того, что я удостоился саркастических замечаний Дмитрия, так еще и левый глаз Лолы засветился каким-то хитрым светом. Она колебалась: не броситься ли и ей в атаку на мое самолюбие. Если эта парочка объединит усилия, для восстановления уверенности в себе мне явно придется воспользоваться услугами какого-нибудь специалиста по формированию личности.

Дмитрий решил избавить меня от расходов на психиатра. Он приостановил кампанию шельмования и решил, что должен объяснить свой прикид.

— Я сегодня встречался кое с кем в пригороде, так мне хотелось выглядеть соответственно.

— Где ты откопал эти побрякушки? Спер в магазине украшений для собак?

— Один клиент мне задолжал. Псих, из шоу-бизнеса. Знаешь этих типов: заводят себе симпатичную подружку, водят ее в дорогие рестораны, чтобы произвести впечатление, курят целыми днями, а потом забывают расплатиться с поставщиками. Я с несколькими дружками его подстерег. У него с собой ничего не было, так что ушел он в чем мать родила, козел.

Дмитрий обладал даром приспосабливать стиль речи к стилю своей одежды. Надев костюм от Сен-Лорана (такое случалось изредка, когда он выводил в шикарный ресторан приличную юную особу: он испытывал слабость к девушкам из хороших семей), он изъяснялся с красноречием, достойным английского лорда.

Это было не так забавно, но нравилось родителям, во всяком случае, пока они не начинали интересоваться, чем он занимается. Смириться с тем, что зеница их очей влюбилась в паренька, которому не приходится рассчитывать на наследство, еще можно, но допустить, чтобы она оказалась в постели торговца наркотиками — это немыслимо. Во всяком случае, в Нейи.

В данный момент Дмитрий вел себя как рэпер, думал как рэпер и хихикал как рэпер, то есть во весь рот и ерзая на стуле. Он ржал еще целую минуту.

Когда к нему вернулась серьезность, золотые буквы сразу же перестали подпрыгивать на меховом пальто.

— Я узнал скверную новость, приятель. Я тебе очень сочувствую, честно.

— Спасибо.

Не имея особого желания говорить на эту тему, я разглядывал ледышку, медленно таявшую на поверхности моего мартини. Дмитрий, плохо понимавший язык подсознания, принял мое молчание за приглашение задавать вопросы.

— Ты знаешь, кто ее пришил?

— Пока нет.

— Когда найдешь этого ублюдка, дай знать.

Короткая пауза.

— Мне Наталия очень нравилась, — вздохнул он. — Такая милая девушка. Вот ведь как все запуталось... Обещай: когда найдешь этого засранца, ты меня позовешь.

— Очень мило с твоей стороны, но дело ведет полиция.

Дмитрий посмотрел мне прямо в глаза. Я произнес запретное слово. Простое упоминание сил правопорядка приводило его в ярость.

— Слушай, Алекс, я легавых хорошо знаю. Там нет ни одного, кто мог бы отыскать собственную мать в доме для престарелых. Они и на компьютере-то еле-еле двумя пальцами тюкают, как в кино. А что уж говорить о том, чтобы найти преступника... Сущие импотенты! Доказательство: им ни разу не удалось меня зацапать. В странное время мы живем. Бред какой-то: нельзя доверять государственным службам!

Вроде бы все это его глубоко возмущало. Он воспринимал тот простой факт, что полиция ни разу не заинтересовалась им, как доказательство полной неэффективности всей системы юриспруденции. Я чуть было не начал объяснять ему, насколько нелепы его рассуждения, но воздержался.

При том что я испытывал к Дмитрию добрые чувства, его логические и интеллектуальные способности меня разочаровывали. Иногда мне казалось, что он все время находится под кайфом и его мозг полностью отключен от окружающей действительности.

Согласно его представлениям, риск закончить жизнь в тюрьме за торговлю наркотиками не превышал риска непредвиденного наводнения. Его существование протекало без малейших стрессов. Неприятности повседневной жизни отскакивали от него, не нарушая покоя.

Во всяком случае, ему не грозила смерть от инфаркта. Если, каким-то чудом, Дмитрию удалось бы перевалить за тридцатник, у него появились бы все шансы дожить до глубокой старости.

Не заметив моего замешательства, он продолжал на одном дыхании:

— Если хочешь зацапать того, кто пришил твою подружку, действуй самостоятельно. Я могу кое-кому позвонить. У меня есть друзья, которым нет равных, если надо кого-то найти. Им все равно — замочить какого-то мерзавца или переломать ноги тем, кто отказывается платить, для них главное — получить в конце концов свой процент.

Предложение звучало заманчиво. За несколько лет у Дмитрия сложился впечатляющий круг знакомств. Благодаря своему бизнесу он оказался в центре некоей аморфной вселенной, где вращались телеведущие, рок-звезды и политики, нуждавшиеся в кокаине и амфетаминах, чтобы не слететь с орбиты. Кроме того, не имея никаких предубеждений, он наладил и крепкие связи с видными представителями парижского воровского мира.

— Пока что я хочу посмотреть, как будут развиваться события, — ответил я. — Потом скажу, могут ли твои друзья помочь нам.

— Ладно, приятель, но будь осторожен. Судя по тому, что я слышал, ты у легавых под колпаком.

Последние слова Дмитрия пригвоздили меня к стулу. Откуда он мог это узнать? На секунду я отвел взгляд от золотых букв, качающихся на его груди, и попытался рассмотреть его глаза за дымчатыми стеклами очков-звезд.

— Твоя пресловутая сеть осведомителей?

— Именно. Один из моих клиентов в министерстве внутренних дел заходил сегодня после обеда за посылочкой. Мы немного поболтали.

— Тебе надо написать на визитке: «Официальный поставщик королей и министров». Теперь я лучше понимаю, почему тебя не трогают.

Лицо Дмитрия озарилось широкой улыбкой.

— Деньги всегда хороши, откуда бы они ни поступали. К тому же для ребят из министерств у меня действует особая скидка, чтобы они втянулись поглубже. Главное — они не решаются слишком много болтать. Но, как бы то ни было, этот парень довольно хорошо информирован. Он знает, что мы с тобой приятели. Он сказал мне, что ты — первый в списке кандидатов на то, чтобы провести ближайшие двадцать лет за решеткой. На данный момент у тебя в общем-то нет серьезных конкурентов. Кроме тебя, у них нет ни одного серьезного подозреваемого. Даже этот идиот Кемп вроде бы чист.

— Хотелось бы верить, — прошептал я. — Проблема в том, что у меня не так-то много возможностей в этом убедиться...

— Но ведь ты что-то задумал, да?

Благодаря нашим частым встречам Дмитрий хорошо узнал меня. План, только что созревший у меня в голове, был абсолютно безумным. Практически нереальным. Но именно невероятность его осуществления и раззадоривала моего дружка.

— Значит, ты что-то предпримешь? — спросил он.

Я кивнул. Я знал, что Дмитрий не может устоять перед хорошей дозой адреналина. Он отреагировал именно так, как я и рассчитывал.

— Круто... Наконец-то повеселимся!

Радостно улыбаясь, он порылся во внутреннем кармане своей шубы и вытащил сигару, толстую, как лодыжка китайской гимнастки. Он с довольным видом закурил и обнял Лолу за талию.

— Пойдем, отпразднуем эту хорошую новость у меня, а, красотка?

Ладонь Лолы хлестнула Дмитрия по щеке, и он увидел, как его звездные очки рассыпались на столе роскошным дождем сверкающих осколков.




17


Главная проблема с Кемпом состояла в его недоверчивости. Разговорить его я мог только на своей территории, а для этого требовалось завлечь его туда. Как правило, такого рода дела я поручал Лоле. Благодаря ее хитрости и обаянию все шло как по маслу.

Но в случае Кемпа крутые бедра и улыбка порочной девочки помочь не могли. Вся его жизнь проходила в окружении красивых полуголых женщин. В силу этого у него выработался иммунитет против красоты. Кроме того, сексуальная ориентация решительно отдаляла его от особ, носящих коротенькие юбочки и маечки.

Вот почему он так преуспевал в своем ремесле барышника. Его профессиональный выбор исключал любую форму чувств. Он относился к своим манекенщицам как к простым орудиям производства, как к финансовому капиталу, оснащенному некоторым количеством мышц, плоти и минимумом жира. Даже Наталия никогда не вызывала у него ни малейших эротических эмоций. Дать ему в лапы Лолу было все равно что подарить коробку шоколадных конфет диабетику.

Анализируя личность Томаса Кемпа, я пришел к выводу, что по-настоящему возбудить его могла лишь одна вещь: деньги. А как раз денег-то у меня и не было. Мои богатства ограничивались прямоугольниками раскрашенного холста, натянутыми на подрамники. Это лучше, чем ничего, при умелом использовании.

Но Кемп был не только параноиком, он был еще и злопамятным. Не успела Наталия представить нас друг другу, как он уже довел до моего сведения, насколько презирает таких, как я. Он проявлял ко мне интереса не больше, чем к таракану.

Если честно, недостатки, которые он видел во мне, не казались мне такими уж неисправимыми. Он упрекал меня в недостаточном честолюбии, в стремлении получать удовольствие от жизни и, как он выражался, в неустойчивости психики.

Не говоря уж о моем сомнительном чувстве юмора. Кемп никогда не смеялся над моими шутками и ограничивался тем, что поднимал брови и делал скептическое выражение лица при каждой моей остроте.

Он хотел ссоры, ну что же, он получил ее. Не гнушаясь ударами ниже пояса, я пользовался каждой возможностью, чтобы отомстить. В течение года я звонил ему в любое время дня и, главное, ночи, просто ради удовольствия услышать, как он уродует мое имя своим утробным голосом.

Нам не удавалось пойти вместе в ресторан без того, чтобы мой бокал вина по чистой случайности не опрокинулся на его пиджак за полторы тысячи евро от Пола Смита. В присутствии посторонних я обязательно сводил разговор на коллекцию обуви, сшитой по мерке для его нежных ног.

Короче говоря, я вел себя с Кемпом как избалованный ребенок с ворчливым старым дядюшкой, и находил это весьма забавным, тем более что при Наталии он не отваживался на ответные меры.

Я сожалел об этой своей слабости — ведь у Кемпа была хорошая память. Мало того, что он подкинул мое имя полиции, так он еще и не желал слышать обо мне. А ведь я оставил ему дюжину сообщений, в которых повторял, что мне необходимо сказать ему что-то важное. Когда я позвонил в тринадцатый раз, он снял трубку.

— Чего тебе еще надо? — проворчал он.

— Я тоже очень рад тебя слышать, — ответил я наигранно любезно. — Я уже боялся, что у тебя мобильный не в порядке. У меня есть приятель, который может тебе устроить телефончик по сходной цене. Скажи, если надо.

— Кончай издеваться надо мной, Алекс. Ты переходишь границы. Если так будет продолжаться, я позвоню в полицию.

— Я знаю, что в последнее время ты поддерживаешь с ней тесные связи, но мне надо кое-что сказать тебе. По поводу Наталии...

Я оборвал фразу на середине. В голосе Кемпа послышалось раздражение:

— У меня много работы, Алекс. Давай поскорее.

Супер! Он клюнул! Теперь остается вытащить его из воды. При некоторой сноровке это будет нетрудно.

— Сегодня утром я разбирал вещи, которые оставила у меня Наталия, — беззастенчиво соврал я.

— Она ничего у тебя не оставляла, — тут же возразил Кемп. — Она говорила мне, что, уходя, забрала с собой все.

— Нет, не все. Она забыла под кроватью сумку с тряпками, ничего особенного. И конечно, картину.

— Какую картину?

— То есть как? Она не поставила тебя в известность?

— Нет. Что еще за история?

— Наталия купила в галерее одну вещичку, незадолго до того, как ушла от меня. Я думал, что она зайдет за ней, но ей, наверное, не представился случай. Я подумал, что, когда нотариус будет улаживать наследственные дела, он заметит ее отсутствие. С меня достаточно и новой репутации убийцы. Мне вовсе неохота прослыть еще и жуликом. Думаю, что исполнителем завещания Наталии будешь ты. Я просто хотел предупредить тебя. Зайди за картиной, когда будет время.

Я старался, чтобы мой голос звучал спокойно. Кемп был тонкой штучкой. Любой оттенок волнения в голосе, безусловно, выдал бы меня.

— А автор известный?

— Ну, в общем да.

Я выбрал этот момент для нанесения решающего удара, однако не мог не помучить его еще несколько мгновений. Я терпеливо ждал, когда у него сдадут нервы.

— Имя! — приказал он.

Шоу могло начинаться. Кемп не пожалеет, что пришел. Если все пройдет так, как я задумал, ему даже захочется повторить все на бис.

— Джакометти, — медленно ответил я.

Во избежание какой-либо путаницы я произнес это слово по слогам. Десять секунд полной тишины на другом конце провода. Я почти что слышал, как Кемп спрашивает себя, не издеваюсь ли я над ним.

Конечно, я дурю тебя, бедный кретин. Если бы я действительно толкнул картину Джакометти умершей женщине втайне от всех, неужели ты думаешь, что я не поспешил бы уничтожить документы? Я торговец предметами искусства, продавать картины — вот в чем состоит моя работа. Кто, кроме моего банкира, узнает, продал я картину один или два раза?

Впрочем, ставя на алчность Кемпа, я все точно рассчитал. Акула его породы не упустит такого случая. Ясность ума тут же покинула его.

— Рисунок?

— Картина. Не очень большая, но шикарная. Это портрет его матери. Размером примерно с тот, что в Бобуре. Только на моем цвет не такой блеклый.

Кемп чуть не поперхнулся. Я знал, как он устроен. В настоящее время клетки его мозга работали на полной скорости. Он оценивал чудесное наследство, свалившееся на него с неба. Три, четыре, а то и пять миллионов евро, если повезет с комиссионером-оценщиком. И все это — без налогов, так как мысль о том, чтобы заявить о своей добыче в государственное казначейство, даже не мелькнула у него в голове.

Будет чем оплатить миленькую холостяцкую квартирку на побережье в Амальфи. Да еще и с обстановкой. В ту же цену войдут и кабриолет, и накачанные пустоголовые красавчики.

Кемп любил красивых и тупых мужчин, хотя сам не принадлежал ни к той, ни к другой категории. Причем любил, как правило, недолго. Получалось совсем неплохо: будут деньги, чтобы регулярно пополнять запас в течение чуть ли не сотни лет.

Ему и в голову не пришло, что Наталия не могла бы скрыть от него такую покупку. Моя ложь была настолько грубой, что весьма смахивала на правду.

Как говорил один из моих преподавателей маркетинга, чем выше скала, тем больше находится охотников сигануть с нее в пропасть. Стоило заплатить за учебу, чтобы узнать эту поговорку, и у меня уже появилась возможность проверить ее справедливость.

Мой учитель оказался прав. Кемп ринулся в бездну с такой отвагой, что любо-дорого было посмотреть.

— Ну, я заеду за ней очень скоро. Послезавтра я встречаюсь с нотариусом, чтобы передать ему бумаги Наталии. Он должен сделать опись ее имущества. Я оставлю ему картину.

Конечно, считай меня тупицей. Валяй, не стесняйся, вот я даже подставлю тебе другую щеку, недотепа.

— Без проблем, — ответил я медовым голосом. — Можешь хоть сегодня вечером, если хочешь.

— В котором часу?

— Днем у меня несколько встреч, потом я ужинаю с клиентом. Так, посмотрим... Где-нибудь в пол-одиннадцатого тебя устроит?

— Отлично. До скорого.

— Пока.

Мы оба положили трубки, улыбаясь до ушей. Он — потому что думал, что стоит на пороге обладания огромным состоянием. Я — потому что собирался отплатить Кемпу за его наглость и заранее наслаждался этим.

Оставшегося времени только-только должно было хватить на подготовку. Завтра в это же время он будет готов лизать подошвы моих кроссовок, лишь бы вылезти из дерьма.




18


— Погано выглядите сегодня, капитан Новак.

Услышав свою фамилию, Сара подскочила. Она плохо спала и пребывала в отвратительном настроении. Полночи она размышляла над тем, что сказал ей Коплер.

От историй о раскаявшихся террористах ее просто тошнило. Она понимала, что можно сражаться за идеи и даже жертвовать жизнью ради них, но как же можно убивать невинных людей и делать сиротой собственного сына? Алекс Кантор не имел никакого отношения к убийственному безумию собственной матери. Он испил до дна всю чашу последствий покушения «Красной борьбы». В Пентагоне подобное называют побочным ущербом.

На образ изуродованного трупа Франчески Поцци накладывался образ безжизненного тела Наталии Велит. Неизвестно, идет ли тут речь о побочном ущербе, но если ее убил Алекс, Сара заставит его дорого расплатиться за это.

Она раздавила сигарету в пепельнице, стоявшей перед ней на стойке, и медленно повернулась к говорившему.

— Спасибо за комплимент, — ответила она, увидев перед собой Стефана Барбе, судебно-медицинского эксперта из префектуры. — Вы, кстати, тоже в полном порядке. Честно говоря, вы постарели на десять лет буквально за несколько месяцев. А ведь вам еще далеко до пенсии?

Эксперт расхохотался и сел на табуретку возле Сары. Потом он положил на стойку толстую папку с тесемками.

— Вы меня просто заваливаете работой. Не позволяйте такому количеству психопатов резвиться на природе, а то мне приходится проводить одно вскрытие за другим. Если так будет продолжаться, я буду вынужден работать в три смены.

Он сделал знак бармену, высокому тощему парню с бритой головой, и тот неторопливо подошел к ним.

— Что желаете?

Его тягучий голос звучал крайне вяло.

— Кофе, пожалуйста. Вы что-нибудь закажете? — спросил Барбе у Сары.

— Кофе.

— Будет сделано, — ответил бармен и медленно пошел к другому концу стойки.

Сара придвинула свой табурет на несколько сантиметров ближе к табурету соседа. Она знала Барбе с того момента, как поступила на работу в уголовную полицию. За десять лет он почти не изменился. Волосы поседели, но для мужчины под пятьдесят он сохранил достаточно стройную фигуру и безусловный шарм. В частности, именно поэтому Сару радовало, что ему поручили вскрытие тела Наталии Велит.

Радовало ее и то, что Барбе с уважением относился к трупам. Он не считал их просто кусками разлагающейся плоти. Он старался не резать больше, чем это было необходимо, а перед тем, как вернуть тело семье, всегда заботился о том, чтобы придать ему презентабельный вид. Наталия Велит закончила свой земной путь в приятной компании.

— К чему это свидание? — спросил эксперт. — Мы могли бы увидеться в морге.

— Вы прекрасно знаете, что я не очень-то люблю вашу штаб-квартиру. Мне делается плохо, даже когда я захожу в мясную лавку возле дома. К тому же у вас нельзя курить. А мне, чтобы быть совершенно счастливой, нужны всего лишь кофеин и хорошая сигарета.

— Да, с вашими аргументами не поспоришь. Однако помните о своих артериях.

— Их состояние меня не заботит. Я старательно избегаю всего, что могло бы их сохранить.

— Да уж, разве зеленая фасоль может соперничать с хорошим гамбургером, истекающим насыщенными жирами! — заключил эксперт.

Он не настаивал на своем, и Сара была ему за это благодарна. Смотреть на труп, даже изуродованный, на месте преступления она могла без особых эмоций. А вот наблюдать, как тот же труп разделывают на куски циркулярной пилой на металлическом столе — увольте.

И вообще, она так и не смогла привыкнуть к моргу. Она ненавидела это место, особенно длинный коридор, пересекавший институт судебной медицины. Там все было белое — и кафельный пол, и стены. Туда не проникали солнечные лучи, только мощные неоновые лампы заливали слепящим светом каждый миллиметр пространства.

Избавиться от этого сияния можно было, лишь закрыв за собой дверь в глубине коридора, дверь, ведущую к комнатам для вскрытия. Несколько шагов — и ты пересекал границу между жизнью и смертью. Грубая, почти что вульгарная метафора.

Ввиду всего этого бар, находившийся напротив института судебной медицины, представлял собой идеальное место для встреч.

Прежде чем перейти к сути дела, Сара подождала, пока бармен принесет кофе.

— Вы нашли что-то интересное? — спросила она эксперта.

— Если под «чем-то интересным» вы подразумеваете причину смерти, то мой ответ — да.

Он убедился, что бармен занялся кофеваркой и что ни один из посетителей не находится настолько близко, чтобы услышать их разговор, а потом протянул толстую папку Саре:

— Вот мой отчет о вскрытии и разные патоло-гоанатомические анализы. Я подчеркнул самое важное.

Каждое из своих дел Барбе знал в мельчайших подробностях. Работать с ним было невероятно легко. Его объяснения всегда отличались поразительной ясностью.

— Вкратце о моих предварительных выводах, — начал он, — хотя большая часть из них вам уже известна. На теле не было ни видимых ран, ни следов каких-либо ударов. Не было также и следов борьбы, ушибов, под ногтями ничего не обнаружено. Незадолго до смерти жертва имела добровольное половое сношение, влагалищное. Если хотите, я могу проверить ДНК партнера по базе данных национальной картотеки генетических отпечатков.

— Как по-вашему, сколько времени прошло с момента сношения до смерти?

— Трудно сказать. По-моему, от получаса до часа. Я склоняюсь к меньшему.

— Что ее убило?

— Она умерла от передозировки.

— Наркотика или лекарства?

— И того и другого. Результаты токсикологического анализа просто удивительны. Девушка приняла два разных вещества. И смесь, можно сказать, необычная. Я не встречал ничего подобного.

— Что она приняла?

— Думаю, что сначала был гамма-гидроксибутират.

— Это наркотик изнасилования? — спросила Сара.

— Именно. Что вы о нем знаете?

— То, что пишут в газетах, то есть немного.

— Ну, что же, тогда я вам коротенько расскажу. Кальция гамма-гидроксибутират — это синтетический наркотик. Он появился на рынке лет тридцать назад. Первоначально его использовали в качестве местного обезболивающего. В начале девяностых годов гамма-гидроксибутират начали широко применять в бодибилдинге. Ему приписывали способность стимулировать гормон роста за счет ускоренного сжигания жиров. Разумеется, с научной точки зрения это доказано не было. Сегодня его можно найти в ночных клубах. Завсегдатаи высоко ценят его эйфорические и галлюциногенные свойства.

— То есть он стал развлекательным наркотиком.

— Совершенно верно. Проблема с гамма-гидроксибутиратом в том, что в больших дозах он приводит к полной потере воли. Жертва находится в сознании, но не способна реагировать. Настоящая кукла, без каких-либо тормозов. С ней можно делать все, что угодно, а назавтра она обо всем забудет. Просто мечта для насильников, отсюда и название. К тому же препарат бесцветный и ничем не пахнет. Я не думаю, что кто-то сможет обнаружить его в коктейле или в бокале шампанского. Это, по-видимому, и объясняет отсутствие насилия.

— И эта гадость убила Наталию?

— Нет. Мы нашли в ее крови еще одно вещество, и, не стану скрывать, тут я не все понимаю.

— О чем речь?

— О кокаине, введенном в вену. Укол был сделан в сгиб локтя. При таком способе введения препарат попадает в кровь практически моментально.

— Так что вас смущает? Наталия вполне могла сама уколоться в течение вечера.

— Я в этом не уверен. Во-первых, если бы она приняла кокаин по собственному желанию, то вдохнула бы его, как это обычно делается. Делать себе укол — это сложная затея, требующая определенных приспособлений. А в протоколе следствия сказано, что ни в ее сумке, ни в квартире не нашли никакого шприца. Она не была наркоманкой. Все это наводит на мысль о еще одном человеке.

— По вашим словам, она сначала приняла гамма-гидроксибутират, а потом кокаин?

— Доказать это невозможно, но многие факты склоняют меня именно к такому выводу. Я исходил из того, что ее укололи против ее воли. Однако место инъекции совершенно чистое — значит, она не отбивалась. Видимо, она уже была в прострации от гамма-гидроксибутирата. Наркотик вызвал резкое ускорение сердечного ритма, кокаин усилил этот эффект, и сердце не выдержало шока. Я не представляю, как еще можно объяснить остановку сердца у такой молодой женщины.

— Значит, по-вашему, это был несчастный случай? — спросила Сара.

— Уверенно можно сказать, что дозы кокаина не хватило бы, чтобы убить ее. Не исключено, что укол сделали, чтобы вывести ее из ступора. Как бы то ни было, даже если говорить о несчастном случае, он и стал причиной смерти. Таким образом, с технической точки зрения — это убийство. Как я вам только что сказал, на предумышленное оно не похоже.

— Спасибо за ваши разъяснения. Все совершенно ясно. Прежде чем отпустить вас, я должна задать вам еще несколько вопросов. Вы, конечно, спешите?

Барбе взглянул на часы.

— У меня еще несколько минут перед следующим вскрытием. Мне только улицу перейти, так что все в порядке.

— Эта куча бумаг всего не объясняет, — заметила Сара, указывая на папку. — Оставим техническую сторону дела. Забудьте, что вы эксперт, а я — следователь. Скажите, на какие мысли все это вас наводит.

Врач надолго замолчал. Его взгляд скользил по стенам, увешанным рекламой разных марок пива.

То, о чем его просила Сара, противоречило самим основам его деятельности. Высказывать свое мнение — это не входило в его обязанности. Его работа состояла в том, чтобы выявить причины нарушения жизнедеятельности, приведшие к гибели. Он не хотел ничего знать о вскрываемых им трупах. Судебно-медицинскому эксперту крайне опасно пропускать через сердце дела, которыми он занимается.

Однако искреннее желание найти убийцу, написанное на лице Сары, в конце концов убедило его.

— Я могу лишь высказать предположение... Это была совершенная девушка, воплощение чистого идеала. И тем не менее, когда я проводил вскрытие, я очень ясно почувствовал, что ее совершенство — только видимость. Это трудно объяснить.

— Что заставляет вас так думать?

— Ее органы выглядели так, словно ей было сорок лет. Создавалось впечатление, что внутри она изношена, как будто прожила в ускоренном ритме все этапы человеческой жизни. Я не знаю, что ей довелось испытать в детстве, но она здорово помучилась. Да вот, посмотрите на эти снимки.

Он вытащил из папки две фотографии. На первой был запечатлен низ живота Наталии Велит. С отчетливым швом от операции.

— У нее был аппендицит, ну и что? — спросила Сара.

Эксперт улыбнулся и ткнул в шов пальцем.

— Не очень-то вы наблюдательны для полицейского. К счастью, вы не учились медицине. Этот шов расположен слева, а не справа, капитан Новак. Тут ни в коем случае не может идти речь об аппендэктомии. Посмотрите на второй снимок.

На этой фотографии была представлена та же часть тела жертвы, но уже вскрытая. Кожа и поверхностные ткани висели сбоку.

Сара не была готова к такому жестокому зрелищу. Она вздрогнула, но сразу же взяла себя в руки. Ей не хотелось выглядеть чрезмерно чувствительной в глазах Барбе.

— Когда я увидел шов, — продолжал тот, — я решил провести внутреннее обследование брюшной полости. Она перенесла сальпингэктомию. Иными словами, ей удалили одну фаллопиеву трубу.

— Я за вами не поспеваю, — призналась Сара.

— Скорее всего, у нее был сальпингит, это болезнь, передаваемая половым путем, которая чаще всего поражает женщин, имеющих много половых партнеров. Если ее вовремя не лечить, она может привести к бесплодию. Но эта девушка выпуталась удачно, так как сохранила способность к деторождению.

— Откуда вы знаете?

— Я посмотрел матку. Не так давно она забеременела и сделала аборт. В матке еще видны следы выскабливания. Когда я сказал вам, что она много пережила...

Барбе резко поднялся. Сара никогда не видела его таким. Его лицо исказилось до неузнаваемости. Он залпом допил кофе и скривился:

— Ничего нет хуже холодного кофе... Мне надо идти. Сожалею, что не могу рассказать вам больше.

— Вы отлично поработали, как всегда.

— Спасибо. Что бы вы ни выяснили по поводу этой девушки, не судите ее строго. Она прожила тяжелую жизнь. И под конец какой-то мерзавец изнасиловал ее и убил, а она даже не понимала, что с ней делают. Никто не должен умирать таким образом.

Он пожал руку Саре и направился к выходу. Перед тем, как шагнуть из мира живых в мир мертвых, он остановился. От волнения у него перехватило горло, и слова давались ему с трудом.

— Никто не должен умирать, не зная, почему он умирает, капитан Новак. Видя такое, я начинаю ненавидеть свою работу.

Когда за экспертом закрылась дверь и Сара осталась одна в баре, она снова посмотрела на труп Наталии Велит. Потом резко захлопнула папку, даже не потрудившись вытереть слезы, скатившиеся на фотографию.




19


Воздух в комнате был тяжелый, прокуренный. В течение нескончаемых десятых долей секунды отчет о вскрытии тела Наталии Велит, казалось, парил в этом тошнотворном облаке. Описав изящную дугу, он с оглушительным грохотом приземлился на стол комиссара Лопеса.

Самого Лопеса, укрывшегося за грудой папок, это совершенно не испугало. Чтобы вывести его из равновесия, требовалось нечто гораздо более сильное. Только сдвинутые брови под напомаженной челкой выдавали его раздражение.

Он уже привык к выходкам своей сотрудницы и даже не удостоил ее взглядом. Почти незаметным движением он втянул голову в плечи и приготовился к нападению. Ему вспомнился семинар, посвященный «Управлению человеческими ресурсами в полиции», на который его посылали несколькими неделями раньше. Лектор, излагавший теорию разрешения конфликтных ситуаций с помощью диалога, чуть не вывел его из себя. Судя по всему, он никогда не имел дела с такими, как Сара Новак.

Словно подтверждая ход мыслей своего шефа, Сара хлопнула ладонью по столу. Лопес рассудил, что она выпустила достаточно негативных эмоций, чтобы ей уже не захотелось вынимать револьвер из кобуры. Теперь можно было переходить к диалогу.

— Садись, Сара. И кончай тыкать в меня пальцем. Тебе никогда не объясняли, что это невежливо?

Замечание Лопеса растворилось в дымном воздухе. Сара тверже уперлась ногами в ковер и встала прямо напротив комиссара. Ее упрямый вид не предвещал ничего хорошего. Палец по-прежнему ходил взад-вперед перед носом ее непосредственного начальника.

— Что это за бардак? — рявкнула она.

— Полагаю, ты имеешь в виду мой вчерашний телефонный звонок?

— Вы же знаете, как я работаю, комиссар. Я уже большая и самостоятельная. Мне не хочется, чтобы вы звонили мне каждые пять минут, чтобы подсказать, что я должна делать. Или вы дадите мне возможность спокойно работать, или вы поручите дело кому-то другому.

— Послушай, Сара, я никогда не вмешивался в твои расследования. Но в этом случае я не мог поступить иначе. Управляющий делами кабинета министров лично звонил мне домой. Он сказал, что полицейскому, которого я направил к дому Луиджи Кантора, нечего там делать и он должен немедленно убраться оттуда. Я как с луны свалился. Даже не понял, о чем он говорит. Ты, как обычно, не поделилась со мной своими планами на вечер. С другой стороны, когда речь идет о тебе, меня уже ничто не удивляет. Твоя способность вляпываться в самые поганые ситуации уму непостижима.

— Я следила за Алексом. Что я могла сделать, если он отправился повидать отца, а за ним следила служба разведки.

Договаривая фразу, Сара поняла, что слишком разоткровенничалась. Глаза Лопеса расширились от удивления.

— Постой, постой... Кто тебе сказал про службу разведки? Уж точно не я. Во что ты еще впуталась?

— Я просто немного поболтала с агентами, которые сидели перед домом Кантора. Ничего страшного.

— Я же тебе велел убраться.

— Сначала я вас послушалась. Я уехала сразу после вашего звонка. Потом я подумала, что будет слишком глупо уйти просто так, не разобравшись, и вернулась, чтобы немного поговорить с ними.

Сара прикусила губу. У Лопеса вытянулось лицо. Он уже видел себя сосланным в какой-нибудь комиссариат в пригороде, туда, где мальчишки развлекаются тем, что сбрасывают на легавых с крыш стиральные машины.

Он шумно вздохнул, снял очки и потер виски кончиками пальцев. Что остается делать в ожидании приказа о переводе — только подсчитывать убытки.

— Черт возьми, Сара, вечно ты придумаешь какую-то глупость. Ты не можешь просто подчиняться приказам, как любой другой полицейский?

— Если моя манера работать вас не устраивает, увольте меня.

— Хорошая мысль. С удовольствием посмотрел бы на тебя на перекрестке, со свистком во рту. Во всяком случае, ты перестала бы ежедневно выкидывать свои штучки. Ладно, выкладывай... — приказал он.

Сара подробно рассказала о том, как прошел вечер. Лопес приветствовал известие о блестяще проведенном захвате заложников кривой усмешкой.

— Значит, эти кретины следят за отцом. Обычно им дела нет до уголовных преступлений.

— Я тоже об этом подумала, — ответила Сара. — Я навела некоторые справки о Луиджи Канторе. В семидесятых годах его подозревали в террористической деятельности. По данным итальянской полиции, он послал свою подружку заложить бомбу в автобусе. Она погибла при взрыве. В семьдесят восьмом году он сбежал во Францию.

— А вот это уже может объяснить присутствие службы разведки. Я попытаюсь разузнать, чего им надо. В течение двадцати пяти лет они позволяли Кантору спокойно работать. У такого внезапно пробудившегося интереса должна быть какая-то причина.

— Вряд ли это хорошая мысль, — перебила его Сара. — Если будет хоть малейшая утечка, они могут подумать, что мы хотим влезть в их расследование. Они будут давить на министерство, чтобы похоронить дело Велит.

— Посмотрим... Кстати, а что у тебя новенького по этому вопросу? — спросил Лопес. — Что показало вскрытие?

— Барбе отлично поработал. Наталию действительно убили, как вы и предполагали, но, по всей вероятности, речь идет о несчастном случае. О случайно допущенной передозировке. Вы все тут прочтете.

Лопес посмотрел на папку, которую она бросила ему на стол:

— И что ты собираешься делать? Несмотря на все меры предосторожности, твоя маленькая ночная атака вряд ли надолго останется в тайне. Не теряй ни секунды.

— Поняла, — сказала Сара, кивнув головой. — Начну с того, что расспрошу всех, кто был с Наталией в «Инферно». Думаю, на это уйдет почти весь день.

— Хочешь, чтобы тебе немного помогли?

— Комиссар... — проворчала Сара.

— Ладно, ладно, не куксись. Не забывай, что результаты мне нужны как можно скорее. И закрой дверь, когда выйдешь.

Лопес погрузился в изучение отчета о вскрытии. Сара постаралась закрыть за собой дверь тихо-тихо. На испуганный взгляд секретарши она ответила улыбкой милой и разумной девочки, которая никого и никогда не обидит.




20


Большинство людей считают, что в боксе все решает физическая сила. Они ошибаются. Руководствуясь советами хорошего промоутера, горилла весом сто пятьдесят килограммов и с несоразмерно длинными руками, конечно, может завоевать корону чемпиона мира и сохранять ее долгие годы. Достаточно просмотреть список лучших современных тяжеловесов, чтобы убедиться в этом.

Однако, в глазах знатоков, настоящий чемпион — это не бульдозер, давящий все на своем пути и не отличающий своего соперника от подвесной груши. Если при такой силе мозг работает вхолостую, а нервы могут подвести в разгар трудного раунда, боксеру не суждено войти в легенду.

Хорошие боксеры, те, что имеют терпение дождаться, пока соперник раскроется, прежде чем обрушить на него свой апперкот, встречаются редко. Большинство из них бесполезно растрачивают силы, молотя пустоту. Они думают, что хотя бы один или два из этой лавины ударов попадут в цель.

Я никогда ничего не понимал в теории вероятности и, может быть, именно поэтому ненавижу такую манеру ведения боя. Я не питаю уважения к полумерам. Мне нравятся типы, способные сдерживать энергию на протяжении многих раундов, а потом молниеносно выпустить ее — прямо в подбородок противника.

Чтобы заниматься таким боксом, надо быть чокнутым. Ты постоянно рискуешь попасть под удар, от которого невозможно увернуться. Это так же возбуждает, как игра в русскую рулетку с пятью патронами в барабане.

Но в моем личном пантеоне только чокнутых и можно найти.

Да и я сам, наверное, спятил, когда решил поймать в ловушку Кемпа. Если я ослаблю бдительность, пусть даже на короткое мгновение, контрудар будет сокрушительным. Он пустит по моему следу легавых, адвокатов, судебных исполнителей — весь свой арсенал массового уничтожения. А я стану не больше чем спичкой в гигантских лапах Железного Майка. Меня раздавят, сломают, сожгут, уничтожат, не говоря уж о позоре, которым моя семья будет покрыта до скончания веков.

Чтобы избежать такого рода неприятностей, я провел вечер, уточняя каждую деталь плана с Лолой и Дмитрием. Первая предоставила в мое распоряжение свою изобретательность, второй — свое отличное знание столичного мира жулья и поставщиков краденого.

Дмитрий — это настоящий Моцарт махинаций, подлинный ас изворотливости. Попросите у него то, чего вы хотите, и через мгновение вы это получите. Он найдет вам самые невероятные вещи по ценам, способным выдержать любую конкуренцию. В этой области у него нет соперников в Париже.

И тем не менее, когда я потребовал у него две миниатюрные цифровые камеры, провода, совпадающие по цвету с бирюзовыми стенами галереи, и переходник, чтобы подключить их к моему компьютеру, он посмотрел на меня как-то странно.

— У тебя есть два часа, — уточнил я. — Потом мне еще надо будет все это установить.

— У тебя с головой не в порядке, Алекс, — ответил он. — Не могу я тебе достать это за такое короткое время. Где, по-твоему, я должен искать эти штуковины?

— Дмитрий, ты меня разочаровываешь. Я видел, как Макгивер сделал гораздо больше за гораздо меньшее время. А ведь он действовал, будучи привязанным к стулу!

— У Макгивера был симпатичный босс, не цеплявшийся к цвету оборудования.

Это точно. Будучи человеком честным, я ему не ответил. Я просто пожал плечами. Дмитрий вышел из галереи расстроенный, прижимая мобильник к уху.

Через час и пятьдесят пять минут он вернулся со всем, что я у него просил. Конечно, провод оказался на четверть тона темнее, чем надо, но я воздержался от замечания. Мое умение использовать человеческий потенциал на все сто наполняло меня уверенностью.

Согласно плану, в значительной степени разработанному хитроумной Лолой, мы собирались запереть Кемпа в галерее, а потом припугнуть его с помощью «магнума», хранившегося в моем сейфе.

Мы нимало не сомневались, что он, так или иначе, участвовал в трагических событиях, имевших место два дня назад. Мы решили, что под давлением Кемп расскажет нам, какую роль он играл в убийстве Наталии, и добровольно назовет имя ее убийцы. И все это мы собирались записать на цифровой носитель, на диск DVD и на следующий день отправить следовательнице уголовной полиции, которая меня допрашивала.

Для успеха предприятия требовалось, чтобы Кемп ничего не заподозрил и разговаривал с нами совершенно откровенно. Вот почему звукозаписывающую аппаратуру следовало хорошенько замаскировать. Внутренняя планировка помещения была очень проста. По сути дела, галерея представляла собой одну большую вытянутую комнату, перегороженную в глубине стенкой из плексигласа — за ней находился мой кабинет.

Мы поставили одну камеру над входной дверью, вторую — напротив, скрыв ее в углублении лепнины над сейфом. Таким образом мы обеспечили полный обзор всей галереи. Ни один квадратный сантиметр не останется скрытым от объектива. Кемп не найдет места, где спрятаться. В этот раз ему придется участвовать в дефиле, а не стоять за кулисами.

Провода, пущенные по желобкам плинтусов, были почти незаметны. Они сходились у небольшой металлической коробочки, соединенной с компьютером на моем столе. Все, что будет происходить в помещении, немедленно запишется на мой жесткий диск.

Для записи звука Дмитрий принес мне крохотный шпионский радиомикрофончик, подключенный к цифровому диктофону, который лежал у меня в кармане брюк. В качестве бесплатного приложения он раскошелился на электронную систему, автоматически включавшую запись, как только входная дверь в галерею открывалась на пятнадцать градусов.

Мне оставалось только организовать маленькое шоу на американский лад. Я всегда мечтал сыграть этакого истеричного бандита, во всяком случае, с тех пор, как в финале «Лица со шрамом» увидел Пачино с пушками в обеих руках, нюхавшего гору кокаина, прямо перед тем, как в грудь ему всадили чуть не сотню пуль. Впрочем, я собирался остановиться, не доходя до финальной сцены.

Я извлек «магнум» из сейфа и сунул его в большой конверт из крафт-бумаги, который положил на стол, прямо перед своим стулом. Потом попробовал быстро вытащить револьвер и тренировался до тех пор, пока рука не стала молниеносно проскальзывать в конверт. Оказалось, это детские игрушки. Чтобы занять позицию для стрельбы, мне хватало пяти секунд. Кемп не успеет понять, что с ним случилось.

Я не думал, что смогу с такой легкостью превратиться в хищника. Вообще-то я парень осторожный и хорошо воспитанный. Но мне, как и всем на свете, случается злиться, если со мной ведут себя неподобающим образом. Порой, сталкиваясь с подлостью некоторых конкурентов, я не могу удержаться, чтобы не указать им на недостатки в воспитании. Довольно часто я даже чувствовал, как во мне разгорается непреодолимое желание вырвать им глаза и изничтожить все их потомство.

К счастью, моя природная трусость не позволяет этим позывам к мести выйти за жесткие рамки фантазии. В худшем случае я запускаю в окружении неприятеля несколько хорошо продуманных сплетен или сосредоточиваюсь и перехватываю у них выгодную сделку. Несмотря на то что эти вендетты местного значения не получали огласки в прессе, до сих пор мое «я» вполне ими удовлетворялось.

Но благодаря Кемпу я открыл в глубине собственной души потенциал жестокости, о котором и не подозревал. Стоило мне представить себе его предстоящее смятение, и у меня по спине пробегала сладкая дрожь. Я мог думать только о том, как загоню его в угол и уничтожу. Остальное было мне безразлично.

К восьми часам мы закончили приготовления. Я чувствовал себя слишком возбужденным, чтобы сидеть в галерее и ждать, пока Кемп соблаговолит доставить сюда свой центнер жира, поэтому я предложил пойти в ресторан.

Дмитрий сослался на встречу с какой-то молодой рок-н-ролльной певицей — он прилагал все усилия, чтобы стать ее продюсером, — и покинул нас. Я подозревал, что этот предлог был полной туфтой и что он просто хотел избежать неприятностей, но тем не менее отпустил его. Любовь к приключениям не входила в число его главных добродетелей, а помог он нам достаточно. Он сел за руль своего «мустанга»-кабриолета и рванул с места на бешеной скорости, помахав нам рукой.

Мы с Лолой остались вдвоем. Ввиду сложившихся обстоятельств, она отказалась от наряда роковой женщины и удовольствовалась маленьким черным свитерком и джинсами на бедрах. Это одеяние дополняли серебристые кроссовки и открытый пупок.

Я не верил своим глазам: Лола оделась как нормальная девушка, а не как японская школьница, голливудская вамп-звезда или готическая соблазнительница, на ней не было ни кожаного корсета, ни соответствующей мини-юбки, ни ошейника с заклепками. Без своих побрякушек она не стала менее хорошенькой. Менее пугающей — это точно.

— Мне ужасно нравится, как ты выглядишь, — признался я. — Пойдем поужинаем?

— Я не особенно голодна. А как ты насчет небольшой разминки? — ответила она, открыто поглядывая в сторону дивана.

Я воздел глаза к небу. Сопротивление Лоле выходило за пределы человеческих возможностей. Ничто и никто не мог устоять перед ней, если она чего-то хотела. В данном случае объектом ее желания была моя скромная особа.

Этот интерес мне льстил, но, учитывая непостоянство Лолы и ее ненасытность в отношениях с мужчинами, он не предвещал мне в ближайшем будущем ничего, кроме крупных неприятностей.

— Не собираешься же ты носить траур целый год? — спросила она.

— Напоминаю тебе, что Наталия умерла три дня назад.

— Наталия... Ах да, припоминаю... Забудь ее, Алекс. Она правильно сделала, что бросила тебя. Вы не были созданы друг для друга.

— А в чем ты мне больше подходишь?

— Раскрой глаза, мальчик мой: я симпатичная, славная, с хорошей фигурой и с воображением. О такой девушке, как я, все мужики мечтают.

— Лола, в тебе скрыт гигантский источник неприятностей.

— Это правда, — согласилась она. — Но тебе не будет скучно, а это уже что-то. Ой, а вообще, ты меня раздражаешь...

Лола обхватила меня за шею и прижалась губами к моим губам. Поскольку я не предвидел такую выходку, то не сделал ничего, чтобы помешать ей просунуть язык мне в рот.

Приходилось констатировать: Лола потрясающе целовалась.

Развитие событий подтвердило, что я правильно поступил, вложив средства в покупку удобного дивана. Теперь я лучше понимал, почему Лола так стремилась выбирать его вместе со мной. Да и сама идея поставить диван в галерее принадлежала ей.

Как обычно, она все продумала. Ее войска подкрались незаметно, я ничего не заподозрил. Я мысленно утешался тем, что мной могли бы манипулировать и менее приятным способом.



Собирая свою одежду, разбросанную по застекленному кабинету, я почувствовал тошноту. Лола воспользовалась мгновением слабости и соблазнила меня. Я пытался убедить себя в том, что оказался простой жертвой, но, при всей моей неискренности, мне это не удавалось.

Даже если принять во внимание, что инициатива исходила от Лолы, это не снимало с меня моей доли ответственности. Трахаться с бывшей любовницей — не лучший способ почтить память усопшей.

Наталия заслуживала более достойного траурного бдения. Я оказался негодяем, а Лола — моим личным демоном. Она будет терзать меня до конца — так было предначертано.

— От этой разминки я проголодалась, — сказала она, натягивая трусики. — Я знаю тут рядом чудный ресторанчик. Пригласишь меня отпраздновать?

— Что отпраздновать?

— Ну... Все это: ловушку для Кемпа, наше воссоединение...

— Наше воссоединение? — заорал я. — Мы переспали, черт побери! Это не означает никакого воссоединения!

Лола снова обняла меня. У меня не хватило сил оттолкнуть ее. Она еще раз облизала мои губы, а потом, наконец, отодвинулась.

— Не стоит так нервничать, Алекс. Я буду умницей, обещаю.

Она подкрепила это обещание хорошо рассчитанным ударом по моей заднице.

— Давай одевайся, мы идем ужинать. Ты назначаешься официальным спонсором вечера. Когда с Кемпом все будет улажено, ты даже получишь право снова раздеть меня.

Не закрывая рта, она натянула джинсы и надела свитер прямо на голое тело, а потом решительно направилась к двери. Я чуть было не сказал ей, что она забыла на диване свой лифчик. Поняв, что она сделала это нарочно, я сунул его в карман куртки и побежал за ней.

Кончится тем, что Лола сведет меня с ума.




21


То, что Лола называла чудным ресторанчиком, на самом деле оказалось самым дорогим заведением из всех, в которых я бывал в последнее время. Мне следовало этого ожидать. Лола обожала тратить чужие деньги.

Впрочем, судя по всему, сюда Лолу приглашали не впервые, так как метрдотель, толстяк с мятым лицом, устремился к ней, как только она переступила порог. Поймав руку моей помощницы, он поднес ее к своим толстым губам.

— Какое счастье снова увидеть вас, мадам! — приветливо воскликнул он. — Ваш обычный столик?

— Спасибо.

— Следуйте за мной, прошу вас.

Наконец, он выпустил руку Лолу и повел нас через зал. Моего присутствия он вроде и не заметил. Все Лолины кавалеры казались ему на одно лицо. Ему плевать было, как их зовут, как они выглядят, какой у них характер, лишь бы содержимого их бумажников хватало на удовлетворение малейших капризов его клиентки.

— И часто ты тут бываешь? — прошептал я на ухо Лоле.

— Не все мои любовники такие скряги, как ты.

Метрдотель подвел нас к столику в глубине ресторана, в стороне от других. Он сделал едва заметный жест, и официант устремился к нам, чтобы взять пальто. Другой отодвинул стул Лолы и помог ей сесть.

— Шампанского? — предложил распорядитель церемонии.

— О чем речь! — ответила Лола. — Мы празднуем окончание долгой разлуки.

Шампанское прибыло прежде, чем я успел выразить свое несогласие. Насыщенного цвета, на этикетке указан год, температура выдержана с точностью до градуса. Настоящее чудо. Однако при одной мысли о цене этой бутылки во рту у меня появилась очень неприятная горечь.

Лола ухватила бокал кончиками пальцев и немного подняла его.

— За наш союз! — воскликнула она.

— Угу, — весьма неуверенно ответил я. — Супер...

— Алекс, ты зануда. По-моему, только что, на диване, ты не был таким ворчуном.

Я подумал о том, как мы кувыркались на этом диване, и покраснел. В объятиях Лолы я полностью забылся. Я ни на мгновение не вспомнил о Наталии. Вместе с первым глотком шампанского я проглотил и жгучие угрызения совести.

Метрдотель принес меню. Буйство цен несколько умерило мои терзания. Этот обед станет моим покаянием. Вместо того чтобы бичевать свое тело, я просто разом опустошу свой банковский счет. На первый взгляд это может показаться процедурой менее болезненной, но в ближайшие две недели мне придется довольствоваться хлебом и картошкой.

Я вздохнул, услышав, что Лола заказывает самые дорогие блюда. Метрдотель улыбался все шире и шире. Я быстренько подсчитал в уме, во сколько обойдется мне Лолин ужин. Получилось — примерно в четверть моего месячного дохода. Терять было уже нечего, и я тоже выбрал блюда с бесконечными и устрашающими названиями. Восхищенный метрдотель удалился на кухню.

Не успели мы приступить к закускам, как у меня зазвонил мобильный. На дисплее высветился номер Сэмюэля Бертена.

Я не сразу решился ответить. Поздний звонок от Сэма не предвещал ничего хорошего. Обычно в такое время он попивал виски в номере поганой гостинички в компании девицы, с которой познакомился минут пятнадцать назад.

Если уж он соизволил позвонить, значит, речь идет о важном деле, иными словами, о каких-то новых неприятностях.

— Кто это? — спросила Лола.

Я изобразил пальцами револьвер и сделал вид, что стреляю в нее. При этом я крикнул «бум!» — причем достаточно громко, чтобы заглушить звонок. Лола не поняла намека и нахмурилась. Я уже собирался повторить свой жест, но метрдотель повернулся ко мне с таким злобным видом, что я почувствовал себя обязанным снять трубку.

— Алло? Сэм, какой приятный сюрприз! — сказал я голосом телеведущего, лицемерным и медоточивым.

— Привет, Алекс, я не помешал?

Сэм никогда раньше не задавал мне подобных вопросов. Не в его стиле было проявлять заботу о ближнем.

— Нет, не помешал. Я тут ужинаю с Лолой. Чем могу быть полезен?

— Ты ужинаешь с Лолой... — повторил Сэм. — Извини, что пристаю.

Мои опасения подтверждались: с ним что-то произошло. Такое расшаркивание было ему несвойственно.

В своих отношениях с людьми Сэм буквально следовал знаменитой доктрине «массированного возмездия», выдвинутой Эйзенхауэром в начале пятидесятых годов. Он высаживался среди аборигенов, сметал все на своем пути и отбывал с ощущением мира в душе.

Однако такое внезапное проявление альтруизма пробудило во мне сомнения. В конце концов, может быть, Сэмюэль Бертен лучше того карикатурного образа, который сложился в моем мозгу? Я вспомнил уроки катехизиса, полученные в детстве, и решил пересмотреть свое неверие в род человеческий.

Я расслабился и постарался быть любезным:

— Чего ты хочешь?

— Мне неудобно... Не хотелось бы портить тебе ужин.

— Сэм, — сказал я начальственным тоном, — говори, чего ты хочешь. После этого посмотрим, мешаешь ты мне или нет.

— Вообще-то мне надо срочно вернуться в Штаты, чтобы уладить одно дельце, и я хотел бы забрать часть из денег, полученных за мои скульптуры.

Какое облегчение! Я торжествующе ткнул кулаком в сторону Лолы. Тем не менее следовало изобразить, что я волнуюсь за Сэма. Мой учитель катехизиса гордился бы мной.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Нет, не беспокойся. Но мне нужны деньжата.

— Я пока не смогу отдать тебе полностью твой процент от продажи. На следующей неделе я должен отправить две работы в Рим. Жду перевода.

— Не страшно. Сколько можешь дать сейчас?

— В данный момент у меня в сейфе не так много наличности. Две тысячи евро, может быть, две с половиной.

— Годится. Остальное пришлешь позже. Я могу зайти сегодня попозже?

А, черт!

— Сегодня вечером мне неудобно, — возразил я.

— Я улетаю завтра в восемь. Алекс, будь так добр... Я стою перед галереей, можешь подойти?

Я посмотрел на часы. Половина десятого. Можно успеть, но при условии, что я выскочу прямо сейчас.

— Хорошо, сейчас приду. Я буду там через пятнадцать минут. Зайди в какое-нибудь кафе.

— Тут рядом все закрыто, — простонал Бертен. — Ты мне не скажешь код галереи? Я бы подождал тебя внутри.

Я достаточно хорошо знал его, чтобы крепко призадуматься. Бертен был типичным разрушителем. Запустить его одного в галерею мог только ненормальный.

— Пожалуйста, Алекс... На улице жуткий холод. Я замерзаю.

Я мысленно окинул взглядом содержимое галереи. В конце концов, большинство работ, к которым он получит доступ, принадлежат ему. А остальные, ценные, заперты у меня в кабинете. К тому же система наблюдения, установленная Дмитрием, гарантировала от неприятных неожиданностей.

Если Бертен что-то натворит, у меня будет доказательство его вандализма. Каких только доказательств я не предъявлял своей страховой компании! Не хватало только видеозаписи, запечатлевшей расправу автора над собственными творениями. Уж если после такого я не попаду в ежегодный список лучших клиентов, публикуемый журналом страховых обществ...

А может быть, мне удастся даже выгодно продать пленку. «Последний перформанс Сэмюэля Бертена: момент признания художником ничтожества своих произведений». Приверженцам мета-художественной критики хватит пищи для размышлений на долгие годы.

— Ладно, — согласился я. — Ты готов нажимать?

— Да, диктуй.

Я назвал ему код входной двери и пообещал, что присоединюсь к нему как можно скорее, а потом отключился, понимая, что совершил страшную глупость.

Я не осмеливался посмотреть на Лолу. Я испортил празднование нашего воссоединения. Она наверняка подумает, что я сделал это нарочно. Приготовившись к самому худшему, я сгруппировался, как для экстренного приземления, подобрав колени и прижав локти к груди.

К моему великому удивлению, самого худшего не произошло. Лола не выплеснула мне в лицо вино, не швырнула на пол тарелку, не заорала, что я — подлая свинья и эгоист. Она всего лишь взяла в рот кусок маринованной семги, а потом положила вилку возле тарелки.

Под прикрытием скатерти ее голая нога скользнула по моему бедру и застыла в опасной близости от моего мужского достоинства.

Захваченный врасплох, я застонал от неожиданности. Лола приложила палец к губам и хитро подмигнула мне. Она не переставала улыбаться и испепелять меня взглядом, в то время как ее пальцы шарили по моей ширинке.

Я знал Лолу уже целых десять лет, и все же, стоило ей прикинуться этакой милой кошечкой, я попадался на крючок.

Когда она сжала пальцами мой пенис и стала ритмично раскачивать его, по всему моему телу пробежала судорога. Я выпустил телефон, и он упал на ковер возле моих ног. Мое дыхание стало хриплым и прерывистым, почти как у астматика на грани удушья.

— В последний раз ты проделываешь со мной такое, Алекс, — медленно проговорила она, не переставая улыбаться. — Вот тебе, чтобы не забывал.

Внезапно она распрямила ногу и уперлась ею мне в пах. Ее пятка вжималась все глубже, давя и расплющивая все на своем пути. Я почувствовал, как по телу разлилась дикая боль. Издав жалобный крик, я чуть было не свалился со стула.

Впрочем, жалкие остатки потерянной гордости не позволили мне упасть на пол. Я кое-как уцепился за стол. Мой бокал покачнулся, перевернулся и разбился на скатерти. В мгновение ока я оказался в центре внимания всего ресторана.

Метрдотель, возмущенный тем, что его обеденный зал превратился в поле битвы, сделал шаг ко мне.

Лола предвосхитила его смертоносные намерения.

— Никогда так больше не делай, — сказала она. — А теперь — мотай отсюда. Я приду в галерею, когда доем.

Оправдываться мне было нечем. К тому же боль так меня скрутила, что я не мог выдавить из себя ни слова. Я встал и начал надевать пальто.

Я уже отходил, когда Лола окликнула меня. Она протянула ко мне руку ладонью вверх:

— А карточка?

Это прозвучало не как вопрос. В других обстоятельствах я послал бы ее куда подальше, но у меня больше не было сил. Я вытащил бумажник и протянул ей свою кредитку.

Я уходил с горящими яйцами, под насмешливыми взглядами метрдотеля и половины посетителей. Лола, оставшаяся за столиком одна, торжествовала.




22


До галереи я добрался за двадцать минут. Каждый мой шаг сопровождался ощущением, будто в мои половые органы втыкают сотни иголок. Боль стала утихать только через несколько сотен метров.

За четверть часа мне удалось сделать то, на что у человечества ушли сотни тысяч лет: перейти из полусогнутого положения в вертикальное. К тому моменту, когда передо мной возникло здание галереи, я чувствовал только небольшое неудобство.

Поскольку я не мог по-настоящему сердиться на Лолу, то перенес всю ненависть на Бертена. Этот тип неизбежно притягивал неприятности, даже если не стремился к этому нарочно. Настоящее стихийное бедствие.

Несмотря на желание применить к мужским достоинствам Бертена особые методы Лолы, я сразу же решил, что сегодня вечером не стану снимать напряжение за его счет. Мне следовало как можно скорее послать его ко всем чертям, потому что Кемп, безусловно, не опоздает.

К тому же завтрашний день сулил много удовольствий: Бертен в самолете, летящем в Нью-Йорк, Кемп по уши в дерьме... Размышляя о светлом будущем, я толкнул дверь галереи.

Не обнаружив ни малейших признаков присутствия Бертена, я в изумлении застыл на пороге. Я ожидал увидеть его сидящим в углу, курящим косяк или забавляющимся с одной из своих скульптур. Однако в галерее было темно и тихо. И тем не менее входная дверь была открыта.

— Сэм! — позвал я. — Где ты, черт тебя дери?

Ответа не последовало. Наверное, этот идиот передумал и ушел, а куда — одному богу известно.

Я стал на ощупь искать выключатель на ближайшей стене. А найдя его, понял, насколько обоснованными были мои опасения. Вырванный выключатель свисал со стены. Я все же попытался нажать на кнопку, но ничего не произошло. Я пощупал провода и понял, что один из них отсоединен.

Да, такие выходки были вполне в духе Сэма. Если ему становилось скучно, он начинал крушить все вокруг — ничто его так не развлекало. Он культивировал в себе эту гнусную привычку с тех пор, как жил в отеле «Челси» в компании Ди Ди Рамона и Джонни Сандерса.

Сэм Бертен считал себя последним настоящим бунтарем. Мне следовало бы напомнить ему, что движение панков умерло, когда Сид Вишус испустил последний вздох.

Эта героическая эпоха существовала только в его воспоминаниях. Все его старинные приятели умерли или пребывали в состоянии прогрессирующей немощи: артерии Ди Ди в конце концов подвели его при десятой передозировке, Игги предпочитал валяться на надувных матрасах, а не на своих легендарных черепках, а Оззи демонстрировал болезнь Паркинсона по телевизору, сидя на двуспальном диване стоимостью в десять тысяч долларов.

А Бертен ваял идиотских восковых мадонн. Вечные сожаления.

Иными словами, его статус выжившего ни в коем случае не давал ему права устраивать бардак у меня в галерее.

Второй выключатель находился возле прозрачной стены моего кабинета, на другом конце галереи. Выбора у меня не оставалось. Чтобы подсчитать убытки, придется пересечь помещение в темноте.

Я не решался представить себе, во что превращена галерея. Судя по всему, этот кретин здорово накачался. Я словно видел все, что здесь произошло: он укололся, выкурил несколько косячков, чтобы поскорее войти в кайф, и все запил текилой, потому что, как он однажды объяснил мне, алкоголь не дает мозгам полностью выключиться. Потом, прежде чем убраться, он все переломал. Я благословил интуицию, заставившую меня установить видеокамеры.

В нескольких метрах от меня послышалось какое-то шуршание. Бертен, без сомнения, притаился где-то в углу. Я безуспешно пытался определить, откуда идет звук. Мне показалось, что я увидел, как перед прозрачной стенкой кабинета промелькнула какая-то тень.

— Сэм, это ты? С выключателем — это ты гениально придумал. Я здорово повеселился. Очень правдоподобно, приятель. А теперь, пожалуйста, включи свет.

Час от часу не легче. Этот идиот спрятался. Вообразил себя ковбоем, подстерегающим индейца. Ну что же, я был бы не прочь снять с него скальп.

Стараясь не шуметь, я сделал несколько шагов вперед, в том направлении, где заметил какой-то силуэт. Слева от меня послышался приглушенный треск. Тень снова шевельнулась.

В моем мозгу прозвучал сигнал тревоги. Внешность Бертена вполне соответствовала хрестоматийному облику любителя пива. Он был большой и пузатый. После тридцати лет курения и ранения пулей двадцать второго калибра из его легких при малейшем усилии исходил свист. А мой призрак двигался быстро и беззвучно.

Вывод: это был не Бертен. Значит, и все это устроил тоже не он.

Я повернулся и бросился к выходу, но мой гость опередил меня. Он встал между мной и дверью. Я не видел его лицо, но мог различить контуры его тонкого мускулистого тела. Самое большое опасение вызвал револьвер, поблескивавший при свете луны в его руке.

Передо мной открывались две возможности. Попытаться силой проложить себе дорогу с риском оказаться подстреленным или же укрыться в кабинете.

Сложнее всего было решить проблему с его дверью. Электронная коробочка, управлявшая механизмом замка, была совсем крохотная, с кнопками, как на карманном калькуляторе. Мне было трудно набрать код при свете дня, а уж в темноте...

Я видел всего один выход: как можно скорее добраться до второго выключателя, зажечь свет и открыть дверь, увертываясь от пуль. Когда я окажусь в кабинете, мне останется только молиться, чтобы плексиглас оказался таким пуленепробиваемым, как сулил продавец.

Массивная фигура идола из банок «Кэмпбелл», стоявшая напротив кабинета, представляла собой отличный ориентир. Я сделал глубокий вдох и медленно пошел в глубь галереи.

У меня возникло неприятное ощущение, что мой противник повторяет мои движения. Он не торопился. Словно опытный охотник, он довольствовался тем, что прижимал меня к стенке кабинета. Меня охватила дикая паника. Все мое тело буквально приказывало мне бежать к кодовому замку.

Тем не менее я сумел не поддаться этому импульсу и постарался отступать все так же медленно. В критический момент самым главным окажется правильный расчет времени. Я повторял в уме, что именно должен сделать, когда доберусь до двери.

Раз: зажечь свет.

Два: набрать код на этих чертовых кнопочках.

Три: закрыть за собой дверь.

Четыре: если я выживу, зажечь свечку.

В лучшем случае на три первых операции у меня будет не более десяти секунд. Один шанс из ста, что я в них уложусь. Это уже что-то.

Девяносто девять процентов из ста, что мне это не удастся. Если смотреть с этой точки зрения, дело обстоит гораздо хуже.

Человек приблизился еще на метр. Мне следовало решиться. Я снова сделал глубокий вдох и прыгнул к прозрачной стене. Почти врезавшись в плексиглас, я протянул руку и нажал на выключатель. Неоновые лампы под потолком мигнули, и по галерее разлился теплый свет. Теперь я был виден как на ладони.

Я молнией метнулся к кодовому замку и набрал четыре цифры. Противник раскусил мой маневр. Он выругался и бросился ко мне.

Спасительного щелчка все не было. Когда дверь наконец открылась, я ввалился в кабинет и захлопнул ее ногой. Еще один щелчок. Я выжил. Десять секунд назад я не поставил бы и гроша на такой исход.

Я не успел перевести дыхание. Нападавший на меня человек, не в силах справиться с инерцией, со всего размаху врезался в дверь и отлетел назад. Теперь он сидел на полу передо мной. Наши взгляды встретились. В моем читалось удивление, в его — желание убить.

Чтобы не оставлять никаких сомнений в своих намерениях, он навел револьвер на мое лицо и выстрелил. Пуля отскочила от двери и срикошетировала в одну из скульптур Бертена. На плексигласе остался след в виде маленькой звездочки. Я порадовался, что поставил пуленепробиваемую стенку.

Уже одно только недоумение на лице моего посетителя оправдывало все расходы. Он замер на какое-то время, и это позволило мне рассмотреть его. Тонкие черты, темные глаза, седые волосы, подстриженные бобриком, — я никогда не видел этого человека. Если он профессиональный убийца, то ему скоро пора на пенсию. Явно за пятьдесят, но для своего возраста подвижный. Внезапно его лицо словно окаменело.

Прежде чем я опомнился, он кинулся к выключателю и погасил свет. В галерее сделалось темно и страшно.

Все так же сидя на полу, я пялился в темноту, пытаясь разглядеть, что происходит в помещении. В течение долгих секунд не происходило ничего, потом я угадал какое-то движение возле двери, а потом снова стало тихо.

Я был жив, а мерзавец, пытавшийся убить меня, смылся. Да, теперь следовало зажечь свечку.

Тем не менее я не осмеливался выйти из своего убежища. Отец воспитал меня в уважении к осторожности. Не доверять другим, еще меньше доверять самому себе: в течение последних двадцати пяти лет на этом принципе строилась вся его жизнь. Да и моя тоже, кстати.

Конечно, ни один из нас не являлся образцовым членом социума, но только такой ценой можно было избежать неприятных неожиданностей. Например, ночных посетителей, вооруженных револьверами. Отсюда — сейф, встроенный в стену, и пуленепробиваемая стена, способная отгородить от всяких случайностей, хотя мне нечего было прятать за ней.

Не доверять другим, еще меньше доверять самому себе. Предупреждение, бесчисленное число раз повторявшееся отцом, вспыхнуло в мозгу ярко, как закрепившийся павловский рефлекс. Я боролся с желанием бежать сломя ноги из этой стеклянной клетки. Что-то подсказывало мне, что следует выждать.

К тому же мне надо было понять, как получилось, что я сижу на полу в своем кабинете, в темноте, а мои внутренности сводит от страха. Я мысленно составил список имевшихся деталей. Открытая дверь, отсутствие Бертена, ублюдок, пытающийся застрелить меня без предупреждения...

Все это попахивало чем-то скверным. Если уж быть до конца честным, то целая гора дерьма не испускала бы такого зловония. У меня в мозгу сразу же родились две гипотезы. Первая в этих обстоятельствах выглядела почти приятно, вторая, напротив, казалась мне слишком чудовищной, чтобы рассматривать ее всерьез.

Я прокрутил в голове разыгравшуюся тут сцену. Бертен вошел, немного позабавился, а потом слинял, не заперев за собой дверь. Мимо шел какой-то местный бродяга. Он воспользовался случаем, чтобы что-нибудь спереть. Скульптуры так напугали его, что он набросился на меня. Меня нисколько не удивляло, что художества Бертена могли вызвать у человека отчаянное желание убивать. Испытав их воздействие на себе, я прекрасно понимал бродягу.

Итак, я стал жертвой неудачного стечения обстоятельств. «Неисчерпаемый драматизм человеческих судеб», — как выразился бы Жан-Люк Годар. Проще говоря, так уж случилось, и ничего не попишешь.

Но эта гипотеза, хотя и успокаивала, была совершенно неправдоподобной. Как бы я ни хотел, я не мог в нее поверить. Оставалась вторая возможность, та, при мысли о которой меня трясло. Та, о которой я предпочел бы вообще не думать.

Этот посетитель пришел сюда не случайно. А Бертен вообще не вышел из галереи.




23


Идол, собранный из консервных банок «Кэмпбелл», был погружен во мрак, как и вся галерея. Хотя он находился всего в нескольких метрах от меня, я мог различить только контуры, ощетинившиеся кусками жести. Зато я безошибочно узнал торчавшие из-за него ноги, обутые в башмаки «Конверс». Сэмюэль Бертен лежал там, за подставкой.

Я не знал, жив ли он еще. Во всяком случае, он не двигался. Меня захлестнула волна пессимизма. Убийца, не колеблясь, нацелился мне в лоб и нажал курок. Если не случилось какого-то чуда, то участь Сэма не вызывала сомнений.

Чтобы проверить это, я должен был бы выйти из своего убежища, однако, не получив доказательств того, что нападавший на меня человек сбежал, делать этого не собирался. Тут я вспомнил о той штучке, которую Дмитрий несколько часов назад спроворил для меня, и бросился к компьютеру. Камеры включились в тот момент, когда Бертен открыл входную дверь. И все, что происходило после этого, записывалось на мой жесткий диск.

Впрочем, в настоящий момент мне было не до просмотра записи. Несмотря на все свое любопытство, я отложил это занятие на потом и сосредоточился на прямом показе. Увидев монитор, я с досады начал кусать губы. Вся поверхность экрана была затянута мутью, как будто бы галерею застлало туманом. Идея установить камеры наблюдения казалась гениальной. Однако мы ни на секунду не могли предположить, что снимать им придется в полной темноте.

Я двинул кулаком по плексигласу, потом сел на пол, привалившись спиной к двери кабинета. Ситуация начинала меня бесить.

Я обвел глазами помещение, словно надеясь найти какую-то счастливую идею, которая вывела бы меня из этого тупика. Я увидел маленький светильник на потолке, и это слегка обнадежило. Может, света окажется достаточно, чтобы побороть мрак галереи.

Но ведь тогда мой противник, если он еще здесь, сразу же получит преимущество. Он будет видеть все мои движения, а я в лучшем случае смогу разглядеть его тень на мониторе. Тем самым я потеряю всяческую возможность застать его врасплох.

Но, так или иначе, выбора у меня не оставалось. Я успокаивал себя надеждой на то, что он уже далеко.

Я зажег светильник. На меня обрушился поток света. Мрак по ту сторону тонкой перегородки заметно поредел. Большие участки галереи все еще тонули во тьме, но середина теперь просматривалась.

Я не ошибся: ноги действительно принадлежали Бертену. Только он носил зеленые кроссовки «Конверс» модели семьдесят третьего года, стертые до дыр.

Я повернулся к монитору. Словно по волшебству, на экране возникли размытые очертания. Я скорее угадывал, чем различал предметы, но один вид логотипа «Кэмпбелл», бесконечно повторявшегося на Сэмовом идоле, наполнило меня счастьем.

Я принялся нажимать на клавишу, позволявшую переключаться с одной камеры на другую. Со своего наблюдательного пункта я мог контролировать большую часть галереи. Только самые отдаленные углы помещения, возле входной двери, скрывал непроницаемый мрак. Если убийца еще не смылся, он находился там. Другой возможности спрятаться для него не существовало.

Я пялился в экран, не пропуская ни малейшего мерцания, пока не заболели глаза. Секунды тянулись страшно медленно.

Мои часы показывали почти десять вечера. Прошло менее десяти минут с того момента, когда я вошел в галерею. Кемп в свою очередь войдет сюда не позже чем через полчаса. Я ни за что не сумею навести порядок в этом бардаке до его прихода.

Я принял решение тут же, не раздумывая, настолько очевидным оно мне казалось. Надо во что бы то ни стало помешать Кемпу явиться сюда. Достаточно будет позвонить по телефону. Я сунул руку в карман пальто. И вытащил оттуда лифчик Лолы, но ничего хоть сколько-нибудь похожего на мобильник там не нашлось.

«О, черт!» — пробормотал я, оглядываясь по сторонам.

И тут я вспомнил, что выпустил из рук мобильник в тот момент, когда Лола пыталась расплющить мои половые органы.

К счастью, в галерее был городской телефон. Я схватил трубку и стал ждать гудка — но напрасно. Провод перерезали. Я был один-одинешенек в этом мире за своим пуленепробиваемым стеклом.

Совершенно деморализованный, я сел на стул, лицом к своему письменному столу. Не отрывая глаз от монитора, я ждал какого-то знака, какого-то движения, чьего-то появления, всего, не важно чего. Я был готов ко всему, только бы кончилась эта неопределенность.

Ко всему, кроме прибытия Лолы.

У этой дурехи не хватило терпения дождаться окончания всей истории в ресторане. Я предпочел бы, чтобы она всю ночь обжиралась за мой счет, лишь бы не увидеть ее сейчас, прижавшуюся носом к наружной витрине галереи. Я молил Бога, чтобы она не вздумала войти.

Но разумеется, Лола, верная своим правилам, поступила наперекор моему желанию. Она толкнула дверь и шагнула внутрь. Несмотря на скверное качество изображения, ее удлиненный силуэт прекрасно узнавался на моем мониторе.

И тут киллер вышел из тени. Он оставил уголок, в котором прятался, и медленно двинулся к моей помощнице, которая упорно не желала замечать опасность.

По всем законам логики, я имел законное право сыграть роль героя-любовника. Несколькими днями раньше я уже потерял подругу. Мне вовсе не хотелось, чтобы вторую прикончили у меня на глазах. Я бросился к двери кабинета, выкрикивая имя Лолы.

Это было ошибкой.

Встревоженная моими криками, она направилась ко мне и оказалась между скульптурами Сэма. Убийца подскочил к ней сзади и схватил за волосы. При этом он ударил ее по спине, а потом под колени, так что она упала.

Лола принялась размахивать руками, пытаясь освободиться от хватки нападавшего, но он сильнее потянул ее за волосы, вынудив запрокинуть голову. Почувствовав прикосновение острого лезвия к своей сонной артерии, Лола прекратила отбиваться.

Киллер отвел взгляд от своей добычи и уставился на меня. Он не сказал ни слова, но его молчание недвусмысленно означало, что жизнь Лолы — в моих руках. Либо я буду по-прежнему прятаться в своем убежище, и тогда пол в галерее обагрится кровью моей помощницы, либо я выйду из кабинета.

Так или иначе, ситуация складывалась препоганая. Лола, несмотря на некоторую несговорчивость, была девушкой привлекательной. Она очень нравилась мне, хотя и принадлежала к числу тех людей, которым не следует слишком явно показывать свою привязанность. К тому же настоящий джентльмен не даст погибнуть женщине, чей лифчик лежит у него в кармане. Надо иметь какие-то жизненные принципы.

Я знаком показал убийце, что готов выйти. Однако я не хотел вступать в борьбу, не уравновесив, хотя бы немного, наши шансы. Он был более тренированным, у него была заложница, а где-то имелся и револьвер. А моими единственными преимуществами были жажда жизни и солидный запас знаний в области кинематографии.

Я попытался представить себе, что бы сделал на моем месте Тони Монтана. Он никогда не позволил бы пристрелить себя без борьбы. Напротив, он приберег бы небольшой сюрприз для своего противника.

Я повернулся к столу и увидел пакет из крафт-бумаги, заготовленный для встречи с Кемпом. Внутри лежал «магнум», из которого Лола стреляла в Сэма на вернисаже. Не скрываясь, я взял конверт, открыл дверь и вышел. Проходя мимо выключателя, я зажег свет.

Галерея сразу же осветилась. Если уж мне суждено умереть, я предпочел бы сделать это в свете юпитеров.

Убийца смотрел, как я приближаюсь. Он по-прежнему крепко держал Лолу, готовый перерезать ей сонную артерию, как только у него появится повод усомниться в моих намерениях.

Я шел на чудовищную авантюру. «Магнум» был заряжен. На сей раз настоящими пулями, а не краской. Раньше, перед уходом в ресторан, я даже спустил предохранитель.

Угрожать Кемпу незаряженным револьвером было бы бессмысленно. Он был зорким, как хищник. За те двадцать лет, что он изучал каждый стежок на платьях своих манекенщиц, у него выработалась невероятная наблюдательность. Останься предохранитель на месте, он бы сразу заметил, что я блефую.

Я приготовил «магнум», чтобы придать сцене реалистичность и как следует припугнуть Кемпа, а не чтобы действительно воспользоваться им. Я ни на секунду не мог представить себе, что пущу его в ход. Я даже не был уверен, что у меня хватит смелости нажать курок.

И даже если бы мне это удалось, при моем опыте обращения с огнестрельным оружием, у меня были все шансы не попасть в цель. Честно говоря, сейчас, как и в случае с Кемпом, я больше рассчитывал на то, что киллер испугается, увидев наведенный на него револьвер.

Я шел к нему, держа конверт на виду. Пройдя около половины разделявшего нас расстояния, я протянул его киллеру.

— Вам нужны деньги, да? — спросил я. — В этом конверте — все, что у меня тут есть. Пятнадцать тысяч евро. Я отдам их вам, но отпустите мою помощницу. Мы дадим вам спокойно уйти.

Он не ответил и не сделал никакого жеста. Обнадеженный отсутствием реакции, я продолжал идти вперед.

— Вы пришли за деньгами, так вот они, возьмите! Больше у нас нет.

Еще один шаг вперед, и снова в ответ — тишина. Это высокомерие начинало действовать мне на нервы.

Увидев, что я подошел совсем близко, Лола решила меня предостеречь.

— Нет, Алекс, не приближайся! — шепотом взмолилась она.

Киллер провел лезвием по ее шее, и она закричала. Капля крови выступила из ранки и скатилась на воротник свитера. Лола побелела, ее щеки блестели от слез. Она дрожала всем телом.

— Не шевелись, красавица... — сказал я спокойным голосом. — Если будешь вести себя спокойно, ничего не случится. Все обойдется. Главное, не пытайся вырваться.

Несмотря на страх потерять ее, я продолжал идти вперед. От киллера меня отделяло не более метра. Я помахал конвертом у него перед носом:

— Вы пришли сюда за этими чертовыми деньгами, так берите и убирайтесь!

Конверт его совершенно не интересовал, да я и сам уже это понял. Когда ему показалось, что я подошел достаточно близко, он отшвырнул Лолу назад. Она вскрикнула от удивления, потом с глухим стуком врезалась в стену.

Краешком глаза я проследил за ее падением и убедился, что она не очень сильно ушиблась. С того места, куда она упала, послышался слабый стон. Лола была жива, это главное. Если удача повернется ко мне лицом, она хорошо отделается. А несколько синяков, может быть, слегка умерят ее пыл в будущем.

Я по-прежнему не сводил глаз с противника, пытаясь предугадать его следующее движение. Он смотрел на меня с тем же выражением лица, с которым целился мне в лоб пятнадцать минут назад.

Уверенный в своих силах, он, без сомнения, придумывал, как бы помучительнее убить меня.

Вряд ли он подозревал, что я могу представлять для него опасность, потому что, к моему большому облегчению, он решил сделать ставку на холодное оружие и угрожающе помахивал передо мной своим ножом. Он был чересчур доверчивым. Такая чрезмерная самоуверенность заслуживала небольшого урока.

Я сунул руку в конверт и выхватил оттуда «магнум». Я прицелился ему в лоб. От выброса адреналина у меня зашумело в голове. Ах, как же это было здорово!

— Ну, скотина, как насчет того, чтобы поменяться ролями?

Я думал, что убийца окаменеет при виде моего оружия и тут же бросится бежать со всех ног, но он сохранял полное спокойствие. На его лице отразилось удивление, но никак не досада. Наоборот, у меня появилось ощущение, что ему понравился такой поворот дела. А я, я, собиравшийся преподать ему урок смирения, почувствовал себя полным идиотом, когда понял, что он не отступит ни на шаг. Он почти что веселился, глядя, как я размахиваю огромным «магнумом».

— Что ты собираешься делать, мой мальчик? — произнес он с ярко выраженным средиземноморским акцентом. — Ты же меня не убьешь? Давай, положи эту игрушку, и мы поболтаем. Ну, смотри, я кладу свое оружие на пол.

Он бросил нож и оттолкнул его ногой. Дуло «магнума» по-прежнему смотрело ему в лоб.

— Пушку... — приказал я. — Ее тоже бросай.

Мужчина вздохнул, явно раздосадованный моим нежеланием сотрудничать. Тем не менее он двумя пальцами вытащил револьвер из-за пояса брюк и отшвырнул его к стене.

— Я безоружен. Теперь твоя очередь.

Я покачал головой:

— Ничего не могу поделать. Сейчас вызовем полицию и будем ждать, как положено.

Честно говоря, я не знал, как быть дальше. Я бы с радостью разнес ему черепушку, но мне хотелось выяснить причину всей этой хреновины.

Он заставил меня дорого заплатить за мое любопытство. Прежде чем я успел отреагировать, револьвер исчез из моих пальцев и грохнулся на паркет метрах в двух от меня. Я даже не успел увидеть, как мой противник шевельнулся.

Я не увидел также и чем был нанесен удар, врезавшийся мне в солнечное сплетение и заставивший меня согнуться пополам от боли. Я упал на колени как раз в тот момент, когда он опускал ногу. Мой подбородок хрястнулся о его башмак с железными нашлепками, и я опрокинулся на спину.

Лежа навзничь, я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Мне казалось, что я попал под бешено мчащийся грузовик. Я был уверен, что у меня больше не осталось ни одной целой кости.

Ноги в окованных железом башмаках стояли по обе стороны моих бедер. Между мной и потолком возникло лезвие ножа, а за ним появилось лицо бандита.

— Приходится признать, мой мальчик, что ты скоро умрешь. Не бойся, страдать не придется.

Лезвие оказалось в опасной близости от моей шеи.

— Последний вопрос... — спохватился киллер. — Прежде чем ты окажешься в раю для сопляков, мне хотелось бы узнать код на двери твоего кабинета.

— Иди к дьяволу. Убивай.

Я тут же пожалел, что сказал это. Мои прекрасные принципы улетучились один за другим, а за ними последовали и остатки мужества. Внезапно я ощутил себя уже не таким гордым. Я принялся бы хныкать и умолять вооруженного ножом ублюдка позволить мне вырастить детишек, если бы верил, что этим могу что-то изменить.

Ну, допустим, у меня, как у убежденного сторонника презервативов и прочих разнообразных противозачаточных средств, предоставленных в мое распоряжение фармацевтической промышленностью, не было детей, ни законных, ни незаконных. Не то чтобы я противился идее воспроизводства, но Наталия бросила меня еще до того, как мы начали серьезно задумываться об этом.

Понимая, что номер с бедными сиротками у меня не пройдет, я чуть было не разразился душераздирающей обличительной речью. Однако по темному огоньку, горевшему в зрачках убийцы, я понял, что и это бесполезно.

Тогда я погрузился в самое черное отчаяние и сделал то, что в подобных обстоятельствах сделал бы каждый человек: я напряг свои сфинктеры.

Киллер склонился надо мной и схватил меня за ворот рубашки. Теперь он уже не шутил. Все происходящее начинало его утомлять. Я мог прочесть это в его глазах. Темный огонек разгорелся, заполонив почти весь зрачок.

— Я тебя последний раз спрашиваю, сучонок, — прошептал он мне на ухо. — Если не ответишь, я отрежу все, что торчит. Сперва уши, потом нос и язык. Не волнуйся, это не помешает тебе орать, когда я буду тебе резать яйца. Ну, так какой там код?

— Но если вы меня все равно убьете...

— Ну, ладно, как хочешь. Вопреки видимости, я — настоящий демократ. Я уважаю волю других. Ты совершенно свободен в выборе. Хочешь — страдай. Это мужественный выбор. Бесполезный, но мужественный.

Он захватил мое левое ухо большим и указательным пальцами и поднес к нему нож. Еще два сантиметра, и я смогу распрощаться с моей хорошенькой мордашкой. Я закрыл глаза, чтобы не видеть, как сталь впивается в мою плоть.

Внезапно по галерее прокатился оглушительный грохот.

Я узнал этот звук.

Я уже слышал его раньше. В тот вечер, когда умерла Наталия, если быть совсем точным.

Дыра размером с грейпфрут, украсившая грудь убийцы, подтвердила мою догадку. Только пули «магнума» обладали таким впечатляющим соотношением пробивной и разрушительной способностей.

Струя крови, хлынувшая из зияющей раны, ударила мне в лицо. Нападавший кулем рухнул на меня. Его кровь заливала мне рот и глаза. Безуспешно отплевываясь от вязкой жидкости, затекавшей в легкие, я прилагал все силы, чтобы не задохнуться.

Я пытался подняться, но обмякшее тело не давало мне пошевелиться. Мои руки скользили по липкой коже, ища, за что ухватиться. Отчаявшись приподнять покойника, я выгнулся и спихнул его с себя.

Скорчившись в позе зародыша, я широко раскрыл рот и несколько раз жадно втянул воздух, а потом меня вывернуло прямо на паркет.

Когда я встал, совершенно оглушенный, покрытый желчью и кровью, то понял, почему до сих пор жив. Передо мной на коленях стояла Лола. В руках она сжимала еще дымящийся револьвер.

Ее глаза горели животной ненавистью, поднимавшейся из глубин ее естества. Первобытной ненавистью, за которой уже не было ничего.

Потом ее руки разжались, и «магнум» упал на пол. Ее глаза вдруг сделались совершенно пустыми. Отчаянная сила, позволившая ей нажать на спуск, внезапно улетучилась. Она посмотрела на меня остекленевшим взглядом и открыла рот, но не смогла издать ни звука.

Я не нашелся что ей сказать, поэтому просто обнял ее. Ее слезы, стекая по моим щекам, окрашивались в красный цвет.




24


Телефон зазвонил в тот самый момент, когда Сара наконец стала засыпать. Прежде чем снять трубку, она посмотрела на будильник на ночном столике. Почти час ночи. Интересно, кому могло прийти в голову позвонить ей так поздно, когда назавтра намечено столько работы?

Сара с трудом поднялась. Она чувствовала себя разбитой. В течение двенадцати часов она обзванивала всех клиентов VIP-этажа «Инферно», бывших там в вечер убийства Наталии. Всего в списке значились сорок два человека, чьи имена удалось установить на основании показаний вышибалы и официантов. Пятнадцать из них оказались недоступны, семеро были на заседаниях. Остальные двадцать согласились поговорить, хотя часто весьма неохотно.

Все изображали полное неведение и настаивали на своей невиновности. Конечно, они знали Наталию, ведь они вращались в одних кругах и у них было много общих знакомых. Все хотя бы раз пересекались с ней на каких-нибудь торжествах или показах моды. Наталия была девушкой видной, вряд ли кто-то мог пройти мимо нее, не обратив внимания. Однако никто не признался в том, что близко общался с ней — только шапочные знакомства.

Кто-то реагировал лучше, кто-то хуже. Например, руководитель крупного предприятия возмутился, что полиция осмелилась потревожить его по такому поводу. Он не мог допустить даже мысли о том, что к нему относятся как к простому смертному, и собирался жаловаться своему другу, министру внутренних дел. Сара не была расположена выслушивать гадости от этого тщеславного толстяка, поэтому спросила, не вызвана ли его агрессивность тем, что он проводит ночи в модных дискотеках втайне от жены, в компании молоденьких девушек.

Уважаемый слуга государства разъярился и посулил ей очень медленное продвижение по службе до самого конца карьеры. Однако, когда Сара пригрозила, что, в случае отказа отвечать на вопросы, она передаст в газеты список подозреваемых, в котором его имя будет фигурировать на одном из первых мест, он стал почти что любезным.

Итак, карьера на грани краха, двенадцать часов непрерывной работы, дикая головная боль... И в результате — только жирный вопросительный знак, и больше ничего. Драгоценное время потрачено совершенно зря.

Мало того, что Саре не удалось получить никакой интересной информации, так завтра ей предстояло начать все заново с новыми людьми из списка. В предвкушении этого она уже сейчас трепетала от счастья.

Из трубки прозвучал неизменно энергичный голос комиссара Лопеса:

— Привет, Сара, я не разбудил?

— А вы сами как думаете? Сейчас час ночи. Я весь день пахала как лошадь. Имею я право когда-то отдыхать?

— Отдохнешь на будущий год. Сейчас одевайся и заезжай за мной на работу, дело срочное.

— Что-то серьезное?

— Серьезней некуда. Шевелись.

Сара уже почти что уверовала в то, что ее начальник живет в своем кабинете в Управлении уголовной полиции. Он был там, когда она приходила на работу утром, и оставался там, когда она уходила вечером. Она подозревала, что дома он умирает от скуки.

Через полчаса Сара подъехала к воротам управления. Комиссар ждал ее на улице. Бросив на землю сигару, он сел рядом с ней. Запах пота и сигарного дыма заполнил салон.

— Куда мы едем? — спросила Сара.

— В галерею Алекса Кантора.

— Зачем? Что случилось?

— Убийство.

— Что? Замочили Алекса?

— Он-то жив. Но вокруг просто бойня. Можешь забыть об отдыхе, сегодня ночью не поспим. Жми.

Сара решила больше ни о чем не спрашивать. В любом случае ничего больше Лопес бы ей и не сказал. Она рванула с места так, что машина подпрыгнула, и на полной скорости влетела на Понт-Неф. Синие всполохи мигалки разрывали ночной мрак. Более красивого зрелища Сара себе не представляла.




25


Тело Сэма с горлом, перерезанным от уха до уха, по-прежнему лежало за идолом. На его лице застыла страдальческая гримаса.

Лола сидела, прислонившись к стене моего кабинета. Она была в шоке. Она все время дрожала и бормотала что-то непонятное.

В ожидании приезда полиции я не терял зря времени. Я скопировал видеозаписи с компьютера на DVD, потом спрятал диски в багажнике скутера. Это не было сокрытием улик в полном смысле этого слова, потому что я собирался признаться полицейским, что записал все происходившее на жесткий диск. Просто мне тоже хотелось понять, что тут делал убийца. Мне казалось, что я имею на это полное право. В конце концов, я сам чуть было не погиб.

Убийца Сэма лежал на спине в самом центре зала. В его груди зияла огромная дыра. В нее почти что входил кулак. Нагнувшись над трупом, я рассмотрел кусок, оставшийся от сердца, размером не больше мячика для гольфа.

На полу под трупом растекалась большая лужа крови. В радиусе двух метров были разбросаны десятки фрагментов плоти разной величины. Мне никогда бы и в голову не пришло, что в человеческом теле может быть столько всякой всячины.

Если бы не чудесное вмешательство Лолы, я бы умер. Этот тип, безусловно, был профессионалом. Ему хватило нескольких секунд, чтобы вывести меня из игры. Я до сих пор оставался под впечатлением от той легкости, с которой ему удалось меня обезоружить.

Он пришел сюда не просто для того, чтобы зарезать плохого художника и попытаться сделать то же самое с хозяином галереи. Сэма можно было бы убрать десятками разных способов. Например, выстрелить ему в голову, когда он выходил из гостиницы, или подсыпать яда в его колу.

Что касается меня, то я представлял собой еще более легкую мишень. Моя неспособность к самозащите доходила до смешного.

Через пять минут после вызова в галерею вошли два полицейских и взяли меня на мушку. Я объяснил им, что в этой истории я был положительным героем, а герой отрицательный в настоящее время на всех парах несется по дороге, ведущей прямиком в ад, а потом попросил о встрече с капитаном уголовной полиции, которая допрашивала меня накануне. Я не знал ее фамилии, но вряд ли в убойном отделе работали десятки хорошеньких девушек.

После двух часов и тридцати телефонных звонков она наконец появилась.

— Если бы вы сказали мне, как вас зовут, мне было бы проще связаться с вами, — заявил я, как только она вошла.

— Если бы вы прекратили устилать свой путь трупами, мне было бы проще работать, — ответила она, не раздражаясь. — Что случилось?

Я указал пальцем на две белых простыни на полу, одну — в центре зала, другую — за идолом «Кэмпбелл». На той, что прикрывала тело убийцы, проступили широкие алые полосы. Инспекторша нагнулась и приподняла простыню. И восхищенно присвистнула.

— «Магнум» триста пятьдесят седьмого калибра... Это не шутки. В следующий раз приберегите свое оружие для охоты на слонов. Этой красотой мы вам обязаны?

Циничная и хорошенькая... И к тому же в кожаных брюках в облипку. Да, я просто влюбился в эту девицу.

В других обстоятельствах мы бы отлично поладили. Впрочем, произошедшая бойня гарантировала, что в ближайшие дни она от меня не отстанет, и эта перспектива меня вовсе не пугала.

Я помотал головой и показал на Лолу, по-прежнему сидевшую у стенки кабинета; по бокам от нее стояли два санитара. Конечно, мне очень хотелось снять с Лолы ответственность, но я понимал, что видеозапись покажет, кто именно произвел выстрел.

Я не очень за нее волновался. Тут, несомненно, речь шла о самообороне. Меня больше беспокоило, насколько быстро она сумеет оправиться в психологическом плане. С того момента, как Лола нажала на курок, она не произнесла ни одного осмысленного слова. Она перестала дрожать только после укола транквилизатора. Теперь она находилась в полной прострации.

Следовательница направилась ко мне, за ней по пятам семенил безвкусно одетый старикан, похожий на Бадди Холли, только классом ниже. Она встала прямо передо мной, скрестив руки на груди. Ее подручный маячил позади нее, сжимая в руке маленькую черную записную книжечку. Казалось, ему интересно следить за ходом событий.

Девушка не собиралась щадить меня. Ее сухой тон наводил на мысль о том, что на мою скромную персону вот-вот посыплются новые неприятности.

— Мне кажется, что в последнее время ваша жизнь изобилует неожиданными происшествиями, господин Кантор. Может быть, расскажете нам все в подробностях? Буду признательна, если вы ничего не забудете.

— Боюсь, что рассказ окажется очень длинным.

— Ничего страшного. У нас целая ночь впереди, правда, комиссар Лопес?

При этих словах уголки ее губ дрогнули в улыбке. Несмотря на трагизм ситуации, я почувствовал, как у меня по затылку пробежала сладкая эротическая дрожь.




26


Отец поставил передо мной чашку с дымящимся кофе, и его простой запах немного сгладил впечатления от этой несчастной ночи.

Инспекторша, отпустившая меня только на рассвете, в конце концов все же представилась. Сара Новак. Имя вполне соответствовало ее противному характеру.

Вообще, она уже не казалась мне такой привлекательной. Она измотала меня бесконечными вопросами и попытками воссоздать происшедшее. Мне приходилось по десять, по двадцать раз повторять один и тот же жест, а она рассматривала сцену с одной стороны, потом с другой, под новым углом. Я так устал, что меня уже не возбуждали ее кожаные брюки.

А ведь я в самом начале допроса сказал ей, что все случившееся заснято камерами. Достаточно открыть мой компьютер, и вся последовательность событий будет как на ладони.

Это ничего не меняет, объяснила она. Ей нужно все увидеть изнутри. Чтобы продвинуть расследование. Так всегда делают в случаях убийства. Ее спутник покивал головой в знак согласия, вытащил из кармана сигариллу и вышел покурить на улицу.

Я с завистью смотрел ему вслед. При том, как обходилась со мной капитан Новак, несколько хороших затяжек конопли мне не повредили бы. Даже Лола не имела такой предрасположенности к психологическим пыткам.

На самом деле она преследовала только одну цель — поймать меня на какой-нибудь нестыковке. От ее внимания не ускользали даже мельчайшие изменения моей жестикуляции, и она тут же показывала мне свои записи, спрашивая, действительно ли я уверен в том, что все происходило так, как я описываю.

А мог ли я в чем-то поручиться? Ведь все случилось так быстро... Нож, приставленный к горлу Лолы, отлетающий в сторону «магнум», лезвие, скользящее по моей коже, оглушительный грохот, потом кровь, текущая по моему лицу, и тяжесть трупа, под которым я задыхался, — это заняло меньше минуты. И в тот момент я думал только о том, как бы спасти свою шкуру, а не о том, чтобы запомнить все движения убийцы.

Когда капитан Новак наконец отпустила меня, на горизонте уже показались первые лучи солнца. Лолу уже давно увезли в больницу. Я оставил полицейским вторую связку ключей от галереи и вдруг очутился на улице совершенно один, не представляя себе, куда идти.

В одно мгновение я превратился в того растерянного и перепуганного мальчугана, которому двадцать пять лет назад сказали, что он больше никогда не увидит свою маму. И, как и тогда, я бросился за спасением к единственному человеку, способному хоть немного успокоить меня.



Тупо глядя в пустоту, я принял обжигающую чашку из рук отца. Он прекрасно понимал, что я нуждаюсь в тишине, и не задавал никаких вопросов. Когда я поднес чашку к губам, меня вдруг задним числом охватил дикий страх. Ведь я был на волосок от смерти. Если бы Лола промахнулась или если бы револьвер отлетел на метр дальше, вместо убийцы в ящике морга сейчас лежал бы я.

Я закрыл глаза. Глухой грохот выстрела снова прозвучал у меня в голове, словно удар грома. Продырявленное тело киллера вновь и вновь падало на меня, придавливало меня своей неподвижной массой. Я задыхался, не в силах отделаться от этого кошмара.

Острый вкус крови разлился по языку, распространился на нёбо. Я отпил еще глоток кофе, чтобы избавиться от него. Кипящая жидкость обожгла мои вкусовые рецепторы, и на какое-то время воспоминание о трупе, развороченном пулей из «магнума», отступило. Я нисколько не сомневался в том, что скоро оно вернется ко мне. Кроме того, я никак не мог забыть страдальческую гримасу, исказившую черты Бертена.

Бедный Сэм. Умереть в одиночестве — что может быть страшнее для такого клоуна?

В дверь позвонили. Отец пошел открывать. На пороге стоял Дмитрий. Не говоря ни слова, он подбежал и обнял меня. Я разбудил его звонком, у него даже не было времени привести себя в порядок. Он просто натянул свитер с капюшоном от «Гэп» и широченные слаксы. Мне приятно было увидеть его даже в этом прикиде подростка из пригорода. Я сразу же почувствовал себя лучше.

Дмитрий был самым старым из моих друзей. Я знал его уже лет десять. Мы познакомились в коммерческой школе, где тогда оба учились, и сразу же прониклись симпатией друг к другу.

На фоне других моих соучеников Дмитрий казался инопланетянином. Мало того, что он совершенно не признавал никаких авторитетов и не желал одеваться в соответствии с нормами, принятыми в то время и в той среде, так он еще и страдал хронической летаргией. Я не припомню ни одного случая за два года, когда он встал бы раньше полудня, так что ритм его жизни оказался совершенно несовместимым с ритмом учебного заведения.

Не будь Дмитрий таким способным, его вытурили бы уже на втором курсе. Но он, с его талантами, мог бы продать портрет Саддама Хусейна президенту США, а потом еще спекульнуть вырученными долларами. Однако, вместо того, чтобы употребить свое дарование на построение сложных финансовых схем для какой-нибудь многонациональной корпорации, он предпочел использовать его на благо широкого круга заинтересованных лиц.

Итак, он с успехом посвятил себя импорту и экспорту психотропных веществ. Он предлагал безупречную продукцию по весьма конкурентоспособным ценам и сумел создать компактную и эффективную сеть для ее распространения. И поскольку ему хватало здравого смысла не ущемлять интересы крупных поставщиков, действовавших в парижском регионе, он избегал и основных неприятностей, связанных с такого рода деятельностью.

Дмитрий зарабатывал больше всех остальных моих старых приятелей. Когда-то он предлагал мне войти с ним в долю, но необъяснимое уважение к закону заставило меня отступить в последний момент. В конце каждого квартала, когда наступало время подводить итоги деятельности галереи, я был готов кусать локти, сожалея о том решении.

Дмитрий не понимал моих моральных терзаний. Он не усматривал в своей деятельности никакой угрозы для общества. Он считал себя простым поставщиком счастья, теоретически заслуживающим не большего порицания, чем Мадонна или Кристина Агилера. Во всяком случае, менее опасным для либидо подрастающего поколения.

И кроме того, он в одиночку делал для экономики развивающихся стран больше, чем многочисленные альтерглобалисты. Его коммерческая деятельность способствовала ускорению движения капиталов, благодаря чему крестьяне колумбийской деревушки, где он дважды в год закупал гашиш, смогли купить новый насос для орошения полей. Этого хватало, чтобы он не мучился угрызениями совести.

— Я рад, что ты жив, — сказал он наконец. — Как Лола?

— В порядке. Во всяком случае, физически. Наконец-то ей удалось реализовать свою давнюю мечту и выстрелить по живой мишени, но это оказалось не так забавно, как она себе представляла. Ей, конечно, потребуется какое-то время, чтобы прийти в себя. Видел бы ты грудь этого типа... Пуля вырвала ему полсердца и здоровенный кусок легких. Тошнотворное зрелище. Меня, кстати, и стошнило.

— Лола еще в больнице? — не унимался Дмитрий, готовый приложить все усилия, лишь бы поставить красотку на ноги.

Я кивнул.

— Ее, по идее, выпишут завтра. Когда она будет в состоянии отвечать на вопросы легавых.

Эти слова, казалось, принесли Дмитрию облегчение.

— Займемся делом?

— Давай. Ты комп принес?

Дмитрий достал из сумки ноутбук. Последняя модель «Сони». Хромированная боевая машина за четыре тысячи евро с огромным экраном. Когда Дмитрий включил это чудо, по бокам у него замигали разноцветные диоды, а из чрева полились звуки припева «Таkе my breath away». На этом демонстрация силы закончилась, хотя я ждал, что теперь компьютер завибрирует и начнет с оглушающим завыванием плеваться огнем.

Я протянул Дмитрию первый из двух DVD, тот, на котором была запись с камеры в моем кабинете. По всей вероятности, именно на этом диске находилось все самое интересное. На втором, с камеры, установленной у входной двери, убийца будет виден со спины. Я решил, что воспользуюсь им для пополнения полученной информации.

Дмитрий вставил диск в компьютер. На экране появилось немного размытое изображение. Камера включилась на запись, как только открылась дверь в галерею. В первые секунды мы видели только движущиеся тени, а потом чья-то рука нажала на выключатель, и резкий свет плафонов залил комнату.

Тогда мы увидели двух людей, направлявшихся друг за другом к моему кабинету. Сэм шел первым, его легко было узнать по всклокоченной гриве. Второй человек, заслоненный его высокой фигурой, появлялся лишь изредка.

Сэмюэль Бертен приблизился к кабинету. Его лицо, смотревшее прямо в объектив камеры, выражало отчаянный страх. У него уже явно не оставалось надежды выйти живым из галереи.

Дальше события развивались так, как я и предполагал. Оказавшись у прозрачной двери, убийца знаком приказал Сэму отпереть ее. Тот ответил ему беспомощным жестом. Киллер приставил револьвер к виску несчастного, дрожавшего всем телом. Потом он показал Сэму на что-то, находившееся за дверью. Сэм зашевелил губами и помотал головой.

Тогда неизвестный вынул нож и перерезал ему горло от уха до уха. Он проделал это не колеблясь, уверенным и точным жестом. Жестом специалиста по убийствам.

Бертен не сразу рухнул на пол. Несколько секунд он шатался, потом замер, поднеся руки к шее. Киллер поддержал его под мышки, чтобы не дать упасть, а потом оттолкнул в сторону. Сильная струя крови ударила в боковую стену галереи.

Спрятав труп за идолом «Кэмпбелл», убийца двинулся к выходу, вырвав по дороге телефонный шнур, проходивший по плинтусу. Дойдя до двери, он сорвал со стены выключатель и одним взмахом ножа перерезал провода. Экран почернел.

Дмитрий восхищенно присвистнул:

— Вот это сила! Ты знаешь, что это значит?

— Профессионал? Ты это имеешь в виду?

— Ага, без сомнений. Он все время держал ситуацию под контролем, не психовал. Бертен ничего не мог сделать, чтобы спасти свою шкуру. Хочешь посмотреть дальше?

Я отрицательно мотнул головой.

— Промотай-ка немного назад, — сказал я Дмитрию. — Если можно, найди кадры с его лицом. Пусть даже размытые, неполные, все равно.

Дмитрий включил ускоренную перемотку. Кадры мелькали в обратном направлении, пока он не нажал на кнопку «стоп». Потом он что-то настроил и повернул компьютер ко мне:

— Нам повезло: он поднял глаза к камере как раз в тот момент, когда зарезал Бертена. Ненадолго, но лицо видно почти целиком.

— Можешь увеличить картинку?

— Бога ради.

Спустя минуту черты убийцы вырисовались передо мной таким крупным планом, что занимали почти весь экран. Сильно разреженные точки придавали ему призрачный вид. Он выглядел еще более пугающим, чем был на самом деле.

— Ты раньше когда-нибудь видел этого типа?

Нет, я никогда его не встречал. Я уставился на экран, надеясь проникнуть в тайну этого бесплотного лица. Никаких отличительных черт, никакого шрама, никакой особой приметы. Полная анонимность.

— Кофе все будут? — спросил отец из кухни.

— С удовольствием, — ответил за меня Дмитрий.

Вдали звякнули две чашки, потом открылась одна из створок двери. Старый паркет заскрипел под неуверенными шагами моего отца.

— Это вас взбодрит, мальчики, — сказал он, входя в комнату.

Я повернулся к нему, чтобы помочь поставить поднос на стол. И тут я увидел, что отец окаменел. Он замер, вперившись в экран компьютера, а его лицо покрылось мертвенной бледностью.

Я не успел подхватить поднос, и осколки посуды с громким звоном разлетелись по комнате.




27


Крохотная красная лампочка замигала на телефонном аппарате, сигнализируя о входящем вызове. Мужчина, поморщившись, поглубже вжался в свое красное бархатное кресло.

Он уже знал, чей голос услышит в трубке. Этот номер был известен только одному человеку.

Жестом он приказал выйти всем, находившимся в комнате. Они бесшумно повиновались, оставив его одного среди полотен великих мастеров и мебели из драгоценных пород дерева.

Уже целую неделю он ждал этого звонка. От успеха его эмиссаров зависело очень многое. По сути дела, будущее Запада. И кроме того, его собственное будущее.

Он медленно выдохнул, чтобы справиться с напряжением, и поднес трубку к уху.

— Все улажено, да?

Смущенное молчание собеседника не обнадеживало.

— Ваш агент не справился, — сказал тот после паузы.

— Кантор еще жив?

— И невредим.

— Но по крайней мере, вы взяли то, что мне нужно?

— Нам удалось узнать код первой двери, но со второй не получилось. Вам придется найти нового киллера. Этому не хватило самой элементарной осторожности. Он умер на месте. Я спрятался на другой стороне улицы, я ничего не мог сделать.

Ответом было яростное рычание:

— Восхищаюсь вашей способностью сохранять хладнокровие даже в наихудшей ситуации. Вы можете забрать его тело?

— Полиция приехала раньше, чем мне удалось навести порядок, но вы не беспокойтесь. Они не смогут ни о чем догадаться. Все было полностью вычищено. Его досье убрали из всех баз данных, даже из интерполовской. Данные антропометрии, исследование зубов, отпечатков пальцев и даже ДНК ни о чем не скажут. Ваши деньги были потрачены с умом. Этот труп — труп призрака.

— Какая жалость... Он мог бы работать еще годика четыре, а то и больше...

— Но все равно пора было подумать о замене. Я достаточно хорошо знаю вас, вы всегда опережаете события. И я уверен, что у вас есть кто-то в запасе. Активируйте его и отправьте закончить работу.

— Его преемники еще не готовы. Эта досадная задержка серьезно повредит моим планам. Я очень недоволен. Вам поручили контролировать проведение операции, и вы заверяли, что все пройдет удачно.

— Успокойтесь. Безнадежных ситуаций не существует. Вы же сами меня этому учили.

— На сей раз я в этом не так уверен. Я полагал, что вы также научились быть точным и продумывать все детали. Совершенно очевидно, что мои уроки не принесли должных плодов. Ваша достойная сожаления неловкость начинает меня утомлять. Быть может, вы ведете двойную игру?

— Как такое могло прийти вам в голову? Неужели вы усомнились в моей преданности?

— Если бы я так не нуждался в вас, ваше тело уже давно было бы погребено под несколькими тоннами бетона. Вы по-прежнему ведете себя как дилетант и легкомысленный человек. И заметьте, это началось не вчера... Если бы вы не солгали мне двадцать пять лет назад, все было бы иначе.

— Это было всего лишь умолчание. Грешок, не заслуживающий вечного проклятия.

— Я не грожу вам проклятием, дорогой мой. К сожалению, я не обладаю такой властью, пока, во всяком случае... Но я хотел бы сделать вам, скажем так, небольшое предупреждение на случай нового провала. Я знаком с одним человеком, он мастерски владеет молотком. Вам будет очень больно, когда он размозжит вам коленные чашечки. Вы больше никогда не сможете ходить, но, в конце концов, это не самое главное. Вы ведь сможете служить мне и дальше, сидя в инвалидной коляске? Я ясно выразился?

— Вполне. — Голос в трубке зазвучал глуше. — Не беспокойтесь, я все исправлю.

— Очень на это рассчитываю. Даю вам еще два дня на реабилитацию. А не справитесь — бегите без оглядки. У меня есть связи во всем мире. И я разыщу вас даже в глуши амазонских джунглей.

Он помолчал. Ему хотелось, чтобы собеседник до конца осознал, что с ним не шутят.

— Два дня. И действовать вы должны в одиночку.

— Не волнуйтесь. Этого мне вполне хватит. Вы по-прежнему хотите, чтобы я убрал Кантора?

Мужчина погладил распятие, лежавшее перед ним на столике, как делал каждый раз, когда ему предстояло принять важное решение. Он никак не предполагал, что его агента может постичь такая неудача. Ведь тот обладал всеми качествами наемного убийцы: отличные физические данные в сочетании с полным отсутствием совести и прекрасным владением всеми техниками боевых искусств. С его ответственным отношением к делу и уникальной приспособляемостью он был совершенным орудием смерти.

Вряд ли этот Кантор стоит того, чтобы он, в своем стремлении убить его, рисковал еще одним подручным. Но, оставаясь живым, Кантор потенциально опасен. Если он все поймет, ущерб будет невозместимым. А парень он, судя по всему, умный, весь в отца. Рано или поздно один из них догадается, в чем дело.

— Я не могу принять решение, — признался он наконец. — Что вы об этом думаете?

— До сих пор никто не понял, что именно мы искали в галерее. Если он умрет, полиция может задуматься над тем, каковы наши истинные цели.

— Вы правы. Может быть, разумнее попытаться убедить Кантора, чтобы он сам мне это принес. К счастью, я предусмотрителен. Я уже начал небольшую операцию, которая должна навести его на такую мысль. Пару дней назад я встречался с одним из наших друзей в правительстве. Как вы думаете, насколько Кантор любит своего отца?

Собеседник сразу же понял, что скрывается за этим вопросом.

— Замечательно придумано. Вы не перестаете удивлять меня.

— Избавьте меня от вашей лести. У вас есть два дня, чтобы навести порядок, а потом возвращайтесь сюда. Кое-кто не должен разговаривать с полицией. Вы понимаете, о ком я?

— Конечно. Это будет проще, чем с Кантором.

— Отлично. И вот еще, последнее: я советую вам больше меня не разочаровывать. Вы очень дорого заплатите за это, а вы знаете, как мне ненавистно насилие. Не вынуждайте меня поступать наперекор себе.

Не утруждась прощанием с собеседником, мужчина положил трубку. Эта неудача подействовала на него угнетающе.

Он нажал кнопку, спрятанную под мраморной столешницей. Дверь тут же распахнулась, и невозмутимый мажордом поставил перед ним чашку с густой темной жидкостью.

Кофе похож на жизнь — такой же непроницаемо черный. И, как и жизнь, кофе не терпит подделок. Если его правильно приготовить, это будет восхитительный нектар. Но достаточно допустить малейшую ошибку в дозировке, и он утратит всякий вкус или, наоборот, станет чудовищно горьким. Мужчина осушил чашку одним глотком, поставил ее обратно на стол и кончиками пальцев потер виски. С каждым часом его возможности таяли.

Никогда прежде он не чувствовал, что время так безжалостно.




28


Кофе растекся по паркету темной лужей. Отец даже не посмотрел на нее. Он по-прежнему не отводил взгляда от компьютера.

Моим первым побуждением было броситься к телефону: я решил, что у него начался приступ. Но он остановил меня прежде, чем я успел набрать номер неотложки.

— Нет, Алекс, я в порядке.

— Точно? — настаивал я.

— Если я говорю, можешь мне верить.

— Значит, дело в этом человеке? Кто это?

Отец ответил не сразу. Казалось, он колебался, а потом едва заметно покачал головой.

— Призрак... — прошептал он. — Призрак, вернувшийся из ада. Я думал, он мертв.

— Ну, теперь, благодаря Лоле, мы можем быть в этом уверены, — как обычно, непринужденно вмешался в разговор Дмитрий. — И откуда вы его знаете, этого сукина сына?

— Подождите минуточку, — сказал отец. — Я вам что-то покажу. Сейчас вернусь.

Он вышел из комнаты и пошел к себе в спальню. Мы слышали, как он рылся в шкафу, где хранились его личные вещи. Потом он вернулся и поставил перед нами обувную коробку.

— В этой коробке лежит все, что мне удалось тогда спасти. Много раз я собирался это выбросить.

Не переставая говорить, он разрезал бечевку, которой была перевязана коробка, и снял крышку. Мы увидели стопку пожелтевших бумаг. Сверху лежала вырезка из газеты, где крупными буквами было набрано имя моей матери, а за ним следовали слова «террористка» и «варварство». Я отвернулся, чтобы не видеть этого беспощадно жестокого приговора.

Но содрогнуться меня заставили не обвинения в адрес матери, не их чудовищность, а ужас, стоявший за ними. Мало того, что мать оставила меня сиротой, она еще и убила самым гнусным образом двадцать человек, в том числе двух детей моложе десяти лет.

Одиннадцати повезло: они умерли на месте, от ударной волны или от осколков металла, разлетавшихся во все стороны. Еще девять человек отдали Богу душу после долгой агонии на больничной койке.

В радиусе десяти метров вокруг моей матери не выжил никто. Большинство пассажиров лишились одной или двух конечностей, их потом находили в обломках автобуса. Многие были обезглавлены.

Судебно-медицинские эксперты насчитали в среднем по пятнадцать ран на каждом теле. Некоторые трупы даже не предъявлялись для опознания близким, сразу после аутопсии их положили в герметично закрытые гробы.

Взрывное устройство состояло из фунта динамита, обложенного сотнями гвоздей и болтов. Конструкция детонатора поражала своей простотой: купленный в лавке будильник был установлен на такое время, чтобы бомба сработала в час пик. Продавец отлично помнил женщину, купившую у него этот будильник накануне взрыва: ее приметы совпадали с приметами моей матери.

Я видел фотографии изуродованного взрывом автобуса. Он лежал посередине шоссе, словно вскрытый огромным консервным ножом. На следующий день после теракта все европейские газеты перепечатали один из тех снимков на первой полосе. Он стал символом недопустимого задолго до того, как кто-то запечатлел на фотографиях тела, летящие с верхних этажей Всемирного торгового центра.

И все это устроила моя собственная мать! Меня родила одна из самых страшных убийц, когда-либо существовавших в Италии. Даже в кровавом контексте «свинцовых лет» ее поступок казался верхом абсурда и ужаса. Ничто не могло оправдать его — ни ее собственные политические убеждения, ни репрессии, чинимые противоборствующей стороной.

Моя мать была чудовищем, а я унаследовал ее гены. Ее безумие тайно жило во мне. Оно не оставляло меня. Оно сопровождало меня всю мою жизнь, готовое пробудиться в любой момент, независимо от моего желания.

Я рос со смутной уверенностью в том, что все время хожу по лезвию бритвы. Я выстроил свой мир вокруг этой мысли. Она не отпускала меня ни на секунду, хотя внешне я производил впечатление идеального подростка, отличного ученика днем и примерного сына вечером. Перед всеми я старался выглядеть уравновешенным и уверенным в себе, но внутренне постоянно находился на грани срыва.

Это никого не волновало. В любом случае мне никогда и в голову не приходило поговорить об этом с кем бы то ни было, даже с отцом. Тем более с отцом.

Когда мне было двенадцать лет, я случайно нашел в его книжном шкафу книгу о Гойе. Отец заложил страницу с репродукцией одной из «Черных картин», которые художник написал для своего дома в Кинта-дель-Сордо — теперь они находятся в одном из залов мадридского Прадо. Четырнадцать полотен, созданных в самое мрачное время жизни Гойи. Четырнадцать воплощений абсолютной жестокости.

На самой знаменитой картине из этой серии изображен Сатурн, пожирающий одного из своих детей. Позже я понял, почему отец отметил закладкой именно ее. Взорвав ту бомбу, моя мать лишила меня права жить так, как я собирался. Она пожрала мое будущее. Она просто-напросто помешала мне существовать.

Во мне отзывались болью все беды человечества. В моих жилах тек свинец, темный, ледяной свинец. Во рту у меня навеки остался прогорклый вкус металла. При каждом вдохе я ощущал вонь невинных трупов, разлагавшихся в металлической коробке.

Если меня обвинят в убийстве Наталии, психиатры, без сомнения, обратят эту травму против меня. С точки зрения детерминистской социологии, я представлял собой идеальный случай для изучения: мать-террористка, отец-беженец, детство в неполной семье, проведенное в постоянной замкнутости и зацикленности на самом себе.

Результатом такого невероятного сочетания отрицательных влияний стала личность, способная потратить месячную зарплату на окровавленную капу Мухаммеда Али и, более того, содержащая художественную галерею, заполненную жуткими скульптурами Сэма Бертена.

Я был бесповоротно конченым человеком, без малейших шансов стать полноценным членом общества. Суд присяжных без рассуждений упечет меня в камеру два на три метра до конца дней.

В течение двух лет Наталия вносила в мою жизнь иллюзию уравновешенности, и я начал медленно подниматься со дна. Лишившись ее, я со скоростью света низвергся обратно в пропасть. Мне было не за что уцепиться. Когда я долечу до самого низа, я испытаю почти облегчение.

Отец почувствовал, в каком я состоянии. Он решительно вытащил из коробки фотографию, лежавшую где-то в центре стопки, и положил ее на стол между мною и Дмитрием.

— Это вам наверняка поможет.

Снимок был сделан в семидесятых годах. Судя по тому, как он выцвел и как загнулись его уголки, его много раз брали в руки. На снимке были запечатлены четыре человека в старомодной одежде.

В центре стоял мой отец. Болезнь еще не заострила его черт. Он сиял, он широко улыбался. Он казался счастливым. Я никогда не видел его таким. От одной этой мысли мне стало очень больно.

Правой рукой он обнимал за талию стоявшую рядом с ним молодую женщину с немного кукольным личиком, которое вызвало у меня смутные воспоминания. Отец подтвердил мое предположение:

— Это твоя мать, Франческа...

— А двое других?

— В то время мы считали их своими самыми близкими друзьями.

По обе стороны от моих родителей стояли двое мужчин. Того, что находился возле отца, я точно никогда не видел. Его лицо мне ничего не говорило. Зато другого, буквально прилипшего к стройному телу моей матери и обнимавшего ее за плечи, я прекрасно узнал, несмотря на все прошедшие годы. Я не смог сдержать удивленного возгласа:

— Это он! Этот тип пытался меня убить!

За тридцать лет он не особенно изменился. Конечно, появились мимические морщины, но в остальном время пощадило его. Взгляд у него был такой же уверенный, почти высокомерный. Рубашка обтягивала стройный подтянутый торс так плотно, что казалось, вот-вот лопнет. Он тоже широко улыбался. Разница между этим лицом и тем, что застыло на мониторе, была минимальной.

— Пластическая хирургия, — тоном знатока изрек Дмитрий. — Без сомнения. Лоб подтянули, веки подтянули, морщины убрали.

— Это меня не удивляет, — ответил отец. — Он уже тогда безумно заботился о своей внешности. Страшно боялся старости. По вечерам он обязательно занимался спортом. Это было просто болезненное наваждение.

— Но ты так и не назвал нам его имени, — заметил я.

— Ах да, простите. Его зовут Марио Монти. А второй — это Серджо Тененти. Мы сфотографировались в тот день, когда решили создать «Красную борьбу», это было летом 1974 года. Мы провели вместе несколько дней за городом. После теракта Монти допрашивала полиция, но никаких обвинений ему так и не предъявили. Когда все это случилось, я был во Франции. Я проводил тут ряд конференций. Именно Марио позвонил мне, чтобы сообщить о смерти твоей матери. Он посоветовал мне не возвращаться в Италию. Полиция, даже не допрашивая меня, была уверена в моей виновности. По словам Марио, возвращение было бы равносильно тому, чтобы броситься в пасть волку. Я-то хотел защищаться, и, главное, я хотел понять, почему Франческа пошла на такое злодейство. Я не мог поверить, что она виновна.

— А теперь?

— Что тебе сказать? Время шло, и я все больше сомневался. Я не знаю, откуда к Франческе попала эта бомба. Самостоятельно собрать такое приспособление она бы не смогла. И, насколько мне известно, она не общалась ни с кем из тех, кто мог бы помочь ей в этом. «Красная борьба» хотела быть ненасильственной организацией. Мы старались не контактировать со сторонниками насилия. Например, мы категорически отвергали методы «Красных бригад». То, что они делали, противоречило нашим принципам. Мы со своей стороны полагали, что выправить положение позволит только проект сплоченного общества, основанного на разумных социально-экономических принципах.

— Вы сказали, что этот Монти вроде бы умер. Но тогда каким же образом он пытался убить Алекса? — вмешался Дмитрий.

— Говорили, что Марио погиб в том же году, что и Франческа. В газетах писали о его смерти в результате какого-то несчастного случая. Кажется, автомобильной катастрофы.

— И вот он восстал из небытия... — продолжил я. — Очень странно. Где же он пропадал все эти годы?

— И главное, чем занимался? — Дмитрий рассуждал вслух. — А в то время он уже отличался жестокостью?

— Вот именно, что нет. Конечно, ангелом его никто не назвал бы, но он никогда не выказывал склонности к насилию. Я помню, что ему вечно не хватало денег. Он работал в каком-то архиве, платили мало. Он все время искал подработку. Под конец он стал часто пропускать собрания.

— Представим себе, что кто-то предложил ему кругленькую сумму за то, чтобы он предал вас. Как вы думаете, он бы на это пошел?

— Еще час назад я решительно ответил бы «нет», но теперь, после того, что рассказал Алекс, я уже не знаю, что и думать. Полагаю, что люди не пропадают вот так, внезапно, не получив существенной материальной поддержки.

— Я никогда не верил историям про ребят, которые испарялись, чтобы скрыться от жены или от кредиторов, — расширил тему Дмитрий. — Слишком это сложно — жить без документов, без страховки. А то я бы и сам пропал. Никаких проблем с властями, никаких налогов, никто тебя не достает... Полный кайф, одним словом.

Можно подумать, что Дмитрий когда-то отчитывался в своей коммерческой деятельности перед налоговой инспекцией... Его гражданское сознание до такого уровня не поднималось. Доходы, свободные от налогообложения: я о таком только мечтал, мне-то в моей галерее с трудом удавалось сводить дебет с кредитом... Надо было мне согласиться на сотрудничество с Дмитрием. Вот к чему ведет воспитание в иудеохристианских традициях.

— Одно совершенно ясно, — заключил отец, кладя фотографию обратно на стол. — Монти проделал тот же путь, что и я. Он уехал из Италии. И ответы на наши вопросы следует искать именно там.




29


Три смерти за два дня: рекордный средний показатель. Сара никак не могла прийти в себя.

И всякий раз, когда приезжала перевозка из морга, неподалеку оказывался Алекс Кантор, даже если он не был виновен в смерти Наталии Велит, даже если не его палец нажал на спусковой крючок «магнума» в галерее.

Просмотрев вчерашнюю видеозапись вместе с комиссаром Лопесом, Сара пришла к одному определенному выводу: Кантору не найти лучшего способа потратить деньги, чем поставить как можно больше свечей, причем как можно большего размера, в ближайшей церкви. Его спасло самое настоящее чудо, совершенно немыслимое стечение обстоятельств.

— Вот в этом и заключается истинная красота спорта, — лаконично заметил Лопес. — Никогда заранее не знаешь, кто победит.

С этими словами он встал, постучал пальцем по сигаре, чтобы стряхнуть пепел, и направился к столу, где уже стоял стакан с утренней порцией виски.

Сара посмотрела на часы. Ровно десять тридцать, время аперитива, комиссар точен до минуты.

Лопес никогда не изменял своим привычкам. К ним относились аперитив в первой половине рабочего дня и рюмочка ликера после обеда. Еще один стаканчик в конце работы и последний — на ночь. Он утверждал, что по-настоящему хорошее спиртное должно быть старше того, кто пьет. Все прочее надо отправлять в Америку, там оно понравится.

Сара, как истинная любительница пива, не могла на равных обсуждать эти проблемы. Однако, видя, с каким блаженством на лице комиссар выходил из-за письменного стола, распространяя вокруг себя аромат хмельного, она готова была согласиться с ним.

Лопес сознательно вгонял себя в гроб, накачиваясь старым арманьяком. Если прибавить к этому, что в Управлении уголовной полиции ему не было равных по количеству выкуренных сигар, что он постоянно недосыпал и ежедневно выпивал немыслимое количество кофе, то сам факт его выживания начинал казаться чудом.

Впрочем, этот живой мертвец еще сохранял достаточно сил, чтобы держаться за свой пост мертвой хваткой. Он уже трижды за утро повторял Саре, что хочет получить от нее результаты как можно скорее. Звонок от руководителя аппарата кабинета министров только распалил его. Нет сомнений, что побоище в художественной галерее подогреет интерес службы разведки к отцу и сыну Канторам. Впрочем, помощь этой службе в планы Лопеса не входила.

Существовало множество способов усложнить задачу конкурирующей организации, не навлекая при этом на себя обвинений в затягивании следствия. Например, забыть о каких-то мелочах при составлении протокола, или затормозить их продвижение наверх, или запутать начальников службы разведки какими-нибудь дурацкими слухами.

Комиссару отлично удавались мелкие манипуляции такого рода. Если бы он не умел так ловко дергать за нужные веревочки, он никогда не получил бы своего поста. Однако, в случае если Сару придется отстранить от следствия ввиду отсутствия результатов, эти самые веревочки грозили затянуться мертвой петлей на его шее.

В полиции всегда и за все приходилось расплачиваться. Тут вопрос был лишь во времени и в везении. Пока на твоем счету накапливались распутанные дела, все обстояло хорошо. Раз оступившись, ты, сам того не замечая, оказывался за какой-то гранью. Тогда на поверхность всплывали старые, нераскрытые дела, и начинались бесконечные неприятности. Для тех, кто, как Лопес, был окружен завистью и злобой, оставался один путь: главная инспекция полиции, потом перемещение к пыльным шкафам и, наконец, заслуженная пенсия.

Лопесу не хотелось заканчивать службу таким образом. Сара не имела права ошибиться — ради его профессионального выживания и всего, что к нему прилагалось. А между тем она почти не продвинулась. У нее не было ни одного подозреваемого, зато появился новый, еще не опознанный труп, и самое ужасное — не наклевывалось ни одного заслуживающего внимания следа.

Будучи человеком трезвомыслящим, Сара прекрасно понимала, что ей не удастся распутать клубок без помощи извне. Она достала свой телефон и набрала номер института судебно-медицинской экспертизы. После второго гудка Барбе снял трубку:

— Алло?

— Добрый день, говорит Сара Новак.

— Сара! Я рад вас слышать!

По его тону она поняла, что это не просто вежливые слова. Врач действительно ценил ее, и недаром — ведь она не докучала ему ненужными подробностями и канцелярскими формальностями. С ней работалось легче, чем с большинством других полицейских. Она сосредоточивалась на важных моментах, а все остальное ее не интересовало.

Сам же Барбе, как это произошло и после вскрытия тела Наталии Велит, охотно выходил за рамки своих обязанностей, чтобы прокомментировать самые любопытные детали.

— Вы получили то, что я отправила к вам прошлой ночью? — без обиняков спросила Сара.

— Вы имеете в виду того, у кого не хватало половины грудной клетки?

— Точно. Я просила, чтобы им занялись как можно скорее.

— Вскрытие произвели в первом часу. Я прочел ваше имя в деле, поэтому все сделал сам. И правильно поступил. Вы присылаете мне уже второй интересный случай за неделю. С вами, по крайней мере, не соскучишься. Я хоть отвлекаюсь от самоубийств в общественных местах.

— Не буду скрывать от вас, что этот труп меня раздосадовал. Тут я знаю причину смерти, но не могу идентифицировать убитого. Вы можете мне помочь?

В голосе Барбе послышалось легкое разочарование.

— Боюсь, я не смогу быть вам полезным. Речь идет о человеке мужского пола, с европейскими чертами лица, ему явно за пятьдесят. Он перенес пластическую операцию, но в целях омоложения, а не для изменения внешности. Кроме этого — ничего. Биометрическая идентификация на основании морфологии лица и антропометрических параметров ничего не дала.

— А со стороны отпечатков — тоже ничего?

— Я вошел в автоматизированную базу данных дактилоскопических отпечатков: ничего.

— А ДНК?

— Сейчас идет анализ. Результаты получим в течение дня, самое позднее — завтра утром. Я попросил, чтобы провели сопоставление с генетическими отпечатками, снятыми на месте убийства Наталии Велит. Как только получу ответ, сброшу вам по факсу.

— Спасибо, очень мило с вашей стороны.

— Не за что. Моя ассистентка сверит результаты с национальной картотекой генетических отпечатков, но этот банк данных был создан всего несколько лет назад, и в него попали только преступления, совершенные на территории Франции. Так что у нас мало шансов что-то найти. Надо было бы ввести наши материалы в банк Интерпола, но у меня нет туда доступа. В любом случае сомневаюсь, чтобы это дало какие-то результаты. Там тоже собраны только последние данные.

— Ну и, в конце концов, до того, как отдать богу душу в галерее, он, может быть, вел совершенно нормальный образ жизни?

Сара услышала в трубке стук — кто-то стучал в дверь эксперта. Тот, понизив голос, попросил его не беспокоить. Сара воспользовалась этим моментом, чтобы закурить.

— Простите, что отвлекся, — продолжал Барбе после короткой паузы. — Что касается вашего последнего замечания, я бы не стал утверждать подобного. Я уверен, что этот человек когда-то имел неприятности с органами правосудия.

— Откуда вам это известно? Может, вы умеете узнавать преступников по форме мозга? — пошутила Сара. — Или же по выступающей челюсти, как во времена старого доброго Бертильона, когда впервые начали заниматься антропометрией?

— Вы даже не представляете себе, насколько недалеки от истины. Этот человек был поразительно развит физически для своего возраста. Мышцы — как у натренированного спортсмена. Он не курил, следил за питанием. И при этом, судя по количеству шрамов на его теле, я думаю, что он жил весьма опасной жизнью. Кстати, на рентгенограмме скелета виден чуть ли не десяток костных мозолей — следствий переломов.

— И как же он все это заработал?

— Патологии такого типа не встречаются на каждом шагу. Обстоятельства его смерти наводят меня на мысль о каком-то элитном военном подразделении. Парашютист, десантник, морской пехотинец, что-то в этом роде... К моменту смерти этот человек еще не ушел на покой. Некоторые раны он получил в последние годы, если не месяцы. Однако, насколько мне известно, лица старше пятидесяти пяти лет не служат ни в одной армии мира.

— Вы думаете, он был наемником?

— Этого исключить нельзя, хотя после определенного возраста даже наемники отходят от активных дел. Их скорее можно встретить в тренировочных центрах в Африке или в арабских странах, чем в гуще сражений. Наемник, бывший военный, член мафиозной организации... Все возможно. Дело усложняется прямо на глазах, капитан Новак. Не хотел бы я оказаться на вашем месте.

— Я не просила вас это говорить... — устало ответила Сара.

— Но можно посмотреть на ситуацию и с другой стороны: в ближайшие дни скучать вам не придется.

— Вы не порадуете меня чем-нибудь другим?

— Прошу прощения, только этим. Когда снова столкнетесь с загадочной смертью, вспомните обо мне. И если захотите пропустить стаканчик — тоже.

— Обещаю. До свиданья.

Сара повесила трубку и представила себе, какое выражение лица будет у Лопеса, когда она скажет, что мертвец был профессиональным убийцей, но на данный момент его имя не известно ни одной полиции мира. Расследование не продвинулось ни на шаг. Вместо того чтобы прояснить ситуацию, новые детали донельзя запутывали ее.

А между тем проведенная ею проверка показала, что Наталия Велит не была связана с крупным криминалом. Некоторые свидетели подтверждали, что иногда она употребляла кокаин, но в мире моды это считалось древней привычкой, чуть ли не атавизмом. Наркотики она обычно получала от своих работодателей. Своего рода премия натурой после дефиле или фотосессии. Она никогда не покупала кокаин самостоятельно, опасаясь скандала; к тому же много ей и не требовалось.

В ходе тщательного обыска квартиры удалось найти мельчайшие частицы кокаина, один или два пузырька с амфетаминами и несколько граммов гашиша. Типичный набор для девушки, которая хочет влезть в сорок второй размер, хотя природа наградила ее сорок шестым, ничего трагического.

К тому же, даже будь Наталия действительно наркоманкой, средств на ее счете в банке хватало, чтобы исключить вероятность задолженности поставщику. С такими доходами слово «платежеспособность» теряет смысл. Если бы Наталия захотела, она могла бы скупить половину Колумбии.

Причина крылась глубже, не в ее распутной жизни. Может быть, убийство на почве ревности. Классический вариант: брошенный любовник обращается к наемному убийце, чтобы свести счеты с унизившей его женщиной.

По словам Кемпа, единственным мужчиной, с которым Наталия в последние два года поддерживала длительные отношения, был Алекс Кантор. Но, несмотря на отсутствие алиби в вечер убийства, Сара не представляла себе, чтобы он мог пойти на убийство. Не говоря уж о том, что сам он едва избежал подобной участи.

Она недолго рассматривала гипотезу о психопате, влюбившемся в супермодель по фотографиям. В один прекрасный день он, по необъяснимой причине, теряет контроль над своими инстинктами и дает волю своей жажде обладания. Он превращает Наталию в пассивный объект сексуальных утех, нечаянно убивает ее, а потом, войдя в раж, решает убрать того, кто занимал его место в постели красотки.

Такое возможно, но не более того. Психи такого рода любят действовать в одиночку. Не в их духе обращаться за помощью к профессионалам — это испортит им все удовольствие. Сара зачеркнула слово «псих», которое нацарапала было на бумажке, смяла ее и швырнула в корзинку.

Она уже поняла, что надо дождаться следующего убийства — тогда, может быть, что-то и прояснится. Внутренний голос подсказывал ей, что долго ждать не придется. Ну что же, тем лучше, терпение не входило в число ее добродетелей.




30


Наталию похоронили в четверг, в прекрасный весенний день — она любила такие дни. Солнечный свет, пробиваясь сквозь листву, играл на столетних камнях кладбища Пер-Лашез. Чета туристов со схемой кладбища в руках бродила по центральной аллее, разыскивая надгробие какой-то знаменитости, и не обращала внимания на суматоху, поднявшуюся буквально в двух шагах от них.

Ослепленный ярким солнцем, мужчина зажмурился и достал из рюкзака темные очки. Потом обнял подругу за плечи и указал ей на участок, где находилась могила Джима Моррисона. Женщина удовлетворенно кивнула и потянула его за руку, чтобы он шел быстрее.

Этот парень понимал толк в жизни. В такую погоду лучше гулять с подружкой, а не укладывать ее под мраморную плиту.

Церемонией руководил великий организатор зрелищ, Томас Кемп, облаченный в костюм из черного бархата. Я выбрал костюм от Хьюго Босса, темно-синий в тонкую серую полоску, тот, в котором я был, когда впервые увидел Наталию на вернисаже в Музее современного искусства.

Я пришел туда с Дмитрием, переживавшим период брит-попа. Невозмутимый, в футболке «Ваnаnа Republic», с всклокоченными волосами, он сразу бросался в глаза среди смокингов и вечерних платьев.

Охранник попытался было не пустить его, под тем предлогом, что на приглашении значилось «в приличествующем случаю костюме». Дмитрий возразил, что его футболка — это память о Деймоне Элборне, который подарил ему ее на концерте в обмен на номер телефона какой-то девушки.

Цербер пробормотал: «Плевать я хотел на твой «Блёр»...» — и не захотел продолжить беседу. По его бессмысленному взгляду нам следовало бы догадаться, что в войне британских чартов он находился не на нашей стороне. В очередной раз подтверждалась старая пословица, согласно которой лучший способ общения с фаном группы «Оазис» состоит в том, чтобы разбить ему рожу.

К несчастью для этого идиота, Дмитрий в тот самый день получил с Ямайки партию травы — ее привезли в контейнере с экзотическими фруктами. Мы выкурили по нескольку косяков, пахнувших манго, и теперь не были склонны к дипломатическим переговорам.

Мы уже всерьез рассматривали возможность перейти к физическим методам борьбы, когда появилась Наталия. В брючном костюме от Сен-Лорана она была прекраснее, чем выходящая из морской раковины Ума Турман.

Завороженный этим зрелищем, охранник утратил к нам всякий интерес, и мы смогли беспрепятственно добраться до буфета. С оглушительным воплем: «Есть контакт!» — Дмитрий опрокинул первый бокал шампанского. Я тут же протянул ему второй, надеясь, что от алкоголя его потянет в сон или, по крайней мере, что он замолчит.

Никаких успехов эта стратегия не принесла. Шампанское удвоило эффект ямайской травки, и Дмитрий мгновенно слетел с тормозов. Весь следующий час он, в поисках родной души, лапал всех присутствовавших в зале баб моложе семидесяти пяти лет.

Предвидя трагические последствия такого поведения, я спрятался в туалете с намерением не выходить оттуда, пока охрана не убедит моего приятеля покинуть помещение.

Вскоре после того, как два гиганта-недоумка вытолкали его, я случайно оказался поблизости от Наталии. Она стояла в углу, зажатая между смертельно скучным банкиром и молодым кинематографистом, чьи проекты неизменно встречали отказ на крупных студиях.

Я пожалел эту красавицу — она выглядела такой усталой. И тут, под влиянием наркотика, шампанского и ее пышной груди, последние остатки моего здравого смысла разлетелись вдребезги. Рассудив, что банкиру будет лучше в компании его климактерической супруги, а киношнику — наедине с мечтами о славе, я жестом отодвинул несчастных от Наталии и втянул ее в бурное обсуждение нового кабриолета БМВ, подлинности трупов инопланетян в Росуэлле и последних тенденций развития международного рынка произведений искусства.

Мои бессвязные замечания, бесспорно, отличались оригинальностью, потому что этот вечер закончился судорожными объятиями в моей квартире. Когда утром я рассказал Дмитрию о своих ночных подвигах, он мне не поверил.

Через несколько дней наша с Наталией фотография уже украшала обложку известного еженедельника. Через месяц я позировал вместе с ней для американского издания «Космополитен», а мое имя оказалось в первых строчках рейтинга лиц, быстрее всех завоевавших внимание средств массовой информации в текущем году.

А через два года я оказался бывшим, отбросом светского общества. На меня уже не был направлен свет юпитеров. Вспышки не мелькали, камеры не жужжали. Моя волшебная сказка закончилась плачевным фиаско.

Часы пробили полночь именно в тот момент, когда Наталия ушла от меня. Прощайте роскошные приемы, прогулки на яхтах миллиардеров в гавани Сен-Тропе, толпы охотников за автографами у дверей шикарных отелей.

Я снова очутился в своей маленькой квартирке, со звонком, играющим «Кукарачу», с незастрахованным мотороллером и гардеробом агента по недвижимости.

Понадобились два убийства, одно из которых было совершено в целях самозащиты, чтобы я вновь оказался в центре внимания прессы. Фотографы и операторы, столпившиеся в двухстах метpax, за барьером, установленным службой безопасности, целились объективами только в меня. Я опять стал королем бала.

В то утро какая-та газетенка вышла с заголовком: «Серийный убийца из богатого квартала». Не знаю почему, но я сразу решил, что речь идет обо мне. Может быть, потому, что статья сопровождалась моей фотографией.

Автор этой мерзости сообщал, что я убил Наталию, будучи обуреваем двумя страстями — любовью к ней и алчностью. Журналюга цитировал каких-то несуществующих «близких друзей», по словам которых у меня периодически случались приступы неконтролируемой жестокости. Он утверждал, будто нашел какую-то мою бывшую подружку, которой я сломал скулу ударом кулака. Бред собачий, но читатели не могли этого знать.

Я понятия не имел, откуда исходили все эти лживые утверждения и грубые намеки. Наверное, кто-то из полицейских что-то брякнул, а этот писака раздул услышанное до невероятных размеров. Средний читатель обожает истории о несчастных женщинах, ставших жертвами негодяев.

Но дело в том, что я-то не был негодяем. И Наталия вовсе не была несчастной женщиной. Она никогда не позволила бы обижать себя. Будь я таким кретином, каким меня представляла эта статья, она послала бы меня куда подальше на следующий день после знакомства.

Первый вопрос: кто назвал мое имя? Явно не Сара Новак, но кто-то из ее приспешников, наверное, этот комиссар с жирными волосами. Разве можно доверять чуваку, который настолько не умеет одеваться?

Церемония прошла быстро и сухо. Собралось человек тридцать. Ни один родственник Наталии из Венгрии не приехал. Видимо, этот скряга, Кемп, отказался оплатить им билеты.

Мир моды был представлен всего-навсего тремя или четырьмя манекенщицами второго эшелона — они думали, что появление рядом с человеком, подозреваемым в двойном убийстве, будет полезным для карьеры. Все модельеры, которым раньше так нравилось крутиться вокруг Наталии, предпочли отдать дань ее памяти, не выходя из дому.

Я смотрел на гроб, опускавшийся в яму медленно, словно в невесомости. Я не мог запретить себе думать о том, во что превратился труп Наталии. Наверняка время уже начало свою неумолимую разрушительную работу. Это совершенное тело, уже и так обезображенное пилой судмедэксперта, теперь, наверное, раздулось от газов. Я вздрогнул, представив, как черви копошатся в ее желудке, проедают ее нежную кожу. От женщины, которую я так любил, осталась только бесформенная оболочка. Я вытер глаза и отвернулся.

Рука Лолы, выписавшейся этим утром из больницы, дотронулась до моей руки. Это прикосновение принесло мне некоторое облегчение, хотя вслед за ним в душе снова проснулись угрызения совести.

— Мне так жаль... — прошептал я еле слышно.

Я говорил искренне. Я жалел Наталию. Я жалел о каждой секунде нашей связи. Я жалел, что не сумел ни удержать ее, ни помешать ее смерти. Я жалел о том, что посмертно изменил ей с Лолой.

Я был ни на что не годным мерзавцем. Я профукал все хорошее, чем обладал.

Священник торопливо пробормотал, что Господь в первую очередь призывает к себе лучших из нас и что-то еще, столь же банальное, перекрестил гроб и поспешил к своей служебной машине.

Мы остались у могилы, предоставленные самим себе, не зная, как вести себя дальше. Я раньше вообще не бывал на похоронах, даже на похоронах собственной матери. Поэтому я ждал, чтобы кто-то начал что-то делать. Кемп, как обычно, взял инициативу в свои руки и подошел к могиле. Пролепетав одну или две фразы, он сделал вид, что вытирает слезы, и отступил назад.

Все цепочкой прошли мимо ящика из драгоценных пород дерева, обитого узорчатой тканью по эскизам Донателлы Версаче, о чем говорилось в статье, где меня назвали убийцей. Милашка Донателла обожала напоминать всем о своей дружбе с известными покойниками, начиная с леди Дианы (Наталия испытывала к Донателле откровенное отвращение, но я приберегал эту важную информацию на тот случай, если какой-нибудь издатель предложит мне миллион евро за мемуары серийного убийцы).

Ожидая своей очереди предстать перед могилой, я припоминал всех модельеров, которым мог бы позволить обить собственный гроб.

Не особенно раздумывая, я остановил свой выбор на Джордже Армани. Настоящий итальянский шик. Уж он-то сумеет со вкусом подобрать ткань в темных тонах. Ничем не похожую на яркую блевотину от Донателлы.

Когда наконец настал мой черед, я подошел и замер над открытой ямой. Все затаили дыхание. Беспрерывный стрекот вспышек создавал странный звуковой фон.

Чего они ждали? Что я начну рвать на себе волосы и публично признаюсь в своей вине? Что я брошусь на землю и буду обнимать гроб той, которую я якобы убил? Что я буду взывать к милости небес, а не к людскому правосудию, а потом пущу себе пулю в рот?

Все это так искусственно, так вульгарно, все это уже было. Чистой воды Донателла, несовместимая с духом Армани. Пошли они все в задницу, сволочи.

Я спокойно стоял и смотрел на гроб. Через минуту напряжение, как среди собравшихся, так и среди репортеров, спало.

Я в очередной раз обманул их надежды. Я не уважил зрителей. Я не продемонстрировал им лучшего, на что был способен, не выразил искреннего раскаяния, которого они так ждали. Моя ничтожная личность никак не могла соответствовать статусу звезды прессы.

Постепенно стая шакалов рассеялась. И скоро на кладбище Пер-Лашез воцарилось обычное спокойствие. У могилы остались только четыре человека: Кемп, Лола, Дмитрий и я.

Мой отец был слишком слаб, чтобы так долго стоять, поэтому на похоронах он не присутствовал. К тому же в последнее время он очень плохо переносил посещения кладбищ. Он боялся, что следующий раз, когда он там окажется, станет для него последним. Такая вероятность, безусловно, охлаждала его пыл.

По моей щеке скользнул горячий и нежный солнечный луч. Наталии понравился бы такой день.

Могильщики вытянули веревки, с помощью которых гроб опускали в могилу, закидали яму землей и прикрыли ее временной деревянной крышкой.

Пока длилась эта процедура, мы молчали. Я безумно хотел убежать как можно дальше от этого места, и бежать, бежать, пока не упаду без сознания. Но я стоял у края могилы и смотрел, как работают могильщики.

Закончив работу, они сложили инструменты в большие холщовые сумки. Один из них пробормотал несколько невнятных слов соболезнования, а потом небрежно вскинул лопату на плечо и пошел догонять товарищей. Когда ему показалось, что он отошел на достаточное расстояние, он отпустил какую-то шутку. Остальные громко расхохотались, а потом залитые светом аллеи Пер-Лашез погрузились в тишину.

Все кончилось. Наталия покоилась на глубине двух метров под землей, такой же черной, как ожидавшее меня будущее.




31


Лола сжала мою руку так крепко, словно решила больше никогда не выпускать ее. Судя по всему, погребение Наталии не произвело на нее ни малейшего впечатления. Может быть, через какое-то время она начнет скучать без своей заклятой подруги, но надолго ее не хватит.

К тому же Лола ненавидела соперничество, если оказывалась в проигрыше. Очень неприятно играть в категории «хорошеньких девушек», коль скоро твоя непосредственная противница имеет прямое отношение к недосягаемой сфере красоты.

Отныне расклад полностью изменился, и я снова представлял собой заманчивую сексуальную добычу для своей помощницы. Несмотря на достойную сожаления слабость, которой я поддался на днях, от одной мысли об этом меня мутило.

— Мне надо немного побыть одному, — сказал я ей. — Ты можешь подождать меня в кафе с Дмитрием?

Лола смерила меня строгим взглядом. Мое упорное желание цепляться до самого конца за труп бывшей любовницы казалось ей глупостью.

— Ну, если ты настаиваешь... — выдохнула она наконец и ушла, увлекая за собой Дмитрия.

Я не врал ей. Если бы она осталась со мной, я в конце концов наговорил бы ей всяких гадостей. Я нуждался в нескольких минутах одиночества, чтобы переварить произошедшее.

Я, единственный из участников церемонии, испытывал искреннее горе. Дмитрий не относился к Наталии всерьез. Я даже сомневался, что они когда-нибудь разговаривали друг с другом. Он неизменно видел в ней только объект мощного сексуального желания. Если он и грустил, то лишь от того, что ему так и не удалось переспать с ней.

С Кемпом дело обстояло куда сложнее. Он очень давно знал Наталию и каждый день проводил много времени в ее обществе. И главное, он зависел от нее в финансовом плане. Он тоже много потерял с ее смертью. Теперь его ожидали трудные, действительно траурные времена. Он уже понимал, что ему придется распрощаться с квартирой в сто тридцать квадратных метров напротив собора Инвалидов и с образом жизни кинозвезды.

Впрочем, я нисколько не сомневался, что, будучи исполнителем завещания своей протеже, он сумеет защитить собственные интересы. Я так и видел, как он выторговывает права на документальный фильм, посвященный «Жизни и смерти самой популярной манекенщицы последнего десятилетия», за которым последуют посмертный календарь и линия сексуального белья с этикеткой «Наталия В.». Шестьдесят процентов прибыли пойдут на благотворительные цели, а остальное — на его банковский счет.

Кемп всегда относился к Наталии как к курице, несущей золотые яйца, и это отношение не могло измениться только от того, что она умерла. Чтобы убедить такую акулу, как он, искать добычу в другом месте, требовалось нечто более существенное.

Вдруг я почувствовал себя страшно одиноким среди широких пустынных аллей. Даже под яркими лучами солнца это место выглядело мрачно. И тот факт, что вокруг меня лежали люди, чьи песни или книги доставляли мне столько радости, ничего не менял. Мне не следовало находиться здесь.

А где, кстати, следовало? В жалкой картинной галерее, где мне удавалось выставлять только второстепенных художников? На VIP-этаже «Инферно», среди звезд шоу-бизнеса и политики, которые никогда не признавали меня за своего? В постели Лолы, этой рабыни своих страстей? Или же в камере, с пришпиленной к стене фотографией Сары Новак в кожаных брюках? Я не знал, куда деваться. Честно говоря, я вообще не понимал, во что превратилась моя жизнь.

Углубившись в эти мысли, я брел куда-то по аллеям Пер-Лашез. Я прошел мимо Стены коммунаров, увидел вдали могилу Модильяни и повернул в сторону старого кладбища.

Пейзаж сразу же изменился. Безупречно правильные ряды современных надгробий уступили место очаровательному беспорядку. Девятнадцатый век не скупился на украшения. Время изрядно потрепало памятники той поры, а местами их вообще было трудно разглядеть из-за буйно разросшейся зелени, но каждый свидетельствовал о былой славе тех, кто под ними покоился.

Живи Наталия в ту эпоху, она имела бы право на бюст работы Родена или на обелиск, воздвигнутый каким-нибудь пылким поклонником. А вместо этого через несколько дней на ее могиле появится простая мраморная доска. Ничего, способного напомнить прохожим, что эта женщина воплощала в себе совершенный идеал красоты.

И тут я понял, каким хрупким носителем информации является глянцевая бумага. Не пройдет и десяти лет, как Наталия займет свое место среди легендарных идолов, слишком рано покинувших этот мир. Что останется от нее, если не считать нескольких пожелтевших фотографий, вроде тех, что показывал мне отец? Кто, кроме меня, будет вспоминать о ней?

Все произошло слишком быстро. Только-только я успел привязаться к человеку, а его у меня отняли. Я утратил смысл жизни. От меня уже ничего не зависело. А впрочем, разве от меня когда-то что-то зависело?




32


Внезапно я почувствовал сильный удар кулаком в левый висок. Поскольку ни к чему подобному я не готовился, я даже не попытался защититься. И вот, уже во второй раз за три дня, я грохнулся наземь в полубессознательном состоянии.

Перед тем, как сознание покинуло меня окончательно, я успел подвести итог. Алекс Кантор : 0, остальное человечество : 2. Достаточно почетный проигрыш.

Похоже, у меня вырабатывалась скверная привычка — получать тычки, не давая при этом сдачи. Даже у Фрезера в конце карьеры результаты бывали получше.

Оглушенный, я погружался в новое измерение, наполненное ослепительными красками. Все воспоминания прошлой недели смешались в неудобоваримый коктейль. Я летал как безумный среди каких-то разрозненных образов. Например, я пронесся мимо обнаженной груди Лолы и чуть было не врезался в идол «Кэмпбелл» работы Сэма.

Издалека, через окружавший меня разноцветный туман донесся утробный голос:

— Мразь! Чертов ублюдок!

Восковая мадонна со смешными крылышками открыла мне объятия. Я оттолкнул ее, даже не удостоив взглядом. Вдали я заметил соблазнительные бедра Сары Новак и устремился к ней. Я протянул руку к этому обворожительному видению, готовясь насладиться каждой частицей полицейской плоти.

Однако попка инспекторши внезапно исчезла. Кто-то схватил меня за воротник и поставил на ноги. Я приоткрыл глаза. Не настолько, чтобы сразу вернуться в безжалостную реальность. Но, увы, достаточно, чтобы узнать лицо стоявшего передо мной человека.

— Почему ты всегда ведешь себя как безмозглый кретин? — спросил Кемп.

Он изрыгал ругательства, багровея от злости. Его рука взмыла над моей головой. Я подумал, что он доведет дело до конца и проломит мне череп. Но он удовольствовался тем, что пригнулся к самому моему лицу.

Мои обонятельные каналы наполнились испарениями его духов. Он пользовался чем-то довольно вульгарным (по-моему, я узнал «Фаренгейт»), что прекрасно дополняло его облик.

— Что это была за чертовня с галереей позавчера? — прошипел он. — Я пришел на встречу и увидел кучу легавых. Ты вроде бы еще кого-то убил?

Я поспешил восстановить истину.

— Не я. Лола. А наречие «еще» представляется мне неуместным. В том, что касается убийств, я невинен, как Бритни Спирс.

Да, сравнение я подобрал неудачное. Наверное, лучше было бы упомянуть Мать Терезу или Жанну д\'Арк, хотя в последнем случае мне могли бы приписать еще более воинственные наклонности. Впрочем, мои слова произвели должный эффект, потому что Кемп ослабил хватку.

Я рухнул как мешок. Мой затылок снова стукнулся о землю. Благодаря вмешательству провидения мне удалось не раскроить черепную коробку о бордюр какого-то надгробия. Но от этого боль в виске, куда меня ударил Кемп, не стала меньше.

Да, по части ударов милашка Томас мог соперничать с Максом Шмелингом. Не прошло и семидесяти лет, как Германия снова обрела тяжеловеса, достойного такого сравнения. Из осторожности я решил оставить свои соображения о его великолепных природных данных при себе.

Я с трудом поднялся. Я никогда не любил драк, в которых перевес сил был настолько не в мою пользу. В таких случаях сами собой напрашивались короткие переговоры.

— Спокойно, — сказал я на всякий случай. — Мы можем нормально поговорить?

— Я проверил счета Наталии за последние два месяца, — ответил мой добрый тевтонский друг. — Она не переводила никаких сумм, достаточных, чтобы купить твою картину. Зачем ты мне наврал?

— Ошибаешься. Видимо, ты что-то пропустил. На днях я покажу тебе счет. Он у меня в сейфе.

— Мать твою! — заорал Кемп. — Мне осточертели твои идиотские игры, Алекс. Если и дальше будешь продолжать в том же духе, то долго не протянешь. Ты плохо кончишь, я это тебе гарантирую.

Он сделал шаг в мою сторону, вид у него был угрожающий. Я попятился и наткнулся на какой-то памятник.

— О\'кей, ладно... — произнес я, стараясь удержать равновесие. — Я все тебе объясню. Я хотел зазвать тебя в галерею, чтобы поговорить. Я не придумал другого предлога. Признайся, ты же клюнул. А если подумать, это же было забавно, правда?

— Нет.

Ладно, согласен, Кемпа эта выдумка позабавила меньше, чем меня. Но, насколько я знал, его чувство юмора нельзя было считать эталонным. Если кто-то собирал компанию, чтобы повеселиться, о нем вспоминали в последнюю очередь. Его присутствие часто просто замораживало людей.

— Точно? — настаивал я.

— Точно.

— Правда?

— Да.

Этот немногосложный диалог напомнил мне сборник афоризмов Сильвестра Сталлоне. Чтобы выдержать роль, я чуть было не начал подпрыгивать на месте, делая вид, что бью кулаками по развешанным вокруг бычьим тушам. Последние крохи здравого смысла уберегли меня от этого.

Кемп действительно был готов спустить с меня шкуру. Этот мерзавец вполне мог проделать такое, во всяком случае, физически. Его просто распирало от желания причинить мне какой-нибудь вред.

Я понимал это по его покрасневшему лицу и по всполохам ненависти в глазах.

В отчаянии я огляделся, надеясь привлечь внимание какого-то неведомого спасителя. Я никого не увидел. Казалось, на кладбище не осталось ни одного посетителя.

Кемпу не составит труда меня уничтожить. Я уступал ему килограммов двадцать в весе и сантиметров десять в росте. Несколько правильно рассчитанных ударов кулаком, и все расхождения между нами разрешатся сами собой. Потом ему будет достаточно взломать кованую дверь какого-нибудь старого склепа и сунуть туда мой труп.

Идеальное убийство. Найдут меня только в следующем веке. Мое исчезновение сочтут побегом. Сара Новак выпустит международный ордер на мой арест, в течение какого-то времени полиция будет делать вид, что ищет меня, а потом обо мне все забудут.

Эта перспектива меня совершенно не устраивала, причем по очень простой причине: я не хотел закончить свои дни в чужой могиле. Я хотел получить собственную могилу, на которой будет установлен памятник с моим именем и с фотографией в обрамлении фарфоровых цветочков. Я хотел, чтобы Лола приходила туда поплакать каждую неделю и чтобы она до ломоты в спине протирала мрамор влажной тряпкой.

Мне хотелось, чтобы она помучилась. Она этого заслужила.

И даже при таких условиях я еще не был готов к смерти. Значит, требовалось как можно скорее урезонить этого фанфарона Кемпа. Может быть, его умиротворит музыка? Повинуясь какому-то инстинкту, я начал насвистывать мелодию из «Глаза тигра».

«Дух Рокки, — думал я, сосредоточиваясь на каждом слове, — помоги мне. Молю тебя. Я по двадцать раз посмотрел каждый эпизод. Я ревел, как девчонка, когда Аполло Крид умер на ринге. Хотя бы за это я заслуживаю помощи».

— Заткнись! — занервничал Кемп.

Не желая подчиняться натиску грубой силы, я продолжал свистеть так громко, на сколько хватало силы в легких.

Наступил торжественный момент. Я превратился в последний оплот свободы, противостоящий угнетателю-кровопийце. Мелодия «Глаза тигра» с удвоенной мощью взвивалась в весеннее небо неподалеку от того самого места, где каждый год гремел «Интернационал» в исполнении хора последних коммунистов.

Этого Кемп больше вынести не мог. От его могучей затрещины я перелетел через памятник, на который опирался.

«Спасибо, дух Рокки, дело того стоило...»

Как ни странно, мой кульбит, казалось, успокоил Кемпа. Он опустился на колени возле меня. Я вытянул руки навстречу ему, чтобы защитить лицо.

— Ну, ладно, — сказал он. — Хватит ребячиться. Давай сядем и поговорим, а?

Я кивнул. Во рту еще все горело от удара.

— Драться больше не будешь? — жалобно проскулил я.

— Буду держать руки в карманах.

Брюки у меня были разодраны в клочья, пиджак порван на локте, тело превратилось в сплошной синяк, но свобода мнений восторжествовала. От прилива героизма у меня даже порозовели щеки. Я мог вести переговоры, ничего не стыдясь.

Я решил играть с Кемпом по-честному.

— Тем вечером я хотел заманить тебя в ловушку. Разговорить тебя и записать твои признания, чтобы передать их в полицию. Я приготовил «магнум», чтобы тебя напугать.

Моя исповедь произвела на Кемпа странное впечатление. Он побледнел и сел на могилу напротив меня. Я воспользовался этой минутной слабостью, чтобы закрепить свое преимущество.

— Я не верю, что ты никак не причастен к смерти Наталии, — обвинил его я. — Я убежден, что ты что-то скрываешь.

— Например?

— Почему Наталия меня бросила? У нас все шло хорошо. Разрыв спровоцировало что-то извне. Думаю, что ты приложил к этому руку. Рано или поздно, но я выясню, что ты скрываешь.

Кемп заколебался. Он отвел глаза, потом закрыл лицо ладонями. Он долго сидел в полной прострации, прежде чем снова отважился взглянуть на меня.

— Ну, раз уж мы откровенничаем, я тоже буду честен. Теперь, когда Наталии уже нет, ты имеешь право все знать. Она забеременела от тебя. Убедившись в этом, она сразу позвонила мне. Она была вне себя от радости. Она думала о том, чтобы закончить карьеру и окончательно связать свою жизнь с тобой. Я не мог вынести этого. Я запаниковал.

Это признание застало меня врасплох. Я ждал чего угодно, только не этого.

— И ты уговорил ее бросить меня? Только ради ее проклятой карьеры топ-модели?

— Мы положили на это столько сил! У нее впереди было еще несколько лет прекрасной работы. Она могла бы достичь еще большего!

— А ребенок?

На лице Кемпа появилось смущенное выражение. Он вдруг утратил всю свою уверенность. Я понял, что соотношение сил изменилось.

— Она... она сделала аборт, — пролепетал он. — За месяц до смерти. Я сказал ей, что резкий разрыв упростит ситуацию. Она не хотела, чтобы ты узнал.

Это открытие окончательно добило меня. Я недоверчиво смотрел на Кемпа.

— Ты манипулировал ею, скотина! Ты загубил наши отношения, чтобы они не вредили твоим собственным интересам! Не понимаю, почему Наталия тебя слушалась. Она была не из таких.

— Я знал о ней такое, чего не знал никто, включая тебя. То, что следовало держать в тайне. Я пригрозил, что выступлю с разоблачениями в прессе.

— Ты ее шантажировал? Чем?

— Тебе лучше оставаться в неведении. Правда.

Я уже не мог контролировать себя. Одним рывком я вскочил на ноги. Меня охватила безумная ненависть, меня просто трясло от бешенства.

— Говори...

— Алекс, я думаю, что...

— Я попросил тебя сказать все, — перебил я. — Давай покончим с этим раз и навсегда.

— Ну, как хочешь... Я встретился с Наталией не так, как об этом писали в газетах. Девочка-подросток, гуляющая с матерью, агент, случайно заметивший ее в торговом центре и уговоривший приехать на пробы в Париж... Все это ложь. Мы придумали для публики красивую историю, правда была слишком гадкой. Я увидел ее на улице. Когда я ее окликнул, она отнеслась ко мне как к очередному клиенту.

— Я что-то не понимаю...

— Я ее нашел на панели. Она с четырнадцати лет занималась проституцией, чтобы заработать на кусок хлеба. Сирота, спала где придется. Чем еще она могла жить? В то время на улицах Будапешта шлялись десятки таких девчонок. Она была всего лишь одной из многих несчастных. Она держалась благодаря героину и водке. Меньше чем за десять долларов она соглашалась на все. Настоящая находка за такие деньги.

— Я тебе не верю. Это невозможно.

— А как ты думаешь, почему она так и не познакомила тебя со своей семьей? У нее не было семьи, вот и все.

Он погрузился в воспоминания. На его губах показалось подобие улыбки.

— Я спас ее, Алекс. Я подарил ей настоящую жизнь. Без меня она сдохла бы, как последняя шавка, на своей панели! Видел бы ты ее... Зима, всюду снег. Она тряслась в дрянном пальтеце. Кожа да кости. Она обслуживала клиентов на грязной лестничной площадке. И, несмотря на это, она была восхитительна. Я сразу же понял, что в ней заложен огромный потенциал. У меня она бросила все — траханье, наркотики, выпивку. Вначале было трудно, но к моменту встречи с тобой она уже была чистой.

— Невозможно, — повторял я, мотая головой.

— Можешь прятать голову в песок, если тебе так легче. Наталия была шлюхой, а я сделал ее звездой. Я вкалывал как лошадь, чтобы добиться этого. Я собрал ее по кусочкам. Я придумал ее лицо, тело, стиль. Благодаря мне она стала эталоном для всего мира. Я работал днем и ночью в течение пяти долгих лет, чтобы слепить ее, но результат того стоил. Я был рядом с ней с самого начала, когда у нее были ломки, и потом, когда пришел успех и нужно было составлять расписание всех этих съемок, и давать интервью, и вести переговоры с модельерами. Я не считался со временем, можешь мне поверить. И делал это не ради денег, а потому, что любил Наталию, как отец любит дочь. Она не имела права покинуть меня.

Не дожидаясь команды мозга, мой кулак врезался Кемпу в губу. По его подбородку потекла струйка крови. Он даже не шевельнулся, чтобы закрыться. Просто поднялся и встал передо мной.

— Можешь думать обо мне что угодно, Алекс, но я любил ее больше всех на свете. Если сегодня кто-то и должен оплакивать Наталию, то это я. Я не знаю, кто ее убил. Более того, мне наплевать, я не хочу знать, кто это сделал. Моя Наталия умерла, и никто не вернет мне ее.

— Бред сивой кобылы! Тебя интересовала только собственная выгода. Ты хоть на минутку подумал о ней, о том, чего она действительно хотела?

— Бедный мой Алекс... — вздохнул Кемп. — Ты так и остался ребенком. Ты мыслишь примитивно. Добро против зла, победа или нокаут, и все, что из этого вытекает... Если бы жизнь была устроена так просто, ни от кого бы это не укрылось.

Кемп пожал плечами и медленно побрел к выходу. Я не сделал ничего, чтобы помешать ему. Я остался один на этом огромном кладбище, в окружении теней всех тех, кого потерял, так и не успев узнать.




33


Тяжелая стальная перекладина поднялась на тридцать сантиметров, замерла на несколько секунд, а потом медленно пошла вниз. Сара следила за опускающейся штангой, пока та чуть ли не коснулась ее плеч. Тогда, выдохнув весь воздух из легких, она отжала ее в последний раз и закрепила на держателях. На сегодняшний вечер гимнастики хватит.

Она не вставала со скамьи для силовых упражнений, пока к ней не вернулось ровное дыхание. Пот широкими полосами стекал по ее щекам, капал на покрытие пола. Сара приблизительно подсчитала, какой же вес она подняла.

Сорок раз по пятьдесят килограммов. Две тонны за полчаса. Неплохо. Во всяком случае, достаточно, чтобы прочистить мозги.

Где-то далеко, в гостиной, зазвонил ее мобильный. Сара с трудом выпрямилась. Все тело ныло. Уже год или два она чувствовала, что оно не повинуется ей, как прежде. Теперь к концу каждого сеанса гимнастических упражнений она ощущала себя совершенно разбитой.

Пришло время подумать о смене рода деятельности. Бегать за злоумышленниками с одышкой и негнущимися коленями — это лучший способ получить пулю. Сара понимала, что момент выбора неотвратимо приближается.

В глубине души она вовсе не хотела до последнего цепляться за эту сумасшедшую работу, как Лопес. В отличие от комиссара, она не находила удовольствия в бесконечных неприятностях.

Телефон звонил не переставая. Сара решила, что растяжкой займется позже, и бросилась к своей сумке.

На экране высветилось: «Лопес». Скверный знак. Когда он позвонил в прошлый раз, ей пришлось провести бессонную ночь.

— Чем могу быть полезна, комиссар? — спросила она, взяв трубку. — Вы решили проверить, сколько я могу выдержать без сна?

— У меня плохая новость, — сразу же уточнил Лопес. — Кантора только что арестовали у него дома.

— Алекс опять напроказничал? Я думала, что его «магнум» конфисковали?

— Я имею в виду отца. В восемнадцать часов его задержали ребята из Национального управления по борьбе с терроризмом.

— На каком основании?

— Официально он представляет собой угрозу для национальной безопасности. Как бывший террорист, он, несмотря на свое раскаяние, может создать проблемы на территории Франции. Учитывая теперешнюю ситуацию, министерство якобы не хочет никакого риска. На самом же деле его арест был произведен по настоянию итальянского правительства. Они жаждут любой ценой заполучить его обратно. Для него уже подготовили камеру в тюрьме с повышенной системой безопасности. Целая программа: минимальные удобства, из окна — вид на крепостные стены с колючей проволокой...

— А где он сейчас?

— В нашем ведомстве. Как только я узнал о возбужденном против него деле, я сообщил руководительнице уголовной полиции, что до высылки его совершенно необходимо допросить по делу Велит. Она куда-то позвонила, и мне выделили два часа. Министр уже подписал приказ об экстрадиции. Она назначена на завтра, на шесть утра. У нас во дворе Кантора ожидает машина Управления по борьбе с терроризмом. Как только мы с ним закончим, его немедленно отвезут в Руасси.

— Да, это сильно, — призналась Сара. — Правда.

— Если бы ты умела обделывать такие делишки, ты сидела бы на моем месте, девочка. Поторопись, если не хочешь его упустить. И советую тебе по пути захватить его сына. Может быть, оказавшись вдвоем, Канторы захотят нам рассказать больше.

— Я выхожу.

— Не тяни. Отсчет времени начался десять минут назад.

— Поняла. До скорого.

Сара положила трубку. Вытерев полотенцем пот с затылка, она кинулась одеваться.



Полицейские, суетившиеся в коридорах Управления уголовной полиции, пребывали в явном напряжении. Присутствие бывшего террориста в доме на набережной Орфевр действовало на всех возбуждающе, тем более что Лопес по этому случаю приказал повысить меры безопасности.

Сара провела Алекса Кантора через лабиринт кабинетов и доставила к комиссару. Последний коротко обрисовал ситуацию.

— Предлагаю вам сделку, — заключил он. — Вы рассказываете мне то, чего я не знаю, а я даю вам возможность попрощаться с отцом. В противном случае вам придется ждать разрешения на посещение от итальянской администрации. И, как мне кажется, ждать надо будет долго. Год или два, это в лучшем случае.

Метод Лопеса. Все четко и прямо. Сначала сказать, а потом уже думать. То, что он предлагал Кантору, далеко выходило за рамки его законных полномочий.

Сара попыталась протестовать:

— Комиссар, вы уверены в том, что делаете?

Лопес знаком велел ей замолчать и вопросительно взглянул на Алекса:

— Ну?

— Вашего мертвеца зовут Марио Монти. Мой отец хорошо знал его.

Алекс говорил около четверти часа. Он описал фотографию, найденную в обувной коробке, и повторил то, что запомнил из рассказа отца. Закончил он откровениями Кемпа о прошлом Наталии.

Алекс ждал строгого внушения за то, что он прихватил с собой копию записей с видеокамер, но Лопес не стал комментировать это сокрытие улик. Когда Кантор-младший умолк, комиссар просто пометил что-то в блокноте и покачал головой:

— У вас есть пять минут. Сара, проводи его.




34


Вид отца меня взволновал. Измученное лицо и смятая одежда свидетельствовали о том, что его бесцеремонно подняли с постели.

Его заперли в крохотной комнатке. Когда я вошел, он сидел в углу, на табурете. Увидев меня, он встал и показал мне стоявший в углу маленький чемоданчик:

— Вот все, что мне разрешили взять с собой. Немного одежды, туалетные принадлежности, больше ничего... Мне пришлось даже оставить дома моего Данте. А я-то думал, что таких книг боятся только тоталитарные режимы!

Он притворился, будто это открытие его развеселило. При виде его грустной и разочарованной улыбки я чуть было не заплакал от бессилия. Я попытался как можно лучше скрыть свою боль и обнял его.

— Алекс...

Никогда прежде мое имя в его устах не звучало как прощание.

— Не волнуйся. Тебя вытащат. Я позвоню Дмитрию. Он знаком с лучшими парижскими адвокатами. Завтра утром ты будешь на свободе.

Мне претила эта лицемерная игра. И отцу тоже. Мои слова его даже обидели.

Он строго посмотрел на меня. Мои попытки корчить из себя крутого раздражали его, как ничто другое.

— Не пытайся разыгрывать эту дурацкую комедию. Мы оба прекрасно знаем, что будет. Завтра утром я вернусь в Италию, и меня бросят в самую поганую тюрягу, какую только найдут. Давай искать во всем этом положительную сторону: по крайней мере, я умру на родине.

— Я не понимаю, что они имеют против тебя. Почему вдруг такая срочная высылка? Тебе давали спокойно жить здесь двадцать пять лет... Твое прошлое уже так далеко.

— Речь идет не о прошлом, Алекс. Они не стали бы возиться, если бы это, так или иначе, не было связано с настоящим. Пока в мои легкие будет поступать хоть немного воздуха, я буду представлять для них опасность. Не знаю почему, но кто-то в Италии очень заинтересован в том, чтобы я исчез. Ну, ждать ему недолго. Я чувствую, что жизнь уходит из меня, вытекает изо всех пор. И я никак не могу этому помешать.

— Не говори глупостей. Они там будут тобой заниматься. Я потребую, чтобы сразу по приезде тебя осмотрел врач.

Отец дотронулся до моей щеки и ласково сжал ее пальцами. Он не делал так со дня смерти мамы. Он глубоко вдохнул, и этот вдох вызвал сильный приступ кашля.

— Я устал от всего этого, Алекс, — сказал он, когда его отпустило. — Я больше не хочу драться. Даже если бы я мог прожить дольше, я уже этого не захочу. Мне пришло время выйти из игры.

Из громкоговорителя в углу стены послышался голос Сары Новак:

— Простите, что прерываю вас... Агенты Национального управления по борьбе с терроризмом настаивают на том, чтобы забрать вас, господин Кантор. Комиссар Лопес задержал их у себя в кабинете, но это ненадолго. Они не должны застать тут Алекса.

— Спасибо, что дали нам несколько минут, — ответил отец безликому голосу. — Она права, уходи скорее.

Мне было очень грустно, что нам пришлось дождаться этого момента, чтобы открыть друг другу сердце. Я обнял его. Воспользовавшись этим, он прошептал мне на ухо:

— Я думал о твоей видеозаписи. Ему нужна была картина, а не содержимое сейфа.

И он тут же отстранился от меня.

— Увидимся в Риме, — неуверенно проговорил я. — Береги себя.

Он покачал головой и помахал мне.

— Последнее, Алекс... — сказал он, когда я уже стоял на пороге комнаты. — Передай мой привет Серджо Тененти. Доверь ему картины, с которыми у тебя возникнут проблемы. Он разбирается в искусстве, он даст тебе совет. Его римский адрес найдешь в моей старой записной книжке. Уезжая, я оставил ее на кровати. Надеюсь, что Серджо за это время не переехал.

В тот же момент Сара Новак схватила меня за локоть и потащила за собой. В другом конце коридора по бетонному полу уже гремели тяжелые шаги тех, кто шел забирать моего отца.




35


Несмотря на аспирин, на двойную порцию кофе, выпитого перед работой, Сару не покидало ощущение, будто ее голову сжимает терновый венок. Стоило чуть-чуть наклонить голову вправо или влево, как ее лицо искажалось от боли.

Чертово расследование. Еще немного — и она не выдержит этого ритма. В любом случае, если она не сможет найти убийцу Наталии Велит в ближайшее время, Лопес вырвет у нее кишки и повесит в качестве украшений на рождественскую елку.

Когда она поравнялась с секретаршей комиссара, та, не отрывая глаз от компьютера, протянула ей листок:

— Вам факс из института судмедэкспертизы.

Сара вырвала листок из ее руки.

— Не за что, — бросила секретарша.

Сара сделала вид, что не расслышала. Послание Барбе было весьма лаконичным:



«ДНК вашего покойника не совпадает с ДНК проб с тела Наталии Велит. Это не он. Желаю удачи. Барбе».


Готовая зарычать от досады, Сара толкнула дверь кабинета Лопеса. Стараясь двигаться как можно осторожнее, она села напротив комиссара.

Хотя Лопес тоже не выспался, выглядел он отлично.

— Ну и что ты думаешь обо всей этой чертовщине? — спросил он, затянувшись и медленно выдохнув в сторону собеседницы.

Облако сигарного дыма окутало Сару. Она почувствовала, как тошнота подступила к горлу, и с трудом сдержала рвоту.

— Я постепенно продвигаюсь, — ответила она слабым голосом. — Я уточнила основные данные. Пока выводы строить не на чем, но я надеюсь кое-что понять в этом деле.

— Полный бардак! Сначала непонятное убийство топ-модели, потом какая-то бредятина с террористами и проституцией... Ты можешь углядеть тут какие-то связи? Какой толк рыться в этих старых историях? Плевать мне, чем занималась эта девка в юности. Если ее перетрахала половина мужского населения Будапешта, это ее проблемы. А что до этих гребаных бывших революционеров, то они уже давно похоронили свои идеалы. С тех пор как они понастроили себе загородных домов и стали ездить на «гольфах ТДИ», общество уже не вызывает у них такого отвращения, или я не прав?

Каждое слово, вылетавшее изо рта начальника, било по голове, но Сара терпеливо выслушала его разглагольствования. Только обилие ненормативных выражений показывало, что он тоже устал. Сара начала было забавляться тем, что мысленно вставляла «бип» вместо каждого ругательства, произнесенного Лопесом, но скоро эта игра ее утомила.

Отупев от боли, она рассеянно блуждала взглядом по комнате. Ее внимание привлекла кружка, украшенная огромной эмблемой уголовной полиции Лос-Анджелеса, которую Лопес привез из последней поездки в США.

— Что касается стратегии борьбы с терроризмом, — продолжал он, не замечая, что Сара отключилась, — меня просто смешит, что они так набросились на этого старика. Да посмотри на него, он же на ладан дышит! Он не перенесет поездку! Что, не могли дать ему сдохнуть спокойно?

Вдруг он замолчал. В комнате повисла гнетущая тишина. Сара поняла, что он ожидает ее реакции.

— Кантор думает, что его подставляет кто-то, находящийся в Италии, — сказала она наконец.

От нового прострела в виске ее рот искривился. Лопес не обратил на это ни малейшего внимания и вытащил из ящика старый помятый термос. Налил из него кофе в кружку с эмблемой лос-анджелесской полиции и, не угостив Сару, отпил большой глоток. Потом он на несколько секунд задумался над словами своей сотрудницы и нервно усмехнулся:

— Судя по тому, как они на него накинулись, я готов поверить, что он кому-то здорово мешает. Итальянское правительство выделило самолет, чтобы доставить его в страну. Самая дорогостоящая экстрадиция в истории.

— Кстати, я думаю, что Алекс собирается вылететь в Рим первым же рейсом. Что мне делать?

— У тебя есть основания задержать его здесь?

— Честно говоря, нет. Я сомневаюсь, что он причастен к убийству Наталии. В любом случае никаких доказательств у меня нет.

— Тогда пусть едет. Учитывая, что его отец помирает в итальянской тюрьме, никуда он не исчезнет. В худшем случае судья выдаст международный ордер на его арест. Вряд ли итальянские юристы откажутся от сотрудничества. Да, а ты продвинулась с этим Марио Монти?

— По данным Барбе, сперма, взятая с тела и простыни Наталии, принадлежит не ему. Это не исключает версии о его виновности. Может, он вколол ей кокаин... В любом случае, если он и был на месте преступления, у него имелся сообщник.

— Два человека — в самый раз для такой работенки. Свяжись со своими осведомителями, узнай, нет ли чего у них. Какие-то слухи наверняка ходят. Позвони своему дружку Коплеру. Пусть докажет, что не зря заслужил свою репутацию.

Сара кивнула. Ее шатало, но отдых ей пока не светил. Она поднялась и вяло помахала рукой:

— Пошла вкалывать.

— Давай. И принеси, для разнообразия, что-нибудь интересное.

Сара мрачно посмотрела на него, но Лопес уже уткнулся в свои бумаги. Она захлопнула за собой дверь, но и это не нарушило умиротворенного спокойствия ее начальника.

Зато его секретарша так и подскочила на стуле. Сара прошла мимо, словно той и не существовало. Она добралась до своего кабинета и первым делом включила компьютер.

Среди кучи спама и рекламы удлинителей пениса (39,9 доллара, включая доставку, гарантированный возврат денег в случае неудачи) ее со вчерашнего вечера ждало письмо от Коплера. Журналист отправил свое послание на ее рабочий, а не личный адрес. Наверное, он хотел, чтобы Сара прочла его как можно скорее.

Вот только вчера она выключила компьютер, не просмотрев почту. «Ничего, если бы речь шла о чем-то неотложном, он мог бы позвонить», — успокоила она себя, открывая письмо.



«Сара, я получил этот документ из своего загадочного источника. Я отсканировал его и посылаю тебе. Детка, это — сенсация. Главное, правильно воспользоваться».


Сара открыла вложенный файл. Компьютер немного помурлыкал, а потом на экране появилось переданное Коплером изображение.

Всего одна страничка. Поручение о переводе денег на бланке итальянского банка, о котором она никогда раньше не слышала, «Банко Романо». В документе, составленном на английском языке, шла речь о переводе суммы в размере восьмидесяти трех тысяч евро с одного из счетов, обозначенного двенадцатизначным номером, на новый счет, на сей раз открытый в одном люксембургском банке.

Имя человека, по поручению которого осуществлялся перевод, указано не было, и не без причин: не требовалось иметь степень магистра финансов, чтобы понять, что речь идет о вопиющем случае уклонения от уплаты налогов.

Сара поднялась и заперла дверь кабинета. Она понимала, что человек, приславший документ Коплеру, добыл его незаконным путем.

Сам по себе факт обладания таким документом, если ранее следователь не затребовал его из банка, уже мог стать основанием для серьезных неприятностей. Например, ее могли обвинить в том, что она использует улики, полученные незаконным путем, а то и просто закрыть дело. Банки очень чувствительны к нарушению их профессиональных секретов. А уж обидчивость люксембургских банков просто граничит с паранойей.

Обычно для проникновения в тайну банковского вклада в чужой стране существует только один способ — начать долгий и сложный процесс международной взаимопомощи. Надо найти во Франции судью, который согласится сделать запрос, потом доказать обоснованность этого запроса своему зарубежному коллеге. Если последний признает необходимость такого шага, он может потребовать от банка нарушить инкогнито вкладчика. Любой мало-мальски сведущий адвокат без труда затянет этот процесс на долгие годы.

И когда информация поступит к следователям, они уже будут наслаждаться заслуженным покоем в домике-прицепе, купленном в кредит с рассрочкой на двадцать лет. Их молодым коллегам, принявшим эстафету, достаточно будет увидеть слой пыли, покрывающий папки, чтобы подписать распоряжение о предании их огню. Вот почему, несмотря на риск, такие документы лучше раздобывать незаконными путями.

Коплер отлично знал законы. Он знал, что, посылая это платежное поручение Саре, подвергает ее опасности. И он никогда не поступил бы так, если бы дело того не стоило.

Сара нажала кнопку печати. Дождавшись, пока лист вылезет из принтера, она стерла послание журналиста. В течение двух следующих минут она занималась тем, что чистила память своего компьютера.

Убедившись, что найти следы послания на жестком диске под силу только специалисту, она снова сосредоточилась на документе.

Поручение о переводе было датировано предыдущим месяцем. За исключением двух банков, участвующих в процедуре перевода, никаких названий на бланке не было. Поиск обладателя номерного счета в «Банко Романо» сулил массу удовольствий. А попытка пойти в обратном направлении и искать через Люксембург представлялась еще более бесполезной.

Ни один судья не подпишет судебного требования на основании документа, происхождение которого ему неизвестно. Но ведь Коплер действовал продуманно. Отсутствие объяснений в его письме означало, что он уже сделал собственные выводы и считал, что Сара тоже способна на это.

Она достала мобильник и набрала номер журналиста. На третьем гудке включился автоответчик.

— Привет, красавчик, — сказала Сара, не представившись, — я получила твое приглашение, но, как ни ломаю голову, не могу найти адрес того, к кому мы идем. Надеюсь, ты мне подскажешь. Перезвони мне, пожалуйста.

Разъединившись, она почувствовала непонятную тревогу. Доверившись своему анонимному информатору, Коплер вступил в опасную игру. Наверняка тот пошел на такое разоблачение с определенным расчетом.

Что произойдет, когда он добьется своей цели и журналист уже не будет ему нужен? Казалось, Коплера это не волновало. Он не принадлежал к числу людей, впадающих в панику по любому поводу. Стоило ему почуять что-то важное, как он вообще утрачивал всякое представление об осторожности.

Как-то раз, когда он изучал пути перевода грязных денег из Монако в Люксембург, тридцативосьмитонный грузовик врезался на шоссе в его машину. Коплер уцелел чудом. Его пассажиру, кассиру одного из банков, замешанных в деле, повезло меньше. Машина взорвалась прежде, чем он сумел выбраться из-под зажавшего его искореженного кузова.

Потеряв своего основного свидетеля, Коплер не смог ничего доказать. Сенсационный материал выскользнул у него из рук. Однако два месяца, проведенные на больничной койке после этой аварии, его не образумили.

Его ангел-хранитель имел обыкновение вмешиваться, когда дело принимало совсем скверный оборот. Пятнадцатью годами раньше репортаж о выходящих за рамки нормы кулинарных вкусах Жана-Беделя Бокассы навлек на него гнев центральноафриканского императора.

Узнав, что его досадное пристрастие к каннибализму стало достоянием общественности, Бокасса разъярился и поручил эскадрону смерти доставить ему труп журналиста. Самые нежные части его тела должны были пойти на приготовление традиционного воскресного рагу. Поскольку ранее императору не доводилось пробовать мясо западного человека, он заранее предвкушал удовольствие от новых впечатлений.

Коплер чудом сумел выпрыгнуть из окна гостиницы в тот момент, когда в здание ворвались убийцы. Затаившись в каком-то укрытии, он мог видеть, как под ударами их мачете замертво падали другие постояльцы.

Всю ночь он петлял по лабиринту улиц Банги, уходя от преследователей, а потом нашел убежище в посольстве Франции. Завязались напряженные переговоры между правительствами обеих стран. Бокасса заявил, что не допустит, чтобы Коплер уехал из страны невредимым. В качестве возмещения за свою подпорченную международную репутацию он требовал как минимум ухо или кисть руки журналиста. Посольство окружили танки, никому не разрешали ни войти в здание, ни выйти из него.

Около месяца Коплер просидел в осажденном посольстве. Затем поруганную честь диктатора удалось восстановить с помощью солидной суммы, переведенной непосредственно на один из его счетов в швейцарском банке, якобы для строительства школы. Бокасса закрыл глаза на несколько часов, которых хватило французскому правительству, чтобы перебросить своего подданного в Париж.

Коплер был крепким орешком. Ему удавалось выпутываться из самых опасных ситуаций, даже казавшихся совершенно безвыходными. Сара цеплялась за эту мысль — она помогала ей избавиться от поселившегося в душе смутного страха.

Впрочем, она не могла сидеть сложа руки в ожидании его звонка. Решение было где-то рядом, она в этом не сомневалась. Она открыла ящик и вытащила папку с делом Велит. Пробежав глазами список людей, находившихся на VIP-этаже «Инферно» в вечер убийства, она стала внимательно перечитывать две или три странички, на которых записала свои беседы с ними. Как обычно бывает в таких случаях, первый час работы не принес ничего интересного, а потом все внезапно прояснилось.

Чтобы выиграть время, Сара попросила одного из сослуживцев связаться с центральной картотекой Государственного казначейства и распечатать ей налоговую информацию о некоторых свидетелях. Она выбрала их на основании особых отношений, которые те поддерживали с Наталией Велит. Чтобы скорее разобраться с кучей лежащих перед ней бумаг, она решила начать с круга ближайших друзей убитой и взяла документы Алекса Кантора и Томаса Кемпа.

Доходы галериста не произвели на нее особого впечатления, но астрономические суммы, заявленные в налоговой декларации агента, ее изумили. Смерть его подопечной означала, что он лишался источника дохода — среди всех доказательств его невиновности это было наиболее весомым.

Одно за другим Сара проверяла дела всех знакомых Наталии. Дойдя до последнего, она почувствовала облегчение: в документах появилось знакомое название — «Банко Романо».

И все сразу стало ясно. Сара поняла, почему Наталия открыла дверь своему убийце. Она еще не разгадала мотивов убийства, но в том, кто убийца, уже не сомневалась. И она твердо решила, что заставит его заплатить за это преступление.

Она не оставит его в покое, пока он не признает свою вину, пока суд присяжных не приговорит его к пожизненному заключению, да еще с гарантией исполнения наказания в течение тридцати лет. Она не упустит удовольствия подсказать судебному исполнителю одно из самых жестких исправительных заведений.

И речи не может быть о том, чтобы он искупал свою вину в VIP-отделении тюрьмы «Санте». Лучшим местом для него станет клоповник площадью в два квадратных метра, пусть спит на дрянной подстилке, на вонючих тряпках, изнывая от укусов своих маленьких соседей по камере.

Широко улыбаясь, Сара откинулась на спинку стула. Вся усталость, накопившаяся за последние дни, улетучилась, как по волшебству.




36


Самолет тяжело опустился на полосу аэропорта Фьюмичино. Несмотря на то что приземление было жестким, группа пенсионеров, веселившихся в задних рядах салона, с облегчением зааплодировала.

Прочитав в одном журнале, что с продвижением на один ряд кресел вперед шансы выжить в случае авиакатастрофы повышаются на три процента, я всегда старался получить место как можно ближе к кабине пилота, что вынуждало меня летать первым классом. Это наносило ощутимый удар по бюджету галереи, но так я чувствовал себя более уверенно.

Лола находила эту фобию смешной. Она считала, что, если самолет рухнет в воды Атлантики или врежется в какую-то горную вершину, мои шансы выжить будут близки к нулю, независимо от места, занимаемого в салоне. Конечно, она была права, как и всегда.

Когда самолет остановился у терминала для высадки пассажиров, я схватил сумку и бросился к выходу, прежде чем компания пенсионеров успела подняться с мест. Стюардесса удостоила меня традиционным: «До свидания, месье, спасибо, что воспользовались услугами нашей компании», произнесенным восхитительно хрипловатым голосом.

Я поблагодарил ее теплой улыбкой. В ответ она одарила меня взглядом, отработанным за сотню рейсов, сопряженных с не меньшим числом неудачных попыток завязать знакомство. Этот знак нежности был чисто формальным, но после всех поганых новостей, обрушившихся на меня за последние дни, он согрел мне душу.

Я не испытал никаких особенных чувств, оказавшись снова в Риме. Я уехал из этого города слишком маленьким, чтобы ощущать какую-то ностальгию или какое-то желание заново погрузиться в его атмосферу. Мне хотелось увидеть только одно место.

Таксист не сразу понял адрес, который я назвал ему. Все из-за моего скверного итальянского, ведь после лицея я не практиковался в языке. Когда же наконец он расставил слова по местам, то артистически покачал головой, вытаращив при этом глаза так, что они чуть не выкатились наружу.

— Но там нет ничего интересного, — произнес он после долгой паузы. — Уже лет десять, как в том квартале почти никто не живет. И это на другом конце города! Поездка обойдется вам в кругленькую сумму. Видать, у вас денег куры не клюют. С чего бы это...

Пока он говорил, голова его продолжала раскачиваться, словно повинуясь посторонней силе. Рядом с ним, на пассажирском сиденье, валялся журнал с фотографией похорон Наталии на обложке.

Если бы мой шофер знал, что везет основного подозреваемого в убийстве, наверное, он вспомнил бы о том, как дорого ценится молчание.

Он же, напротив, продолжал свои обличения:

— Ох уж эти иностранцы! Вы хотя бы не немец? Потому что немцев, знаете ли, здесь не очень привечают. Они заходят в церкви в шортах и повсюду оставляют за собой мусор. Можно подумать, что разбрасывание мусора — это у них второй национальный спорт после конкурсов любителей пива. И заметьте, это их старая привычка — разносить Рим по камушку. Я просто не осмелюсь описывать, в каком состоянии остался город после их набега в тысяча пятьсот двадцать седьмом году! Девушек, изнасилованных наемниками императора, хватило бы на полдюжины монастырей! Эти люди — настоящие варвары, уж можете мне поверить... И к тому же скупердяи. Японцы — те, может быть, малокультурные, но чаевые дают хорошие.

Я пропустил намек мимо ушей и заметил, что прилетел из Парижа. Отношение таксиста сразу же резко изменилось.

— Вы мне нравитесь, — смягчился он, — хотя по-итальянски вы говорите ужасно. Если хотите, я по тому же тарифу провезу вас по старому Риму, познакомлю с главными памятниками. Потом распишете своей подружке, как тут красиво. Слушайте, расскажите ей про Капитолий и про этих чертовых гусей, которые все хором не смогли бы заглушить мою тещу. Женщины обожают, когда им рассказывают разные истории. Постойте, не отвечайте... Вам ведь блондинки нравятся, я угадал?

От болтовни этого кретина у меня уже вспухли уши. Не говоря ни слова, я схватил журнал, лежавший возле него, и открыл страницу с отчетом о прощании с Наталией.

Репортаж сопровождала моя фотография возле открытой могилы. В подписи делался упор на то, что я психически неустойчив, почти что безумен. Поскольку половина европейских газет объявила меня психопатом, я к этому привык, а сейчас это меня почти обрадовало.

Я повернул журнал к таксисту и ткнул пальцем в фотографию. Таксист взглянул на нее, потом перевел взгляд на меня. Он побледнел и задрожал — окажись перед ним Фредди Крюгер, это вряд ли произвело бы на него большее впечатление.

Какое-то мгновение мне казалось, что он описается. Впрочем, из уважения к кожаному сиденью своей «тойоты» он сумел удержаться.

Я одарил его широкой улыбкой извращенца, а потом подчеркнуто отвернулся и принялся изучать пейзаж за окошком машины — в данном случае стоянку возле аэропорта. Растерянный таксист пробормотал что-то непонятное, пожал плечами и в конце концов поехал в ту сторону, куда я просил.

По прошествии часа он остановил машину на центральной полосе широкого бульвара. Потом бросился к багажнику, вытащил мой чемодан и швырнул его на землю. Дождавшись, пока я тоже выйду, он поспешно сел за руль и, даже не потребовав причитавшихся денег, резко рванул с места, бросив меня в одиночестве неизвестно где.

Он оказался прав: в этой части города не было ничего интересного. Просто унылая окраина, откуда выехали жители. Осматривая подобное место, невозможно сохранить хорошее настроение.

От массивных и претенциозных домов, построенных в чисто фашистском стиле тридцатых годов, пахло нищетой и заброшенностью. Для того чтобы вдохнуть жизнь в эти строения, следовало бы оздоровить всю местность и вывезти кучи мусора, покрывавшего тротуары.

Впрочем, общее запустение пощадило одно местечко, размером с теннисный корт. Дорожные службы, уверенные в том, что боль можно усмирить, закрыв рану, с особым тщанием заделали воронку, возникшую в асфальте после взрыва бомбы моей матери.

Я испытал определенное разочарование, не обнаружив никаких следов теракта. Я думал, что трагедия материализуется передо мной в виде мемориальной доски или букета увядших цветов.

Ничего этого не было. Просто еле различимая разница в цвете асфальта, там, где динамит, соединившись с безумием моей матери, лишил жизни двадцать человек и навсегда изуродовал жизни их близких.

Конечно, с моей стороны было наивно надеяться, что здесь я найду какую-то подсказку. Стоя на этом бульваре, уходившем в никуда, перед обшарпанными домами, я понял, что мои поиски ответа обречены на неудачу.

Конечно, всеми забытые жертвы покушения жили когда-то в этих серых башнях. Служащие, домохозяйки или охранники с автомобильной стоянки — люди, возвращавшиеся домой после тяжелого трудового дня. Прижатые друг к другу в битком набитом автобусе, они надеялись всего-навсего отдохнуть несколько часов перед тем, как снова отправиться на работу, в центр города.

Они вовсе не были воплощением несправедливого и отчужденного государства, против которого сражались мои родители в группе «Красная борьба». Наоборот, если бы кто-то решил составить каждодневно пополняющийся список основных жертв этого государства, эти люди, безусловно, заняли бы в нем не последние места.

Моя мать убила тех, кого собиралась защищать. Чем можно оправдать этот абсурд?

Вдруг я пожалел, что забрался сюда. Годы превратили это место в декорацию из папье-маше. Этот мрачный квартал утратил память тогда же, когда его обитатели лишились последних надежд.

Здесь я не мог ничего найти, ничего понять. Все унес с собой ветер забвения.




37


Тупичок Виколо-дель-Мартирио находится в двух шагах от Пантеона. Туристы, обалдевшие от созерцания тяжелого круглого остова древнего языческого храма, проходят мимо, не замечая его. Что же касается римлян, то мало кому из них хватает любопытства, чтобы завернуть в эту улочку, почти всегда погруженную в тень.

Они не правы, потому что именно в Виколо-дель-Мартирио находится заведение, где Франческо, или, как уважительно называют его завсегдатаи, дон Франческо, готовит самого вкусного молочного барашка в мире. Я переступил порог ресторана, еще не подозревая об этом. Я установил это позже, опытным путем.

Именно здесь, вдали от мира и от его безумств, любил поесть Серджо Тененти. Сидя перед бокалом «Монтепульчано», он наслаждался спагетти, заправленными простым оливковым маслом и посыпанными тонким слоем пармезана.

Я узнал его сразу, даже не посмотрев на фотографию, взятую у отца. С облегчением поняв, что мои поиски увенчались успехом, я бросился к нему.

Сначала я отправился по адресу, найденному в старой записной книжке отца, но квартира оказалась пустой.

Я так долго барабанил в дверь, что разозлил консьержа. Этот стук отвлек его от ежедневного созерцания телевизионной дикторши с боттичеллиевским профилем.

— А ну-ка, прекрати этот шум, мальчик мой, — заорал он в открытое окно. — Если ты ищешь Тененти, то он, наверное, у дона Франческо, как обычно. И передай, что ему тут принесли посылку. Пусть зайдет за ней, как только пообедает. Не люблю, когда моя комната завалена коробками.

Я признался, что совершенно не имею понятия о местных гастрономических достопримечательностях, и прочитал в его глазах сострадание. Он улыбнулся мне с жалостью, как будто увидел перед собой умственно неполноценного, но все же подсказал мне, как пройти к ресторану.

— И главное, не забудь сказать ему, чтобы он зашел за посылкой! — напомнил он, когда я помчался в указанном направлении.

Со времен «Красной борьбы» Серджо Тененти совершенно не изменился. Просто тело немного расплылось. Его лицо, хотя и изборожденное морщинами, глубокими, как шрамы, сохраняло былую тонкость черт. Волосы у него были довольно длинные, зачесанные набок элегантной серебристой волной.

Кондотьер эпохи Возрождения, забредший в чужой век, — вот кем показался мне Серджо Тененти, когда я впервые увидел его. В последовавшие за этим дни его поведение лишь укрепило мое впечатление.

Не спрашивая разрешения, я сел напротив него.

— Вы Серджо Тененти, да?

Он просто кивнул.

— Меня зовут Алекс Кантор. Вы меня помните? Я был совсем маленьким, когда отец увез меня далеко отсюда.

Лицо Тененти осталось непроницаемым.

— Сын Луиджи Кантора и Франчески Поцци, — счел нужным уточнить я.

— Когда-то я знал этих людей, но постарался изгладить даже память об их существовании. Я не хочу ничего больше слышать о них. Был бы вам признателен, если бы вы ушли отсюда и позволили мне закончить обед.

С этими словами он взял свой бокал и с удовольствием отпил глоток вина. Я думал, что после двадцати пяти лет неизвестности имя моего отца пробудит в нем интерес или хотя бы любопытство. Ничего подобного. Все так же бесстрастно Тененти поставил бокал на стол и снова принялся за свои спагетти.

Его реакция совершенно обескуражила меня. В самолете, несшем меня в Рим, я воображал себе палитру эмоций, которые мог излить на меня Тененти: от симпатии до открытой враждебности. Я приготовил разные аргументы, в зависимости от того, каким будет его ответ. Но я никак не мог представить себе подобного безразличия.

В отчаянии я чуть было не вскочил и не бросился обратно в аэропорт. Все же я остался сидеть, пытаясь ничем не проявить своего волнения.

— Послушайте, — снова заговорил я, — я знаю, что когда-то вы были очень близки с моими родителями. Я также знаю, что поступок моей матери вас шокировал и...

Властным жестом он остановил мои разглагольствования. За маской безразличия теперь проглядывало глухое раздражение.

— Это был один из тех кошмаров, что преследуют до самой смерти. Мне почти удалось изжить его, и тут появляетесь вы. Я не желаю пробуждать старую боль. Мне не хватит мужества снова ввязаться в борьбу с ней. Уходите, прошу вас. Я последую бесценному совету Пиранделло: буду вести себя так, словно вы — это персонаж, родившийся из чарующих паров, вырывающихся из кухни. Я утоплю свои мозги в нескольких бокалах этого дивного «Монтепульчано» и сразу забуду вас. Поверьте, так будет гораздо лучше.

К концу его голос смягчился, но лицо не подобрело. Когда он увидел, что я не подчиняюсь его требованию, в его глазах мелькнуло непонимание.

Да, он не знал самого главного: мне было нечего терять. Он оставался моей последней надеждой в поисках убийцы Наталии и в попытках спасти отца, если только уже не было слишком поздно.

— Я пришел, чтобы рассказать вам свою историю, — настаивал я. — Выслушайте, а потом решите, как поступить.

Я выбросил последнюю карту. Если он откажется выслушать меня, мне не останется ничего иного, кроме как сесть на самолет и улететь обратно с верой в то, что нежный голос стюардессы облегчит мое разочарование.

Тененти долго колебался, прежде чем кивнуть. Настал момент ловить удачу. И я пустился в бесконечный монолог.

Я рассказал ему о моей любви к Наталии, о разрыве, болезненном и непонятном, о ее смерти, приведшей меня в состояние ступора, почти что каталепсии. Я показал ему фотографию из журнала, где она позировала перед картиной, доставшейся мне от матери, и объяснил ему, что, вероятно, Наталия погибла из-за этой картины, которую убийца узнал и захотел заполучить.

Тененти по-прежнему не реагировал. Я описывал ему, как страдаю от того, что не способен выражать свои чувства, что переживаю все драмы, происходящие в моей жизни, с ледяной выдержкой. Потом я перешел к рассказу о болезни моего отца, о его высылке и о моих безуспешных попытках вырвать его из когтей прошлого.

В конце я признался, что по-прежнему ощущаю себя растерянным мальчуганом, которому сообщили, что его мать — самая страшная негодяйка и что это страшное проклятие будет преследовать его до конца дней.

Прошло двадцать минут, а Тененти так и не раскрыл рта. Потом он жестом попросил дона Франческо принести мне бокал и опустошил свой одним глотком.

— Выпьем за раны, которые никогда не зарубцуются, — сказал он, наполняя оба бокала. — Всех психиатров и всех бутылок в мире не хватит, чтобы заполнить ту пустоту, от которой страдаем мы оба. Последние двадцать пять лет я только и делал, что убегал. Я всегда отказывался оборачиваться, хотя и знал, что такое поведение ничего не изменит. А теперь я понимаю, как это измотало меня. Ты прав: пришло и мое время лечиться.

И он тоже начал рассказывать. С его губ срывались слова, которые он запрещал себе произносить со времени взрыва. Того, в чем признавался мне Тененти за тарелкой холодных спагетти и за бокалом «Монтепульчано», он еще никогда и никому не открывал.

Он описал мне чувства — сперва непонимания, потом стыда, — охватившие его, когда он увидел разорванные тела и безутешных родственников. Он поведал мне о том, как привязанность к моей матери превратилась в ненависть к чудовищу, в создании которого он сам участвовал. О том, как чувствовал себя ответственным за случившееся в той же мере, что и мой отец и все те, кто не заметил приближения драмы.

Сидя с закрытыми глазами, он описывал мне тюрьму, допросы, удушающее сознание того, что он попался в ловушку собственной наивности. Он описывал ощущение неловкости, которое вызывали у него упорные старания полиции снять обвинения с него, чтобы предъявить их моему отцу, свое облегчение, когда его оправдали и выпустили, наконец, ночи, когда ему снились кошмары и он просыпался от собственного крика.

Чтобы избавиться от приступов тревоги, он уехал из Италии и мотался по всему миру в качестве военного фотокорреспондента, переезжая с одной войны на другую в тайной надежде попасть под шальную пулю или разрыв снаряда.

Его фотографии публиковались в самых престижных журналах, он получил за них много премий в разных странах. И где бы ни оказывался Тененти, он запечатлевал жестокость боев и мучения людей с таким реализмом, что кровь стыла в жилах. Каждый его снимок становился пугающей иллюстрацией всего худшего, что есть в людях.

Ангола, Ливан, Судан, Афганистан, а позже — Руанда, Косово, Чечня и Ирак, первая и вторая война... Тененти без устали гонялся за смертью там, где она свирепствовала с особой силой. К своему несчастью, он так и не поймал ее.

Несмотря на то что Тененти лез на рожон, пули словно облетали его, как будто его окружало непробиваемое облако. Его ни разу не ранили, ему не довелось почувствовать сухого ожога стали, разрывающей его плоть. В мире фоторепортеров Тененти сделался живой легендой. По его словам, он с радостью предпочел бы быть легендой мертвой.

Закончив рассказ, он опустил глаза и посмотрел на отражение своего морщинистого лица в бокале вина.

— Ну вот, — сказал он, наконец, — ты все знаешь. Я много думал и пришел к одному выводу, одному-единственному, который хоть что-то значит: никто никогда не поймет, что толкнуло твою мать на подобное преступление. Это было так не похоже на нее...

Именно в тот момент у меня появилась одна мысль. Она показалась мне совершенно ясной и очевидной.

— А вдруг она была ни при чем? Вдруг это не она заложила бомбу? Может, это была ложь, придуманная специально, чтобы скомпрометировать ее? Ее убирают и пользуются этим. Чтобы дискредитировать моего отца и вынудить его распустить «Красную борьбу».

— Я об этом много думал. Я не видел тела твоей матери, но мне удалось получить допуск к полицейским документам. Данные следователей подтверждались выводами медицинского эксперта: бомба была у нее, в этом нет сомнений. В ходе процесса эту гипотезу обосновали все эксперты.

Я поднес к губам бокал «Монтепульчано». Жидкость полилась мне в горло, оставляя шелковистый след на нёбе. Утверждение Тененти не опровергало моего убеждения, даже наоборот.

У меня, в отличие от него, имелись дополнительные сведения: его товарищ по «Красной борьбе», Марио Монти, выжил после фиктивной автомобильной аварии и, проведя четверть века в подполье, перевоплотился в убийцу.

Я приберег эту информацию на случай, если мой рассказ не произведет на фотографа ожидаемого эффекта. И вот настало время вытащить из рукава и эту карту.

Итак, я описал Тененти то, что произошло в галерее, не упуская ни малейшей детали. Он раскрыл рот от удивления:

— Марио был жив все эти годы? Это невозможно! Что он делал? А где он жил?

Я пожал плечами:

— Сомневаюсь, что это когда-то станет известно. В Латинской Америке или в Африке достаточно спокойных убежищ.

— При условии, что ты можешь уехать из страны. Такие вещи сами собой не делаются. Нужен паспорт, виза, не говоря уж о средствах. И то же самое, чтобы приехать обратно. Кроме того, в ходе следствия полиция сняла с него все обвинения. У него не было никаких причин исчезать.

— Никаких явных причин. Простой факт, что Марио притворился мертвым спустя очень небольшое время после теракта, доказывает, что он имел к нему какое-то отношение.

— Но я видел его искореженную машину! Я ездил в морг опознавать его труп!

— И вы действительно его узнали? Вам дали достаточно времени, чтобы осмотреть тело?

Тененти покачал головой.

— Это произошло довольно быстро, согласен. В любом случае там мало что можно было разглядеть. От лица ничего не осталось. Но цвет волос и телосложение совпадали. А потом, медэксперт заверил меня, что они проверили его зубную карту и там тоже все совпало. У меня не было основания сомневаться в его словах.

— Эксперт соврал вам, чтобы убедить в его смерти. Его попросили сфальсифицировать выводы, чтобы позволить Монти возможность превратиться в другого человека.

— Но кто был заинтересован в том, чтобы он перекроил всю свою жизнь? Я прекрасно помню последние месяцы «Красной борьбы», как раз перед взрывом. Монти почти не появлялся на собраниях. Он чувствовал, что за ним постоянно следят. Он боялся, что секретные службы собирают на него компромат. Он все время твердил, что арест и потеря работы для него равносильны смерти. Надо заметить, у Монти были проблемы с деньгами. Тогда я считал, что он много задолжал букмекерам. Чтобы расплатиться с долгами, он брал сверхурочные, а по выходным работал в барах. Он уже не выдерживал такого напряжения. Он был уверен, что рано или поздно у него сдадут нервы.

— А зарплаты ему не хватало?

— Надо полагать, нет.

— Чем он занимался?

— Он работал в архиве музея Ватикана. Главным образом разбирал картины, сваленные в запасниках. Ничего впечатляющего.

— И ничего, что могло бы принести доход, особенно если человек играет по-крупному... Но почему он так боялся, что им заинтересуется полиция? «Красная борьба» представляла такую угрозу?

— Сомневаюсь. В то время у наших секретных служб дел и без этого хватало. По сравнению с более радикальными организациями мы были безобидны. Мы не считали насилие способом решения проблемы, независимо от ситуации. Убить кого-то, подложить бомбу — это были не наши методы. Мы были прежде всего интеллектуалами. Мы познакомились в университете, нас объединил твой отец. Он убедил нас, что толчком для изменений должно послужить создание соответствующей идеологической доктрины. Мы хотели наметить контуры более справедливого общества, а вовсе не навязывать их. С этой точки зрения, «Красная борьба» наверняка выглядела менее опасной, чем другие группки. Правда, теперь, по прошествии времени, я, наоборот, думаю, что мы были на самом деле опасны. Если бы нам было отпущено еще лет пять, мы сумели бы предложить по-настоящему действенный и жизнеспособный проект. Но сомневаюсь, чтобы секретные службы заглядывали так далеко. Мы стояли у них не на первом месте.

— Но почему Монти так боялся их?

— Перед тем, как вступить в «Красную борьбу», он принадлежал к более радикальным группировкам. Наверное, дело в этом.

— К какого рода группировкам? — спросил я.

— Из тех, что без особых угрызений совести истребляют буржуазию или устраивают налеты, чтобы раздобыть деньги на борьбу. Монти никогда не распространялся о своем политическом прошлом. Может, он забыл посвятить нас в какие-то интересные подробности. Другого я представить не могу. Ведь в то время секретные службы не миндальничали. Обнаружь они основания упечь его в тюрьму, они бы не раздумывали. Так просто они его не отпустили бы.

— Если только Монти не выторговал выгодную сделку: мнимая смерть и существование под новым именем в обмен на небольшую услугу.

— Типа — подложить бомбу Франческе.

— Вот именно. Вы не знаете, встречались ли они в день взрыва?

— Нет. Зато я знаю, что твоя мать всегда все записывала в книжку. Она вечно боялась, что пропустит какую-то встречу или опоздает.

— А где эта записная книжка?

— Понятия не имею. Наверное, в день трагедии она взяла ее с собой.

— В таком случае, если книжка уцелела при взрыве, она должна находиться вместе с другими вещественными доказательствами где-то в полицейских архивах. Вы можете придумать, как туда проникнуть?

— Я дружу с одним комиссаром полиции. Попрошу его помочь нам, но я не знаю, насколько он допущен к такого рода делам.

— Как вы думаете, он смог бы что-то сделать для моего отца?

— Министерство юстиции ловко провернуло это дельце. Все в обстановке полной секретности. Никакой информации не просочилось. Ни один журналист не сообщил о его экстрадиции. Пока ты не приехал, я ничего не знал. Думаю, что он засекречен с момента приземления в Риме. Отыскать его следы будет нелегко, даже сотруднику полиции. Придется набраться терпения.

— А что вы порекомендуете насчет картины? Отец советовал показать ее вам. Он думает, что в ней и кроется секрет всей истории.

— Ты ее привез?

— Она тут, — сказал я, указывая на свою дорожную сумку. — Я ее просто вынул из рамки и скатал в трубочку.

Тененти на секунду задумался, а потом предложил:

— У меня есть знакомый антиквар, он разбирается в такого рода вещах. Честным его не назовешь, но дело свое он знает. Он занимается тем, что разбирает по кусочкам мебель разных стилей и собирает из этих кусочков настоящие музейные экспонаты. Если твоя картина — фальшивка или ее где-то украли, он тебе скажет. Ее можно оставить у него на несколько дней, посмотрим, что он выяснит.

Я даже не попытался скрыть своего скепсиса:

— Я пока как-то не жажду с ней расстаться, даже на пару дней... Вы уверены в том, что предлагаете?

Тененти раздраженно отмахнулся:

— Ты еще долго будешь выкать? Если я ровесник твоего отца, это еще не значит, что ты должен относиться ко мне как к старику в маразме.

Я почувствовал, как горячая волна пробежала по моим щекам и лбу.

— Ты уверен в том, что предлагаешь? — поправился я.

— А у тебя есть лучший вариант?

Вопрос Тененти положил конец спору. За одно мгновение я должен был решить — доверять или не доверять этому человеку, с которым час назад я еще не был знаком.

Неуверенным жестом я открыл «молнию» на сумке и достал длинный картонный тубус. Я протянул его Тененти, пытаясь убедить самого себя, что не совершаю ничего непоправимого.




38


Убийца Наталии был с ней знаком. Он был даже очень хорошо с ней знаком, потому что перечитывал все контракты, которые подписывал для нее Кемп.

Поэтому не было ничего удивительного в том, что они вместе повеселились в вечер убийства. После «Инферно» он проводил ее до дому. Она отперла дверь квартиры, и он воспользовался этим. Чтобы проникнуть туда, изнасиловать и убить ее.

Наталия не опасалась этого человека. Да и с чего бы? Луи Фарг был адвокатом Томаса Кемпа и, судя по данным, которыми располагала Сара, уже лет десять имел счет в «Банко Романо».

Государственное казначейство давно интересовалось им, но расследование по делу о возможном сокрытии крупных сумм от налогообложения еще не завершилось. Впрочем, создавалось впечатление, что агенты налоговой полиции всерьез настроились завалить адвоката, специализировавшегося на защите коррумпированных политиканов, руководителей предприятий с двойной бухгалтерией и жуликов всех калибров.

Для этого требовалось согласие некоторых крупных государственных чиновников. Однако, в силу каких-то таинственных причин, все политические мужи, сменявшие друг друга на руководящих постах в министерствах экономики и финансов, накладывали вето на продолжение финансового расследования.

Несколько лет назад Коплер, работавший в то время на крупную ежевечернюю газету, пытался провести собственное расследование деятельности адвоката. Но очень скоро он был вынужден отказаться от своей затеи.

И это при том, что тех, кому не хотелось увидеть Фарга за решеткой, можно было пересчитать по пальцам. Однако его падение должно было произойти в нужный момент, без неприятных последствий для других людей, а, учитывая длинный список его клиентов, такое казалось маловероятным. Человек его склада не стал бы тратить тридцать лет жизни на служение сильным мира сего, не застраховавшись от возможных изменений конъюнктуры.

Фарг пользовался высоким покровительством и не скрывал этого. Приняв Коплера, он игриво заявил ему, что у него достаточно знакомых, чтобы не бояться какого-то разгребателя дерьма.

На следующий день Коплера вызвал к себе главный редактор. Он еще не пришел в себя после звонка одного депутата, пользовавшегося расположением премьер-министра. Статья так и не увидела свет. В тот же день Коплер уволился из прославленной газеты.

Одним из источников могучей силы Луи Фарга была его внешность. Весь круглый, с сигарой, в двубортном пиджаке, он излучал добродушие как перед судьями, так и перед объективами камер, поджидавших его у выхода из зала суда.

Фарг умело налаживал отношения со средствами массовой информации и так же умело выбрал для себя поле деятельности. В начале восьмидесятых годов молодой адвокат, только что принятый в коллегию, начал специализироваться на заведомо проигрышных делах.

И не потому, что он был ярым приверженцем права на защиту и борцом с судебными ошибками. Его совершенно не интересовали пойманные с поличным угонщики автомобилей или мелкие жулики. При выборе дела он руководствовался одним критерием: оглаской, которую оно могло получить в прессе.

Юридическая философия Луи Фарга была проще простого: выиграет он процесс или проиграет — это безразлично; главное — чтобы о нем заговорили.

По числу выигранных дел он действительно занимал одно из последних мест во Франции. Всех или почти всех его клиентов надолго лишали права баллотироваться на выборные должности или приговаривали к длительным срокам заключения за взяточничество, отмывание денег или злоупотребление общественным имуществом. Некоторых осуждали по всем этим статьям сразу, что нимало не волновало адвоката.

Будучи не в состоянии помешать признанию своих клиентов виновными (со строго юридической точки зрения, Фарг не очень-то и старался сделать это), он употреблял все свое умение на то, чтобы отстаивать их невиновность перед микрофонами журналистов. Тогда он с апломбом и пылом говорил, в зависимости от случая, о предвзятости суда, о наивности своих клиентов или о том, что они не имеют никакого отношения к предъявленным обвинениям.

Его явная неискренность нравилась телезрителям, которых привлекала такая смесь хитрости и прекрасно осознаваемого цинизма.

Его клиенты, осужденные правосудием, чувствовали, что их оправдывает один-единственный голос, который что-то значил для них, — голос общественного мнения. И с этого момента они могли надеяться, что, отбыв срок, смогут сразу же возобновить свою деятельность.

Тот факт, что Фарг защищал мерзавцев, еще не делал его преступником. Но ввести смертельную дозу кокаина в вену молодой женщины, предварительно изнасиловав ее, — это значило бросить вызов правоохранительным органам. Какие бы высокие места в государственной иерархии ни занимали его покровители, им будет сложно вытащить его из такой передряги.

Судья, занимавшийся делом Велит, как и многие его коллеги, ненавидел Фарга за то, что он дискредитировал институт правосудия своими манерами ярмарочного шута. Внимательно выслушав Сару, он без проволочек выписал ей ордер на арест, о котором она просила.

Вооружившись этим бесценным документом, она прежде всего нанесла визит в офис адвоката. Личная секретарша Фарга сообщила, что тот сегодня не приходил. Утром он звонил и сказал, что чувствует себя усталым и решил поработать над делами дома.

Отсутствие адвоката не давало поводов для тревоги. Фарг постоянно ездил по каким-то встречам. Он вел образ жизни скорее бизнесмена, чем юриста. Его сотрудники, привыкшие к частым отлучкам патрона, научились разбираться в делах самостоятельно.

Сара попросила секретаршу позвонить адвокату домой.

Та долго слушала гудки в телефонной трубке и наконец ответила:

— Его нет.

— Попробуйте по мобильному, — приказала Сара.

Секретарша повиновалась. Почти сразу же она отключилась, потом набрала номер еще раз, но снова безрезультатно.

— Там включен автоответчик. Значит, что он не хочет, чтобы его беспокоили. Зайдите завтра, если хотите, ему, безусловно, станет лучше. Если оставите вашу карточку, я даже попрошу, чтобы он с вами связался.

— Этого не потребуется. Я загляну к нему. Может быть, пока я доберусь, он уже вернется.

— Мэтр Фарг живет один и часто уезжает на несколько дней, никого не предупреждая. Вы зря потратите время.

— Насчет этого не волнуйтесь. Дайте мне его адрес, пожалуйста.

Сара заметила, что ее собеседница колеблется.

— Такое впечатление, что вам хочется быть обвиненной в чинении препятствий правосудию. Или я ошибаюсь?

Захваченная врасплох, секретарша замотала головой. Потом нацарапала несколько слов на листке бумаги.

— Не в моих привычках разглашать частную информацию о шефе. Буду благодарна, если вы не станете рассказывать ему, откуда у вас этот адрес.

— Я уже забыла откуда, — успокоила ее Сара. — И последнее: ваш шеф не казался вам каким-то странным в последнюю неделю? Нервным, напряженным или возбужденным? Или, наоборот, рассеянным, апатичным?

Секретарша покачала головой с уверенным видом:

— Нет, не замечала. Надо сказать, что в последние дни мы его не часто тут видели. Если хотите, могу выяснить, какими делами он сейчас занят.

— Не утруждайте себя. Спасибо за помощь.

Сара сунула листок с адресом в карман и бросилась к машине. У нее появилось скверное предчувствие. В глубине души она знала, что опоздает, несмотря на свою сирену и мигалку.




39


Луи Фарг жил в особняке, втиснутом между двумя многоквартирными домами в центре Нейи. Сара поставила машину на тротуаре, одним прыжком перемахнула через несколько ступенек, ведших к входной двери, и позвонила. Как она и ожидала, дверь ей никто не открыл.

Тогда она решила обойти дом по маленькой аллейке. Она очутилась в садике, отгороженном от окружающих домов живой изгородью из туи. Сзади особняк выглядел еще более впечатляюще, чем с фасада.

Войти внутрь можно было через веранду, уставленную растениями в кадках. Опасения Сары подтвердились: кто-то приходил к Фаргу до нее. Стеклянная дверь оказалась бесцеремонно взломанной.

Стараясь не наступать на осколки стекла, усеявшие пол, Сара вытащила свой револьвер из кобуры на поясе и спустила предохранитель. Потом прижалась к внешней стене и осмотрела веранду.

Убедившись, что в ближайшие минуты нападать на нее никто не собирается, она поднялась в дом. Пройдя через веранду, она оказалась в большой комнате, площадью с ее собственную квартиру. Стоявшая там пластиковая мебель отлично подходила к ярким и резким тонам, в которые были выкрашены стены.

Стараясь двигаться как можно медленнее, выставив перед собой револьвер, Сара пошла по коридору, начинавшемуся за гостиной, и попала в кухню.

Она сразу узнала Луи Фарга, самого телегеничного члена адвокатской коллегии Парижа. Судя по алой дыре, зиявшей в левом виске адвоката, в будущем ему уже не светило демонстрировать перед телекамерами свои таланты защитника взяточников и коррупционеров.

Фарг лежал на кафельном полу, уставившись в потолок. В руке он еще сжимал наполовину выкуренную сигару, из-под халата от Кензо виднелись трусы в горошек. Удивленное выражение, застывшее на лице, говорило о том, что сегодня умирать он не собирался.

Сара присела на корточки возле трупа и положила свободную руку на еще теплое запястье адвоката. Он умер недавно. Наверняка меньше часа назад.

Все это Саре совершенно не нравилось. И Лопесу это тоже не должно было понравиться.

Она не успела задуматься о гневе своего начальника. Тишину частного особняка внезапно нарушил скрип половицы.

Сара инстинктивно навела револьвер на дверь. Реакция у нее была уже не та, что пять лет назад, но она по-прежнему чувствовала себя достаточно резвой, чтобы всадить пулю в лоб тому, кто попытается проникнуть в кухню.

На несколько секунд она замерла, потом выпрямилась. Со второго этажа снова донесся едва слышный шорох. Сара бросилась к лестнице, готовая открыть огонь при любом подозрительном движении. Вдруг она поняла, что дрожит.

Она на мгновение остановилась, просто чтобы успокоиться, потом стала подниматься дальше. Дойдя до площадки, она пошла на шум и оказалась перед комнатой, где, наверное, находился кабинет адвоката. Она застыла на пороге и прицелилась в голову человека, рывшегося в ящике стола.

— Полиция! Не двигаться, мерзавец!

Человек даже не потрудился выпрямиться.

— Ты же не будешь стрелять в меня, Сара?

— Коплер? Какого черта ты тут делаешь?

Журналист задвинул ящик и рухнул в кожаное кресло возле стола. Его лицо осунулось, как после бессонной ночи.

— Отвечаю на твой следующий вопрос: нет, этого кретина убил не я. Когда я приехал, он уже был готов. Ну а в остальном — я не устоял перед искушением узнать побольше. Поняв, что Фарг причастен к убийству, я вытерпел целый день, метался по квартире, как тигр в клетке, а потом все-таки поехал сюда, чтобы проверить. Вот ведь погань... Насколько я понимаю, ты быстро разобралась с этим платежным поручением.

— А ты сомневался в моих профессиональных качествах? — спросила Сара, пряча револьвер в кобуру.

— Я просто констатирую факт. Лопесу понадобилось бы три дня, чтобы связать документ с Фаргом.

— И он пришел бы к тому же выводу, что и я. Просто труп был бы не таким свежим.

Коплер ухватился за рычаг сбоку кресла и принялся поднимать и опускать сиденье.

— Ну что, мы в дерьме? — спросил он, не прерывая своей забавы.

— Я только что потеряла главного подозреваемого, а число трупов достигло четырех. Будет чудом, если я не войду в анналы уголовной полиции. Если не считать этого, все отлично...

— Лопес, наверное, будет орать?

— И с полным на то основанием. Следствие не продвигается. Как только нащупываю нить, она выскальзывает у меня из пальцев.

Сара задумалась на несколько минут. Ритмичный скрип, который издавало поднимающееся и опускающееся кресло, начинал выводить ее из терпения.

— Можешь ты прекратить играть с этим чертовым креслом?

Журналист повиновался. Зато он откинулся назад, вытянулся во весь рост и положил ноги на кожаный бювар Фарга.

— Да, кстати, — продолжала Сара, — никаких следов убийцы?

— Никаких. И, заметь, тем лучше. Я бы не устоял против его пушки. И классическая борьба — не мой конек.

Сара не ответила на попытку пошутить. В ней снова пробудился инстинкт полицейского.

— Надеюсь, ты ничего не трогал?

Журналист показал свою руку — на ней была резиновая перчатка.

— Больше глупых вопросов нет?

— Объясни мне, Коплер, что происходит?

— Прежде чем прийти сюда, я готов был поставить свою «альфа-ромео» на то, что убийца — Фарг. Теперь у меня появились кое-какие сомнения. Думаю, что настоящий убийца только воспользовался им, чтобы проникнуть к жертве. Фарг отлично подходил для дел такого рода. Кто бы заподозрил публичного человека, да еще его масштаба? Вот как, по-моему, обстояло дело: в тот вечер наш гений адвокатуры как бы случайно оказывается на VIP-этаже «Инферно» с Наталией. Он подмешивает ей в шампанское наркотик и после закрытия бара провожает ее до дому. Никого это не настораживает. Он усаживает ее в свой «ягуар», по дороге распаляется, гладя ее по попке. Оказавшись у нее в квартире, он не может устоять перед соблазном. Не каждый же день под рукой оказывается топ-модель, притом чересчур одурманенная, чтобы сказать «нет». Он ее раздевает, она не сопротивляется. Может быть, она приняла что-то еще и до его наркотика. Он трахает ее на кровати, без презерватива. В любом случае она в полубессознательном состоянии, наутро она уже ничего не вспомнит. Получив этот маленький бонус, Фарг оставляет ее голую на кровати и открывает дверь тому, кто его шантажировал. Наверное, тот тип напел ему, что просто возьмет в квартире деньги и драгоценности. Фарг и помыслить не мог, что он ее убьет. Наутро, услышав по телевизору новость, он немного пугается, особенно когда соображает, что на месте преступления осталась его сперма.

— Ну, если дело действительно обстояло таким образом, то он подписал свой смертный приговор в тот момент, когда открыл дверь квартиры убийце. Ты думаешь, что этим платежным поручением нам давали понять, каким образом Фарга вынудили к сотрудничеству?

— А ты знаешь, какой вид спорта больше всего любят такие, как Фарг? Уклонение от налогов. Они обмениваются лучшими планами на светских ужинах, между бокалом шампанского и ложечкой икры. Не таскать же ему наличность чемоданами в Люксембург. Ты же понимаешь, на границе его ждали... Куда проще положить бабки в итальянский банк с хорошей вывеской, с безупречной репутацией, потом перебрасывать их со счета на счет, пока сам черт не запутается, и в конце концов перевести в Люксембург.

— И он ни разу не попался?

— Фарг был ловкачом. Госказначейство его уже сколько лет хотело сцапать, и все безрезультатно. Благодаря поручению, которое я получил, они смогли бы наконец обложить его.

— А зачем же его прислали тебе?

— Об этом я всю ночь думал. Цель операции, ясное дело, состояла не в том, чтобы свалить Фарга. Большой роли в этой истории он не играл. Просто ключ, чтобы проникнуть в квартиру Наталии. А дальше я могу представить себе только одно объяснение: кто-то хочет вывести меня на след убийцы через Фарга. Мне подкидывают статиста, который укажет дорогу. Почему именно мне? Не имею понятия.

— Потому что ты более свободен в своих действиях, чем какой-нибудь легавый. Ты можешь идти по следу, не опасаясь препон со стороны начальства. А если найдешь что-то занятное, сольешь информацию, и все. Никакого давления, никакой траты времени на процедуры...

— М-да, может быть...

— Даже будь у меня свой, личный судья, я и то не сумела бы раздобыть это поручение. У твоего информатора возможности побольше наших. Это слишком крупное дело, даже для тебя. Ты с ним проколешься. Исчезни на несколько дней и дай мне закончить работу.

Журналист непринужденно улыбнулся.

— Не напрягайся. Я бывал в передрягах и похуже, ты же знаешь. Когда в Банги за мной бегали идиоты с мачете и канистрами бензина, вот тогда было чего бояться. В ту ночь я отбоялся на всю оставшуюся жизнь Ничего страшнее уже не будет.

— Я не шучу. Ты играешь с огнем, Коплер. Придет время, когда ты станешь мешать всем. Пока я не узнаю, за что убили Наталию, я не смогу тебя защитить.

— А что со мной может случиться?

Сара шагнула к журналисту и оперлась руками на стол. Ей не хотелось шутить. Видимая беззаботность Коплера выводила ее из себя.

— Получишь пулю в лоб или горло перережут. Большая и непоправимая беда, вот что случится. Не думаю, что, проснувшись сегодня утром, Фарг особенно опасался за свою жизнь. Иначе не надел бы такие смешные трусы.

— Слушай, Сара, только честно, ты что, сценарий сочиняешь? Я оказывался в куда более опасных ситуациях и выжил, как можешь видеть.

— Коплер, прошу тебя, будь благоразумным. Эти ребята не шутят. Они отделываются от всех, кто встает на их пути, они и своего пришить готовы. Я не горю желанием передавать Барбе еще и твой труп.

— Я тронут тем, что ты так волнуешься по поводу моей скромной особы. Если тебе станет спокойнее, то я могу на недельку смыться за город. Но я отказываюсь целыми днями смотреть телевизор. Я хочу кое-что разузнать про этот банк, «Банко Романо». Мне кажется, там можно найти кое-что занятное. А в обмен на твое спокойствие, когда разберешься с этим делом, подкинешь мне «бомбочку». Идет?

Сара кивнула. Потом вытащила мобильный и набрала номер своего начальника.

— А теперь сматывайся. Если Лопес застанет тебя здесь, то убьет своими руками.




40


Мой художественный вкус, как у всех мальчишек, родившихся перед завоеванием планеты японскими комиксами, сформировался под влиянием Уолта Диснея.

Лет в восемь я отдал бы все на свете, чтобы съездить в Диснейленд. Каждую ночь мне снился один и тот же сон: под ослепительно-ярким солнцем Флориды я бешусь в каком-то игровом зале и вдруг вижу Дональда и его друзей. Растроганный до слез, я жму им руки, украдкой похлопываю по попке Минни, а потом мы все вместе съедаем гигантскую порцию жареной картошки, политой литрами кетчупа.

В то время мне нравились яркие краски и девочки с розовыми ленточками в волосах. В школе я рисовал человечков с блаженными лицами и с четырьмя пальцами на руках. Я одевал их исключительно в фиолетовые и бирюзовые наряды. Когда со мной заговаривали, я отвечал какими-то нечленораздельными звуками, перемежающимися истерическими выкриками.

Вряд ли стоит объяснять, что я вспоминал этот период своей жизни без особой гордости.

В один прекрасный день мой отец, испугавшись странного существа, подраставшего рядом с ним, решил как-то реагировать. И вот, в порядке противодействия злотворным влияниям, он стал по воскресеньям водить меня в Лувр. Мы проводили там послеполуденное время в окружении древних мраморных статуй и полотен эпохи Возрождения.

Конечно, отец руководствовался самыми благими намерениями, но мне эти еженедельные походы казались совершенно неинтересными, и я стремился лишь к одному: поскорее вернуться домой и увидеть моих приятелей из чудесного мира дядюшки Уолта.

Достигнув переходного возраста, возраста первых шумных вечеринок, а в моем случае — возраста прыщей и диких причесок, я все же обратил внимание на пышные формы девушек, чьи изображения покрывали бесконечные стены музея.

Передо мной внезапно открылся новый мир, населенный полуобнаженными женщинами, томно возлежавшими на кроватях под балдахинами, в окружении пухлых ангелочков и фавнов, исполненных почти неприкрытой чувственности.

Это стало настоящим откровением. Прославлением женщины в духе Петрарки, как говорили на уроках средневековой литературы. Даже урок биологии, посвященный устройству и функциям органов размножения человека, не произвел на меня такого впечатления. С тех пор задница Минни уже не казалась мне такой возбуждающей, особенно по сравнению с попками моих одноклассниц.

Таким образом, музей стал основным катализатором моего полового созревания, и я раз и навсегда распростился со страстью к кричащим краскам.

Былая привязанность к безвкусице внезапно проснулась во мне, когда я, вслед за Тененти, вошел в лавку его приятеля-антиквара. Среди кучи предметов, загромождавших помещение, мое внимание тут же привлекла одна статуэтка.

Это цветастое изделие высотой около тридцати сантиметров изображало Святую Деву. Тощая как жердь богоматерь была наряжена в зеленоватое платье и желтую накидку, почти полностью закрывавшую лицо. Краски, нанесенные размашистыми мазками, совершенно не сочетались, и создавалось впечатление, что выбирал их дальтоник.

Несчастная мадонна была по-настоящему уродлива. Почти так же ужасна, как скульптуры Бертена.

— Кошмар, правда? — спросил, направляясь ко мне и протягивая мне руку, маленький плешивый человечек. — Я уже лет десять пытаюсь продать ее, но никто не берет.

— Вот уж не поверю, — сострил я. — Восемнадцатый?

— Хуже... Середина девятнадцатого, апофеоз неоготики. Гипс под мрамор, раскрашенный, судя по всему, слепым, причем работал он ногами. Иначе не объяснить все эти подтеки и слои краски. Ничего страшнее с тех пор не делали. Я даже не хочу знать имени той бездари, которая это сотворила. Будь этот человек еще жив, думаю, мне доставило бы удовольствие четвертовать его.

Я не мог не согласиться с ним, ведь я сам испытывал такие же чувства в отношении Бертена, пока нож убийцы не оборвал безвременно его творческую карьеру.

Все же в случае создателя мадонны идея четвертования выглядела почти что милосердием. Пытка колесованием, с последующим расчленением щипчиками для эпиляции и отлучение на веки вечные, причем от всех церквей мира — такое наказание представлялось мне более соответствующим качеству изделия.

Повинуясь последнему всплеску мазохизма, я не мог удержаться от того, чтобы еще раз посмотреть на статуэтку. Это был кич во всем его великолепии. Для полного счастья следовало бы водрузить ее на светящийся пьедестал, в качестве фона поместить фотографию из эротического журнала и вставить все это в блестящую рамочку.

— А вам никогда не хотелось от нее избавиться? — спросил я.

Антиквар схватил меня за руку. Его громкий голос зазвучал приглушенно, как будто он хотел мне в чем-то признаться.

— Я посвящу вас в важнейшую коммерческую тайну, мой юный друг. Серджо сказал, что вы тоже продаете предметы искусства. Вам следовало бы найти себе вещицу такого типа. Правда, я сомневаюсь, что в мире найдется еще что-то подобное. Это... дерьмо — другого слова я не подберу — служит лучшим подспорьем в моей торговле. Я держу ее в качестве пугала. Рядом с ней все остальные предметы выглядят прекрасными.

— Весьма эффективно... — согласился я.

— Да, да, я вам гарантирую. Но хватит болтовни. Серджо говорил мне о какой-то картине...

Я вытащил картонный футляр и достал из него картину. Он аккуратно развернул ее на столе и несколько секунд рассматривал, а потом указал на окно.

— Не будете ли вы так любезны задернуть шторы? Для продолжения осмотра мне нужна темнота.

Мы с Тененти выполнили его просьбу и сразу же вернулись на середину комнаты. Антиквар взял маленькую лампочку и поставил ее так, чтобы свет на картину падал сбоку. Под лаковым слоем проступили многочисленные подновления, а также следы мелких реставраций, выполненных в прошлом.

Антиквар выглядел довольным. Он погасил лампу, свернул картину и снова упрятал ее в футляр.

— Прежде всего, как мне кажется, это подлинник. Я бы сказал — первая половина семнадцатого века. Написана в римской мастерской или, во всяком случае, в центре Италии. Чтобы снять последние сомнения в подлинности, надо провести рентгеновское исследование, может быть, химический анализ, но вряд ли это фальшивка. Есть вероятность, что это копия, выполненная в той же мастерской, но мы разберемся. Что касается авторства, тут я не достаточно компетентен, но я знаю нескольких хороших специалистов по римскому барокко. Им будет несложно помочь нам.

— Можешь сделать все это к завтрашнему вечеру? — спросил его Тененти.

— Ну, это рановато... — поморщился антиквар. — У меня встречи, надо кое-что забрать у реставраторов.

— Мы торопимся.

— Тем хуже для моих встреч. Закрою магазин до завтра, до обеда, и займусь вашим делом. Кстати, я уже вечность не брал выходных.

— Спасибо. Когда выяснишь поточнее насчет подлинности, сможешь попытаться узнать, откуда она взялась? Она оказалась у матери Алекса лет двадцать пять назад. Мне интересно, где она ее раздобыла.

— Это будет сложно, Серджо... Слишком большой риск. Если она не выставлялась ни на каком публичном аукционе, проследить ее путь будет очень трудно. Я постараюсь.

— Я тебе верю. Вряд ли нужно просить тебя о соблюдении тайны.

— Не нужно, ты прав. До завтра.

Мы попрощались с антикваром и вышли из лавки. Непонятно почему, я чувствовал, что с моих плеч свалилась огромная тяжесть — может быть, потому, что я уже не отвечал за ход событий.

— И что теперь будем делать? — спросил я Тененти.

Он оглядел меня и слегка улыбнулся.

— Сначала пропустим по стаканчику. А потом не хочешь ли немного размяться?

Я постарался придать лицу благоразумное выражение. Последний раз, когда мне задали такой вопрос, я очутился в постели с Лолой.




41


Мы вошли на стадион вместе с командой гостей. Казалось, при нашем появлении все трибуны взревели в один голос. Плакаты с резкими, почти оскорбительными лозунгами развевались в накаленном воздухе, отовсюду слышались крики ненависти в адрес противника. На поле полетели самые разные предметы, среди которых я увидел пивные бутылки, монеты, болты, гнилые фрукты, а также традиционные рулоны туалетной бумаги.

Очень скоро соревнование по метанию дымовых шашек, организованное болельщиками, собравшимися за воротами, вынудило вратаря гостей уйти со своей позиции. В воздух взмыла ракета фейерверка, сея панику среди болельщиков противника, которые стояли в углу стадиона.

В ужасе они бросились бежать и наткнулись на двойную стену полицейских в касках; вооружившись плексигласовыми щитами, те готовились пресечь любые беспорядки.

Арбитр, сохранявший спокойствие среди всей этой суматохи, шутил со своими помощниками у линии вбрасывания, а местные игроки терпеливо ждали прекращения военных действий в центре площадки.

— Мило здесь... — неуверенно сказал я.

— Добро пожаловать на олимпийский стадион! Тиффози у «Лацио» немножко дерганые, но вообще-то они не злые, — ответил Тененти. — Это часть местных обычаев. Надо, чтобы противник дрожал от страха, выходя на поле, иначе с таким же успехом можно было бы играть все матчи в гостях.

— И скоро они начнут гоняться за мячом?

Тененти посмотрел на часы.

— Телетрансляция начнется через минуту-другую. Старшие в командах тиффози остановят своих ребят, чтобы не помешать прямому эфиру. Начальство клубов хорошо им платит за это. Повторяю, это местный обычай...

Когда я увидел, что Тененти направился к группе бритоголовых, расположившихся на центральной трибуне, мне стало совсем не по себе.

Их было человек двадцать, в походных ботинках, в которых так удобно драться ногами. Они сидели ромбом в углу трибуны, отдельно от других зрителей. Несмотря на весеннее тепло, все они были в обязательных черных куртках-бомберах с эмблемами, которые, по-моему, уже лет шестьдесят как устарели.

— Это тоже местный обычай? — тихо спросил я у Тененти.

— Нет, — ответил он, по-прежнему идя к ним. — Эти типы — сущая погань. Дрянь, каких мало. Походы на матчи — для них культурное мероприятие. В футболе они не разбираются, их дело — уличные драки. Они воспринимают игру как разминку перед главным спортивным мероприятием — охотой за болельщиками другой команды. Сам понимаешь, к ним в лапы лучше не попадаться. Мерзавцы вроде них водятся на всех стадионах. Здесь они просто немного больше выделяются, чем в других местах. Руководство клуба уже давно пытается их выселить, но каждую неделю они все равно появляются на одном и том же месте. Интересное явление с точки зрения антрополога...

— Плевать мне на антропологию, Серджо. Зачем ты меня сюда привел?

— Не заводись, Алекс. Я их тоже не люблю, но они могут быть нам полезны.

От бритых нас отделяли каких-то два метра. Тененти выглядел все таким же невозмутимым. Я старался замедлить шаг, мне все меньше хотелось следовать за ним.

— Откуда ты знаешь этих ребят? — спросил я.

— Ну, можно сказать, мы много раз встречались на поле боя. Подожди меня здесь.

Тененти подошел к группе. При его приближении человек, сидевший у самой лестницы, великан с бритым черепом, на котором был вытатуирован огромный кельтский крест, встал и сунул руку в карман куртки. Не требовалось обладать даром ясновидения, чтобы понять, что его пальцы легли на рукоятку ножа со стопором, лезвие которого, судя по свирепой роже его обладателя, наверняка было не короче двадцати сантиметров.

Тененти, казалось, это совершенно не волновало. Он встал перед чудовищем.

— Мне надо поговорить с Дорианом.

Бритоголовый не ответил. Отвернувшись, он вопросительно посмотрел на кого-то сидящего сзади. Ответ был положительным, потому что он кивнул и посторонился.

Тененти преодолел препятствие без помех. Со мной все пошло не так гладко. Когда я добрался до татуированного орангутана, он остановил меня. Положив руку мне на грудь, монстр оглядел меня с ног до головы.

По неодобрительному взгляду я понял, что моя внешность не соответствовала основным эстетическим воззрениям этого животного. Мало того, что я никогда не занимался культуризмом, так еще и не украсил свою кожу названием какой-нибудь немецкой группы «тяжелого металла».

Если бы различия между нами этим и ограничивались, мы, быть может, смогли бы лет через десять-двадцать завязать дружеские отношения или, по меньшей мере, не обращать друг на друга внимания в ближайшем будущем.

Но дело обстояло не так просто. В плане культуры вероятность найти для нас с ним общий знаменатель приближалась к нулю. Будь я более безрассудным, я мог бы признаться ему в том, что со старших классов школы подписываюсь на журнал «Inrockuptibles»,[2 - Французский еженедельник, пишущий о музыке разных стилей, преимущественно — о роке. (Прим. перев.).] стараюсь не пропускать фильмов Тима Бертона, а моего любимого писателя зовут Исаак Башевиц Зингер.

Такое признание, мало того, что обеспечило бы мне вечную неприязнь господина Лысоголового и всей его команды, так еще и стало бы верной причиной моей смерти, причем в самом ближайшем будущем. Любовь к боксу могла бы хоть как-то возвысить меня в его глазах, но мне не хотелось состязаться в благородном искусстве с десятком амбалов, да еще и вооруженных железными прутьями.

Орангутан прикоснулся кончиком пальца к моей кожаной куртке и скорчил гримасу отвращения. Уже один вид моей одежды вызывал у него непреодолимое желание всадить нож мне в живот.

Видимо я, в вытертых на заднице джинсах «Дизель» и в узкой куртке поверх обтягивающей футболки «Пума», являл собой воплощенный продукт неотроцкистского либерализма, угрожающего чистоте арийской расы.

По шкале ценностей этого типа я был хуже любого дерьма. Честно говоря, от сознания, что я для него вроде красной тряпки, мне делалось приятно.

— И ты всегда в таком прикиде? — злобно спросил бритый.

День прошел не зря. Теперь я знал, что некоторые человекообразные наделены даром речи, который проявляется в ответ на стимуляцию их агрессивности. Наверное, он выучил на память несколько фраз, полезных для жизни в обществе.

Я не ответил, а только протяжно и несколько высокомерно вздохнул.

— Тебя что, не учили разговаривать, дегенерат паршивый? — не унимался он.

Будучи человеком воспитанным и уважающим основные моральные ценности западного общества, я обычно склонялся к благоразумному пацифизму, иными словами, к разумной трусости. Однако не могло и речи идти о том, чтобы выслушивать оскорбления от подобного варвара. Кроме того, оставшись в живых после нападения в галерее, я чувствовал себя неуязвимым.

— Первое: мой словарный запас намного превосходит те двести слов, которыми ты располагаешь для выражения своих примитивных потребностей. Второе: я всегда одеваюсь именно так, дружочек. Почему? Хочешь понюхать мой одеколон поближе?

Я тут же пожалел об этих словах. Как только орангутан понял, что я ставлю под сомнение его мужественность, порог его толерантности резко снизился. Он схватил меня за воротник куртки и оторвал от земли с такой легкостью, словно поднял большую кружку пива.

В моем мозгу промелькнули одновременно несколько мыслей: во-первых, я, наверное, не только уязвим, но и вполне могу сломаться. Во-вторых, сильное давление на горло мешает поступлению кислорода и очень быстро может довести любого человека с нормальным устройством организма до удушья.

Поскольку любой спор, основанный на доводах логики, представлялся невозможным, я пытался вырваться, изо всех сил колотя его по ребрам, но единственное, чего я добился, — это ощущения, что у меня в кистях рук сломаны все кости.

И тогда я начисто забыл о принципах честной борьбы. Движимый неудержимым порывом мелочности, я, колотя ногами по воздуху, попытался вцепиться ему в глаза. В боях без правил, которые показывают по телевизору, такие приемы всегда срабатывали.

Но великан даже не шевельнулся. Он просто поднял меня еще выше и надавил пальцами мне на горло. Мои органы чувств стали отключаться один за другим. Краски окружающего мира поблекли, оглушительный шум стадиона стал понемногу стихать.

Эта скотина действительно прикончит меня. Все было так глупо. Я выжил после нападения в галерее, чтобы подохнуть на стадионе, забитом безмозглыми тиффози. Если бы мне предложили выбор, я предпочел бы умереть у себя дома.

Вдруг я почувствовал себя ужасно одиноким. Я отдал бы все на свете, лишь бы рядом со мной оказалась Лола с «магнумом» в руке. В затухающем сознании промелькнула последняя смутная мысль — о золотой рыбке, которую я в детстве вынул из аквариума и положил на ковер, просто посмотреть, что с ней станет.

— Бронко, кончай приставать к гостю.

Голос прозвучал из-за спины татуированного человекообразного. Он что-то хрипло проворчал. Но хватка его при этом не ослабла.

— Бронко, тебя никуда нельзя брать, — продолжал голос. — Оставь его, ты же видишь, он сейчас задохнется. Ты же не хочешь обратно в тюрягу? Я не могу подкупить всех судей в этой стране, надеюсь, это ты понимаешь?

Примат покачал головой и уронил меня на землю. Я кулем свалился к его ногам. С трудом поднявшись, я начал растирать шею. Мне все еще казалось, что я чувствую пальцы, стискивающие мое горло.

— Спасибо, Терминатор, — выдохнул я. — Хорошие у тебя игры. Мне понравилось. Скажи, когда захочешь реванша.

— Еще увидимся, кретин, — ответил он.

— Знай, что от твоих признаний в любви у меня теплеет на душе. Теперь отвянь. Давай, давай, слушайся папочку.

Монстр отступил сантиметров на двадцать. Я протиснулся между ним и красным пластиковым сиденьем, привинченным к трибуне. Он воспользовался этим, чтобы незаметно двинуть мне локтем прямо под ложечку, туда, где боль особенно сильна.

Слезы выступили у меня на глазах, но, не помня себя от счастья, что удалось выпутаться, я не ответил на это проявление дружбы.

Внешность человека, носившего имя Бронко, безусловно, соответствовала его образу жизни. Чего нельзя было сказать о том, кто не дал ему прикончить меня.

Уже ради того, чтобы посмотреть на этого главаря банды тиффози, сидевшего среди своих подручных, стоило приехать в Италию. Не всем смертным дано увидеть перед собой ожившую гравюру из модного журнала прошлого века. Если бы в тысяча восемьсот пятидесятом году существовал «Vogue» для мужчин, то на обложке сдвоенного летнего номера красовался бы портрет этого человека.

Я однажды смотрел какой-то тайваньский фильм, в котором замороженный герой просыпался через сто лет. Он был одет, как кретин, и все прохожие над ним потешались. В какой-то момент он хватался за меч и начинал крошить всех, до кого мог дотянуться.

Этот утонченный сценарий мне быстро наскучил, и я выключил телевизор, не дождавшись конца фильма. Поэтому я так и не узнал, удалось ли какой-то хорошенькой гейше, разбиравшейся в моде, изменить облик героя.

При виде сидевшего передо мной человека я сразу вспомнил этот незаслуженно забытый шедевр азиатского кинематографа. На нем был муаровый редингот, из-под которого виднелась рубашка с жабо, одной рукой он поглаживал позолоченный набалдашник трости, а другой — свою острую бородку. На голове у него был цилиндр, что, безусловно, сделало бы его первым модником во времена Виктора Гюго.

Этот тип бил все рекорды нелепости. Однако никому никогда и в голову не пришло бы подвергать сомнению его вкусы в одежде.

Весь его облик дышал жестокостью. Она сочилась из всех пор его слишком бледной кожи, истекала из едва заметной щели между тонкими губами и лилась непрерывным потоком из глаз, в которых не было ничего человечного. При сухощавом и нервном телосложении он вызывал не меньший страх, чем Бронко.

Он указал мне на пустое сиденье между собой и Тененти.

— Садитесь, прошу вас.

— Спасибо. Вашего сторожевого пса действительно зовут Бронко?

Мужчина хихикнул, вернее, издал какой-то злобный звук, чтобы показать, что ему смешно.

— На самом деле его имя Микеланджело. Он не без оснований считает, что оно не подходит тому, кто проводит свободные вечера за избиением людей, как правило, беззащитных. Я уже пытался объяснить ему, что он, в каком-то роде, непревзойденный мастер портрета, но Бронко немного туповат, в чем вы уже имели возможность убедиться. Можно сказать, ум — не главная его добродетель.

— А вы...

— Алекс, разреши представить тебе графа Дориана Гуччи, — вмешался Тененти.

Мужчина манерным жестом стянул кожаную перчатку и только после этого протянул мне руку:

— Зовите меня просто Дориан.

— Род Дориана — один из самых старых в Риме, — продолжал Тененти, — и это, как ему кажется, дает определенные преимущества. Например, право содержать эту личную полицию, которая занята в основном тем, что избивает, а потом изгоняет из города всех, кому, по его мнению, здесь не место. По порядку: иммигрантов, евреев, цыган, гомосексуалистов, болельщиков «Ромы»...

— И леваков, самое мерзкое отродье из всех, — закончил клон Оскара Уайльда.

— Спасибо, Дориан. Я польщен.

— Ничего личного, Серджо. Ты знаешь, как я тебя люблю.

Тененти решил объяснить мне смысл последней реплики:

— Мы с Дорианом ненавидели друг друга с первого класса. Разногласия нарастали вплоть до поступления в университет, а там Дориан окончательно перешел на сторону зла.

— Какое потрясающее время! Мы встречались лицом к лицу на всех демонстрациях. Ни на что не претендуя, должен заметить, что судьба часто бывала ко мне благосклонна. Ты никогда не отличался в уличных боях. Боже мой, как мне не хватает этих боев!

— Судя по тому, что я вижу, ты так и не отказался от своей несчастной борьбы.

Дориан вздохнул:

— Еще столько не сделано, милый мой Серджо... За все эти годы, когда ты предпочитал убегать, а не отвечать на вопросы собственной совести, гниль разрослась. Она повсюду, на каждом углу. От нашей античной славы остались лишь воспоминания. Она улетучилась, а на смену ей пришло это гнетущее ничтожество.

— Дориан все еще живет в Риме эпохи Цезарей. Он верит в превосходство цивилизации, исчезнувшей две тысячи лет назад.

— Я верю в ценности, которые превратили это место в центр вселенной! — взревел Дориан. — Посмотри, во что мы превратились: в этой стране больше нет законов, нет морали, нет ничего святого. Осталась только грязь и свиньи, которые с наслаждением в этой грязи валяются. Надо очистить это разлагающееся общество! Силой выкорчевать из него ростки космополитизма, разрушающие его изнутри!

Я знал эту речь наизусть. Подобные дорианы изрыгают подобные глупости во всех странах мира, и во всех странах толпы идиотов стекаются послушать их.

Тененти привел меня сюда не для того, чтобы я полюбовался на образчик экзальтированного расиста. Наконец, он объяснил мне причину нашего прихода:

— В семидесятых годах Дориан придумал новую форму политической борьбы, основанную на лжи и дезинформации. В «свинцовые годы» он был главным орудием консерваторов. Помимо прочих славных дел, на его совести добрая половина покушений, которые в то время приписывали крайне левым. Тебе дали поле для игры по твоей мерке, а?

— Я пришел в нужное время, — подтвердил Дориан. — Правительство христианских демократов находилось на грани краха. Людям надоело видеть одних и тех же людей на одних и тех же постах. Надо было немного расшевелить это болото, придумать какую-то угрозу, чтобы испугать избирателей и убедить их остаться верными режиму.

— Проблема была в том, — перебил его Тененти, — что большая часть левых организаций, типа «Красной борьбы», стояла за мирное разрешение проблем.

— И мне поручили сделать из них опасные террористические группировки, — закончил Дориан. — Достаточно было совершить несколько терактов и взять на себя ответственность от их имени. И в то же время секретные службы не трогали леваков, выступавших за применение силы. Эти люди ответили на наши взрывы не менее жестокими покушениями. Достаточно запустить механизм, дальше он работает сам по себе. Мы провели великолепную операцию по обработке прессы. Одну из лучших в истории.

Такой откровенный цинизм меня просто оглушил. Тененти заметил, как я взволнован.

— Это называлось стратегией террора. Дориан отлично справился. Ни один судья так и не смог ни доказать его причастность к развязыванию террора, ни установить личности его заказчиков. Кроме того, он организовал ударную бригаду — здесь ты можешь видеть последних ее уцелевших членов. Сколько человек было у тебя в подчинении в то время? Триста, четыреста?

— По всей Италии — около тысячи. Организация — как в настоящей армии, с тренировочными лагерями и самым современным вооружением, которое любезно поставляли некоторые примкнувшие к нам военные. При необходимости я мог собрать их за два часа. Они были готовы погибнуть за наше дело.

— Ты не слишком преувеличиваешь, говоря о деле? Дориан быстро понял, что политической активностью можно неплохо зарабатывать. Его никогда особенно не волновало, откуда поступают деньги. Он получал их от правых партий, от Ватикана и даже от некоторых социалистических лидеров, боявшихся левого крыла своих же сторонников. Все приложили руку. Сколько миллионов тебе это принесло, а, Дориан?

Дориан разочарованно потряс головой:

— Пустяки... Я все пожертвовал на свои убеждения.

— Ладно, ладно, дружок, твое гурманство вошло в легенды. Как ты реагировал, когда в начале восьмидесятых источник грязных денег внезапно иссяк? Было слишком много скандалов, никому уже не хотелось компрометировать себя связями с тобой. Один за другим, все тебя кинули. Те, что еще вчера умоляли тебя взять от них деньги, не желали ни принимать тебя, ни даже говорить с тобой по телефону.

— Эти трусы отвернулись от меня, это правда. Но все еще вернется. Мы просто ждем подходящего момента. И он вот-вот настанет. Умы почти созрели.

— Сколько в тебе пафоса, Дориан. Посмотри на себя: от тебя уже ничего не осталось, только славные воспоминания и кучка хорошо натасканных скотов. Ты живешь в навсегда исчезнувшем прошлом. Правда в том, что твои друзья воспользовались тобой, а потом отправили тебя в ящик для «Разных отходов и отбросов». Они тебя хорошо поимели.

На сей раз слова Тененти явно задели Дориана. Его пальцы сжались на набалдашнике трости.

Взгляд устремился куда-то вдаль, на поле, где наконец началась игра.

— Мне нужно знать правду, — снова заговорил Тененти. — Я должен знать, известно ли тебе что-то о смерти Франчески, матери Алекса.

Дориан неуверенно покачал головой:

— Официально я не был в курсе каких-либо дел. Я просто знал, что один из членов «Красной борьбы» тайно работал на секретные службы. За месяц до взрыва их связной передал мне заказ на двести граммов динамита. Он сообщил мне все сведения, необходимые для похищения взрывчатки на военном предприятии. Двери были открыты. Мне оставалось только взять ее и вручить их посланцу. Я даже не подумал о связи всего этого с терактом, совершенным твоей матерью. Знал бы я, что взрывчатку берут для этого, я бы отказался. Твои родители были честными противниками. Они заслуживали большего уважения.

— Но почему же тогда моя мать? — спросил я. — Почему именно она?

— Этого я не знаю. Наверное, она стала им слишком мешать, раз они приняли такое крайнее решение. Им не обязательно было убивать ее. Могли бы заказать взрыв от имени «Красной борьбы». Я делал такое десятки раз. Результат был бы таким же: твоего отца осудили бы как заказчика, мать — как сообщницу, а «Красная борьба» затерялась бы в закоулках истории. Мне представляется, что те, кто организовал теракт, прежде всего хотели избавиться от твоей матери. А все прочее — роспуск «Красной борьбы» и изгнание твоего отца — это своего рода бонус.

После разоблачений Дориана наступила долгая пауза. Теперь, когда я лучше понимал, что за человек сидит передо мной, то, что я в нем угадывал, вызывало у меня отвращение.

Под утонченными манерами и роскошной одеждой таилось существо не менее страшное, чем Бронко. Самый тонкий шелк и самые изысканные духи не могли бы скрыть вонь, исходившую от его убеждений.

«Лацио» открыл счет, и на стадионе поднялся страшный шум. Диктор прокричал имя забившего гол, и толпа хором подхватила его. Дориан откинулся на спинку сиденья и удовлетворенно пробормотал что-то себе под нос. Казалось, он больше не думает обо мне.

Не будь тут Бронко и прочих, я бы набросился на него. Я бил бы его до тех пор, пока он не забыл бы о своей спеси, пока не начал бы выплевывать зубы и молить меня о прощении за свой вклад в убийство моей матери.

Может быть, Дориан был начисто лишен совести, но идиотом он точно не был. Он понял, какой эффект произвели на меня его слова.

— Ты выбрал не ту мишень, — сказал он, не отводя глаз от поля. — Я был в этом деле всего лишь пешкой, простым исполнителем. Серджо прав, говоря, что мной манипулировали. Я еще жив только потому, что сумел забыть имена своих заказчиков. Некоторые из тех, кто несет ответственность за смерть твоей матери, уже умерли, другие удалились от дел. Но кое-кто еще держит в руках бразды правления в этой стране. Еще и сегодня они могли бы запросто уничтожить меня, несмотря на Бронко и все принимаемые мною меры предосторожности. Если ты их раздразнишь, они раздавят тебя, как раздавили твоих родителей. По слухам, ты уже имеешь представление о том, на что они способны. Лучше возвращайся домой и забудь об этом деле, поверь мне.

Наверное, Дориан был прав. Если с начала нашего разговора я и услышал от него что-то умное, то именно этот совет. Тремя днями ранее, до нападения на галерею и экстрадиции отца, я, наверное, последовал бы ему. Я вернулся бы в Париж оплакивать Наталию и жалеть самого себя.

Но сейчас у меня не оставалось выбора. Те, на ком лежала вина за ее смерть, зашли слишком далеко. Они пересекли белую линию. Они без приглашения вошли в мою жизнь и разрушили все вокруг меня.

Ни о каком возвращении не могло быть и речи. Я должен был заставить их заплатить, независимо от последствий. Я всеми силами желал этого. Ради этого я был готов пожертвовать теми немногими радостями жизни, которых меня еще не лишили.




42


Когда вал огня захлестнул легкие Эрика Коплера, выжигая последние оставшиеся там молекулы кислорода, в мозгу журналиста крутился один-единственный вопрос: «Почему?»

Почему ангел-хранитель выбрал именно этот момент, чтобы покинуть его? Почему он, с руками, скованными наручниками за спиной, корчился на заднем сиденье собственного автомобиля, охваченного пламенем? Почему он ничего не заподозрил, когда в дверь его квартиры позвонили?

Почему он не послушался Сару? Почему?



Еще дымящийся остов «альфа-ромео» лежал на обочине маленькой проселочной дороги, в тридцати километрах от Парижа. Беспощадное пламя методично испепелило кузов, потом проникло внутрь салона, пожирая все, расплавляя пластмассу и корежа металлические детали.

Предварительные выводы экспертов свидетельствовали о том, что причиной пожара была засунутая в бензобак горящая тряпка. По-детски простой способ действия не оставил находившемуся в машине человеку ни малейшего шанса.

Тело Эрика Коплера лежало на заднем сиденье, его запястья были скованы за спиной наручниками, ноги обездвижены с помощью широких полос скотча. Пламя настигло его, когда он безуспешно пытался вырваться из огненного ада. Судя по тому, как было изогнуто тело, он умер, силясь выбить пятками окно.

Когда Сара увидела черный обугленный скелет, скорчившийся в страшных муках, она испытала физическую боль. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она побежала к своей машине и там расплакалась. Чаша эмоций, которые ей удавалось сдерживать с начала расследования, переполнилась.

Когда высохли слезы, на смену грусти пришло невыносимое чувство разочарования и отчаяния.

Прежде чем исчезнуть, убийца решил навести порядок. Одно за другим он разбивал звенья цепочки, которая могла бы вывести Сару на него. Убийство Фарга, его сообщника, было совершено в явной спешке. В случае с Коплером, напротив, все было спокойно распланировано.

Журналист был опасной пешкой в этой игре. И дело не в том, что он многое знал, а в том, что его анонимный источник мог открыть ему еще больше. Рано или поздно он докопался бы до истины. Устраняя его, преступник убивал сразу двух зайцев: он избавлялся от мешавшего ему человека и давал понять информатору Коплера, что его действия ни к чему не приведут. Смысл послания, содержавшегося в обугленном трупе в «альфа-ромео», был совершенно ясен. Яснее некуда.

Наталия Велит, Сэмюэль Бертен, Марио Монти, Луи Фарг, Эрик Коплер. Сара перебирала имена тех, чьими трупами, словно камушками, отмечал свой путь убийца. Следуя за ним по этому кровавому пути, она дошла до сельской дороги, где лежало тело журналиста.

Здесь дорога обрывалась. Эксперты не найдут никаких убедительных улик. В этом Сара не сомневалась.

Больше устранять было некого. Убийца довел свое дело до конца, не встретив сопротивления. Настоящий мастер своего дела. Действует быстро и эффективно. Он не повторил ошибки Марио Монти, недооценившего Алекса Кантора. И можно не сомневаться, что сейчас он уже находится вне досягаемости.

Сара ощущала свое бессилие и унижение. Главное — унижение. И это ощущение было ей ненавистно.

Комиссар Лопес, с присущей ему бесцеремонностью, открыл пассажирскую дверцу и сел рядом с ней. Сара не отрывала глаз от обугленной машины. Лопес впервые заговорил с ней по-дружески, почти по-отцовски:

— Если тебе станет от этого легче, он умер от удушья. Я взглянул на предварительный отчет медэксперта.

— Мне от этого не легче, комиссар. Мне станет легче, когда я найду этого сукина сына и разряжу в него обойму. Не раньше.

— Успокойся. Ты знаешь, над чем работал Коплер?

— Над убийством Наталии Велит. Я ему кое-что рассказала. Мы заключили сделку. Он рылся в помойках и шел тем путем, который для меня закрыт. За это я держала его в курсе официального расследования.

— Какими сведениями он располагал?

— У него был информатор. Он сам не знал, кто этот человек. Но, кем бы он ни был, этому типу чертовски много известно. Коплер узнал об убийстве Наталии и о том, что в деле замешан Фарг, раньше чем я. Вчера я виделась с ним, и...

Сара заколебалась. Она совершила грубую ошибку, не рассказав начальству о том, что встретила Коплера на месте убийства Фарга. Исправляться было поздно.

— Мы немного поговорили, — продолжала она. — Я просила его не очень светиться. Судя по всему, убийца не спускал с него глаз.

— И куда вышел Коплер? — спросил Лопес.

— На «Банко Романо», тот банк, через который Фарг выводил средства из страны. Убийца знал, что он стремится уклоняться от налогообложения. И воспользовался этим, чтобы вынудить его к сотрудничеству.

— Коплер выяснил что-то интересное?

— Я не в курсе. Если и так, то он не успел сообщить мне об этом.

— Заезжай к нему. Вдруг что-то найдешь. Ты знаешь, где он прятал свои бумаги?

Сара кивнула. Лопес вытащил из внутреннего кармана куртки черный блокнот, вырвал из него листок и нацарапал несколько слов.

— Вечером после работы я буду по этому адресу, — сказал он, протягивая листок Саре. — Нам надо серьезно поговорить.

У Сары был второй комплект ключей от квартиры Коплера. Журналист дал его ей много лет назад, сразу после Банги.

— Чтобы ты могла поливать цветы, если я опять окажусь взаперти в каком-нибудь посольстве, — сказал он шутливым тоном. Большего говорить и не требовалось. Сара поняла. Долгое время она надеялась, что ей никогда не придется воспользоваться этими ключами.

Квартира Коплера оказалась не очень замусоренной. Во всяком случае, не больше, чем когда Сара в последний раз была тут.

Журналист не принадлежал к числу фанатиков чистоты и порядка. Все комнаты были загромождены коробками с архивами, стопками газет и, главное, книгами, сотнями книг, сваленных как попало на любом свободном пространстве. В таких условиях трудно понять, обыскивали квартиру или нет.

В любом случае, даже перерыв все это нагромождение, убийца не нашел бы тайника. У Коплера не было ценностей, денег, картин. Его главным богатством был компьютер, купленный двумя годами раньше за тысячу семьсот евро. Поэтому он считал, что ему совершенно не нужно обзаводиться сейфом или защищаться от возможного вторжения с помощью бронированной двери.

В нарушение самых элементарных правил предосторожности, он хранил важные документы под нижней полкой книжного шкафа. Достаточно было снять с полки книги и приподнять доску, и под ней обнаруживался тайник размером с большую канцелярскую папку.

Там оказались пять больших конвертов из крафт-бумаги с написанными на них названиями дел, которые расследовал журналист перед своей гибелью. Сара взяла тот, на котором большими буквами значилось «БАНКО РОМАНО». В конверте лежало несколько листочков с записями, сделанными характерным почерком Коплера — некой смесью кириллицы с китайскими иероглифами.

Сара решила, что займется расшифровкой позже, и продолжила поиски. Она быстро нашла платежное поручение, копию которого получила по электронной почте, и сосредоточилась на последнем листке, помеченном числом двухнедельной давности. Это была фотокопия квитанции на заказанный авиабилет.

Компания «Alitalia», бизнес-класс. Вылет из Рима за два дня до смерти Наталии Велит в шестнадцать сорок пять. Прилет через два часа десять минут в парижский аэропорт Шарля де Голля. Оплачен по кредитке, доставлен по юридическому адресу «Банко Романо».

Коплер подчеркнул число и написал на полях: «Сотрудник? Дирекция?»

Сара не знала, откуда журналист добыл эту фотокопию. Наверняка через своего вездесущего информатора.

Проследить за ходом его мысли было нетрудно. Один из руководителей банка прибыл в Париж за день до того, как Наталия в последний раз в жизни переступила порог «Инферно». Сам по себе этот простой факт еще ничего не доказывал. Ничто не свидетельствовало о том, что человек, прилетевший по этому билету, убил Наталию. Сторонний наблюдатель, скорее всего, не увидел бы никакой связи между этими событиями. Но того, кто пристально следил за делом, совпадение не могло не обеспокоить.

А Сара уже давно не верила в совпадения.




43


Возвращение в отель было мрачным. За всю дорогу Тененти и рта не раскрыл. Встреча с Дорианом пробудила слишком много болезненных воспоминаний. Боясь обнаружить передо мной свой гнев, он предпочел молчать.

Что до меня, то я разрывался между подавленностью и отвращением, тем более что шея в том месте, которое сдавили пальцы Бронко, еще ныла.

Тененти ввел меня в мир, о существовании которого я мог только подозревать. До сих пор мне казалось, что типы вроде Дориана в реальности не существуют. Мы жили в разных вселенных, сообщавшихся друг с другом только через телевизионную катодную трубку в тех случаях, когда он со своими дружками-фашистами устраивал какое-нибудь шествие. И вид Дориана, окруженного собственной гвардией, торжественно восседающего на пышущем ненавистью стадионе, поверг меня в глубокое уныние.

Я почувствовал, что ужасно хочу выпить. Сгодилось бы любое спиртное, лишь бы оно увело меня подальше от тошнотворных воспоминаний о Дориане.

— Завтра перезвонимся? — спросил я у Тененти, открывая дверцу машины.

— Без проблем. Я пока что постараюсь выйти на след твоего отца.

— Спасибо.

Я вылез из машины. Уже почти захлопнув дверцу, я спохватился и нагнулся к Тененти.

— Серджо, огромное спасибо тебе за помощь. Тебе это нелегко. Я бы с радостью тебя от этого избавил.

— Я знаю. Не волнуйся, все будет в порядке.

— В любом случае, спасибо. Спокойной ночи.

— До завтра. Отдохни, Алекс. Предстоит долгий день.

— И ты тоже.

Я закрыл дверцу. Мне было ясно, что ни один из нас не сможет быстро заснуть этой ночью.

В отеле меня ждало сообщение от Лолы — она просила связаться с ней, когда у меня будет время. Я тут же позвонил ей на мобильный.

— Как поживает моя любимая помощница? — спросил я, когда она взяла трубку. — Ты еще не пустила галерею ко дну?

— Когда ты не портишь дело, все идет отлично.

Громовое джазовое соло на гитаре заглушило ее голос. Затем на фанковый ритм наложился звук тенор-саксофона, который я узнал бы среди тысячи ему подобных.

Я сразу понял, где находится Лола. Только один человек в мире мог слушать Масео Паркера на таком уровне звука.

— Судя по тому, что я слышу, Дмитрий наконец уговорил тебя опробовать его диван. Я думал, что после того, как ты раздолбала его очки, вы разругались.

— Мне не хотелось сидеть дома одной, — проорала Лола, продираясь сквозь шум. — Я подмазала его бутылкой «Зубровки», и он меня впустил. Плоть мужская так слаба...

Саксофон Марко выдал мне в ухо новый залп децибел. Пронзительный свист не позволял расслышать, что говорит Лола. Я перенес трубку к другому уху, но это не помогло убрать микрофонный эффект.

Я тоже орал в трубку что было сил:

— Лола, я наполовину оглох. Можешь попросить Дмитрия немного уменьшить звук или просто выбросить систему в окно?

Ответа Лолы я не расслышал. Зато из соседнего номера начали стучать в стену, давая тем самым понять, что мои вопли не дают человеку уснуть. Сила ударов позволяла предположить, что, если я не перестану кричать, мой сосед просто проломит перегородку.

Масео Паркер в квартире Дмитрия заиграл потише, и в трубке снова зазвучал голос Лолы.

— Понять не могу, как это Дмитрию удается не ссориться с соседями! — воскликнула она.

— Когда его соседка по площадке пожаловалась в первый раз, он, в качестве извинения, преподнес ей коробку с чаем собственного изготовления. Смесь липы с коноплей способна усыпить стадо слонов в период гона. С тех пор старушенция кайфует перед телевизором после чашечки настоя, а Дмитрий может врубать свою музыку как угодно громко.

— Надеюсь, это шутка?

— Увы, нет. Старушка подсела. Каждую неделю требует у него новую коробку. Дмитрий давал мне попробовать свое зелье. Я два дня балдел.

Лола расхохоталась:

— Дмитрий подсадил соседку! Невероятный тип!

— И, заметь, она совершенно забыла про свой артрит и проблемы с кровообращением. Теперь это самая счастливая женщина на свете. Она даже замолвила словечко в соседнем доме престарелых. Дмитрий ящиками носит туда свою смесь. Так он зарабатывает себе на бензин. В этом он весь: обожает изображать благодетеля человечества, но когда речь заходит о бизнесе, тут он не шутит.

— Невероятный тип... — по-прежнему недоверчиво повторила Лола.

— А что вы делали кроме того, что слушали Марко?

— Немножко выпили, выкурили пару косячков. Дмитрий показал мне запись спектакля, который вы поставили в выпускном, там, где вы в трусах танцуете под Майкла Джексона.

— А ты этого раньше не видела?

— Видела, но не до конца. Ты никогда не показывал финал, когда вы заканчиваете номер с трусами в руках.

— После этого директор школы чуть было не отказался выдавать нам аттестаты. Еле-еле выпутались. А что дальше в программе?

— Не знаю. Когда допьем водку, через час-пол-тора, может быть, пойдем потанцевать. Мне надо немного расслабиться.

— А потом?

— А потом ничего, Алекс. Я вымоталась, так что пойду домой и лягу пораньше. Одна, — уточнила она, словно читая мои мысли.

— Ты уверена?

Вопрос сорвался у меня с языка. Мне сразу же стало стыдно. Я вовсе не собирался устраивать Лоле сцену ревности. В конце концов, мы просто переспали, и эта мимолетная слабость вызывала у меня болезненные угрызения совести.

Я никогда не скрывал от Лолы ни своего достаточно сдержанного отношения, ни того, что еще не готов к началу новых длительных отношений, тем более с ней. Она ничего не была мне должна. У нее было полное право жить так, как ей хотелось.

Но когда я узнал, что она находится с другим мужчиной, пусть даже с моим лучшим другом, у меня кольнуло в сердце.

На том конце провода Лола захихикала:

— Признайся, тебе меня не хватает?

— С чего ты взяла?

— Это все твой эдипов комплекс. В последнее время ты отчаянно нуждаешься в нежности.

— Кончай, Лола. Ты уверена, что вы с Дмитрием не?..

Слова застряли в горле, там, где остались отпечатки пальцев Бронко.

— А что ты скажешь, если да?

— Не знаю. Думаю, удовольствия мне это не доставит.

Лола была на грани оргазма. Чтобы дать выход гормонам, ударившим ей в голову после моего признания, она победоносно взвизгнула:

— Bay... Мне нравится твой ответ, Алекс. Можешь спать спокойно. Между мной и Дмитрием ничего не произойдет.

— Гениально.

— Ну, а ты что делал?

Мне вовсе не хотелось подробно рассказывать Лоле о том, как я провел день. Я решил ограничиться последними событиями.

— Я обзавелся новым приятелем. Его зовут Бронко.

— Странное имя. Симпатичный?

— Трудно сказать. Во всяком случае, весь в себе. Мы были на стадионе, смотрели игру «Лацио».

— А что слышно об отце?

— Тененти займется этим завтра. Он знает одного легавого, который, может быть, нам поможет.

— Ты помнишь, что через два дня прибудут скульптуры Бертена? Ты поедешь в аэропорт их принимать?

Я, разумеется, начисто забыл об этой истории. Лола должна была отправить две скульптуры Бертена, купленные моим римским клиентом. Денежный перевод пришел прямо перед моим отъездом, я уже не успевал сам заняться этим и поручил Лоле подготовить отправку.

— Тебе удалось впихнуть идола «Кэмпбелл» в ящик?

— Нет, целиком он не вошел. Мне пришлось немного его разобрать. Надо подварить в двух-трех местах, и ничего не будет заметно.

Оперативность Лолы всегда удивляла меня. Иногда даже забавляла. Но в данном случае у меня зародилось предчувствие катастрофы.

— Но, прежде чем разбирать, ты его сфотографировала, я надеюсь? Ты сможешь его собрать, проблем не будет?

Это был чисто формальный вопрос. В глубине души я уже знал ответ. Я просто хотел проверить, до какой степени она способна осознавать собственную глупость.

— Я не уверена, — призналась Лола, поколебавшись минутку. — Ну, просто забыла про фотографии. И не положила пару деталей, они не влезали.

— Итак, наш клиент получит конструктор весом в полторы тонны. Конструктор за баснословные деньги, и при этом неполный, и это ты его ему продала... — напомнил я ей. — И именно ты поедешь объяснять ему все это, когда он потребует, чтобы ему вернули деньги.

— Да ладно, теперь, когда Сэм умер, никому нет дела до этого идола. Даже если он не совсем такой, каким был задуман, это уже не важно. И нечего на меня орать. Надо было самому с этой дрянью разбираться. В конце концов, ты просто был рад, что ее удалось кому-то впарить...

Лола не ошибалась. Если что-то и порадовало меня за последнее время, так это исчезновение идола из галереи. Каждый раз, когда я думал об этом стальном чудище, перед глазами вставало зрелище распростертого за ней тела Сэма. Будь я на месте Лолы, то тоже приложил бы все усилия, лишь бы избавиться от него.

— Ладно, ладно, не заводись... — смягчился я наконец. — Я разберусь с клиентом. Что ты о нем знаешь?

— Что перевод пришел на наш счет в указанный срок и что сумма соответствовала выставленной в счете. Остальное, по-моему, не имеет ни малейшего значения. Иными словами, он тебя не обманул. У него большая коллекция итальянского искусства семнадцатого века и несколько хороших современных вещей, которые он время от времени одалживает музеям или институтам. Не представляю, чем могла его заинтересовать работа Сэма. У этого типа есть два Шагала и один Ротко.

— Сэм Бертен — один из выдающихся художников второй половины двадцатого века, — процитировал я. — Во всем мире известна его способность...

— Я знаю каталог наизусть, — перебила меня Лола, — я сама его писала. Шагал, Ротко, Бертен: найди лишнего, Алекс.

— Если повезет, клиент даже не вскроет ящики, а его наследники отправят их прямиком на свалку.

— Будем надеяться. Что ты собираешься делать сегодня вечером?

— Я совершенно без сил, — вздохнул я. — Думаю, что просто посмотрю телевизор.

— Ну, тебя все так же тянет к красивой жизни. Ладно, оставлю тебя в покое. Но ты не забудешь про аэропорт послезавтра, а?

— Не волнуйся. Пока.

— Пока, лапуля, — бросила Лола и повесила трубку.

Я не успел сказать ей, насколько меня коробит такое обращение. Мой вопль злобы затерялся в недрах телефонной сети, а кулак моего соседа углубился в стенку еще на пять сантиметров.

— А, чтоб тебя, сволочь! — заорал я и тоже стукнул по стене.

Поняв, что он имеет дело со сторонником применения грубой силы, сосед сразу успокоился. Я так часто общался с психопатами, что в случае необходимости сам с легкостью становился одним из них. Несмотря на очевидные неприятности, связанные с подобным превращением, у него имелись и некоторые заманчивые преимущества, в тонкостях которых я мало-помалу начинал разбираться.

Когда приступ бешенства утих, мне снова захотелось выпить. Я открыл мин-бар, достал из него баночку колы и два мерзавчика виски, смешал все это в стакане и выпил залпом. Потом закрыл глаза и стал ждать, пока спиртное растечется по моим жилам.

Я сразу же почувствовал себя лучше, но мысли о Дориане по-прежнему крутились в голове. Я повторил эксперимент с двумя порциями водки, на сей раз влив в них полбанки фанты. Несмотря на чудовищный вкус, эта смесь оказалась эффективнее предыдущей.

Мои конечности стали тяжелыми и ватными. Мозг постепенно последовал их примеру и отключился.

Дориан вернулся в дебри, откуда ему никогда и не следовало бы выходить.

Я грохнулся на кровать прямо в одежде и потратил последние силы на то, чтобы дотянуться до телевизионного пульта. Передавали репортаж, посвященный неминуемой кончине Папы Римского. При моей усталости меня больше устроил бы хороший фильм или концерт, например «U2» или Спрингстина, но мне не хватило мужества переключить программу.

К счастью, интрига оказалась достаточно простой, примерно на уровне какого-нибудь вечернего пятничного телесериала. Даже несмотря на критический уровень алкоголя в крови и бурление в кишках, вызванное фантой, я понял основное.

Итак, после последнего инфаркта понтифика Ватикан стоял на ушах. От его личных врачей, до сих пор хранивших молчание, теперь стали просачиваться тревожные слухи.

Человек, которого считали неуязвимым, переживший огнестрельное ранение, бессчетные падения с лыж, рак поджелудочной железы, к тому же долгие годы страдавший паркинсонизмом, находился на грани смерти из-за банальной болезни сердца. Уже сутки он лежал в отделении реанимации в состоянии искусственной комы. Ведущая программы просила всех телезрителей молиться за Его Святейшество, так как, с точки зрения врачей, надежды уже не оставалось.

Я бы мог дать совет: ввести двойную дозу водки в жидкость для перфузии, чтобы он мог безмятежно воспарить к ангелам.

За кулисами Ватикана все более быстрыми темпами шли приготовления к избранию преемника. Заранее написанное коммюнике с официальным извещением о смерти лежало на столе кардинала-камерленго в ожидании момента, когда перестанет биться сердце понтифика.

Закрытая для туристов Сикстинская капелла готовилась принять конклав, на котором кардиналам предстояло назвать нового Папу. Претенденты на высший пост суетились вокруг своих наиболее влиятельных коллег. Они подсчитывали и пересчитывали возможные голоса, возобновляли старые связи, напоминали об оказанных услугах, угрожали потенциальным противникам страшной местью.

Имя одного из претендентов на Святой Престол повторялось чаще других: если не случится ничего непредвиденного, выбор кардиналов скорее всего падет на монсеньора Марини, самого молодого священнослужителя, когда-либо удостаивавшегося кардинальского пурпура. Его судьба казалась предрешенной. Ему оставалось только терпеливо дожидаться кончины нынешнего обладателя высшего сана.

Марини воплощал в себе будущее Церкви. По общему мнению, только он мог вывести ее из того маразма, в который она погрузилась в царствование нынешнего Папы. Будучи приверженцем старых доктрин, тот противостоял всем переменам конца двадцатого века.

Его консерватизм в вопросах секса и морали превратил Церковь в мертвый организм, оторванный от общества. Она, как и он, находилась на искусственном дыхании и спокойно агонизировала под роскошной лепниной ватиканских сводов.

Церковь нуждалась в новом пастыре, и таким пастырем мог стать Марини. Только он один смог бы вдохнуть новую жизнь в это учреждение, дрейфующее в никуда. Только он один смог бы обновить устаревшие догмы, вложить новый смысл в веру и привлечь паству на пустующие скамьи храмов.

Ибо этот энергичный пятидесятилетний мужчина, обязанный своей карьерой многочисленным талантам, безупречной деятельности и врожденному чувству дипломатии, был открыт для новых веяний. Его весьма откровенные критические высказывания по поводу косности коллег заставляли многих из них скрипеть вставными челюстями за обедом в трапезной Ватикана.

Марини располагал и еще одним качеством, дававшим ему неоспоримое преимущество перед всеми соперниками. Провидение сочло нужным одарить его чарующей улыбкой и спортивным телосложением, которое он день за днем совершенствовал в тренажерном зале, устроенном в подвале частной резиденции высшего духовенства.

Умело пользуясь своими природными данными и поразительной находчивостью, Марини за несколько лет превратился в настоящую звезду средств массовой информации. Любое его выступление по телевидению било все рекорды по числу зрителей.

Не удивительно, что своим успехом он был обязан, прежде всего, женщинам. По данным разных исследований, около семидесяти двух процентов телезрительниц моложе пятидесяти лет знали его имя и как он выглядит. Среди гомосексуалистов, как правило, мало разбирающихся в вопросах религии, таковых было около пятидесяти процентов. Еще никогда ни один священник не вызывал такую симпатию в столь разных слоях общества.

В случае избрания Марини католическая церковь обрела бы вторую молодость. Впрочем, ни женщины, ни голубые не принимали участия в голосовании конклава. После того, как двери Сикстинской капеллы закроются за кардиналами, ни изучение конъюнктуры рынка, ни опросы общественного мнения уже не будут играть никакой роли. Марини придется убеждать сборище старцев доверить ему ключи от Ватикана. Точка еще не была поставлена.

Несмотря на неуверенность, пресса уже придумала прозвище для этого нового «ангела» святой Церкви. «Ватиканский Кеннеди» принимал восторженную реакцию публики на каждое свое появление со скромностью, достойной первых христиан.

В своих официальных выступлениях он давал понять, что ни в коем случае не рассчитывает занять престол Святого Петра. Он говорил о своей готовности служить ближнему, работать на благо всего человечества. Ему было безразлично, какое место уготовила ему судьба — в Риме или где-то еще. Его поступками руководила лишь воля Господня. Аминь.

В конце репортажа показали Марини в окружении огромной толпы во время посещения фавел в Рио-де-Жанейро. Верующие, проталкиваясь поближе, выкрикивали его имя и бросались к нему, как к святому. Матери подносили ему детей для благословения. Больные показывали ему свои раны и искалеченные конечности в надежде на чудесное излечение. Некоторые даже надели футболки с его портретом.

Это напоминало сцену из другого тысячелетия, когда короли-чудотворцы исцеляли золотушных под сенью дуба, а бродячие предсказатели разносили слово Божье по дорогам Запада.

Среди этого людского моря монсеньор Марини хранил полнейшее спокойствие. Он переходил от одного к другому, подбирал для каждого нужные слова, слова сострадания или надежды, возлагал персты на подставленные лбы и выслушивал сетования, изливавшиеся на него со всех сторон.

Стоп-кадр его улыбающегося лица застыл на экране моего телевизора. По нему побежали заключительные титры репортажа, а я, глядя на эту сияющую улыбку, стал медленно погружаться в глубокий, без сновидений, сон.




44


— Вот, выпей, — сказал Лопес, протягивая Саре стакан, наполненный до половины коричневатой жидкостью. — Пива у меня нет, но эта штуковина тридцать лет созревала в каком-то шотландском погребе. Коплер этого заслужил.

Он налил себе двойную порцию, поставил бутылку на низенький столик и поднял свой стакан.

— За одного из последних настоящих журналистов. С кем же ты теперь будешь смеяться надо мной, когда его не стало?

— Вы знали?

— Ну, я же не полный идиот. Пей.

Сара с гримасой проглотила первый глоток виски. Вкус старого торфа и плесени, появившийся во рту, сохранялся еще долго после того, как жидкость пролилась в желудок.

Лопес уселся на диване напротив нее. Раньше он ни разу не приглашал Сару к себе домой. Впрочем, он вообще не приглашал к себе никого из уголовного розыска. На работе ходили самые нелепые слухи о его жилище.

Говорили, будто комиссар обитает в подвале Управления по уголовным делам или на окраине, в квартирке, стены которой увешаны афишами Синатры. Люди охотно представляли себе, как по вечерам он уныло сидит в халате с вышитыми инициалами и в двенадцатый раз перечитывает старый детектив Джеймса Эллроя, и все это на фоне старого альбома «Rat Раcк».

Точно знали только, что после ухода жены он живет один, сам гладит себе рубашки и это у него получается плохо.

При мысли об этих сплетнях Сара улыбнулась. Место, где она оказалась, совершенно не походило на подвал и еще меньше — на убогую квартиру в многоэтажке. Напротив, это была удобная семейная квартира, расположенная в двух шагах от набережной Орфевр, на другом берегу Сены. С высокого этажа открывалась панорама юга столицы. Вдали, за застекленной дверью виднелась Эйфелева башня, сиявшая тысячами лампочек, подвешенных к ее металлическим перекладинам. Многие богатые техасцы удавились бы за такое жилье в Париже.

Обстановка гостиной сводилась к диванам, обитым красной искусственной кожей, низкому стеклянному столику и нескольким современным картинам, висевшим на стенах вместо афиш Синатры. Лопес явно предпочитал Сулажа и Алешински покойному певцу.

Прямо как в журнале по дизайну интерьеров, подумала Сара. Других комнат она не видела, но представляла, что и они обставлены в том же стиле, простом и гармоничном.

— Ты разобралась в записках Коплера? — спросил Лопес.

— С трудом. Он писал как курица лапой. Я просидела целый день, но дело того стоило. Я вам быстренько перескажу?

— Давай.

Сара бросила взгляд на свои записи, сделанные на основании листочков, найденных у Коплера. Она откашлялась и начала объяснять:

— «Банко Романо» — это самый старый итальянский банк. Он был основан в тысяча шестьсот сорок пятом году семьей Д\'Изола, богатыми торговцами, сделавшими состояние на спекуляциях тканями. С тысяча девятьсот семьдесят второго года банком управляет Томмазо Д\'Изола, последний представитель этой семьи. Он холост, ему уже хорошо за шестьдесят. Он живет один в семейном дворце в двух шагах от виллы Боргезе. Это действительно дворец: двадцать пять комнат, участок в восемь тысяч квадратных метров, коллекция гоночных машин в гараже. Д\'Изола любит роскошь, но ему повезло в жизни, и денег у него хватает, чтобы удовлетворять свои прихоти. Дела у «Банко Романо» идут хорошо. Он процветает. Надо сказать, что работает этот банк только с избранными клиентами. Римские аристократические семьи и богатые местные промышленники охотно доверяют ему управление своими средствами. Клиентов мало, но все очень богатые.

— И как это связано с Наталией Велит?

— Никак. Однако, помимо того, что Фарг пользовался «Банко Романо», чтобы переводить деньги в Люксембург, сам Д\'Изола играл очень заметную роль в «свинцовые годы». В начале восьмидесятых, когда банк оказался замешанным в очень крупном финансовом скандале, он чуть было не разорился. Д\'Изола сотрудничал с Институтом по религиозным делам (так называется ватиканский банк), возглавлявшимся монсеньором Марцинкусом. В то время следователи подозревали, что он отмывал деньги для некоторых политических партий, в частности, для христианских демократов, но формально доказать это так и не удалось. Впоследствии эти деньги пошли на борьбу с подъемом левацкого движения в Италии. Иными словами, на финансирование покушений и убийств. Короче говоря, Д\'Изола был замешан во всех темных делах той поры. Когда пришло время подводить итоги, его банк едва не повторил судьбу «Банко Амброзиано». Ему удалось сохранить основное и избежать процесса, без сомнения, с помощью взяток. С тех пор он занят тем, что заново покупает себе уважение в обществе.

— Коплеру удалось установить прямую связь с Луиджи Кантором?

— Нет, но Д\'Изола и он были участниками одной игры. Может быть, Кантор увез с собой какие-то компрометирующие документы? Представьте себе, ведь он мог угрожать Д\'Изоле, что перед смертью вытащит на свет божий какие-то старые истории. Ведь есть сколько угодно примеров, когда обреченные люди находят последнее удовольствие в том, чтобы свести старые счеты.

Лопес скептически пожал плечами. Кто станет бояться старика, стоящего одной ногой в могиле, спустя четверть века?

— И что же, Томмазо Д\'Изола приехал с киллером убивать Кантора, его сына и всех их знакомых только ради того, чтобы окончательно поставить крест на и без того забытом деле? По-моему, это высосано из пальца. Если он не хотел светиться, то явно промахнулся. Учитывая количество трупов, которое он оставляет за собой, лекарство оказалось страшнее болезни.

— Д\'Изола провел неделю в Париже, — настаивала Сара, твердо настроившись довести свои рассуждения до конца. — Сегодня днем я разговаривала с начальником службы безопасности аэропорта Шарля де Голля. Именно Д\'Изола прилетел по билету, заказ которого был оформлен квитанцией, присланной Коплеру. А в Рим он улетел сегодня утром, в десять тридцать пять, примерно в то время, когда нашли тело Коплера. Еще несколько звонков, и я обязательно выйду на его след в каком-нибудь крупном отеле. Д\'Изола — наш человек, я в этом уверена.

— Тот факт, что он находился в радиусе десяти километров от места убийства, еще ничего не доказывает.

— Нет, — согласилась Сара, — но другого следа у нас нет...

Несколько секунд Лопес молчал. Потом налил себе еще один стакан виски.

— Сегодня днем мне звонил руководитель аппарата министра. Он считает, что расследование идет слишком медленно, и требует результатов. Он просил меня снять тебя с этого дела. Я сказал, что подумаю над этим предложением. Он дал мне понять, что у меня есть время до завтра, а там, если я не отправлю тебя в службу сбитых собак, нам обоим придется подбирать трупы бомжей.

— Но, послушайте, комиссар, вы же не можете...

Лопес властным жестом остановил ее.

— Отлично могу. Особенно если мне приказывает второй человек в министерстве. Я думаю, Сара, что тебе нужен отпуск. Я поступил как скотина, бросив тебя в одиночку на это дело. Оно из тебя всю кровь выпило. Ты должна отдохнуть.

— Я себя прекрасно чувствую. Уверяю вас.

Сара поставила свой стакан на столик. Потом поднялась, взяла куртку, надела ее.

— Вы хотите, чтобы я подала заявление об уходе сейчас же, или подождете до завтра?

— Сара, не цепляйся к каждому моему замечанию. Ты на последнем издыхании, это за километр видно. Я официально даю тебе недельный отпуск. И более того, будучи очень милым начальником, я дарю тебе билеты на самолет. Вот, держи...

Он вытащил из кармана конверт и бросил его на стол рядом с пустым стаканом. Сара не обратила на конверт ни малейшего внимания.

— Плевала я на ваши билеты, комиссар. Отпуск мне не нужен, и точка. Лучше дайте мне работы.

Лопес лукаво улыбнулся и уселся поглубже в кресле. Казалось, ссора доставляла ему удовольствие, что еще больше разозлило Сару.

— Комиссар, вы надо мной издеваетесь. Я ухожу. Найдите себе другую дурочку для следующих говенных расследований!

Она повернулась и пошла к двери.

— Прежде чем меня оскорблять или стрелять мне в голову, — продолжал Лопес, — ты бы хоть посмотрела, куда эти билеты.

Он нагнулся к конверту, вынул билеты и разложил их на столе.

— Ты едешь в Рим. На целую неделю. Я забронировал тебе номер в гостинице в самом центре. Это войдет в служебные расходы, и твои счета из ресторанов — тоже. Обрати внимание, я тебя не прохлаждаться отправляю. Я хочу, чтобы ты покрутилась вокруг Томмазо Д\'Изолы и поискала следы его участия в этом деле. Но соблюдай дистанцию, пока я не заручусь международной юридической помощью. Пока судья составит прошение, пройдет несколько дней. Пока что ты будешь просто туристкой, приехавшей посмотреть памятники античности. В случае проблем прикрыть тебя я не смогу.

— Не понимаю. Зачем вы это делаете, комиссар? Зачем вы берете на себя такой риск?

— Я люблю тебя, девочка. Очень люблю, потому что своим поганым характером ты очень напоминаешь мне мою бывшую жену. К тому же я ненавижу, когда мне указывают, как я должен обращаться с подчиненными. Ты не уйдешь с этого дела, пока я сам тебя не прогоню. А этот кретин из министерства может засунуть свои приказы туда, где им самое место. В любом случае, на ближайших выборах его прокатят.

Сара вдруг страшно смутилась.

— Простите, что я так вела себя... Мне не следовало так с вами разговаривать.

— Не бери в голову. Мне не понравилось бы, если бы ты позволила делать с собой что угодно и никак не среагировала. А теперь иди и отдохни. Самолет у тебя завтра, в семь утра. Тебе надо выглядеть свеженькой.

Лопес встал и проводил Сару до входной двери.

— Сара, последнее... — сказал он, открывая дверь.

— Да, комиссар?

— Никому не рассказывай, что у меня на стенах не висят афиши Синатры. Я тридцать лет потратил на создание этой легенды и хочу, чтобы она сохранилась до моего ухода на пенсию. И привези мне достаточно доказательств, чтобы упечь этого мерзавца в тюрьму на пожизненное... В память о Коплере.

Сара кивнула и положила билеты в карман куртки.

— В память о Коплере.




45


Когда я проснулся от телефонного звонка, только-только пробило восемь утра. Еще не придя в себя после вчерашних коктейлей, я не сразу вычислил собеседника.

— Алекс? Хорошо выспался?

— Гениально, — вяло ответил я, узнав голос Тененти. — С сегодняшнего дня решительно отказываюсь от фанты.

Тененти не отреагировал на последнюю реплику. Если она и показалась ему глупой, он ничем не выдал этого. Создавалось впечатление, что он в отличном настроении.

— Я уже еду, — продолжал он. — Я буду минут через десять. Подхвачу тебя перед отелем?

— Черт, Серджо... — простонал я. — Еще рано...

Это была не констатация, а мольба. Разумеется, Тененти не принял ее во внимание. Он заговорил тем нравоучительным тоном, которым отец не решался разговаривать со мной с тех пор, как мне исполнилось двенадцать лет.

— Алекс, сегодня утром у нас много дел. И надо браться за них прямо сейчас.

— Мне бы пару таблеток амфетамина, и я продеру глаза. У тебя ничего такого нет под рукой?

— Нет, но я знаю бар, где варят самый крепкий кофе на свете. Это подойдет?

— Ну, да, — неуверенно промямлил я. — Лучше, чем ничего... Серджо, открой мне твой секрет. Что ты делаешь, чтобы с утра пораньше быть в такой форме?

— А вот ты доживи до моих лет, так и не вспомнишь, когда спал всю ночь. Через десять минут?

— Встречаемся внизу, — закончил я. — Надеюсь, что в твоем баре подают чистый кофеин.

— Да уж лучше, чем какая-то химическая дрянь. До скорого.



Через девять минут, кое-как помывшись и побрившись, я вышел на улицу. Нацепив на нос темные очки, чтобы скрыть синяки под глазами, я всматривался в будущее — в данном случае в волнующий и полный неожиданностей день — с весьма умеренным энтузиазмом.

Тененти, безупречный в наряде покорителя пустынь, в бежевой куртке со множеством карманов поверх льняной рубашки, ждал меня в машине, припаркованной на пешеходном переходе.

Он тронулся с места прежде, чем я успел пристегнуться, и повернул в ближайший переулок на третьей передаче. Машину занесло, мы задели противоположный тротуар, а потом понеслись дальше в том же диком темпе.

Благотворного эффекта душа мгновенно как не бывало.

— Спокойнее... — умолял я. — Я не очень хорошо переношу утренние гонки.

Тененти, не отрывая глаз от дороги, прибавил газу. Я почувствовал горькую отрыжку в горле.

— Спасибо, что считаешься с моими проблемами, — вздохнул я.

— Ты хочешь поскорее услышать то, что я тебе должен сказать, или нет? — спросил Тененти в тот момент, когда стрелка спидометра прошла восьмидесятикилометровую отметку.

С тех пор как я познакомился с Лолой, шантаж такого рода на меня уже не действовал. Я скрестил руки, закрыл глаза и решил подождать, пока Тененти не превратится снова в того апатичного и депрессивного человека, которого я увидел двумя днями раньше в ресторане дона Франческо.

Проехав еще две улицы, он затормозил так резко, что шины заскрипели. Мое лицо замерло в десяти сантиметрах от ветрового стекла.

— Ты всегда так водишь? — возмутился я, извергнув содержимое своего пищеварительного тракта на тротуар.

— Только в тех случаях, когда пассажиру надо протрезветь.

Я не нашелся что ответить. Этот метод, явно почерпнутый из арсенала моего друга Бронко, действительно оказался эффективным. Благодаря насильственному очищению мои кишки пришли в норму.

— Серджо, у меня только одна просьба: в следующий раз будь так любезен, предупреди заранее.

— Тогда будет не так забавно. А теперь тебе нужен стимулятор. Пошли, это рядом.

Мы сели за столик на террасе крохотного бистро. Хозяин узнал Тененти и сразу принес нам две чашечки кофе. Я выпил свою одним глотком. По телу пробежал заряд энергии, что скорее объяснялось фактором внушения, чем тремя миллилитрами жидкости, налитой на дно чашки.

— Хорошие новости? — спросил я, жестом показывая хозяину, чтобы он принес мне еще одну чашку.

— Я звонил моему приятелю-комиссару по поводу твоего отца. Он весь вечер общался со своими знакомыми из министерства юстиции и секретных служб. Ему сказали что-то неопределенное относительно военного госпиталя где-то под Римом, но он еще не уверен. Он будет продолжать наводить справки. Что касается всего остального, то сегодня утром он с курьером прислал мне вот это.

И он протянул мне маленькую записную книжку. На красной кожаной обложке была выдавлена эмблема «Эрмес». В шестидесятые годы выпускали такие книжки на спирали — в них можно было каждый год вставлять новый блок. На обложке, спереди и сзади, виднелось большое темное пятно, глубоко въевшееся в кожу. Мне не потребовалось открывать книжку, чтобы понять, что это такое.

— Не очень-то он осмотрительный, этот твой приятель. Разве это не то, что принято называть вещественным доказательством?

— Она лежала в коробке в архиве. Я обещал вернуть ее, когда она уже не будет нам нужна. Если мы попросим, мой приятель принесет нам и другие личные вещи. Книжка была при Франческе в момент взрыва. Поэтому она в таком состоянии.

Он имел в виду пятно крови на обложке. Крови моей матери. Первое свидетельство взрыва, которое мне было дано увидеть с момента моего приезда в Рим. Наверное, Тененти думал, что это зрелище пробудит во мне горестные воспоминания или вызовет отвращение. Сам он притрагивался к книжке кончиками пальцев, как будто одно прикосновение могло задним числом сделать его соучастником покушения.

Но я, наоборот, прикоснувшись к этой реликвии, испытал определенное облегчение. Смерть моей матери наконец материализовалась в реальность и уже не была просто новостью, напечатанной на пожелтевшей газетной бумаге в разделе «Криминальная хроника».

Я медленно крутил в руках записную книжку. Может быть, на этих страницах я найду объяснение всему. Вся лавина разрушенных судеб сведется к нескольким буквам, побледневшим от времени. Но, при всем любопытстве, от одной этой мысли меня словно парализовало. Прошла добрая минута, прежде чем я решился открыть книжку.

Я сразу же отыскал день убийства. Найти эту страницу оказалось нетрудно — там лежала фотография, сложенная вдвое. Копия той, что хранилась в обувной коробке отца. Теперь, после того, как я побывал на месте взрыва, она произвела на меня особое впечатление — у меня сжалось сердце.

Ничто в запечатленной на ней сцене не предвещало грядущую трагедию. Мои родители казались воплощением беззаботности и радости. Они обнимали друг друга за талию и смотрели в объектив, как будто перед ними открывалась целая жизнь, полная счастья. Даже Тененти не имел ничего общего с усталым человеком, сидевшим напротив меня.

В день смерти моя мать встречалась с двумя людьми. Сначала, в одиннадцать часов, с каким-то Лантаной. Еще через полчаса — с Марио Монти. В полдень взорвалась бомба. Старая добрая драма в трех актах.

В том, что чудовищная трагедия могла свестись к двум именам, нацарапанным в блокнотике, было что-то смехотворное. Если бы не смятение, буквально лишившее меня дара речи, я бы, наверное, улыбнулся.

Наконец, Тененти прервал молчание:

— Дальше искать не надо. При встрече Марио передал ей бомбу. Это очевидно.

— А это имя, Лантана, ты его слышал?

— Вот тут дело приобретает серьезный оборот. Очень серьезный.

— В каком плане?

— Во многих. Лантана, вернее, монсеньор Лантана возглавлял Администрацию по делам наследия Святого престола с тысяча девятьсот шестьдесят первого по тысяча девятьсот семьдесят восьмой год, если я не ошибаюсь. Он занимал очень важное место в иерархическом ряду Церкви. Можно сказать, находился в самом сердце системы. Через него проходили все дела, связанные с управлением движимым и недвижимым имуществом. Он полностью распоряжался всеми финансами Ватикана. Папы умирали и сменяли друг друга, а Лантана, все более могущественный и влиятельный, оставался на своем месте.

Тененти на несколько секунд замолчал. Казалось, он колеблется.

— Я удивился, увидев его имя в записной книжке Франчески, — продолжал он. — Лантана открыто демонстрировал отвращение, которое вызывали у него наши идеи. Он никогда не скрывал своих связей с самым консервативным крылом христианских демократов.

— Так почему же моя мать отправилась на встречу с ним?

— Понятия не имею. Явно не из-за сходства политических взглядов.

— Как ты думаешь, отец знал об этой встрече?

— Сомневаюсь. Если бы знал, то помешал бы ей. Я убежден, что она это сделала по собственной инициативе. И только не понимаю зачем.

— Чтобы обсудить какое-то перемирие? Полюбовно договориться?

— Нет, это не проходит. К моменту гибели Франческа занималась политикой не так активно. Ее связи с «Красной борьбой» ослабели, и это понятно — ведь она посвящала все больше времени своей журналистской деятельности. Ее карьера только начиналась. За несколько месяцев до взрыва ее взяли на работу в небольшой журнальчик, занимавшийся расследованиями. Она не могла позволить себе тратить силы на ночные собрания и бесконечные дискуссии. И кроме того, она много возилась с тобой. Луиджи в то время не особенно проявлял отцовские чувства. Надо сказать, что он занимался в основном тем...

— Что писал статейки и ездил по миру, пропагандируя свои идеи. Я знаю...

В моих словах прозвучала горечь. Отец никогда не любил распространяться на эту тему, но я понимал, что он не мог простить себе отсутствия в Риме в день взрыва. Всецело посвятив себя политической борьбе, он в конце концов забыл о существовании собственной семьи.

Моя мать страдала от того, что оказалась отодвинутой на второй план. Конечно, ей хотелось показать, что и она заслуживает его внимания. Вот почему она решила заниматься журналистскими расследованиями.

А он ничего не увидел, ничего не понял. Как же он мог оказаться таким слепцом?

Впрочем, если хорошенько подумать, не мне было учить его проницательности. Я ведь тоже не понял, что Наталии плохо. Я так и не догадался, какие раны оставило в ней прошлое. А ведь было достаточно просто открыть глаза.

Но разве я на самом деле хотел этого? Вернее: был ли я способен разделить хоть крохотную частицу своего существования с другим человеком? Не был ли я по самой своей природе законченным эгоистом, безразличным ко всем на свете?

Да, ни к чему хорошему я пока не пришел. Мне исполнилось тридцать лет, а у меня не было ни одного близкого человека. Я проводил вечера за просмотром DVD на экране домашнего кинотеатра и курением марихуаны. Я продавал (кое-как) картины, по большей части ничтожные, по баснословным ценам. Время от времени я спал с Лолой на диване в галерее, а потом получал каблуком по яйцам. Если я не валялся мертвецки пьяный у себя в квартире, то опустошал мини-бар в гостиничном номере и нажирался под поганые телепередачи.

Нет, я не мог научить ничему. И никого.




46


После вынужденного ухода на пенсию в каноническом семидесятилетнем возрасте монсеньор Лантана, бывший секретарь Администрации по делам наследия Святого Престола, нашел прибежище в монастыре в глухой провинции, километрах в пятидесяти от Рима.

В этом месте, отрезанном от мира, расположенном на труднодоступном холме, он мог наконец посвятить свои дни размышлениям и чтению Священного Писания — в течение сорока лет высокие обязанности отвлекали его от этих занятий.

По официальной версии, его отправили в это идиллическое местечко, чтобы вознаградить за неизменную преданность, проявленную на службе у трех понтификов.

Но, по сути дела, Лантану против его воли сослали в богадельню для престарелых священнослужителей высокого ранга. Папа Иоанн Павел I, угасший через месяц после восшествия на престол, не успел принять много решений. Но первым из них стало постановление об избавлении от обузы в лице этого кардинала, выказывавшего нежелание отчитываться перед Папой и стремившегося диктовать ему свою политику.

Эта ссылка, как принято в таких случаях в Церкви, должна была стать пожизненной и предполагала полный отказ от какой бы то ни было апостолической деятельности.

Для того, кто привык железной рукой управлять всеми финансами Ватикана, удар оказался очень тяжелым. Лантана, некогда определявший политические установки Святого Престола, теперь был вынужден влачить свои дни в крохотной келье. Подчиняясь ритму молитв и постов.

Тененти позвонил в несколько мест, чтобы убедиться, что Лантана еще жив. Два часа спустя он затормозил перед воротами доминиканского монастыря Царя Небесного. Может быть, это и был дом отдыха, но располагался он в укрепленной крепости, обнесенной десятиметровой стеной с бойницами на середине высоты.

Несмотря на то что с вершины холма открывалась панорама окрестностей, мы не увидели вокруг ни одного живого существа, если не считать огромной стаи ворон, рассевшихся на деревьях вдоль дороги. В этот момент мне пришло в голову, что после поворота, находившегося километрах в двенадцати от монастыря, на нашем пути не попалась ни одна машина.

В довершение картины вокруг клубился густой, прямо-таки киношный, туман, и это делало атмосферу окончательно мрачной. Где-то поблизости безусловно бродил призрак Вильгельма Баскервильского в сопровождении верного Адсона, самого глупого из когда-либо описанных в литературе послушников.

Глядя на эту местность, я размышлял о том, куда же правители Ватикана ссылают священников, которые им не угодили? Наверняка прямо в котел с кипящим маслом или же в тюремные камеры, выдолбленные под базиликой Святого Петра, с кляпом во рту, чтобы туристы не слышали их отчаянных криков. Теперь я начинал лучше понимать суть кризиса религиозных призваний.

Тененти подошел к воротам, поднял и отпустил тяжелый бронзовый молоток, глухо стукнувший по дереву. Звук, словно смягченный туманом, растворился во влажном воздухе. По ту сторону ворот ничто не нарушало тишину.

Это место пугало меня. Я попытался уговорить Тененти развернуться и уехать обратно в цивилизованный мир.

— Серджо, я продрог. Давай уедем... Сейчас выяснится, что они тут умерли один за другим, а у последнего не было сил предупредить власти. Все о них забыли, и трупы медленно разложились. «Ты прах...» и все такое. Ты же это знаешь. Давай я угощу тебя завтраком. Где-нибудь поблизости наверняка есть симпатичная таверна.

Тененти не удостоил меня ответом и не шелохнулся. Он так и стоял, уставившись на ворота.

— Серджо, кончай дурить! — настаивал я. — Не можем же мы торчать тут все утро! Поехали отсюда. Какое-то зловещее место.

Эти слова не произвели на моего спутника ни малейшего впечатления. Я всегда думал, что самое упрямое существо на свете, не желающее подчиняться разумным советам, — это Лола. Я ошибался.

Вопреки всем ожиданиям, Тененти постучал в ворота еще раз. Когда смотровое оконце приоткрылось и в нем показались два темных глаза, на его лице не отразилось никаких особенных эмоций. Из маленького отверстия послышался замогильный голос:

— Наш монастырь не принимает посетителей. Уезжайте туда, откуда приехали.

Сухой щелчок — и оконце захлопнулось. Ничего не скажешь, эти ребята отлично продумали все эффекты.

Тененти снова взялся за молоток. На сей раз долго ждать не пришлось. В оконце снова появились глаза привратника.

— Я же вам сказал, что...

— Мы приехали повидаться с монсеньором Лантаной, — перебил его Тененти.

— Это невозможно. Все братья участвовали во вчерашней вечерне. Его высокопреосвященство молился вместе с нами всю ночь. Сейчас он не в состоянии принимать посетителей.

— Скажите ему, что мы приехали по поводу взрыва пятнадцатого мая тысяча девятьсот семьдесят восьмого года. Может быть, его высокопреосвященство согласится выслушать то, что мы собираемся сказать ему?

Привратник заколебался, но потом понял, что Тененти не сдвинется с места, пока не добьется своего.

— Подождите немного.

Мы услышали скрип его шагов по гравию. Через несколько минут ворота наконец открылись. Привратник в темной накидке, надетой поверх сутаны из грубой ткани, пропустил нас внутрь.

— Наш настоятель, отец Гаяццо, ждет вас в своем кабинете. Прошу следовать за мной.

Мы пересекли двор и вошли в главное здание. Внутри монастырь выглядел не более приветливо, чем снаружи. Судя по всему, монахи не имели ни малейшего понятия о современных удобствах. Несколько лампочек под потолком слабо освещали балки коридора, по которому нас вели. Несмотря на весну, здесь царил леденящий холод.

— У вас никогда не топят? — спросил я у нашего проводника.

— Мы здесь не для того, чтобы вкушать ничтожные радости существования. Холод — это ничто в сравнении со страданиями, которые претерпел Господь наш. Условия, в которых мы живем, всех нас совершенно устраивают.

Он снова замолчал и продолжал петлять по коридорам. Наконец он остановился перед открытой дверью.

— Это здесь. Соблаговолите войти, пожалуйста.

В комнате нас ожидал другой монах. Ему было лет шестьдесят, и выглядел он сурово — вроде людей, которые позволяют себе улыбнуться раз в году, когда после долгих месяцев воздержания пропускают наконец глоточек безалкогольного пива.

При нашем появлении он не встал, а просто указал нам на стулья, стоявшие напротив его письменного стола.

— Я — отец Гаяццо. Я имею честь ведать судьбами здешнего монастыря. Ради чего вы бы хотели увидеть монсеньора Лантану?

— Мы расследуем теракт, унесший жизнь матери моего спутника, — ответил Тененти, чье спокойствие нимало не поколебалось, несмотря на очевидную враждебность хозяина кабинета. — Когда взорвалась бомба, она возвращалась после встречи с его высокопреосвященством. Мы хотели бы узнать, о чем они беседовали.

— И когда произошел этот теракт?

— В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году, за несколько месяцев до его ухода на пенсию.

— Понятно... Сомневаюсь, что уместно было бы нарушать покой его высокопреосвященства из-за таких давних историй. Он уже очень стар. Найдя убежище в этих стенах, он отринул все воспоминания о своей предыдущей деятельности. Сегодня монсеньор Лантана — безымянный монах, затерявшийся среди своих братьев. Лучше будет оставить его в покое, вы должны прекрасно понимать это.

Несмотря на полную неискушенность в церковной риторике, я вроде бы понял, что таким образом отец Гаяццо сформулировал решительный отказ. Я пожалел, что не захватил с собой журналы, в которых меня называли убийцей. Может быть, этот святой человек, исполненный высокомерия, снизошел бы до наших проблем, если бы понял, что перед ним — законченный психопат.

Я очень хотел доказать, что не зря заслужил такую репутацию, но Тененти не дал мне возможности проявить мои новые таланты. Неизменно управляя своими эмоциями, он заговорил прежде, чем я успел среагировать.

— Я вижу, что ваш монастырь — настоящая крепость, отец Гаяццо. Монсеньор Лантана — не единственный, кто нашел здесь убежище. Мне показалось, что я узнал человека, приведшего нас к вам — некогда он был очень известен. Ведь перед тем, как перевоплотиться в доминиканца, ваш привратник служил наемником, не так ли? И если мне не изменяет память, еще до того, как он отправился свирепствовать в Африку, в Италии его разыскивали за убийство, совершенное во время кражи со взломом? Когда же это было? Где-то в середине восьмидесятых, правильно?

Самонадеянность отца Гаяццо сразу же испарилась.

— Вы ошибаетесь... — пролепетал он. — Вы с кем-то спутали этого человека...

— К великой радости, жизнь порой преподносит нам счастливые случайности. В тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году, когда я повстречал этого господина, я и сам находился в Анголе. Он попросил меня сфотографировать его перед трупами двух сторонников президента Агостиньо Нетто, которых только что замучил до смерти. В то время он командовал личной гвардией повстанца Йонаса Савимби. Я и не знал, что он пережил такое прекрасное перевоплощение. Если хотите, я могу прислать это фото вам, а нет — так в компетентные органы.

Тененти расслабился и, не моргая, уставился на монаха. Потом он слегка кивнул головой, как будто в голову ему внезапно пришла какая-то идея.

— Кстати, отец Гаяццо, а вашим вышестоящим известно, что вы прячете у себя преступника? Заметьте, они, безусловно, закрывают на это глаза. Этот мерзавец, наверное, оказал им какие-то ценные услуги, раз его так скрывают. Да, если подумать хорошенько, наверное, мне надо при встрече рассказать об этом друзьям-журналистам.

— Хорошо, — согласился монах, — можете не продолжать. Вы увидите монсеньора Лантану. В любом случае никакой пользы от этой встречи вы не получите.

— Что вы имеете в виду?

— Время поработало над ним, как и надо всеми нами. Монсеньор очень сдал. Ему отказали ноги, руками он едва владеет. Кроме того, пострадали и его умственные способности. Он испытывает огромные трудности с выражением своих мыслей и плохо понимает, что ему говорят. Может быть, он даже не заметит вашего присутствия. Ну, я вас предупредил...

Отец Гаяццо поднялся, сопровождаемый сухим шуршанием ткани. Как и привратник, он был одет в простую черно-белую сутану, доходившую почти до пола. Он провел нас к келье, расположенной на втором этаже монастыря, прямо над галереей.

Он не обманул нас относительно состояния кардинала Лантаны. Прелат, сидя в инвалидном кресле лицом к окну, с полуприкрытыми глазами, созерцал горизонт. Трудно было сказать, смотрел ли он на что-то конкретное, или его взгляд неопределенно блуждал по бескрайним далям.

— Монсеньор, к вам гости, — сообщил отец Гаяццо.

Кардинал никак не отреагировал. По его телу лишь пробежала легкая дрожь, почти незаметная под пледом, прикрывавшим его от плеч до ног.

— Эти господа хотят задать вам несколько вопросов, — предпринял новую попытку отец Гаяццо. — Я взял на себя смелость привести их к вам.

Казалось, кардинал его не услышал. Никак не отреагировал он и на то, что в нескольких метрах от его окна пролетела пара ворон.

Отец Гаяццо указал пальцем на усохшее тело бывшего администратора Святого Престола.

— Вы видите, я не солгал вам, описывая состояние, в котором пребывает его высокопреосвященство. Ничего больше сделать для вас я не могу.

— А вы уверены, что он жив?

В ответ на мою скверную шутку отец Гаяццо только пожал плечами. Потом он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Я подошел к окну и присел на корточки возле кресла.

— Монсеньор Лантана... Монсеньор...

Старик не ответил. Только равномерное движение его грудной клетки при каждом вдохе доказывало, что он еще не умер.

Далеко ушло то время, когда это человек железной рукой устанавливал порядки в Ватикане. Теперь от монсеньора Лантаны осталась лишь пустая и бесполезная оболочка.

Я положил руку ему на плечо и осторожно потряс его.

— Монсеньор, проснитесь.

Старый священник что-то пробурчал. Он повернул ко мне изможденное лицо, обрамленное длинными седыми прядями, и устремил на меня невидящий взгляд.

— Монсеньор... — продолжал я. — Меня зовут Алекс Кантор. В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году вы встречались с моей матерью, непосредственно перед ее гибелью. Я пытаюсь понять, почему ее убили. Вы слышите меня, монсеньор?

Старик по-прежнему молча смотрел на меня.

— Постарайтесь припомнить, монсеньор. Это было пятнадцатого мая тысяча девятьсот семьдесят восьмого года. Мою мать звали Франческа. Франческа Поцци. Она погибла при взрыве. Она была активисткой «Красной борьбы».

Последние слова словно бы пробудили в Лантане какие-то воспоминания. В его глазах появился неясный проблеск сознания.

— «Красная борьба», — настойчиво повторял я. — В тот день вы принимали мою мать. Я хотел бы знать, о чем вы беседовали.

Монсеньор Лантана явно силился что-то сказать. Его рот беспрестанно открывался и закрывался, но из него не выходило ни одного членораздельного звука.

— Сделайте усилие. Вам уже почти удалось...

Скрюченные пальцы старого священника поднялись к моему лицу. Они скользнули по моей щеке, потом сомкнулись на воротнике моей рубашки.

Наконец, в крошечной келье зазвучал голос, дрожащий и почти неслышимый.

— Парки... — с трудом произнес он. — Это все они...

Я прочел в его зрачках, что ясность сознания вот-вот оставит его. Я предпринял последнюю попытку помешать ему снова впасть в оцепенение.

— Вспомните. Что произошло в тот день?

Но кардинал Лантана уже не слышал меня. Его рука разжалась и упала вдоль тела, а грудь снова начала мерно вздыматься.

— Я не понимаю, — настаивал я. — При чем тут Парки?

— Алекс, оставь его в покое, — сказал Тененти. — Ты же видишь, что больше из него ничего не вытащить. Этот чертов Альцгеймер уже разобрался с его мозгами.

Он помог мне подняться и довел меня до двери. Я машинально следовал за ним по лабиринту ледяных коридоров. Мы дошли до машины, не встретив ни одной живой души. Даже привратник с темными глазами покинул свой пост.

На протяжении всего пути обратно я размышлял над абсурдом ситуации. Я проделал весь этот путь для того, чтобы услышать, как выживший из ума старик лепечет что-то из греческой мифологии.

И от сознания того, что истина была так близко, что она затерялась в каких-то умирающих нервных окончаниях, мне хотелось выть.




47


В середине дня нам предстояло встретиться с антикваром. Тененти поставил машину перед лавкой и пошел вместе со мной. Мы застали толстяка за беседой с четой японских туристов, которых заинтересовал эмалевый ковчежец размером не больше обувной коробки.

Он прервал описание достоинств своего товара, чтобы приветствовать нас:

— Входите, друзья мои! Устраивайтесь вот здесь, на стульях, сейчас я закончу с этими господами и буду в вашем распоряжении.

Антиквар повернулся к покупателям и снова заговорил о шкатулке. Он предусмотрительно поставил ее недалеко от статуэтки Мадонны, которая произвела на меня такое впечатление накануне. Отпугивающий эффект подействовал: японцы изо всех сил старались не смотреть в сторону фигурки и предпочитали сосредоточиваться на ковчежце.

За несколько минут все решилось. Улыбающиеся японцы вышли из лавки, счастливые от сознания того, что вложили свои сбережения в такой ценный сувенир.

— Только не говори, что этот ковчежец подлинный, — сказал Тененти антиквару. — Или это первый подобный случай.

Тот пожал плечами.

— Ох... Они просто-таки сияли, выходя от меня, разве нет? Это самое главное. Может, этот ковчежец сделали не в восемнадцатом веке. Может, он даже не принадлежал венецианскому дожу, как я им сказал. Но, в худшем случае, речь идет об очень хорошей копии, сделанной месяц назад одним мастером, который живет через две улицы. Стоя у них на камине, она будет производить впечатление. А большего их гостям и не нужно. Да и вообще, за три тысячи долларов они вряд ли найдут что-то лучше.

Ремесло галериста сразу же показалось мне не таким отталкивающим. Я все-таки продавал подлинники. Ужасные, дорогущие, но подлинники.

— Вы что-нибудь выяснили по поводу моей картины? — спросил я. — Это тоже фальшивка?

— Ни в коем случае. Это картина некоего Орацио Борджанни, художника, работавшего в Риме примерно в тысяча шестьсот сорок восьмом году. Его нельзя назвать бездарным, так, средненький художник, без искры Божьей. Он поставил на конвейер производство портретов местной знати, вроде этого. К счастью, после смерти его имя быстро забыли. По словам специалистов, с которыми я консультировался, эту картину можно назвать его шедевром, по сравнению с бесчисленной мазней, которую он оставил потомкам.

— Короче говоря, в руки Франчески попала единственная мало-мальски стоящая картина второразрядного художника? — вмешался Тененти.

— Да, печальную действительность можно описать именно так. Сама по себе эта картина не представляет значительной ценности ни с художественной, ни с коммерческой точки зрения. Однако, и именно это, без сомнения, наиболее интересно, данное полотно некогда находилось в государственной коллекции. Рентген ясно показал, что инвентарный номер записали, причем, надо сказать, неплохо. Невооруженным глазом ничего и не увидишь.

— И тем самым картина вновь обрела девственность, — прокомментировал Тененти. — Неплохо...

— Это классическая фальсификация. Когда крадут картину, прежде всего стирают следы ее происхождения и перепродают как принадлежащую частному коллекционеру. Достаточно сказать, что владелец пожелал остаться неизвестным по причинам, связанным с налогами или просто из вполне допустимой скромности. Если подновление сделано хорошо, как в данном случае, никто ничего не заметит. Но конечно, такой прием может успешно сработать только в случае относительно неизвестных произведений. Ваша картина полностью соответствует этому требованию. Никто не станет морочиться с дорогостоящими и долгими проверками ради такого малоценного полотна. А вот с известными художниками так поступить нельзя, потому что существует опись всех их произведений, даже самых незначительных. Тот, кто выбрал Орацио Борджанни, попал в яблочко: художника мало кто знает, а картина очень неплохая, хотя и не исключительная. На ней можно недурно подзаработать, не подвергаясь особому риску. Я бы и сам выбрал именно такого рода картину.

Антиквар демонстрировал такое знание предмета, что я с трудом удержался, чтобы не спросить, не производились ли подобные манипуляции над всеми картинами в его лавке? Однако я ограничился техническим вопросом:

— А как можно узнать, откуда украли картину?

— Никак, разве что вдруг повезет.

— Гениально... — простонал я, поняв, что потерял последний след.

— Но я должен вам кое в чем признаться, — продолжал толстячок. — Мне всегда везет до неприличия. И я знаю, откуда взялась эта картина.

Услышав это двойное признание, мы с Тененти просто окаменели. А лицо антиквара расплылось от удовольствия.

— Вот на что я тут наткнулся, — сказал он, показывая на старую книгу. — Посмотрите-ка на этой странице.

Он открыл том примерно на середине и положил перед нами. Сомнений не оставалось. Перед нами была репродукция картины моей матери с подписью: «Орацио Борджанни. Автопортрет».

— Вот черт... — Тененти, как всегда, выразился лаконично. — Где ты это раскопал?

— Это опись ватиканских коллекций, составленная в тысяча восемьсот двадцать пятом году. Хранителю пришла в голову отличная идея — он собрал гравюры всех произведений, которые казались ему важными, наверняка для личных целей. Эта книжка уже много лет пылилась у меня в углу. А вчера, когда вы принесли мне картину, она показалась мне знакомой, вот я и посмотрел наудачу — и правильно сделал.

Если бы его лицо не так лоснилось от пота, я расцеловал бы его, чтобы выразить свою радость. Но ему пришлось довольствоваться менее показной формой выражения благодарности, а именно — широкой улыбкой и одобрительным покачиванием головой.

— Итак, эта картина принадлежала Ватикану. Но как же она попала к моей матери?

— Главная ценность этой картины, как я вам уже сказал, заключается не в ее художественных достоинствах или стоимости. Но есть нечто, придающее ей особую прелесть. Когда я понял, что она находилась в папской коллекции, я отправился в музейные архивы и провел кое-какие расследования. Оказалось, что эта картина нигде не числится — ни среди выставленных картин, ни среди хранящихся в запасниках, ни среди проданных. Учитывая, как тщательно администрация Святого Престола следит за тем, чтобы все было записано, это не может не вызвать удивления. Я пришел к выводу, что кто-то специально стремился уничтожить все доказательства существования этой картины. Но такое мог сделать только человек «изнутри». Ведь пришлось стереть файлы в компьютере и уничтожить все следы в записях.

— Как по-твоему, — вмешался Тененти, — зачем это сделали?

— А зачем столько трудов, если речь не идет о продаже? Конечно, не об официальной продаже. В таких делах все делается в строжайшем секрете. Покупатель может заподозрить, что ему продают краденую картину. Но он платит половину ее реальной стоимости и не задает никаких вопросов. И все получают выгоду.

Антиквар зажег сигарету и воспользовался в качестве пепельницы этрусским горшочком для румян. Последние сомнения относительно подлинности выставленных товаров исчезли.

Сознание того, что единственным произведением, не произведенным в прошлом году, была неоготическая желто-зеленая Мадонна, вселяло в меня глубокую радость.

— Но есть кое-что и поинтереснее, — продолжал антиквар. — Увидев это, я составил список работ такого типа, перечисленных в моем каталоге: неизвестные художники, полотна, пролежавшие в каком-нибудь углу сто или двести лет, наконец, картины, которые легко продать... Я нашел штук двадцать, и шесть из них разделили судьбу автопортрета Борджанни, то есть исчезли в неизвестном направлении.

— Так значит, это не отдельный случай, — заключил Тененти. — Для такого дела нужна хорошая организация. Надо вынести картину из музея, отнести к надежному реставратору и уничтожить следы в архиве.

— Самое сложное не это. Труднее всего найти клиентов. Коллекционер привыкнет к картине с записанной датой, если она ему нравится и досталась по сходной цене. Но если он не совсем идиот, он не станет рисковать еще раз и не возьмет другую такую же картину. Тот факт, что подобные операции проделывались неоднократно, означает наличие большого числа потенциальных покупателей. Я не должен объяснять вам, что в этом случае невозможно давать объявления в газетах...

Антиквар на мгновение умолк. Увидев, что ни один из нас не реагирует, он продолжил свои объяснения:

— Мелкий музейный служащий не мог бы проделать все это в одиночку. Мы имеем дело с хорошо выстроенной организацией, действовавшей в течение долгих месяцев, если не лет, и ни разу не попавшейся. Я не могу представить, чтобы хранитель ничего не заметил. Конечно, если только он намеренно не закрывал глаза.

— И вы думаете, что с помощью этой системы удалось хорошо нажиться? — спросил я.

Он поскреб свою лысину, потом раздавил окурок в этрусском горшочке.

— Ватиканские коллекции чрезвычайно богаты. Даже если они продали какую-то ничтожную часть картин из запасников, общая выручка должна исчисляться сотнями тысяч, если не миллионами евро. Со времен продажи папских индульгенций большего жульничества не было.

— И куда же шли деньги?

Антиквар воздел глаза к небу, словно желая сказать, что пути Господни неисповедимы, особенно когда речь идет о деньгах.

— А ты вспомни, что нам сказал Дориан, — вмешался Тененти. — В то время самое консервативное крыло Церкви опасалось усиления влияния марксизма в Европе. Они участвовали в разработке стратегии террора, оплачивая такую погань, как Дориан с его подручными. А для этого им были нужны деньги, очень много денег. Главное — чтобы никто не догадался об их происхождении. Для финансирования этой борьбы им уже не хватало фальшивых счетов, мелких растрат то там, то тут. И тогда они напрягли мозги и придумали вот такую торговлю предметами искусства. С того момента, как в игру вступил Лантана, отмывание пошло на ура. Да и кто поручится, что это не он придумал всю систему?

В этот момент я вдруг вспомнил, о чем несколько дней назад рассказывал мне отец.

— Подожди-ка, Серджо... Отец мне сказал, что Марио Монти работал в музейном архиве. Ты это помнишь?

Тененти кивнул:

— Он там работал несколько лет. И все время жаловался. Ему осточертело сидеть часами в закрытой комнате и перекладывать старые бумаги.

— Еще бы... Наверное, ему пришлось попотеть, уничтожая следы проданных тайком картин. Он был под колпаком у секретных служб. Они заставили его сотрудничать с заказчиками этой торговли. А моя мать ни о чем не догадывалась. Она наверняка попросила его что-то выяснить для нее на месте и ни на секунду не подозревала, что он способен ее предать.

— А зачем же в таком случае она встречалась с Лантаной?

— Может быть, она не понимала масштабов этой торговли. Она, скорее всего, решила, что речь идет о простой растрате, что какой-то хранитель или архивист придумал эту систему, чтобы подзаработать. И тут никак нельзя было обойтись без секретаря Администрации по делам наследия Святого Престола, то есть Лантаны. Именно он выдавал необходимые разрешения на проведение расследований на таком уровне. Наверное, она сказала ему, что знает о некоторых злоупотреблениях, совершаемых в музее, и пригрозила, что расскажет о них, если он не позволит ей продолжать расследование.

— Ты кое-чего не учитываешь, Алекс... Если Лантана находился на самом верху этой организации, а Монти — в самом низу, то ведь существовало и промежуточное звено. Монти отчитывался перед кем-то в самом музее. Он не обладал полномочиями на вынос картин из запасников. Он был простым исполнителем.

Антиквар нарушил молчание:

— В музее очень строгие правила. Запасники надежно заперты. Вынести картину и при этом остаться незамеченным невозможно, если только не подкупишь огромное количество охранников. Разрешение на вынос картины из запасников может дать только главный хранитель.

— А кто был главным хранителем в семьдесят восьмом году? — спросил я. — Вы знаете его имя?

Коротышка кивнул головой:

— Ну конечно. В последние дни это имя можно услышать в Риме на каждом углу. А в то время он был всего лишь правой рукой Лантаны, его заранее назначенным преемником. С тех пор он хорошо продвинулся по службе. «Ватиканский Кеннеди» — это прозвище вам что-то говорит?




48


Томмазо Д\'Изола, ведущий акционер «Банко Романе» ненавидел любые неожиданности. Кстати, он был уверен, что своими финансовыми успехами во многом обязан этой черте характера. Страсть к планированию была у него в крови. И в его расписании, неделю за неделей, не появлялось никаких изменений, пусть даже на минуту.

Каждое утро, ровно в семь часов, к его дверям подъезжал служебный «бентли-континенталь», на котором он отправлялся в бар отеля «Эксельсиор». Там, усевшись за столик в глубине зала, Д\'Изола наслаждался смесью китайских чаев, специально приготовленной для него фирмой «Мариаж фрер», а затем на полчаса углублялся в чтение газет, не обмениваясь ни с кем ни словом, ни взглядом.

В семь сорок он отправлялся в банк, куда, в зависимости от загруженности улиц, приезжал в интервале от семи сорока трех до семи сорока семи. С восьмым ударом часов секретарша подавала ему список дел на текущий день и одаривала его вежливой улыбкой, на которую он никогда не отвечал.

После этого начиналась утомительная череда посещений — партнеры, сотрудники, клиенты, просители и всякие докучливые особы. В полдень Д\'Изоле приносили из ресторанчика, находившегося возле банка, поднос с едой. Выпив кофе, он снова принимался за повседневную работу.

В восемнадцать тридцать секретарша в последний раз заходила к «коммендаторе», чтобы пожелать ему приятного вечера, и оставляла его одного в кабинете; оттуда он выходил в восемь вечера и снова отправлялся в бар «Эксельсиора». Он выпивал один или два коктейля в компании старых друзей, мультимиллионеров, как и он сам, а потом поднимался в номер, который держал за собой круглый год, чтобы принять душ и переодеться.

Раз в неделю девушка по вызову, литовка, внешне отдаленно напоминавшая двадцатилетнюю Джину Лоллобриджиду и называвшая себя Мэрилин, одаривала его небескорыстными ласками.

Д\'Изола не встречался ни с одной женщиной, кроме Мэрилин. Его не интересовали клубы стрингеров, интимные вечеринки для людей высшего света, сборища вуайеристов или малолетние проститутки. По правде говоря, с его состоянием он мог бы удовлетворить такие фантазии, в сравнении с которыми степень его извращенности казалась просто смешной.

После двух дней слежки Сара Новак уже имела полное представление о личности своего подозреваемого: Томмазо Д\'Изола был скучнейшим человеком на свете — такими бывают только старые банкиры, пресыщенные адвокаты и профессора латыни, приближающиеся к пенсионному возрасту.

Она могла бы наблюдать за банкиром все лето и так и не дождаться, чтобы он хоть в чем-то изменил своему распорядку дня.

Настало время брать инициативу в свои руки.

Фамильный особняк Д\'Изолы, как и все старые постройки такого рода, представлял собой сущий кошмар с точки зрения установки современных охранных систем. Высота решетки, окружавшей сад, не превышала двух с половиной метров, и она вряд ли могла отпугнуть незваных гостей.

Устранить этот конструкторский недочет можно было одним-единственным образом: расставить по всему парку датчики движения. Томмазо Д\'Изола установил их штук двадцать, но вскоре отключил, когда выяснилось, что на работе этих устройств плохо отражались ночные перемещения многочисленных соседских кошек.

Ухватившись за решетку с затупленными кольями, Сара подтянулась и перемахнула на другую сторону. Стараясь не выходить из-под прикрытия парковых деревьев, она добежала до задней двери особняка.

Как она и рассчитывала, эта дверь не была заперта. Она проникла в дом и спряталась в стенном шкафу недалеко от входа.

В течение дня в особняке находилась только горничная, но вскоре после семи вечера ушла и она. Включив систему сигнализации, она заперла за собой дверь. Сара вышла из своего убежища и начала обшаривать жилище банкира.

За час она изучила все три этажа дома, но не обнаружила ничего интересного. Оставался последний шанс уйти не с пустыми руками. В ходе осмотра она увидела небольшое строение, примыкавшее к основному зданию, видимо, личную часовню, пройти в которую можно было через библиотеку; дверь была заперта на ключ.

При поступлении на службу в криминальную полицию Сара в качестве приветствия получила от комиссара Лопеса несколько полезных советов. Первый из них, которому она с тех пор следовала буквально, чаще всего в ущерб своему прямому начальнику, состоял в том, чтобы никогда не позволять вышестоящим садиться себе на голову.

Второй касался поведения в отношении закона. Лопес рекомендовал рассматривать закон не как супругу, верность которой надлежит хранить на протяжении всей жизни, а скорее как старую любовницу, которая начнет возмущаться только в случае явной измены. Иными словами, Саре предписывалось следить, чтобы другие соблюдали закон, но сама она не была обязана строго следовать ему при любых обстоятельствах.

Помня об этом наставлении, она вскрыла старый заржавленный замок и остановилась на пороге часовни.

Ничего подобного она не видела в своей жизни. Часовня была совершенно пуста, если не считать кожаного кресла и огромного плазменного экрана, установленного на алтаре. Между этими двумя предметами Томмазо Д\'Изола поместил цифровую камеру, подключенную к экрану. Сара опустилась в кресло и нажала кнопку «пуск». На экране появились бедра какой-то женщины.

Невыносимо медленно камера скользила вдоль ее обнаженных ляжек, задержалась на лобке, потом поднялась до запястий, прикованных наручниками к кровати. И наконец, объектив задержался на неподвижном лице.

Наталия Велит лежала с широко раскрытыми глазами. Она уже не дышала.

Сара, с трудом сдерживая дрожь, включила кассету на перемотку и начала просмотр сначала. Съемку начали в тот момент, когда Наталия под руку с Луи Фаргом вошла в свою квартиру. Она смотрела перед собой невидящими глазами и спотыкалась, хотя адвокат и поддерживал ее.

Он за руку доволок ее до спальни. Бросил на кровать, раздел и овладел ею, не встретив ни малейшего сопротивления. Наталия в полубессознательном состоянии позволяла делать с собой что угодно. Когда Фарг кончил, она приглушенно вскрикнула, а потом снова погрузилась в небытие, в то время как адвокат встал и начал одеваться в углу.

Затем, нервно махнув рукой своему сообщнику, он исчез из поля зрения камеры. Спустя несколько секунд глухой хлопок двери возвестил о его уходе. Оператор поставил камеру на треножник у изножья кровати, потом подошел к Наталии. Сара сразу же узнала Томмазо Д\'Изолу. Банкир приблизился к распростертому на кровати телу и ударил молодую женщину по лицу, чтобы привести в чувство.

Наталия слабо застонала. Д\'Изола обратился к ней на безупречном французском, с едва заметным акцентом:

— Где картина?

Казалось, Наталия не поняла вопроса. Ее глаза на мгновение задержались на лице говорившего, потом она снова уставилась куда-то в потолок.

Д\'Изола снова ударил ее по щеке, на сей раз сильнее. Наталия снова застонала. Д\'Изола схватил ее за волосы и повернул лицом к себе.

— Я хочу знать, где находится эта картина.

— Какая... картина?

— Автопортрет Орацио Борджанни. Та, что на фотографии. Я потерял ее из виду двадцать пять лет назад и вдруг обнаруживаю на обложке журнала мод. И ты стоишь перед ней. Где она? В этой квартире?

— Нет... Не здесь...

— А где?

— Алекс... галерея... — пролепетала Наталия.

Д\'Изола выпустил волосы молодой женщины, и ее голова тяжело упала на подушку.

— Хорошо, дорогая. Ты умница. За то, что так хорошо вела себя, я тебе устрою такой кайф, которого у тебя еще не было. Летать будешь. Только вот потом взорвешься. Тебе понравится, вот увидишь... А уж я прослежу за твоим полетом, — добавил он, указывая на камеру.

Д\'Изола достал из кармана шприц. Перехватив руку Наталии резиновым жгутом, он ввел содержимое шприца ей в сгиб локтя. Потом подошел к камере, снял ее с треножника и встал прямо над своей жертвой.

Он взял ее лицо крупным планом. Под действием кокаина, растекающегося в ее крови, Наталия заулыбалась. Закрыв глаза, она отдавалась умиротворяющему действию наркотика. Губы приоткрылись, изо рта вырывались хриплые стоны.

Внезапно ее дыхание участилось. Улыбка превратилась в гримасу боли — она начала задыхаться. Несколько мгновений она пыталась подняться, напрягала изо всех сил запястья, чтобы освободиться от мертвой хватки наручников. Самое ужасное состояло в том, что первый наркотик уже не действовал и она полностью отдавала себе отчет в происходящем.

Секунд через двадцать ее движения стали замедляться. Кожа приняла синеватый оттенок. Тело Наталии Велит застыло в той самой позе, в которой Томас Кемп найдет его на следующее утро.

Картинка стала менее четкой, потом исчезла. На плазменном экране застывшие черты Наталии Велит уступили место странному туману из мельчайших точек. Сара, по-прежнему сидевшая в кресле, не могла шевельнуться. Она чувствовала себя замаранной тем, что увидела. Ей даже не хотелось верить в реальность этого гнусного фильма. По ее щекам текли слезы, но она даже не подняла руку, чтобы вытереть их.

— Судя по всему, мое кино вам понравилось.

Голос прозвучал из-за ее спины, с порога часовни.

— Если вас заинтересует, я запечатлел также и смерть вашего друга Коплера. Вы ведь капитан Новак, не так ли?

Сара медленно повернулась. В дверях с револьвером в руке стоял Томмазо Д\'Изола.

— Коплер говорил мне о вас перед смертью. Он предупредил, что вы будете преследовать меня и здесь. Я ждал вас. Мои люди вычислили вас, как только вы сошли с самолета, и пасли вас все то время, пока вы выслеживали меня. Судя по всему, им удалось сделать это менее заметно, чем вам. Вот ведь ирония судьбы, вам не кажется?

Сара злилась на себя: надо же, попалась, как новичок! Банкир, казалось, веселился при виде ее разочарования.

— Какой же вы подлец! Вы убили Наталию и Коплера...

— И Фарга, конечно, тоже, можете быть уверены. В его случае мне, к сожалению, пришлось действовать в спешке, так что его убийство я не заснял. Поверьте, это меня очень расстраивает, но еще немного — и вы поняли бы, что он замешан в этом деле. А если бы вы его задержали, этот дурак тут же выболтал бы вам мое имя, чтобы снять с себя часть ответственности. Этого я не мог допустить. Мне пришлось импровизировать. Впрочем, я даже горжусь результатом. Видели бы вы выражение его лица, когда я приставил пистолет к его виску! Какая жалость, что я не мог записать!

Д\'Изола говорил спокойно, не подбирая слова, не задумываясь.

— Ну а раз уж мы составляем список моих жертв, можете внести в него и Франческу Поцци, подругу Луиджи Кантора. Это я придумал возложить на нее ответственность за покушение, в котором она погибла. Если вас это интересует, я сохранил несколько чудесных снимков того взрыва.

Д\'Изола уже не наставлял револьвер на Сару. Теперь дуло было направлено в пол, примерно в метре от него. Саре вполне хватило бы времени выхватить собственный «магнум» тридцать восьмого калибра и всадить ему пулю в лоб прежде, чем он успел бы среагировать.

Она поднесла руку к кобуре на поясе. Но ее ждала неприятная неожиданность: там, где должно было находиться оружие, рука нащупала лишь пустоту. И тут Сара вспомнила, что статус туристки исключал возможность путешествия со служебным оружием. Она проклинала себя за то, что оставила револьвер дома, на тумбочке у кровати.

Теперь у нее оставался только один шанс: выиграть время и посмотреть, что предпримет Д\'Изола.

— Но ведь не убивали же вы всех этих людей только ради удовольствия заснять их агонию? — спросила она банкира. — У такого упорства должна быть какая-то причина?

Д\'Изола присел на корточки перед креслом и приставил дуло пистолета ко лбу Сары.

— А с каких это пор для убийства требуется повод? Большинство нам подобных влачат такое жалкое существование! Сокращение их числа — это же почти благотворительность. Как вам кажется, вы принадлежите к числу подобных паразитов, капитан Новак?

— Вы совсем спятили.

— Да нет же, послушайте... Ну, что касается моих последних жертв, то их убийство мне заказали. У меня не было выбора, иначе я сам оказался бы в удобном гробу. У меня был старый должок, который всплыл внезапно, когда драгоценной Наталии пришла в голову злосчастная идея позировать на фоне картины, которую мне полагалось уничтожить двадцать пять лет назад. Нет нужды объяснять вам, что человек, поручивший мне это в то время, очень рассердился, узнав, что я солгал ему. И мне пришлось пообещать ему, что я доведу работу до конца.

Сара чувствовала, как ледяная сталь пистолета скользит по ее виску. Банкир сдвинул дуло еще на несколько сантиметров и остановился на ее скуле.

— Мне еще не удалось добыть картину, — продолжал он, — но я надеюсь, что в самом ближайшем будущем мои усилия увенчаются успехом. И в этом мне поможете вы, капитан Новак. Не правда ли, это замечательно?




49


Я находился в Риме уже три дня, но до сих пор не имел никаких известий об отце. Накануне Тененти целый вечер звонил кому-то, однако выяснить, где его содержат, ему не удалось. Его другу-комиссару повезло не больше. История насчет военного госпиталя оказалась чистейшей воды выдумкой.

Казалось, отца поместили под какой-то свинцовый колпак. Никто не знал, где он находится и как себя чувствует. С той минуты, как самолет, зафрахтованный министерством внутренних дел приземлился на итальянской территории, никакой информации не просочилось. Оставалось только гадать, знает ли вообще кто-нибудь, куда его отправили.

Чтобы не киснуть в номере, я решил сосредоточиться на своей профессиональной деятельности. Я отправился в аэропорт, чтобы принять ящики с деталями бертеновского идола «Кэмпбелл».

Впервые в жизни Лола сделала все как следует. У грузового самолета меня ждал мебельный фургон и необходимый персонал, то есть пять великанов, самый маленький из которых был двухметрового роста и весил сто тридцать килограммов.

Куски идола были расфасованы по трем ящикам высотой с меня. После примерно часа усилий пятеро братишек Конана сумели-таки впихнуть их все в фургон, неоднократно помянув при этом мою мать, мать моей матери и всю женскую половину моей семьи, начиная с сотворения мира. Я приписал такую несдержанность речи надвигавшейся грозе и воздержался от комментариев, чтобы не нервировать их еще больше.

Незадолго до обеда мы прибыли по адресу, указанному в доставочной квитанции. Мои новые друзья поставили фургон перед домом клиента, выволокли ящики под изумленными взглядами охраны и забрались в свою машину прежде, чем я успел их остановить.

Объяснить охранникам, почему в вестибюле здания находится разобранный на части идол весом в полторы тонны, оказалось примерно так же легко, как совершить тройное сальто без страховки. Я уговаривал их минут пятнадцать, прежде чем они наконец согласились сообщить хозяину о моем приезде.

Через несколько мгновений раскрылись двери лифта, и ко мне устремился мой клиент. По дороге он обругал охранников и пригрозил, что отправит их пасти коз у черта на рогах, если они позволят себе что-то подобное еще с кем-то из приглашенных им людей.

Я воспользовался этой паузой, чтобы прочесть имя на визитной карточке, которую он оставил мне при предыдущей встрече.

— Прошу вас простить невоспитанность моей охраны, господин Кантор. Единственное, что их оправдывает, — мы не ждали вас так рано. Вы приехали на два часа раньше, чем предполагалось, что свидетельствует о великом мастерстве — ведь вы представляете себе, что творится с движением в нашем добром старом городе. Как долетели?

— Очень хорошо, спасибо. Я счастлив вновь увидеться с вами, господин Д\'Изола. Все здесь, — сказал я, указывая на ящики с частями идола. — Вы хотели бы, чтобы я их куда-то передвинул?

Конечно, мой вопрос носил чисто формальный характер. Даже если бы я год накачивался стероидами, и то не смог бы приподнять самый легкий из ящиков. К моему великому облегчению, Томмазо Д\'Изола обнял меня за плечи и повел к лифту.

— Ящикам здесь самое место. Позже мои люди займутся ими. Пойдемте ко мне в кабинет. Я хотел бы кое-что показать вам. Выскажите свое мнение, вы же знаток. Надеюсь, вы можете уделить мне немного времени?

— Конечно. Мне не терпится увидеть вашу коллекцию, — соврал я.

— Отлично. Входите, Алекс. Вы мне позволите называть вас по имени, не правда ли?

Не дожидаясь моего ответа, он нажал кнопку последнего этажа. Лифт медленно вознесся на самый верх здания.

— Я держу самые красивые вещи у себя в кабинете. Там они в большей безопасности, чем в других помещениях. Мой особняк, как и любое историческое здание, вот-вот окажется открыт всем ветрам.

Двери лифта раздвинулись. Д\'Изола указал мне на комнату, находящуюся в конце коридора:

— Вот сюда, прошу вас. Весь персонал обедает. Нам никто не помешает. Заходите же!

Я вошел в его кабинет и застыл на пороге. Прямо передо мной висела картина Ротко, о которой говорила Лола, композиция, достойная украшать собой музей «Метрополитен». В сочетании с двумя картинами Шагала на библейские темы, висевшими на боковой стене, она образовывала ансамбль, за который хранители многих всемирно известных музеев отдали бы годовой бюджет на приобретение. Кроме того, на стене напротив висели Пикассо голубого периода, великолепный женский портрет работы Балтуса и несколько работ импрессионистов на бумаге.

Находившиеся тут же скульптуры также свидетельствовали об отменном вкусе и неограниченных финансовых возможностях. На одном постаменте с неизменным Роденом, без которого не обходится ни одна престижная коллекция, стояла превосходная гипсовая работа Камиллы Клодель. Из противоположного угла на нее смотрела бронзовая скульптура Жермен Ришье, доказывая, что пристрастия Томмазо Д\'Изолы не ограничиваются каким-то одним жанром.

— Ну, что скажете, Алекс?

Я почувствовал, как по моему затылку пробежал холодок — первый симптом запущенного синдрома Стендаля.[3 - Синдром Стендаля — шизофреническая болезнь острого восприятия произведений искусства. (Прим. перев.).]

— Я никогда не видел столько шедевров в одной частной коллекции. И у вас есть еще что-то в этом роде?

Томмазо Д\'Изола кивнул:

— Здесь хранятся лишь те, смотреть на которые мне никогда не наскучит. Остальные находятся в сейфах в подвале. Должен признаться, я горжусь своей маленькой коллекцией. Я потратил на нее много сил. И денег, разумеется.

Д\'Изола расположился перед Ротко и пригласил меня сесть напротив него.

— Поговорим серьезно, Алекс. Вы подумали над моим предложением по поводу той картины? Я готов купить ее у вас за сто тысяч евро.

— А я могу лишь повторить свой отказ, — ответил я. — Я не расстаюсь с этой картиной со дня смерти моей матери. Она слишком много значит для меня. Я не намерен расставаться с ней.

— Поверьте, мне очень жаль. Если вдруг когда-нибудь передумаете, не стесняйтесь, позвоните мне.

Я молча кивнул. От его настойчивости мне становилось не по себе. Со вчерашнего дня я знал, что автопортрет Орацио Борджанни не стоил таких денег. За эту сумму Д\'Изола мог купить едва ли не все его наследие.

Чтобы скрыть замешательство, я встал и подошел к гипсовой скульптуре Клодель. Издали я не рассмотрел ее, но теперь увидел, что она изображала старуху, разрезающую нить. Я не устоял перед искушением и дотронулся до нее кончиками пальцев.

— Интересно, правда? — заговорил Д\'Изола. — Эта тема вовсе не характерна для творчества Клодель. Это одна из трех Парок, перерезающая нить жизни. Она вылепила это за несколько дней до расставания с Роденом. Своего рода предчувствие, несомненно.

Услышав упоминание о Парках, я вздрогнул.

— Парки — это центральный элемент на гербе моей семьи, — продолжал Д\'Изола. — Подобно им, мы, банкиры, держим в руках жизни нам подобных. Символика, конечно, грубоватая.

Сигнал тревоги в моем мозгу звенел все сильнее. В этот момент я понял, почему Д\'Изола так стремился купить у меня автопортрет Орацио Борджанни.

Кто, как не банкир, ищущий клиентов среди самых богатых семей Рима, мог располагать самой лучшей картотекой потенциальных покупателей ворованных картин? Томмазо Д\'Изола — вот недостающее звено цепочки!

Наставленный на меня револьвер лишь подтвердил мою догадку.

— Не пытайтесь выкинуть что-то смешное, Алекс. На прошлой неделе я наблюдал за вашими подвигами в схватке с Марио Монти. Без вашей помощницы вы были бы уже мертвы. Вы не способны обороняться даже против чахоточной монашенки. И не пытайтесь кричать. В ожидании вашего посещения я распустил всех слуг по домам.

Хотя мне ужасно хотелось броситься на него, я осознавал, как ограничены мои силы в ближнем бою. Кроме того, зная, что пуля всегда опередит кулак, я предпочел замереть на месте.

— Но ведь вы не убьете меня здесь? — осведомился я, пытаясь справиться с дрожью в голосе.

— Да, мне будет сложно объяснить секретарше, откуда взялось пятно крови на ковре. Поэтому я предпочел бы обойтись без стрельбы. Я просто хочу поговорить с вами.

— Но для этого не нужно оружия. Я вполне доступен. Мы могли бы поговорить даже по телефону.

— Алекс... Можете вы перестать шутить хоть на минутку? К сожалению, нехватка времени не позволяет мне насладиться беседой с вами. Мне нужна эта картина. И как можно скорее. Я не хочу умирать, и вы тоже не хотите. Поэтому вот что мы с вами сделаем: вы забираете картину и спокойно ждете у себя в номере, когда я снова свяжусь с вами. И не вздумайте посвящать во все это милейшего Тененти. Мне не хотелось бы, чтобы он путался у нас под ногами, когда произойдет обмен.

— Какой обмен? У вас нет ничего, что могло бы заинтересовать меня.

— Я бы на вашем месте не был так в этом уверен. Вы ведь знакомы с капитаном Новак? Так вот, она уже три дня находится в Риме. Вчера она даже явилась ко мне без приглашения. Одним словом, я ей немного помог.

— И что же?

— Вы любите крыс, Алекс? Вряд ли... И она не любит. А там, где я ее запер, полно крыс. И в стенах, и под полом. Десятки голодных крыс. Она всю ночь пыталась не дать им полакомиться своим нежным телом. Но она не может вечно бодрствовать. И в тот момент, когда ее сморит сон, кто-нибудь из моих подопечных вцепится ей в ушко. Если повезет, она сможет бороться со сном до сегодняшнего вечера.

— Плевать мне на эту легавую. Она подозревает меня в убийстве Наталии. Пусть ее сожрут ваши чертовы крысы.

На самом деле Сара Новак вовсе не оставляла меня безразличным, особенно когда надевала обтягивающие кожаные брюки.

— Ну, сколько же красивых девушек из вашего окружения мне придется убить, чтобы склонить вас к сотрудничеству? — спросил Д\'Изола. — Я убил Наталию, если понадобится, я убью Сару Новак, а потом настанет через вашей прелестной помощницы. Я хочу эту картину, Алекс. Я не остановлюсь ни перед чем. Не лучше ли положить конец этому мучительному пути?

В этот момент я вспомнил, что учился в немыслимо дорогой коммерческой школе. Среди того, чему меня научили, числились переговоры, в том числе такой их вариант, как «детальное обсуждение вопроса с полными ублюдками». Сейчас, когда один из них сидел передо мной, настало время воспользоваться этим и применить знания на практике.

Я постарался изобразить полное безразличие.

— На эту дуреху из полиции мне начхать. Предложите мне что-то другое.

— Чего вы хотите?

— Мне нужны сведения об отце. И доказательства моей невиновности в убийстве Наталии.

Д\'Изола расхохотался. На минуту я решил, что сейчас он выстрелит в меня, чтобы проверить, правда ли, что воздушные шарики сдуваются, когда их протыкаешь.

— Неужели я предоставлю вам доказательства собственной вины? Вы что, дурак?

— Но вы же не один были в ее квартире в ту ночь. Наталия ни за что не открыла бы вам дверь. Кто вас провел туда?

— Фарг, адвокат Кемпа. Из него вышел бы отличный виновник, но мне пришлось убрать и его.

— Тем лучше. Он не станет защищаться. А если вы пришьете инспекторшу, никто не станет приставать к вам со всей этой историей. Помогите мне отмыться, дайте доказательства вины Фарга, а я отдам вам картину.

— И вы спокойно позволите мне убить Сару Новак?

Я кивнул, глядя ему прямо в глаза. Сейчас нельзя было отступать. Я думал о Такеси Китано. Я даже улыбнулся, как он, правым уголком рта. Я стал настоящим мерзавцем. Я мог победить сукина сына банкира на его собственном поле.

— Я же вам сказал. Мне плевать. С ее смертью у меня все наладится. Но мне надо стребовать с нее один должок. Из-за нее я провел скверную ночь. Хочу увидеть ее прежде, чем вы с ней разберетесь. Ведь ваши крысы все равно съедят ее, даже если у нее будет сломана пара костей?

Я подошел к краю пропасти. Дальше хода не было. В глубине души я не мог поверить, что Д\'Изола пойдет за мной так далеко.

Однако он охотно сделал это. Глупость человеческая поистине безгранична. Иной раз пожалеешь, что не стал жуликом.

— Ладно, — согласился он. — Я ее вам доставлю. И также скажу, где находится ваш отец.

— Отлично. В котором часу?

— Ближе к полуночи. Место встречи уточню по телефону.

— Отлично... Видите: немного доброй воли — и все уладилось.

Не давая хозяину возможности отреагировать, я вышел из комнаты и направился прямо к лифту. Дух Китано покинул меня, лишь когда я оказался на улице. Я надеялся, что он не убежит куда-то далеко. Ведь он понадобится мне, когда настанет время свести счеты с этой сволочью банкиром.




50


— Наконец-то ты решил вести себя как доминантный самец! Ничего не меняй... Когда ты такой, ты меня жутко возбуждаешь!

Никогда еще голос Лолы не вибрировал так страстно. Итак, она оценила мою новую сущность.

Эту новость нельзя было назвать особенно радостной. Если даже она начинает уважать меня, то куда же катится мир?

— Я не уверен, что Д\'Изола поддался на мой обман, — признался я, поборов желание быть причисленным к лику святых при жизни. — Не исключено, что он собирается гнусно обмануть меня, например, перестрелять всех подряд.

— Не беспокойся, лапочка. Я уверена, что ты справишься с этой швалью.

Мне предстояло совершить следующий из двенадцати подвигов Геракла: успокоить Лолу, иначе к моему приезду она станет совсем невыносимой. Мне вовсе не улыбалось уцелеть после скверного приема со стороны Томмазо Д\'Изолы, чтобы после этого умереть от сексуальных излишеств в объятиях моей помощницы.

— А где ты собираешься добыть пушку? — спросила Лола.

— Ты о чем?

— Об оружии. Не пойдешь же ты к этому типу с голыми руками? Напоминаю, он уже убил трех человек. Алекс, он ненормальный. Тебе нужна пушка. И побольше. Как жалко, что легавые не вернули нам «магнум». И кроме того, ты не можешь отправиться на эту встречу, не составив плана действий. Что ты собираешься там делать?

Об этом я еще не думал, но признаться в этом Лоле было совершенно немыслимо. В случае дурного поворота событий мне хотелось бы остаться в ее памяти супергероем, уверенным в своих силах.

— Все предусмотрено, — сказал я небрежно. — Я больше не могу разговаривать. Я немного спешу. Завтра все расскажу.

Если еще буду жив.

— Обещаешь?

— Клянусь.

— До завтра, красавчик.

— Привет.

Я повесил трубку, несколько разочарованный разговором с Лолой. Моя помощница обладала врожденным даром разрушать мою психологическую защиту. Может быть, у нее были самые лучшие намерения, но ей хватало двух фраз, чтобы моя внешняя уверенность рассыпалась в пух и прах.

Лола была не так уж неправа. Отправиться к Томмазо Д\'Изоле без оружия и без плана действий мог только самоубийца. Лучше уж сразу свести счеты с жизнью с помощью хорошей порции водки с фантой.

Мало того, что в пять лет я лишился матери, что в тридцать лет меня бросила самая красивая женщина в мире и меня же обвинили в ее убийстве, так теперь я пер напролом в логово убийцы-рецидивиста. Либо какому-то злому демону был неприятен сам факт моего рождения, либо я обладал немыслимыми способностями уродовать собственную жизнь.

Несмотря на обещание не впутывать в эту историю Тененти, ближе к вечеру я позвонил ему и сообщил о своей неминуемой гибели. Когда я пересказал ему свой разговор с банкиром, он расстроился.

— Алекс, тебя ни на минуту нельзя оставить одного — ты сразу же сделаешь какую-нибудь глупость...

Валяй, Серджо, выпори меня хорошенько. Ты знаешь, я это обожаю.

— Я не знал, что это он — убийца. Я понял это слишком поздно.

— Надо было выиграть время. И ни в коем случае не обещать встретиться с ним сегодня вечером.

— Легко сказать, если он приставил мне пистолет ко лбу. Мне пришлось импровизировать. В подобных обстоятельствах мои мозговые клетки работают довольно медленно. Хотел бы я увидеть тебя на моем месте.

Вслед за бьющим через край энтузиазмом Лолы замечания Тененти уничтожили последние крохи моей уверенности. Я был на грани нервного срыва, а он не мог придумать ничего лучшего, как снова и снова указывать мне на мои ошибки. Нет, меня действительно окружала команда тонких психологов...

В конце концов Тененти понял, что не стоит лишать меня последних рубежей обороны.

— Ну, ладно, хорошо... Главная проблема в том, что мы не знаем, где именно Д\'Изола собирается произвести обмен. Если бы мы это знали, то, по крайней мере, могли бы приготовить ему небольшой сюрприз. Каким образом ты собираешься освобождать заложницу?

— Я думал, ты мне что-нибудь подскажешь. Мой опыт в подобных делах ограничивается голливудскими блокбастерами. Рано или поздно негодяи совершают какую-то идиотскую ошибку. Однако, поскольку сейчас на карту поставлена моя жизнь, я предпочел бы не рассчитывать на такую вероятность. Лучше иметь запасной вариант на тот случай, если Д\'Изола окажется не полным кретином. Кстати, ты не мог бы одолжить мне какое-нибудь оружие?

— Алекс... — вздохнул Тененти. — Я фотограф, а не наемник. Не собираешься же ты швырнуть ему в лицо один из моих аппаратов «лейка»?

— Так что же делать?

— Дай мне время, чтобы кое-что отладить. Не выходи из номера, я сейчас приеду. И главное — ничего не пей.

Тененти приехал в отель, когда уже темнело, а я чувствовал, что готов опустошить мини-бар. По зрелом размышлении мы пришли к выводу, что, если у Д\'Изолы имелось преимущество в месте и во времени, мы превосходили его численностью. Это было уже что-то.

В любом случае, если мы хотели передать его в руки правосудия, его надо было взять живым. Мертвый Д\'Изола гроша ломаного не стоил. Без его свидетельства никто и никогда не смог бы осудить Марини за убийство моей матери.

Д\'Изола позвонил чуть позже одиннадцати. Он назначил мне встречу в подвале некой частной клиники — он был одним из ее совладельцев. Он еще раз напомнил мне, что с моей стороны будет крайне неразумным посвящать в это дело полицию. Я подтвердил ему, что намерен прийти один и принести картину.

— Ну и какая у нас программа? — спросил я Тененти.

— А у нас есть выбор? Идем туда, пытаемся выяснить, где твой отец, меняем девушку на картину и стараемся уйти живыми из этой клиники.

— А доказательства вины Марини? Если мы отдадим ему картину, у нас уже ничего не останется. Все будет закончено. Эти гады выйдут сухими из воды.

— Пока что на это наплевать. Прежде всего, надо спасать Луиджи и твою приятельницу. А когда мы их найдем и если нам удастся уйти всем вместе, вот тогда спокойно подумаем над остальным. Наверняка есть какой-то способ доказать, что Марини и Д\'Изола замешаны в этом деле.

Имея большой опыт вранья относительно экспонатов, выставленных в моей галерее, я безошибочно понимал, когда мои собеседники сами не верили в то, что говорили. Однако в данном случае я не знал, в чем именно не уверен Тененти: в том, что нам удастся прижать их, не имея картины, или в том, что у нас есть шансы уйти живыми из этой клиники.

Я предпочел больше не думать на эту тему. Я взял куртку, бросил последний взгляд на комнату, чтобы убедиться, что нигде в ней не валяется забытый кем-то автомат или гранатомет, а потом вышел навстречу своей судьбе.

Клиника, в которой нас ждал Д\'Изола, находилась в жилом районе на окраине Рима. Чтобы гарантировать неожиданность, за два поворота до места Тененти усадил меня за руль, а сам пошел пешком. Я запарковался на частной стоянке у клиники и вышел из машины. К груди я прижимал автопортрет Орацио Борджанни, аккуратно свернутый и упакованный в картонный цилиндр, как талисман.

Томмазо Д\'Изола дал мне простые и четкие указания: открыть входную дверь, воспользовавшись определенным кодом, и спуститься в подвал, в одну из операционных. Там я отдам ему картину, а он выдаст мне Сару Новак на то время, которое мне потребуется для осуществления небольшой мести.

Я оставил входную дверь открытой, чтобы Тененти мог беспрепятственно последовать за мной. Внутри горел свет, так что мне не составило труда найти лестницу в подвал.

Спустившись, я услышал голос банкира, доносившийся из самого дальнего конца коридора:

— Алекс, идите все время прямо. В дальнюю комнату.

Я медленно шел к нему. Д\'Изола ждал меня, сидя на табурете, скрестив руки на груди. Револьвера я не видел, но, заметив, как вздувался его карман, решил, что с моей стороны будет неосмотрительно обнаруживать свои намерения. Хотя я знал, что Тененти следует за мной в нескольких шагах и готов вмешаться в любой момент, мне было очень не по себе.

Сара Новак лежала на полу в глубине комнаты. Ее руки были прикованы к радиатору отопления, вделанному в стену, рот заклеен широкой полосой скотча. Было видно, что она совсем обессилела.

Судя по тому, какой ужас отразился на ее лице при моем появлении, стало совершенно понятно, что ее подозрения превратились в уверенность. Она считала, что я повинен в смерти Наталии, а Д\'Изола — мой сообщник.

Я не сделал ничего, чтобы приободрить ее. Я хотел отомстить ей за ту кошмарную ночь, которую она устроила мне после смерти Монти в галерее.

— Ну что, Алекс, узнаете капитана Новак?

— Конечно. Счастлив вновь увидеть вас, Сара. Надо сказать, вы выглядите менее грозно, чем при нашей последней встрече...

Сара Новак попыталась что-то ответить мне, несмотря на кляп. Мне показалось, что я расслышал что-то вроде «сукина сына». Мое влечение к ней лишь усилилось.

— Вы ведете себя неблагоразумно, оскорбляя психопата, Сара. Никто не может предугадать его реакцию. Я могу в любой момент слететь с катушек. Вы говорили мне об этом при нашей первой встрече, когда сообщили о смерти Наталии. Мы с вами немного позабавимся, а потом вы снова вернетесь в общество милых грызунов нашего хозяина. Что скажете по поводу такой программы, господин Д\'Изола?

— Восхитительно. Камера у меня наготове. Я не упущу ни одного вопля капитана Новак. А вы не забыли картину?

Я показал ему картонный тубус:

— Я отдам ее вам, когда вы скажете мне, где содержится мой отец. Картина в обмен на информацию. Мы так договорились.

Д\'Изола встал с табурета, сделал несколько шагов ко мне и встал, глядя мне прямо в лицо.

— Неужели вы поверили, что ваша комедия сработает? Алекс, на настоящего злодея вы не тянете. Вы никогда не позволите мне убить эту женщину. Она по-прежнему остается вашим лучшим козырем, чтобы оправдаться.

В этот момент Сара Новак поняла, что я на ее стороне. В ее взгляде я увидел признаки волнения. Я был ее спасительной соломинкой, и она прекрасно осознавала это.

Она изо всех сил потянула наручники, но не сдвинула радиатор ни на миллиметр.

Д\'Изола рассеянно посмотрел на нее:

— Приберегите силы для крыс, капитан Новак. Вам они скоро понадобятся. Что до вас, милый Алекс, вы отдадите мне картину.

На этот приказ я не отреагировал. Томмазо Д\'Изола вялым жестом достал револьвер.

— В этой комнате нет ковра, Алекс. С кафеля кровь смывается очень хорошо. Соответственно, я могу всадить пулю вам в сердце, и это никого не напугает. Поверьте, если вы немедленно не отдадите мне картину, я так и сделаю.

В ожидании вмешательства Тененти я не шелохнулся. Из коридора послышались шаги, и я повернулся. Тененти действительно шел ко мне, но он был не один. Другой человек шел за ним, приставив пистолет к его затылку.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы узнать этого человека, которого я видел накануне по телевизору, — и все потому, что он был одет в обычный костюм.

Кардинал Марини толкнул Тененти ко мне и встал рядом с банкиром. Ангельское выражение на его лице сменилось высокомерной улыбкой. Стоявший передо мной человек был не кандидатом на папский престол, а заказчиком убийства моей матери.

В этих обстоятельствах я затруднялся найти в нем хоть какое-то обаяние. В любом случае ясно было одно: учитывая, как умело он манипулировал толпами, передо мной стоял чемпион мира по лицемерию во всех весовых категориях. Не найди он свое призвание в религии, из него вышел бы отличный актер.

— Я пришел вовремя, не так ли? — осведомился он по-итальянски. — Я увидел какого-то бродягу, слонявшегося вокруг клиники, и пригласил его на праздник.

— Прости, Алекс... — вздохнул Тененти.

— Ничего. Следовало ожидать, что этот гад придет не один. Вот он и появился в сопровождении начальничка собственной персоной... Какая честь для нас, кардинал. Обычно вы поручаете грязную работу наемным убийцам.

— А на сей раз я решил лично убедиться в том, что вас уничтожат. Это большая самонадеянность с вашей стороны — думать, что нас можно так легко поймать в ловушку. Да посмотрите вы на себя! Дряхлый левак и безрассудный сирота! Команда, заведомо обреченная проиграть! Особенно вы, Алекс. В этом вы очень похожи на своих родителей. Они погибли из-за собственной глупости, а ваша глупость позволит вам очень скоро присоединиться к ним.

— Что это значит? Что вы сделали с моим отцом?

— Добиться его экстрадиции было проще простого. Только так мы могли вынудить вас прибыть сюда, причем с картиной. Несмотря ни на что, он был еще слишком опасен, чтобы мы оставили его в живых. Ну, вот мы и решили ускорить его кончину на несколько недель. Он испустил дух еще до того, как самолет приземлился в Риме. Трагическое, но необходимое событие. Когда все уляжется, власти опубликуют сообщение о смерти, составленное по всей форме. Покажите ему, Д\'Изола.

Банкир достал из внутреннего кармана пиджака снимок и показал мне. Обнаженное тело моего отца лежало на каталке в морге.

Я швырнул фотографию на пол и, не раздумывая, бросился на Марини.

— Сволочь! — заорал я, занося руку для бокового удара.

Священник наставил револьвер мне в грудь. Мой кулак так и замер в воздухе.

— Еще один шаг, Алекс, прошу вас. Еще один шаг, и я, наконец, смогу убить вас. Я так давно мечтаю покончить с семейкой Канторов. Ваш гнусный род угаснет вместе с вами. Но прежде чем сделать это, я хочу убедиться, что вы принесли нужную картину. Проверьте, — приказал он банкиру.

Томмазо Д\'Изола вырвал у меня из рук тубус и развернул полотно на столе.

— То, что надо, — подтвердил он.

— Отлично. Подержите-ка их на мушке, будьте так любезны.

Марини убрал пистолет в карман и подошел к автопортрету Орацио Борджанни. Несколько секунд он смотрел на него, потом вынул из кармана маленькую бутылочку и вылил ее содержимое на картину. Над полотном поднялась тонкая струйка дыма: кислота уничтожала, слой за слоем, лак и краски.

Затем кардинал Марини поднял голову и посмотрел на нас.

— Ну что, игра закончена? Я еще не понял, каким образом эта картина попала к вашей матери, но это не имеет ни малейшего значения. Через несколько месяцев я стану Папой. Отныне ничто не препятствует моему избранию. И ничто больше не препятствует тому, чтобы вы оставили этот мир. Где вы намерены исполнить приговор, друг мой?

Д\'Изола дулом револьвера указал в сторону коридора.

— Там есть одно подходящее местечко. Я как раз распорядился, чтобы на этой неделе переложили полы. Яма вырыта, осталось только залить цементом. У меня есть все необходимое.

— Отлично. Идите вперед, я буду замыкать шествие. Алекс, будьте так любезны, освободите капитана Новак. Я обещал ее Д\'Изоле, но она пригодится нам, чтобы засыпать могилу. Я с удовольствием нажму на курок, но орудовать лопатой — на это я не способен.

Марини бросил мне ключи от наручников. Я освободил Сару Новак и помог ей встать. Она яростным жестом содрала с губ полосу скотча.

— Простите, что втянул вас во все это... — прошептал я.

Она покачала головой.

— Этот подонок снимал, как умирала Наталия! — воскликнула она, указывая на Томмазо Д\'Изолу, выходившего из комнаты. — Я видела, что он с ней сделал. Они не могут так просто отделаться.

— Нас может спасти лишь чудо.

— Нас могла бы спасти пушка.

И, как бы опровергая ее слова, банкир, словно привидение, медленно воспарил к потолку. Его ноги в английских, сшитых на заказ туфлях бесшумно молотили по воздуху.

Огромная рука легла ему на шею и стала наклонять ее вбок, пока шейные позвонки не переломились с сухим хрустом, а потом безжизненное тело Томмазо Д\'Изолы упало на кафельный пол.

Перед нами появилась зверская рожа, которую я узнал бы среди тысяч. Я не понимал, откуда тут мог взяться Бронко.

— Пригнись! — заорал он.

Мы одновременно бросились на пол. Последовала перестрелка, показавшаяся мне бесконечной. Осколки кафеля летели во все стороны. Комнату окутало густое и удушливое облако гипсовой пыли. Наверное, если когда-то действительно настанет конец света, он будет выглядеть именно так.

Когда в комнате, наконец, снова стало тихо, над нашими головами раздался насмешливый голос Дориана Гуччи:

— Я же вам говорил, как мне не хватает боев по всем правилам! Не валяйтесь тут как свиньи. Все кончилось. Поднимайтесь.

Я встал и осторожно осмотрелся. В нескольких сантиметрах от меня поднимались на ноги Сара Новак и Тененти. К моему великому удивлению, никто из нас не пострадал. Нас покрывали куски гипса, но ран не было.

— Черт побери... — пробормотала Сара Новак.

— Вы в порядке? — спросил я.

Она кивнула и выпрямилась. Бронко, стоявший перед нами, держался за плечо. Пуля большого калибра прошла навылет. Алая кровь растекалась по груди его кожаной куртки. Бритоголовый, корчась от боли, сполз на пол.

В глубине души я подумал, что это не так уж и плохо. Теперь дважды подумает, прежде чем векидывать руку в нацистском приветствии. Но тем не менее я присел перед ним на корточки. В конце концов, он спас мне жизнь. В день Страшного суда будет что положить на другую чашу весов.

— Все нормально, Терминатор?

— О себе подумай, трепло...

Фраза завершилась стоном.

— Но ты же не собираешься падать в обморок?

Этот вопрос свидетельствовал о некоторой мелочности с моей стороны, но ведь пару дней назад этот кретин меня чуть было не придушил. Мне было трудно испытывать к нему хоть малейшую жалость, особенно когда я увидел, что на его бритом черепе вытатуирована свастика.

— Вали отсюда... — пробормотал он, сжав зубы.

Даже раненный, Бронко был в состоянии поддерживать беседу на высочайшем интеллектуальном уровне. Значит, его случай был небезнадежен.

У наших ног валялся труп Томмазо Д\'Изолы. Однако трупа кардинала я не увидел.

— Где Марини? — спросил я Дориана.

Он указал на дверь в другом конце операционной.

— Я не знал, что там есть еще один выход. Сукин сын смылся.

В ночи послышался рев мотора.

— Догоним его! — предложил я.

Дориан покачал головой:

— Бесполезно. Мы еще не успеем выйти из клиники, а он уже будет в Ватикане.

Я по-прежнему не мог понять, откуда тут взялся фашиствующий денди со своей татуированной обезьяной.

— Как вы тут оказались? — спросил я его. — Я думал, это не ваша борьба.

— Сегодня днем Серджо попросил меня о помощи. Его доводы меня убедили.

— Долго же ты решался, Дориан, — упрекнул его Тененти. — Мог бы вмешаться и пораньше.

К концу его голос смягчился.

— Но все-таки спасибо тебе.

— Эти ублюдки меня поимели, — ответил Дориан. — Они использовали меня для своих грязных делишек, а потом обошлись со мной как с собакой. Я должен был посчитаться за это.

Тыльной стороной кисти Дориан отряхнул пыль со своего сюртука, потом снял цилиндр и сбросил с его полей куски гипса.

Судя по всему, меня одного волновало исчезновение инициатора всей этой истории.

— Так что мы будем делать с Марини? Теперь, когда он уничтожил картину, у нас не осталось никаких доказательств против него.

— Надо смириться, — ответил Тененти. — Все битвы не выиграешь. Там, где он сейчас находится, людское правосудие бессильно...

При мысли о том, что Марини недосягаем, меня просто мутило. И я совершенно не понимал, почему и Тененти, и Дориан выглядят такими безмятежными.




51


Только закрыв за собой дверь кабинета, кардинал Марини разжал пальцы, стиснувшие рукоятку револьвера. Он убрал оружие в ящик, схватил телефонную трубку и велел мажордому подать кофе. Потом удобно устроился в своем кресле и, наконец, расслабился.

Никогда в жизни он еще не испытывал такого ужаса, но, кажется, все обошлось. Картина испарилась. Алекс Кантор и его жалкие дружки никогда ничего не докажут.

Несколькими этажами выше, в своей спальне, агонизировал Папа. Марини сумел найти нужные доводы и убедил врачей не принимать никаких решений, не посоветовавшись предварительно с ним. И теперь они ждали только его распоряжения, чтобы отключить аппараты, поддерживавшие жизнь понтифика.

Теперь, наконец, он мог спокойно думать о будущем.

Когда в журналах появилась фотография Наталии Велит на фоне картины, к некоторым из его противников внезапно вернулась память. В «свинцовые годы» все они занимали высокие должности. Они были прекрасно осведомлены о методах секретаря Администрации по делам наследия Святого Престола и его заместителя.

Они уже избавились от Лантаны, отправили его гнить заживо в отрезанном от мира монастыре. Лишь одно препятствие могло помешать осуществлению их честолюбивых планов — Марини. Эта картина представляла собой чудесный подарок для его врагов. С ней были связаны их последние надежды помешать его избранию на престол Святого Петра.

Узнав об их грязных манипуляциях, Марини словно прозрел. А он-то думал, что четверть века назад похоронил эту злосчастную историю.

Он быстро понял, что появившаяся ниоткуда картина серьезно угрожает его избранию, и отреагировал молниеносно. Ему хватило нескольких часов, чтобы разработать наступательную стратегию и отправить Монти в Париж. На следующий день он направил ему подкрепление в лице Томмазо Д\'Изолы.

Но и его противники не теряли времени даром. Они навели на его след этого журналиста и предоставили ему достаточную информацию, чтобы добраться до «Банко Романо». Человек, умеющий читать, должен был догадаться, что следы ведут прямо в кабинет кардинала Марини.

Впрочем, Д\'Изола оказался человеком невероятно деятельным. Он самым тщательным образом вычистил все за собой. Вернувшись в Рим, он клялся, что уничтожил все следы. Он ошибся и дорого заплатил за эту ошибку. Но его смерть следовало отнести к разряду приятных новостей. Этот идиот банкир был уж слишком уверен в себе.

В дверь кабинета постучали, вошел мажордом. Поставив на стол чашечку, он удалился, не произнеся ни слова.

Марини одним глотком выпил кофе. Густая жидкость пролилась в горло, и его перестало трясти от избытка адреналина.

Он ни на секунду не представлял себе, что ошибка, совершенная в прошлом, о котором уже никто не хотел вспоминать, заставит его отказаться от понтификата. Самое смешное, что в то время он вовсе не разделял опасений Лантаны. Он не понимал, какую опасность для Церкви может представлять подъем марксистского движения. Или, во всяком случае, он не понимал, почему надо бороться с ними силовыми методами, когда можно так легко купить молчание прессы.

Марини знал, что такое средства массовой информации. Ему было прекрасно известно, что ни одна идея, пусть даже исходящая от Церкви, не может распространяться без газет, без радио и телевидения. Его царствование станет торжеством изображения и распространения веры. Слово божье будет передаваться по радийным и спутниковым каналам, по кабелю, через Интернет, и дойдет до любого места, куда ему позволят проникнуть современные средства коммуникации.

Впервые в истории апостольская Римско-католическая церковь сможет претендовать на всемирное господство.

Кардинал Марини понял, что никогда не станет Папой, когда все нервные окончания его тела пронзила невыносимая боль. Яд молниеносно распространился по венам, и сердце почти сразу же остановилось.

Священник умер, проклиная своих противников и собственную глупость. Он совершил непростительную ошибку, когда решил, что будет в безопасности у себя в кабинете. Он забыл, что Ватикан очень далек от мира людей и игра здесь ведется по совершенно иным правилам.

Последнее, что он увидел, была стоявшая на столе чашка. На дне ее еще оставалось несколько капель кофе.

Черного-пречерного.

Как смерть.


Рим, 15 мая 1978 года

Взрыв бросает Франческу в сердце ада.

Автобус взлетает над землей, потом падает с оглушительным грохотом искореженного металла. Тысячи осколков стекла, подобно острым стрелам, сыплются на пассажиров.

Франческа не сразу чувствует боль. Сильнейший удар переламывает ее правую руку пополам. От второго удара, прямо в солнечное сплетение, из ее груди мгновенно выходит весь воздух. Рефлекторно она раскрывает рот, но ей удается сделать лишь несколько булькающих вдохов. Она не может пошевелиться, она падает.

Вокруг нее раздаются крики — их совсем мало, ведь почти все ее соседи мертвы или лежат без сознания. Вывернутый наизнанку автобус выглядит настолько нереально, что она, помимо собственной воли, смотрит на него как-то отстраненно. Оторванные конечности, перемешанные с обломками, образуют единое целое с изуродованным железом, это напоминает странную скульптуру, окрашенную кровью. Если бы не эта непрекращающаяся боль в руке и в животе, она могла бы подумать, что видит все это в кино, в одном из фильмов-катастроф для подростков, любителей острых ощущений.

И только металлический поручень, вонзившийся ей в грудь, свидетельствует о том, что она находится в эпицентре взрыва. Стальной кол, торчащий из пола автобуса, прошил ее насквозь. Из раны вытекает густая темная жидкость. Очень скоро такая же жидкость начинает сочиться из уголков ее рта. На губах вскипают последние пузырьки воздуха.

И непосредственно перед тем, как уйти во мрак, Франческа понимает, сколько бед принесло ее легкомыслие. Рядом с ней лежит молодой человек со смеющимися глазами, взрывом ему оторвало ноги. На его лице читаются удивление и непонимание. Тем не менее он выглядит спящим, как тот солдат из старого французского стихотворения, которое она читала в детстве.

Франческе хотелось бы вернуться на несколько дней назад, в то время, когда зима еще не кончилась, а у всех этих людей еще было будущее.

Но исправлять ошибку уже поздно.



notes


Примечания





1


Арте повера (ит. arte povera — бедное искусство) — направление, официально оформившееся в итальянском искусстве (в Турине) в конце 60-х — начале 70-х гг. и получившее достаточно широкое распространение в других странах Европы, хотя артефакты, аналогичные по духу арте повера, появлялись в европейском искусстве и ранее (например, работы немецкой художницы Евы Гессе или грека Власио Капиариса и др.). В основе его лежит создание объектов и инсталляций из простых предметов обыденной жизни, подобранных на свалках — мешков, веревок, поношенной одежды и обуви, элементарных предметов домашней утвари, земли, песка, угля, старых тряпок, кожи, резины и т. п. (Прим. перев.).




2


Французский еженедельник, пишущий о музыке разных стилей, преимущественно — о роке. (Прим. перев.).




3


Синдром Стендаля — шизофреническая болезнь острого восприятия произведений искусства. (Прим. перев.).